Что такое гепатит е: This page cannot be found

Содержание

Вирусный гепатит Е

Вирусный гепатит Е — острая вирусная инфекционная болезнь с фекально-оральным механизмом передачи возбудителя, которая характеризуется острым циклическим течением и частым развитием острой печеночной энцефалопатии у беременных.

Вирус в крови больного выявляют через 2 недели после заражения, а в фекалиях — за неделю до начала болезни и первую неделю болезни.

Вирусемия продолжается около 2 недель.

Основной путь передачи заболевания — водный, чаще болеют лица мужского пола в возрасте 15–40 лет, у детей заболевание регистрируется реже.

❗️Эпидемические вспышки, чаще водные, регистрируются в странах Центральной Азии, Африки и Латинской Америки. Эндемичные страны — Боливия, Мексика, Китай, Тайвань, Индия, Туркмения, Казахстан, Таджикистан, Узбекистан.

❗️К группам повышенного риска инфицирования Е относятся работники животноводческих хозяйств, осуществляющие уход за свиньями, сотрудники предприятий мясоперерабатывающей промышленности, которые заняты первичной обработкой туш и работающие в убойных цехах.

Контактным путем от человека к человеку гепатит Е передается редко, так как основной путь передачи, как указовалось выше, водный, однако существуют так же парентеральный и вертикальный типы передачи. Антигенная неоднородность вируса предполагает  повторные случаи заболевания.

Инкубационный период:  от 15 до 45 дней, но в большинстве случаев  длится около 1 месяца. Преджелтушный период — от 3 до 5 дней. Желтушный период длится от нескольких дней до 1 месяца (в среднем 2 недели). В отличие от гепатита А с появлением желтухи состояние больных не улучшается.

Общая продолжительность клинических проявлений заболевания около 2–3 недель.

Диагностика: ОАК, БХ крови, анти-HEV-IgM, ПЦР РНК ГЕ, а так же эпид.анамнез.

Этиотропная терапия не разработана, показано симптоматическое лечение (инфузии с целью дезинтоксикации, сорбенты, ферменты) и щадящая диета. 

❗️Обязательная госпитализация показана для беременных, родильниц в раннем послеродовом периоде и больных с тяжелым течением гепатита.

Профилака: санитарно-гигиенические и ветеринарно-санитарные мероприятия, направленные на  разрыв механизма передачи возбудителя.

Гепатит Е

Вирусный гепатит Е (Hepatitis E virus, HEV) – заболевание печени, возбудителем которого является вирус гепатита Е, с фекально-оральным механизмом передачи, отличающийся особо тяжелым течением у женщин во 2-ой половине беременности. Вирус встречается повсеместно и эпидемические вспышки, как правило, всегда связаны с нарушением обязательных санитарно-эпидемиологических требований в области водоснабжения и пищевого производства.

Вирусный гепатит Е является зооантропонозом – общей для человека и животных инфекцией. Природным резервуаром служат представители отряда парнокопытных (свиньи). Вирус в естественных условиях может инфицировать также и другие виды диких и домашних животных и птиц, в том числе грызунов. Источником гепатита Е могут быть также больные люди. Инкубационный период в среднем составляет 30-40 дней. Наибольшую эпидемическую опасность инфицированный представляет уже в середине инкубационного и в течение всего безжелтушного периода. Однако хронического носительства вируса гепатита Е не установлено.

Пути передачи вируса гепатита Е – водный, реже

пищевой (при употреблении недостаточно обработанного мяса и печени свиньи, моллюсков и ракообразных). Риск заражения бытовым путем (при фекальном загрязнении бытовых предметов) невысок, всего 2,5%. Вирус может передаваться через плаценту плоду, что представляет особую опасность для беременной женщины, особенно в III триместре.

Течение болезни во многом сходно с течением вирусного гепатита А, однако при гепатите Е высок процент случаев тяжелого течения с развитием различных осложнений – острой печеночной и почечной недостаточности, нарушений свертываемости крови. К типичным симптомам заболевания относятся небольшой жар (температура около 37,5°С), снижение аппетита, тошнота и рвота, продолжающиеся несколько дней.

У некоторых людей могут возникнуть также боль в области живота, зуд, кожная сыпь или боль в суставах. Классическим признаком поражения печени является развитие желтухи (пожелтение кожи и белков глаз), потемнение мочи и бледный стул, увеличение печени.

В большинстве случаев исход болезни благоприятный, общая летальность составляет менее 1%, но в то же время у беременных она достигает 10-15%, у находившихся в третьем триместре – до 40%! Во многих случаях беременность у заболевших женщин заканчивается внутриутробной гибелью плода, преждевременными родами. Из родившихся живыми половина детей умирает в течение первого месяца. Больные тяжелой формой гепатита Е должны находиться в палате интенсивной терапии или отделении реанимации. После выписки из стационара необходимо диспансерное наблюдение в течение 1-3 месяцев.

Профилактика гепатита Е в настоящее время сводится к санитарно-гигиеническим мероприятиям, аналогичным при других кишечным инфекциях – снабжение безвредной, безопасной и благоприятной водой, санитарная охрана территорий и водных объектов, контроль над водоотведением и канализацией, контроль безопасности пищевой продукции.

Специфическая профилактика находится на стадии разработки (В 2011 г. в Китае была зарегистрирована рекомбинантная субъединичная вакцина, в других странах она пока еще не получила одобрения). Для экстренной профилактики беременных в очагах инфекции испытывается возможность применение специфического иммуноглобулина.

Каждый из нас может защитить себя и своих близких, придерживаясь следующих простых правил:

  • Пейте только кипяченую или бутилированную воду;
  • Плавайте в разрешенных для этих целей водоемах;
  • Не заглатывайте воду при купании;
  • Мойте руки перед едой, после туалета, после прогулок;
  • Покупайте продукты в санкционированных местах торговли, качество и безопасность которых может быть подтверждена документами;
  • Хорошо термически обрабатывайте продукты.

Острый гепатит Е

Острый гепатит Е (ОГЕ) – острое заболевание печени с фекально-оральным механизмом передачи возбудителя. Возбудителем является РНК-содержащий ВГЕ, относящийся к роду Hepevirus. В настоящее время выявляют 4 генотипа ВГЕ (1-4), которые вызывают ОГ у людей. Вирус имеет один серотип. ВГЕ менее устойчив к физико-химическим воздействиям по сравнению с вирусом гепатита А.

ОГЕ составляет более 50% случаев острого вирусного гепатита в эндемичных по ОГЕ странах, к которым относятся страны, расположенные в тропическом и субтропических поясах. В странах умеренного климата встречается в основном среди туристов, выезжающих в эндемичные по ОГЕ регионы. Регистрируются спорадические случаи ОГЕ у пациентов, не выезжавших в эндемичные страны.

Источником инфекции при ОГЕ является человек и некоторые животные, прежде всего свиньи и кабаны, для которых этот вирус практически не является патогенным. Профессиональный контакт со свиньями, употребление в пищу термически необработанного или плохо обработанного мяса свиней, кабанов, оленей являются основными факторами риска развития ОГЕ у людей, проживающих в неэндемичных регионах. Вспышки ОГЕ и случаи повышенной заболеваемости, наблюдаемые в неэндемичных регионах, обусловлены в основном водными и реже пищевыми путями передачи инфекции.

Высокая распространенность АТ к ВГЕ среди пациентов, находящихся на гемодиализе, указывает на реализацию парентерального пути передачи. После перенесенного ОГЕ были зарегистрированы случаи повторного инфицирования.

Инкубационный период колеблется от 15 до 45 дней. Клиническая картина при ОГЕ подобна симптоматике ОГА, однако летальность при гепатите Е выше, особенно среди беременных женщин (в третьем триместре беременности может достигать 50% случаев) и пациентов с хроническими заболеваниями печени (до 70% случаев). Хронический гепатит Е был отмечен у ряда пациентов, находящихся на терапии иммуносупрессорами после трансплантации органов.

Аnti-HЕV IgM – маркер острой фазы заболевания, начинают вырабатываться в конце инкубационного периода, циркулируют в крови в среднем в течение 3-х месяцев.

Аnti-HЕV IgG – маркер перенесенного ОГЕ, начинают синтезироваться в конце первой – начале второй недели болезни. После перенесенного ОГЕ anti-HЕV IgG могут сохраняться в течение 12 и более лет. В настоящее время исследование для выявления этого маркера в клинической лабораторной диагностике практически не проводится вследствие его малой значимости для выявления инфицированных ВГЕ.

РНК ВГЕ появляется в крови и фекалиях в середине инкубационного периода и является первым диагностическим маркером ГЕ. Виремия продолжается в среднем в течение 28 дней после появления симптомов болезни, у некоторых пациентов период виремии заканчивается к моменту появления симптомов заболевания. В фекалиях РНК ВГЕ регистрируется в течение двух недель после прекращения виремии.

Показания к обследованию

  • Больные с клиническими признаками ОГ после исключения ОГА, ОГВ и ОГС;
  • больные с ОГ, вернувшиеся из эндемичных по ГЕ регионов;
  • лица, контактировавшие с больным ОГЕ (контактные)*.

*Контактными лицами в очаге гепатита Е считаются лица, находящиеся в тесном общении с больным ОГЕ в конце инкубационного периода и в первые дни его болезни.

Этиологическая лабораторная диагностика ОГЕ включает выявление anti-HЕV IgM и РНК ВГЕ.

Особенности интерпретации результатов лабораторных исследований

Диагностика ОГ. Диагноз «ОГЕ» устанавливается при выявлении anti-HЕV IgM в сыворотке крови пациента с подозрением на гепатит.

Обследование контактных лиц. В лабораториях, оснащенных оборудованием для проведения молекулярно-биологических и иммунохимических исследований, у контактных лиц целесообразно выявлять в сыворотке крови РНК ВГЕ и anti-HЕV IgМ.

Выявление в сыворотке (плазме) крови контактного лица РНК ВГЕ вне зависимости от наличия/отсутствия в сыворотке крови anti-HЕV IgM свидетельствует о его заболевании ОГЕ.

Отсутствие в сыворотке (плазме) крови РНК ВГЕ при отсутствии в сыворотке крови anti-HЕV IgМ свидетельствует об отсутствии инфицирования ВГЕ.

Выявление в сыворотке крови только anti-HЕV IgМ свидетельствует о недавно перенесенном ГЕ.

В лабораториях, не имеющих оснащения для проведения молекулярно-биологических исследований, у контактных лиц необходимо выявлять в сыворотке крови anti-HЕV IgM.

Выявление в сыворотке крови контактного лица anti-HEV IgM может свидетельствовать как о текущей, так и о перенесенной инфекции, вызванной ВГЕ. Необходимо помнить о возможности получения ложноположительных результатов у здоровых контактных лиц.

Отсутствие в сыворотке крови anti-HЕV IgМ свидетельствует об отсутствии инфекции, вызванной ВГЕ.

Вирусный гепатит Е

Вирусный гепатит Е (ВГЕ) – острое вирусное заболевание человека с фекальнооральным механизмом передачи возбудителя, вызывающего воспаление печени.

Вирусный гепатит Е – поражение печени инфекционной природы. Инфекция имеет фекально-оральный механизм передачи, протекает остро, циклически и довольно опасно для беременных женщин. Гепатит E преимущественно распространен в тропических странах и регионах, где снабжение населения чистой водой не достаточно (страны Средней Азии).

Характеристика возбудителя

Вирус гепатита Е относится к роду Calicivirus, является РНК-содержащим, имеет меньшую устойчивость к воздействию внешней среды, нежели вирус гепатита А. Возбудитель сохраняет жизнеспособность при 20 °С и менее, при замораживании и последующем оттаивании – погибает, хорошо инактивируется хлор — и йодсодержащими дезинфектантами. Резервуаром и источником вируса гепатита Е являются больные люди и носители инфекции. Период заразности человека недостаточно исследован, но предположительно контагиозность имеет место в те же сроки, что и при гепатите А.

Вирус гепатита Е передается с помощью фекально-орального механизма преимущественно водным путем. В редких случаях (при загрязнении посуды, объектов быта вирусом) реализуется контактно-бытовой путь передачи. Пищевое заражение возможно при поедании сырых моллюсков. Преимущественность водного пути распространения инфекции подтверждает ее низкая очаговость, возникновение эпидемий в связи с сезонными осадками, изменением уровня грунтовых вод. Наиболее высокая естественная восприимчивость – у беременных женщин после 30 недели беременности. Перенесенная инфекция предположительно оставляет стойкий пожизненный иммунитет.

Симптомы вирусного гепатита Е

Клиническое течение вирусного гепатита Е подобно таковому при заражении вирусным гепатитом А. Инкубационный период колеблется в пределах от 10 до 60 дней, в среднем составляя 30-40 дней. Начало заболевания, как правило, постепенное. В преджелтушном периоде заболевания больные отмечают слабость, общее недомогание, пониженный аппетит, в трети случаев возникает тошнота, рвота. Большинство больных жалуется на боль в правом подреберье и верхней части живота, нередко — довольно сильные. В некоторых случаях боль в животе является первым признаком инфекции. Температура тела обычно остается в пределах нормы либо повышается до субфебрильных значений. Артралгий, высыпаний обычно не отмечается.

Продолжительность преджелтушного периода может составлять от одного до девяти дней, после чего появляются признаки функциональных нарушений работы печени: моча становится темной, кал обесцвечивается, сначала склеры, а затем и кожные покровы приобретают желтый оттенок (в некоторых случаях весьма интенсивный). Биохимический анализ крови в этот период отмечает повышение уровня билирубина и активности печеночных трансаминаз. В отличие от вирусного гепатита А, при данной инфекции при развитии желтушного синдрома регресс симптомов интоксикации не отмечается. Слабость, отсутствие аппетита и боли в животе сохраняются, может присоединяться кожный зуд (связан с высокой концентрацией желчных кислот в крови). Отмечается увеличение печени (край печени может выступать из-под реберной дуги более чем на 3 см).

Спустя 1-3 недели клинические проявления начинают регрессировать, наступает период выздоровления, который может продолжаться 1-2 месяца до полной нормализации состояния организма (по данным лабораторных тестов). Иногда отмечается более затяжное течение инфекции. Для тяжело протекающего гепатита Е характерно развитие гемолитического синдрома, сопровождающегося гемоглобинурией, геморрагией, острой почечной недостаточностью. Гемоглобинурия возникает у 80% больных вирусным гепатитом Е с тяжелым течением и во всех случаях развившейся печеночной энцефалопатии.

Геморрагическая симптоматика может быть весьма выражена, характерны массированные внутренние (желудочные, кишечные, маточные) кровотечения. Состояние больных и тяжесть течения гепатита напрямую зависит от концентрации плазменных факторов свертывания. Снижение их количества, а также уменьшение активности плазменных протеаз, способствует заметному утяжелению состояния больного и усугублению клинической симптоматики вплоть до угрозы развития печеночной энцефалопатии.

Беременные женщины, заразившиеся вирусным гепатитом Е, обычно крайне тяжело переносят инфекцию, развивающуюся в основном после 24 недели беременности. Характерно резкое ухудшение состояния непосредственно перед родами или самопроизвольным прерыванием беременности. Выражен геморрагический синдром, в родах отмечается интенсивное кровотечение, быстро развивается печеночная энцефалопатия вплоть до печеночной комы (прогрессирование симптоматики нередко происходит за 1-2 дня). Нередка внутриутробная смерть плода, почечно-печеночный синдром.

Осложнения вирусного гепатита Е — это острая печеночная недостаточность, печеночная энцефалопатия и кома, внутренние кровотечения. У 5% больных вирусный гепатит Е способствует развитию цирроза печени.

Диагностика вирусного гепатита Е

Специфическая диагностика вирусного гепатита Е основывается на выявлении специфических антител (иммуноглобулинов М и G) с помощью серологических методик и обнаружении антигенов вируса с помощью ПЦР.

Остальные лабораторно-диагностические мероприятия направлены на выяснение функционального состояния печени и выявление угрозы развития осложнений. К ним относятся: коагулограмма, печеночные пробы, УЗИ печени, МРТ и др.

Лечение вирусного гепатита Е

Лечение легкой и среднетяжелой формы больных с вирусным гепатитом Е производят в инфекционных отделениях стационара, назначается диета (показан стол N°5 по Певзнеру — щадящая диета с пониженным содержанием жирных кислот и богатая клетчаткой), обильное питье. Симптоматическая терапия (спазмолитические, антигистаминные средства) по показаниям. При необходимости производится оральная дезинтоксикация раствором 5% глюкозы.

При тяжелом течении больные лечатся в отделении интенсивной терапии, производится инфузионная дезинтоксикационная терапия (солевые растворы, глюкоза, электролитные смеси), ингибиторы протеаз, по показаниям вводят преднизолон. При угрозе развития геморрагического синдрома назначается пентоксифиллин, этамзилат. При массивных внутренних кровотечениях – переливают плазму, тромбоцитарную массу.

Особое внимание уделяется лечению беременных женщин. Вопрос о преждевременном родоразрешении решается индивидуально, нередко принимаются меры к экстренному прерыванию беременности.

Прогноз и профилактика вирусного гепатита Е

Чаще всего вирусный гепатит Е заканчивается выздоровлением, однако тяжелая форма заболевания грозит развитием опасных для жизни осложнений: почечной и печеночной недостаточности, печеночной комы. Смертность среди больных вирусным гепатитом Е составляет 1-5%, этот показатель среди беременных женщин достигает 10-20%. В случае заражения вирусным гепатитом Е лиц, страдающих гепатитом В, прогноз заметно ухудшается, смерть при таком сочетании наступает в 75-80% случаев.

Общая профилактика вирусного гепатита Е заключается в улучшении условий жизни населения и контроле над состоянием водных источников. Индивидуальная профилактика подразумевает соблюдение санитарно-гигиенических норм, употребление качественной воды из надежных источников. Особое внимание профилактике вирусного гепатита Е желательно уделять беременным женщинам, отправляющимся в эпидемиологически неблагополучные регионы (Узбекистан, Таджикистан, Северная Африка, Индия и Китай, Алжир и Пакистан).

ГЕПАТИТ Е: НОВАЯ ПРОБЛЕМА ТРАНСПЛАНТОЛОГИИ? | Зубкин

1. Кузин С.Н., Алаторцева Г.И., Буриев А.Я. и др. Осо- бенности распространения вируса гепатита Е в энде- мичном и неэндемичном районах // Вопросы вирусо- логии. 2002. Т. 2. С. 18–21.

2. Кузьменко Е.В., Вахина Л.Н. К вопросу о частоте об- наружения антител к вирусу гепатита Е у населения неэндемичных районов на примере Магаданской об- ласти // Дальневосточный журнал инфекционной па- тологии. 2004. Т. 5. С. 67–68.

3. Михайлов М.И., Шахгильдян И.В., Онищенко Г.Г. Эн- теральные вирусные гепатиты // ФГОУ «ВУНМЦ Росздрава». М., 2007. 349 с.

4. Семененко Т.А., Сипачева Н.Б. , Шилова В.Н. и др. Клинико-эпидемиологичекие особенности гепатита Е и его распространенность в ряде регионов России

5. (по материалам банка сывороток крови) // Сб. науч. труд. РМАПО «Актуальные вопросы эпидемиологии инф. болезней». М., 2011. Т. 10.

6. Федорова О.Е., Балаян М.С., Михайлов М.И. и др. Ге- патит Е в неэндемичном районе – антитела к вирусу гепатита Е в различных группах населения // Вопро- сы вирусологии. 1996. Т. 41 (3). С. 104–107.

7. Якимчук К.С. Хроническая инфекция вирусами гепа- титов и герпеса у пациентов с болезнью Шегрена // Бюл. экспер. биол. 2002. Т. 133 (1). С. 67–71.

8. Якимчук К.С., Малинникова Е.Ю., Полещук В.Ф., Ми- хайлов М.И. Роль вирусов гепатита А и Е в развитии аутоиммунных заболеваний // Вопросы вирусологии. 2011. Т. 56 (4). С. 27–29.

9. Aggarwal R. Hepatitis E: Historical, contemporary and future perspectives // J. Gastroenterol Hepatol. 2011. Vol. 26 (1). P. 72–82.

10. Ali G., Kumar M., Bali S.K., Wadhwa W.B. Hepatitis E associated immune thrombocytopenia and membranous glomerulonephritis // Indian. J. Nephrol. 2001. Vol. 11 (2). P. 70–72.

11. Arankalle V.A., Chobe L.P. Retrospective analysis of blood transfusion recipients: Evidence for post-transfu- sion hepatitis E // Vox Sang. 2000. Vol. 79. P. 72–74.

12. Arankalle V.A., Joshi M.V., Kulkarni A.M. et al. Pre- valence of antihepatitis E virus antibodies in different Indian animal species // J. Viral Hep. 2001. Vol. 8. P. 223–227.

13. Atabek M.E., Fyndyk D., Gulyuz A., Erkul I. Prevalence of anti-HAV and anti-HEV antibodies in Konya, Tur- key // Health Policy. 2004. Vol. 67. P. 265–269.

14. Balayan M.S., Andjaparidze A.G., Savinskaya S.S. et al. Evidence for a virus in non-A, non-B hepatitis transmit- ted via the fecal-oral route // Intervirology. 1983. Vol. 20. P. 23–31.

15. Banas B., Tausch U., Hofstadter F. et al. Infection with hepatitis E: virus first report of a chronic case and mole- cular characterization of the virus // J. of Clinical Virolo- gy. 2006. Vol. 36 (2): S162. P. 328.

16. Bhagat S., Wadhawan M., Sud R., Arora A. Hepatitis virusescausing pancreatitis and hepatitis: a case series and review of literature // Pancreas. 2008. Vol. 36 (4). P. 424–427.

17. Bose P.D., Das B.C., Kumar A. et al. High viral load and deregulation of the progesterone receptor signaling pa- thway: association with Hepatitis E-related poor preg- nancy outcome // J. Hepatol. 2011. Vol. 54 (6). P. 1107– 1113.

18. Buffet C., Laurent-Puig P., Chandot S. et al. A high hepa- titis E virus seroprevalence among renal transplantation and haemophilia patient populations // J. Hepatol. 1996. Vol. 24. P. 122–125.

19. Buti M., Cabrera C., Jardi R. et al. Are recipients of so- lid organ transplantation a high-risk population for he- patitis E virus infection? // Liver Transplantation. 2010. Vol. 16. P. 106–107.

20. Chaillon A., Sirinelli A. , De Muret A. et al. Sustained virologic response with ribavirini in chronic hepatitis E virus infection in heart transplantation // J. of Heart and Lung Transplantation. 2011. Vol. 30 (7). P. 841–843.

21. Colson P., Coze C., Gallian P. et al. Transfusion-associa- ted hepatitis E, France // Emerg Infect Dis. 2007. Vol. 13. P. 648–649.

22. Colson Ph., Kaba M., Moreau J., Brouqui Ph. Hepati- tis E in an HIV-infected patient // J. of Clinical Virology. 2009. Vol. 45. P. 269–271.

23. Coutre P., Meisel H., Hofmann J. et al. Reactivation of hepatitis E infection in a patient with acute lymphoblas- tic leukaemia after allogeneic stem cell transplantation // Gut. 2009. Vol. 58. P. 699–702.

24. Dalton H.R., Bendall R., Ijaz S. et al. Hepatitis E: an emerging infection in developed countries // Lancet In- fect Dis. 2008. Vol. 8. P. 698–709.

25. de Almeida A.J., Campos-de-Magalhaes M., Antoniet- ti C.L. et al. Autoimmune thrombocytopenia related to chronic hepatitis C virus infection // Hematology. 2009. Vol. 14. P. 49–58.

26. Despirres L.A., Kaphan E., Attarian S. et al. Neurologic disorders and hepatitis E, France, 2010 // Emerg Infect Dis. 2011. Vol. 17 (8). P. 1510–1512.

27. Emerson S.U., Purcell R.H. Hepatitis E virus // Rev Med Virol. 2003. Vol. 13. P. 145–154.

28. Emerson S.U., Anderson D., Arankalle A. et al. Virus taxonomy VIIIth report of the ICTV // Fauquet C. M., Mayo M.A., Maniloff J., Desselberger U., Ball L.A., ed. Hepevirus. London: Elsevier/Academic Press. 2004. P. 851–853.

29. Emerson S.U., Purcell R.H. Running like water – the omnipresence of hepatitis E // N Engl J. Med. 2004. Vol. 351. P. 2367–2368.

30. Favorov M.O., Kosoy M.Y., Tsarev S.A. et al. Prevalence of antibody to hepatitis E virus among rodents in the United States // J. Infect Dis. 2000. Vol. 181. P. 449–455.

31. Fong F., Illahi M. Neuralgic amyotrophy associated with hepatitis E virus // Clin. Neurol. Neurosurg. 2009. Vol. 111. P. 193–195.

32. Fourquet E., Mansuy J.M., Bureau C. et al. Severe thrombocytopenia associated with acute autochthonous hepatitis E // J. Clin Virol. 2010. Vol. 48 (1). P. 73–74.

33. Gerolami R., Moal V. Chronic hepatitis E with cirrhosis in a kidney-transplant recipient // N Engl J. Med. 2008. Vol. 21. P. 859–860.

34. Haagsma E.B., van den Berg A.P., Porte R.J. et al. Chronic hepatitis E virus infection in liver transplant recipients // Liver Transplantation. 2008. Vol. 14. P. 547–553.

35. Halfon Ph., Ouzan D., Chanas M. et al. High prevalence of hepatitis E virus antibody in haemodialysis patients // Lancet. 1994. Vol. 344 (8924). P. 746.

36. Haqshenas G., Shivaprasad H.L., Woolcock P.R. et al. Genetic identification and characterization of a novel vi- rus related to human hepatitis E virus from chickens with hepatitissplenomegaly syndrome in the United States // J. Gen Virol. 2001. Vol. 82. P. 2449–2462.

37. Huang S., Zhang X., Jiang H. et al. Profile of Acute In- fectious Markers in Sporadic Hepatitis E // PloS one. 2010. Vol. 5 (10). P. 1–7.

38. Ibarra H., Riedemann S., Reinhardt G. et al. Anti-HEV in dialysis and renal transplant patients in an endemic re- gion in Chile // Clin Nephrol. 1998. Vol. 50. P. 267–268.

39. Kamani P., Baijal R., Amarapurkar D. et al. Guillain- Barre syndrome associated with acute hepatitis E // Indi- an J. Gastroenterol. 2005. Vol. 24. P. 216.

40. Kamar N., Peron J.M., Ouezzani L. et al. Hepatitis E virus infection can evolve to chronic hepatitis in organ-trans- plant patients // J. Hepatol 2007. Vol. 46 (l). P. 70–71.

41. Kamar N., Mansuy J.-M., Cointault O. et al. Hepatitis E virus-related cirrhosis in kidney and kidney – pancreas- transplant recipients // Am J. Transplant. 2008. Vol. 8. P. 1744–1748.

42. Kamar N., Selves J., Mansuy J-M. et al. Hepatitis E vi- rus and chronic hepatitis in organ-transplant recipients // N Engl J. Med. 2008. Vol. 21. P. 811–817.

43. Kamar N., Abravanel F., Garrouste C. et al. Three- month pegylated interferon alpha-2a therapy for chronic hepatitis E virus infection in a haemodialysis patient // Nephrol. Dial. Transplant. 2010. Vol. 25. P. 2792–2795.

44. Kamar N., Abravanel F., Selves J. et al. Influence of im- munosuppressive therapy on the natural history of geno- type 3 hepatitis-E virus infection after organ transplanta- tion // Transplantation. 2010. Vol. 89 (3). P. 353–360.

45. Kamar N., Izopet J., Cintas P. et al. Hepatitis E virus- induced neurological symptoms in a kidney-transplant patient with chronic hepatitis // Am J. Transplant. 2010. Vol. 10. P. 1321–1324.

46. Kamar N., Rostaing L., Abravanel F. et al. Pegylated interferon-β for treating chronic hepatitis E virus infec- tion after liver transplantation // Clinical Infectious Di- seases. 2010. Vol. 50. P. 30–33.

47. Kamar N., Rostaing L., Abravanel F. et al. Ribavirin therapy inhibits viral replication on patients with chro- nic hepatitis E virus infection // Gastroenterology. 2010. Vol. 139. P. 1612–1618.

48. Kamar N., Garrouste C., Haagsma E.B. et al. Factors associated with chronic hepatitis in patients with hepati- tis E virus infection who have received solid organ trans- plants // Gastroenterology. 2011. Vol. 140 (5). P. 1481– 1489.

49. Kamar N., Weclawiak H., Guilbeau-Frugier C. et al. He- patitis E virus and kidney in solid-organ transplant pati- ents // Transplantation. 2012. Vol. 93 (6). P. 617.

50. Kane M.A., Bradley D.W., Shrestha S.M. et al. Epidemic non-A, non-B hepatitis in Nepal, Recovery of a possible etiologic agent and transmission studies in marmosets // JAMA. 1984. Vol. 252. P. 3140–3145.

51. Kenfak-Foguena A., Schoni-Affolter F., Burgisser Ph. et al. Hepatitis E virus seroprevalence and chronic in- fections in patients with HIV, Switzerland // Emerging Infectious Diseases. 2011. Vol. 17 (6). P. 1074–1078.

52. Kikuchi K., Yoshida T., Kimata N. et al. Prevalence of hepatitis E virus infection in regular hemodialysis pati- ents // Therapeutic Apheresis and Dialysis. 2006. Vol. 10 (2). P. 193–197.

53. Krawczynski K., Bradley D.W. Enterically transmitted non-A, non-B hepatitis: identification of virus – asso- ciated antigen in experimentally infected cynomolgus macaques // J. Infect Dis. 1989. Vol. 159. P. 1042– 1049.

54. Kumar R.M., Uduman S., Rana S. et al. Seroprevalence and mother-to-infant transmission of hepatitis E virus in the United Arab Emirates // Eur J. Obstet Gynecol Reprod Biol. 2001. Vol. 100. P. 9–15.

55. Kumar A.S., Kumar S.P., Singh R. et al. Hepatitis E virus

56. (HEV) infection in patients with cirrhosis is associated with rapid decompensation and death // J. Hepatol. 2007. Vol. 46. P. 387–394.

57. Kuniholm M.H., Purcell R.H., Mc Quillan G.M. et al. Epidemiology of hepatitis E in the United States: results from the Third National Health and Nutrition Examina- tion Survey, 1988–1994 // J. Infect Dis 2009. Vol. 200. P. 48–56.

58. Le Cann P., Tong M.J., Werneke J., Coursaget P. Detec- tion of antibodies to hepatitis E virus in patients with autoimmune chronic active hepatitis and primary bilia- ry cirrhosis. Scand // J. Gastroenterol. 1997. Vol. 32 (4). P. 387–389.

59. Legrand-Abravanel F., Kamar N., Sandres-Saune K. et al. Characteristics of Autochthonous Hepatitis E Vi- rus Infection in Solid-Organ Transplant Recipients in France // J. Infect Dis. 2010. Vol. 202 (6). P. 835-844

60. Legrand-Abravanel F., Kamar N., Sandres-Saune K. Hepatitis E virus infection without reactivation in solid-or- gan transplant recipients, France // Emerging Infectious Diseases CME. 2011. Vol. 17 (1). P. 30–37.

61. Loly J.P., Rikir E., Seivert M. et al. Guillain–Barre syn- drome following hepatitis E // World J. Gastroenterol. 2009. Vol. 15. P. 1645–1647.

62. Lu L., Li C., Hagedorn C.H. Phylogenetic analysis of global hepatitis E virus sequences: Genetic diversity, subtypes and zoonosis // Rev. Med. Virol. 2006. Vol. 16. P. 5–36.

63. Maheshwari A., Ray S., Thuluvath P.J. Acute hepati- tis C // Lancet. 2008. Vol. 372. P. 321–332.

64. Mallet V., Nicand E., Sultanik Ph. et al. Brief commu- nication: case reports of ribavirin treatment for chronic hepatitis E // Ann Intern Med. 2010. Vol. 153. P. 85–89.

65. Mandal K., Chopra N. Acute transverse myelitis fol- lowing hepatitis E virus infection // Indian Pediatr. 2006. Vol. 43. P. 365–366.

66. Mansuy J.M., Abravanel F., Miedouge M. et al. Acute hepatitis E in south-west France over a 5-year period // J. Clin Virol. 2009. Vol. 44. P. 74–77.

67. Mizuo H., Yazaki Y., Sugawara K. et al. Possible risk fac- tors for the transmission of hepatitis E virus and for the severe form of hepatitis E acquired locally in Hokkaido, Japan // J. Med Virol. 2005. Vol. 76. P. 341–349.

68. Mushahwar I.K. Hepatitis E virus: molecular virology, clinical features, diagnosis, transmission, epidemiology, and prevention // J. of Medical Virology. 2008. Vol. 80. P. 646–658.

69. Nagasaki F., Ueno Y., Mano Y. et al. A patient with cli- nical features of acute hepatitis E viral infection and autoimmune hepatitis // Tohoku J. Exp. Med. 2005. Vol. 206 (2). P. 173–179.

70. Nakagawa M., Sakamoto N., Enomoto N. et al. Spe- cific inhibition of hepatitis C virus replication by cyc- losporin A // Biochem. Biophys. Res. Commun. 2004. Vol. 313. P. 42–47.

71. Nakamura M., Takahashi K., Taira K. et al. Hepatitis E virus infection in wild mongooses of Okinawa, Japan. Demonstration of anti HEV antibodies and a full geno- me nucleotide sequence // Hepatol Res. 2006. Vol. 34. P. 137–140.

72. Okamoto H. Genetic variability and evolution of hepati- tis E virus // Virus Res. 2007. Vol. 127. P. 216–228.

73. Peron J-M., Mansuy J-M., Recher C. et al. Prolonged hepatitis E in an immunocompromised patient // J. Gastroenter. and Hepatol. 2006. Vol. 21. P. 1221–1226.

74. Pischke S., Suneetha P.V., Baechlein C. et al. Hepati- tis E virus infection as a cause of graft hepatitis in liver transplant recipients // Liver Transplant. 2010. Vol. 16.

75. P. 74–82.

76. Prinja S., Kumar S., Reddy G.M. et al. Investigation of viral hepatitis E outbreak in a town in Haryana // J. Commun Dis. 2008. Vol. 40. P. 249–254.

77. Saad M.D., Hussein H.A., Bashandy M.M. et al. Hepatitis E virus infection in work horses in Egypt // Infect. Genet. Evol. 2007. Vol. 7. P. 368–373.

78. Schlauder G.G., Mushahwar I.K. Genetic heterogeneity of hepatitis E virus // J. Med Virol. 2001. Vol. 65. P. 282–292

79. Schlosser B., Stein A., Neuhaus R. et al. Liver transplant from a donor with occult HEV infection induced chronic hepatitis and cirrhosis in the recipient // J. of Hepatology. 2011; Jul 26. [Epub ahead of print].

80. Selves J., Kamar N., Mansuy J.M., Peron J.M. Hepati- tis E virus: A new entity // Ann. Pathol. 2010. Vol. 30 (6). P. 432–438.

81. Sood A., Midha V., Sood N. Guillain–Barre syndrome with acute hepatitis E // Am. J. Gastroenterol. 2000. Vol. 95. P. 3667–3668.

82. Srivastava R., Aggarwal R., Sachdeva S. et al. Adapti- ve immune responses during acute uncomplicated and fulminant hepatitis E // J. Gastroenterol Hepatol. 2011. Vol. 26 (2). P. 306–311.

83. Swain S.K., Baral P., Hutin Y.J. et al. A hepatitis E out- break caused by a temporary interruption in a municipal water treatment system, Baripada, Orissa, India, 2004 // Trans. R Soc. Trop. Med. Hyg. 2010. Vol. 104. P. 66–69.

84. Sylvan S.P.E., Jacobson S.H., Christenson B. Prevalence of antibodies to hepatitis E virus among hemodialy- sis patients in Sweden // J. of Medical Virology. 1998. Vol. 54. P. 38–43.

85. Takahashi K., Kitajima N., Abe N., Mishiro S. Complete or near complete sequences of hepatitis E virus genome recovered from a wild boar, a deer and five patients who ate the deer // Virology. 2004. Vol. 330. P. 501–505.

86. Takahashi M., Kosakai S., Mizuo H. et al. Simultaneous detection of immunoglobulin A (IgA) and IgM antibo- dies against hepatitis E virus (HEV) is highly specific for diagnosis of acute HEV infection // J. Clin Microbiol. 2005. Vol. 43. P. 49–56.

87. Tam A.W., Smith M.M., Guerra M.E. et al. Hepatitis E virus (HEV): Molecular cloning and sequencing of the full-length viral genome // Virology. 1991. Vol. 185. P. 120–131.

88. Tamura A., Shimizu Y.K., Tanaka T. et al. Persistent in- fection of hepatitis E virus transmitted by blood transfu- sion in a patient with T-cell lymphoma // Hepatol Res. 2007. Vol. 37. P. 113–120.

89. Thapa R., Ghosh A. Childhood autoimmune hemolytic anemia following hepatitis E virus infection // J. Paedia- tr. Child. Halth. 2009. Vol. 45 (1–2). P. 71–72.

90. Thapa R., Mallick D., Ghosh A. Childhood hepatitis E infection complicated by acute immune thrombocyto- penia // J. Pediatr. Hematol. Oncol. 2009. Vol. 31 (2). P. 151.

91. Thapa R., Biswas B., Mallick D. Henoch–Schonlein pur- pura triggered by acute hepatitis E virus infection // J. Emerg Med. 2010. Vol. 39 (2). P. 218–219.

92. Tokita H., Harada H., Gotanda Y. et al. Molecular and serological characterization of sporadic acute hepati-

93. tis E in a Japanese patient infected with a genotype 3 hepatitis E virus in 1993 // J. Gen. Virol. 2003. Vol. 84. P. 421–427.

94. Tumer J., Godkin A., Neville P. et al. Clinical characte- ristics of hepatitis E in «Non-Endemic» population // J. Med Virol. 2010. Vol. 82 (11). P. 1899–1902.

95. Xia N.S., Zhang J., Zheng Y.J. et al. Transfusion of plas- ma from a blood donor induced hepatitis E in Rhesus monkey // Vox Sang. 2004. Vol. 86. P. 45–47.

96. Zhang S., Wang J., Yuan Q. et al. Clinical characteristics and risk factors of sporadic Hepatitis E in central Chi- na // Virology Journal. 2011. Vol. 8. P. 152.

Anti-HEV, IgG

Anti-HEV (IgG) – специфические иммуноглобулины класса G, свидетельствующие о возможной инфицированности гепатитом Е или о перенесенной инфекции.

Синонимы русские

Антитела класса IgG к вирусу гепатита Е, острое инфицирование гепатитом Е.

Синонимы английские

Antibodies to Hepatitis E Virus, IgG.

Метод исследования

Иммуноанализ.

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Венозную кровь.

Как правильно подготовиться к исследованию?

  • Не курить в течение 30 минут до исследования.

Общая информация об исследовании

Острый гепатит по клинической картине сходен с вирусным гепатитом А. Он никогда не переходит в хроническую форму. Инфекция вызывается РНКсодержащим вирусом. Инкубационный период длится от 17 до 75 дней (в среднем 35-40 дней). Вирус гепатита Е по сравнению с вирусом гепатита А менее устойчив к разным факторам внешней среды.

Вирусный гепатит Е — довольно редкое для России заболевание, чаще всего он встречается в странах Юго-Восточной и Центральной Азии, в Средней Азии, в Северной и Центральной Африке и в Центральной Америке. Передается фекально-оральным путем. Наибольшую опасность это заболевание представляет для беременных женщин, среди которых смертность составляет 10-20 %. Хронических форм у гепатита Е нет. Вакцина против него еще не создана.

Гепатиты А и Е объединяет фекально-оральный механизм передачи. Источником инфекции являются больные любой формой болезни: желтушной, безжелтушной, стертой, в инкубационном и начальном периодах болезни, в фекалиях которых обнаруживается вирус гепатита. Наибольшее эпидемиологическое значение имеют больные безжелтушными, стертыми формами, количество которых может в 2-10 раз превышать число больных с желтушными формами болезни. Выделение вируса с фекалиями начинается со второй половины инкубационного периода, а максимальная заразительность отмечается в последние 7-10 дней инкубации и в преджелтушном периоде. Когда больной желтеет, он уже, как правило, не заразен. Заражение чаще всего происходит через зараженную нечистотами воду. Восприимчивость неболевших к вирусу абсолютная. Гепатитом А болеют преимущественно дети, гепатитом Е — взрослые. Гепатит А встречается повсеместно, в то время как гепатит Е — в основном в тропических и субтропических регионах, в странах Средней Азии.

Возбудители гепатита Е внедряются в организм человека через слизистую оболочку желудочно-кишечного тракта и через кровь заносятся в печень, проникают в ее клетки и воспроизводятся в них. Одновременно вирусы их разрушают. Быстро нарастает иммунитет, вирус обезвреживается, пораженные клетки и вирусные частицы удаляются из организма. Если после гепатита А развивается пожизненная невосприимчивость к возбудителю, то после перенесенного гепатита Е иммунитет нестойкий и возможно повторное заражение.

Учитывая фекально-оральный механизм передачи, распространение гепатита Е связано с зараженной питьевой водой и плохими гигиеническими условиями.

Основными симптомами заболевания являются тошнота, слабость, желтуха, потемнение мочи, потеря аппетита, дискомфорт в правом подреберье, рвота и расстройство стула.

IgG к HEV начинают вырабатываться через 4-6 недель после инфицирования, быстро достигают максимума. Через 5-6 месяцев их уровень падает и повышается вновь во время реактивации инфекции.

Для чего используется исследование?

  • Для определения инфицирования вирусом гепатита Е в острый период.

Когда назначается исследование?

  • При симптомах гепатита Е (темная моча и / или посветление стула, дискомфорт в правом подреберье, потеря аппетита, тошнота, рвота, лихорадка).
  • Ухудшение состояния больного после появления желтухи
  • Дифференциальная диагностика с гепатитом А.
  • При возникновении признаков застоя желчи, сопровождающихся недомоганием и повышением температуры.
  • При внезапном сочетанном или отдельном повышении уровня печеночных ферментов: билирубина, АЛТ, АСТ, щелочной фосфатазы, ГГТП.
  • При общих жалобах со стороны пищеварительной системы при условии недавнего пребывания в условиях, эндемичных по заболеваемости вирусным гепатитом Е, на территории с плохими гигиеническими условиями.
  • При подозрении на гестоз у беременных.
  • Оценка эффективности вакцинации.

Что означают результаты?

Референсные значения: отрицательный.

Не обнаружено (отрицательный/сомнительный результат):

  • отсутствие гепатита Е;
  • слабая иммунная реакция пациента;
  • ранняя стадия заболевания;
  • выздоровление (отдаленные сроки).

В случае получения сомнительного результата рекомендуется повторить исследование через 10-14 дней. При повторном результате «Сомнительно» результат следует рассматривать как отрицательный.

Обнаружено(положительный результат):

  • острая стадия гепатита Е;
  • экспозиция к вирусу гепатита Е в прошлом;
  • вакцинация против гепатита Е.
 Скачать пример результата

Важные замечания

  • Отрицательный результат не исключает инфицирования вирусом гепатита Е или заболевания в прошлом. 
  • В мире есть случаи реинфицирования выздоравливающих людей.
  • После перенесенного гепатита Е формируется достаточно устойчивый иммунитет (анти-HEV IgG), однако, в отличие от от иммунитета к вирусному гепатиту А, он не пожизненный.
  • Инфекция особенно тяжело протекает у беременных, с быстрым развитием массивного некроза печени, приводя к самопроизвольному прерыванию беременности и даже к смерти матери и ребенка.
  • Описаны случаи вертикальной передачи вируса (от матери к ребенку).

Также рекомендуется

  • anti-HAV, IgG
  • anti-HAV, IgM
  • Билирубин общий
  • Билирубин прямой
  • Аланинаминотрансфераза (АЛТ)
  • Аспартатаминотрансфераза (АСТ)
  • Гамма-глутамилтранспептидаза (ГГТ)
  • Фосфатаза щелочная общая

Кто назначает исследование?

Терапевт, инфекционист, гастроэнтеролог, эпидемиолог, гепатолог, гинеколог.

Литература

СЛУЧАЙ ЗАВОЗА ВИРУСА ГЕПАТИТА Е 4 ГЕНОТИПА В РОССИЮ | Михайлов

1. Быстрова Т. Н., Полянина А. В., Княгина О. Н. Качественные и количественные параметры эпидемического процесса гепатит Е-инфекции на территории Среднеевропейского региона России. Мир вирусных гепатитов. 2010, 1: 9-13.

2. Михайлов М.И., Шахгильдян И.В., Онищенко Г.Г. Энтеральные вирусные гепатиты (этиология, эпидемиология, диагностика, профилактика). М., ВУНМЦ Росздрава, 2007.

3. Colson Р, Swiader L., Motte A. et al. Circulation of almost genetically identical hepatitis E virus of genotype 4 in France. J. Clin. Virol. 2012, 55 (2): 181-183.

4. Colson R, Romanet P, MoalV. et al. Autochthonous infections with hepatitis E virus genotype 4, France. Emerg. Infect. Dis. 2012, 18 (8): 1361-1364.

5. Colson R, Borentain R, Queyriaux B. et al. Pig liver sausage as a source of hepatitis E virus transmission to humans. J. Infect. Dis. 2010, 202 (6): 825-834.

6. Emerson S.U., Purcell R.H. Hepatitis E virus. Rev. Med. Virol. 2003, 13: 145-154.

7. Geng J.B., Wang M.R., Wang L. et al. Genetic characteristics and pathogenicity of human hepatitis E virus in Nanjing, China.World J. Gastroenterol. 2012, 18: 965-970.

8. Hakze-van der Honing R.W. et al. First isolation of hepatitis E virus genotype 4 in Europe through swine surveillance in the Netherlands and Belgium. PLoS One. 2011, 6 (8): e22673.

9. Izopet J., Labrique A.B., Basnyat B. et al. Hepatitis E virus seroprevalence in three hyperendemic areas: Nepal, Bangladesh and southwest France. J. Clin. Virol. 2015, 70: 39-42.

10. Khuroo M.S. Discovery of hepatitis E: the epidemic non-A, non-B hepatitis 30 years down the memory lane. Virus Res. 2011, 161 (1): 3-14.

11. Lewis H.C., Wichmann O., Duizer E. Transmission routes and risk factors for autochthonous hepatitis E virus infection in Europe: a systematic review. Epidemiol. Infect. 2010, 138: 145-166.

12. Lu L., Li C., Hagedom C.H. Phylogenetic analysis of global hepatitis E virus sequences: genetic diversity, subtypes and zoonosis. Rev. Med. Virol. 2006,16 (1): 5-36.

13. Wichmann O., Schimanski S., Koch J. et al. Phylogenetic and case-control study on hepatitis E virus infection in Germany. J. Infect. Dis. 2008,198 (12): 1732-1741.

Причины, симптомы, диагностика, лечение, профилактика

Гепатит Е — это вирус, поражающий вашу печень. Это может вызвать опухание печени.

Большинство людей с гепатитом Е выздоравливают в течение нескольких месяцев. Обычно это не приводит к длительному заболеванию или повреждению печени, как некоторые другие формы гепатита. Но гепатит Е может быть опасен для беременных женщин или людей со слабой иммунной системой, включая пожилых или больных.

Причины

Вирус гепатита Е распространяется через фекалии.Вы можете заразиться им, если выпьете или съедите что-то, что контактировало со стулом человека, инфицированного вирусом. Гепатит Е чаще встречается в тех частях мира, где не принято мыть руки и не хватает чистой воды. Реже такое случается в США, где водоочистные сооружения убивают вирус еще до того, как он попадает в питьевую систему.

Вы также можете заразиться гепатитом Е, если будете есть недоваренное мясо инфицированных животных, например свиней или оленей. Реже вирус можно заразить от сырых моллюсков, которые попадают в загрязненную воду.

Признаки

Возможно, у вас их нет. Если у вас есть симптомы, они могут появиться через 2-6 недель после заражения. Они могут включать:

Диагноз

Ваш врач запросит вашу историю болезни и подробную информацию о ваших симптомах. Расскажите своему врачу о недавних поездках. Сообщите им, если вы думаете, что могли контактировать с водой, загрязненной сточными водами.

Ваш врач проведет анализ крови или кала для диагностики гепатита E.

Лечение

В большинстве случаев гепатит E проходит сам по себе примерно через 4-6 недель.Эти шаги могут помочь облегчить симптомы:

  • Отдых
  • Ешьте здоровую пищу
  • Пейте много воды
  • Избегайте алкоголя

Проконсультируйтесь с врачом, прежде чем принимать какое-либо лекарство, которое может повредить вашу печень, например парацетамол.
Если вы беременны, ваш врач может наблюдать за вами в больнице. Если ваше состояние серьезное, вы можете получить лекарство для борьбы с инфекцией.

Профилактика

Никакая вакцина не может предотвратить вирус гепатита E.Это наиболее распространено в менее развитых странах Азии, Ближнего Востока, Африки и Центральной Америки. Вы можете снизить свои шансы заразиться вирусом, если:

  • Не пьете воду и не используете лед, о чистоте которого вы не знаете.
  • Не ешьте недоваренную свинину, оленину или сырых моллюсков.

Мойте руки водой с мылом после посещения туалета, смены подгузника и перед приготовлением или приемом пищи.

Гепатит E | NIDDK

В разделе:

Что такое гепатит Е?

Гепатит Е — это вирусная инфекция, вызывающая воспаление и повреждение печени.Воспаление — это отек, который возникает при травме или инфицировании тканей тела. Воспаление может повредить органы.

Вирусы вторгаются в нормальные клетки вашего тела. Вирус гепатита Е имеет разные типы, которые распространяются по-разному.

  • Некоторые виды распространяются при употреблении загрязненной воды. Эти типы чаще встречаются в развивающихся странах, в том числе в некоторых частях Африки, Азии, Центральной Америки и Ближнего Востока.
  • Другие виды распространяются при употреблении недоваренной свинины или дичи, например оленей.Эти типы чаще встречаются в развитых странах, таких как США, Австралия, Япония, а также в некоторых странах Европы и Восточной Азии.

Гепатит Е обычно вызывает острую или краткосрочную инфекцию.

Острый гепатит Е

Острый гепатит Е — краткосрочная инфекция. В большинстве случаев человеческий организм способен восстанавливаться и бороться с инфекцией, и вирус уходит. Обычно люди поправляются без лечения через несколько недель.

Хронический гепатит Е

Хронический гепатит Е — это длительная инфекция, которая возникает, когда ваше тело не может бороться с вирусом, и вирус не уходит.Хронический гепатит Е встречается редко и встречается только у людей с ослабленной иммунной системой. Например, гепатит Е может стать хроническим у людей, принимающих лекарства, ослабляющие их иммунную систему после трансплантации органов, или у людей, инфицированных ВИЧ или СПИДом.

Насколько распространен гепатит Е?

Гепатит Е чаще встречается в развивающихся странах, где плохая санитария и ограничен доступ к чистой воде.

Хотя раньше эксперты считали, что гепатит Е в Соединенных Штатах встречается редко, недавние исследования показывают, что около 20 процентов населения болеют гепатитом Е. 25

Насколько серьезен гепатит Е?

Типы гепатита Е, распространенные в развивающихся странах, могут вызывать тяжелые инфекции, особенно у беременных женщин.

Типы гепатита Е, распространенные в развитых странах, часто легкие и не вызывают симптомов. Многие люди не знают, что у них были эти типы гепатита E.

Кто более подвержен гепатиту Е?

Различные типы гепатита Е чаще поражают разные группы людей.Типы гепатита Е, которые чаще встречаются в развивающихся странах, чаще поражают подростков и молодых людей. 26

Напротив, типы гепатита Е, которые более распространены в развитых странах, чаще всего поражают пожилых мужчин. 26

Каковы осложнения гепатита Е?

Осложнения острого гепатита Е

Большинство людей выздоравливают от острого гепатита Е без осложнений. В некоторых случаях острый гепатит Е может вызвать острую печеночную недостаточность — состояние, при котором печень внезапно выходит из строя.Острая печеночная недостаточность, вызванная гепатитом Е, чаще встречается в

.
  • беременных
  • человек с другими заболеваниями печени

У беременных женщин гепатит Е может вызывать другие осложнения для матери и ребенка, такие как мертворождение, преждевременные роды или низкий вес при рождении.

Осложнения хронического гепатита Е

Хронический гепатит Е, который встречается редко и встречается только у людей с ослабленной иммунной системой, может привести к таким осложнениям, как цирроз или печеночная недостаточность.

Каковы симптомы гепатита Е?

Многие люди, инфицированные гепатитом Е, не имеют симптомов. У некоторых людей симптомы появляются через 15-60 дней после заражения вирусом. 27 Эти симптомы могут включать

  • чувство усталости
  • тошнота и рвота
  • плохой аппетит
  • боль над печенью, в верхней части живота
  • потемнение цвета мочи
  • осветление цвета табуретки
  • Желтоватый оттенок белков глаз и кожи, называемый желтухой

Люди с гепатитом Е обычно поправляются без лечения через несколько недель.

Что вызывает гепатит Е?

Вирус гепатита Е вызывает гепатит Е. В развивающихся странах гепатит Е обычно распространяется через питьевую загрязненную воду. В развитых странах, таких как США, гепатит Е обычно передается от животных к людям, когда люди едят недоваренную свинину или дичь, например оленей.

Исследования показывают, что гепатит Е также может передаваться при переливании крови, но это очень редко.

Как врачи диагностируют гепатит Е?

Врачи диагностируют гепатит Е на основании симптомов и анализов крови.Медицинский работник возьмет у вас образец крови и отправит его в лабораторию. Анализы крови могут обнаружить антитела к вирусу гепатита Е и показать, есть ли у вас гепатит Е. Вирус также можно обнаружить в крови и в образцах стула, взятых во время острой инфекции гепатита Е.

Как врачи лечат гепатит Е?

Лечение острого гепатита E включает отдых, обильное питье и употребление здоровой пищи для облегчения симптомов.

Поговорите со своим врачом, прежде чем принимать какие-либо лекарства, отпускаемые по рецепту или без рецепта, витамины или другие пищевые добавки, дополнительные или альтернативные лекарства — любое из них может повредить вашу печень.Вам следует избегать употребления алкоголя до тех пор, пока врач не сообщит вам, что вы полностью излечились от гепатита E.

Регулярно посещайте врача, чтобы убедиться, что ваше тело полностью восстановилось.

Врачи могут лечить хронический гепатит Е рибавирином или пегинтерфероном альфа-2а (Пегасис).

Как я могу защитить себя от заражения гепатитом Е?

Путешествуя по развивающейся стране, пейте воду в бутылках. Используйте воду в бутылках, чтобы чистить зубы, делать кубики льда и мыть фрукты и овощи.

Также убедитесь, что вся свинина или оленина, которую вы едите, тщательно приготовлены как в развивающихся, так и в развитых странах, таких как США.

Путешествуя по развивающейся стране, пейте воду в бутылках.

Как я могу предотвратить распространение гепатита Е среди других?

Исследования показывают, что люди редко передают гепатит Е другим людям. Если у вас гепатит Е, вы можете снизить вероятность распространения инфекции, вымыв руки теплой мыльной водой после посещения туалета и перед приготовлением пищи.Перед сдачей крови проконсультируйтесь с центром сдачи крови.

Доступна ли вакцина против гепатита Е?

В США вакцины против гепатита Е нет. Вакцины разработаны и используются в Китае.

Что мне есть и пить, если у меня гепатит Е?

Если у вас гепатит Е, вы должны придерживаться сбалансированной и здоровой диеты. Поговорите со своим врачом о здоровом питании. Вам также следует избегать употребления алкоголя, поскольку он может вызвать большее повреждение печени.

Список литературы

[25] Реми П.Веб-сайт Hepatitis E. Medscape. http://emedicine.medscape.com/article/178140-overview#a6. Обновлено 27 сентября 2016 г. Проверено 4 апреля 2017 г.

[26] Хофнэгл Дж. Х., Нельсон К. Э., Перселл Р. Х. Гепатит E. Медицинский журнал Новой Англии . 2012; 367 (13): 1237-1244.

[27] Центры по контролю и профилактике заболеваний. Часто задаваемые вопросы о гепатите E для медицинских работников. https://www.cdc.gov/hepatitis/hev/hevfaq.htm. Обновлено 18 декабря 2015 г. Проверено 4 апреля 2017 г.

Информационный бюллетень об инфекции гепатитом Е

(адаптировано из материалов, разработанных Центрами по контролю и профилактике заболеваний)

На этой странице:
Отчет в Министерство здравоохранения Миннесоты
Этиология
Признаки и симптомы
Долгосрочные эффекты
Передача
Коммуникабельность
Группы риска
Профилактика
Лечение и медицинское управление
Управление после контакта
Тенденции и статистика
Ссылки

Загрузите этот информационный бюллетень в формате для печати: (PDF)

Отчет в Министерство здравоохранения Миннесоты

  • Тесты на вирус гепатита Е (HEV) еще не одобрены FDA; однако к этим тестам можно получить доступ через направление пациентов с клиническими симптомами вирусного гепатита, когда исключены другие вирусные этиологии (HAV, HBV, HCV, HDV, CMV, EBV).
  • Диагноз HEV будет более вероятен у лиц, ранее путешествовавших в эндемичные регионы за пределами США.
  • Свяжитесь с Министерством здравоохранения Миннесоты, если вы подозреваете случай заражения гепатитом В, используя любой из следующих методов:
    • Телефон: 651-201-5414 или 1-877-676-5414 (бесплатно)
    • Факс: 651-201-5501
    • Mail: Отчетная карточка Министерства здравоохранения Миннесоты, P.O. Box 64975, St. Paul, MN 55164-0975

Этиология

  • HEV представляет собой сферический безоболочечный вирус с положительной цепью РНК.

Признаки и симптомы

  • Люди с инфекцией ВГЕ могут протекать бессимптомно.
  • Симптомы связаны с другими типами вирусного гепатита: желтуха, недомогание, анорексия, лихорадка, диарея, боли в животе и артралгия.
  • Степень тяжести симптома увеличивается с возрастом.
  • Высокая летальность среди беременных
  • Инкубационный период обычно составляет 40 дней (диапазон: от 15 до 60 дней)

Долгосрочные эффекты

  • Нет известных хронических (длительных) инфекций.

Трансмиссия

  • Фекально-оральный путь одним из следующих способов:
    • проглатывание зараженной пищи или воды, или
    • личные контакты (реже)

Коммуникабельность

  • Период передачи инфекции после острой инфекции неизвестен, но фекальное выделение вируса и виремия обычно происходит в течение как минимум двух недель.

Группы риска

  • Путешественники в некоторые части Азии, Африки и Мексики (не эндемичны в U.С.)
  • Чаще встречается у взрослых, чем у детей

Профилактика

  • Путешественникам в районы, эндемичные по HEV, следует избегать питьевой воды (и напитков со льдом) неизвестной чистоты, сырых моллюсков, а также неочищенных фруктов и овощей, приготовленных не самим путешественником.
  • Вакцины пока нет.

Лечение и медицинский менеджмент

Управление после контакта

  • Нет; иммунный глобулин (IG), полученный в Соединенных Штатах, не предотвращает инфекцию HEV.

Тенденции и статистика

  • ВГЕ редко регистрируется в Соединенных Штатах, и большинство зарегистрированных случаев произошло среди путешественников в эндемичные регионы.
  • Изредка сообщалось о «американском штамме» HEV среди людей, которые в последнее время не выезжали за пределы Соединенных Штатов.

Список литературы

  • Сайт CDC на HEV
  • Пикеринг Л., ред. «Красная книга 2000 г. Отчет Комитета по инфекционным болезням, 25-е изд.»2000, Американская академия педиатрии.

Гепатит E | Детская больница Филадельфии

Гепатит Е, также известный как энтерический не-А, не-В — это вирус, поражающий печень и вызывающий ее воспаление. Вирус гепатита Е передается через загрязненный стул (фекалии). Люди, инфицированные гепатитом Е, выделяют вирус со стулом, и вирус распространяется при контакте с зараженной пищей и водой.

Когда люди контактируют с инфицированным стулом и не моют руки с мылом должным образом, они могут заразиться гепатитом E.Вирус гепатита Е легко распространяется в районах с плохой санитарией или плохой личной гигиеной.

В Соединенных Штатах вирус гепатита Е встречается относительно редко, поскольку водоочистные сооружения в этой стране эффективны в уничтожении любого вируса гепатита Е, который может попасть в систему водоснабжения. Однако во многих странах мира нет эффективных средств для уничтожения вируса, и у них есть много людей, инфицированных вирусом гепатита E.

В промышленно развитых странах недоваренное зараженное мясо, особенно свинина, ассоциируется с инфекцией гепатита E.

Симптомы инфекции, вызванной вирусом гепатита Е, аналогичны симптомам вирусной инфекции гепатита А и могут включать:

  • Низкая температура
  • Отсутствие аппетита
  • Желудочно-кишечные (ЖКТ) проблемы, такие как тошнота и боль в животе
  • Моча темного цвета
  • Пожелтение кожи и глаз (желтуха)
  • Чувство тошноты
  • Усталость

Гепатит Е диагностируется с помощью анализа крови. Если у вашего ребенка гепатит Е, в его крови будут присутствовать специфические антитела.

В настоящее время нет лицензированной терапии для лечения вируса гепатита E. У большинства людей, заболевших гепатитом Е, краткосрочная инфекция длится от четырех до шести недель без каких-либо долгосрочных осложнений. У людей, инфицированных гепатитом Е, не развивается хронический гепатит Е.

В редких случаях развивается молниеносная форма гепатита (острая печеночная недостаточность), требующая госпитализации и тщательного наблюдения. Беременным женщинам следует проявлять особую осторожность, чтобы не заразиться вирусом.

Важно всегда мыть руки с мылом после посещения туалета, смены подгузника или перед приготовлением и приемом пищи. Соблюдение правил личной гигиены и надлежащей санитарии помогает предотвратить распространение гепатита E.

Вакцины для предотвращения передачи вируса гепатита E не существует.

Гепатит E: причины, симптомы и лечение

Гепатит E — это инфекционный вирус, поражающий печень, где он вызывает воспаление и повреждение. У некоторых людей со временем это может привести к серьезным осложнениям.Лечение, как правило, несложное, и многим людям не требуется медицинская помощь для лечения гепатита E.

По данным Национального института диабета, болезней органов пищеварения и почек (NIDDK), гепатит E встречается чаще, чем люди могут ожидать.

Недавние исследования показывают, что около 20 процентов людей в Соединенных Штатах будут заражены вирусом в какой-то момент своей жизни. Это может быть более распространено в районах с плохим доступом к чистой воде.

Он может распространяться несколькими путями, чаще всего через некачественную питьевую воду и недоваренное мясо.

Симптомы гепатита Е могут быть разными, но в некоторых случаях они могут быть серьезными. Профилактика — лучший инструмент против гепатита E.


Изображение предоставлено: Стивен Келли, 2018

Вирус гепатита E чаще всего возникает, когда люди потребляют пищу или питье, загрязненные фекалиями.

Гепатит E в основном распространяется через загрязненную воду в районах с плохим качеством воды.

Фекалии людей или сельскохозяйственных животных могут загрязнять воду, а затем переносить вирус.

Это чаще встречается в развивающихся странах с плохим качеством воды и низким уровнем контроля, особенно в густонаселенных районах. Путешествие в эти районы или проживание в них может увеличить риск заражения таким образом.

В развитых странах, таких как США, вирус имеет тенденцию передаваться от животных к человеку. Люди могут есть недоваренное мясо, такое как свинина или оленина, которые являются переносчиками вируса. Еще одним фактором риска может быть употребление в пищу моллюсков из загрязненной воды.

Беременные люди, больные гепатитом Е, также могут передать вирус своему ребенку.За исключением этих случаев, люди редко передают инфекцию гепатита Е другим людям.

При этом, по данным NIDDK, в очень редких случаях человек может заразиться гепатитом Е в результате переливания крови.

Симптомы гепатита Е могут быть разными. Некоторые люди вообще не испытывают никаких симптомов или симптомы настолько легкие, что их почти не замечают.

Другие, однако, могут испытывать несколько различных симптомов, обычно проявляющихся через 15–60 дней после контакта с вирусом.

Возможные симптомы гепатита Е включают:

  • усталость и общую утомляемость
  • плохой аппетит
  • лихорадку
  • тошноту
  • рвоту
  • желтуху или пожелтение кожи и белков глаз
  • боль в верхней части живота особенно над печенью
  • светлый стул глинистого цвета
  • темная моча

Симптомы имеют тенденцию исчезать по мере исчезновения инфекции.

Осложнения возможны, но редко. Это особенно актуально для групп риска.

Осложнения включают длительную версию инфекции, неврологические расстройства и тяжелое поражение печени или печеночную недостаточность, которые потенциально могут быть фатальными.

Беременные составляют группу риска. Гепатит Е может поразить как родителя, так и, возможно, его будущего ребенка. Как отмечает Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), летальность от инфекции достигает 20–25 процентов среди тех, кто находится в третьем триместре беременности.

Гепатит Е также может быть более опасным для людей с заболеваниями печени в анамнезе или хроническими заболеваниями печени. Люди, которым проводят трансплантацию печени и принимают иммунодепрессанты, также могут подвергаться более высокому риску осложнений.

В настоящее время нет официально утвержденного теста для диагностики гепатита E. Чтобы правильно диагностировать гепатит E, врачи должны полагаться на тесты для определения антител, которые борются с вирусом.

Они также проверят кровь на наличие других типов гепатита, включая гепатиты A, B и C.

Если у человека отрицательный результат теста на эти типы гепатита, а также в его организме есть антитела, борющиеся с гепатитом Е, врачи могут определить, что у него инфекция.

Поделиться на Pinterest Человек должен придерживаться здоровой диеты, пока выздоравливает от инфекции.

Гепатит Е не требует лечения, и организм избавляется от инфекции без посторонней помощи.

Однако врачи могут порекомендовать несколько советов, которые помогут организму выздоравливать от инфекции.

К ним относятся:

  • разнообразное и сбалансированное питание
  • пить много жидкости, особенно воды
  • отдых
  • избегать вещей, раздражающих печень, таких как алкоголь

Врачи также могут спросить о любых лекарствах, которые человек принимает. Некоторые могут вызвать повреждение печени.

Врачи могут посмотреть на лекарства и посмотреть, есть ли способ ограничить или отменить их, пока человек выздоравливает от инфекции.То же самое касается многих добавок и витаминов.

Также важно, чтобы люди регулярно посещали своего врача, пока тело выздоравливает. Врач может искать любые физические изменения или отслеживать прогресс лечения, используя анализы крови, чтобы определить, может ли организм справиться с инфекцией.

В некоторых случаях врачи могут назначить лекарства от гепатита E. Это может быть более распространено среди людей с особенно тяжелой инфекцией.

В редких случаях человеку может потребоваться госпитализация.Такие случаи могут включать инфекцию гепатита Е, которая появляется у людей, принадлежащих к группам риска.

Профилактика гепатита Е — лучший способ избежать инфекции и ее возможных осложнений.

Путешествуя в развивающиеся страны или в перенаселенные районы с нечистой водой, обязательно пейте только очищенную воду. Самый простой способ сделать это — постоянно пить воду из бутылок.

То же самое относится ко всему водопользованию на этих территориях. Используйте воду в бутылках для всего: от чистки зубов до мытья фруктов и овощей и приготовления еды.

Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) отмечают, что кипячение или хлорирование воды инактивируют вирус.

Любой, кто беспокоится о заражении вирусом, может также захотеть избегать сырого мяса, такого как свинина, и диких животных, таких как олени.

Как указывает CDC, в США нет вакцины с федеральным одобрением. Однако Китай одобрил вакцину для использования в этой стране в 2012 году.

Предотвращение распространения вируса также важно. Хотя распространение вируса среди людей не является обычным явлением, любой, у кого есть вирус, должен соблюдать правила гигиены.К ним относятся мытье рук теплой водой, например, после посещения туалета и перед приготовлением еды.

Обычно легко лечить гепатит E. Симптомы вируса могут вызывать дискомфорт, но организм имеет тенденцию избавляться от вируса за 4–6 недель без небольшой посторонней помощи.

Возможны редкие осложнения и потенциально смертельные, поэтому крайне важно регулярно посещать врача во время присутствия инфекции.

Число смертей от вируса невелико.По оценке CDC, во время вспышек гепатита E уровень смертности составляет около 1 процента.

Однако беременные люди и люди с подавленной иммунной системой имеют более высокий риск возникновения серьезных осложнений.

Всем, кто подозревает, что у них гепатит Е, следует обратиться к врачу для получения полного диагноза и рекомендаций по правильному лечению.

Мы выбрали связанные элементы, исходя из качества продуктов, и перечислили плюсы и минусы каждого из них, чтобы помочь вам определить, какой из них лучше всего подойдет вам.Мы сотрудничаем с некоторыми компаниями, которые продают эти продукты, что означает, что Healthline UK и наши партнеры могут получать часть доходов, если вы совершите покупку, используя ссылку (ссылки) выше.

Вирусные гепатиты А и Е

Вирусный гепатит — это инфекции, вызываемые вирусами, поражающими печень. Вирусный гепатит включает пять различных заболеваний, вызываемых пятью разными вирусами. Различные вирусы обозначаются буквенным названием:

.

Что такое гепатит А?

На гепатит А приходится от 20 до 25 процентов случаев гепатита в развитых странах.Гепатит А обычно передается фекально-оральным путем, то есть человек каким-то образом проглатывает зараженные фекалии инфицированного человека. Если инфицированный человек не вымыл руки после посещения туалета, болезнь может распространиться через руки человека. Инкубационный период составляет от двух до шести недель, в течение которых инфицированный человек заразен.

Другая причина гепатита А — употребление в пищу моллюсков, собранных из зараженной воды. В развивающихся странах наблюдаются эпидемии гепатита А, вызванные загрязнением питьевой воды неочищенными сточными водами.

Прогноз для пациентов с гепатитом А отличный, курс лечения проходит самостоятельно, выздоровление полное. Около 85 процентов людей с гепатитом А выздоравливают в течение трех месяцев, и почти все выздоравливают в течение шести месяцев. Заболевание не переходит в хроническую форму и не имеет долгосрочных последствий для здоровья.

Что такое гепатит Е?

Гепатит Е, также называемый кишечным гепатитом (кишечные средства, связанные с кишечником), похож на гепатит А и более распространен в Азии и Африке.Он также передается фекально-оральным путем. Как правило, это не смертельно, хотя более серьезно проявляется у женщин во время беременности и может вызвать осложнения у плода. Большинство пациентов с гепатитом Е полностью выздоравливают.

Симптомы гепатита А и Е

Гепатит А и гепатит Е проявляются схожими симптомами. Заболевания могут развиваться без каких-либо признаков или симптомов, или симптомы могут быть неспецифическими. Если вы испытываете какие-либо из перечисленных ниже симптомов более двух недель, запишитесь на прием к гастроэнтерологу.

Есть три фазы гепатита А и Е, и симптомы могут различаться в зависимости от стадии. На ранней стадии болезни, называемой продромальной фазой, симптомы могут включать:

  • Лихорадка
  • Боль в суставах или артрит
  • Сыпь
  • Отек (припухлость)

Симптомы следующей фазы, преджелтушной фазы, включают:

  • Усталость
  • Миалгия (мышечная боль)
  • Анорексия
  • Тошнота и / или рвота
  • Лихорадка
  • Кашель
  • Боль в животе и / или диарея
  • Темная моча и светлый цвет стула

Во время желтушной фазы:

  • Развивается желтуха (пожелтение кожи и белков глаз)
  • Анорексия, тошнота и рвота могут усиливаться
  • Возможно развитие раздраженных кожных поражений
  • Другие симптомы могут исчезнуть

Диагностика гепатита A и E в Johns Hopkins

Этап диагностики гепатита А и Е включает:

  • Анамнез и физический осмотр
  • Анализы крови

Анамнез и физический осмотр

Диагностика начинается с комплексного медицинского осмотра, во время которого вы описываете свои симптомы и историю болезни.Возможно, диагноз гепатита А и Е в большей степени, чем другие заболевания, зависит от истории болезни. Ваш врач уделит пристальное внимание вашим конкретным факторам риска и физическому осмотру.

Вас спросят о:

  • Недавние путешествия
  • Воздействие воды или моллюсков, которые могли быть загрязнены сточными водами
  • Сексуальная активность
  • Внутривенное употребление наркотиков
  • Лекарства

Анализы крови

Гепатит A : Анализ крови покажет в вашей крови определенные антитела, называемые IgM к HAV.Эти антитела указывают на то, были ли вы инфицированы гепатитом А. Пиковые уровни наблюдаются на ранней стадии инфекции и сохраняются в течение примерно четырех-шести месяцев.

Гепатит E : Ваш врач может диагностировать гепатит E, проверив вашу кровь и / или стул на наличие определенных антител или обнаружив вирус.

Labs также будет искать:

  • Наличие (или повышенный уровень) определенных ферментов в крови
  • Высокий уровень билирубина
  • Низкое количество лейкоцитов

Лечение гепатита А и Е в клинике Джона Хопкинса

Гепатиты А и Е обычно проходят через четыре-восемь недель болезни.Они не вызывают хронического гепатита и обычно не требуют специального лечения. Узнайте больше о лечении гепатитов A и E в Johns Hopkins.

Инфекция вирусом гепатита Е | Обзоры клинической микробиологии

РЕЗЮМЕ

Инфекция, вызванная вирусом гепатита Е (ВГЕ), широко распространена во всем мире. За последнее десятилетие было достигнуто лучшее понимание естественного течения инфекции HEV. Выявлено несколько резервуаров и способов передачи. Гепатит Е — это недиагностируемое заболевание, отчасти из-за использования серологических тестов с низкой чувствительностью.Однако диагностические инструменты, в том числе тесты на основе нуклеиновых кислот, были улучшены. Эпидемиология и клинические особенности гепатита Е различаются между развивающимися и развитыми странами. Инфекция HEV обычно является острым самоизлечивающимся заболеванием, но в развитых странах она вызывает хроническую инфекцию с быстро прогрессирующим циррозом печени у реципиентов трансплантата органов, пациентов с гематологическими злокачественными новообразованиями, нуждающихся в химиотерапии, и людей с ВИЧ. HEV также вызывает внепеченочные проявления, включая ряд неврологических синдромов и повреждение почек.Острая инфекция обычно не требует лечения, но хроническую инфекцию следует лечить, снижая иммуносупрессию у пациентов с трансплантатом и / или используя противовирусную терапию. В этом всестороннем обзоре мы суммируем текущие знания о самом вирусе, а также эпидемиологию, диагностику, естественную историю и лечение инфекции HEV в развивающихся и развитых странах.

ВВЕДЕНИЕ

Ретроспективные исследования крупных эпидемий гепатита, передающегося через воду, в Индии, первоначально приписываемого вирусу гепатита А, предположили существование новой формы вирусного гепатита, передаваемого кишечным путем, который позже был назван гепатитом Е (1, 2).Вирус гепатита Е (HEV) был обнаружен в 1983 г. исследователями вспышки необъяснимого гепатита у советских солдат в Афганистане (3). После того, как член исследовательской группы проглотил объединенный фекальный экстракт пораженного военнослужащего, у него развился острый гепатит, и с помощью иммунной электронной микроскопии в его стуле были обнаружены небольшие вирусные частицы. Затем вирусный геном был клонирован и секвенирован с использованием образцов желчи, полученных от экспериментально зараженных макак (4, 5). Также был разработан иммуноферментный анализ для выявления антител к HEV (6).Первый штамм HEV животных, HEV свиней, был идентифицирован и охарактеризован от свиней в США (7). Филогенетический анализ многих штаммов HEV на основе полных вирусных геномов и ряда субгеномных регионов привел к распознаванию 4 основных генотипов (генотипы с 1 по 4 [HEV1, HEV2, HEV3 и HEV4]) (8).

Инфекция человека HEV имеет две различные эпидемиологические модели (9 — 12). В районах с плохой санитарией HEV1 и HEV2 передаются между людьми фекально-оральным путем, обычно через загрязненную воду.Это приводит к частым спорадическим случаям и случайным крупным вспышкам. В развитых странах HEV3 и HEV4 передаются зоонозно из животных-резервуаров, при этом в последние несколько лет все чаще регистрируются спорадические случаи в связи с усовершенствованием диагностических инструментов и стратегий скрининга. HEV, вероятно, является наиболее частой причиной острого вирусного гепатита в мире (9 — 11). Кроме того, у пациентов с ослабленным иммунитетом и HEV3 описаны хронические инфекции HEV, приводящие к хроническому гепатиту и циррозу (13).

КЛИНИЧЕСКИЙ КУРС

Развивающиеся страны Подробную информацию о клиническом течении инфекции HEV можно найти в таблице 1. У большинства пациентов гепатит E вызывает самоизлечивающееся заболевание, которое длится несколько недель. После инкубационного периода от 2 до 6 недель развиваются симптомы гепатита с лихорадкой и тошнотой, за которыми следует боль в животе, рвота, анорексия, недомогание и гепатомегалия. Желтуха встречается примерно у 40% пациентов (14). Повышенная смертность наблюдается у беременных женщин и лиц с хроническим заболеванием печени.Хроническая инфекция генотипами 1 и 2 не документирована, хотя на сегодняшний день проведены лишь ограниченные исследования. В недавнем исследовании 205 реципиентов почечного трансплантата в Индии Naik и его коллеги не обнаружили доказательств хронической инфекции HEV в области гиперэндемичности генотипа 1 (15).

ТАБЛИЦА 1

Эпидемиология и клинические особенности инфекции HEV в развивающихся и развитых странах

Развитые страны

Острая инфекция. Клинические признаки острого автохтонного гепатита E, вызванного генотипами HEV 3 и 4, неотличимы от клинических признаков гепатита E в развивающихся странах, за исключением что пациенты, как правило, мужчины среднего и пожилого возраста (16).Большинство случаев являются спорадическими, и крупных вспышек не бывает, хотя был зарегистрирован ряд хорошо задокументированных небольших кластеров случаев из точечных пищевых вспышек (17). Однако в большинстве случаев источник инфекции остается неясным (18).

Желтуха встречается примерно у 75% пациентов. Другие общие симптомы включают тошноту, лихорадку, недомогание, артралгию, рвоту, диарею и боль в животе. Уровень аланинаминотрансферазы (АЛТ) обычно составляет от 1000 до 3000 МЕ / л, но диапазон широк.Некоторые пациенты имеют гораздо более умеренный трансаминит, и в редких случаях уровень АЛТ в образцах крови, взятых во время виремии, является нормальным (19). У большинства пациентов болезнь проходит самостоятельно с симптоматическим и биохимическим выздоровлением в течение 4-6 недель. У двух групп пациентов естественное течение и прогноз различны: пациенты с хроническим заболеванием печени имеют плохой прогноз, а у лиц с ослабленным иммунитетом часто развивается хроническая инфекция (см. Ниже) (20).У небольшой части пациентов наблюдаются неврологические симптомы, и когда это происходит, диагноз можно легко упустить из виду, поскольку неврологическое заболевание доминирует в клинической картине (см. Ниже) (21).

Существует несколько исследований, посвященных проблеме различий в патогенности между HEV3 и HEV4. В японском исследовании пациенты с HEV4 имели значительно более высокие пиковые уровни аланинаминотрансферазы, чем пациенты с HEV3 (22). Во французском исследовании клиническая картина была более серьезной у небольшой группы пациентов с инфекциями HEV4, представляющих собой уникальный кластер, чем у пациентов с инфекциями HEV3 (23).Необходимы дальнейшие исследования, чтобы прояснить связь между генотипом HEV и исходами инфекции HEV.

ВГЕ-инфекция может быть ошибочно диагностирована как ЛПП. Лекарственное поражение печени (ЛПП) чаще встречается у пожилых людей (у которых распространена полипрагмазия), как и автохтонный гепатит Е, и клинические признаки могут быть неразличимы. Диагноз ЛПП ставится на основании ряда критериев. К ним относятся временная взаимосвязь между началом приема лекарства и развитием гепатита (обычно от 5 до 30 дней), временная взаимосвязь между прекращением приема лекарственного препарата и разрешением гепатита, а также исключение всех других причин гепатоцеллюлярного повреждения.В исследовании группы пациентов с указанным критерием ЛПП из Юго-Западной Англии было обнаружено, что диагноз ЛПП у некоторых пациентов был поставлен ошибочно, так как 13% пациентов с ЛПП, прошедших ретроспективное тестирование, имели генотип ВГЕ. 3 инфекция (24). В более недавнем исследовании, проведенном в США, у 3% пациентов с «ЛПП» был диагностирован ошибочный диагноз, поскольку при последующем обследовании у них был гепатит Е (25). Эти исследования иллюстрируют важность исключения других причин гепатоцеллюлярного повреждения до постановки диагноза ЛПП и предполагают, что диагноз ЛПП не следует ставить без исключения инфекции ВГЕ, особенно у лиц с высокими уровнями аланинаминотрансферазы в сыворотке крови.

Внепеченочные проявления HEV В дополнение к классическим печеночным проявлениям HEV ответственен за внепеченочные нарушения. К ним относятся ряд неврологических синдромов, повреждение почек, панкреатит и гематологические проблемы.

Неврологические расстройства. Неврологические симптомы описаны для HEV1, острых и хронических инфекций HEV3 (26). Неврологические проявления, наблюдаемые у пациентов с ВГЕ, представляют собой синдром Гийена-Барре (27 — 35), паралич Белла (36), невралгическая амиотрофия (37, 38), острый поперечный миелит (39) и острый менингоэнцефалит (29, 40).При ретроспективном анализе 126 пациентов с инфекцией HEV неврологические симптомы наблюдались у 7 пациентов (5,5%), в том числе 3 иммунокомпетентных пациента с острой инфекцией HEV3, 3 реципиента трансплантата твердых органов (SOT) и 1 ВИЧ-положительный человек с хронической инфекцией. (21). Недавно у реципиента трансплантата печени был описан синдром Гийена-Барре, связанный с некротическим миозитом (41). Интересно, что РНК HEV в спинномозговой жидкости (CSF) была документирована для всех пациентов с хронической инфекцией HEV с неврологическими синдромами (21).Клональные последовательности в спинномозговой жидкости и сыворотке реципиента почечного трансплантата с хроническим HEV и неврологическими симптомами продемонстрировали квазивидовую компартментализацию. Это предполагает, что неврологическое повреждение, связанное с HEV, может быть связано с появлением нейротропных вариантов (42). Совсем недавно были описаны случаи анти-ганглиозидного GM1-положительного и анти-GM2-положительного синдрома Гийена-Барре, связанного с инфекцией HEV (28, 33).

Повреждение почек. Нарушение функции почек отмечается как при острой, так и при хронической инфекции HEV (43, 44).Как и другие гепатотропные вирусы, инфекции HEV1 и -3 могут вызывать заболевание клубочков. Наблюдались две разные гистологические модели гломерулярного заболевания: мембрано-пролиферативный и мембранный гломерулонефрит (44). Эти повреждения почек наблюдались у иммунокомпетентных пациентов (45), а также у пациентов, перенесших трансплантацию почек и печени (44). Патофизиологические механизмы почечного повреждения, связанного с HEV, не определены, но криоглобулинемия может играть важную роль, поскольку криоглобулинемия была задокументирована у пациентов с хронической инфекцией (44).

Панкреатит. Острый панкреатит был связан с инфекцией HEV1 (46 — 49). Однако случаев панкреатита ни с одним из других генотипов не зарегистрировано.

Гематологические нарушения.Тромбоцитопения и апластическая анемия были зарегистрированы при острой инфекции HEV (50 — 52).

Инфекция гепатита E и беременность По оценкам недавнего исследования, в 2005 г. в регионах с глобальным бременем болезней 9/21 (исключительно в развивающихся странах) было зарегистрировано 3,4 миллиона симптоматических случаев гепатита Е, при этом 70 000 случаев смерти и 3 000 мертворождений (53).Значительная часть смертей пришлась на беременных женщин. Эта оценка бремени болезней вполне может быть недооценкой глобального бремени болезней, связанных с гепатитом Е, поскольку другое недавнее исследование предполагает, что только в Бангладеш может быть около 1000 случаев материнской смерти в год (54).

Многочисленные исследования, проведенные в развивающихся странах, показали повышенную смертность беременных женщин, у которых развивается вирусная инфекция гепатита E. Смертность составляет от 20 до 25% и обычно наступает в третьем триместре (14).Беременные женщины умирают от акушерских проблем, включая кровотечение или эклампсию, или у них развивается молниеносная печеночная недостаточность. Часто случаются мертворождения и вертикальная передача выжившим младенцам с повышенной неонатальной заболеваемостью и смертностью (55). Повышенная смертность при беременности с генотипами 1 и 2 HEV уникальна. Это не наблюдается у генотипов 3 и 4, хотя было зарегистрировано несколько задокументированных случаев у беременных женщин (56 — 58), а также с другими гепатотропными вирусами.

Причина повышенной материнской смертности у пациентов с инфекцией вируса гепатита Е не ясна и является предметом многих исследований и многочисленных дискуссий.Беременность характеризуется состоянием иммунной толерантности матери к плоду. Активность Т-клеток снижена, наблюдается снижение продукции цитокинов в первые 20 недель, преобладают ответы Th3, а иммунологические изменения в плаценте подавляют презентацию антигена. Изменения материнского иммунологического ответа вызваны, по крайней мере частично, значительными изменениями гормонального профиля с повышенными уровнями прогестерона, эстрогена и хорионического гонадотропина человека (59). Исследования показали значительные различия в иммунологических и гормональных реакциях у беременных с фульминантной печеночной недостаточностью, вызванной гепатитом Е (60 — 65).Они суммированы в таблице 2. Наконец, недавние исследования показали, что среди женщин, инфицированных HEV, у беременных наблюдалась более высокая вирусная нагрузка, чем у небеременных женщин (66, 67).

ТАБЛИЦА 2

Иммунологические и гормональные изменения у беременных женщин с инфекцией вируса гепатита Е и фульминантной печеночной недостаточностью

В некоторых географических регионах развивающихся стран, по-видимому, не наблюдается избыточной смертности при беременности с инфекцией вируса гепатита Е. Например, в Египте гепатит Е, по-видимому, протекает доброкачественно во время беременности, хотя он вызван генотипом 1 HEV (59).Объяснение этому наблюдению неизвестно. Это может быть связано с различиями в фенотипах материнского главного комплекса гистосовместимости (MHC) в таких местах. Другая возможность состоит в том, что преобладающие квазивиды генотипа 1 HEV в этих местах менее вирулентны, поскольку в Индии в случаях молниеносной печеночной недостаточности наблюдались аминокислотные мутации HEV (68). Наконец, могло случиться так, что такие группы населения имели высокие уровни воздействия ВГЕ в раннем детстве, что привело к ослаблению болезни при повторном контакте.Последняя гипотеза подтверждается обнаружением серологической распространенности анти-HEV IgG до 78% в исследовании беременных египетских женщин (69).

Инфекция ВГЕ у пациентов с предшествующим заболеванием печени Пациенты с хроническим заболеванием печени, у которых развивается гепатит Е, имеют плохой прогноз, поскольку у них часто развивается острая или подострая печеночная недостаточность. В исследовании большой группы пациентов в Индии с декомпенсированным хроническим заболеванием печени пациенты, у которых была декомпенсация из-за острой вирусной инфекции гепатита Е, имели значительно худший прогноз, чем пациенты, у которых была декомпенсация по другой причине (70).12-месячная смертность в когорте инфицированных вирусом гепатита Е составила 70%. В развитых странах более мелкие исследования также показали плохой прогноз для пациентов с хроническим заболеванием печени (71, 72), но неясно, насколько часто это происходит, поскольку в настоящее время таких пациентов обычно не проверяют на наличие инфекции HEV. Однако два исследования показывают, что существует сильная взаимосвязь между смертностью от декомпенсированных хронических заболеваний печени и потреблением свинины в развитых странах (73, 74).Причина этого наблюдения неясна, но ее можно объяснить нераспознанной инфекцией HEV. Исследования, направленные на подтверждение этой гипотезы, продолжаются, и результаты ожидаются с интересом.

БИОЛОГИЯ, РЕЗЕРВУАР И ПЕРЕДАЧА ВИРУСА

HEV представляет собой вирус без оболочки с икосаэдрическим капсидом и размером от 27 до 34 нм. Вирус имеет позитивно-смысловой одноцепочечный геном РНК размером 7,2 т.п.н., который кэпирован и полиаденилирован на 5′- и 3′-концах соответственно (4, 5). Геном HEV содержит три открытые рамки считывания (ORF).ORF1 кодирует белок из 1693 аминокислот, содержащий функциональные домены, присутствующие в неструктурных белках других РНК-вирусов с положительной цепью (75). Эти функциональные домены включают метилтрансферазу, цистеиновую протеазу, РНК-геликазу и РНК-зависимые домены РНК-полимеразы. ORF2 кодирует вирусный капсидный белок из 660 аминокислот, который отвечает за сборку вирионов (76), взаимодействие с клетками-мишенями (77, 78) и иммуногенность (79). Белок ORF2 состоит из трех линейных доменов: домена оболочки (S) (аминокислоты со 129 по 319), среднего домена (M) (аминокислоты от 320 до 455) и выступающего домена (P) (аминокислоты с 456 по 606). ), несущие нейтрализующий эпитоп (ы) (80 — 84).ORF3, который перекрывает ORF2, кодирует небольшой белок из 113 или 114 аминокислот, который участвует в морфогенезе и высвобождении вириона (85 — 87).

HEV реплицируется в цитоплазме с субгеномной РНК, продуцирующей белки ORF2 и ORF3, и полной геномной РНК, кодирующей неструктурные белки и служащей матрицей для репликации (рис. 1). Современные данные свидетельствуют о том, что белок ORF1 не подвергается протеолитическому процессингу (88). HEV реплицируется в гепатоцитах, а также в тонком кишечнике, толстой кишке и лимфатических узлах, что продемонстрировано обнаружением промежуточных продуктов отрицательной РНК (89).

FIG 1

Геном вируса гепатита Е.

До недавнего времени не существовало надежной системы культивирования клеток для HEV, и это создавало значительные трудности с точки зрения детального анализа базовой биологии HEV. Первые эффективные системы культивирования клеток были разработаны для HEV3 и HEV4 с использованием клеток PLC / PRF / 5, полученных из гепатокарциномы человека, и клеток A549, полученных из рака легких человека (90 — 92). Эти клеточные линии позволили размножить HEV как из образцов фекалий, так и из образцов сыворотки.Клетки HepG2 / C3A, полученные из гепатокарциномы человека, также были способны адаптировать штамм HEV3 из фекалий хронически инфицированного пациента (93). Интересно, что вставка последовательности человека, идентифицированная в области ORF1 РНК HEV, могла способствовать адаптации культуры клеток (93, 94). Другие модели in vitro , которые имеют морфологические и функциональные свойства, аналогичные свойствам первичных гепатоцитов, были описаны недавно (95). Фракционирование сахарозы в градиенте плотности показало, что частицы HEV, генерируемые культурой клеток, и частицы в циркулирующей крови имеют более низкую плотность (1.От 15 до 1,16 г / мл), чем у частиц HEV в кале (от 1,27 до 1,28 г / мл), что отражает тот факт, что HEV, генерируемый культурой клеток, и HEV крови связаны с липидами (90).

Титр инфекционности стандартного исходного материала прототипного штамма HEV генотипа 1 (SAR-55) был определен на яванских макаках (96). Однако сравнительная информация об инфекционных дозах различных штаммов HEV недоступна. Помимо вирусных факторов (генотип, размер дозы и тип препарата) ключевыми параметрами являются факторы хозяина и путь передачи (фекально-оральная инокуляция или внутривенная инокуляция).Нечеловеческие приматы, такие как макаки-резусы, яваки и шимпанзе, использовались в качестве экспериментальных моделей для всех четырех основных генотипов HEV. Свиньи и кролики используются для исследований инфекционности генотипов HEV 3 и 4. Только один серотип был признан для HEV.

Экспериментальные межвидовые инфекции показали, что одни и те же дозы вируса, привитые макакам cynomolgus, вызывают вариации в общем течении болезни (97, 98). Появление в последнее время эффективных систем культивирования клеток для HEV будет полезно для определения титров инфекционности инокулята в будущих исследованиях.Эти данные необходимы для исследований по оценке риска.

В развивающихся странах, где HEV1 и HEV2 передаются через загрязненную воду, фекальное выделение HEV людьми с клинической или субклинической инфекцией поддерживает циркулирующий пул инфекционных людей, которые загрязняют источники воды, таким образом поддерживая болезнь в эндемичных популяциях (99, 100 ). HEV1 и HEV2 в основном инфицируют людей, и обнаружение HEV в сточных водах указывает на важную роль резервуара окружающей среды (101).

В развитых странах, где большинство случаев заражения HEV являются аутохтонными (местными), важность животных-резервуаров стала очевидной. Штаммы HEV, поражающие таких млекопитающих, как домашние свиньи, кабаны, олени и кролики, являются возбудителями зоонозной инфекции у человека (7, 17, 102, 103). Основным резервуаром животных являются домашние свиньи, которые очень распространены во многих странах и имеют бессимптомное течение инфекции у животного-хозяина (104). HEV3 имеет мировое распространение (18).Напротив, HEV4 обнаружен в основном в Китае и Японии (8), но недавно был обнаружен в Европе как у свиней (105), так и у людей (106 — 108). HEV3 и HEV4 также обнаруживаются у диких кабанов и оленей, но распространенность невысока по сравнению с домашними свиньями (104).

Полный спектр видов млекопитающих, которые могут действовать как резервуары для HEV, неизвестен. Однако варианты HEV, поражающие крыс (109), хорьков (110), мангустов (111) и летучих мышей (112), у человека не обнаружены. Зоонозная передача HEV может происходить главным образом через потребление сырой или недоваренной инфицированной свинины или мяса дичи (кабана, оленя или кролика) (17, 113 — 116).В исследовании «случай-контроль», проведенном в Германии, серологическая распространенность HEV была связана с потреблением субпродуктов и диких кабанов (117). В другом исследовании случай-контроль, проведенном во Франции, инфекция HEV была связана с потреблением мяса дичи (118). Исследована термическая стабильность HEV. HEV остается жизнеспособным после нагревания до 56 ° C в течение 1 часа (119), а для полной инактивации вируса требуется температура приготовления 71 ° C в течение 20 минут (120).

Прямой контакт с HEV-инфицированными животными — еще один возможный путь передачи HEV (121 — 123).Исследования серологической распространенности показывают, что ветеринары и свиноводы с большей вероятностью, чем население в целом, будут иметь анти-HEV IgG (124).

Водный путь заражения также может иметь значение для HEV3 и HEV4. HEV3 был обнаружен в неочищенных сточных водах, свином навозе, хранилищах свиного навоза и речной воде (125 — 129). HEV3 также был обнаружен в мидиях и устрицах (130, 131). Исследование случай-контроль вспышки HEV3 на круизном лайнере показало, что путь заражения мог быть через употребление в пищу моллюсков (132).Относительная важность передачи HEV3 и HEV4 в окружающей среде остается неизвестной.

Наконец, инфекция ВГЕ, передаваемая при переливании крови, была зарегистрирована в ряде стран (133 — 138). HEV также был обнаружен в продуктах крови (139 — 142). Было обнаружено, что 0,7% мини-бассейнов плазмы от доноров в Англии содержат РНК HEV (141), а распространенность 10% была обнаружена у доноров в Германии (140). Текущие оценки положительных РНК HEV в донорской крови следующие: 1 из 7040 в Соединенном Королевстве (141), 1 из 4525 и 1 из 3179 в Германии (142, 143), 1 из 3090 в Нидерландах (144) и 1 из 1430 в Китае (145).Что касается безопасности биофармацевтических материалов, таких как лекарственные средства, полученные из плазмы, важно гарантировать эффективность этапов производственного процесса для инактивации / устранения HEV. Анализы на инфекционность HEV могут быть полезны для валидационных исследований вирусной безопасности в этих условиях (146).

МОЛЕКУЛЯРНАЯ ЭПИДЕМИОЛОГИЯ

HEV относится к роду Hepevirus семейства Hepeviridae (147). Это семейство содержит вирусы, поражающие млекопитающих, в том числе людей, а также птиц и рыб.Птичий HEV (148) и вирус форели головореза (149) имеют около 50% нуклеотидной последовательности штаммов HEV млекопитающих и не были связаны с человеческими случаями. В то время как наиболее распространенная система классификации определяет 4 основных генотипа HEV млекопитающих (от HEV1 до -4) и несколько субгенотипов внутри каждого генотипа (8), недавние данные, основанные на полных последовательностях генома из линий человека и животных и аминокислотных последовательностях ORF1 / ORF2, указывают на существование 3 групп HEV млекопитающих (150). Первая группа соответствует вирусам, поражающим человека, свиней, кабана, оленя и кролика.В эту группу входят четыре основных генотипа HEV и новые генотипы дикого кабана (151) и кролика (152). Вторая группа соответствует вирусам, поражающим крыс и хорьков (109, 110), а третья группа — вирусам, поражающим летучих мышей (112). Поэтому в будущем, вероятно, будет использоваться новая номенклатура HEV. Недавно были предложены четыре предварительных рода (153): Orthohepevirus, включая штаммы млекопитающих, за исключением HEV летучих мышей; Chiropteranhepevirus, включая штаммы летучих мышей; Avihepevirus, включая птичьи штаммы; и Piscihepevirus, включая вирус форели головореза.

Недавние исследования генетической изменчивости показывают, что невозможно определить последовательные критерии для определения субгенотипов внутри каждого генотипа (150, 154). Однако несколько исследований, основанных на последовательностях полноразмерного генома и системе классификации, разделяющей четыре основных генотипа HEV на 24 субгенотипа (5 для HEV1, 2 для HEV2, 10 для HEV3 и 7 для HEV4), предоставили интересные молекулярно-эпидемиологические данные (8 , 155). В развивающихся странах субгенотипы 1a, 1b и 1c преобладают в Азии, а субгенотипы 1d и 1e — в Африке (8).Субгенотипы 3a и 3b, циркулирующие в США и Японии, четко отличаются от субгенотипов 3f, 3c и 3e, циркулирующих в Европе (102, 156, 157). Филогенетический анализ и анализ коалесценции, основанный на многочисленных полноразмерных последовательностях HEV3 от пациентов с острым гепатитом, домашних свиней и диких кабанов, свидетельствуют о том, что штаммы субгенотипа 3e были завезены из Европы в Японию в результате импорта свиней в 1960-х годах (158). Это исследование также предполагает направление потока генов субгенотипа 3e HEV в Японии от свиней к диким кабанам.

Во многих географических регионах филогенетические исследования показали, что штаммы HEV, циркулирующие у свиней и людей, очень тесно связаны, что подтверждает представление об автохтонной зоонозной передаче (159, 160). Такие же пропорции штаммов субгенотипов 3f, 3c и 3e в популяциях людей и свиней были зарегистрированы во Франции (157). Таким образом, имеются значительные доказательства того, что штаммы HEV, циркулирующие среди свиней и людей, тесно генетически связаны, что подтверждает гипотезу зоонозной передачи HEV через потребление сырых или недоваренных продуктов из свиней.Тем не менее, инфекция HEV также может быть передана в результате воздействия окружающей среды.

В некоторых географических регионах наблюдается генетическая диссоциация между местными линиями человека и свиней. Например, в центральном Китае анализ штаммов HEV от людей и коммерческих свиней показал, что штаммы HEV человека и свиней принадлежат к разным субгенотипам HEV4 (161). Это отличается от случая в восточном и западном Китае, где передача ВГЕ от свиней человеку является частой. В Индии существует большое разделение между штаммами HEV, циркулирующими в популяциях животных и людей, поскольку штаммы HEV свиней относятся к генотипу 4, а штаммы HEV человека относятся к генотипу 1 (162, 163).В Боливии исследование показало, что последовательности свиней принадлежали к субгенотипу 3i, а последовательности человека — к субгенотипу 3e (164). Механизмы диссоциации штаммов HEV между животными-хозяевами и людьми неизвестны.

Штаммы кроличьего вируса гепатита В были охарактеризованы у выращиваемых на фермах и диких кроликов в Китае (152), США (165) и Европе (102). Интересно, что был идентифицирован человеческий штамм, тесно связанный с кроличьим HEV, что подтверждает зоонозную передачу (102). Анализ полноразмерной геномной последовательности показывает, что все линии кроликов принадлежат к одной кладе с нуклеотидными последовательностями 72.От 2 до 78,2% идентичны генамам HEV генотипов 1-4. Геномы кроличьего HEV и штамма человека TLS-18516 несут молекулярную сигнатуру в X-домене ORF1, которая не присутствует ни в каких известных штаммах HEV генотипов 1-4. или в новых генотипах крысы, кабана и летучих мышей (166). Филогенетическое дерево, основанное на полноразмерных последовательностях штаммов HEV, показано на рис. 2.

FIG 2

Филогенетическое дерево, основанное на полноразмерных последовательностях штаммов HEV. Последовательности выравнивали с помощью ClustalW (MEGA5 [www.megasoftware.net] и BioEdit, версия 7.0 [www.mbio.ncsu.edu/bioedit/bioedit]). Филогенетическое дерево было создано методом объединения соседей (двухпараметрический метод Кимуры) с начальной загрузкой в ​​1000 повторов. Номера доступа GenBank показаны для каждого штамма HEV, использованного в филогенетическом анализе. Масштабная линейка указывает количество замен нуклеотидов на сайт.

История эволюции и исследования динамики популяции показывают, что HEV эволюционировал в несколько этапов, в ходе которых предки HEV адаптировались к последовательности животных-хозяев, включая человека (167).Общий предок, который существовал между 500 и 1300 лет назад, был предложен на основе анализа молекулярных часов. Генотипы 1, 3 и 4 расширились в течение 20 века с различной динамикой популяции. Приблизительно 30–35 лет назад численность популяции генотипа 1 увеличилась. Напротив, генотипы 3 и 4 претерпели увеличение численности популяции, начиная с конца 19 века. Однако недавнее исследование в Нанкине, Китай, показало, что генотип 4 подвергся относительно недавнему распространению, в конце 20 века, без изменений в доминирующем субгенотипе 4a за последнее десятилетие (168).Это согласуется с другими исследованиями, которые наблюдали в Китае снижение распространенности HEV1, сопровождаемое увеличением распространенности HEV4 (169, 170).

ДИАГНОСТИКА

Инфекция HEV может быть диагностирована либо косвенно, путем обнаружения сывороточных антител к HEV, либо непосредственно путем обнаружения генома HEV в крови или других жидкостях организма.

После инкубационного периода от 2 до 6 недель за первоначальным короткоживущим ответом IgM следуют более продолжительные антитела IgG.Коммерческие иммуноферментные анализы и экспресс-иммунохроматографические наборы на основе пептидов ORF2 / ORF3 или рекомбинантных антигенов из HEV1 могут обнаруживать присутствие антител IgM или IgG, индуцированных четырьмя основными генотипами HEV, представляющими один серотип (171, 172). Серологических тестов на генотип не проводится. О перекрестной реактивности антигена HEV с другим патогеном не сообщалось. В предыдущем исследовании была определена кинетика антител против HEV после инфицирования HEV (173). При клинической картине уровни анти-HEV IgM уже достигли пикового уровня, но оставались на относительно высоком уровне в течение 8 недель.После этого уровень антител IgM быстро снижался, упав ниже порогового уровня у большинства пациентов через 32 недели. Когда пациенты обращались в больницу, уровни IgG к ВГЕ повышались. Пиковые уровни антител достигаются примерно через 4 недели после появления симптомов и поддерживаются на высоких уровнях более 1 года (173). Точная продолжительность ответа антител IgG к HEV остается неопределенной. В одном исследовании антитела IgG к HEV были обнаружены почти у половины пациентов, перенесших гепатит E 14 лет назад (174).

Наличие IgM к HEV является маркером острой инфекции. Было проведено сравнение шести иммуноферментных анализов IgM против HEV с использованием сывороток иммунокомпетентных лиц, инфицированных всеми четырьмя генотипами HEV (175). Это исследование показало, что чувствительность тестов составляла от 72% до 98%, а специфичность — от 78,2% до 95,6%. В другом исследовании оценивалась эффективность двух анализов на микропланшетах и ​​одного экспресс-теста (176). Чувствительность варьировала от 80% до 90%, а специфичность была> 99.5%. Хорошая чувствительность двух тестов на IgM, часто используемых в Европе, теста Адалтиса и теста Вантаи, недавно была продемонстрирована тестированием образцов от 44 иммунокомпетентных пациентов и 40 пациентов с ослабленным иммунитетом и острой инфекцией ВГЕ. Используя проверенный анализ ПЦР в качестве эталона, чувствительность составила 97,7% для иммунокомпетентных пациентов и от 85 до 87% для пациентов с ослабленным иммунитетом; ни один образец, взятый во время острой инфекции, не был отрицательным против HEV IgM и положительным против HEV IgG, и оба теста на IgM были высокоспецифичными (> 99.5%) (177). Также были разработаны анализы «на месте» для тестирования антител IgM к HEV (178). Эти иммунохроматографические анализы просты в использовании, дают результат в течение нескольких минут и идеально подходят для условий с ограниченными ресурсами. Один такой коммерчески доступный анализ показал чувствительность и специфичность 93% и 99,7% соответственно с сыворотками пациентов из Юго-Восточной Азии, где преобладает HEV1 (179), и 82% и 100%, соответственно, для HEV3 во Франции ( 176).

Присутствие только одного анти-HEV IgG является маркером перенесенной инфекции.Текущий эталонный реагент ВОЗ для сывороточного IgG гепатита Е был создан в 2002 году гражданином США, инфицированным в Индии (код 95/584 Национального института биологических стандартов и контроля [NIBSC]) (180). Этот материал важен для оценки аналитической чувствительности тестов IgG к вирусу гепатита В. Доступные анализы значительно различаются по своим характеристикам (181 — 183). Большинство доступных в настоящее время анализов IgG к HEV были проверены на сыворотках, полученных от пациентов с недавней инфекцией, и их способность обнаруживать отдаленную инфекцию неизвестна.Пределы обнаружения этих анализов варьируются от 0,25 единиц ВОЗ / мл до 2,5 единиц ВОЗ / мл (184). Анти-HEV IgG иногда не обнаруживается в некоторых анализах после заражения HEV (185, 186). Эту вариабельность следует принимать во внимание при интерпретации данных, касающихся серологической распространенности HEV, которые в настоящее время доступны в литературе. Использование более чувствительных тестов на IgG привело к увеличению оценок серологической распространенности в 3–4 раза (184, 187). Например, в исследовании с использованием нечувствительного анализа IgG «первого поколения» распространенность серотипа в юго-западной Англии составила 3.6%, но он вырос до 16%, когда использовался более чувствительный, частично проверенный анализ (184). Используя тот же чувствительный анализ IgG, то есть тест Wantai, с пределом обнаружения 0,25 ед. / Мл по ВОЗ и отличной специфичностью, теперь можно проводить прямые сравнения распространенности серы между популяциями в различных географических регионах. Распространенность IgG у доноров крови составляет 52% на юго-западе Франции (187), 29% в Германии (183), 27% в Нидерландах (144) и 16% на юго-западе Англии (20). Это говорит о том, что HEV является гиперэндемичным в районе Тулузы во Франции, что согласуется с большим количеством случаев, задокументированных в районе Юг-Пиренеи, и высокой заболеваемостью (3.2%) инфекции, зарегистрированной молекулярными методами у местных реципиентов трансплантата (188). В настоящее время вырисовывается более четкая картина эпидемиологии HEV, которая демонстрирует значительные различия в распространенности серотипов как между странами, так и внутри них, а также постепенное увеличение распространенности IgG с возрастом людей, как показано на рис. 3.

FIG 3

Anti-hepatitis E virus IgG Распространение в районе Юг-Пиренеи во Франции, в зависимости от возраста.

Определение концентрации анти-HEV IgG (185, 189) может быть полезно для определения уровня анти-HEV IgG, который надежно предотвращает инфекцию после естественной инфекции или введения вакцины в клинических испытаниях.Исследование вакцины показало, что концентрация антител 2,5 Ед / мл была защитной (190). Защита IgG не зависит от типа. В рекомбинантной вакцине против HEV генотипа 1 были предотвращены инфекции генотипа 1 и 4, что указывает на перекрестную защиту против различных генотипов HEV (191). Необходимы дополнительные исследования для оценки клинической ценности иммуноблот-тестов IgG (192) и тестов авидности (185).

У пациентов с острой инфекцией ВГЕ пик виремии приходится на инкубационный период и на ранней симптоматической фазе (99, 173).РНК HEV становится неопределяемой в крови примерно через 3 недели после появления симптомов, но может быть обнаружена в кале еще в течение 2 недель. Таким образом, если пациенты отбираются на поздних стадиях симптоматической фазы болезни, отрицательный результат РНК HEV не исключает недавнюю инфекцию. Концентрация РНК HEV в сыворотке крови в острой фазе колеблется от 2,1 до 8,3 log копий / мл у иммунокомпетентных пациентов (177). Нет никакой связи между концентрацией РНК HEV в сыворотке крови и клиническими симптомами. У реципиентов трансплантата твердых органов с острым гепатитом Е концентрация РНК HEV варьировалась от 2.От 7 до 7,8 log копий / мл (118) и не было связано с развитием хронической инфекции. Обнаружение и количественная оценка РНК HEV в крови и других компартментах основаны на ПЦР в реальном времени с использованием праймеров, нацеленных на консервативные области между генотипами HEV. Исследование продемонстрировало влияние разнообразия HEV3 на количественную оценку HEV и показало оптимальную эффективность анализов, основанных на праймерах, нацеленных на область ORF3 (193). В многоцентровом международном исследовании наблюдались большие различия в эффективности собственных методов ПЦР с межлабораторными различиями в 2-3 log копий / мл для чувствительности и 0.От 4 до 1 лог-копия / мл для воспроизводимости (194). Хотя большинство ПЦР-анализов, включая коммерческие (195, 196), нацелены на ORF3, не существует конкретной мишени с особенно низкой производительностью. Другой метод амплификации нуклеиновых кислот, петлевой изотермический анализ (LAMP), был разработан для обнаружения РНК HEV (197). Этот метод, основанный на наборе из шести праймеров, которые распознают восемь отдельных областей в целевой последовательности, позволяет проводить одностадийную изотермическую амплификацию РНК HEV в одной пробирке.Анализ LAMP быстрее, чем ПЦР в реальном времени, и не требует специального оборудования, что делает его подходящим в областях с ограниченными ресурсами. Недавно был установлен международный стандарт ВОЗ (генотип 3a) (196), который является важным шагом как в стандартизации обнаружения РНК HEV, так и в точной количественной оценке. Это также обеспечивает контрольный материал для сравнения аналитической чувствительности методов на основе нуклеиновых кислот. Наконец, первые коммерческие анализы РНК HEV были оценены на соответствие международным стандартам и в целом показали хорошие результаты (143, 195).

Принимая во внимание эффективность тестов анти-HEV IgM, мы предлагаем использовать их в качестве диагностических тестов первой линии (рис. 4). У пациентов с ослабленным иммунитетом тестирование РНК HEV также необходимо из-за ослабленных иммунных ответов и более низкой эффективности тестов IgM для этой популяции. У пациентов с ослабленным иммунитетом тестирование РНК HEV полезно для молекулярной характеристики и важно для определения хронической инфекции: если РНК HEV сохраняется в течение 3 месяцев, то очень маловероятно, что пациент достигнет спонтанного выведения вируса без терапевтического вмешательства (198).Мониторинг РНК HEV также имеет решающее значение для лечения хронической инфекции HEV после снижения иммуносупрессии или после начала противовирусной терапии. Чувствительные тесты анти-HEV IgG с низким пределом обнаружения необходимы для выявления предыдущего контакта с HEV.

FIG 4

Блок-схема диагностики острой вирусной инфекции гепатита E.

ОБЩАЯ ЭПИДЕМИОЛОГИЯ

Инфекция HEV в развивающихся странах Подробную информацию об эпидемиологии инфекции HEV можно найти в таблице 1.В развивающихся странах гепатит Е — это инфекция, передающаяся через воду, вызываемую генотипом 1 или 2 HEV, которая передается от человека к человеку при перебоях в поставках чистой воды. Спорадические случаи возникают в течение года, перемежаясь периодическими драматическими вспышками, охватывающими тысячи или десятки тысяч случаев (10). Вспышки гепатита Е часто носят сезонный характер, и в таких странах, как Непал, они более вероятны во время сезона дождей (14). Частота клинической атаки во время вспышки составляет примерно 1 из 2, и в некоторых исследованиях вероятность заражения выше у мужчин (соотношение мужчин и женщин = 2: 1).Считается, что передача от человека к человеку не является важным способом передачи болезни. Тем не менее, исследование, проведенное в Уганде, дает некоторые доказательства того, что домашние факторы могут иметь важное значение для передачи болезни (199), а распространение инфекции от человека к человеку могло быть фактором недавней расширенной вспышки в Южном Судане (200).

Во многих развивающихся странах исследования серологической распространенности анти-HEV IgG показывают, что большинство детей в возрасте до 10 лет не подвергались воздействию HEV (201). Распространенность серотипа резко возрастает в возрасте от 15 до 30 лет и достигает плато примерно на уровне 30% (14).Эти данные любопытны, последовательны и необъяснимы и контрастируют с серопространственностью вируса гепатита А (ВГА), которая в большинстве развивающихся стран показывает почти всеобщую подверженность ВГА к 10-летнему возрасту. Одно исключение из этих наблюдений находится в Египте. В Египте показатели распространенности серотипа обычно выше (до 80%), и, согласно некоторым исследованиям, дети в возрасте до 10 лет имеют высокий уровень предыдущего контакта с HEV (202, 203). В Южной Америке исследования серологической распространенности показывают широкий диапазон результатов, от <1% до 20% (204).Распространенность серы варьируется между странами и внутри стран и может частично отражать изученные популяции и чувствительность используемого анализа. В некоторых странах, таких как Бразилия и Аргентина, гепатит Е изучен более широко. Эпидемиология похожа на эпидемиологию развитых стран, где генотип 3 HEV обнаружен как у свиней, так и у людей (164, 204). - 208).

Частота инфицирования варьируется от страны к стране и внутри страны, а также с течением времени. Гепатит Е особенно распространен в некоторых странах Юго-Восточной Азии (Непал, Бангладеш, Индия и Пакистан), и за последние 20 лет в африканских лагерях беженцев были зарегистрированы многочисленные крупные вспышки (199), например недавняя вспышка в Южном Судане. в 2012-2013 гг. (200).Спорадические случаи гепатита Е, вызванного генотипами 1 и 2, встречаются у путешественников / рабочих, возвращающихся в развитые страны из районов гиперэндемичности, и хорошо документированы в литературе (209).

Инфекция ВГЕ в развитых странах За последние 15 лет стало очевидно, что гепатит Е не является заболеванием, характерным только для развивающихся стран или путешественников, возвращающихся из таких мест. Многочисленные исследования показывают, что автохтонный (местный) гепатит Е является проблемой в Европе, Северной Америке, Новой Зеландии и Японии (19, 20, 210 — 212).В отличие от случая в развивающихся странах, автохтонный гепатит E представляет собой зоонозную инфекцию, вызываемую генотипами HEV 3 и 4, и важным путем заражения является потребление сырой или плохо приготовленной свинины или мяса дичи (10).

В развитых странах исследования серологической распространенности IgG к вирусу гепатита В являются проблематичными (см. Выше). Многие из более ранних исследований показали очень низкую распространенность серотипа в диапазоне от 1 до 2% (184). В большинстве этих исследований использовались тесты на анти-HEV с низкой чувствительностью и почти наверняка значимо недооценивалась истинная серологическая распространенность (144, 184, 185, 213).

Существуют значительные географические различия в распространенности и заболеваемости в развитых странах. Например, распространенность серотипа на юге Франции в четыре раза выше, чем на севере Франции (214). В Соединенном Королевстве также существует значительная разница между севером и югом, с распространенностью серотипа 16% в юго-западной Англии (20), 12% в остальной части Англии (215) и 4,6% в Эдинбурге, Шотландия (216). Причины, по которым серологическая распространенность варьируется таким образом, непонятны.Данные о заболеваемости гепатитом Е в развитых странах ограничены, но оценки высоки: 0,2% в Соединенном Королевстве (215) и 0,7% в США (217). Последняя цифра предполагает, что каждый год в Соединенных Штатах регистрируется более 2 миллионов случаев инфицирования HEV. Эта ошеломляющая цифра противоречит очень небольшому количеству автохтонных случаев, задокументированных в Соединенных Штатах (210). Одна из причин расхождения заключается в том, что в настоящее время в Соединенных Штатах нет диагностических тестов, одобренных FDA для использования у людей, поэтому многие случаи будут просто «пропущены».Кроме того, данные свидетельствуют о том, что большинство инфекций с генотипами HEV 3 и 4 протекает бессимптомно (132).

Возможно, наиболее поразительным аспектом эпидемиологии аутохтонного гепатита Е в развитых странах является демография пострадавших. В отличие от развивающихся стран, в развитых странах аутохтонная инфекция чаще встречается у пожилых мужчин среднего возраста (средний возраст ~ 60 лет; соотношение мужчин и женщин> 3: 1) (19, 20, 210 — 212). Это последовательный и интригующий вывод, но в значительной степени необъяснимый.Кажется маловероятным, что мужчины старшего возраста подвергаются более частому воздействию ВГЕ, поскольку воздействие, по-видимому, не связано с возрастом или полом. Это означает, что факторы хозяина могут быть важны, и два исследования случай-контроль показали, что гепатит Е чаще встречается у чрезмерных потребителей этанола. Одна из гипотез, которая может объяснить эти наблюдения, заключается в том, что люди, потребляющие чрезмерное количество алкоголя, склонны к субклиническому стеатозу печени и рубцеванию, что, в свою очередь, может привести к клиническому проявлению заболевания при воздействии HEV (132, 218).

Два исследования, проведенных в Соединенном Королевстве, показали, что случаи гепатита Е группируются вокруг побережья (219, 220). Предварительные данные исследования случай-контроль в Корнуолле показывают, что по сравнению с контрольной группой пациенты с гепатитом Е с большей вероятностью будут проживать в пределах 2,5 км от моря. Причина этой находки неизвестна. Возможно, люди, живущие в прибрежных районах, с большей вероятностью будут потреблять моллюсков, поскольку генотип 3 HEV был обнаружен у моллюсков в нескольких местах, в том числе на побережье Соединенного Королевства.Другое возможное объяснение заключается в том, что люди, живущие недалеко от побережья, могли заразиться в результате использования морской воды в рекреационных целях, поскольку HEV недавно был обнаружен в морской воде в Японии (221).

ХРОНИЧЕСКАЯ ИНФЕКЦИЯ HEV

Хроническая инфекция HEV у пациентов с трансплантацией твердых органов Растущее число недавних исследований показало, что HEV может вызывать хроническую инфекцию, которая может быстро привести к циррозу (13). Хотя большинство хронических случаев HEV диагностируется в популяции трансплантатов (13, 222). — 228), несколько хронических случаев также наблюдались у пациентов с коинфекцией ВИЧ (229) и у гематологических пациентов, получавших противоопухолевую химиотерапию (230).Все случаи хронического HEV наблюдались у пациентов, инфицированных HEV генотипом 3. Ни одного случая хронической инфекции HEV генотипа 1, 2 или 4 не описано. Все хронические случаи были автохтонными и не были связаны с путешествиями. Раньше считался диагноз хронического гепатита, если репликация HEV продолжалась не менее 6 месяцев. Однако совсем недавно при трансплантации органов было замечено, что спонтанного выведения HEV не происходит между 3 и 6 месяцами после острой инфекции.Это говорит о том, что следует рассматривать хроническую инфекцию HEV, если репликация HEV сохраняется более 3 месяцев (198).

Взрослые пациенты с СОТ.

(i) Передача HEV у пациентов с SOT. Путь передачи HEV у реципиентов SOT, по-видимому, аналогичен тому, который наблюдается в общей популяции, то есть при употреблении свинины, мяса дичи и моллюсков (10). Хотя переливание крови является признанным путем передачи HEV (231 — 233) и является довольно частым явлением после трансплантации, случаи передачи вируса гепатита C, вызванной переливанием крови, в таких условиях регистрировались редко (188, 234).Сообщалось о передаче гепатита через пересаженный орган, но это случается редко. В регионе гиперэндемичности HEV на юго-западе Франции не было зарегистрировано ни одного случая передачи HEV через аллотрансплантат (188). На сегодняшний день в Германии описан только один случай скрытой передачи HEV через аллотрансплантат печени (235).

(ii) Распространенность и заболеваемость. Как упоминалось выше, значительная вариабельность результатов серологических тестов (175, 184) и точность внутренних ПЦР-тестов (194, 196) затрудняют четкое определение серологической распространенности и частоты Инфекция HEV в популяции SOT.Следовательно, следующие результаты следует рассматривать с осторожностью. Распространенность инфекции HEV у реципиентов SOT колеблется от 2,3% до 43,9%, в зависимости от используемого серологического теста (таблица 3) (188, 227, 236). — 241). В целом частота инфицирования HEV, основанная на обнаружении РНК HEV, колеблется от 0,9 до 3,5% (таблица 3) (188, 227, 237). — 241). Однако при поиске РНК HEV только среди пациентов с трансплантатами с повышенным уровнем ферментов печени частота встречаемости варьирует от 4.3 и 6,5% (13, 242).

ТАБЛИЦА 3

Распространенность анти-HEV IgG и HEV РНК среди пациентов после трансплантации

(iii) Естественный анамнез. Многоцентровый ретроспективный анализ 85 реципиентов SOT из 17 центров трансплантологии предоставил интересные данные о естественном течении инфекции HEV в этой когорте пациентов. пациенты с ослабленным иммунитетом (225). Тридцать четыре процента пациентов имели спонтанное исчезновение HEV в течение первых 6 месяцев после диагностики HEV и отсутствие реактивации HEV позже, тогда как у 66% развился хронический гепатит (225).У девяти из 85 пациентов (9,4%) развился цирроз (225). Из них несколько пациентов умерли от декомпенсированного цирроза печени. Сообщалось о нескольких других случаях цирроза, вызванного HEV (223 — 225, 227, 235, 243 — 245). Хроническая инфекция HEV иногда требует повторной трансплантации реципиентам трансплантата печени. Такие люди, которые не достигли вирусного клиренса до повторной трансплантации, могут получить рецидивирующую инфекцию HEV после повторной трансплантации с ассоциированным прогрессирующим хроническим гепатитом (224).Напротив, пациенты, перенесшие трансплантацию почки с хронической инфекцией HEV, которые достигают устойчивого вирусного клиренса, не рецидивируют после повторной трансплантации (246).

Среди пациентов с SOT только 32% пациентов имеют симптомы (225). Утомляемость является основным симптомом, а клинически выраженная желтуха встречается очень редко. Уровни ферментов печени повышены (~ 300 МЕ / л), но намного ниже, чем те, которые обычно наблюдаются у иммунокомпетентных пациентов (~ 1000–3000 МЕ / л). Сероконверсия HEV может быть отсроченной, а у некоторых пациентов она может не произойти вовсе.Было замечено, что фиброз печени очень быстро прогрессирует у пациентов с SOT с хронической инфекцией HEV (223, 225, 244). Это быстрое прогрессирование наблюдается у пациентов с трансплантацией печени и без печени. Прогрессирование фиброза печени, по-видимому, происходит быстрее, чем у пациентов с SOT, инфицированных вирусом гепатита C (HCV), и может привести к циррозу только через 2 или 3 года после заражения (244). Корреляции между нагрузкой HEV и прогрессированием фиброза печени не наблюдалось (118). Однако медленная диверсификация квазивидов HEV (межвыборочная изменчивость у одного и того же человека) в течение первого года после инфицирования была связана с быстро развивающимся фиброзом печени (247).В острой фазе преобладающие гистологические поражения у пациентов после трансплантации состояли из лобулярного воспаления без баллонирования, но с пятнистым некрозом с ассоциированными ацидофильными тельцами. Портальный тракт был слегка или умеренно расширен и включал воспалительный инфильтрат, состоящий в основном из лимфоцитов. Также наблюдался легкий частичный некроз (13). При установленной хронической инфекции HEV образцы биопсии печени показали признаки хронического вирусного гепатита. Типичные признаки включали рубцевание / фиброз, портальный гепатит (лимфоцитарные инфильтраты и частичный некроз) и лобулярный гепатит легкой / средней степени тяжести (13).

(iv) Факторы прогнозирования развития хронического гепатита. В нескольких исследованиях была предпринята попытка определить факторы прогнозирования, связанные с развитием хронической инфекции у пациентов с SOT, подвергшихся воздействию HEV. Два исследования показали, что хроническая инфекция чаще развивается у пациентов с сильной иммуносупрессией. Действительно, субпопуляции CD2, CD3 и CD4 Т-клеток значительно ниже и развиваются в более короткие сроки после трансплантации у пациентов с хроническим гепатитом, чем у пациентов со спонтанным клиренсом HEV (13, 225).Использование такролимуса, более мощного иммунодепрессанта, чем циклоспорин, также было связано с хронической инфекцией HEV (225). Кроме того, у пациентов с трансплантатами, особенно у пациентов с хронической инфекцией, снижается ВГЕ-специфический пролиферативный ответ Т-клеток (248, 249). По сравнению с пациентами с излечившимся гепатитом, люди, у которых развивается хроническая инфекция HEV, имеют более низкие сывороточные концентрации антагониста рецептора интерлейкина-1 (IL-1) и рецептора IL-2 во время острой фазы инфекции HEV (247).Повышенные сывороточные концентрации хемокинов, участвующих в рекрутировании лейкоцитов в печень, таких как RANTES, MIP-1β, MCP-1 и CXCL8, были связаны с персистирующей инфекцией (247).

В большом многоцентровом исследовании использование такролимуса (по сравнению с циклоспорином) и низкое количество тромбоцитов были единственными двумя независимыми прогностическими факторами хронического гепатита у пациентов с SOT, подвергшихся воздействию HEV (225). Pischke et al. обнаружили, что использование микофенолятмофетила было связано с клиренсом HEV у пациентов с трансплантатом сердца (227), хотя эти данные необходимо подтвердить.Кроме того, реципиенты SOT, у которых развивается хроническая инфекция, имеют большую гетерогенность квазивидов HEV в начале инфекции, чем люди с излечивающимся гепатитом (247, 250). У реципиентов почечного трансплантата с хронической инфекцией HEV происходит активация генов, стимулированных интерфероном (251). Однако HEV, по-видимому, подавляет экспрессию гена , индуцированную альфа-интерфероном (IFN-α), in vitro (252).

Педиатрические пациенты с SOT. Очень мало исследований оценивали распространенность и заболеваемость HEV-инфекцией среди педиатрических пациентов с трансплантацией твердых органов.Среди группы канадских педиатрических пациентов, перенесших трансплантацию печени с повышенным уровнем ферментов печени и признаками хронического гепатита ( n = 14), Halac et al. сообщили о частоте сероконверсии после трансплантации 50% (243). У одного из этих пациентов развилась хроническая инфекция HEV3. Совсем недавно Hoerning et al. оценили распространенность анти-HEV IgG среди 124 немецких педиатрических пациентов с трансплантацией твердых органов (41 пациент с трансплантатом почки и 83 пациента после трансплантации печени). В целом, серологическая распространенность HEV составила 3.2%. У одного из четырех анти-HEV-серопозитивных пациентов развилась хроническая инфекция HEV3 (253). Кроме того, один случай хронической инфекции HEV был обнаружен среди 22 детей с трансплантированной печенью с хроническим гепатитом трансплантата (254). О случае излечения HEV-инфекции также сообщалось из юго-восточной Франции (255). Следовательно, инфекцию HEV следует рассматривать как причину гепатита у педиатрических пациентов с SOT.

Хроническая инфекция HEV у пациентов с ВИЧ Хроническая инфекция HEV была также описана для людей с ослабленным иммунитетом и ВИЧ-инфекцией.Как и в случае с популяцией SOT, из-за различного качества вирусологических анализов к данным о серологической распространенности и частоте встречаемости РНК HEV следует подходить с осторожностью. Распространенность анти-HEV IgG в ВИЧ-положительных когортах колеблется от 1,5% до 11,2% (256 — 265). Частота инфицирования HEV, определяемая путем обнаружения РНК HEV в сыворотке, низкая и колеблется от 0 до 1,3% (256 — 260, 262 — 266). Во всем мире зарегистрировано около 20 случаев коинфекции HEV, подтвержденных обнаружением РНК HEV (58, 229, 256). — 258, 260, 263, 267 — 274).Было описано пять случаев хронической коинфекции с HEV и два случая документально подтвержденного цирроза, связанного с HEV, все из которых были инфекциями HEV3 у лиц с низким числом CD4 (<250 / мм 3 ) (229, 257, 258, 260, 271, 274). Анализ штамма HEV генотипа 3, выделенного из стула ВИЧ-положительного пациента с HEV-индуцированным циррозом печени, показал, что вирус содержал вставку из 58 аминокислот, кодируемых геном рибосомного белка человека (93), подтверждая, что человек / существует рекомбинантный вирус гепатита Е (275).Клинические и биологические проявления очень похожи на наблюдаемые у пациентов с SOT. Способы получения HEV, вероятно, аналогичны таковым у пациентов с SOT и населения в целом. Возможность передачи половым путем спорна (259, 276). В недавнем исследовании было показано, что мужчины, практикующие секс с мужчинами, могут подвергаться риску заражения ВГЕ (276). Внутривенное употребление наркотиков может быть фактором риска аутохтонной инфекции HEV (277). Однако в более недавнем исследовании распространенность гепатита IgG среди пациентов с коинфекцией ВИЧ и гепатита С составляла 5.3% (2/38 пациентов), что намного ниже, чем у доноров крови и не связано с внутривенным употреблением наркотиков (278).

Хроническая инфекция HEV у гематологических пациентов Ни в одном исследовании не проводилась систематическая оценка распространенности или частоты хронической HEV-инфекции среди гематологических пациентов, получающих химиотерапию, и только у небольшого числа пациентов была обнаружена хроническая HEV-инфекция в этой ситуации. Эти случаи включают пациента с нелеченым волосатоклеточным лейкозом, пациента с идиопатической CD4-T-лимфопенией, а также пациентов, получавших лечение от лимфомы, хронического миеломоноцитарного лейкоза и B-клеточного хронического лимфоцитарного лейкоза (230, 233, 279). — 284).Клинические и биологические проявления очень похожи на наблюдаемые у пациентов с SOT.

Заболеваемость HEV-инфекцией и серологическая распространенность HEV среди пациентов с трансплантированными стволовыми клетками были оценены в двух исследованиях с использованием различных серологических тестов. Распространенность антител к HEV составила 5,8% в немецком исследовании (285) и 36% во французском (286). В обоих исследованиях продолжающаяся инфекция HEV отсутствовала. До трансплантации аллогенных стволовых клеток Versluis et al. недавно сообщалось, что распространенность IgG к HEV составляет 13% (287).РНК HEV была обнаружена у 8 из 328 пациентов с трансплантацией стволовых клеток (2,4%) (287), а у 5 пациентов развился хронический гепатит (287). Отчеты о случаях хронической инфекции HEV у гематологических пациентов включают пациента с миеломой, которому потребовалась трансплантация стволовых клеток (284), ребенка с HEV-ассоциированным циррозом после трансплантации костного мозга (288) и случай реактивации HEV у пациента с острым заболеванием. лимфобластный лейкоз после трансплантации аллогенных стволовых клеток (289). Совсем недавно другой случай реактивации HEV был заподозрен у гематологического пациента (287), но в исследовании, проведенном во Франции, реактивация HEV не наблюдалась (286).Есть еще несколько нерешенных вопросов в отношении трансплантации стволовых клеток, например, должны ли все пациенты, перенесшие трансплантацию стволовых клеток, проходить скрининг на РНК HEV, особенно если уровни ферментов печени повышены? Как следует вести пациентов с виремией, которым требуется трансплантация стволовых клеток? Недавно у пациента с хроническим лейкозом после инфузии донорских лимфоцитов была зарегистрирована острая инфекция HEV3. У пациента развилась острая печеночная недостаточность, и он умер через 6 недель (290).Этот отчет побудил клиницистов провести скрининг таких пациентов с аномальными функциональными тестами печени на РНК HEV перед трансплантацией стволовых клеток.

ЛЕЧЕНИЕ ИНФЕКЦИИ HEV

Лечение инфекции HEV у пациентов с SOT Лечение хронической инфекции HEV изучалось в основном у пациентов с SOT. Хроническая инфекция HEV обычно наблюдается у пациентов с глубокой иммуносупрессией. Снижение иммуносупрессивной терапии у пациентов с SOT, особенно агентов, нацеленных на Т-клетки (225, 244), приводит к исчезновению вируса почти у одной трети пациентов (225, 244).Остальным реципиентам SOT применялась противовирусная терапия. Все опубликованные данные основаны на небольших сериях и отчетах о случаях, поскольку крупных рандомизированных исследований не проводилось. Трехмесячный курс терапии пегилированным интерфероном (135 мкг / неделя) был использован у трех пациентов с трансплантацией печени (291) и одного пациента, находящегося на гемодиализе, который ранее был реципиентом аллотрансплантата почки (292). Устойчивый вирусологический ответ был получен у трех из четырех пациентов (291, 292). 12-месячный курс терапии пегилированным интерфероном также был эффективен для лечения хронической инфекции HEV после трансплантации печени (293).Однако интерферон нельзя использовать после трансплантации почек, сердца или легких, поскольку он увеличивает риск острого отторжения (294). Следовательно, были использованы короткие курсы монотерапии рибавирином, которые дали многообещающие и очень интересные результаты как у взрослых, так и у детей с трансплантатами органов (таблица 4) (41, 222, 226, 227, 241, 254, 282, 295). — 297). Для подтверждения этих предварительных наблюдений необходимы дальнейшие крупные исследования. Механизм, с помощью которого рибавирин достигает клиренса HEV, до сих пор неизвестен.Это могло быть связано с прямым ингибированием репликации вируса или с иммуномодулирующим эффектом (298). Таким образом, у пациентов с SOT с хронической инфекцией HEV снижение иммуносупрессивной терапии, особенно агентов, нацеленных на функцию T-клеток, является терапией первой линии, за которой следует монотерапия рибавирином у пациентов, которые не смогли избавиться от HEV (299).

ТАБЛИЦА 4

Терапия рибавирином у неиммунокомпетентных пациентов

Лечение инфекции HEV у пациентов с ВИЧ Немногие пациенты с коинфекцией ВИЧ-HEV получали противовирусную терапию.В целом пять пациентов получали противовирусную терапию: только пегилированный интерферон в течение 6 месяцев ( n = 1) (274), только рибавирин в течение 3 месяцев ( n = 1) (273) или 6 месяцев ( n = 2) (300) и пегилированный интерферон в течение 6 месяцев с последующей комбинированной терапией пегилированным интерфероном и рибавирином в течение 3 месяцев ( n = 1) (301). Устойчивый вирусологический ответ наблюдался у всех, кроме одного пациента, который лечился 6-месячным курсом монотерапии рибавирином (300).

Лечение инфекции HEV у гематологических пациентов В течение 3 месяцев использовались только пегилированный интерферон и только рибавирин, что привело к устойчивому вирусологическому ответу у 3 гематологических пациентов с хронической инфекцией HEV (279, 280, 282, 287).

Лечение инфекции HEV у пациентов с тяжелой острой инфекцией HEV Небольшое количество пациентов с острой инфекцией HEV1 или HEV3 получали противовирусную терапию. Это были пациенты, относящиеся к группе высокого риска, с уже существовавшим хроническим заболеванием печени или тяжелым или фульминантным гепатитом (302 — 304).Такие пациенты получали монотерапию рибавирином, что обеспечивало быстрое исчезновение HEV и избежание трансплантации печени у некоторых пациентов.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ИНФЕКЦИИ HEV

Инфекцию HEV1 можно предотвратить, обеспечив чистой питьевой водой и улучшив санитарную инфраструктуру в развивающихся странах. Инфекцию HEV3 можно предотвратить, избегая употребления недоваренного мяса, особенно продуктов из свинины. Обратите внимание, что было показано, что HEV полностью инактивируется при нагревании выше 70 ° C (119).

Были разработаны две вакцины-кандидаты против ВГЕ, которые оказались безопасными и иммуногенными (190, 191). Первая вакцина представляет собой белок массой 56 кДа, кодируемый ORF2 штамма HEV1, экспрессируемого в клетках насекомых. В ходе испытания фазы II, проведенного в Непале с участием мужчин-новобранцев, участники с неопределяемым анти-HEV были рандомизированы для получения 3 доз либо 20 мкг вакцины 56 кДа ( n = 898), либо плацебо ( n = 896). ), через 0, 1 и 6 месяцев, и наблюдались в среднем в течение 804 дней (190).Вакцина хорошо переносилась и обладала высокой иммуногенностью, с эффективностью против инфицирования вирусом гепатита Е 95,5% (95% доверительный интервал [ДИ] от 85,6 до 98,6%). Вторая вакцина, HEV 239, представляет собой белок 26 кДа, кодируемый ORF2 HEV1 (305). Вакцина экспрессируется в Escherichia coli и представляет собой вирусоподобные частицы диаметром 23 нм. В исследовании фазы II, проведенном среди серонегативных взрослых, вакцина была признана безопасной и иммуногенной и обеспечивала защиту от инфекции HEV с эффективностью 83% (306).В испытании фазы III в 11 поселках на востоке Китая участники были случайным образом распределены для получения либо трех внутримышечных инъекций HEV 239 в 0, 1 и 6 месяцев ( n = 56 302), либо вакцины против гепатита B в качестве плацебо ( n = 56 302) и наблюдались на предмет выявления острого гепатита до 19 месяца (191). Вакцина хорошо переносилась и защищала от гепатита Е с эффективностью 100% (95% ДИ, 72,1–100,0%). Эта вакцина была лицензирована для использования в Китайской Народной Республике, но неизвестно, будет ли и когда эта вакцина лицензирована для использования у людей в других странах.

ВЫВОДЫ

ВГЕ-инфекция — это недиагностируемое заболевание, которое имеет разнообразные клинические признаки (рис. 5). Требуются дальнейшие исследования, чтобы более четко определить его распространенность и заболеваемость, а также улучшить понимание его естественного происхождения и управления.

FIG 5

Различные модели заражения вирусом гепатита E.

  • Авторские права © 2014, Американское общество микробиологии. Все права защищены.

Биография автора

Нассим Камар — профессор нефрологии.Он родился в Триполи, Ливан, в 1972 году. С 1990 по 1997 год он изучал медицину в университете Дижона, Франция. После этого он прошел стажировку в Тулузском университете, Франция, где он получил диплом по медицине и нефрологии в 2002 году. Профессору Камару была присвоена степень доктора философии. степень в 2006 году. С 2004 по 2005 год он прошел годичную постдокторскую стажировку в области фундаментальных исследований в отделении нефрологии больницы Ла Шарите, Берлин, Германия. В настоящее время он является профессором нефрологии и руководит отделением трансплантации органов в отделении нефрологии и трансплантации органов университетской больницы Тулузы, Франция.Он является членом Совета Общества трансплантологов-инфекционистов. С 2000 года его интересовали вирусные инфекции, которые развиваются после трансплантации твердых органов, в частности вирус гепатита Е, вирус гепатита С и цитомегаловирусные инфекции. Он опубликовал более 270 статей в рецензируемых журналах.

Гарри Далтон — гастроэнтеролог-консультант Королевской больницы Корнуолла и ассоциированный член Европейского центра окружающей среды и здоровья человека Университета Эксетера, Труро, Соединенное Королевство.Он получил медицинское образование (MB, B.S., B.Sc.) в Лондонском университете в 1983 году и защитил докторскую диссертацию по иммунологии слизистых оболочек в Оксфордском университете (1992). Он был избран членом Королевского колледжа врачей в 1998 году. Д-р Далтон проработал в Корнуолле, Соединенное Королевство, 20 лет, а последние 10 лет работал над HEV. Он опубликовал множество статей по этой теме в различных журналах, в том числе New England Journal of Medicine , Lancet , Lancet Infectious Diseases и Annals of Internal Medicine .Он участвовал в спонсируемом ВОЗ проекте «Глобальное бремя болезней» в качестве члена группы экспертов по HEV. В 2011 году он был награжден стипендией Dame Sheila Sherlock Traveling Fellowship за развитие сотрудничества с группой Тулузы.

Флоренс Абраванель изучала фармацевтику в Тулузском университете, Франция. С 2003 года ее интересы были сосредоточены на вирусах гепатита, особенно HCV и HEV. Она получила докторскую степень. степень в 2008 году, изучая разнообразие ВГС и терапевтические последствия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *