Болезнь сомнений: Симптомы невроза навязчивых состояний, диагностика навязчивого невроза — ЦМЗ «Альянс»

Содержание

Болезнь сомнений и созависимость ~ Проза (Психология)


­Иногда созависимые люди не уверены в партнере и это переходит в «болезнь сомнений». Что такое созависимость? 
Созависимость, т.е. зависимость от определенного типа поведения, психических процессов, от каких-то людей и вещей. Созависимые люди стараются заполнить зияющую внутри пустоту, всасывая в себя жизнь окружающих, психоактивные вещества, деньги, пищу, секс, работу, неверно понятую религию.

П.Майер, Ф.Минирт, Р.Хемфельт считают, чтобы обуздать свои собственные чувства, созависимые люди пытаются контролировать окружающих людей и события жизни. В жизни созависимого человека контроль занимает центральное место. Такой человек может зависеть от других людей. В этом случае их жизнь настолько переплетается, что собственная личность и проблема человека, от которого он зависит. Созависимые люди, как обезумевшие пылесосы, всасывают в себя других людей и всё чего не хватает им прямо сейчас. С одной стороны они стремятся к независимости от людей, гневаются если они этого не получают в жизни, но в тоже время по-детски нуждаются в их помощи.

Вот тут то и возникает их жизненная трагедия, горе, отчаяние. Созависимые люди страдают навязчивыми формами поведения.

В.А.Жмуров отмечает, что: «Навязчивые влечения — неадекватные и пугающие человека побуждения, которые возникают внезапно, спонтанно, эпизоодически, на относительно короткое время и которые обычно не реализуются в силу способности человека им противостоять. Как правило, появление навязчивых влечений сопровождается страхом сумасшествия и боязнью совершить нечто совершенно неприемлемое[с. 344].
Навязчивые действия — стереотипные действия, которые люди вынуждены совершать для защиты от тревоги и страха. Стереотипные акты самоповреждения возникают обычно в детстве (например, кусание ногтей, тики) [с.344].

Болезнь сомнений — болезненная неуверенность в правильности, законченности выполненных действий вплоть до отсутствия уверенности в самом факте их осуществления. Например, человек не может с уверенностью вспомнить, запер ли он на замок дверь, выходя из дома.

Неоднократные и принудительные проверки (превращающие в навязчивые действия) ему при этом не помогают, каждый раз он находит новый повод усомниться в достоверности своего воспоминания. Собственно память на собственные действия или намерения что-то сделать при этом не страдает.
Любопытно,что человеку могут помочь ритуальные действия,во всяком случае, их выполнение может успокоить его эффективнее,нежели реальные проверочные действия. Навязчивые сомнения не следует смешивать с нерешительностью людей с тревожно-мнительными чертами личности. Такие люди постоянно сомневаются в самых различных ситуациях из-за своей неспособности принять на себя ответственность и свойственного им смутного представления о том, что происходит в действительности[с. 345].
***
Сомнение
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Сомнение — психическое состояние или состояние ума, в котором возникает воздержание от окончательно определённого суждения, или/и раздвоения (троения и т. п.) его становления, из-за неспособности сознания сделать дискретный однозначный вывод. Если ум не может обнаружить причин, аргументов, которые бы позволили ему прийти к однозначному решению относительно правильности или ошибочности своего мнения, тогда сомнение является отрицательным (то есть фактически блокирование дальнейшего анализа и выводов, «избегание» дискретизации). Если же разум выявил причины и они равной, подобной, сравнительной важности, делая таким образом унитарное решающее мнение невозможным, тогда сомнение считается позитивным (включающим инвариантность). В обоих случаях результатом является: невозможность формирования окончательного суждения (воздержание от него). Существует множество примеров, где человек не может победить, дискретизировать, перевести в стадию определённости свои сомнения.
Следует отметить также, что сомнение присуще в большей или меньшей степени любому суждению, и определённость или окончательность суждения никогда не является абсолютной. Суждение может считаться окончательным, или абсолютно определённым лишь в случае привязки к определённой ограниченной (фиксированной) точке зрения (так сказать, одной системы координат).
Сомнение считается фундаментальным отличием мыслящей и немыслящей природы (кибернетического устройства) (в настоящее время однако известен случай обучения нейросети возможности сомневаться). Задачи, стоящие перед существами мыслящими, имеют инвариантный набор решений, без эмпирических «взвешиваний» обойтись невозможно. Любое взвешивание может быть сделано только с допустимой погрешностью, а в конечном счёте это означает наличие сомнения в достаточной для данного случая точности этого взвешивания. По своей природе, вычислительной машине не присуще сомнение. Состояние неопределённости парализует действие машины. Это в свою очередь означает, что пока вычислительная машина не начнёт сомневаться, до того не получим конкурента человеческого разума в лице искусственного интеллекта.
Для такого случая учёные должны найти алгоритм решения уравнений с множеством неизвестных, программисты — запрограммировать машину, и если машина сможет их решать, мы получим мыслящее киберустройство. А это сделать невозможно, в силу невозможности решить уравнение с n-ным количеством неизвестных. Сомнение является признаком мыслящего существа.
Согласно идее о том, что сомнение является тонкой формой или симптомом большего страха или фобии от эго, психологи и психоаналитики часто приписывают это явление в ранних стадиях жизни, когда он формируется: то есть, детства. Именно там, учёные утверждают, насаждается сомнение в собственных возможностях и даже сама самоидентификация личности. Влияние родителей и других влиятельных лиц часто имеет глубокие последствия на следующее самовосприятие ребенка (его), с сомнениями часто вовлечёнными в такие самопортреты.
В психопатологии, чрезмерное сомнение обычно ассоциируется с синдромом навязчивых состояний, часто называют «болезнью сомнения».
***
Созависимость

Материал http://www.psychologos.ru/articles/view/sozavisim…
Созависимость — поведение близких людей, подчиненное жизни и действиям другого зависимого человека: алкоголика, игромана или наркомана. В мягком варианте -ипохондрика.

Деструктивная жалость — это не помощь. Действенная помощь иногда может быть только безжалостной.
Это похоже на отношение мамы с ребенком, когда она не может себя отделить от него: «мы пописали», «мы покакали», «нам больно», когда человек все время думает о другом («как он там»), живет его проблемами («дойдет — не дойдет»), когда человек забывает про свою жизнь, пытаясь спасти того, кто идет на дно.
Важно: созависимость — это жизнь слабых, а не героев. Те, кто спасают реально, врачи и спасатели — в созависимости не находятся. Они оказывают квалифицированную помощь, но они ни к кому не привязаны жалостью. У них есть своя, вполне качественная, жизнь. У созависимых своей качественной жизни нет.


Созависимость — это жизнь тех, кто сдался перед алкоголизмом или наркоманией своих близких — мужей и сыновей, и теперь по сути тянется веревочкой за ними, прикрываясь надеждой «Я пытаюсь их спасти». Созависимость — это зависимость от тех, кто зависим от водки, азартных игр и наркотиков. Созависимость съедает человека как ржавчина, и это — не тяжелый крест, а такая же болезнь, как алкоголизм, игромания и наркомания. Лечиться надо.
Созависимость — это образ жизни, основанный на определенном образе мышления, свойственном российскому менталитету. А именно, за созависимостью обычно стоят следующие шаблонные, непродуманные убеждения:
• «Близким нужно помогать»
Конечно, но помощь может быть только тем, кто сам что-то делает. Если вы решаете проблемы за другого человека, платите за него его долги — при том, что сам человек для этого не делает ничего — это не помощь. Это не помощь, а приучение к безответственному поведению.
• «Человека нельзя бросать в беде»
Эти красивые слова расшифровываются как «Занимайся тем, кто на себя уже махнул рукой», а то и «Поддерживай человека в его уничтожении самого себя». Человека нельзя бросать в беде, если это человек, а не тот, кто уже за его пределами. Поймите, если женщина бросает своих здоровых детей и свою нужную людям работу, чтобы спасать наркомана, который уже потерял человеческий облик — она не спасительница, а предательница: она предает здоровых. Это — непростительная благоглупость.
• «К человеку всегда можно достучаться»
Созависимые верят, что словами можно что-то изменить. Они разговаривают, они убеждают, они верят алкоголикам и наркоманам — тем, которые не верят уже сами себе и нередко в открытую над ними смеются. Те им врут, а созависимые отдают им свои последние деньги.
• «Настоящая любовь терпит все»
Да. Только здесь не у вас не любовь, а страх, что про вас подумают. Подумают, что вы плохие родители, что вы черствый человек, что вы вообще не человек. И пока вы этого боитесь и думаете о себе, вы своими действиями уничтожаете другого человека.
Созависимость появляется не сразу и только у того, кто имеет предпосылки к этому. За созависимостью часто стоит страх:
• Страх «боюсь скандала». Зависимый ради наркотиков или алкоголя легко может устроить жуткий скандал, иногда и при людях, а многие этого боятся.
• Страх «Что случится с ним, если я не пойду ему навстречу?» Он выбросится из окна, замерзнет на улице и так далее. Те, кто этого боится, как раз это и получают — поскольку их действия как раз к этому прямым образом и приводят. Но созависимому важно остаться красивым: «вот, я заботилась до последнего! Я его не бросала!»
• Страх «боюсь остаться одной». Пока есть зависимый, созависимому есть чем заняться: заботиться, беспокоиться, переживать. У него есть жизнь и есть любимая игрушка. А если зависимый завяжет — с кем человек будет заниматься? Жизнь станет пустой…. Поэтому многие пожилые люди (созависимые) никогда не пойдут на что-то решительное, им это просто не нужно.
• Страх жить свою жизнь. Непонятно как, непонятно куда… Созависимые — это люди, выбравшие не жить, поэтому — занявшие себя чужой жизнью.
Психологическая помощь созависимым — как правило, неэффективна. Пустое дело. Созависимые вполне готовы собираться вместе с психологом и обсуждать возникающие в их жизни проблемы. Психолог при этом должен понимать, что он просто входит в их игру, что его взяли не на роль командира, которого они будут слушаться, чтобы выбраться из ямы, а на роль понимающего собеседника, с которым теперь будут уютно встречаться по расписанию и разговаривать. Понятно, что вылечиваться тут никто не намерен: зачем же им терять такую душевную компанию?
Когда-то, редко, человек еще не совсем опустившийся в созависимого, может что-то осознать и вернуться в строй людей. Созависимые превратятся в разумных людей, когда поймут, что:
1. Зависимость — это болезнь, которая в определенной стадии лечится только в стационаре и лекарствами, а не домашними средствами.
1. Зависимость словами не лечится. Точнее, лечится только на очень ранних стадиях или словами очень могучих людей. А не вашими.
1. Избавить от зависимости можно не всегда. Иногда это уже не излечимо, и это нужно просто принять как факт. Все, опоздали, человека уже нет, осталась только шкурка.
1. Избавить от зависимости может только человек самостоятельный, который может жить сам, один, без другого и других. Если вы сами находитесь в зависимости и больной привязанности, вначале лечить нужно вас.
1. Избавить от зависимости, если это возможно, может только сильный и квалифицированный человек, специалист. Вы можете стать таким специалистом, но этому нужно учиться. В любом случае будьте готовы к тому, что добрые разговоры о чувствах тут не работают (работают редко, только на ранних этапах). Это будет скорее поведенческие методы воздействия, и иногда воздействия жесткие. Если вы привыкли только к красивому, мягкому и людей жалеете, вам не сюда. Здесь нужна хирургия, а не терапия.
1. Чтобы избавлять от зависимости, вы должны научиться давать четкие инструкции. Командовать. Командовать и делать. Отправлять, запирать, держать, заставлять и так далее. Дрессировщики это делать умеют, они подобные ситуации решают.
Созависимость как страх жить свою жизнь
Созависимость возникает чаще всего там, где человек не знает изначально «как жить», «каков механизм успешной жизни». Непонятно как жить, непонятно куда, зачем, что получится из этого… Может быть, банально не умение воспитывать (сына), выстраивать отношения (с мужем либо женой), логические ошибки, ошибки в принятии себя. Человека не научили быть успешным — у него возникает страх жить свою жизнь.
Иногда кажется, что человек каждый день или в каждой спорной для него ситуации выбирает: жить или не жить. Не умереть, а именно — не жить. Избавить себя от необходимости жить полностью, с напряжением, с развитием и движение к чему-то ценному для этого человека. Смелость брать на себя ответственность за все: успехи и неуспехи, боль от неудач либо радость от успеха — такая смелость не всем по плечу.
Созависимые — это люди, которые выбрали не жить. При этом природа не терпит пустоты, и на место того желания «не жить» приходит склонность — жить чужой жизнью.
Психологи не справляются с этой глубокой проблемой по той причине, что ведут работу с людьми, которые уже все для себя решили, и решили очень глубоко в душе. И тогда беседа с психологом — лишь еще один способ избавить себя от необходимости жить, а не решать эту проблему.
Возможность работать с этими людьми возникнет, когда созависимые придут к мысли, что это не их жизнь, но их выбор. А выбор можно поменять…
Созависимость: помощь психологов

Психологическая помощь созависимым — как правило, неэффективна. Пустое дело.
Созависимые вполне готовы собираться вместе с психологом и обсуждать возникающие в их жизни проблемы, где основные роли заданы треугольником Карпмана: Спасатель, Преследователь виноватых и Жертва преследования. Психолог при этом должен понимать, что он просто входит в их игру, что его взяли не на роль командира, которого они будут слушаться, чтобы выбраться из ямы, а на роль понимающего собеседника, с которым теперь будут уютно встречаться по расписанию и разговаривать. Понятно, что вылечиваться тут никто не намерен: зачем же им терять такую душевную компанию?
Избавить от зависимости, если это возможно, может только сильный и квалифицированный человек, специалист. Вы можете стать таким специалистом, но этому нужно учиться. В любом случае будьте готовы к тому, что добрые разговоры о чувствах тут не работают (работают редко, только на ранних этапах). Это будет скорее поведенческие методы воздействия, и иногда воздействия жесткие. Если вы привыкли только к красивому, мягкому и людей жалеете, вам не сюда. Здесь нужна хирургия, а не терапия.
Чтобы избавлять от зависимости, вы должны научиться давать четкие инструкции. Командовать. Командовать и делать. Отправлять, запирать, держать, заставлять и так далее. Дрессировщики это делать умеют, они подобные ситуации решают. Готовы этому учиться?
Зависимость страшна привычкой. И менять ее можно только другой привычкой. Упорно и долго формировать новую привычку, прежде вытащив из привычной среды созависимого. Это сложно, особенно для наших не очень обеспеченных россиян. Но реально.
Приемы: формирование нового решения (через беседу, через шаманство, суггестию), формирование новых важных интересов и нового образа жизни, и только после устойчивого успеха — отказ от созависимости через замену другими интересами.
Письмо оттуда…
Я зависимый человек. Десять лет употребления алкоголя. Последний год из запоев практически не выходила. Моя мама, соответственно, созависимая на всю голову. Но мне повезло, я прошла курс лечения в реабилитационном центре, работающем по «Программе 12 шагов». Результат изумителен. Два года и три месяца ни капли спиртного!!! Теперь я знаю, что ни алкоголизм, ни созависимость болезни НЕ ИЗЛЕЧИМЫЕ! Вылечиться НЕВОЗМОЖНО. В свое время я прошла наверное все известные методы. Кодировки, гипнозы, трансакции, были и» бабушки» с заговорами. Результат был один — снова употребление! Но оказалось, что есть и хорошая новость. С этими болезнями можно жить, только выполнять рекомендации этой простой и чудесной программы. И достаточно помощи не врачей и психологов, а таких же выздоравливающих больных, которые делятся только своим опытом. И я, и моя мама готовы учиться жить по-другому. ЭТО ПОЛУЧАЕТСЯ!!!! — С уважением, Инна.
Литература по теме
1. Журнал «Развитие личности», 2005 год №1 и №2 – статья Арсеньев Виктор Сергеевич «О проблеме свободы и зависимости человека современной цивилизации».
2. Митькина В.Н. Психологические особенности женщин с созависимостью.
3. Москаленко Е.Д. «Зависимость: семейная болезнь»Media:Moskalenko_V.D._Zavisimostq._Semeynaya_boleznq.zip
4. Уайнхолд Б и Дж. «Освобождение от созависимости» Media:Osvobojdenie_ot_sozavisimosti.zip
5. Шэрон Уэгшейдер. «Семейная ловушка».

Заразные мысли, способные убивать — BBC News Русская служба

  • Дэвид Робсон
  • BBC Future

Автор фото, Thinkstock

Чтобы умереть, иногда достаточно поверить в то, что вы больны. Как выяснил корреспондент BBC Future, мы можем, сами того не подозревая, подцепить подобные иррациональные страхи от других — порой с ужасными последствиями.

Сторонитесь любителей постращать. Подобно заклинаниям злых волшебников, их слова могут принести вам вполне осязаемый вред.

Давно известно, что самовнушением можно вызвать заболевание и без наличия инфекции. Точно так же, как жрецы вуду способны были навредить своей жертве силой внушения, зачастую одна лишь уверенность человека в том, что он болен, может привести к развитию реальных симптомов болезни — таких как тошнота или головокружение, — и даже к смертельному исходу. Этот феномен известен как эффект ноцебо (в противоположность эффекту плацебо)

В наши дни стало очевидно, что опасные внушения легко распространяются в виде слухов и сплетен, а негативный эффект от них чрезвычайно велик. Возможно, именно поэтому некоторые дома считаются проклятыми, поскольку их жильцы неизменно заболевают, а люди, живущие поблизости от ветряных турбин, жалуются на необъяснимые приступы головокружения, бессонницу и тошноту. Если вам когда-нибудь приходилось после вакцинации испытывать «гриппозные» симптомы, подозревать свой мобильный телефон в том, что он вызывает у вас головные боли, или страдать от неожиданной аллергии на определенные продукты питания, не исключено, что вы тоже стали жертвой ноцебо.

«Эффект ноцебо хорошо иллюстрирует, на что способен наш разум, — говорит невролог Димос Митсикостас из Военно-морского госпиталя в греческих Афинах. — И мы не можем до конца его объяснить».

Убийственная шутка

Врачам давно известно, что внушение может оказывать смертельное воздействие на человека. Венский медик VIII века Эрих Меннингер фон Лерхенталь описал скверную студенческую шутку с трагическим исходом: ученики в его медицинской школе невзлюбили одного ассистента и задумали его проучить. На ассистента внезапно набросились, завязали ему глаза, положили голову на колоду и объявили, что сейчас он будет обезглавлен. После чего ему на шею бросили мокрую тряпку. Убежденный в том, что это холодная сталь лезвия, несчастный, по описанию Фон Лерхенталя, «тут же скончался».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Плацебо несет с собой все то же, что и настоящее лекарство — и облегчение, и побочные эффекты

Хотя историй, подобных этой, предостаточно, современные медицинские исследования до сих пор в основном изучали способность человеческого разума не к саморазрушению, а к самоисцелению – так называемый эффект плацебо, что в переводе с латыни означает «понравлюсь». В наше время плацебо применяется в любом клиническом исследовании — тестируемое лекарство и контрольный препарат-«пустышка» (обычно в виде таблеток на основе лактозы) случайным образом распределяются между испытуемыми. Пациенты не знают, что именно им досталось. При этом определенный положительный эффект наблюдается даже при приеме плацебо, за счет веры испытуемого в целебную силу лекарства.

Однако, помимо наблюдаемого положительного действия плацебо, пациенты зачастую жалуются на необъяснимые неприятные симптомы – тошноту, головные боли или другие болевые ощущения. Дело в том, что всех участников клинического исследования — вне зависимости от того, досталось им настоящее лекарство или «пустышка» — предупреждают о возможных побочных эффектах испытываемого препарата. По-видимому, у некоторых пациентов, принимающих плацебо, само ожидание возможного появления таких эффектов может привести к их возникновению. «Этот феномен наблюдается от одного исследования к другому, но по-настоящему он никогда не изучался», — говорит Тэд Капчук, профессор медицинской школы Гарвардского университета.

За последние 10 лет ученые установили, что эффект ноцебо (в переводе с латыни — «поврежу») весьма распространен. Митсикостас изучал результаты исследований средств от мигрени, рассеянного склероза и депрессии. Во многих подобных исследованиях он обнаружил ярко выраженные проявления эффекта ноцебо. Так, при клинических испытаниях лекарств от болезни Паркинсона до 65% принимавших плацебо жаловались на негативные последствия терапии. «В результате примерно один пациент из 10 выходил из программы исследований до ее окончания, а это очень большая цифра», — отмечает он.

Хотя многие из подобных симптомов — например, тошноту или боль — можно объяснить субъективными ощущениями, эффект ноцебо иногда проявляется в виде сыпи и раздражений кожных покровов. А порой его можно выявить и при физиологическом тестировании. «Это невероятно: пациент всего лишь принимает сахарные пилюли, но анализы указывают на повышенное содержание ферментов в печени», — говорит Митсикостас.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Иногда достаточно просто страха перед болезнью…

Скептики могут возразить, что мозг пациента, вероятно, «внушает» организму наличие таких побочных эффектов, однако измерения активности нервной системы людей, испытывающих эффект ноцебо, показали, что после приема плацебо спинной мозг начинает фиксировать усиление боли раньше, чем успевает подключиться головной мозг, отвечающий за сознательное мышление.

Возьмем чуть не закончившийся смертью случай «пациента А», о котором в 2007 г. рассказал доктор Рой Ривз. Пациент, страдавший от депрессии, принял целый пузырек таблеток, решив свести счеты с жизнью. Практически сразу же пожалев о своем решении, он кинулся в больницу, но рухнул на пороге приемного отделения. Его состояние выглядело весьма серьезным — врачи зафиксировали резкое понижение кровяного давления и гипервентиляцию легких. Пациента немедленно положили под капельницу, однако анализ крови не обнаружил и следа принятого лекарства в его организме. Четыре часа спустя другой доктор проинформировал Ривза о том, что мужчина входил в контрольную группу испытуемых в рамках клинического исследования, и что симптомы передозировки возникли после приема плацебо. Вскоре после того, как об этом узнал сам пациент А, его самочувствие нормализовалось.

Неизвестно, мог ли этот случай действительно привести к смертельному исходу, хотя профессор нейробиологии Фабрицио Бенедетти из медицинской школы Туринского университета полагает, что такое вполне вероятно. Он сканировал мозг испытуемых в то время, как им внушались негативные мысли, и пришел к выводу, что подобные внушения активизируют работу гипоталамуса, гипофиза и надпочечников (желез, вырабатывающих адреналин), которые призваны реагировать на экстремальные угрозы организму. Если человек достаточно сильно чего-то опасается, коктейль из вырабатываемых этими органами гормонов может оказаться смертельным, говорит Бенедетти.

Недомогание от слухов

Сама мысль о том, что врач может непреднамеренно ухудшить состояние пациента неосторожным словом, вызывает беспокойство. А теперь становится очевидным, что для распространения эффекта ноцебо достаточно даже слуха или сплетни, услышанных мимоходом.

В прошлом году Бенедетти поставил эксперимент, предложив сотне с лишним студентов принять участие в восхождении на высоту 3000 м в итальянских Альпах. За несколько дней до планируемого похода он рассказал одному из потенциальных участников о возможном негативном последствии пребывания на большой высоте в виде мигрени, вызванной разреженным воздухом. К назначенному дню обнаружилось, что слух распространился более чем на четверть группы, и все услышавшие его начали страдать от сильных головных болей. Более того, анализ слюны этих студентов указывал на гиперреакцию на пониженное содержание кислорода в организме, включая увеличение активности ферментов, связанных с проявлениями горной болезни (одним из симптомов которой является головная боль). «У впечатлительных студентов изменилась биохимия мозга», — комментирует Бенедетти.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

После каждого сообщения в СМИ о недомоганиях от вида ветряков число таких случаев резко растет

Иными словами, негативные внушения, способные вызвать симптомы заболеваний, могут быть заразными. «Они передаются друзьям и соседям, стремительно распространяясь среди населения», — говорит Бенедетти. В ходе еще одного исследования выяснилось, что даже при виде другого пациента, испытывающего боль, лечебная процедура может причинить испытуемому более болезненные ощущение, чем в обычном состоянии – то есть, по-видимому, эффект ноцебо может передаваться от одного человека другому невербально, посредством простого визуального наблюдения. Хуже того, негативными мыслями можно заразиться, даже не осознавая того. Похоже, что эффект ноцебо способны запускать сигналы, исходящие из нашего подсознания.

История изобилует загадочными эпидемиями, объяснением которым может служить эффект ноцебо. Наиболее известна вспышка хореи (беспорядочных неконтролируемых движений), произошедшая в французском Страсбурге в 1518 г. и закончившаяся несколькими смертями. В 1960-х гг. работниц американской текстильной фабрики поразила «эпидемия июньского жука», выражавшаяся в головокружениях и рвоте. Ни одно ядовитое насекомое так и не признали причиной этого состояния. Самой леденящей стала череда загадочных смертей в общине народности Хмонг, эмигрировавших в США из Юго-Восточной Азии в 1980-х гг. Здоровые молодые люди начинали страдать от регулярных ночных кошмаров и сонного паралича, после чего умирали во сне. Эксперты выдвинули гипотезу о том, что эти смерти стали причиной искренней веры хмонгов в существование злых ночных духов.

Зачастую причиной недомогания может стать боязнь новых технологических достижений: в конце XIX в. люди, пользовавшиеся первыми телефонными аппаратами, жаловались на головокружение и сильные головные боли, а у офисных работников в Скандинавии 1980-х гг. выступала сыпь на коже — по одной из версий, из-за компьютерных мониторов, которыми они пользовались на работе.

Сегодня эффект ноцебо склонны считать наиболее вероятной причиной таких расстройств, как «ветротурбинный синдром» (тошнота и бессонница, связываемые с проживанием неподалеку от ветрогенераторов), особенно распространенный в Канаде, а также «электрочувствительность» – якобы аллергическая реакция на сигналы мобильных телефонов и беспроводного интернета. Иногда страдающие этими недугами даже вынуждены окружать свои спальные места металлическими экранами, чтобы не испытывать постоянного звона в ушах – при этом десятки экспериментов убедительно доказали, что такие же симптомы развиваются у людей в присутствии неработающего источника электромагнитных волн, если им сказать, что на самом деле он работает.

Результаты изучения эффекта ноцебо указывают на то, что недомоганиями, которые он способен вызвать, не следует пренебрегать. «У меня нет никаких сомнений в том, что люди на самом деле испытывают физиологические симптомы заболеваний», — говорит профессор психологии Джеймс Рубин из Королевского колледжа Лондона. Действие эффекта ноцебо испытала на себе даже бывшая глава Всемирной организации здравоохранения: она запретила пользование мобильными телефонами у себя в офисе, поскольку была уверена в том, что они вызывают у нее сильные головные боли.

Симптомы электрочувствительности встречаются не так часто, но эффект ноцебо может проявляться и другими способами. Может быть, вы отмечали у себя необъяснимую непереносимость к определенным блюдам? 20% населения Англии страдают от аллергии на те или иные продукты питания, хотя, по результатам больничных тестов, лишь около десятой части от этого числа имеют медицинские проблемы, способные объяснить это явление. Возможно, эффектом ноцебо объясняется и проявление у некоторых людей симптомов недомогания после инъекции плацебо при тестировании новых вакцин, а также широко обсуждаемых побочных эффектов приема фармакологических противозачаточных средств (депрессия, мигрени и боли в грудных железах), наличие которых по большей части не подтверждается клинически. К этому списку, вероятно, можно добавить тошноту и зрительное утомление, на которые жалуются некоторые пользователи трехмерного телевидения.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Для того чтобы заразиться токсичными мыслями, совсем не обязательно подпасть под заклятие злого колдуна

Что же можно сделать? Бороться с заблуждениями и внушаемостью людей, разумеется, очень трудно, но ответственный подход средств массовой информации как минимум помог бы сдержать распространение вредных слухов. В 2013 г. Рубин обнаружил, что даже простого просмотра короткого видеоролика на тему электрочувствительности может оказаться достаточно для того, чтобы у испытуемых развились соответствующие симптомы. Имеются и данные, указывающие на возможность того, что количество обращений в медучреждения с жалобами на «ветротурбинный синдром» растет после репортажей в местных СМИ о потенциальном вреде ветротурбинных установок. Иными словами, заболевание может быть вызвано одним лишь опасением человека за состояние своего здоровья.

А как себя вести медперсоналу? Ребекка Уэллс из Баптистского медицинского центра университета Уэйк Форест в Северной Каролине отмечает, что для современной медицины это серьезная дилемма. Доктора обязаны раскрывать больным информацию о возможных побочных эффектах лекарственных средств, поскольку им необходимо заручиться так называемым «информированным согласием» пациента на проведение лечения. Однако в определенных случаях, как мы видим, сам факт информирования может ухудшить состояние больного. «Не существует однозначного ответа на вопрос о том, каким именно действием обладает тот или иной препарат», — говорит Уэллс. По ее мнению, в будущем врачам, возможно, придется пересмотреть существующий подход с учетом того, какую именно информацию необходимо разглашать пациентам и каким образом ее подавать. Осторожность важна в каждом отдельном случае — как указывает Бенедетти, из-за заразности эффекта ноцебо побочные эффекты, испытываемые одним человеком, могут быстро распространиться на большие группы населения.

Возможно, ослабить эффект ноцебо поможет просвещение. Например, Митсикостас старается объяснить пациентам, что им следует критически относиться к собственным ожиданиям от того или иного события. «Необходимо заставить пациента бороться с внутренними страхами», — говорит он.

По словам Митсикостаса, связь между психикой и соматикой невозможно игнорировать несмотря на современные достижения в области здравоохранения. «Тысячелетиями вся медицина фактически представляла собой плацебо — знахари лечили людей, используя желание самих больных выздороветь. Воля пациента к исцелению — пусть и недостаточное, но обязательное условие успешного лечения», — говорит он.

Резкий рост числа детей с коронавирусом: какие у них симптомы и что с вакцинами

В Москве зафиксирован беспрецедентный рост числа зараженных коронавирусом детей – с 2000 до 28 000 в неделю, говорится в сообщении городского департамента здравоохранения. Количество госпитализаций выросло в 10 раз, до 120 в сутки. При этом около половины детей, госпитализированных с COVID-19, были переведены из других медучреждений, где они проходили лечение.

В связи с этим в столице принято решение остановить плановую госпитализацию в детские больницы на три недели. Ограничения не коснутся пациентов с онкологическими и гематологическими заболеваниями. Экстренная медицинская помощь будет оказываться в полном объеме без исключения всем детям.

Ранее министр здравоохранения Михаил Мурашко заявлял, что на детей приходится 15% заражений коронавирусом в России.

Симптомы и последствия ковида у детей 

Болезнь у детей может протекать с признаками респираторного заболевания, говорится в сообщении Сеченовского университета: с общей слабостью, насморком, болью в горле, кашлем, температурой, а может маскироваться под острую кишечную инфекцию, в этом случае возможна диарея, тошнота, боли в животе. У пациентов 2-5 лет наблюдаются поражения верхних дыхательных путей и бронхов, сообщала Татьяна Голикова.

Как правило, тяжело переносят болезнь дети с хроническими заболеваниями, заявлял мэр Москвы Сергей Собянин. Умирают от инфекции в основном те, у кого есть сопутствующие болезни, а коронавирус срабатывает как триггер, рассказывала РБК инфекционист, профессор кафедры педиатрии Московского областного научно-исследовательского клинического института им. М. Ф. Владимирского Елена Мескина.

При этом, по данным ученых, есть случаи, вызывающие беспокойство и в отношении изначально здоровых детей. Коронавирус может быть опасен для младенцев, поскольку их иммунная система еще не вполне сформирована. По данным ранних исследований из Китая, у детей до года в 10,6% случаев развивается тяжелое или критическое течение заболевания. В возрасте от одного года до пяти лет таких уже 7,3%. Риск постепенно снижается и доходит до 3% в возрасте 16 лет.

Начиная с 2020 г. врачи начали регистрировать особое состояние, связанное с перенесенным ковидом, – синдром мультисистемного воспаления у детей и подростков (MIS). Он развивается обычно через 2-4 недели после выздоровления и сопровождается высокой температурой, пониженным давлением и дыхательной недостаточностью. Может произойти и отказ органов. Например, в США, по данным на осень 2021 г., было 5217 случаев синдрома, 46 детей умерли.

Кроме того, перенесенный в тяжелой форме ковид может подтолкнуть к развитию других болезней. По данным из США, коронавирусная инфекция может стать триггером для развития диабета первого типа у детей. Риск оказался в 2,5 раза выше по сравнению с переболевшими ОРЗ. Есть сообщения и о том, что болезнь может спровоцировать развитие аутоиммунных заболеваний.

Одно из ключевых ожиданий, связанных с вакцинацией, – она поможет достигнуть коллективного иммунитета. Если 60-80% населения окажутся защищены от заражения, вирус не сможет распространяться. И тогда пандемия угаснет. В противном случае могут возникнуть новые волны: чем больше непривитых, тем больше шансов, что вирус будет мутировать и приобретет защиту от действия вакцин.

Несмотря на то что дети переносят ковид в целом легче, чем взрослые, они также являются распространителями инфекции. Если ребенок приносит вирус, это угрожает уже старшим членам семьи. Сейчас примерно половина пожилых людей в России не имеют прививки.

Первые зарубежные вакцины 

В декабре 2020 г. Pfizer получила разрешение применять свою вакцину в экстренном порядке для подростков старше 16 лет. Осенью того же года компания начала испытания с участием подростков 12-15 лет. Результаты, по данным Pfizer, превосходили даже те, что были получены во взрослой группе. Из почти тысячи привитых детей и подростков ни один не заболел ковидом. Из группы плацебо (еще тысяча) заболели 16.

В марте 2021 г. Pfizer также начала испытания для нескольких более младших групп – от шести месяцев до двух лет, от двух до пяти лет и от пяти до одиннадцати лет. В последней группе результаты оказались почти такими же успешными, как и в подростковой, – выше 90%. Высокую эффективность показали и испытания во второй группе. А вот у детей 2-5 лет вакцина по какой-то причине не вызвала выработки достаточного титра антител. Компания надеется исправить это, добавив третью дозу – с определенным интервалом.

Сегодня вакцина от Pfizer/BioNTech остается единственной одобренной для подростков и детей от пяти лет в США и Евросоюзе, а также в Канаде и Израиле. В 2021 г. британская AstraZeneca также начала испытания своей вакцины для детей, но приостановила их после сообщений о тромбозах, связанных с введением вакцины. Сейчас компания проводит дополнительные испытания.

Впрочем, сомнения вызывала и вакцина от Pfizer. Все дело в очень редких (160 на млн) случаях миокардита – воспаления сердечной мышцы, которые были зарегистрированы как раз у молодых людей. Страхи подстегнули и сообщения о смерти пяти немецких подростков, привитых вакциной Pfizer. Но расследование не выявило связи между этими смертями и прививкой.

В конце 2021 г. американский Центр по контролю за заболеваниями выпустил отчет о нежелательных явлениях после вакцинации по данным более 7 млн привитых детей. Авторы выявили восемь случаев миокардита (в большинстве случаев симптомов на момент подготовки отчета уже не было) и два случая смерти через несколько дней после вакцинации. Первой была пятилетняя девочка со спастическим церебральным параличом и эпилепсией, второй – шестилетняя девочка с гипоксической энцефалопатией и спастическим церебральным параличом. При этом авторы указали, что в обоих случаях расследование пока продолжается.

Вакцины Индии и Китая

В Китае для детей от трех лет одобрены препараты компаний Sinovac и Sinopharm. Вслед за Поднебесной использовать закупленную Sinopharm для иммунизации детей разрешили также ОАЭ, Аргентина и Чили. В декабре 2021 г. прививку детей 12-17 лет препаратом компании Sinopharm разрешили в Белоруссии, а уже 7 января этого года она была включена в национальный календарь прививок как обязательная.

В Индии детей и подростков осенью 2021 г. разрешили прививать вакциной собственного производства – Covaxin. Причем при испытаниях создатели препарата даже не стали делать различий между возрастными группами, а записали сразу всех, начиная с двух лет и до 18.

Российский «Спутник М»

«Спутник М» – это та же самая двухкомпонентная вакцина «Спутник V», но в меньшей дозировке: одна пятая часть от взрослой. Испытания «Спутника М» начались в июле 2021 г. В них участвовали 99 подростков в возрасте 12–17 лет. Каждый прошел медосмотр и мог вести дневник в мобильном приложении. Уже 28 октября разработчики отчитались, что две дозы формируют хороший клеточный иммунитет.

Побочные эффекты оказались теми же, что и у взрослых: боль в месте инъекции (58%), кратковременный жар (50%), головная боль (42%), слабость (21%) и боль в мышцах и суставах (24%).

Третья фаза испытаний стартовала 11 ноября. На этот раз в них участвуют 3000 детей, но окончательные результаты будут доступны только через год. А пока Минздрав уже зарегистрировал вакцину в особом порядке, как это было со «Спутником V», – после получения хороших предварительных результатов. Прививки будут делать с согласия родителей или согласия самого несовершеннолетнего, если он старше 15 лет.

В январе Минздрав дал разрешение на проведение клинических исследований «Спутника М» на детях 6-11 лет. По словам главы Центра имени Гамалеи Александра Гинцбурга, исследования займут 3-3,5 месяца. Планируется проверить две концентрации: одну пятую и одну десятую взрослой дозы «Спутника V».

Мнения родителей

Летом 2021 г. общественное мнение скорее было не в пользу детской вакцинации. По данным опроса, проведенного рекрутинговым порталом SuperJob, только 8% родителей были готовы привить своего ребенка. Еще 23% склонялись к такому шагу. 37% выступили против вакцинации детей, 32% были скорее не готовы. Противники говорили о недостаточной изученности вакцины, а сторонники упирали на то, что скоро начнется школьный сезон и дети могут перезаражать друг друга.

В январе доля россиян, готовых привить своих детей от коронавируса, выросла до 11%. 22% скорее готовы на такой шаг, 32% категорически против вакцинации своего ребенка от коронавируса, еще 35% не собираются прививать детей.

Вакцинация подростков появилась в национальном календаре прививок. Впрочем, это не значит, что ее применение стало обязательным. Дети с 12 до 17 лет относятся к третьей приоритетной группе – это значит «добровольно, при наличии письменного заявления одного из родителей (или иного законного представителя)».

По словам детского омбудсмена Москвы Ольги Ярославской, часть родителей беспокоит, что непривитых детей могут коснуться ограничения (например, на посещение занятий). «Проблема вакцинации никаким образом не должна ущемлять права ребенка на образование, об этом речь вообще не идет. Конституционные права детей и законы никто нарушать не будет», – подчеркнула она.

О болезни с точки зрения православия

Православный взгляд на болезнь хорошо нам известен из учения Святых Отцов Церкви. Святые Отцы полагали, что болезни и скорби могут послужить духовному возвышению человека, помочь ему приблизиться к Богу. С православной точки зрения болезнь является нормой земной жизни. Преподобный Иоанн Лествинчик писал, что «болезни посылаются для очищения согрешений, а иногда для того, чтобы смирить возношение». Таким образом святые отцы не считали болезнь местью за грехи, а только средством исправления грехов.      Телесная болезнь и страдания болящего, без сомнения находятся в тесной связи с состоянием его духа и души. Человеку естественно задаваться вопросом: Почему именно я или близкий мне заболел, хотя по большому счету этот вопрос из числа неразрешимых. В свое время об этом спрашивал Бога преподобный Антоний Великий: «Господи! Почему одни немного живут и умирают, а другие живут до глубокой старости? Почему одни бедны, а другие живут богато? Почему нечестивые богатеют, а благочестивые бедны?». И святой получил ответ, который дан нам на все времена: «Антоний! себе внимай! То –суды Божии, и тебе нет пользы знать их». Многое зависит от умения человека воспринимать все, что он встречает в жизни, по-христиански, в том числе и болезни. Поэтому в некоторых ситуациях мы можем видеть на одном полюсе людей отчаявшихся, обвиняющих в своих проблемах всех остальных и даже хулящих Бога. Такое часто встречается, когда человек испытывает сильные физические страдания. А на другом полюсе – люди, которые терпят свое болезненное состояние со смирением, с покорностью воле Божией и умудряются во всем найти что-то доброе. Кого-то болезнь делает ближе к Богу, а для кого-то становится настоящим препятствием в вере. Многие болезни остаются неизлечимыми, становятся причиной страданий и смерти. Сталкиваясь с такими недугами, православный христианин призван положиться на всеблагую волю Божию, помня, что смысл бытия не ограничивается земной жизнью, которая является приготовлением к вечности. Страдания есть следствие не только личных грехов, но также общей поврежденности человеческой природы, а потому должны переноситься с терпением и надеждой. Богу было угодно сделать страдание средством спасения и очищения, которое может быть доверием к всеблагой воле Божией.

Болеющий человек, в состоянии беспомощности и страдания, в полной мере начинает ценить человеческое соучастие и заботу, сам начинает проявлять к другим любовь, милосердие и сострадание.

Болезнь раскрывает нам нетленную ценность любви и милосердия.

Болезнь имеет силу смягчить жестокие сердца.

Болезнь научает нас сострадать ближнему и любить его.

Болезнь напоминает человеку, что он не оставлен (не забыт) Богом.

«Как золото, разжигаемое огнем, очищается от ржавчины, так и человек, терпящий болезни, очищается от своих грехов» (Святой Нифонт)

«…как тело очищается щелоком от нечистот, так и душа очищается болезнями и страданиями» (Священник Валентин Жохов)

Люди часто сталкиваются с еще одной из дилемм, когда заболевают: «Нужно ли обращаться к врачам?».

Врачебное искусство благословлено Церковью, поэтому обращаться к врачам можно и нужно. Врачом был один из апостолов и евангелистов – святой Лука. В православии почитают безмездных врачей – великомученика Пантелеимона, мучеников Косму и Дамиана, Кира и Иоанна, и других. С одной стороны, это святые нашей Церкви, а с другой – люди, которые свою жизнь посвятили врачебному искусству в том виде, в каком оно тогда существовало.

Психотерапия, состоящая в словесном, вернее, духовном воздействии врача на больного — общепризнанный, часто дающий прекрасные результаты метод лечения многих болезней.

Использованная литература.

  1. «Православный взгляд на причины болезней» Диакон Свято-Троицкого Архиерейского подворья Сергий Вогулкин.
  2. «Болезнь: довериться Богу» Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин.
  3. «О болезни» Церковь иконы Божией Матери «Утоли моя печали»

 

Подготовила психолог Овчаренко Н.Н.,

медико-психологическое отделение.

 

9 иностранных биатлонистов, которые могут быть фаворитами болельщиков

Биатлон – один из самых популярных в России видов спорта, который хорош тем, что местные болельщики поддерживают не только своих, но и иностранных спортсменов. Зачастую у биатлонных звезд поклонников в России даже больше, чем в родных странах. 

В преддверии третьего этапа Кубка мира в австрийском Хохфильцене Olympics.com рассказывает о спортсменах, которые давно входят в число любимцев российской публики и о тех, кто только начал завоевывать сердца фанатов биатлона. Нет сомнений, что кого-то из них мы увидим на пьедестале почета зимних Олимпийских игр 2022 года в Пекине.

Доротея Вирер

31-летняя итальянка Доротея Вирер является одной из главных любимиц российских болельщиков среди иностранных спортсменов. В этом сезоне есть повод поддерживать ее как никогда, хотя его начало у действующей обладательницы Малого хрустального глобуса в индивидуальных гонках пока не складывается. За свою карьеру Доро выиграла практически все, включая два Больших хрустальных глобуса и три золота чемпионата мира, но олимпийской чемпионкой пока не стала. У Вирер уже есть две олимпийские бронзы, выигранные в смешанной эстафете, однако ее главная цель – личное золото.

«Я сделаю все, что в моих силах, – сказала Вирер в интервью Olympics.com. – Надеюсь, что буду спокойна, когда приеду в Китай и буду помнить, что я делала во время осенних и зимних тренировок, даже если это не единственный секрет [для победы]… Нужно, чтобы объединилось так много вещей, особенно в биатлоне, где важна стрельба и лыжный ход, так что давайте надеяться, что все пойдет хорошо».

Лиза Тереза Хаузер

27-летняя австрийская биатлонистка из деревни под Китцбюэлем – открытие прошлого сезона. Биатлонный мир привык к высоким результатам мужской сборной Австрии, а вот в женской команде такая звезда появилась впервые.

Лиза Тереза Хаузер

Фото © 2021 Getty Images

Вместе с Доротеей Вирер она выиграла Малый хрустальный глобус в зачете индивидуальных гонок и завоевала три медали чемпионата мира, включая золото в масс-старте. Хаузер стала первой представительницей женской сборной Австрии по биатлону, которой удалось стать чемпионкой мира.

Лиза Тереза мощно начала новый сезон и после двух этапов лидирует в Кубке мира. Следующую остановку биатлонисты сделают в Хохфильцене и у Хаузер будет дополнительная мотивация укрепить лидерские позиции на домашнем этапе. На чемпионате мира спортсменка уже сотворила историю – осталось дело за Олимпиадой.

Ханна Эберг

26-летняя шведская биатлонистка не первый год регулярно радует своих поклонников призовыми местами. Она не уезжала без наград чемпионатов мира три года подряд, правда, после единственного золота в индивидуальной гонке в 2019 году все медали были серебряными или бронзовыми. Зато в активе Ханны уже есть главное золото в жизни спортсмена – олимпийское. На Олимпиаде-2018 в Пхенчхане она стала лучшей в индивидуалке, а также выиграла серебро в составе женской эстафетной четверки.

В текущем сезоне Ханна Эберг уже выиграла одну гонку, хотя в общем зачете Кубка мира пока стоит ниже своей сестры Эльвиры. Победа Ханны в спринте на домашнем этапе Кубка мира в Эстерсунде также запомнилась ее милым поступком после награждения – она дала свою медаль юным болельщицам на трибунах.

Ханна Эберг

Фото © 2021 Getty Images

Динара Алимбекова

Есть в женском биатлоне и более близкие россиянам спортсменки, которые могут порадовать медалями. 25-летняя Динара Алимбекова, представляющая Белоруссию, в предыдущем сезоне четыре раза поднималась на подиум и получила приз Международного союза биатлонистов (IBU) как лучшая спортсменка до 25 лет. В этом сезоне медаль, что называется, назревает. В первых трех гонках Динара заняла четвертое место, а также помогла сборной завоевать серебро в женской эстафете – свой этап она прошла без промахов.

Алимбекову уже называют преемницей Дарьи Домрачевой, с которой она вместе выиграла олимпийское золото Пхенчхана-2018 в женской эстафете. Перед Играми спортсменка перенесла операцию после травмы плеча, последствия которой мучали ее не один сезон. Но, похоже, что сейчас биатлонистке ничто не мешает замахнуться и на личную олимпийскую медаль.

Cтурла Холм Легрейд

24-летний норвежец ворвался в элиту мирового биатлона в прошлом сезоне, выиграв первую же гонку. На чемпионате мира 2021 года он завоевал четыре золота – два личных в индивидуальной гонке и масс-старте, а также два в эстафете. При этом результаты на трассе – не единственное, чем интересен Легрейд. Этот спортсмен настоящий интеллектуал: он хорошо учился в школе и поступил на факультет нанотехнологий, правда, учебу пока пришлось временно отложить, чтобы сосредоточиться на биатлоне. В прошлом сезоне Стурла едва не отобрал корону у Йоханнеса Бе, но более опытному норвежцу удалось сохранить Большой хрустальный глобус.

Стурла Холм Легрейд

Фото © 2021 Getty Images

В новом сезоне Легрейд снова стартовал с победы, в следующей гонке был лишь 37-м, затем занял шестое место в спринте, а гонку преследования пропустил из-за болезни. Но нет сомнений, что у Легрейда будет немало подиумов и вполне вероятно, что он порадует своих болельщиков на Олимпиаде-2022 в Пекине.

Йоханнес и Тарьей Бе

Норвежские братья на протяжении многих сезонов остаются одними из главных фаворитов российских болельщиков. Действующий победитель Кубка мира Йоханнес Бе завоевал уже все титулы, включая олимпийский (индивидуальная гонка Пхечхана-2018), но теперь у него появилась новая мотивация. Если раньше единолично занять биатлонный трон ему мешал француз Мартен Фуркад, то теперь это постарается сделать Легрейд.

Желающие поностальгировать по предыдущему поколению биатлонистов могут болеть за старшего брата Йоханнеса. Тарьей Бе свою единственную победу в Кубке мира одержал еще в сезоне 2010/11 до гегемонии Фуркада, но и сегодня 33-летний спортсмен продолжает периодически «заезжать» на подиум, как, например, в стартовой гонке этого сезона. А в прошлом сезоне старшему Бе не было равных в зачете масс-стартов.

Кентен Фийон Майе

Среди французов, как и среди норвежцев, немало спортсменов, которые могут радовать призовыми местами. Один из них – 29-летний Кентен Фийон Майе, который в последние сезоны регулярно замыкает тройку сильнейших в общем зачете Кубка мира. В активе спортсмена 10 медалей чемпионата мира, но личного золота пока нет, как и олимпийских наград, а значит, что он будет особенно замотивирован в олимпийский сезон. Кентен не скрывает, что в текущем сезоне его главная цель – Олимпиада, поэтому Кубок мира отходит на второй план.

В этом сезоне Кентен уже выиграл бронзу в спринте и без ошибок прошел свой этап в эстафете, в которой французы выиграли серебро.

Кентен Фийон Майе

Фото © 2021 Getty Images

Эмильен Жаклен

26-летний француз не так стабилен, как Кентен Фийон Майе, но тоже входит в число претендентов на все награды. Кроме того, в отличие от старшего партнера по команде, Жаклен уже выигрывал личные гонки на чемпионатах мира и не один раз. Его любимая дистанция – гонка преследования, в которой он является действующим чемпионом мира (он также выиграл золото в этом виде в 2020 году), а в позапрошлом сезоне Жаклен выиграл в пасьюте Малый хрустальный глобус.

Эмильен Жаклен

Фото © 2021 Getty Images

После четырех личных гонок текущего розыгрыша Кубка мира Эмильен пока лучший из французов, на его счету серебро, бронза и одно четвертое место. Жаклен признавался, что на него очень давят успехи Мартена Фуркада, с которым он боится никогда не сравниться, но у этого биатлониста еще есть время, чтобы одержать главные победы в карьере.

О страхе смерти

Страх смерти типичен для тревожно-фобического расстройства. Писем с его описанием к нам приходит немало. Если Вы хотите перестать зависть от таблеток, то придется поменять и отношение к процессу лечения. Вы уже даже не замечаете как программируете себя на тревожное ожидание «приступа» и страх смерти. У Вас уже сформирована мощная фобическая установка. Установки, которые формируют наши слова, мысли и образы, очень могущественная сила. Они пронизывают всю нашу жизнь. И мы либо их слепые заложники, либо они наши верные помощники. Без осознания механизма работы Ваших вредных мыслей и вредного (как в среде профессионалов говорят дисфункционального) отношения невозможно избавиться и от своей вредной привычки неосознанного самозапугивания. Важно понимать, что паническое расстройство или агорофобия, проявляющиеся паническими атаками или регулярной усиленной тревогой – это результат вредной привычки. Следовательно, надо относиться к страху не как к болезни, которая от Вас не зависит, а как к вредной привычке, поддержание или преодоление которой зависит именно от Вас. То же самое относится и к лечению. К нему нельзя подходить пассивно, просто донеся свое тело до специалиста и плюхнув его в кресло или больничную койку. Отношение терапии неврозов как к лечению перелома – «положили гипс и ждем, когда срастется» – здесь не пройдет. Как говорил еще тысячелетие назад Авиценна (Абу Али Хусейн ибн Абдаллах ибн Си́на): «Нас трое, ты я и твоя болезнь. И на чью сторону ты станешь, тот и победит».

Человеку, много лет испытывавшему симптомы страха и паники, необходимость что-то там осознавать и распознавать может показаться странной. Многие полагают, будто могут с ходу отличить симптомы страха от физического недуга, однако это не всегда так, и некоторые все-таки путают одно с другим. Например, человек, страдающий приступами паники, нередко считает, что боли в груди или одышка связаны с физическим заболеванием (проблемами с сердцем или сосудами). А эти симптомы, как ни трудно, в такое поверить, вызываются как раз страхом. Кроме того, симптомы страха могут возникать вроде бы «из ничего», а на самом деле из-за стрессов, которые мы не осознаем. Поскольку в реакцию организма на стресс в первую очередь вовлекается сердечно-сосудистая система и работает она в усиленном, но здоровом (!) варианте функционирования, потому «приступы» могут казаться признаками физической болезни. Не смотря на сознательное понимание необоснованности собственных сомнений негативные мысли, резко преувеличивающие степень опасности могут все равно навязчиво лезть в голову. Тем не менее, ничего бы вообще никогда не предпринималось, если требовалось бы опровергнуть все возможные возражения. Поэтому важно опровергнуть свои ошибочные суждения, обосновать безопасность своего выбора и действовать, несмотря на остаточную тревогу (идти на улицу, заходить в лифт или метро). Нельзя сказать, что опасностей вокруг нас не существует. То кто утверждает это, как минимум лукавит или серьезно нездоров. Не стоит менять черные очки паранойи на розовые очки благодушия. В обоих вариантах нас ждут неприятности. Опасности, безусловно, есть и их немало, но вот их вероятность существенно отличается в разных ситуациях. И важнее всего научиться точно и адекватно оценивать эти вероятности и риски. Гарантию, что с человеком ничего не может случиться дает только смерть. Тогда уже ничего не может случиться, только тогда абсолютно безопасно. Поэтому важно принять условия реальной жизни, где возможно все. Но у всего разная вероятность. Приняв риск реальной жизни можно, тем не менее, не терять спокойствие и присутствие духа за счет точного и адекватного понимания. Главным принципом в оспаривании вредных мыслей является конкретный и содержательный, подтвержденный убеждающими вас фактами и аргументацией, ответ. Поскольку сами вредные мысли хоть и содержат ошибки, но весьма конкретны, содержательны и правдоподобны. Их не победить шапкозакидательскими фразами «все хорошо» или «прорвемся». Они требуют кропотливой работы, регулярного и последовательного противостояния.

Если с вами и вашей жизнью что-то не в порядке, то первое, что стоит сделать – признать это. Один из самых неудачных способов справляться с тем, что мешает жить – это игнорировать свои внутренние проблемы. Второй шаг – признать, что с этими проблемами необходимо что-то делать, и не когда-нибудь, а именно сейчас. Третий шаг, это план действий, включающий в себя этап сбора информации, этап действия, закрепления действия регулярной тренировкой и обратную связь.

Вам необходимо составить перечень всех ваших типичных вредных мыслей, провоцирующих и усиливающих страх. Эти мысли вы сможете заметить и раскрыть в случае регулярного использования дневника структурированного самонаблюдения описанного в когнитивно-поведенческой психотерапии и приучить себя тренировкой к новым мыслям и новой позиции, что в последующем станет таким же автоматизмом, как раньше срабатывала вредная программа-привычка.

В момент панической атаки постарайтесь напомнить себе, что «приступы», а точнее, состояния тревоги и страха уже вам знакомы и были благополучно пережиты ранее. Настоящее состояние не уникально (как не хочет обмануть вас внутренний диверсионный голос вашей иррацональной позиции) и поэтому, как и прошлые, скоро пройдет. Обычно для этого нужно пять-десять минут.

Лучше отказаться от стратегии как можно быстрее избавляться от страха. Это лишь усиливаетваше состояние эмоциональной и физической напряженности. Прежде всего, точно определите предмет вашего страха и постарайтесь объяснить себе, насколько он неразумен и даже нелеп.

Повторяйте себе, что, несмотря на свой ужасный страх, еще никто не умер и не сошел с ума от этих приступов. Говорите себе: «Это обязательно пройдет».

Постарайтесь идентифицировать свои текущие ощущения в теле и эмоциональное состояние. Объясняя себе: «Это всего лишь сильные эмоции и естественные телесные реакции на них, что безопасно и безвредно для моего здорового организма».

Дайте себе возможность почувствовать беспокойство в связи с затруднениями дыхания и сразу же начинайте дышать медленно и ритмично. Вы убедитесь, что получаете достаточное количество кислорода.

Через каждые одну-две минуты измеряйте степень своей тревоги с помощью 10-балльной шкалы. Вы увидите, что, несмотря на колебания уровня тревоги, она постепенно стихает. Объясните себе, что вы контролируете ситуацию и знаете, как себе помочь.

Сделайте 10 медленных, глубоких вдохов с участием диафрагмы. Снова измерьте уровень тревоги. Объясните себе, с чем связаны ваши ощущения и состояния.

Сосредоточьтесь на предметах и физических явлениях вокруг себя. Мысленно опишите свою комнату, одежду, звуки, запахи. Оставайтесь в мире этих представлений и переключайтесь со своих внутренних переживаний на окружающие вас явления.

ЕРБ ВОЗ | Доклад ВОЗ и ECDC: устойчивость к противомикробным препаратам по-прежнему представляет угрозу здоровью населения в Европейском регионе

Первый доклад «Эпиднадзор за устойчивостью к противомикробным препаратам в Европе», опубликованный совместно Европейским центром профилактики и контроля заболеваний (ECDC) и ЕРБ ВОЗ 26 января 2022 г. , содержит обзор ситуации с устойчивостью к противомикробным препаратам (УПП) в общеевропейском регионе на основе данных 2020 г.

В докладе представлен обзор ситуации в Европейском регионе ВОЗ и странах Европейского союза/Европейской экономической зоны (ЕС/ЕЭЗ). В него включены карты с обозначениями в виде светофора для приоритетных комбинаций «препарат–микроорганизм», имеющих актуальное значение с точки зрения охраны общественного здоровья, и краткие характеристики УПП в 42 странах и территориях. Этот доклад стал важным шагом на пути к дальнейшей унификации отчетности по УПП в Регионе.

С учетом того, что только в странах ЕС/ЕЭЗ ежегодно регистрируется более 670 000 случаев лекарственно-устойчивых бактериальных инфекций, вследствие которых умирают приблизительно 33 000 человек, бремя болезней, обусловленных УПП, сопоставимо с бременем гриппа, туберкулеза и ВИЧ-инфекции вместе взятых.

Результаты, представленные в докладе, не оставляют сомнений в том, что УПП широко распространена в Европейском регионе ВОЗ. Несмотря на то, что точная оценка масштаба распространенности УПП на уровне многочисленных учреждений и вне их по-прежнему представляет определенную трудность, при анализе данных различных медицинских учреждений, охваченных сетями по эпиднадзору, становятся очевидными определенные особенности УПП.

Вызывает обеспокоенность высокий процент бактерий K. pneumoniae, устойчивых к цефалоспоринам третьего поколения и карбапенемам, и высокий процент устойчивых к карбапенемам бактерий Acinetobacter в нескольких странах. Это может свидетельствовать о распространении устойчивых клонов в медицинских учреждениях и указывать на серьезные ограничения в вариантах лечения пациентов с инфекциями, вызванными этими болезнетворными микроорганизмами, во многих странах.

С учетом того, что распространение устойчивых к противомикробным препаратам бактерий невозможно сдержать в пределах границ отдельных стран, эти результаты указывают на необходимость принятия согласованных мер по борьбе с УПП в масштабах всего Региона.

Одна из главных проблем – это устойчивость к антибиотикам последнего ряда, таким как ванкомицин и антибиотики группы карбапенемов. Когда эти антибиотики утратят свою эффективность, у нас в запасе останется весьма ограниченный выбор вариантов лечения, которые, возможно, не будут работать во всех ситуациях, что иногда будет приводить к летальным исходам. Устойчивость к антибиотикам последнего ряда также негативно отражается на эффективности таких жизненно важных медицинских вмешательств, как лечение рака и трансплантация органов.

Существует острая потребность в значительных инвестициях в мероприятия по борьбе с УПП. Такие инвестиции весьма положительно скажутся на здоровье населения и на уровне будущих расходов на здравоохранение в Регионе.

Роль сомнения в ОКР

Нередко, говорит психиатр Джеральд Нештадт , услышать, как кто-то шутит за коктейлем: «Я , поэтому ОКР», подразумевая, что человек чрезвычайно привередлив во всем. Но обсессивно-компульсивное расстройство, от которого страдают около 3 процентов населения мира, — это не повод для смеха.

Теперь он копает глубже, чтобы понять еще один компонент расстройства: сомнения. «Я был очарован его клинической значимостью, — говорит Нештадт.«Сомнения не основаны на недостаточных знаниях для принятия решений. Это поведенческая черта». В контексте ОКР, теоретизирует он, сомнение демонстрирует «отсутствие уверенности в собственной памяти, внимании и восприятии, необходимых для принятия решения».

Nestadt приводит пример пациентов, которые вынуждены постоянно проверять входную дверь, чтобы убедиться, что она закрыта. «Они проверяют это своими глазами, но все же нужно вернуться и покачать замок, чтобы убедиться», — говорит Нештадт. Он подозревает, что такое поведение имеет генетическую основу, хотя окружающая среда также играет роль.

В недавнем исследовании, опубликованном в журнале Comprehensive Psychiatry , Нештадт и его коллеги сообщают об исследовании 1182 взрослых с ОКР, которые оценивались для оценки взаимосвязи между сомнением и клиническими проявлениями ОКР. «Это первое исследование клинической значимости конструкции сомнения при обсессивно-компульсивном расстройстве», — говорит Нештадт.

Сомнения оценивались с помощью следующих вопросов: После завершения действия вы сомневаетесь, правильно ли вы его выполнили? Вы сомневаетесь, что вы вообще это сделали? При выполнении рутинных действий чувствуете ли вы, что не доверяете своим чувствам, т.е.д., что вы видите, слышите или трогаете? Случаи были классифицированы как легкие, средние, тяжелые или крайние по шкале «сомнительности».

Исследование показало, что сомнения у пациентов с ОКР были тесно связаны с количеством симптомов проверки и, в меньшей степени, с количеством симптомов загрязнения/уборки и накопления, которые испытывали пациенты.

Результаты, говорит Нештадт, предполагают, что сомнение имеет важное значение для понимания природы ОКР. Во-первых, серьезность сомнений была распределена в выборке таким образом, что многие случаи были оценены как сильно отягощенные сомнениями, в то время как значительная часть была оценена как не имеющая сомнений или не вызывающая сомнений. «Это говорит о том, что сомнение может быть не основной чертой всех случаев ОКР, а скорее часто встречающимся симптомом расстройства или связанным с ним», — говорит Нештадт.

Самым большим сюрпризом, добавляет он, стало открытие, что «чем более вы сомневаетесь, тем более вы дисфункциональны; 80 процентов сомневающихся были крайне дисфункциональными». Скорее всего, объясняет Нештадт, эти симптомы возникают «из-за нейрокогнитивной уязвимости в психической жизни человека, которая имеет основу в нейрофизиологии.

Итак, что может помочь этим пациентам? «Обычно от 60 до 70 процентов людей реагируют на когнитивно-поведенческую терапию», — говорит Нештадт. «Но у пациентов с серьезными сомнениями отвечают только около 35 процентов. Вот где на помощь приходят антидепрессанты».

Затем Нештадт и его коллеги разрабатывают многокомпонентный инструмент для оценки сомнений в измерениях в клинических и неклинических образцах. «При лучшем понимании неврологии, лежащей в основе принятия решений у пациентов с ОКР, — говорит он, — мы можем

Услуги медицинского консьержа Johns Hopkins предлагают бесплатную помощь в назначении визитов и планировании поездок. Запросить бесплатную помощь:

Все поля обязательны *

ОКР: Взгляд больного на «расстройство сомнений»

Источник: Аарон Киттредж/pexels

Обсессивно-компульсивное расстройство называют «расстройством сомнения», по крайней мере, среди людей, склонных давать милые аллитерационные прозвища психическим заболеваниям.Обсессивно-компульсивное расстройство — это патологическая непереносимость риска, каким бы незначительным он ни был, и капитуляция перед защитным ритуалом, каким бы невыносимым он ни был.

Какими бы маловероятными ни были опасные последствия, если существует хотя бы доля процента вероятности того, что они могут произойти, расстройство может найти себе применение. Он выискивает трещины в нашем восприятии реальности, находит крошечные затемненные территории на наших внутренних картах; а затем неустанно, неустанно берется за их расширение.

Эти картографические разработки тщательны и умны.Вы не заметите, что что-то изменилось, пока чернила не начнут просачиваться на ваши руки, а затем внезапно каждый дюйм территории будет отмечен как недоступный. Все сделано неизвестным и небезопасным. Здесь будут драконы.

ОКР представляет собой безобидный механизм решения проблем. Если у вас есть проблема, в конце концов, вы должны попытаться найти ответ. Если есть опасность, вы должны защитить себя. Поэтому, когда вы сталкиваетесь с возможностью нежелательного явления, расстройство предлагает способы защиты.Его голос подобен голосу любимой бабушки, недавно ушедшей из жизни и воскрешенной злым ритуалом. Он материнский, снисходительный и ласковый, с легким оттенком праведного негодования. «Я знаю, что лучше для тебя, дорогая», — говорит он, в его дыхании чувствуется запах формальдегида, крошечная муха ползает по его немигающему накрашенному глазу.

Вы слушаете, движимые чувством вины и страха, несмотря на подозрение, что добром это не кончится.

Беспорядок обещает то, что не в силах дать.Когда вы принимаете его аргументацию, когда вы начинаете с ним работать, он усиливает вашу хватку. Он преувеличивает опасность, а затем предлагает небольшое облегчение через постоянно расширяющуюся сеть регулирования и ограничений.

Обсессивно-компульсивное расстройство деликатно вкрадывается, пока вы не будете полностью ограничены, пока каждый момент существования не станет выбором между подчинением правлению абсурдного тирана и абсолютным террором. В конце концов поведение больного полностью отрывается от реальности. Мытье рук больше не является элементарной гигиенической практикой, а является магическим заклинанием, изгнанием нематериальной, злонамеренной угрозы «микробов».

Странные тригонометрии рассчитываются, а затем произвольно отбрасываются по прихоти беспорядка. Мир воспринимается сквозь тонкую сетку одержимости. Все связано; все блестит, как бритва, со страшным значением.

OCD требует безопасности и определенности, и тот факт, что ничего нельзя доказать, вызывает сожаление, но не имеет отношения к его целям. Это уравнение против жизни, и оно продемонстрирует вам, если вы позволите ему, что свобода воли иллюзорна и что все хочет вашей смерти.Он хочет, чтобы жизнь стала шахматной доской, а затем систематически удалялись все черные квадраты. Он хочет, чтобы мир был таким же маленьким, как комната, затем маленьким, как ваша голова, а затем еще меньше.

Будучи страдающим обсессивно-компульсивным расстройством, я совершал множество идиотских, иррациональных поступков не потому, что они защитят меня, а потому, что я думал, что они могут , и будь я проклят, если в ту ночь я не смог бы должным образом молитесь Господу, чтобы моя душа хранила ту ночь, когда я умер, прежде чем проснулся.

Copyright, Fletcher Wortmann, 2012.

Автор Triggered: A Memoir of Obsessive-Compulsive Disorder (St. Martin’s Press), назван одним из Booklist «10 лучших книг по науке и здоровью 2012 года» .

4

Прочтите мой блог Psychology Today: Триггер

Почему мое обсессивно-компульсивное расстройство — это «болезнь сомнений»

Примечание редактора: Если вы боретесь с обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР), следующий пост может вас спровоцировать.Вы можете позвонить на горячую линию экстренной помощи , отправив текстовое сообщение «СТАРТ» на номер 741-741. Чтобы получить помощь, посетите веб-сайт International OCD Foundation .

«Болезнь сомнений». Это то, что иногда называют обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР). Я обнаружил, что абсолютно верно то, что наличие ОКР заставляет меня сомневаться абсолютно во всем.

На самом деле, есть один аспект моего ОКР, в котором я могу быть уверен — по иронии судьбы — когда я сомневаюсь, я знаю, что это должно быть ОКР.

Вы только представьте это на минутку. Вы лечитесь от обсессивно-компульсивного расстройства, и в ночь перед еженедельным сеансом на вас накатывает волна беспокойства. Ты думаешь про себя, я не могу идти. Я просто не могу. Почему ты не можешь пойти? Обсессивно-компульсивное расстройство может сказать вам, что если вы пойдете, вы можете воспользоваться услугой, которая вам на самом деле не нужна. Может быть, в нем говорится, что если вы идете, это должно означать, что вы ужасный лжец, который манипулирует всеми вокруг вас, заставляя думать, что у вас ОКР, но на самом деле это не так.ОКР может сказать, что если вы идете, вы идете на сеанс, который стоит больше, чем он того стоит, и больше, чем вы заслуживаете. Он может сказать, что если вы идете, вы притворяетесь, что ваше ОКР действительно достаточно серьезно, чтобы даже быть там (если оно у вас вообще есть). Ты заползаешь в позу эмбриона и позволяешь слезам катиться по твоим щекам. Как вы можете верить тому, что вам говорят? Вы не можете никому доверять. Они либо лгут вам, либо вы обманываете их, заставляя думать, что у вас есть что-то, чего на самом деле у вас нет! Как они узнают, есть ли у вас ОКР или нет? Не существует сканирования мозга для определения вашего обсессивно-компульсивного расстройства . Они не могут заглянуть внутрь вашей головы, так откуда они могут знать? И откуда ты вообще можешь знать об этом? Потому что в этот момент вы слишком запутались, чтобы разобраться во всем.

Вот на что похожа болезнь сомнений. Вот на что похоже ОКР. На самом деле, я беру на себя большой риск, когда пишу это, потому что даже слова «у меня обсессивно-компульсивное расстройство» усиливают мою тревогу. Потому что я все еще беспокоюсь, правда ли это. Я борюсь со своим мозгом таким образом каждый день. Обсессивно-компульсивное расстройство берет самые важные аспекты моей жизни — вещи, которые больше всего значат для меня — и играет в эту игру «а что, если» и заставляет меня сомневаться во всем этом.От моей морали и моей веры до моего характера и даже от того, есть ли у меня ОКР. Это заставляет меня сомневаться в каждой мелочи. Это изолирует. Это как хулиган, который никогда не оставляет меня в покое. Это никогда не бывает так просто, как: «У меня ОКР, потому что профессионалы говорят мне об этом, и я могу распознать его в себе». Вернее, я думаю А вдруг они ошибутся? А если я фейк? Что, если я ищу внимания? Как они узнают, что это ОКР? Где доказательство?

Но даже с доказательством я все еще сомневаюсь.Я все еще сомневаюсь. Я до сих пор задаю одни и те же вопросы снова и снова. Мои страхи и сомнения возвращаются. Мне предоставили подтверждение моего состояния здоровья, тесты оказались положительными. Можно было бы подумать, что это закроет ОКР. И все же я все еще сомневаюсь, действительно ли я болен. Что, если эти тесты неверны? Что, если…

«Что, если» сопровождают сомнения, а постоянное беспокойство и догадки превращаются в идеальный шторм, приводя меня к приступам плача или приступам тревоги.Но единственное, что, кажется, способно вернуть меня к реальности на короткое мгновение, это осознание того, что это изнурительное беспокойство и бесконечное сомнение являются самой сутью того, что такое ОКР.

Болезнь сомневающихся.

Это знание не облегчает борьбу с этим, но знание того, что это не я, а ОКР, может немного успокоить меня во время приступа. Я напоминаю себе, что у меня должно быть , , потому что я хожу по кругу.

Когда это осознание облегчает мой разум, это никогда не длится долго, потому что я знаю, что те же самые страхи возникнут снова, и сомнения переполнят меня.И это то, что заставляет меня ходить на терапию, даже когда я этого не хочу. Предстоит еще много работы, потому что я нахожусь в начальной стадии. Я буду продолжать попытки, потому что я не хочу прожить свою жизнь в постоянных сомнениях и неверии.

Мы хотим услышать вашу историю. Станьте могущественным участником здесь .

Фото Thinkstock через bruniewska.

Сомнение и другие расстройства Домашняя страница

Сомнение – это отчаяние мысли; отчаяние есть сомнение личности.. .;
Сомнение и отчаяние. . . относятся к совершенно разным сферам; разные стороны души приходят в движение. . .
Отчаяние есть выражение всей личности, сомнение только мысли. —
Søren Kierkegaard

сомнения
1 а : неуверенность в убеждениях или мнениях, которые часто мешают принятию решений к неуверенности, колебанию или неизвестности
3 а : отсутствие уверенности : НЕДОВЕРИЕ
б : склонность не верить или не принимать регулярные или нормальные функции

Определения из
Словаря Merriam-Webster

Для меня и тех миллионов других, кто живет с «Болезнью Сомнений», как Обсессивно-Компульсивное Расстройство иногда называют ответ, да. Для нас сомнение может быть патологическим.

При ОКР необходима определенность. Уверенность, конечно, неуловима. Именно в этом неведении рождается навязчивый ритуал.

Беспорядок спрашивает: «А что, если?». Вопрос приходит непрошенный. Отвечая на этот вопрос, мы теряемся. Мы заблудились в лабиринте растущей тревоги, не в силах вырваться на свободу. Страх, ужасающие образы, яркие ужасающие последствия поглощают нас. «Что, если?» это одержимость.

Если бы мы только могли знать наверняка, что эти ужасы не сбудутся.Но мы не можем знать. В этом процессе внутри нас есть что-то принципиально неправильное. Расстройство не терпит неопределенности. При отсутствии уверенности мы ищем помощи. Мы ищем все, что остановит эту обжигающую тревогу. Тот, чьи страхи связаны с заражением, начнет мыться или дезинфицировать. Другой проверит, сделали ли они что-то или не сделали, и так далее. Вскоре поведение становится ритуализированным. Это нужно делать определенным образом и определенное количество раз. Он развивается, становясь все более и более сложным, пока не захватит жизнь человека.

ОКР поражает 2-3% любого населения. Он не дискриминирует ни по географическому, ни по этническому признаку. Он встречается во всем спектре человеческой культуры и населения. Многие из этих миллионов страдающих не знают, что с ними не так. Они знают, что что-то не так. Они знают, что эти странные требования иррациональны, но не могут остановиться. Они не знают, что они не одиноки.

Эта страница создана одним из этих людей.

Если эта страница поможет кому-нибудь найти помощь или просто узнать, что они не одиноки, тогда ее цель будет определена. Я просто пытаюсь донести сообщение.


Я не врач, не терапевт и не специалист по лечению БК. Этот сайт отражает только мой опыт и мое мнение, если не указано иное. Я не несу ответственности за содержание ссылок, на которые я могу указать, или любой другой контент или рекламу на HealthyPlace.com, кроме моих собственных.

Всегда консультируйтесь с квалифицированным специалистом в области психического здоровья, прежде чем принимать какое-либо решение относительно выбора лечения или изменений в вашем лечении. Никогда не прекращайте лечение или лекарства, не посоветовавшись предварительно со своим лечащим врачом, клиницистом или терапевтом.

Содержание сомнений и других расстройств
Copyright © 1996-2009 Все права зарезервированы

Следующие: Обо мне
~ OCD Библиотечные статьи
~ Все OCD Статьи Статьи

Параноида Расстройство личности: симптомы, диагностика и лечение

Обзор

Что такое параноидальное расстройство личности?

Параноидальное расстройство личности (ППЛ) является одним из группы состояний, называемых кластером А или эксцентричными расстройствами личности. Люди с этими расстройствами часто кажутся странными или странными. Основной характеристикой людей с ПРЛ является паранойя, безжалостное недоверие и подозрительность по отношению к другим без достаточных оснований для подозрений. Это расстройство часто начинается в детстве или раннем подростковом возрасте и чаще встречается у мужчин, чем у женщин. По оценкам исследований, PPD затрагивает от 2,3% до 4,4% населения в целом.

Симптомы и причины

Что вызывает параноидальное расстройство личности?

Точная причина ПРЛ неизвестна, но, вероятно, она связана с комбинацией биологических и психологических факторов.Тот факт, что ПРЛ чаще встречается у людей, у которых есть близкие родственники с шизофренией и бредовым расстройством, предполагает генетическую связь между двумя расстройствами (может передаваться по наследству). Также считается, что опыт раннего детства, включая физическую или эмоциональную травму, играет роль в развитии ПРЛ.

Каковы симптомы параноидального расстройства личности?

Люди с ПРЛ всегда настороже, полагая, что другие постоянно пытаются их унизить, причинить вред или угрожать им. Эти, как правило, необоснованные убеждения, а также их привычки осуждать и недоверчиво мешают их способности формировать близкие или даже рабочие отношения. Людей с этим расстройством:

  • Сомневаетесь в приверженности, лояльности или надежности других, полагая, что другие их эксплуатируют или обманывают.
  • Не хотят доверять другим или раскрывать личную информацию, потому что боятся, что эта информация будет использована против них.
  • Неумолимы и злопамятны.
  • Сверхчувствительны и плохо воспринимают критику.
  • Прочитайте скрытый смысл в невинных замечаниях или случайных взглядах других.
  • Воспринимать атаки на свой характер, которые не очевидны для других; они обычно реагируют гневом и быстро мстят.
  • Имеют постоянные, безосновательные подозрения, что их супруги или любовники изменяют.
  • Обычно холодны и отстранены в отношениях с другими, могут стать властными и ревнивыми, чтобы избежать предательства.
  • Не видят своей роли в проблемах или конфликтах, полагая, что они всегда правы.
  • Трудно расслабиться.
  • Враждебны, упрямы и склонны к спорам.
  • Склонен к формированию негативных стереотипов о других, особенно о представителях других культурных групп.

Диагностика и тесты

Как диагностируется параноидальное расстройство личности?

Если у человека есть симптомы, врач начнет обследование, собрав полную историю болезни и осмотр.Хотя лабораторных тестов для конкретной диагностики расстройств личности не существует, врач может использовать различные диагностические тесты, чтобы исключить физическое заболевание как причину симптомов. Например, проблемы со слухом или продолжительное злоупотребление психоактивными веществами можно спутать с ПРЛ.

Если врач не находит физической причины симптомов, он или она может направить человека к психиатру или психологу, медицинским работникам, специально обученным диагностике и лечению психических заболеваний.ППР отличается от психотических расстройств, таких как шизофрения, параноидальный тип или бредовое расстройство, персекуторный тип, тем, что у человека с ППР отсутствуют перцептивные искажения (например, слышание голосов) или причудливое бредовое мышление (например, за ним повсюду следуют агенты ФБР). ). Психиатры и психологи используют специально разработанные инструменты интервью и оценки, чтобы оценить человека на наличие расстройства личности.

Управление и лечение

Как лечится параноидальное расстройство личности?

Люди с ПРЛ часто не обращаются за лечением самостоятельно, потому что не считают, что у них есть проблема.Недоверие к другим, которое испытывают люди с ПРЛ, также представляет собой проблему для медицинских работников, поскольку доверие является важным фактором психотерапии (форма консультирования). В результате многие люди с ПРЛ не следуют своему плану лечения и могут даже сомневаться в мотивах терапевта.

Когда пациент обращается за лечением ПРЛ, психотерапия является методом выбора. Лечение, скорее всего, будет направлено на повышение общих навыков преодоления трудностей, особенно доверия и сочувствия, а также на улучшение социального взаимодействия, общения и самооценки.

Лекарства обычно не используются для лечения ПРЛ. Тем не менее, лекарства, такие как успокоительные, антидепрессанты или антипсихотические препараты, могут быть назначены, если у человека наблюдаются тяжелые симптомы или если он или она также страдает от связанной с этим психологической проблемы, такой как тревога или депрессия.

Каковы осложнения параноидального расстройства личности?

Мышление и поведение, связанные с ПРЛ, могут мешать способности человека формировать и поддерживать отношения, а также его способности действовать в обществе и в рабочих ситуациях.Во многих случаях люди с ПРЛ вовлекаются в юридические баталии, предъявляя иски людям или компаниям, которые, по их мнению, «стремятся их достать».

Профилактика

Можно ли предотвратить параноидальное расстройство личности?

Хотя предотвратить ПРЛ может быть невозможно, лечение иногда позволяет человеку, склонному к этому расстройству, научиться более продуктивно справляться с ситуациями.

Перспективы/прогноз

Каковы перспективы для людей с параноидальным расстройством личности?

Перспективы для людей с PPD различаются. Это хроническое заболевание, что означает, что оно имеет тенденцию длиться на протяжении всей жизни человека. Хотя некоторые люди с ПРЛ могут довольно хорошо функционировать, вступать в брак и работать, другие становятся полностью инвалидами из-за этого расстройства.

Как справиться с обсессивно-компульсивным сомнением и страхом

Одной из ключевых особенностей обсессивно-компульсивного расстройства является сомнение. Это не рационально и не логично, но те, кто страдает ОКР, не могут перестать сомневаться — в себе, в других людях, в Боге.

Что, если я забыл закрыть дверь гаража, несмотря на то, что проверял ее десять раз перед отъездом? Что, если бы я не избавился от всех потенциально смертельных бактерий под ногтями, когда две минуты назад мыл руки в пятидесятый раз? Что, если Бог заберет у меня семью за то, что я не читал молитву «Отче наш» в совершенстве?

Неудивительно, что ОКР иногда называют «болезнью сомнений».Сомнение является корнем и отличительной чертой беспорядка.

Сомнения, однако, не так уж плохи.

Как отмечает Джефф Белл, автор книги «Когда сомневаешься, притворяйся», существует два класса сомнений: сомнения, основанные на интеллекте, и сомнения, основанные на страхе, или, другими словами, здоровые и нездоровые сомнения.

Основанные на интеллекте сомнения, разум и рациональность заставляют людей бросать вызов принятым, но ошибочным идеям. Но при сомнении, основанном на страхе, сомневающиеся продолжают сомневаться, несмотря на очевидные доказательства обратного, и когда продолжать сомневаться абсолютно бесполезно.

Так как же справиться с нездоровым сомнением, основанным на страхе?

Отойдите от страха

Иногда, думая о своих чувствах вместо того, чтобы просто чувствовать их, можно снизить их интенсивность.

В следующий раз, когда вы начнете спорить с собой о том, выполнили ли вы определенное принуждение к совершенству, прекратите спорить, отступите и начните рассказывать себе, что происходит:

«Мои руки становятся липкими, сердцебиение учащается. Похоже, моя миндалина (часть мозга, которая контролирует такие вещи, как наши реакции «бей или беги», и участвует в порочном круге ОКР) снова становится сверхактивной.Разве это не интересно?»

Страх сужает перспективу, но наблюдение может помочь расширить ее. Труднее оставаться в страхе, если вы визуализируете страх как физиологический процесс, вышедший из строя в вашем теле.

Сосредоточьтесь на большом изображении, которое включает в себя другие

Навязчивые страхи эгоцентричны. Когда страдающие страдают обсессивно-компульсивным циклом, почти невозможно думать ни о ком, кроме себя и о том, как ужасно они себя чувствуют.

Но включение других в ваше рассмотрение может помочь уменьшить влияние ОКР на вас.Джефф Белл, страдающий обсессивно-компульсивным расстройством, описывает в своей книге случай, когда его дочь попала в больницу с неизвестным заболеванием. В своем желании добраться до нее Белл смог временно сопротивляться чрезвычайно сильному зову своих навязчивых идей.

Точно так же, когда Белл впервые начал бороться со своим обсессивно-компульсивным расстройством, он сделал это, потому что пообещал использовать свой опыт, чтобы написать книгу, учить и помогать другим, кто страдает так же, как он. Знание того, что многие будущие читатели и страдающие ОКР рассчитывают на него, дало ему дополнительную мотивацию дать отпор.

Точно так же, если вы страдаете от ОКР, в трудные времена полезно помнить, что Бог «помогает нам в наших бедах, чтобы мы могли помогать другим… используя ту же помощь, которую мы сами получили от Бога». (2 Коринфянам 1:4)

Думайте об этом как о тренировке в кризисных ситуациях. У тех, кто страдает, есть уникальное преимущество, когда дело доходит до решения проблем в мире и противодействия последствиям греха и страданий в жизни других людей. Из-за того, что они испытали боль и сомнения, страх и страдание, они могут лучше протянуть руку тем, кто переживает ужасные вещи.

Однажды кому-то, возможно, понадобится, чтобы вы рассказали о жизни в их ситуации, и вы сможете сделать это, только пройдя через то, через что проходите сейчас.

Наконец, самый важный способ противостоять навязчивым сомнениям, основанным на страхе, — это (как бы банально это ни звучало) довериться Богу.

Ключ, однако, в том, как доверять Богу:

Это не вера в то, что Бог ОБЯЗАТЕЛЬНО предохранит вас от смертельной болезни, или защитит ваших близких от вреда, или ваш дом от воров.

Бог ежедневно защищает многих из нас от этих вещей. Но иногда, по Своей владычеству, Он позволяет произойти немыслимому.

Доверие, таким образом, заключается не в том, что Бог заставит все идти так, как вы хотите, а в том, что даже если все пойдет не так, как вы хотите, Бог в конце концов устроит все это для Своих целей, которые являются лучшими целями. во вселенной, для вас и для всех.

Как напоминает нам Послание к Римлянам 8:28: «Все содействует ко благу тех, кто любит Господа и призван по Его изволению.

Умение доверять Божьим целям, даже если (или особенно если) они противоречат вашим собственным, не только поможет вам противостоять ОКР, но и поможет вам возрасти в вере и зрелости, что должен делать каждый (страдающий ОКР или нет).

Обсессивно-компульсивное расстройство — тяжелое бремя, но Бог может вплести даже вашу борьбу с сомнениями, основанными на страхе, в Свои цели и сделать так, чтобы все обернулось для вашего конечного блага, если вы позволите Ему.

Между тем, обсессивно-компульсивное расстройство является особенно пагубным состоянием для борьбы, и тем, кто страдает от него, может помочь опытный консультант.Для получения дополнительной информации, пожалуйста, свяжитесь с нами по адресу Stonebriar Counseling Associates.

исследователей сомневаются, что некоторые психические расстройства вообще являются расстройствами

Является ли депрессия расстройством настроения или адаптивной реакцией?

Гетти

Что, если психические расстройства, такие как тревога, депрессия или посттравматическое стрессовое расстройство, вовсе не являются психическими расстройствами? В убедительной новой статье биологические антропологи призывают научное сообщество переосмыслить психические заболевания. При тщательном анализе данных они показывают веские причины думать о депрессии или посттравматическом стрессовом расстройстве как о реакции на невзгоды, а не о химическом дисбалансе. И СДВГ может быть способом функционирования, который развился в среде предков, но не соответствует тому, как мы живем сегодня.

Адаптивные реакции на невзгоды

Психические расстройства обычно лечат медикаментами по медицинской модели. Так почему же антропологи, написавшие это исследование, утверждают, что эти расстройства могут быть вовсе не медицинскими? Они указывают на несколько ключевых моментов.Во-первых, медицинская наука так и не смогла доказать, что тревога, депрессия или посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) являются наследственными состояниями.

Во-вторых, авторы исследования отмечают, что, несмотря на широкое и растущее использование антидепрессантов, показатели тревоги и депрессии, по-видимому, не улучшаются. С 1990 по 2010 г. глобальная распространенность большого депрессивного расстройства и тревожных расстройств держалась на уровне 4,4% и 4%. В то же время продолжают появляться доказательства того, что антидепрессанты действуют не лучше, чем плацебо.

В-третьих, во всем мире показатели этих расстройств остаются стабильными на уровне 1 из 14 человек. Тем не менее, «в странах, затронутых конфликтами, примерно каждый пятый человек страдает депрессией, посттравматическим стрессовым расстройством, тревожными расстройствами и другими расстройствами», — пишут они.

Взятые вместе, авторы утверждают, что тревога, депрессия и посттравматическое стрессовое расстройство могут быть адаптивными реакциями на невзгоды. «Защитные системы — это приспособления, которые надежно активируются в угрожающих фитнесу ситуациях, чтобы свести к минимуму потерю физической формы», — пишут они.Нетрудно понять, как это может быть верно для беспокойства; беспокойство помогает нам избежать опасности. Но как это может быть верно для депрессии? Они утверждают, что «психическая боль» депрессии помогает нам «сосредоточить внимание на неблагоприятных событиях… чтобы смягчить текущие невзгоды и избежать подобных невзгод в будущем».

Если это звучит маловероятно, то учтите, что нейробиологи все чаще сопоставляют эти три расстройства с ветвями системы обнаружения угроз. Тревога может быть связана с хронической активацией системы борьбы или бегства.ПТСР может возникнуть, когда травма вызывает реакцию замирания, которая помогает животным отключиться от боли перед смертью, а депрессия может быть хронической активацией той же реакции замирания.

Этикетки имеют значение

Ярлыки — это то, что мы усваиваем, чтобы определить, кто мы есть и на что мы способны. Слишком часто ярлыки ограничивают нас. И именно поэтому важно пересмотреть то, как мы обозначаем тревогу, депрессию или СДВГ. Есть ли у кого-то депрессия, медицинское расстройство мозга или у него депрессивная адаптивная реакция на невзгоды? Невзгоды — это то, что мы можем преодолеть, тогда как с психическим расстройством нужно справляться.Ярлыки подразумевают очень разные возможности.

То, как мы маркируем детей, влияет на их уверенность в себе.

Гетти

Подумайте, как мы обозначаем СДВГ. Поколение назад мальчиков с СДВГ называли «плохими мальчиками» и наказывали или задерживали. Теперь мы помогаем детям с СДВГ понять, что у них есть «разница в обучении». Вместо задержания мы пытаемся оказывать поддержку различными способами. Когда мы это делаем, проблемы с поведением часто исчезают. Это изменение ярлыка на разницу в обучении жизненно важно, потому что оно дает детям с СДВГ возможность быть «хорошими детьми» и добиваться успеха.Тем не менее, СДВГ по-прежнему остается «дефицитом внимания и гиперактивностью расстройством ».

В Финляндии, где значительная физическая активность является частью школьного дня, уровень СДВГ также очень низок. Между тем, в США детей просят сидеть неподвижно большую часть дня. Учащиеся начальной школы часто получают только 15-20 минут перемены в день, что далеко от 60-90 минут, которые были у их родителей. По совпадению, показатели СДВГ в США выросли за последние 15 лет.

СДВГ не является расстройством, утверждают авторы исследования.Скорее это эволюционное несоответствие современной учебной среде, которую мы построили. Эдвард Хаген, профессор эволюционной антропологии в Вашингтонском государственном университете и соавтор исследования, отметил в пресс-релизе, что «в нашей эволюционной истории мало что объясняет, почему дети тихо сидели за партами, наблюдая, как учитель решает математические уравнения в школе». на борту.»

Если СДВГ — это не расстройство, а несоответствие окружающей среды человека, то вдруг это не медицинская проблема.Это вопрос реформы образования. И это убедительная мысль, учитывая доказательства того, что физическая активность улучшает внимание и познавательные способности детей. Тем не менее, нам нужно отнестись к этому исследованию с долей скептицизма. Существует большое количество исследований, показывающих другие биологические факторы, когда дело доходит до СДВГ. Например, есть доказательства того, что преждевременные роды увеличивают частоту СДВГ в дальнейшем.

Социальная реформа или лечение?

Автор исследования Кристен Сайм, недавний доктор философии WSU. выпускник, сравнивает лечение тревоги, депрессии или посттравматического стрессового расстройства антидепрессантами с лечением сломанной кости без вправления самой кости.Она считает, что эти проблемы «больше похожи на социокультурные явления, поэтому решение не обязательно заключается в устранении дисфункции в мозгу человека, но в устранении дисфункций в социальном мире».

Это справедливая критика того, как мы лечим психические заболевания. Но заявленная цель статьи состоит не в том, чтобы внезапно изменить методы лечения, а в том, чтобы изучить новые способы изучения этих проблем. «Исследования депрессии, тревоги и посттравматического стрессового расстройства должны уделять больше внимания смягчению конфликтов и невзгод, а не манипулированию химией мозга.

А как насчет того факта, что существует множество медицинских доказательств этого химического состава мозга? Рассмотрим недавнее исследование, проведенное в Турку, Финляндия. Исследователи показали, что симптомы, связанные с депрессией и тревогой, связаны с изменениями в опиоидной системе мозга уже у здоровых людей.

Области мозга, в которых симптомы депрессии и тревоги были связаны со снижением доступности опиоидных … [+] рецепторов.

Лаури Нумменмаа

Можем ли мы согласовать исследования мозга, подобные этому, с критикой биологических антропологов того, как мы относимся к психическому здоровью? На самом деле мы можем.Изменения в мозге, связанные с тревогой и депрессией, очевидны, но это не значит, что их нельзя понимать как реакцию на невзгоды.

Основываясь на этом, нужно ли нам внести изменения в то, как мы относимся к психическому здоровью? И да и нет. Когда дело доходит до того, какие ярлыки мы используем, изменения приветствуются. Восстановление психического здоровья отчасти зависит от того, верят ли пациенты, что они могут поправиться. Сказать нашим пациентам, что их симптомы могут быть связаны со здоровой реакцией на невзгоды, было бы очень обнадеживающе.

Для врачей не новость, что невзгоды влияют на психическое здоровье. В моем собственном медицинском обучении меня учили биопсихосоциальной модели, подразумевающей взаимосвязанные причины этих проблем. Но до тех пор, пока социальная реформа не устранит социальные причины страданий, врачи должны продолжать оказывать нашим пациентам стандартную медицинскую помощь. История медицины — это история целителей, использующих лучшие методы лечения, которые у них были в то время, пока не появятся лучшие.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.