Аутоиммунный цирроз печени: Аутоиммунный гепатит: лечение заболевания | Клиника Рассвет

Содержание

Скрининг аутоиммунного поражения печени

Скрининговый анализ для диагностики аутоиммунных заболеваний печени: аутоиммунного гепатита, первичного билиарного цирроза, а также для дифференциальной диагностики с другими аутоиммунными заболеваниями.

Синонимы русские

Аутоиммунные заболевания печени.

Синонимы английские

Autoimmune liver diseases.

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Венозную кровь.

Как правильно подготовиться к исследованию?

  • Не курить в течение 30 минут до исследования.

Общая информация об исследовании

При аутоиммунных заболеваниях печени выявляются аутоантитела, направленные к различным компонентам клеток и тканей. К аутоантителам, играющим важную роль в установке, дифференциальной диагностике и прогнозе аутоиммунных заболеваний печени, относятся антинуклеарный фактор, антитела к гладким мышцам, антитела к митохондриям, антитела к микросомальной фракции печени и почек.

Антитела к гладким мышцам (АГМА) направлены к компонентам цитоскелета гладких мышц, главным образом к F-актину (фибриллярному актину), и являются серологическим маркером аутоиммунного гепатита. Аутоиммунный гепатит (АИГ) – это хроническое заболевание печени неизвестной этиологии, характеризующееся прогрессирующим течением, преимущественно перипортальным воспалением печени, а также гипергаммаглобулинемией и появлением аутоантител. АГМА встречаются у 70-80 % больных с данным заболеванием, но наиболее характерны для аутоиммунного гепатита 1-го типа (90-100 %). Они могут быть обнаружены примерно в 5 % случаев у здоровых людей. Наряду с АГМА при подозрении на АИГ 1-го типа рекомендуется определять антинуклеарные антитела, в частности антинуклеарный фактор, который обнаруживается в 50-70 % случаев при данной патологии.

Выявление антинуклеарного фактора (АНФ) с помощью реакции непрямой иммунофлюоресценции является "золотым стандартом" в диагностике аутоиммунных заболеваний. В качестве субстрата реакции используются клетки перевиваемой клеточной линии аденокарциномы гортани человека Нер-2. Метод позволяет оценить основные типы свечения ядер клеток: гомогенный, периферический, гранулярный (мелкогранулярный, крупногранулярный), центромерный, ядрышковый, и цитоплазмы - цитоплазматический (митохондриальный). Следует отметить, что для аутоиммунных заболеваний печени наиболее характерны следующие типы свечения АНФ: цитоплазматический, цитоплазматический (митохондриальный), в частности для АИГ отмечаются также гомогенный и гранулярный типы свечения ядра.

Антитела к микросомальной фракции печени и почек (анти-LKM, от англ. anti-liver kidney microsomal) представляют собой гетерогенную группу аутоантител, взаимодействующих с ферментами микросомальной системы окисления печени и почек. Различают несколько вариантов этих антител. Анти-LKM-1 взаимодействуют с ферментом цитохромоксидазой CYP 2D6. Основным антигеном для анти-LKM-2 является цитохромоксидаза CYP 2С9. Анти-LKM-3 направлены против фермента УДФ-глюкуронилтрансферазы-1. Также описаны анти-LKM к цитохромоксидазе CYP 1A2 и CYP 2A6.

Обнаружение антител к LKM-1 наиболее характерно для АИГ 2-ого типа. Этот вариант аутоиммунного гепатита наиболее характерен для детей, чаще встречается у девочек, чем у мальчиков, и имеет наименее благоприятный прогноз по сравнению с АИГ 1 и 3 типов. Также анти-LKM-1 выявляются в сыворотке крови больных вирусным гепатитом С. Обнаружение антител к LKM не является абсолютным диагностическим критерием АИГ, равно как и отрицательный результат на данные аутоантитела не позволяет исключить данный диагноз. Следует проводить комплексное обследование пациентов и исключать все возможные иные причины гепатита. Уровень антител к LKM может снижаться при лечении заболевания, что позволяет использовать этот параметр для оценки активности заболевания.

Антитела к митохондриям (АМА) – это аутоантитела, направленные к компонентам цитоплазмы клеток человека (митохондриям). Известно девять типов АМА (М1–М9), из которых наибольшее клиническое значение при аутоиммунных заболеваниях печени имеют АМА М2 антитела. Они отмечаются у 90-95 % больных первичным билиарным циррозом и направлены к пируват-декарбоксилазному комплексу внутренней мембраны митохондрий. Первичный билиарный цирроз представляет собой хроническое аутоиммунное заболевание, характеризующееся иммуноопосредованным воспалением и деструкцией малых и средних внутрипеченочных желчных протоков. Данное заболевание чаще встречается у женщин 35-60 лет. Чаще всего АМА М2 обнаруживаются в высоких титрах, в отличие от других видов аутоантител.  

При первичном билиарном циррозе в 30-50 % случаев обнаруживаются антинуклеарные антитела. АНФ может быть представлен цитоплазматическим, митохондриальным, часто в высоких титрах, и центромерным типами свечения.

Антитела к париетальным клеткам желудка направлены преимущественно к клеткам дна желудка, вырабатывающим соляную кислоту и внутренний фактор Кастла, участвующий в механизме всасывания витамина В12 в кишечнике. Данные аутоантитела выявляются у 90 % больных с аутоиммунным гастритом – хроническим гастритом типа А, у 60-90 % больных с пернициозной анемией.

Для чего используется исследование?

  • Для диагностики и дифференциальной диагностики аутоиммунных заболеваний печени;
  • для диагностики аутоиммунного гепатита 1-го и 2-го типов;
  • для диагностики первичного билиарного цирроза;
  • для дифференциальной диагностики аутоиммунного гепатита, инфекционных, токсических и наследственных заболеваний печени;
  • для определения тактики ведения пациентов с гепатитом С;
  • для диагностики причин дефицита витамина В12;
  • для диагностики аутоиммунного гастрита.

Когда назначается исследование?

  • При наличии симптомов острого гепатита: боли в правом подреберье, желтухе кожных покровов и видимых слизистых, лихорадке;
  • при наличии симптомов хронического гепатита: слабости, потере веса, анорексии, наличие желтухи в анамнезе, умеренный кожный зуд, кровоточивость десен, носовые кровотечения, артралгии, миалгии;
  • при наличии симптомов аутоиммунного гепатита: артралгии, миалгии, умеренные боли в животе, боли в грудной клетке, аменорея, гирсутизм;
  • при наличии симптомов первичного билиарного цирроза: утомляемость, слабость, кожный зуд, желтуха, гепатомегалия, спленомегалия, увеличение уровней АЛТ, АСТ, щелочной фосфатазы в сыворотке крови;
  • при увеличении активности печеночных ферментов: АЛТ, АСТ, щелочной фосфатазы, гамма-глютамилтранспептидазы;
  • при наличии хронического гепатита С у пациента;
  • при подозрении на аутоиммунный гастрит;
  • при наличии другого аутоиммунного заболевания и подозрении на сочетание нескольких аутоиммунных патологий, наличие "перекрестных" синдромов.

Что означают результаты?

Причины повышения:

  • аутоиммунный гепатит 1-ого типа;
  • аутоиммунный гепатит 2-ого типа;
  • первичный билирный цирроз;
  • первичный склерозирующий холангит;
  • вирусные гепатиты А, В, С;
  • прием некоторых лекарственных препаратов;
  • ложноположительный результат при отсутствии признаков поражения печени.

Причины понижения:

  • отсутствие аутоиммунного заболевания печени или его начальный, серонегативный период;
  • ложноотрицательный результат, требующий повторного обследования на уровень аутоантител.

Что может влиять на результат?

  • Результат у одного и того же пациента может изменяться в течение болезни, при ее лечении;
  • присутствие в сыворотке крови других аутоантител;
  • прием лекарственных препаратов.
 Скачать пример результата

Важные замечания

  • Уровень АГМА не зависит от активности аутоиммунного гепатита;
  • отсутствие антител к LKM не исключает наличие аутоиммунного гепатита;
  • при подозрении на первичный билиарный цирроз наряду с определением АМА необходимо определить уровень активности печеночных ферментов, уровень прямого билирубина и провести биопсию печени.

Также рекомендуется

[13-031] Антитела к гладким мышцам                              

[13-022] Антитела к микросомальной фракции печени и почек (анти-LKM)                               

[13-021] Антитела к митохондриям (AMA)                                    

[13-030] Антитела к париетальным (обкладочным) клеткам желудка                                          

[13-045] Антинуклеарный фактор на HEp-2 клетках

[06-003] Аланинаминотрансфераза (АЛТ)

[06-010] Аспартатаминотрансфераза (АСТ)

[06-013] Гамма-глютамилтранспептидаза (гамма-ГТ)

[06-045] Фосфатаза щелочная общая

[06-037] Билирубин прямой

[30-002] Билирубин непрямой

[06-036] Билирубин общий

Кто назначает исследование?

Терапевт, врач общей практики, гастроэнтеролог, гепатолог, иммунолог, ревматолог, педиатр, инфекционист.

Литература

  1. Cancado EL, Abrantes-Lemos CP, Terrabuio DRThe importance of autoantibody detection in autoimmune hepatitis / Front Immunol. 2015 May 13;6:222
  2. Zhang WC, Zhao FR, Chen J, Chen WX Meta-analysis: diagnostic accuracy of antinuclear antibodies, smooth muscle antibodies and antibodies to a soluble liver antigen/liver pancreas in autoimmune hepatitis /PLoS One. 2014 Mar 20;9(3):e92267. 
  3. Yamagiwa S, Kamimura H, Takamura M, Aoyagi Y Autoantibodies in primary biliary cirrhosis: recent progress in research on the pathogenetic and clinical significance /World J Gastroenterol. 2014 Mar 14;20(10):2606-12.
  4. Agmon-Levin N., et al.  International recommendations for the assessment of autoantibodies to cellular antigens referred to as anti-nuclear antibodies /Ann Rheum Dis. – 2014. – Vol. 73(1). - P. 17-23.

Аутоиммунные заболевания печени | Медицинский центр ЛМД

Аутоиммунный гепатит (АИГ) является наиболее частым аутоиммунным заболеванием печени. В зависимости от встречающихся аутоантител выделяют гепатиты 2 типов, которые отличаются также эпидемиологическими параметрами и характером ответа на терапию.

Аутоиммунный гепатит 1 типа отмечается у лиц возраста 15-40 лет, несколько чаще у женщин. Он характеризуется прогрессирующим течением и хорошим ответом на иммуносупрессивную терапию. Аутоиммунный гепатит 1 типа протекает с выраженной поликлональной активацией иммунной системы, которая ведет к гипергаммаглобулинемии и появлению антител к гладким мышцам и антинкулеарным фактором (АНФ) (

диагностическая триада). Высокие значения АНФ роднит это заболевание с СКВ. Ранее АИГ 1 типа называли «люпоидным гепатитом». В сыворотке крови больных с аутоиммунным гепатитом 1 типа (хроническим активным гепатитом) выявляются антитела к гладким мышцам, антинуклеарный фактор на клеточной линии НЕр2 и высокие уровни гамма-глобулинов, преимущественно иммуноглобулина IgG.

Антитела к гладким мышцам (АГМА) реагируют с миофиламентами в цитоплазме гладкомышечных клеток, основным из которых является фибриллярин (F-актин). Существует несколько видов антител к гладким мышцам, в том числе к фибриллярному (F-) актину, тубулину и десмину. Среди них только антитела к F-актину являются маркером аутоиммунного гепатита, в то время как антитела к тубулину, десмину и виментину встречаются при ревматических заболеваниях и вирусных инфекциях и самостоятельного клинического значения не имеют. Актин представляет собой глобулярный белок массой 46 кДа, который составляет основную массу микрофиламентов эукариотической клетки. Актин может существовать как в мономерной (М-), так и полимеризованной фибриллярной (F-) форме. Аутоантитела при аутоиммунном гепатите реагируют только с F-формой этого белка. Связывание аутоантител зависит от конформации эпитопов, поэтому выделение F-актина в нативном виде затрудено. В связи с этим, основным методом выявления антител к F-актину является непрямая иммунофлюоресценция, которая позволяет максимально сохранить аутоантиген.

Антитела к гладким мышцам, направленные против F-актина, рассматриваются в качестве наиболее чувствительного маркера аутоиммунного гепатита 1 типа, хотя их встречаемость при этом заболевании составляет только 50-70%. В большинстве случае они выявляются совместно с антинуклеарным фактором на НЕр-2 клеточной линии. В 10% случаев антитела к гладким мышцам могут отмечаться при первичном билиарном циррозе. Антитела к гладким мышцам класса IgA часто встречаются у больных с целиакией. Антитела к гладким мышцам практически не встречаются на фоне вирусных гепатитов.

Антитела к LKM-1 являются основным серологическим маркером аутоиммунного гепатита 2 типа, которым болеют преимущественно дети старше 1 года и подростки. По сравнению с аутоиммунным гепатитом 1 типа, 2 тип гепатита несколько чаще отмечается у девочек. В отличие от аутоиммунного гепатита 1 типа, заболевание протекает более активно, чаще ведет к циррозу и нередко сопровождается другими аутоиммунным заболеваниями, в том числе диабетом, витилиго и аутоиммунными тиреопатиями. Нередко отмечается фульминантное начало, течение с периодами обострения и затухания процесса, часто в течение 2 лет развивается цирроз.  По сравнению с другими аутоантителами, которые используются для диагностики аутоиммунных заболеваний печени, антитела к LKM-1 встречаются сравнительно редко. Также крайне редко антитела к LKM встречаются при вирусном гепатите С (1-4%) и гепатите D.

Антитела к микросомам печени-почек (liver-kidney microsomal autoantibodies– LKM) отмечаются на фоне аутоиммуного гепатита 2 типа.  Антигенной мишенью LKM-1 является микросомальный цитохром системы р450 2D6. Рекомендуемым методом выявления аутоантител является непрямая иммунофлюоресценция, которая обеспечивает сохранность антигена в нативном состоянии и обеспечивает выявление всех трех типов антител. Совместно с антителами к LKM-1 при аутоиммунном гепатите 2 типа отмечаются антитела к цитозольному антигену печении (LC-1). Эти антитела направлены к одному из белков цитоплазмы гепатоцита массой 230 кДа. Для их выявления может использоваться непрямая реакция иммунофлюоресценции на тройном субстрате тканей крысы, однако антитела против LC-1 очень сложно обнаружить на фоне высоких титров анти-LKM-1 антител. Для выявления этой разновидности аутоантител в практической работе целесообразно использовать метод иммуноблоттинг.

Асиалогликопротеиновый рецептор экспрессируется клетками печени, основной его функцией является связывание гликопротеинов сыворотки крови с последующим эндоцитозом. Местом его преимущественной экспрессии являются перипортальные гепатоциты. Антитела к асиалогликопротеиновому рецептору отмечаются у 60-80% больных с аутоиммунным гепатитом 1 и 2 типов в дебюте и при обострении заболевания. Несколько чаще антитела отмечаются у детей с аутоиммунным гепатитом. Частота обнаружения аутоантител при ремиссии и эффективной терапии несколько ниже (10-30%). Антитела к асиалогликопротеиновому рецептору, выявляемые с помощью иммуноферментного теста второй генерации, редко выявляются при других аутоиммунных заболеваниях, поэтому их следует рассматривать в качестве специфического маркера аутоиммунного гепатита. Редко положительные результаты могут быть обнаружены при вирусном гепатите С. Антитела к асиалогликопротеиновому рецептору коррелируют с активность аутоиммунного гепатита, концентрацией трансаминаз и гистологией, их содержание может использоваться для мониторинга эффективности терапии и прогнозировании обострений заболевания.

Выявление этих серологических маркеров аутоиммунного гепатита входит в действующие критерии этого заболевания: Международной группы по изучению аутоиммунного гепатита 2008. Выявление любого из этих маркеров в высоком титре (≥1/80) в сочетании с высокой гипергаммаглобулинемией обеспечивает 4 из 7 баллов необходимых для постановки окончательного диагноза аутоиммунный гепатит.

Первичный билиарный цирроз (ПБЦ) сопровождается прогрессирующим течением с иммунным ответом на билиарные протоки. У всех пациентов с этим заболеванием появляются аутоантитела, которые реагируют с антигенами митохондрий. Точная характеристика антигенов митохондриальных антител была дана в 1988 году (Van der Water et al.), который подробно описал семейство антимитохондриальных антител, направленных против ферментов окислительного фосфорилирования внутренней мембраны митохондрий. Антитела к митохондриями представляют собой целое семейство антимитохондриальных антител, направленных против ряда ферментов окислительного фосфорилирования внутренней мембраны митохондрий. Всего насчитывается 9 разновидностей антимитохондриальных антител, из которых М2, М4, М8 и М9 могут рассматриваться в качестве специфических маркеров первичного билиарного цирроза. Митохондрии представляют собой небольшие органеллы внутри клеток, основной функцией которых является обмен энергетических субстратов, метаболизм углеводов и жиров. При первичном билиарном циррозе ведущим антигеном аутоантител (АМА-М2) является E2 cубъединица 2-оксодегидрогеназного комплекса, который участвует в цикле трикарбоновых кислот и синтезе жирных кислот. Пируват-декарбокилазный комплекс осуществляет расщепление липидов и подвержен действию многих гепатотоксичных веществ. Модификация его антигенных компонентов, возможно, играет ведущую роль в развитии аутоиммунного ответа при ПБЦ. В то же время, роль антимитохондриальных антител в патогенезе заболевания не установлена, так как иммунизация антигеном лабораторных животных не приводит к развитию ПБЦ. Антитела к митохондриям отмечаются у 80-90% больных с первичным билиарным циррозом. Антитела к митохондриям могут быть обнаружены за 10 лет до клинического дебюта заболевания. Выявление антител при других ревматических заболеваниях, например при синдроме Шегрена или склеродермии, указывает на повышенный риск развития первичного билиарного цирроза при этих состояниях. Антитела к митохондриям отмечаются у 1-5% больных с аутоиммунным гепатитом 1 типа, что позволяет диагностировать перекрестный синдром, сочетающий аутоиммунный гепатит и первичный билиарный цирроз. Титры антимитохондриальных антител не меняются в зависимости от проводимой терапии и могут персистировать после пересадки печени.

Антинуклеарный фактор встречается у 70-90% пациентов с ПБЦ.

Существует еще ряд минорных серологических маркеров ПБЦ, которые относят к семейству антинуклеарных антител, в том числе sp100 и PML, а также gp210. Антитела к sp100 и PML являются антигенами АНФ со свечением точек в ядре, которые часто отмечаются при ПБЦ. Антитела к gp210 реагируют с порами ядерной мембраны, и в методе нРИФ на НЕр-2 клетках обуславливают периферический тип свечения ядра. Эти минорные разновидности аутоантител отмечаются у 20-40% больных ПБЦ.

Первичный склерозирующий холангит (ПСХ) также является аутоиммунным поражением иммунной системы. Это заболевание нередко сочетается с неспецифическим язвенным колитом. Перинуклеарный тип антинейтрофильных цитоплазматических антител (пАНЦА) и антинуклеарный фактор встречаются у 50% больных ПСХ.

Лабораторная диагностика аутоиммунных заболеваний печени

К аутоиммунным заболеваниям печени относят аутоиммунный гепатит (АИГ), первичный билиарный цирроз (ПБЦ), первичный склерозирующий холангит (ПСХ), а также выделяемые некоторыми авторами вариантные аутоиммунные формы поражения печени – АИГ-ПБЦ-перекрест и АИГ-ПСХ-перекрест.

Этиология этих заболеваний остается неизвестной. Выявление аутоиммунных заболеваний печени на ранних стадиях способствует своевременному назначению терапии, которая в ряде случаев позволяет обеспечить ремиссию и избежать развития осложнений.

Диагностика аутоиммунных заболеваний печени основана на выявлении клинических, биохимических, иммунологических и гистологических признаков. Подтверждением аутоиммунного характера повреждения печени служит выявление ключевых маркеров большинства аутоиммунных заболеваний и/или маркеров, специфичных для заболеваний печени (Табл.). Многие аАТ могут встречаться при других аутоиммунных заболеваниях, поэтому диагностическое значение имеет лишь выявление их в высоком титре (от 1:80 и 1:20 у детей) и в сочетании с другими признаками поражения печени.

Аутоиммунный гепатит – персистирующее воспаление печени неизвестной этиологии, характеризующееся преимущественно перипортальным гепатитом, сопровождающееся гипергаммаглобулинемией, присутствием тканевых аАT в сыворотке крови и в большинстве случаев отвечающее на иммуносупрессивную терапию.

Различают 2 типа АИГ, каждый отличается профилем циркулирующих аАT:

  • АИГ 1 типа, на долю которого приходится 85% всех случаев АИГ, присутствие ANA и/или SMA;
  • АИГ 2 типа, на долю которого приходится до 15% случаев АИГ, присутствие ATLKM-1.

ANA, SMA и AT-LKM-1 считаются классическими маркерами АИГ. Однако у 10–20% больных АИГ названные антитела не обнаруживаются, в связи с чем при подозрении на АИГ целесообразно проводить анализ для обнаружения более редких аАT: AT-SLA/LP, AT-LC1, pANNA.

Первичный билиарный цирроз – хроническое медленно прогрессирующее холестатическое заболевание печени, характеризующееся хроническим негнойным деструктивным гранулематозным холангитом с поражением междольковых и септальных желчных протоков на различных этапах его эволюции в билиарный цирроз. Главный аутоиммунный маркер ПБЦ – АМА, в особенности М-2-тип АМА. ПБЦ страдают практически исключительно женщины с клиническим дебютом заболевания в возрасте 40-60 лет.

Первичный склерозирующий холангит – хроническое медленно прогрессирующее холестатическое заболевание печени, характеризующееся негнойным деструктивным воспалением вне- и внутрипеченочных желчных протоков, приводящее к развитию вторичного билиарного цирроза. У 33–93% больных ПСХ в сыворотке выявляются pANCA, реже обнаруживаются ANA (7–77%), SMA (13–20%), АМА в низком титре (5%). Основная диагностика проводится с использованием не лабораторных методов – эндоскопической ретроградной холангиопанкреатографии, компьютерной томографии, магнитно-резонансной томографии.

Перекрестные синдромы подразумевают вариантные формы аутоиммунных заболеваний печени, при которых АИГ сочетается с ПБЦ или ПСХ. Стандартизированных подходов к диагностике перекрестных синдромов нет. Диагностика АИГ-ПБЦ-перекреста и АИГ-ПСХ-перекреста основывается на выявлении у больных признаков обоих заболеваний.

Показания к исследованию

  • Признаки поражения печени в отсутствие маркеров вирусных гепатитов, токсического поражения печени, болезни Вильсона-Коновалова, неалкогольного стеатогепатита;
  • кожный зуд, гиперпигментация кожи, ксантомы, ксантелазмы;
  • внепеченочные заболевания иммунной природы;
  • персистирующий гепатит неясной этиологии;
  • цирроз печени неясной этиологии;
  • неспецифический язвенный колит.

Аутоиммунный гепатит: диагностика и лечение uMEDp

Аутоиммунный гепатит представляет собой хроническое воспалительное заболевание печени, характеризующееся наличием типичных аутоантител, повышением уровня гамма-глобулинов и хорошим ответом на иммуносупрессивную терапию. Приведены клaссификaция, сoвременнaя диaгнoстикa и oснoвные нaпрaвления в лечении аутоиммунного гепатита.

Балльная система диагностики АИГ

Первое описание аутоиммунного гепатита (АИГ) принадлежит шведскому врачу Яну Вальденстрему (1950). В 1956 г. Дж. Маккей впервые предложил термин «люпоидный гепатит», так как при этом заболевании у больных в крови нередко определялись волчаночные клетки. Только в 1993 г. Международной группой по изучению болезней печени был предложен термин «аутоиммунный гепатит», а также сформулированы критерии установления диагноза [1, 2].

До сих пор окончательно не установлена непосредственная причина возникновения и развития этого заболевания. Поэтому понятие «аутоиммунный» отражает не этиологию, а патогенез болезни. Считается, что ключевая роль в патогенезе АИГ принадлежит нарушению иммунорегуляции [3].

Эпидемиология

Хотя аутоиммунный гепатит является редким заболеванием, среди всех аутоиммунных заболеваний печени он считается наиболее хорошо изученным. Частота АИГ в европейских странах составляет 0,1–1,9 на 100 тыс. населения в год, а распространенность колеблется от 2,2 до 17 случаев на 100 тыс. населения. Частота аутоиммунного гепатита в Японии намного ниже, чем в Европе, и составляет всего лишь 0,01–0,08 на 100 тыс. населения в год [4]. По данным клинических рекомендаций по диагностике и лечению аутоиммунного гепатита, в РФ количество этих пациентов, по приблизительным подсчетам, составляет 10–20 тыс. [5].

Болеют преимущественно женщины (соотношение мужчин и женщин 1:12). Заболевание чаще развивается в возрасте от 15 до 24 лет, второй пик заболеваемости отмечается в возрастной период от 45 до 55 лет. На долю АИГ приходится 2–6% всех трансплантаций печени [4, 5].

Этиология и патогенез

Пусковой фактор АИГ до сих пор окончательно не установлен. В качестве возможных этиологических факторов обсуждается роль вирусной инфекции (вирусов гепатита А, B, D и С, Е, вируса простого герпеса 1-го типа, кори, вируса Эпштейна – Барр (ЕВV), ВИЧ, ретровирусов), реактивных метаболитов лекарственных препаратов, экзогенных веществ, наследственной предрасположенности [4].

Для АИГ характерна тесная связь с рядом антигенов главного комплекса гистосовместимости (MHC; HLA у человека), участвующих в иммунорегуляторных процессах. C предрасположенностью к АИГ ассоциированы все аллели HLA DR3. Так, у лиц, гомозиготных по DR3*0101, относительный риск заболеваемости АИГ 1-го типа составляет от 4,2 до 14,7%. Аллели А1, В8 и DR3 часто наследуются вместе вследствие неравновесного сцепления. Для HLA DR3-позитивных больных характерны ранний дебют и агрессивное течение заболевания, а также частые рецидивы при снижении дозы или отмене кортикостероидов [4, 6].

Другим часто встречающимся при АИГ антигеном оказывается HLA DR4, более распространенный в Японии и странах Юго-Восточной Азии [4].

Роль вирусов гепатита и других гепатотропных вирусов как триггерных факторов в развитии АИГ заключается в следующем:

  • вирусы могут индуцировать аутоиммунитет посредством высвобождения цитокинов, которые активируют аутореактивные Т-клетки и модифицируют процессинг и презентацию собственного антигена;
  • вирусы могут активировать аутореактивные Т-клетки путем молекулярной мимикрии (сходство структур нормальных белков и белков вируса) собственных антигенов или путем суперантигенной стимуляции значительной части Т-клеток, которые включают аутореактивные иммуноциты.

У ряда больных АИГ (4%) имеются серологические маркеры НВV-инфекции.

Реактивные метаболиты лекарственных средств могут инициировать иммунопатологические реакции. Установлено, что биохимические, иммуносерологические и гистологические изменения печени, неотличимые от таковых при спорадическом АИГ, могут вызвать оксифенизатин, метилдопа, нитрофурантоин, миноциклин, диклофенак, пемолин, пропилтиоурацил, тиэниловая кислота (АИГ 2-го типа). Другие препараты (сульфаниламиды, изониазид) могут индуцировать гистологические изменения печени, наблюдаемые при АИГ, которые не сопровождаются характерными иммуносерологическими признаками [7, 8].

Современные представления о патогенезе АИГ предусматривают взаимодействие факторов окружающей среды, нарушения механизмов иммунной толерантности и генетической предрасположенности. Это взаимодействие индуцирует Т-клеточные иммунные реакции против антигенов гепатоцитов, что ведет к развитию прогрессирующих некровоспалительных и фибротических изменений в печени [4].

Классификация

Выделяют три типа АИГ соответственно профилям выявляемых аутоантител:

  • АИГ типа 1, характеризующийся циркуляцией антинуклеарных (ANA) аутоантител у 70–80% больных и/или антигладкомышечных аутоантител (SMA) – у 50–70%, нередко в сочетании с антинейтрофильными цитоплазматическими антителами р-типа (p-ANCA). Может развиваться в любом возрасте, однако типичны характерные возрастные пики (10–20 лет и постменопаузальный период). У 43% пациентов в отсутствие патогенетического лечения цирроз формируется в течение трех лет. У большинства больных этой группы отмечается хороший ответ на кортикостероидную терапию, при этом у 20% сохраняется стойкая ремиссия после отмены иммуносупрессоров [1, 4];
  • АИГ типа 2 с антителами к микросомам печени и почек I типа (анти-LKM-l), определяемыми у 100% больных, иногда в сочетании с анти-LКМ-3 и антителами к печеночно-цитозольному антигену (анти-LC-l). Данный тип АИГ наблюдается существенно реже (10–15% больных) и преимущественно у детей. Течение заболевания характеризуется более высокой биохимической и гистологической активностью. Цирроз за трехлетний период формируется в два раза чаще, чем при АИГ типа 1, что определяет худший прогноз. Тип 2 более резистентен к медикаментозной иммуносупрессии, а отмена препаратов обычно ведет к рецидиву заболевания [1, 4];
  • АИГ типа 3 с антителами к растворимому печеночному антигену (анти-SLA) и печеночно-панкреатическому антигену (анти-LP). Последний тип выделяется не всеми авторами; многими он рассматривается как подтип АИГ-1, учитывая одинаковое клиническое течение и частое (до 74%) выявление соответствующих серологических маркеров (ANA и SMA). Клинические характеристики данного типа гепатита недостаточно изучены [4].

Клиника

Хронический АИГ может в течение нескольких месяцев или лет оставаться бессимптомным до того момента, когда проявится желтуха и можно будет поставить точный диагноз. Выделяют два варианта начала заболевания [3]:

  • заболевание начинается как острый вирусный гепатит: появляется слабость, отсутствует аппетит, моча темнеет, возникает желтуха с выраженной гипербилирубинемией, а также высоким уровнем аминотрансфераз в крови;
  • второй вариант начала АИГ характеризуется преобладанием внепеченочных проявлений и повышением температуры, что приводит к неверному диагнозу системной красной волчанки, сепсиса, ревматизма или ревматоидного артрита.

АИГ наиболее часто проявляется неспецифическими симптомами и характеризуется широким спектром клинических проявлений: от бессимптомного до тяжелого, иногда фульминантного гепатита с наличием или отсутствием внепеченочных признаков [4].

Ведущими клиническими признаками АИГ служат необратимый характер течения процесса (самопрогрессирование), уплотнение печени, неровность ее поверхности (бугристость), наличие факторов риска (вирусный гепатит, реципиенты крови, оперативные вмешательства, злоупотребление алкоголем, вирусоносительство НВs-антигена), поздняя симптоматика цирроза печени (телеангиэктазии, сосудистые звездочки, пальмарная эритема, исчерченность ногтей, «барабанные палочки», геморрагический диатез, темно-серый цвет кожных покровов, эндокринопатии). Для хронического АИГ характерно прогредиентное непрерывное или часто рецидивирующее течение в течение ряда лет с короткими светлыми промежутками продолжительностью до месяца. Обострения проявляются повторными эпизодами невыраженной желтухи, увеличением печени и/или неспецифическими синдромами, такими как: гепатомегалия – характеризуется постоянством, печень выступает на 5–7 см из-под реберной дуги, уплотнена, край заострен, болезненная при пальпации;

  • спленомегалия – находится в прямой зависимости от степени активности гепатита;
  • активность гепатита – проявляется степенью выраженности синдрома цитолиза – повышением активности трансаминаз (аланинаминотрансферазы (АЛТ), аспартатаминотрансферазы (АСТ)) в 5–10 раз, монофосфатальдолазы, лактатдегидрогеназы;
  • синдром холестаза – желтуха, кожный зуд, гипербилирубинемия, гиперхолестеринемия, повышение щелочной фосфатазы (ЩФ) сыворотки крови;
  • астеновегетативный синдром – слабость, утомляемость, снижение работоспособности, нервозность, ипохондрия, похудение;
  • болевой синдром – постоянные, ноющие боли, усиливающиеся после физической нагрузки, или чувство тяжести и переполнения в области правого подреберья;
  • диспепсический синдром;
  • синдром малой печеночной недостаточности – сонливость, кровоточивость;
  • синдром внепеченочных проявлений – артралгии, миалгии, повышение температуры, увеличение лимфоузлов, аменорея, снижение либидо, гинекомастия, сосудистые звездочки, «печеночные ладони», синдром Шегрена, сухость кожных покровов, серозиты, плевриты, вторичный гиперальдостеронизм, гидроперикард, сухой перикардит, экссудативный плеврит, «печеночный диабет», интерстициальный нефрит [4, 8, 9].

Диагностика

Диагноз АИГ устанавливается при отсутствии в анамнезе гемотрансфузий, приема гепатотоксических медикаментов, злоупотребления алкоголем, при уровнях гамма-глобулинов и иммуноглобулина (Ig) G, более чем в 1,5 раза превышающих нормальные значения, при титрах ANA, SMA, LKM выше 1:88 для взрослых. Значительно и в большей степени повышается активность АЛТ, АСТ, гамма-глобулинов, IgG по сравнению с ЩФ и гамма-глутамилтранспептидазой на фоне характерных для заболевания аллелей HLA B8 и DR3 у большинства больных (80%).

Диагноз АИГ может быть установлен только после исключения более распространенных заболеваний печени. Вместе с тем в клинических рекомендациях Российской гастроэнтерологической ассоциации указано, что АИГ следует включать в круг дифференциального диагноза в случаях любого гепатита неуточненной этиологии, а также известной этиологии при атипичном течении, принимая во внимание возможность развития перекрестных синдромов [2, 4, 7, 10].

Международной группой по изучению АИГ предложена балль­ная система диагностики данного заболевания (таблица) [7, 11].

Методы визуальной диагностики, такие как ультрасонография, компьютерная и магнитно-резонансная томография, не играют существенной роли в диагностике АИГ. Однако они позволяют исключить злокачественные опухоли печени (правда, редко встречающиеся у больных АИГ) и установить, прогрессирует ли аутоиммунный гепатит (с исходом в цирроз печени) [5, 11].

Пункционная биопсия печени и гистологические исследования

Морфологическое исследование ткани печени не обязательно для подтверждения диагноза, но дает значимую дополнительную информацию. Характерными (но не патогномоничными) гистологическими признаками служат инфильтрация портальных и перипортальных зон Т-лимфоцитами и плазматическими клетками, перипортальный гепатит со ступенчатыми или мостовидными некрозами. Приблизительно в 1/3 случаев воспалительные изменения затрагивают желчные протоки [4, 8]. В большинстве случаев это приводит к нарушению дольковой структуры печени, избыточному фиброгенезу и формированию цирроза печени. Цирроз обычно имеет черты макронодулярного и формируется на фоне незатухающей активности патологического процесса. Изменения гепатоцитов представлены гидропической, реже жировой дистрофией [4, 11].

Дифференциальный диагноз

Следует помнить, что для вирусных гепатитов также характерен аутоиммунный компонент, поэтому очень важно дифференцировать истинный АИГ и вирус-ассоциированную аутоиммунную реакцию при вирусном гепатите [1].

С этой целью исследуют серологические маркеры гепатотропных вирусов: HBsAg, HBeAg, анти-HBc IgM, HBV ДНК, анти-HCV, HCV РНК, нуклеиновые кислоты вируса Эпштейна – Барр и цитомегаловируса. Необходимо отметить, что исследование антител к вирусу гепатита С должно осуществляться с помощью иммуноферментного анали­за как минимум второго поколения, желательно с последующим подтверждением результатов рекомбинантным иммуноблоттингом. Данное требование обусловлено высокой вероятностью получения ложноположительного результата анализа на анти-HCV при применении иммуноферментной системы первого поколения, осо­бенно у больных с выраженной гипергаммаглобулинемией [7, 9, 10].

Разграничение вирусного гепатита с продукцией аутоантител и истинного АИГ важно по причине принципиально разных подходов к терапии: назначение противовирусных препаратов в первом случае и иммуносупрессоров – во втором [8].

Лечение

Традиционно для лечения АИГ в течение уже многих десятилетий используются глюкокортикостероиды (ГКС) в виде монотерапии или их сочетание с цитостатиками – азатиоприном, 6-меркаптопурином в течение длительного времени, а при необходимости и пожизненно. При применении противовоспалительной иммуносупрессивной терапии как минимум в 70–75% случаев удается достичь биохимической ремиссии заболевания. Золотым стандартом лечения была признана комбинация преднизолона и азатиоприна [4, 8, 9].

При монотерапии преднизолоном в течение первой недели назначают дозу 60 мг/сут, впоследствии ее снижают на 10 мг в неделю до достижения 30 мг/сут. Затем снижение проводится более плавно – на 5 мг в неделю. Таким образом, приблизительно к шестой неделе доза составляет 8–10 мг/сут. Применение подобной схемы лечения сопряжено с развитием таких серьезных побочных явлений, как остеопороз, сахарный диабет, катаракта, артериальная гипертензия, инфекционные осложнения, изменение тело­сложения по кушингоидному типу, акне, ожирение [4, 9].

Недостаточная эффективность преднизолона или тяжелые побочные эффекты при его назначении служат основанием для подключения к терапии азатиоприна. Комбинация преднизолона с азатиоприном может уменьшить побочные эффекты (при этом требуется небольшая доза преднизолона). Лучше назначить 10 мг/сут преднизолона в сочетании с 50 мг/сут азатиоприна, чем один преднизолон, но в большей дозе [2, 5, 8].

При положительном ответе на лечение иммуносупрессоры могут быть отменены через один-два года при отсутствии воспалительных изменений в печеночном биоптате.

К сожалению, 20% пациентов с АИГ невосприимчивы к перечисленным препаратам или плохо их переносят, 10% вынуждены прекратить лечение в связи с развитием серьезных побочных эффектов. Поэтому в последнее время клиницистов все чаще привлекает возможность использования препаратов, обладающих высокой ГКС-активностью и не дающих системных побочных эффектов [8].

Один из них – будесонид (Буденофальк) – единственный в России топический синтетический ГКС второго поколения в форме для перорального применения. Очень высокая аффинность будесонида к стероидным рецепторам (в 60 раз выше, чем у преднизолона) обеспечивает препарату более высокую эффективность, чем у системных ГКС [3, 8].

В настоящее время приоритет в лечении АИГ принадлежит урсодезоксихолевой кислоте, которая оказывает цитопротективное, иммуномодулирующее, антихолестатическое и антифибротическое действие, особенно при выраженном холестазе, в дозе 15–20 мг/кг/сут. Применяется в качестве монотерапии или в комплексе с преднизолоном или буденофальком и азатиоприном, что позволяет снизить дозы и уменьшить побочные эффекты этих препаратов [2, 3, 5].

При достижении стабилизации активности заболевания в качестве поддерживающей терапии возможно назначение гепатопротекторов-антиоксидантов, содержащих силимарин (Легалон), вместе с комплексом витаминов группы В [6, 8].

Прогноз

Прогноз при аутоиммунном гепатите зависит от своевременности постановки диагноза. Факторами риска неблагоприятного течения являются поздняя диагностика, высокая активность воспаления, позднее начало лечения, молодой возраст, а также генотип HLA DR3. Прогноз существенно улучшился после внедрения в клиническую практику иммуносупрессивной терапии [5].

Нелеченый аутоиммунный гепатит имеет плохой прогноз: пятилетняя выживаемость составляет 5%, десятилетняя – 10%. При лечении АИГ современными методами 20-летняя выживаемость превышает 80%, при развитии декомпенсированного цирроза печени она снижается до 10%. Трансплантация печени дает хороший результат [3].

Несмотря на достижения современной гепатологии, АИГ остается сложной диагностической и лечебной проблемой внутренней медицины [2, 3, 5].

Антитела к митохондриям (AMA) | Лека-Фарм

Антимитохондриальные антитела – специфические антитела, вырабатывающиеся в организме к компонентам собственных клеток (митохондриям) и чаще всего выявляющиеся при первичном билиарном циррозе.

Услуги по взятию (сбору) биоматериала

Венозная кровь 

Срок выполнения

до 9 суток

Синонимы русские

Антимитохондриальные антитела, антимитохондриальные АТ.

Синонимы английские

Mitochondrial Antibodies, AMA, Antimitochondrial Antibody.

Метод исследования

Непрямая реакция иммунофлюоресценции.

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Венозную кровь.

Как правильно подготовиться к исследованию?

Не курить в течение 30 минут до сдачи крови.

Подробнее об исследовании

Увеличение продукции антимитохондриальных антител в значительной степени связано с развитием первичного билиарного цирроза печени – аутоиммунного заболевания, которое вызывает воспаление, а затем склерозирование желчных протоков в печени, что приводит к нарушению структуры и функции печени и задержке выделения желчи. Оно встречается преимущественно у женщин в возрасте от 35 до 60 лет. Более чем у 90 % пациентов, страдающих первичным билиарным циррозом печени, выявляются значительные концентрации антимитохондриальных антител.

Кроме того, уровень антител к митохондриям повышается при первичном и вторичном склерозирующим холангите, при заболеваниях печени, вызванных хроническими воспалительными заболеваниями кишечника, а также при обструкции желчных протоков. Иногда это сопровождается повышением содержания щелочной фосфатазы.

Есть девять типов антигенов антимитохондриальных антител (M1-M9), из которых М2 и М9 являются наиболее клинически значимыми. Для первичного билиарного цирроза печени характерно наличие типа М2.

Для чего используется исследование?
  • Для диагностики первичного билиарного цирроза печени, в частности для дифференциальной диагностики с другими аутоиммунными поражениями печени.
  • Для помощи в решении о необходимости трансплантации печени.
Когда назначается исследование?

При симптомах первичного билиарного цирроза печени (увеличение печени и селезенки, быстрая утомляемость, желтуха, зуд). Зачастую первым симптомом является повышение уровня печеночных ферментов, особенно щелочной фосфатазы.

Что означают результаты?

Референсные значения

Результат: отрицательно.

Титр: < 1:40.

У здоровых людей антитела к митохондриям в крови в норме не выявляются вообще или выявляются в очень незначительных количествах.

Высокий уровень антимитохондриальных антител в первую очередь свидетельствует о первичном билиарном циррозе печени.

Невысокий уровень антимитохондриальных антител может выявляться у пациентов с хроническим активным гепатитом, аутоиммунным гепатитом, холестазом, а также при инфекционных заболеваниях, таких как сифилис или острый инфекционный гепатит. Антитела также могут определяться у пациентов с другими аутоиммунными заболеваниями, например с системной красной волчанкой, ревматоидным артритом, синдромом Шегрена, склеродермией и тиреоидитом.

Стоит отметить, что уровень антимитохондриальных антител не связан с тяжестью течения или прогнозом выздоровления пациентов с первичным билиарным циррозом печени.

Отрицательный результат:

Положительный результат:

  • первичный билиарный цирроз печени,
  • другие заболевания печени (хронический активный гепатит, аутоиммунный гепатит, холестаз).
Что может влиять на результат?
  • Сифилис, прием оксифенизатина, патологические состояния иммунной системы, аутоиммунные заболевания могут приводить к ложноположительному результату.
  • У людей с ослабленной иммунной системой и у детей антител к митохондриям может быть меньше.
Важные замечания
  • Для выявления первичного билиарного цирроза печени только анализа на антитела к митохондриям недостаточно, необходимо определить также активность печеночных ферментов (щелочной фосфатазы, АСТ, АЛТ), содержание прямого билирубина в сыворотке крови и по возможности выполнить биопсию печени и холангиографию.
  • Первичный билиарный цирроз печени часто передается по наследству, поэтому людям, чьи родственники страдали этим заболеванием, тест на антитела к митохондриям рекомендуется в качестве профилактики.
Также рекомендуется
Кто назначает исследование?

Терапевт, гепатолог, гастроэнтеролог, инфекционист.

Тип биоматериала и способы взятия

Тип

На дому

В Центре

Самостоятельно

Венозная кровь

да

да

 

На дому: возможно взятие биоматериала сотрудником мобильной службы.

В Диагностическом центре: взятие, либо самостоятельный сбор биоматериала осуществляется в Диагностическом центре.

Самостоятельно: сбор биоматериала осуществляется самим пациентом (моча, кал, мокрота и т.п.). Другой вариант – образцы биоматериала предоставляет пациенту врач (например, операционный материал, ликвор, биоптаты и т.п.). После получения образцов пациент может как самостоятельно доставить их в Диагностический центр, так и вызвать мобильную службу на дом для передачи их в лабораторию.

Аутоиммунный гепатит у детей: современное состояние проблемы |  Волынец

1. Della Corte C., Sartorelli M.R., Comparcola D., Alterio A., Giorgio V., Papadatou B., Nobili V. Autoimmune liver diseases. Minerva Pediatr. 2012;64:595–606. PMID: 23108321

2. Della Corte C., Sartorelli M,R., Sindoni C.D., Girolami E., Giovannelli L., Comparcola D., Nobili V. Autoimmune hepatitis in children: an overview of the disease focusing on current therapies. Eur J Gastroenterol Hepatol. 2012;24:739–46. DOI: 10.1097/MEG.0b013e328353750c

3. Floreani A., Libera R., Vergani D., Mieli-Vergani G. Autoimmune hepatitis: contrasts and comparisons in children and adults — a comprehensive review. J Autoimmun. 2013;46:7–16. DOI: 10.1016/j.jaut.2013.08.004

4. Gossard A.A., Lindor K.D. Autoimmune hepatitis: a review. J Gastroenterol. 2012;47(5):498–503. DOI: 10.1007/ s00535-012-0586-z

5. Hadzic N., Hierro L. Autoimmune liver disease: novelties in management. Clin Res Hepatol Gastroenterol. 2014;38(3):273–6. DOI: 10.1016/j.clinre.2014.03.015

6. Heneghan M.A., Yeoman A.D., Verma S., Smith A.D., Longhi M.S. Autoimmune hepatitis. Lancet. 2013;382:1433–44. DOI: 10.1016/S0140-6736(12)62163-1

7. Liberal R., Vergani D., Mieli-Vergani G. Paediatric autoimmune liver disease. Dig Dis. 2015;33(2):36–46. DOI: 10.1159/000440708

8. Liberal R., Vergani D., Mieli-Vergani G. Update on autoimmune hepatitis. J Clin Transl Hepatol. 2015;3(1):42– 52. DOI: 10.14218/JCTH.2014.00032

9. Longhi M.S., Mieli-Vergani G., Vergani D. Autoimmune hepatitis. Curr Pediatr Rev. 2014;10(4):268–74. PMID: 25403636

10. Mieli-Vergani G., Vergani D. Autoimmune liver disease: news and perspectives. Transl Med UniSa. 2011;1:195– 212. PMID: 23905033; PMCID: PMC3728841

11. Mieli-Vergani G., Vergani D. Autoimmune liver diseases in children — what is different from adulthood?. Best Pract Res Clin Gastroenterol. 2011;25(6):783–95. DOI: 10.1016/j.bpg.2011.10.007

12. Mieli-Vergani G., Vergani D. Paediatric autoimmune liver disease. Arch Dis Child. 2013;98(12):1012–7. DOI: 10.1136/archdischild-2013-303848

13. Moy L, Levine J. Autoimmune hepatitis: a classic autoimmune liver disease. Curr Probl Pediatr Adolesc Health Care. 2014;44(11):341–6. DOI: 10.1016/j.cppeds.2014.10.005

14. Roberts E.A. Autoimmune hepatitis from the paediatric perspective. Liver Int. 2011;31(10):1424–31. DOI: 10.1111/j.1478-3231.2011.02603.x

15. Vajro P., Paolella G. Autoimmune hepatitis: current knowledge. Clin Res Hepatol Gastroenterol. 2012;36(3):284–6. DOI: 10.1016/j.clinre.2012.03.023

16. Wang Q., Yang F., Miao Q., Krawitt E.L., Gershwin M.E., Ma X. The clinical phenotypes of auto-immune hepatitis: a comprehensive review. J Autoimmun. 2016;66:98– 107. DOI: 10.1016/j.jaut.2015.10.006

17. Zachou K., Muratori P., Koukoulis G.K., Granito A., Gatselis N., Fabbri A., Dalekos G.N., Muratori L. Review article: autoimmune hepatitis — current management and challenges. Aliment Pharmacol Ther. 2013;38(8):887– 913. DOI: 10.1111/apt.12470

18. JoskeR.A., KingW.E. The L.E.-cell phenomenon in active chronic viral hepatitis. Lancet. 1955;269:477–80.

19. Mackay I.R., Taft L.I., Cowling D.C. Lupoid hepatitis. Lancet. 1956;271(6957):1323–6. PMID: 13386250

20. Waldenstrom J.V.S. Blut proteine und nahrungseiweiss. Deutsch Z Verdau Stoffwechselk. 1950;15:113–9.

21. Jiménez-Rivera C., Ling S.C., Ahmed N., Yap J., Aglipay M., Barrowman N., et al. Incidence and Characteristics of Autoimmune Hepatitis. Pediatrics. 2015;136(5):e1237–48. DOI: 10.1542/peds.2015-0578

22. Mieli-Vergani G., Vergani D. Budesonide for juvenile autoimmune hepatitis? Not yet. J Pediatr. 2013;163(5):1246– 8. DOI: 10.1016/j.jpeds.2013.06.064

23. Gronbaek L., Vilstrup H., Jepsen P. Autoimmune hepatitis in Denmark: incidence, prevalence, prognosis, and causes of death. A nationwide registry-based cohort study. J Hepatol. 2014;60(3):612–7. DOI: 10.1016/j. jhep.2013.10.020

24. Gregorio G.V., Portmann B., Reid F., Donaldson P.T., Doherty D.G., McCartney M., Mowat A.P., Vergani D., Mieli-Vergani G. Autoimmune hepatitis in childhood: a 20-year experience. Hepatology. 1997;25(3):541– 7. DOI: 10.1002/hep.510250308

25. Mieli-Vergani G., Heller S., Jara P., Vergani D., Chang M.H., Fujisawa T., et al. Autoimmune hepatitis. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2009;49(2):158–64. DOI: 10.1097/MPG.0b013e3181a1c265

26. Ebbeson R.L., Schreiber R.A. Diagnosing autoimmune hepatitis in children: is the International Autoimmune Hepatitis Group scoring system useful?. Clin Gastroenterol Hepatol. 2004;2:935–40. PMID: 15476158

27. Chai P.F., Lee W.S., Brown R.M., McPartland J.L., Foster K., McKiernan P.J., Kelly D.A. Childhood autoimmune liver disease: indications and outcome of liver transplantation. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2010;50:295–302. DOI: 10.1097/MPG.0b013e3181bf0ef7

28. Deneau M., Book L.S., Guthery S.L., Jensen M.K. Outcome after discontinuation of immunosuppression in children with autoimmune hepatitis: a population-based study. J Pediatr. 2014;164(4):714–9.e2. DOI: 10.1016/j. jpeds.2013.12.008

29. Deneau M., Jensen M.K., Holmen J., Williams M.S., Book L.S., Guthery S.L. Primary sclerosing cholangitis, autoimmune hepatitis, and overlap in Utah children: epidemiology and natural history. Hepatology. 2013;58(4):1392–400. DOI: 10.1002/hep.26454

30. Gregorio G.V., Portmann B., Karani J., Harrison P., Donaldson P.T., Vergani D., Mieli-Vergani G. Autoimmune hepatitis/sclerosing cholangitis overlap syndrome in childhood: a 16-year prospective study. Hepatology. 2001;33(3):544–53. DOI: 10.1053/jhep.2001.22131

31. Radhakrishnan K.R., Alkhouri N., Worley S., Arrigain S., Hupertz V., Kay M., Yerian L., Wyllie R., Feldstein A.E. Autoimmune hepatitis in children — impact of cirrhosis at presentation on natural history and long-term outcome. Dig Liver Dis. 2010;42(10):724–8. DOI: 10.1016/j.dld.2010.01.002

32. Saadah O.I., Smith A.L., Hardikar W. Long-term outcome of autoim- mune hepatitis in children. J Gastroenterol Hepatol. 2001;16(11):1297–302. PMID: 11903750

33. Vitfell-Pedersen J., Jørgensen M.H., Müller K., Heilmann C. Autoimmune hepatitis in children in Eastern Denmark. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2012;55:376–9. DOI: 10.1097/MPG.0b013e3182602b20

34. Abu Faddan N.H., Abdel-Baky L., Aly S.A., Rashed H.A. Clinico-laboratory study on children with auto-immune hepatitis in Upper Egypt. Arab J Gastroenterol. 2011;12(4):178–83. DOI: 10.1016/j.ajg.2011.11.003

35. Amarapurkar D., Dharod M., Amarapurkar A. Autoimmune hepatitis in India: single tertiary referral centre experience. Trop Gastroenterol. 2015;36(1):36–45. PMID: 26591953

36. Dehghani S.M., Haghighat M., Imanieh M.H., Honar N., Negarestani A.M., Malekpour A., Hakimzadeh M., Dara N. Autoimmune hepatitis in children: experiences in a tertiary center. Iran J Pediatr. 2013;23(3):302–8. PMCID: PMC3684475

37. Farid E., Isa H.M., Al Nasef M., Mohamed R., Jamsheer H. Childhood autoimmune hepatitis in Bahrain: a tertiary center experience. Iran J Immunol. 2015;12(2):141– 8. DOI: IJIv12i2A6

38. Hassan N., Siddiqui A.R., Abbas Z., Hassan S.M., Soomro G.B., Mubarak M., Anis S., Muzaffar R., Zafar M.N. Clinical profile and HLA typing of autoimmune hepatitis from Pakistan. Hepat Mon. 2013;13(12):e13598. DOI: 10.5812/hepatmon.13598

39. Lee W.S., Lum S.H., Lim C.B., Chong S.Y., Khoh K.M., Ng R.T., Teo K.M., Boey C.C., Pailoor J. Characteristics and outcome of autoimmune liver disease in Asian children. Hepatol Int. 2015;9(2):292–302. DOI: 10.1007/ s12072-014-9558-0

40. Low A.S., Tan M., Garcia A., Aw M., Quak S.H. Childhood autoimmune hepatitis in a paediatric unit of a tertiary care hospital. Singapore Med J. 2014;55:648–51. PMCID: PMC4292003

41. Nares-Cisneros J., Jaramillo-Rodriguez Y. Autoimmune hepatitis in children: progression of 20 cases in northern Mexico. Rev Gastroenterol Mex. 2014;79:217–910. DOI: 10.1016/j.rgmxen.2014.11.002

42. Ramachandran J., Sajith K.G., Pal S., Rasak J.V., Prakash J.A., Ramakrishna B. Clinicopathological profile and management of severe autoimmune hepatitis. Trop Gastroenterol. 2014;35:25–31. PMID: 25276903

43. Roye-Green K., Willis R., Mc Morris N., Dawson J., Whittle D., Barton E., Smikle M. Autoimmune hepatitis in a Jamaican cohort spanning 40 years. Hum Antibodies. 2013;22(3–4):87–93. DOI: 10.3233/HAB-140275

44. Oettinger R., Brunnberg A., Gerner P., Wintermeyer P., Jenke A., Wirth S. Clinical features and biochemical data of Caucasian children at diagnosis of autoimmune hepatitis. J Autoimmun. 2005;24(1):79–84. DOI: 10.1016/j. jaut.2004.11.009

45. Di Giorgio A., Bravi M., Bonanomi E., Alessio G., Sonzogni A., Zen Y., Colledan M., D’Antiga L. Fulminant hepatic failure of autoimmune aetiology in children. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2015;60(2):159–64. DOI 10.1097/MPG.0000000000000593

46. Brissos J., Carrusca C., Correia M., Cabral J. Autoimmune hepatitis: trust in transaminases. BMJ Case Rep. 2014 Apr 23;2014. pii: bcr2014203869. DOI: 10.1136/bcr2014-203869

47. Wong G.W., Heneghan M.A. Association of extrahepatic manifestations with autoimmune hepatitis. Dig Dis. 2015;33(2):25–35. DOI: 10.1159/000440707

48. Anania C., De Luca E., De Castro G., Chiesa C., Pacifico L. Liver involvement in pediatric celiac disease. World J Gastroenterol. 2015;21(19):5813–22. DOI: 10.3748/ wjg.v21.i19.5813

49. Guo L., Zhou L., Zhang N., Deng B., Wang B. Extrahepatic autoimmune diseases in patients with autoimmune liver diseases: a phenomenon neglected by gastroenterologists. Gastroenterol Res Pract. 2017;2017:2376231. DOI: 10.1155/2017/2376231

50. Francavilla R., Castellaneta S., Davis T., et al. Serological markers of coeliac disease in children with autoimmune hepatitis. Acta Endoscopica. 2001;3:281–2. DOI: 10.1097/MPG.0000000000001801

51. Najafi M., Sadjadei N., Eftekhari K., Khodadad A., Motamed F., Fallahi G.H., Farahmand F. Prevalence of Celiac Disease in Children with Autoimmune Hepatitis and vice versa. Iran J Pediatr. 2014;24:723–8.[PMC free article]. [PubMed]

52. Vajro P., Paolella G., Maggiore G., Giordano G. Pediatric celiac disease, cryptogenic hypertransaminasemia, and autoimmune hepatitis. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2013;56(6):663–70. DOI: 10.1097/ MPG.0b013e31828dc5c5

53. Nastasio S., Sciveres M., Riva S., Filippeschi I.P., Vajro P., Maggiore G. Celiac disease-associated autoimmune hepatitis in childhood: long-term response to treatment. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2013;56:671–4. PubMed. ID 23403438

54. Ahonen P., Myllärniemi S., Sipilä I., Perheentupa J. Clinical variation of autoimmune polyendocrinopathy-candidiasis-ectodermal dystrophy (APECED) in a series of 68 patients. N Engl J Med. 1990;28;322(26):1829–36. DOI: 10.1056/NEJM199006283222601

55. Ferre E.M., Rose S.R., Rosenzweig S.D., Burbelo P.D., Romito K.R., Niemela J.E., et al. Redefined clinical features and diagnostic criteria in autoimmune polyendocrinopathy-candidiasis-ectodermal dystrophy. JCI Insight. 2016;1(13):e88782. DOI: 10.1172/jci.insight.88782

56. Meloni A., Willcox N., Meager A., Atzeni M., Wolff A.S., Husebye E.S., Furcas M., Rosatelli M.C., Cao A., Congia M. Autoimmune polyendocrine syndrome type 1: an extensive longitudinal study in Sardinian patients. J Clin Endocrinol Metab. 2012;97(4):1114–24. DOI: 10.1210/jc.2011-2461

57. Grimbacher B., Warnatz K., Yong P.F.K., Korganow A.S., Peter H.H. The crossroads of auto- immunity and immunodeficiency: Lessons from polygenic traits and monogenic defects. J Allergy Clin Immunol. 2016;137(1):3–17. DOI: 10.1016/j.jaci.2015.11.004

58. López S.I., Ciocca M., Oleastro M., Cuarterolo M.L., Rocca A., de Dávila M.T., et al. Autoimmune hepatitis type 2 in a child with IPEX syndrome. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2011;53(6):690–3. DOI: 10.1097/ MPG.0b013e3182250651

59. Milner J.D., Vogel T.P., Forbes L., Ma C.A., StrayPedersen A., Niemela J.E., et al. Early-onset lymphoproliferation and autoimmunity caused by germline STAT3 gain-of-function mutations. Blood. 2015;125(4):591–9. DOI: 10.1182/blood-2014-09-602763

60. Czaja A.J., Carpenter H.A. Autoimmune hepatitis with incidental histologic features of bile duct injury. Hepatology. 2001;34(4 Pt 1):659–65. DOI: 10.1053/jhep.2001.27562

61. de Boer Y.S., van Nieuwkerk C.M., Witte B.I., Mulder C.J., Bouma G., Bloemena E. Assessment of the histopathological key features in autoimmune hepatitis. Histopathology. 2015;66(3):351–62. DOI: 10.1111/his.12558

62. Miao Q., Bian Z., Tang R., Zhang H., Wang Q., Huang S., Xiao X., Shen L., Qiu D., Krawitt E.L., Gershwin M.E., Ma X. Emperipolesis mediated by CD8 T cells is a characteristic histopathologic feature of autoimmune hepatitis. Clin Rev Allergy Immunol. 2015;48(2– 3):226–35. DOI 10.1007/s12016-014-8432-0

63. Kumari N., Kathuria R., Srivastav A., Krishnani N., Podda U., Yachha S.K. Significance of histopathological features in differentiating autoimmune liver disease from nonautoimmune chronic liver disease in children. Eur J Gastroenterol Hepatol. 2013;25:333–7. DOI: 10.1097/ MEG.0b013e32835a68a1

64. Tucker S.M., Jonas M.M., Perez-Atayde A.R. Hyaline droplets in Kupffer cells: a novel diagnostic clue for autoimmune hepatitis. Am J Surg Pathol. 2015;39(6):772–8. DOI: 10.1097/PAS.0000000000000395

65. Tiniakos D.G., Brain J.G., Bury Y.A. Role of histopathology in autoimmune hepatitis. Dig Dis. 2015;33(2):53– 64. DOI: 10.1159/000440747

66. Stravitz R.T., Lefkowitch J.H., Fontana R.J., Gershwin M.E., Leung P.S., Sterling R.K., Manns M.P., Norman G.L., Lee W.M. Autoimmune acute liver failure: proposed clinical and histological criteria. Hepatology. 2011 Feb;53(2):517–26. DOI: 10.1002/hep.24080

67. Krawitt E.L. Autoimmune hepatitis. N Engl J Med. 2006;5;354(1):54–66. DOI: 10.1056/NEJMra050408

68. Alvarez F., Berg P.A., Bianchi F.B., Bianchi L., Burroughs A.K., Cancado E.L., et al. International Autoimmune Hepatitis Group Report: review of criteria for diagnosis of autoimmune hepatitis. J Hepatol. 1999;31(5):929–38. PMID: 10580593

69. Hennes E.M., Zeniya M., Czaja A.J., Parés A., Dalekos G.N., Krawitt E.L., et al. International Autoimmune Hepatitis Group. Simplified criteria for the diagnosis of autoimmune hepatitis. Hepatology. 2008 Jul;48(1):169–76. DOI: 10.1002/hep.22322

70. Johnson P.J., McFarlane I.G. Meeting report: International Autoimmune Hepatitis Group. Hepatology. 1993;18(4):998–1005. PMID: 8406375

71. Vergani D., Alvarez F., Bianchi F.B., Cançado E.L., Mackay I.R., Manns M.P., Nishioka M., Penner E. Liver autoimmune serology: a consensus statement from the committee for autoimmune serology of the International Autoimmune Hepatitis Group. J Hepatol. 2004;41(4):677– 83. DOI: 10.1016/j.jhep.2004.08.002

72. Dinani A.M.I., Fischer S.E., Mosko J., Guindi M., Hirschfield G.M. Patients with autoimmune hepatitis who have antimitochondrial antibodies need long-term followup to detect late development of primary biliary cirrhosis. Clin Gastroenterol Hepatol. 2012 Jun;10(6):682–4. DOI: 10.1016/j.cgh.2012.02.010

73. Gregorio G.V., Portmann B., Mowat A.P., Vergani D., Mieli-Vergani G. A 12-year-old girl with antimitochondrial antibody-positive autoimmune hepatitis. J Hepatol. 1997;27:751–4. PMID: 9365052 [PubMed]

74. Invernizzi P., Alessio M.G., Smyk D.S., Lleo A., Sonzogni A., Fabris L., Candusso M., Bogdanos D.P., Iorio R., Torre G. Autoimmune hepatitis type 2 associated with an unexpected and transient presence of primary biliary cirrhosis-specific antimitochondrial antibodies: a case study and review of the literature. BMC Gastroenterology. 2012;12:92. DOI: 10.1186/1471-230X-12-92

75. Saadah O.I., Bokhary R.Y. Anti-mitochondrial antibody positive autoimmune hepatitis triggered by EBV infection in a young girl. Arab J Gastroenterol. 2013;14:130–2.

76. Villalta D., Girolami E., Alessio M.G., Sorrentino M.C., Tampoia M., Brusca I., et al. Autoantibody Profiling in a Cohort of Pediatric and Adult Patients With Autoimmune Hepatitis. J Clin Lab Anal. 2016;30(1):41–6. DOI: 10.1002/jcla.21813

77. Tan E.M., Feltkamp T.E., Smolen J.S., Butcher B., Dawkins R., Fritzler M.J., et al. Range of antinuclear antibodies in “healthy” individuals. Arthritis Rheum. 1997;40(9):1601– 11. DOI: 10.1002/1529-0131(199709)40:9&lt;1601::AIDART9&gt;3.0.CO;2-T

78. Hilário M.O., Len C.A., Roja S.C., Terreri M.T., Almeida G., Andrade L.E. Frequency of antinuclear antibodies in healthy children and adolescents. Clin Pediatr (Phila). 2004;43(7):637–42. DOI: 10.1177/000992280404300709

79. Litwin C.M., Binder S.R. ANA testing in the presence of acute and chronic infections. J Immunoassay Immunochem. 2016;37(5):439–52. DOI: 10.1080/15321819.2016.1174136

80. Lapierre P., Hajoui O., Homberg J.C., Alvarez F. Formiminotransferase cyclodeaminase is an organ-specific autoantigen recognized by sera of patients with autoimmune hepatitis. Gastroenterology. 1999;116(3):643–9. PMID: 10029623

81. Bogdanos D.P., Mieli-Vergani G., Vergani D. Autoantibodies and their antigens in autoimmune hepatitis. Semin Liver Dis. 2009;29(3):241–53. DOI: 10.1055/s-0029-1233533

82. Liberal R., Mieli-Vergani G., Vergani D. Clinical significance of autoantibodies in autoimmune hepatitis. J Autoimmun. 2013;46:17–24. DOI: 10.1016/j.jaut.2013.08.001

83. Ma Y., Okamoto M., Thomas M.G., Bogdanos D.P., Lopes A.R., Portmann B., Underhill J., Durr R., MieliVergani G., Vergani D. Antibodies to Conformational Epitopes of Soluble Liver Antigen Define a Severe Form of Autoimmune Liver Disease. Hepatology. 2002;35:658–64. DOI:10.1053/jhep.2002.32092

84. Palioura S., Sherrer R.L., Steitz T.A., Söll D., Simonovic M. The human SepSecS-tRNASec complex reveals the mechanism of selenocysteine formation. Science. 2009 Jul 17;325(5938):321–5. DOI: 10.1126/science.1173755

85. Maggiore G., Socie G., Sciveres M., Roque-Afonso A.M., Nastasio S., Johanet C., Gottrand F., Fournier-Favre S., Jacquemin E., Bernard O. Seronegative autoimmune hepatitis in children: Spectrum of disorders. Dig Liver Dis. 2016;48(7):785–91. DOI: 10.1016/j.dld.2016.03.015

86. European Association for the Study of the L. EASL Clinical Practice Guidelines: Autoimmune hepatitis. J Hepatol. 2015;63:971–1004.

87. Manns M.P.I., Czaja A.J., Gorham J.D., Krawitt E.L., Mieli-Vergani G., Vergani D., Vierling J.M. Diagnosis and management of autoimmune hepatitis. Hepatology. 2010;51(6):2193–213. DOI: 10.1002/hep.23584

88. Mileti E., Rosenthal P., Peters M.G. Validation and modification of simplified diagnostic criteria for autoimmune hepatitis in children. Clin Gastroenterol Hepatol. 2012;10:417–21e1–2.

89. Hiejima E., Komatsu H., Sogo T., Inui A., Fujisawa T. Utility of simplified criteria for the diagnosis of autoimmune hepatitis in children. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2011;52(4):470–3. DOI: 10.1097/MPG.0b013e3181fc1e0b

90. Mieli-Vergani G., Vergani D., Baumann U., Czubkowski P., Debray D., Dezsofi A., et al. Diagnosis and Management of Pediatric Autoimmune Liver Disease: ESPGHAN Hepatology Committee Position Statement. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2018 Feb;66(2):345–60. DOI: 10.1097/MPG.0000000000001801

91. Vergani D., Mieli-Vergani G. Autoimmunity after liver transplantation. Hepatology. 2002 Aug;36(2):271–6. DOI: 10.1053/jhep.2002.35339

92. Edmunds C.I., Ekong U.D. Autoimmune Liver Disease Post-Liver Transplantation: A Summary and Proposed Areas for FutureResearch. Transplantation. 2016 Mar;100(3):515–24. DOI: 10.1097/TP.0000000000000922

93. Kerkar N., Yanni G. ‘De novo’ and ‘recurrent’ autoimmune hepatitis after liver transplantation: A comprehensive review. J Autoimmun. 2016 Jan;66:17–24. DOI: 10.1016/j.jaut.2015.08.017

94. Liberal R., Vergani D., Mieli-Vergani G. Recurrence of autoimmune liver disease and inflammatory bowel disease after pediatric liver transplantation. Liver Transpl. 2016;22(9):1275–83. DOI: 10.1002/lt.24490

95. Liberal R., Zen Y., Mieli-Vergani G., Vergani D. Liver transplantation and autoimmune liver diseases. Liver Transpl. 2013 Oct;19(10):1065–77. DOI: 10.1002/ lt.23704

96. Montano-Loza A.J., Bhanji R.A., Wasilenko S., Mason A.L. Systematic review: recurrent autoimmune liver diseases after liver transplantation. Aliment Pharmacol Ther. 2017;45(4):485–500. DOI: 10.1111/apt.13894

97. Puustinen L., Boyd S., Arkkila P., Isoniemi H., Arola J., Färkkilä M. Histologic surveillance after liver transplantation due to autoimmune hepatitis. Clin Transplant. 2017 May;31(5). DOI: 10.1111/ctr.12936

98. Ayata G., Gordon F.D., Lewis W.D., Pomfret E., Pomposelli J.J., Jenkins R.L., Khettry U. Liver transplantation for autoimmune hepatitis: a long-term pathologic study. Hepatology. 2000;32(2):185–92. DOI: 10.1053/ jhep.2000.9077

99. Bahar R.J.I., Yanni G.S., Martín M.G., McDiarmid S.V., Vargas J.H., Gershman G.B., et al. Orthotopic liver transplantation for autoimmune hepatitis and cryptogenic chronic hepatitis in children. Transplantation. 2001;15;72(5):829–33. PMID: 11571445

100. Birnbaum A.H., Benkov K.J., Pittman N.S., McFarlaneFerreira Y., Rosh J.R., LeLeiko N.S. Recurrence of autoimmune hepatitis in children after liver transplantation. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 1997;25(1):20–5. PMID: 9226522

101. Banff Working Group, Demetris A.J., Adeyi O., Bellamy C.O., Clouston A., Charlotte F., et al. Liver biopsy interpretation for causes of late liver allograft dysfunction. Hepatology. 2006;44(2):489–501. DOI: 10.1002/ hep.21280

102. González-Koch A., Czaja A.J., Carpenter H.A., Roberts S.K., Charlton M.R., Porayko M.K., Rosen C.B., Wiesner R.H. Recurrent autoimmune hepatitis after orthotopic liver transplantation. Liver Transpl. 2001;7:302– 310. DOI: 10.1053/jlts.2001.21449

103. Wright H.L., Bou-Abboud C.F., Hassanein T., Block G.D., Demetris A.J., Starzl T.E., Van Thiel D.H. Disease recurrence and rejection following liver transplantation for autoimmune chronic active liver disease. Transplantation. 1992 Jan;53(1):136–9. PMID: 1733061. PMCID: PMC2957083

104. Czaja A.J. The immunoreactive propensity of autoimmune hepatitis: is It corticosteroid-dependent after liver transplantation?. Liver Transpl Surg. 1999;5(5):460–3. DOI: 10.1002/lt.500050512

105. Prados E., Cuervas-Mons V., de la Mata M., Fraga E., Rimola A., Prieto M., Clemente G., Vicente E., Casanovas T., Fabrega E. Outcome of autoimmune hepatitis after liver transplantation. Transplantation. 1998;27;66(12):1645–50. PMID: 9884253

106. Sempoux C., Horsmans Y., Lerut J., et al. Acute lobular hepatitis as the first manifestation of recurrent autoimmune hepatitis after orthotopic liver transplantation. Liver. 1997;17:311–5.

107. Montano-Loza A.J., Mason A.L., Ma M., Bastiampillai R.J., Bain V.G., Tandon P. Risk factors for recurrence of autoimmune hepatitis after liver transplantation. Liver Transpl. 2009;15(10):1254–61. DOI: 10.1002/lt.21796

108. Reich D.J., Fiel I., Guarrera J.V., Emre S., Guy S.R., Schwartz M.E., Miller C.M., Sheiner P.A. Liver transplantation for autoimmune hepatitis. Hepatology. 2000;32(4 Pt 1):693–700. DOI: 10.1053/jhep.2000.16666

109. Chen C.Y., Ho M.C., Wu J.F., Jeng Y.M., Chen H.L., Chang M.H., Lee P.H., Hu R.H., Ni Y.H. Development of autoantibodies after pediatric liver transplantation. Pediatr Transplant. 2013;17:144–8. (SCI 1.294, Rank: 74/121 PEDIATRICS).

110. Andries S., Casamayou L., Sempoux C., Burlet M., Reding R., Bernard Otte J., Buts J.P., Sokal E. Posttransplant immune hepatitis in pediatric liver transplant recipients: incidence and maintenancetherapy with azathioprine. Transplantation. 2001;72(2):267–72. PMID: 11477351

111. Gupta P., Hart J., Millis J.M., Cronin D., Brady L. De novo hepatitis with autoimmune antibodies and atypical histology: a rare cause of late graft dysfunction after pediatric liver transplantation. Transplantation. 2001;71:664– 8. PMID: 11292299

112. Hernandez H.M., Kovarik P., Whitington P.F., Alonso E.M. Autoimmune hepatitis as a late complication of liver transplantation. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2001 Feb;32(2):131–6. PMID: 11321380

113. Kerkar N.I., Hadzić N., Davies E.T., Portmann B., Donaldson P.T., Rela M., Heaton N.D., Vergani D., Mieli-Vergani G. De-novo autoimmune hepatitis after liver transplantation. Lancet. 1998;351(9100):409–13. DOI: 10.1016/S0140-6736(97)06478-7

114. Venick R.S., McDiarmid S.V., Farmer D.G., Gornbein J., Martin M.G., Vargas J.H., Ament M.E., Busuttil R.W. Rejection and steroid dependence: unique risk factors in the development of pediatric posttransplant de novo autoimmune hepatitis. Am J Transplant. 2007;7(4):955– 63. DOI: 10.1111/j.1600-6143.2006.01717.x

115. Miyagawa-Hayashino A., Haga H., Egawa H., Hayashino Y., Sakurai T., Minamiguchi S., Tanaka K., Manabe T. Outcome and risk factors of de novo autoimmune hepatitis in living-donor liver transplantation. Transplantation. 2004;78(1):128–35. PMID: 15257051

116. Sebagh M.I., Castillo-Rama M., Azoulay D., Coilly A., Delvart V., Allard M.A., et al. Histologic findings predictive of a diagnosis of de novo autoimmune hepatitis after liver transplantation in adults. Transplantation. 2013 Oct 15;96(7):670–8. DOI: 10.1097/TP.0b013e31829eda7f

117. Pongpaibul A., Venick R.S., McDiarmid S.V., Lassman C.R. Histopathology of de novo autoimmune hepatitis. Liver Transpl. 2012;18(7):811–8. DOI: 10.1002/lt.23422

118. Weiler-Normann C., Schramm C., Quaas A., Wiegard C., Glaubke C., Pannicke N., Möller S., Lohse A.W. Infliximab as a rescue treatment in difficult-to-treat autoimmune hepatitis. J Hepatol. 2013 Mar;58(3):529–34. DOI: 10.1016/j.jhep.2012.11.010

119. Kavcic M.I., Fisher B.T., Seif A.E., Li Y., Huang Y.S., Walker D., Aplenc R. Leveraging administrative data to monitor rituximab use in 2875 patients at 42 freestanding children’s hospitals across the United States. J Pediatr. 2013;162(6):1252–8, 1258.e1. DOI: 10.1016/j. jpeds.2012.11.038

120. D’Agostino D., Costaguta A., Alvarez F. Successful treatment of refractory autoimmune hepatitis with rituximab. Pediatrics. 2013;132:e526–30. DOI: 10.1542/peds.20111900

121. Rajanayagam J., Lewindon P.J. Infliximab as rescue therapy in paediatric autoimmune hepatitis. J Hepatol. 2013;59(4):908–9. DOI: 10.1016/j.jhep.2013.05.046

122. Rodrigues S., Lopes S., Magro F., Cardoso H., e Vale A.M.H., Marques M., Mariz E., Bernardes M., Lopes J., Carneiro F., Macedo G. Autoimmune hepatitis and anti-tumor necrosis factor alpha therapy: A single center report of 8 cases. World J Gastroenterol. 2015 Jun 28;21(24):7584–8. DOI: 10.3748/wjg.v21.i24.7584

123. Mostamand S., Schroeder S., Schenkein J., Miloh T. Infliximab-Associated Immunomediated Hepatitis in Children With Inflammatory Bowel Disease. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2016;63(1):94–7. PMID: 26835903

124. Czaja A.J., Bianchi F.B., Carpenter H.A., Krawitt E.L., Lohse A.W., Manns M.P., McFarlane I.G., Mieli-Vergani G., Toda G., Vergani D., Vierling J., Zeniya M. Treatment challenges and investigational opportunities in autoimmune hepatitis. Hepatology. 2005;41(1):207–15. DOI: 10.1002/hep.20539

125. Pniewska A., Sobolewska-Pilarczyk M., Pawłowska M. Evaluation of the effectiveness of treatment with prednisone and azathioprine of autoimmune hepatitis in children. Prz Gastroenterol. 2016;11(1):18–23. DOI: 10.5114/ pg.2015.52566

126. Heneghan M.A., Allan M.L., Bornstein J.D., Muir A.J., Tendler D.A. Utility of thiopurine methyltransferase genotyping and phenotyping, and measurement of azathioprine metabolites in the management of patients with autoimmune hepatitis. J Hepatol. 2006;45(4):584–91. DOI: 10.1016/j.jhep.2006.05.011

127. Rumbo C., Emerick K.M., Emre S., Shneider B.L. Azathioprine metabolite measurements in the treatment of autoimmune hepatitis in pediatric patients: a preliminary report. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2002;35(3):391–8. PMID: 12352536

128. Sheiko M.A., Sundaram S.S., Capocelli K.E., Pan Z., McCoy A.M., Mack C.L. Outcomes in Pediatric Autoimmune Hepatitis and Significance of Azathioprine Metabolites. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2017;65(1):80–5. DOI: 10.1097/MPG.0000000000001563

129. Kerkar N., Annunziato R.A., Foley L., Schmeidler J., Rumbo C., Emre S., Shneider B., Shemesh E. Prospective analysis of nonadherence in autoimmune hepatitis: a common problem. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2006 Nov;43(5):629–34. PMID: 17130740

130. Samaroo B., Samyn M., Buchanan C., Mieli-Vergani G. Long-term daily oral treatment with prednisolone in children with autoimmune liver disease does not affect final adult height. Hepatology. 2006;44:438 (Abs).

131. Mohammad S. Budesonide as first-line therapy for noncirrhotic autoimmune hepatitis in children: a decision analysis. Scand J Gastroenterol. 2016;51(6):753–62. DOI: 10.3109/00365521.2015.1130166

132. Manns M.P., Woynarowski M., Kreisel W., Lurie Y., Rust C., Zuckerman E., et al. Budesonide induces remission more effectively than prednisone in a controlled trial of patients with autoimmune hepatitis. Gastroenterology. 2010 Oct;139(4):1198–206. DOI: 10.1053/j.gastro.2010.06.046

133. Woynarowski M., Nemeth A., Baruch Y., Koletzko S., Melter M., Rodeck B., Strassburg C.P., Pröls M., Woźniak M., Manns M.P. Budesonide versus prednisone with azathioprine for the treatment of autoimmune hepatitis in children and adolescents. J Pediatr. 2013 Nov;163(5):1347–53.e1. DOI: 10.1016/j. jpeds.2013.05.042

134. Alvarez F., Ciocca M., Cañero-Velasco C., Ramonet M., de Davila M.T., Cuarterolo M., Gonzalez T., Jara-Vega P., Camarena C., Brochu P., Drut R., Alvarez E. Short-term cyclosporine induces a remission of autoimmune hepatitis in children. J Hepatol. 1999 Feb;30(2):222–7. PMID: 10068099

135. Cuarterolo M., Ciocca M., Velasco C.C., Ramonet M., González T., López S., Garsd A., Alvarez F. Follow-up of children with autoimmune hepatitis treated with cyclosporine. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2006 Nov;43(5):635–9. PMID: 17130741

136. Franulović O.Z., Rajacić N., Lesar T., Kuna A.T., Morić B.V. Cyclosporine induced biochemical remission in childhood autoimmune hepatitis. Coll Antropol. 2012;36(3):973–9. PMID: 23213960

137. Marlaka J.R., Papadogiannakis N., Fischler B., Casswall T.H., Beijer E., Németh A. Tacrolimus without or with the addition of conventional immunosuppressive treatment in juvenile autoimmune hepatitis. Acta Paediatr. 2012;101(9):993–9. DOI: 10.1111/j.16512227.2012.02745.x

138. Aw M.M., Dhawan A., Samyn M., Bargiota A., MieliVergani G. Mycophenolate mofetil as rescue treatment for autoimmune liver disease in children: a 5-year follow-up. J Hepatol. 2009;51(1):156–60. DOI: 10.1016/j. jhep.2009.02.024

139. Zizzo A.N., Valentino P.L., Shah P.S., Kamath B.M. Second-line Agents in Pediatric Patients With Autoimmune Hepatitis: A Systematic Review and Meta-analysis. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2017;65(1):6–15. DOI: 10.1097/MPG.0000000000001530

140. Mieli-Vergani G., Vergani D. Autoimmune hepatitis. Nat Rev Gastroenterol Hepatol. 2011;8(6):320–9. DOI: 10.1038/nrgastro.2011.69

141. Battaglia M., Stabilini A., Roncarolo M.G. Rapamycin selectively expands CD4+CD25+FoxP3+ regulatory T cells. Blood. 2005;105(12):4743–8. DOI: 10.1182/ blood-2004-10-3932

142. Kurowski J., Melin-Aldana H., Bass L., Alonso E.M., Ekong U.D. Sirolimus as rescue therapy in pediatric autoimmune hepatitis. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2014;58(1):e4–6. DOI: 10.1097/MPG.0b013e318291feaa

143. van Gerven N.M., Verwer B.J., Witte B.I., van Hoek B., Coenraad M.J., van Erpecum K.J., et al. Relapse is almost universal after withdrawal of immunosuppressive medication in patients with autoimmune hepatitis in remission. J Hepatol. 2013 Jan;58(1):141–7. DOI: 10.1016/j. jhep.2012.09.009

144. Liberal R., Longhi M.S., Grant C.R., Mieli-Vergani G., Vergani D. Autoimmune hepatitis after liver transplantation. Clin Gastroenterol Hepatol. 2012;10(4):346–53. DOI: 10.1016/j.cgh.2011.10.028

145. Salcedo M., Vaquero J., Bañares R., Rodríguez-Mahou M., Alvarez E., Vicario J.L., Hernández-Albújar A., Tíscar J.L., Rincón D., Alonso S., De Diego A., Clemente G. Response to steroids in de novo autoimmune hepatitis after liver transplantation. Hepatology. 2002;35(2):349–56. DOI: 10.1053/jhep.2002.31167

146. Götz G., Neuhaus R., Bechstein W.O., Lobeck H., Berg T., Hopf U., Neuhaus P. Recurrence of autoimmune hepatitis after liver transplantation. Transpl Proc. 1999;31:430–431. DOI: 10.1016/S0041-1345(98)01692-3

147. Gautam M., Cheruvattath R., Balan V. Recurrence of autoimmune liver disease after liver transplantation: a systematic review. Liver Transpl. 2006;12(12):1813–24. DOI: 10.1002/lt.20910

148. Hurtova M., Duclos-Vallee J.C., Johanet C., Emile J.-F., Roque-Afonso A.-M., Feray C., Bismuth H., Samuel D. Successful tacrolimus therapy for a severe recurrence of type 1 autoimmune hepatitis in a liver graft recipient. Liver Transpl. 2001;7:556–8. DOI: 10.1053/jlts.2001.24638

149. Jossen J., Annunziato R., Kim H.S., Chu J., Arnon R. Liver Transplantation for Children with Primary Sclerosing Cholangitis and Autoimmune Hepatitis: UNOS Database Analysis. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2017;64(4):e83– e87. DOI: 10.1097/MPG.0000000000001438

ФАРМАТЕКА » Аутоиммунный гепатит и перекрестные синдромы

Аутоиммунный гепатит (АИГ) относится к относительно редким заболеваниям печени, поражающим преимущественно женщин любого возраста, на его долю приходится 10–20 % всего спектра хронического гепатита. Представлена современная балльная система признаков для выявления АИГ, рассматривается клиническая картина АИГ. Другими аутоиммунными вариантами поражения печени являются первичный билиарный цирроз печени (ПБЦП) и первичный склерозирующий холангит (ПСХ). Обсуждаются перекрестные синдромы между различными аутоиммунными заболеваниями печени АИГ-ПБЦП и АИГ-ПСХ. Рассматриваются современные подходы к лечению АИГ и перекрестных синдромов с использованием глюкокортикоидов, азатиоприна и урсодеоксихолевой кислоты.

Аутоиммунитет и аутоиммунные заболевания человека относятся к наиболее интригующим разделам медицины с множеством неразрешенных проблем. С 1994 г. аутоиммунные поражения печени включают аутоиммунный гепатит (АИГ), первичный билиарный цирроз печени (ПБЦП), первичный склерозирующий холангит (ПСХ). АИГ представляет один из многочисленных вариантов аутоиммунных заболеваний, при котором потеря толерантности к собственным тканям является главным патогенетическим механизмом развития повреждения печени и отражает сложное взаимоотношение между запускающими аутоиммунный процесс факторами, аутоантигенами, генетической предрасположенностью и иммунорегуляторными процессами.

Определение и классификация АИГ

АИГ впервые описан Waldenstrоmв 1951 г. у молодых женщин с аменореей, высокими показателямиγ-глобулинов сыворотки и активностью гепатита. Быстрое прогрессирование в цирроз печени и высокая смертность – 80 % больных погибали в течение 5 лет после установления диагноза, обеспечили появление терминов “хронический активный гепатит” (ХАГ), “хронический агрессивный гепатит”, “люпоидный гепатит”. Позже, в конце 1960-х и начале 1970-х гг., АИГ стал первым заболеванием печени, при котором показано достоверное увеличение выживаемости большинства больных под влиянием иммуносупрессивной терапии преднизолоном или комбинацией преднизолона и азатиоприна. АИГ стали определять как “персистирующее (неразрешившееся) воспаление печени неизвестной этиологии, характеризующееся преимущественно перипортальным гепатитом или более обширным воспалительным процессом, сопровождающееся гипергаммаглобулинемией, присутствием тканевых аутоантител в сыворотке и в большинстве случаев отвечающее на иммуносупрессивную терапию”. При морфологическом исследовании в ткани печени выявляется ХАГ с портальной и перипортальной лимфоплазмоцитарной инфильтрацией, разрушающей пограничную пластинку, – т. н. ступенчатые некрозы, являющиеся основным признаком АИГ. Действительно, этот признак присутствовал обязательно при всех последующих классификациях АИГ:HBsAg-негативный, идиопатический, криптогенный, ни А ни В, стероидозависимый ХАГ. Два других диагностических признака ХАГ – значительное повышение уровня аминотрансфераз сыворотки в течение свыше 6 месяцев наблюдения за больными уточняли картину АИГ. В последующем показано, что уровни АСТ и АЛТ сыворотки плохо коррелировали с активностью ХАГ и ряд больных с высокой морфологической активностью заболевания имели очень умеренное повышение аминотрансфераз, в связи с чем обязательным в диагностике АИГ является изучение биопсии печени.

АИГ относится к относительноредким заболеваниям печени, поражающим преимущественно женщинлюбого возраста, составляет 10–20 % всего спектра хронического гепатита и представляет неоднородную группу заболеваний печени, поэтому предпринимаются попытки по разработке классификации, основанной либо на серологических, либо на генетических маркерах заболевания. Как правило, диагноз АИГ основывается на балльной системе оценки ряда клинических и лабораторных параметров. Среди диагностических признаков учитываются аутоантитела, которые гетерогенны и используются не только как диагностические маркеры АИГ, но и как основа для изучения этиологии, патогенеза и молекулярной основы повреждения. Международной группой по изучению АИГ сформулированы признаки, которые делают его диагноз определенным или вероятным. В пользу АИГ свидетельствуют женский пол, повышенный уровень сывороточных аминотрансфераз, низкий уровень щелочной фосфатазы (ЩФ), гипергаммаглобулинемия с повышением уровня IgG в сыворотке, положительные антинуклеарные
антитела (АНА), антитела к гладкой мускулатуре (АГМ), печеночно-почечные микросомальные антитела 1-го типа (LKM-1), периферические антинейтрофильные ядерные антитела или антитела к растворимому печеночному/печеночно-панкреатическому антигену (анти-SLA/LP), отсутствие антимитохондриальных антител (АМА), отсутствие гепатотропной вирусной инфекции, лекарственного или алкогольного повреждения печени, наличие перипортального гепатита при биопсии [1–3]. Диагноз АИГ становится более определенным, если у больного или в его семье имеются конкурентные иммунологические заболевания, известные HLA-маркеры и ответ на кортикостероидную терапию. Против диагноза АИГ свидетельствуют высокий уровень ЩФ, положительные АМА в сыворотке, наличие маркеров вирусов гепатита в сыворотке, факты употребления лекарств или злоупотребления алкоголем, морфологические изменения в печени, предполагающие другую этиологию (табл. 1).

Таблица 1. Балльная система признаков для выявления АИГ.

Диагноз АИГ основывается на наличии характерных клинических, лабораторных, серологических и генетических признаков и исключении заболеваний, сходных с АИГ, а также нанаступлении ремиссии при лечениииммунодепрессантами и развитии обострения заболевания после отменыиммуносупрессии. Показано, что прогностическими факторами диагнозаАИГ являются его морфологическиепризнаки, титры аутоантител, уровеньгамма-глобулинов или IgG и отсутствие вирусного гепатита. С учетом сложностей работы с балльной системной оценкой признаков АИГ в 2008 г. предложена упрощенная система диагностических признаков, позволяющих выявлять определенный или вероятный АИГ [4, 5].

В соответствии с профилем выявляемых аутоантител выделяют два типаАИГ [1, 3, 6, 7]. АИГ 1-го типа характеризуется наличием АНА и/или АГМ,на его долю приходится 85 % всехслучаев АИГ. Данный вариант АИГнаблюдается преимущественно у женщин (8 : 1), поражает лиц старшего возраста, характеризуется менее частымразвитием внепеченочных проявлений и хорошим прогнозом.

АИГ 2-го типа отличается наличием анти-LKM-1. На долю АИГ 2-го типа приходится до 15 % случаев АИГ. Чаще заболевание встречается у молодых женщин, 50–75 % больных – дети от 2 до 15 лет с высокой активностью заболевания, яркими внепеченочными проявлениями и серьезным прогнозом. Около 10–20 % больных аутоиммунным гепатитом серонегативны на АНА, АГМ и анти-LKM-1, хотя позже в течение заболевания эти антитела могут появляться. Данный феномен затрудняет выявление АИГ и относит этих больных к криптогенному хроническому гепатиту. Приблизительно 60–90 % больных имеют циркулирующие антинейтрофильные цитоплазматические аутоантитела с перинуклеарным окрашиванием, т. к. мишенью является антиген на периферии ядра, а не в цитоплазме. Рекомендовано проводить обследование данной группы больных на более редкие антитела: анти-SLA/LP, азиалогликопротеиновые рецепторы, антитела к эндомизию, хроматину, лактоферрину, Saccharomyces cerevisiae.

Клиническая характеристика АИГ

Клинический спектр АИГ варьируется от тяжелого острого гепатита(иногда фульминантного течения),хронического гепатита различной степени тяжести и выраженности воспалительной активности в печени доатипично протекающих состояний безсвойственных данной форме гепатитааутоантител в сыворотке крови с морфологической картиной центролобулярных некрозов в 3-й зоне гепатоцитов, признаками поражения желчных протоков и клиническими проявлениями других аутоиммунных поражений печени (ПБЦП или ПСХ), получивших название перекрестных синдромов иливариантных форм АИГ. У 50 % больных АИГ проявляется лабораторными признаками хронического гепатита. аиболее часто отмечаются слабость, повышенная утомляемость, сонливость, снижение массы тела, нередко – лихорадка или субфебрилитет, сыпь на теле, артралгии, миалгии, олиго- или дисменорея. При обследовании выявляют гепато-, спленомегалию, асцит, энцефалопатию. У половины пациентов желтуха или указание в анамнезе на эпизод желтухи. У 30 % больных при первом обследовании выявляют сформировавшийся цирроз печени, а 40 % обнаруживают иммунные нарушения, чаще – поражение щитовидной железы или суставов, что увеличивает подозрение на АИГ. Приблизительно 30–40 % больных демонстрируют острое начало заболевания с выраженной желтухой, и при несвоевременном выявлении АИГ заболевание может прогрессировать в подострую печеночную недостаточность с необходимостью неотложной трансплантации печени. Наконец, у 10–20 % больных отмечается бессимптомное течение АИГ, единственным маркером которого может быть случайно выявленное повышение трансаминаз сыворотки. Нередко признаки поражения печени обнаруживают при обследовании по другому поводу – рецидивирующая кожная сыпь, артралгии. Эти больные имеют умеренную активность воспалительного процесса в печени, хорошо отвечают наиммуносупрессивную терапию [1–3, 6]. У части женщин АИГ развивается в период беременности или сразу после родов, до этого протекая бессимптомно. По демографическим показателям, частоте развития цирроза печени эти больные не отличаются от пациентов с острым началом заболевания, высокой активностью гепатита и желтухой. В связи с тем что АИГ может протекать бессимптомно, у части больных возникают определенные трудности дифференциального диагноза с другими заболеваниями. Отсутствие патогномоничных АИГ признаков делает его диагнозом исключения и требует обследования на маркеры вирусов гепатита, наличие ПБЦП или ПСХ, болезни Вильсона–оновалова и дефицита α1-антитрипсина, так же как уточнения других этиологических факторов – алкоголя, лекарств. В последние годы показано, что, несмотря на преимущественное поражение женщин, АИГ стал чаще диагностироваться у мужчин, встречаясь в любом возрасте, все чаще выявляется у 40-летних больных. Заболевание характеризуется разнообразными вариантами течения – от высокой степени активности до спонтанного улучшения и даже ремиссии болезни, несмотря на гистологические признаки сохраняющейся активности процесса в печени, нередко с периодами резкого обострения через непродолжительный период. Типичными для аутоиммунного гепатита являются 5–10-кратное повышение уровня трансаминаз сыворотки, признаки нарушения обмена билирубина и гиперпротеинемия за счет гипергаммаглобулинемии, обусловленной повышением IgG-сыворотки. Уровень ЩФ нормальный или слегка повышен; может быть повышена активность γ-глютамилтранспептидазы (ГГТП). Почти все больные АИГ демонстрируют различный спектр аутоантител в сыворотке крови, как правило не отражающих тяжесть заболевания. До 70–80 % больных серопозитивны по АНА или АГМ или обоим аутоантителам. Очень небольшой процент больных имеют анти-LKM-1, реагирующие с изоэнзимом цитохрома Р450 2D6. Как правило, данные пациенты серонегативны по АНА и АГМ, поэтому все больные с подозрением на аутоиммунный гепатит проходят тестирование на АНА, АГМ и анти-LKM-1 [7].

Диагноз АИГ основывается наисключении других заболеваний печени, выявлении гиперферментемии,повышении IgG, гистологических изменениях, выявлении периферических антинейтрофильных ядерных антител или антитиреоидных аутоантител, в т. ч. при нормальной функции щитовидной железы, и специальном обследовании на другие, более редкие антитела, имеющие потенциальное
значение для диагноза аутоиммунный гепатит: антитела к азиалогликопротеиновым рецепторам, растворимомупеченочному антигену (анти- SLA), к антигену печень–поджелудочная железа (анти-LP), который оказался идентичным анти-SLA и обозначается как анти-SLA/LP. Еще один показатель, используемый в диагностике АИГ, – низкий уровень С4 компонента комплемента. Хотя данный признак не является специфичным, он может свидетельствовать в пользу аутоиммунного гепатита у больных без соответствующихаутоантител.

Среди морфологических признаков наряду с характерным для АИГ перипортальным гепатитом (описываемым как ХАГ) с плотной, преимущественно лимфоплазмоцитарной инфильтрацией портальных трактов, перипортальной и перисептальной областями с наличием ступенчатых некрозов гепатоцитов, а в ряде случаев – более тяжелыми порто-портальными или порто-септальными мостовидными некрозами выявляют формирование лимфоцитарных розеток, очаговую регенерацию клеток и пролиферацию желчных протоков даже в отсутствие цирроза печени. Ни один из этих признаков не является патогномоничным аутоиммунному гепатиту, т. к. встречается при других заболеваниях печени. При выявлении гранулем или типичных для ПБЦП или ПСХ изменений желчных протоков в виде хронического негнойного деструктивного холангита, выраженного концентрического перидуктального фиброза диагностируется вариантная форма АИГ. В сомнительных случаях, особенно при наличии стеатоза печени, скопления очагов лимфоидных клеток в печени, сидероза, необходимо проводить холангиографию для исключения ПСХ в связи с наличием особой формы заболевания у детей, называемой аутоиммунным склерозирующим холангитом без АМА.

Генетические факторы при АИГ

Как и при большинстве других аутоиммунных заболеваний, интенсивноизучается генетическая основа АИГ.В Европе АИГ ассоциирован сA1-B8-DR3 гаплотипом и особенно с DR3 и DR4 аллотипами, которые являются независимыми факторами риска его развития. В Японии сильная ассоциацияотмечена с DR4. HLA-антигены DR3 и DR4 характеризуют различные уровни прогрессирования АИГ. Известно, что больные с DR3-аллотипом любого возраста чаще имеют высокую активность заболевания, реже формируют ремиссию при иммуносупрессивной терапии, чаще дают обострения иимеют более неблагоприятный прогноз болезни. Наоборот, больные с DR4-аллотипом, часто пожилого возраста с низкой и умеренной степенью активности, быстрее достигают ответа на иммуносупрессивную терапию. Низкая концентрация С4 компонента комплемента также имеет определенное прогностическое значение – у больных отмечается высокая частота рецидивов АИГ и высокая смертность. Набор генетических маркеров весьма сложен и каждый год увеличивается на несколько новых генетических признаков. Спектр полиморфизма генов, ассоциированных с АИГ, включает цитокины, например фактор некроза опухоли-α, молекулы адгезии, например CTLA4. Однако изучение генетической основы АИГ в настоящее время сравнивают с “поиском иголки в стоге сена”. До сих пор мало известно о запускающих (“триггерных”) факторах, особенно о роли Т-клеточного иммунитета.

Другие аутоиммунные варианты поражения печени – ПБЦП и ПСХ

Первичные аутоиммунные холестатические варианты пораженияпечени – ПБЦП и ПСХ – относятся к медленнопрогрессирующим заболеваниям, характеризующимсяобязательным поражением желчныхпротоков с развитием хроническогонегнойного деструктивного холангита. Для ПБЦП типичен гранулематозный негнойный деструктивныйхолангит с поражением междольковых и септальных желчных протоков,а для ПСХ – фиброзный облитерирующий негнойный деструктивныйхолангит, поражающий как внутри-, так и внепеченочные желчные протоки. При ПБЦП наряду с синдромом холестаза выявляются АМА, наиболее специфичны – М2-АМА, направленные против Е2-субъединицы пируватдегидрогеназы, повышение IgM сыворотки и иммуноопосредованные внепеченочные синдромы – тиреоидит Хашимото, синдром Шегрена,фиброзирующий альвеолит, тубулоинтерстициальный нефрит, целиакия, а также сочетание с заболеваниями ревматического круга – системной склеродермией, ревматоидным артритом, системной красной волчанкой. АНА выявляют у 52 % больных ПБЦП с отражением универсального характера этих антител при различных иммуноопосредованных заболеваниях. ПБЦП встречается преимущественно у женщин среднего и пожилого возраста. Выделяют вариант ПБЦП без АМА – аутоиммунный холангит без АМА. ПСХ чаще развивается у мужчин (2 : 1), нередко (в 70–90 % случаев) сочетается с воспалительными заболеваниями кишечника – язвенным колитом или болезнью Крона. Наряду с синдромом холестаза типичным для ПСХ является изменение желчного дерева при эндоскопической ретро́градной панкреатохолангиографи́и (ЭРПХГ) или магнитно-резонансной томографической (МРТ) холангиографии по типу “четок” или “бус”, у 70 % больных в сыворотке крови выявляются перинуклеарные антинейтрофильные цитоплазматические антитела.

Вариантные (атипичные) формы АИГ

Перекрестные синдромы между различными аутоиммунными заболеваниями печени (АИГ, ПБЦП, ПСХ) содновременным выявлением клинических, биохимических, серологических и гистологических признаков, свойственных этим заболеваниям, встречаются часто (в 18 %), трудны для диагностики в связи с отсутствием четких разграничений и нуждаются в изменении стратегии лечения. Известно,что у 5–8 % больных с диагнозом АИГ имеются признаки ПБЦП – повышение уровня билирубина и ЩФ, гистологические изменения в ткани печени. В то же время у 9–19 % больных ПБЦП имеются признаки АИГ. Диагноз АИГ, как уже говорилось, базируется на выявлении вероятного или типичного заболевания согласно балльной системе оценки признаков, претерпевшей за последние 2 десятилетия ряд изменений и включившей критерии, исключающие другие заболевания печени (табл. 1 и 2). Для диагностики вариантных форм аутоиммунного гепатита предложены определенные диагностические признаки, чувствительность и специфичность которых пока не оценены [8–11]. О синдроме перекреста АИГ–ПБЦП свидетельствуют два из трех признаков АИГ и два из трех признаков ПБЦП.

Диагноз АИГ основывается на следующих признаках:
• повышение АЛТ ≥ 5-кратного уровня верхней границы нормы;
• повышение IgG ≥ 2-кратного уровняверхней границы нормы или выявление АГМ;
• умеренная или высокая степень перипортальных или перисептальных лимфогистиоцитарных ступенчатых некрозов.

Для диагноза ПБЦП необходимыдва из трех признаков:
• повышение содержания ЩФ ≥2-кратного уровня верхней границынормы или повышение активностиГГТП ≥ 5-кратного значения верхней границы нормы;
• выявление АМА;
• морфологические признаки поражения желчных протоков в виде хронического деструктивного негнойногохолангита.

Перекрестный синдром АИГ–ПБЦП может наблюдаться в двух вариантах. Первый вариант характеризуется преобладанием гистологических признаков АИГ и биохимических, а также
серологических показателей, свойственных ПБЦП: обнаружение М2АМА, холестаза; повышение IgM приочень умеренном увеличении уровняγ-глобулинов и IgG; низкий титр АНАи/или АГМ у 31 и 9 % больных соответственно; наличие ассоциации с HLA –B8, DR3 или DR4. Второй вариант перекрестного синдрома АИГ–ПБЦПимеет гистологические признаки,типичные для ПБЦП: инфильтрациюпортальных полей, деструкцию и пролиферацию желчных протоков с уменьшением их числа и появлением гранулем в ткани печени, тесно связанных с желчными протоками. В то же времяпри морфологическом исследованииможно выявить и признаки АИГ –ступенчатые и мостовидные некрозы. АМА не выявляются, в сывороткекрови обнаруживают АНА и АГМ в 71и 37 % случаев соответственно.

Вариантная форма АИГ–ПСХ частовстречается у детей, подростков и лицмолодого возраста. У 6 % больных АИГвыявляют признаки ПСХ, а у 2–8 %больных ПСХ имеются признаки АИГ.Как правило, в этой группе больныхвстречаются воспалительные заболевания кишечника: язвенный колит у 35–60 % больных и крайне редко –болезнь Крона; нередко эту группу отличают нормальные показатели
ЩФ. Внепеченочные аутоиммунныепроявления обнаруживают при вариантной форме АИГ–ПСХ с такой жечастотой, что и при ПСХ.

Для диагноза вариантной формы АИГ–ПСХ также используют определенный набор критериев:
• изменения желчных протоков, типичные для ПСХ, выявляемые при ЭРПХГ или МРТ-холангиографии;
• признаки АИГ по шкале диагностки ≥ 15 баллов;
• выявление АНА или АГМ в титре ≥1 : 40;
• обнаружение ступенчатых некрозов,лимфоцитарных розеток, умеренного или выраженного перипортального или перисептального воспаления.Для дифференциального диагнозаАИГ с синдромом холестаза и вариантной формы АИГ–ПСХ определенноезначение имеют степень повышенияЩФ сыворотки крови и соотношениеЩФ и АСТ. В случае АИГ с синдромомхолестаза соотношение ЩФ/АСТ непревышает 1,5. При показателе выше1,5 более вероятен диагноз ПСХ.

Иммуносупрессивная терапия АИГ

Как уже говорилось, АИГ стал первым заболеванием, при котором иммуносупрессивное лечение привело к увеличению выживаемости. Преднизолон в монотерапии или в комбинации с азатиоприном является стандартом лечения АИГ на протяжении нескольких десятилетий и эффективен у 80 % больных. При обострении АИГ (АЛТ ≥ 10 норм, γ-глобулины сыворотки ≥ 2 норм) используются высокие дозы преднизолона – 60 мг/сут с плавным снижением до поддерживающих 5–10 мг/сут через 6 недель. В отсутствие ответа – увеличение дозы стероидов или комбинация с азатиоприном (1–1,5 мг/кг/сут). Возможно сразу начинать комбинированное лечение. Для поддержания ремиссии проводится лечение минимальной дозой стероидов (можно в комбинации с азатиоприном) не менее 12 месяцев или монотерапия азатиоприном (2–4 мг/кг/сут) 2–4 года [1, 3, 6, 13]. Альтернативой иммуносупрессивнойтерапии является второе поколение кортикостероидов – будесонид в дозе 9 мг/сут, позволяющий достигать ремиссии у большинства больных АИГ, не ответивших на стандартную иммуносупрессивную терапию [12]. Особенно перспективной оказалась комбинированная терапия будесонидом 9 мг/сут и азатиоприном 100 мг/сут. Все новые иммуносупрессивные агенты, разработанные в трансплантологии, могут быть применены при АИГ только при условии отсутствия ответа на стандартную терапию.
Лечение вариантных форм АИГ–ПБЦП и АИГ–ПСХ не стандартизировано. В лечении вариантнойформы АИГ–ПБЦП рекомендовано ориентироваться на показатели ЩФ. При уровне ЩФ ≤ 2 норм предпочтение отдается кортикостероидам или комбинации кортикостероидов и азатиоприна. При уровне ЩФ ≥ 2 норм используют кортикостероиды и урсодезоксихолевую кислоту (УДХК (Урсофальк)) в дозе 13–15 мг/кг/сут. Если доминируют признаки ПБЦП, а признаки АИГ минимальны – проводится монотерапия УДХК (Урсофальк) 13–15 мг/кг/сут.

При первом варианте перекрестного синдрома АИГ–ПБЦП преднизолон используется в максимальной суточнойдозе 60 мг в течение недели, затем по40 мг в течение недели и затем по 30 мг2 недели, после чего пациента переводят на поддерживающую дозу 20 мг/сут. Терапию начинают в комбинации с УДХК (Урсофальк) 13–15 мг/сут.Как и при АИГ, при первом вариантеперекрестного синдрома АИГ–ПБЦПможно начать лечение с комбинациипреднизолона, азатиоприна и УДХК(Урсофальк). Начальная доза преднизолона составляет 30 мг в течение1-й недели, затем 20 мг в течение 1-йнедели, затем 15 мг 2 недели с переводом на поддерживающую дозу 10мг/сут. Стартовая доза азатиоприна100 мг/сут в течение недели и затем –50 мг/сут постоянно. Доза УДХК(Урсофальк) стабильна – 13–15 мг/сут.При втором варианте синдрома АИГ–ПБЦП проводится монотерапия УДХК(Урсофальк) в суточной дозе 13–15 мг/кг. Появились пилотные исследования по применению будесонида при вариантных формах АИГ–ПБЦП и АИГ–ПСХ, что индуцировало полную ремиссию при синдроме перекреста. Рекомендована следующая схема терапии будесонидом при вариантных формах АИГ.

АИГ–ПБЦП: ЩФ ≤ 2 норм – будесонид (Буденофальк) 6–9 мг/сут; ЩФ ≥2 норм – будесонид (Буденофальк) 6–9мг/сут + УДХК (Урсофальк) 13–15 мг/кг/сут.

АИГ–ПСХ: ЩФ ≤ 2 норм – будесонид (Буденофальк) 6–9 мг/сут; ЩФ ≥2 норм – УДХК (Урсофальк) 15–20 мг/кг/сут.

Длительность терапии от 2–3 лет до пожизненного приема.

Ортотопическая трансплантация печени при АИГ


В большинстве случаев успешнаяиммуносупрессия позволяет обеспечивать длительную выживаемостьбольных АИГ и редко требует трансплантации печени. В конечной стадии АИГ трансплантация печени сохраняет высокую выживаемость больных и не угрожает их жизни. Несмотря на то что АИГ может рецидивировать в трансплантате, долгосрочная выживаемость значительно лучше, чем при других
заболеваниях печени. В будущем втрансплантологии реальна иммуносупрессия без кортикостероидов, однако эффективная иммуносупрессия с использованием стероидов остается необходимой для предотвращениясерьезного рецидива аутоиммунногозаболевания печени. Будучи эффективным методом лечения, ортотопическаятрансплантация печени по поводу АИГостается очень привлекательной дляисследований. Взаимодействие донорского органа с иммунной системойхозяина и его костным мозгом приводит к весьма интенсивному химеризму. Через годы “чужая” донорская печень становится “своей”. Значительное количество гепатоцитов донорской печени замещается печеночными клетками хозяина, в большинстве случаев, вероятно происходящих из стволовых клеток костного мозга хозяина. Микроокружение в печени после трансплантации может иметь значение при рецидиве болезни или потере толерантности к пересаженному органу. В этом свете весьма важным представляется факт развития АИГ de novo в донорской печени. Изучение этогофеномена может дать дополнительные ключи к пониманию событий, лежащих в основе потери толерантности и аутоиммунного процесса, направленного против собственных тканей.

1. Апросина З.Г. История изучения исовременные аспекты аутоиммунногогепатита // Клиническая гепатология. 2005.№ 1. С. 5–16.
2. Филатова А.Л. Клиническая характеристикааутоиммунного гепатита // Клиническаягепатология. 2005. № 1. С. 28–30.
3. Czaja AJ, Freese DK. Diagnosis and Treatmentof Autoimmune Hepatitis. Hepatology2002;36:479–97.
4. Yeoman AD, Westbrook RH, Al-Chalabi T, etal. Diagnostic Value and Utility of the SimplifiedInternational Autoimmune Hepatitis Group(IAIHG) Criteria in Acute and Chronic liverDisease. Hepatology 2009;50:538–45.5. Hennes EM, Zeniya M, Czaja AJ, et al. SimplifiedCriteria for the Diagnosis of AutoimmuneHepatitis. Hepatology 2008;48:169–76.
6. Krawitt EL. Autoimmune Hepatitis. N Engl J Med2006;354:54–66.
7. Филатова А.Л. Клиническое значениесывороточных аутоантител при заболеванияхпечени // Клиническая гепатология. 2005.№ 1. С. 45–47.
8. Бурневич Э.З., Арион Е.А. Вариантныеформы аутоиммунных заболеваний печени//Гепатологический форум. 2009. № 2. С. 6–13.
9. Лейшнер У. Аутоиммунные заболеванияпечени и перекрестный синдром. М., 2005.
10. Ивашкин В.Т., Буеверов А.О. Перекрестныесиндромы как атипичные проявленияаутоиммунного гепатита // Клиническиеперспективы гастроэнтерологии, гепатологии2003. № 1. С. 20–25.
11. Мухин Н.А., Лопаткина Т.Н., Бурневич Э.З.и др. Вариантные формы аутоиммунногогепатита // Врач. 2010. № 1. С. 1–6.
12. Csepregi A, Rocken C, Treiber G, et al.Budesonide induces complete remission inautoimmune hepatitis. World J Gastroenterol2006;12(9):1362–66.
13. Czaja AJ. Difficult treatment dicisions in autoimmunehepatitis. World J Gastroenterol2010;16(8):934–47.

Программа лечения аутоиммунных заболеваний печени | Гора Синай

В системе здравоохранения Mount Sinai работает больше специалистов по печени (гепатологов), чем в любой другой системе здравоохранения Нью-Йорка, что делает нас вашим поставщиком медицинских услуг для здоровья печени. Наши гепатологи известны во всем мире благодаря проведению инновационных исследований и предоставлении современного лечения всех форм заболеваний печени, включая аутоиммунные заболевания печени.

За многие десятилетия исследователи на горе Синай получили революционные результаты, которые позволили лучше понять аутоиммунные заболевания печени, такие как:

  • Аутоиммунный гепатит заставляет иммунную систему вашего организма атаковать печень, что приводит к воспалению и повреждению печени.
  • Первичный билиарный цирроз, также известный как первичный билиарный холангит (ПБХ), вызывает воспаление и коллапс желчных протоков, повреждая печень и приводя к циррозу.
  • Первичный склерозирующий холангит (ПСХ) - заболевание печени и желчного пузыря, при котором происходит рубцевание желчных протоков и блокируется отток желчи.

Аутоиммунные заболевания печени встречаются редко, и их причины остаются плохо определенными. Кроме того, варианты лечения каждого заболевания ограничены, и они могут иметь значительные побочные эффекты.Эти заболевания часто приводят к циррозу (тяжелому рубцеванию) и могут потребовать трансплантации печени.

Об аутоиммунном заболевании печени

Аутоиммунные заболевания печени обычно представляют собой длительные и повторяющиеся (хронические) состояния. Это означает, что вы можете столкнуться с постоянными атаками иммунной системы, которые разрушают клетки печени. Когда клетки умирают, образуется рубцовая ткань, известная как фиброз. Аутоиммунные заболевания, как правило, прогрессируют медленно, и у вас могут быть длительные периоды без симптомов. Когда рубцевание (фиброз) становится чрезмерным, функция печени ослабевает и в конечном итоге может привести к состоянию, известному как цирроз.Цирроз также известен как печеночная недостаточность или терминальная стадия заболевания печени. Единственное лекарство от этого состояния - трансплантация органов. Хотя единственным лекарством от тяжелого цирроза печени является трансплантация, мы можем помочь вам справиться с симптомами заболевания с помощью лекарств до трансплантации или вместо нее.

Наши специалисты по печени работают в тесном сотрудничестве с другими экспертами в Mount Sinai, чтобы предоставить комплексный подход к лечению вас, если у вас несколько аутоиммунных заболеваний. Наша цель - держать под контролем вашу иммунную систему и связанные с ней симптомы.

Специалисты по печени на горе Синай работают с коллегами из ревматологов, эндокринологов, гастроэнтерологов, радиологов и патологов для лечения аутоиммунных заболеваний печени. Мы используем самые современные методы диагностики и лечения.

Если развивается терминальная стадия заболевания печени и вам требуется трансплантация печени, у нас есть опыт, чтобы помочь вам. У нас большой опыт лечения пациентов с аутоиммунным заболеванием печени. После того, как вы живете с хроническим заболеванием печени, благодаря лечению мы можем помочь вам восстановить качество жизни.

Исследование аутоиммунного заболевания печени

В центре нашего исследования на горе Синай было выявление способов замедлить прогрессирование аутоиммунных заболеваний печени. Мы оцениваем генетическое влияние и влияние окружающей среды на заболевание печени. Мы также исследуем методы лечения с минимальными побочными эффектами. Наши исследования привели к нескольким клиническим испытаниям и глобальному сотрудничеству.

Преданность делу нашей исследовательской группы означает, что у вас есть доступ к всестороннему новаторскому уходу. Мы добились больших успехов в диагностике и лечении после трансплантации.Наша команда также поддерживает группы самопомощи для пациентов с аутоиммунными заболеваниями.

Группы поддержки

Если вы живете с аутоиммунным заболеванием, которое влияет или угрожает повлиять на вашу печень, вы не одиноки. Мы рекомендуем вам запрашивать информацию в следующих группах:

Дополнительную информацию и поддержку можно получить в следующих группах:

Аутоиммунный гепатит | Johns Hopkins Medicine

Что такое аутоиммунный гепатит?

Печень - это большой орган, который находится под ребрами на правой стороне живота (брюшной полости).Он помогает фильтровать отходы из вашего тела, вырабатывает желчь, помогающую переваривать пищу, и накапливает сахар, который ваше тело использует для получения энергии. Аутоиммунный гепатит возникает, когда система борьбы с инфекциями (иммунная система) вашего организма атакует клетки печени. Это вызывает отек, воспаление и повреждение печени.

Это хроническое или хроническое воспалительное заболевание печени.

Аутоиммунный гепатит:

  • Может произойти в любом возрасте
  • Поражает женщин больше, чем мужчин
  • Часто связано с другими заболеваниями, при которых организм атакует сам (аутоиммунные расстройства)

Что вызывает аутоиммунный гепатит?

Эксперты не знают, что вызывает аутоиммунный гепатит, но с большей вероятностью он проявится у людей с другими аутоиммунными заболеваниями, в том числе:

  • Тиреоидит
  • Болезнь Грейвса
  • Сахарный диабет 1 типа
  • Гемолитическая анемия
  • Иммунная тромбоцитопения
  • Целиакия
  • Язвенный колит

В редких случаях некоторые лекарства могут вызвать аутоиммунный гепатит.

Каковы симптомы аутоиммунного гепатита?

Симптомы у каждого человека могут отличаться. Некоторые из наиболее распространенных симптомов могут включать:

  • Сильная усталость (утомляемость)
  • Пожелтение кожи и глаз (желтуха)
  • Боль в животе
  • Боль или припухлость в суставах
  • Легкие симптомы гриппа
  • Зуд
  • Большой живот из-за больших размеров печени и селезенки
  • Паукообразные кровеносные сосуды в коже

Другие симптомы аутоиммунного гепатита могут включать:

  • Темная моча
  • Табуреты бледного или серого цвета
  • Потеря аппетита
  • Накопление жидкости в животе (асцит)
  • Путаница
  • Ректальное кровотечение или рвота кровью

Симптомы аутоиммунного гепатита могут быть похожи на другие проблемы со здоровьем.Всегда обращайтесь к своему врачу за диагнозом.

Как диагностируется аутоиммунный гепатит?

Ваш лечащий врач изучит вашу историю болезни и проведет медицинский осмотр.

Некоторые лабораторные анализы крови, используемые для диагностики аутоиммунного гепатита, включают:

  • Функциональные пробы печени. Они проверяют вашу печень на воспаление или повреждение.
  • Общий анализ крови или CBC. Проверяет количество и типы клеток в крови.
  • Панель коагуляции. Этот тест проверяет, насколько хорошо работают белки свертывания.
  • Панель электролита. Проверяет наличие электролитного дисбаланса.
  • Аутоиммунные антитела. Они используются, чтобы узнать, есть ли у вас аутоиммунный гепатит или другое заболевание печени с аналогичными симптомами.
  • Другие тесты печени. Это делается для проверки других возможных типов заболеваний печени.

Вы также можете пройти визуализационные тесты, например:

  • Компьютерная томография. Это более детальный снимок, чем на стандартном рентгеновском снимке. Он может показывать подробные изображения любой части тела, включая кости, мышцы, жир и органы. Он использует как рентгеновские лучи, так и компьютерные технологии для создания горизонтальных изображений (часто называемых срезами) тела.
  • МРТ. Этот тест позволяет получить подробные изображения органов и структур внутри вашего тела. Он использует магнитное поле и импульсы энергии радиоволн. Краситель может быть введен или введен в вашу вену. Краситель помогает более четко видеть печень и другие органы в области живота на снимке.
  • Ультразвук. Использует высокочастотные звуковые волны для создания изображения органов. Он также может контролировать кровоток в кровеносных сосудах.
  • Биопсия печени. Небольшие образцы ткани берутся из печени с помощью иглы. Эти образцы проверяются под микроскопом, чтобы определить тип заболевания печени.

Как лечится аутоиммунный гепатит?

Лечение лучше всего работает при раннем выявлении аутоиммунного гепатита. Цель лечения - контролировать болезнь и уменьшить или избавиться от каких-либо симптомов (достичь ремиссии).

Для этого используются лекарства (кортикостероиды и супрессоры иммунной системы), которые помогают замедлить или подавить вашу сверхактивную иммунную систему. Они также не дают организму атаковать печень.

После начала лечения может пройти от 6 месяцев до нескольких лет, прежде чем болезнь перейдет в стадию ремиссии. Некоторые люди могут перестать принимать лекарства, но часто болезнь возвращается. Время от времени вам может потребоваться лечение до конца вашей жизни. Некоторым людям необходимо продолжать лечение, если у них много раз повторялись рецидивы или если их болезнь тяжелая.

В некоторых случаях аутоиммунный гепатит может пройти без приема каких-либо лекарств. Но для большинства людей аутоиммунный гепатит - хроническое заболевание.

Может привести к рубцеванию печени (циррозу). Печень может быть настолько повреждена, что перестает работать. Это называется печеночной недостаточностью.

Если у вас печеночная недостаточность, может потребоваться пересадка печени.

Обязательно узнайте у своего лечащего врача о рекомендуемых вакцинах. К ним относятся вакцины от вирусов, которые могут вызывать заболевание печени.

Ключевые моменты

  • Аутоиммунный гепатит - это когда система борьбы с инфекциями (иммунная система) вашего организма атакует клетки печени.
  • Это хроническое хроническое заболевание печени, которое вызывает воспаление и повреждение печени.
  • Эксперты не знают, что вызывает это заболевание, но чаще встречается у людей, живущих с другими аутоиммунными заболеваниями. Некоторые лекарства также могут вызывать аутоиммунный гепатит.
  • Поражает больше женщин, чем мужчин.
  • Лекарства часто используются для борьбы с болезнью.
  • Может привести к рубцеванию печени (циррозу) и печеночной недостаточности.

Следующие шаги

Советы, которые помогут вам получить максимальную пользу от посещения врача:

  • Знайте причину вашего визита и то, что вы хотите.
  • Перед визитом запишите вопросы, на которые хотите получить ответы.
  • Возьмите с собой кого-нибудь, кто поможет вам задать вопросы и запомнить, что вам говорит поставщик.
  • Во время посещения запишите название нового диагноза и любые новые лекарства, методы лечения или тесты. Также запишите все новые инструкции, которые дает вам ваш провайдер.
  • Узнайте, почему прописано новое лекарство или лечение и как они вам помогут. Также знайте, какие бывают побочные эффекты.
  • Спросите, можно ли вылечить ваше состояние другими способами.
  • Знайте, почему рекомендуется тест или процедура и что могут означать результаты.
  • Знайте, чего ожидать, если вы не примете лекарство, не пройдете тест или процедуру.
  • Если вам назначена повторная встреча, запишите дату, время и цель этого визита.
  • Узнайте, как можно связаться со своим поставщиком услуг, если у вас возникнут вопросы.

Аутоиммунное заболевание печени: частичное совпадение и выбросы

  • 1

    Boberg KM. Распространенность и эпидемиология аутоиммунного гепатита. Clin Liver Dis 2002; 6 ​​: 347–359.

    Google Scholar

  • 2

    Тода Г., Зения М., Ватанабе Ф., и др. .Текущее состояние аутоиммунного гепатита в Японии - соответствие характеристик международным критериям в районе с высоким уровнем инфицирования ВГС. J Hepatol 1997; 26 : 1207–1212.

    CAS Статья Google Scholar

  • 3

    McFarlane IG. Аутоиммунный гепатит: диагностические критерии, подклассы и клинические особенности. Clin Liver Dis 2002; 6 ​​: 317–333.

    Артикул Google Scholar

  • 4

    Альварес Ф., Берг П.А., Бьянки Ф. Б., и др. .Отчет Международной группы по аутоиммунному гепатиту: обзор критериев диагностики аутоиммунного гепатита. J Hepatol 1999; 31 : 929–938.

    CAS Статья Google Scholar

  • 5

    Джонсон П.Дж., Макфарлейн И.Г. Отчет о встрече: Международная группа по аутоиммунным гепатитам. Hepatology 1993; 18 : 998–1005.

    CAS Статья Google Scholar

  • 6

    Чая А.Дж., Кассани Ф., Каталета М., и др. .Антинуклеарные антитела и паттерны ядерной иммунофлуоресценции при аутоиммунном гепатите 1 типа. Digest Dis Sci 1997; 42 : 1688–1696.

    CAS Статья Google Scholar

  • 7

    Горелик М., Дебски Р., Франгул Х. Аутоиммунная гемолитическая анемия с гигантоклеточным гепатитом: отчет о болезни и обзор литературы. [Обзор] [22 исх.]. J Pediatr Hematol / Oncol 2004; 26 : 837–839.

    Google Scholar

  • 8

    Верма С., Гуван Б., Мендлер М., и др. .Факторы, предсказывающие рецидив и неблагоприятный исход при аутоиммунном гепатите I типа: роль развития цирроза, характер трансаминаз во время ремиссии и активность плазматических клеток в биопсии печени. Am J Gastroenterol 2004; 99 : 1510–1516.

    Артикул Google Scholar

  • 9

    Czaja AJ, Carpenter HA. Гистологические особенности, связанные с рецидивом после отмены кортикостероидов при аутоиммунном гепатите 1 типа. Liver Int 2003; 23 : 116–123.

    Артикул Google Scholar

  • 10

    Сингх Р., Наир С., Фарр Г., и др. . Острый аутоиммунный гепатит с центризональной болезнью печени: клинический случай и обзор литературы. Am J Gastroenterol 2002; 97 : 2670–2673.

    Артикул Google Scholar

  • 11

    Пратт Д.С., Фруаз К.А., Рабсон А., и др. .Новое гистологическое поражение при хроническом гепатите, чувствительном к глюкокортикоидам. Гастроэнтерология 1997; 113 : 664–668.

    CAS Статья Google Scholar

  • 12

    Abraham SC, Burgart LJ. Изолированный центрилобулярный гепатит: характерное гистологическое поражение с несколькими клинико-патологическими ассоциациями. Mod Pathol 2004; 17S1 : 294A.

    Google Scholar

  • 13

    Czaja AJ, Carpenter HA.Аутоиммунный гепатит с побочными проявлениями поражения желчных протоков. Гепатология 2001; 34 : 659–665.

    CAS Статья Google Scholar

  • 14

    Бах Н, Тунг С.Н., Шаффнер Ф. Гистологические особенности хронического гепатита С и аутоиммунного хронического гепатита: сравнительный анализ. Hepatology 1992; 15 : 572–577.

    CAS Статья Google Scholar

  • 15

    Дзен Й, Харада К., Сасаки М., и др. .Отличаются ли поражения желчных протоков при первичном билиарном циррозе от поражений при аутоиммунном гепатите? Гистологическое согласие между наблюдателями по поводу обрезанных желчных протоков. J Гастроэнтерол 2005; 40 : 164–170.

    Артикул Google Scholar

  • 16

    Грегорио Г.В., Портманн Б., Карани Дж., и др. . Синдром перекрытия аутоиммунного гепатита / склерозирующего холангита в детстве: 16-летнее проспективное исследование. Гепатология 2001; 33 : 544–553.

    CAS Статья Google Scholar

  • 17

    Марсо Г., Лапьер П., Беланд К., и др. . Аутоантитела к LKM1 при хронической инфекции гепатита С: пример молекулярной мимикрии? Гепатология 2005; 42 : 675–682.

    CAS Статья Google Scholar

  • 18

    Селми К., Инверницци П., Киф Е.Б., и др. . Эпидемиология и патогенез первичного билиарного цирроза. J Clin Gastroenterol 2004; 38 : 264–271.

    Артикул Google Scholar

  • 19

    Принц М., Четвинд А., Ньюман В., и др. . Выживаемость и прогрессирование симптомов в географически обоснованной когорте пациентов с первичным билиарным циррозом: срок наблюдения до 28 лет. Гастроэнтерология 2002; 123 : 1044–1051.

    Артикул Google Scholar

  • 20

    Лейшнер М., Дитрих К.Ф., Ю Т., и др. .Характеристика пациентов с первичным билиарным циррозом печени, отвечающих на длительное лечение урсодезоксихолевой кислотой. Gut 2000; 46 : 121–126.

    CAS Статья Google Scholar

  • 21

    Corpechot C, Carrat F, Bahr A, и др. . Влияние терапии урсодезоксихолевой кислотой на естественное течение первичного билиарного цирроза. Гастроэнтерология 2005; 128 : 297–303.

    CAS Статья Google Scholar

  • 22

    Хеттри У, Ананд Н., Фаул П.Н., и др. .Трансплантация печени при первичном билиарном циррозе: долгосрочное патологическое исследование. Пересадка печени 2003; 9 : 87–96.

    Артикул Google Scholar

  • 23

    Мильяччио К., Ван Де Уотер Дж., Ансари А.А., и др. . Гетерогенный ответ антимитохондриальных антител на комплекс пируватдегидрогеназы E2: молекула против миметика. Гепатология 2001; 33 : 792–801.

    CAS Статья Google Scholar

  • 24

    Каплан М., Гершвин М.Первичный билиарный цирроз. N Engl J Med 2005; 353 : 1261–1273.

    CAS Статья Google Scholar

  • 25

    Кита Х, Найденко О., Кроненберг М, и др. . Количественный и фенотипический анализ естественных Т-клеток-киллеров при первичном билиарном циррозе с использованием тетрамера CD1d человека. Гастроэнтерология 2002; 123 : 1031–1043.

    CAS Статья Google Scholar

  • 26

    Ито С., Ичида Т., Йошида Т., и др. .Аутоантитела против гликопротеина 210 кДа комплекса ядерных пор как прогностический маркер у пациентов с первичным билиарным циррозом. J Gastroenterol Hepatol 1998; 13 : 257–265.

    CAS Статья Google Scholar

  • 27

    Weisner RH, LaRusso NF, Ludwig J, и др. . Сравнение клинико-патологических особенностей первичного склерозирующего холангита и первичного билиарного цирроза. Гастроэнтерология 1985; 88 : 108–114.

    Артикул Google Scholar

  • 28

    Saxena R, Hytiroglou P, Thung SN, и др. . Деструкция каналов Геринга при первичном билиарном циррозе. Хум Патол 2002; 33 : 983–988.

    Артикул Google Scholar

  • 29

    Маруччи Л., Угили Л., Макарри Г., и др. . Первичный билиарный цирроз: способы повреждения и смерти билиарного эпителия. Digest Liver Dis 2001; 33 : 576–583.

    CAS Статья Google Scholar

  • 30

    Ямамото К., Терада Р., Окамото Р., и др. . Система оценки первичного билиарного цирроза и ее применение для вариантных форм аутоиммунного заболевания печени [см. Комментарий]. J Гастроэнтерол 2003; 38 : 52–59.

    CAS Статья Google Scholar

  • 31

    Rubio CA.Качественные и количественные различия желчных протоков при хроническом гепатите и первичном билиарном циррозе. J Clin Pathol 2000; 53 : 765–769.

    CAS Статья Google Scholar

  • 32

    Девани К., Гудман З.Д., Эпштейн М.С., и др. . Саркоидоз печени: клинико-патологические особенности у 100 пациентов. Am J Surg Pathol 1993; 17 : 1272–1280.

    CAS Статья Google Scholar

  • 33

    Алам И., Левенсон С.Д., Феррелл Л.Д., и др. .Диффузные стриктуры внутрипеченочных желчных протоков при саркоидозе, напоминающие склерозирующий холангит. Digest Dis Sci 1997; 42 : 1295–1301.

    CAS Статья Google Scholar

  • 34

    Scheuer PJ. Первичный билиарный цирроз. Proc R Soc Med 1967; 60 : 1257–1260.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 35

    Людвиг Дж., Диксон ER, McDonald GS.Стадия хронического негнойного холангита (синдрома первичного билиарного цирроза). Арка Вирхова (A) 1978; 379 : 103–112.

    CAS Статья Google Scholar

  • 36

    Feld JJ, Heathcote EJ. Эпидемиология аутоиммунного заболевания печени. J Gastroenterol Hepatol 2003; 18 : 1118–1128.

    CAS Статья Google Scholar

  • 37

    Линдберг БУ, Брум У., Персон Б.Проксимальная колоректальная дисплазия или рак при язвенном колите. Влияние первичного склерозирующего холангита и сульфасалазина: результаты 20-летнего эпиднадзора. Dis Colon Rectum 2001; 44 : 77–85.

    CAS Статья Google Scholar

  • 38

    Бергквист А., Экбом А., Олссон Р., и др. . Печеночные и внепеченочные злокачественные новообразования при первичном склерозирующем холангите. [см. комментарий]. J Hepatol 2002; 36 : 321–327.

    Артикул Google Scholar

  • 39

    Боберг К.М., Спуркленд А., Рокка Г., и др. . Гетерозиготный генотип HLA-DR3, DQ2 связан с ускоренным прогрессированием первичного склерозирующего холангита. Scand J Gastroenterol 2001; 36 : 886–890.

    CAS Статья Google Scholar

  • 40

    Брум У., Олссон Р., Лоф Л., и др. .Естественный анамнез и прогностические факторы у 305 шведских пациентов с первичным склерозирующим холангитом. Gut 1996; 38 : 610–615.

    CAS Статья Google Scholar

  • 41

    Ангуло Т., Ларсон Д.Р., Терно TM, и др. . Динамика гистологического прогрессирования первичного склерозирующего холангита. Am J Gastroenterol 1999; 94 : 3310–3313.

    CAS Статья Google Scholar

  • 42

    Бурак КВт, Ангуло П, Линдор КД.Есть ли роль биопсии печени при первичном склерозирующем холангите? Am J Gastroenterol 2003; 98 : 1155–1158.

    Артикул Google Scholar

  • 43

    Николаидис Н.Л., Гуулеме О.И., Циомалос К.А., и др. . Первичный склерозирующий холангит малых протоков: опыт одного центра за несколько лет. Digest Dis Sci 2005; 50 : 324–326.

    Артикул Google Scholar

  • 44

    Angulo P, Maor-Kendler Y, Lindor KD.Первичный склерозирующий холангит малых протоков: долгосрочное катамнестическое исследование. Гепатология 2002; 35 : 1494–1500.

    Артикул Google Scholar

  • 45

    Casali AM, Carbone G, Cavalli G. Потеря внутрипеченочного желчного протока при первичном склерозирующем холангите: количественное исследование. Histopathology 1998; 32 : 449–453.

    CAS Статья Google Scholar

  • 46

    Людвиг Дж., Колина Ф., Потеруча Дж. Дж.Гранулемы при первичном склерозирующем холангите. Liver 1995; 15 : 307–312.

    CAS Статья Google Scholar

  • 47

    Катаби Н, Альборес-Сааведра Дж. Поражение внепеченочных желчных протоков при терминальной стадии первичного склерозирующего холангита. Am J Surg Pathol 2003; 27 : 349–355.

    Артикул Google Scholar

  • 48

    Феррелл Л.Злокачественные опухоли печени, имитирующие доброкачественные образования: анализ пяти различных поражений. Semin Diagn Pathol 1995; 12 : 64–76.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 49

    Карпентер HA. Бактериальный и паразитарный холангит. Mayo Clin Proc 1998; 73 : 473–478.

    CAS Статья Google Scholar

  • 50

    Людвиг Дж., Ким С.Х., Визнер Р.Х., и др. .Склерозирующий холангит, вызванный флоксуридином: ишемическая холангиопатия? Hepatology 1989; 9 : 215–218.

    CAS Статья Google Scholar

  • 51

    Фонгкиткарун С., Кобаяши С., Варавитхья В., и др. . Осложнения желчных протоков при химиотерапии инфузией печеночной артерии, оцененные с помощью спиральной компьютерной томографии. Clin Radiol 2005; 60 : 700–709.

    CAS Статья Google Scholar

  • 52

    Каплан К.Дж., Гудман З.Д., Исхак К.Г.Участие печени в гистиоцитозе клеток Лангерганса: исследование девяти случаев. Mod Pathol 1999; 12 : 370–378.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 53

    Дебре Д., Париенте Д., Урвоас Э., и др. . Склерозирующий холангит у детей. J Pediatr 1994; 124 : 49–56.

    CAS Статья Google Scholar

  • 54

    Chazouilleres O, Wendum D, Serfaty L, и др. .Синдром наложения первичного билиарного цирроза и аутоиммунного гепатита: клинические особенности и ответ на терапию. Hepatology 1998; 28 : 296–301.

    CAS Статья Google Scholar

  • 55

    Lohse AW, zum Buschenfeld KH, Franz B, et al . Характеристика синдрома перекрытия первичного билиарного цирроза (ПБЦ) и аутоиммунного гепатита: доказательства того, что он является гепатитной формой ПБЦ у генетически предрасположенных лиц. Hepatology 1999; 29 : 1078–1084.

    CAS Статья Google Scholar

  • 56

    Czaja AJ. Вариантные формы аутоиммунного гепатита. Ann Intern Med 1996; 125 : 588–598.

    CAS Статья Google Scholar

  • 57

    Миякава Х., Танака А., Кикучи К., и др. . Обнаружение антимитохондриальных аутоантител у иммунофлуоресцентных AMA-отрицательных пациентов с первичным билиарным циррозом с использованием рекомбинантных аутоантигенов. Гепатология 2001; 34 : 243–248.

    CAS Статья Google Scholar

  • 58

    Гудман З.Д., МакНалли П.Р., Дэвис Д.Р., и др. . Аутоиммунный холангит: вариант первичного билиарного цирроза. Клинико-патологические и серологические корреляции в 200 случаях. Digest Dis Sci 1995; 40 : 1232–1242.

    CAS Статья Google Scholar

  • 59

    Инверницци П., Кросиньяни А., Баттеццати П.М., и др. .Сравнение клинических признаков и клинического течения первичного билиарного цирроза, положительного и отрицательного по антимитохондриальным антителам. Hepatology 1997; 25 : 1090–1095.

    CAS Статья Google Scholar

  • 60

    Ласерда М.А., Людвиг Дж., Диксон Э.Р., и др. . Отрицательный по антимитохондриальным антителам первичный билиарный цирроз. Am J Gastroenterol 1995; 90 : 247–249.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 61

    Мичилетти П., Wanless IR, Кац А., и др. .Отрицательный по антимитохондриальным антителам первичный билиарный цирроз: ярко выраженный синдром аутоиммунного холангита. Gut 1994; 35 : 260–265.

    CAS Статья Google Scholar

  • 62

    Тейлор С.Л., Дин П.Дж., Рили, Калифорния. Первичный аутоиммунный холангит: альтернатива первичному билиарному циррозу без антимитохондриальных антител. Am J Surg Pathol 1994; 18 : 91–99.

    CAS Статья Google Scholar

  • 63

    Чая А.Дж., Карпентер Х.А., Сантрах П.Дж., и др. .Аутоиммунный холангит в спектре аутоиммунных заболеваний печени. Hepatology 2000; 31 : 1231–1238.

    CAS Статья Google Scholar

  • 64

    Comay D, Cauch-Dudek K, Hemphill D, и др. . Являются ли антитела к карбоангидразе II специфичными для отрицательного по антимитохондриальным антителам первичного билиарного цирроза? Digest Dis Sci 2000; 45 : 2018–2021.

    CAS Статья Google Scholar

  • 65

    Gordon SC, Quattrociocchi-Longe TM, Хан Б.А., и др. .Антитела к карбоангидразе у пациентов с иммунными холангиопатиями. [см. комментарий]. Гастроэнтерология 1995; 108 : 1802–1809.

    CAS Статья Google Scholar

  • 66

    О’Донохью Дж., Вонг Т., Портманн Б., и др. . Иммуногистохимические различия в портальном тракте и ацинарных инфильтратах между первичным билиарным циррозом и аутоиммунным холангитом. Eur J Gastroenterol Hepatol 2002; 14 : 1143–1150.

    Артикул Google Scholar

  • 67

    Ли К.П., Тонг М.Дж., Хван С.Дж., и др. . Аутоиммунный холангит с признаками аутоиммунного гепатита: успешное лечение иммунодепрессантами и урсодезоксихолевой кислотой [см. Комментарий]. J Gastroenterol Hepatol 2000; 15 : 95–98.

    CAS Статья Google Scholar

  • 68

    Терраччиано Л.М., Пацина Р.А., Леманн Ф.С., и др. .Спектр гистопатологических находок при аутоиммунном заболевании печени. Am J Clin Pathol 2000; 114 : 705–711.

    CAS Статья Google Scholar

  • 69

    Ангуло П., Эль-Амин О, Карпентер Х.А., и др. . Развитие аутоиммунного гепатита на фоне длительного первичного билиарного цирроза. Am J Gastroenterol 2001; 3021–3027.

  • 70

    Guebel AP, Baggenstoss AH, Summerskill WH.Ответ на лечение позволяет дифференцировать хроническое активное заболевание печени с холангитом от синдрома первичного билиарного цирроза. Гастроэнтерология 1976; 71 : 444–449.

    Google Scholar

  • 71

    Джоши С., Кауч-Дудек К., Wanless IR, и др. . Первичный билиарный цирроз печени с дополнительными признаками аутоиммунного гепатита: ответ на терапию урсодезоксихолевой кислотой [см. Комментарий]. Гепатология 2002; 35 : 409–413.

    CAS Статья Google Scholar

  • 72

    Канцлер С., Бозкурт С., Херкель Дж., и др. . Наличие аутоантител к SLA / LP у пациентов с первичным билиарным циррозом как маркер вторичного аутоиммунного гепатита (синдром перекрытия). Dtsch Med Wochenschr 2001; 126 : 450–456.

    CAS Статья Google Scholar

  • 73

    Beuers U.Синдромы перекрытия печени. J Hepatol 2005; 42 : S93 – S99.

    Артикул Google Scholar

  • 74

    Kaya M, Angulo P, Lindor KD. Частичное совпадение аутоиммунного гепатита и первичного склерозирующего холангита: оценка модифицированной системы баллов [см. Комментарий]. J Hepatol 2000; 33 : 537–542.

    CAS Статья Google Scholar

  • 75

    Wilschanski M, Chait P, Wade JA, et al .Первичный склерозирующий холангит у 32 детей: клинические, лабораторные и рентгенологические особенности, с анализом выживаемости. Hepatology 1995; 22 : 1415–1422.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 76

    van Buuren HR, van Hoogstraten HJE, Terkivatan T, и др. . Высокая распространенность аутоиммунного гепатита среди пациентов с первичным склерозирующим холангитом. J Hepatol 2000; 33 : 543–548.

    CAS Статья Google Scholar

  • 77

    Флореани А., Риццотто Е.Р., Феррара Ф., и др. . Клиническое течение и исходы синдрома наложения аутоиммунного гепатита и первичного склерозирующего холангита. Am J Gastroenterol 2005; 100 : 1516–1522.

    Артикул Google Scholar

  • 78

    Абдо А.А., Баин В.Г., Кичиан К., и др. .Эволюция аутоиммунного гепатита в первичный склерозирующий холангит: последовательный синдром [см. Комментарий]. Гепатология 2002; 36 : 1393–1399.

    Артикул Google Scholar

  • 79

    Бурак К.В., Урбански С.Ю., Суэйн М.Г. Случай сосуществования первичного билиарного цирроза и первичного склерозирующего холангита: новое совпадение аутоиммунных заболеваний печени. Digest Dis Sci 2001; 46 : 2043–2047.

    CAS Статья Google Scholar

  • 80

    Carpenter HA, Czaja AJ.Роль гистологической оценки в диагностике и лечении аутоиммунного гепатита и его вариантов. Clin Liver Dis 2002; 6 ​​: 397–417.

    Артикул Google Scholar

  • Определение, типы, причины, симптомы и лечение

    Что такое аутоиммунный гепатит?

    Аутоиммунный гепатит (АИГ) - это когда ваша иммунная система - основная защита вашего организма от микробов - атакует клетки печени. Ваш врач может также назвать это аутоиммунным хроническим гепатитом.Это заболевание печени, за которым нужно следить всю жизнь.

    Нет лекарства от аутоиммунного гепатита, но лечение может помочь вам справиться с симптомами и предотвратить повреждение печени.

    Симптомы аутоиммунного гепатита

    Вы можете не заметить никаких симптомов. Если вы это сделаете, они могут варьироваться от легких до тяжелых.

    Симптомы, такие как жар, боль в животе, пожелтение кожи и глаз, могут появиться внезапно. Чаще симптомы проявляются через несколько недель или месяцев.

    Самый частый симптом - чувство усталости.У вас также могут быть:

    • Боль в суставах или мышцах
    • Отсутствие аппетита и потеря веса
    • Тошнота, рвота или боль в животе
    • Прыщи и кожная сыпь
    • Моча темная или очень желтая
    • Испражнения светлый
    • Диарея
    • Отсутствие менструации
    • Желтуха (пожелтение кожи или глаз)
    • Увеличенная селезенка
    • Желчные камни
    • Проблемы с мозгом (печеночная энцефалопатия)
    • Аутоиммунные заболевания. виды аутоиммунного гепатита.Оба редки.

      • Тип 1 является более распространенным. У вас больше шансов получить его, если вы женщина в возрасте от 15 до 40 лет, хотя люди любого возраста и пола могут его получить.
      • Тип 2 обычно встречается у девочек в возрасте от 2 до 14 лет.

      Если у вас АИГ, у вас, вероятно, есть еще одно аутоиммунное заболевание, такое как язвенный колит, ревматоидный артрит, волчанка или синдром Шегрена.

      Причины и факторы риска аутоиммунного гепатита

      Врачи точно не знают, что заставляет вашу иммунную систему действовать против вашей печени.Ваши гены могут иметь к этому какое-то отношение, поскольку АИГ может передаваться в семьях.

      Но гены - это еще не все. То, с чем вы соприкасаетесь, может запустить ваши гены, чтобы запустить аутоиммунный гепатит. Это может включать:

      Диагностика аутоиммунного гепатита

      Ваш врач спросит о ваших симптомах. Они также захотят узнать, какие лекарства вы принимаете и сколько алкоголя употребляете. Оба могут повредить вашу печень.

      Они закажут анализ крови, который исключит другие заболевания, например вирусный гепатит.Анализы крови также могут выявить то, что называется аутоантителами, что может быть признаком аутоиммунного заболевания. Другие анализы крови могут определить, повреждена ли ваша печень.

      Ваш врач сделает биопсию печени. Они возьмут небольшой кусочек вашей печени и изучат клетки под микроскопом.

      Осложнения аутоиммунного гепатита

      Иногда АИГ может вызывать поражение печени, называемое циррозом. Это может привести к следующим проблемам:

      Лечение аутоиммунного гепатита

      Если у вас нет никаких симптомов АИГ, ваш врач может решить не лечить вас сразу.Вместо этого вам время от времени будут проходить анализы крови и биопсию печени, чтобы убедиться, что ваша печень здорова.

      Продолжение

      Лечение обычно начинается, когда у вас появляются симптомы или ваш врач замечает, что результаты ваших лабораторных анализов ухудшаются. Сначала они, вероятно, пропишут преднизон, стероид, снимающий воспаление. Они могут начать с высокой дозы, а затем снизить ее и добавить азатиоприн (имуран) или 6-меркаптопурин (пуринетол), которые могут ослабить вашу иммунную систему.

      Эти препараты могут иметь побочные эффекты.Стероиды могут ослабить ваши кости, привести к увеличению веса и вызвать проблемы с глазами. Азатиоприн и 6-меркаптопурин могут снизить количество лейкоцитов и повысить ваши шансы заболеть раком.

      Иногда врачи используют стероид будесонид вместо преднизона. Ваш врач может порекомендовать другие препараты, ослабляющие вашу иммунную систему, вместо азатиоприна, например микофенолятмофетил (CellCept).

      После 3 лет лечения около 80% людей обнаруживают, что их состояние находится под контролем.Вы можете прекратить лечение, пока врач будет следить за вашим здоровьем. Если симптомы вернутся, вы снова начнете лечение.

      Продолжение

      Изменение образа жизни может помочь сохранить ваше здоровье. Соблюдайте сбалансированную диету, много фруктов и овощей и избегайте алкоголя. Не принимайте никаких лекарств или добавок, не посоветовавшись с врачом.

      Если у вас цирроз или печеночная недостаточность, вам может потребоваться пересадка печени. Это операция по удалению поврежденной печени и замене ее здоровой от донора.

      Аутоиммунные заболевания печени | Медицинский центр Тафтса

      Аутоиммунное заболевание печени означает, что иммунная система организма атакует печень. Эти заболевания могут привести к циррозу и, в конечном итоге, к печеночной недостаточности.

      Первичный билиарный холангит (ПБХ)

      Первичный билиарный холангит - хроническое заболевание печени, при котором маленькие желчные протоки в печени повреждаются и воспаляются.

      Симптомы

      Первичный На ранних стадиях люди могут не испытывать никаких симптомов первичного билиарного холангита.Со временем могут развиться такие симптомы, как усталость, зуд или пожелтение кожи.

      Лечение

      Мы тщательно оцениваем состояние вашей печени с помощью новейших лабораторных исследований и передового ультразвукового исследования печени под названием Fibroscan®, которое может быстро обнаружить рубцы и воспаление в вашей печени. Есть несколько лекарств для лечения ПБЦ. После того, как пациенту был поставлен диагноз ПБЦ, мы работаем с нашими фармацевтами, чтобы быстро получить одобрение от поставщика медицинского страхования на лекарства, необходимые для выздоровления.Если у вас запущенное заболевание, вас могут осмотреть специалисты из Tufts MC по гепатологии, интервенционной радиологии, радиационной и медицинской онкологии, а также гепатобилиарной хирургии, которые являются частью нашей многопрофильной команды.

      Первичный склерозирующий холангит (ПСХ)

      Первичный склерозирующий холангит - хроническое заболевание. Желчные протоки внутри и снаружи печени воспаляются и покрываются рубцами, а затем сужаются или закупориваются. Накопление желчи вызывает повреждение печени.

      Симптомы

      Большинство пациентов с первичным склерозирующим холангитом не испытывают никаких симптомов, и болезнь прогрессирует очень медленно.У некоторых может наблюдаться утомляемость, зуд, боли в животе и пожелтение кожи. Часто ПСХ возникает у пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника, такими как язвенный колит.

      Лечение

      В настоящее время лечения ПСХ не существует. Мы тесно сотрудничаем с гастроэнтерологами Tufts MC, специализирующимися на воспалительных заболеваниях кишечника и современной эндоскопии, чтобы обеспечить комплексную помощь при ПСХ и предотвратить осложнения. Если у вас запущенное заболевание, вас могут осмотреть специалисты в области гепатологии, интервенционной радиологии, радиационной и медицинской онкологии, а также гепатобилиарной хирургии, чтобы оказать индивидуальную помощь при заболевании печени.Если вам нужна оценка трансплантации печени, у нас есть ускоренная система направлений (ссылка на программу трансплантации печени), чтобы направить вас к программам трансплантации печени в штатах и ​​за их пределами.

      Аутоиммунный гепатит

      Аутоиммунный гепатит - хроническое заболевание печени, при котором иммунная система атакует печень. Если аутоиммунный гепатит не лечить, он может привести к циррозу и печеночной недостаточности.

      Симптомы

      Люди с аутоиммунным гепатитом могут испытывать усталость, боли в животе, суставах, тошноту и плохой аппетит.Если у вас тяжелое заболевание печени, например цирроз, в ногах может появиться скопление жидкости, желтая окраска, легкие синяки на коже и спутанность сознания.

      Лечение

      Аутоиммунный гепатит лечится стероидами и иммуносупрессивной терапией. Мы используем современные лабораторные исследования и визуализацию, а также передовое ультразвуковое исследование печени под названием Fibroscan® для диагностики вашего заболевания печени. Если у вас запущенное заболевание, вас могут осмотреть наша многопрофильная команда, в которую входят специалисты в области гепатологии, интервенционной радиологии, лучевой и медицинской онкологии, а также гепатобилиарной хирургии.

      Аутоиммунный гепатит - Канадский фонд печени

      Аутоиммунный гепатит - это заболевание, характеризующееся хроническим воспалением печени.

      Лучший способ описать это заболевание - разбить этот термин на составные слова. Аутоиммунный относится к собственной иммунной системе организма, атакующей другую часть тела. Гепатит относится к воспалению печени, которое может варьироваться от легкого до тяжелого. У подавляющего большинства пациентов аутоиммунный гепатит характеризуется колебаниями интенсивности с рецидивами и ремиссиями.

      Причины

      Точный механизм, посредством которого собственная иммунная система организма атакует печень, еще не известен. Похоже, что определенные типы белых кровяных телец (тип клеток крови, которые обычно борются с инфекцией), помимо атаки на чужеродные вещества (например, микробы и вирусы), неправильно воспринимают клетки печени как чужеродные вещества и начинают атаковать эти клетки. Тип последующего повреждения известен как хронический гепатит. Ряд других состояний может вызывать идентичные паттерны поражения печени.К ним относятся вирусы, такие как гепатит B и гепатит C, определенные типы лекарств и избыток определенных металлов, таких как медь и железо, в печени. Есть также гораздо более редкие причины хронического активного гепатита.

      Заразна ли она или передается по наследству?

      Совершенно не заразен. Обычно это не считается наследственным заболеванием, но в некоторых семьях может иметь место склонность к аутоиммунным заболеваниям. То есть дети пациентов с аутоиммунным гепатитом могут иметь несколько повышенный риск развития аутоиммунных заболеваний щитовидной железы или печени или артрита.Риск, однако, лишь немного выше, чем у нормальной популяции, поэтому генетическое консультирование не требуется.

      Симптомы

      У многих пациентов симптомы отсутствуют. Пациент будет чувствовать себя совершенно здоровым. Состояние может быть обнаружено во время обычного анализа крови по повышению уровня определенных ферментов, вырабатываемых печенью. Другие пациенты могут испытывать усталость, снижение аппетита, сонливость или даже ломоту в мышцах или суставах.Некоторые пациенты могут заметить желтуху или желтоватое изменение цвета кожи и белков глаз в качестве первого симптома.

      Подсказки к диагнозу Используется с разрешения Mayo Clinic. Все права защищены.

      Анализы крови почти всегда выявляют повышение уровня ферментов АЛТ и АСТ, которые вырабатывает печень. Кроме того, другие анализы крови покажут антитела, направленные против частей различных клеток, такие как антитела против гладких мышц и антинуклеарный фактор. Ваш врач при осмотре может обнаружить отклонения, указывающие на хроническое заболевание печени, такие как большая печень, желтуха и некоторые признаки, заметные на коже.Наконец, для подтверждения диагноза обычно требуется биопсия печени.


      Биопсия печени

      Биопсия печени включает введение небольшой полой иглы в печень после соответствующего замораживания под местной анестезией. Существует очень небольшой риск кровотечения при биопсии и некоторый умеренный дискомфорт, связанный с этой процедурой, но, как правило, она хорошо переносится подавляющим большинством пациентов.

      Лечение

      Некоторым пациентам с очень легкой или неактивной формой заболевания может не потребоваться какое-либо активное лечение.Когда необходимо активное медикаментозное лечение, первым методом выбора являются кортикостероиды. Кортикостероиды полностью отличаются от анаболических стероидов, используемых для наращивания мышечной массы. Кортикостероиды, такие как преднизон, являются мощными противовоспалительными препаратами, которые уменьшают воспаление на всех участках, включая печень. Ваш врач может выбрать в дополнение к кортикостероидам или вместо них другие препараты с противовоспалительной активностью, такие как азатиоприн, микофенолятмофетил или метотрексат. Все эти противовоспалительные препараты имеют некоторые побочные эффекты, которые вам подробно объяснит врач.

      Примерно 90% пациентов нуждаются в какой-либо форме лечения (обычно азатиоприном) для поддержания ремиссии после того, как стероиды уменьшили начальное воспаление. Около 10% не нуждаются в поддерживающей терапии и остаются в состоянии ремиссии без симптомов и активного воспаления в печени в течение многих лет. Из-за переменной интенсивности заболевания даже при поддерживающем лечении пациенты могут периодически страдать от рецидивов воспаления. Такие рецидивы обычно лечатся временным курсом стероидов.

      Альтернативные / дополнительные методы лечения

      Альтернативные или дополнительные методы лечения не показали эффективности при лечении аутоиммунного гепатита. В частности, были изучены расторопша или его активный ингредиент силимарин, который не оказывает положительного воздействия. Доказано, что стандартные методы лечения, такие как преднизон, замедляют или предотвращают прогрессирование цирроза и тем самым спасают жизни. Не рекомендуется откладывать или не принимать стандартные методы лечения в надежде, что альтернативные средства могут подействовать.

      Есть лекарство?

      Еще нет. Поскольку мы не знаем точно, что вызывает аутоиммунный гепатит, у нас еще нет медицинского лекарства от этого состояния. Стероиды и другие противовоспалительные препараты, безусловно, могут контролировать воспаление в большинстве случаев. Однако у некоторых пациентов, у которых воспаление продолжается или которые не были обнаружены и диагностированы очень поздно, может развиться цирроз. Цирроз - это состояние, характеризующееся увеличением рубцовой ткани, нарушающей нормальную структуру печени.

      Даже если возникает цирроз, пациенты с легкой формой заболевания без активного воспаления обычно чувствуют себя хорошо и могут жить без проблем многие годы или десятилетия. Если воспаление продолжается, цирроз обычно ухудшается, в конечном итоге достигая стадии, называемой терминальной стадией печеночной недостаточности. Если эта стадия достигнута, у некоторых пациентов может быть использована трансплантация печени для успешного лечения этого состояния.

      Рецидив после трансплантации

      Да, это может произойти, но очень редко.Лекарства, используемые для предотвращения отторжения новой печени иммунной системой организма, аналогичны или аналогичны тем, которые используются для лечения аутоиммунного гепатита, поэтому рецидив обычно блокируется.

      Могу ли я что-нибудь сделать, чтобы моя печень восстановилась?

      Нет, не напрямую. Однако вы можете помочь, создав благоприятные условия для работы печени, соблюдая здоровую и сбалансированную диету, не куря и употребляя алкоголь только в умеренных количествах или полностью воздерживаясь. Ожирение может привести к отложению жира в печени и увеличивает хирургический риск при трансплантации.Поэтому, если у вас избыточный вес, стремитесь к постепенному и устойчивому снижению веса. Включите упражнения в свой распорядок дня: вы можете наслаждаться прогулками, плаванием, садоводством, растяжкой. Пожалуйста, помните, что здоровая диета и упражнения являются важными составляющими любого режима похудания.

      Найдем ли мы когда-нибудь лекарство?

      Исследования всех аспектов аутоиммунного гепатита, особенно его причин и лечения, проводятся во многих лабораториях мира.Канадский фонд печени находится в авангарде финансирования этого важного исследования. Когда-нибудь у нас будет лекарство.

      Поддержка

      Национальная линия помощи:
      Этот ресурс поддержки дает вам и вашему близкому место, где можно найти ответы после постановки диагноза, помогает понять свое заболевание и предоставляет необходимые ресурсы. Вы можете позвонить по телефону 1 (800) 563-5483 с понедельника по пятницу с 9:00 до 17:00 EST.

      Сеть поддержки сверстников:
      Это национальная сеть людей, живущих с заболеваниями печени, которые предложили поделиться своим опытом с другими.Он был разработан Canadian Liver Foundation как средство связать таких канадцев, как вы, у кого есть член семьи с заболеванием печени, который ухаживает за кем-то, страдающим заболеванием печени или у кого было диагностировано заболевание печени, чтобы поговорить о вашем заболевании. проблемы с коллегой в аналогичной ситуации.

      Если вы хотите быть на связи с партнером Peer Support в вашем районе или присоединиться к сети поддержки одноранговых узлов, заполните, пожалуйста, форму регистрации в сети поддержки одноранговых узлов.

      Аутоиммунный гепатит: основы практики, история вопроса, патофизиология

    • Эттингер Р., Брунберг А., Гернер П., Винтермейер П., Дженке А., Вирт С.Клинические особенности и биохимические данные у детей европеоидной расы при диагностике аутоиммунного гепатита. J Аутоиммунный . 2005 24 февраля (1): 79-84. [Медлайн].

    • Strassburg CP, Manns MP. Лечение аутоиммунного гепатита. Semin Liver Dis . 2009 29 августа (3): 273-85. [Медлайн].

    • Центры по контролю и профилактике заболеваний. Рекомендации по выявлению хронической инфекции вируса гепатита С у лиц 1945-1965 годов рождения. MMWR Recomm Rep . 2012 17 августа. 61: 1-32. [Медлайн]. [Полный текст].

    • Waldenstrom J. Диагностическое значение АКТГ. Acta Endocrinol (Копенг) . 1950. 5 (3): 235-42. [Медлайн].

    • Kunkel HG, Ahrens EH, Eisenmenger WJ. Экстремальная гипергаммаглобулинемия у молодых женщин с заболеванием печени неустановленной этиологии. Дж. Клин Инвест . 1950. 30: 654.

    • Bearn AG, Kunkel HG, Slater RJ.Проблемы хронических заболеваний печени у молодых женщин. Am J Med . 1956. 21: 3-15.

    • Йоске Р.А., Король В.Е. Феномен L.E.-клеток при активном хроническом вирусном гепатите. Ланцет . 1955, 3 сентября. 269 (6888): 477-80. [Медлайн].

    • Обтекатель DC, Маккей IR, Taft LI. Лупоидный гепатит. Ланцет . 1956 29 декабря. 271 (6957): 1323-6. [Медлайн].

    • Джонсон П.Дж., Макфарлейн И.Г. Отчет о встрече: Международная группа по аутоиммунным гепатитам. Гепатология . 1993 18 октября (4): 998-1005. [Медлайн].

    • Скалли Л.Дж., Тозе С., Сенгар Д.П. и др. Ранний аутоиммунный гепатит связан с делецией гена C4A. Гастроэнтерология . 1993 Май. 104 (5): 1478-84. [Медлайн].

    • Czaja AJ, Carpenter HA, Santrach PJ, et al. Генетическая предрасположенность иммунологических особенностей хронического активного гепатита. Гепатология . 1993 18 октября (4): 816-22. [Медлайн].

    • Longhi MS, Ma Y, Mieli-Vergani G, Vergani D. Этиопатогенез аутоиммунного гепатита. J Аутоиммунный . 2010 Февраль 34 (1): 7-14. [Медлайн].

    • Vento S, Cainelli F. Есть ли роль вирусов в запуске аутоиммунного гепатита ?. Аутоиммунная Ред. . 2004 г., 3 (1): 61-9. [Медлайн].

    • Вен Л., Пикман М., Лобо-Йео А. и др. Т-клеточно-направленное повреждение гепатоцитов при аутоиммунном хроническом активном гепатите. Ланцет . 1990 22-29 декабря. 336 (8730): 1527-30. [Медлайн].

    • Умемура Т., Ота М. Генетические факторы влияют на этиологию, клинические характеристики и исход аутоиммунного гепатита. Clin J Гастроэнтерол . 2015 8 (6): 360-6. [Медлайн].

    • Ван Кью, Ян Ф., Мяо Кью, Кравитт Э.Л., Гершвин М.Э., Ма X. Клинические фенотипы аутоиммунного гепатита: всесторонний обзор. J Аутоиммунный . 2016, январь, 66: 98-107.[Медлайн].

    • Czaja AJ. Диагностика и лечение аутоиммунного гепатита. Clin Liver Dis . 2015 19 февраля (1): 57-79. [Медлайн].

    • Pathmakanthan S, Kay EW, Murray FE. Аутоиммунный хронический активный гепатит, связанный с наличием антифосфолипидных антител. Eur J Гастроэнтерол Hepatol . 1998 10 февраля (2): 155-7. [Медлайн].

    • Czaja AJ. Аутоиммунный гепатит. Feldman M, Scharschmidt BF, Sleisenger MH, ред. Болезни желудочно-кишечного тракта и печени Слейзенгера и Фордтрана . 6-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: WB Saunders Company; 1998. 1265-74.

    • Рамакришна Дж., Джонсон А.Р., Баннер Б.Ф. Длительное применение миноциклина при акне у здоровых подростков может вызвать тяжелый аутоиммунный гепатит. Дж Клин Гастроэнтерол . 2009 Сентябрь 43 (8): 787-90. [Медлайн].

    • Адар Т., Мизрахи М., Паппо О., Шейман-Элазари А., Шиболет О. Аутоиммунный гепатит, индуцированный адалимумабом. Дж Клин Гастроэнтерол . 2010 Январь 44 (1): e20-2. [Медлайн].

    • Fairhurst DA, Sheehan-Dare R. Аутоиммунный гепатит, связанный с инфликсимабом, у пациента с ладонно-подошвенным пустулезным псориазом. Clin Exp Dermatol . 2009 апр. 34 (3): 421-2. [Медлайн].

    • Лю ZX, Капловиц Н. Иммунно-опосредованное лекарственное заболевание печени. Clin Liver Dis . 2002 6 августа (3): 755-74. [Медлайн].

    • Casswall TH, Nemeth A, Nilsson I, Wadstrom T, Nilsson HO.ДНК видов Helicobacter в тканях печени и желудка у детей и подростков с хроническим заболеванием печени. Сканд Дж Гастроэнтерол . 2010. 45 (2): 160-7. [Медлайн].

    • Michitaka K, Nishiguchi S, Aoyagi Y, et al, для Японской группы по изучению этиологии цирроза печени. Этиология цирроза печени в Японии: общенациональное исследование. Дж Гастроэнтерол . 2010. 45 (1): 86-94. [Медлайн].

    • Секи Т., Кийосава К., Иноко Х. и др.Связь аутоиммунного гепатита с HLA-Bw54 и DR4 у японских пациентов. Гепатология . 1990 декабря 12 (6): 1300-4. [Медлайн].

    • Боберг КМ. Распространенность и эпидемиология аутоиммунного гепатита. Clin Liver Dis . 2002 6 августа (3): 635-47. [Медлайн].

    • Czaja AJ. Особые клинические проблемы при аутоиммунном гепатите: пожилые люди, мужчины, беременность, легкое заболевание, молниеносное начало и небелые пациенты. Semin Liver Dis .2009 29 августа (3): 315-30. [Медлайн].

    • Макфарлейн И.Г., Хенеган Массачусетс. Аутоиммунитет и женская печень. Hepatol Res . 2004 28 апреля (4): 171-6. [Медлайн].

    • Миели-Вергани Г., Вергани Д. Аутоиммунный гепатит у детей: чем отличается от АИГ у взрослых ?. Semin Liver Dis . 2009 29 августа (3): 297-306. [Медлайн].

    • Хайдер А.С., Кей Дж., Томсон А. Аутоиммунный гепатит в демографически изолированном районе Австралии. Intern Med J . 2010 Апрель 40 (4): 281-5. [Медлайн].

    • Czaja AJ, Carpenter HA. Отличительный клинический фенотип и исход лечения аутоиммунного гепатита 1 типа у пожилых. Гепатология . 2006 Март 43 (3): 532-8. [Медлайн].

    • Кирк А.П., Джейн С., Покок С. и др. Поздние результаты проспективного контролируемого исследования Royal Free Hospital по терапии преднизолоном при хроническом активном гепатите, отрицательном по поверхностному антигену. Кишечник . 1980, 21 января (1): 78-83. [Медлайн].

    • Ferreira AR, Roquete ML, Toppa NH, de Castro LP, Fagundes ED, Penna FJ. Эффект лечения гистопатологии печени у детей и подростков с аутоиммунным гепатитом. J Педиатр Gastroenterol Nutr . 2008, январь, 46 (1): 65-70. [Медлайн].

    • Грин М.Т., Уитингтон П.Ф. Исходы аутоиммунного гепатита у детей. Curr Gastroenterol Rep . 2009 июн.11 (3): 248-51.[Медлайн].

    • [Рекомендации] Глисон Д., Хенеган М.А., Британское общество гастроэнтерологов. Руководство Британского общества гастроэнтерологов (BSG) по лечению аутоиммунного гепатита. Кишечник . 2011 Декабрь 60 (12): 1611-29. [Медлайн].

    • Грегорио Г.В., Портманн Б., Рид Ф. и др. Аутоиммунный гепатит в детстве: 20-летний опыт. Гепатология . 1997 25 марта (3): 541-7. [Медлайн].

    • Caprai S, Vajro P, Ventura A, et al.Аутоиммунное заболевание печени, связанное с целиакией в детстве: многоцентровое исследование. Клин Гастроэнтерол Гепатол . 2008 июл.6 (7): 803-6. [Медлайн].

    • Миели-Вергани Г., Вергани Д. Аутоиммунная болезнь печени у детей. Мир Дж. Гастроэнтерол . 7 июня 2008 г., 14 (21): 3360-7. [Медлайн]. [Полный текст].

    • Czaja AJ. Аутоиммунный гепатит и вирусная инфекция. Гастроэнтерол Clin North Am . 1994 23 сентября (3): 547-66.[Медлайн].

    • Floreani A, Rizzotto ER, Ferrara F, et al. Клиническое течение и исходы синдрома наложения аутоиммунного гепатита и первичного склерозирующего холангита. Ам Дж. Гастроэнтерол . 2005 июл.100 (7): 1516-22. [Медлайн].

    • Czaja AJ, Cassani F, Cataleta M, Valentini P, Bianchi FB. Частота и значение антител к актину при аутоиммунном гепатите 1 типа. Гепатология . 1996 24 ноября (5): 1068-73. [Медлайн].

    • Czaja AJ, Carpenter HA.Чувствительность, специфичность и предсказуемость интерпретации биопсии при хроническом гепатите. Гастроэнтерология . 1993 декабрь 105 (6): 1824-32. [Медлайн].

    • Альварес Ф., Берг П.А., Бьянки Ф. Б. и др. Отчет Международной группы по аутоиммунному гепатиту: обзор критериев диагностики аутоиммунного гепатита. Дж. Гепатол . 1999, 31 ноября (5): 929-38. [Медлайн].

    • Wiegard C, Schramm C, Lohse AW. Системы оценки для диагностики аутоиммунного гепатита: прошлое, настоящее и будущее. Semin Liver Dis . 2009 29 августа (3): 254-61. [Медлайн].

    • Tucker SM, Jonas MM, Perez-Atayde AR. Гиалиновые капли в клетках Купфера: новый диагностический ключ для аутоиммунного гепатита. Am J Surg Pathol . 2015 июн. 39 (6): 772-8. [Медлайн].

    • Лихтенштейн ГР. Использование лабораторных тестов для выбора терапии 6-меркаптопурином / азатиоприном. Гастроэнтерология . 2004 ноябрь 127 (5): 1558-64. [Медлайн].

    • Muratori P, Lalanne C, Barbato E, et al.Особенности и прогрессирование бессимптомного аутоиммунного гепатита в Италии. Клин Гастроэнтерол Гепатол . 2016 14 января (1): 139-46. [Медлайн].

    • [Рекомендации] Manns MP, Czaja AJ, Gorham JD, et al. Диагностика и лечение аутоиммунного гепатита. Гепатология . 2010 июн. 51 (6): 2193-213. [Медлайн].

    • Manns MP, Woynarowski M, Kreisel W, et al. В контролируемом исследовании пациентов с аутоиммунным гепатитом будесонид вызывает ремиссию более эффективно, чем преднизон. Гастроэнтерология . 2010 Октябрь 139 (4): 1198-206. [Медлайн].

    • Альварес Ф., Чокка М., Канеро-Веласко С. и др. Кратковременное применение циклоспорина вызывает ремиссию аутоиммунного гепатита у детей. Дж. Гепатол . 1999, 30 февраля (2): 222-7. [Медлайн].

    • Sciveres M, Caprai S, Palla G, Ughi C, Maggiore G. Эффективность и безопасность циклоспорина в качестве терапии аутоиммунных заболеваний печени у детей и подростков. Алимент Фармакол Тер .2004 15 января. 19 (2): 209-17. [Медлайн].

    • Fernandes NF, Redeker AG, Vierling JM и др. Терапия циклоспорином у пациентов с аутоиммунным гепатитом, устойчивым к стероидам. Ам Дж. Гастроэнтерол . 1999, январь 94 (1): 241-8. [Медлайн].

    • Aqel BA, Machicao V, Rosser B и др. Эффективность такролимуса при лечении стероидорезистентного аутоиммунного гепатита. Дж Клин Гастроэнтерол . 2004 Октябрь 38 (9): 805-9. [Медлайн].

    • Ван Тиль Д.Х., Райт Х., Кэрролл П. и др.Такролимус: потенциально новое средство для лечения аутоиммунного хронического активного гепатита: результаты открытого предварительного исследования. Ам Дж. Гастроэнтерол . 1995 Май. 90 (5): 771-6. [Медлайн].

    • Than NN, Wiegard C, Weiler-Normann C, et al. Длительное наблюдение пациентов с трудно поддающимся лечению аутоиммунным гепатитом 1 типа, получающих терапию такролимусом. Сканд Дж Гастроэнтерол . 2016 Март 51 (3): 329-36. [Медлайн].

    • Девлин С.М., Суэйн М.Г., Урбански С.Дж. и др.Микофенолят мофетил для лечения аутоиммунного гепатита у пациентов, невосприимчивых к стандартной терапии. Банка J Гастроэнтерол . 2004 Май. 18 (5): 321-6. [Медлайн].

    • Inductivo-Yu I, Adams A, Gish RG, et al. Микофенолата мофетил у пациентов с аутоиммунным гепатитом, не отвечающих на стандартную иммуносупрессивную терапию или не переносящих ее. Клин Гастроэнтерол Гепатол . 2007 июл.5 (7): 799-802. [Медлайн].

    • Ричардсон Полицейский, Джеймс Полицейский, Райдер SD.Микофенолата мофетил для поддержания ремиссии аутоиммунного гепатита у пациентов, резистентных к азатиоприну или не переносящих его. Дж. Гепатол . 2000 Сентябрь 33 (3): 371-5. [Медлайн].

    • Wolf DC, Bojito L, Facciuto M, Lebovics E. Микофенолят мофетил при аутоиммунном гепатите: единый практический опыт. Dig Dis Sci . 2009 ноябрь 54 (11): 2519-22. [Медлайн].

    • Aw MM, Dhawan A, Samyn M, Bargiota A, Mieli-Vergani G.Микофенолата мофетил как средство экстренной помощи при аутоиммунном заболевании печени у детей: наблюдение в течение 5 лет. Дж. Гепатол . 2009 Июль 51 (1): 156-60. [Медлайн].

    • Czaja AJ, Lindor KD. Неудача будесонида в пилотном исследовании лечебно-зависимого аутоиммунного гепатита. Гастроэнтерология . 2000 ноябрь 119 (5): 1312-6. [Медлайн].

    • Zandieh I, Krygier D, Wong V и др. Использование будесонида в лечении аутоиммунного гепатита в Канаде. Банка J Гастроэнтерол . 2008 22 апреля (4): 388-92. [Медлайн]. [Полный текст].

    • Остерман М.Т., Кунду Р., Лихтенштейн Г.Р. и др. Связь уровней нуклеотидов 6-тиогуанина и активности воспалительного заболевания кишечника: метаанализ. Гастроэнтерология . 2006 Апрель 130 (4): 1047-53. [Медлайн].

    • Джонсон П.Дж., Макфарлейн И.Г., Уильямс Р. Азатиоприн для длительного поддержания ремиссии аутоиммунного гепатита. N Engl J Med .1995, 12 октября. 333 (15): 958-63. [Медлайн].

    • Faisal N, Renner EL. Рецидив аутоиммунных заболеваний печени после трансплантации печени. Мир J Hepatol . 2015 18 декабря. 7 (29): 2896-905. [Медлайн].

    • Tripathi D, Neuberger J. Аутоиммунный гепатит и трансплантация печени: показания, результаты и лечение рецидивирующего заболевания. Semin Liver Dis . 2009 29 августа (3): 286-96. [Медлайн].

    • Reich DJ, Fiel I, Guarrera JV, et al.Трансплантация печени при аутоиммунном гепатите. Гепатология . 2000 г., 32 октября (4, ч. 1): 693-700. [Медлайн].

    • Duclos-Vallee JC, Sebagh M, Rifai K и др. Последующее 10-летнее исследование пациентов, перенесших трансплантацию по поводу аутоиммунного гепатита: гистологический рецидив предшествует клиническому и биохимическому рецидиву. Кишечник . 2003 июн. 52 (6): 893-7. [Медлайн].

    • Montano-Loza AJ, Mason AL, Ma M, Bastiampillai RJ, Bain VG, Tandon P.Факторы риска рецидива аутоиммунного гепатита после трансплантации печени. Трансплантация печени . 2009 29 сентября, 15 (10): 1254-1261. [Медлайн].

    • Chazouilleres O, Wendum D, Serfaty L, et al. Долгосрочные результаты и ответ на терапию синдрома перекрытия первичного билиарного цирроза и аутоиммунного гепатита. Дж. Гепатол . 2006 Февраль 44 (2): 400-6. [Медлайн].

    • Дуглас Д. Будесонид полезен при детском аутоиммунном гепатите.10 июля 2013 г. Medscape от WebMD. Доступно на http://www.medscape.com/viewarticle/807623. Доступ: 22 июля 2013 г.

    • Woynarowski M, Nemeth A, Baruch Y, et al, для Европейской исследовательской группы по аутоиммунному гепатиту и будесониду. Будесонид в сравнении с преднизоном с азатиоприном для лечения аутоиммунного гепатита у детей и подростков. Дж. Педиатр . 2013 ноябрь 163 (5): 1347-53.e1. [Медлайн].

    • [Рекомендации] Далекос Г.Н., Коскинас Дж., Папатеодоридис Г.В.Греческая ассоциация по изучению клинических рекомендаций по изучению печени: аутоиммунный гепатит. Энн Гастроэнтерол . 2019 янв-фев. 32 (1): 1-23. [Медлайн]. [Полный текст].

    • Sebode M, Hartl J, Vergani D, Lohse AW, для Международной группы по аутоиммунным гепатитам (IAIHG). Аутоиммунный гепатит: от текущих знаний и клинической практики к будущим исследованиям. Печень Инт . 2018 января 38 (1): 15-22. [Медлайн].

    • Винницкая Е.В., Абдулхаков С.Р., Абдурахманов Д.Т. и др.Важные проблемы диагностики и лечения первичного склерозирующего холангита (на основе российского консенсуса по диагностике и лечению аутоиммунного гепатита.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *