Как лечится гепатит с: 🧬 Как вылечить гепатит С современными препаратами и не разориться

Содержание

🧬 Как вылечить гепатит С современными препаратами и не разориться

Однажды я пожелтел, как лимон.

Был холодный январь 2000 года. Я проснулся с ознобом, взглянул в зеркало и обалдел: белки глаз превратились в «желтки», а кожа приобрела веселый оттенок цитрусового фрукта. Еще появилась ужасная сероводородная отрыжка, и я понял, что нужно срочно повидаться с врачом.

Сходите к врачу

Наши статьи написаны с любовью к доказательной медицине. Мы ссылаемся на авторитетные источники и ходим за комментариями к докторам с хорошей репутацией. Но помните: ответственность за ваше здоровье лежит на вас и на лечащем враче. Мы не выписываем рецептов, мы даем рекомендации. Полагаться на нашу точку зрения или нет — решать вам.

Как мне поставили диагноз

Участковый терапевт сразу вызвала неотложку, которая доставила меня в городскую инфекционную больницу, в палату к таким же «фруктам». Затем — анализ крови и диагноз: вирусный гепатит С.

Не скажу, что новость о гепатите повергла меня в шок. Уж так совпало: безбашенная юность в лихие девяностые. Не получилось пропустить мимо себя героиновую волну — вляпался по полной. На тот момент «стажа» у меня было уже больше двух лет. И хоть деньги на новый шприц все еще находились, использование общей посуды для приготовления зелья к употреблению эпизодически имело место. Тогда не верилось, что это настолько опасно. До сих пор не представляю, в какой именно момент подхватил вирус. Но то, что через наркоту, — тут без вариантов.

Что такое вирусный гепатит С

Гепатит С — заболевание печени, вызываемое вирусом гепатита С. Болезнь может протекать как в острой, так и в хронической форме.

Гепатит С — одна из основных причин рака печени. Хроническое воспаление провоцирует повреждение этого органа, что зачастую приводит к злокачественному перерождению клеток.

Вирус гепатита С передается через кровь. Передача возможна при употреблении инъекционных наркотиков, во время медицинских процедур, в том числе переливании зараженной крови, в редких случаях — половым путем.

В 2019 году гепатит C был выявлен у 45 тысяч россиян. Всего этим заболеванием в нашей стране страдают, по разным оценкам, от 2,2 до 4,9 млн человек. 70% из них узнали о своем диагнозе случайно.

Лекция лечащего врача про «ласкового убийцу», цирроз и прочие прелести этой неизлечимой, со слов лектора, болячки совсем не впечатлила. В свои 25 лет я не то чтобы не верил, скорее, не видел ничего ужасного в том, что когда-то потом умру. И это «потом» случится не завтра и даже не послезавтра. И уж если «неизлечимо», то какой вообще смысл рефлексировать.

С такими мыслями меня и выписали спустя две недели, убрав все симптомы острого гепатита с помощью капельниц, уколов и таблеток. С выпиской я пришел к инфекционисту по месту жительства, и она поставила меня на учет.

Велела раз в полгода сдавать анализы. На этом и разошлись.

Следующие лет десять я практически не вспоминал о своей проблеме. Голова встала на место: я остепенился, изменил образ жизни, женился. Супруга узнала о моем вирусе в первые дни нашего знакомства. Будучи человеком образованным и здравомыслящим, она восприняла эту новость адекватно. В дальнейшем мы не заостряли внимание на этом моменте. Влияние болезни на нашу совместную жизнь проявилось лишь в необходимости пользоваться презервативами, так как риск передачи вируса женщине при незащищенном половом контакте довольно высокий, 5—7%. А в остальном — гепатит о себе не напоминал.

В какой-то момент я заметил, что все-таки знаю точно, где у меня расположена печень. Любая повышенная физическая нагрузка приводила к ощущению вздутия и тяжести в правом подреберье. Так как вредные привычки в виде алкоголя все еще присутствовали в моей жизни, я стал замечать, что похмелье становится все тяжелее и сопровождается горечью во рту.

Спустя некоторое время подобные симптомы стало вызывать банальное переедание. Я снова понял, что нужно срочно повидаться с врачом.

Как я задумался о лечении

Инфекционист из участковой поликлиники, женщина лет 60, не обрадовалась и не расстроилась, увидев меня. Дежурно поинтересовалась, почему я за все это время так ни разу не пришел, и выписала мне направление на анализы с явкой через неделю за результатами.

Через неделю я был как штык. Узнал, что все у меня плохо, как и должно быть при моем отношении к здоровью: вирусная нагрузка — количество вирусных частиц в организме — растет, печеночные ферменты также повышены и на УЗИ сама печень нехорошо увеличена.

Я покаялся в своем разгильдяйстве и пообещал исправиться. Врач назначила мне препараты для поддержания здоровья печени — так называемые гепатопротекторы, выдала распечатку со специальной диетой и уже была настроена попрощаться со мной. И тут я поинтересовался, есть ли какие-нибудь новости в плане полного излечения от моего гепатита. Ее ответ меня несколько удивил:

— Лечение есть, но нужно ли оно вам?

Оказывается, уже с девяностых годов существует схема лечения гепатита С интерферонами — специальными белками, похожими на те, что выделяет человеческий организм в ответ на вторжение любых вирусов. Считается, что этот белок способен видоизменять оболочку незараженных клеток печени и тем самым защищать их от проникновения вируса. В целом схема работает, но есть нюансы:

  • Эффективность в зависимости от генотипа вируса составляет от 45 до 90%.
  • Курс лечения длится от полугода до полутора лет.
  • Лечение в виде ежедневных инъекций.
  • У препаратов огромный список побочных эффектов, некоторые довольно серьезные.

Проще говоря, можно лечиться, но это долго и тяжело, без гарантии излечения и с большой вероятностью существенно ухудшить качество жизни в результате. Но программа есть, и меня поставят в очередь, если буду настаивать. А пока на прощание врач дала мне визитку с контактами местной группы пациентов, проходящих лечение интерферонами.

И вот тут я первый раз плотно «нырнул в тему». Познакомился и списался с девушкой Юлей, которая на тот момент уже почти полгода была на схеме «пегилированный интерферон + рибавирин». Пегилированный интерферон работает в организме значительно дольше обычного. Благодаря этому Юле нужно было делать укол раз в неделю, а не ежедневно. Но это каждую неделю на протяжении года! И уколы нельзя получить на руки и делать самому себе. Нужно каждую неделю приезжать в поликлинику. И это еще не самое неприятное.

Самое неприятное — это побочки. С первых уколов повышается температура и наступает длительное гриппозное состояние с ломотой костей. Юля сказала мне, что к этому привыкаешь где-то через месяц. Гораздо хуже постоянный кожный зуд и различные расстройства пищеварения. Еще практически у всех пациентов наблюдается сильная депрессия, что само по себе тяжелое патологическое состояние.

И самая больная тема для женской половины — волосы. На фоне лечения они начинают выпадать. Сразу скажу, что Юля перенесла все эти «прелести» как стойкий оловянный солдатик. Работая, воспитывая ребенка. Еще и меня постоянно подначивала начать терапию. И слава богу, ее лечение сработало, вирус ушел и не вернулся.

А я тогда так и не решился. Почитал, как бросают уколы на полпути, когда нет больше сил продолжать. Или из-за отсутствия реакции на лечение. Подумал и не стал записываться на программу. Вдобавок с гепатопротекторами мои неприятные ощущения постепенно сошли на нет, и я еще на несколько лет ограничился симптоматическим лечением.

Как я узнал о современных методах лечения гепатита С

Замечу, что все анализы и исследования я, как и обещал врачу, проходил неукоснительно. Но все, что делали в поликлинике, — брали кровь на биохимию и проводили УЗИ — никак не помогало оценить, насколько быстро мой гепатит движется к циррозу. Из безопасных и безболезненных диагностических методов был еще фиброскан — УЗИ на специальном аппарате, который определяет степень фиброза, то есть повреждения ткани печени. Если доступа к фиброскану нет, остается только биопсия — прокол в печени специальной иглой, которая забирает кусочек ткани на исследование.

Фиброскан нашелся в специализированном гастроэнтерологическом центре, туда я и направился. Заплатил около 2500 Р, прошел исследование. У меня выявили первую, самую начальную стадию фиброза. По счастливой случайности результат надо было забирать у местного гепатолога. Молодая женщина пояснила мне суть результатов исследования и поинтересовалась, почему я не лечусь.

Я сразу прикинул, что у них, наверное, на базе центра какая-нибудь своя платная программа имеется. Ну и сразу вкратце вывалил все, что думаю про интерфероновую терапию. Она не смутилась нисколько. Спросила только, почему нормальными таблетками не лечусь.

— Нормальными таблетками?

Тут я и узнал, что уже три года назад американская компания Gilead зарегистрировала первую таблетированную форму препарата, который воздействует непосредственно на РНК вируса гепатита С и не дает ему копироваться.

Называется этот препарат софосбувир. Комбинации этого препарата с более поздними новинками из линейки ПППД — противовирусных препаратов прямого действия — на сегодняшний день являются наиболее эффективными средствами лечения гепатита С. Процент излечения — на уровне 95—97%, практически без побочек, и в таблетированной форме!

Это была прекрасная новость. Плохо то, что курс лечения оригинальным препаратом стоил где-то на уровне цены пятикомнатной квартиры с евроремонтом. Но нам повезло. Gilead выдала лицензии 11 индийским компаниям на выпуск дженериков для нужд беднейших стран. Поэтому была возможность приобрести аналог оригинальных препаратов за вполне приемлемые деньги. Проблема состояла в том, что официально дженерики в Россию не поставлялись, так как наша страна беднейшей не считалась. Нужно было связываться напрямую с авторизованными торговыми компаниями в Индии и делать заказ в частном порядке.

Насколько эффективна современная терапия гепатита С

Николай Головенко
гастроэнтеролог клиники GMS

С появлением препаратов из группы ингибиторов полимеразы РНК лечение гепатита С интерферонами потеряло свою актуальность. К примеру, эффективность лечения ПЕГ — пегилированным интерфероном — не превышала 60%. Лечение занимало от шести месяцев до двух лет и сопровождалось множественными побочными эффектами.

При этом эффективность ингибиторов полимеразы РНК, по разным источникам, составляет от 80 до 95%. В случае недостаточной эффективности в первые три месяца этот препарат назначается еще на 12 недель, что, как правило, приводит к полному устранению вируса и выздоровлению пациента. Исключение составляют пациенты с трансформацией гепатита в цирроз и больные с гепатоцеллюлярной карциномой.

К сожалению, по требованиям Минздрава, в инфекционные больницы и отделения гепатологии можно закупать только оригинальный препарат, стоимость курса лечения которым составляет от 500 000 до 1 000 000 Р. Поэтому из-за дефицита лекарств некоторым пациентам по-прежнему назначают терапию интерферонами. Или неформально предлагают лечиться за свой счет.

Благодаря появлению на рынке дженериков стоимость курса лечения ингибиторами полимеразы сократилась и в настоящее время составляет от 35 000 до 100 000 Р. Эффективность дженериков при этом приблизительно одинаковая по сравнению с эффективностью оригинального препарата.

Гепатолог оценила среднюю стоимость курса дженериков в 1000 $ (74 166 Р). Для точной суммы нужно было определиться с конкретным препаратом и его количеством, а затем уже уточнять у продавцов. Продавцами в данном случае выступали посреднические компании, у которых налажена коммуникация с индийской стороной. Это были чистые посредники. Они просто обрабатывали заявки российских пациентов на своих сайтах и передавали информацию торговому партнеру в Индии. Покупатели платили за лекарства и доставку напрямую индийцам.

Много частных лиц предлагали услуги по доставке лекарств. Врач дала мне визитку одного из таких «помогал», который, с ее слов, уже был проверен. Но сначала мне нужно было принципиально решиться на такой резкий поворот. Слишком сказочно выглядела новая информация, чтобы быть правдой.

Как я решился на лечение дженериками

И я взял паузу. Еще примерно год я наблюдался в гастроцентре. За это время мое поддерживающее лечение несколько видоизменилось: врач заменила дорогой препарат-гепатопротектор на препарат подешевле и дополнительно назначила несколько курсов противохолециститной терапии — для поддержания функции желчного пузыря. Оказывается, в большинстве случаев любые болезненные ощущения в области печени — это именно желчный. Я покупал только таблетки — консультации врача и все обследования были бесплатными по полису ОМС.

Параллельно я в это время активно шерстил интернет в поисках информации о новом лечении. Выяснил, что эти революционные таблетки по своему действию — ингибиторы полимеразы РНК. Они подавляют фермент, необходимый для размножения вируса. Я изучил массу специализированных форумов с отзывами о сайтах поставщиков, о лечении и результатах. Все выглядело так, что лечение реально работает.

Я понимал, что с болячкой что-то нужно делать. Вирусная нагрузка продолжала расти, симптоматика тоже доставляла все больше неудобств, и чем все это закончится, было понятно.

И вот в сентябре 2017 года я наконец решился, накопил деньги на лечение и снова пошел к врачу, сдал анализ на генотип и вирусную нагрузку. На основании результатов анализов гепатолог подобрала мне препарат Ledihep, индийский дженерик оригинального препарата Harvoni. Действующие вещества — два ингибитора полимеразы: софосбувир и ледипасвир. Курс лечения составлял 12 недель, по таблетке в день. Нужно было купить 3 баночки препарата по 28 таблеток в каждой.

Я почитал специализированные форумы и по отзывам выбрал сайт, где планировал сделать заказ, но на всякий случай также связался с человеком с визитки врача. Мои расходы при заказе через него были бы выше долларов на 300 по сравнению с заказом через сайт. Я посчитал, что справлюсь сам, и отказался от услуг частника.

Так выглядит главная страница сайта, где я покупал лекарства. Источник: HCV24

Как я покупал индийские таблетки

Сейчас ловлю себя на мысли, что мне в этой истории повезло несколько раз. Повезло встретить грамотного врача-гепатолога и повезло с выбором сайта поставщика. После обращения через форму обратной связи со мной списалась персональный менеджер. Она сопровождала меня оперативно и компетентно до самого конца сделки. Вообще, организация продаж на нашей, российской стороне приятно удивила.

Первым делом в ответ на мою заявку меня ознакомили со всем доступным ассортиментом лекарств с нужным мне действующим веществом. Так как я уже изначально определился с врачом насчет препарата, то не стал ничего менять и подтвердил свой заказ на три баночки «Ледихепа». В ответ мне прислали платежные реквизиты и инвойс — так в международной коммерции называется счет на оплату.

Посредник предлагал пять разных дженериков Harvoni, которые немного различались по цене

Так выглядели присланные мне реквизиты на оплату заказа

Инвойс по моему заказу, общая стоимость которого составила 740 $

С инвойсом я отправился я отправился в свой банк и оформил валютный перевод. Затем я отправил скан уведомления о платеже менеджеру

Мой препарат нового поколения. Источник: LediHep

Подтверждения о зачислении средств пришлось ждать целых 12 дней. Зато на следующий день после подтверждения посылку сразу отправили. Я получил код отслеживания и провел в ожидании еще 12 дней. Всего с момента заявки на сайте до момента получения отправления в пункте выдачи EMC прошло 27 дней.

Я выдохнул, решил подождать шесть дней до начала ноября, чтобы потом проще считать недели, и с первого числа начать пить таблетки.

Как законно ввезти в Россию незарегистрированное лекарство

Полина Найденкова
юрист в области фармакологии и медицины

Есть два легальных способа купить препарат за рубежом: простой и сложный.

Простой — это когда сам пациент привозит его в своем багаже для своего лечения. По доверенности осуществить такой вариант нельзя, провезти лекарства могут только законные представители — родители и опекуны. Очевидно, что не у любого пациента и не всегда есть такая возможность, — это недостаток такого способа. К тому же этот способ подходит только для лекарств, зарегистрированных в РФ, — проверить наличие регистрации можно через Государственный реестр лекарственных средств. При этом, если средство рецептурное, для его провоза понадобится рецепт лечащего врача.

Сложный способ — это ввоз по специальному разрешению, которое выдается Минздравом России. По этому разрешению лекарства допускается провозить не только лично, но и почтовым отправлением.

Чтобы получить такое разрешение, нужно представить в Минздрав России пакет документов:

  • Протокол консилиума федеральной специализированной медорганизации или учреждения РАМН либо учреждения субъекта РФ, в котором оказывается медицинская помощь конкретному пациенту. В этом протоколе должна быть указана необходимость назначения препарата по жизненным показаниям, причем такая необходимость, в которой назначение зарегистрированного на территории РФ препарата невозможно. Протокол подписывается главным врачом учреждения.
  • Обращение регионального органа здравоохранения о необходимости ввоза незарегистрированного препарата с приложением копии заключения консилиума.
  • Электронная копия паспорта или свидетельства о рождении пациента, которому назначен препарат, причем заверенная не нотариусом, а непременно медучреждением, оказывающим медицинскую помощь.
  • Заявление для получения разрешения на ввоз на территорию РФ незарегистрированного лекарственного препарата, необходимого для оказания медицинской помощи по жизненным показаниям конкретного пациента. Бланк заявления утвержден Минздравом России.

Все это — и на бумаге, и одновременно в виде электронного документа — подается по адресу [email protected] ru и в Минздрав России. Минздрав России рассмотрит документы и примет решение в течение одной недели. Госпошлиной такое обращение не облагается.

За нарушение правил ввоза незарегистрированных в РФ лекарств предусмотрена административная и уголовная ответственность. Если лекарство не зарегистрировано в России, а документов, подтверждающих право на их получение конкретным физлицом, нет, госорганы признают его фальсифицированным или недоброкачественным.

Согласно ст. 6.33 КоАП РФ, незаконный ввоз на территорию Российской Федерации незарегистрированных лекарственных средств влечет наложение административного штрафа на гражданина в размере от 70 000 до 100 000 Р.

Если же государство увидит в действиях физлица цель сбыта — это зависит от размера партии ввозимых препаратов, — ответственность грозит в виде лишения свободы на срок от 3 до 5 лет.

Как я проходил курс лечения

Вот и началось. Одна таблетка в день, желательно в одно и то же время, обильно запить водой. Согласно инструкции, в первую неделю лечения могли проявиться побочные эффекты: головная боль, сыпь и зуд, быстрая утомляемость и еще несколько несерьезных симптомов. Но со слов моего врача, из ее подопечных никто с ними не сталкивался.

А я не чувствовал совсем ничего. Глотал таблетку, как кусок мела, по сигналу на телефоне и забывал на сутки про лечение. Вот настолько никаких новых ощущений, что ближе к двухнедельному рубежу начала свербить мысль: «Неужели все-таки развели красиво на пустышку?»

Через две недели я отправился на первый контрольный анализ. Всего их несколько: через 2, 4, 12 недель, а затем, после окончания лечения, через полгода и год. Я сдавал качественный ПЦР — анализ, который определяет присутствие вируса в пробе крови. Именно сам факт присутствия, а не его количество. Сразу отмечу, что все контрольные анализы я сдавал за свой счет в коммерческих лабораториях, так как официально я лечения не проходил и оснований для назначения анализов в рамках договора ОМС не было. В зависимости от лаборатории и действующих акций я платил за каждую пробу от 500 до 700 Р.

Врач объяснила, что первый анализ, через две недели от начала лечения, может быть как положительным, так и отрицательным. Анализ через четыре недели уже должен быть отрицательным, как и все последующие. Если нет, нужно дополнить схему лечения или прервать ее.

И вот мои первые две недели прошли. Я очень надеялся, что получу подтверждение того, что все не зря. Но анализ оказался положительным. И хоть я знал, что на первой отсечке вирус все еще может быть обнаружен, после этого результата начал откровенно переживать за успех. Следующие две недели стали самыми тяжелыми. Я по-прежнему по часам пил таблетки, соблюдал диету, полностью отказался от алкоголя и с ужасом ждал следующего теста. И наконец дождался.

Впервые за 17 лет анализ не обнаружил ВГС в моем организме. Мое настроение «все пропало» моментально сменилось на «ура, мы ломим, гнутся шведы». И хоть я знал, что иногда вирус возвращается через несколько месяцев после лечения, именно в тот момент поверил, что у меня все получится. Уже на автомате глотал терапию и не чувствовал никаких побочек. По окончании курса тест снова не обнаружил вируса в моей крови.

Курс закончился, и я начал привыкать жить без гепатита. Все еще не верилось, что некогда неизлечимая болячка ушла. И я чувствовал, что ушла насовсем, хоть впереди еще оставалось два контрольных анализа.

К первому полугодию без гепатита я начал чувствовать эффект от лечения. Горький привкус во рту перестал меня беспокоить. Ощущение вздутия в правом подреберье прошло, улучшился сон, повысилась работоспособность. Мне оставался последний контрольный тест, чтобы с чистой совестью сказать: я вылечил гепатит С.

Вот так закончилась моя эпопея с лечением гепатита С. В наследство от болезни в крови остались антитела, которые теперь всегда со мной. Поэтому сейчас мне бессмысленно проводить ИФА — анализ на антитела для диагностики гепатита, — и об этом нужно предупреждать врачей. При этом, несмотря на наличие антител, после лечения иммунитет к вирусу не вырабатывается, поэтому я могу подцепить эту заразу по второму кругу. Остались также проблемы с желчным — холецистит никуда не исчез. Но с этим можно жить, это можно лечить и этим никого нельзя заразить.

Мой первый положительный анализ после двух недель с начала лечения

Первый «минус» спустя четыре недели с начала лечения

12 недель с начала лечения — вируса не обнаружено

Полгода после лечения: вируса по-прежнему нет

Год после лечения — вируса нет, ура!

Во сколько мне обошлось лечение гепатита С

Сейчас, по прошествии трех лет, ситуация с лечением гепатита С в России не изменилась. В качестве бесплатных программ лечения государство может предложить только интерфероновую терапию. Дженерики современных ингибиторов в аптеках не приобрести. Ситуация с закупками запатентованных препаратов крайне запутанная. Периодически анонсируются закупки небольших партий дорогих оригинальных препаратов, но ни в аптеках, ни в программах их тоже нет.

Вся эта история с лечением гепатита лишний раз убедила меня, что что-то не так с мироустройством вообще. Огромное количество людей не имеет доступа к современным лекарствам только потому, что большие корпорации решают, на ком и сколько заработать. Еще я узнал, что у нас много грамотных врачей, неравнодушных специалистов, которые в условиях этой глобальной несправедливости помогают людям буквально выживать. Теперь я привык искать информацию, связанную со здоровьем, в интернете. Это помогает при личном общении с врачом понимать, кто передо мной: эксперт или просто «человек с профессией», который закоснел в догмах времен получения медицинского диплома.

Ну и главный урок, а точнее подтверждение известных истин: за все нужно платить и некоторые вещи лучше предотвратить, чем потом исправлять.

За лечение гепатита С я заплатил около 51 000 Р

Стоимость препаратов с учетом доставки 44 400 Р
Контрольные исследования — качественный ПЦР 3250 Р
Исследование на фиброскане 2500 Р
Комиссия банка за международный перевод 900 Р

    Запомнить

  • Гепатит С — инфекционное заболевание, которое передается через кровь. Им можно заразиться при контакте с зараженной кровью, использовании нестерильного шприца, при пирсинге, маникюре, татуировке и незащищенном сексе.
  • В большинстве случаев заболевание протекает бессимптомно. Однако вирус пагубно влияет на организм и приводит к развитию цирроза и рака печени.
  • Гепатит С подразделяется на несколько подвидов в зависимости от генотипа вируса. Большое значение для выбора схемы лечения имеет история заболевания. Поэтому подобрать лечение может только опытный врач. Про самолечение лучше сразу забыть.
  • Заболевание излечимо, поражение печени обратимо. Есть бесплатные государственные программы разной степени эффективности и варианты с самостоятельным приобретением современных препаратов. С каждым годом все больше людей расстаются с этой болячкой.
  • Никто не может быть уверен в отсутствии вируса гепатита С в организме без результата тестирования. Лучше сдать анализ, знать наверняка и решать проблему при необходимости.

Гепатит С — больше не приговор: в Украине вылечат всю очередь пациентов

МОЗ Украины получил самую низкую за всю историю государственных закупок цену на инновационное лечение вирусного гепатита С. Курс лечения новейшими препаратами прямого действия будет стоить 89 долларов. Благодаря этому все пациенты с гепатитом С, которые стоят в очереди на лечение, смогут вылечиться бесплатно. Это стало возможным благодаря эффективным государственным закупкам через международные организации.

“В 2018 году Украина сможет вылечить бесплатно всех пациентов, требующих первоочередного лечения, это почти 6000 человек. В следующем году лечение получит вся очередь пациентов, которым поставлен диагноз гепатит С. Мы фактически открываем новую эру лечения, в которой Украина может превратиться в страну без гепатита”, — заявила Ульяна Супрун, и.о. министра здравоохранения Украины.

Новые лекарства от гепатитов, которые будет закупать Украины через международные организации — это инновационные лекарства прямого действия, соответствующие рекомендациям Европейской ассоциации по изучению болезней печени по лечению гепатита C.

Инновационный курс лечения — это просто таблетки, которые пациенты должны принимать в течение 12 недель.

Будет закуплено препараты для двух различных курсов терапии: софосбувир и ледипасвир и софосбувир и велпатасвир. Эффективность курса лечения доказана и составляет более 90%.

Благодаря эффективным государственным закупкам, поставщик этих лекарств открыл для себя украинский коммерческий рынок. Это означает, что выход нового игрока на розничный рынок усилит конкуренцию и снизит для потребителей цены на лечение от гепатитов во всех аптеках.

“Скоро качественные лекарства от гепатитов станут доступными в аптеках! Пациенты больше не будут вынуждены продавать все имущество, чтобы купить лекарства от гепатитов! Вскоре, благодаря усилиям пациентских организаций в Украине курс будет стоить всего 89 долларов. Для сравнения — цена аналогичного курса в США — 147 000 долларов США, во Франции — 150 366 долларов”, — отмечает Дмитрий Шерембей, глава Координационного совета БО “100 процентов жизни”.

“Это настоящая победа для Украины и всех пациентов с гепатитом С, — подчеркивает Сергей Дмитриев, директор по политике и адвокации БО “100 процентов жизни”. — Мы приложили немало усилий для того, чтобы в этих людей, которых множество в стране, появился шанс на выздоровление. Наконец у них есть надежда на долгую и здоровую жизнь! Таким образом, препаратов будет достаточно, чтобы вылечить всю очередь из больных на сегодня. Если облздравы не закажут другие препараты, которые лоббируют отдельные фармкомпании. Но мы будем внимательно следить за процессом!”

По данным ВОЗ и оценкам национальных экспертов, Украина относится к странам со средним распространенности гепатита С. Ежегодно около в 6 тыс человек обнаруживают гепатит. На очереди для лечения в Украине стоит 24 786 пациентов, в ближайшее время они вылечатся от этой патологии.

Лекарства, которые уже в этом году закупит Украина, являются универсальными, поскольку эффективно действуют сразу на все генотипы вируса гепатита С и соответствуют новым рекомендациям Европейской ассоциации по изучению болезней печени.

Лечение Гепатита C — Клиники Беларуси

Лечение Гепатита C

Открытый в 1989 году, гепатит С является инфекционным заболеванием, вызванным вирусом, который поражает печень. В настоящее время число людей, больных вирусным гепатитом С (ВГС), с каждым годом непрерывно увеличивается во всех странах. По данным ВООЗ, в мире насчитывается 130-150 миллионов пациентов. Опасность состоит в том, что при отсутствии лечения гепатит может привести к развитию печеночной недостаточности, цирроза и рака печени.

Причины и симптомы

Передача вируса гепатита С происходит через кровь. Чаще всего это происходит в следующих случаях:

  • Внутривенное введение наркотиков.
  • Трансфузии препаратов крови.
  • Половым путем.
  • Случайные уколы инфицированными иглами.
  • Передача от матери к ребенку.
  • Трансплантация органов.
  • Гемодиализ.
  • Нанесение татуировок и пирсинга.

Существует два типа ВГС – острый и хронический. Люди с острым гепатитом С, как правило, не имеют никаких симптомов. Лишь у немногих из них могут наблюдаться гриппоподобные признаки, боли в суставах и нетяжелая кожная сыпь. Другими симптомами острого ВГС могут быть:

  • Ухудшение аппетита.
  • Боль в животе.
  • Темная моча.
  • Обесцвеченный стул.
  • Желтуха.

При хроническом ВГС большинство людей в ранней стадии заболевания также не испытывают никаких симптомов. По мере прогрессирования болезни, могут возникнуть следующие признаки:

  • Боль и дискомфорт в области печени.
  • Повышение температуры.
  • Мышечная и суставная боль.
  • Ухудшение аппетита.
  • Снижение веса.
  • Депрессия.
  • Желтуха.
  • Повышенная усталость.

Через 25-30 лет после заражения эта хроническая инфекция может привести к фиброзу и циррозу печени, печеночной недостаточности и гепатоцеллюлярной карциноме.

Существует 6 генотипов вируса. Эта информация важна для врачей, потому что на ее основании они выбирают максимально эффективный метод лечения гепатита С.

Задать вопрос специалисту

Диагностика гепатита С

В Беларуси гепатит С диагностируют с помощью нескольких анализов крови, как и за рубежом.

Для определения наличия антител к вирусу можно протестировать кровь. Антитела появляются в организме примерно через полгода после заражения.

Для определения наличия самого вируса гепатита С и его количества в Белоруссии используется полимеразно-цепная реакция (ПЦР), которая позволяет обнаружить болезнь через 2-3 недели после заражения. Это очень важно для успешного лечения гепатита С. С помощью различных видов ПЦР можно также установить генотип вируса, определить активность заболевания, проводить мониторинг эффективности лечения.

После подтверждения диагноза ВГС в Беларуси проводятся другие обследования, с помощью которых можно определить степень и тяжесть поражения печени. К этим методам принадлежат:

  • Анализы крови, выявляющие уровни некоторых ферментов и белков, которые указывают на повреждение печени.
  • Ультразвуковое исследование.
  • Магнитно-резонансная томография.
  • Биопсия печени с дальнейшим изучением ее тканей под микроскопом.

Прислать результаты обследования

Лечение

Лечение гепатита С достаточно часто позволяет остановить размножение вируса в организме и устранить его.

При выявлении острого ВГС лечение, как правило, не начинают сразу же. Вместо этого пациенту назначают повторное лабораторное обследование через некоторое время, чтобы определить, насколько эффективно его организм борется с вирусом. При неудовлетворительных результатах и начале развития хронического гепатита начинается медикаментозная терапия.

В Белоруссии высококвалифицированные врачи-гепатологи, которые специализируются на лечении печени, основываясь на клинических данных, результатах лабораторных и инструментальных методов обследования, разрабатывают индивидуальный план комбинированной противовирусной терапии. В зависимости от вида применяемых лекарственных средств, тяжести заболевания и генотипа вируса, лечение гепатита С может длиться от 12 до 48 недель.

Чтобы уменьшить возможное повреждение печени, всем пациентам рекомендуются:

  • Рациональное и сбалансированное питание.
  • Регулярные физические упражнения.
  • Отказ от употребления алкоголя и курения.

До недавнего времени в Белоруссии и за границей для лечения хронического гепатита С применялись два основных лекарственных средства:

  • Пегилированный интерферон – препарат, который стимулирует нападение иммунной системы на вирус.
  • Рибавирин – противовирусный препарат, который останавливает размножение вируса.

Чаще всего эти средства назначаются вместе. В настоящее время в Белоруссии такая комбинация назначается редко, поскольку несколько лет назад появились новейшие противовирусные препараты прямого действия, которые обладают более высокой эффективностью. К этой группе лекарственных средств принадлежат:

  • симепревир;
  • паритапревир и ритонавир;
  • ледипасвир;
  • омбитасвир;
  • даклатасвир;
  • софосбувир;
  • дасабувир.

Эффективность лечения этими новейшими препаратами, которые доступны в Минске, зависит от генотипа вируса гепатита С. Эти показатели сравнимы с результатами терапии за границей. Например, при генотипе 1 эффективность лечения составляет более 90%.

При развитии цирроза печени единственным эффективным методом лечения является пересадка печени, которую могут провести опытные трансплантологии Беларуси.

Узнать стоимость лечения

Проведение лечения вирусного гепатита С в Белоруссии

В Беларуси лечение хронического ВГС проводят по утвержденным рекомендациям, используя новейшие схемы противовирусной терапии, которые имеют очень высокую эффективность.

Цена же такого лечения значительно ниже, чем в странах СНГ, Европы или Америки.

Обратитесь в Клиники Беларуси, и мы выберем подходящее вам лечебное учреждение и лучших врачей.

Россия напала на Украину!

Россия напала на Украину!

Мы, украинцы, надеемся, что вы уже знаете об этом. Ради ваших детей и какой-либо надежды на свет в конце этого ада –  пожалуйста, дочитайте наше письмо .

Всем нам, украинцам, россиянам и всему миру правительство России врало последние два месяца. Нам говорили, что войска на границе “проходят учения”, что “Россия никого не собирается захватывать”, “их уже отводят”, а мирное население Украины “просто смотрит пропаганду”. Мы очень хотели верить вам.

Но в ночь на 24-ое февраля Россия напала на Украину, и все самые худшие предсказания  стали нашей реальностью .

Киев, ул. Кошица 7а. 25.02.2022

 Это не 1941, это сегодня. Это сейчас. 
Больше 5 000 русских солдат убито в не своей и никому не нужной войне
Более 300 мирных украинских жителей погибли
Более 2 000 мирных людей ранено

Под Киевом горит нефтебаза – утро 27 февраля, 2022.

Нам искренне больно от ваших постов в соцсетях о том, что это “все сняли заранее” и “нарисовали”, но мы, к сожалению, вас понимаем.

Неделю назад никто из нас не поверил бы, что такое может произойти в 2022.

Метро Киева, Украина — с 25 февраля по сей день

Мы вряд ли найдем хоть одного человека на Земле, которому станет от нее лучше. Три тысячи ваших солдат, чьих-то детей, уже погибли за эти три дня. Мы не хотим этих смертей, но не можем не оборонять свою страну.

И мы все еще хотим верить, что вам так же жутко от этого безумия, которое остановило всю нашу жизнь.

Нам очень нужен ваш голос и смелость, потому что сейчас эту войну можете остановить только вы. Это страшно, но единственное, что будет иметь значение после – кто остался человеком.

ул. Лобановского 6а, Киев, Украина. 26.02.2022

Это дом в центре Киева, а не фото 11-го сентября. Еще неделю назад здесь была кофейня, отделение почты и курсы английского, и люди в этом доме жили свою обычную жизнь, как живете ее вы.

P.S. К сожалению, это не “фотошоп от Пентагона”, как вам говорят. И да, в этих квартирах находились люди.

«Это не война, а только спец. операция.»

Это война.

Война – это вооруженный конфликт, цель которого – навязать свою волю: свергнуть правительство, заставить никогда не вступить в НАТО, отобрать часть территории, и другие. Обо всем этом открыто заявляет Владимир Путин в каждом своем обращении.

«Россия хочет только защитить ЛНР и ДНР.»

Это не так.

Все это время идет обстрел городов во всех областях Украины, вторые сутки украинские военные борются за Киев.

На карте Украины вы легко увидите, что Львов, Ивано-Франковск или Луцк – это больше 1,000 км от ЛНР и ДНР. Это другой конец страны. 25 февраля, 2022 – места попадания ракет

25 февраля, 2022 – места попадания ракет «Мирных жителей это не коснется.»

Уже коснулось.

Касается каждого из нас, каждую секунду. С ночи четверга никто из украинцев не может спать, потому что вокруг сирены и взрывы. Тысячи семей должны были бросить свои родные города.
Снаряды попадают в наши жилые дома.

Больше 1,200 мирных людей ранены или погибли. Среди них много детей.
Под обстрелы уже попадали в детские садики и больницы.
Мы вынуждены ночевать на станциях метро, боясь обвалов наших домов.
Наши жены рожают здесь детей. Наши питомцы пугаются взрывов.

«У российских войск нет потерь.»

Ваши соотечественники гибнут тысячами.

Нет более мотивированной армии чем та, что сражается за свою землю.
Мы на своей земле, и мы даем жесткий отпор каждому, кто приходит к нам с оружием.

«В Украине – геноцид русскоязычного народа, а Россия его спасает.»

Большинство из тех, кто сейчас пишет вам это письмо, всю жизнь говорят на русском, живя в Украине.

Говорят в семье, с друзьями и на работе. Нас никогда и никак не притесняли.

Единственное, из-за чего мы хотим перестать говорить на русском сейчас – это то, что на русском лжецы в вашем правительстве приказали разрушить и захватить нашу любимую страну.

«Украина во власти нацистов и их нужно уничтожить.»

Сейчас у власти президент, за которого проголосовало три четверти населения Украины на свободных выборах в 2019 году. Как у любой власти, у нас есть оппозиция. Но мы не избавляемся от неугодных, убивая их или пришивая им уголовные дела.

У нас нет места диктатуре, и мы показали это всему миру в 2013 году. Мы не боимся говорить вслух, и нам точно не нужна ваша помощь в этом вопросе.

Украинские семьи потеряли больше 1,377,000 родных, борясь с нацизмом во время Второй мировой. Мы никогда не выберем нацизм, фашизм или национализм, как наш путь. И нам не верится, что вы сами можете всерьез так думать.

«Украинцы это заслужили.»

Мы у себя дома, на своей земле.

Украина никогда за всю историю не нападала на Россию и не хотела вам зла. Ваши войска напали на наши мирные города. Если вы действительно считаете, что для этого есть оправдание – нам жаль.

Мы не хотим ни минуты этой войны и ни одной бессмысленной смерти. Но мы не отдадим вам наш дом и не простим молчания, с которым вы смотрите на этот ночной кошмар.

Искренне ваш, Народ Украины

Лечение гепатита С | Everyday Health

За последнее десятилетие Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) одобрило ряд новых пероральных препаратов для лечения гепатита С, которые называются противовирусными препаратами прямого действия. (6) )

К этим препаратам относятся следующие:

Симепревир  (Olysio) является частью класса препаратов, называемых ингибиторами протеазы, которые блокируют определенный белок, необходимый для репликации ВГС.Одобренный для лечения ВГС генотипа 1, симепревир представляет собой таблетку для приема один раз в день. При приеме в течение 12 недель вместе с препаратом софосбувир (Sovaldi) показатели излечения превышают 90 процентов. Его также можно использовать с интерфероном и рибавирином при гепатите С генотипа 4. (7)

Софосбувир  (Sovaldi) является частью класса препаратов, называемых ингибиторами полимеразы, которые блокируют другой белок, продуцируемый ВГС. Он одобрен для лечения генотипов 1, 2, 3 и 4. В клинических испытаниях схемы, содержащие софосбувир, показали эффективность лечения от 56 до более 90 процентов.Исследование, опубликованное в ноябре 2017 года в World Journal of Virology , показало сопоставимые показатели излечения этих схем в реальном мире. (8) В зависимости от потребностей пациента софосбувир принимают в комбинации с пегилированным интерфероном и рибавирином, только с рибавирином или, все чаще, в комбинации с другими противовирусными препаратами (9).

Harvoni был одобрен FDA в 2014 году. Это комбинированный препарат для лечения гепатита C генотипа 1, 4, 5 или 6, который включает софосбувир и ледипасвир. Большинство пациентов принимают 12-недельный курс таблеток, но некоторым могут быть назначены 8-недельные или 24-недельные курсы. В клинических исследованиях показатели излечения варьировались от 93 до 100 процентов. (10)

Viekira Pak (омбитасвир/паритапревир/ритонавир и дасабувир), безинтерфероновый препарат для лечения гепатита С генотипа 1, был одобрен FDA в декабре 2014 г. Этот комбинированный препарат включает таблетки омбитасвира, паритапревира и ритонавира, с таблетками дасабувира. Viekira Pak, принимаемый в течение 12-24 недель, показал более чем 95-процентную эффективность против генотипа 1 ВГС, согласно отчету, опубликованному в New England Journal of Medicine .(11)

Daklinza (даклатасвир) был одобрен FDA в 2015 году для использования в комбинации с софосбувиром или софосбувиром и рибавирином для лечения инфекций, вызванных ВГС генотипа 3. Даклинза является первым препаратом, который продемонстрировал безопасность и эффективность при лечении генотипа 3 без необходимости введения интерферона или рибавирина. Клинические испытания показали, что у пациентов без цирроза печени 98% пациентов, ранее не получавших лечения, достигли УВО. С тех пор он также был одобрен для лечения генотипа 1.(12)

Technivie (омбитасвир/паритапревир/ритонавир) — это комбинированный препарат, одобренный в 2015 году. не требует одновременного введения интерферона. (12)

Zepatier (элбасвир/гразопревир) — это таблетка для приема один раз в день для лечения генотипов 1 и 4, одобренная FDA в 2016 г. Ее можно назначать в комбинации с рибавирином.(12) В ходе исследований было излечено от 94 до 97 процентов пациентов с хроническим гепатитом С генотипа 1 и от 97 до 100 процентов пациентов с хроническим гепатитом С генотипа 4. (13)

Epclusa (софосбувир/велпатасвир) представляет собой комбинированную таблетку с фиксированной дозой для приема один раз в день, которая была одобрена в 2016 г. для лечения всех генотипов с 1 по 6. 12-недельное лечение было одобрено для пациентов без цирроза печени или при компенсированном циррозе, и в комбинации с рибавирином у больных с прогрессирующим циррозом. В клинических испытаниях пациентов без цирроза печени или с компенсированным циррозом 98 процентов считались вылеченными после лечения Epclusa. У пациентов с декомпенсированным циррозом у тех, кто в течение 12 недель принимал Эпклюзу с рибавирином, уровень излечения составил 94 процента, по сравнению с 83 процентами у тех, кто получал только Эпклюзу в течение 12 недель. У тех, кто получал только Epclusa в течение 24 недель, показатель излечения составил 86 процентов. (12)

Vosevi (софосбувир/велпатасвир/воксилапревир) — это комбинированный препарат, одобренный FDA в 2017 году.Он содержит софосбувир и велпатасвир, а также новый препарат воксилапревир для лечения взрослых с хроническими генотипами ВГС с 1 по 6 без цирроза печени или с легким циррозом печени. Восеви — это первый препарат, одобренный для пациентов, которые ранее получали софосбувир или другие препараты от ВГС, ингибирующие белок NS5A. Клинические испытания показали, что у 96-97% пациентов вирус не обнаруживался в крови через 12 недель после окончания лечения. (14)

Мавирет (глекапревир и пибрентасвир) был одобрен FDA в 2017 году в качестве первого восьминедельного лечения для всех генотипов ВГС с 1 по 6 у взрослых без цирроза печени, ранее не получавших лечения.До этого стандартная продолжительность лечения составляла 12 недель и более. В клинических испытаниях от 92 до 100 процентов пациентов, получавших Мавирет в течение 8, 12 или 16 недель, вирус не обнаруживался в крови через 12 недель после окончания лечения. (15)

PTA: Гепатит С

Фарм США . 2021;46(10):15-16.

Вирусная инфекция, поражающая печень

Гепатит С вызывается вирусом, поражающим печень.В отличие от большинства вирусов, он передается только через контакт с зараженной кровью. Большинство людей, инфицированных вирусом гепатита С (ВГС), не имеют симптомов в течение многих лет, поэтому они не подозревают о своем заболевании. Несколько препаратов для лечения гепатита С очень эффективны, а новые методы лечения вызывают меньше побочных эффектов, чем старые схемы лечения. Гепатит С поражает более 3 миллионов человек в Соединенных Штатах и ​​ежегодно вызывает тысячи смертей от заболеваний, связанных с печенью. Эта инфекция увеличивает риск развития цирроза и рака печени у человека на 90 060 ’ 90 059 s.

Симптомы могут не проявляться в течение многих лет

Острая инфекция гепатита С возникает в течение первых 6 месяцев после контакта с вирусом. Симптомы, которые иногда могут появляться через несколько недель или месяцев после заражения, могут включать тошноту, рвоту, потерю аппетита, диарею, лихорадку, головную боль и боль в животе.

До 25% людей с острой инфекцией выводят вирус из крови без лечения. Однако у большинства людей вирус остается в кровотоке, и инфекция становится хронической.Хроническая инфекция гепатита С вызывает повреждение и воспаление печени. Здоровая ткань печени отмирает и заменяется рубцовой тканью. Если не лечить, инфекция гепатита С может привести к необратимой печеночной недостаточности, что делает необходимой трансплантацию печени.

Не передается при случайном контакте

ВГС не передается при случайном контакте с другими людьми, например, при рукопожатии или объятиях. Прямой контакт с кровью или биологическими жидкостями инфицированного человека является способом передачи ВГС. Наиболее распространенным путем заражения является совместное использование зараженных игл или шприцев, используемых для инъекций наркотиков.Незащищенный секс с больным гепатитом С также является распространенным путем заражения. Дети, рожденные инфицированными матерями, могут заразиться гепатитом С.

Людей с высоким риском заражения гепатитом С следует регулярно проверять. К группе повышенного риска относятся нынешние или бывшие потребители наркотиков внутривенно, лица с ВИЧ, лица, перенесшие переливание крови до 1992 г., больные гемофилией, получавшие лечение факторами крови до 1987 г., и те, кто прошел длительное лечение гемодиализом. Первоначально проводится анализ крови, и при положительном результате анализа крови может быть рекомендована биопсия печени.

Даже при отсутствии других факторов риска людям, родившимся в период с 1945 по 1965 год, следует сдать однократный анализ крови, поскольку в это время родилось 75% всех лиц с хроническим гепатитом С. Многие люди в этой возрастной группе не знают, что они инфицированы. Результаты анализов позволяют врачам планировать лечение, чтобы избавиться от вируса и избежать повреждения печени.

Лечение и наблюдение

Лечение противовирусными препаратами рекомендуется начинать сразу после постановки диагноза, не дожидаясь спонтанной элиминации вируса.

Существует семь различных генотипов ВГС, и от генотипа зависит эффективность медикаментозного лечения. Другие факторы, учитываемые при выборе подходящей схемы лечения, включают наличие цирроза печени, предшествующую инфекцию ВГС или коинфекцию ВИЧ и гепатитом В. Противовирусные препараты прямого действия — это пероральные препараты, часто в комбинации из двух или трех препаратов, для лечения ВГС-инфекции. Упрощенное лечение большинства инфекций ВГС длится от 8 до 12 недель. Противовирусные препараты работают, предотвращая размножение вируса.Успешное лечение означает отсутствие обнаруживаемого вируса в крови через 12 недель после завершения лекарственной терапии; это известно как устойчивый вирусологический ответ. Сегодняшние лекарства очень эффективны, что приводит к излечению в 95% случаев. Побочные эффекты, как правило, легкие и включают головную боль, тошноту, усталость и нарушения сна.

Регулярно проводятся анализы крови для контроля за ходом лечения и выявления потенциального рака печени. Люди с хроническим гепатитом С должны соблюдать здоровую диету, избегать употребления алкоголя и принимать лекарства в соответствии с предписаниями.Вакцины для предотвращения заражения гепатитом С не существует. Лучшая профилактика — избегать действий, повышающих риск заражения.

Содержание этой статьи предназначено только для информационных целей. Содержимое не предназначено для замены профессиональной консультации. Вы полагаетесь на любую информацию, представленную в этой статье, исключительно на свой страх и риск.

Чтобы прокомментировать эту статью, обращайтесь по адресу [email protected]

 

 

 

Лечение гепатита С пример инноваций, рыночной конкуренции и незавершенного дела

Конгресс должен продолжать делать доступность лечения одним из столпов для пациентов, но это не может быть достигнуто ценой игнорирования значительного прогресса в лечении опасных для жизни заболеваний, таких как гепатит С ( ВГС).Благодаря инновациям мы можем лечить ВГС уже сегодня. Новые методы лечения ВГС представляют собой революцию в медицине — первое в истории лекарство от хронической вирусной инфекции; тем не менее уровень лечения снижается, а барьеры на пути к эффективному лечению усугубляют неравенство для тех, кто заражен вирусом или подвергается риску заражения. Чтобы в полной мере использовать эти лекарства и покончить с этим вирусом, законодатели в Вашингтоне, округ Колумбия, должны сосредоточиться на политике, которая улучшит финансирование программ, которые расширят доступ к тестированию и эффективному лечению гепатита С, а также устранят неравенство в сфере здравоохранения.

Вирус гепатита С представляет собой опустошительную инфекцию, передающуюся через кровь или биологические жидкости, которая часто вызывает заболевание печени. При отсутствии лечения ВГС может вызвать рубцевание печени, цирроз и рак печени. К сожалению, реальность такова, что ВГС может не диагностироваться в течение многих лет, потому что у многих людей с этим заболеванием симптомы не проявляются.

В начале борьбы с ВГС в 1990-х и 2000-х годах люди, живущие с вирусом, полагались на инъекции интерферона и таблетки рибавирина, лечение, которое вызывало побочные эффекты и часто не приводило к окончательному излечению людей от вируса.

На протяжении десятилетий эти проблемы для пациентов решались с помощью новаторских инноваций, которые приблизили нас к возможности положить конец эпидемии ВГС. Это нововведение привело к одобрению FDA противовирусных препаратов прямого действия (ПППД) первого поколения в 2011 году. В то время этот прорыв в медицине представлял собой огромный шаг вперед в лечении, а во многих случаях и в излечении ВГС. Меня вылечили с помощью одного из этих прорывных препаратов в клинических испытаниях в 2009 году. В 2013 году были обнаружены ПППД второго поколения, благодаря которым на сегодняшний день эффективность лечения составляет 95 процентов.

ПППД показывают, как непрерывные инновации могут изменить траекторию развития болезни, и демонстрируют, как силы, не влияющие на процесс разработки политики, например рыночная конкуренция и непрерывные исследования, могут сделать эти методы лечения более доступными.

Недавние исследования показывают, что ПППД для лечения ВГС являются более доступными и экономически эффективными благодаря постоянной разработке и доступности улучшенных методов лечения ВГС. Прогнозируется, что в результате наша медицинская система сэкономит около 49 миллиардов долларов на расходах на лечение ВГС в течение следующего десятилетия.Это означает экономию более 57 400 долларов США на каждого человека, получающего лечение от ВГС.

Болезнь, которая когда-то считалась смертным приговором, теперь излечима, а лечение, когда-то считавшееся слишком дорогим, теперь более доступно, особенно среди уязвимых слоев населения.

Но, несмотря на прогресс, достигнутый в разработке безопасных, доступных и эффективных методов лечения, несколько остающихся барьеров продлевают эпидемию ВГС. Сегодня опиоидная эпидемия продолжает вызывать всплески употребления инъекционных наркотиков, по-прежнему не хватает средств диагностики из-за недостаточного государственного финансирования, и у нас нет требований для всеобщего тестирования на ВГС.

Президент БайденДжо Байден приветствует голосование в ООН: «Обнажает изоляцию Путина» Ночная оборона и национальная безопасность — США пытаются отказаться от России Врач Джона Хопкинса говорит, что детям нужно делать прививки от COVID-19. 2030 г., амбициозная цель, соответствующая аналогичной декларации Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). К сожалению, текущие прогнозы показывают, что из-за вышеупомянутых барьеров более 500 000 американцев, вероятно, все еще будут жить с вирусом в 2030 году.

Достижение цели президента начинается с устранения политических ограничений, которые мешают людям получить доступ к лечению гепатита С в программах штата Medicaid, внедрения и финансирования проверенных моделей координации помощи и навигации пациентов, а также требования всеобщего скрининга на ВГС и финансирования для этого. Это путь, который поможет нам положить конец эпидемии и устранить неравенство в уходе за цветными сообществами, на которых болезнь непропорционально повлияла.

История ВГС должна дать нам надежду на то, что возможно, когда мы внедряем инновации для лечения трудноизлечимых заболеваний.Кроме того, эта история написана лишь наполовину, поскольку в настоящее время около 2,4 миллиона американцев живут с этой болезнью. Чтобы в полной мере использовать медицинские инновации и покончить с этим вирусом, мы должны удвоить наши усилия и обеспечить каждому доступ к скринингу и лечению ВГС за счет соответствующего финансирования и регулирования со стороны федерального правительства.

Майкл Нинбург является исполнительным директором Образовательного проекта по гепатиту (HEP).

Сравнение способов лечения гепатита С для людей, принимающих метадон

Этот исследовательский проект находится в стадии разработки.PCORI опубликует результаты исследования на этой странице в течение 90 дней после получения окончательных результатов.

О чем исследование?

Вирус гепатита С поражает почти 5 миллионов человек в Соединенных Штатах. Это основная причина хронических заболеваний печени, рубцевания печени, цирроза печени, печеночной недостаточности, рака печени и смерти. Гепатитом С заражаются от 30 до 70 процентов людей с опиоидной зависимостью.

Люди с опиоидной наркозависимостью часто не получают лечения от гепатита С.Это может быть связано с тем, что они мало знают о гепатите С. Или им может быть трудно найти и запланировать необходимую им помощь. Люди с опиоидной зависимостью также могут не доверять врачам.

Метадоновые клиники помогают людям снизить или прекратить зависимость от героина или других опиоидов. Однако лишь небольшое число метадоновых клиник также лечат пациентов с гепатитом С. Многие метадоновые клиники направляют пациентов с гепатитом С к специалистам по заболеваниям печени вне клиник.

В этом исследовании исследователи сравнивают два способа лечения гепатита С у пациентов, получающих лечение метадоном. При первом способе пациенты получают лечение с помощью телемедицины, находясь в метадоновой клинике. В телемедицине врач использует видеоконференцсвязь из другого места, чтобы встретиться с пациентом. При втором способе, который представляет собой обычное лечение, пациенты получают личное лечение у специалиста по печени, который не находится в клинике.

Кому может помочь это исследование?

Администраторы здравоохранения, специалисты по заболеваниям печени и метадоновые клиники могут использовать информацию из этого исследования для принятия решений о том, как ухаживать за людьми с гепатитом С, которые также страдают опиоидной зависимостью.Люди с опиоидной зависимостью, страдающие гепатитом С, могут использовать информацию из этого исследования, чтобы решить, подходит ли им лечение с помощью телемедицины.

Чем занимается исследовательская группа?

Исследовательская группа набирает пациентов с гепатитом С из 12 метадоновых клиник. Команда выбирает клиники в сельских и городских районах штата Нью-Йорк. Исследователи работают над тем, чтобы в исследование были включены разные пациенты.

К исследованию могут присоединиться пациенты с гепатитом С, которые не проходят лечение от него в другом месте.Все метадоновые клиники обеспечивают обычную помощь в течение первых шести месяцев исследования. В рамках обычной помощи эти клиники направляют пациентов к специалистам по заболеваниям печени за пределами клиники. Через полгода исследовательская группа случайно выбирает несколько клиник, чтобы перейти на использование телемедицины для лечения пациентов. Каждые девять месяцев все больше клиник меняются, пока все клиники не будут использовать телемедицину для лечения пациентов с гепатитом С. Пациенты, получающие телемедицину, получают свое лекарство от гепатита С одновременно с метадоном.

Исследовательская группа рассматривает как телемедицину, так и обычную медицинскую помощь, чтобы увидеть:

  • Сколько пациентов с гепатитом С вылечено, что означает, что вирус не может быть обнаружен в крови пациента через 12 недель после окончания лечения
  • Сколько пациентов начали и закончили лечение
  • Насколько пациенты удовлетворены полученным лечением, на основе анкеты
  • Сколько пациентов повторно заражаются вирусом после излечения

Один или два пациента из каждой клиники входят в состав консультативного комитета пациентов для этого исследования. Местные и федеральные правительственные учреждения, общественные организации и другие организации, заинтересованные в гепатите С, участвуют в исследовании в качестве партнеров. Специалисты по лечению гепатита С и медицинские специалисты из различных областей работали с исследовательской группой над планированием исследования.

Краткий обзор методов исследования

Элемент дизайна Описание
Дизайн исследования Рандомизированное контролируемое исследование
Население Взрослые в возрасте 18 лет и старше, больные гепатитом С и проходящие курс лечения опиоидами не менее 6 месяцев
Вмешательства/
Компараторы
  • Телемедицина
  • Обычная помощь, которая обычно заключается в направлении к специалисту по заболеваниям печени за пределами учреждения
Результаты

Первичный: процент пациентов, у которых нет гепатита С в организме после окончания лечения

Вторичные: удовлетворенность пациентов оказанием помощи с помощью телемедицины, удовлетворенность пациентов оказанием помощи специалистом по печени, различия в том, сколько пациентов начинают и заканчивают лечение, сколько пациентов повторно заражаются гепатитом С или рецидивируют после лечения

Таймфрейм 12-недельное наблюдение после окончания лечения для определения основного исхода

Подробнее об этом проекте

Практический обзор лечения хронической инфекции, вызванной вирусом гепатита С

История вопроса
Хотя инфекция, вызванная вирусом гепатита С (ВГС), связана со значительной заболеваемостью и смертностью,

Цель
при оценке и лечении пациентов с хроническим гепатитом С в условиях сообщества.

Обсуждение
Лечение препаратами ПППД, перечисленными в PBS, следует рассматривать для всех пациентов с хронической инфекцией ВГС. Эти схемы хорошо переносятся, высокоэффективны и полностью пероральные. Перед лечением следует провести тщательное обследование, а пациентов с циррозом печени, значительными сопутствующими заболеваниями или потенциальными лекарственными взаимодействиями следует направить к специалисту. Успешная эрадикация ВГС характеризуется неопределяемой вирусной нагрузкой рибонуклеиновой кислоты ВГС при тестировании полимеразной цепной реакции через 12 недель после завершения лечения, хотя антитела к ВГС могут оставаться положительными до конца жизни пациента.

Инфекция вируса гепатита С (ВГС), поразившая более 230 000 человек в Австралии, является частой причиной хронического заболевания печени, которое во многих случаях приводит к циррозу, декомпенсации заболевания, раку печени и смерти. 1,2 Несмотря на значительную заболеваемость и смертность, по оценкам, менее 2% людей с хронической инфекцией ВГС получают лечение. 3,4 Основной причиной такого низкого обращения за лечением было отсутствие инфраструктуры, доступной для проведения терапии, которая ранее проводилась только в специализированных клиниках по заболеваниям печени или через специально обученных и аккредитованных врачей общей практики. 5

По состоянию на март 2016 г. новые пероральные противовирусные препараты прямого действия (ПППД) для лечения ВГС стали доступны в рамках Схемы фармацевтических льгот (PBS) для пациентов старше 18 лет в Австралии. Эти виды лечения могут назначаться врачами общей практики после консультации с гастроэнтерологом, гепатологом или врачом-инфекционистом, имеющим опыт лечения хронической инфекции ВГС. 6

С точки зрения логистики характер этой консультации различается в разных штатах и ​​​​территориях; однако большинство пациентов с неосложненной инфекцией ВГС можно лечить по месту жительства без наблюдения специалиста.Стандартизированная на национальном уровне форма Запрос на удаленную консультацию для начала лечения гепатита С от Гастроэнтерологического общества Австралии (доступна на www. gesa.org.au/professional.asp?cid=77&id=454) является легкодоступным документом, который можно представлен во многие лечебные центры в Австралии для осмотра и одобрения соответствующим врачом.

Внедрение новой парадигмы лечения имеет далеко идущие последствия, поскольку подавляющее большинство пациентов с хронической инфекцией ВГС не направлялись в специализированные службы и не рассматривались для лечения. 7 Предоставление врачам первичной медико-санитарной помощи возможности быстрого обследования и лечения заболевания позволяет предлагать лечение по месту жительства лицам, которые не могут быстро получить доступ к специализированным услугам.

Целью этой статьи является предоставление практического обзора подхода и лечения инфекции ВГС в условиях сообщества для врачей первичной медико-санитарной помощи.

Оценка перед обработкой

Новые препараты ПППД связаны со средней частотой излечения >90%.Они лучше переносятся, применяются перорально и более эффективны, чем предыдущие методы лечения инфекции ВГС. 8 Таким образом, всем, кто живет с хронической инфекцией ВГС, следует рассмотреть вопрос о назначении противовирусного лечения, даже если в прошлом они пробовали терапию на основе интерферона и не добились успеха.

Перед началом терапии ПППД пациенты должны пройти тщательное предварительное обследование (вставка 1). Это должно включать определение генотипа вовлеченного гепатита С, наличие признаков цирроза печени и попытки лечения ранее.Эти факторы напрямую влияют на выбор и продолжительность терапии. Поскольку соблюдение режима лечения является ключевым компонентом успеха лечения, до начала терапии следует оптимизировать сопутствующие физические или психологические состояния.

Вставка 1. Основные концепции долечебного обследования пациентов с ВГС-инфекцией

Инфицирован ли пациент ВГС? Если да, то каков генотип?

  • Положительный результат на антитела к ВГС указывает на воздействие
  • Вирусная нагрузка ВГС (ПЦР) указывает на текущую инфекцию
  • Генотип гепатита С

Есть ли признаки цирроза печени?

  • Физикальное обследование: паукообразный невус, пальмарная эритема, гинекомастия, спленомегалия
  • Биохимические тесты: тромбоцитопения, низкий уровень альбумина, удлинение ПВ/МНО, индекс отношения аспартатаминотрансферазы к тромбоцитам >1. 0
  • Визуализация: УЗИ или эластография (FibroScan)

Пациент ранее не лечился или проходил лечение?
Нужна ли в первую очередь оптимизация при других заболеваниях?

    • У пациента серьезные сопутствующие заболевания или сопутствующие инфекции
    • У пациента выраженные психические проблемы, которые могут мешать соблюдению режима лечения
    • Вскоре пациенту предстоит операция, которая может затруднить прием лекарств
Нужно ли учитывать взаимодействие лекарств?
      • Некоторые противоэпилептические средства, такие как карбамазепин и фенитоин, противопоказаны, тогда как другие, такие как вальпроат натрия и леветирацетам, безопасны
      • У пациента выраженные психические проблемы, которые могут мешать соблюдению режима лечения
      • Ингибиторы протонной помпы, возможно, придется принимать в уменьшенных дозах и с тем же временем приема, что и некоторые противовирусные препараты (например, ледипасвир + софосбувир)
Нужна ли пациенту консультация специалиста для лечения?
  • Пациентов с циррозом печени, серьезными сопутствующими заболеваниями или сложными лекарственными взаимодействиями следует направлять к врачу

ВГС, вирус гепатита С; МНО, международное нормализованное отношение; ПЦР, полимеразная цепная реакция; ПВ, протромбиновое время

Таблица 1. Примеры* одобренных схем лечения ВГС в рамках Схемы фармацевтических льгот 6

 

 

Генотип 1

Генотип 2

Генотип 3

Генотипы 4–6

Без цирроза

Нелеченные

Ледипасвир + софосбувир  
(8 или 12 недель†)

Софосбувир + рибавирин
(12 недель)

Даклатасвир + софосбувир  
(12 недель)

Софосбувир + ПЕГ-ИФН
+ рибавирин
(12 недель)

Лечение-опытный

Ледипасвир + софосбувир
(12 недель)

Софосбувир + рибавирин
(12 недель)

Даклатасвир + софосбувир  
(12 недель)

Софосбувир + ПЕГ-ИФН
+ рибавирин
(12 недель)

Цирроз печени

Нелеченные

Ледипасвир + софосбувир
(12 недель)

Софосбувир + рибавирин
(12 недель)

Даклатасвир + софосбувир
(24 недели)

Софосбувир + ПЕГ-ИФН
+ рибавирин
(12 недель)

Лечение-опытный

Ледипасвир + софосбувир
(24 недели)

Софосбувир + рибавирин
(12 недель)

Даклатасвир + софосбувир
(24 недели)

Софосбувир + ПЕГ-ИФН
+ рибавирин
(12 недель)

*Полный список одобренных схем лечения доступен на сайте www. pbs.gov.au/info/healthpro/explanatory-notes/general-statement-hep-c
Лечение в течение 8 недель может рассматриваться, если вирусная нагрузка ВГС до лечения составляет <6 миллионов МЕ/мл
ВГС, вирус гепатита С; ПЕГ-ИФН, пегинтерферон альфа-2а

Некоторым группам пациентов потребуется направление к специалисту для лечения, особенно пациентам с текущими или предшествующими признаками декомпенсации цирроза печени, такими как энцефалопатия, предшествующее кровотечение из варикозно расширенных вен или рефрактерный асцит. 4 Независимо от степени компенсации, лицам с циррозом печени будет полезен обзор специалиста для оценки готовности к началу терапии и помощи в других аспектах ухода (например, наблюдение за варикозным расширением вен, скрининг гепатоцеллюлярной карциномы).

В случаях, когда диагноз цирроза печени неясен, авторы рекомендуют направление на эластографию (FibroScan) для определения степени фиброза. Тромбоцитопения, удлинение протромбинового времени (ПВ)/международного нормализованного отношения (МНО) и гипоальбуминемия являются биохимическими признаками, указывающими на наличие цирроза печени.При отсутствии эластографии ряд других неинвазивных инструментов, таких как индекс отношения аспартатаминотрансферазы к тромбоцитам (APRI) или Hepascore, могут помочь в постановке диагноза. 9

Другими группами пациентов, требующими более пристального внимания специалистов, являются пациенты, у которых множественные сопутствующие заболевания или сопутствующие лекарственные препараты затрудняют выбор правильного режима. Многие ПППД и их метаболиты выводятся почками, поэтому их дозировка у пациентов с тяжелой почечной недостаточностью (клиренс креатинина <30 мл/мин/л.73 м2) может быть сложной задачей. Другими ключевыми соображениями перед началом терапии являются потенциальные лекарственные взаимодействия. Прекращение или альтернатива некоторым лекарствам, таким как макролидные антибиотики, зверобой и некоторые противоэпилептические средства, такие как карбамазепин или фенитоин, имеет решающее значение. Программа проверки лекарственного взаимодействия Ливерпульского университета (доступна на сайте www.hep-druginteractions.org) является полезным инструментом для проверки отсутствия соответствующих лекарственных взаимодействий.

Лечение

Было идентифицировано шесть генотипов гепатита С, хотя генотипы 1 и 3 составляют 90% всех случаев в Австралии. 10 Пример одобренной схемы лечения для каждого генотипа приведен в Таблице 1. Большинство этих схем состоят из дозирования один раз в день; побочные эффекты в виде утомляемости, головной боли, тошноты и бессонницы встречаются редко и обычно слабо выражены, и редко требуют прекращения приема препарата в клинических испытаниях. 11 В отличие от традиционных схем лечения на основе интерферона, интенсивный мониторинг во время терапии ПППД требуется редко. Тем не менее, следует обратить внимание пациентов на то, что несоблюдение режима ежедневного дозирования может значительно повлиять на ответ на терапию.

Ответ на лечение оценивают через 12 недель после завершения терапии с оценкой вирусной нагрузки гепатита С с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР). Успешное лечение характеризуется неопределяемым уровнем, указывающим на устойчивый вирусологический ответ (УВО). Несмотря на то, что пациенты останутся положительными на антитела к ВГС, те, кто достигает УВО через 12 недель, больше не должны рассматриваться как инфицированные вирусом. 12,13 Однако следует отметить, что положительная серология не является маркером защиты, и повторное воздействие может привести к повторному заражению.

Лечение ВГС также является эффективной терапией внепеченочных проявлений гепатита С, таких как криоглобулинемия и гломерулонефрит, и они также должны демонстрировать стойкое улучшение после лечения. 11
Пациентов с нормальными показателями функции печени после УВО можно вести так, как если бы они никогда не были инфицированы ВГС; тем не менее, если поведение сопряжено с высоким риском, следует заняться им. Лица с продолжающимся нарушением функциональных тестов печени или те, у кого не удалось достичь УВО, сохраняют потребность в участии в программах наблюдения и привлечении специалистов для выбора дальнейших терапевтических вариантов.

Заключение

Лечение инфекции ВГС следует рассматривать для всех жителей Австралии с хронической инфекцией. Относительная нехватка специализированных услуг по сравнению с распространенностью заболевания ясно указывает на то, что лечение не может осуществляться только специалистами. Новая австралийская модель медицинской помощи предоставляет врачам первичного звена упрощенный доступ к высокоэффективной и хорошо переносимой пероральной терапии ПППД в консультации с опытными специалистами. Кроме того, людям без цирроза без серьезных сопутствующих заболеваний, сопутствующих инфекций или соответствующих лекарственных взаимодействий редко требуется личное посещение этих специалистов для завершения лечения.

Излечение хронической инфекции ВГС может значительно улучшить здоровье 230 000 австралийцев, снизить смертность от осложнений хронической инфекции и уменьшить бремя заболеваний печени в системе здравоохранения Австралии.

Авторы

Энтони Ху MBBS, основной врач-стажер, медицинский факультет, Королевская больница Аделаиды, Аделаида, ЮАР. [email protected]

Эдмунд Це MBBS, PhD, FRACP, заведующий отделением клинической гепатологии, отделение гепатологии, Королевский госпиталь Аделаиды, Аделаида, SA

Конкурирующие интересы: Эдмунд Це получил грант от BMS на исследование моделей ухода и гонораров в качестве независимого консультанта в консультативных советах BMS/MSD/Gilead.Он выступал на презентации продукта для BMS/Abbvie/Gilead.

Происхождение и экспертная оценка : Не введен в эксплуатацию, внешняя экспертная оценка.

Каталожные номера

Теперь у нас есть лекарство от гепатита С, но можем ли мы себе это позволить?

Десятилетний поиск лучших методов лечения изнурительного заболевания печени наконец увенчался успехом. Позже в этом году Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США, как ожидается, одобрит новую таблетку, которая может вылечить гепатит С — хроническую инфекцию, от которой страдают около 170 миллионов человек во всем мире и которая ежегодно убивает 350 000 человек, в том числе 15 000 в США. S. — быстрее и с меньшим количеством побочных эффектов, чем современные средства.

Однако прорыв в лечении достигается по цене, которая может сделать его недоступным для всех, кроме самых богатых или наиболее застрахованных пациентов. Он будет содержать два препарата, один из которых уже доступен по цене 1000 долларов за дозу или 84 000 долларов за полный 12-недельный курс. Комбинация из двух препаратов, вероятно, будет стоить еще дороже, что вызвало возмущение со стороны врачей и защитников прав пациентов, а также планы страховых компаний по рационированию комбинации, когда она станет коммерчески доступной.

В ближайшие месяцы врачи, пациенты, экономисты и страховые компании, несомненно, будут жарко спорить о том, стоит ли лечение полной запрашиваемой цены. Однако мало кто сомневается в том, что эффективность лекарства беспрецедентна и что его разработка является значительным достижением. Более пристальный взгляд на сложные химические проблемы, которые необходимо было решить для разработки лекарства, показывает, почему.

Быстрый и невидимый
Лекарства иногда являются результатом счастливых случайностей — представьте, что пенициллиновая плесень растет в забытой чашке Петри.Чаще всего для этого требуются годы исследований того, что в первую очередь вызывает проблему. Понимание науки, лежащей в основе нового лечения гепатита С, начинается с расшифровки значения названия вируса.

«Гепатит» — это общий термин, который относится к сильному отеку или воспалению печени в ответ на определенные лекарства, токсины, злоупотребление алкоголем или инфекции — будь то бактерии или вирусы. Буква C относится к третьему в серии вирусов, выделенных исследователями, которые специально нацелены на печень и повреждают ее.К середине 1970-х исследователи разработали анализы крови для выявления гепатита А, который обычно распространяется, когда инфицированные люди неправильно обращаются с пищей или водой, и гепатита В, который часто передается во время полового акта, совместного использования игл или контакта с зараженной кровью.

Вскоре после этого исследователи поняли, что третья форма вирусного гепатита незаметно распространяется по всему земному шару и что она с большей вероятностью, чем гепатит А или В, приводит к необратимому повреждению печени.К 1989 году они определили вирус, вызвавший заболевание. Они также определили, что гены вируса мутируют очень быстро — процесс, который привел к появлению нескольких одинаково успешных разновидностей, называемых генотипами, и сделал невозможным создание эффективной вакцины. Вирус гепатита В, напротив, не развивается так быстро, и вакцина против него доступна с 1980-х годов. Заражение вирусом гепатита А, которое обычно вызывает симптомы в течение нескольких дней, также можно предотвратить с помощью вакцины.

Стандартным лечением гепатита С уже давно является синтетическая инъекционная версия интерферона, одного из самых мощных белков иммунной системы, плюс противовирусный препарат рибавирин. Комбинация помогает от 25 до 75 процентов пациентов, в зависимости от генотипа вируса. Но побочные эффекты, в том числе тяжелые гриппоподобные симптомы, усталость, депрессия и анемия, часто невыносимы. Кроме того, вирус часто становится устойчивым к лекарствам, что приводит к ухудшению течения болезни.

На пути к излечению
Разработка эффективных средств против вируса потребовала от исследователей понимания структуры различных белков, образующих его внешнюю оболочку, а также точной последовательности его генетического материала, состоящего из РНК. Этот процесс занял большую часть 1990-х годов. и привлекли исследователей, работающих по всему миру в правительстве, научных кругах и промышленности.

Получив эту информацию, ученым предстоял долгий и дорогостоящий этап проб и ошибок. Они выбрали то, что выглядело многообещающей мишенью для лечения: фермент, известный как протеаза, от которого зависит создание копий вируса. После нескольких неудачных попыток исследователи из Vertex Pharmaceuticals в сотрудничестве с другими разработали ингибитор протеазы, известный как телапревир, а ученые из Schering-Plough (которая объединилась с Merck в 2009 году) создали ингибитор под названием боцепревир. В клинических испытаниях от 60 до 75 процентов пациентов, получавших стандартное лечение — рибавирин и интерферон, а также два новых препарата, не имели обнаруживаемых признаков вируса в крови, по сравнению с 44 процентами или меньше пациентов, получавших только типичное лечение.

FDA одобрило новые препараты в 2011 году, но чувство триумфа, которое испытывали многие в медицинском сообществе, вскоре сменилось разочарованием. Лекарства имели серьезные побочные эффекты и работали только у пациентов с определенным генетическим вариантом вируса, известным как генотип 1, который является наиболее распространенным типом в США.S. и Канаде, но редко во многих других странах с эпидемиями гепатита С. Более того, постоянная потребность в интерфероне и рибавирине с сопутствующими побочными эффектами была огромным недостатком.

По мере того, как энтузиазм в отношении телапревира и боцепревира угасал, в качестве многообещающих мишеней для лекарственных препаратов стали появляться другие вирусные белки. Однако из своих более ранних исследований ученые узнали, что инактивации фермента или белка недостаточно. Чтобы остановить гепатит С, любой эффективный препарат также должен был встроиться в генетический код вируса, где он должен был бы остановить способность вируса создавать новые копии своих генов и, таким образом, создавать новый вирус.Кроме того, чтобы избежать потенциально изнурительных побочных эффектов, лекарство должно было попасть в печень быстро и напрямую, минуя как можно больше других органов.

Компания Pharmasset с середины 2000-х годов изучала группу препаратов, известных как аналоги нуклеотидов, которые соответствовали бы некоторым из этих критериев. Созданные путем сшивания молекул, которые напоминают строительные блоки ДНК и РНК, с молекулой, состоящей из фосфора и кислорода (известной как фосфат), эти соединения внедрялись в гены вируса, где они быстро распадались, препятствуя репликации вируса.

Затем исследователи столкнулись с несколькими серьезными биохимическими проблемами. Поскольку аналоги нуклеотидов были водорастворимыми, они не могли пройти через жировую оболочку кишечника (жиры и вода не смешиваются) и попасть в кровоток, а затем в печень. Кроме того, фосфатная группа несет двойной отрицательный электрический заряд, что еще больше ограничивает ее способность перемещаться через электрически нейтральную мембрану кишечника. Наконец, другие ферменты в печени легко вытесняли фосфатную группу из аналога нуклеотида, делая соединение неэффективным.

Майкл София, в то время работавший в Pharmasset, решил проблемы, добавив к аналогу два соединения, известные как сложные эфиры. Это добавление защищало отрицательные заряды и делало лекарство жирным, позволяя ему покинуть кишечник. Оказавшись внутри клеток печени, ферменты, которые изначально влияли на фосфатную группу, вместо этого поражают молекулы сложного эфира, позволяя активному лекарству выполнять свою работу. Новая формула была названа софосбувиром в честь Софии; в 2011 году компания была куплена Gilead за 11 миллиардов долларов.

В большом исследовании у 295 из 327 пациентов, получавших софосбувир, а также рибавирин и интерферон, через 12 недель в крови не было обнаружено признаков вируса. В более продвинутом испытании 12 недель софосбувира плюс рибавирин дали те же результаты, что и 24 недели интерферона плюс рибавирин: у 67 процентов пациентов не было признаков вируса в крови (хотя побочные эффекты, такие как лихорадка и депрессия, были меньше среди пациентов). не получавших интерферон). В конце 2013 года FDA одобрило софосбувир для лечения гепатита С в сочетании с рибавирином.

Тем не менее, следователи настаивали на дальнейших улучшениях. Во время разработки софосбувира они изучали другие препараты, которые ингибируют различные вирусные белки и могут устранить необходимость в постоянном использовании интерферона и рибавирина. Поэтому они провели еще одно исследование софосбувира и одного такого дополнительного препарата, даклатасвира, произведенного Bristol-Myers Squibb. Результат: почти все пациенты были излечены от болезни с гораздо меньшим количеством побочных эффектов, чем раньше. С тех пор Gilead провела три дополнительных исследования софосбувира в сочетании с другим препаратом, ледипасвиром.Комбинация вылечила не менее 94 процентов пациентов с заболеванием генотипа 1.

Именно эту комбинацию, смешанную с одной ежедневной таблеткой, ожидают, что FDA одобрит к октябрю 2014 года. на завершающей стадии клинического развития.

Финансовое сопротивление
Поскольку комбинированные таблетки, которые вскоре будут выпущены, излечивают гепатит всего за 12 недель, устраняя необходимость и расходы на лечение хронического заболевания, в целом они могут стоить меньше, чем предыдущие методы лечения.(Ожидается, что Gilead не объявит розничную цену таблетки, пока она не получит одобрение FDA.) Конечно, это не означает, что пациенты смогут ее себе позволить.

Дэвид Томас, директор отделения инфекционных заболеваний Университета Джона Хопкинса, считает цену препятствием для здравоохранения во всем мире, несмотря на потенциальную экономию. Многие люди в США с гепатитом С бедны, и несколько сотен тысяч находятся в заключении. «Лекарства стоимостью более 100 000 долларов не окажут большого влияния в тюрьмах в России или на наркоманов в Пакистане, — говорит Томас.В США доплаты могут сделать лечение недоступным.

Ценник также задел страховщиков и других сторонних плательщиков. «У нас никогда не было такого дорогого лекарства для такого большого населения», — говорит Брайан Генри, представитель компании Express Scripts, которая управляет льготами для более чем 3500 компаний. «Лечение одного пациента с гепатитом С теперь может занимать огромную часть бюджета малого бизнеса на лекарства».

Производитель настаивает на том, что стоимость не помешает доступу.Как и в случае с лекарствами от ВИЧ, Gilead планирует оказывать помощь пациентам в США, лицензировать препарат (за определенную плату), выбирать производителей дженериков за пределами США и снижать цены в странах с низким и средним уровнем дохода. В Египте, где самый высокий в мире уровень заболеваемости гепатитом С, софосбувир стоит 300 долларов за 28-дневный запас.

На собрании FDA, посвященном рассмотрению софосбувира на предмет одобрения, София выслушала показания пациента, которого новые лекарства вылечили практически в последнюю минуту.«Такие истории, — говорит София, — позволяют взглянуть на все, что ты делаешь, в перспективе». Сколько других пациентов могут рассказать такие истории, еще неизвестно.

Почему Египет находится на переднем крае лечения гепатита С

Всего пять лет назад, при наличии лучших медицинских методов лечения, шансы на излечение человека, инфицированного гепатитом С, были не больше, чем подбрасывание монеты. Искоренить болезнь в целой стране было немыслимо.

Но сегодня Египет стирает болезнь со своего населения беспрецедентными темпами.Усилия стали возможными благодаря новым революционным лекарствам, но ни одна страна, включая Соединенные Штаты, не приблизилась к их использованию в эквивалентных масштабах. Египет показал, что значительные улучшения в общественном здравоохранении возможны, когда лекарства доступны по цене, и правительство прилагает усилия для их систематического использования. Но Египет также является исключением, которое подтверждает правило, согласно которому, хотя современное общество доказало свою способность разрабатывать преобразующие медицинские инновации, оно гораздо менее способно максимально использовать их.

Эпидемия гепатита С в Египте — стране с самой высокой распространенностью этого заболевания в мире — началась около 50 лет назад, когда правительство пыталось избавиться от одной чумы, а в итоге заменило ее другой. На протяжении тысячелетий дельта Нила была идеальной средой для размножения шистосомоза, паразита, передающегося человеку от пресноводных улиток. В середине 20-го века правительство Египта провело несколько кампаний массового лечения с использованием инъекционного рвотного средства, а иглы неоднократно использовались повторно.Вирус гепатита С, еще не известный, но эффективно передающийся через кровь, был непреднамеренно распространен среди многих граждан. К 2008 году каждый десятый египтянин имел хронический гепатит С.

Вирус вызывает прогрессирующее поражение печени, которое становится очевидным только в течение десяти или более лет, когда оно приводит к раку или печеночной недостаточности. К 2015 году гепатит С стал причиной 40 000 смертей в год в Египте — 7,6 процента всех смертей в Египте — и привел к снижению роста национального ВВП на 1,5 процента.

В то время как инфекция чаще встречается в сельских и бедных районах, немногие слои египетского общества не затронуты ею.Джон Уорд, более 13 лет руководивший подразделением CDC по вирусным гепатитам, а сейчас являющийся директором некоммерческой Целевой группы по глобальному здравоохранению, говорит, что видит его влияние даже на египетских эмигрантов, которых он случайно встречает в Вашингтоне, округ Колумбия. Если я буду в такси, я скажу, что работаю над гепатитом С, и с этого начнется весь разговор о семье, друзьях, родственниках, отцах, умерших от гепатита С. Так что это очень большая проблема».

Перспективы болезни изменились в конце 2013 года с появлением новых эффективных, но дорогих лекарств.В то время как предыдущие методы лечения вызывали усталость и другие побочные эффекты и устраняли инфекцию менее чем у половины пациентов, новые методы лечения были безболезненными и излечивали болезнь более чем в 90% случаев. Gilead Sciences представила первый такой препарат на рынке США по цене 84 000 долларов за пациента. При такой цене лечение всего инфицированного населения Египта обошлось бы в полтриллиона долларов, что почти вдвое превышает валовой внутренний продукт страны.

Обстоятельства напомнили о появлении лекарств от СПИДа два десятилетия назад, когда производители лекарств устанавливали высокие цены, которые страны, испытывающие наибольшую нужду, меньше всего могли себе позволить.Правительство Египта хотело сделать лечение гепатита С доступным для каждого гражданина, который в нем нуждался. Но для этого потребуется достаточно низкая цена для закупки необходимого огромного объема, система доставки лекарств тем, у кого уже диагностирован диагноз, и кампания по обследованию всех остальных на наличие болезни.

Когда египетское правительство начало переговоры о цене с Gilead, страна также тщательно изучала заявку фармацевтической компании на патент. (Они не выпустили его, что позволило производителям дженериков выйти на египетский рынок. ) «Я бы назвал эти разговоры дружескими, но они хорошие переговорщики», — вспоминал Грегг Альтон, исполнительный вице-президент Gilead, который представлял компанию на встречах.

Компания Gilead в конце концов согласилась лицензировать лекарства для продажи в Египте и ряде других стран по цене 300 долларов США за месячную поставку или 900 долларов США за весь 12-недельный курс лечения. Производители дженериков в конце концов подняли цену в Египте до 84 долларов за пациента.

Вахид Досс, председатель Национального комитета Египта по борьбе с вирусным гепатитом, говорит, что решимость страны предоставить лечение в массовом масштабе помогла им доказать свою правоту.«Часть успеха и причина, по которой Gilead согласилась, заключалась в том, что они увидели, что мы действительно хотим оказать влияние на нашу страну». По словам Альтона, в конечном итоге Gilead продала свои лекарства от гепатита С более чем 160 000 египетским пациентам. «Они тоже заработали немного денег», — отмечает Досс. «Это не было актом благотворительности».

Обеспечив доступные лекарства, страна начала распространять их в беспрецедентных масштабах. В 2014 году они запустили онлайн-портал для регистрации больных с заболеванием; за три дня зарегистрировалось 200 000 человек.По данным Всемирного банка, в течение следующих трех лет более 1,6 миллиона египтян получили лечение от гепатита С. Это больше, чем все пациенты, пролеченные за это время в США и Европе вместе взятые.

Но тем первым потоком египтян, ищущих лекарство, были в основном те, у кого уже был диагностирован гепатит С, и с течением времени задача переместилась с предоставления лекарств к выявлению дополнительных людей, которые в них нуждаются. «Люди, которые обращаются в эти лечебные центры, как правило, высыхают, — объясняет Уорд.«Очевидно, что если вы не тестируете, вы не ставите диагноз, и вам некого лечить».

Так, в 2017 году Минздрав инициировал общенациональную программу скрининга. Более 260 бригад общинных медико-санитарных работников объезжают деревню за селом. К концу 2017 года они проверили 1200 сообществ. Тем не менее, лечение замедлилось по сравнению с пиковым значением в 2016 году. По данным Фонда CDA, который собирает эпидемиологические данные о вирусном гепатите, число египтян, пролеченных в 2017 году, сократилось примерно на 30 процентов по сравнению с 2016 годом, несмотря на то, что, по оценкам, 4 миллиона человек все еще инфицированных в стране.

После того, как правительство пообещало бесплатные лекарства для тех, у кого диагностирован диагноз, организации гражданского общества от заводов до церквей и мечетей также подключились к скринингу. Распространенность гепатита С примерно в два раза выше среди беднейшего квинтиля населения по сравнению с самым богатым, но Дж. Стивен Моррисон, старший вице-президент Центра стратегических и международных исследований, говорит, что эпидемия затрагивает общество в определенной степени. это помогло усилиям по устранению.«[Гепатит С] может быть стигмой, но в Египте есть несколько семей, в которых не было близкого человека, который боролся с этим».

В прошлом году в высококлассном районе Katameya Heights в Новом Каире отделение Ротари-клуба организовало скрининг на гепатит С для жителей района и их домашнего персонала. Одним из организаторов был Мохамед Зивар, который недавно ушел с руководящей должности в фармацевтической компании Bayer. Он говорит, что клуб нанял медсестер из местной лаборатории, которая проводит генетический анализ, чтобы они провели три дня по соседству, где они проверили около 1000 человек, а затем организовали лечение для 30 человек с положительным результатом.«После того, как мы закончили это, мы получили другие запросы от родственников этих людей, что они хотели бы пройти расследование», — сказал Зивар.

Зивар подсчитал, что клуб потратил около 5000 долларов. Сумма могла быть намного выше, но, поскольку это была благотворительная акция, лаборатория сделала анализ крови почти по себестоимости. Но скрининг всей группы был значительно дороже, чем стоимость лекарств, необходимых для лечения 30 инфицированных жителей. Это подтверждается и на национальном уровне.Несмотря на то, что диагностика недорога, для выявления одного нового инфицированного необходимо пройти обследование до 20 человек, и это складывается. Чтобы убедиться, что все жители данного сообщества прошли тестирование, группы проверки иногда должны возвращаться несколько раз.

То, насколько быстро Египет ликвидирует болезнь, зависит от того, насколько быстро он диагностирует инфицированных людей, и местные власти все еще определяют масштаб своей программы скрининга и собирают ресурсы для ее оплаты. При тех темпах, с которыми страна в настоящее время проводит скрининг и лечение пациентов, к 2023 году распространенность заболевания сократится вдвое; если он существенно расширит программу за счет дополнительных затрат в размере 530 миллионов долларов, он может к тому времени практически ликвидировать болезнь.

Масштабы усилий Египта могут помочь другим странам последовать их примеру. Амр Эльшалакани, специалист в области здравоохранения Всемирного банка, отмечает, что оптовые закупки наборов для скрининга, используемых для диагностики, могут увеличить производственные мощности во всем мире и снизить их стоимость. «Есть не только польза для Египта, но и глобальная польза для общественного здравоохранения», — сказал он. «Эти изменения цен могут иметь глобальные последствия для других стран, которые стремятся бороться с гепатитом С».

И хотя новые лекарства произвели революцию в лечении отдельных пациентов, выманивание эпидемии из тени стало главной задачей во всем мире.По данным Всемирной организации здравоохранения, в 2016 году только у каждого пятого человека в мире был диагностирован хронический гепатит С, а в странах с низким уровнем дохода — менее одного из 10. До тех пор, пока эти десятки миллионов людей не будут обследованы и поставлены диагнозы , они никогда не выиграют от самых последних лекарств. «То, что происходит в Египте, — это всего лишь превью того, с чем столкнется любая другая страна», — говорит Хоми Разави, управляющий директор CDA Foundation.

Лишь несколько стран прокладывают аналогичный путь к элиминации гепатита С.Многие страны, располагающие гораздо большими ресурсами, даже близко не подходят к лечению всего своего населения. Например, менее 20 процентов людей с гепатитом С в Соединенных Штатах получили лечение.

В долгосрочной перспективе преимущества элиминации гепатита С очевидны — кампания в Египте предотвратит десятки тысяч смертей и сократит общие расходы на здравоохранение, — но расходы на скрининг должны быть оплачены авансом. «С экономической точки зрения имеет абсолютный смысл лечить, а не не лечить, но правительства воздерживаются.Они говорят: «Мы находимся у власти всего четыре года, мы никогда не увидим выгоды», — говорит Разави. «Что отличается от Египта, так это то, что там была политическая приверженность действиям, и они взяли эту информацию и использовали ее».

Это было бы невозможно и без доступных лекарств, а для страны, которая может получить цену в пределах досягаемости, богатство может оказаться недостатком. В более бедных странах, таких как Египет, фармацевтические компании более охотно предлагали лекарства по цене производства или близкой к ней, чтобы отразить платежеспособность страны. Другой пример: прошлым летом компания Pfizer объявила о резком снижении цены на ряд своих запатентованных химиотерапевтических препаратов в шести странах к югу от Сахары, на которые приходится 44% случаев рака в Африке.

Но в странах с доходом выше среднего фармацевтические компании видят возможность для получения прибыли и не проявляют такой же гибкости. В Китае и Бразилии, где производители лекарств установили цены на свои препараты для лечения гепатита С намного выше предельных издержек производства, правительства рассматривают вопрос о том, платить ли им или отказывать в выдаче патентов или законно обходить их патенты, чтобы конкуренция с генериками могла снизить цены.Эксперты говорят, что конфликты из-за цен на лекарства на таких рынках могут только усилиться, поскольку бремя болезней в этих странах продолжает смещаться с инфекционных заболеваний на такие, как рак или диабет, которые имеют эффективные, но дорогостоящие методы лечения.

Вопрос о том, как страны будут собирать средства для борьбы с гепатитом С и в каком объеме, все еще остается открытым. По данным Всемирной организации здравоохранения, к концу 2017 г. более 80 стран разработали национальные планы по элиминации гепатита С, что почти в пять раз больше, чем в 2012 г., но менее половины взяли на себя финансовые обязательства.Без ресурсов немногие люди, инфицированные гепатитом С, будут диагностированы и еще меньше будут лечиться.

В отличие от усилий последних двух десятилетий по борьбе с другими инфекционными заболеваниями, такими как ВИЧ, туберкулез и малярия, в которые международные доноры внесли значительный вклад, а также в значительной степени управляли проведением кампаний, странам все чаще приходится действовать в одиночку. Роберт Хехт, президент Pharos Global Health Advisors, говорит, что это представляет собой сдвиг в глобальном здравоохранении. «Я думаю, что эпоха этих крупных донорских фондов для лечения заболеваний, когда деньги помогают оплачивать лекарства и оказание помощи, я думаю, что мы наблюдаем конец этой эпохи.”

В целом мировому сообществу кажется, что легче разрабатывать эффективные лекарства, чем эффективно их применять.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.