Препараты для лечения жкт и кишечника: Перечень лекарственных препаратов

Содержание

Возможности комплексного лечения заболеваний желудочно-кишечного тракта uMEDp

В статье приводятся данные о современных подходах к терапии заболеваний желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), даются рекомендации по тактике лечения, исследуется возможность применения различных патогенетических средств, имеющих несколько механизмов действия или сложный состав, обсуждаются вопросы выбора препарата для лечения заболеваний ЖКТ. 

Рассматривается возможность применения комбинированных растительных препаратов с доказанным механизмом действия, эффективностью и безопасностью при функциональных и психосоматических заболеваниях.

Таблица 1. Ухудшение различных аспектов качества жизни при изжоге

Таблица 2. Типы серотониновых рецепторов

Современные тенденции развития общества делают роль медицины все более значимой. Ускоряющийся ритм жизни создает дополнительные условия для роста распространенности функциональных заболеваний, в том числе функциональной диспепсии.

Изменение структуры и режима питания, повышение уровня потребления пищи быстрого приготовления, содержащей большое количество жиров и легких углеводов, увеличение стрессовой нагрузки на работе, обилие информации, изменение ритма сна и бодрствования – все это служит фоном для появления и прогрессирования различных нарушений. До момента соматизации расстройств и присоединения органных изменений врачи сталкиваются с функциональными нарушениями. Очень часто такие нарушения связаны с пищеварительной системой. Вместе с тем пациенты становятся все более требовательными: считают необходимым корректировать любые, даже минимальные симптомы, нередко не являющиеся признаком заболевания. Все более актуальным становится понятие «качество жизни».

Качество жизни и приверженность больных лечению 

Качество жизни является достаточно широким понятием, предполагающим не только наличие материальной обеспеченности или соответствующих определенному уровню условий жизни, но и напрямую зависящим от состояния здоровья и изменения самочувствия, влияния здоровья на коммуникации в социуме, психологический и социальный статус, от свободы выбора, действия стресса, избыточной озабоченности и обстоятельности.

Таким образом, качество жизни включает в себя факторы, связанные и не связанные со здоровьем. К связанным со здоровьем факторам, по определению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), относится физическое, психологическое и социальное благополучие.

Различные заболевания в разной степени снижают или ухудшают качество жизни пациентов. Весьма интересные результаты показало исследование H. Liker и соавт. (2005), включавшее более 130 тыс. пациентов. По итогам обследования было определено, что изжога, как один из симптомов гастро­эзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ), значимо снижает качество жизни в сфере рабочей деятельности на 43%, ухудшает сон на 64%, уменьшает удоволь­ствие от еды на 84%, ограничивает возможности занятия спортом на 33%, ухудшает контакт с детьми на 18%, нарушает сексуальную активность на 26% (табл. 1). Исследования, рассматривавшие изменение качества жизни при других симптомах со стороны ЖКТ, показывают сходные результаты. Особое ухудшение самочувствия вызывают нарушения дефекации (поносы, запоры), метеоризм, а также боли и дискомфорт в животе.

Снижение качества жизни при заболеваниях органов пищеварения сопоставимо с таковым при заболеваниях сердечно-сосудистой системы [1, 2].

Одной из особенностей современного пациента является желание качественного или количест­венного изменения показателей состояния его здоровья. Пациенты становятся все более требовательны в этих вопросах, при этом встречные требования со стороны лечащего врача соблюдаются ими не всегда правильно и не в полном объеме. Учитывая сложившиеся особенности взаимодействия врача и пациента, во всех случаях выявления нарушения пациентом врачебных рекомендаций необходимо (хотя бы в одностороннем порядке) отражать это в медицинской документации. Современные рекомендации и данные множества международных исследований учитывают степень приверженности пациентов лечению (комплаентность). Большое значение в формировании приверженности лечению имеют разъяснения лечащим врачом сущности и принципов действия препаратов; эти разъяснения также отчасти ответственны за получение эффекта плацебо [1, 3].

Основные принципы увеличения приверженности лечению при медикаментозной терапии заключаются в следующих ключевых постулатах:

  • Один препарат предпочтительнее нескольких препаратов.
  • Один прием предпочтительнее нескольких приемов.
  • Простая схема приема предпочтительнее.
  • Разделение таблеток нежелательно.
  • Готовая форма выпуска (таблетки, капсулы) предпочтительнее.

Эти принципы сформулированы в основном в клинических исследованиях, включавших пациентов с сохраненными когнитивными функциями и ориентированных на сотрудничество с лечащим врачом. Например, уменьшение количества препаратов способствует снижению риска эпизодов «забывания» о приеме лекарственного средства или ошибочного применения другого препарата; уменьшение кратности приема лекарственных средств позволяет избавиться от необходимости длительное время носить препараты с собой.

Терапия пациентов с сочетанной патологией

Следует помнить о пациентах, которые имеют сочетанную патологию, когнитивные нарушения, определенные черты личности, такие как обстоятельность, впечатлительность и другие. Поэтому в ряде ситуаций целесообразно назначение относительно сложной схемы лечения, сочетание нескольких препаратов с различным механизмом действия, режимом приема по истечении определенного количества дней или временного интервала после приема пищи. В ряде случаев подобные меры увеличивают приверженность лечению и повышают доверие к врачу. Например, назначение приема препаратов через определенное время после еды несколько раз в день способствует тому, что пациент акцентирует внимание на процессе лечения и, помня об этом постоянно, не забывает принять препарат согласно предписанию врача [1, 3, 4].

Учитывая стандарты лечения заболеваний, а также множество действующих на организм патогенных факторов, часто требуется многокомпонентная комплексная терапия заболеваний [2, 4]. Стандартизованный подход к решению такой проблемы наглядно иллюстрируется следующими примерами. Так, при лечении ишемической болезни сердца возникает необходимость одновременного приема нитратов, антиагрегантов, бета-блокаторов, ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента (АПФ), статинов и других препаратов.

При этом кардиологическое заболевание лишь в редких случаях бывает изолированным. Терапия метаболического синдрома должна включать коррекцию дислипидемии, артериальной гипертонии, нарушения толерантности к глюкозе и восстановление функции печени при неалкогольном стеатогепатите [3, 4].

В лечении язвенной болезни желудка также существует необходимость одновременного приема антацидных препаратов, ингибиторов протонной помпы (ИПП), гастропротекторов. При идентификации Helicobacter pylori требуется добавление двух антибактериальных препаратов и пробиотиков для профилактики развития побочных эффектов на фоне терапии [5, 6]. Результативность лечения холе­статических заболеваний определяется правильным балансом процессов растворения билиарного сладжа или конкрементов и желчегонного действия. При этом важную роль играет регуляция обмена желчных кислот, нормализация состава желчи. Симптоматическая терапия (спазмолитики и пищеварительные ферменты) обеспечивает в процессе лечения повышение качества жизни [7, 8, 9].

При такой многокомпонентной терапии у врача могут возникать сложности с выбором препарата, анализом возможного лекарственного взаимодействия, риска развития побочных эффектов или изменения эффективности других компонентов терапии. Следствием политерапии явился поиск лекарственных средств, действующих одновременно на несколько звеньев патогенеза заболевания. Таким образом, используя один препарат, мы получаем два и более эффектов. Примером могут служить эссенциальные фосфолипиды, обладающие гепатопротекторным (цитопротекторным), мембраностабилизирующим, антифибротическим эффектами [2, 3, 5, 6, 7, 9]. 

Существует альтернативный вариант применения комбинированных препаратов, более распространенный в кардиологической практике, – использование лекарственных форм, содержащих, например, ингибиторы АПФ и диуретики, сартаны и диуретики, то есть одного препарата, имеющего в своем составе два и более действующих вещества. Примером из гастроэнтерологической практики могут служить препараты пищеварительных ферментов, содержащие панкреатин (липазу, амилазу и протеазу) и компоненты желчи.

Политерапия в гастроэнтерологии

В гастроэнтерологии часто возникает необходимость назначения нескольких лекарственных средств одновременно, например при функциональных или психосоматических заболеваниях в качестве симптоматической терапии [5, 7, 9]. Так, при функциональной диспепсии возникает комплекс симптомов, включающий изжогу, боли, чувство раннего насыщения, тяжести и переполненности в эпигастрии. При этом комплексное обследование не выявляет у больного органического заболевания, что объясняло бы наличие указанных симптомов. В связи с этим требуется только функциональная коррекция, затрагивающая одновременно несколько механизмов [6, 8, 10].

Существует множество теорий, объясняющих этиологию и патогенез функциональных заболеваний. Так, считается, что висцеральная гиперчувствительность является одним из основных механизмов при функциональных нарушениях. Установлено, что такие пациенты имеют повышенную чувствительность к растяжению желудка [10, 11].

Гиперчувствительность желудка провоцирует развитие симптомов вследствие активации рецепторов. У пациентов с гиперчувствительностью активация определенных зон коры головного мозга происходила при меньшем растяжении желудка, чем у пациентов без гиперчувст­вительности [12].

При этом исследования показывают, что зачастую нет взаимосвязи между выраженностью воспалительных изменений и жалоб у пациентов, а уменьшение активности гастрита редко приводит к уменьшению жалоб [11, 13]. Значимая часть пациентов с морфологическими признаками гастрита не предъявляют жалоб, так же как и пациенты с «немыми» язвами. Результаты исследований показывают, что изжога и боли в эпигастрии значительно чаще встречаются у пациентов с функциональными нарушениями на фоне вегетативной дисфункции [13, 14].

Психологические особенности и структура личности пациентов с функциональными нарушениями требуют специального подхода к терапии. Психосоциальные факторы, по мнению ряда авторов, определяют поведение больного, отношение к болезни и особенности клиники [15, 16]. Исследования подтвердили связь симптомов диспепсии с психосоциальными факторами, такими как соматизация, тревога и жизненные стрессовые события. Пациенты с функциональными симптомами подвержены ипохондрии, фобиям, тревожности и беспокойству по поводу состояния здоровья, что служит основной причиной их обращения к врачам [15, 16].

Пациентам с функциональными расстройствами, принимая в расчет их особенности – висцеральную гиперчувствительность, не зависящую от органических изменений, психологические характеристики, – в соответствии с современными рекомендациями назначают целый ряд лекарственных препаратов. В схему лечения включают антациды, ИПП, пищеварительные ферменты, пробиотические препараты, средства, влияющие на моторику ЖКТ, спазмолитики, прокинетики, анксиолитики и антидепрессанты [17, 18, 19].

Значительный интерес представляет комбинированный препарат STW 5 (Иберогаст), содержащий 9 различных растительных компонентов: иберийку горькую (Iberis amara), дягиль лекарственный (Angelica archangelica), ромашку аптечную (Matricaria chamomilla), тмин обыкновенный (Carum carvi), расторопшу пятнистую (Silybum marianum), мелиссу лекарственную (Melissa officinalis), мяту перечную (Mentha piperita), чистотел майский (Chelidonium majus), солодку голую (Glycyrrhiza glabra). Продолжительность курса лечения составляет от 2 до 6 недель.

Сочетание трав в данном препарате демонстрирует интересные практические результаты. Иберогаст обладает прокинетическим и одновременно спазмолитическим действием, легким противовоспалительным действием, в целом уменьшая симптоматику и диспептические проявления [20–24]. Таким образом, применение данного препарата, в том числе в качестве монотерапии функциональных заболеваний ЖКТ, соответствует постулатам повышения приверженности пациентов к терапии: один препарат – несколько эффектов. Для большинства растительных препаратов длительно не изученным остается механизм их действия. В случае Иберогаста проводился ряд исследований, в которых была установлена селективность компонентов препарата к интерстинальным серотониновым рецепторам 5-НТ3, 5-НТ4, мускариновым М3, опиоидным рецепторам [25, 26]. Типы серотониновых рецепторов указаны в таблице 2.

Эффективность и безопасность применения препарата Иберогаст при функциональных заболеваниях ЖКТ, в том числе при синдроме раздраженного кишечника (СРК), продемонстрированы в ряде клинических исследований [27, 28]. Механизм действия препарата при СРК заключается преимущественно в блокаде ряда рецепторов [29, 30]. Одно из крупных многоцентровых двойных слепых плацебоконтролируемых исследований, включающее 208 больных СРК, продемонстрировало значимое уменьшение общего индекса симптомов и абдоминальной боли при монотерапии Иберогастом. Выраженность абдоминальных симптомов, оцененных по визуальным аналоговым шкалам, по окончании курса лечения в группе Иберогаста составила 27,3 балла (в начале лечения – 59,1 балла) против 45,5 баллов в группе плацебо. Различия между группами были статистически достоверны [31, 32]. Важным является то, что положительный эффект терапии не зависит от преобладания симптомов. Причины подобного феномена требуют дальнейшего изучения.

Выводы

В современной гастроэнтерологии целесообразным представляется использование лекарственных средств, действующих на несколько патологических механизмов заболевания одновременно. При ряде заболеваний это позволит сократить количество назначаемых препаратов. С учетом психологических особенностей пациентов необходим правильный подбор схемы назначения препарата и режима его приема. При функциональных и психосоматических заболеваниях возможно применение комбинированных растительных препаратов с доказанным механизмом действия, отличающихся хорошей эффективностью и безопасностью. 

Лечение органов желудочно-кишечного тракта (ЖКТ)

Лечение заболеваний ЖКТ

Основным симптомом расстройства ЖКТ, знакомым нам с детства являются боли в желудке, газы, вздутие, диарея, запор. Причинами расстройства желудка могут стать переедание, размножившиеся бактерии, нерациональное питание, плохой метаболизм. Чаще всего обострения происходят во время праздников, во время обильного поглощения еды и алкоголя.

Классификация препаратов для ЖКТ:

  • Адсорбенты – наипопулярнейшие препараты для нормализации работы кишечника. Они собирают и выводят из кишечника токсины, газы, микроорганизмы, медпрепараты, аллергены. Нормализуют микрофлору, снижают билирубин и мочевину в крови, улучшают липидный обмен;

  • Антациды – применяют при лечении желудочно-кишечного тракта. Они снижают изжогу и кислотообразование, нейтрализуя соляную кислоту, что выделяется слизистой желудка. Являются самыми эффективными препаратами от болей в кишечнике;

  • Ветрогонные – применяют для улучшения работы кишечника при метеоризме у пожилых людей и детей грудного возраста. Чаще всего это растительные отвары и настойки ромашки, аниса, укропа и пр.;
  • Слабительные средства способствуют калоотхождению при запорах. Бывают химическими и растительными.
  • Гастропротекторы обладают защитным действие на слизистую оболочку ЖКТ;
  • Гепатопротекторы повышают устойчивость и способствуют восстановлению печени;
  • Для лечения кишечника комплексно применяют противорвотные, противодиарейные, пробиотики (улучшают пищеварение), регуляторы аппетита (БАДы).

Формы выпуска препаратов

На сайте budtezdorovy.kz представлено много лекарств для лечения ЖКТ, по самым разным, но вполне приемлемым ценам. Основными формами выпуска являются:

  • Инъекционные растворы в ампулах;
  • Таблетки, драже и капсулы;
  • Порошки, суспензии;
  • Настойки, отвары.

В нашей аптеке можно найти товар для любой категории пациентов: женщин в период беременности и лактации, новорожденных, детей и взрослых. Опытный фармацевт на месте проведет консультацию, подберет препарат для лечения кишечника.

Когда не стоит использовать медпрепараты

Почти все препараты имеют свои особенности. Поэтому перед покупкой следует проконсультироваться со специалистом. Лекарства не стоит применять при следующих обстоятельствах:

  • Повышенная чувствительность к активным веществам и вспомогательным компонентам препарата;
  • Прием лекарств без назначения доктора;
  • Существенные проблемы с почками и печенью.

На нашем сайте в Интернет Аптеке «Будьте здоровы» представлен огромный перечень лекарственных препаратов для лечения кожных заболеваний от мировых и местных производителей по выгодным ценам. Ценовая политика препаратов зависит не только от производителя, но и от формы выпуска (таблетки, крем или раствор). Заказать необходимые лекарственные средства можно по телефонам или через наш сайт, оплата производится на карту Каспи Голд по тел. 8 702 204 91 08 или наличными при получении лекарств при доставке курьером. В случае отсутствия наличия лекарства в графе "Наличие" в нашей интернет аптеке представлены лекарства, по которым Вы можете сделать «Предзаказ» со складов в г. Алматы. Доставка медикаментов осуществляется по всему городу Алматы как на бесплатной и платной основе. Звоните и наши провизоры проконсультируют Вас по заинтересованным препаратам и предложат Вам аналоги необходимых препаратов.

Берегите себя и Будьте здоровы!

Коррекция нарушений моторики при функциональных расстройствах органов пищеварения у детей | О.

Н. Комарова
Функциональные расстройства органов пищеварения (ФРОП) у детей являются распространенной патологией. Патогенез при ФРОП отличается многофакторностью. При этом ключевое звено патогенеза — нарушение нейрогуморальной регуляции моторной функции желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), которое может локализоваться на любом уровне регуляторной системы: местном, периферическом и центральном. Дискоординация работы регуляторных звеньев различного уровня приводит к дискинезии органов ЖКТ и формированию разнообразной клинической картины, включая боль, диспепсические проявления, изменение характера стула. Коррекцию нарушений моторики ЖКТ можно осуществлять на любом уровне регуляции. Наиболее предпочтительно использовать селективные препараты: спазмолитики, прокинетики, нормокинетики, а также блокаторы моторики. Особая роль принадлежит препаратам, воздействующим на энкефалические (опиоидные) рецепторы ЖКТ, которые находятся в окончаниях афферентных нейронов, мезентериальных сплетениях кишечника, энтеральной нервной системе и гладких мышцах ЖКТ. Однако большинство препаратов имеют ограничения для использования в детском возрасте или обладают выраженными побочными эффектами. В статье рассмотрены механизмы действия препаратов — регуляторов моторики, а также эффективность их применения у детей при ФРОП, проведен обзор разрешенных к применению у детей препаратов, нормализующих моторику ЖКТ и устраняющих ФРОП.

Ключевые слова: функциональные расстройства органов пищеварения, дети, нарушение моторики желудочно-кишечного тракта, энкефалические µ-, δ-, κ-рецепторы, тримебутин, Необутин.

Для цитирования: О.Н. Комарова Коррекция нарушений моторики при функциональных расстройствах органов пищеварения у детей. РМЖ. Медицинское обозрение. 2019;3:14-18.


O.N. Komarova

Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow

Functional gastrointestinal disorders (FGIDs) in children are a common pathology. The FGIDs pathogenesis is multifactorial, with that, the pathogenesis key element is the neurohumoral regulation disorder of gastrointestinal motor function, which can be localized at any regulatory system level: local, peripheral and сentral. Regulatory units discoordination of different levels leads to gastrointestinal dyskinesia and diverse clinical picture formation, including pain, dyspeptic manifestations, stool changing nature. Gastrointestinal motor disorders correction can be carried out at any regulation level. In this case, it is most preferable to use selective drugs: antispasmodics, prokinetics, normokinetics, as well as motor blockers. A special role belongs to the drugs acting on the gastrointestinal enkephalin (opioid) receptors, localized in the afferent neuron endings, mesenteric intestinal plexuses, enteric nervous system, and gastrointestinal smooth muscles. However, most drugs have limitations for use at the child age or have pronounced adverse events. The article describes the action mechanisms of drugs-motor regulators, as well as their effectiveness in children with FGIDs. A review of drugs approved for use in children, normalizing gastrointestinal motor and eliminating FGIDs, has been conducted.

Keywords: functional gastrointestinal disorders, children, gastrointestinal motor disorders, enkephalin µ-, δ-, κ-receptors, trimebutine, Neobutin.
For citation: Komarova O.N. Motor disorders correction in functional gastrointestinal disorders in children. RMJ. Medical Review. 2019;3:18–22.

В статье рассмотрены механизмы действия препаратов — регуляторов моторики, а также эффективность их применения у детей при функциональных расстройствах органов пищеварения, проведен обзор разрешенных к применению у детей препаратов, нормализующих моторику ЖКТ и устраняющих функциональные расстройства органов пищеварения.


    Функциональные расстройства органов пищеварения (ФРОП) у детей в два последних десятилетия являются доминирующей патологией и составляют до 30% в структуре гастроэнтерологических заболеваний. Значительная часть ФРОП формируется в результате социальной дезадаптации ребенка, постоянного психологического напряжения, стресса, утомления, нарушения режима сна, учебы и отдыха [1, 2]. В развитии ФРОП немаловажную роль играют факторы, нарушающие моторику и регуляцию в системе оси «головной мозг — ЖКТ», вызывающие висцеральную гиперчувствительность, нарушение мукозального гомеостаза, а также генетическая предрасположенность [1–3]. Таким образом, рассматривается многофакторный патогенез ФРОП. При этом ключевым звеном патогенеза является нарушение нейрогуморальной регуляции моторной функции ЖКТ.

    Моторика ЖКТ: регуляция и нарушение
    Функция моторики ЖКТ и ее регуляция являются сложным процессом взаимодействия множества типов клеток. Местная регуляция моторики ЖКТ осуществляется благодаря наличию клеток — водителей ритма — клеток Кахаля, которые расположены в гладкой мускулатуре и выполняют функцию передачи сигнала с энтеральных нейронов на гладкомышечные клетки [4, 5]. Помимо этого, регуляцию моторики осуществляют медиаторы — простагландины, кинины, оксид азота, гистамин и др. Гладкие миоциты кишечника содержат множество рецепторов, например холинергические, дофаминовые, опиатные, 5-НТ4-рецепторы, посредством влияния на которые достигается согласованность в работе кишечника и осуществляется кишечный транзит. Также большую роль в местной регуляции играют барорецепторы, активность которых регулируется давлением каловых масс, и желчные кислоты [5].
    Психоэмоциональные реакции, а также органические поражения центральной нервной системы (ЦНС) оказывают эфферентное влияние на состояние вегетативной нервной системы (симпатической и парасимпатической), которая через внекишечные и внутрикишечные ганглии, собственную нервную систему кишечника регулирует работу гладких миоцитов и желез.
    Гуморальная регуляция осуществляется как на системном уровне, так и за счет продукции интестинальных гормонов, которые обеспечивают согласованную работу различных отделов и желез ЖКТ. Взаимосвязь нервной регуляции на местном и сегментарном уровне и местно-продуцируемых интестинальных пептидов приводит к вовлечению в процесс разных отделов или органов ЖКТ. Так, при любом ФРОП возможно наличие сопутствующих симптомов, относящихся к другим отделам ЖКТ. У 33,8–70% больных с функциональной диспепсией (ФД) наблюдаются симптомы гастроэзофагеального рефлюкса (ГЭР) [6, 7]. Частота признаков синдрома раздраженного кишечника (СРК) у больных ФД составляет 46% [8]. Как при ФД, так и при СРК могут присутствовать симптомы нарушения функции желчевыводящих путей (дисфункция желчного пузыря и/или сфинктера Одди).
    Таким образом, нарушение нейрогуморальной регуляции моторной функции ЖКТ может локализоваться на любом уровне регуляторной системы: местном (нервная система желудка и кишечника, рецепторный аппарат, энтероэндокринные клетки), периферическом (проводящие пути) и центральном (головной мозг, включая кору больших полушарий).
     Нарушение моторики ЖКТ: клинические проявления
    Дискоординация работы регуляторных звеньев различного уровня приводит к дискинезии органов ЖКТ. Нарушение двигательной функции желудка и 12-перстной кишки (ДПК) (антро-пилорической моторики) лежит в основе формирования ФД, нарушение моторики кишечника — СРК, функциональных запоров.
   
При нарушении антро-пилорической моторики пациенты предъявляют жалобы на: чувство раннего насыщения, тяжести и переполнения в подложечной области, отрыжку, изжогу, горечь во рту, тошноту, плохой аппетит.
    Быстрое насыщение, чувство переполнения в желудке и боль после еды наблюдаются при нарушении аккомодации желудка к поступающей пище [9]. Чувство быстрого насыщения при приеме пищи может быть также обусловлено задержкой опорожнения антрального отдела желудка [10], хотя у части больных ФД оно может быть и ускорено [11]. Изжога часто связана с ГЭР, реже с дуоденогастральным рефлюксом (ДГР). Отрыжка появляется при повышении внутрижелудочного давления и легко возникает при недостаточности нижнего пищеводного сфинктера. При нарушении моторной функции ДПК может возникнуть рефлюкс желчи в желудок, спазм и атония ДПК, а также антиперистальтика. Такие симптомы, как тошнота и рвота, в первую очередь зависят от антиперистальтики и расстройства моторной функции ДПК. Тошнота возникает при значительном повышении интрадуоденального давления, особенно в случаях гипертонуса сфинктеров. Также тошнота наблюдается при задержке опорожнения желудка, которое может способствовать рвоте и болям после еды [12, 13].
    Боли, связанные с задержкой прохождения пищи по пищеводу и желудку, химуса — по кишечнику, как правило, носят тупой или неопределенный характер (тянущие, давящие, распирающие и др.). В генезе болей в животе, имеющих острый характер (приступообразные, схваткообразные, режущие или колющие), важная роль принадлежит гипертонусу того или иного отдела пищеварительного тракта. При дифференцировании боли важно исключить другие факторы, такие как воспаление, травма, нарушение кровообращения и др.
    Развитию болевого синдрома при ФРОП помимо нарушения моторики ЖКТ способствует висцеральная гиперчувствительность. Именно повышение порога чувствительности висцеральных рецепторов определяет восприятие боли и двигательную функцию ЖКТ, в регуляции которого особую роль играет внутренняя иннервация со стороны энтеральной нервной системы. В последние годы большое значение придается чувствительности опиоидных рецепторов в центральных и периферических структурах.
    Препараты, влияющие на моторику ЖКТ
    Лечение ФРОП является комплексным и включает коррекцию психосоциального компонента, диетотерапию, терапию нарушений моторики и вторичных нарушений (при необходимости назначение про- и пребиотиков, цитомукопротекторов, слабительных препаратов и т. д.).
    Коррекцию нарушенной моторики ЖКТ можно осуществлять на любом уровне регуляции. Двигательно-эвакуаторная функция пищеварительного тракта регулируется симпатической, парасимпатической и энкефалинергической системами. Большую роль играют желудочно-кишечные полипептиды, нейропептиды, биологически активные вещества. Все эти компоненты поддерживают равновесие между стимулирующими и ингибирующими воздействиями, что определяет тонус и сократительную активность гладких мышц ЖКТ. На конечном этапе сбалансированная работа гладких мышц зависит от концентрации ионов Са2+ в цитоплазме миоцита. Увеличение содержания Са2+ ведет к сокращению, а снижение — к релаксации миоцита [14]. Активируется моторная функция холинергическими нервными волокнами. На мембране гладкомышечных клеток ЖКТ находится большое количество разных рецепторов, в т. ч. серотониновых и опиоидных. При воздействии нейромедиатора серотонина гладкая мускулатура сокращается. Под влиянием энкефалинов и эндорфинов перистальтика угнетается.
    Активаторы моторики ЖКТ усиливают моторную функцию посредством разных механизмов. Ацетилхолиновые препараты влияют на холинергические нервные волокна, другие — блокируют или активируют рецепторы, отвечающие за сокращение и расслабление гладкомышечных волокон.
    В настоящее время для лечения нарушенной моторики предпочтительнее использовать селективные препараты: спазмолитики, прокинетики, нормокинетики, а также блокаторы моторики.
    К сожалению, большинство препаратов группы селективных миотропных спазмолитиков имеют ограничения для использования в детском возрасте (мебеверин назначают детям старше 18 лет, алверина цитрат — с 14 лет, отилония бромид и пинаверия бромид — с 18 лет). Показания к назначению гиосцина бутилбромида (группа нейтротропных спазмолитиков) — с 18-летнего возраста (на основании инструкций по применению препаратов).
    Блокаторы моторики типа лоперамида разрешены с 6-летнего возраста (в форме таблеток), однако их не используют для курсового лечения, а обычно назначают симптоматически при диарейном синдроме.
    Усилению моторики способствуют многие препараты, используемые для лечения болезней ЖКТ, билиарного тракта, но не все из них рекомендуют в качестве прокинетиков. Например, усиливают тонус гладкой мускулатуры ЖКТ слабительные, желчегонные препараты, простагландины, некоторые антибиотики (в частности, эритромицин). Среди прокинетиков, разрешенных и применяемых в детской практике на территории РФ, — препараты метоклопрамид и домперидон.
    Метоклопрамид является центральным антагонистом дофаминовых рецепторов D1 и D2. Оказывает влияние на нижнюю треть пищевода, желудок и ДПК, а также на ЦНС, поскольку хорошо проникает через гематоэнцефалический барьер (ГЭБ). Среди важных побочных эффектов этого препарата — развитие экстрапирамидных нарушений, сонливость, астения; экстрапирамидные симптомы, включая дистонию или позднюю дискинезию, часто являются необратимыми [15]. При длительном применении возможно формирование гиперпролактинемии, ведущей к возникновению галактореи и аменореи, а также гинекомастии. Препарат не рекомендуется для лечения заболеваний, в основе которых лежит нарушение антродуоденальной моторики. Метоклопрамид может использоваться только симптоматически для купирования тошноты и рвоты. Другой прокинетик — домперидон является периферическим антагонистом дофаминовых рецепторов D2 и D3. Фармакодинамическое действие домперидона связано с его блокирующим влиянием на периферические дофаминовые рецепторы, локализованные в стенке желудка и ДПК. Домперидон повышает тонус нижнего пищеводного сфинктера, усиливает сократительную способность желудка, улучшает координированность сокращений антрального отдела желудка и ДПК, предупреждает возникновение ДГР. Препарат давно применяется в педиатрии. Исходно побочные эффекты терапии домперидоном рассматривались как очень редкие (реже 1 на 1 тыс. случаев применения). Это связано с низкой проницаемостью ГЭБ по отношению к этому лекарственному средству. Но в последние годы появились новые данные о возможном негативном влиянии домперидона на сердечно-сосудистую систему. При длительном применении домперидона существует риск желудочковых аритмий и внезапной сердечной смерти [16–19]. В настоящее время домперидон, так же как и метоклопрамид, назначается симптоматически при наличии тошноты и рвоты сроком не более чем на 7 дней [19]. При назначении домперидона очень важно следить за тем, чтобы пациенты не получали любые другие средства, способствующие удлинению интервала QT и ингибирующие CYP3A4 [20].
    Термин «нормокинетики» пока не является официальным, но используется в широких медицинских кругах. Нормокинетики — препараты, нормализующие моторику ЖКТ. Зарегистрированным нормокинетиком, разрешенным к применению в детском возрасте (с 3 лет в форме таблетки), является препарат тримебутин (Необутин®), оказывающий влияние на энкефалические (опиоидные) рецепторы в ЖКТ, которые находятся в окончаниях афферентных нейронов, мезентериальных сплетениях кишечника, нервных ганглиях, энтеральной нервной системе и непосредственно на гладких мышцах ЖКТ. Тримебутин не проникает через ГЭБ.
    Тримебутин обладает высокоселективной универсальной аффинностью к энкефалическим µ-, δ- и κ-рецепторам. При этом, не будучи специфичным к какому-либо типу рецепторов, тримебутин изменяет уровень мотилина, вазоинтестинального пептида, гастрина, глюкагона. Препарат при пероральном введении вызывает преждевременную фазу III мигрирующего моторного комплекса в желудке и запускает моторику на всем протяжении кишечника, даже в случае отсутствия части кишки. При активации µ- и δ-рецепторов происходит стимуляция моторики ЖКТ, при активации κ-рецепторов — угнетение моторики. Поэтому тримебутину (Необутин®) свойственно модулирующее влияние — в зависимости от исходного состояния ЖКТ он оказывает стимулирующее или расслабляющее воздействие на ЖКТ [21, 22].
    При рассмотрении механизма действия тримебутина долгое время внимание было сфокусировано на энкефалических рецепторах. Однако тримебутин воздействует на Na+-каналы, обусловливающие анестезирующее действие и прямой спазмолитический эффект. Кроме того, появилось подтверждение влияния тримебутина на потенциал-зависимые Ca++ каналы: L-тип Ca++-каналов / BKca-каналы. Данное влияние объясняет прямое спазмолитическое действие препарата. При блокировании Ca++ депо ограничивается выход К+ из клетки. Это является важным для поддержания гомеостаза мышечной клетки в ЖКТ [14]. Таким образом, прямое спазмолитическое действие тримебутина обусловлено блокадой Na+- и Ca++-каналов, опосредованной нормализацией моторики ЖКТ и висцеральной гиперчувствительности.
    Можно отметить, что тримебутин оказывает преобразующее действие на моторику пищеварительного тракта и снижает висцеральную гиперчувствительность.
    Эффективность регуляторов моторики при ФРОП
    В педиатрии проведено мало клинических исследований, соответствующих принципам доказательной медицины, которые показывают эффективность применения регуляторов моторики ЖКТ при ФРОП у детей. Принятие решения о назначении наиболее подходящего фармакологического лечения часто основано на исследованиях, проведенных у взрослых пациентов. Однако, хотя многие механизмы развития ФРОП у детей и взрослых являются общими, сложность заключается в невозможности назначения терапии для взрослых детям, поскольку зачастую приходится учитывать возрастные ограничения.
    Так, в недавнем метаанализе проводилась оценка эффективности прокинетической терапии при ФД у взрослых пациентов [23]. Как известно, ФД включает в себя сложные патофизиологические механизмы: висцеральную гиперчувствительность, нарушение желудочной аккомодации, замедленное опорожнение желудка, инфицирование H. pylori, психосоциальные расстройства и даже нездоровый образ жизни [24–26]. По данным исследования, распространенность задержки опорожнения желудка у пациентов с ФД составила 37–39%, что является прямым показанием для назначения прокинетиков [24, 25]. Согласно Римским критериям IV, ФД подразделяется на два подтипа: постпрандиальный дистресс-синдром, который связан с чувством переполнения желудка или ранним насыщением после приема пищи, и эпигастральный болевой синдром с беспокоящей пациента болью в эпигастрии или изжогой [1]. К сожалению, в большинстве оцениваемых исследований не отмечалось разделение на подтипы. Не учитывалась также инфекция H. pylori, которая тесно связана с патогенезом ФД [24]. По данным исследования, отмечена клиническая эффективность при назначении метоклопрамида, тримебутина, мосаприда и домперидона. Исследователи не получили значительной разницы в эффективности между прокинетиками. Однако указывают на необходимость выбора препарата для лечения ФД с меньшей частотой нежелательных реакций, в частности тримебутина, который следует рассматривать как альтернативу другим прокинетикам, имеющим серьезные побочные реакции.
    В другом рандомизированном контролируемом и проспективном исследовании, в которое были включены пациенты с ФД и СРК с диареей, отмечено значительное снижение показателей постпрандиальной тяжести в желудке, уменьшение болей в животе и диареи также на фоне лечения тримебутином [27].
    СРК является одной из наиболее распространенных причин рецидивирующей боли в животе у детей и оказывает значительное влияние на их качество жизни и качество жизни всей семьи. Так, у матерей детей с СРК в 41% случаев диагностировалась депрессия [28]. В другом исследовании показана значительно большая распространенность СРК у родителей детей с СРК, чем у родителей детей без СРК. Выявлена связь между типами желудочно-кишечного расстройства у детей и их родителей [29]. Лечение СРК является сложным процессом, необходима правильно подобранная комплексная терапия для купирования симптомов, особенно боли, с целью улучшения качества жизни пациентов.
    Ниже приведены результаты систематических обзоров и метааналитических исследований у взрослых пациентов с СРК.
    Кохрейновский систематический обзор метаанализов посвящен оценке эффективности спазмолитических препаратов и плацебо [30]. В анализ включено 56 рандомизированных контролируемых исследований (3725 пациентов). Подтвержден положительный эффект спазмолитиков при абдоминальной боли (58% пациентов, принимавших спазмолитики, по сравнению с 46% принимавших плацебо; 13 исследований; 1392 пациента; RR 1,32; 95% CI 1,12 до 1,55; p<0,001; NNT = 7). Согласно заключению авторов этой работы наиболее эффективными лекарственными средствами для купирования боли (из доступных на территории РФ) следует признать пинаверия бромид и тримебутин (статистически достоверное улучшение при абдоминальной боли для тримебутина (RR 1,32; 95% CI 1,07 до 1,64). Пинаверия бромид является селективным блокатором кальциевых каналов в гладкомышечных клетках ЖКТ, его миотропное действие сочетается с м-холиноблокирующим эффектом. При этом важно отметить, что препарат не разрешен к применению в детском возрасте.
    В другом систематическом обзоре и метаанализе рандомизированных контролируемых клинических исследований проведена оценка симптомов СРК после лечения спазмолитическими препаратами [31]. Всего в метаанализ было включено 2585 пациентов. Показано положительное влияние спазмолитиков на абдоминальную боль в целом. В отдельных метаанализах доказаны преимущества алверина цитрата и пинаверия бромида, особенно в комбинации с симетиконом, а также гиосцина бутилбромида. Как было указано выше, алверина цитрат и гиосцина бутилбромид имеют возрастные ограничения по применению, но могут использоваться у детей. Гиосцина бутилбромид блокирует м-холинорецепторы, снижая стимулирующее действие ацетилхолина. Назначать препарат на длительный период времени нежелательно, поскольку его применение связано с атропиноподобными эффектами, такими как паралич аккомодации, ускорение атриовентрикулярной и синоатриальной проводимости, увеличение частоты сердечных сокращений, расслабление гладкой мускулатуры не только желчевыводящих путей, ЖКТ, но и мочевыводящих, бронхов, матки, снижение секреции экскреторных желез, замедление перистальтики (инструкция по применению препарата).
    Ниже представлено исследование, которое не является плацебо-контролируемым, но оно одно из немногих, проведенных с включением 345 детей в возрасте от 4 до 18 лет [28]. Дети были отобраны случайным образом. Чтобы исследовать эпидемиологию СРК, их родителям было предложено заполнить анкету, включающую вопросы о наличии желудочно-кишечных симптомов. По результатам анкетирования, у тех пациентов, у которых отмечалось соответствие симптомов Римским критериям III и которые имели нормативные показатели физического развития, был предварительно диагностирован СРК. Всем пациентам была проведена лабораторная диагностика, включающая клинический анализ крови, исследование кала на наличие скрытой крови, лейкоцитов, яиц паразитов. У 78 детей с нормальными лабораторными результатами диагностирован СРК, и они были отнесены к группе пациентов. Из них 39 пациентам, отобранным в случайном порядке, назначили тримебутина малеат (3 мг/кг/сут, 3 р./сут) в течение 3 нед. Через 3 нед. проведена оценка симптомов боли и дискомфорта как у детей, так и у родителей. Из 78 пациентов у 33 человек (42,3%) диагностирован запор, 33,3% имели диарею, 12,8% — эпизоды запора и диареи. У 11,5% пациентов с СРК симптомы не были классифицированы. Установлено, что распространенность ФД у больных СРК составила 80,8%, что достоверно выше, чем в контрольной группе.
    Клиническое выздоровление наблюдалось в 94,9% случаев в группе детей с СРК, получавших тримебутин, тогда как в группе детей с СРК без лечения — в 20,5% (р<0,0001). Хотя исследование не было запланировано как плацебо-контролируемое, авторы, учитывая полученные результаты, указывают на эффективность тримебутина при лечении СРК у детей [28].
    По данным А.С. Ford et al., у детей с ФРОП назначение масла мяты перечной, тримебутина или дротаверина показало значительное преимущество в сравнении с плацебо. Масло мяты перечной является еще одним соединением со спазмолитическими свойствами. Наиболее частые побочные эффекты при его применении — изжога и рефлюкс [32]. Небольшое исследование показало, что ципрогептадин был эффективен в лечении ФРОП у детей [32, 34]. В случаях торпидности к терапии рекомендуются трициклические антидепрессанты (амитриптилин и имипрамин) в низких дозах, хотя убедительных аргументов, подтверждающих их эффективность, недостаточно [3]. Однако существуют противоречивые данные относительно назначения амитриптилина (в детской практике разрешено назначение с 12-летнего возраста). В одном исследовании показано преимущество назначения препарата [35]. По данным метааналитического исследования, также амитриптилин демонстрирует клинически и статистически значимый контроль симптомов СРК [36]. По данным другого мультицентрового исследования, эффективность препарата не доказана [37].
    Заключение
    Таким образом, к назначению регуляторов моторики при коррекции ФРОП у детей необходимо подходить дифференцированно, учитывая побочные эффекты препаратов и возрастные ограничения их применения [38–42].
    На основании проведенных исследований показаны преимущество, эффективность и безопасность применения тримебутина при ФРОП как у взрослых пациентов, так и у детей. В России терапия тримебутином является доступной. Препарат тримебутина Необутин® (производитель АО «ФП «Оболенское», Российская Федерация) с успехом используется для коррекции нарушений моторики при ФРОП у детей. Разрешен к применению с 3-летнего возраста. Необутин® выпускается в таблетках по 100 и 200 мг.
Рекомендованный режим дозирования: взрослым и детям старше 12 лет — по 100–200 мг 3 р. /сут, детям в возрасте 5–12 лет — по 50 мг 3 р./сут, детям в возрасте 3–5 лет — по 25 мг 3 р./сут.
    В 2015 г. в России зарегистрирован препарат Необутин® ретард в таблетках пролонгированного действия 300 мг, разрешенный к применению у детей старше 12 лет. Данная форма выпуска препарата позволяет принимать препарат 2 р./сут по 300 мг, что удобно для пациента и повышает его приверженность терапии [43]. Тримебутин воздействует на патогенетические механизмы функциональных заболеваний — нарушение моторики и висцеральной гиперчувствительности, купирует болевой синдром, отмечена хорошая переносимость препарата при длительном лечении.

Литература

1. Drossman D.A., Hasler W.L. Rome IV — Functional GI Disorders: Disorders of Gut-Brain Interaction. Gastroenterology. 2016;150(6):1257–1261.
2. Chitkara D.K., Camilleri M., Zinsmeister A. R. et al. Gastricsensory and motor dysfunction in adolescents with functional dyspepsia. J Pediatr. 2005;146:500–505.
3. Hyams J.S., Di Lorenzo C., Saps M. et al. Childhood Functional Gastrointestinal Disorders: Child/Adolescent. Gastroenterology. 2016;150:1456–1468.
4. Takaki M. Gut pacemaker cells: the interstitial cells of Cajal (ICC). J Smooth Muscle Res. 2003;39(5):137–161.
5. Newgreen D., Heather Y. Enteric Nervous System: Development and Developmental Disturbances — Part-2. Pediatric and Developmental Pathology. 2002;5:329–349.
6. Piessevaux H., De Winter B., Louis E. et al. Dyspeptic symptoms in the general population: a factor and cluster analysis of symptom groupings. Neurogastroenterol Motil. 2009;21:378–388.
7. Keohane J., Quigley E.M. Functional dyspepsia and nonerosive reflux disease: clinical interactions and their implications. MedGenMed. 2007;9:31.
8. Corsetti M., Caenepeel P., Fischler B. et al. Impact of coexisting irritable bowel syndrome on symptoms and pathophysiological mechanisms in functional dyspepsia. Am J Gastroenterol. 2004;99:1152–1159.
9. Brun R., Kuo B. Functional dyspepsia. Ther Adv Gastroenterol. 2010;3:145–164.
10. Haag S., Talley N.J., Holtmann G. Symptom patterns in functional dyspepsia and irritable bowel syndrome: relationship to disturbances in gastric emptying and response to a nutrient challenge in consulters and non-consulters. Gut. 2004;53:1445–1451.
11. Zai H., Kusano M. Investigation of gastric emptying disorders in patients with functional dyspepsia reveals impaired inhibitory gastric emptying regulation in the early postcibal period. Digestion. 2009;79(1):13–18.
12. Kindt S., Dubois D., Van Oudenhove L. et al. Relationship between symptom pattern, assessed by the PAGI-SYM(C) questionnaire, and gastric sensorimotor dysfunction in functional dyspepsia. Neurogastroenterol Motil. 2009;21:1183-e105.
13. Lee K.J., Kindt S., Tack J. Pathophysiology of functional dyspepsia. Best Pract Res Clin Gastroenterol. 2004;18:707–716.
14. Hyun-Tai Lee, Byung Joo Kim. Trimebutine as a Modulator of Gastrointestinal Motility. Arch Pharm Res. 2011;34(6):861–864.
15. Ganzini L., Casey D.E., Hoffman W.F., McCall A.L. The prevalence of metoclopramide-induced tardive dyskinesia and acute extrapyramidal movement disorders. Arch Intern Med. 1993;153(12):1469–1475.
16. Morris A.D., Chen J., Lau E. et al. Domperidone-associated QT interval prolongation in non-oncologic pediatric patients: a review of the literature. Can J Hosp Pharm. 2016; 69:224–230.
17. Gunlemez A., Babaoglu A., Arisoy A.E. et al. Effect of domperidone on the QTc interval in premature infants. J Perinatol. 2010;30:50–53.
18. Vieira M.C., Miyague N.I., Van Steen K. et al. Effects of domperidone on QTc interval in infants. Acta Paediatr. 2012;101:494–496.
19. Rocha C.M., Barbosa M.M. QT interval prolongation associated with the oral use of domperidone in an infant. Pediatr Cardiol 2005;26:720–723.
20. Ehrenpreis E.D., Roginsky G., Alexoff A., Smith D.G. Domperidone is commonly prescribed with QT-interacting drugs: review of a community-based practice and a Postmarketing adverse drug event reporting database. J Clin Gastroenterol. 2017;51(1):56–62.
21. Roman F.J., Lanet S., Hamon J. et al. Pharmacological Properties of Trimebutine and N-Monodesmethyltrimebutine. J Pharmacol Exp Ther. 1999;289:1391–1397.
22. Roman F., Pascaud X., Taylor J.E., Junien J.L. Interactions of trimebutine with guinea-pig opioid receptors. J Pharm Pharmacol. 1987 May;39(5):404–407.
23. Yang Y.J., Bang C.S., Baik G.H. et al. Prokinetics for the treatment of functional dyspepsia: Bayesian network meta-analysis. BMC Gastroenterol. 2017;17:83.
24. Miwa H., Kusano M., Arisawa T. et al. Evidence-based clinical practice guidelines for functional dyspepsia. J Gastroenterol. 2015;50(2):125–139.
25. Quartero A.O., de Wit N.J., Lodder A.C. et al. Disturbed solid-phase gastric emptying in functional dyspepsia: a meta-analysis. Dig Dis Sci. 1998;43(9):2028–2033.
26. Lunding J.A., Tefera S., Gilja O.H. et al. Rapid initial gastric emptying and hypersensitivity to gastric filling in functional dyspepsia: effects of duodenal lipids. Scand J Gastroenterol. 2006;41(9):1028–1036.
27. Zhong Y.Q., Zhu J., Guo J.N. et al. A randomized and case-control clinical study on trimebutine maleate in treating functional dyspepsia coexisting with diarrhea-dominant irritable bowel syndrome. Zhonghua Nei Ke Za Zhi. 2007;46(11):899–902.
28. Karabulut G.S., Beşer O.F., Erginöz E. et al. The Incidence of Irritable Bowel Syndrome in Children Using the Rome III Criteria and the Effect of Trimebutine Treatment. J Neurogastroenterol Motil. 2013;19(1):90–93.
29. Varni J.W., Lane M.M., Burwinkle T.M. et al. Health-related quality of life in pediatric patients with irritable bowel syndrome: a comparative analysis. J Dev Behav Pediatr. 2006;27:451–458.
30. Ruepert L., Quartero A.O., de Wit N.J. et al. Bulking agents, antispasmodics and antidepressants for the treatment of irritable bowel syndrome. The Cochrane Database Syst Rev. 2011;8:CD 003460.
31. Martínez-Vázquez M.A., Vázquez-Elizondo G., González-González J.A. et al. Effect of antispasmodic agents, alone or in combination, in the treatment of Irritable Bowel Syndrome: systematic review and meta-analysis. Rev Gastroenterol Mex. 2012;77(2):82–90.
32. Ford A.C., Moayyedi P., Lacy B.E. et al. Task Force on the Management of Functional Bowel Disorders. American College of Gastroenterology monograph on the management of irritable bowel syndrome and chronic idiopathic constipation. Am J Gastroenterol. 2014;109(1):2–26.
33. Madani S., Cortes O., Thomas R. Cyproheptadine use in children with functional gastrointestinal disorders. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2016;62:409–413.
34. Saps M., Miranda A. Gastrointestinal Pharmacology. Handb Exp Pharmacol. 2017;239:147–176.
35. Bahar R.J., Collins B.S., Steinmetz B., Ament M.E. Double-blind placebo-controlled trial of amitriptyline for the treatment of irritable bowel syndrome in adolescents. J Pediatr. 2008;152:685–689.
36. Chao G.Q., Zhang S. A meta-analysis of the therapeutic effects of amitriptyline for treating irritable bowel syndrome. Intern Med. 2013;52:419–424.
37. Saps M., Youssef N., Miranda A. et al. Multicenter, randomized, placebo-controlled trial of amitriptyline in children with functional gastrointestinal disorders. Gastroenterology. 2009;137:1261–1269.
38. Яблокова Е.А., Горелов А.В. Функциональные расстройства желудочно-кишечного тракта у детей: диагностика и возможности спазмолитической терапии. РМЖ. 2015;21:1263–1267. [Yablokova E.A., Gorelov A.V. Functional disorders of the gastrointestinal tract in children: diagnosis and possibilities of antispasmodic therapy. RMJ. 2015;21:1263–1267 (in Russ.)].
39. Кешишян Е.С., Бердникова Е.К. Функциональные нарушения желудочно-кишечного тракта у детей раннего возраста. РМЖ. 2006;19:1397. [Keshishyan E.S., Berdnikova E.K. Functional disorders of the gastrointestinal tract in young children. RMJ. 2006;19:1397 (in Russ.)].
40. Хавкин А.И., Жихарева Н.С. Функциональные заболевания кишечника у детей. РМЖ. 2002;2:78. [Khavkin A.I., Zhikhareva N.S. Functional bowel disease in children. RMJ. 2002;2:78 (in Russ.)].
41. Усенко Д.В. Антибиотик-индуцированные изменения микробиома желудочно-кишечного тракта и их коррекция. РМЖ. 2018;2(11):96–99. [Usenko D.V. Antibiotic-induced changes in the microbiome of the gastrointestinal tract and their correction. RMJ. 2018;2(11):96–99 (in Russ.)].
42. Белан Ю.Б., Старикович М.В. Роль энтеросорбции в комплексной терапии острых респираторных заболеваний, сочетающихся с поражением желудочно-кишечного тракта. РМЖ. 2010;1:16. [Belan Yu.B., Starikovich M.V. The role of enterosorption in the complex therapy of acute respiratory diseases, combined with lesions of the gastrointestinal tract. RMJ. 2010;1:16 (in Russ.)].
43. Бородулина Е.В., Мареев И.В., Колокольцова М.Ю. и др. Сравнительная эффективность препаратов Необутин® Ретард, таблетки пролонгированного действия, покрытые пленочной оболочкой, 300 мг, и Тримедат®, таблетки 200 мг, у больных синдромом раздраженного кишечника. Фарматека. 2017;S5-17:72–77.



Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4. 0 Всемирная.

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Лечение кишечника. Лечение лечение кишечника от ведущих докторов | Лучшие клиники | Отзывы

Кишечник человека является одним из самых важных органов. Именно он снабжает организм всеми необходимыми питательными веществами и избавляется он вредных соединений. От того, насколько правильно он работает, зависит, сильной ли будет иммунная система у человека или нет. Строение кишечника очень сложное. Он выполняет несколько функций, поэтому относиться к нему следует очень бережно. Чтобы понять, когда требуется лечение кишечника, в чем оно заключается и почему нужно, надо понять, как он устроен.

Строение кишечника

Кишечник состоит из нескольких отделов. Сюда входит двенадцатиперстная, тонкая, толстая, прямая кишка.

Начинается кишечник после желудка, заканчивается анусом, представляющим собой заднепроходное отверстие. Без этого органа не выполняется работа пищеварительной системы. Без него невозможно нормальное функционирование организма. Он осуществляет взаимодействие со всеми органами, которые входят в него. В его отделы из желчного пузыря попадает желчь. Из самого кишечника в желудок поступает соляная кислота, которая переваривает еду. Кроме этого, он выделяет из еды микроэлементы, воду, синтезирует гормоны, формирует иммунную систему, выводит токсины.

Длина кишечника взрослого человека – от 7 до 9 метров, ребенка — 3-4 метра. С годами этот орган меняет свое расположение, диаметр, форму. Чем старше становится человек, тем длиннее и шире становится кишечник.

Распространенные заболевания кишечника

В первую очередь расскажем о дисбактериозе. Чтобы понять, что это за заболевание, надо понять, из-за чего оно возникает. Итак, у нашего ЖКТ есть своя микрофлора. Ее нет лишь в двенадцатиперстной кишке и желудке, а вот в отделах кишечника присутствует несколько сотен микроорганизмов. Так, в них можно найти и грибки, и кишечную палочку, лактобациллы и т.д. И пищеварение будет нормально функционировать в том случае, если они будут присутствовать в оптимальном количестве. Как только баланс нарушается, появляется дисбактериоз. Чтобы понять, почему он возникает, надо знать, почему так важна нормальная микрофлора.

Благодаря ей осуществляется:

  • синтезирование витаминов и ферментов, которые обладают противоопухолевым принципом действия;

  • участие в расщеплении сахара и белка;

  • защита слизистой от инфекций, аллергенов и переизбытка микробов, которые могут стать патогенными;

  • постоянное активирование иммунной системы;

  • стимуляция процесса всасывания воды и полезных веществ;

  • снижение холестерина;

  • нейтрализация вредных веществ;

  • выработка жирных кислот.

Дисбактериоз возникает из-за гибели хороших микроорганизмов и увеличения плохих. Появляется он по разным причинам. У взрослых это чаще всего происходит из-за того, что в рационе — небольшое количество кисломолочных продуктов и продуктов, в которых содержится клетчатка. Если у человека есть заболевания ЖКТ, которые появились из-за изменений клеточных мембран, нарушения обмена веществ и возникновения инфекционных болезней, также возникает дисбактериоз. Он появляется и из-за начавшейся на что-то аллергии, пережитой стрессовой ситуации, нахождения в другой местности, в которой — непривычные для него климатические условия, продолжительных высоких физических нагрузкок.

Как видно, причин появления дисбактериоза очень много. Лечение кишечника в этом случае заключается в приеме лекарственных препаратов, нормализующих микрофлору, а также в изменении рациона питания.

Еще одно распространенное заболевание — язвенный колит. Обычно возникает оно у людей в зрелом возрасте, но все чаще и 20-летние пациенты стали подвергаться ему. Эта болезнь поражает толстый кишечник, а, точнее, его слизистые оболочки. Возникает она по разным причинам:

  • размножение большого количества бактериальных микроорганизмов;

  • нарушения в работе иммунитета;

  • снабжение маленьким количеством крови тканей кишечника;

  • недостаток клетчатки в рационе питания;

  • курение и т.д.

Колит бывает нескольких видов. Инфекционный вызывается зачастую стафилококками и стрептококками. Но инфекция может проникнуть в организм извне: так, заболевание может развиться из-за дизентерии. Также болезнь возникает из-за снижения иммунитета. Ишемический развивается из-за нарушений в кровоснабжении толстого кишечника. Радиационный появляется у людей, которые имеют лучевую болезнь, имеющую хроническую форму. Токсическая форма заболевания возникает из-за негативного воздействия токсинов на организм. Также болезнь может появиться из-за чрезмерного и неоправданного приема нестероидных препаратов противовоспалительного действия. Язвенный колит является самым опасным. На стенках кишечника появляются язвы. Из-за чего это происходит, врачи не знают, но предполагают, что причиной этой болезни является наследственность. Также болезнь может возникнуть из-за аутоиммунного процесса и появления инфекционных агентов.

Заболевание бывает острым и хроническим. В первом случае симптомы выражены и быстро проявляющиеся. И часто кишечник воспаляется «благодаря» энтериту либо гастриту. Хронический колит имеет то обостряющиеся, то угасающие симптомы.

В зависимости от того, в каком месте происходит процесс воспаления, выделяются формы болезни. Одна из них — проктит. При нем воспаляется прямая кишка. Есть сигмоидит — поражается сигмовидная кишка. Существует и тифлит — воспаляется слепая кишка. При трансверзите поражается ободочная кишка, а при панколите происходит воспаление слизистой толстого кишечника.

Есть и другие формы воспаления. Так, колит может возникнуть из-за аллергии. Точную причину может выяснить только врач. Он же назначит правильное  лечение кишечника .

Еще одно распространенное воспалительное заболевание тонкого кишечника, о котором мы уже упоминали, — энтерит. Возникает оно из-за того, что в слизистой осуществляются дистрофические изменения. В результате пища нормально не переваривается и не всасывается. Также болезнь появляется из-за врожденных аномалий тонкого кишечника и по другим причинам: попадание в организм инфекционных возбудителей, токсичных веществ, нахождение в кишечнике паразитов, прогрессирующих и размножающихся, самостоятельное лечение, продолжительный прием антибиотиков и других медикаментов, недолеченный острый энтерит, плохое пережевывание еды, питание, заключающееся в употреблении большого количества жирных, острых продуктов, переедании, аллергия на продукты, недостаточная выработка ферментов, имеющиеся сопутствующие болезни, такие как панкреатит, цирроз печени, туберкулез и др.

Если не лечить энтерит, он может перерасти в хроническую форму. Из-за этого произойдут дистрофические изменения и начнутся воспаления в желудке, поджелудочной железе и других отделах.

Еще одно заболевание, которому подвергается все большее количество человек, — геморрой. Он является сосудистой патологией, при которой появляется гиперплазия колец кишечника, видоизменяющихся и преобразующихся. К чему это в итоге приводит? В тому, то сосуды растягиваются и по всей длине пронизывают толстый и тонкий кишечник.

Причин возникновения геморроя много, поэтому выделим лишь неправильное питание, запоры, сидячяя работа, высокие физические нагрузки.

У женщин геморрой может появиться на последнем триместре беременности из-за того, что плод сдавливает сосуды и сам кишечник.

Заболевание может быть приобретенным (его мы только что рассмотрели) и врожденным. Первый, в свою очередь, бывает первичным и вторичным. Он может быть внутренним и наружным — это зависит от того, каково место его локации. Также патология может иметь острую и хроническую форму.

Теперь рассмотрим врожденный геморрой. Причина его возникновения — наследственность. Но врожденная патология — редкий случай. Чаще всего она является приобретенной. Врожденные же узлы определяются в младенчестве. Родители ребенка обычно имеют сосудистые заболевания.

Существует еще одно распространенное заболевание — синдром раздраженного кишечника (СРК). При нем человек испытывает в желудке острую боль, у него появляется запор либо понос, вздувается живот.

Причин, по которым возникает это заболевание, много. Сюда относятся наследственная предрасположенность, переутомление, стресс, неправильное питание.

Заболевание — не опасное, но все же приносящее дискомфорт человеку. Чтобы избавиться от него, надо пересмотреть свой рацион питания, стараться меньше нервничать, перестать переутомляться и при необходимости принимать медикаменты, назначенные врачом.

В чем заключается медикаментозное лечение кишечника?

Медикаментозное  лечение кишечника  включает в себя прием:

  • антибактериальных препаратов;

  • кортикостероидов;

  • иммуносупрессивные медикаментов;

  • производных инфликсимаба;

  • применение метеотрексата.

Конкретные лекарства назначаются врачом в зависимости от заболевания.

Для систематического лечения применяются:

  • средства против диареи;

  • препараты, которые связывают желчные кислоты;

  • медикаменты, которые снижают кислотность;

  • пеногасители, избавляющие от избыточного образования газов;

  • препараты, влияющие на водно-электролитный обмен, которые назначаются при обезвоживании.

Питание при проблемах с кишечником

Продукты, которые нужно исключить при проблемах с кишечником: слоеное, сдобное тесто, хлеб, приготовленный из муки высшего сорта, жирное и острое, копчености, лук, чеснок, редьку, редиску, грибы. манную крупу, рис, яйца, сваренные вкрутую, бобовые, консервы, кофе, крепкий чай.

На самом деле список можно продолжать еще очень долго. Расскажем, какие продукты можно употреблять: хлеб, приготовленный из муки второго сорта (свежий хлеб нельзя — только вчерашний), овощные супы, нежирные сорта мяса, рыбы и птицы, морепродукты, кисломолочные напитки, яйца, приготовленные всмятку, а также омлеты, пшеничные, гречневые, ячневые каши, вареные овощи, сухофрукты.

Диагностика и лечение кишечника за границей

Клиники Германии, Испании, Израиля и других стран используют новейшие методики диагностики заболеваний кишечника. Для этого они используют современное оборудование. Для обследования самых важных функциональных составляющих ЖКТ делают эндоскопию кишечника.

Еще одна процедура — колоноскопия. С помощью такой методики можно не только узнать, в каком состоянии находится этот орган, но и безоперационно удалить доброкачественные опухоли и полипы.

Ирригоскопия — еще один способ диагностики, заключающийся в введении в организм рентгеноконтрастного вещества, заполняющий участки кишечника и делающий «видимой» структуру кишечника для рентгена.

Магнитно-резонансная томография дает возможность своевременно выявить онкологическое заболевание.

Лечение кишечника  в зарубежных клиниках отличается высокой эффективностью и заключается в применении современных действенных препаратов, использовании высокотехнологичного оборудования и содержания в штате высококвалифицированных специалистов.


Российская компания «МетаМакс» переходит к клиническим испытаниям препарата для лечения рака желудочно-кишечного тракта

Российская компания «МетаМакс» переходит к клиническим испытаниям препарата для лечения рака желудочно-кишечного тракта

03.09.2013
Российская компания «МетаМакс» переходит к клиническим испытаниям препарата для лечения рака желудочно-кишечного тракта

Российская частная биотехнологическая компания «МетаМакс» успешно завершила доклинические исследования препарата для лечения колоректального рака MM-D37K. До конца августа «МетаМакс» планирует подать документы в Министерство Здравоохранения РФ для получения разрешения на клинические исследования препарата, которые будут проводиться на онкологических пациентах с опухолями желудочно-кишечного тракта. Компания финансируется венчурным фондом «Максвелл Биотех», созданном при участии капитала РВК.

Доклинические исследования эффективности препарата MM-D37K показали его высокий терапевтический потенциал в отношении различных моделей рака (invitro и invivo). Новая разработка продемонстрировала усиление действия при повторном использовании в комбинированной терапии со стандартными химиотерапевтическими лекарствами.

«МетаМакс» ведет исследования в одном из самых перспективных направлений лечения онкологии – разработке препаратов, подавляющих активность ферментов, которые поддерживают внутриклеточные биохимические реакции (ингибиторов циклиновых киназ). Однако в отличие от препаратов, разрабатываемых крупными фармацевтическими компаниями, природа продукта ММ-D37K позволяет избежать лекарственного привыкания организма. При этом безопасность препарата доказана на уровне доклинических исследований.

Параллельно развитию препарата MM-D37K, компания «МетаМакс» успешно провела поиск новых органических веществ, способных подавлять активность раковых клеток. В результате был отобран наиболее перспективный пептид (активно действующее вещество), обладающий высокой активностью самоликвидации злокачественной клетки. Данное вещество эффективно в отношении нескольких видов опухолей. В результате планируемой в дальнейшем серии доклинических испытаний возможности пептида будут протестированы для лечения меланомы (рак кожи) и глиобластомы (рак мозга).



О компании Максвелл Биотех Групп
ООО «Максвелл Биотех Групп» — группа девелоперских и сервисных компаний, специализирующихся на развитии инновационных биотехнологических проектов. Компания привлекает финансирование и занимается развитием и выведением на рынок инновационных продуктов и технологий, а также активно участвует в построении эффективной инфраструктуры для развития инновационных компаний, используя многолетний опыт международной команды менеджеров и экспертов и лучшие управленческие практики. К настоящему моменту в активе группы 10 биотехнологических проектов, развивающихся в портфельных компаниях ОнкоМакс, Фотоникс, МетаМакс, Инфектекс, НейроМакс, КардиоНова, Гепатера, Остерос Биомедика и Элевента. Все компании группы входят в число резидентов Биомедицинского кластера инновационного центра «Сколково», 5 из них являются участниками Технологической платформы «Медицина будущего».

Для получения дополнительной информации, пожалуйста, обращайтесь:
Анна Ситникова, главный специалист по связям с общественностью ООО «Максвелл Биотех Групп»
Тел: (495) 411-6992
E-mail: [email protected]

О компании МетаМакс
ООО «МетаМакс» — частная биотехнологическая компания, основанная для развития и продвижения инновационных биофармацевтических препаратов для лечения наиболее распространенных и опасных системных заболеваний человека, таких как онкологические заболевания, болезни обмена веществ и неврологические заболевания. В 2011 Компания стала резидентом Биомедицинского кластера инновационного центра «Сколково» и вошла в число участников Технологической платформы «Медицина Будущего». Первый продукт, разрабатываемый Компанией, — MM-D37K — представляет из себя химерный пептид для лечения злокачественных образований, в частности колоректального рака. Доклиническая проверка эффективности показала высокий терапевтический потенциал данного агента в отношении различных моделей рака (in vitro и in vivo) и продемонстрировала аддитивный и кумулятивный эффект в комбинированной терапии со стандартными химиотерапевтическими агентами.

Получить консультацию по поводу заболеваний ЖКТ у детей в Москве

Проблемы в работе желудочно-кишечного тракта — одни из самых часто встречающихся у детей: согласно данным статистики, в среднем каждый седьмой ребенок страдает теми или иными расстройствами в работе желудка и кишечника.

Своевременное выявление и лечение этих заболеваний очень важно, так как обнаруженная в детском возрасте патология ЖКТ хорошо поддаются лечению. Специалисты педиатрического отделения Клинического госпиталя на Яузе уделяют диагностике заболеваний ЖКТ большое внимание, используя самые современные методики, а также прогрессивные технологии лечения.

Особенности протекания заболеваний ЖКТ у детей

Врачи отмечают, что значительная часть заболеваний ЖКТ у детей — это функциональные расстройства, то есть они не имеют никаких органических причин. При этом функционирование органа действительно нарушается.

Как правило, функциональные нарушения связаны с нарушением в работе механизмов регуляции: нервной или гуморальной. Например, это бывает при стрессе (известно, что, когда дети волнуются, у них болит живот), при вторичной вегетативной дистонии и т.д. Комитет по изучению функциональных расстройств у детей и Международная рабочая группа по разработке критериев функциональных расстройств создали классификацию функциональных расстройств у детей, в которой главный критерий — это преобладающий симптом:

  • расстройства, проявляющиеся рвотой
  • расстройства, проявляющиеся абдоминальными болями: функциональная диспепсия, синдром раздраженной кишки, функциональные абдоминальные боли, абдоминальная мигрень и аэрофагия
  • расстройства стула: детская дисхезия (болезненная дефекация), функциональный запор, функциональная задержка стула, функциональный энкопрез (недержание кала)

Основные виды заболеваний ЖКТ у детей

К наиболее часто встречающимся расстройствам работы желудочно-кишечного тракта у детей относятся следующие:

Расстройства стула (понос — запор). Причин для подобного расстройства может быть множество: пищевое отравление, инфекционные заболевания, глисты, ферментная недостаточность, пищевая аллергия, воспалительные заболевания ЖКТ. Грудной ребенок реагирует расстройствами стула практически на любой внешний дискомфорт: смена питания, прорезывание зубов, инфекционные заболевания, смена климата.

Гастрит — острое или хроническое воспаление слизистой желудка. При остром гастрите ребенок жалуется на сильную боль, у него начинается рвота, расстройство стула, отрыжка. При хроническом гастрите снижен аппетит, ребенок жалуется на умеренные боли, отмечаются моменты интоксикации. Гастрит у детей может развиваться самостоятельно, как первичное заболевание, а также быть следствием перенесенных инфекций.

Гастроэнтерит — воспалительное заболевание слизистой оболочки тонкого кишечника и желудка. Чаще всего развитие гастроэнтерита связано с действием различных вирусов (ротавируса), а также с дисбактериозом. Для заболевания характерны боли, метеоризм, рвота, диарея, наличие крови в каловых массах. В ходе лечения ребенка ограничивают в питании, восстанавливают водный баланс, дают противовирусные препараты.

Язвенная болезнь — хроническое заболевание, при котором в желудке и двенадцатиперстной кишке образуются язвы. Заболевание протекает с периодами обострений и ремиссий. У детей чаще встречается язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки. Ее причиной является бактерия Helicobacter pillory, а такие факторы, как наследственность, психоэмоциональный фон, аллергические заболевания, способствуют развитию язвы. Язвенная болезнь характеризуется сильными болями и расстройством пищеварения, желательно лечить заболевание в стационаре.

Хронический холецистит — воспалительное заболевание желчного пузыря, приводящее к нарушению циркуляции желчи. Пациенты жалуются на приступообразные боли, которые могут быть связаны с приемом жирной пищи или физической нагрузкой. У детей более старшего возраста боли могут локализоваться в нетипичной области, например, в районе грудины. Также при этом заболевании наблюдается дискинезия желчевыводящих путей.

Дискинезия желчевыводящих путей — изменение тонуса и нарушение моторики желчевыводящих путей, которое приводит к сбоям в поступлении желчи в двенадцатиперстную кишку. К сожалению, такие патологии встречаются примерно у 90% детей, которые страдают желудочно-кишечными расстройствами. В основе этого нарушения лежит расстройство регуляции процессов сокращения и расслабления желчного пузыря и сфинктеров.

Хронический панкреатит — воспаление тканей и протоков поджелудочной железы. Дети жалуются на острую боль в эпигастрии, у них начинаются диспептические расстройства, повышается температура тела. Развитию панкреатита может способствовать неправильное питание, неверный режим питания (большие промежутки между едой), употребление ряда лекарств, врожденные особенности желудочно-кишечного тракта.

Диагностика и лечение заболеваний ЖКТ в педиатрическом отделении Клинического госпиталя на Яузе

Так как детские заболевания желудочно-кишечного тракта отличаются большим разнообразием, необходимо проводить их комплексную диагностику, позволяющую установить диагноз с максимальной точностью. В перечень диагностических мероприятий входят следующие:

  • анализ крови: общий и биохимический, а также на маркеры гепатита
  • анализ мочи и кала общий
  • анализ кала на яйца глистов
  • соскобы
  • томография
  • УЗИ
  • при необходимости — рентгенологическое исследование

В зависимости от установленного диагноза и выявленных причин заболевания врачи Клинического госпиталя на Яузе назначают лечение. Программа терапии разрабатывается индивидуально, для лечения применяются различные препараты, в том числе прокинетики, пробиотики, желчегонные и другие препараты. Так как заболевания ЖКТ имеют сложную природу, дети могут направляться на консультацию к психотерапевту или неврологу.

 

THE ROLE OF GASTROINTESTINAL TRACT CORRECTION IN INCREASING EFFECTIVENESS OF TREATMENT AND PREVENTION OF SKIN PATHOLOGY | Shcherbo

The role of dietary factor not only in disorders formation in the gastrointestinal tract (GIT) functioning but also in maintaining, protection and, if necessary, person's health resumption was mentioned in the article. Data on connection of functional and pathological GIT changes with skin cover pathology were presented. It causes necessity in diet correction and GIT state, as adequate clinical efforts in skin pathology complex therapy. Critical analysis of colon hydrotherapy role in GIT functional activity restoration and organism homeostasis as a whole was given. It was emphasized that colon hydrotherapy like any other physiotherapeutic procedure could be neither the only means of treatment, nor its support and panacea. Efforts on balance correction of digestive microbiocenosis as a factor of the bowel endo-ecology with use of liquid probiotics and prebiotics, which caused positive effects on skin cover were studied. Literature data on the topic was presented. Decision on necessity of further research on values and risks of colon hydrotherapy, as of a preventive procedure, and its place in medical and surgical practice was made.


Настоящая публикация посвящена вечной и вместе с тем исключительно актуальной сегодня научной и прикладной проблеме взаимодействия человека с окружающей его средой. Одним из многочисленных, но постоянных факторов среды обитания человека, способных радикально, с положительным или отрицательным знаком, влиять на его здоровье, является фактор питания. При этом не менее постоянными являются наши усилия, направленные как на поиск путей все более полного использования его позитивных эффектов, так и на разработку и внедрение в медицинскую практику клинических и превентивных подходов для ослабления возможного при определенных обстоятельствах его негативного влияния на здоровье. Алиментарный фактор был и остается не только обязательным условием существования человека, но и, будучи сбалансированным и, более того, специально организованным, является мощным фактором защиты и восстановления здоровья. Обратимся к авторитету нашего выдающегося ученого академика А. А. Покровского, который в монографии «Метаболические аспекты фармакологии и токсикологии пищи» еще три десятка лет назад сформулировал постулат, который, как представляется, весьма важен в контексте рассматриваемой проблемы. Ученый писал: «Пища - определение гораздо более емкое, чем это принято представлять. Это комплекс многих сотен тысяч (и, быть может, миллионов) веществ, каждое из которых обладает определенной мерой 45 Медицинская экология Экология человека 2016.08 биологической активности. Многие из биологически активных веществ обнаруживаются в продуктах питания в равных, а иногда и в более высоких дозах, чем они используются в фармакопее;... пищу следует рассматривать не только как источник энергии и пластических веществ, но и как весьма сложный фармакологический комплекс» [14, 165-166]. С учетом этих соображений коснемся опыта нашей клиники в лечении и профилактике кожной патологии, весьма зависимой от характера питания и состояния желудочно-кишечного тракта, в частности в комплексном лечебном воздействии на организм пациента, страдающего, например, угревой болезнью. Именно страдающего, несмотря на «не-смертельность» патологии, и именно - болезнью, а не просто высыпаниями (акне) различной природы. И пациента, как правило, юного, с формирующейся и весьма уязвимой психикой, что предопределяет, кроме прочих, очевидный социальный и в полной мере профилактический (если не исключать юношеские угри из числа сигналов о предрасположенности организма к более серьезной патологии) аспект проблемы. Если же, напротив, мы имеем дело с пациентом зрелого возраста, то здесь еще больше клинических оснований к взыскательному поиску иных, «неэндокринных» истоков патологии и комплексных, включая алиментарный, способов восстановления здоровья. Памятен случай, когда типичная клиника тяжелого псориаза навела клиницистов, задумавшихся о триггерах процесса, на мысль о возможной серьезной патологии кишечника. При инструментальном обследовании это предположение подтвердилось и стало предпосылкой к успешному оперативному лечению. Коррекция питания при угревой болезни, как и при иной патологии, манифестирующей на коже, является неотъемлемым звеном врачебных усилий, особенно, как отмечено, при лечении молодых пациентов (характер питания которых в силу образа жизни нередко оставляет желать много лучшего), как с точки зрения устранения дисбаланса по микро- и макронутриентам, так и с позиций оптимизации функции всех отделов желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). Нерегулярное питание, злоупотребление рафинированными и консервированными продуктами, избыточно калорийная пища с дефицитом клетчатки - это неполный набор факторов, способствующих нарушениям функции ЖКТ, в частности своевременной и полноценной эвакуации содержимого кишечника. Конкретные вопросы специфической коррекции рациона, что является прерогативой диетологов (как обязательного врачебного звена клиники), оставим, за исключением отдельных комментариев, за пределами этой небольшой статьи. Равно как и специальные вопросы назначения медикаментов (общего и местного действия) в зависимости от композиции выявленных при обследовании пациента этиологических и патогенетических факторов заболевания. Остановимся на такой, по нашему опыту вполне показанной в комплексном лечении рассматриваемой категории пациентов, физиотерапевтической процедуре, как гидроколонотерапия (ГКТ) и её патогенетических предпосылках. Очевидно, в оценке этой лечебно-профилактической технологии необходимо отделить «зёрна от плевел», грамотную его популяризацию от непрофессиональной рекламы, а тем более от конкурентной, либо не обоснованной научно антирекламы («Гидра колонотерапии», «Состояние, как после атомного взрыва» - типичные её образцы, «бьющие» на эмоции) [26]. Как видим, здесь не все просто. Гидроко-лонотерапия - действительно серьёзное воздействие на организм, которое должно назначаться врачом по строгим показаниям, осуществляться высококвалифицированным персоналом [11, 30, 33, 38] и не может быть просто «довеском» к СПА-процедурам, какие бы соблазнительные приманки такие предложения ни сопровождали. Гидроколонотерапия, как любая другая физиотерапевтическая процедура, не может быть единственным средством ни лечения, ни его сопровождения, ни тем более панацеей, как иногда ее подают. Вспомним, что подобная процедура, как и близкая к ней по задачам и «технологии» мониторинговая очистка кишечника, одним из своих истоков имеет проверенные столетиями техники йогов «Басти» и «Шанк пракшалана» [32]. Их оценка средствами древней «доказательной медицины» была достаточно убедительной: кишечник освобождался, помимо прочих эффектов, от компонентов (косточки, шкурки, волосы и другой балласт), которые безусловно отсутствовали в пище «пациента» в предшествующие процедуре дни. Весьма существенно, что такое воздействие на кишечник всегда сопровождалось предварительной «оценкой показаний», тщательной подготовкой и настоятельной рекомендацией последующей диеты, призванной обеспечить формирование в кишке, как говорили древние, «первозданной» микрофлоры. Микрофлора кишечника, кишечный микробиоценоз - важнейшие составляющие, «движущие силы» эндоэкологии кишечника - понятия, введенного академиком А.М. Уголевым [19-21] на базе развития физиологии и биохимии пищеварительного тракта. Под этим термином, как и явлением в целом, радикально влияющим на состояние человека, ученый понимал совокупность и взаимодействие микроорганизмов, населяющих кишечник, и энтеральной среды. При этом микрофлора влияет на формирование в кишечнике трех потоков веществ: нутриентов, модифицированных микрофлорой для усвоения организмом, продуктов жизнедеятельности самих микробов (например, витаминов и других биологически активных веществ) и потока сформированных микрофлорой балластных веществ, включая токсичные соединения. Токсикологический аспект рассматриваемой проблемы воплотился даже в так называемую эндотоксиновую теорию физиологии и патологии человека, представляющую «эндотоксиновую агрессию как универсальный фактор патогенеза заболеваний» [29]. 46 Экология человека 2016.08 Медицинская экология Сегодня заинтересованное внимание клиницистов привлекает проблема состояния и эффективной коррекции микробиоценоза кишечника у пациентов с различными вариантами дерматологической патологии, в частности аллергодерматозами, угревой болезнью, розацеа, псориазом и экземой, рецидивирующей рожей и другими заболеваниями. Как показывают исследования [18], природа кожной патологии при дисбиозе кишечника заключается в развитии нарушений электролитного обмена, мембранного транспорта, процессов детоксикации, окислительного фосфорили-рования и конкурентного поглощения витаминов, в извращении иммунологических реакций, что, в свою очередь, оказывает опосредованное влияние на состояние кожных покровов. Весьма показательно, что до 80 % пациентов, обращающихся к дерматологу, жалуются и на «непорядки» в ЖКТ. При этом, естественно, пациенты акцентированы на кожной патологии и связанном с нею психологическом и физическом дискомфорте, на отсутствии положительного и длительного эффекта традиционного лечения, что сопровождается хроническим стрессом и проблемами социальной адаптации. Все это вызывает необходимость поиска дополнительных факторов патогенеза и негативного влияния сочетанной патологии, в качестве которой могут выступать нарушения микробного пейзажа кишечника [18, 27, 28, 36, 37]. Отраслевой стандарт «Протокол ведения больных. Дисбактериоз кишечника» [15] нормальную микрофлору, или нормофлору, определяет как качественное и количественное соотношение разнообразных популяций микробов отдельных органов и систем, поддерживающее биохимическое, метаболическое и иммунологическое равновесие макроорганизма, необходимое для сохранения здоровья человека. Количественный состав и видовое разнообразие микрофлоры в различных отделах ЖКТ неодинаковы, поскольку «по мере продвижения к дистальным отделам кишечной трубки парциальное давление кислорода падает, а величина рН среды растет» [18], поэтому проксимальные отделы заселяют аэробные микробы, ниже располагаются факультативные анаэробы и совсем дистально - строгие анаэробы. В частности, согласно упомянутому отраслевому стандарту [15], в толстой кишке обнаруживается 1011-1012 КОе/г фекалий, из которых 90-95 % анаэробы: бифидобактерии, бактероиды, лактобактерии, вейлонеллы, пептострептококки, клостридии. Но другие 5-10 % - это всё же аэробы: кишечная палочка, протей, цитобактер, стафилококки, энтерококки, серрации, дрожжеподобные грибы. Бифидобактерии, являющиеся основной пристеночной и просветной флорой толстой кишки, наряду с лактобактериями, пропионобактериями, эшерихиями представляют облигатную (постоянную, резидентную) микрофлору. Другие виды - это либо факультативная, либо тран-зиторная флора, но физиологически и патогенетически порой не менее значимая, чем резидентная. Состояние и функциональная активность ЖКТ, определяемая степенью сбалансированности микробиоценоза, как показывает наш опыт, так или иначе манифестируется на коже - самом доступном для исследования органе и одновременно источнике важнейшей информации. При этом надо учитывать, что дисбиоз кишечника к тому же предопределяет торпидное течение дерматозов, резистентность к традиционным методам лечения, тенденцию к хро-низации и частым рецидивам, что подтверждается многими авторами [2, 3, 18]. В нашей практике нередки пациенты, предъявляющие жалобы на нарушения со стороны ЖКТ и параллельно на неблагоприятные кожные изменения. Чаще всего (в 81-86 % случаев) отмечаем сочетание дисбиоза кишечника и дерматозов с пятнистыми и/ или папуло-пустулезными проявлениями. При этом у 82 % пациентов отмечается дисбактериоз кишечника II или III степени с изменениями количественного и качественного состава анаэробной микрофлоры, избыточным ростом микробов с измененными свойствами и значительным количеством условнопатогенной флоры. Исследования показывают, что с нарушениями кишечного микробиоценоза связаны прежде всего такие дерматозы, как пустулёзная форма акне, атопический дерматит, розацеа, себорейный и периоральный дерматиты [18]. В лечении кишечного дисбактериоза (используется и термин «дисбиоз»; он представляется более точным, поскольку в процессах микробного дисбаланса в кишке участвуют не только бактерии) исходят прежде всего из того, что здесь клиницист имеет дело не с клиническим диагнозом, а с сугубо микробиологическим событием, состоянием, клинико-лабораторным синдромом, являющимся следствием и/или осложняющим течение того или иного заболевания [22, 23]. А природа дисбактериоза толстой кишки, помимо осложнения ряда соматических заболеваний, может быть инфекционной (чаще постинфекционной), медикаментозной (скажем, вследствие некорректного приема антибиотиков широкого спектра), алиментарной (как итог неадекватного питания с дефицитом пищевого волокна) и даже радиационной. Немаловажны и предрасполагающие к дисбалансу кишечной микрофлоры факторы: психоэмоциональное перенапряжение, эндокринные дисфункции, иммунодефицитные состояния, негативные экологические воздействия. Следовательно лечение закономерно начинается с выявления первопричин дисбактериоза и усилий по их устранению или ослаблению. Таким образом, клиническое воздействие на синдром складывается из [10, 22]: а) адекватного лечения основного заболевания, в) восстановления функций кишечника, с) повышения общей резистентности макроорганизма, d) коррекции собственно дисбаланса кишечной микрофлоры средствами диетологии, использования пробиотиков, пребиотиков и синбиотиков, а также (по строгим показаниям) кишечных антисептиков и других антимикробных средств. 47 Медицинская экология Экология человека 2016.08 В ряде случаев правильно назначенное лечение основного заболевания (пункт «а») уже приводит к нормализации кишечного микробиоценоза или способствует его восстановлению. Так, проф. М. Д. Ардатская считает, что «при купировании моторно-эвакуаторных расстройств кишечника происходит восстановление окислительно-восстановительного потенциала внутриполостной среды, что, в свою очередь, способствует повышению активности и численности облигатных микроорганизмов и приводит к нормализации баланса аэробных и анаэробных популяций микроорганизмов» [17]. Коснемся, однако, в контексте статьи использования препаратов, указанных в пункте «d»: про-, пре- и синбиотиков. Напомним, что согласно официальному документу, пробиотики представляют собой апато-генные для человека бактерии, обладающие антагонистической активностью в отношении патогенных и условно-патогенных бактерий, обеспечивающие восстановление нормальной микрофлоры (Стандарты качества лекарственных средств. Приказ МЗ РФ № 82 от 29 февраля 2000 года) [16]. Правда, утверждение - «обеспечивающие восстановление нормальной микрофлоры» требует как минимум отдельного последующего комментария. Важно подчеркнуть, что препараты трех названных групп - это не заместительная терапия, а средство обеспечения условий для восстановления нормального биоценоза толстой кишки - миссии, с которой они справляются по-разному. Пробиотики (бифидосодер-жащие, препараты лактобактерий, комбинированные бифидо- и лакто-, колисодержащие и т.д.) выпускаются в виде капсул, порошков, таблеток, ректальных и вагинальных свечей, а также в жидком виде - в формах для внутрикишечного орошения, что примечательно в контексте их возможного использования в системе процедур гидроколонотерапии. Пробиотики достаточно широко применяются в клинической практике, но нередко - как вполне легитимная панацея, особенно в случаях нераспознанной соматической патологии, давшей старт дисбиозу. Между тем специалисты с сожалением отмечают их низкую эффективность даже при длительном применении: эффект носит сугубо транзиторный характер, либо вовсе отсутствует [3, 9, 17, 22, 23]. А ряд авторов [13, 24, 25] на основе собственных исследований формулируют вполне радикальные выводы, в частности: «В наших экспериментах впервые в мире получены убедительные доказательства того, что пробиотические микроорганизмы сертифицированных препаратов гибнут, преодолевая естественные барьеры ЖКТ, и до толстой кишки доходит лишь десятитысячная доля процента от их исходной численности. Те же остаточные количества пробиотических микроорганизмов, которые достигли толстой кишки в жизнеспособном состоянии, являются чужеродными для естественной микрофлоры, не приживаются в биопленке кишечника и отторгаются, оказывая негативное воздействие на иммунную систему и макроорганизм в целом». Справедливости ради следует сказать, что пробиотики, полученные по технологиям последних лет, показывают существенно лучшие клинические результаты [17]. Кроме того, представления об уникальности индивидуального микробного пейзажа толстой кишки человека, высокой специфичности и значительном потенциале «коллективного» иммунитета биопленки кишки, отторгающей инородную микрофлору, «пришедшую ее спасать», привели к разработке идеи индивидуальных пробиотиков на основе аутоштаммов и аутоассоциаций симбиотических микроорганизмов. При этом специалистами подчеркивается, что пробиотик (например, жидкие комплексные препараты нового поколения нормофлорины Б и Л) может реализовать свои потенциальные свойства в том случае, если он поступает в кишечник в активном жизнеспособном состоянии в виде жидкой культуры [5, 7, 12], что ассоциируется с его использованием в процедурах ГКТ. «Ретроградный» путь введения препаратов предполагает показанным и А. Ю. Барановский, который отмечает, что в жидких формах пробиотиков бактерии биологически активны, поэтому способны к колонизации кишечника уже через два часа, то есть быстрее, чем лиофильно высушенные, реализуют свое лечебное действие. При этом автор подчеркивает, что у лиц с высокими показателями кислотопродукции в желудке, вследствие высокой асептичности желудочного сока для бактерий, показан ректальный путь введения [3]. Для коррекции дисбактериоза кишечника сегодня все шире применяют пребиотики - препараты немикробного происхождения, способные оказывать позитивный эффект на организм человека через селективную стимуляцию роста или метаболической активности нормальной микрофлоры человека [1, 3, 6]. К категории пребиотиков относятся вещества и препараты разных фармакотерапевтических групп, но обладающие общим действием - возможностью стимулировать рост собственной нормальной микрофлоры кишечника, с чем не всегда справляются пробиотики. Не ставя задачу сколько-нибудь полной характеристики этой группы препаратов, все же отметим, что наиболее известными представителями этой группы являются лактулоза и пектин, давно применяемые в клинической практике. Менее известны фруктопо-лисахариды (инулин) и фруктоолигосахариды (олигофруктоза), необходимую читателю информацию о которых можно почерпнуть из работ проф. Н.М. Грачевой с соавт.[6], проф. А. Ю. Барановского [3], проф. М. Д. Ардатской [1]. Пребиотики представляют собой препараты, основу которых составляют растительные волокна - низкомолекулярные углеводы, широко представленные в природе. Требования, которые к ним предъявляются, следующие: они не должны подвергаться гидролизу пищеварительными ферментами, не должны абсорбироваться в верхних отделах ЖКТ, но, напротив, должны селективно стимулировать определенную группу микроорганизмов, 48 Экология человека 2016.08 Медицинская экология резидентную для толстой кишки. Эти препараты не перевариваются в желудке и тонкой кишке, доходят до толстой кишки в неизменном виде, где полностью превращаются в короткоцепочечные жирные кислоты (уксусную, пропионовую, масляную), бактериальную биомассу и газы. Т. е. в композицию, которая стимулирует размножение и функциональную активность «родной» для пациента собственной нормальной кишечной микрофлоры [3]. На такого рода положительное воздействие на синантропную микрофлору рассчитывают и при назначении синбиотиков - препаратов, представляющих собой различные комбинации про- и пребиотиков, продуктов их метаболизма, энтеросорбентов. Дальнейшие исследования клинических эффектов этих препаратов откроют новые возможности и более эффективные механизмы их использования, в том числе, как нам представляется, в качестве адекватного сопровождения ряда физиотерапевтических эфферентных процедур, включая ГКТ. О таких исследованиях с положительным результатом, касающихся ГКТ с последующим поэтапным применением жидких пробиотиков, сообщают, в частности, специалисты Курса колопроктологии с мониторной очисткой кишечника Факультета повышения квалификации медицинских работников РУДН И. Е. Костенкова и Д.А. Марков [8]. Исследования в этой области активно продолжаются и в Санкт-Петербурге: по нашим данным, только за последние годы здесь выполнены и защищены несколько докторских и более десяти кандидатских диссертаций с научными обоснованиями подходов к реализации клинических возможностей ГКТ. Показательно, что даже специалисты, критически относящиеся к ГКТ [11], отвергая ряд, по их мнению, мифов об этой методологии, соглашаются, что «метод действительно неплохой», поскольку в первую очередь комплексно воздействует на рецепторы кишечной стенки, отвечающие за акт дефекации, обеспечивает более глубокую и удобную доставку лекарственных средств в кишку и более качественно и комфортно очищает кишку от содержимого. При этом подчеркивается, что ГКТ может быть показана при различных кишечных дискинезиях, прежде всего с замедлением кишечного транзита, в т.ч. при синдроме раздраженной кишки, при воспалительных заболеваниях кишечной стенки (проктиты, прокто-сигмоидиты, колиты) с орошением лекарственными средствами, как средство борьбы с избыточным весом в сочетании с диетой и физическими нагрузками, как метод диализа (ускоренного избавления от токсинов), при дерматологической патологии. Также источник отмечает, что «различные нарушения баланса кишечной флоры, которыми часто пугают противники мониторной очистки кишечника, встречаются редко и только при неграмотном использовании метода», что приводят и другие авторы [31, 35]. Отметим кстати, что в любых, более или менее научно обоснованных перечнях показаний к ГКТ неизменно фигурирует кожная патология (псориаз, экзема, нейродермиты и иные дерматиты). Ряд источников с определенными основаниями квалифицирует гидроколонотерапию как неинвазивный, в отличие от гемодиализа, плазмафереза или перитонеального диализа, метод эфферентной терапии, способствующий элиминации из толстой кишки, в т. ч., вследствие применения современных сорбентов, нехарактерных для нормальной физиологии веществ и субстратов [4, 34]. Однако сорбенты и их клиническое применение в качестве эффективного корректора метаболизма - тема другого материала. В заключение отметим, чтобы «с водой не выплеснуть ребенка», серьезные исследования достоинств и рисков гидроколонотерапии должны продолжаться, а физиотерапевтическое «меню» клиники, занимающейся кожной патологией, по нашему опыту, не может обходиться без щадящей промывки толстой кишки с целью удаления шлаков, детоксикации, коррекции минерального обмена и восстановления нормальной микрофлоры. Это должно делаться исключительно по строгим показаниям и руками квалифицированного персонала.

P P Shcherbo

PMI Corporation's Medical Center, OAO (in decrypted form) "Cosmetology Clinic"

Email: [email protected]
St. Petersburg

M R Khachaturyan

PMI Corporation's Medical Center, OAO (in decrypted form) "Cosmetology Clinic"

St. Petersburg

  1. Ардатская М.Д., Чичерин И.Ю., Стражев С.В., Минушкин О.Н. Эффективность фруктоолиго- и фрук-тополисахаридов в коррекции и профилактике нарушений микробиоценоза кишечника // Сборник научных статей «Кишечная микрофлора: взгляд изнутри». Вып. 2012, № 1. URL: http://www.docme.ru/doc/307188/kishechnaya-mikroflora--vzglyad-iznutri--3-33-mb, (дата обращения 06.04.2015).
  2. Артемов А.А. Изучение корреляционных связей факторов питания с хроническими неинфекционными заболеваниями пищеварительной системы // Вопросы питания. 1987. № 1. С. 20-23.
  3. Барановский А.Ю., Кондрашина Э.А. Дисбактериоз кишечника. 3-е изд. СПб.: Питер, 2008. 240 с.
  4. Гидроколонотерапия. Традиционная и гидролазерная колонотерапия. Неинвазивные сорбционные методы. URL: http://www.efferent.com.ua/ru/hospital-kiev/efferent_division/methods/uninv.html (дата обращения 06.04.2015).
  5. Глушанова Н.А. Экспериментальное обоснование новых подходов к коррекции микробиоценоза кишечника: дис.. д-ра мед. наук. Москва, 2006. 260 с.
  6. Грачева Н.М., Малышев Н.А., Чичерин И.Ю., Аваков А.А., Партин О.С. и др. Фруктоолигосахариды и фруктополисахариды в комплексном лечении больных желудочно-кишечными заболеваниями с явлениями дисбактериоза кишечника // Сб. научных статей «Кишечная микрофлора: взгляд изнутри». Вып. 2012, № 1. URL: http://www.docme.ru/doc/307188/kishechnaya-mikroflora--vzglyad-iznutri--3-33-mb (дата обращения 06.04.2015).
  7. Ефимов Б.А. Дисбактериозы кишечника и их коррекция кисломолочными продуктами, приготовленными с использованием индигенных микроорганизмов: автореф. дис.. канд. мед. наук. Москва, 1993. 24 с.
  8. Костенкова И.Е., Марков Д.А. Бифидокоррекция и толстокишечный диализ в лечении заболеваний ЖКТ. Медицинская картотека - ежемесячный медицинский журнал. 2001, № 12. URL: http://normoflorin.ru/ (дата обращения 01.03.2015).
  9. Маянский А.Н. Дисбактериоз: иллюзии и реальность // Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия. 2000. № 2. С. 61-64.
  10. Назаренко Л.И., Барановский А.Ю. Питание и воспалительные заболевания кишечника // Медицинский академический журнал. 2012. Т. 12, № 2. С. 28-34.
  11. Недозимованный А.И. Колоногидротерапия: промывание мозгов или кишки? URL: http://Doctorpiter.ru/articles/961/ (дата обращения 12.12.2014).
  12. Петров Л.Н. Витафлор. Бактерийный препарат нового поколения для лечения и профилактики дисбактериозов. СПб.: Санкт-Петербургская торгово-промышленная палата, 2003. 68 с.
  13. Погорельский И.П., Чичерин И.Ю., Лундовских И.А. Экологическая и функциональная маргинальность пробиотических микроорганизмов // Сб. научн. статей «Кишечная микрофлора: взгляд изнутри». Вып. 2012, № 1. URL: http://ww.docme.ru/doc/307188/kishechnaya-mikroflora--vzglyad-iznutri--3-33-mb, (дата обращения 06.04.2015).
  14. Покровский А.А. Метаболические аспекты фармакологии и токсикологии пищи. М.: Медицина, 1979. 184 с.
  15. Приказ МЗ РФ от 9 июня 2003 г. № 231. Об утверждении отраслевого стандарта «Протокол ведения больных. Дисбактериоз кишечника», Москва, 2003 г.
  16. Приказ МЗ РФ от 29 февраля 2000 г. № 82. О введении в действие отраслевого стандарта «Стандарты качества лекарственных средств. Основные положения», Москва, 2000 г.
  17. Сателлитный симпозиум. Коррекция и профилактика дисбактериоза. Новые подходы к терапии заболеваний желудочно-кишечной системы / под ред. Н.А. Токаревой // Эффективная фармакотерапия. Гастроэнтерология. 2011. № 3. С. 77-84.
  18. Стремоухов А.А., Киреева Н.В. Дисбиоз кишечника и дерматозы: диагностика и лечение сочетанной патологии // Справочник врача общей практики. 2010. № 8. С. 20-57.
  19. Уголев А.М. Пищеварение и его приспособительная эволюция. М., 1961. 306 с.
  20. Уголев А.М. Эволюция пищеварения и принципы эволюции функций. Л., 1985. 544 с.
  21. Уголев А.М. Теория адекватного питания и трофология. СПб., 1991. 272 с.
  22. Циммерман Я.С. «Западноевропеизмы» и их место в современной русской медицинской терминологии, другие спорные терминологические проблемы // Клиническая медицина. 2000. Т. 78, № 1. С. 59-63.
  23. Циммерман Я.С. Дисбиоз (дисбактериоз) кишечника и/или синдром избыточного бактериального роста // Новости медицины и фармации. 2008. № 264. 11 с.
  24. Чичерин И.Ю., Дармов И.В., Погорельский И.П., Лундовских И.А., Гаврилов К.Е. Заместительное действие пробиотиков: миф или реальность // Сб. научн. статей «Кишечная микрофлора:взгляд изнутри». Вып. 2012, № 1. URL: http://ww.docme.ru/doc/307188/kishechnaya-mikroflora--vzglyad-iznutri--3-33-mb, (дата обращения 06.04.2015).
  25. Чичерин И.Ю., Погорельский И.П., Дармов И.В. Предисловие к Сборнику научных статей «Кишечная микрофлора: взгляд изнутри». Вып. 2012, № 1. URL: http://www.docme.ru/doc/307188/kishechnaya-mikroflora--vzglyad-iznutri--3-33-mb. (дата обращения 06.04.2015).
  26. Щербо А.П., Козырин К.И., Хачатурян М.Р. Коррекция питания и состояния ЖКТ в комплексе средств повышения эффективности лечения и профилактики угревой болезни // Материалы 8-й междунар. науч. конф. Доно-зология-2012 «Пища и питание: проблемы безопасности и коррекции при формировании здорового образа жизни». 13-14 декабря 2012 г. Санкт-Петербург. 2012. С. 363-366.
  27. Щербо А.П., Ширинская Н.В. Социально-гигиенические и клинические аспекты влияния консультативной помощи на качество лечебно-диагностического процесса у пациентов с остеоартрозом и сопутствующей патологией желудочно-кишечного тракта // Профилактическая и клиническая медицина. 2011. № 4. С. 45-49.
  28. Щербо А.П., Пирожинский В.В., Иорданишвили А.К. Биокорректоры питания в повышении эффективности лечебно-профилактических мероприятий у работников экопатогенного предприятия // Труды II-го Сибирского конгресса по экологии с междунар. участием. Иркутск -Байкал, 2010. С. 250-257.
  29. Яковлев М.Ю. Элементы эндотоксиновой теории физиологии и патологии человека // Физиология человека. 2003. Т. 29, № 4. С. 154-165.
  30. Biering-Sorensen F., Bing J., Berggreen P., Olesen G.M. Rectum perforation during transanal irrigation: a case story // Spinal Cord. 2009, Mar. Vol. 47 (3). P. 266-267.
  31. Grant M., McMullen, Altschuler A. and other. Irrigation practices in long-term survivors of colorectal cancer with colostomies // Clin. J. Oncol. Nurs. 2012, Oct. 1. Vol. 16 (5). P. 514-519.
  32. Ebert Dietrich. Physiologische Aspekte des Yoga. 1. Aufl. Leipzig: Georg Thime, 1986. 41 Abb., 30 Tab.
  33. Ernst E. Colonic irrigation: therapeutic claims by professional organizations, a review // Int. J. Clin. Pract. 2010, Mar. Vol. 64 (4). P. 429-431.
  34. Koch S.M., Melenhorst J., van Gemert W.G., Baeten C.G. Prospective study of colonic irrigation for the treatment of defecation disorders // Br. J. Surg. 2008, Oct. Vol. 95 (10). P. 1273-1279.
  35. Mishori R., Otubu A., Jones A. The dangers of colon cleansing // J. Fam. Pract. 2011. Aug. Vol. 60 (8). P. 454-457.
  36. Sahakitrungruang C., Patiwongpaisarn A. and other. A randomized controlled trail comparing colonic irrigation and oral antibiotics administration versus 4 % formalin application for treatment of hemorrhagic radiation proctitis // Dis Colon Rectum. 2012 Oct. Vol. 55 (10). P. 1053-1058.
  37. Sahakitrungruang C., Thum-Umnuaysuk S., Patiwongpaisarn A. and other. A novel treatment for hemorrhagic radiation proctitis using colonic irrigation and oral antibiotic administration // Colorectal Dis. 2011, May. Vol. 13 (5). P. 79-82.
  38. Seow-Choen F. The physiology of colonic hydrotherapy // Colorectal. Dis. 2009, Sep. Vol. 11 (7). P. 686-688.
Views

Abstract - 135

PDF (Russian) - 166

Cited-By

Article Metrics

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Новые рубежи в терапии заболеваний и расстройств желудочно-кишечного тракта - от микроРНК до новой фармацевтики, диет с низким содержанием FODMAP и микробиома

Введение - обзор раздела GI

В то время как мы добились больших успехов в разработке новых терапевтических стратегий для лечения определенных заболеваний желудочно-кишечного тракта таких как гепатит С, нужно гораздо больше! Существует острая потребность в новых методах лечения сложных заболеваний, таких как нарушения моторики, ВЗК, ожирение, рак, запоры и диарейные расстройства, ятрогенные заболевания, такие как послеоперационная кишечная непроходимость, висцеральная боль, ГЭРБ и другие расстройства пищевода.Поскольку дети - это не маленькие взрослые, разработка лекарств для детей и младенцев становится еще более сложной. Как подчеркивается в этом выпуске, пробелы в нашем фундаментальном понимании основных механизмов некоторых заболеваний желудочно-кишечного тракта также ограничивают прогресс. Некоторые примеры включают расстройства желудочно-кишечного тракта, рак желудочно-кишечного тракта, ГЭРБ, ожирение и заболевания кишечника. В клинических испытаниях следует уделять больше внимания плацебо-эффектам препаратов для лечения желудочно-кишечного тракта. К новым областям относятся фармакогеномика, взаимодействие фармакотерапии и микробиома кишечника, специальные диеты (т.е. низкий уровень FODMAP), пуринергические препараты, опиоидные механизмы лекарственной толерантности и запора, а также микроРНК.

Обзор в гастроэнтерологии затрат / заболеваемости, связанных с расстройствами и заболеваниями кишечника, дает отрезвляющую реальность масштабов проблемы и подчеркивает необходимость большего количества вариантов лечения. Наблюдается тревожная тенденция к увеличению затрат на здравоохранение, лечение этих заболеваний и снижение заболеваемости и в некоторых случаях смертности (например, связанных с колоректальным раком и раком поджелудочной железы).Недавняя обзорная статья в Gastroenterology (2015) Anne F Peery et al . основное внимание уделялось бремени заболеваний желудочно-кишечного тракта, печени и поджелудочной железы в США. Они являются существенным бременем и требуют больших затрат. По оценкам, в амбулаторных условиях за год диагностируется 7 миллионов диагнозов ГЭРБ. На функциональные и двигательные расстройства приходилось около 1 миллиона обращений в отделения неотложной помощи за один год, и большинство из них были связаны с запорами. Госпитализации и связанные с этим расходы по поводу IBD, инфекции Clostridium difficile и хронических заболеваний печени значительно выросли за последние 20 лет.Распространенность иммуноопосредованных состояний, таких как целиакия и эозинофильный эзофагит (EoE), также резко возросла за последние 20 лет, и на горизонте появляются новые методы лечения. Наконец, ведущей причиной смерти желудочно-кишечного тракта является рак прямой кишки.

Имея это в виду, в этом выпуске рассматриваются некоторые важные последние достижения в области желудочно-кишечных расстройств. Эти достижения охватывают спектр новых терапевтических средств и новых лекарственных препаратов для лечения функциональных расстройств желудочно-кишечного тракта, кишечных и печеночных заболеваний, ВЗК и ГЭРБ.Нетрадиционные лекарственные мишени включают микро-РНК, диеты с низким содержанием FODMAP, индуцированный гипоксией фактор-2α (HIF-2α) и микробиомные терапевтические средства. Спектр новых мишеней представлен в . .

Новые рубежи в терапии заболеваний и расстройств желудочно-кишечного тракта. Спектр новейших терапевтических средств в желудочно-кишечном тракте.

Адил Э. Бхаруча и др. . обсудить новые фармакологические подходы к лечению функциональных расстройств кишечника, которые, вероятно, затрагивают примерно 10% населения.Эти условия могут существенно ухудшить качество жизни. Существует значительная неудовлетворенная потребность в новых лекарствах, предназначенных для лечения этих состояний. В будущих исследованиях следует оценить дополнительную полезность новых методов лечения по сравнению со старыми лекарствами, многие из которых эффективны и менее дороги.

Шанти и его коллеги рассказывают о роли низких FODMAP (ферментируемых олигосахаридов, дисахаридов, 53 моносахаридов и полиолов) в лечении синдрома раздраженного кишечника (СРК). Эти продукты плохо всасываются в тонком кишечнике, осмотически активны и ферментируются в толстом кишечнике.В то время как отдельные продукты питания были признаны причиной желудочно-кишечных симптомов у некоторых людей в течение многих лет (например, непереносимость лактозы), термин FODMAP был введен в 2004 году для обозначения различных продуктов. Обзор хорошо описывает механизмы, с помощью которых FODMAP абсорбируются и вызывают симптомы, реализация, плюсы и минусы диет с низким содержанием FODMAP, а также ограничения клинических испытаний с низким содержанием FODMAP. Дополнительное преимущество диеты с низким содержанием FODMAP по сравнению со стандартными диетическими рекомендациями при СРК неясно. Необходимы сравнения диет с низким содержанием FODMAP с другими методами лечения СРК.

Хармит и Майкл описывают механизмы передачи сигналов желчной кислотой в энтерогепатической коммуникации, использование секвестрантов желчных кислот при диарее и замечательные достижения в терапии, которая модулирует передачу сигналов желчной кислоты при заболеваниях кишечника и печени. Обетихловая кислота, агонист FxR, одобрена для лечения первичного билиарного холангита и проходит испытания при других состояниях. Несколько других агентов находятся в стадии разработки. Терапевтические преимущества агонистов FxR и FGF19 нивелируются гиперлипидемией.

Sang Hyoung Parka и др. . четко выделить критические проблемы в быстро расширяющейся области, а именно, лечение воспалительных заболеваний кишечника с помощью биологических агентов. Цель лечения сместилась от контроля симптомов к контролю воспаления (т.е. «глубокая ремиссия»). В дополнение к новейшим лекарствам их обзор охватывает биоподобные агенты, терапевтический мониторинг лекарств и стратегию «лечение до цели». Местная доставка лекарств может решить некоторые проблемы с биологическими препаратами.Новое поколение малых молекул с потенциалом для перорального введения и доставки лекарств через кишечник может иметь преимущества перед биологическими препаратами, и они рассматриваются для лечения воспалительного заболевания кишечника.

Джеффри Бернсток и др. . подчеркивают роль пуринергической передачи сигналов в нормальном кишечнике, кишечных невропатиях и заболеваниях желудочно-кишечного тракта. Пурины регулируют все уровни моторных рефлексов кишечника. Изменения в экспрессии или функции пуринергических рецепторов или ферментов, участвующих в метаболизме пуринов, связаны с дисфункцией желудочно-кишечного тракта и, в частности, с опосредованным воспалением повреждением кишечных нейронов при воспалительном заболевании кишечника.Работа лаборатории Гулбренсана предоставляет доказательства того, что глия высвобождает АТФ, который способствует гибели нейронов и моторной дисфункции кишечника при колите посредством P2X7-зависимого нейрально-глиального пути и глиального пути пуринергического коннексина-43. Новые данные предполагают, что кишечная глия способствует ряду нарушений моторики желудочно-кишечного тракта. Исследования на доклинических моделях предоставляют убедительные доказательства потенциального терапевтического использования пуринергических препаратов при заболеваниях и расстройствах желудочно-кишечного тракта, а исследование на пациентах с БК демонстрирует, что антагонист P2X7R AZD9056 может иметь некоторую потенциальную пользу.Действительно, необходимы тщательно спланированные клинические испытания, чтобы «проверить осуществимость, безопасность и эффективность» пуринергических препаратов при заболеваниях желудочно-кишечного тракта. Также существует медицинская потребность в более сильных, менее токсичных антагонистах P2X7R и лекарствах, нацеленных на другие пуринергические механизмы - инновационное использование мини-антител или нанотел для P2X7R может «решить проблему». Достижения в медицинской химии также открывают путь для более селективных агентов, и мы надеемся, что увеличение доступности «целого ряда пуринергических лекарств» откроет для человека эффективные лекарства.

Трудно представить себе класс наркотиков, который в последние годы получил больше освещения в средствах массовой информации, чем опиоиды, из-за опиоидного кризиса в этой стране. Хамид Акбарали и Уильям Дьюи рассматривают недавние достижения в нашем понимании толерантности к анальгезии, связанной с опиоидами, и идентифицируют кишечные глиальные клетки как новую мишень для хронического запора, индуцированного морфином (OIC). Интересным новым достижением является то, что микробиом кишечника может быть фактором, способствующим толерантности к опиоидам к анальгезии.Выдвигается концепция, согласно которой хроническое введение морфина изменяет микробиом кишечника и разрушает эпителиальный барьер, вызывая воспаление кишечника. Бактериальная транслокация через проницаемый барьер активирует толл-подобные рецепторы и передачу сигналов в кишечной глии, вызывая усиление коннексин-43 - пуринергического пути. В дополнение к вкладу в запор, вызванный морфином, путем изменения внутренней нервно-моторной функции, медиаторы воспаления, высвобождаемые «реактивной глией», могут влиять на внешние сенсорные афференты, расположенные в кишечнике (с их клеточными телами в ганглиях задних корешков), чтобы вызвать толерантность к опиоидам.Необходимы соответствующие исследования на пациентах, чтобы подтвердить эти новаторские концепции о роли «активированной глии» на ОИК и толерантности к анальгезии. Представленные данные также подчеркивают «сложность различных механизмов между запором, вызванным опиоидами, и обезболиванием».

Микробиом представляет собой область значительного клинического интереса, имеющую огромное значение для современной медицины и терапии широкого спектра заболеваний. Технологии секвенирования нового поколения предоставили платформу для «глубокого исследования микробиома и его влияния на здоровье и болезни человека».Кашьяп Пурна и Имонн Куигли предоставляют своевременный и информативный обзор, охватывающий клинически значимые аспекты микробиома кишечника. Успех трансплантации фекальной микробиоты (FMT) или трансплантации стула очевиден при лечении инфекции C. difficile , что является серьезной клинической проблемой. Пробиотики могут быть полезны при воспалительном заболевании кишечника, некротическом энтероколите и синдроме раздраженного кишечника. В обзоре подчеркивается важная роль, которую играет микробиом в ответных реакциях отдельных людей на лекарства и в метаболизме лекарств, влияющих на эффективность или частоту побочных эффектов - обсуждаются многие соответствующие примеры лекарств.В обзоре подчеркивается, что микробиом является богатым источником потенциальных новых терапевтических средств и фармакабиотиков для лечения заболеваний и расстройств желудочно-кишечного тракта, и многие клинические испытания еще продолжаются. Это область интенсивных исследований, захватывающих возможностей и множества проблем.

Маите Солас и др. . изучить роль микробиоты кишечника в нейровоспалении, которое может связывать ожирение, заболевание с низким уровнем воспаления, с когнитивной дисфункцией, с вероятными последствиями для фармакологических вмешательств в будущем.Ожирение - это эпидемия во всем мире. Авторы постулируют захватывающую предполагаемую связь между питанием, микробиомом кишечника, ожирением и снижением когнитивных функций и предлагают потенциальные терапевтические цели. Это исследование заслуживает дальнейшего рассмотрения, особенно у пожилых людей и у тех, у кого более вероятно развитие когнитивных нарушений или нарушений, то есть у пациентов, перенесших серьезные операции, связанные с анестезией / послеоперационным нейровоспалением, послеоперационным когнитивным снижением (POCD) и делирием.Еще предстоит определить, увеличивает ли ожирение риск снижения когнитивных функций в этой или других уязвимых группах населения. В обзоре поднимается привлекательная, но недоказанная концепция медицины «точного питания», предназначенная для воздействия на микробиоту и ось мозг-кишечник. Потенциал для разработки новых методов лечения заболеваний, связанных с нейрокогнитивным снижением, путем воздействия на микробиом кишечника весьма привлекателен.

MicroRNA не являются кодирующими регуляторами экспрессии генов. Микро РНК вовлечены в желудочно-кишечные заболевания, в частности воспалительные заболевания кишечника и колоректальный рак, которые связаны с воспалением.Эсмерина Тиль и Карло Кроче предоставляют превосходный подробный обзор и обновленную информацию о роли микроРНК в ВЗК и связанных с ним раках. Основное внимание уделяется нацеливанию микроРНК на транскрипты, кодирующие белки кишечного барьера (то есть белки с плотным контактом) и их регуляторы для возникновения патологий кишечника - действительно, обзор охватывает область, которой до сих пор не уделялось особого внимания. Очевидно, что кишечный барьер является критической мишенью для здоровья и болезней желудочно-кишечного тракта. Воспаление кишечника нарушает кишечный барьер при ВЗК, а также вызывает изменения в экспрессии микроРНК кишечного эпителия, которые могут привести к развитию опухоли кишечника.Как уже говорилось, это область интенсивных исследований и большие надежды на разработку новых лекарств, которые « напрямую доставляют имитаторы микроРНК или антисмысловые ингибирующие РНК (антагомиР) в патологические клетки, что в конечном итоге приведет к действительно персонализированной медицине ». Ряд фитохимических веществ. Включенные в наши диеты, могут быть полезны, регулируя уровень микроРНК. Восстановление или поддержание нормальной экспрессии микроРНК в кишечном эпителии должно быть полезным. Задача состоит в том, чтобы разработать новые лекарства, которые могут «по требованию» модулировать экспрессию микроРНК, чтобы минимизировать побочные эффекты.

Эозинофильный эзофагит, который был признан самостоятельным заболеванием в середине 1990-х годов, является одной из наиболее частых причин дисфагии у взрослых. Целиакия, возможно, поражает 1% белого населения США. Оба состояния характеризуются хроническим иммуноопосредованным воспалением слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта, возникающим из-за эозинофилов в EoE и лимфоцитов в CeD и желудочно-кишечных симптомов. В настоящее время краеугольными камнями терапии являются ингибиторы протонной помпы и стероиды для местного применения при ЭоЕ, а также строгое соблюдение безглютеновой диеты при ЦД.Обзор Рока Сеона и его коллег охватывает важные вопросы, связанные со стандартной терапией, а также выделяет несколько интересных лекарств, включая биологические агенты, которые проходят клинические испытания. Однако ни один из них не превосходит стандартную терапию и не готов к одобрению.

Ронда Ф. Соуза и его коллеги изучают новую парадигму патогенеза ГЭРБ - традиционная концепция заключается в том, что рефлюксная кислота и соли желчных кислот вызывают химический ожог / повреждение пищевода. Скорее, они постулируют новую концепцию, согласно которой рефлюксная кислота и соли желчных кислот активируют сигнальный путь НАДФН-оксидаза / АФК / PHD для стабилизации индуцированного гипоксией фактора - 2α (HIF-2α), который может перемещаться в ядро, индуцируя транскрипцию провоспалительных цитокинов.В свою очередь, эти цитокины и воспалительная реакция вызывают развитие рефлюкс-эзофагита. Низкомолекулярные ингибиторы HIF-2α демонстрируют благоприятные профили селективности, активности, фармакокинетики и токсичности, и клинические испытания этих препаратов для лечения рака почки, вызванного HIF-2α, продолжаются. Обсуждается возможность использования ингибиторов HIF-2α для лечения ГЭРБ, хотя явно необходимы дальнейшие исследования с использованием ингибиторов HIF-2α на доклинических моделях рефлюкс-эзофагита.

Наше понимание ГЭРБ у младенцев отстает от взрослых. Мохамед Аль-Махди и др. . предоставить краткую обновленную информацию о текущем фармакологическом лечении ГЭРБ у младенцев, выделив дополнительные проблемы у недоношенных новорожденных с высоким риском и детей с нейро-аэродинамическими патологиями в вариантах лечения. Как уже говорилось, данные хорошо спланированных клинических исследований проблем с пищеварением и симптомов ГЭРБ у младенцев отсутствуют, что затрудняет разработку руководящих принципов и рекомендаций по терапии.Также крайне необходимо более глубокое понимание основных патогенетических механизмов ГЭРБ, а также у младенцев или недоношенных детей с нейро-аэродинамическими патологиями.

Новые проекты и парадигмы для изучения ответов на плацебо и ноцебо в тщательно разработанных клинических испытаниях в гастроэнтерологии - тема обзора, написанного Полом Энком и др. . Это сложная и важная тема, которой в литературе уделяется недостаточно внимания. Авторы обсуждают эффекты плацебо (улучшение симптомов после лечения) и ноцебо (ухудшение симптомов после лечения) и их механизмы в гастроэнтерологии.Авторы хорошо описывают животные модели ответа на плацебо и анальгезии, а также фармакологические и нейрохимические механизмы. Они пытаются демистифицировать, как возникают эффекты плацебо и ноцебо, и обсуждают новые дизайны исследований, чтобы преодолеть ограничения традиционных рандомизированных и плацебо-контролируемых исследований при тестировании лекарств в полевых условиях, и сосредотачиваются на висцеральной боли и тошноте для их реализации и применения в гастроэнтерологии.

Заболевания желудочно-кишечного тракта: симптомы, лечение и причины

Что такое желудочно-кишечные заболевания?

Заболевания желудочно-кишечного тракта поражают желудочно-кишечный тракт (ЖКТ) от рта до заднего прохода.Бывают двух типов: функциональные и структурные. Некоторые примеры включают тошноту / рвоту, пищевое отравление, непереносимость лактозы и диарею.

Что такое функциональные желудочно-кишечные заболевания?

Функциональные заболевания - это заболевания, при которых желудочно-кишечный тракт при осмотре выглядит нормально, но не двигается должным образом. Это наиболее распространенные проблемы, поражающие желудочно-кишечный тракт (включая толстую и прямую кишки). Распространенными примерами являются запор, синдром раздраженного кишечника (СРК), тошнота, пищевое отравление, газы, вздутие живота, ГЭРБ и диарея.

Многие факторы могут нарушить ваш желудочно-кишечный тракт и его моторику (способность продолжать движение), в том числе:

  • Соблюдайте диету с низким содержанием клетчатки.
  • Недостаточно физических упражнений.
  • Путешествие или другие изменения в распорядке дня.
  • Употребление большого количества молочных продуктов.
  • Стресс.
  • Сопротивление желанию опорожнить кишечник, возможно, из-за геморроя.
  • Чрезмерное употребление противодиарейных препаратов, которые со временем ослабляют движения мышц кишечника, называемые моторикой.
  • Прием антацидных препаратов, содержащих кальций или алюминий.
  • Прием некоторых лекарств (особенно антидепрессантов, таблеток железа и сильных обезболивающих, таких как наркотики).
  • Беременность.

Что такое структурные заболевания желудочно-кишечного тракта?

Структурные заболевания желудочно-кишечного тракта - это заболевания, при которых кишечник выглядит ненормальным при осмотре и также не работает должным образом. Иногда структурную аномалию необходимо удалить хирургическим путем.Общие примеры структурных заболеваний ЖКТ включают стриктуры, стеноз, геморрой, дивертикулярную болезнь, полипы толстой кишки, рак толстой кишки и воспалительные заболевания кишечника.

Запор

Запор, являющийся функциональной проблемой, затрудняет опорожнение кишечника (или дефекацию), стул бывает нечастым (менее трех раз в неделю) или неполным. Запор обычно вызывается недостаточным количеством грубых кормов или клетчатки в вашем рационе, либо нарушением вашего обычного распорядка дня или диеты.

Запор заставляет вас напрягаться во время дефекации. Это может вызвать небольшой твердый стул, а иногда и анальные проблемы, такие как трещины и геморрой. Запор редко является признаком более серьезного заболевания.

Вы можете лечить запор с помощью:

  • Увеличение количества клетчатки и воды в вашем рационе.
  • Регулярно тренируйтесь и увеличивайте интенсивность упражнений по мере переносимости.
  • Опорожнение кишечника при позывах (сопротивление позывам вызывает запор).

Если эти методы лечения не работают, можно добавить слабительные. Обратите внимание: вы должны быть в курсе последних событий по скринингу на рак толстой кишки. Всегда следуйте инструкциям по применению слабительного лекарства, а также советам вашего лечащего врача.

Синдром раздраженного кишечника (СРК)

Синдром раздраженного кишечника (также называемый спастической толстой кишкой, раздраженной толстой кишкой, СРК или нервным желудком) - это функциональное состояние, при котором мышца толстой кишки сокращается более или менее часто, чем «обычно».«Определенные продукты питания, лекарства и эмоциональный стресс - вот некоторые факторы, которые могут вызвать СРК.

Симптомы СРК включают:

  • Боль и спазмы в животе.
  • Лишний газ.
  • Вздутие живота.
  • Изменение привычек кишечника, например, более жесткий, жидкий или более срочный стул, чем обычно.
  • Чередование запоров и диареи.

Лечение включает:

  • Избегайте чрезмерного употребления кофеина.
  • Увеличение количества клетчатки в вашем рационе.
  • Отслеживание того, какие продукты вызывают у вас СРК (и отказ от этих продуктов).
  • Сведение к минимуму стресса или изучение различных способов справиться со стрессом.
  • Прием лекарств, назначенных вашим лечащим врачом.
  • Избегайте обезвоживания и хорошо увлажняйте в течение дня.
  • Получение качественного отдыха / сна.

Геморрой

Геморрой - расширенные вены анального канала, структурное заболевание. Это набухшие кровеносные сосуды, выстилающие анальное отверстие.Они вызваны хроническим избыточным давлением из-за натуживания во время дефекации, постоянной диареи или беременности. Есть два типа геморроя: внутренний и внешний.

Внутренний геморрой

Внутренний геморрой - это кровеносные сосуды внутри анального отверстия. Когда они падают в задний проход в результате напряжения, они раздражаются и начинают кровоточить. В конечном итоге внутренний геморрой может выпасть настолько, что выпадет (утонет или выпадет) из заднего прохода.

В обращение входит:

  • Улучшение привычек кишечника (например, избегание запоров, отсутствие напряжения во время дефекации и опорожнение кишечника, когда у вас есть позывы).
  • Ваш лечащий врач использует перевязочные ленты для удаления сосудов.
  • Ваш лечащий врач удаляет их хирургическим путем. Операция нужна лишь небольшому количеству людей с очень большим, болезненным и стойким геморроем.

Наружный геморрой

Наружный геморрой - это вены, расположенные непосредственно под кожей на внешней стороне анального отверстия.Иногда после натуживания наружные геморроидальные вены лопаются и под кожей образуются тромбы. Это очень болезненное состояние называется «грудой».

Лечение включает удаление сгустка и вены под местной анестезией и / или удаление самого геморроя.

Анальные трещины

Анальные трещины также являются структурным заболеванием. Это трещины или трещины на подкладке анального отверстия. Наиболее частой причиной анальной трещины является выделение очень жесткого или водянистого стула.Трещина в слизистой оболочке заднего прохода обнажает основные мышцы, которые контролируют прохождение стула через задний проход и наружу. Анальная трещина - одна из самых болезненных проблем, потому что обнаженные мышцы раздражаются от стула или воздуха, что приводит к сильной жгучей боли, кровотечению или спазму после дефекации.

Первоначальное лечение трещин заднего прохода включает обезболивающие, пищевые волокна для уменьшения количества обильного, объемного стула и сидячие ванны (сидение в нескольких дюймах теплой воды).Если эти методы лечения не уменьшают вашу боль, может потребоваться операция по восстановлению мышцы сфинктера.

Перианальные абсцессы

Перианальные абсцессы, также структурное заболевание, могут возникать, когда крошечные анальные железы, открывающиеся внутри вашего ануса, блокируются, и бактерии, всегда присутствующие в этих железах, вызывают инфекцию. При образовании гноя образуется абсцесс. Лечение включает дренирование абсцесса, обычно под местной анестезией в офисе врача.

Анальный свищ

Анальный свищ - опять же структурное заболевание - часто следует за дренированием абсцесса и представляет собой аномальный трубчатый проход от анального канала к отверстию в коже рядом с отверстием вашего ануса. Шлаки тела, проходящие через анальный канал, выводятся через этот крошечный канал и выводятся наружу через кожу, вызывая зуд и раздражение. Свищи также вызывают дренаж, боль и кровотечение. Они редко заживают сами по себе и обычно нуждаются в хирургическом вмешательстве, чтобы осушить абсцесс и «закрыть» свищ.

Другие перианальные инфекции

Иногда кожные железы возле анального отверстия инфицируются, и их необходимо дренировать, как при этом структурном заболевании. Сразу за анусом могут образовываться абсцессы, содержащие небольшой пучок волос в задней части таза (так называемая пилонидальная киста).

Заболевания, передающиеся половым путем, которые могут поражать задний проход, включают анальные бородавки, герпес, СПИД, хламидиоз и гонорею.

Дивертикулярная болезнь

Дивертикулез структурного заболевания - это наличие небольших выпячиваний (дивертикулов) в мышечной стенке толстой кишки, которые образуются в ослабленных участках кишечника.Обычно они возникают в сигмовидной кишке, зоне высокого давления в нижней части толстой кишки.

Дивертикулярная болезнь очень распространена и встречается у 10% людей старше 40 лет и у 50% людей старше 60 лет в западных культурах. Это часто вызвано слишком низким содержанием грубых кормов (клетчатки) в рационе. Дивертикулез иногда может перерасти в дивертикулит

Осложнения дивертикулярной болезни случаются примерно у 10% людей с выпячиванием. К ним относятся инфекция или воспаление (дивертикулит), кровотечение и непроходимость.Лечение дивертикулита включает лечение запора, а иногда и антибиотики, если это действительно серьезно. Хирургия необходима в крайнем случае тем, у кого есть серьезные осложнения для удаления пораженного пораженного сегмента толстой кишки.

Полипы и рак толстой кишки

Ежегодно у 130 000 американцев диагностируется колоректальный рак, вторая по распространенности форма рака в Соединенных Штатах. К счастью, с достижениями в области раннего выявления и лечения колоректальный рак является одной из наиболее излечимых форм болезни.Используя различные скрининговые тесты, можно предотвратить, обнаружить и вылечить болезнь задолго до появления симптомов.

Важность проверки

Почти все виды рака прямой кишки начинаются с полипов, доброкачественных (не злокачественных) новообразований в тканях, выстилающих толстую и прямую кишки. Рак развивается, когда эти полипы растут, а аномальные клетки развиваются и начинают вторгаться в окружающие ткани. Удаление полипов может предотвратить развитие рака прямой кишки. Почти все предраковые полипы можно безболезненно удалить с помощью гибкой трубки с подсветкой, называемой колоноскопом.Если его не выявить на ранних стадиях, колоректальный рак может распространиться по всему телу. На более поздних стадиях рака требуются более сложные хирургические методы.

Большинство ранних форм колоректального рака не вызывают симптомов, что делает скрининг особенно важным. Когда симптомы действительно появляются, рак может быть уже довольно далеко зашедшим. Симптомы включают кровь на стуле или примешанную к нему кровь, изменение нормальной работы кишечника, сужение стула, боль в животе, потерю веса или постоянную усталость.

Большинство случаев колоректального рака выявляется одним из четырех способов:

  • Путем скрининга людей со средним риском колоректального рака, начиная с 45 лет.
  • Путем скрининга людей с повышенным риском колоректального рака (например, лиц с семейным или личным анамнезом полипов толстой кишки или рака).
  • Путем исследования кишечника у пациентов с симптомами.
  • Случайная находка при плановом осмотре.

Раннее обнаружение - лучший шанс на излечение.

Колит

Существует несколько типов колита - состояний, вызывающих воспаление кишечника. К ним относятся:

  • Инфекционный колит.
  • Язвенный колит (причина неизвестна).
  • Болезнь Крона (причина неизвестна).
  • Ишемический колит (вызванный недостаточностью крови, поступающей в толстую кишку).
  • Лучевой колит (после лучевой терапии).

Колит вызывает диарею, ректальное кровотечение, спазмы в животе и ургентные позывы (частые и немедленные позывы к опорожнению кишечника).Лечение зависит от диагноза, поставленного при колоноскопии и биопсии.

Профилактика

Можно ли предотвратить желудочно-кишечные заболевания?

Многие заболевания толстой и прямой кишки можно предотвратить или свести к минимуму, поддерживая здоровый образ жизни, придерживаясь правильных привычек кишечника и проходя скрининг на рак.

Колоноскопия рекомендуется пациентам среднего риска в возрасте 45 лет. Если у вас есть семейный анамнез колоректального рака или полипов, колоноскопия может быть рекомендована в более молодом возрасте.Как правило, колоноскопия рекомендуется на 10 лет моложе пострадавшего члена семьи. (Например, если вашему брату был поставлен диагноз колоректальный рак или полипы в возрасте 45 лет, вам следует начать обследование в возрасте 35 лет.)

Если у вас есть симптомы колоректального рака, немедленно обратитесь к врачу. Общие симптомы включают:

  • Изменение нормальной работы кишечника.
  • Кровь на стуле или в стуле, светлая или темная.
  • Необычные боли в животе или газы.
  • Очень узкий табурет.
  • Ощущение, что кишечник не полностью опорожнился после дефекации.
  • Необъяснимая потеря веса.
  • Усталость.
  • Анемия (низкий показатель крови).

Другие виды желудочно-кишечных заболеваний

Есть много других заболеваний желудочно-кишечного тракта. Некоторые из них обсуждаются, но другие здесь не рассматриваются. Другие функциональные и структурные заболевания включают язвенную болезнь, гастрит, гастроэнтерит, глютеновую болезнь, болезнь Крона, камни в желчном пузыре, недержание кала, непереносимость лактозы, болезнь Гиршпрунга, спаек брюшной полости, пищевод Барретта, аппендицит, расстройство желудка (диспепсия), кишечная псевдо-кишечная непроходимость. , синдром короткой кишки, болезнь Уиппла, синдром Золлингера-Эллисона, синдромы мальабсорбции и гепатит.

Лекарства от функциональных желудочно-кишечных расстройств

9 Никофетамид Иотропил Проксазол
Оксифеноний Для лечения висцеральных спазмов
Оксифенциклимин Для лечения язвенной болезни желудка и спазмов гладких мышц.
Гиосциамин Антихолинергическое средство, показанное для лечения функциональных желудочно-кишечных расстройств, желчных и почечных колик и острого ринита.
Tridihexethyl Используется в качестве вспомогательного средства при лечении язвенной болезни и приобретенного нистагма
Атропин Мускариновый антагонист, используемый для лечения отравлений мускариновыми препаратами, включая мускариновые препараты.
Цизаприд Лекарство, используемое для лечения изжоги, связанной с ГЭРБ.
Гоматропина метилбромид Антагонист мускариновых рецепторов, используемый для лечения пептических язв, язв желудка и двенадцатиперстной кишки.
Clidinium Синтетический холинолитик, используемый для лечения язвенной болезни, коликообразных болей в животе, дивертикулита и СРК.
Пропантелин Антимускариновое средство, используемое для лечения недержания мочи, гипергидроза, а также спазмов и спазмов желудка, кишечника и мочевого пузыря.
Дицикломин Антимускариновое средство, используемое для лечения СРК.
Метантелин Для лечения язвенной болезни, синдрома раздраженного кишечника, панкреатита, гастрита, дискинезии желчевыводящих путей, пилоросплазмы и рефлекторного нейрогенного мочевого пузыря у детей.
Алосетрон Антагонист 5-HT3, используемый для лечения СРК с преобладанием диареи.
Гликопирроний Антихолинергический агент, используемый для лечения гипергидроза, сильного слюнотечения, ХОБЛ, применяемый с другими лекарствами для лечения язв и используемый в анестезии.
Папаверин Алкалоид, используемый для лечения многих типов спазмов гладких мышц, таких как «сосудистые спазмы», связанные с острым инфарктом миокарда и стенокардией, а также «висцеральные спазмы».
Домперидон Антагонист дофаминовых рецепторов, используемый в качестве перистальтического стимулятора и противорвотного средства при диспепсии, расстройстве желудка, боли в эпигастрии, тошноте и рвоте.
Метоклопрамид Противорвотный агент и антагонист дофамина D2, используемый для лечения гастроэзофагеальной рефлюксной болезни, профилактики тошноты и рвоты и для стимуляции опорожнения желудка.
Ализаприд Ализаприд используется для лечения тошноты и рвоты, включая послеоперационную тошноту и рвоту.
Альверин Используется для снятия спазмов или спазмов желудка и кишечника. Он также полезен при лечении синдрома раздраженного кишечника (СРК) и подобных состояний. Его также можно использовать для ...
Изопропамид Для лечения широкого спектра желудочно-кишечных расстройств, включая такие состояния, как язвенная болезнь, гастрит, гиперхлоргидрия, функциональная диарея, раздражение или спастичность толстой кишки, пилородуоденальная возбудимость. , пилороспазм, острый неспецифический гастроэнтерит...
Мепензолат Постганглионарный парасимпатический ингибитор, который ранее был одобрен для улучшения заживления язв желудка, но был прекращен.
Цилансетрон Для лечения симптомов, связанных с синдромом раздраженного кишечника.
Итоприд Исследован для использования / лечения желудочно-кишечных заболеваний и расстройств (прочие).
Изометептен Изометептен - симпатомиметический препарат, вызывающий сужение сосудов. Он используется для лечения мигрени и головных болей напряжения.
Дротаверин Используется для лечения функциональных расстройств кишечника и облегчения боли при почечной колике.
Гексоциклий Всемирная организация здравоохранения классифицирует гексоциклий как лекарство от функциональных желудочно-кишечных расстройств.Как и другие антимускариновые агенты, гексоциклий, вероятно, использовался для лечения язвенной болезни или диареи.
Фентоний Фентоний является производным атропина.
Бромоприд Бромоприд показан при лечении тошноты и рвоты, включая ПОТР (послеоперационная тошнота и рвота), гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ / ГЭРБ), а также при подготовке к эндоскопии и рентгенографических исследованиях ...
Тримебутин Спазмолитическое средство, используемое для симптоматического лечения синдрома раздраженного кишечника (СРК) и лечения послеоперационной паралитической кишечной непроходимости после абдоминальной хирургии.
Пинавериум Спазмолитическое средство, используемое для симптоматического лечения синдрома раздраженного кишечника (СРК) и функциональных нарушений желчевыводящих путей.
Циметропий Циметропий - полусинтетический алкалоид красавки и производное скополамина. Это сильнодействующее антимускариновое и эффективное спазмолитическое средство. Он также обладает прямым миолитическим действием, которое ...
Бутилскополамин Спазмолитическое и холинолитическое средство, используемое для симптоматического лечения спазмов и боли в животе.
Метскополамин Метскополамин представляет собой четвертичное аммониевое производное скополамина и антагонист мускарининговых (mACh) рецепторов. Бромид метскополамина является наиболее распространенной формой активного ингредиента в пероральных фармацевтических продуктах. ...
Моксаверин Моксаверин был исследован для лечения сетчатки, физиологии глаз и регионарного кровотока.
Мебеверин Мебеверин был исследован для лечения синдрома раздраженного кишечника и желудочно-кишечных спазмов после холецистэктомии.
Флороглюцин Флороглюцин использовался в испытаниях по диагностике колоноскопии.
Феноверин Феноверин использовался в исследованиях, посвященных лечению синдрома раздраженного кишечника.
Тиропрамид Тиропрамид исследуется в клинических испытаниях NCT01629212 (Сравнение эффективности и безопасности тиропрамида и октилония при лечении синдрома раздраженного кишечника).
Прифиниум Прифиниум - антимускариновое средство со спазмолитическими и противорвотными свойствами. Это может быть полезно для лечения синдрома раздраженного кишечника.
Idanpramine Не Аннотированный
Trepibutone Не Аннотированный
Piperidolate Не Аннотированный
Trimethyldiphenylpropylamine Не Аннотированный
Benzilone Без аннотации
Дифемерин Без аннотации
Фенпипран Без аннотации

с аннотированием

с аннотацией
9 с аннотацией 9 с на 903
Отилоний Без аннотации
Poldine Без аннотации
Clebopride Без аннотации
Без аннотации
Бевониум Без аннотации
Роциверин Без аннотации
9001 9001 9 Тиемоний Без аннотации
Дигексиверин Без аннотации
Пентиенат Без аннотации
Дифеманил для лечения гиперплазии желудка и желудочно-кишечного тракта, язвенной болезни желудка и желудочно-кишечного тракта и при лечении гипергидроза (чрезмерного потоотделения).
Камилофин Без аннотации
Фенпивериний Без аннотации
Эметония йодид Эметония йодид
Не аннотированный
Не аннотированный Без аннотации
Метилатропин Без аннотации
Кароверин Без аннотации

Без аннотации

с аннотацией 9015

Trospium Антимускариновое средство, используемое для лечения симптомов гиперактивного мочевого пузыря (ГАМП).
Эмепрониум Не аннотировано
Цинитаприд Показан для лечения желудочно-кишечных расстройств, связанных с нарушениями моторики, таких как гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) и расстройство желудка, вызванное опорожнением желудка.
Мосаприд Мосаприд исследуется для лечения и профилактики послеоперационной подвздошной кишки и пероральной эндоскопической пилоромиотомии желудка (G-POEM).Мосаприд был исследован для лечения и диагностики запоров, тип ...
Питофенон Без комментариев

Желудочно-кишечная система | Образовательный проект по фармакологии

Слабительные средства используются для лечения запоров (определяемых как отхождение твердого стула у пациента реже, чем обычно). Этиология запора разнообразна и может быть признаком органического заболевания или побочным эффектом некоторых лекарственных препаратов ( e.г . запор, вызванный опиоидами, OIC). Слабительные имеют клиническое значение при лечении синдрома раздраженного кишечника (СРК), ОИК, как часть антигельминтного лечения или для очистки пищеварительного тракта перед операциями и радиологическими процедурами. Злоупотребление слабительными средствами может привести к гипокалиемии.

Механизм действия слабительных разнообразен, имеет физический или биохимический характер:

Слабительные средства, образующие объемы , улучшают образование стула, увеличивая объем рациона. В эту группу входят диетические добавки на основе пшеничных отрубей, метилцеллюлоза, шелуха испагулы и стеркуллия .Слабительные, образующие объем, полезны при лечении СРК, хронической диареи, связанной с дивертикулярной болезнью, а также у пациентов с колостомией, илеостомией, геморроем и анальной трещиной. Также может использоваться как вспомогательное средство при лечении язвенного колита.

Стимулирующие слабительные , например, бисакодил, пикосульфат натрия, антрохинины, такие как сенна, и парасимпатомиметики, такие как бетанехол, хлорид (агонист мускариновых холинергических рецепторов), неостигмин и пиридостигмин (оба ингибитора моридостигминэтилацетилазы ) (оба ингибитора моридостигмин-ацетилэтилацетина) .Чрезмерное употребление может вызвать диарею и гипокалиемию.

Размягчители фекалий облегчают прохождение стула по кишечнику. Слабительные, образующие объем, неионные поверхностно-активные вещества, глицерин и арахисовое масло обладают смягчающими свойствами.

Осмотические слабительные обычно содержат полиэтиленгликоль (ПЭГ) или соли в качестве активного ингредиента. Эти агенты увеличивают воду в толстом кишечнике, чтобы смягчить стул и способствовать дефекации. Высокодозированные солевые препараты часто используются в качестве средств очистки кишечника перед колоноскопией, хирургическим вмешательством на толстой кишке или радиологическим обследованием.

Другие слабительные препараты включают линактолид (пероральный агонист рецептора гуанилатциклазы C, см. Busby et al. . (2010)), lubiprostone (активатор хлоридных каналов) и прукалоприд (серотонин 5HT 4). Агонист рецептора ).

Желудочно-кишечные осложнения (PDQ®) - Версия для пациентов - Национальный институт рака

О PDQ

Запрос данных врача (PDQ) - это обширная база данных информации о раке Национального института рака (NCI).База данных PDQ содержит резюме последней опубликованной информации о профилактике, обнаружении, генетике, лечении, поддерживающей терапии, а также дополнительной и альтернативной медицине. Большинство резюме представлено в двух версиях. Версии для медицинских работников содержат подробную информацию на техническом языке. Версии для пациентов написаны на понятном нетехническом языке. Обе версии содержат точную и актуальную информацию о раке, и большинство версий также доступно на испанском языке.

PDQ - это услуга NCI. NCI является частью Национальных институтов здравоохранения (NIH). NIH - это центр биомедицинских исследований при федеральном правительстве. Обзоры PDQ основаны на независимом обзоре медицинской литературы. Это не политические заявления NCI или NIH.

Цель этой сводки

В этой сводной информации о раке PDQ содержится текущая информация о причинах и лечении желудочно-кишечных осложнений, включая запор, закупорку кишечника, непроходимость кишечника, диарею и лучевой энтерит.Он предназначен для информирования и помощи пациентам, семьям и лицам, осуществляющим уход. Он не дает официальных руководящих принципов или рекомендаций для принятия решений в отношении здравоохранения.

Рецензенты и обновления

Редакционные коллегии составляют сводки информации о раке PDQ и поддерживают их в актуальном состоянии. Эти советы состоят из экспертов в области лечения рака и других специальностей, связанных с раком. Резюме регулярно пересматриваются, и в них вносятся изменения при появлении новой информации. Дата в каждой сводке («Обновлено») - это дата самого последнего изменения.

Информация в этом обзоре пациентов была взята из версии для медицинских работников, которая регулярно пересматривается и обновляется по мере необходимости редакционным советом PDQ по поддержке и паллиативной помощи.

Информация о клиническом испытании

Клиническое испытание - это исследование, призванное ответить на научный вопрос, например, лучше ли одно лечение, чем другое. Испытания основаны на прошлых исследованиях и на том, что было изучено в лаборатории. Каждое испытание отвечает на определенные научные вопросы, чтобы найти новые и более эффективные способы помощи больным раком.Во время клинических испытаний лечения собирается информация об эффектах нового лечения и о том, насколько хорошо оно работает. Если клинические испытания покажут, что новое лечение лучше, чем то, что используется в настоящее время, новое лечение может стать «стандартным». Пациенты могут захотеть принять участие в клиническом исследовании. Некоторые клинические испытания открыты только для пациентов, которые еще не начали лечение.

Клинические испытания можно найти в Интернете на сайте NCI. Для получения дополнительной информации позвоните в Информационную службу рака (CIS), контактный центр NCI, по телефону 1-800-4-CANCER (1-800-422-6237).

Разрешение на использование данного обзора

PDQ является зарегистрированным товарным знаком. Содержимое документов PDQ можно свободно использовать как текст. Его нельзя идентифицировать как сводную информацию о раке NCI PDQ, если не отображается вся сводка и не обновляется регулярно. Тем не менее, пользователю будет разрешено написать предложение, например: «В сводке информации о раке PDQ NCI о профилактике рака груди указываются риски следующим образом: [включить выдержку из резюме]».

Лучше всего процитировать это резюме PDQ:

Редакционная коллегия PDQ® Поддерживающая и паллиативная помощь.PDQ Желудочно-кишечные осложнения. Бетесда, Мэриленд: Национальный институт рака. Обновлено <ММ / ДД / ГГГГ>. Доступно по адресу: https://www.cancer.gov/about-cancer/treatment/side-effects/constipation/GI-complications-pdq. Дата обращения <ММ / ДД / ГГГГ>. [PMID: 26389438]

Изображения в этом резюме используются с разрешения автора (ов), художника и / или издателя для использования только в обзорах PDQ. Если вы хотите использовать изображение из сводки PDQ, но не полностью, вы должны получить разрешение от владельца.Он не может быть предоставлен Национальным институтом рака. Информацию об использовании изображений в этом обзоре, а также многих других изображений, связанных с раком, можно найти в Visuals Online. Visuals Online - это коллекция из более чем 3000 научных изображений.

Заявление об ограничении ответственности

Информация, содержащаяся в этом резюме, не должна использоваться для принятия решений о страховом возмещении. Более подробную информацию о страховании можно найти на сайте Cancer.gov на странице «Управление онкологическими услугами».

Свяжитесь с нами

Подробнее о том, как связаться с нами или получить помощь при раке.gov можно найти на нашей странице "Свяжитесь с нами для получения помощи". Вопросы также можно отправить на Cancer.gov через электронную почту веб-сайта.

Препараты для желудочно-кишечного тракта - Humanitas.net

Препараты для желудочно-кишечного тракта предназначены для ухода и лечения органов пищеварительной системы (включая печень, желчные пути и поджелудочную железу) и заболеваний, которые могут повлиять на эти органы. К последним относятся запор и диарея, болезнь Крона и синдром раздраженного кишечника, гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, язвы, рак желудка, заболевание желчного пузыря, заболевание печени и геморрой.

К наиболее распространенным желудочно-кишечным препаратам относятся:

- 5-аминосалицилаты: они используются для лечения воспалительных заболеваний кишечника, таких как язвенный колит, проктит и болезнь Крона. Они действуют, оказывая противовоспалительное действие; среди основных действующих механизмов он также выполняет подавление выработки простагландинов и снижение выработки антител плазматическими клетками, элементами иммунной системы;

- Желчные агенты, солюбилизирующие холестерин: используются в присутствии некальцифицированных небольших подсчетов, которые не обязательно требуют хирургического удаления, и работают за счет снижения синтеза холестерина печенью или его абсорбции в кишечнике;

- Средства, устраняющие Helicobacter pylori: они используются в сочетании с антибактериальными средствами для лечения H.pylori и работают за счет снижения кислотности в желудке. Это могут быть антациды или ингибиторы протонной помпы, молекулы, участвующие в выработке желудочного сока;

- Антациды: они используются в случае недостаточности, связанной с плохим пищеварением, и для облегчения симптомов язвенной болезни. Они действуют, нейтрализуя кислые соки, тем самым увеличивая pH желудка, и иногда их используют альгинаты, вещества, которые плавают над материалом, присутствующим в желудке, и образуют барьер, который предотвращает попадание кислоты в пищевод и раздражает или даже повредить его;

- Безрецептурные продукты: их общая цель - остановить диарею, но для этого они могут действовать совершенно иначе.В некоторых случаях они имеют форму антибактериальных средств, которые действуют на удаление микробов, но часто проблема не связана с инфекцией; вместо этого во многих других случаях необходим активный ингредиент для блокирования перистальтики кишечника или спазмолитическое средство;

- Пищеварительные ферменты: они используются в случае затруднения всасывания пищи, вызванного недостаточностью ферментов. Они действуют, участвуя в переваривании пищи;

- Лекарственные средства против функциональных расстройств кишечника: используются для облегчения симптомов синдрома раздраженного кишечника, хронического вздутия живота, диареи и запора.Их механизмы действия очень разнообразны в зависимости от рассматриваемого активного начала: некоторые, например, являются спазмолитиками, а другие действуют на каналы кишечника, в конечном итоге способствуя прохождению стула;

- Антагонисты h3 (или антагонисты рецепторов h3): они используются при гастроэзофагеальном рефлюксе, язвах желудочно-кишечного тракта и других расстройствах, связанных с чрезмерной секрецией кислот. Они действуют на некоторые рецепторы в некоторых клетках слизистой оболочки желудка (рецепторы h3), обычно стимулируемые гистамином (молекулой, участвующей в аллергических реакциях), чтобы способствовать секреции желудочных кислот.Взаимодействуя с этими рецепторами, антагонисты h3 уменьшают секрецию кислоты в желудке;

- Ингибиторы протонной помпы: они действуют на некоторые клетки стенки желудка, подавляя секрецию кислоты, нарушая работу так называемой протонной помпы. Их применяют при язве желудка или двенадцатиперстной кишки, гастроэзофагеальной рефлюксной болезни или других нарушениях, связанных с гиперсекрецией кислоты;

- Слабительные: они полезны при запорах, участвуют в увеличении частоты дефекации или способствуют отхождению кала, например, с помощью смягчителя стула или лубриканта;

- Агенты, стимулирующие желудочно-кишечный тракт: используются при гастроэзофагеальном рефлюксе и других желудочно-кишечных расстройствах, характеризующихся замедлением движений.Они действуют, увеличивая моторику гладкой мускулатуры кишечника, но не действуют как слабительные. Их механизм действия различается, но конечный эффект всегда один: ускорение кишечного транзита;

Как следует принимать желудочно-кишечные препараты?

Многие желудочно-кишечные лекарства требуют рецепта, но многие другие можно купить без него. Они бывают в форме таблеток, растворов, гелей, клизм: важно всегда следовать инструкциям на листке-вкладыше или следовать указаниям врача в отношении дозы и способа применения.

Противопоказания и предупреждения, связанные с использованием желудочно-кишечных препаратов

Предположение о желудочно-кишечных препаратах может быть связано с различными побочными эффектами в зависимости от принимаемого во внимание активного начала. Некоторые побочные эффекты касаются пищеварительной системы (например, диарея, тошнота и рвота), тогда как другие действуют на неврологическом уровне (например, головные боли или головокружение). В других случаях, таких как слабительные, чрезмерное употребление может привести к привыканию.Поэтому всегда рекомендуется следовать указаниям врача или инструкциям на вкладыше к лекарству.

Более того, в некоторых случаях их прием противопоказан. Так обстоит дело, например, с ингибитором протонной помпы лансопразолом, который не следует принимать при раке желудка, непереносимости фруктозы или мальабсорбции глюкозы или галактозы. Таким образом, всегда рекомендуется проконсультироваться с врачом, прежде чем принимать лекарства для лечения желудочно-кишечных заболеваний.Рекомендация особенно важна, если вы живете с проблемами со здоровьем, если вы уже принимаете другие лекарства, беременны или кормите грудью.

Новые исследования и методы лечения болезней органов пищеварения и печени

Лос-Анджелес,

27

декабря

2018

|

06:00

Америка / Лос-Анджелес

Эксперты углубляют понимание микробиома кишечника и других заболеваний пищеварительной системы

Марк Пиментел, доктор медицины, является директором программы медицинской науки и технологий в Cedars-Sinai.Фото Cedars-Sinai.

В 2018 году команда экспертов Cedars-Sinai по заболеваниям пищеварительной системы и печени обнаружила прорыв в исследованиях и уходе за пациентами с улучшенными диагностическими инструментами и протоколами лечения.

«Мы обнаружили, что многие из наших открытий помогают расширять линейку новых диагностических и терапевтических средств, доступных пациентам здесь и во всем мире», - сказал Марк Пиментел, доктор медицины, директор программы Medically Associated Science and Technology (MAST).«Это включает в себя достижения в ранней диагностике и лечении воспалительных заболеваний кишечника (ВЗК), которые подпитываются новыми генетическими исследованиями и междисциплинарными подходами к управлению этим заболеванием».

Основные моменты программ Cedars-Sinai по заболеваниям органов пищеварения и печени в течение 2018 года включают:

  • Программа занимает третье место в стране: Программа гастроэнтерологии и хирургии желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) Cedars-Sinai была признана такой программой №1 в Калифорнии и №1.3 по всей стране по версии U.S. News & World Report «Лучшие больницы 2018–1919».
  • Инициатива, созданная для ускорения разработки лекарств: Cedars-Sinai выступила с инициативой по ускорению разработки новых лекарств, устройств и методов лечения, направленных на улучшение лечения пациентов с желудочно-кишечными и метаболическими заболеваниями. Врачи-ученые и другие участники Программы медицинской науки и технологий (MAST) сосредотачивают свои исследования на нарушениях микробиома.
  • Исследователи изучают роль S-аденозилметионина: неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП), вызываемая накоплением жира в печени, является наиболее распространенным заболеванием печени в стране, поражающим до 30 процентов населения. Это накопление жира может привести к воспалению и повреждению, известным как неалкогольный стеатогепатит (НАСГ), и, в конечном итоге, к циррозу или рубцеванию печени, что может быть опасно для жизни.
  • Исследования выявили кишечные газы, связанные с диареей: исследователи определили газ, вырабатываемый в кишечнике, который может улучшить диагностику и лечение пациентов с двумя распространенными кишечными заболеваниями - избыточным бактериальным ростом в тонком кишечнике (SIBO) и синдромом раздраженного кишечника (IBS).
  • Гендерные различия при воспалительном заболевании кишечника: исследователи выявили гендерные ассоциации у пациентов с болезнью Крона и язвенным колитом, двумя наиболее распространенными формами ВЗК. Результаты генетического исследования показывают, что более пристальный взгляд на пол может дать важную информацию о степени тяжести ВЗК у пациентов мужского и женского пола.
  • «Ползучий жир» вокруг кишечника пациентов с ВЗК: у большинства пациентов с болезнью Крона вокруг участков воспаления в кишечнике образуется так называемый «ползучий жир».Изучая состав и поведение «ползучего жира», исследователи обнаружили, что определенные кишечные бактерии мигрируют в жировую ткань за пределы кишечника и стимулируют рост этой жировой области. Хотя изначально этот процесс может быть защитной реакцией на раны в кишечнике, вызванные болезнью Крона, лишний жир в конечном итоге может вызвать фиброз, усугубляя болезнь.
  • Мобильный трекер симптомов в сфере здравоохранения и питания: исследователи протестировали новый вопросник, названный «Трекер пищевых продуктов и симптомов» (FAST), и успешно подтвердили его соответствие существующим критериям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *