Что такое жда в медицине: Страница не найдена | Национальное общество детских гематологов и онкологов

Содержание

Новости медицины фармации и здравоохранения

Журнал "Ремедиум" №6, 2019г.

DOI: http://dx.doi.org/10.21518/1561-5936-2019-6-27-29

Прожерина Юлия, к.б.н., «Ремедиум»

Железодефицитная анемия (ЖДА) лидирует в списке 38 самых распространенных заболеваний человечества [1]. Согласно отчету ВОЗ, опубликованному в 2015 г., выраженный дефицит железа имеет каждая третья женщина репродуктивного возраста и каждая вторая беременная [2]. Поэтому поиск оптимальных подходов к лечению ЖДА остается одной из актуальных задач здравоохранения.

Iron deficiency anemia (IDA) is at the top of the list of 38 most common human diseases [1]. According to WHO report in 2015, every third woman of reproductive age and every second pregnant woman has a severe iron deficiency [2]. Therefore, the search for optimal approaches to the treatment of IDA remains one of the urgent tasks of health care.

Julia Prozherina, Cand. of Sci. (Bio.), Remedium

Iron argument in the struggle for health

ЖДА – наиболее распространенная форма анемии и одно из самых часто встречающихся патологических состояний на планете. Статистика свидетельствует о неуклонном росте заболеваемости ЖДА. Согласно ВОЗ, если в 1979 г. число людей с дефицитом железа во всем мире составляло 200 млн человек, то уже через 2 года – 700 млн, а в 1998 году – около миллиарда человек. Среди стран с наиболее высокими показателями дефицита железа – Нигерия (87,5% женщин), Индия (50% детей в возрасте от 1 года до 5 лет). В ряде российских районов (Северный Кавказ, Север и Восточная Сибирь) частота железодефицитных состояний доходит до 50 - 60%. В целом дефицит железа наиболее часто диагностируется у детей до 2 лет (у 30%), у беременных (у 60%), а также у женщин детородного возраста (у 30%) [3].

ЖДА является самым тяжелым проявлением недостатка железа. Выделяют три последовательно развивающиеся стадии железодефицитного состояния:

1. Прелатентный дефицит железа, при котором расходуется резервный фонд (депо) железа. На фоне этого состояния концентрация железа в сыворотке остается в норме, однако снижается концентрация ферритина.

2. Латентный дефицит железа, характеризующийся снижением уровня тканевого и транспортного железа. В этом случае уменьшается концентрация железа в сыворотке, повышается общая железосвязывающая способность сыворотки, появляются симптомы тканевого дефицита железа.

3. ЖДА, сопровождающаяся снижением уровня гемоглобина и числа эритроцитов в крови [4].

Доказано, что у женщин суточная потребность в экзогенном железе составляет 1,5-1,7 мг, а при обильных менструациях может возрастать до 2,5-3,0 мг. За сутки в кишечнике может всасываться 2-2,5 мг железа, поэтому даже при незначительных кровопотерях происходит истощение его запасов. При каждой беременности, родах, лактации женщина теряет около 700-800 мг железа. Для полного восстановления запасов железа организму потребуется порядка 4-5 лет. Если беременность наступает раньше этого срока, риск анемии существенно возрастает. Потребность в железе во время беременности и нормально протекающих родов увеличивается в 2 раза, а во время грудного вскармливания в 10 раз [5].

ЖДА негативно сказывается на состоянии здоровья будущей матери и ее ребенка. У беременных женщин это состояние может приводить к гестозам, преждевременным родам, плацентарной недостаточности, усиленной кровопотери во время родов и в послеродовый период, слабости родовой деятельности, а также пиелонефриту и инфекционным осложнениям. Для будущего ребенка существует риск отставания роста и развития, внутриутробной гибели. Недостаточное депонирование железа, наблюдающееся еще в антенатальном периоде, в дальнейшем может привести к снижению интеллектуального развития, работоспособности, к нарушениям поведения [6].

Лечение ЖДА направлено на устранение причины, лежащей в основе развития заболевания (коррекция питания, выявление и устранение источника кровопотери), и возмещение дефицита железа в организме. Железосодержащие ЛП должны назначаться в надлежащих дозах, которые рассчитываются для каждого конкретного больного с учетом массы его тела и схемы лечения. Длительность курса лечения препаратами железа должна составлять 3 мес. при анемии легкой степени, 4,5 мес. – средней степени, 6 мес. – тяжелой.

Прием препаратов железа с профилактической целью целесообразен лицам из групп риска, которые не имеют возможности получать продукты, обогащенные железом. Однако следует учитывать, что железо из обогащенных продуктов питания включается в эритропоэз в меньшей степени, чем при назначении препаратов железа [7].

Терапия ЖДА основана на приеме лекарственных железосодержащих препаратов, преимущественно перорального введения.

Эффективность и безопасность применения пероральных препаратов железа обусловлена органичностью и валентностью железосодержащих солей в их составе (рис.). Так, доказано, что Fe2+ значительно превосходит по эффективности Fe3+ (уровень доказательности 1А). Биодоступность Fe2+ в несколько раз превышает Fe3+, что является одной из причин более быстрой нормализации уровня Hb и депо железа. Процесс всасывания Fe3+ в энтероцит становится возможен только после его восстановления до Fe2+с помощью медьзависимой ферроредуктазы [8].

По данным ВОЗ и Британского общества гастроэнтерологов, лечение железодефицитных состояний у беременных, детей и пациентов с проблемами желудочно-кишечного тракта должна проводиться с помощью железосодержащих препаратов на основе фумарата, глюконата или других безопасных органических солей [8].

Рисунок. Классификация препаратов железа для перорального применения по составу


Источник: Тихомиров А.Л. c соавт., 2015 [8]

Эксперты ВОЗ (2016) рекомендуют всем менструирующим женщинам репродуктивного возраста дополнительно принимать препараты железа в дозе 30–60 мг ежедневно в течение 3 мес. в году. Эта превентивная мера позволяет поддерживать депо железа в «ресурсном состоянии» и в любой момент быть в готовности нормально выносить беременность [9].

В случае ферродефицита профилактический прием железа в течение 3 мес. до наступления беременности становится критически необходимым. Это позволит восстановить айрон-статус и до зачатия накопить необходимый для нужд матери и плода уровень микроэлемента. Одновременно ВОЗ рекомендует дополнительный прием фолатов с прегравидарного этапа вплоть до 12 нед. беременности с целью предупреждения дефектов нервной трубки и других пороков, а также для улучшения обмена железа. Как следствие, в последние годы отмечен рост интереса к препаратам, представляющим собой комбинацию пероральных соединений железа с фолиевой кислотой [9].

Всем этим требованиям в полной мере соответствует комбинированный препарат Ферретаб® комп. Он представляет собой сочетание органического двухвалентного железа – железа фумарата (163,56 мг) и фолиевой кислоты (0,54 мг). Ферретаб® комп. выпускается в виде капсул пролонгированного высвобождения. В каждой кишечнорастворимой капсуле содержится 3 мини-таблетки с железа фумаратом и 1 мини-таблетка с фолиевой кислотой [10].

Ферретаб® комп. зарекомендовал себя как препарат, обладающий высокой эффективностью и минимально коротким интервалом наступления клинического эффекта. С учетом показателей всасывания, усвояемости и переносимости соль фумарата железа наиболее физиологична среди всех известных ЛП железа [8]. Уровень гемоглобина поднимается выше 110 г/л уже через 10 дней [11], что обусловлено не только составом, но и уникальными фармакокинетическими параметрами данного ЛП. 

Кишечнорастворимые мини-таблетки фумарата железа состоят из гранул, заключенных в собственную матричную биополимерную основу, послойное растворение которой постепенно высвобождает очередную дозу элементарного железа. Реализация данного механизма обеспечивает замедленность действия, предотвращает одномоментный выброс всей дозы железа, которая может оказать негативное действие на организм за счет избыточного стимулирования процессов перекисного окисления и токсического влияния на стенку кишечника [12].

Ферретаб® комп. является средством, полностью удовлетворяющим потребности беременных женщин в железе и фолиевой кислоте. Начинать прием Ферретаб® комп. рекомендовано с 12-й недели беременности, а при наличии железодефицита – до наступления беременности в дозе 1--2 капсулы в сутки (50 или 100 мг железа в зависимости от выраженности анемии). Такой режим позволяет обеспечить оптимальное депонирование железа на протяжении всей беременности, насыщение организма фолиевой кислотой, нормальное развитие ребенка, а также предотвратить возможные осложнения [12].

Важными требованиями к препаратам железа, помимо безопасности, также являются хорошая переносимость и возможность длительного применения, особенно во время беременности [9]. Отсутствие токсических явлений со стороны желудочно-кишечного тракта, оптимальные фармакокинетические параметры и значительная клиническая эффективность этого ЛП обусловливают высокую приверженность к профилактике и лечению железодефицита препаратом Ферретаб

® комп. [12]. Постепенное высвобождение ионов Fe2+ снижает риск побочных эффектов, обеспечивая лучшую переносимость и комплаентность терапии по сравнению с другими препаратами железа. Согласно результатам опроса израильских женщин (n=453), самым популярным антианемическим средством, применяемым во II и III триместрах беременности, назван фумарат железа. Препаратам на основе этой соли отдавали предпочтение 47% респонденток. Сульфат железа принимали 32% участниц, а полимальтозат -- только 12% [9].

Привлечение внимания врачей к проблеме ЖДА (включая латентные формы) и повышение информированности о наиболее эффективных подходах к ее лечению является одной из ключевых задач современной медицины. Доказано, что комбинация железа и фолиевой кислоты – оптимальный вариант профилактики не только анемии, но и любых осложнений, связанных с дефицитом фолатов [9].


Источники / References

  1. Радзинский В.Е., Галина Т.В., Добрецова Т.А. Железный щит репродуктивного здоровья. Терапевтические стратегии при железодефицитной анемии. Информационный бюллетень. StatusPraesens, Москва, 2015.
  2. WHO. The global prevalence of anaemia in 2011. Geneva: WHO, 2015. 43 p.
  3. Гусейнов А.А., Минкаилов К-М.О. Железодефицитная анемия (методическое пособие для интернов, клинических ординаторов и врачей). Махачкала, 2011.
  4. Пересада О.А. с соавт. Железодефицитная анемия при беременности. Медицинские новости. 2013. №2. С. 6-12.
  5. Рахманова Р.Т. с соавт. Железодефицитная анемия и беременность. MIR N-ro. 2012. №2(99). С. 74-77.
  6. Стуклов Н.И., Семенова Е.Н. Лечение железодефицитной анемии. Что важнее, эффективность или переносимость? Существует ли оптимальное решение? Журнал международной медицины. 2013. № 1 (2). С. 47-55.
  7. Федеральные клинические рекомендации по диагностике и лечению железодефицитной анемии. Москва. 2014.
  8. Тихомиров А.Л., Сарсания С.И., Ночевкин Е.В. Лечение, диагностика и адекватная профилактика железодефицитных состояний в практике акушера-гинеколога. Акушерство и гинекология. 2015. № 4. С. 69-74.
  9. Ших Е.В., Бриль Ю.А. Железодефицит: катастрофа для нейрогенеза. StatusPraesens. С. 84-90.
  10. Инструкция по применению к препарату Ферретаб® комп.
  11. Торшин И.Ю. с соавт. Метаанализ клинических исследований по применению фумарата железа с целью профилактики и терапии железодефицитной анемии у беременных. Гинекология. 2015. Т. 17. №5. С. 3-10.
  12. Байболова Ж.И. Выбор антианемического средства для терапии и профилактики железодефицитных состояний у беременных. Вестник хирургии Казахстана. 2011. №4. C. 103-105.

актуальные аспекты диагностики и лечения в реальной клинической практике терапевта

Железодефицитная анемия: актуальные аспекты диагностики и лечения в реальной клинической практике терапевта

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/therapy.2019.1.172-181

Д.И. Трухан, Г.Л. Юренев, Н.А. Чусова

1 ФГБОУ ВО «Омский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации; 2 ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Министерства здравоохранения Российской Федерации

Анемии – группа заболеваний, характеризующихся уменьшением количества циркулирующих эритроцитов и(или) гемоглобина в единице объема крови ниже нормального для данного возраста и пола. Чаще (80–95% всех анемий) в реальной клинической практике терапевта встречается хроническая железодефицитная анемия (ЖДА). Часто при обсуждении различных аспектов диагностики и лечения ЖДА можно столкнуться с позицией, что про ЖДА все давно и хорошо известно. Однако в реальной клинической практике в силу разных причин забываются подводные камни, рифы и мели, недооценка которых может привнести определенные сложности в диагностику и лечение. В представленном обзоре обсуждаются наиболее значимые аспекты диагностики и лечения ЖДА.


Литература



  1. Iron deficiency anemia: assessment, prevention, and control. A guide for programme managers. UNICEF, United Nations University, WHO. Geneva: World Health Organization, 2001. URL: https://www.who.int/nutrition/publications/micronutrients/anaemia_iron_deficiency/ WHO_NHD_01.3/en/

  2. Серов В.Н., Шаповаленко C.A, Флакс Г.А., Царюк А.В. Диагностика и лечение железодефицитных состояний у женщин в различные периоды жизни. Журнал Российского общества акушеров-гинекологов. 2006; 2. URL: http://ag-info.ru/files/jroag/2006-2/jroag-06-02-15.pdf

  3. Чилова Р.А., Мурашко А.В., Вечорко В.И. и соавт. Профилактика и лечение железодефицитных состояний у беременных и кормящих женщин. РМЖ. 2017; 15: 1092–1095

  4. Johnson–Wimbley T.D., Graham D.Y. Diagnosis and management of iron deficiency anemia in the 21st century. Therap. Adv. Gastroenterol. 2011; 4 (3): 177–84.

  5. Трухан Д.И. Железодефицитная анемия: актуальные вопросы диагностики и профилактики на этапе оказания первичной медико-санитарной помощи. Фарматека. 2018; 13: 84–90. DOI: https: //dx.doi.org/10.18565/pharmateca.2018.13.84-90

  6. Тарасова И.С. Железодефицитная анемия у детей и подростков. Вопросы современной педиатрии. 2011; 2: 40-48.

  7. Трухан Д.И., Филимонов С.Н. Внутренние болезни. Т. 2. Новокузнецк: ООО «Полиграфист». 2015. 239 с.

  8. Трухан Д.И., Викторова И.А. Нефрология. Эндокринология. Гематология. СПб.: СпецЛит, 2017. 253 с.

  9. WHO. The global prevalence of anaemia in 2011. Geneva: World Health Organization; 2015. URL: https://www.who.int/nutrition/publications/micronutrients/global_ prevalence_anaemia_2011/en/

  10. Worldwide prevalence of anaemia 1993–2005: WHO global database on anaemia. Geneva, World Health Organization, 2008. URL: https://apps.who.int/iris/handle/10665/43894

  11. Стуклов Н.И., Митченкова А.А. Анемия и дефицит железа. глобальные проблемы и алгоритмы решений. Терапия. 2018; 6: 147–155. Doi: https: //dx.doi.org/10.18565/.

  12. Zacharski L.R., Ornstein D.L., Woloshin S., Schwartz L.M. Association of age, sex and race with body iron stores in adults: analysis of NHANES III data. Am Heart J. 2000 Jul; 140(1): 98–104.

  13. Трухан Д.И., Тарасова Л.В. Железодефицитная анемия: актуальные вопросы диагностики, лечения и профилактики. Гинекология. 2013; 5: 95–99.

  14. Серов В.Н., Дубровина Н.В., Балушкина А.А. Железодефицитная анемия в гинекологической практике: основные принципы лечения. Русский медицинский журнал. 2011; 1. Электронный ресурс: URL: http://rmj.ru/articles_7480.htm

  15. Коноводова Е.Н., Бурлев В.А. Алгоритм диагностики и лечения железодефицитных состояний у гинекологических больных. Фарматека. 2012; 12: 72–78.

  16. Напалков Д.А., Панферов А.С. Анемии у женщин: что нужно знать интернистам? Фарматека. 2012; 4: 37–41.

  17. Лузина Е.В., Ларева Н.В. Анемия и заболевания желудочно-кишечного тракта. Терапевтический архив.2013; 4: 102–105.

  18. Трухан Д.И., Никоненко В.А. Дифференциальный диагноз крови в стуле. Точное обследование – залог успешного лечения. Стационарозамещающие технологии: амбулаторная хирургия. 2016; 3–4 (63–64): 36–43.

  19. Трухан Д.И. Кровь в стуле: вопросы дифференциальной диагностики. Справочник поликлинического врача. 2016; 6: 38–42.

  20. Трухан Д.И., Филимонов С.Н. Дифференциальный диагноз основных гастроэнтерологических синдромов и симптомов. М.: Практическая медицина. 2016. 168 с.

  21. Peña-Rosas J.P., De-Regil L.M., Garcia-Casal M.N., Dowswell T. Daily oral iron supplementation during pregnancy. Cochrane Database Syst Rev. 2015 Jul 22; 7: CD004736. doi: 10.1002/14651858.CD004736.pub5.

  22. Froessler B., Collingwood J., Hodyl N.A., Dekker G. Intravenous ferric carboxymaltose for anaemia in pregnancy. BMC Pregnancy Childbirth. 2014 Mar 25; 14: 115. doi: 10.1186/1471-2393-14-115.

  23. Шехтман М.М. Железодефицитная анемия и беременность. Клиническая лекция. Consilium medicum. Гинекология. 2004; 4(6). Электронный ресурс: URL: http://old.con-med.ru/gynaecology/article/7631/

  24. Трухан Д.И., Тарасова Л.В. Железодефицитная анемия: актуальные вопросы диагностики, лечения и профилактики. Гинекология. 2013; 5: 95–99.

  25. Трухан Д.И., Филимонов С.Н. Клиника, диагностика и лечение основных эндокринных и гематологических заболеваний. Учеб. пособие. Новокузнецк: ООО «Полиграфист». 2015. 119 с.

  26. Ломова Н.А., Дубровина Н.В., Кан Н.Е. и др. Быстрая коррекция дефицита железа у беременных: обзор современных возможностей. РМЖ. 2017; 2: 121–124.

  27. Федеральные клинические рекомендации по диагностике и лечению железодефицитной анемии. 2014. URL: nodgo.org/sites/default/files/ФКР по диагностике и лечению железодефицитной анемии.pdf

  28. Дворецкий Л.И. Железодефицитная анемия в реальной клинической практике. Фарматека. 2012; 2: 78–84.

  29. Трухан Д.И., Филимонов С.Н. Болезни сердечно-сосудистой системы: клиника, диагностика и лечение. СПб: СпецЛит. 2016. 319 с.

  30. Банадыга Н.В., Рогальская Я.В., Рогальский И.О. Влияние железодефицитной анемии у детей на формирование системного иммунитета. Современная педиатрия. 2014; 3: 40.

  31. Banadyha N.V. Contemporary view on the nature of deficient states in early age children. Запорожский медицинский журнал. 2017; 2(101): 181–85.

  32. Ершова А.К. Этиология, патогенез и лечение железодефицитной анемии. Русский медицинский журнал. 2011; 12: 790–793.

  33. Дворецкий Л.И. Анемия у больных хронической обструктивной болезнью легких: коморбидность или системное проявление? Пульмонология. 2012; 2: 5–11.

  34. Провоторов В.М., Авдеева С.А. Анемия у больных с хронической сердечной недостаточностью. Клиническая медицина. 2012; 3: 55–58.

  35. Струтынский А.В. Железодефицитные анемии в практике врача-терапевта: диагностика и лечение. Фарматека. 2012; 13: 67–73.

  36. Дворецкий Л.И., Дятлов Н.В. Кардиологический больной с анемией. Фарматека. 2013; 6: 22–31.

  37. Клинические рекомендации. Хроническая сердечная недостаточность (ХСН). Общество специалистов по сердечной недостаточности. Российское кардиологическое общество. 2016. URL: http://ossn.ru/upload/medialibrary/003/97_30012017.pdf

  38. Muñoz M., Acheson A.G., Auerbach M. et al. International consensus statement on the perioperative management of anaemia and iron deficiency. Anaesthesia. 2017 Feb; 72(2): 233–47.

  39. Khalafallah A.A., Dennis A.E., Ogden K. et al. Three-year follow-up of a randomized clinical trial of intravenous versus oral iron for anaemia in pregnancy. BMJ Open. 2012; 18: 2–5.

  40. Cantor A.G., Bougatsos C., Dana T. et al. Routine iron supplementation and screening for iron deficiency anemia in pregnancy: a systematic review for the U.S. Preventive Services Task Force. Ann Intern Med. 2015; 162: 566–76.

  41. Tayupova I.M. To the question of rational nutrition, micronutrient status correction, prevention and treatment of iron deficiency in pregnancy. Vopr Pitan. 2015; 84(2): 25–33.

  42. Breymann C., Milman N., Mezzacasa A., Bernard R., Dudenhausen J. Ferric carboxymaltose vs oral iron in the treatment of pregnant women with iron deficiency anemia: an international, open-label, randomized controlled trial (FER-ASAP). J Perinat Med. 2016 Jun 8. pii: /j/jpmeahead-of-print/jpm-2016-0050/ jpm-2016-0050.xml. doi: 10.1515/jpm-2016-0050.

  43. Froessler B., Collingwood J., Hodyl N.A., Dekker G. Intravenous ferric carboxymaltose for anaemia in pregnancy. BMC Pregnancy Childbirth, 2014, 14: 115.

  44. Вавина О.В., Пучко Т.К., Умралиева М.А. Железодефицитная анемия у беременных и ее коррекция. Медицинский совет. 2018; 13: 26–30.

  45. Derzsiová K., Mydlík M., Boldizsár J., Hríbiková M., Petrovicová J. Oral administration of iron with vitamin C in haemodialyzed patients. Vnitr Lek. 2001 Apr; 47(4): 210–14.

  46. Chrobák L. Microcytic and hypochromic anemias. Vnitr Lek. 2001 Mar; 47(3):166–74.

  47. Mydlík M., Derzsiová K., Boldizsár J., Hríbiková M., Petrovicová J. Oral use of iron with vitamin C in hemodialyzed patients. J Ren Nutr. 2003 Jan; 13(1): 47–51.

  48. Krochmalczyk D., Piotrowska M., Skotnicki A.B. Iron deficiency anaemia in population of Polish patients--results of epidemiological screening study. Pol Merkur Lekarski. 2005 Feb; 18 (104): 184–88.

  49. Bozhinova S. Treatment of iron deficiency anaemia in pregnant, puerperal and gynaecological patients different drugs, different approaches. Akush Ginekol (Sofiia). 2005; 44(4): 46–50.

  50. Стрижаков А.Н., Мусаев З.М., Муратов И.Р. Особенности течения беременности и родов при железодефицитной анемии. Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2005; 3: С. 14–18.

  51. Лечение манифестного дефицита железа у беременных и родильниц. Медицинская технология. Серов В.Н., Бурлев В.А., Коноводова Е.Н., Орджоникидзе Н.В., Тютюнник В.Л. Разрешение Федеральной Службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития. Серия АА 0000151, ФС № 2010/003 от 18 января 2010 г.

  52. Коноводова Е.Н., Бурлев В.А., Тютюнник В.Л., Якунина Н.А., Подымова А.А. Эффективность терапии латентного дефицита железа у беременных. Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии, 2011, 10(5): 26–30.

  53. Савченко Т.Н., Агаева М.И., Дергачева И.А. Анемия и беременность. РМЖ. Мать и дитя. 2016; 15: 971–975.

  54. Тютюнник В.Л., Кан Н.Е., Ломова Н.А., Докуева Р.С.Э. Железодефицитные состояния у беременных и родильниц. Медицинский совет. 2017; 13: 58–62.

  55. Дворецкий Л.И., Заспа Е.А. Сравнительная эффективность железосодержащих препаратов у больных железодефицитной анемией. Репродуктивное здоровье Восточная Европа. 2011; 3(15): 117–127.

  56. Дубинская Е., Барабанова О., Довлетханова Э., Лаптева Н. Послеоперационная антианемическая терапия у больных с доброкачественной патологией полости матки. Врач. 2011;11: 61–64.

  57. Карпова М.В., Зайцева Г.А., Куликова М.М., Тарасова Л.Н., Вершинина О.А. Оценка эффективности препарата сорбифер дурулес для коррекции нарушений обмена железа у доноров. Вестник Уральской медицинской академической науки. 2009; 4(27): 81–83.

  58. Воробьев П.А., Аксюк З.Н., Горохова С.Г. Сорбифер дурулес в терапии железодефицитной анемии в гериатрической практике. Клиническая геронтология. 2000; 1: 7–12.

  59. Федорук А.В., Воробьев П.А., Некрасова Н.И., Доркина А.А. Анализ врачебной практики ведения больных железодефицитной анемией в различных возрастных группах. Клиническая геронтология. 2005; 19: 8–14.

  60. Коптлеуова А.С. Эффективность препарата «Сорбифер дурулес» при хронических заболеваниях желудочно-кишечного тракта. Медицинский журнал Западного Казахстана. 2012; 3(35): 169–170.

  61. Белоусова Н.С., Ильина С.А., Черногорюк Г.Э., Тюкалова Л.И. Влияние коррекции показателей обмена железа и эритрона при железодефицитных анемиях легкой степени на клинические проявления ишемической болезни сердца. Клиническая медицина. 2012; 1: 41–46.

  62. Будневский А.В., Провоторов В.М., Ульянова М.И. Хроническая обструктивная болезнь легких и анемия: клинические проявления и тактика лечения. Клиническая медицина. 2016; 9: 677–683.

  63. Бапаева М.К. Ферротерапия: изучение фармакоэкономических параметров у пациентов с железодефицитной анемией. Известия ВУЗов (Кыргызстан). 2008; 5–6: 297–300.

  64. Бапаева М.К. Возможности объективизации выбора ферропрепаратов у беременных, страдающих железодефицитной анемией. Наука и новые технологии. 2009; 1–2: 34–38.

  65. Грибкова И.В., Холовня-Волоскова М.Э., Полякова К.И. и др. Фармакоэкономический анализ применения пероральных препаратов железа для лечения и профилактики. Акушерство и гинекология. 2018; 3: 138–144.

  66. Грибкова И.В., Полякова К.И., Степанова В.Н. и др. Сравнительный фармакоэкономический анализ препарата сорбифер дурулес и препаратов трехвалентного железа для лечения и профилактики железодефицитной анемии беременных. Фармакоэкономика: теория и практика. 2018; 1: 44.


Об авторах / Для корреспонденции


Дмитрий Иванович Трухан, д.м.н., доцент, профессор кафедры внутренних болезней и поликлинической терапии ФГБОУ ВО «Омский государственный медицинский университет» Минздрава России. E-mail: [email protected]
Георгий Леонидович Юренев, д.м.н., профессор кафедры пропедевтики внутренних болезней и гастроэнтерологии ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава Росси
Наталья Андреевна Чусова, студентка 6 курса лечебного факультета ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава России.


Похожие статьи

Принципы лечения железодефицитной анемии у женщин с гинекологической патологией

Кафедра акушерства и гинекологии педиатрического факультета ГБОУ РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, Москва

В статье описаны роль и метаболизм железа в организме, причины развития железодефицитных состояний. Представлены клиническая картина, диагностические критерии и принципы лечения железодефицитной анемии у пациенток с гинекологической патологией. Приведены сравнительные результаты лечения полимальтозатным комплексом железа (37 больных) и сульфатом железа (30 больных). Доказана высокая эффективность и безопасность приема препарата мальтофер.

железодефицитная анемия

гинекологическая патология

диагностика лечение

мальтофер

полимальтозат железа

1. Воробьев П.А. Анемический синдром в клинической практике. М.: Ньюдиамед; 2001. 165 с.
2. Дворецкий Л.И. Железодефицитная анемия в практике врачей различных специальностей. Вестник практического врача. 2003; 1: 13-8.
3. Коноводова Е.Н., Докуева Р.С.-Э., Якунина Н.А. Железодефицитные состояния в акушерско-гинекологической практике. Русский медицинский журнал. 2011; 20: 1228-31.
4. ВОЗ. Официальный ежегодный отчет. Женева; 2002.
5. Городецкий В.В., Годулян О.В. Железодефицитные состояния и железодефицитная анемия: диагностика и лечение. Методические рекомендации. М.: Медпрактика-М; 2005. 28 с.
6. Хашукоева А.З., Хлынова С.А., Бурденко М.В., Нариманова М.Р., 
Козлова О.В. Железодефицитные состояния при гинекологических заболеваниях и способы их коррекции. Лечащий врач. 2014; 3: 43-6.
7. Дворецкий Л.И., Заспа Е.А. Железодефицитные анемии в практике акушера-гинеколога. Русский медицинский журнал. 2008; 16(29): 1898-906.
8. Серов В.Н., Бурлев В.А., Коноводова Е.Н., Орджоникидзе Н.В., Тютюнник В.Л. Лечение манифестного дефицита железа у беременных и родильниц. Медицинская технология. М.: МедЭкспертПресс; 2010. 28 с.
9. Сокур Т.Н., Дубровина Н.В., Федорова Ю.В. Принципы профилактики и лечения железодефицитных анемий у беременных. Гинекология. 2007; 9(2): 58-62.
10. Бурлев В.А., Федорова Ю.В., Сокур Т.Н., Ильясова Н.А. Манифестный дефицит железа у беременных: оценка допплерометрических параметров кровотока и феррокинетических показателей на фоне лечения. Российский вестник акушера-гинеколога. 2011; 11(6): 4-10.
11. Казюкова Т.В., Самсыгина Г.А., Калашникова Г.В., Румянцев А.Г., Фаллух А., Мотина А.Г., Левина А.А. Новые возможности ферротерапии железодефицитной анемии. Клиническая фармакология и терапия. 2000; 9(2): 88-91.
12. Pasricha S.R., Flecknoe-Brown S.C., Allen K.J., Gibson P.R., McMahon L.P., Olynyk J.K. et al. Diagnosis and management of iron deficiency anaemia: a clinical update. Med. J. Aust. 2010; 193(9): 525-32.
13. Долгов В.В., Луговская С.А., Морозова В.Т., Почтарь М.Е. Лабораторная диагностика анемий. Пособие для врачей. Тверь: Губернская медицина; 2001. 84 с.
14. Терехова А.В. Лечение постгеморрагической железодефицитной анемии у гинекологических больных в до- и послеоперационном периоде: автореф. дис. … канд. мед. наук. М.; 2006. 25 с.
15. Шевелева Т.В., Скворцова М.Ю. Проблема железодефицитной анемии в акушерстве и гинекологии. Русский медицинский журнал. 2012; 17: 877-83.
16. Johnson-Wimbley T.D., Graham D.Y. Diagnosis and management of iron deficiency anemia in the 21st century. Ther. Adv. Gastroenterol. 2011; 4(3): 177-84.
17. Fernаndez-Gaxiola A.C., De-Regil L.M. Intermittent iron supplementation for reducing anaemia and its associated impairments in menstruating women. Cochrane Database Syst. Rev. 2011; (12): CD009218.
18. Лебедев В.А., Пашков В.М. Принципы терапии железодефицитной анемии у гинекологических больных. Трудный пациент. 2013; 11: 3-7.
19. Верткин А.Л., Годулян О.В., Городецкий В.В., Скотников А.С. Железодефицитная анемия и выбор препарата для ее коррекции. Русский медицинский журнал. 2010; 5: 260-4.
20. Дворецкий Л.И., Заспа Е.А., Литвицкий П.Ф., Болевич С.Б., Меньшова Н.И. Свободнорадикальные процессы у больных железодефицитной анемией на фоне лечения препаратами железа. Терапевтический архив. 2006; 78(1): 52-7.
21. Мальцев С.В., Шакирова Э.М., Халитова Д.И., Сафина Л.З. Безопасный способ профилактики дефицита железа у матерей и их новорожденных. Практическая медицина. 2012; 7: 109-13.
22. Федорук А.В. Особенности диагностики и лечения железодефицитной анемии у больных пожилого и старческого возраста: автореф. дис. … канд. мед. наук. М.; 2009. 23 с.
23. Шилина У.А., Бреусенко Л.Е., Шалина Р.И. и др. Сравнение эффективности применения препаратов железа у беременных с железодефицитной анемией в III триместре. В кн.: Кисляк Н.С., Казюкова Т.В., Мазурина Н.А., ред. Дефицит железа и железодефицитная анемия у детей. М.: Славянский диалог; 2001: 132-40.

Евсеев Алексей Александрович, к.м.н., доцент кафедры акушерства и гинекологии педиатрического факультета ГБОУ РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России. Адрес: 119415, Россия, Москва, ул. Лобачевского, д. 42. Телефон: 8 (499) 432-68-25. E-mail: [email protected]
Пивоварова Оксана Юрьевна, к.м.н., доцент кафедры акушерства и гинекологии педиатрического факультета ГБОУ РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России. Адрес: 119415, Россия, Москва, ул. Лобачевского, д. 42. Телефон: 8 (499) 432-68-25. E-mail: [email protected]
Аграновская Анна Валерьевна, к.м.н., зам. главного врача по поликлинической работе, Клинический госпиталь Лапино. Адрес: Россия, Московская область, Одинцовский район, 1-е Успенское шоссе, Лапино, д. 111. Телефон: 8 (495) 526-60-71. E-mail: [email protected]

Лечение железодефицита и железодефицитной анемии у больных воспалительными заболеваниями кишечника: результаты исследования Gestiona Hierro-EII

Авторы: F. Casellas-Jordá, I. Vera-Mendoza, M. Barreiro-de-Acosta и соавт.

Статья в формате PDF

Железодефицитная анемия (ЖДА) является типичным осложнением или характерным проявлением воспалительных заболеваний кишечника (ВЗК). Ее распространенность значительно варьирует в различных исследованиях: по данным разных авторов, 10-75% пациентов с ВЗК страдают ЖДА. Развитию анемии при ВЗК придается большое значение, т.  к. она ассоциирована со снижением качества жизни, увеличением потребности в ресурсах системы здравоохранения, более агрессивным течением заболевания, ростом частоты госпитализации и хирургических вмешательств. Такие симптомы, как усталость и астения, значительно ухудшают качество жизни пациентов с ВЗК и характерны для анемии. Нивелирование усталости является основной целью терапии у 14% больных ВЗК, и при их лечении необходимо учитывать наличие ЖДА/железодефицита. Кроме того, ЖДА является маркером болезни Крона (БК) и развивается на фоне высокой активности воспалительного процесса. Железодефицит даже без сопутствующей ЖДА признан фактором, ассоциированным со снижением качества жизни.

Данные доказательной медицины свидетельствуют, что терапия ЖДА/железодефицита при ВЗК нуждается в совершенствовании. Например, в когортном популяционном исследовании ICURE, проведенном в Упсале, выявлено, что только 46% больных ЖДА используют заместительную терапию препаратами железа или гемотрансфузию. В ходе других исследований, например German AnaemIBD Study, охватившего данные пациентов 55 немецких госпиталей, подтверждено тот факт, что лечению ЖДА не уделяется должного внимания. В упомянутом исследовании установлено, что только 43,5% больных ЖДА и ВЗК получают терапию по поводу ЖДА. Опрос, проведенный среди пациентов – членов Европейской федерации ассоциаций пациентов с болезнью Крона и язвенным колитом (European Federation of Crohn’s and Ulcerative Colitis Associations, EFCCA), продемонстрировал, что 33% больных ВЗК и ЖДА не получают лечения по поводу ЖДА.

Помимо недостаточного охвата терапией, можно повлиять на другие аспекты повседневного лечения ВЗК-ассоциированной ЖДА. Одним из таких аспектов является применение внутривенных (в/в) форм препаратов железа. В руководстве Европейской организации по изучению болезни Крона и колита (European Crohn’s and Colitis Organisation, ECCO) подчеркивается, что в/в введение, а не пероральный прием препаратов железа следует рекомендовать в качестве терапии первой линии при ЖДА и клинически активном течении ВЗК. Однако в/в введение препаратов железа достаточно редко используется в клинической практике и, к сожалению, на протяжении последних нескольких лет ситуация в этом отношении не улучшилась.

Информация, раскрывающая особенности лечения ЖДА в реальной клинической практике, немногочисленна. По данным исследования REGIS, проведенного в Испании с участием гос­питализированных больных ЖДА, обусловленной патологией желудочно-кишечного тракта, железодефицит диагностируют у многих стационарных больных ВЗК (54% пациентов с БК; 85% больных язвенным колитом). При поступлении ЖДА выявляют у 50% пациентов, при выписке – у 45%. Следовательно, можно сделать вывод о недостаточно эффективном лечении.

Вышеизложенные факты послужили основанием для разработки проекта Gestiona Hierro-EII. Это исследование задумывалось как специфический онлайн-опрос членов Испанского общества патологии органов пищеварения (Sociedad Española de Patologia Digestiva, SEPD), основной целью которого являлось изучение реальных клинических особенностей состояний, ­спровоцированных железодефицитом или ЖДА у больных ВЗК. Также учитывались клинический статус пациентов, схемы введения препаратов и альтернативные методы лечения, определялись возможности по улучшению эффективности терапии.

Материалы и методы

Инициатива Gestiona Hierro-EII представляет собой проспективное обсервационное исследование, основанное на структурном онлайн-наблюдении за членами Испанского общества патологии органов пищеварения (Sociedad Española de Patología Digestiva, SEPD).

В рамках проекта Gestiona Hierro-EII разработан перечень вопросов, освещавших различные аспекты лечения ЖДА и железодефицита у больных ВЗК. Они включали пункты относительно рекомендаций, принципиального подхода к терапии, стажа гастроэнтерологической практики, возможных ограничивающих факторов и потребностей врачей. 

Окончательный вариант опросника состоял из 48 вопросов и был разделен на  4 части: демографические параметры, контролируемые показатели (критерии, параметры, время), ведение пациента с анемией (режимы, дозы, способы введения, ­продолжительность наблюдения), ограничивающие факторы / потребности врачей (несвоевременность назначения, инфраструктура, обучение).

Процедура

Приглашения рассылали практикующим врачам, членам SEPD (исходное количество участников – 1561 клиницист), по электронной почте, а также размещали оповещения на информационных каналах общества (веб-странице, в новостных бюллетенях, информационном журнале Info-SEPD). Участников просили пройти онлайн-опрос, используя платформу Formularios-SEPD в период с 24 апреля по 22 мая 2017 г. Впоследствии проанализировали все полностью заполненные анкеты.

Результаты

Всего получено 122 полностью заполненных опросника, что составило 8% от общего количества участников. В общем: 51,6% респондентов были моложе 40 лет, 84,4% работали в городах с населением >50 тыс. жителей, стаж работы 55,7% опрошенных составлял <10 лет, 69,7% работали в высокоспециализированной университетской клинике, 52,5% респондентов являлись лицами женского пола.

Мониторинг ЖДА

Респонденты полагали, что ЖДА/железодефицит являются типичными проявлениями ВЗК, которые возникают у 34,1% пациентов. Вероятно, поэтому почти все гастроэнтерологи (97,5%) считали необходимым контролировать течение ЖДА у больных ВЗК, несмотря на активность заболевания. Большинство специалистов назначали лабораторные исследования для определения активности воспалительного процесса, необходимые впоследствии для диагностики ЖДА у больных ВЗК. С этой целью наиболее часто определяли концентрации С-реактивного протеина (90,8%) и фекального кальпротектина (89,1%), проводили колоноскопию (31,1%). Частнопрактикующие врачи чаще рекомендовали проведение колоноскопии, чем специалисты, работающие в государственных учреждениях (45,9 vs 24,4% соответственно; р<0,05).

Практически все респонденты (85,1%) каждые 3-6 мес выполняли диагностический поиск возможной ЖДА у больных БК и неспецифическим язвенным колитом. Для диагностики ЖДА применяли различные лабораторные исследования. Наиболее часто прибегали к определению концентрации гемоглобина и уровня ферритина. Гематокрит в качестве маркера ЖДА использовали преимущественно специалисты с большим опытом работы ­(87,0 vs 70,6% врачей со стажем работы больше и меньше 10 лет соответственно; р<0,03). Выбор метода обследования не зависел от места работы, профессиональной активности или количества больных (р>0,05 во всех случаях).

Лечение ЖДА

Половина респондентов инициировала лечение ЖДА только при появлении значимой клинической симптоматики, другая половина опрошенных основывалась исключительно на лабораторных показателях и не принимала во внимание выраженность симптомов (51,6 vs 48,4% соответственно). Большинство частнопрактикующих врачей начинали лечение ЖДА при манифестации клинических проявлений (67,6 vs 44,7% частнопрактикующих врачей и сотрудников государственных учреждений соответственно; р<0,02). Среди лабораторных показателей, определение которых считалось необходимым для инициации терапии препаратами железа, наиболее часто использовали: ферритин (78,7%), гемоглобин (70,5%), индекс насыщения трансферрина (48,4%) и содержание железа в сыворотке крови (32,8%).

Значения гематокрита оценивали только у 19,7% участников, хотя опытные клиницисты чаще прибегали к определению этого показателя для начала терапии, чем начинающие врачи (29,6 vs 11,8% соответственно; р<0,014). Следовательно, 63,9% врачей назначали препараты железа при снижении уровня гемоглобина ниже 12 г/дл у женщин и 13 г/дл у мужчин, а 73,8% специалистов назначали препараты железа при условии пониженного уровня ферритина даже при нормальных показателях гемоглобина.

Решение о применении препаратов железа, предназначенных для перорального приема или парентерального введения, часто основывалось на уровне гемоглобина (84,4% случаев), тогда как активность ВЗК учитывали только 68,9% практикующих врачей. Фактически только 13,1% респондентов не назначали пероральные препараты железа при обострении заболевания. Замечено, что 63,9% гастроэнтерологов учитывали предпочтения пациентов, а 31,1% врачей принимали во внимание стоимость лечения с применением пероральных и в/в форм препаратов железа. Выбор препарата не зависел от демографических характеристик.

При проведении динамического наблюдения за состоянием больных ЖДА использовали следующие лабораторные критерии: гемоглобин (99,2% респондентов), ферритин (95,1%), индекс насыщения трансферрина (76,2%), средний корпускулярный объем эритроцитов (74,6%). Выбор показателя для мониторинга ЖДА определялся стажем практической деятельности: специалисты с >10-летним опытом работы и частнопрактикующие врачи чаще прибегали к определению среднего корпускулярного объема (р<0,04) и гематокрита (р<0,018). Большинство респондентов контролировали течение ЖДА каждые 3 мес (67,2%). Наиболее часто для лечения ВЗК-ассоциированной ЖДА применяли пер­оральные формы препаратов железа, реже – предназначенные для в/в введения, внутримышечный способ рекомендовали только 4,9% специалистов.

Лечение пероральными формами препаратов железа

Важным аспектом лечения ЖДА препаратами железа, предназначенными для перорального приема, является продолжительность терапии. Большинство врачей рекомендовали прием препаратов железа вплоть до нормализации лабораторных показателей (в 50,8% случаев – до стабилизации уровня ферритина, в 12,3% случаев – гемоглобина). Однако 29,5% респондентов назначали терапию пероральными формами препаратов железа на протяжении строго фиксированного промежутка времени, не учитывая значения лабораторных показателей. В соответствии с рекомендациями по применению пероральных форм препаратов железа лечебное голодание не рекомендовали 33,6% опрошенных.

Подавляющее большинство гастроэнтерологов (92,6%) перед назначением пероральных форм препаратов железа учитывали пожелания пациента, а также их переносимость. Как оценивалась переносимость пероральных форм препаратов железа? Практически половина респондентов (53,3%) диагностировала непереносимость после применения двух препаратов железа, тогда как 36,1% опрошенных устанавливали факт непереносимости после применения >2 пероральных препаратов. Критерии неэффективности терапии пероральными формами препаратов железа представлены в табл. 1.

Лечение в/в формами препаратов железа

Основные показания для в/в введения препаратов железа приведены в табл. 2. Фактически большинство практикующих врачей назначало в/в формы препаратов железа только при неэффективности или непереносимости пероральных форм, очень редко в/в метод введения использовали в качестве терапии первой линии.

В действительности только 14,8% врачей назначали в/в формы препаратов железа при обострении заболевания, как это рекомендовано действующими практическими руководствами. Доза в/в форм препаратов железа рассчитывалась преимущественно в зависимости от потребности пациента с использованием формулы Ганзони (38,5%) или упрощенной формулы ЕССО (27,0%). Однако 34,4% респондентов применяли стандартные дозы в зависимости от состояния пациента. Кроме того, большинство практикующих врачей (63,1%) полагало, что инструменты, предназначенные для расчета потребности в в/в формах препаратов железа, не полностью отражают реальные потребности пациента в нем.

Большинство (90,2%) участников полагало, что в/в введение препаратов железа в условиях стационара способно оптимально удовлетворить все потребности пациента. Это, вероятно, связано с тем фактом, что многие профессионалы (81,1%) могли назначить терапию препаратами железа в высоких дозах, тогда как 12,3% респондентов использовали только препараты в низких дозах.

Зафиксирована значительная гетерогенность в отношении подхода с назначением высоко- и низкодозовой терапии, что зависело от лекарственных средств, использовавшихся в каждом центре. Большинство опрошенных (51,2%) в ряде случаев назначали повторные инъекции в дозе 500 мг или <1 г. Только 33,1% врачей использовали однократные или повторные инъекции в дозе ≥1 г в соответствии с действующими рекомендациями. Показания для назначения в/в форм препаратов железа в высоких дозах приведены в таблице 3.

Ограничения/потребности для назначения в/в терапии железом

Потенциальным фактором, ограничивающим возможности использования подхода в/в введения препаратов железа, являлось время, необходимое для инфузии препарата. Однако в связи с этим отмечена положительная тенденция: 15,6% респондентов заявили, что они используют однократное в/в введение препаратов железа, а 64,8% опрошенных предпочитают проводить инфузии в течение 1 нед. Замедленное введение (>2 нед) использовали 3,3% врачей. Другие факторы, ограничивающие в/в введение препаратов железа, перечислены в табл. 4.

Потребность в обучении

Получить дополнительную информационную поддержку и профессиональную подготовку в отношении лечения ВЗК-ассоциированной ЖДА хотели бы 84,4% респондентов (табл. 5). На протяжении последних трех лет 54,9% опрошенных не посещали никаких специализированных тренингов. Выраженная потребность в обучении может быть удовлетворена различными способами, наиболее предпочтительными являлись дистанционное обучение (47,6%), обучение в классе (21,4%) и смешанный подход. Только 11,7% врачей хотели бы получить письменные материалы для самостоятельного ­изучения.

Обсуждение

Данные Gestiona Hierro-EII позволили пролить свет на текущую ситуацию по лечению железодефицита и ЖДА у больных ВЗК среди практикующих врачей. Ответы, предоставленные 122 участниками исследования, прояснили значимость таких аспектов, как осмотр пациентов с обострением ВЗК, применение в/в форм железа в высоких дозах, применение алгоритмов лечения в клинической прак­тике и насущные потребности в образовании. Демографическое распределение респондентов соответствовало таковому в предыдущих наблюдениях, проведенных в рамках программы Gestiona, в которых эксперты SEPD определили значимость своевременной терапии гастроэнтерологической патологии.

Существует практически единодушное мнение о том, что ЖДА/железодефицит значительно влияют на течение ВЗК, поэтому наличие этих состояний следует контролировать у всех пациентов, независимо от активности заболевания. Активность воспалительного процесса при ВЗК в большинстве случаев оценивалась посредством определения лабораторных показателей: уровня С-реактивного протеина или фекального кальпротектина. Эндоскопия была отнесена к исследованиям второй линии по сравнению с лабораторным обследованием. Диагноз ЖДА основывался на патологических изменениях уровня гемоглобина или ферритина, тогда как показатель гематокрита, отодвинутый на задний план, по-прежнему продолжали использовать специалисты с большим стажем работы.

Важно отметить, что перед назначением препаратов железа для лечения ЖДА все специалисты требуют проведения лабораторного исследования, в частности определения уровней ферритина и гемоглобина даже при отсутствии клинических симптомов заболевания. Большая часть специалистов (73,8%) начинала лечение ЖДА при снижении уровня ферритина, независимо от уровня гемоглобина.

Следовательно, железодефицит даже без сопутствующей ЖДА оказывает значительное влияние на субъективное восприятие состояния здоровья. Это особенно актуально, поскольку международные руководства подчеркивают значимость снижения уровня гемоглобина как суррогатного маркера ЖДА и рекомендуют контролировать этот показатель при проведении динамического наблюдения, без каких-либо специфических упоминаний о гипоферритинемии без ЖДА.

Следует отметить, что решение о назначении препарата для перорального приема или парентерального введения основывалось на показателе уровня гемоглобина; почти треть респондентов не учитывала активность воспалительного процесса при ВЗК. Так, современные рекомендации основаны на применении ­препаратов железа для в/в введения в качестве терапии первой линии при лечении ЖДА у пациентов с клинически активным ВЗК.

Продолжительность терапии препаратами железа при ВЗК-ассоциированной ЖДА, по большей части, определялась лабораторными показателями: преимущественно нормализацией уровня ферритина. Однако почти 1/3 специалистов назначали терапию на протяжении фиксированного промежутка времени, несмотря на значения лабораторных показателей. Указанные результаты являлись вполне ожидаемыми, поскольку, согласно положениям современных руководств, лечение ЖДА должно способствовать нормализации концентрации гемоглобина и запасов железа, т.  е. уровня ферритина. Потенциально спорный аспект заключается в том, следует ли учитывать качество жизни пациента. Поскольку ЖДА и железодефицит ухудшают данные показатели, потенциальной терапевтической целью может являться проведение поддерживающей терапии вплоть до нормализации качества жизни пациента. В обзорах, посвященных данной проблеме, повышение уровня гемоглобина должно привести к улучшению качества жизни.

Однако наиболее значимой целью при назначении препаратов железа является их эффективность. Поэтому ответ на лечение может варьировать от 9 до 43% в зависимости от критерия, использованного для определения цели терапии: нормализация или повышение уровня гемоглобина на 2 г/дл. Большинство специалистов контролировали эффективность назначенной терапии посредством определения уровня гемоглобина и/или ферритина, которые являются лучшими маркерами, демонстрирующими ответ на применение препаратов железа.

Настоящее исследование выявило тенденцию к отсроченному / недостаточно частому назначению в/в форм препаратов железа. Отсроченное назначение препаратов железа для в/в введения редко рассматривается практическими врачами в качестве терапии первой линии или лечения, необходимого при обострении заболевания. К другим ограничивающим факторам относят боязнь возникновения осложнений.

В\в формы препаратов железа всегда следует вводить в безопасных условиях для предупреждения возможных рисков, связанных с инфузией. Тем не менее, согласно действующим рекомендациям, введение в/в форм железа является действенной стратегией для лечения ЖДА и улучшения качества жизни пациентов: благоприятный профиль безопасности зафиксирован как при применении препаратов железа (ІІІ) изомальтозида, так и железа карбоксимальтозы.

Стоимость новых препаратов железа, предназначенных для в/в введения, также является ограничивающим фактором. Однако цена за одну единицу новых медикаментов, безусловно, выше, но общая стоимость лечения – ниже. До появления железа (ІІІ) изомальтозида экономия при использовании железа карбоксимальтозы оценивалась в 948 евро на одного пациента с ВЗК по сравнению с таковой при применении препаратов железа сахарата.

Терапия в/в формами препаратов железа, как правило, требует введения повторных доз (до 1 г). В настоящее время пересматривается стратегия инфузионной терапии в связи с появлением новых парентеральных форм, обеспечивающих достаточную эффективность терапии; безопасные дозы этих медикаментов позволяют увеличить количество введенного препарата до 2 г и выше на одну инфузию.

В данном опросе не удалось раскрыть причины сомнений в необходимости в/в введения препаратов железа в высоких дозах. Вероятно, они обусловлены достаточно строгими показаниями для проведения терапии в/в формами препаратов железа.

В ходе исследования Gestiona Hierro-EII установлена необходимость в улучшении знаний специалистов в вопросах лечения ВЗК-ассоциированной ЖДА. Основные требования для интенсификации парентеральной терапии включали улучшение инфраструктуры, необходимой для оптимизации в/в инфузии препаратов железа, наличие среднего медицинского персонала и, в частности, доступность информации. Это отражает потребность в ознакомлении с положениями практических руководств, изменении обучающих программ в соответствии с обновленными рекомендациями по лечению ВЗК-ассоциированной ЖДА. Организации, подобные SEPD, будут играть ключевую роль в обеспечении последнего пункта, предоставляя гастроэнтерологам необходимый доступ к непрерывному обучению.

Таким образом, лечение ЖДА и железодефицита при ВЗК может быть усовершенствовано; недостаточное понимание особенностей современной клинической практики затрудняет оптимизацию лечебной стратегии. Выявление потребностей специалистов должно способствовать улучшению лечения ЖДА посредством проведения специальных мероприятий, таких как обучающие программы, информационные кампании, соответствующее оснащение дневных стационаров для проведения в/в инфузий и наблюдения за пациентами. Проект Gestiona Hierro-EII, базировавшийся на анализе терапии ВЗК-ассоциированной ЖДА гастроэнтерологами, членами SEPD, подтвердил адекватное лечение этого сложного состояния. Мероприятия по ­совершенствованию лечения ЖДА включают в себя назначение препаратов железа для в/в введения больным с обострением ВЗК, применение препаратов в высоких дозах с потребностью в минимальном количестве инфузий, внедрение в клиническую практику современных алгоритмов лечения.

Статья печатается в сокращении.

Managing iron deficiency and iron deficiency anemia in inflammatory bowel disease. The results of the “Gestiona hierro-EII” survey. 2018.
DOI: 10.17235/reed.2018.5354/2017.

Перевела с англ. Татьяна Можина


Справка ЗУ


Информация для профессиональной деятельности врачей и фармацевтов

Среди множества железосодержащих препаратов, зарегистрированных на украинском фармацевтическом рынке, особо выделяется препарат Суфер, представляющий собой гидроксидсахарозный комплекс железа (III). Суфер производит один из флагманов отечественной фармацевтической индустрии – компания «Юрия-Фарм». Он предназначен для быстрой клинической и гематологической коррекции дефицита гемоглобина и дефицита железа посредством исключительно внутривенной капельной или струйной инъекции.

Препарат выпускается в ампу­лах по 5 мл № 5 в упаковке и во флаконах 10 мл и 100 мл раст­­ворителя (NaCl-Солювен) в упаковке; 1 мл раствора содержит 20 мг железа; непосредственно перед введением ­Суфера содержимое флакона следует растворить в 0,9% растворе хлорида натрия в соотношении 1:20. Стандартная доза Суфера составляет 5-10 мл (100-200 мг) железа 1-3 раза в неделю в зависимости от уровня гемоглобина. Более детальная информация по особенностям применения Суфера представлена в инструкции к препарату.

Медична газета «Здоров’я України 21 сторіччя» № 11-12 (432-433), червень 2018 р.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Терапія та сімейна медицина

24.02.2021 Терапія та сімейна медицина Холіну альфосцерат: сучасне підтверд­жен­ня ефективності традиційної терапії

Терапія холінергічними попередниками є традиційним підходом до лікування холінергічної дисфункції та когнітивного дефіциту при розвитку деменції. Це стосується, зокрема, й холіну альфосцерату. До вашої уваги представлено огляд статті F. De Negri, опублікованої у виданні Rivista Società Italiana di Medicina Generale (2020; 5 (27): 64‑69), в якій проаналізовано отримані нещодавно дані на підтримку клінічної ефективності та сприятливої переносимості ГФХ....

24.02.2021 Неврологія Терапія та сімейна медицина Роль фармакологічної терапії при постінсультній депресії

Метою огляду F. Corallo et al., опублікованого у виданні Journal of International Medical Research (2020; 48 (9): 1-11), було оцінити, чи є антидепресивні препарати, зокрема селективні інгібітори зворотного захоплення серотоніну (СІЗЗС) чи інгібітори зворотного захоплення серотоніну й норадреналіну (ІЗЗСН), а також підтримувальна терапія цитиколіном або холіну альфосцератом ефективними для зменшення проявів депресії у пацієнтів із цереброваскулярними захворюваннями. Методика полягала в систематичному пошуку досліджень у науковій літературі в базах даних PubMed та Web of Science. Загалом було виявлено 1566 досліджень, з яких автори відібрали чотири, що відповідали усім критеріям включення/виключення. ...

24.02.2021 Терапія та сімейна медицина Резолюція Ради експертів «Про взаємозамінність біологічних лікарських засобів на прикладі хвороби Гоше»

3 грудня 2020 р. за підтримки ТОВ «Санофі-Авентіс Україна» відбулося засідання міжнародної експертної ради з орфанних метаболічних захворювань, до складу котрої увійшли провідні іноземні (США, Бразилія) й українські фахівці. Метою ради було визначити можливість взаємозамінності лікарських засобів, які належать до класу біологічних препаратів, окреслити особливості їх застосування для орфанних метаболічних захворювань. ...

12.02.2021 Неврологія Терапія та сімейна медицина Вторинна профілактика інсульту:огляд актуальних рекомендацій

Серцево-судинні (ССЗ) та судинно-мозкові захворювання є однією з основних причин інвалідності та смертності серед населення в усьому світі. Особливо ця проблема актуальна в Україні, де у структурі загальної смертності 66,3% припадають на смерть від серцево-судинних (СС), у тому числі цереброваскулярних захворювань. З-поміж останніх окремо виділяють інсульти, які щорічно розвиваються у 16 млн жителів планети, 6 млн з яких помирають, переважна більшість потребують сторонньої допомоги і лише 10% повертаються до повноцінного життя....

Данная страница не существует!

Цикл общероссийских школ «Интенсив по эндокринной гинекологии: от основ к высотам мастерства», 2019 год, Москва

New! Школа юридической самообороны врача

Календарь мероприятий StatusPraesens на 2020 год

Научно-практическая школа «Трудный диагноз в педиатрии»

NEW! Интенсив «АNTI-AGEING: здоровье, эстетика, сексуальность. От системной терапии к эстетическому результату и активному долголетию», Москва

Календарь конференций и научно-практических школ StatusPraesens 2020 для неонатологов и педиатров

Цикл однодневных семинаров StatusPraesens в регионах России

Научно-практическая школа «Неонатология: инновации с позиций доказательной медицины»

Тренинги мануальных навыков в акушерстве (hands-on)

Научно-практическая школа «Бесплодный брак и ВРТ: амбулаторно-поликлиническая помощь», Москва

Календарь мероприятий StatusPraesens на 2019 год

Межрегиональные научно-практические конференции «Здоровье женщины — здоровье нации»

Календарь конференций и научно-практических школ StatusPraesens 2019 для неонатологов и педиатров

V Общероссийская конференция «Контраверсии неонатальной медицины и педиатрии раннего возраста», 8–11 сентября 2018 года, гранд-отель «Жемчужина», Сочи

Общероссийский информационно-образовательный проект «Актуальные вопросы онкологии: клинические и организационные аспекты»

XII Общероссийский научно-практический семинар «Репродуктивный потенциал России: версии и контраверсии», 7–10 сентября 2019 года, Зимний театр, гранд-отель «Жемчужина», Сочи

X Всероссийская научно-практическая конференция и выставка «Главврач XXI века», 8–9 сентября 2019 года, гранд-отель «Жемчужина», Сочи

III Общероссийский научно-практический семинар «Репродуктивный потенциал России: донские сезоны», 18–19 октября 2019 года, конгресс-отель Don-Plaza, Ростов-на-Дону

VI Общероссийская конференция «Инфекции и инфекционный контроль в акушерстве и гинекологии», 14–16 ноября 2019 года, гостиница «Рэдиссон Славянская», Москва

Общероссийская научно-практическая конференция для акушеров-гинекологов «Оттовские чтения», 26–27 ноября 2019 года, Санкт-Петербург

NEW! Журнал «StatusPraesens. Педиатрия и неонатология». Подписка и выпуски

Подписка на журнал «StatusPraesens. Гинекология, акушерство, бесплодный брак»

Выпуски журнала «StatusPraesens. Гинекология, акушерство, бесплодный брак»

Подарочные сертификаты на годовую подписку на журналы StatusPraesens

Акция «Счастливый подписчик»

Дайджест журнала StatusPraesens

Рекламодателям

Видеоприложения к статьям

Публикация авторских материалов

StatusPraesens — самый читаемый!

New! «Кольпоскопия. Атлас», Т.Н. Бебнева, С.И. Петренко, под ред. В.Е. Радзинского

New! «Анемии и репродуктивное здоровье», под ред. В.Е. Радзинского

«Бесплодие и эндометриоз. Версии и контраверсии», под ред. В.Е. Радзинского, М.Р. Оразова

«Кавитированные растворы в репродуктивной медицине», под ред. В.Е. Радзинского и Е.Ю. Глухова

«Акушерская агрессия v. 2.0», В.Е. Радзинский

«Беременность ранних сроков. От прегравидарной подготовки к здоровой гестации» под ред. В.Е. Радзинского и А.А. Оразмурадова

«Радиоволна и аргоновая плазма в практике акушера-гинеколога» под ред. В.Е. Радзинского и Е.Ю. Глухова

«Шейка матки, влагалище, вульва. Физиология, патология, кольпоскопия, эстетическая коррекция»

«Медицина молочной железы и гинекологические болезни» под ред. В.Е. Радзинского

Репродуктивный менеджмент. Тем, у кого уже есть дети: краткий курс для умных женщин

Я и мои будущие дети. Тем, у кого пока нет детей: руководство для умных женщин. Краткий курс

Пути преодоления привычного невынашивания. Саногенез эндометрия в профилактике рецидива выкидыша: возможности системной энзимотерапии

Информационное письмо МАРС по клиническим рекомендациям «Истмико-цервикальная недостаточность»

Для зачатия нужны двое... Что должен знать акушер-гинеколог о диагностике мужского бесплодия

О чём молчат женщины? Диспареуния и репродуктивное здоровье

Застёжка-молния для биотопа. Механизмы адгезии лактобацилл к эпителию влагалища

Всё включено. Нутрициология и репродуктивное здоровье

Новые реалии — новые возможности. Излечение рецидивирующего и хронического кандидозного вульвовагинита. Возможно ли это?

Правила протокола. Препараты прогестерона в клинических рекомендациях

Дисплазия шейки матки. Новые перспективы. Современные возможности коррекции цервикальных неопластических изменений

НМЦ: что мы под этим понимаем? Пролактиновый шторм. Систематизация нарушений менструального цикла

Минимально достаточный — максимально эффективный. Проблемы и перспективы онкогинекологического скрининга

В первой линии терапии? Назначение КОК женщинам репродуктивного возраста с эндометриозом

Стоп, предрак! Обзор российских клинических рекомендаций 2017 года «Доброкачественные и предраковые заболевания шейки матки с позиции профилактики рака». Полная версия

Менопауза до менопаузы? Терапевтические и профилактические возможности микродозированных КОК для оздоровления женщин позднего репродуктивного возраста

Не дави на меня! Артериальная гипертензия у беременных: междисциплинарный подход к профилактике и лечению

На приёме подросток: жалобы, страхи, потребности. Особенности контрацепции в пубертатном возрасте

Иммунные контраверсии. Иммуномодуляторы в гинекологической практике: польза или необоснованные расходы?

Никаких контактов! Ведение беременных с бессимптомной бактериурией: эффективность растительных уроантисептиков

Основной инстинкт. Контрацептивный выбор молодых женщин: парадокс или эволюционная закономерность?

Особенным женщинам — особое внимание. Коррекция латентных форм дефицита железа и фолатов у пациенток с метаболическим синдромом при подготовке и во время беременности

Без иллюзий и предубеждения. Репродуктивное здоровье молодых женщин: проблемы, перспективы и пути решения

Пролонгированный приём КОК как новый инструмент работы акушера-гинеколога

Коррекция рациона беременных: доказательные данные

Комплаентность женщин как проблема системы родовспоможения

ВПЧ-инфекция: комбинированная терапия

Урогенитальные инфекции у беременных в вопросах и ответах

Железодефицит и головной мозг: о чём необходимо знать гинекологу?

Алгоритм выбора метода контрацепции

Хронический эндометрит и фертильность: новые ответы

Заменимы ли незаменимые жирные кислоты? Зачем необходимы полиненасыщенные жирные кислоты беременной, плоду и ребёнку

Эстрогендефицитные состояния у молодых женщин: что мы можем? Эстрогены в амбулаторном лечении женщин репродуктивного возраста

Фитоэстрогены и онкопрофилактика. Протективное действие изофлавонов на молочную железу

Неоплазии шейки матки: краткий курс для практикующего врача

Урогенитальные расстройства: актуальные подходы к диагностике и лечению

Прегравидарная подготовка: клинический протокол Междисциплинарной ассоциации специалистов репродуктивной медицины (МАРС)

Время понятной консультации

Доброкачественные дисплазии молочных желёз: патогенетический вектор лечения

Контрацепция в старшем репродуктивном возрасте

Время понятной контрацепции. Оптимизация врачебного выбора гормональной контрацепции как путь сохранения здоровья женщин на популяционном уровне

Хронический тазовый болевой синдром. От нового в понимании этиопа- тогенеза к новому в диагностике и терапии

Нарушения менструального цикла в молодом возрасте: новые цели — проверенные средства

ВПР выявлен. Что дальше? Подготовка к беременности женщин с врождённым пороком плода в анамнезе

Мочевая инфекция у беременных: насколько эффективна фитотерапия? Фитоуросептические средства при гестационном пиелонефрите и других мочевых инфекциях у беременных

Управление менструальным циклом: новые возможности. Инновации в контрацепции — гибкий пролонгированный режим и цифровые технологии дозирования

Железодефицитные состояния в акушерско-гинекологической практике

Смешанные вагинальные инфекции: новая идеология

Контрацепция и тромбозы. Пути снижения тромботического риска у женщин, применяющих КОК.

СПКЯ: от пересмотра представлений к новым терапевтическим стратегиям. Современные научные данные и клинические рекомендации МЗ РФ 2015 года

Генитоуринарный менопаузальный синдром. Новые возможности патогенетически оправданной местной терапии.

Женская мочевая инконтиненция. Нехирургическое лечение

Пост-релиз и материалы научной программы V Общероссийской конференции «Контраверсии неонатальной медицины и педиатрии раннего возраста» (Сочи, 8–11 сентября 2018 года)

Репродуктивный потенциал России: версии и контраверсии. Пост-релиз и материалы научной программы XI Общероссийского научно-практического семинара (Сочи, 8–11 cентября 2018 года)

Пост-релиз и материалы научной программы III Общероссийского семинара «Репродуктивный потенциал России: версии и контраверсии. Весенние чтения» (Москва, 29–31 марта 2018 года)

Пост-релиз и материалы научной программы Общероссийской конференции с международным участием Flores vitae. Неонатология и педиатрия раннего возраста.

Пост-релиз и материалы научной программы IV Общероссийской конференции с международным участием «Перинатальная медицина: от прегравидарной подготовки к здоровому материнству и детству» (Санкт-Петербург, 8–10 февраля 2018 года)

Пост-релиз и материалы научной программы X Общероссийского научно-практического семинара «Репродуктивный потенциал России: версии и контраверсии»(Сочи, 9–12 сентября 2017 года)

Пост-релиз и материалы научной программы II Общероссийского семинара «Репродуктивный потенциал России версии и контраверсии. Московские чтения» (Москва, 13–15 апреля 2017 года)

Пост-релиз и материалы научной программы III Общероссийской конференции «Перинатальная медицина: от прегравидарной подготовки к здоровому материнству и детству» (Санкт-Петербург, 9–11 февраля 2017 года)

Пост-релиз и материалы научной программы I Национального конгресса «Онкология репродуктивных органов: от профилактики и раннего выявления к эффективному лечению» (Москва, 19–21 мая 2016 года)

Пост-релиз и материалы научной программы IX Общероссийского научно-практического семинара «Репродуктивный потенциал России: версии и контраверсии». Часть II (Сочи, 10–13 сентября 2016 года)

Пост-релиз и материалы научной программы IX Общероссийского научно-практического семинара «Репродуктивный потенциал России: версии и контраверсии». Часть I (Сочи, 10–13 сентября 2016 года)

Пост-релиз и материалы научной программы IV Междисциплинарного форума «Медицина молочной железы» (Москва, 19–21 мая 2016 года)

Пост-релиз и материалы научной программы Общероссийского семинара «Репродуктивный потенциал России: версии и контраверсии. Московские чтения» (Москва, 14–16 апреля 2016 года)

Пост-релиз и материалы научной программы II Общероссийской конференции с международным участием «Перинатальная медицина: от прегравидарной подготовки к здоровому материнству и детству» (Санкт-Петербург, 18–20 февраля 2016 года)

Пост-релиз и материалы научной программы VIII Общероссийского научно-практического семинара «Репродуктивный потенциал России: версии и контраверсии» (Сочи, 5–8 сентября 2015 года)

Пост-релиз и материалы научной программы V Конгресса с международным участием «Ранние сроки беременности: от прегравидарной подготовки к здоровой гестации. Проблемы ВРТ», (Москва, 21–23 мая 2015 года)

Пост-релиз и материалы научной программы I Общероссийской конференции с международным участием (Санкт-Петербург, 9–11 декабря 2014 года)

Пост-релиз и материалы научной программы VII Общероссийского научно-практического семинара «Репродуктивный потенциал России: версии и контраверсии» (Сочи, 6–9 сентября 2014 года). Выпуск 1.

Пост-релиз и материалы научной программы III Междисциплинарного форума «Медицина молочной железы» (Москва, 23–24 мая 2014 года).

Пост-релиз и материалы научной программы II Междисциплинарного форума с международным участием «Шейка матки и вульвовагинальные болезни» (Москва, 27, 28 февраля — 1 марта 2014 года)

Пост-релиз и материалы научной программы VII Общероссийского научно-практического семинара «Репродуктивный потенциал России: версии и контраверсии» (Сочи, 6–9 сентября 2014 года). Выпуск 2.

Пост-релиз и материалы научной программы III конференции с международным участием «Инфекции и инфекционный контроль в акушерстве и гинекологии», Москва, ноябрь 2013 года

Пост-релиз и материалы научной программы VI Общероссийского научно-практического семинара "Репродуктивный потенциал России:версии и контраверсии", Сочи, 7-10 сентября 2013 года

Пост-релиз и материалы научной программы IV конгресса с международным участием "Ранние сроки беременности: проблемы, пути решения, перспективы"

Пост-релиз и материалы научной программы VI Общероссийского научно-практического семинара "Репродуктивный потенциал России:версии и контраверсии", Сочи, 7-10 сентября 2013 года: выпуск 2. Эндокринная гинекология.

Пост-релиз и материалы научной программы Общероссийского научно-образовательного семинара "Репродуктивный потенциал России: Уральские чтения. Контраверсии повседневной жизни"

Пост-релиз III Общероссийского семинара «Репродуктивный потенциал России: здоровье женщины — здоровье нации. Казанские чтения», 27 февраля – 1 марта, Korston Hotel&Moll, г. Казань

Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (Минздравсоцразвития России) от 12 февраля 2007 г. N 110 г. Москва

Пост-релиз Международного междисциплинарного форума "Шейка матки и вульвовагинальные болезни"

Пост-релиз V Общероссийского семинара "Репродуктивный потенциал России: версии и контраверсии", сентябрь 2012, Сочи

Пост-релиз научно-образовательной конференции "Преподавание акушерства и гинекологии", 3 апреля 2012 г., Новосибирск

Пост-релиз конференции "Инфекции и инфекционный контроль в акушерстве и гинекологии" Москва, май 2012 г.

Пост-релиз II Междисциплинарного форума «Медицина молочной железы: на стыке специальностей», 24–25 февраля 2012 года, Москва

Пост-релиз «Контрацепция и здоровье: звенья одной цепи»

Пост-релиз II Общероссийского семинара "Репродуктивный потенциал России: казанские чтения"

Пост-релиз IV Общероссийского семинара "Репродуктивный потенциал России: версии и контраверсии", 3-6 сентября 2011, Сочи

Проект протокола "Коррекция нарушений биоценоза влагалища"

Клинические протоколы

Интерактивная обучающая медиасистема «Аускультация сердца и легких»

Информационно-образовательный проект №1

Информационно-образовательный проект №1 «НЕОНАТОЛОГИЯ И ПЕДИАТРИЯ РАННЕГО ВОЗРАСТА»

Кодекс врача, назначающего антибиотик

Правила маммологического скрининга

«Правила интимной гигиены», информационно-обучающий анимационный видеоролик

Шкала факторов перинатального риска

Кулинарная книга ко Дню медработника 2015

Включение медикаментозного аборта в программу ОМС: результаты МАРС, 2018

Новые рекомендации по ведению пациентов с железодефицитной анемией

Актуальность 

Американская гастроэнтерологическая ассоциация (American Gastroenterological Association (AGA)) опубликовала клинические рекомендации по гастроэнтерологической оценке железодефицитной анемии. 

Рекомендации

  1. Эксперты рекомендуют говорить о наличии железо-дефицитной анемии при уровне сывороточного ферритина менее 45 нг/мл, вместо принятых ранее 15 нг/мл. 

Результаты 55 исследований показали, что более высокое пороговое значение имеет 85% чувствительность и 92% специфичность, по сравнению с 59% и 99% для значения менее 15 нг/мл. 

2. У асимптомных женщин в постменопаузе с железодефицитной анемией рекомендуется проведение эндоскопического исследования верхних и нижних отделов ЖКТ. Такие же рекомендации применимы к женщинам в пременопаузе. 

3. У бессимптомных мужчин следует провести эндоскопическое исследование верхних и нижних отделов ЖКТ, в случае если другие источники железодефицитной анемии не выявлены. 

4. Если результаты эндоскопических исследований не дали положительного результата, следует провести неинвазивный тест на Helicobacter pylori.

Отметим, что связь между железодефицитной анемией и инфекцией H. pylori была найдена в наблюдательных исследованиях. Также в 3 рандомизированных клинических исследованиях, показано, что успешная эрадикация H. pylori у пациентов с железодефицитной анемией в комбинации с терапией железом повысила уровень ферритина на 23,2 нг/мл, по сравнению только с пациентами, получавшими терапию препаратом железа. 

5. В случае отрицательных результатов эндоскопических исследований и отрицательного результата теста на H. pylori, следует назначить терапию препаратом железа. 

6. Эксперты выступают против рутинного взятия биопсий для диагностики атрофического гастрита, так как раннее установление диагноза не повлияет на исходы или тактику ведения пациента с железодефицитной анемией. 

7. Асимптомным пациентам с железодефицитной анемией и подозрением на целиакию следует в первую очередь выполнить серологическое исследование, и только во вторую очередь выполнить биопсию из тонкой кишки при положительном серологическом тесте. 

Источник: Ko CW et al. Gastroenterology 2020 Aug 15. doi: 10.1053/j.gastro.2020.06.046.

Лечение железодефицитной анемии. Список клиник, рейтинг, отзывы, цены

О заболевании

Анемия - это состояние, которое развивается, когда уровень эритроцитов ниже обычного. Железодефицитная анемия является наиболее распространенным типом анемии и возникает, когда в крови имеется недостаточное количество минерального железа. Железо отвечает за производство гемоглобина, что жизненно важно для распределения кислорода по всему телу, а также важно для функционирования мышц.

В легких случаях железодефицитной анемии, может не быть никаких симптомов. Поэтому больным могут потребоваться годы, чтобы узнать, что они страдают от железодефицитной анемии. Женщины с железодефицитной анемией могут сначала испытывать симптомы своего состояния, если они имеют обильные менструации или если они потеряли значительное количество крови во время родов.

Железодефицитная анемия может развиться в результате плохого режима питания. Железодефицитная анемия может быть вызвана потреблением недостаточного количества белка, который можно найти в таких продуктах, как мясо, овощи, яйца и рыба (лиственные и зеленые овощи содержат самое большое количество железа).

Дефицит железа является наиболее распространенной причиной анемии. Это также может быть основной причиной общей анемии, а также отдельным заболеванием. Некоторые состояния, такие как язвы и полипы, могут вызывать внутреннее кровотечение, что, в свою очередь, может привести к железодефицитной анемии.

Симптомы

  • Усталость
  • Головокружение
  • Бледность
  • Одышка
  • Желание странной пищи, такой как лед или глина
  • Холодные руки
  • Быстрое сердцебиение

Диагностика

  • Во время общего осмотра врач попросит пациента о его режиме питания, а также осмотрит цвет его кожи.
  • Пациенту также будет задан вопрос о том, страдал ли кто-либо из его родственников от железодефицитной анемии.
  • Результаты развернутого анализа крови могут быть использованы для определения наличия у пациента достаточного количества эритроцитов и нормального уровня гемоглобина. Также, анализ показывает уровень содержания железа в крови, что может помочь определить, сколько кислорода перекачивается по всему телу.
  • Эндоскопия может исключить возможность внутреннего кровотечения.

Виды лечения

  • Консервативное лечение, такое как добавки железа, может быть использовано для нормализации уровня железа в крови пациента. В большинстве случаев их необходимо принимать в течение нескольких месяцев для полного эффекта.
  • Врач также порекомендует пациенту сменить режим питания на диету богатую железом.

Автор: Доктор Сергей Пащенко

Преимущества и риски бдительного ожидания

Термин «настороженное ожидание» используется для описания периода, в течение которого за человеком внимательно наблюдает его врач, но не оказывает никакого специального лечения, если только симптомы не появляются или не меняются. Его также можно назвать «активным наблюдением» или «выжидательной тактикой». Термин «настороженное ожидание» используется в медицине как для раковых, так и для предраковых и незлокачественных решений.

Ева-Каталин / Getty Images

Примеры

Бдительное ожидание может быть рассмотрено, например, если у человека обнаруживается одиночный легочный узел на компьютерной томографии грудной клетки, который вряд ли является злокачественным.Это может быть лучшим вариантом, если узелок небольшой (например, менее 5 мм) или если он имеет характеристики доброкачественного узелка в легких.

В то время как настороженное ожидание часто обсуждается с раком простаты, оно менее часто встречается с раком легких, особенно с раком легких на ранней стадии, который может быть излечен хирургическим путем и имеет низкую выживаемость, если его не лечить. Иногда можно подумать о бдительном ожидании, если рак легких вряд ли можно вылечить хирургическим путем, и немедленное лечение, вероятно, вызовет больше симптомов или дискомфорта, чем сам рак.

Бдительное ожидание также обычно рекомендуется при медленно растущих или «вялотекущих» лимфомах, таких как фолликулярная лимфома низкой степени злокачественности и хронический лимфолейкоз, когда симптомы отсутствуют.

Бдительное ожидание может быть рассмотрено для некоторых предраковых состояний, когда вероятность того, что они станут злокачественными, мала (и при тщательном наблюдении, все равно было бы обнаружено очень рано, если бы это произошло).

С помощью этого подхода можно лечить и незлокачественные заболевания.Например, в случае неполного выкидыша можно использовать осторожное ожидание, чтобы увидеть, протекает ли выкидыш естественным путем, а не с помощью лекарств или категорий D и C. Он также может использоваться при инфекциях уха, бессимптомных камнях в почках и других состояниях.

Преимущества

Если вероятность того, что болезнь убьет вас или сделает вас больным без лечения, - и это важно хорошо понимать - имеет преимущества в том, чтобы отказаться от лечения. Они могут включать:

  • Нет побочных эффектов
  • Меньше шансов развития устойчивости к лекарствам, которые можно было бы использовать позже (это очень важная причина, по которой можно выбрать бдительное ожидание)
  • Меньше посещений клиники / больницы
  • Лучшее качество жизни
  • Меньше обойдется вам в

Бдительного ожидания нет...

Есть несколько вопросов, которые друзья и семья зададут почти сразу же, узнав о вашем решении о бдительном ожидании, поэтому полезно поговорить о том, чем не является бдительное ожидание.

  • Дело не в том, что нет вариантов лечения
  • Дело не в том, что вы слишком стары
  • Дело не в том, что вы слишком больны
  • Дело не в том, что ваш рак слишком запущен, чтобы его лечить
  • Дело не в том, что лечение слишком дорого

Бдительное ожидание не означает, что вам не будет оказана медицинская помощь.В большинстве случаев люди будут регулярно посещать клинику вместе с лабораторными и / или визуализирующими тестами, чтобы определить, потребуется ли в дальнейшем активное лечение.

Уточнение определений

Чаще всего, когда речь идет о лечении, бдительное ожидание и активное наблюдение используются как взаимозаменяемые. В некоторых случаях, однако, онкологи могут проводить различие, при этом термин «активное наблюдение» используется, как описано ниже, и «бдительное ожидание», используемое для описания условий, в которых лечение может быть начато , если оно откладывается из-за возраста или состояния здоровья. это сделало бы лечение плохо переносимым.Хотя часто проводится различие в отношении рака простаты, исследование 2018 года показало, что последующее наблюдение было таким же, независимо от того, какой термин использовался.

Риски

Главный риск, связанный с бдительным ожиданием, заключается в том, что известная или предраковая опухоль будет расти и распространяться. Когда бдительное ожидание используется надлежащим образом, например, при раке простаты, это не увеличивает вероятность того, что человек заболеет или умрет от рака, не больше, чем если бы лечение было начато сразу.

Бдительное ожидание может вызывать беспокойство, и оно может усиливаться, когда семья и друзья спрашивают вас, почему вы не проходите активное лечение.Тем не менее, если вы уделите время тому, чтобы задавать вопросы и понять свое состояние, это часто может облегчить это беспокойство. Важно отметить, что когда при раке используется бдительное ожидание, это считается одним из видов лечения.

Вопросы, которые стоит задать

Если вы подумываете о том, чтобы подождать и понаблюдать, подумайте о том, чтобы задать своему врачу эти вопросы.

  • Что вы ожидаете, если я подожду?
  • Что будет, если мое состояние будет прогрессировать?
  • Может ли снизить мою выживаемость, если я решу дождаться лечения?
  • Будет ли из-за ожидания сложнее вылечить мое заболевание в дальнейшем?
  • Что я могу сделать, пока жду? Какую роль в моей болезни играют хорошая диета и физические упражнения?

Поддержка

С эмоциональной точки зрения может быть очень сложно выбрать выжидательный подход к диагностике или лечению.Если вы боретесь с раком, вы понимаете, как общественность запрограммирована на то, что нам нужно лечить рак агрессивно и быстро. Найдите время, чтобы тщательно взвесить все «за» и «против» своего решения. Спросите своих друзей и близких об их мнении, но решение должно быть вашим собственным - что вы можете жить с собой. Это может быть сложно, если мнения других расходятся. Некоторым людям полезно поговорить с социальным работником или связаться через социальные сети с другими людьми, которые справляются с подобной ситуацией.

Вам может казаться, что вы отступаете, выбирая подход осторожного ожидания, но вы можете думать об этом по-другому. С развитием медицины мы узнаем, что иногда лучшее лечение - это действительно не лечение. Гиппократ знал об этом при написании клятвы Гиппократа, но часть этой мудрости была утеряна в нашу нынешнюю эпоху, когда кажется, что больше - лучше, а агрессивность - хорошо.

Слово от Verywell

Бдительное ожидание или активное наблюдение могут быть «лечением выбора» в ряде доброкачественных, предраковых и злокачественных состояний.Это не означает отказ от лечения, а, скорее, может повысить вероятность того, что активное лечение будет эффективным, если и когда это необходимо.

Также известен как: ждать и смотреть, WAW, выжидательная тактика, наблюдение, активное наблюдение

Почему так часто ждут в кабинете врача

Пациенты часто разочаровываются из-за того, что они записываются на прием на определенное время, приходят вовремя, но их слишком долго держат в зале ожидания, прежде чем они обратятся к врачу.Когда вы поймете, почему это происходит, вы можете предпринять шаги, чтобы изменить это или облегчить переносимость.

Веривелл / Синди Чанг

Причины долгого ожидания

Мы теряем терпение, потому что считаем, что время просто плохо спланировано. Но в любой день врачи могут быть не уверены, какие услуги они будут оказывать отдельным пациентам, а некоторым пациентам требуется больше времени на свои услуги, чем другим.

Оборудование может выйти из строя. Акушер может вынашивать ребенка.Могут быть даже аварийные ситуации.

Понимая, что количество пациентов и процедур, а не время, потраченное на одного пациента, составляет доход врачей, легче понять, почему они так сильно отстают, а нас заставляют ждать.

Что такое допустимое время ожидания?

Приемлемое время ожидания зависит от врача и вида практики, которой он занимается. Как правило, чем более специализирован врач, тем более терпеливым вам может потребоваться.Чем меньше врачей той или иной специальности практикуют в вашем регионе, тем больше времени вам тоже придется подождать.

Если вы посетите терапевта, который постоянно заставляет вас ждать час, это слишком долго. Если вы найдете нейрохирурга, который заставит вас ждать час, в этом нет ничего необычного.

Справедливое время ожидания также будет зависеть от ваших отношений с врачом. Если вы были пациентом много лет, и врач обычно осматривает вас в течение нескольких минут, но один день растягивается до получаса, то вы знаете, что это необычно.Постарайтесь набраться терпения.

Назначать встречи стратегически

Чтобы сократить время ожидания, воспользуйтесь этими советами при записи на прием:

  • Постарайтесь записаться на прием как можно раньше утром или на первое посещение после обеда. В каждый из этих периодов вы избежите поддержки группы пациентов и у вас будет больше шансов проводить меньше времени в зале ожидания.
  • При записи на прием спросите, какой день недели самый легкий для планирования.Мы надеемся, что меньшее количество пациентов в этот день будет означать более короткое время ожидания.
  • Когда вы записываетесь на прием, убедитесь, что врач не просто вернется из отпуска, конференции или временного отсутствия в офисе.
  • Если врач рассматривает детей как пациентов, постарайтесь не записываться на прием во время школьных каникул.
  • По возможности избегайте субботы и вечера.

Решая, ждать ли

Как только вы придете в офис на прием, спросите человека на стойке регистрации, как долго, по его мнению, вы будете ждать.Затем решите, хотите ли вы ждать так долго и стоит ли этого ожидания обращения к врачу. Если нет, то перенесите.

Если вам сказали, что ждать будет 15 минут, то говорите на 16-й минуте. Скрипящее колесо действительно смазывается. Необязательно быть громким или требовательным, но быть твердым и определенным - это справедливо. Вежливо спросите, что задерживается и сколько еще вам нужно ждать. Опять же, решите, приемлемо ли время ожидания.

Если время ожидания, которое вы пережили или ожидаете, неприемлемо, найдите врача, который не заставит пациентов ждать так долго.Это возможно для лечащего врача или специалиста, которого вы регулярно посещаете по поводу длительного или хронического заболевания. Это может быть невозможно для узкого специалиста или врача, который пользуется большим спросом.

Вам нужно будет решить, стоит ли ждать именно этого врача. У тебя может не быть выбора.

Делаем долгое ожидание более терпимым

Ваше время ожидания будет менее напряженным, если вы будете готовы ждать:

  • Оставьте себе много времени.Не создавайте для себя большего стресса, планируя что-то еще сразу после встречи. Если у вас встреча в 10 часов утра, возможно, вы не захотите назначать встречу заранее.
  • Возьмите хорошую книгу, вязание и развлекательные приложения для телефона (плюс наушники), чтобы скоротать время.
  • Ожидайте, что общая встреча, включая время ожидания, продлится намного дольше, чем вы думаете. Если короче, то приятно удивитесь. Но если вы рассчитываете на долгий период времени, заранее, то ждать не так уж и сложно.

Понимание времени ожидания | Western Health

Знаете ли вы, что каждый раз, когда пациент не приходит на назначенный прием или процедуру, список ожидания увеличивается?

Это связано с тем, что временной интервал неявки не используется вместо того, чтобы быть зарезервирован для другого пациента, который ожидает, и необходимо использовать другой интервал для повторного бронирования пациента, который пропустил прием.

Доступ к услугам здравоохранения необходим для диагностики и лечения заболеваний.Своевременный доступ к медицинской помощи остается приоритетом для Western Health, поскольку более длительное время ожидания может вызвать стресс и эмоциональное состояние пациентов и их семей. Для сокращения времени ожидания требуются действия по улучшению доступа без ущерба для качества обслуживания.

ПОНИМАНИЕ ОЖИДАНИЯ

Что такое список ожидания?

Список ожидания - это способ отслеживать, сколько пациентов ожидают услуги. В список ожидания попадают не в порядке очереди.Список ожидания похож на воображаемую комнату ожидания, куда в первую очередь вызывают людей, нуждающихся в более срочной помощи. Список может вестись отдельными врачами и / или медицинскими учреждениями.

Пациенты, которым требуется неотложная помощь, не помещаются в список ожидания.

Как определить, кого видят?

Когда вам потребуется операция или процедура, ваш врач решит, что вам срочно нужно явиться на прием. Например, у человека, которому требуется такая же процедура, как и у вас, могут быть другие причины, по которым ее следует выполнить раньше, чем вам.Срочность может быть основана на оценке, состоянии вашего здоровья, если вы подождете, или просто на способности человека позаботиться о себе. Ваш врач определит вашу потребность как

  1. Emergent - у вас есть опасное для жизни состояние, которое требует немедленного внимания. Для этого не будет помещен в список ожидания (примером может быть экстренная операция по поводу непроходимости кишечника)
  2. Срочно - Вам нужно лечение, но это не срочно. В этом случае вы, как правило, будете ждать меньше времени, чем не срочное лечение.
  3. Планируемый / несрочный - Вам нужна операция, но считается, что ваше состояние не представляет угрозы для вашей жизни или здоровья. (Примером этого может быть операция на бедре или колене для улучшения движения)

Что такое время ожидания?

Время ожидания - это время ожидания пациентом диагностического теста, операции или лечения. Время ожидания основано на времени, когда пациент готов к процедуре и получает ожидаемую услугу. Время ожидания обслуживания часто указывается как среднее время ожидания.

Сколько времени ждать?

Время ожидания зависит от необходимого лечения и физического состояния каждого пациента. Пациенты, нуждающиеся в срочном лечении, получат лечение до того, как это станет неотложным.

Факторы, влияющие на список ожидания:

Многие факторы, влияющие на время ожидания, некоторые примеры включают:

  • Выбор пациента - пациент может принять решение отложить лечение по личным или семейным причинам.
  • Состояние пациента - лечение может быть отложено, если пациент заболел и не может продолжить лечение..
  • No Show - лечение будет отложено для пациента, получающего помощь, а также для других лиц, ожидающих услуги.
  • Сложность лечения - пациенту с особыми потребностями может потребоваться дополнительный уход, и лечение может занять дополнительное время для планирования / планирования.

Что такое среднее время ожидания?

Среднее время ожидания : Момент, когда половина пациентов получила лечение, а другая половина все еще ожидает.Это означает, что пятьдесят процентов (50%) пациентов получили помощь.

Например, среднее время ожидания в 4 недели означает, что половина пациентов ждали менее 4 недель, а половина ждали более 4 недель. Этот метод используется во всех органах здравоохранения провинции Ньюфаундленд и Лабрадор при обращении в Департамент здравоохранения и общественных служб.

Факторы, влияющие на данные о времени ожидания:

  • Изменчивость - Данные о времени ожидания могут резко меняться от месяца к месяцу.На это могут повлиять сезоны, укомплектование персоналом и факторы, связанные с оборудованием.
  • Малые объемы - расчет времени ожидания на основе очень небольшого числа пациентов в течение очень короткого периода времени может вводить в заблуждение, поскольку несколько пациентов с необычно долгим или коротким временем ожидания могут иметь очень большое влияние на результаты для этого месяц.

В ожидании….

Информация о времени ожидания предназначена для использования в качестве руководства для пациентов и врачей в отношении времени ожидания.

Важно обсудить с врачом все варианты лечения. Когда вы обсуждаете варианты с вашим поставщиком медицинских услуг, учитывайте вашу способность получить лечение в короткие сроки, а также вашу способность путешествовать по региону. Вы также можете обсудить со своим врачом направление к врачу или в учреждение с более коротким списком ожидания и, возможно, получить помощь раньше.

Если ваше состояние изменится в ожидании лечения, услуг или операции, проконсультируйтесь с врачом.

Вопросы о времени ожидания

Отчет о времени ожидания

В 2005 году национальные целевые показатели времени ожидания были установлены в пяти (5) приоритетных областях: лучевая терапия, операция коронарного шунтирования, замена тазобедренного и коленного суставов, восстановление перелома бедра, хирургия катаракты и диагностика. Western Health работала с Министерством здравоохранения и общественных служб для сбора и передачи информации о времени ожидания, а также для улучшения доступа в пяти приоритетных областях: лечение рака, замена суставов, кардиологическая помощь, восстановление зрения и диагностическая визуализация.

Учреждения получают информацию от врачей и операционных или систем расписания. Эта информация проверяется каждым региональным органом здравоохранения и отправляется ежемесячно и / или ежеквартально в Департамент здравоохранения и общественных служб.

Информацию о времени ожидания некоторых услуг по регионам провинции, где эти услуги предоставляются, можно найти на веб-сайте Министерства здравоохранения и общественных служб.

Почему так долго ждут в больницах?

Неорганизованные очереди - всегда неприятное занятие.

Но есть разница между стоять в очереди за кофе и стоять в очереди, когда ваше здоровье находится под угрозой.

То, что делает очереди в больницах дополнительным стрессом, - это неправильное управление очередями. Когда вам нужна медицинская помощь, последнее, что вам нужно, - это длинная очередь без возможности узнать, как далеко вы находитесь в очереди.

Но хуже всего то, что люди начали к этому привыкать. Когда вы находитесь в больнице, пациенты вздыхают, опускают головы и говорят: «Ну, так всегда было, да?»

Да, , но не обязательно .

Время ожидания в больницах, объяснение

Парадоксально, как больницы решают проблемы со здоровьем, в то время как долгое время ожидания в больницах превратилось в эпидемию.

Проблема не в том, что в больницах длинные очереди, а в том, что очереди составляют большую часть посещения больницы . Это тоже не одна очередь - есть несколько меньших очередей: стойка регистрации, рентген, анализ крови и т. Д.

В одном исследовании утверждается, что большинство пациентов (78.1%) проводят в очереди 2 часа или меньше перед приемом к врачу и менее 1 часа, чтобы действительно обратиться к врачу.

Для такой важной задачи, как здравоохранение, это оборачивается катастрофой. И пациенты знают об этом.

Каждый аспект впечатлений пациента - от доверия к поставщику медицинских услуг до воспринимаемого качества обслуживания - отрицательно коррелирует с более длительным временем ожидания. Эта неудовлетворенность влияет не только на настроение пациентов, но и на рабочую среду в целом.

Что еще хуже, это сказывается и на их здоровье.Длительное ожидание может привести к неблагоприятным последствиям для здоровья, таким как стресс, беспокойство или боль.

Неправильно управляя очередями, больницы идут вразрез со своей основной целью и заставляют своих пациентов чувствовать себя хуже.

Решение очередей в больницах

Большинство больниц и клиник стараются сократить время ожидания за счет записи на прием.

Запись на прием кажется логичным и четким решением: вы регистрируетесь заранее и приходите в оговоренное время. Но вместо того, чтобы избавить всех от неприятностей, встречи часто только усугубляют ситуацию.

Это касается всех медицинских специальностей и отделений, которые только можно вообразить.

Пластический хирург доктор Энтони Юн говорит, что треть его пациентов опаздывают как минимум на 10 минут. Это само по себе вызывает задержки, но если вы умножите это число на количество людей, продолжающих свой визит к врачу, ваше «согласованное время посещения» может увеличиться на час или более.

Очевидно, что посещений - это не тот ответ, который больницы искали .

Вместо того, чтобы пытаться решить проблему с помощью небольших исправлений, здравоохранению необходимо внимательно и внимательно изучить способ организации очередей и понять, что они нуждаются в столь необходимом изменении.

Системы управления очередями, такие как Qminder, сокращают время ожидания за счет оптимизации процесса входа в систему для получения услуг. Это решение, которое привлекает как пациентов, так и персонал, делая каждое посещение более удобным и индивидуальным.

Благодаря нашему многолетнему партнерству с рядом медицинских учреждений, мы можем точно увидеть, как системы управления очередями помогают сделать больницы более благоприятными для всех.

Вот что мы нашли.

Как пациенты получают выгоду от QMS

Если есть одно слово, которое стало синонимом «очереди в больницу», то это «беспокойство».

Целью системы управления очередью является не только сокращение времени ожидания, но и уменьшение негативных ощущений, связанных с ожиданием. Это делается посредством соответствующей информации и персонализации .

Начнем с первого.

Любой, кто сталкивался с очередями, знает, что самое долгое ожидание - это то, которое вы не можете контролировать.

Когда вы знаете, где находитесь в очереди и когда ваша очередь, это снижает фактическое и предполагаемое время ожидания.QMS устраняет путаницу, эффективно выступая в роли регистратора на стойке регистрации.

Решения для организации очередей, такие как Qminder, имеют инструкции на разных языках. Если пациент живет в двуязычной стране, он может выбирать между любым языком, а также всеми другими языками, которые персонал хочет включить.

Быстрая обработка данных стимулирует и упрощает последующую обратную связь, что упрощает улучшение работы больницы как для персонала, так и для пациентов.

Теперь о персонализации.

Может показаться, что быть более личным - это утомительно, но даже такая простая вещь, как с использованием имени пациента, поможет. . Мы говорили о преимуществах персонализации для бизнеса, но для медицинских учреждений она имеет двойное значение.

Всем нравится слышать свое имя - на самом деле, наш мозг загорается при звуке наших имен.

Исследования показывают, что знание и использование имен посетителей заставляет людей воспринимать вас как более компетентных. Общение с пациентами по имени - важная часть того, чтобы они чувствовали себя личностями.

Система Take-a-number, с другой стороны, создает невидимый барьер между пациентом и врачом. Никто не любит быть просто «билетом в службу поддержки».

В конце концов, имена были придуманы не просто так.

Каждый шаг на пути к пациенту влияет на его впечатления, и длинные очереди - это аспект, который нельзя игнорировать. Благодаря оптимизации посещения пациентов QMS становится больше, чем инструментом управления очередью - это решение для управления пациентами .

Как медицинский персонал получает выгоду от QMS

С точки зрения медицинского специалиста, больница - это бесконечная череда проблем, вопросов и случайных посещений.

Как в игру вступает управление очередью?

Прежде всего, QMS устраняет проблемы, позволяя пациентам регистрировать себя . Поскольку это многоязычное решение, секретарям не нужно работать переводчиками.

Это освобождает стойку регистрации, позволяя персоналу сосредоточиться на основной части своей работы.

Во-вторых, системы управления очередями улучшают ситуацию, не нарушая существующий рабочий процесс.Решения для организации очередей интуитивно понятны и просты в установке, поэтому нет необходимости в технической поддержке или учебных курсах.

Любой желающий может использовать панель управления очередью .

Благодаря QMS больницы могут более эффективно использовать свои ресурсы - персонал, оборудование. Есть записи о ежедневных посетителях, длине очередей и посещениях по дням недели. Вы также можете просмотреть каждое отдельное время ожидания и время обслуживания.

Решение для организации очередей позволяет сразу увидеть, сколько пациентов обслужил каждый врач или медсестра, и насколько быстро было их обслуживание.

Эти данные помогают определить области, требующие улучшения, и повышают моральный дух персонала, делая их вклад видимым. Не говоря уже о том, что высокая удовлетворенность пациентов, связанная с использованием системы очередей, улучшает рабочую среду.

Итог: Когда люди осведомлены, они чувствуют себя контролирующими. .

День из жизни пациента

Теперь «улучшить впечатления пациента» и «повысить эффективность работы» на бумаге звучит хорошо…

… но как бы система управления очередью в больнице выглядела бы с точки зрения точка зрения среднего Джо?

Давай встретимся с ним прямо сейчас и узнаем.

Итак, Джо Средний болен. На самом деле он уже некоторое время болеет, но всякий раз, когда он думает о том, чтобы отправиться в больницу, он представляет себе длинные очереди и вместо этого остается дома.

На этот раз все по-другому. Он услышал от друга о больнице, где очереди не проблема, поэтому он проверил ее. Первое, что видит Джо, когда входит, - это подставка для планшета, которая приветствует его на трех разных языках.

Как только Джо вводит свое имя, он готов к появлению пронумерованного билета, но планшет только поздравляет его с успешной регистрацией.

Странно, а может, у них кончилась билетная бумага?

Когда Джо смотрит вверх, он видит гигантский экран телевизора с несколькими именами, написанными на нем. Он даже видит свое имя.

Простой жест, но он заставляет его чувствовать себя здесь желанным гостем. Кроме того, следить за ним намного проще, чем за пронумерованным билетом, который Джо никогда не мог запомнить, и ему приходилось просматривать каждую вторую минуту.

Впервые в жизни он встает в очередь без необходимости спрашивать «кто следующий в очереди?» Или держать лист бумаги в руке.

Впереди несколько человек, но теперь очередь кажется управляемой.

Раньше, когда в больницах использовались билеты, Джо приходилось рассчитывать, сколько еще ему нужно ждать. Это было лучше, чем неорганизованные очереди, где он мог только догадываться, сколько людей было перед ним, но ожидание по-прежнему казалось утомительным.

И теперь, когда к другому пациенту обращаются, имя Джо поднимается вверх.

Между тем, благодаря внутренней системе маркировки, врачи могут добавлять заметки к каждому пациенту: как их идентифицировать, какие анализы им нужно сделать, какие у них аллергии и т. Д.Если Джо понадобятся дополнительные услуги, каждый будет точно знать, куда его направить.

Наконец-то его очередь. Пожелаем Джо удачи!

Вы можете подумать, что этот пример слишком хорошо описывает картину, но он основан на реальных отзывах, которые мы получили от наших клиентов по всему миру.

Qminder уже используется Корпорацией больниц Америки, Медицинским центром Св. Иоанна, Фондом Cure The 4 Kids и Национальной службой крови Латвии. Мы не слышали ничего, кроме похвалы как от пациентов, так и от медицинского персонала и бизнес-аналитиков.

Исключительно положительные отзывы говорят нам о том, что мы на правильном пути, и отрасль здравоохранения только выиграет от внедрения систем управления очередями.

Лекарство от долгожданной эпидемии

Хотя здравоохранение занимается проблемами людей, а не потребностями, оно сосредоточено на том же, что и розничная торговля, - обслуживании.

Медицинским учреждениям необходимо найти баланс между интенсивным потоком пациентов и качественной помощью, и лучший способ сделать это - установить систему управления очередями.

Преимущества системы управления очередью Qminder:

  • Оптимизирует поток пациентов во всех отделениях.
  • Повышает уровень обслуживания.
  • Персональный подход заставляет посетителей чувствовать себя желанными гостями.
  • Персонал все контролирует и не требует технических знаний.

Короче говоря, Qminder упрощает каждый аспект ожидания в очереди и упрощает предоставление услуг так, как хотят ваши пациенты.

Пора перестать воспринимать длинные безличные очереди в больницах как должное.Подпишитесь на бесплатную 14-дневную пробную версию {:. Gtm_open_signup} и начните превращать «больницу» в «гостеприимство».

Процесс ожидания | Выживший рак

Ожидание назначений и результатов анализов может превратить жизнь с раком в постоянное занятие и заботу.

Сценарии судного дня, которые вы придумываете во время напряженных периодов ожидания, обычно намного хуже, чем реальность.

Вы считаете недели и дни до следующего приема и отмечаете каждую боль и боль, думая, что это может быть сигналом об ухудшении вашего заболевания.В день приема вы так взволнованы, что приходите к врачу пораньше и обнаруживаете, что он отстает от графика, что увеличивает время ожидания и опасения. Во время вашего визита ваш врач назначает необходимые анализы и говорит вам идти домой и ждать телефонного звонка - или предлагает вам перезвонить через несколько дней или неделю, чтобы узнать результаты анализов.

Вас всегда чего-то ждут: первичный диагноз после операции; биопсия, маммография или пункционная пункция; результаты лечения; а в ремиссии - следующий осмотр.Самый сложный аспект ожидания - это открытая неуверенность в том, что вы не знаете, что происходит внутри вашего тела. И наоборот, «знание» может принести облегчение - даже если новости не являются хорошими - потому что вы и ваш врач тогда можете принять меры и обсудить терапевтические альтернативы.

Вы также должны знать, что время, которое вы проводите в ожидании приема и получения информации о вашем медицинском состоянии, часто определяется обстоятельствами, не зависящими от вас или вашего врача. Например, из-за экономического давления большинство врачей сегодня принимают больше людей в час, чем видели в прошлом, что приводит к сокращению времени посещения кабинетов.Это может заставить вас почувствовать, что ваши психосоциальные потребности недостаточно учтены. Увеличивающаяся нагрузка на врачей также приводит к более длительным периодам ожидания приема, будь то первичная консультация или последующее лечение.

Операционные процедуры страховых компаний и организаций по поддержанию здоровья (HMOs) также могут привести к задержкам, которые, в свою очередь, увеличивают ваши опасения. Эти организации обычно требуют, чтобы врачи получали от них разрешение, прежде чем заказывать определенные виды тестов, терапий и хирургических процедур.Вы или ваш основной врач также должны запросить разрешение у страховой компании или HMO на консультацию со специалистом, и вы, конечно же, должны выбрать того, кто входит в ваш план. Если вы выберете специалиста, которого нет в вашем плане, вы можете обнаружить, что план не будет платить (или будет платить меньше) за услуги. Любые или все эти переговоры могут означать для вас дополнительные часы или дни нервозности.

Короче говоря, задержка в лечении рака является частью лечения рака, но при небольшом взаимопонимании и усилиях вы и ваш врач можете попытаться уменьшить количество тех, которые вызваны тяжелой нагрузкой на пациентов, сложными диагностическими тестами, а также страховой компанией и больничной кассой. требования.Будем надеяться, что в последнем случае будущие законодательные акты упорядочат некоторые процедуры медицинского управления, которые в настоящее время продлевают определенные периоды ожидания и усугубляют то, что и без того является крайне напряженным периодом в чьей-либо жизни.

Печатается с разрешения журнала Coping .

Международные сравнения времени ожидания в сфере здравоохранения - ограничения и перспективы

Abstract

Длительное время ожидания в сфере здравоохранения является важным вопросом политики здравоохранения во многих странах, и многие страны ввели некоторые формы национальных гарантий времени ожидания.Международное сравнение времени ожидания имеет решающее значение для улучшения политики странами и для пациентов, чтобы иметь возможность делать осознанный выбор, особенно в Европе, где пациенты имеют право обращаться за помощью в другие страны в случае неоправданной задержки.

Целью данного исследования было описать, как страны измеряют время ожидания, и оценить, можно ли сравнивать время ожидания на международном уровне. Были включены двадцать три страны ОЭСР. Информация собиралась с помощью научных статей, официальных и неофициальных документов и веб-страниц.Пятнадцать из 23 стран отслеживают и публикуют национальную статистику времени ожидания и имеют определенные гарантии времени ожидания. Существуют значительные различия в способах измерения времени ожидания: измеряют ли они «текущий» или «завершенный» период ожидания, какой помощи ожидает пациент; используемые параметры; и где в пути пациента начинается измерение. Текущая национальная статистика времени ожидания имеет ограниченное применение для сравнения доступности медицинской помощи в разных странах из-за различий в измерениях и сборе данных.При проведении таких сравнений между странами необходимо учитывать различные методологические вопросы.

В данном контексте национального суверенитета систем здравоохранения было бы желательно, чтобы страны могли сотрудничать, чтобы облегчить международные сравнения. Такие сравнения были бы полезны для всех, кто участвует в процессе постоянного улучшения медицинских услуг. Они также принесут пользу пациентам, которые ищут альтернативные методы лечения за границей.

Ключевые слова

Время ожидания

Здравоохранение

Межстрановое сравнение

Международные

Медицинские услуги

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Просмотреть аннотацию

Copyright © 2013 Авторы.Опубликовано Elsevier B.V.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

Круглосуточная помощь, без ожидания. Скорая помощь, которая находится недалеко от дома.

Круглосуточная медицинская помощь врачей скорой помощи

Чрезвычайные ситуации часто происходят без предупреждения. Когда вы болеете или испытываете сильную боль, последнее, о чем вам нужно беспокоиться, - это увидеть, поставить диагноз и лечить. Какими бы ни были симптомы, центры неотложной помощи Surepoint предлагают круглосуточную медицинскую помощь от врачей, прошедших обучение в наших центрах в Северном и Южном Техасе.У нас есть несколько медицинских экспертов, которые работают круглосуточно и без выходных, чтобы диагностировать и лечить все, что вас беспокоит. Если для вашего лечения потребуется длительное пребывание в больнице или операция, мы также работаем со многими местными больницами, чтобы доставить вас и доставить вас без ожидания.

Мы справимся со всем

Стремясь обеспечить исключительную заботу о наших пациентах, мы предлагаем индивидуальную помощь, подходящую специализированную помощь и диагностику / лечение. Независимо от того, моложе вы или старше, вы можете быть уверены в превосходном уровне обслуживания пациентов, которое здесь предлагается.

Как мы можем помочь

Многие больные люди проводят время, обсуждая, стоит ли им посещать скорую помощь. Часто тип заболевания или травмы и тяжесть ее симптомов определяют, можете ли вы позволить себе подождать. Хотя не все проблемы требуют обращения в отделение неотложной помощи, вот несколько причин, по которым стоит обратиться в один из наших центров неотложной помощи:

  • Круглосуточный персонал скорой помощи
  • Внутренние лабораторные испытания
  • Неотложная помощь при травмах
  • Индивидуальное внимание
  • Минимальное время ожидания

Когда обращаться в отделение неотложной помощи при лихорадке / гриппе или обезвоживании

Один из вопросов, которые нам часто задают, - это когда следует посетить одну из наших медпунктов Даллас-Форт-Уэрт для лечения лихорадки / гриппа или обезвоживания.Мы также рекомендуем посетить наш центр неотложной помощи, если вы беременны, старше 65 лет или страдаете хроническим заболеванием, например застойной сердечной недостаточностью, астмой или диабетом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *