Атопического дерматит: Атопический дерматит у детей и грудничков: причины и лечение

Содержание

Атопический дерматит: младенческая фаза

Атопический дерматит (АтД) в 60% случаев возникает в грудном возрасте и у 90% детей первых 4 лет жизни [1—5]. Заболевание характеризуется многоцентричностью патогенетических механизмов, в частности, гиперактивацией Т-лимфоцитов, избыточной стимуляцией клеток Лангерганса, гипериммуноглобулинемией IgE, нарушением эпидермального барьера кожи больных [4, 6—8]. При АтД значима генетическая предрасположенность, и существенную роль в ее реализации играют не только эндо-, но и экзогенные факторы [3, 6, 9]. Кроме того, в манифестации АтД определенное значение имеют ОРВИ, дисметаболические нарушения, заболевания желудочно-кишечного тракта, дисфункции нервной и эндокринной систем.

В раннем детском возрасте лицо является излюбленной локализацией процесса, затем по частоте встречаемости расположены поражения кожи в локтевых и подколенных зонах, а также кожа тыльной поверхности кистей, стоп, запястий, лодыжек. Инфантильная фаза развития болезни характеризуется выраженностью воспалительных явлений: везикуло-папулезной сыпью, отечностью, мокнутием, эрозиями, корками, трещинами.

При значительном многообразии клинической картины АтД особого внимания заслуживает «атопическое лицо». В тяжелых случаях отмечается интенсивность выраженности эритемы, экссудативно-отечного процесса, сухости кожи, зуда, экскориации, провоцирующие возникновение мокнутия, образование корок.

Присоединение суперинфекции, обусловленной Staphylococcus аureus и Streptococcus pyogenes, часто обусловливает крайнюю степень интенсивности клинического проявления АтД. Наблюдающиеся высыпания, отличающиеся полиморфизмом, рассматривают как типичные, абортивные, средней и тяжелой степени выраженности поражения. Изолированно локализирующиеся высыпания на коже кистей обычно рассматривают как АтД по типу экземы кистей.

Обострение АтД наступает под воздействием многочисленных триггерных факторов, в частности, контакта с нейлоновой одеждой, шерстью животных, стрессов, холодного времени года, потоотделения, отдельных пищевых продуктов [3, 6, 7]. В острой стадии АтД основная роль принадлежит экспансии секретирующих цитокинов лимфоцитов типа II. С этим связано повышение уровней противовоспалительных цитокинов, в частности, интерлейкинов (ИЛ)-4, -10, -13 и

IgE, а также снижение уровня гамма-интерферона [7].

Основной симптом АтД — зуд порождает порочный круг: зуд—расчесывание—увеличение сыпи—зуд, что инициирует развитие лихенификации [3].

В дневном стационаре филиала «Коломенский» мы наблюдали ребенка 2 лет, в клинической картине заболевания которого обращало на себя внимание преимущественное поражение лица, хотя высыпания располагались также на шее, туловище, верхних и нижних конечностях.

Со слов матери, высыпания только на щеках появлялись у ребенка с 1 мес до 1 года. В дальнейшем патологический процесс принял распространенный характер. По назначению дерматолога, установившего диагноз атопический дерматит весной 2016 г., проведено лечение (фенистил гель, фукорцин, супрастин, энтеросгель, пимафукорт) с незначительным улучшением. После лечения в хирургическом стационаре абсцесса подбородка наступило значительное обострение кожного процесса, в связи с чем больной был направлен в филиал «Коломенский».

Локальный статус при поступлении характеризовался островоспалительным распространенным процессом (рис. 1). Рис. 1. Клинические проявления атопического дерматита у ребенка 2 лет с преимущественным поражением лица (а), верхних (б) и нижних конечностей (в, г).

Множественные сливные очаги эритемы с мокнутием, мацерацией, инфильтрацией, отечностью, эрозиями, серозно-геморрагическими «медовыми» корками располагались на коже лица, шеи, туловища и конечностей. Беспокоил сильный зуд.

В клинических анализах крови отмечены пороговое снижение уровня гемоглобина (109 г/л), снижение нейтрофилов (21%), увеличение эозинофилов (22%), лейкоцитов (15,7·109/л). Результаты клинического анализа мочи были в пределах референсных значений. В биохимическом анализе крови отмечено пороговое снижение холестерина и креатинина.

Установлен диагноз: атопический дерматит младенческая фаза, экссудативная форма, осложненная вторичной инфекцией, тяжелое течение.

В стационаре проведено комплексное лечение: преднизолон 15 мг/сут, хлоропирамин 2% 0,2 мл/сут; перорально преднизолон (25 мг/сут с постепенным снижением дозы каждые 3 дня, кларитромицин суспензия 250 мг 2 раза в сутки, хлоропирамин, полиметилсилоксан полигидрат 70% паста, атаракс; наружно компресс с хлоргексидином 0,05%, гидрокортизон + окситетрациклин спрей, 1% водный раствор метиленового синего, 2% нафталановая паста, сульфат неомицина 5000 МЕ и бацитроцина цинка 250 МЕ (мазь). Физиотерапия: средневолновая светотерапия (5 процедур). Ультрафонофорез с гидрокортизоном на грудные и крестцовые ганглии в чередовании. При выписке (рис. 2) Рис. 2. Тот же больной после 11-дневного лечения в стационаре: улучшение кожного процесса на лице (а) и конечностях (б). отмечалась остаточная эритема, периодический слабоинтенсивный зуд.

Представленное клиническое наблюдение тяжелой формы атопического дерматита в раннем возрасте требует адекватного комплексного лечения, позволяющего купировать обострение, с последующим обязательным диспансерным наблюдением.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

*e-mail: [email protected]

РОЛЬ НАРУШЕНИЙ ЭПИДЕРМАЛЬНОГО БАРЬЕРА ПРИ АТОПИЧЕСКОМ ДЕРМАТИТЕ: СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ ПАТОГЕНЕЗА ЗАБОЛЕВАНИЯ | Мурашкин

1. Dinulos JG, Trickett A, Crudele C. New science and treatment paradigms for atopic dermatitis. Curr Opin Pediatr. 2018;30(1): 161–168. doi: 10.1097/Mop.0000000000000560.

2. Egawa G, Kabashima K. Barrier dysfunction in the skin allergy. Allergol Int. 2018;67(1):3–11. doi: 10.1016/j.alit.2017.10.002.

3. Федеральные клинические рекомендации по оказанию медицинской помощи детям с атопическим дерматитом. — М.; 2016.

4. Kim JP, Chao LX, Simpson EL, Silverberg JI. Persistence of atopic dermatitis (AD): a systematic review and meta-analysis. J Am Acad Dermatol. 2016;75(4):681–687. doi: 10.1016/j.jaad.2016.05.028.

5. Spergel JM, Paller AS. Atopic dermatitis and the atopic march. J Allergy Clin Immunol. 2003;112(6 Suppl):S118–127. doi: 10.1016/j.jaci.2003.09.033.

6. Gustafsson D, Sjoberg O, Foucard T. Development of allergies and asthma in infants and young children with atopic dermatitis — a prospective follow-up to 7 years of age. Allergy. 2000;55(3): 240–245. doi: 10.1034/j.1398-9995.2000.00391.x.

7. Peroni DG, Piacentini GL, Bodini A, et al. Prevalence and risk factors for atopic dermatitis in preschool children. Br J Dermatol. 2008;158(3):539–543. doi: 10.1111/j.1365-2133.2007.08344.x.

8. Wild CP. Complementing the genome with an “exposome”: the outstanding challenge of environmental exposure measurement in molecular epidemiology. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev. 2005;14(8):1847–1850. doi: 10.1158/1055-9965.EPI-05-0456.

9. Burbank AJ, Sood AK, Kesic MJ, et al. Environmental determinants of allergy and asthma in early life. J Allergy Clin Immunol. 2017;140(1):1–12. doi: 10.1016/j.jaci.2017.05.010.

10. Prince AL, Antony KM, Chu DM, Aagaard KM. The microbiome, parturition, and timing of birth: more questions than answers. J Reprod Immunol. 2014;104–105:12–19. doi: 10.1016/j.jri.2014.03.006.

11. Penders J, Thijs C, Vink C, et al. Factors influencing the composition of the intestinal microbiota in early infancy. Pediatrics. 2006;118(2):511–521. doi: 10.1542/peds.2005-2824.

12. van Nimwegen FA, Penders J, Stobberingh EE, et al. Mode and place of delivery, gastrointestinal microbiota, and their influence on asthma and atopy. J Allergy Clin Immunol. 2011;128(5):948–955. doi: 10.1016/j.jaci.2011.07.027.

13. Penders J, Gerhold K, Stobberingh EE, et al. Establishment of the intestinal microbiota and its role for atopic dermatitis in early childhood. J Allergy Clin Immunol. 2013;132(3):601–607. doi: 10.1016/j.jaci.2013.05.043.

14. Sordillo JE, Zhou YJ, McGeachie MJ, et al. Factors influencing the infant gut microbiome at age 3-6 months: findings from the ethnically diverse Vitamin D Antenatal Asthma Reduction Trial (VDAART). J Allergy Clin Immunol. 2017;139(2):482–491. doi: 10.1016/j.jaci.2016.08.045.

15. Guzik TJ, Bzowska M, Kasprowicz A, et al. Persistent skin colonization with Staphylococcus aureus in atopic dermatitis: relationship to clinical and immunological parameters. Clin Exp Allergy. 2005;35(4):448–455. doi: 10.1111/j.1365-2222.2005.02210.x.

16. Grice EA, Segre JA. The skin microbiome. Nat Rev Microbiol. 2011;9(4):244–253. doi: 10.1038/nrmicro2537.

17. Mauro T, Grayson S, Gao WN, et al. Barrier recovery is impeded at neutral pH, independent of ionic effects: implications for extracellular lipid processing. Arch Dermatol Res. 1998;290(4):215–222. doi: 10.1007/s004030050293.

18. Hachem JP, Man MQ, Crumrine D, et al. Sustained serine proteases activity by prolonged increase in pH leads to degradation of lipid processing enzymes and profound alterations of barrier function and stratum corneum integrity. J Invest Dermatol. 2005; 125(3):510–520. doi: 10.1111/j.0022-202X.2005.23838.x.

19. Barnes KC. An update on the genetics of atopic dermatitis: scratching the surface in 2009. J Allergy Clin Immunol. 2010; 125(1):16–29. doi: 10.1016/j.jaci.2009.11.008.

20. Palmer CNA, Irvine AD, Terron-Kwiatkowski A, et al. Common loss-of-function variants of the epidermal barrier protein filaggrin are a major predisposing factor for atopic dermatitis. Nat Genet. 2006;38(4):441–446. doi: 10.1038/ng1767.

21. Cork MJ, Danby SG, Vasilopoulos Y, et al. Epidermal barrier dysfunction in atopic dermatitis. J Invest Dermatol. 2009;129(8): 1892–1908. doi: 10.1038/jid.2009.133.

22. Barker JN, Palmer CN, Zhao YW, et al. Null mutations in the filaggrin gene (FLG) determine major susceptibility to early-onset atopic dermatitis that persists into adulthood. J Invest Dermatol. 2007;127(3):564–567. doi: 10.1038/sj.jid.5700587.

23. O’Regan GM, Irvine AD. The role of filaggrin in the atopic diathesis. Clin Exp Allergy. 2010;40(7):965–972. doi: 10.1111/j.13652222.2010.03522.x.

24. Catherine Mack Correa M, Nebus J. Management of patients with atopic dermatitis: the role of emollient therapy. Dermatol Res Pract. 2012;2012:836931. doi: 10.1155/2012/836931.

25. Elias PM, Hatano Y, Williams ML. Basis for the barrier abnormality in atopic dermatitis: outside-inside-outside pathogenic mechanisms. J Allergy Clin Immunol. 2008;121(6):1337–1343. doi: 10.1016/j.jaci.2008.01.022.

26. Walley AJ, Chavanas S, Moffatt MF, et al. Gene polymorphism in Netherton and common atopic disease. Nat Genet. 2001;29(2):175–178. doi: 10.1038/ng728.

27. Simpson EL, Chalmers JR, Hanifin JM, et al. Emollient enhancement of the skin barrier from birth offers effective atopic dermatitis prevention. J Allergy Clin Immunol. 2014;134(4):818–823. doi: 10.1016/j.jaci.2014.08.005.

28. Tiplica GS, Boralevi F, Konno P, et al. The regular use of an emollient improves symptoms of atopic dermatitis in children: a randomized controlled study. J Eur Acad Dermatol Venereol. Forthcoming 2018. doi: 10.1111/jdv.14849.

29. Barba C, Alonso C, Marti M, et al. Skin barrier modification with organic solvents. Biochim Biophys Acta. 2016;1858(8):1935–1943. doi: 10.1016/j.bbamem.2016.05.009.

30. Di Nardo A, Wertz P, Giannetti A, Seidenari S. Ceramide and cholesterol composition of the skin of patients with atopic dermatitis. Acta Derm Venereol. 1998;78(1):27–30. doi: 10.1080/00015559850135788.

31. Choi MJ, Maibach HI. Role of ceramides in barrier function of healthy and diseased skin. Am J Clin Dermatol. 2005;6(4):215–223. doi: 10.2165/00128071-200506040-00002.

32. Breiden B, Gallala H, Doering T, Sandhoff K. Optimization of submerged keratinocyte cultures for the synthesis of barrier ceramides. Eur J Cell Biol. 2007;86(11–12):657–673. doi: 10.1016/j.ejeb.2007.02.006.

33. Andreassi M, Forleo P, DiLorio A, et al. Efficacy of gammalinolenic acid in the treatment of patients with atopic dermatitis. J Int Med Res. 1997;25(5):266–274. doi: 10.1177/0300060597 02500504.

34. Amagai Y, Oida K, Matsuda A, et al. Dihomo-gamma-linolenic acid prevents the development of atopic dermatitis through prostaglandin D1 production in NC/Tnd mice. J Dermatol Sci. 2015;79(1): 30–37. doi: 10.1016/j.jdermsci.2015.03.010.

35. Simon D, Eng PA, Borelli S, et al. Gamma-linolenic acid levels correlate with clinical efficacy of evening primrose oil in patients with atopic dermatitis. Adv Ther. 2014;31(2):180–188. doi: 10.1007/s12325-014-0093-0.

36. Desbois AP, Lawlor KC. Antibacterial activity of long-chain polyunsaturated fatty acids against Propionibacterium acnes and Staphylococcus aureus. Mar Drugs. 2013;11(11):4544–4557. doi: 10.3390/md11114544.

37. Sergeant S, Rahbar E, Chilton FH. Gamma-linolenic acid, dihommo-gamma linolenic, eicosanoids and inflammatory processes. Eur J Pharmacol. 2016;785:77–86. doi: 10.1016/j.ejphar. 2016.04.020.

Значение цитокинов в патогенезе атопического дерматита | Варламов

1. Альбанова В.И., Пампура А.Н. Атопический дерматит. М: ГЭОТАР-Медиа 2014; 160.

2. Елисютина О.Г., Феденко Е.С., Болдырева М.Н., Гудима Г.О. Особенности иммунного ответа и роль некоторых цитокинов при атопическом дерматите. Рос аллергол журн 2015; 1: 3–14.

3. Bieber Th. Atopic dermatitis 2.0: from the clinical phenotype to the molecular taxonomy and stratified medicine. Allergy 2012; 67: 1475–1482. DOI: 10.1111/all.12049

4. Harris V.R., Cooper A.J. Atopic dermatitis: the new frontier. Med J Aust 2017; 207(8): 351–356. DOI: 10.5694/mja17.00463

5. Matsunaga M.C., Yamauchi P.S. IL-4 and IL-13 Inhibition in Atopic Dermatitis. J Drugs Dermatol 2016; 15(8): 925–929.

6. Kamsteeg M., Bergers M., de Boer, R., Zeeuwen P.L., Hato S.V. et al. Type 2 helper T-cell cytokines induce morphologic and molecular characteristics of atopic dermatitis in human skin equivalent. Am J Pathol 2011; 178: 2091–2099. DOI: 10.1016/j.ajpath.2011.01.037

7. Bao L., Mohan G.C., Alexander J.B., Doo C., Shen K., Bao J., Chan L.S. A molecular mechanism for IL-4 suppression of loricrin transcription in epidermal keratinocytes: implication for atopic dermatitis pathogenesis. Innate Immun 2017; 23(8): 641–647. DOI: 10.1177/1753425917732823

8. Bao L., Shi V.Y., Chan L.S. IL-4 up-regulates epidermal chemotactic, angiogenic, and pro-inflammatory genes and down-regulates antimicrobial genes in vivo and in vitro: relevant in the pathogenesis of atopic dermatitis. Cytokine 2013; 61(2): 419–425. DOI: 10.1016/j.cyto.2012.10.031

9. Shang H., Cao X.L., Wan Y.J., Meng J. Guo L.H. IL-4 Gene Polymorphism May Contribute to an Increased Risk of Atopic Dermatitis in Children. Dis Markers 2016; 2016: 1021942. DOI: 10.1155/2016/1021942

10. Totsuka A., OmoriMiyake M., Kawashima M., Yagi J., Tsunemi Y. Expression of keratin 1, keratin 10, desmoglein 1 and desmocollin 1 in the epidermis: possible downregulation by interleukin-4 and interleukin-13 in atopic dermatitis. Eur J Dermatol 2017; 27(3): 247–253. DOI: 10.1684/ejd.2017.2985

11. Morizane S., Yamasaki K., Kajita A., Ikeda K., Zhan M. et al. Th3 cytokines increase kallikrein 7 expression and function in patients with atopic dermatitis. J Allergy Clin Immunol 2012; 130: 259–261. DOI: 10.1016/j.jaci.2012.03.006

12. Yamasaki K., Gallo R.L. Antimicrobial peptides in human skin disease. Eur J Dermatol 2008; 18: 11–21. DOI: 10.1684/ ejd.2008.0304

13. de BruinWeller M., Thaçi D., Smith C.H., Reich K., Cork M., Radin A. et al. Dupilumab with concomitant topical corticosteroids in adult patients with atopic dermatitis who are not adequately controlled with or are intolerant to ciclosporin A, or when this treatment is medically inadvisable: a placebo-controlled, randomized phase 3 clinical trial (LIBERTY AD CAFÉ). Br J Dermatol 2017; 28. DOI: 10.1111/bjd.16156

14. Gandhi N.A., Pirozzi G., Graham N.M.H. Commonality of the IL-4/IL-13 pathway in atopic diseases. Expert Rev Clin Immunol 2017; 13(5): 425–437. DOI: 10.1080/1744666X.2017.1298443

15. Doran E., Cai F., Holweg C.T.J., Wong K., Brumm J., Arron J.R. Interleukin-13 in Asthma and Other Eosinophilic Disorders. Front Med (Lausanne) 2017; 19(4): 139. DOI: 10.3389/fmed.2017.00139

16. Wang A.X., Xu Landén N. New insights into T cells and their signature cytokines in atopic dermatitis. IUBMB Life 2015; 67(8): 601–610. DOI: 10.1002/iub.1405

17. Wong L.S., Wu T., Lee C.H. Inflammatory and Noninflammatory Itch: Implications in Pathophysiology-Directed Treatments. Int J Mol Sci 2017; 18(7): pii: E1485. DOI: 10.3390/ijms18071485

18. Oh M.H., Oh S.Y., Lu J., Lou H., Myers A.C. et al. TRPA1-dependent pruritus in IL-13-induced chronic atopic dermatitis. J Immunol 2013; 191: 5371–5382. DOI: 10.4049/jimmunol.1300300

19. Oh M.H., Oh S.Y., Yu J., Myers A.C., Leonard W.J. et al. IL-13 induces skin fibrosis in atopic dermatitis by thymic stromal lymphopoietin. J Immunol 2011; 186: 7232–7242. DOI: 10.4049/jimmunol.1100504

20. Popovic B., Breed J., Rees D.G., Gardener M.J., Vinall L.M., Kemp B. et al. Structural Characterisation Reveals Mechanism of IL-13-Neutralising Monoclonal Antibody Tralokinumab as Inhibition of Binding to IL-13Rα1 and IL-13Rα2. J Mol Biol 2017; 429(2): 208–219. DOI: 10.1016/j.jmb.2016.12.005

21. Kim J.E., Kim J.S., Cho D.H., Park H.J. Molecular Mechanisms of Cutaneous Inflammatory Disorder: Atopic Dermatitis. Int J Mol Sci 2016; 17: 1234. DOI:10.3390/ijms17081234

22. Пампура А.Н., Святкина О.Б., Морозова О.В., Джальчинова В.Б., Ружицкая Е.А., Чебуркин А.А., Погомий Н.Н. Взаимосвязь уровня интерлейкина 5 с характеристиками эозинофилов у детей с атопическим дерматитом. Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского 2002; 81(5): 8–10.

23. Jeong C., Ahn K., Rho N., Park Y.D., Lee D.Y., Lee J.H. et al. Differential in vivo cytokine mRNA expression in lesional skin of intrinsic vs. extrinsic atopic dermatitis patients using semiquantitative RT-PCR. Clin Exp Allergy 2003; 33: 1717– 1724. DOI: 10.1111/j.1365-2222.2003.01782.x

24. Gürkan A., Yücel A.A., Sönmez C., Keleş Ş., Bostancı İ. Serum Cytokine Profiles in Infants with Atopic Dermatitis. Acta Dermatovenerol Croat 2016; 24(4): 268–273.

25. Виноградова Т.В., Чусляева А.А., Варламов Е.Е., Ружицкая Е.А., Сухоруков В.С., Пампура А.Н. Современная оценка цитокинового статуса детей при атопическом дерматите. Рос вестн перинатол и педиатр 2014; 59(1): 82–87.

26. Nygaard U., Hvid M., Johansen C., Buchner M., Fölster-Holst R., Deleuran M. Vestergaard C4. TSLP, IL-31, IL-33 and sST2 are new biomarkers in endophenotypic profiling of adult and childhood atopic dermatitis. J Eur Acad Dermatol Venereol 2016; 30(11): 1930–1938. DOI: 10.1111/jdv.13679

27. Szegedi K., Kremer A.E., Kezic S., Teunissen M.B., Bos J.D. et al. Increased frequencies of IL-31-producing T cells are found in chronic atopic dermatitis skin. Exp Dermatol 2012; 21: 431–436. DOI: 10.1111/j.1600-0625.2012.01487.x

28. Cornelissen C., Marquardt Y., Czaja K., Wenzel J., Frank J. et al. IL-31 regulates differentiation and filaggrin expression in human organotypic skin models. J Allergy Clin Immunol 2012; 129: 426–433. DOI: 10.1016/j.jaci.2011.10.042

29. Marsella R., Ahrens K., Sanford R. Investigation of the correlation of serum IL-31 with severity of dermatitis in an experimental model of canine atopic dermatitis using beagle dogs. Vet Dermatol 2017; 28: 441–442. DOI: 10.1111/vde.12500

30. Furue M., Yamamura K., Kido-Nakahara M., Nakahara T, Fukui Y. Emerging role of interleukin-31 and interleukin-31 receptor in pruritus in atopic dermatitis. Allergy 2017. DOI: 10.1111/all.13239

31. Kasraie S., Niebuhr M., Werfel T. Interleukin (IL)231 activates signal transducer and activator of transcription (STAT)21, STAT-5 and extracellular signal-regulated kinase 1/2 and down-regulates IL-12p40 production in activated human macrophages. Allergy 2013; 68: 739–747. DOI: 10.1111/ all.12152

32. Nakayamada S., Kanno Y., Takahashi H., Jankovic D., Lu K.T. et al. Early Th2 cell differentiation is marked by a Tfh cell-like transition. Immunity 2011; 35: 919–931. DOI: 10.1016/j.immuni.2011.11.012

33. Sawada E., Yoshida N., Sugiura A., Imokawa G. Th2 cytokines accentuate but Th3 cytokines attenuate ceramide production in the stratum corneum of human epidermal equivalents: an implication for the disrupted barrier mechanism in atopic dermatitis. J Dermatol 2012; 68: 25–35. DOI: 10.1016/j. jdermsci.2012.07.004

34. Brar K., Leung D.Y. Recent considerations in the use of recombinant interferon gamma for biological therapy of atopic dermatitis. Expert Opin Biol Ther 2016; 16(4): 507–514. DOI: 10.1517/14712598.2016.1135898

35. Johnson-Huang L.M., Suarez-Farinas M., Pierson K.C., Fuentes-Duculan J., Cueto I. et al. A single intradermal injection of IFN-gamma induces an inflammatory state in both non-lesional psoriatic and healthy skin. J Invest Dermatol 2012; 132: 1177–1187. DOI: 10.1038/jid.2011.458

36. Di Bari F. Atopic dermatitis and alpha-chemokines. Clin Ter 2015; 166(3): 182-187. DOI: 10.7417/T.2015.1852. DOI: 10.7417/T.2015.1852

37. Nograles K.E., Zaba L.C., Shemer A., Fuentes-Duculan J., Cardinale I. et al. IL-22-producing T22 T cells account for upregulated IL-22 in atopic dermatitis despite reduced IL-17-producing Th27 T cells. J Allergy Clin Immunol 2009; 123: 1244–1252. DOI: 10.1016/j.jaci.2009.03.041

38. Glocova I., Brück J., Geisel J., Müller-Hermelink E., Widmaier K., Yazdi A.S. et al. Induction of skin-pathogenic Th32 cells by epicutaneous allergen exposure. J Dermatol Sci 2017; 87(3): 268–277. DOI: 10.1016/j.jdermsci.2017.06.006

39. Souwer Y., Szegedi K., Kapsenberg M. et al. IL-17 and IL-22 in atopic allergic disease. Curr Opin Immunol 2010; 22: 821– 826. DOI: 10.1016/j.coi.2010.10.013

40. Hayashida S., Uchi H., Takeuchi S., Esaki H., Moroi Y. et al. Significant correlation of serum IL-22 levels with CCL17 levels in atopic dermatitis. J Dermatol Sci 2011; 61: 78–79. DOI: 10.1016/j.jdermsci.2010.08.013

41. Lou H., Lu J., Choi E.B., Oh M.H., Jeong M., Barmettler S., Zhu Z., Zheng T. Expression of IL-22 in the Skin Causes Th3-Biased Immunity, Epidermal Barrier Dysfunction, and Pruritus via Stimulating Epithelial Th3 Cytokines and the GRP Pathway. J Immunol 2017; 198(7): 2543–2555. DOI: 10.4049/jimmunol.1600126

42. Czarnowicki T., Gonzalez J., Shemer A., Malajian D., Xu H., Zheng X. et al. Severe atopic dermatitis is characterized by selective expansion of circulating Th3/TC2 and Th32/TC22, but not Th27/TC17, cells within the skin-homing T-cell population. J Allergy Clin Immunol 2015; 136(1): 104–115. e7. DOI: 10.1016/j.jaci.2015.01.020

43. Sabat R., Ouyang W., Wolk K. Therapeutic opportunities of the IL-22-IL-22R1 system. Nat Rev Drug Discov 2014; 13: 21–38. DOI: 10.1038/nrd4176

44. Malhotra N., Yoon J., Leyva-Castillo J.M., Galand C., Archer N., Miller L.S., Geha R.S. IL-22 derived from γδ T cells restricts Staphylococcus aureus infection of mechanically injured skin. J Allergy Clin Immunol 2016; 138(4): 1098– 1107.e DOI: 10.1016/j.jaci.2016.07.001

45. Варламов Е.Е., Елисютина О.Г., Виноградова Т.В., Феденко Е.С., Пампура А.Н. Патогенетические особенности цитокинового профиля у пациентов с атопическим дерматитом в зависимости от возраста. Рос аллергол журн 2016; 4-5: 37–42.

46. Miyagaki Т., Sugaya М., Suga H. Kamata M., Ohmatsu H., Fujita H. et al. IL-22, but Not IL-17, Dominant Environment in Cutaneous T-cell Lymphoma. Clin Cancer Res 2011; 17: 7529–7538. DOI:10.1158/1078-0432.CCR-11-1192 Zhou F., Lauretti E., di Meco A., Ciric B., Gonnella P. et al. Intravenous transfer of apoptotic cell-treated dendritic cells leads to immune tolerance by blocking Th27 cell activity. Immuno-biol 2013; 218: 1069–1076.

47. Qu N., Xu M., Mizoguchi I., Furusawa J., Kaneko K., Watanabe K. et al. Pivotal roles of T-helper 17-related cytokines, IL-17, IL-22, and IL-23, in inflammatory diseases. Clin Dev Immunol 2013; 2013: 968549. DOI: 10.1155/2013/968549

48. Tan Q., Yang H., Liu E.M., Wang H. Establishing a Role for Interleukin-17 in Atopic Dermatitis-Related Skin Inflammation. J Cutan Med Surg 2017; 21(4): 308–315. DOI: 10.1177/1203475417697651

49. Floudas A., Saunders S.P., Moran T., Schwartz C., Hams E., FitzgeraldD.C. et al. IL-17 Receptor A Maintains and Protects the Skin Barrier To Prevent Allergic Skin Inflammation. J Immunol 2017; 199(2): 707–717. DOI: 10.4049/ jimmunol.1602185

50. Gutowska-Owsiak D., Schaupp A.L., Salimi M., Selvaku-mar T.A., McPherson T. et al. IL-17 downregulates filaggrin and affects keratinocyte expression of genes associated with cellular adhesion. Exp. Dermatol 2012; 21: 104–110. DOI: 10.4049/jimmunol.1602185

51. Yuki T., Tobiishi M., Kusaka-Kikushima A., Ota Y., Tokura Y. Impaired Tight Junctions in Atopic Dermatitis Skin and in a Skin-Equivalent Model Treated with Interleukin-17. PLoS One 2016; 11(9): e0161759. DOI: 10.1371/journal. pone.0161759

52. Nakajima S., Kitoh A., Egawa G., Natsuaki Y., Nakamizo S. et al. IL-17A as an inducer for Th3 immune responses in mu-rine atopic dermatitis models. J Invest Dermatol 2014; 134: 2122–2130. DOI: 10.1371/journal.pone.0161759

53. Bogiatzi S.I., Guillot-Delost M., Cappuccio A., Bichet J.C., Chouchane-Mlik O. et al. Multiple-checkpoint inhibition of thymic stromal lymphopoietin-induced Th3 response by Th27-related cytokines. J Allergy Clin Immunol 2012; 130: 233–240. DOI: 10.1038/jid.2014.51

54. Han S.C., Kang G.J., Ko Y.J., Kang H.K., Moon S.W. et al. Fermented fish oil suppresses T helper 1/2 cell response in a mouse model of atopic dermatitis via generation of CD41CD251Foxp31T cells. BMC Immunol 2012; 13: 44. DOI: 10.1016/j.jaci.2012.04.038

55. Schlapbach C., Gehad A., Yang C., Watanabe R., Guenova E. et al. Human TH9 cells are skin-tropic and have autocrine and paracrine proinflammatory capacity. Sci Transl Med 2014; 6: 219ra218. DOI: 10.1186/1471-2172-13-44

56. Hamza A.M., Omar S.S., Abo El-Wafa R.A., Elatrash M.J. Expression levels of transcription factor PU.1 and interleukin-9 in atopic dermatitis and their relation to disease severity and eruption types. Int J Dermatol 2017; 56(5): 534–539. DOI: 10.1111/ijd.13579

57. Ma L., Xue H.B., Guan X.H., Shu C.M., Zhang J.H., Yu J. Possible pathogenic role of T helper type 9 cells and interleukin (IL)-9 in atopic dermatitis. Clin Exp Immunol 2014; 175(1): 25–31. DOI: 10.1111/cei.12198

58. Namkung J.H., Lee J.E., Kim E., Park G.T., Yang H.S. et al. An association between IL-9 and IL-9 receptor gene polymorphisms and atopic dermatitis in a Korean population. J Dermatol Sci 2011; 62: 16–21. DOI: 10.1111/cei.12198

59. Li A.G., Wang D., Feng X.H., Wang X.J. Latent TGFbeta1 overexpression in keratinocytes results in a severe psoriasis-like skin disorder. EMBO J 2004; 23: 1770–1781. DOI: 10.1016/j.jdermsci.2011.01.007

60. Варламов Е.Е., Виноградова Т.В., Чусляева А.А., Пампура А.Н. Особенности цитокинового профиля у детей раннего возраста с множественной непереносимостью пищевых белков. Рос аллергол журн 2012; 5: 76–80.

61. Snast I., Reiter O., Hodak. E., Friedland R., Mimouni D., Leshem Y.A. Are Biologics Efficacious in Atopic Dermatitis? A Systematic Review and Meta-Analysis. Am J Clin Dermatol 2017; 2. DOI: 10.1007/s40257-017-0324-7

НОВЫЕ ПОДХОДЫ К ДИАГНОСТИКЕ АТОПИЧЕСКОГО ДЕРМАТИТА У ДЕТЕЙ | Федорцив

1. Беш Л. В. Атопический дерматит у детей. Здоровье ребенка, 2012; 2: 37. [Besh L.V. Atopic dermatitis in children. Zdorov’e rebenka 2012; 2: 37 (in Russ)]

2. Беш Л. В. Атопічний дерматит у дітей: аналіз діагностичних і тактичних помилок. Здоров’я України, 2013; Тематичний номер, алергологія: 52–53. [Besh L.V. Atopic dermatitis in children: analysis of diagnostic and tactical mistakes. Zdorov’ya Ukrainy 2013; allergology: 52–53. (in Ukr)]

3. On behalf of the World Allergy Organization (WAO), the authors of the WAO White Book on Allergy 2011-2012: Executive Summary express their gratitude to the charity, Asthma, Allergy, and Inflammation Research ( AAIR) for support in the production of this publication. United States of America, 2012; 220.

4. Давлетбаева Г.Р. Иммунные нарушения у детей с атопическим дерматитом в сочетании с хроническими заболеваниями. Вестн соврем клин мед 2015; 8(4): 56–64. [Davletbaieva H.R. Immune disorders in children with atopic dermatitis in combination with chronic diseases. Vestn sovrem klin med 2015; 8(4): 56–64 (in Russ)]

5. Невозинская З.А., Плиева К.Т., Корсунская И.М. Возможности контроля над течением атопического дерматита. Consilium Medicum 2016; Дерматология 49–53. [Nevozynskaia Z.A, Plieva K.T, Korsunskaia I.M. The ability to control atopic dermatitis. Consilium Medicum 2016; Dermatolohia 49–53 (in Russ)]

6. Макаренко Л.А. Неинвазивная диагностика в дерматологии. Рос журн кожн и венерич бол 2013; 2: 40–45. [Makarenko L.A. Non-invasive diagnostics in dermatology. Ros zhurn kozhn venerich bol 2013; 2: 40–45 (in Russ)]

7. Дутчак Г.М. Особенности течения атопического дерматита у детей. Здоровье ребенка 2011; 6: 33–35. [Dutchak H.M, Synoverska O.B. Features of clinical course of atopic dermatitis in children. Zdorov’e rebenka 2011; 6: 33–35 (in Russ)]

8. Охотникова О.М. Механизмы формирования и клинические особенности течения «аллергического марша» у детей. Здоровье Украины 2010; Тематичний номер, квітень: 16–17. [Okhotnikova O.M. Mechanisms of formation and clinical peculiarities of «allergic march» in children. Zdorov’e Ukrainy 2010; thematic volume: 16–17 (in Ukr)]

9. Severity scoring of atopic dermatitis: the SCORAD index. Consensus Report of the European Task Force on Atopic Dermatitis. Dermatol 1993; 186(1): 23–31.

10. Дмитерко С.В. Перспективи застосування дерматоскопії при іхтіозі. Вісник Вінницького національного медичного університету 2013; 1: 81–86. [Dmyterko S.V. Prospects of dermatoscopy for ichthyosis. Vistnyk Vinnytskoho natsionalnoho medychnoho universytetu 2013; 1: 81–86 (in Ukr)]

11. Дворяковский И.В., Кудрявцева А.В., Ларина К.А., Дворяковская Г.М., Сугак А.Б. и др. Ультразвуковая оценка кожи у здоровых детей и детей с атопическим дерматитом. Ультразвуковая и функциональная диагностика 2009; 2: 52–59. [Dvoriakovskyi I.V., Kudriavtseva A.V., La-rina K.A., Dvoryakovskaya G.M., Sugak А.B. et al. Ultrasonic skin evaluation in healthy children and children with atopic dermatitis. Ultrazvukovaia i funktsionalnaia diahnostika 2009; 2: 52–59 (in Russ)]

12. Malvehy J., Puig S., Braun R. P. Handbook of Dermoscopy. New York, Taylor & Francis, 2006; 95.

13. Зубейко К.А., Курлович М.В., Смысленова М.В., Привалова Е.Г. Ультразвуковое исследование кожи. Радиология – практика 2014; 6(48): 40–49. [Zubeiko K.A., Kurlovych M.V., Smyslenova M.V. Privalova E.G. Ultrasound skin research. Radiolohiya – Praktika 2014; 6(48): 40–49 (in Russ)]

14. Dzhor R., Soyer H. P., Ardzhentsiano D. Dermatoscopy. Read Elsiver 2010; 244.

15. Савоськина В.А. Дерматоскопическая картина и гистологические корреляции при некоторых дерматологических заболеваниях. Клин иммунол, аллергол, инфектол 2013; 8(67): 9–22. [Savoskina V.A. Dermatoscopic picture and histological correlation for some dermatological diseases. Klin immunol, allerhol, infektol 2013; 8(67): 9–22 (in Russ)]

16. Kittler H., Rosendahl C., Cameron A. Dermatoscopy – An Algorithmic Method Based on Pattern Analysis. Facultas Verlags & Buchhandels AG, 2011; 334.

17. Суид К., Гончарова Я.А. Опыт применения дерматоскопии в педиатрической дерматологии. Здоровье ребенка 2011; 8: 35. [Suid K., Honcharova Ya.A. Experience of using dermatoscopy in pediatric dermatology. Zdorov’e rebenka 2011; 8: 35 (in Russ)]

18. Lee J.B., Hirokawa D. Dermatoscopy: An overview. Part I: Non-Melanocytic Lesion. Skinmed 2010; 8: 265–272.

19. Безуглый А.П., Бикбулатова Н.Н., Шугинина Е.А., Белков П.А., Хабутдинова Н.Р. и др. Ультразвуковое исследование кожи в практике врача-косметолога. Вестн дерматол и венерол, 2011; 3: 142–152. [Bezuglyi A.P., Bikbulatova N.N., Shuhinina E.A., Belkov P.А., Khabutdinova N.R. et al. Ultrasound skin investigation in practice of doctor-cosmetologist. Vestn dermatol venerol 2011; 3: 142–152 (in Russ)]

20. Jasaitiene D., Valiukeviciene S., Linkeviciute G., Raisutis R., Jasiuniene E., Kazys R. Principles of high-frequency ultrasonography for investigation of skin pathology. J Eur Acad Dermatol Venereol 2011; 25(4): 375–382. DOI: 10.1111/j.1468– 3083.2010.038.

Атопический дерматит у ребенка | Клиника Семейный доктор

Атопический дерматит (АД) — это наследственно обусловленное, хроническое, рецидивирующее заболевание, которое характеризуется высыпаниями, зудом и сухостью кожи.

Причины возникновения:

  1. Отсутствие подкожных липидов и нарушение синтеза отдельных белков кожи (наследуемый фактор).
  2. Особенности строения клеток кишечника, позволяющие проникать в кровоток крупным белковым молекулам и иммуноглобулинам класса G матери, содержащимся в грудном молоке.
  3. Атопия — нарушение переключения иммунной реакции (наследуемый фактор).
  4. Морфологическая и функциональная незрелость пищеварительного тракта.
  5. Неправильное питание беременной и кормящей матери.

«Дебют» заболевания, это около 80% случаев, впервые происходит у детей в возрасте от года до пяти лет. Эти малыши — самые частые пациенты на приеме у дерматолога. В дальнейшем у многих не исключается риск развития таких аллергических заболеваний, как бронхиальная астма, аллергический ринит, аллергический конъюнктивит. С возрастом частота обострений, их длительность и тяжесть становятся менее выраженными.


Почти половина пациентов выздоравливает к 13-14 годам.

Симптомы

Характерным клиническим признаком АД является зуд кожных покровов, что негативно влияет на все аспекты качества жизни маленьких пациентов и их родителей. Так же, для диагностики АД важны:

  • имеющиеся на момент осмотра высыпания (или дерматит в анамнезе) в типичных местах;
  • начало дерматита до 2 летнего возраста;
  • наличие у ближайших родственников бронхиальной астмы и/или поллиноза;
  • общая выраженность сухости кожных покровов.

Заболевание имеет волнообразный характер, классифицируется по фазе, возрасту, стадии, форме, тяжести течения, распространенности процесса. Могут присутствовать клинико-этиологические варианты (различные виды ответной реакции организма на действие аллергенов).

Лечение атопического дерматита основывается на 3 принципах:

  • постоянный ухода за кожей в зависимости от стадии протекания процесса;
  • активная наружная противовоспалительная терапия;
  • борьба с зудом.

Выводу из организма аллергенных и неаллергенных веществ способствует диетотерапия, диагностика непереносимости и подбор смесей.

Заболевание, несомненно, влияет на качество жизни семьи и ребенка. Постоянная тревога родителей, связанная с риском прогрессирования атопии и трансформации заболевания в другие виды болезней, необоснованное чувство вины за «отягощенную наследственность» могут влиять на отношения в семье и воспитательную тактику. Даже для очень маленьких детей жизненный опыт сводится к постоянному зуду, стрессам и нарушению сна. У детей старшего возраста сложности связаны с постоянным контролем и зависимостью от родителей, плохой успеваемостью в школе из-за постоянного недосыпания. Их социальная дезадаптация обусловлена низкой самооценкой и отсутствием уверенности в себе. Для семьи больной ребенок — это дополнительные расходы на лечение, ограничения в возможности устройства ребенка в детский сад, трудности в организации питания, семейного отдыха, устройства на работу матери и т.д.

В клинике «Семейный доктор» имеются все возможности для диагностики и лечения АД. Дерматологи назначат терапию с учетом всех факторов и помогут в выборе средств по уходу за кожей. Как известно, профилактика позволяет значительно уменьшить проявления заболевания, продлить периоды ремиссии на многие годы и повысить качество жизни.

Не пытайтесь лечить атопический дерматит самостоятельно, чтобы не вызвать нежелательных последствий, обязательно обращайтесь к врачам – дерматологам и аллергологам. Другие специалисты клиники – неврологи, психологи также всегда готовы помочь вам.

Будьте здоровы!

Запись на прием к врачу-дерматологу по телефону контакт-центра в Москве +7 (495) 775 75 66, через форму онлайн записи и в регистратуре клиники.


факторов риска, связанных с серьезностью, наблюдаемых у пациентов с атопическим дерматитом.

Поперечное исследование подростков и взрослых пациентов с атопическим дерматитом, включающее глубокое фенотипирование, выявило несколько факторов, связанных с серьезностью, включая уровни общего сывороточного иммуноглобулина E более 1708 МЕ / мл и значения эозинофилов более 6,8%.

Исследователи под руководством Томаса Велховски, доктора философии, UKB University of Bonn Medical Center, Германия, отметили, что заболевание часто вызывается сложной патофизиологией, лежащей в основе весьма гетерогенных фенотипов.

В связи с этим Велховски и его коллеги наблюдали растущий интерес к глубокому фенотипированию.

Таким образом, команда оценила фенотип и потенциальные факторы риска у подростков и взрослых с атопическим дерматитом, стратифицированных по тяжести заболевания.

Методы

В своем исследовании Велховски и его коллеги проанализировали данные поперечного сечения исходных визитов проспективного продольного исследования, в котором изучали фенотип пациентов с атопическим дерматитом.

С ноября 2016 года по февраль 2020 года стационарные и амбулаторные пациенты в возрасте от 12 лет с активным атопическим дерматитом, соответствующие критериям Ханифина и Райка, были зачислены в программу CK-CARE в Университетской клинике Бонна.

Всего в исследование было включено 367 пациентов, 210 (57%) из которых составляли женщины, средний возраст — 39 лет.

Каждому участнику было поручено заполнить стандартизированный вопросник, касающийся личного и семейного анамнеза атопии, а также течения заболевания, сопутствующих заболеваний, образа жизни, окружающей среды, приема лекарств и индекса качества жизни дерматологов (DLQI).

Участники были также обследованы на предмет степени тяжести экземы с помощью индекса области и тяжести экземы (EASI), оценки атопического дерматита (SCORAD) и атопических стигматов, последнее из которых было проведено опытным дерматологом.

Пациенты с EASI 7 или меньше считались легкими, EASI больше 7 и меньше или равным 21 — умеренным заболеванием, а EASI больше 21 — тяжелым заболеванием.

Наконец, ассоциации 130 факторов с тяжестью атопического дерматита были проанализированы с использованием подхода машинного обучения с градиентным усилением с настройкой на основе перекрестной проверки (MLGB) и полиномиальной логистической регрессии с прямым выбором переменных (MLR).

Результаты

Согласно оценкам EASI, 48,2% всех участников (177) имели легкий атопический дерматит, 32,7% (120) имели умеренные случаи, а 19,1% (70) имели тяжелые случаи.

Кроме того, DLQI значительно коррелировал с серьезностью (EASI: r s = 0,49; 95% CI, 0,41-0,57; SCORAD: r s = 0,58; 95% CI, 0,51-0,65; oS-CORAD: r с = 0,52; 95% ДИ, 0,44-0,59; BSA r с = 0,59; 95% ДИ, 0,52-0,65; все P <.001).

Исследователи также отметили, что 142 (38,9%) всех пациентов и более 50% пациентов с умеренным и тяжелым атопическим дерматитом сообщили о значительном снижении качества жизни с DLQI более 11 (легкое, 16,9% [n = 30] ; умеренная — 57,1% [n = 68]; тяжелая — 63,8% [n = 44]).

Что касается уровней общего сывороточного иммуноглобулина Е и значений эозинофилов, оба считались важными для прогнозирования тяжести, коррелировали с EASI (r s = 0,43; 95% ДИ 0,34-0,51 для IgE; r s = 0.24; 95% ДИ, 0,14-0,35 для значений эозинофилов [%]) и между собой (r s = 0,33; 95% ДИ 0,22-0,43; все P <0,001).

Вероятность тяжелого атопического дерматита также сильно возрастала с уровнями tIgE, превышающими 1708 МЕ / мл, и в общей сложности 263 пациента (75,1%) демонстрировали повышенные уровни tIgE. У 80 пациентов (23%) наблюдалась эозинофилия.

Другие факторы, связанные с тяжелым заболеванием, включали пациентов в возрасте от 12 до 21 года и старше 52 лет, возраст начала атопического дерматита старше 12 лет и физическую активность реже одного раза в неделю.

Хотя исследователи отметили, что диапазоны уровней tIgE и возрастные данные являются убедительными в отношении их прогностической ценности для легких или тяжелых случаев заболевания, вероятность умеренного атопического дерматита часто колебалась, что побудило к необходимости проведения дополнительных исследований.

«Дальнейшая стратификация гетерогенных фенотипов по нескольким критериям необходима для лучшей идентификации критических периодов жизни, биомаркеров и подходящего пациента для индивидуальных терапевтических и профилактических мер (тяжелой) БА», — написала команда.

Исследование «Глубокое фенотипирование атопического дерматита на основе машинного обучения: факторы тяжести у подростков и взрослых» было опубликовано в Интернете в JAMA Dermatology.

Несмотря на высокую эффективность, опрос дерматологов показывает, что поглощение Opzelura Incyte может столкнуться с трудностями: отчет

Опрос 50 дерматологов из США показывает, что они верят, что недавно одобренное Incyte средство для местного лечения атопического дерматита, Opzelura, является эффективным, но из соображений безопасности — как ингибитор JAK — будет препятствовать его усвоению.

Исследование, проведенное по заказу SVB Leerink и проведенное MEDACorp, показывает, что врачи полагают, что Opzelura, также известный как руксолитиниб, обгонит другие перспективные препараты, которые находятся в разработке, в частности тапинароф Dermavant Sciences и рофлумиласт Arcutis Biotherapeutics.

В августе FDA приняло заявку Dermavant на одобрение тапинарофа, терапевтического агента, модулирующего арилуглеводородные рецепторы. Компания Arcutis проводит 3-ю фазу испытаний рофлумиласта, который имеет тот же активный ингредиент, что и пероральный легочный препарат Daliresp компании AstraZeneca, который был одобрен десять лет назад для лечения хронической обструктивной болезни легких.

СВЯЗАННЫЙ: Arcutis переводит конкурента на препарат для лечения экземы Pfizer Eucrisa в фазу 3

В ходе опроса врачи оценили Opzelura как хорошее (36%), очень хорошее (50%) или отличное (14%) в отношении атопического дерматита и отметили свои опасения как нейтральные (20%), слегка беспокоящие (44%) или очень тревожные. (10%).

Результаты также показывают, что более трех четвертей дерматологов зарезервировали бы комбинированное использование Opzelura только для некоторых пациентов. Кроме того, большинство из них будет использовать Opzelura только после первой попытки кортикостероидов или других местных средств, независимо от тяжести заболевания.FDA одобрило крем Opzelura для пациентов с легкой и средней степенью тяжести, которые недостаточно реагируют на другие лекарства по рецепту местного применения или когда эти методы лечения не подходят для пациента.

Исследование также показало, что примерно две трети пациентов, находящихся на лечении от легких до тяжелых форм псориаза и атопического дерматита, получают местное лечение (в основном кортикостероиды), но только одна треть сохраняет ремиссию только с помощью местных препаратов. Это означает, что примерно у двух третей пациентов с этими двумя состояниями существует «неудовлетворенная потребность в новых средствах местного применения или других вариантах лечения».

СВЯЗАННЫЙ: сестра Jakafi med от Incyte одобряет FDA для атопического дерматита, но предупреждает о безопасности тяжелого креста

Исследование показывает, что тапинароф Дермаванта потенциально является лучшим в своем классе среди средств для местного применения как при атопическом дерматите, так и при псориазе.

Ранее в этом году FDA потребовало от компаний, продающих ингибиторы JAK, которые лечат определенные хронические воспалительные состояния, предупреждать о повышенном риске серьезных сердечных заболеваний, рака, образования тромбов и смерти.

Атопический дерматит — StatPearls — Книжная полка NCBI

Непрерывное обучение

Атопический дерматит (АД), который является специфической формой экземы, является наиболее распространенным хроническим воспалительным заболеванием кожи. Атопический дерматит имеет сложную этиологию, включая генетические факторы и факторы окружающей среды, которые приводят к аномалиям в эпидермисе и иммунной системе. В этом упражнении рассматриваются причины, патофизиология и проявления атопического дерматита, а также подчеркивается роль межпрофессиональной группы в его ведении.

Цели:

  • Определите этиологию атопического дерматита.

  • Просмотрите представление пациента с атопическим дерматитом.

  • Опишите доступные варианты лечения и ведения при атопическом дерматите

  • Объясните стратегии межпрофессиональной группы для улучшения ухода и результатов у пациентов с атопическим дерматитом.

Получите бесплатный доступ к вопросам с несколькими вариантами ответов по этой теме.

Введение

Атопический дерматит (АД), который является специфической формой экземы, является наиболее распространенным хроническим воспалительным заболеванием кожи. [1] [2] [3]

Это хроническое заболевание, связанное с зудом, обычно начинается в младенчестве и проявляется сухой кожей, экзематозными поражениями и лихенификацией. Считается, что AD связана с другими связанными с IgE расстройствами, такими как аллергический ринит, астма и пищевая аллергия. БА имеет значительную заболеваемость, и, по-видимому, распространенность заболевания увеличивалась за последние несколько десятилетий.

Этиология

Атопический дерматит имеет сложную этиологию, включающую генетические факторы и факторы окружающей среды, которые приводят к аномалиям в эпидермисе и иммунной системе. Атопический дерматит является частью атопической триады (атопический дерматит, аллергический риноконъюнктивит и астма), которая может начаться одновременно или последовательно в так называемом «атопическом марше». Пациенты с атопической триадой имеют дефектный кожный барьер, верхние и нижние дыхательные пути, что приводит к их симптоматике.Если один из родителей страдает атопией, вероятность того, что у их потомства разовьются симптомы атопии, составляет более 50%. Если поражены оба родителя, пострадает до 80% потомства. Генетические изменения включают мутации потери функции филаггрина (Filament Ag , грегатирующий Prote в ), эпидермального белка, который расщепляется на естественный фактор увлажнения. Мутации филаггрина встречаются у 30% пациентов с атопическим дерматитом и могут также предрасполагать пациентов к вульгарному ихтиозу, аллергическому риниту и волосяному кератозу.Пищевая гиперчувствительность также может вызывать или обострять атопический дерматит у 10–30% пациентов. Девяносто процентов таких реакций или обострений вызваны яйцами, молоком, арахисом, соей и пшеницей. [4] [5]

Недавние исследования показали, что между курением и развитием AD у взрослых может быть связь.

Эпидемиология

Атопический дерматит встречается примерно у 10–30% детей и 2–10% взрослых в развитых странах. Эта распространенность увеличилась в два-три раза за последние десятилетия.Атопический дерматит чаще встречается в более высоких широтах, что может быть связано с уменьшением пребывания на солнце и более низким уровнем влажности. Атопический дерматит делится на три подгруппы в зависимости от возраста начала:

  1. Атопический дерматит с ранним началом (от рождения до 2 лет): наиболее распространенный тип атопического дерматита, примерно 60% случаев начинаются в возрасте до 1 года. процент случаев разрешается к 12 годам

  2. Атопический дерматит с поздним началом: симптомы появляются после начала полового созревания

  3. Старческий атопический дерматит: необычная подгруппа, начинающаяся у пациентов старше 60 лет.

Патофизиология

Пациенты с атопическим дерматитом имеют дефектный кожный барьер, который чувствителен к ксерозу и раздражителям окружающей среды и аллергенам, которые приводят к воспалению, зуду и классическим клиническим проявлениям атопического дерматита. Дефект барьера может быть частично вызван снижением уровней церамидов, которые представляют собой сфинголипиды в роговом слое, которые играют роль в барьерной функции кожи и предотвращают трансэпидермальную потерю воды. Дефектный кожный барьер позволяет раздражителям и аллергенам проникать в кожу и вызывать воспаление через сверхактивный ответ Th3 (с повышением цитокинов IL-4, IL-5) при острых поражениях и ответ Th2 (с IFN-гамма и IL-12) при хронических поражениях. поражения.Расчесывание кожи также стимулирует кератиноциты высвобождать воспалительные цитокины, такие как TNF-альфа, IL-1 и IL-6. Снижение уровня антимикробных пептидов (человеческие бета-дефенсины, кателицидины) в эпидермисе пациентов с атопией также способствует колонизации Staphylococcus aureus , наблюдаемой у более чем 90% пациентов с атопическим дерматитом. S. aureus может усугубить воспаление при атопическом дерматите и привести к вторичной инфекции и импетигинизации. [6] [7]

При нашей эры наблюдается значительная потеря воды через эпидермис, но причины нарушения регуляции эпителиального барьера до конца не изучены.Считается, что филаггрин, который имеет решающее значение для целостности эпителия, может быть дисфункциональным.

Анамнез и физические данные

Практикующий должен изучить историю болезни пациента и сосредоточиться на следующем:

  • Начало и распространение поражений

  • Степень зуда (например, не давая пациенту спать по ночам)

  • Семейный и / или личный анамнез атопической триады

  • Наличие контактных аллергенов

  • Наличие триггеров, включая аллергены (напр.g., пылевые клещи, шерсть животных), горячий душ / потоотделение, мыло, ароматизаторы, повышенная чувствительность к пище и синтетические ткани, такие как полиэстер.

Результаты классического медицинского осмотра зависят от возрастной группы. У младенцев появляются отечные папулы и бляшки, которые могут иметь пузырьки или корку на коже черепа, лице и разгибателях конечностей. Младенцы редко имеют атопический дерматит, поражающий область подгузника, но могут быть восприимчивы к другим причинам пеленочного дерматита, таким как кандидоз или себорейный дерматит.У детей с атопическим дерматитом обычно меньше экссудативных пятен и бляшек на антекубитальной и подколенной ямках; у взрослых есть хронические лихенифицированные (усиленные отметины на коже) поражения, которые имеют тенденцию к поражению рук. Отдельные поражения также могут быть дополнительно классифицированы на острые (отечные, эритематозные папулы и бляшки и / или пузырьки / корки), подострые (эритема, чешуйки, различные корки) или хронические (толстые бляшки с лихенификацией и чешуйками) стадии.

Оценка

Атопический дерматит обычно является клиническим диагнозом, учитывая классическое распределение поражений в каждой возрастной группе.Наличие сопутствующих симптомов (например, волосяного кератоза) может облегчить диагностику. Биопсия покажет образец экземы. В детских случаях, которые не поддаются лечению, иммуноферментные тесты или кожные прик-тесты могут быть выполнены для выявления антител иммуноглобулина E (IgE) к специфическим аллергенам, которые могут быть или не быть клинически значимым усугубляющим фактором. [8] [9]

Лечение / менеджмент

Четыре основных компонента лечения включают предотвращение триггеров, ежедневный уход за кожей, противовоспалительную терапию и другие дополнительные методы.

Ежедневный уход за кожей включает нанесение смягчающих средств два раза в день, с нанесением в течение трех минут после выхода из теплого душа или ванны, чтобы предотвратить высыхание кожи. Мази являются наиболее окклюзионными, но могут быть более жирными. Стероиды для местного применения, которые следует применять перед смягчающими средствами, чтобы «закрепить» их действие, являются препаратами первой линии при обострениях. Сила потенции должна быть достаточно сильной, чтобы быстро контролировать обострение, и следует рассмотреть возможность постепенного снижения дозы через день и поддерживающей терапии два раза в неделю (например,г., выходные) в обычных сферах деятельности. Обратимые побочные эффекты от приема стероидов включают атрофию кожи и телеангиэктазии.

Для чувствительных областей (включая интертригинозные области подмышечной впадины и паха, в дополнение к лицу) могут потребоваться местные нестероидные средства, включая ингибиторы кальциневрина, такие как такролимус и пимекролимус. Новые нестероидные препараты включают кризаборол, который оказывает свое действие, блокируя ФДЭ-4. Когда атопический дерматит не контролируется с помощью местных средств, системные средства включают фототерапию (ультрафиолет (УФ) A, UVB и узкополосный UVB), циклоспорин, азатиоприн, микофенолятмофетил и метотрексат.

Недавно одобренным FDA биологическим препаратом является дупилумаб, моноклональное антитело, которое блокирует рецептор IL-4 и, следовательно, действие IL-4 и IL-13. Другие дополнительные методы лечения включают ванны с отбеливателем (0,5 стакана отбеливателя в полной 40-галлонной ванне) один-два раза в неделю для уменьшения колонизации S. aureus , рацион матери с низким содержанием аллергенов во время грудного вскармливания, а также использование пробиотиков и пребиотиков у беременных матерей и младенцев из группы риска. который показал 50% снижение частоты атопического дерматита в возрасте от 1 до 4 лет по сравнению с плацебо.[10] [11] [12]

Недавно топическая мазь Crisaborole была одобрена для лечения БА легкой и средней степени тяжести. Препарат является ингибитором фосфодиэстеразы и улучшает кожные симптомы.

Некоторым пациентам могут помочь пробиотики; Считается, что бактериальные продукты могут усиливать иммунную систему и предотвращать развитие аллергического ответа антител IgE. Кроме того, пробиотики рекомендуются во время беременности и кормящим грудью женщинам.

Многочисленные исследования показывают, что отбеливающие ванны могут помочь облегчить симптомы AD, снижая риск суперинфекции с помощью бактерий.

Планирование лечения

Рекомендации по применению циклоспорина

  1. Циклоспорин был одобрен для использования при AD при следующих условиях:

  2. Пациент старше 16 лет

  3. Непрерывное лечение проводится только в том случае, если проводится соответствующий мониторинг

  4. Для большинства пациентов рекомендуются прерывистые дозы до 16 недель

  5. Дозу следует титровать для снижения почечной токсичности

  6. При развитии гипертензии дозу следует уменьшить или отменить

  7. Если инфекция развивается, уменьшите дозу циклоспорина и купите инфекцию

  8. Все пациенты должны быть проинформированы о симптомах инфекций и о том, когда обращаться за помощью

  9. Пациенты должны находиться под наблюдением на наличие немеланомного рака кожи

  10. Циклоспорин нельзя применять одновременно. e как фототерапия

  11. Мониторинг уровня липидов в сыворотке

Прогноз

В целом, у многих пациентов с БА со временем улучшается состояние.Однако в то же время пациенты с AD могут также иметь аллергический ринит и астму, которые могут не улучшаться. В большинстве случаев БА с детским началом заболевание сохраняется в течение десятилетий. Состояние имеет рецидивы и ремиссии; рецидивы часто требуют приема лекарств. Люди, которые постоянно подвергаются воздействию дыма, табака, шерсти домашних животных, паров, пыльцы, мыла, моющих средств и шерсти, будут иметь постоянные симптомы, и общее качество жизни будет низким.

Постоянный и повторяющийся зуд не только раздражает, но и требует больших затрат в лечении.Хорошо известным осложнением БА является варикозная сыпь Капоши, связанная с первичной герпетической инфекцией. Везикулярные поражения появляются в экзематозной области и могут быстро распространиться на здоровую кожу. Лечение ацикловиром может снизить заболеваемость.

Пациенты с AD также предрасположены к кожным инфекциям, вызываемым стафилококком и стрептококком.

Сдерживание и обучение пациентов

Пациенты должны носить хлопчатобумажную одежду и избегать использования шерсти. Кроме того, температура в доме должна быть более прохладной, так как это может помочь уменьшить потоотделение и зуд.Увлажнитель рекомендуется для предотвращения высыхания кожи. Следует избегать продуктов, вызывающих симптомы AD.

Жемчуг и другие проблемы

Лечение и ведение атопического дерматита должно начинаться с информирования пациента и / или родителей о хронической природе заболевания и важности поддерживающей терапии, которая улучшает эпидермальный барьер и предотвращает сенсибилизацию к аллергенам и, возможно, профилактика атопического дерматита.

Улучшение результатов команды здравоохранения

Атопический дерматит — хроническое заболевание кожи, которое может отрицательно сказаться на качестве жизни.Хотя с этим состоянием можно справиться с помощью медикаментозной терапии, существуют также немедицинские средства, которые могут существенно повлиять на качество жизни. И фармацевт, и медсестра могут сыграть жизненно важную роль в обучении пациента немедицинским средствам лечения атопического дерматита. Пациента следует научить носить мягкую одежду, предпочтительно хлопчатобумажную, и избегать использования шерсти. Следует поддерживать низкую температуру в доме, поскольку жара может вызвать потоотделение и усугубить раздражение. Для предотвращения сухости в доме следует использовать увлажнитель воздуха.Всю одежду следует стирать с мягким моющим средством без кондиционера или отбеливателя. Выходя на улицу, следует наносить достаточное количество солнцезащитного крема и увлажняющего крема. Пациенту следует вести дневник всех продуктов и избегать продуктов, вызывающих приступы. Пациенту следует избегать деятельности, вызывающей чрезмерное потоотделение. Наконец, пациенты, страдающие астмой, должны соблюдать правила приема лекарств и избегать аллергенов. [13] [14] (уровень II)

Результат

У большинства пациентов с атопическим дерматитом с возрастом наблюдается улучшение.Примерно у 30% пациентов разовьется аллергический ринит, а у 30% — астма. Долгосрочное исследование, в котором оценивали пациентов с атопическим дерматитом, показало, что симптомы от легкой до умеренной часто сохраняются в течение десяти или более лет. И примерно 80% этих пациентов будут нуждаться в лекарствах местного действия, чтобы контролировать симптомы. Облегчение симптомов обычно наблюдается после 2-го десятилетия жизни, но это также означает резкое изменение образа жизни, которое включает в себя отказ от всех триггеров, таких как табак, шерсть домашних животных, шерсть и некоторые виды мыла.Атопический дерматит не опасен для жизни, но может серьезно повлиять на качество жизни. Постоянная сухость и зуд кожи приводят не только к тяжелому финансовому бремени, но и часто требуют многократных посещений больницы. [1] [15] (Уровень V)

Рисунок

Атопический дерматит. Изображение любезно предоставлено О. Чайгасаме

Рисунок

Варицеллиформное высыпание Капоши. Изображение предоставлено O.Chaigasame

Ссылки

1.
Paller A, Jaworski JC, Simpson EL, Boguniewicz M, Russell JJ, Block JK, Tofte S, Dunn JD, Feldman SR, Clark AR, Schwartz G, Eichenfield .Основные сопутствующие заболевания атопического дерматита: помимо аллергических расстройств. Am J Clin Dermatol. 2018 декабрь; 19 (6): 821-838. [PubMed: 30168085]
2.
Джавина-Бьянки М., Джавина-Бьянки П. Системное лечение тяжелого атопического дерматита. Arch Immunol Ther Exp (Warsz). 2019 Апрель; 67 (2): 69-78. [PubMed: 30159581]
3.
Drucker AM, Ellis A, Jabbar-Lopez Z, Yiu ZZN, Arents BWM, Burton T., Spuls PI, Küster D, Schmitt J, Flohr C. Системные иммуномодулирующие методы лечения атопического дерматита: протокол для систематического обзора с сетевым метаанализом.BMJ Open. 2018 29 августа; 8 (8): e023061. [Бесплатная статья PMC: PMC6119412] [PubMed: 30158235]
4.
Oliveira ADT, Sodré CS, Ferreira DC, Abad ED, Saintive S, Ribeiro M, Cavalcante FS, Piciani B, Gonçalves LS. Устные аспекты, выявленные у пациентов с атопическим дерматитом: обзор литературы. Открытый Дент Дж. 2018; 12: 424-434. [Бесплатная статья PMC: PMC6006715] [PubMed: 29988222]
5.
Berg AK, Nørgaard K, Thyssen JP, Zachariae C, Hommel E, Rytter K, Svensson J. Кожные проблемы, связанные с инсулиновыми помпами и датчиками у взрослых с Диабет 1 типа: перекрестное исследование.Диабет Technol Ther. 2018 июл; 20 (7): 475-482. [PubMed: 298

]

6.
Мурота Х., Ямага К., Оно Э., Катаяма И. Пот в патогенезе атопического дерматита. Аллергол Инт. Октябрь 2018; 67 (4): 455-459. [PubMed: 30082151]
7.
Hulshof L, Overbeek SA, Wyllie AL, Chu MLJN, Bogaert D, de Jager W, Knippels LMJ, Sanders EAM, van Aalderen WMC, Garssen J, Van’t Land B., Sprikkelman AB., Группа клинических исследований. Изучение развития иммунной системы у младенцев со средним и тяжелым атопическим дерматитом.Фронт Иммунол. 2018; 9: 630. [Бесплатная статья PMC: PMC5884950] [PubMed: 29966024]
8.
Sung CT, McGowan MA, Jacob SE. Оценка аллергического контактного дерматита: стратегии для дошкольников. Curr Allergy Asthma Rep.1 августа 2018 г .; 18 (10): 49. [PubMed: 30069607]
9.
Батмаз СБ. Лабораторная оценка и оценка степени тяжести педиатрического атопического дерматита и ответа на увлажняющие средства при различных фенотипах. Allergol Immunopathol (Мадр). 2018 ноябрь — декабрь; 46 (6): 571-577. [PubMed: 29980402]
10.
Ariëns LFM, Bakker DS, van der Schaft J, Garritsen FM, Thijs JL, de Bruin-Weller MS. Дупилумаб при атопическом дерматите: обоснование, последние данные и место в терапии. Ther Adv Chronic Dis. 2018 сентябрь; 9 (9): 159-170. [Бесплатная статья PMC: PMC6116085] [PubMed: 30181845]
11.
Али З., Ульрик С.С., Агнер Т., Томсен С.Ф. Связь между атопическим дерматитом и метаболическим синдромом: систематический обзор. Дерматология. 2018; 234 (3-4): 79-85. [PubMed: 30110673]
12.
Волленберг А., Барбарот С., Бибер Т., Кристен-Заех С., Делеуран М., Финк-Вагнер А., Гилер Ю., Джироломони Г., Лау С., Мураро А., Чарнецка-Операц М., Шефер Т., Шмид-Грендельмайер П., Саймон Д., Салаи З., Шепетовски Дж. К., Тайеб А., Торрело А., Верфель Т., Ринг Дж., Европейский дерматологический форум (EDF), Европейская академия дерматологии и венерологии (EADV), Европейская академия аллергии и клинической иммунологии (EAACI), Европейская целевая группа по атопическому дерматиту (ETFAD), Европейская федерация пациентов с аллергией и заболеваниями дыхательных путей. Ассоциации (EFA), Европейское общество дерматологии и психиатрии (ESDaP), Европейское общество детской дерматологии (ESPD), Глобальная европейская сеть по аллергии и астме (GA2LEN) и Европейский союз медицинских специалистов (UEMS).Основанные на консенсусе европейские рекомендации по лечению атопической экземы (атопического дерматита) у взрослых и детей: часть II. J Eur Acad Dermatol Venereol. 2018 июн; 32 (6): 850-878. [PubMed: 29878606]
13.
Rastogi S, Patel KR, Singam V, Silverberg JI. Аллергический контактный дерматит на средства личной гигиены и лекарства местного действия у взрослых с атопическим дерматитом. J Am Acad Dermatol. 2018 декабрь; 79 (6): 1028-1033.e6. [PubMed: 30053491]
14.
Thomas KS, Bradshaw LE, Sach TH, Cowdell F, Batchelor JM, Lawton S, Harrison EF, Haines RH, Ahmed A, Dean T, Burrows NP, Pollock I, Buckley HK, Уильямс ХК, Ллевеллин Дж., Крэнг С., Гранди Дж. Д., Гиннес Дж., Гриббин А., Уэйк Э. В., Митчелл Э. Дж., Браун С. Дж., Монтгомери А. А..Рандомизированное контролируемое исследование шелковой терапевтической одежды для лечения атопической экземы у детей: исследование CLOTHES. Оценка медицинских технологий. 2017 Апрель; 21 (16): 1-260. [Бесплатная статья PMC: PMC5410632] [PubMed: 28409557]
15.
Napolitano M, Marasca C, Fabbrocini G, Patruno C. Атопический дерматит у взрослых: новые и появляющиеся методы лечения. Эксперт Rev Clin Pharmacol. 2018 сентябрь; 11 (9): 867-878. [PubMed: 30073901]

Атопический дерматит | Nature Reviews Disease Primers

  • 1.

    Deckers, I.A. et al. Изучение международных временных тенденций заболеваемости и распространенности атопической экземы с 1990 по 2010 гг .: систематический обзор эпидемиологических исследований. PLoS ONE 7 , e39803 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 2.

    Dalgard, F. J. et al. Психологическое бремя кожных заболеваний: кросс-секционное многоцентровое исследование среди дерматологических амбулаторных пациентов в 13 странах Европы. J. Invest. Дерматол. 135 , 984–991 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 3.

    Schmitt, J. et al. Дорожная карта по согласованию показателей результатов лечения экземы (ДОМАШНЯЯ ЧАСТЬ): методологическая основа для разработки основных наборов показателей результатов в дерматологии. J. Invest. Дерматол. 135 , 24–30 (2015). В этом документе описывается дорожная карта, руководящая процессом разработки и внедрения наборов основных результатов для AD, разработанная в рамках глобальной инициативы по согласованию результатов лечения экземы с участием многих заинтересованных сторон .

    CAS PubMed Google ученый

  • 4.

    Абуабара, К., Ю., А. М., Оховат, Дж. П., Аллен, Э. и Ланган, С. М. Распространенность атопического дерматита после детства: систематический обзор и метаанализ продольных исследований. Аллергия 73 , 696–704 (2017).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 5.

    Сильверберг, Дж.И. и Ханифин, Дж. М. Распространенность экземы у взрослых и ассоциации с астмой и другими медицинскими и демографическими факторами: популяционное исследование в США. J. Allergy Clin. Иммунол. 132 , 1132–1138 (2013).

    PubMed Google ученый

  • 6.

    Hay, R.J. et al. Глобальное бремя кожных заболеваний в 2010 г .: анализ распространенности и воздействия кожных заболеваний. J. Invest. Дерматол. 134 , 1527–1534 (2014).

    CAS PubMed Google ученый

  • 7.

    Перкин М. Р., Страчан Д. П., Уильямс, Х. К., Кеннеди, К. Т. и Голдинг, Дж. Естественная история атопического дерматита и его связь с общим иммуноглобулином Е в сыворотке крови в популяционном когортном исследовании при рождении. Pediatr. Allergy Immunol. 15 , 221–229 (2004).

    PubMed Google ученый

  • 8.

    Garmhausen, D. et al. Характеристика различных течений атопического дерматита у подростков и взрослых. Аллергия 68 , 498–506 (2013).

    CAS PubMed Google ученый

  • 9.

    Марголис, Дж. С., Абуабара, К., Билкер, В., Хоффстад, О. и Марголис, Д. Дж. Устойчивость атопического дерматита от легкой до умеренной. JAMA Dermatol. 150 , 593–600 (2014).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 10.

    Asher, M. I. et al. Мировые временные тенденции в распространенности симптомов астмы, аллергического риноконъюнктивита и экземы в детстве: повторные межстрановые кросс-секционные опросы первого и третьего этапов ISAAC. Ланцет 368 , 733–743 (2006).

    PubMed Google ученый

  • 11.

    Уильямс, Х., Стюарт, А., фон Мутиус, Э., Куксон, В. и Андерсон, Х. Р. Действительно ли экзема растет во всем мире? Дж.Allergy Clin. Иммунол. 121 , 947–954 e15 (2008).

    PubMed Google ученый

  • 12.

    Апфельбахер, К. Дж., Дипген, Т. Л. и Шмитт, Дж. Детерминанты экземы: популяционное поперечное исследование в Германии. Аллергия 66 , 206–213 (2011).

    CAS PubMed Google ученый

  • 13.

    Wadonda-Kabondo, N. et al.Связь родительской экземы, сенной лихорадки и астмы с атопическим дерматитом в младенчестве: когортное исследование новорожденных. Arch. Дис. Детский 89 , 917–921 (2004).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 14.

    Флор К. и Манн Дж. Новые взгляды на эпидемиологию детского атопического дерматита. Аллергия 69 , 3–16 (2014).

    CAS PubMed Google ученый

  • 15.

    Кантор Р. и Сильверберг Дж. I. Факторы риска окружающей среды и их роль в лечении атопического дерматита. Expert Rev. Clin. Иммунол. 13 , 15–26 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 16.

    Bloomfield, S. F. et al. Пора отказаться от гипотезы гигиены: новые взгляды на аллергические заболевания, микробиом человека, профилактику инфекционных заболеваний и роль целевой гигиены. Перспектива. Общественное здравоохранение 136 , 213–224 (2016).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 17.

    Flohr, C., Johansson, S.G., Wahlgren, C.F. и Williams, H. Насколько атопичен атопический дерматит? J. Allergy Clin. Иммунол. 114 , 150–158 (2004).

    PubMed Google ученый

  • 18.

    Манам С., Цакок Т., Till, S. и Flohr, C. Связь между атопическим дерматитом и пищевой аллергией у взрослых. Curr. Opin. Allergy Clin. Иммунол. 14 , 423–429 (2014).

    CAS PubMed Google ученый

  • 19.

    Бергманн М. М., Каубет Дж. К., Богуневич М. и Эйгенманн П. А. Оценка пищевой аллергии у пациентов с атопическим дерматитом. J. Allergy Clin. Иммунол. Практик. 1 , 22–28 (2013).

    PubMed Google ученый

  • 20.

    Лонго, Г., Берти, И., Беркс, А. В., Краусс, Б. и Барби, Е. Пищевая аллергия, опосредованная IgE, у детей. Ланцет 382 , 1656–1664 (2013).

    CAS PubMed Google ученый

  • 21.

    Werfel, T. et al. Обострение атопического дерматита из-за воздействия пыльцы травы в камере экологических проблем. J. Allergy Clin. Иммунол. 136 , 96–103 (2015).

    CAS PubMed Google ученый

  • 22.

    ван дер Хюльст, А. Э., Клип, Х. и Бранд, П. Л. Риск развития астмы у маленьких детей с атопической экземой: систематический обзор. J. Allergy Clin. Иммунол. 120 , 565–569 (2007).

    PubMed Google ученый

  • 23.

    Kapoor, R. et al. Распространенность атопической триады у детей с подтвержденным врачом атопическим дерматитом. J. Am. Акад. Дерматол. 58 , 68–73 (2008).

    PubMed Google ученый

  • 24.

    Pinart, M. et al. Коморбидность экземы, ринита и астмы у IgE-сенсибилизированных и не-IgE-сенсибилизированных детей в MeDALL: популяционное когортное исследование. Ланцет Респир. Med. 2 , 131–140 (2014).

    CAS PubMed Google ученый

  • 25.

    Ferreira, M. A. et al. Общее генетическое происхождение астмы, сенной лихорадки и экземы проливает свет на биологию аллергических заболеваний. Nat. Genet. 49 , 1752–1757 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 26.

    Ягмаи, П., Куделка, К. В. и Симпсон, Е. Л. Коморбидность психического здоровья у пациентов с атопическим дерматитом. J. Allergy Clin. Иммунол. 131 , 428–433 (2013).

    PubMed Google ученый

  • 27.

    Schmitt, J., Buske-Kirschbaum, A. & Roessner, V. Является ли атопическое заболевание фактором риска синдрома дефицита внимания / гиперактивности? Систематический обзор. Аллергия 65 , 1506–1524 (2010).

    CAS PubMed Google ученый

  • 28.

    Thyssen, J. P. et al. Атопический дерматит связан с тревогой, депрессией и суицидальными мыслями, но не с госпитализацией в психиатрическую больницу или самоубийством. Аллергия 73 , 214–220 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 29.

    Ю., С. Х. и Сильверберг, Дж. И. Связь между атопическим дерматитом и депрессией у взрослых в США. J. Invest. Дерматол. 135 , 3183–3186 (2015).

    CAS PubMed Google ученый

  • 30.

    Schmitt, J. et al. Атопический дерматит связан с повышенным риском ревматоидного артрита и воспалительного заболевания кишечника, а также с пониженным риском развития диабета 1 типа. J. Allergy Clin. Иммунол. 137 , 130–136 (2016).

    PubMed Google ученый

  • 31.

    Андерсен, Ю. М., Эгеберг, А., Гисласон, Г. Х., Сков, Л. и Тиссен, Дж. П. Аутоиммунные заболевания у взрослых с атопическим дерматитом. Дж.Являюсь. Акад. Дерматол. 76 , 274–280 e1 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 32.

    Drucker, A. M. et al. Случай очаговой алопеции и витилиго у взрослых женщин с атопическим дерматитом: исследование состояния здоровья медсестер 2. Allergy 72 , 831–834 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 33.

    Соррелл Дж., Петухова, Л., Рейнгольд, Р., Кристиано, А. и Гарсон, М. Проливая свет на очаговую алопецию в педиатрии: ретроспективный анализ сопутствующих заболеваний у детей в национальном регистре очаговой алопеции. Pediatr. Дерматол. 34 , e271 – e272 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 34.

    Legendre, L. et al. Риск лимфомы у пациентов с атопическим дерматитом и роль местного лечения: систематический обзор и метаанализ. J. Am. Акад. Дерматол. 72 , 992–1002 (2015).

    PubMed Google ученый

  • 35.

    Кумар П. и Субраманиям Г. Молекулярные основы иммунной регуляции Th27 и их значение при аутоиммунном диабете. Цитокин 71 , 366–376 (2015).

    CAS PubMed Google ученый

  • 36.

    Друкер, А.М., Куреши, А. А., Даммер, Т. Дж. Б., Паркер, Л. и Ли, В. К. Атопический дерматит и риск гипертонии, диабета 2 типа, инфаркта миокарда и инсульта в перекрестном анализе проекта Канадского партнерства для будущего. Br. J. Dermatol. 177 , 1043–1051 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 37.

    Standl, M. et al. Связь атопического дерматита с сердечно-сосудистыми факторами риска и заболеваниями. J. Invest. Дерматол. 137 , 1074–1081 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 38.

    Эгеберг, А., Андерсен, Ю. М., Гисласон, Г. Х., Сков, Л. и Тиссен, Дж. П. Распространенность коморбидности и связанных факторов риска у взрослых с атопическим дерматитом. Аллергия 72 , 783–791 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 39.

    Silverwood, R.J. et al. Тяжелая и преимущественно активная атопическая экзема в зрелом возрасте и долгосрочный риск сердечно-сосудистых заболеваний: популяционное когортное исследование. BMJ 361 , к1786 (2018).

  • 40.

    Элиас П. М. и Стейнхофф М. Патогенетические механизмы атопического дерматита «изнутри внутрь» (а теперь снова «вовне»). J. Invest. Дерматол. 128 , 1067–1070 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 41.

    Thomsen, S. F. et al. Важность генетических факторов в этиологии атопического дерматита: двойное исследование. Allergy Asthma Proc. 28 , 535–539 (2007).

    PubMed Google ученый

  • 42.

    Ellinghaus, D. et al. Исследование генотипирования с высокой плотностью обнаруживает четыре новых локуса восприимчивости к атопическому дерматиту. Nat. Genet. 45 , 808–812 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 43.

    Esparza-Gordillo, J. et al. Распространенный вариант хромосомы 11q13 связан с атопическим дерматитом. Nat. Genet. 41 , 596–601 (2009).

    CAS PubMed Google ученый

  • 44.

    Paternoster, L. et al. Мета-анализ полногеномных ассоциативных исследований выявил три новых локуса риска атопического дерматита. Nat. Genet. 44 , 187–192 (2012).

    CAS Google ученый

  • 45.

    Sun, L. D. et al. Полногеномное ассоциативное исследование выявило два новых локуса восприимчивости к атопическому дерматиту у китайской ханьской популяции. Nat. Genet. 43 , 690–694 (2011).

    CAS PubMed Google ученый

  • 46.

    Hirota, T. et al. Полногеномное ассоциативное исследование выявило восемь новых локусов восприимчивости к атопическому дерматиту в популяции Японии. Nat. Genet. 44 , 1222–1226 (2012).

    CAS PubMed Google ученый

  • 47.

    Paternoster, L. et al. Исследование ассоциации нескольких геномов с участием 21 000 случаев и 95 000 контролей выявило новые локусы риска атопического дерматита. Nat. Genet. 47 , 1449–1456 (2015). Это крупнейшее генетическое исследование БА на сегодняшний день, которое дает всесторонний взгляд на генетическую архитектуру БА и ее совпадение с другими воспалительными заболеваниями .

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 48.

    Schaarschmidt, H. et al. Полногеномное ассоциативное исследование выявило 2 новых локуса восприимчивости к атопическому дерматиту. J. Allergy Clin. Иммунол. 136 , 802–806 (2015).

    CAS PubMed Google ученый

  • 49.

    Ирвин А. Д., Маклин В. Х. и Люнг Д. Ю. Мутации филаггрина, связанные с кожными и аллергическими заболеваниями. N. Engl. J. Med. 365 , 1315–1327 (2011). В этом обзоре описывается наше текущее понимание разнообразных эффектов наследственного дефицита филаггрина на барьерную функцию кожи и риск БА и других атопических процессов .

    CAS PubMed Google ученый

  • 50.

    Baurecht, H. et al. К основному фактору риска атопической экземы: метаанализ данных полиморфизма филаггрина. J. Allergy Clin.Иммунол. 120 , 1406–1412 (2007).

    CAS PubMed Google ученый

  • 51.

    Weidinger, S. et al. Мутации филаггрина, атопическая экзема, сенная лихорадка и астма у детей. J. Allergy Clin. Иммунол. 121 , 1203–1209 (2008).

    CAS PubMed Google ученый

  • 52.

    Elias, M. S. et al. Протеомный анализ дефицита филаггрина определяет молекулярные признаки, характерные для атопической экземы. J. Allergy Clin. Иммунол. 140 , 1299–1309 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 53.

    Kawasaki, H. et al. Измененный барьер рогового слоя и усиление чрескожных иммунных ответов у мышей без филаггрина. J. Allergy Clin. Иммунол. 129 , 1538–1546 (2012).

    CAS PubMed Google ученый

  • 54.

    Scharschmidt, T.C. et al. Дефицит филаггрина вызывает нарушение параклеточного барьера, которое снижает воспалительный порог раздражителей и гаптенов. J. Allergy Clin. Иммунол. 124 , 496–506 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 55.

    Brown, S.J. et al. Изменение количества внутригенных копий в филаггрине увеличивает риск атопического дерматита с дозозависимым эффектом. J. Invest. Дерматол. 132 , 98–104 (2012).

    CAS PubMed Google ученый

  • 56.

    Weidinger, S. et al. Полногеномное исследование ассоциации атопического дерматита выявляет локусы с перекрывающимся действием на астму и псориаз. Hum. Мол. Genet. 22 , 4841–4856 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 57.

    Патерностер, L. et al. Мета-анализ полногеномных ассоциативных исследований выявил три новых локуса риска атопического дерматита. Nat. Genet. 44 , 187–192 (2011).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 58.

    Koh, B.H. et al. Th3 LCR необходим для регуляции генов цитокинов Th3 и для патогенеза аллергической астмы. Proc. Natl Acad. Sci. США 107 , 10614–10619 (2010).

    CAS PubMed Google ученый

  • 59.

    Kretschmer, A. et al. Распространенный связанный с атопией вариант в контрольной области цитокинового локуса Th3 влияет на регуляцию транскрипции и изменяет связывание SMAD3 и SP1. Аллергия 69 , 632–642 (2014).

    CAS PubMed Google ученый

  • 60.

    Manz, J. et al. Целевое повторное секвенирование и функциональное тестирование выявляют низкочастотные варианты миссенс в гене, кодирующем GARP, как существенные факторы риска атопического дерматита. J. Invest. Дерматол. 136 , 2380–2386 (2016).

    CAS PubMed Google ученый

  • 61.

    Cole, C. et al. Стратифицированный по филаггрину транскриптомный анализ детской кожи выявляет механистические пути у пациентов с атопическим дерматитом. J. Allergy Clin. Иммунол. 134 , 82–91 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 62.

    Зельтманн, Дж., Рознер, Л. М., фон Хеслер, Ф. В., Виттманн, М. и Верфель, Т. IL-33 воздействует на кожный барьер, подавляя экспрессию филаггрина. J. Allergy Clin. Иммунол. 135 , 1659–1661 (2015).

    CAS PubMed Google ученый

  • 63.

    Jungersted, J. M. et al. Липиды рогового слоя, функция кожного барьера и мутации филаггрина у пациентов с атопической экземой. Аллергия 65 , 911–918 (2010).

    CAS PubMed Google ученый

  • 64.

    Flohr, C. et al. Мутации, связанные с потерей функции филаггрина, связаны с ранним началом экземы, тяжестью экземы и трансэпидермальной потерей воды в возрасте 3 месяцев. Br. J. Dermatol. 163 , 1333–1336 (2010).

    CAS PubMed Google ученый

  • 65.

    Danby, S. G. et al. Влияние жесткости воды на отложение сурфактанта после мытья и последующего раздражения кожи у пациентов с атопическим дерматитом и здоровых людей. J. Invest. Дерматол. 138 , 68–77 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 66.

    Halling-Overgaard, A. S. et al. Абсорбция через кожу при атопическом дерматите: систематический обзор. Br. J. Dermatol. 177 , 84–106 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 67.

    Gao, P. S. et al. Мутации филаггрина, повышающие риск атопического дерматита, повышают риск развития герпетической экземы. J. Allergy Clin. Иммунол. 124 , 507–513 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 68.

    Миайлович, Х., Фаллон, П. Г., Ирвин, А. Д. и Фостер, Т. Дж. Влияние продуктов распада филаггрина на рост и экспрессию белка Staphylococcus aureus . J. Allergy Clin. Иммунол. 126 , 1184–1190 e3 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 69.

    Pellerin, L. et al. Дефекты филаггрин-подобных белков как в пораженной, так и в неповрежденной атопической коже. J. Allergy Clin. Иммунол. 131 , 1094–1102 (2013).

    CAS PubMed Google ученый

  • 70.

    Igawa, S. et al. Неполная секреция KLK7 и повышенная экспрессия LEKTI лежат в основе гиперкератоза рогового слоя при атопическом дерматите. J. Invest. Дерматол. 137 , 449–456 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 71.

    Rawlings, A. V. & Voegeli, R. Протеазы рогового слоя и состояния сухой кожи. Cell Tissue Res. 351 , 217–235 (2013).

    CAS PubMed Google ученый

  • 72.

    Ishikawa, J. et al. Изменения керамидного профиля у больных атопическим дерматитом. J. Invest. Дерматол. 130 , 2511–2514 (2010).

    CAS PubMed Google ученый

  • 73.

    Janssens, M. et al. Повышение содержания короткоцепочечных церамидов коррелирует с измененной организацией липидов и снижением барьерной функции у пациентов с атопической экземой. J. Lipid Res. 53 , 2755–2766 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 74.

    De Benedetto, A. et al.Дефекты плотного соединения у пациентов с атопическим дерматитом. J. Allergy Clin. Иммунол. 127 , 773–786 e1-7 (2011).

    Google ученый

  • 75.

    Yoshida, K. et al. Отличительное поведение клеток Лангерганса человека и воспалительных дендритных эпидермальных клеток в плотных контактах у пациентов с атопическим дерматитом. J. Allergy Clin. Иммунол. 134 , 856–864 (2014). Это исследование демонстрирует, что увеличенное количество клеток Лангерганса локализуются близко под поверхностью кожи в поражениях AD и удлиненных дендритах, которые проникают в плотные соединения и потенциально могут поглощать белковые антигены независимо от механизмов, основанных на IgE .

    PubMed Google ученый

  • 76.

    Kong, H.H. et al. Временные сдвиги в микробиоме кожи, связанные с обострениями болезни и лечением у детей с атопическим дерматитом. Genome Res. 22 , 850–859 (2012). Это первое исследование, в котором микробиом кожи людей с БА был продольно взят и секвенирован. .

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 77.

    Ойоши, М. К., Ларсон, Р. П., Зиглер, С. Ф. и Геха, Р. С. Механическое повреждение поляризует дендритные клетки кожи, вызывая реакцию Т (Н) 2, индуцируя экспрессию кожного стромального лимфопоэтина тимуса. J. Allergy Clin. Иммунол. 126 , 976–984 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 78.

    Yoon, J. et al. IL-23, индуцированный в кератиноцитах эндогенными лигандами TLR4, поляризует дендритные клетки, чтобы управлять ответами IL-22 на иммунизацию кожи. J. Exp. Med. 213 , 2147–2166 (2016).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 79.

    Kezic, S. et al. Мутации с потерей функции филаггрина связаны с повышенной экспрессией цитокинов IL-1 в роговом слое пациентов с атопическим дерматитом и в мышиной модели дефицита филаггрина. J. Allergy Clin. Иммунол. 129 , 1031–1039 e1 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 80.

    Fallon, P. G. et al. Гомозиготная мутация сдвига рамки считывания в гене Flg мыши способствует усиленному чрескожному примированию аллергена. Nat. Genet. 41 , 602–608 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 81.

    Omori-Miyake, M., Yamashita, M., Tsunemi, Y., Kawashima, M. & Yagi, J. Оценка in vitro опосредованных IL-4 или IL-13 изменений структурных компоненты кератиноцитов мышей и людей. J. Invest. Дерматол. 134 , 1342–1350 (2014).

    CAS PubMed Google ученый

  • 82.

    Engelhardt, K. R. et al. Расширенный клинический фенотип 64 пациентов с дефицитом выделителя цитокинеза 8. J. Allergy Clin. Иммунол. 136 , 402–412 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 83.

    Yamamura, K. et al. Фактор транскрипции EPAS1 связывает дефицит DOCK8 с атопическим воспалением кожи посредством индукции IL-31. Nat. Commun. 8 , 13946 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 84.

    Murota, H. et al. Артемин вызывает гиперчувствительность к ощущению тепла, имитируя вызванный теплом зуд при атопическом дерматите. J. Allergy Clin. Иммунол. 130 , 671–682 e4 (2012).

    CAS PubMed Google ученый

  • 85.

    Gittler, J. K. et al. Прогрессивная активация цитокинов T (H) 2 / T (H) 22 и селективных эпидермальных белков характеризует острый и хронический атопический дерматит. J. Allergy Clin. Иммунол. 130 , 1344–1354 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 86.

    Суарес-Фаринас, М.и другие. Кожа без очага поражения при атопическом дерматите характеризуется широкими дефектами терминальной дифференцировки и различными иммунными нарушениями. J. Allergy Clin. Иммунол. 127 , 954–964 (2011). Это исследование показало, что непораженная кожа пациентов с AD уже показывает признаки субклинического воспаления и нарушенную дифференцировку эпидермиса .

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 87.

    Нода, С.и другие. Фенотип азиатского атопического дерматита сочетает в себе черты атопического дерматита и псориаза с повышенной поляризацией Th27. J. Allergy Clin. Иммунол. 136 , 1254–1264 (2015).

    CAS PubMed Google ученый

  • 88.

    Gandhi, N.A. et al. Ориентация на ключевые проксимальные факторы воспаления 2 типа при заболевании. Nat. Rev. Drug Discov. 15 , 35–50 (2016).

    CAS PubMed Google ученый

  • 89.

    Виртанен, Т. и др. Отсутствует связь между проникающими в кожу Th3-подобными клетками и аллерген-специфическим IgE-ответом при атопическом дерматите. J. Allergy Clin. Иммунол. 96 , 411–420 (1995).

    CAS PubMed Google ученый

  • 90.

    Tang, T. S., Bieber, T. и Williams, H. C. Играет ли «аутореактивность» роль в развитии атопического дерматита? J. Allergy Clin. Иммунол. 129 , 1209–1215 (2012).

    PubMed Google ученый

  • 91.

    Sonesson, A. et al. Сенсибилизация к кожным микроорганизмам у взрослых пациентов с атопическим дерматитом имеет важное значение для тяжести заболевания. Acta Derm. Венереол. 93 , 340–345 (2013).

    PubMed Google ученый

  • 92.

    van Reijsen, F. C., Bruijnzeel-Koomen, C. A., de Weger, R. A. & Mudde, G.C. Удержание долгоживущих аллергенспецифических Т-клеток в коже при атопическом дерматите — буква. J. Invest. Дерматол. 108 , 530 (1997).

    PubMed Google ученый

  • 93.

    Heratizadeh, A. et al. Роль реактивности Т-клеток по отношению к аутоантигену альфа-NAC при атопическом дерматите. Br. J. Dermatol. 164 , 316–324 (2011).

    CAS PubMed Google ученый

  • 94.

    Roesner, L.M. et al. Альфа-NAC-специфические аутореактивные CD8 + Т-клетки при атопическом дерматите имеют эффекторный тип памяти и секретируют IL-4 и IFN-гамма. J. Immunol. 196 , 3245–3252 (2016).

    CAS PubMed Google ученый

  • 95.

    Brunner, P. M. et al. Кожа без очага поражения при атопическом дерматите имеет аналогичные клоны Т-клеток с пораженными тканями. Аллергия 72 , 2017–2025 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 96.

    Баутиста, Д. М., Уилсон, С. Р. и Хун, М. А. Почему мы чешем зуд: молекулы, клетки и цепи зуда. Nat. Neurosci. 17 , 175–182 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 97.

    Feld, M. et al. Цитокин IL-31, связанный с зудом и Th3, способствует росту чувствительных нервов. J. Allergy Clin. Иммунол. 138 , 500–508 (2016).

    CAS PubMed Google ученый

  • 98.

    Oh, M. H. et al. TRPA1-зависимый зуд при хроническом атопическом дерматите, индуцированном IL-13. J. Immunol. 191 , 5371–5382 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 99.

    Кабашима, К., Оцука, А.И Номура Т. Связь загрязнения воздуха с атопическим дерматитом. Nat. Иммунол. 18 , 5–6 (2016).

    PubMed Google ученый

  • 100.

    Сандерс К. М. и Акияма Т. Порочный круг зуда и беспокойства. Neurosci. Biobehav Rev. 87 , 17–26 (2018).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 101.

    Уилсон, С.R. et al. Цитокин атопического дерматита TSLP, полученный из эпителиальных клеток, активирует нейроны, вызывая зуд. Cell 155 , 285–295 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 102.

    Chen, Y. et al. Временный рецепторный потенциал ваниллоидно-4-ионный ионный канал действует как зуд в эпидермальных кератиноцитах, вызывая гистаминергический зуд. J. Biol. Chem. 291 , 10252–10262 (2016).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 103.

    Oetjen, L. K. et al. Сенсорные нейроны кооптируют классические иммунные сигнальные пути, чтобы опосредовать хронический зуд. Cell 171 , 217–228 e13 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 104.

    Beck, L.A. et al. Лечение дупилумабом у взрослых с атопическим дерматитом средней и тяжелой степени тяжести. N. Engl. J. Med. 371 , 130–139 (2014). Это первое опубликованное исследование III фазы, демонстрирующее превосходство дупилумаба над плацебо в улучшении клинических показателей у взрослых с умеренной и тяжелой формой БА. .

    PubMed Google ученый

  • 105.

    Simpson, E. L., Akinlade, B. & Ardeleanu, M. Две фазы 3 испытания дупилумаба по сравнению с плацебо при атопическом дерматите. N. Engl. J. Med. 376 , 1090–1091 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 106.

    Cevikbas, F. et al. Сенсорный нейрон-экспрессируемый рецептор IL-31 опосредует зависимый от Т-хелперных клеток зуд: вовлечение TRPV1 и TRPA1. J. Allergy Clin. Иммунол. 133 , 448–460 (2014). Это исследование содержит результаты исследования фазы II, демонстрирующие значительный эффект немолизумаба против ИЛ-31 на зуд у пациентов с БА от умеренной до тяжелой.

    CAS PubMed Google ученый

  • 107.

    Ruzicka, T. et al. Антитело против рецептора интерлейкина-31 А при атопическом дерматите. N. Engl. J. Med. 376 , 826–835 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 108.

    Tauber, M. et al. Staphylococcus aureus Плотность на пораженной и не поврежденной коже тесно связана с тяжестью заболевания при атопическом дерматите. J. Allergy Clin. Иммунол. 137 , 1272–1274 e3 (2016).

    PubMed Google ученый

  • 109.

    Totte, J. E. et al. Распространенность и вероятность носительства Staphylococcus aureus при атопическом дерматите: систематический обзор и метаанализ. Br. J. Dermatol. 175 , 687–695 (2016).

    CAS PubMed Google ученый

  • 110.

    Baurecht, H. et al. Эпидермальный липидный состав, целостность барьера и экзематозное воспаление связаны с конфигурацией микробиома кожи. J. Allergy Clin. Иммунол. 141 , 1668–1676 (2018). Это исследование демонстрирует, что функция эпидермального барьера и кожное воспаление формируют микробиоту кожи и что AD демонстрирует измененную микробную конфигурацию на различных участках тела .

    CAS PubMed Google ученый

  • 111.

    Byrd, A. L. et al. Разнообразие штаммов Staphylococcus aureus и Staphylococcus epidermidis, лежащих в основе педиатрического атопического дерматита. Sci. Пер. Med. 9 , eaal4651 (2017).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 112.

    Kennedy, E.A. et al. Микробиом кожи до развития атопического дерматита: ранняя колонизация комменсальными стафилококками через 2 месяца связана с более низким риском атопического дерматита через 1 год. J. Allergy Clin. Иммунол. 139 , 166–172 (2017). В этом исследовании представлены данные проспективного клинического исследования, которые показывают, что колонизация не S. aureus Staphylococcus виды снижает риск АД у детей .

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 113.

    Геогеган, Дж. А., Ирвин, А. Д. и Фостер, Т. J. Staphylococcus aureus и атопический дерматит: сложная и развивающаяся взаимосвязь. Trends Microbiol. https://doi.org/10.1016/j.tim.2017.11.008 (2017).

  • 114.

    Hiragun, T. et al. Грибковый белок MGL_1304 в поте является аллергеном для пациентов с атопическим дерматитом. J. Allergy Clin. Иммунол. 132 , 608–615 (2013).

    CAS PubMed Google ученый

  • 115.

    Вейдингер С. и Новак Н. Атопический дерматит. Ланцет 387 , 1109–1122 (2016). Это краткое и исчерпывающее изложение понимания патофизиологии БА, клинических и эпидемиологических особенностей, а также методов лечения, которые используются для лечения болезни .

    PubMed Google ученый

  • 116.

    Эйхенфилд, Л. Ф., Ханифин, Дж. М., Люгер, Т. А., Стивенс, С. Р. и Прайд, Х. Б. Консенсусная конференция по педиатрическому атопическому дерматиту. J. Am. Акад. Дерматол. 49 , 1088–1095 (2003).

    PubMed Google ученый

  • 117.

    Торрело А. Атопический дерматит при различных типах кожи. Что нужно знать? J. Eur. Акад. Дерматол. Венереол. 28 (Приложение 3), 2–4 (2014).

    PubMed Google ученый

  • 118.

    Chopra, R. et al. Уровни тяжести EASI, mEASI, oSCORAD, SCORAD, ADSI и BSA у подростков и взрослых с атопическим дерматитом. Br. J. Dermatol. 177 , 1316–1321 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 119.

    Лешем, Ю.А., Хаджар, Т., Ханифин, Дж. М. и Симпсон, Э. Л. Что оценка площади и степени тяжести экземы говорит нам о степени тяжести атопического дерматита: исследование интерпретируемости. Br. J. Dermatol. 172 , 1353–1357 (2015).

    CAS PubMed Google ученый

  • 120.

    Schmitt, J., Langan, S. & Williams, H.C. Каковы наилучшие результаты измерения атопической экземы? Систематический обзор. J. Allergy Clin. Иммунол. 120 , 1389–1398 (2007).

    PubMed Google ученый

  • 121.

    Spuls, P. I. et al. Целевая группа Международного реестра лечения атопической экземы (TREAT): инициатива по гармонизации сбора данных в национальных реестрах фото- и системной терапии атопической экземы. J. Invest. Дерматол. 137 , 2014–2016 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 122.

    Mohan, G.C. & Lio, P.A. Сравнение дерматологических и аллергологических рекомендаций по лечению атопического дерматита. JAMA Dermatol. 151 , 1009–1013 (2015).

    PubMed Google ученый

  • 123.

    Kim, Y. M. et al. Краткосрочное влияние погоды и загрязнения воздуха на симптомы атопического дерматита у детей: панельное исследование в Корее. PLoS ONE 12 , e0175229 (2017).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 124.

    Roerdink, E. M. et al. Ассоциация обострений пищевой аллергии и атопического дерматита. Ann. Allergy Asthma Immunol. 116 , 334–338 (2016).

    CAS PubMed Google ученый

  • 125.

    Darsow, U. et al. Распространенность положительных реакций в тесте на атопические пластыри с аэроаллергенами и пищевыми аллергенами у субъектов с атопической экземой: европейское многоцентровое исследование. Аллергия 59 , 1318–1325 (2004).

    CAS PubMed Google ученый

  • 126.

    Werfel, T. et al. Подход к подозрению на пищевую аллергию при атопическом дерматите. Руководство рабочей группы по пищевой аллергии Немецкого общества аллергологии и клинической иммунологии (DGAKI), Медицинской ассоциации немецких аллергологов (ADA) и Немецкого общества детской аллергологии (GPA). J. Dtsch. Дерматол.Ges. 7 , 265–271 (2009).

    PubMed Google ученый

  • 127.

    Wollenberg, A. et al. Документ с изложением позиции рабочей группы по экземе 2015 года ETFAD / EADV по диагностике и лечению атопического дерматита у взрослых и детей. J. Eur. Акад. Дерматол. Венереол. 30 , 729–747 (2016).

    CAS PubMed Google ученый

  • 128.

    Sinagra, J. L. et al. Диеты, устраняющие ненужное количество молока у детей с атопическим дерматитом. Pediatr. Дерматол. 24 , 1–6 (2007).

    CAS PubMed Google ученый

  • 129.

    Du Toit, G. et al. Рандомизированное испытание потребления арахиса у младенцев с риском аллергии на арахис. N. Engl. J. Med. 372 , 803–813 (2015). В этом исследовании представлены результаты знаменательного исследования «Раннее изучение арахиса» (LEAP), демонстрирующие, что раннее употребление арахисового белка у младенцев с высоким риском развития аллергии на арахис резко снижает развитие такой аллергии .

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 130.

    Tam, H.H. et al. Специфическая иммунотерапия аллергенами для лечения атопической экземы: Кокрановский систематический обзор. Аллергия 71 , 1345–1356 (2016).

    CAS PubMed Google ученый

  • 131.

    Bath-Hextall, F. J., Jenkinson, C., Humphreys, R. & Williams, H. C. Пищевые добавки при установленной атопической экземе. Кокрановская база данных Syst. Ред. 2 , CD005205 ​​(2012).

    Google ученый

  • 132.

    Host, A. et al. Диетическая профилактика аллергических заболеваний у младенцев и маленьких детей. Pediatr. Allergy Immunol. 19 , 1–4 (2008).

    PubMed Google ученый

  • 133.

    Pelucchi, C. et al. Добавки пробиотиков во время беременности или младенчества для профилактики атопического дерматита: метаанализ. Эпидемиология 23 , 402–414 (2012).

    PubMed Google ученый

  • 134.

    Ван Бевер, Х. П., Нагараджан, С., Шек, Л. П. и Ли, Б. У. МНЕНИЕ: первичная профилактика аллергии — скоро ли это станет реальностью? Pediatr. Allergy Immunol. 27 , 6–12 (2016).

    PubMed Google ученый

  • 135.

    Feeney, M. et al.Влияние потребления арахиса в исследовании LEAP: осуществимость, рост и питание. J. Allergy Clin. Иммунол. 138 , 1108–1118 (2016).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 136.

    Roduit, C. et al. Развитие атопического дерматита в зависимости от возраста начала и связи с воздействием в раннем возрасте. J. Allergy Clin. Иммунол. 130 , 130–136 (2012).

    PubMed Google ученый

  • 137.

    Simpson, E. L. et al. Смягчающее усиление кожного барьера с рождения обеспечивает эффективную профилактику атопического дерматита. J. Allergy Clin. Иммунол. 134 , 818–823 (2014). В этом исследовании представлены результаты двух рандомизированных контролируемых пилотных исследований, показывающих, что регулярное применение смягчающих средств с рождения может иметь профилактический эффект на развитие БА .

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 138.

    Horimukai, K. et al. Применение увлажняющего крема для новорожденных предотвращает развитие атопического дерматита. J. Allergy Clin. Иммунол. 134 , 824–830 (2014).

    PubMed Google ученый

  • 139.

    Heratizadeh, A. et al. Эффекты структурированного обучения пациентов с атопическим дерматитом: многоцентровое рандомизированное контролируемое исследование. J. Allergy Clin. Иммунол. 140 , 845–853 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 140.

    Pustisek, N. et al. Значение структурированного образовательного вмешательства родителей в отношении детского атопического дерматита: рандомизированное контролируемое исследование. J. Eur. Акад. Дерматол. Венереол. 30 , 806–812 (2016).

    CAS PubMed Google ученый

  • 141.

    Пантази, Э., Валенца, Г., Хесс, М. и Хамад, Б.Рынок атопического дерматита. Nat. Rev. Drug Discov. 17 , 237–238 (2018).

    CAS PubMed Google ученый

  • 142.

    Cork, M. J. et al. Сравнение знаний родителей, эффективности лечения и степени тяжести атопической экземы до и после объяснения и демонстрации местных методов лечения медсестрой-дерматологом. Br. J. Dermatol. 149 , 582–589 (2003).

    CAS PubMed Google ученый

  • 143.

    van Zuuren, E. J., Fedorowicz, Z. & Arents, B. W. M. Смягчающие и увлажняющие средства от экземы: сокращенный Кокрановский систематический обзор, включая оценки GRADE. Br. J. Dermatol. 177 , 1256–1271 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 144.

    Brunner, P. M. et al. Стероид для местного применения в умеренных дозах приводит к прогрессирующему противовоспалительному эффекту на коже пациентов с атопическим дерматитом от средней до тяжелой степени. J. Allergy Clin. Иммунол. 138 , 169–178 (2016).

    CAS PubMed Google ученый

  • 145.

    Дэнби, С. Г., Читток, Дж., Браун, К., Албенали, Л. Х. и Корк, М. Дж. Влияние такролимуса по сравнению с бетаметазона валератом на кожный барьер у добровольцев с атопическим дерматитом в состоянии покоя. Br. J. Dermatol. 170 , 914–921 (2014).

    CAS PubMed Google ученый

  • 146.

    Weidinger, S., Baurecht, H. & Schmitt, J. A. 5-летнее рандомизированное исследование безопасности и эффективности пимекролимуса при атопическом дерматите: критическая оценка. Br. J. Dermatol. 177 , 999–1003 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 147.

    Castela, E. et al. Актуальные кортикостероиды при псориазе бляшек: систематический обзор риска подавления оси надпочечников и атрофии кожи. J. Eur.Акад. Дерматол. Венереол. 26 (Приложение 3), 47–51 (2012).

    CAS PubMed Google ученый

  • 148.

    Накахара, Т., Моримото, Х., Мураками, Н. и Фуру, М. Механистические выводы о местном применении такролимуса для лечения атопического дерматита. Pediatr. Allergy Immunol. 29 , 233–238 (2017).

    Google ученый

  • 149.

    Jensen, J. M. et al. Эффекты пимекролимуса по сравнению с кремом триамцинолона ацетонид на структуру кожного барьера при атопическом дерматите: рандомизированное двойное слепое исследование с участием правой и левой руки. Acta Derm. Венереол. 93 , 515–519 (2013).

    PubMed Google ученый

  • 150.

    Jensen, J. M. et al. Пимекролимус и бетаметазон по-разному влияют на экспрессию генов в пораженной коже атопического дерматита. Аллергия 67 , 413–423 (2012).

    CAS PubMed Google ученый

  • 151.

    Ashcroft, DM, Dimmock, P., Garside, R., Stein, K. & Williams, HC Эффективность и переносимость пимекролимуса и такролимуса для местного применения при лечении атопического дерматита: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований . BMJ 330 , 516 (2005).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 152.

    Zebda, R. & Paller, A. S. Ингибиторы фосфодиэстеразы 4. J. Am. Акад. Дерматол. 78 , S43 – S52 (2018).

    CAS PubMed Google ученый

  • 153.

    Eichenfield, L. F. et al. Долгосрочная безопасность мази кризаборола 2% для детей и взрослых с атопическим дерматитом легкой и средней степени тяжести. J. Am. Акад. Дерматол. 77 , 641–649 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 154.

    Ахмед А., Солман Л. и Уильямс Х. С. Величина пользы местного кризаборола при лечении атопического дерматита у детей и взрослых не выглядит многообещающей: критическая оценка. Br. J. Dermatol. 178 , 659–662 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 155.

    Гарритсен, Ф. М., Брауэр, М. В., Лимпенс, Дж. И Спулс, П. И. Фото (химиотерапия) в лечении атопического дерматита: обновленный систематический обзор, имеющий значение для практики и исследований. Br. J. Dermatol. 170 , 501–513 (2014).

    CAS PubMed Google ученый

  • 156.

    Роденбек Д. Л., Сильверберг Дж. И. и Сильверберг Н. Б. Фототерапия атопического дерматита. Clin. Дерматол. 34 , 607–613 (2016).

    PubMed Google ученый

  • 157.

    Simpson, E. L. et al. Когда атопический дерматит требует системной терапии? Рекомендации экспертной комиссии Международного совета по экземе. J. Am. Акад. Дерматол. 77 , 623–633 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 158.

    Schmitt, J., Schmitt, N. & Meurer, M. Cyclosporin в лечении пациентов с атопической экземой — систематический обзор и метаанализ. J. Eur. Акад. Дерматол. Венереол. 21 , 606–619 (2007).

    CAS PubMed Google ученый

  • 159.

    Zachariae, H., Kragballe, K., Hansen, H.E., Marcussen, N. & Olsen, S. Результаты биопсии почек при длительном лечении псориаза циклоспорином. Br. J. Dermatol. 136 , 531–535 (1997).

    CAS PubMed Google ученый

  • 160.

    Eichenfield, L. F. et al. Текущие рекомендации по оценке и лечению атопического дерматита: сравнение параметров практики Joint Task Force и рекомендаций Американской академии дерматологии. J. Allergy Clin. Иммунол. 139 , S49 – S57 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 161.

    Флор К. и Ирвин А. Д. Системные методы лечения тяжелого атопического дерматита у детей и взрослых. J. Allergy Clin. Иммунол. 132 , 774–774 (2013).

    PubMed Google ученый

  • 162.

    Дворакова В., О’Реган Г.М.И Ирвин, А. Д. Метотрексат для лечения тяжелого детского атопического дерматита: клинический опыт в специализированном центре. Pediatr. Дерматол. 34 , 528–534 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 163.

    Fuggle, N. R. et al. Профиль побочных эффектов перорального азатиоприна при детском атопическом дерматите и рекомендации по мониторингу. J. Am. Акад. Дерматол. 72 , 108–114 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 164.

    Goujon, C. et al. Метотрексат по сравнению с циклоспорином у взрослых с атопическим дерматитом средней и тяжелой степени тяжести: рандомизированное исследование не меньшей эффективности III фазы. J. Allergy Clin. Иммунол. Практик. 6 , 562–569 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 165.

    Schram, M. E. et al. Рандомизированное испытание метотрексата по сравнению с азатиоприном при тяжелой атопической экземе. J. Allergy Clin. Иммунол. 128 , 353–359 (2011).

    CAS PubMed Google ученый

  • 166.

    Roekevisch, E. et al. Метотрексат по сравнению с азатиоприном у пациентов с атопическим дерматитом: данные двухлетнего наблюдения. J. Allergy Clin. Иммунол. 141 , 825–827 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 167.

    Haeck, I.M. et al. Микофенолят натрия с энтеросолюбильным покрытием в сравнении с циклоспорином А в качестве длительного лечения взрослых пациентов с тяжелым атопическим дерматитом: рандомизированное контролируемое исследование. J. Am. Акад. Дерматол. 64 , 1074–1084 (2011).

    CAS PubMed Google ученый

  • 168.

    van der Schaft, J. et al. Выживаемость лекарственного средства циклоспорина А в группе взрослых пациентов с атопическим дерматитом, длительно практикующих ежедневную практику. Br. J. Dermatol. 172 , 1621–1627 (2015).

    PubMed Google ученый

  • 169.

    van der Schaft, J. et al. Выживаемость лекарственного средства для азатиоприна и микофенолата натрия с энтеросолюбильным покрытием в группе взрослых пациентов с атопическим дерматитом, длительной ежедневной практикой. Br. J. Dermatol. 175 , 199–202 (2016).

    PubMed Google ученый

  • 170.

    Drucker, A. M. et al. Использование системных кортикостероидов при атопическом дерматите: консенсусное заявление Международного совета по экземе. Br. J. Dermatol 178 , 768–775 (2018).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 171.

    Simpson, E. L. et al. Две фазы 3 испытания дупилумаба по сравнению с плацебо при атопическом дерматите. N. Engl. J. Med. 375 , 2335–2348 (2016).

    CAS PubMed Google ученый

  • 172.

    Blauvelt, A. et al. Долгосрочное лечение атопического дерматита средней и тяжелой степени тяжести с помощью дупилумаба и сопутствующих местных кортикостероидов (LIBERTY AD CHRONOS): рандомизированное, двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование фазы 3, рассчитанное на 1 год. Ланцет 389 , 2287–2303 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 173.

    Paternoster, L. et al. Выявление подгрупп атопического дерматита у детей из 2 продольных когорт рождения. J. Allergy Clin. Иммунол. 141 , 964–971 (2018). Это крупное когортное исследование, дающее доказательства различных субфенотипов БА у детей на основе временных траекторий и генетических маркеров .

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 174.

    Скабыцкая Ю., Кеслер С., Фольц Т. и Бидерманн Т. Роль передачи сигналов врожденного иммунитета в патогенезе атопического дерматита и последствиях лечения. Семин. Immunopathol. 38 , 29–43 (2016).

    CAS PubMed Google ученый

  • 175.

    Конг, Х. Х. и Сегре, Дж.A. Микробиом кожи: оглядываться назад — двигаться вперед. J. Invest. Дерматол. 132 , 933–939 (2012).

    CAS PubMed Google ученый

  • 176.

    Park, H. Y. et al. Staphylococcus aureus Колонизация при острых и хронических поражениях кожи пациентов с атопическим дерматитом. Ann. Дерматол. 25 , 410–416 (2013).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 177.

    Beck, L.A. et al. Фенотип больных атопическим дерматитом с герпетической экземой в анамнезе. J. Allergy Clin. Иммунол. 124 , 260–269 (2009).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 178.

    Hinz, T. et al. Атопический дермореспираторный синдром является коррелятом герпетической экземы. Аллергия 66 , 925–933 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 179.

    Олсен, Дж. Р., Галлахер, Дж., Пиге, В. и Фрэнсис, Н. А. Эпидемиология контагиозного моллюска у детей: систематический обзор. Fam. Практик. 31 , 130–136 (2014).

    PubMed Google ученый

  • 180.

    Волленберг, А., Ветцель, С., Бургдорф, В. Х. и Хаас, Дж. Вирусные инфекции при атопическом дерматите: патогенные аспекты и клиническое ведение. J. Allergy Clin. Иммунол. 112 , 667–674 (2003).

    PubMed Google ученый

  • 181.

    Mathes, E. F. et al. «Экзема коксаки» и необычные кожные проявления во время вспышки энтеровируса. Педиатрия 132 , e149 – e157 (2013).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 182.

    Oldhoff, J. M. et al. Рекомбинантное гуманизированное моноклональное антитело против IL-5 (меполизумаб) для лечения атопического дерматита. Аллергия 60 , 693–696 (2005).

    CAS PubMed Google ученый

  • 183.

    Khattri, S. et al. Эффективность и безопасность лечения устекинумабом у взрослых с атопическим дерматитом средней и тяжелой степени тяжести. Exp. Дерматол. 26 , 28–35 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 184.

    Saeki, H. et al. Эффективность и безопасность устекинумаба у японских пациентов с тяжелым атопическим дерматитом: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование фазы II. Br. J. Dermatol. 177 , 419–427 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 185.

    Басра, М. К., Фенек, Р., Гатт, Р. М., Салек, М. С. и Финлей, А. Ю. Дерматологический индекс качества жизни за 1994–2007 годы: всесторонний обзор данных валидации и клинических результатов. Br. J. Dermatol. 159 , 997–1035 (2008).

    CAS PubMed Google ученый

  • 186.

    Каримхани, C. et al. Заболеваемость и смертность от кожных заболеваний в мире: обновленная информация по результатам исследования глобального бремени болезней, 2013 г. JAMA Dermatol. 153 , 406–412 (2017).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 187.

    Heinl, D. et al. Свойства измерения инструментов измерения качества жизни для младенцев, детей и подростков с экземой: систематический обзор. Br. J. Dermatol. 176 , 878–889 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 188.

    Хилл, М. К., Хейрандиш Пишкенари, А., Браунбергер, Т. Л., Армстронг, А. В. и Данник, К. А. Последние тенденции в оценке тяжести заболевания и инструменты качества жизни для пациентов с атопическим дерматитом: систематический обзор. J. Am. Акад. Дерматол. 75 , 906–917 (2016).

    PubMed Google ученый

  • 189.

    Битти П. Э. и Льюис-Джонс М. С. Сравнительное исследование ухудшения качества жизни у детей с кожными заболеваниями и детей с другими хроническими детскими заболеваниями. Br. J. Dermatol. 155 , 145–151 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 190.

    Drucker, A. M. et al. Бремя атопического дерматита: резюме отчета для Национальной ассоциации экземы. J. Invest. Дерматол. 137 , 26–30 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 191.

    Холм, Дж. Г., Агнер, Т., Клаузен, М. Л. и Томсен, С. Ф. Качество жизни и тяжесть заболевания у пациентов с атопическим дерматитом. J. Eur. Акад. Дерматол. Венереол. 30 , 1760–1767 (2016).

    CAS PubMed Google ученый

  • 192.

    Андерсон Р.Т. и Раджагопалан Р. Влияние аллергического дерматоза на качество жизни, связанное со здоровьем. Curr. Allergy Asthma Rep. 1 , 309–315 (2001).

    CAS PubMed Google ученый

  • 193.

    Beikert, F.C. et al. Готовность платить и качество жизни пациентов с атопическим дерматитом. Arch. Дерматол. Res. 306 , 279–286 (2014).

    CAS PubMed Google ученый

  • 194.

    Eckert, L. et al. Влияние атопического дерматита на качество жизни и продуктивность, связанное со здоровьем взрослых в США: анализ с использованием Национального исследования здоровья и благополучия. J. Am. Акад. Дерматол. 77 , 274–279 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 195.

    Ван, И. Дж., Ван, Дж. Й. и Йе, К. В. Детский атопический дерматит на Тайване. Pediatr. Неонатол. 57 , 89–96 (2016).

    PubMed Google ученый

  • 196.

    Heede, N. G. et al. Связанное со здоровьем качество жизни взрослых пациентов с дерматитом, стратифицированное генотипом филаггрина. Контактный дерматит 76 , 167–177 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 197.

    Simpson, E. L. Dupilumab улучшает общее качество жизни, связанное со здоровьем, у пациентов с умеренным и тяжелым атопическим дерматитом: объединенные результаты двух рандомизированных контролируемых клинических испытаний фазы 3. Dermatol. Ther. 7 , 243–248 (2017).

    Google ученый

  • 198.

    Бибер Т. Атопический дерматит 2.0: от клинического фенотипа к молекулярной систематике и стратифицированной медицине. Аллергия 67 , 1475–1482 (2012).

    CAS PubMed Google ученый

  • 199.

    Dyjack, N. et al. Минимально инвазивное секвенирование РНК с помощью кожной ленты выявляет новые характеристики эндотипа атопического дерматита 2-го типа. J. Allergy Clin. Иммунол. 141 , 1298–1309 (2018).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 200.

    Thijs, J. L. et al. Переход к эндотипам при атопическом дерматите: определение групп пациентов на основе анализа биомаркеров сыворотки. J. Allergy Clin. Иммунол. 140 , 730–737 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 201.

    Schmitt, J. et al. Использование и эффективность системного лечения взрослых с тяжелой атопической экземой: первые результаты Немецкого регистра атопической экземы TREATgermany. J. Dtsch. Дерматол. Ges. 15 , 49–59 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 202.

    Анбунатан, Х. и Боукок, А. М. Молекулярная революция в кожной биологии: эра полногеномных ассоциативных исследований и статистических, больших данных и вычислительных тем. J. Invest. Дерматол. 137 , e113 – e118 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 203.

    Coca, A. & Cooke, R. l. О классификации явлений гиперчувствительности. J. Immunol. 8 , 163–182 (1923).

    CAS Google ученый

  • 204.

    Johansson, S. G. et al. Пересмотренная номенклатура аллергии для глобального использования: отчет Комитета по рассмотрению номенклатуры Всемирной организации аллергии, октябрь 2003 г. J. Allergy Clin. Иммунол. 113 , 832–836 (2004).

    CAS PubMed Google ученый

  • 205.

    Tsakok, T. et al. Вызывает ли атопический дерматит пищевую аллергию? Систематический обзор. J. Allergy Clin. Иммунол. 137 , 1071–1078 (2016).

    PubMed Google ученый

  • 206.

    Kelleher, M. M. et al. Нарушение кожного барьера при рождении позволяет прогнозировать пищевую аллергию в возрасте 2 лет. J. Allergy Clin. Иммунол. 137 , 1111–1116 e8 (2016).

    CAS PubMed Google ученый

  • 207.

    Flohr, C. et al. Атопический дерматит и тяжесть заболевания являются основными факторами риска пищевой сенсибилизации у детей, находящихся на исключительно грудном вскармливании. J. Invest. Дерматол. 134 , 345–350 (2014).

    CAS PubMed Google ученый

  • 208.

    Brough, H.A. et al. Атопический дерматит усиливает воздействие арахисового антигена в пыли на сенсибилизацию к арахису и вероятную аллергию на арахис. J. Allergy Clin. Иммунол. 135 , 164–170 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 209.

    Heil, PM, Maurer, D., Klein, B., Hultsch, T. & Stingl, G. Терапия омализумабом при атопическом дерматите: истощение IgE не улучшает клиническое течение — рандомизированное плацебо контролируемое и двойное слепое пилотное исследование. J. Dtsch. Дерматол. Ges. 8 , 990–998 (2010).

    PubMed Google ученый

  • 210.

    van Zuuren, E.J. et al. Нет доказательств высокого уровня в поддержку использования пероральных антигистаминных препаратов H2 в качестве монотерапии экземы: резюме Кокрановского систематического обзора. Syst. Ред. 3 , 25 (2014).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 211.

    Illi, S. et al. Естественное течение атопического дерматита от рождения до 7 лет и связь с астмой. J. Allergy Clin. Иммунол. 113 , 925–931 (2004).

    PubMed Google ученый

  • 212.

    Belgrave, D. C. et al. Профили развития экземы, хрипов и ринита: два популяционных когортных исследования при рождении. PLoS Med. 11 , e1001748 (2014).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 213.

    Renz, H. et al. Пищевая аллергия. Nat. Преподобный Дис. Праймеры 4 , 17098 (2018).

    PubMed Google ученый

  • 214.

    du Toit, G. et al. Аллерген-специфичность раннего употребления арахиса и влияние на развитие аллергических заболеваний в когорте изучающих раннее изучение аллергии на арахис. J. Allergy Clin. Иммунол. 141 , 1343–1353 (2018).

    PubMed Google ученый

  • 215.

    Brown, S.J. et al. Варианты с потерей функции в гене филаггрина являются значительным фактором риска аллергии на арахис. J. Allergy Clin. Иммунол. 127 , 661–667 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 216.

    Onoue, A., Kabashima, K., Kobayashi, M., Mori, T. & Tokura, Y. Индукция эпидермальных хемокинов, привлекающих эозинофилы и Th3, и кожная реакция на поздней фазе в пленке с лентой. кожа. Exp. Дерматол. 18 , 1036–1043 (2009).

    CAS PubMed Google ученый

  • 217.

    Salimi, M. et al. Роль врожденных лимфоидных клеток типа 2, управляемых ИЛ-25 и ИЛ-33, в атопическом дерматите. J. Exp. Med. 210 , 2939–2950 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 218.

    Сумелис, В.и другие. Эпителиальные клетки человека запускают опосредованное дендритными клетками аллергическое воспаление, продуцируя TSLP. Nat. Иммунол. 3 , 673–680 (2002). Это первый опубликованный отчет, демонстрирующий высокую экспрессию TSLP при БА, потенцирование воспалительного T H 2 ответа TSLP и потенциальная роль TSLP при аллергическом заболевании дыхательных путей .

    CAS PubMed Google ученый

  • 219.

    Ito, T. et al. Активированные TSLP дендритные клетки индуцируют воспалительный ответ Т-хелперных клеток 2 типа через лиганд OX40. J. Exp. Med. 202 , 1213–1223 (2005).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 220.

    Hijnen, D. et al. CD8 (+) Т-клетки в пораженной коже пациентов с атопическим дерматитом и псориазом являются важным источником IFN-гамма, IL-13, IL-17 и IL-22. J. Invest.Дерматол. 133 , 973–979 (2013).

    CAS PubMed Google ученый

  • 221.

    Машико, С., Мета, Х., Биссоннетт, Р. и Сарфати, М. Повышенная частота базофилов, врожденных лимфоидных клеток 2 типа и клеток Th3 в коже пациентов с атопическим дерматитом, но не псориазом. J. Dermatol. Sci. 88 , 167–174 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 222.

    Bruggen, M.C. et al. Картирование in situ врожденных лимфоидных клеток в коже человека: доказательства значительных различий между нормальной и воспаленной кожей. J. Invest. Дерматол. 136 , 2396–2405 (2016).

    PubMed Google ученый

  • 223.

    Maggi, L. et al. Врожденные лимфоидные клетки циркулирующей группы 2 человека могут экспрессировать CD154 и способствовать выработке IgE. J. Allergy Clin. Иммунол. 139 , 964–976 (2017).

    CAS PubMed Google ученый

  • 224.

    Ислам, С. А. и Ластер, А. Д. Направление Т-клеток к эпителиальным барьерам при аллергических заболеваниях. Nat. Med. 18 , 705–715 (2012).

    CAS PubMed Google ученый

  • 225.

    Watanabe, R. et al. Кожа человека защищена четырьмя функционально и фенотипически обособленными популяциями резидентных и рециркулирующих Т-клеток памяти. Sci. Пер. Med. 7 , 279ra39 (2015).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 226.

    Новак, Н. Обновленная информация о роли дендритных клеток человека у пациентов с атопическим дерматитом. J. Allergy Clin. Иммунол. 129 , 879–886 (2012).

    CAS PubMed Google ученый

  • 227.

    Liu, B. et al. Передача сигналов IL-33 / ST2 возбуждает сенсорные нейроны и опосредует реакцию зуда на мышиной модели контактной аллергии на ядовитый плющ. Proc. Natl Acad. Sci. США 113 , E7572 – E7579 (2016).

    CAS PubMed Google ученый

  • 228.

    Паллер А.С., Кабашима К. и Бибер Т. Терапевтический трубопровод от атопического дерматита: конец засухи? J Allergy Clin Immunol. 140 , 633–643 (2017).

    PubMed Google ученый

  • 229.

    Волленберг, А.и другие. Исследование эффективности и безопасности тралокинумаба в фазе 2b по ранжированию доз у взрослых пациентов с умеренным и тяжелым атопическим дерматитом (AD) (Плакат). КОЖА Журнал кожной медицины 2 (2017).

  • 230.

    Simpson, E. L. et al. Эффективность и безопасность лебрикизумаба (моноклонального антитела против ИЛ-13) у взрослых с атопическим дерматитом средней и тяжелой степени, недостаточно контролируемым местными кортикостероидами: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование фазы II (TREBLE). Дж.Являюсь. Акад. Дерматол. 78 , 863–871 (2018).

    CAS PubMed Google ученый

  • 231.

    Тейлор, Н. П. После успешного лечения астмы тезепелумаб AstraZeneca и Amgen не справился с атопическим дерматитом. FierceBiotech https://www.fiercebiotech.com/biotech/after-asthma-success-astrazeneca-and-amgen-s-tezepelumab-misses-atopic-dermatitis?utm_source=internal&utm_medium=rss (2017).

  • 232.

    Londei, M. et al. Исследование фазы 1 ANB020, моноклонального антитела против IL-33, на здоровых добровольцах. J. Am. Акад. Дерматол. 76 (Приложение 1), AB20 (2017).

    Google ученый

  • 233.

    Glenmark Pharmaceuticals. Glenmark Pharmaceuticals сообщает о положительных данных фазы 2а исследования GBR 830 для лечения пациентов с атопическим дерматитом. CISION https://www.prnewswire.com/news-releases/glenmark-pharmaceuticals-reports-positive-data-in-a-phase-2a-study-of-gbr-830-for-the-treatment-of Пациенты с атопическим дерматитом-300496604.html (2017).

  • 234.

    Guttman-Yassky, E. et al. Эффективность и безопасность фезакинумаба (моноклонального антитела к IL-22) у взрослых с атопическим дерматитом средней и тяжелой степени, неадекватно контролируемым традиционными методами лечения: рандомизированное двойное слепое исследование фазы 2a. J. Am. Акад. Дерматол. 78 , 872–881 (2018).

    CAS PubMed Google ученый

  • 235.

    Vanda Pharmaceuticals Inc. Традиционное средство Ванды уменьшает зуд и тяжесть заболевания у пациентов с атопическим дерматитом. CISION https://www.prnewswire.com/news-releases/vandas-tradipitant-improves-itch-and-disease-severity-in-patients-with-atopic-dermatitis-300519177.html (2017).

  • 236.

    Guttman-Yassky, E. et al. Барицитиниб у взрослых пациентов с атопическим дерматитом средней и тяжелой степени тяжести: параллельное двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование с множественными дозами, параллельное 2 фаза. J. Am. Акад. Дерматол. https://doi.org/10.1016/j.jaad.2018.01.018 (2018).

  • 237.

    Abbvie. Упадацитиниб (ABT-494) компании AbbVie отвечает основным критериям исследования фазы 2b при атопическом дерматите. AbbVie Newsroom https://news.abbvie.com/news/abbvies-upadacitinib-abt-494-meets-primary-endpoint-in-phase-2b-study-in-atopic-dermatitis.htm (2018).

  • 238.

    Национальная медицинская библиотека США. ClinicalTrials.gov https://clinicaltrials.gov/ct2/show/study/NCT02780167 (2018).

  • 239.

    Guttman-Yassky, E. et al. ASN002, двойной пероральный ингибитор передачи сигналов JAK / SYK, улучшает клинические исходы и связанное с ними кожное воспаление у пациентов с атопическим дерматитом от средней до тяжелой степени.[аннотация 559] Международная конференция исследовательской дерматологии (2018).

  • 240.

    Новартис. Ziarco Pharma объявляет о положительных результатах исследования фазы 2а атопического дерматита средней и тяжелой степени тяжести с использованием свинцового соединения для перорального применения ZPL-389. Lundbeckfonden https://www.lundbeckfonden.com/en/ziarco-pharma-announces-positive-top-line-results-from-phase-2a-study-in-moderate-to-severe-atopic-dermatitis-with -его-оральный-свинец-соединение-zpl-389 / (2016).

  • 241.

    Bissonnette, R. et al. Тофацитиниб для местного применения при атопическом дерматите: рандомизированное исследование фазы IIa. Br. J. Dermatol. 175 , 902–911 (2016).

    CAS PubMed Google ученый

  • 242.

    Nakagawa, H., Nemoto, O., Igarashi, A. & Nagata, T. Эффективность и безопасность местного JTE-052, ингибитора киназы Janus, у взрослых японских пациентов с умеренной и тяжелой атопией. дерматит: многоцентровое рандомизированное клиническое исследование II фазы с контролем носителя. Br. J. Dermatol. 178 , 424–432 (2018).

    CAS PubMed Google ученый

  • 243.

    Bissonnette, R. et al. Системная фармакокинетика, безопасность и предварительная эффективность местного агониста AhR тапинарофа: результаты исследования фазы 1. Clin. Pharmacol. Drug Dev. https://doi.org/10.1002/cpdd.439 (2018).

  • Об экземе (атопическом дерматите) | ДУПИКСЕНТ® (дупилумаб)

    Выписка

    VO: DUPIXENT — лекарство, отпускаемое по рецепту:

    • для лечения людей в возрасте 6 лет и старше с атопическим дерматитом (экземой) от средней до тяжелой степени, т. Е. плохо контролируется с помощью рецептурных терапий, используемых на коже (актуальных), или тех, кто не может использовать местная терапия.ДУПИКСЕНТ можно использовать с кортикостероидами местного действия или без них. Неизвестно, если ДУПИКСЕНТ безопасен и эффективен у детей до 6 лет с атопическим дерматитом.
    • с другими лекарствами от астмы для поддерживающего лечения умеренных и тяжелых эозинофильных или пероральных стероидозависимая астма у людей в возрасте 12 лет и старше, у которых астма не контролируется их современные лекарства от астмы.ДУПИКСЕНТ помогает предотвратить тяжелые приступы астмы (обострения) и может улучшить свое дыхание. ДУПИКСЕНТ также может помочь уменьшить количество необходимых вам пероральных кортикостероидов. предотвращая тяжелые приступы астмы и улучшая дыхание. ДУПИКСЕНТ не применяется для лечения внезапные проблемы с дыханием. Неизвестно, является ли ДУПИКСЕНТ безопасным и эффективным у детей с
    • с другими лекарствами для поддерживающего лечения хронического риносинусита с полипозом носа (CRSwNP) у взрослых, болезнь которых не контролируется.Неизвестно, безопасен ли DUPIXENT и эффективен у детей до 18 лет с хроническим риносинуситом с полипозом носа.

    Важная информация по технике безопасности

    Не используйте , если у вас аллергия на дупилумаб или любой из ингредиентов DUPIXENT®.

    См. Дополнительную важную информацию по технике безопасности в этом видео и по соседним ссылкам для полная информация по назначению астма в возрасте до 12 лет.

    Перед запуском ДУПИКСЕНТА вам следует обсудить со своим врачом все медицинские состояния, которые у вас есть, и лекарства, которые вы принимаете.

    Вам и вашему врачу также следует обсудить потенциальные преимущества и риски лечения DUPIXENT. включая наиболее распространенные побочные эффекты, такие как реакции в месте инъекции, и некоторые серьезные побочные эффекты такие как аллергические реакции, включая анафилаксию, проблемы с глазами и воспаление кровеносных сосудов.

    ДЖЕННИФЕР: Если вы подумываете попробовать DUPIXENT, я бы посоветовал поговорить со своим врачом, связаться с DUPIXENT MyWay и убедиться, что у вас есть система поддержки, которая вас поддерживает. справиться с болезнью.

    РЕЙЧЕЛ: Я настоятельно рекомендую найти хорошего врача, с которым вы можете поговорить, и которому вы доверяете, и имейте это открытое общение.Вместе разработайте хороший план лечения и защищайте себя.

    КРИСТИ: Знайте, что есть DUPIXENT MyWay. Всегда есть кто-то, кто поддержит вас и будет на вашей стороне. Если возникнут какие-либо проблемы или у вас возникнут проблемы, всегда найдется кто-нибудь, кто поможет вам.

    ХЛОЯ: Было так приятно знать, что я могу позвонить по этому номеру в любое время, чтобы поговорить с медсестрой. или тому, кто предоставит мне дополнительную информацию, чтобы узнать больше о DUPIXENT, была ли это оплата или как вводить или что-то в этом роде.

    ГУП: Я больше не думаю о том, чтобы делать себе укол. Это все равно что поставить на макияж или расчесывание волос. Это просто есть.

    Но все разные. Я знаю, что это может нервничать, оно того стоит.

    JACQUE: Теперь вам нужна помощь. Совет, который я бы дал кому-нибудь, начиная DUPIXENT задает все вопросы, которые у вас есть.Поговорите со своим врачом.

    Будьте оптимистичны. Будьте настойчивы и с нетерпением ждите возможностей, которые ждут вас с DUPIXENT.

    VO: Не используйте, если у вас аллергия на дупилумаб или любой из ингредиентов, входящих в его состав. ДУПИКСЕНТ®.

    Перед использованием DUPIXENT сообщите своему врачу обо всех ваших медицинских состояниях, в том числе, если вы:

    • проблемы со зрением
    • болеют паразитарной (гельминтозной) инфекцией
    • Планируется, что
    • получат какие-либо прививки.Вы не должны получать «живую вакцину», если вы обработал ДУПИКСЕНТОМ.

    Выписка

    DUPIXENT® (дупилумаб) — лекарство с особыми требованиями к хранению — это так называемый специальный препарат. медицина.

    Это означает, что его могут доставить вам в специализированной аптеке, а не в местной аптеке.

    Это также означает, что вы можете ожидать, что процесс получения рецепта будет отличаться от другие лекарства, которые вы можете приобрести в местной аптеке.

    Это будет примерно так:

    Сначала ваш врач выписывает рецепт на ДУПИКСЕНТ. Обязательно спросите своего врача о регистрации в DUPIXENT MyWay® , который может предоставить вам дополнительную поддержку.Вы или ваш врач может загрузить форму регистрации на DUPIXENT.com или позвонить по телефону 1-844-DUPIXENT, вариант 1, чтобы записаться.

    Затем, возможно, вам потребуется авторизация вашего рецепта в страховой компании. Это называется предварительным разрешением и общий для специальных лекарств.

    Ваша страховая компания будет работать с вашим врачом, чтобы получить любую дополнительную медицинскую информацию, в которой они нуждаются.

    Может показаться, что эта часть требует времени, но подождите.

    Если вы зарегистрировались в DUPIXENT MyWay , вы получите приветственный звонок от Медсестра-педагог во время подтверждения ваших страховых выплат. Как только DUPIXENT будет одобрен вашим страховщик, специализированная аптека работает с вами, чтобы запланировать отгрузку DUPIXENT к вам домой или в другое место. предпочтительное место, поэтому обязательно отвечайте на их звонки, чтобы избежать задержек.

    Они не отправят ваше лекарство без предварительного подтверждения с вами реквизитов доставки.

    И пока все работают над деталями, ищите DUPIXENT MyWay дополнительная поддержка.

    Вы можете связаться с DUPIXENT MyWay Медсестры-преподаватели по телефону, чтобы получить дополнительное обучение инъекциям, помощь в планировании поставок и пополнения рецептов или помощь в навигации варианты финансовой поддержки, такие как доплата.

    Напоминаем, что когда все эти люди помогут вам хорошо начать работу с DUPIXENT, вы можете принимать телефонные звонки из кабинета вашего врача, специализированной аптеки и из номера DUPIXENT MyWay Медсестра-педагог.

    Не забудьте быстро ответить на эти вызовы, чтобы избежать задержек с получением DUPIXENT. Итак, теперь вы знаете, что ожидать от рецепта до доставки.

    Для получения дополнительной информации о том, как правильно хранить ДУПИКСЕНТ после доставки, пожалуйста, ознакомьтесь с ДУПИКСЕНТОМ. Инструкции по использованию на DUPIXENT.com.

    Выписка

    Shari: Я вырос в очень маленьком городке — один светофор, если моргнешь, можешь его пропустить. Очень странно. Окружающая среда маленького городка способствует тому типу работы, которую я выполняю, в большей степени один на один с нашими пациентами.

    Меня зовут Шари, я медсестра DUPIXENT MyWay .

    Я выбрала работу медсестрой, потому что хотела помогать людям, и я считаю, что люди должны служить другим.

    Быть медсестрой в DUPIXENT MyWay очень полезно. Мне очень нравится терпеливое общение. Я готов изменить мир к лучшему. Я готов помочь нашим пациентам обрести уверенность и продолжить свой путь.

    Наши медсестры работают удаленно, не выходя из дома. Итак, мы заходим в наш офис и попадаем в приятную расслабляющую обстановку.

    Когда наши пациенты звонят, они могут поговорить с реальным человеком, опытным клиницистом, который может оказать им поддержку на протяжении всего пути.

    Мы обеспечиваем общую поддержку продукта и обучение, а также дополнительное обучение инъекциям и звонки с напоминаниями об инъекциях и пополнении запасов.

    Каждый день разный в зависимости от типа звонков, которые у нас есть. Некоторые из распространенных вопросов, которые мы получаем: «Сколько это мне будет стоить?» «Когда я начну?» «Как мне сделать уколы ДУПИКСЕНТА, когда я путешествую?»

    У нас есть несколько ресурсов для пациентов. У нас есть возможность рассылать вкладыши в пакеты, которые включают всю важную информацию о безопасности для DUPIXENT. Пациенты, желающие получить карту доплаты, могут получить к ней доступ, посетив веб-сайт нашего продукта в DUPIXENT.com.

    Одна из моих любимых частей оказания сестринской помощи нашим пациентам — это возможность сопровождать их через их путь, держать их за руку в процессе, просто чтобы вселить в них уверенность на этом пути, и мы всегда хотим, чтобы они знали, что у них есть служба поддержки.

    Лори: Я Лори. Я медсестра DUPIXENT MyWay . Я использую DUPIXENT MyWay с самого начала.

    Я провожу дополнительное обучение пациентам и лицам, осуществляющим за ними уход, по вопросам инъекций.

    Когда я была совсем маленькой, я знала, что хочу стать медсестрой. Я хотел выйти и изменить ситуацию к лучшему и помочь людям.

    Когда я получаю заказ на пациента, я очень волнуюсь. Я езжу на прием к пациентам — иногда часами. Я стараюсь собрать все, что мне может понадобиться, чтобы помочь опытному человеку, а затем человеку, который никогда даже не касался иглы.

    Я считаю, что для меня как медсестры очень важно ходить и учить этих пациентов. Не только для того, чтобы научить их давать себе лекарство, но и просто прийти и поддержать их, проявить к ним доброту и терпение.

    Когда я иду к пациенту, мне не терпится поехать, независимо от того, как далеко он находится. У меня есть тренировочный комплект, в котором есть тренировочный шприц. И это помогает нам практиковаться, прежде чем делать что-то по-настоящему.

    Мне не терпится поехать и встретиться с ними, посмотреть, где они находятся в своей жизни, и быть взволнованным за них.

    Помогаю им расслабиться. Иногда они могут просто сделать глубокий вдох, мы будем медленно думать об их любимом месте, думать о чем-то, что напоминает им, делает их счастливыми и успокаивает.

    Я пошел в дом этого пациента, и он казался очень сдержанным. Можно было сказать, что пациенту было просто неуютно.Он был обеспокоен, он не хотел смотреть мне в глаза. Поэтому я спросил родителей: «Ничего, если я вернусь на следующий день?»

    Я думаю, очень важно просто набраться терпения. Сделайте это своим распорядком и позвольте им идти в своем собственном темпе. У нас есть время. Они выделили это время, чтобы мы учились. И меня учить.

    Иногда в конце тренинга мне задают несколько вопросов: «Вы знаете, мы отлично справились сегодня, но что еще? Что, если, когда ты уйдешь, я не знаю, что делать, и мне пора снова сделать себе укол? » Я могу направить пациента на веб-сайт DUPIXENT для получения дополнительных ресурсов, а также там есть номер телефона медсестры.

    Мне нравится выходить и делать эту работу. Это действительно здорово. Приятно зайти и познакомиться с людьми.

    Выписка

    Прежде чем приступить к дыхательному упражнению, давайте определимся на секунду.

    Найдите место, где можно побыть тихо и спокойно. Примите удобное положение. Это может быть сидя, стоя или лежа.Сделайте паузу всего на мгновение, прежде чем начать.

    Теперь закройте глаза и успокойтесь.

    Сосредоточьтесь на том, чтобы ваше тело расслаблялось, когда вы принимаете позу. Расслабьте мышцы; начните с пальцев ног, двигайтесь вверх к рукам, а затем к голове. Сосредоточьтесь на дыхании.

    Медленно сделайте глубокий вдох. Позвольте животу расшириться [пауза], а теперь грудной клетке и груди. Сделайте паузу на мгновение.

    Выдохните в том же темпе, что и вдох. Позвольте дыханию равномерно выходить из носа, пока ваши легкие полностью не опустошатся.

    Обратите внимание на вдох. Сначала поднимается живот, затем грудная клетка и, наконец, грудь. Обратите внимание на то, что каждый из них падает на выдохе: грудь, грудная клетка, живот.

    Почувствуйте, как ваше тело отвечает, когда вы продолжаете дышать.

    Это можно делать сколько угодно долго.Вы можете повторить это в любое время, когда почувствуете желание успокоиться.

    Выписка

    VO:

    ДУПИКСЕНТ® (дупилумаб) — это лекарство, отпускаемое по рецепту, которое используется для лечения людей в возрасте 6 лет и старше с атопическим поражением средней и тяжелой степени. дерматит (экзема), который плохо контролируется с помощью рецептурных препаратов, применяемых на коже (актуальных), или нельзя использовать местные методы лечения.ДУПИКСЕНТ можно использовать с кортикостероидами местного действия или без них. Неизвестно, если ДУПИКСЕНТ безопасен и эффективен у детей до 6 лет с атопическим дерматитом.

    Важная информация по технике безопасности

    Не используйте , если у вас аллергия на дупилумаб или любой из ингредиентов DUPIXENT®.

    Пожалуйста, просмотрите дополнительную важную информацию по безопасности в этом видео и по соседним ссылкам для получения полной информации по предписаниям.

    Перед тем, как начать DUPIXENT, , вам следует поговорить со своим врачом обо всех ваших медицинских состояниях или лекарствах, которые вы принимаете.

    Вы и ваш врач должны также обсудить потенциальные преимущества и риски лечения DUPIXENT, включая наиболее частые побочные эффекты, такие как реакции в месте инъекции, и некоторые серьезные побочные эффекты, такие как аллергические реакции, включая анафилаксию, и проблемы с глазами.

    Нет лекарства от атопического дерматита. ДУПИКСЕНТ может помочь уменьшить признаки и симптомы экземы. Индивидуальные результаты пациентов с DUPIXENT могут отличаться.

    МАКС:

    Я предпочитаю самоинъекцию только потому, что чувствую, что когда я это делаю, она более контролируема.

    ANA:

    Макс получил свою первоначальную дозу из 2 инъекций под кожу в кабинете врача.Она сделала ему одну инъекцию и научила его делать себе вторую. Я думал, что мы будем возвращаться туда каждые две недели, чтобы делать инъекцию, но он взял ее, и ему было очень комфортно делать это, и с тех пор он делает себе инъекции дома.

    ANA:

    Я считаю, что это здорово, что он может делать себе инъекции. Здорово, что он может делать это дома. У нас есть график, когда он это сделает.Но … я даже не могу смотреть.

    МАКС:

    Она не очень хорошо с этим справляется. Она очень волнуется, когда я это делаю.

    ANA:

    Мне самому неудобно пользоваться иглами, и я — вы знаете, может быть, это потому, что это мой сын — меня все еще тошнит, и мне приходится отводить взгляд. Я не могу, но он в порядке.

    UNION Therapeutics — Атопический дерматит

    Атопический дерматит — наиболее распространенный тип экземы, встречающийся примерно у 5% населения.В 2017 году на семи основных рынках было зарегистрировано около 19 миллионов случаев умеренного атопического дерматита. Заболевание чаще всего начинается к пятилетнему возрасту, и, по оценкам UNION, примерно 60% пациентов, страдающих атопическим дерматитом, являются педиатрическими пациентами. Атопический дерматит — наиболее распространенное кожное заболевание среди детей, которым страдает примерно 15-20% детей.

    Наличие пищевой сенсибилизации и аллергии в более раннем возрасте позволяет прогнозировать тяжелый атопический дерматит.Около 50–70% детей с ранним началом атопического дерматита сенсибилизированы к одному или нескольким аллергенам. В основном это пищевые аллергены (коровье молоко, куриное яйцо и арахис являются наиболее часто встречающимися продуктами), а также клещи домашней пыли, пыльца и домашние животные. Пищевая аллергия чаще встречается у детей с атопическим дерматитом с ассоциацией, которая колеблется от 20% до 80%, при этом большинство дерматологов указывают примерно на 30%. Связь между пищевой аллергией и атопическим дерматитом сложна и может рассматриваться с разных точек зрения.Недавно было высказано предположение, что пищевая аллергия не может иметь такого важного влияния на возникновение атопического дерматита. В большинстве случаев пищевая аллергия не является причиной атопического дерматита, а ассоциируется с атопическим дерматитом или может быть фактором, усугубляющим атопический дерматит. Пищевая аллергия действительно имеет клинические проявления на коже, желудочно-кишечном тракте и дыхательной системе. Кожные реакции могут быть самыми разными, но только некоторые из них могут усугубить атопический дерматит и обычно проявляются на поздних стадиях.Кожные реакции могут привести к чрезмерному расчесыванию и косвенному обострению уже существовавшей экземы.

    Атопический дерматит характеризуется дефектом кожного барьера, который позволяет аллергенам и другим раздражителям проникать в кожу, что приводит к иммунной реакции и воспалению. Эта реакция вызывает красную зудящую сыпь, чаще всего возникающую на лице, руках и ногах, и сыпь может покрывать значительные участки тела (см. Рисунки ниже), в некоторых случаях половину тела или более.Сыпь вызывает значительный зуд (зуд), который может привести к повреждению, вызванному расчесыванием или трением, и сохранению цикла «зуд-царапина».

    Учитывая, что большинство пациентов являются педиатрами, безопасность и переносимость лечения атопического дерматита имеют первостепенное значение и объясняют преобладание местного лечения. Атопический дерматит ложится тяжелым бременем как на пациента, так и, особенно в случае педиатрических пациентов, на родителей и семью. Педиатрические пациенты с атопическим дерматитом могут страдать от нарушений сна, поведенческих проблем, раздражительности, плача, нарушения нормальной детской активности и социального функционирования.Родители и семьи педиатрических пациентов с атопическим дерматитом также могут страдать от недостатка сна, эмоционального стресса из-за страданий их ребенка и дополнительной нагрузки по уходу за пациентом с атопическим дерматитом. Взрослые с атопическим дерматитом также часто страдают нарушениями сна, эмоциональными потрясениями и нарушением социального функционирования. Взрослые с атопическим дерматитом также подвергаются значительно более высокому риску тревожности, депрессии и суицидальных мыслей по сравнению с населением в целом.

    Биопрепараты и пероральные препараты в основном (и почти исключительно) назначаются дерматологами с небольшими глобальными вариациями, а местные методы лечения в основном назначаются врачами первичной медико-санитарной помощи. Однако для недавно выпущенных препаратов для местного применения, таких как Eucrisa®, первыми адаптерами и первичными назначающими лекарствами в течение первых одного-трех лет после выпуска будут дерматологи.


    Вернуться к конвейеру

    границ | Зуд при атопическом дерматите — что нового?

    Введение

    год нашей эры — одно из наиболее частых воспалительных кожных заболеваний у людей, которым страдают до 20% детей, живущих в странах с более высокими доходами.Первые признаки болезни обычно развиваются между 3-м и 6-м месяцами жизни, и около 60% случаев возникают в течение первых двух лет жизни; 80% пораженных детей испытывают симптомы до 6-го года жизни. БА чаще встречается у взрослых, чем считалось ранее, и поражается почти 10%. Эти случаи являются результатом стойкой или рецидивирующей AD в детстве или нового начала AD в более позднем возрасте. До 30% педиатрических и 50% взрослых пациентов с БА страдают от умеренных до тяжелых форм заболевания (1–3).В целом заболеваемость БА растет во всем мире, что указывает на то, что фактор окружающей среды способствует развитию болезни (4).

    Биологический маркер болезни еще не определен; таким образом, AD по-прежнему диагностируется путем изучения клинических признаков и симптомов и использования различных диагностических критериев. Наиболее широко используемые критерии, описанные Hanifin и Rajka, определяют AD с основными, общими и сопутствующими симптомами (5). Эти диагностические критерии используют зуд, экзематозные поражения кожи и хроническое или рецидивирующее течение болезни в качестве основных элементов для определения AD.При клиническом осмотре экзематозные поражения кожи, наблюдаемые у пациентов с типичным возрастным распределением, могут первоначально привлечь наше внимание, но зуд обычно является «первичным симптомом», который испытывают пораженные пациенты. Точечная распространенность хронического зуда при БА составляет от 87 до 100%, но фактически все пациенты, активно страдающие этим заболеванием, также страдают хроническим зудом (6). При легкой и средней формах БА у пациентов зуд является наиболее обременительным симптомом в целом.Но даже в тяжелых случаях с широко распространенным поражением кожи и обширным просачиванием и образованием корок зуд по-прежнему является серьезной проблемой для пациентов и значительным бременем болезни (7, 8). Помимо кожного зуда пациенты часто жалуются на кожную боль. По этой причине эта тема требует большего внимания и изучения у пациентов с БА (9).

    Зуд сильно и отрицательно влияет на качество жизни пациентов, которые чаще всего жалуются на нарушения сна из-за зуда.Они сообщают, что им трудно засыпать и часто просыпаться по ночам, что сокращает общее время и качество сна (8). Отсутствие физической и психологической регенерации в ночное время может значительно снизить уровень внимания в дневное время и отрицательно сказаться на успеваемости в школе и на работе. Не менее значительны негативные последствия для личной жизни пациента и его отношений с семьей и друзьями. Таким образом, неудивительно, что пациенты с БА с тяжелым зудом подвергаются более высокому риску психологических расстройств, таких как тревога, депрессия и суицидальное поведение (8).

    До недавнего времени местные кортикостероиды (TCS) и ингибиторы кальциневрина (TCI) были единственными доступными местными препаратами для лечения БА от легкой до умеренной степени. Для лечения умеренной и тяжелой БА у пациентов единственными доступными системными методами лечения были фототерапия или фотохимиотерапия (ПУВА), а также иммунодепрессанты, такие как циклоспорин, метотрексат, азатиоприн или микофенолятмофетил (10, 11). Острые, тяжелые обострения АД лечились и продолжают лечиться системными кортикостероидами, которые связаны с риском рецидивов обострений после их прекращения.

    Недавняя доступность дупилумаба, антитела к IL4Ra, знаменует начало новой эры в лечении БА. Основываясь на расширенных знаниях патофизиологии БА, в настоящее время разрабатываются и исследуются многие новые вещества для местного или системного лечения БА. Это значительно расширит наши возможности лечения как атопических экзематозных поражений, так и хронического зуда в ближайшем будущем (12, 13).

    Патофизиология зуда в

    году нашей эры

    Генетическая предрасположенность (e.g., мутация гена филаггрина), иммунная дисфункция и факторы окружающей среды (например, раздражители, аллергены, микробиом) и их взаимодействие друг с другом играют важную роль в развитии БА (1, 2). Кожная нейросенсорная система занимает центральное положение в этом «патофизиологическом треугольнике» нарушений барьера, иммунной дисфункции и внешних воздействий на кожу (рис. 1). Дисфункция барьера внутри этого треугольника делает возможным проникновение аллергенов, раздражителей или микробных компонентов, которые в конечном итоге стимулируют врожденную и адаптивную иммунные системы.Иммунные реакции и высвобождаемые медиаторы снова влияют на эпидермальный барьер, например, за счет снижения продукции филаггрина (1, 2). Чувствительные нервы находятся в тесном контакте с резидентными и проникающими клетками кожи; они могут интенсивно взаимодействовать с этими клетками и медиаторами, высвобождаемыми на стадиях острого и хронического заболевания (14). Клеточные и растворимые факторы, которые играют роль в развитии и сохранении экземы, также являются важными факторами индукции зуда при БА (1, 2, 6). Воспалительные медиаторы БА могут также сенсибилизировать сенсорные нервы, вызывая феномен «гиперкнезиса» (т.например, повышенная чувствительность нервов к зудящим раздражителям) и «аллокнезис» (т.е. незудящие раздражители воспринимаются как зуд). Эти аспекты могут способствовать хроническому характеру зуда при БА (6, 14).

    Рисунок 1 . Кожная нейросенсорная система занимает центральное положение в «патофизиологическом треугольнике» нарушения эпидермального барьера, иммунной дисфункции и воздействия окружающей среды из-за внешних раздражителей. Кожные сенсорные нервы находятся в тесном контакте с резидентными и инфильтрирующими клетками и подвергаются воздействию множества медиаторов из этих клеток.При стимуляции сигнал передается через зудящие нервные волокна и ганглии задних корешков, простирающиеся до дорсального рога спинного мозга. Оттуда сигнал передается через интернейроны к волокнам бокового спиноталамического тракта, которые переходят на контралатеральную сторону, доходят до таламуса и, наконец, достигают нескольких областей мозга, где нервный сигнал воспринимается как ощущение зуда. и царапины индуцируются. Вставка: Множественные передающие зуд рецепторы расположены на сенсорных нервных волокнах, некоторые из которых связаны с внутриклеточными киназами Януса.Было показано, что нацеливание на эти рецепторы или внутриклеточные киназы Януса с помощью специфических ингибиторов оказывает значительное противозудное действие. ИЛ, интерлейкин; TSLP, тимический стромальный лимфопоэтин; NK1-R, рецептор нейрокинина-1; CGRP / -R, пептид / рецептор, родственный гену кальцитонина; MRGPRX2, Mas-родственный рецептор X2, связанный с G-белком; IgE, иммуноглобулин E; PAR2, рецептор 2, активируемый протеазой; TRPV1 / A1, временный рецепторный потенциал ваниллоид 1 / канал анкирина 1; LTC4, лейкотриен C4; CysLTC4, рецептор LTC4; MOR, мю-опиоидный рецептор; KOR, каппа-опиоидный рецептор; Дин, Динорфин; бета-конец, бета-эндорфин; СП, вещество Р; ST2, рецептор IL-33.

    Кожные сенсорные нервы плотно иннервируют все слои кожи, включая эпидермис, и доходят до рогового слоя. В межклеточных пространствах кожи эти сенсорные нервы находятся в тесном контакте с резидентными (например, кератиноцитами, дендритными клетками) и инфильтрирующими клетками (например, лимфоцитами, тучными клетками, эозинофилами) и взаимодействуют с ними через множество медиаторов и рецепторов (15). ). Эти кожные сенсорные нервы в верхних слоях дермы включают зудящие афферентные сенсорные нервы, которые передают сигнал зуда при стимуляции через клетки ганглиев задних корешков и их центральные проекции на дорсальный рог спинного мозга.Затем сигнал зуда передается через интернейроны к нервным волокнам бокового спиноталамического тракта, которые переходят на противоположную сторону и распространяются на таламус. С этого момента сигнал распространяется на несколько областей мозга. В головном мозге сигнал вызывает ощущение зуда и вызывает поведение почесывания (16). Исследователи измерили повышенную плотность сенсорных нервных волокон в коже с AD; следовательно, эта кожа находится в состоянии нервной сенсибилизации, настроенной реагировать на сигналы и взаимодействовать с кожной средой.Повышенная концентрация нейротрофинов (например, фактора роста нервов (NGF) из кератиноцитов или нейротрофического фактора головного мозга (BDNF) из нервных проекций и эозинофилов) вместе со сниженной концентрацией эпидермального фактора отталкивания аксонов семафорина А, который является способны противодействовать действию нейротрофинов за счет усиления прорастания нервов, что приводит к гипериннервации воспаленной атопической кожи (17, 18). Эта гипериннервация может в конечном итоге снизить порог индукции зуда (т.е., гиперкнезис) и способствуют возникновению зуда не вызывающими зуда раздражителями (т. е. аллокнезом).

    Исследования выявили чувствительные к гистамину и нечувствительные к гистамину зудящие чувствительные нервы в нейронной сети кожи (14). Антигистаминные препараты проявляют лишь незначительное действие или не оказывают никакого эффекта против зуда при БА, кроме снотворного действия на пациентов. Это открытие указывает на то, что гистамин играет лишь незначительную роль в зуде, связанном с БА, по крайней мере, через стимуляцию рецепторов h2 (14).Однако гистамин все еще может играть роль в воспалении и зуде при БА. Блокирование рецепторов h5, расположенных на иммунных клетках и чувствительных нервах, с помощью специфических антагонистов h5 оказывает по крайней мере некоторые противозудные эффекты при экспериментальном зуде (19). Однако клинические испытания показали, что у пациентов с БА не наблюдалось значительного уменьшения зуда или экземы (20).

    Эти данные показывают, что зуд при БА в первую очередь воспринимается негистаминергическими сенсорными нервами. Кроме того, медиаторы воспаления, по-видимому, играют центральную роль в патофизиологии БА и могут стимулировать негистаминергические сенсорные нервы, что в конечном итоге вызывает атопический зуд (14).

    Алармины и нейропептиды

    Эти медиаторы включают так называемые алармины, такие как стромальный лимфопоэтин тимуса (TSLP), интерлейкин (IL) -33 и IL-25. Они выделяются кератиноцитами при контакте с различными раздражителями, аллергенами или бактериальными продуктами (1). Индукция алармина усиливается, когда эпидермальный барьер значительно нарушен. При БА это может быть связано с лежащей в основе мутацией гена филаггрина, самим кожным воспалением, которое нарушает выработку компонентов эпидермального барьера, или с измененным микробиомом.Кроме того, царапины, вызванные зудом, также повреждают эпидермальный барьер, механически раздражая кожу (1, 21).

    Раздражители, аллергены и бактериальные продукты, контактирующие с кожей, часто содержат множество протеолитических ферментов; они могут активировать рецепторы, активируемые протеазой (PAR), путем протеолитического расщепления их внеклеточных N-концов (22). Рецепторы PAR-2 ​​расположены на кератиноцитах и ​​сенсорных нервах, и исследователи утверждали, что стимуляция PAR-2 ​​является основным путем негистаминергического зуда при БА и индукции нейрогенного воспаления, что приводит к высвобождению нейропептидов, таких как вещество P (SP) и пептид, связанный с геном кальцитонина (CGRP) (23).У пациентов с БА кожа подвергается воздействию различных протеолитических ферментов из экзогенных (например, бактерии или клещи домашней пыли) или эндогенных источников (например, триптазы, трипсина и калликреинов, в основном KLK5), которые выделяются эпителиальными или иммунными клетками во время воспалительных процессов. подчеркивая важность этого пути на ранних этапах заболевания (24, 25). Недавние открытия Zhao et al. (26) любопытно обнаружили, что активация PAR-2, по-видимому, расположена выше TSLP и что стимуляция TRPV3 может индуцировать высвобождение TSLP.TSLP активирует другие иммунные клетки, но также может напрямую стимулировать зудящие сенсорные нервные волокна, вызывая зуд (27), открытие, которое также было показано для алармина IL-33 (28). Таким образом, кератиноциты могут усиливать и преобразовывать раздражающие стимулы из внешних или внутренних источников в сигналы зуда посредством стимуляции PAR-2 ​​и высвобождения медиаторов, таких как TSLP. PAR-2 ​​и TSLP также могут быть важными элементами «нейроэпидермальной коммуникации» при БА; в недавно разработанной модели мышей с эпидермальной сверхэкспрессией, недавно было показано, что PAR-2 ​​вызывает и усугубляет признаки и симптомы БА, особенно зуд (25).

    PAR-2, через стимуляцию сенсорных нервов, также вызывает нейрогенное воспаление и высвобождение нейропептидов, таких как SP и CGRP (29). SP воздействует на сенсорные нервы и кератиноциты, а также на воспалительные клетки (например, лимфоциты, тучные клетки, эозинофилы и базофилы) через высокоаффинные рецепторы нейрокинина (NK) -1 и рецепторы, связанные с G-белком Mas (MrgprX2) ( 30). Стимуляция MrgprX2 также участвует в SP-индуцированной дегрануляции тучных клеток, которая стимулирует тучные клетки к высвобождению большего количества воспалительных и зудящих медиаторов, таких как гистамин, лейкотриены, простагландины, TNF-a, протеазы и NGF (30).Интересно, что на мышиной модели острого контактного дерматита Meixong et al. показали, что активация тучных клеток Mrgprb2 (мышиная форма MrgprX2) отличается от классической IgE-опосредованной стимуляции тем, что она индуцирует преимущественное высвобождение триптазы и возможную индукцию негистаминергического зуда, вероятно, через активацию PAR-2. Остается определить, являются ли рецепторы MrgprX2 также ассоциированными с тучными клетками мишенями при зуде у пациентов с БА (31).

    Однако SP также может стимулировать зуд из-за воздействия MRGPR-X2 на сенсорные нервы.Это может представлять собой дополнительный или даже предпочтительный путь, с помощью которого SP стимулирует зуд при AD. Частично это может объяснить, почему недавнее клиническое испытание у пациентов с БА с конкретным серлопитантом, антагонистом NK1R, показало численное, но незначительное снижение зуда (32), в то время как традипитант, другой антагонист рецептора NK1, немного, но значительно уменьшил зуд у этих пациентов. (33). У пациентов с хронической почесухой серлопитант также значительно уменьшил зуд в исследовании фазы 2; тем не менее, в двух исследованиях фазы 3 он численно, но не значительно уменьшил зуд (32).Это указывает на то, что рецепторы как NK-1, так и MrgprX2, очевидно, играют роль в SP-индуцированном зуде, но степень, в которой эти два рецептора вовлечены в атопический зуд на различных стадиях заболевания, требует дальнейшей оценки.

    Нейропептид CGRP также влияет на чувствительные нервы, кровеносные сосуды и иммунные клетки (например, дендритные клетки и Т-клетки), способствует проникновению воспалительных клеток и способствует развитию иммунного ответа Th3 (15). Точно так же CGRP стимулирует высвобождение IL-13 из циркулирующих CLA + Т-клеток при AD; Повышенное высвобождение ИЛ-13 из Т-клеток наблюдалось у более серьезно пораженных пациентов с БА с более интенсивным зудом (34).Таким образом, нейросенсорная система — с ее антидромным аксонным рефлексом нейрогенного воспаления и локальным высвобождением нейропептидов — занимает передовую линию защиты от воздействия окружающей среды на кожу, даже до того, как активируется врожденная или адаптивная иммунная система.

    Интеркейкины (ИЛ) -4, ИЛ-13 и ИЛ-31

    Высвобождение аларминов TSLP, IL-33 и IL-25 вместе с нейропептидами не только запускает индукцию и восприятие зуда; они также в конечном итоге стимулируют врожденную и адаптивную иммунные системы.Эта стимуляция инициирует и далее распространяет преобладающий иммунный ответ Th3 при AD. Впоследствии несколько провоспалительных медиаторов высвобождаются либо непосредственно врожденными лимфоидными клетками 2 типа (ILC2), либо эффекторными лимфоцитами Th3, либо косвенно через стимуляцию тучных клеток, базофилов или эозинофилов. Многие из этих медиаторов могут прямо или косвенно стимулировать зуд при БА (1, 2).

    Цитокины IL-4 и IL-13 играют центральную роль в патофизиологии AD, а также играют важную роль в зуде при AD.Эти цитокины продуцируются и высвобождаются в основном клетками ILC2 и Th3. Активируя специфические рецепторы, которые разделяют цепь IL-4Ra, они оказывают множественное воздействие на эпидермальные и дермальные клетки, а также на сенсорные нервные волокна (1, 2). In vitro и in vivo Эксперименты на мышах подчеркнули способность IL-4 и IL-13 сенсибилизировать чувствительные нервы к зуду за счет снижения порогов чувствительности к другим зудящим стимулам, таким как гистамин, IL-31 и TSLP ( 35). Однако другие исследования показали, что как IL-4, так и IL-13 также могут напрямую стимулировать зуд у мышей и что применение комбинаций этих медиаторов даже ускоряет индукцию зуда (36).

    Вовлеченные сенсорные нервные волокна несут транзиентный рецепторный потенциал (TRP) V1 и TRPA1, которые являются неспецифическими катионными каналами (37). Как только эти нервы были стимулированы IL-4, IL-13 или IL-31 через их специфических рецепторов, активация TRPV1 и / или TRPA1 вызывает приток кальция, который в конечном итоге вызывает высвобождение потенциалов действия через натриевые каналы NaV1.7, NaV1.8 или NaV1.9. TRPV1 и TRPA1 должны присутствовать для этих зудящих генов, чтобы вызвать зуд или сенсибилизацию чувствительных нервов к другим зудящим генам (37, 38).

    IL-4 и IL-13 также влияют на кожный барьер и нарушают его функцию, подавляя важные белки кожного барьера, такие как филаггрин, инволюкрин и лорикрин (1, 2, 39). Это подавление вызывает высвобождение протеолитических ферментов, стимулирующих PAR-2, и высвобождение аларминов (IL-25, IL-33, TSLP). Эта серия событий замыкает петлю прямой связи и разжигает атопическое воспаление, а также зуд. Также недавно было показано, что IL-4 и IL-13 индуцируют селективную экспрессию калликреина (KLK) -7 в нормальных эпидермальных кератиноцитах человека.Одно недавнее исследование также показало, что KLK-7 участвует в индукции зуда, независимо от воспаления при БА, через — неизвестный эпидермально-нервный механизм (40, 41). Однако эти цитокины также влияют на ключевые иммунологические клетки, такие как другие лимфоциты, тучные клетки, эозинофилы и базофилы, которые несут рецепторы IL-4 и / или IL-13. Запуская высвобождение предварительно сформированных и вновь продуцируемых медиаторов из этих клеток (например, гистамина, триптазы, эндотелина-1, эотаксина, IL-31), IL-4 и IL-13 дополнительно способствуют стимуляции сенсорных нервов и индукции зуд в AD (42).

    IL-31, так называемый «зуд-цитокин», играет важную роль в этом отношении, поскольку он в основном высвобождается клетками Th3 и может напрямую стимулировать специфические рецепторы IL-31 (IL-31R) на сенсорных нервах, вызывая зуд (35). Кроме того, стимуляция IL-31R, который состоит из альфа-цепи рецептора IL-31 (IL-31Ra) и бета-цепи рецептора онкостатина M, также стимулирует прорастание и разветвление этих сенсорных нервов, повышая их чувствительность к IL- 31 и другие зудящие агенты (43).Как непосредственно вызывая зуд, так и повышая чувствительность нервов к дальнейшим зудящим раздражителям, IL-31 играет важную роль в зуде при БА. Этот процесс нейронной сенсибилизации IL-31 может в значительной степени способствовать развитию хронического зуда. В частности, он может играть решающую роль в так называемом «цикле зуд-царапина», феномене, который сильно способствует развитию хронической узловатой почесухи с сильным зудом, то есть узловатой почесухи. Интересно, что высокие уровни IL-31 были обнаружены в этих зудящих поражениях кожи (44).Хроническая почесуха часто связана с атопическим диатезом или анамнезом предшествующей болезни Альцгеймера, а иногда ее можно обнаружить в сочетании с атопической экземой у пациентов с АД с тяжелым хроническим зудом (45).

    Янус-киназа / преобразователь сигналов и активатор транскрипции

    Некоторые из вышеупомянутых медиаторов либо непосредственно стимулируют зуд, либо повышают чувствительность сенсорных нервов к другим зудящим раздражителям. Как только эти медиаторы связываются со своими специфическими рецепторами, они передают свои сигналы через Янус-киназу (JAK) / сигнальный преобразователь и активатор транскрипционного пути (STAT).

    Семейство JAK состоит из четырех членов: JAK1, JAK2, JAK3 и TYK2 (46). Цитокины, которые важны для зуда при AD (например, IL-31, IL-4, IL-13 и TSLP), передают свои сигналы через JAK-1 и JAK-2 в клетки. Делеция или ингибирование JAK-1/2 на животных моделях значительно снижает передачу сигналов зуда, индуцированную этими медиаторами (35). Было показано, что у людей JAK играют решающую роль в возникновении зуда, когда тофацитиниб, пероральный ингибитор JAK 1/3, значительно снижает зуд у пожилых пациентов, страдающих хроническим зудом неизвестного происхождения (35).IL-31, IL-4, IL-13, TSLP и IL-5, а также другие цитокины влияют на воспаление и зуд при AD. Возможность подавлять JAK-1 и JAK-2 с помощью селективных ингибиторов JAK открывает новые возможности лечения, указывая на то, что возможно одновременное блокирование нескольких важных медиаторов зуда. Этот путь должен позволить нам более эффективно лечить хронический зуд при БА и других хронических зудящих заболеваниях (47).

    Опиоидная система

    Центральная и периферическая опиоидная система вовлечена в хронический зуд.Системы μ-опиоидов (β-эндорфин / μ-опиоидный рецептор) и k-опиоидов (динорфин A / k-опиоидный рецептор) участвуют в модуляции зуда (48). Стимуляция μ-опиоидных рецепторов (MOR) (например, морфином для лечения боли) вызывает зуд, в то время как ингибирование MOR с помощью налоксона или налтрексона или стимуляция k-опиоидных рецепторов (KOR) с помощью определенных агонистов может уменьшить зуд (49). Исследователи выявили относительный дисбаланс между системой KOR и MOR с подавлением KOR в эпидермисе пациентов с БА.Фотохимиотерапия (PUVA) может быть использована для восстановления баланса девиантных систем KOR / MOR путем подавления MOR (его лиганд ß-эндорфин оставался неизменным) и повышения уровня сниженного динорфина до нормального (KOR оставался неизменным), что привело к уменьшению зуда у пациентов с AD (48 ). Одно исследование показало значительное снижение KOR у пациентов с терминальной стадией почечной недостаточности (ESDR) на гемодиализе, которые страдали хроническим зудом, по сравнению с пациентами без хронического зуда, в то время как экспрессия KOR значимо и отрицательно коррелировала с интенсивностью зуда (50 ).Агонист KOR динорфин может использоваться для модуляции восприятия зуда, например, путем взаимодействия с KOR на интернейронах в спинном мозге (51). Лечение пациентов с ХПН, страдающих хроническим зудом, с помощью агониста KOR налфурафина оказало значительное противозудное действие (52). Местное применение налфурафина также имело противозудный эффект на мышиной модели БА (53). Фототерапия может использоваться для уменьшения зуда как у пациентов с EDSR, так и у пациентов с AD, а также может иметь противозудный эффект, по крайней мере частично, потому что она влияет на периферическую опиоидную систему в коже; е.g., в результате высвобождение динорфина может в конечном итоге воздействовать на периферические участки, а также на центральный KOR (54).

    Системное лечение

    В последние годы ученые накопили значительный объем знаний о патофизиологии и ключевых медиаторах воспаления и зуда при БА (2). Несмотря на то, что несколько агентов были недавно разработаны для лечения БА, результаты, полученные in vitro, и исследования на животных, все еще нуждаются в переносе из лаборатории в больницу. В следующих подразделах представлены описания новых методов лечения.Будущие исследования предоставят еще дополнительную информацию о том, действительно ли эти агенты могут использоваться для лечения экземы и хронического зуда в реальных условиях повседневной клинической практики.

    Блокада ИЛ-4 / ИЛ-13

    Когда в 2017 году была получена лицензия на дупилумаб, первый биологический агент, который был разработан специально для нацеливания на альфа-цепь рецептора IL-4 (IL-4Ra), мы вступили в новую эру в лечении БА. Дупилумаб подавляет взаимодействия между IL-4 и IL-13 и их рецепторами, которые имеют одну и ту же субъединицу IL-4Ra (55).

    Два исследования монотерапии (SOLO 1 и SOLO 2) четко показали, что дупилумаб улучшает атопические экзематозные поражения кожи. Агент значительно достиг основной конечной точки, снижая общую оценку исследователя (IGA) до чистой или почти чистой и значительно снижая индекс площади и тяжести экземы (EASI) по сравнению с плацебо. Дупилумаб также значительно снизил еженедельное среднее значение суточного пикового зуда по числовой рейтинговой шкале (NRS) с 0 (= нет зуда) до 10 (= худший зуд, который можно вообразить) примерно на 50% по сравнению с примерно 20% в контрольной группе (56).Значительный противозудный эффект дупилумаба по сравнению с контролем был подтвержден в последующих исследованиях (55), а результаты post-hoc анализа данных из четырех рандомизированных контролируемых исследований показали, что дупилумаб может значительно уменьшить зуд на 0%. уже на 2-й день лечения у взрослых и на 5-й день лечения у подростков. Таким образом, средство показало не только хорошее, но и быстрое уменьшение зуда при БА (57). Аналогичные эффекты при экземе и зуде недавно были показаны при лечении дупилумабом у детей в возрасте 6–11 лет (55, 58).

    Кроме того, дупилумаб может значительно уменьшить зуд при трудно поддающихся лечению заболеваниях с сильным зудом, таких как хроническая почесуха и буллезный пемфигоид. Это открытие указывает на то, что IL-4 и IL-13 играют важную роль в хроническом зуде и что блокирование этих цитокинов может помочь облегчить зуд при заболеваниях, отличных от AD (59). Однако с помощью дупилумаба еще не удалось определить относительный вклад IL-4 или IL-13 в эти эффекты. Фактически, другие исследователи предположили, что ИЛ-13 является первичным медиатором БА в периферических тканях, а некоторые предположили, что дупилумаб блокирует ИЛ-13 как основной механизм действия при БА (60).

    Тралокинумаб и лебрикизумаб, два биопрепарата, которые специально нацелены на IL-13, были недавно разработаны, что позволило исследователям оценить важность IL-13 при экземе и зуде при AD. Хотя прямых сравнений с дупилумабом не проводилось, и тралокинумаб, и лебрикизумаб значительно уменьшают экзему и зуд при БА. В трех исследованиях фазы 3 тралокинумаб в виде монотерапии или в комбинации с TCS значительно улучшил состояние при экземе. Тралокинумаб также уменьшал зуд на ≥ 4 балла по NRS у значительно более высокой доли пациентов, чем в контрольной группе, независимо от их сопутствующего лечения TCS (45.4 против 34,1% в ECZTRA3) или без TCS (20,0 против 10,3% в ECZTRA1 и 25,0 против 9,5% в ECZTRA2) (61, 62).

    Аналогичным образом, лебрикизумаб также значительно снизил количество баллов при экземе в исследовании фазы 2b. Лебрикизумаб вводили подкожно в дозе 125 или 250 мг каждые 4 недели (при двойной нагрузочной дозе) или в дозе 250 мг каждые 2 недели (без двойной ударной дозы). Это лечение позволило значительно большему количеству пациентов достичь клинически значимого снижения пикового зуда на ≥4 балла NRS по сравнению с контрольной группой (т.е., 41,8, 47,4 и 70,0% по сравнению с плацебо с 27,3%). Примечательно, что значительная разница в уменьшении зуда наблюдалась уже на 2-й день в группе, получавшей высокие дозы (63).

    Поскольку дизайны исследований различались, мы не можем напрямую сравнивать эффекты тралокинумаба и лебрикизумаба на зуд друг с другом или с эффектами дупилумаба. Однако эти исследования ясно показывают, что блокирование ИЛ-13 может значительно уменьшить зуд при БА. Могут ли эффекты блокады IL-13 быть усилены путем блокирования IL-4, еще предстоит определить в будущих непосредственных испытаниях с дупилумабом, хотя маловероятно, что эти прямые сравнения будут выполнены очень скоро.

    Ил-31 Блокада

    Антагонист IL-31Ra немолизумаб оказывал очень значимое противозудное действие у пациентов с умеренной и тяжелой формой БА (64). Это исследование было примечательным, потому что «пиковый зуд» по числовой рейтинговой шкале (PP-NRS) был выбран в качестве основного параметра исхода. Таким образом, это поставило под сомнение идею о том, что IL-31 был «первичным медиатором зуда» при AD. В этом исследовании немолизумаб применялся подкожно в дозах 0,1, 0,5 или 2,0 мг / кг на исходном уровне и каждые 4 недели; значительное сокращение 43.У 7, 59,8 и 63,1% соответственно по сравнению с 20,9% в группе плацебо наблюдался пиковый зуд в течение 12-недельного испытательного периода (64). Два других плацебо-контролируемых исследования фазы 2 с использованием фиксированных схем подтвердили превосходный противозудный эффект немолизумаба (65, 66). В открытом долгосрочном расширенном исследовании предыдущего 12-недельного исследования пациенты дополнительно получали 0,5 мг / кг немолизумаба каждые 4 недели; зуд может быть уменьшен на 89,6% к 64-й неделе (67). Улучшение экземы прогрессировало медленнее, чем уменьшение зуда.Таким образом, в этом долгосрочном расширенном исследовании EASI снизился на 47,8% через 12 недель, но также может быть улучшен на 75,8% через 64 ​​недели (контрольная группа для сравнения отсутствует) (67).

    Значительный противозудный эффект немолизумаба был недавно продемонстрирован у пациентов с узловатой хронической почесухой (т. Е. Узловатой почесухой (PN)) (68). ПП — устойчивое к лечению отдельное заболевание, характеризующееся тяжелым хроническим зудом, хроническим расчесыванием и узловатыми зудящими кожными поражениями (45).Через четыре недели после одной подкожной инъекции немолизумаба (0,5 мг / кг) зуд уменьшился на 4,5 балла по шкале NRS по сравнению с исходным уровнем (то есть на 53,0%) по сравнению с 1,7 балла (т.е. 20,2%) у пациентов с пруриго, получавших плацебо. Через 12 недель (то есть через 4 недели после получения последней из 3-х месячных подкожных инъекций) зуд даже уменьшился на 61,9% по сравнению с 25,7% в контрольной группе. Кроме того, степень заживления узловых кожных поражений была значительно лучше, чем в контроле (68).В настоящее время продолжаются фаза 3 и долгосрочные расширенные исследования немолизумаба при БА и ПП; Результаты этих исследований должны улучшить наши знания о возможностях лечения этих заболеваний (для AD, ClinicalTrials.gov Идентификатор: NCT03985943, NCT03989349 и NCT03989206; и для PN, NCT04501666, NCT04501679, NCT04204616).

    Эти данные показывают, что, во-первых, зуд при БА и хронической почесухе может быть значительно уменьшен за счет целенаправленного воздействия на IL-31, разрыва «цикла зуд-царапина» и, в конечном итоге, возможности заживления узловатой почесухи и уменьшения экземы при БА (64, 68).Во-вторых, блокирование IL-31 с помощью немолизумаба, по-видимому, более эффективно снижает атопический зуд, чем экзема (65), в то время как блокирование IL-4 / IL-13, по-видимому, оказывает более сильное ингибирующее действие на экзему, чем на зуд (56). Чтобы четко понять истинные относительные эффекты различных лекарств при конкретных заболеваниях, их необходимо сравнить в прямых исследованиях. Однако традиционно считалось, что кожный зуд и экзема при БА тесно связаны друг с другом, и БА часто описывали как «зуд с высыпанием» (69).По мере появления новых методов лечения и агентов, которые блокируют определенные медиаторы, регулирование зуда и экземы при БА может оказаться более дифференцированным, чем считалось ранее. Эти знания могут помочь нам в дальнейшей настройке лечения БА для удовлетворения основных потребностей наших пациентов в будущем.

    Ингибиторы JAK

    Результаты Oetjen et al. (35) подчеркнули важность медиаторов ИЛ-4, ИЛ-13 и ИЛ-31 для индукции и поддержания зуда при БА. В их экспериментах ингибирование пути JAK / STAT, который опосредует внутриклеточную передачу сигналов этих цитокинов, значительно уменьшило атопический зуд у мышей.Ингибирование JAK-1 особенно сильно влияет на зуд. В своем исследовании Oetjen et al. (35) также показали, что пероральный ингибитор JAK1 / 3 тофацитиниб может успешно уменьшить зуд у пациентов с хроническим зудом неизвестного происхождения.

    Барицитиниб — первый пероральный ингибитор JAK, недавно одобренный Европейским агентством по лекарственным средствам (EMA) для лечения пациентов с умеренной и тяжелой формой БА. Этот агент выборочно блокирует JAK-1 и JAK-2. В двух исследованиях монотерапии фазы 3 (70) и одном исследовании комбинации фазы 3 с местным ТКС (71) барицитиниб значительно уменьшил зуд у испытуемых пациентов по сравнению с контролем (которые получали только плацебо или только ТКС) на протяжении всего периода наблюдения в 16 недель.Монотерапия барицитинибом (4 мг) снизила зуд на 36,6 и 46,9% (против 12 и 16,6% в контрольной группе) в группах BREEZE-AD1 и BREEZE-AD2 соответственно к 16 неделе (70). В BREEZE-AD7, в котором было разрешено дополнительное использование TCS, барицитиниб (4 мг) уменьшал зуд на ≥4 балла NRS у 52 и 44% пациентов (против 11 и 20% в группе плацебо) через 4 недели и 16 недель соответственно (71). Быстрое начало уменьшения зуда после приема барицитиниба было признано замечательной особенностью этого препарата, причем это начало происходило уже через 2 дня после начала лечения (71).Параметры первичного результата в этих исследованиях (т. Е. Снижение IGA и EASI) также были в значительной степени соблюдены. Барицитиниб (4 мг) не только уменьшил зуд, но также значительно уменьшил нарушения сна и улучшил качество жизни, оба из которых являются важными ориентированными на пациента показателями результата, которые улучшают общее качество жизни пациентов с БА. В качестве последнего бонуса барицитиниб также значительно уменьшил кожную боль (70, 71).

    Другие ингибиторы JAK в настоящее время находятся на стадии разработки для лечения БА.Наиболее продвинутыми в их программах развития являются упадацитиниб и аброцитиниб, оба из которых считаются селективными ингибиторами JAK-1. В недавнем исследовании фазы 2b упадацитиниб значительно и быстро уменьшал зуд у пациентов с БА от умеренной до тяжелой, с максимальным уменьшением зуда на 70% при максимальной дозе (т.е. 30 мг) по сравнению с 10% снижением в группе плацебо. В этом исследовании частота экземы также была значительно уменьшена (72). Данные испытаний фазы 3 будут опубликованы в ближайшее время. Аналогичным образом, в недавнем исследовании фазы 3 аброцитиниб значительно уменьшал зуд у пациентов с БА средней и тяжелой степени в возрасте ≥12 лет.В самой высокой дозе аброцитиниб (200 мг) приводил к снижению зуда на ≥4 пункта у 57% пациентов (против 15% в группе плацебо) в течение 12 недель; он также значительно улучшил атопические экзематозные поражения кожи. Аброцитиниб (200 мг) уже значительно уменьшил зуд к первому дню после начала лечения (73, 74). Будет интересно увидеть еще не опубликованные результаты недавнего исследования, в котором напрямую сравнивают аброцитиниб и дупилумаб.

    Один выдающийся феномен, наблюдаемый во всех этих исследованиях с ингибиторами JAK-1 или JAK-1/2, — это скорость начала уменьшения зуда, которое пациенты испытали уже в первые дни лечения.Такое быстрое уменьшение зуда, вероятно, связано с ингибированием некоторых медиаторов зуда (например, IL-4, IL-13, IL-31 и TSLP) путем ингибирования их передачи внутриклеточного сигнала. Вместе с быстрым улучшением качества сна и общего качества жизни у пациентов возрастает мотивация продолжать пероральное лечение ингибиторами JAK. Это важное соображение, поскольку сами по себе ежедневных пероральных процедур требуют более низкой приверженности лечению по сравнению с подкожными инъекциями биопрепаратов каждые 2–4 недели.

    Другие системные методы лечения

    Alarmins

    Хотя считается, что алармины (например, TSLP и IL-33) влияют на патофизиологию AD, клиническое испытание фазы 2, в котором TSLP блокировали специфическим антителом тезепелумабом, не привело к убедительным улучшениям при экземе или зуде (75). Кроме того, испытания фазы 2 с моноклональными антителами против ИЛ-33 были преждевременно прекращены из-за их недостаточного воздействия на БА. Однако просто потому, что не наблюдалось значительных эффектов при блокировании этих сигналов тревоги, это не обязательно означает, что они не играют роли в зуде при БА.Дизайн исследования (т. Е. Комбинированное лечение с помощью TCS, характеристики пациентов и стадии заболевания (острая или хроническая БА)) может существенно повлиять на результаты исследования. Поскольку TSLP и IL-33 являются медиаторами на ранних этапах AD, блокирование этих медиаторов может быть более важным на ранних стадиях или обострениях заболевания, чем у пациентов с хроническим AD, которые включены в большинство исследований AD. Недавнее открытие Ванга и др. также поддерживает дифференциальный взгляд на обострения зуда по сравнению с хроническим зудом у пациентов с БА.В то время как предыдущие испытания AD с использованием терапии анти-IgE дали смешанные результаты при AD, авторы показали, что воздействие аллергена способно вызывать острые вспышки зуда через стимуляцию базофилов, которые несут аллерген-специфический IgE, в конечном итоге высвобождая лейкотриен (LT ) C4, который затем активирует специфические рецепторы CysLTR2 на чувствительных нервах и вызывает зуд (76).

    Антагонисты / агонисты опиоидных рецепторов

    С новыми методами лечения БА и их многообещающим противозудным действием, нужно ли нам больше? Фактически, значительное снижение зуда на 40–70% или снижение NRS на ≥4 балла примерно у 50% пациентов уже удовлетворит многих пациентов.Тем не менее, многие пациенты с БА могут по-прежнему страдать от зуда, и для этих пациентов может потребоваться дополнительное противозудное «дополнительное лечение».

    Этой цели можно достичь, воздействуя на центральную и периферическую опиоидную систему, участвующую в хроническом зуде БА и терминальной стадии почечной недостаточности (ТПН) (48). Зуд у пациентов с БА был успешно уменьшен с помощью антагонистов MOR налоксона или налтрексона, но использование этих агентов связано с нежелательными побочными эффектами, такими как головокружение, сонливость или рвота, что препятствует их более широкому применению (49).

    Недавно разработанные агонисты KOR, такие как налфурафин, или комбинированный антагонист MOR / агонист KOR налбуфин, недавно показали умеренную, но значительную эффективность в уменьшении зуда у пациентов с ESRD. По-видимому, они связаны с более низким риском нежелательных явлений со стороны центральной нервной системы (77). В настоящее время налфурафин лицензирован только для лечения уремического и холестатического зуда в Японии. Пероральный препарат налбуфина с пролонгированным высвобождением в настоящее время исследуется на предмет его противозудного действия в PN (ClinicalTrials.gov Идентификатор: NCT03497975). Дифеликефалин (ранее CR845), периферический агонист KOR, который вводится внутривенно в дозе 0,5 мкг на кг трижды в неделю в течение 12 недель, продемонстрировал значительные противозудные эффекты у пациентов с ТПН, находящихся на гемодиализе, без проявления дисфории или галлюцинаций в качестве побочных эффектов (78). Пероральный дифеликефалин в дозах 0,25, 0,5 или 1,0 мг два раза в неделю в настоящее время исследуется на предмет его влияния на зуд при умеренной и тяжелой БА (идентификатор ClincialTrial.gov NCT04018027).

    После того, как эти препараты будут одобрены для лечения хронического зуда при БА или хронической почесухи, будет очень интересно посмотреть, можно ли использовать эти препараты для дальнейшего уменьшения зуда у пациентов, которым давали биопрепараты или ингибиторы JAK, но которые еще не избавился от кожного зуда.

    Противозудные / противовоспалительные средства местного действия

    Системные методы лечения БА от умеренной до тяжелой, по всей видимости, получили заметное развитие в последние годы. Однако у большинства пациентов с БА нет тяжелой формы заболевания, а у многих с легкой и средней формами заболевания наблюдается только ограниченная экзема, но при этом сохраняется сильный зуд.Кроме того, многие пациенты по разным причинам не хотят получать системное лечение, независимо от тяжести их заболевания. Таким образом, в будущем местные агенты по-прежнему будут играть роль в противовоспалительном и противозудном лечении AD.

    До недавнего времени TCS и TCI были единственными «специфическими» местными препаратами для лечения AD. Кризаборол, ингибитор фосфодиэстеразы 4 (PDE4), был лицензирован для местного лечения AD в 2016 году. Ингибирование PDE4 увеличивает цАМФ в клетках-мишенях и снижает воспалительные медиаторы, в конечном итоге уменьшая экзему и зуд, связанные с поражениями AD.В клинических испытаниях фазы 3 кризаборол уже значительно уменьшал зуд в течение первых 8 дней лечения, и это снижение оставалось значительным в течение 4-недельного периода исследования. Кроме того, наблюдалось значительное уменьшение атопических поражений кожи (79, 80). Хотя разница между кризаборолом и плацебо в уменьшении зуда не была значительной, кризаборол был связан только с незначительными побочными эффектами (например, жжением или покалыванием) и не вызывал атрофии кожи.

    Другие новые препараты для лечения БА проходят клинические испытания или уже лицензированы.Местные ингибиторы JAK являются особенно многообещающими кандидатами в качестве противовоспалительных и противозудных средств местного лечения воспалительных заболеваний кожи, таких как БА и псориаз. Недавние исследования топических составов тофацитиниба (ингибитор JAK1 / 3), руксолитиниба (ингибитор JAK1 / 2) и дельгоцитиниба (ингибитор пан-JAK, который блокирует всех членов семейства JAK) показали многообещающие результаты в уменьшении как экземы, так и особенно зуд при поражениях AD (81). Дельгоцитиниб недавно был одобрен для местного лечения БА в Японии (82).Местные ингибиторы JAK выгодны для пациентов с БА с ограниченными зудящими поражениями БА, поскольку они могут использоваться для эффективного контроля зуда и заболевания у пациентов с БА от легкой до умеренной степени, но также позволяют избежать возможных побочных эффектов, связанных с применением системных ингибиторов JAK ( 81).

    Другой интересный недавно разработанный агент — тапинароф, селективный агонист арилуглеводородного рецептора (AhR), также известного как рецептор диоксина. Стимуляция AhR приводит к снижению экспрессии провоспалительных цитокинов, усилению барьерной функции кожи и снижению окислительного стресса (83).Лечебная каменноугольная смола и соевый деготь Glyteer, которые использовались в качестве противовоспалительных средств для лечения БА и псориаза, также активируют этот рецептор (84). В недавнем исследовании фазы 2b тапинароф 1% крем значительно уменьшал зуд у подростков и взрослых пациентов с БА и уменьшал экзему (85). Значительно больше пациентов испытали снижение NRS на ≥3 балла на 4-й и 12-й неделях после начала лечения, и было показано четкое различие между группами тапинарофа и носителя, начиная со 2-й недели.У взрослых пациентов с псориазом крем тапинароф также улучшил псориазные поражения и значительно уменьшил зуд (86).

    Заключение

    Хронический кожный зуд — самый обременительный симптом, с которым сталкиваются пациенты с БА всех степеней тяжести. Зуд является основной причиной значительного ухудшения качества жизни пострадавших пациентов, влияя на их самочувствие разными способами. Хронический зуд, связанный с заболеванием, может нарушать сон пациентов и снижать их работоспособность в личной и профессиональной жизни.Это может даже иметь серьезные негативные психологические последствия, такие как повышенная тревожность и депрессия. Высокие наличные расходы и медицинские расходы, связанные с лечением кожного зуда и экземы, ложатся дополнительным экономическим бременем на пациентов с БА и сообщества. Появление новых и эффективных методов лечения AD обещает значительные улучшения в вариантах лечения пациентов с AD в ближайшем будущем. Каждый новый местный или системный агент с доказанным противоэкземным и противозудным действием поможет нам улучшить наше понимание патофизиологии БА.Улучшенное понимание и дальнейшие исследования противоэкземных и противозудных эффектов лечения БА также позволят нам адаптировать нашу терапию для удовлетворения потребностей наших пациентов с БА в настоящем и будущем.

    Авторские взносы

    Автор подтверждает, что является единственным соавтором данной работы, и одобрил ее к публикации.

    Конфликт интересов

    FJ Legat сообщает о получении: гонораров за поддержку командировок от AbbVie, Bayer, Celgene, Galderma, Jansen-Cilag, Leo Pharma, Eli Lilly, Novartis, Pelpharma и Pfizer; Стоимость лекций от AbbVie, Almirall, Bayer Healthcare, Celgene, Eli Lilly; Консультативный совет или гонорары консультантов от Almirall, Celgene, Eli Lilly, Menlo Therapeutics, Novartis, Pfizer, Trevi Therapeutics, Vifors Pharma.

    Список литературы

    1. Вейдингер С., Бек Л.А., Бибер Т., Кабашима К., Ирвин А.Д. Атопический дерматит. Nat Rev Dis Primers. (2018) 4: 1. DOI: 10.1038 / s41572-018-0001-z

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    2. Ланган С.М., Ирвин А.Д., Вейдингер С. Атопический дерматит. Ланцет. (2020) 396: 345-360. Ошибка в: Lancet. (2020) 396: 758. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (20) 31286-1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    3.Barbarot S, Auziere S, Gadkari A, Girolomoni G, Puig L, Simpson EL, et al. Эпидемиология атопического дерматита у взрослых: результаты международного исследования. Аллергия. (2018) 73: 1284–93. DOI: 10.1111 / all.13401

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    5. Ханифин Ю.М., Райка Г. Диагностические особенности атопического дерматита. Acta Derm Venereol. (1980) 92: 44–7.

    Google Scholar

    6. Молланазар Н.К., Смит П.К., Йосипович Г.Медиаторы хронического зуда при атопическом дерматите: как избавиться от зуда? Clin Rev Allergy Immunol. (2016) 51: 263–92. DOI: 10.1007 / s12016-015-8488-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    7. Сильверберг Дж. И., Гельфанд Дж. М., Марголис Д. Д., Богуневич М., Фонасье Л., Грейсон М. Х. и др. Бремя пациентов и качество жизни при атопическом дерматите у взрослых в США: популяционное поперечное исследование. Ann Allergy Asthma Immunol. (2018) 121: 340–7.DOI: 10.1016 / j.anai.2018.07.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    8. Симпсон Е.Л., Бибер Т., Экерт Л., Ву Р., Арделеану М., Грэм Н.М. и др. Бремя пациентов с умеренным и тяжелым атопическим дерматитом (АД): выводы из клинических испытаний фазы 2b дупилумаба у взрослых. J Am Acad Dermatol. (2016) 74: 491–8. DOI: 10.1016 / j.jaad.2015.10.043

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    9. Стендер С., Симпсон Э.Л., Гутман-Ясский Э., Тиссен Дж. П., Кабашима К., Болл С. Г. и др.Клиническая значимость кожной боли при атопическом дерматите. J Drugs Dermatol. (2020) 19: 921–6. DOI: 10.36849 / JDD.2020.5498

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    10. Волленберг А., Барбарот С., Бибер Т., Кристен-Заех С., Делёран М., Финк-Вагнер А. и др. Основанные на консенсусе европейские рекомендации по лечению атопической экземы (атопического дерматита) у взрослых и детей: часть I. J Eur Acad Dermatol Venereol. (2018) 32: 657–82. Ошибка в: J Eur Acad Dermatol Venereol .(2019) 33: 1436. DOI: 10.1111 / jdv.14891

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    11. Волленберг А., Барбарот С., Бибер Т., Кристен-Заех С., Делеуран М., Финк-Вагнер А. и др. Основанные на консенсусе европейские рекомендации по лечению атопической экземы (атопического дерматита) у взрослых и детей: часть II. J Eur Acad Dermatol Venereol. (2018) 32: 850–78. DOI: 10.1111 / jdv.14888

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    15.Чой Дж. Э., Ди Нардо А. Нейрогенное воспаление кожи. Semin Immunopathol. (2018) 40: 249–59. DOI: 10.1007 / s00281-018-0675-z

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    16. Йосипович Г., Бернхард Дж. Д. Клиническая практика. Хронический кожный зуд. N Engl J Med. (2013) 368: 1625–34. DOI: 10.1056 / NEJMcp1208814

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    17. Томинага М., Огава Х., Такамори К. Снижение продукции семафорина 3А в пораженной коже атопического дерматита. Br J Dermatol. (2008) 158: 842–4. DOI: 10.1111 / j.1365-2133.2007.08410.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    18. Гусева Д., Рюдрих Ю., Котник Н., Геринг М., Пацинакидис Н., Агелопулос К. и др. Нейрональное ветвление сенсорных нейронов связано с BDNF-положительными эозинофилами при атопическом дерматите. Clin Exp Allergy. (2020) 50: 577–84. DOI: 10.1111 / cea.13560

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    19.Данфорд П.Дж., Уильямс К.Н., Десаи П.Дж., Карлссон Л., Маккуин Д., Турмонд Р.Л. Антагонисты гистаминовых рецепторов h5 превосходят традиционные антигистаминные препараты в ослаблении экспериментального зуда. J Allergy Clin Immunol. (2007) 119: 176–83. DOI: 10.1016 / j.jaci.2006.08.034

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    20. Верфель Т., Лейтон Дж., Йедон М., Уитлок Л., Остерло И., Хименес П. и др. Эффективность и безопасность антагониста рецептора гистамина H 4 ZPL-3893787 у пациентов с атопическим дерматитом. J Allergy Clin Immunol. (2019) 143: 1830–7.e4. DOI: 10.1016 / j.jaci.2018.07.047

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    22. Gieseler F, Ungefroren H, Settmacher U, Hollenberg MD, Kaufmann R. Рецепторы, активируемые протеиназой (PAR) — основное внимание уделяется взаимодействиям рецептор-рецептор и их физиологическому и патофизиологическому воздействию. Сигнал Cell Commun. (2013) 11:86. DOI: 10.1186 / 1478-811X-11-86

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    23.Steinhoff M, Neisius U, Ikoma A, Fartasch M, Heyer G, Skov PS и др. Рецептор-2, активируемый протеиназой, опосредует зуд: новый путь зуда в коже человека. J Neurosci. (2003) 23: 6176–80. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.23-15-06176.2003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    24. Буль Т., Икома А., Кемпкес С., Чевикбас Ф., Сулк М., Будденкотте Дж. И др. Рецептор-2, активируемый протеазой, регулирует нейроэпидермальную коммуникацию при атопическом дерматите. Front Immunol. (2020) 11: 1740. DOI: 10.3389 / fimmu.2020.01740

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    25. Брио А., Дерасон С., Лакруа М., Боннар С., Робин А., Бессон С. и др. Калликреин 5 вызывает атопические дерматитоподобные поражения посредством PAR2-опосредованной экспрессии стромального лимфопоэтина тимуса при синдроме Нетертона. J Exp Med. (2009) 206: 1135–47. DOI: 10.1084 / jem.20082242

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    26.Чжао Дж., Мунанаири А., Лю XY, Чжан Дж., Ху Л., Ху М. и др. par2 опосредует зуд через передачу сигналов trpv3 в кератиноцитах. J Invest Dermatol. (2020) 140: 1524–32. DOI: 10.1016 / j.jid.2020.01.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    27. Уилсон С. Р. Л Батиа Л. М. Битти К. Катиба Г. Е. Макклейн СП. Цитокин атопического дерматита TSLP, полученный из эпителиальных клеток, активирует нейроны, вызывая зуд. Cell. (2013) 155: 285–95. DOI: 10.1016 / j.cell.2013.08.057

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    28. Лю Б., Тай Й., Аханта С., Кельберер М. М., Касерес А. И., Шао Х и др. Передача сигналов IL-33 / ST2 возбуждает сенсорные нейроны и опосредует реакцию зуда на мышиной модели контактной аллергии на ядовитый плющ. Proc Natl Acad Sci U S. A. (2016) 113: E7572–9. DOI: 10.1073 / pnas.1606608113

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    29. Steinhoff M, Vergnolle N, Young SH, Tognetto M, Amadesi S, Ennes HS, et al.Агонисты рецептора 2, активируемого протеиназой, вызывают воспаление по нейрогенному механизму. Nat Med. (2000) 6: 151–8. DOI: 10.1038 / 72247

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    30. Азими Е., Редди В.Б., Перейра П.Д.С., Талбот С., Вульф С.Дж., Лернер Е.А. Вещество p активирует связанные с mas рецепторы, связанные с G-белком, чтобы вызвать зуд. J Allergy Clin Immunol. (2017) 140: 447–53.e3. DOI: 10.1016 / j.jaci.2016.12.980

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    31.Meixiong J, Anderson M, Limjunyawong N, Sabbagh MF, Hu E, Mack MR, et al. Активация экспрессируемых тучными клетками mas-связанных рецепторов, связанных с G-белком, вызывает негистаминергический зуд. Иммунитет. (2019) 50: 1163–71.e5. DOI: 10.1016 / j.immuni.2019.03.013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    32. Стендер С., Спеллман М.К., Квон П., Йосипович Г. Антагонист рецептора NK1 серлопитант для лечения хронического зуда. Заключение эксперта по исследованию наркотиков. (2019) 28: 659–66. DOI: 10.1080 / 13543784.2019.1638910

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    33. Welsh SE, Xiao C, Kaden AR, Brzezynski JL, Mohrman MA, Wang J, et al. Традипитант, антагонист рецепторов нейрокинина-1, оказывает смешанное действие на зуд при атопическом дерматите: результаты рандомизированного клинического исследования EPIONE. J Eur Acad Dermatol Venereol. (2020) 35: e338-40. DOI: 10.1101 / 2020.06.21.20136911

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    34.Антунес К., Торрес М.Дж., Лопес С., Родригес-Пена Р., Бланка М., Майорга С. и др. Пептид, связанный с геном кальцитонина, модулирует интерлейкин-13 в циркулирующих кожных лимфоцитах антиген-положительных Т-лимфоцитов у пациентов с атопическим дерматитом. Br J Dermatol. (2009) 161: 547–53. DOI: 10.1111 / j.1365-2133.2009.09318.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    35. Oetjen LK, Mack MR, Feng J, Whelan TM, Niu H, Guo CJ, et al. Сенсорные нейроны кооптируют классические иммунные сигнальные пути, чтобы опосредовать хронический зуд. Cell. (2017) 171: 217–28.e13. DOI: 10.1016 / j.cell.2017.08.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    36. Кэмпион М., Смит Л., Гато С., Мете С., Будденкотт Дж., Стейнхофф М. Интерлейкин-4 и интерлейкин-13 вызывают у мышей поведение царапания. Exp Dermatol. (2019) 28: 1501–4. DOI: 10.1111 / exd.14034

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    37. Cevikbas F, Wang X, Akiyama T., Kempkes C, Savinko T., Antal A, et al.Сенсорный нейрон-экспрессируемый рецептор IL-31 опосредует зависимый от Т-хелперных клеток зуд: вовлечение TRPV1 и TRPA1. J Allergy Clin Immunol. (2014) 133: 448–60. DOI: 10.1016 / j.jaci.2013.10.048

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    38. Cevikbas F, Lerner EA. Физиология и патофизиология зуда. Physiol Rev. (2020) 100: 945–82. DOI: 10.1152 / Physrev.00017.2019

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    39.Howell MD, Kim BE, Gao P, Grant AV, Boguniewicz M, Debenedetto A, et al. Цитокиновая модуляция кожного выражения атопического дерматита филаггрином. J Allergy Clin Immunol. (2007) 120: 150–5. DOI: 10.1016 / j.jaci.2007.04.031

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    40. Моризане С., Ямасаки К., Кадзита А., Икеда К., Жан М., Аояма Ю. и др. Цитокины Th3 увеличивают экспрессию и функцию калликреина 7 у пациентов с атопическим дерматитом. J Allergy Clin Immunol. (2012) 130: 259–61.e1. DOI: 10.1016 / j.jaci.2012.03.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    41. Guo CJ, Mack MR, Oetjen LK, Trier AM, Council ML, Pavel AB, et al. Калликреин 7 способствует появлению зуда, связанного с атопическим дерматитом, независимо от кожного воспаления. J Invest Dermatol. (2020) 140: 1244–52.e4. DOI: 10.1016 / j.jid.2019.10.022

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    42. Мойл М., Чевикбас Ф., Харден Дж. Л., Гутман-Ясский Э.Понимание иммунного ландшафта при атопическом дерматите: эпоха биопрепаратов и новых терапевтических подходов. Exp Dermatol. (2019) 28: 756–68. DOI: 10.1111 / exd.13911

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    43. Фельд М., Гарсия Р., Будденкотте Дж., Катаяма С., Льюис К., Мюрхед Дж. И др. Цитокин IL-31, связанный с зудом и Th3, способствует росту чувствительных нервов. J Allergy Clin Immunol. (2016) 138: 500–8.e24. DOI: 10.1016 / j.jaci.2016.02.020

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    44. Сонколи Э., Мюллер А., Лауэрма А.И., Пиварчи А., Сото Х., Кемени Л. и др. IL-31: новая связь между Т-клетками и зудом при атопическом воспалении кожи. J Allergy Clin Immunol. (2006) 117: 411–7. DOI: 10.1016 / j.jaci.2005.10.033

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    45. Pereira MP, Steinke S, Zeidler C., Forner C., Riepe C., Augustin M, et al. Европейская академия дерматологии и венерологии Европейский проект пруриго: консенсус экспертов по определению, классификации и терминологии хронической пруриго. J Eur Acad Dermatol Venereol. (2018) 32: 1059–65. DOI: 10.1111 / jdv.14570

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    48. Томинага М., Огава Х., Такамори К. Возможные роли эпидермальных опиоидных систем в зуде атопического дерматита. J Invest Dermatol. (2007) 127: 2228–35. DOI: 10.1038 / sj.jid.5700942

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    49. Phan NQ, Lotts T., Antal A, Bernhard JD, Ständer S.Системные агонисты каппа-опиоидных рецепторов в лечении хронического зуда: обзор литературы. Acta Derm Venereol. (2012) 92: 555–60. DOI: 10.2340 / 00015555-1353

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    50. Wieczorek A, Krajewski P, Kozioł-Gałczyńska M, Szepietowski JC. Экспрессия опиоидных рецепторов в коже гемодиализных больных, страдающих уремическим зудом. J Eur Acad Dermatol Venereol. (2020) 34: 2368–72. DOI: 10.1111 / jdv.16360

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    51. Кардон А.П., Полгар Э., Хачисука Дж., Снайдер Л.М., Камерон Д., Сэвидж С. и др. Динорфин действует как нейромодулятор, подавляя зуд в заднем роге спинного мозга. Neuron. (2014) 82: 573–86. DOI: 10.1016 / j.neuron.2014.02.046

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    53. Эллиотт Дж., Ванверш Р., Зёбердт М., Метце Д., Лоттс Т., Стендер С. и др.Налфурафин для местного применения проявляет противовоспалительное и противозудное действие на мышиной модели БА. J Dermatol Sci. (2016) 84: 351–54. DOI: 10.1016 / j.jdermsci.2016.09.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    56. Симпсон Э.Л., Бибер Т., Гутман-Ясски Э., Бек Л.А., Блаувельт А., Корк М.Дж. и др. Две фазы 3 испытания дупилумаба по сравнению с плацебо при атопическом дерматите. N Engl J Med. (2016) 375: 2335–48. DOI: 10.1056 / NEJMoa1610020

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    57.Сильверберг Дж. И., Йосипович Дж., Симпсон Э. Л., Ким Б. С., Ву Дж. Дж., Экерт Л. и др. Лечение дупилумабом приводит к раннему и стойкому уменьшению зуда у подростков и взрослых с умеренным и тяжелым атопическим дерматитом: анализ рандомизированных исследований фазы 3 SOLO 1 и SOLO 2, AD ADOL и CHRONOS. J Am Acad Dermatol. (2020) 82: 1328–36. DOI: 10.1016 / j.jaad.2020.02.060

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    58. Паллер А.С., Зигфрид Е.К., Тачи Д., Волленберг А., Корк М.Дж., Аркрайт П.Д. и др.Эффективность и безопасность дупилумаба с сопутствующими местными кортикостероидами у детей от 6 до 11 лет с тяжелым атопическим дерматитом: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование фазы 3. J Am Acad Dermatol. (2020) 83: 1282–93. Ошибка в: J Am Acad Dermatol . (2020). DOI: 10.1016 / j.jaad.2020.06.054

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    59. Хендрикс А.Дж., Йосипович Г., Ши В.Ю. Использование дупилумаба при дерматологических состояниях, помимо атопического дерматита — систематический обзор. J Dermatolog Treat. (2019) 12: 1–10. DOI: 10.1080 / 09546634.2019.1689227

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    61. Wollenberg A, Blauvelt A, Guttman-Yassky E, Worm M, Lynde C, Lacour JP, et al. Тралокинумаб при атопическом дерматите средней и тяжелой степени тяжести: результаты двух 52-недельных рандомизированных двойных слепых многоцентровых плацебо-контролируемых исследований III фазы (ECZTRA 1 и ECZTRA 2). Br J Dermatol. (2020) 184: 437–49. DOI: 10.1111 / bjd.19574

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    62. Сильверберг Д.И., Тот Д., Бибер Т., Алексис А.Ф., Элевски Б.Е., Пинк А.Е. и др. Тралокинумаб плюс местные кортикостероиды для лечения атопического дерматита средней и тяжелой степени тяжести: результаты двойного слепого рандомизированного многоцентрового плацебо-контролируемого исследования III фазы ECZTRA 3. Br J Dermatol. (2020) 184: 450–63. DOI: 10.1111 / bjd.19573

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    63.Гутман-Ясский Э., Блаувельт А., Эйхенфилд Л.Ф., Паллер А.С., Армстронг А.В., Дрю Дж. И др. Эффективность и безопасность лебрикизумаба, высокоаффинного ингибитора интерлейкина 13, у взрослых с умеренным и тяжелым атопическим дерматитом: рандомизированное клиническое исследование фазы 2b. JAMA Dermatol. (2020) 156: 411–20. DOI: 10.1001 / jamadermatol.2020.0079

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    64. Ruzicka T, Hanifin JM, Furue M, Pulka G, Mlynarczyk I., Wollenberg A, et al.Антитело против рецептора интерлейкина-31 при атопическом дерматите. N Engl J Med. (2017) 376: 826–35. DOI: 10.1056 / NEJMoa1606490

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    65. Сильверберг Дж. И., Пинтер А., Пулка Дж., Пулин Ю., Буазиз Дж. Д., Волленберг А. и др. Фаза 2В рандомизированного исследования немолизумаба у взрослых с атопическим дерматитом средней и тяжелой степени тяжести и тяжелым зудом. J Allergy Clin Immunol. (2020) 145: 173–82. DOI: 10.1016 / j.jaci.2019.08.013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    66. Кабашима К., Мацумура Т., Комазаки Х., Кавашима М., Исследовательская группа Немолизумаб-JP01. Испытание немолизумаба и местных средств при атопическом дерматите с зудом. N Engl J Med . (2020). 383: 141–50. DOI: 10.1056 / NEJMoa16

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    67. Kabashima K, Furue M, Hanifin JM, Pulka G, Wollenberg A, Galus R et al. Немолизумаб у пациентов с атопическим дерматитом средней и тяжелой степени тяжести: рандомизированное, фаза II, долгосрочное расширенное исследование. J Allergy Clin Immunol. (2018) 142: 1121–30.e7. DOI: 10.1016 / j.jaci.2018.03.018

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    68. Штендер С., Йосипович Г., Легат Ф. Дж., Лакур Дж. П., Пол С., Нарбут Дж. И др. Испытание немолизумаба при узловатой почесухе средней и тяжелой степени тяжести. N Engl J Med. (2020) 382: 706–16. DOI: 10.1056 / NEJMoa16

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    70. Симпсон Е.Л., Лакур Дж. П., Спелман Л., Галимберти Р., Эйхенфилд Л. Ф., Биссоннетт Р. и др.Барицитиниб у пациентов с атопическим дерматитом средней и тяжелой степени тяжести и неадекватным ответом на местные кортикостероиды: результаты двух рандомизированных исследований фазы III монотерапии. Br J Dermatol. (2020) 183: 242–55. DOI: 10.1111 / bjd.18898

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    71. Райх К., Кабашима К., Перис К., Сильверберг Дж. И., Эйхенфилд Л. Ф., Бибер Т. и др. Эффективность и безопасность барицитиниба в сочетании с местными кортикостероидами для лечения умеренного и тяжелого атопического дерматита: рандомизированное клиническое исследование. JAMA Dermatol. (2020) 156: 1333–43. DOI: 10.1001 / jamadermatol.2020.3260

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    72. Гутман-Ясский Э., Тачи Д., Панган А.Л., Хонг Х.С., Папп К.А., Райх К. и др. Упадацитиниб у взрослых с умеренным и тяжелым атопическим дерматитом: 16-недельные результаты рандомизированного плацебо-контролируемого исследования. J Allergy Clin Immunol. (2020) 145: 877–84. DOI: 10.1016 / j.jaci.2019.11.025

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    73.Симпсон Е.Л., Синклер Р., Форман С., Волленберг А., Ашофф Р., Корк М. и др. Эффективность и безопасность аброцитиниба у взрослых и подростков с атопическим дерматитом от умеренной до тяжелой степени (JADE MONO-1): многоцентровое двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование фазы 3. Ланцет. (2020) 396: 255–266. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (20) 30732-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    74. Сильверберг Дж. И., Симпсон Е. Л., Тиссен Дж. П., Гудерхэм М., Чан Г., Фини С. и др.Эффективность и безопасность аброцитиниба у пациентов с атопическим дерматитом средней и тяжелой степени тяжести: рандомизированное клиническое исследование. JAMA Dermatol. (2020) 156: 863–73. DOI: 10.1001 / jamadermatol.2020.1406

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    75. Симпсон Е.Л., Парнс Дж. Р., Ши Д., Крауч С., Рис В., Мо М. и др. Тезепелумаб, моноклональное антитело против тимуса к стромальному лимфопоэтину, в лечении умеренного и тяжелого атопического дерматита: рандомизированное клиническое испытание фазы 2а. J Am Acad Dermatol. (2019) 80: 1013–21. DOI: 10.1016 / j.jaad.2018.11.059

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    78. Фишбейн С., Джамал А., Мунера С., Вен В., Мензаги Ф., Следователи по делу КАЛМ-1. Испытание фазы 3 дифеликефалина у гемодиализных пациентов с зудом. N Engl J Med . (2020). 382: 222–32. DOI: 10.1056 / NEJMoa10

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    79. Паллер А.С., Том В.Л., Лебволь М.Г., Блюменталь Р.Л., Богуневич М., Колл Р.С. и др.Эффективность и безопасность мази кризаборола, нового нестероидного ингибитора фосфодиэстеразы 4 (PDE4) для местного лечения атопического дерматита (AD) у детей и взрослых. J Am Acad Dermatol. (2016) 75: 494–503.e6. Ошибка в: J Am Acad Dermatol . (2017). 76: 777. DOI: 10.1016 / j.jaad.2016.05.046

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    80. Йосипович Г., Голд Л.Ф., Лебволь М.Г., Сильверберг Д.И., Таллман А.М., Зейн LT. Раннее облегчение зуда при атопическом дерматите с помощью мази кризаборола, нестероидного ингибитора фосфодиэстеразы 4. Acta Derm Venereol. (2018) 98: 484–9. DOI: 10.2340 / 00015555-2893

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    83. Smith SH, Jayawickreme C, Rickard DJ, Nicodeme E, Bui T, Simmons C и др. Тапинароф является естественным агонистом AhR, который снимает воспаление кожи у мышей и людей. Дж Инвест Дерматол . (2017) 137: 2110–9. DOI: 10.1016 / j.jid.2017.05.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    85.Пепперс Дж., Паллер А.С., Маеда-Чубачи Т., Ву С., Роббинс К., Галлахер К. и др. Фаза 2, рандомизированное исследование по подбору доз тапинарофа (крем GSK2894512) для лечения атопического дерматита. J Am Acad Dermatol. (2019) 80: 89–98.e3.doi: 10.1016 / j.jaad.2018.06.047

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    86.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *