Эмоциональное выгорание определение: Эмоциональное выгорание: что это такое и как с ним справиться

Содержание

Изучение синдрома эмоционального выгорания как нарушения ценностно-смысловой сферы личности (теоретический аспект) — Культурно-историческая психология

Под «эмоциональным выгоранием» понимают специфический синдром, который развивается у человека в процессе его профессиональной деятельности и выражается в состоянии эмоционального и физического истощения, отчуждении от людей, с которыми человек взаимодействует, а также в отсутствии профессиональных планов и крушении надежд [2]. Феномен выгорания (англ. burnout) является популярным предметом изучения за рубежом начиная с 70­х гг. XX в. Последнее десятилетие ознаменовалось повышением интереса к выгоранию со стороны отечественной науки [2; 3; 19; 21; 22].

Теоретический интерес к теме выгорания обусловлен практическим запросом. Так как феномен выгорания возникает у человека в контексте работы и имеет негативные последствия для него самого, организации в целом и психического благополучия клиентов, учеников, пациентов, коллег, т. е. тех, с кем он взаимодействует, синдром изучен больше всего в психологии труда и социальной психологии (как в отечественной, так и зарубежной). Несмотря на изученность синдрома в иностранной психологии, представленность данной проблематики в работах отечественных психологов и на то, что к настоящему моменту накоплено достаточно много фактического материала (относящегося к условиям, при которых возникает выгорание, его негативным последствиям), актуальность изучения синдрома выгорания не уменьшается. Это обусловлено тем, что объяснительные возможности существующих подходов к выгоранию невелики, и до сих пор нет хорошей теории, которая объясняла бы данный синдром [38]. Как отмечается в современной докторской диссертации, посвященной выгоранию, практически нет работ, которые бы носили постановочный характер и выходили на теоретический уровень анализа, рассматривая синдром выгорания в более широком контексте [21; 22].

Понятие «burnout» (выгорание) было введено в науку американским психиатром Х. Дж. Фрейден­бергом в 1974 г. для описания особого расстройства личности у

здоровых людей, возникающего вследствие интенсивного и эмоционально нагруженного общения в процессе профессиональной работы с клиентами, пациентами, учениками. К этому времени было собрано достаточно много фактов, говорящих о том, что среди учителей, врачей, психологов, полицейских и различного рода социальных работников часто можно встретить людей сухих, резких и неадекватных в общении. В то же время ряд исследований показал, что представители этих профессиональных групп чаще других подвержены разного рода психосоматическим расстройствам [24]. Первоначально выгорание считалось «платой за сочувствие», а затем превратилось в «болезнь коммуникативных профессий». В настоящее время говорят о синдроме выгорания представителей самых разных профессий, отмечая некоторую специфику [21].

Развитие представлений о выгорании на первых этапах изучения проходило путем накопления описаний симптомов, которые связаны с ним. Большинство исследований имело сугубо эмпирическую направленность и не пыталось дать теоретически обобщенного определения [38]. Авторы обзора, посвященного выгоранию, Т. Кокс и А. Гриффитс, перечисляют около 150 симптомов, которые исследователи относят к выгоранию. Среди них аффективные симптомы: угрюмость, плаксивость, пониженность и нестабильность настроения, истощение эмоциональных ресурсов, когнитивные симптомы — ощущение безысходности и безнадежности, ригидность мышления, циничность, отстраненность в общении с коллегами и клиентами, стереотипное отношение. Все это сопровождается типичными для стресса жалобами на здоровье: головные боли, тошнота, головокружение, беспокойство и бессонница. К мотивационным симптомам относится исчезновение присущих человеку мотиваций: старания, энтузиазма, заинтересованности и идеализма; и напротив, появление разочарования, неудовлетворенности, возможен отказ от должности [38, c. 25—30].

Многообразие симптомов легко может запутать. Часть из них является индикаторами стресса, другая связана с личностными расстройствами, таким образом, само понятие выгорания несколько размывается. В концептуальном плане наиболее разработана модель выгорания, предложенная в 1976 г. исследователями К. Маслак и С. Джексоном. В данной модели выгорание впервые рассматривается как синдром, который проявляется в трех базовых симптомах: эмоциональном истощении, деперсонализации и редукции личных достижений. Под эмоциональным истощением понимается комплекс проявлений «эмоциональной усталости» или «выпотрошенности» от постоянно переживаемого напряжения и стрессовых реакций в процессе работы с людьми. Деперсонализация выражается прежде всего в тенденции видеть преимущественно «плохие» стороны в характере и поведении других людей.

Редукция личных достижений отмечается, если человек утрачивает чувство собственной значимости в профессиональном плане, не видит перспектив своего дальнейшего развития [38]. Необходимо подчеркнуть, что только совокупность этих трех компонентов составляет содержание синдрома выгорания. Ни один из них в отдельности синдромом не является. Именно данные симптомы в исследованиях стабильно коррелировали между собой, а трехкомпонентная модель выгорания легла в основу опросника MBI (Maslach Burnout Iventory).

Чаще всего выгорание в иностранной литературе рассматривают как следствие длительного профессионального стресса, и часто термины «стресс» и «выгорание» используются в качестве синонимов [38]. В симптомах, которые относят к феномену вы­горания, большое место занимают симптомы стресса. Тем не менее переменная стресса объясняет 30 % дисперсии симптома эмоционального истощения и лишь незначительную долю дисперсии по двум другим симптомам: деперсонализации и редукции личных достижений. В психологических исследованиях 30 % объясняемой дисперсии считается значимым показателем связанности двух конструктов или переменных [38, с. 39]. Таким образом, стресс объясняет лишь симптом эмоционального истощения и не объясняет два других симптома: деперсонализацию и редукцию личных достижений. Следовательно, можно сделать вывод, что стресс не объясняет синдром выгорания в целом.

С самого начала постановки проблемы выгорания в психологии ведется спор о связи синдрома с депрессией. Несмотря на схожесть проявлений, исследователи указывали, что депрессия проявляется во всех сферах жизни человека, в то время как выгорание на начальных этапах своего развития существует лишь в отношении работы, а в других сферах жизни человек может быть вполне счастлив. На поздних же этапах выгорание действительно проявляется во всех сферах жизни [38]. Причем исследователями подчеркивалось, что выгорание возникает у психически здоровых людей. С точки зрения Маслак, синдром выгорания в большей степени характеризует работу человека, чем его самого [21; 22]. В эмпирических исследованиях 25 % дисперсии эмоционального истощения объяснялось депрессией, что касается остальных двух симптомов, то дисперсия, объясняемая депрессией, составляла меньше 10 % [38].

Е. Эделвич и А. Бродский описывают выгорание как процесс крушения иллюзий. Они определяют выгорание в «помогающих профессиях» как прогрессирующую потерю идеализма и энергии, которую испытывают люди в результате специфических условий их работы. Исследователи считают, что изначальный идеализм и благородные стремления становятся залогом фрустрации в будущем [39].

Д. Этзион определяет «выгорание» как «психологическую эрозию». Она считает, что выгорание возникает постепенно и незаметно для человека, и невозможно отнести его к конкретным стрессовым событиям. Исследователь также говорит о несоответствии между индивидуальными и средовыми характеристиками (ожиданиями и требованиями среды). Это несоответствие действует как постоянный источник стресса [38]. К. Маслак и М. Ляйтер также назвали выгорание «эрозией души». «Оно представляет собой эрозию в ценностях, настроении и воле — эрозию человеческой души» [42, с. 17].

В целом теоретические подходы к объяснению выгорания в иностранных исследованиях можно разделить на три общих направления:

  1. индивидуально-психологический подход: в нем подчеркивается характерное для некоторых людей несоответствие между слишком высокими ожиданиями от работы и действительностью, с которой им приходится сталкиваться ежедневно;
  2. социально-психологический: причиной феномена выгорания считается специфика самой работы в социальной сфере, отличающаяся большим количеством нагружающих психику неглубоких контактов с разными людьми;
  3. организационно-психологический: причина синдрома связывается с типичными проблемами личности в организационной структуре — недостатком автономии и поддержки, ролевыми конфликтами, неадекватной или недостаточной обратной связью руководства и отдельного работника и т. д.

Т. Кокс и А. Гриффитс на основе анализа данных многочисленных исследований пытаются описать интегративную модель синдрома выгорания, куда они включают три стабильно повторяющихся в большинстве работ аспекта: сильная мотивация, неблагоприятная рабочая обстановка и использование человеком неадекватных копинговых стратегий.

Сильная мотивация. Кокс и Гриффитс отмечают, что в большинстве подходов к объяснению синдрома выгорания обращается внимание на решающую роль первоначально сильной мотивации, дале­ко идущих планов, ожиданий, стремлений, а также идеализма и включенности в работу. По словам А. М. Пайнс, для того чтобы «сгореть, необходимо гореть» [44, с. 41].

Неблагоприятная рабочая обстановка. По словам Кокс и Гриффитс, многие исследователи предполагают, что выгорание, скорее всего, возникнет тогда, когда есть столкновение сильной мотивации профессионала и условий конкретной профессиональной среды, в которой ему приходится работать. То, что выгорание было обнаружено и чаще всего встречается в «помогающих» профессиях, авторы объясняют тем, что именно в них происходит столкновение идеалистических установок и высокой мотивации с реальными условиями профессиональной среды. В связи с тем что эти профессии привлекают так называемый «чувствующий тип» людей, которые хотят «всех вылечить, всем помочь», а реальные условия работы очень тяжелы и насыщены стрессом, это неизбежно приводит к выгоранию.

Неадекватные способы борьбы (копинговые стратегии). Выгорание, как правило, возникает при использовании человеком неадекватных способов борьбы со стрессом и проявляется на индивидном (проблемы со здоровьем, депрессия, низкая самооценка) и организационном (абсентеизм, плохое исполнение обязанностей) уровнях.

Динамика процесса выгорания, согласно Маслак, протекает следующим образом.

  1. Идеализм и чрезмерные требования
  2. Эмоциональное и психическое истощение
  3. Дегуманизация как средство противодействия
  4. Конечная стадия: синдром отвращения (против себя — против других — против всего) и, наконец, крах — увольнение, болезнь [41; 43].

Проблема выгорания исследуется в отечественной науке начиная с 1980­х гг. Равноправно при этом используются такие термины, как «профессиональное выгорание», «эмоциональное выгорание» и «психическое выгорание». Первоначально в отечественной психологии появился термин «эмоциональное сгорание», введенный Форманюк [32]. Использование термина «эмоциональное выгорание» закономерно потому, что симптом эмоционального истощения является самым первым и основным в данном синдроме и запускает остальные симптомы. Используя термин «профессиональное выгорание», исследователи подчеркивают, что данный синдром проявляется в профессиональной сфере и связан с отношением человека к работе. Наиболее распространенный в данное время термин «психическое выгорание» [21; 22; 19] акцентирует внимание на том, что выгорание происходит в сфере психического и затрагивает все сферы личности. Хотя использование термина «психическое выгорание» является на данный момент наиболее популярным, мы считаем термин «эмоциональное выгорание» более удачным.

В отечественной психологии синдром выгорания в большей степени является проблемой психологии труда. В последнее время больше всего книжных публикаций по данной теме выпускают исследователи из Санкт-Петербурга [2; 19]. Обзору проблемы выгорания посвящена книга «Синдром выгорания: диагностика и профилактика» [2]. Нужно отметить, что этот обзор во многом базируется на представлениях о выгорании, существующих в зарубежной психологии, синдром выгорания на протяжении всей книги употребляется в качестве синонима профессионального стресса. Но, как было указано выше, такой подход не совсем правомерен, и синдром выгорания является самостоятельным понятием, обозначающим отличающуюся от стресса реальность.

Типичным для отечественной психологии является рассмотрение синдрома «выгорания» в контексте профессионализации, особенно в исследованиях выгорания учителей. Например, Н. В. Мальцева дает следующее определение: «Синдром психического выгорания представляет собой сложное структурно-динамическое образование, которое формируется в процессе педагогической деятельности и является негативным эффектом профессионализации» [19].

Исследователь ссылается на положение В. В. Бойко, который «понимает под синдромом психического выгорания выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций в ответ на избыточное психотравмирующее воздействие» [19]. Таким образом, мы наблюдаем замкнутый круг, выход из которого предлагается другим исследователем выгорания школьных учителей — О. Н. Гнездиловой. [3]. Она рассматривает инновационную психологическую деятельность как фактор предупреждения эмоционального выгорания учителя. Инновационная педагогическая деятельность, по мнению автора, активизирует творческий потенциал учителя и служит эффективным средством его личностного развития [3].

Автор докторской диссертации «Структурно-функциональная организация и генезис психического выгорания» [21] и книги «Синдром психического выгорания учителей» [22] В. Е. Орел считает, что в «общеметодологическом плане отсутствует определение места выгорания среди таких традиционных для психологии понятий, как «деятельность», «личность», «психические свойства», «психические процессы» [21, с. 12]. По мнению автора, «упоминание о том, что выгорание представляет собой профессиональный феномен, абсолютно не означает четкого определения его статуса, а порождает новые проблемы, связанные с дифференциацией феномена выгорания от таких понятий, как “профессиональный кризис” и “профессиональная деформация” [21, с. 14]. Справедливо отмечается также, что нет единой объясняющей концепции. В результате проведения теоретических и эмпирических исследований В. Е. Орел считает: «Влияние выгорания на личность профессионала заключается в проявлении ряда функциональных закономерностей. Эти закономерности носят как общий “сквозной” характер, проявляющийся на всех уровнях организации личности, так и могут быть специфическими для определенных ее сфер» [там же].

Нам представляется очень интересным тезис В. Е. Орла о сквозном характере влияния выгорания на личность, когнитивную, мотивационную сферу и т. д. Используя методологию психических состоя­ний и свойств, автор выдвигает «положение о выгорании как о дезадаптационном феномене, характеризующемся комплексом соответствующих функций»… «Психическое выгорание характеризуется рядом функций в процессе профессионального становления личности, противоположных по направлению традиционным функциям любого психического явления: антимотивационной, антикогнитивной и дерегулятивной. Антимотивационная функция выгорания заключается в дестимулировании субъекта на выполнение своей профессиональной деятельности и снижение уровня достижений в реализации профессиональных и социальных целей. Антикогнитивная функция выгорания проявляется в упрощении когнитивных структур личности, направленных на познание социальных объектов, сужении сферы профессионального опыта субъекта и формирование отрицательных оценочных суждений относительно его профессиональной компетентности и эффективности выполнения трудовых функций, а также относительно социального окружения. Дерегуляторная функция выгорания проявляется в разрушении системы профессиональной деятельности, что находит свое выражение в снижении профессиональной эффективности и низкой степени удовлетворения жизнью» [21, с. 498].

Таким образом, определяя выгорание через «антисистему», основной функцией которой является «дерегуляция профессиональной деятельности» и «различных подсистем личности», автор, на наш взгляд, семантически придает «выгоранию» автономный статус, что иллюстрируется также его тезисом о необходимости определения статуса выгорания в общеметодологическом плане наряду с такими понятиями, как «деятельность», «психическое свойство», «психический процесс» [21]. Мы, в свою очередь, считаем, что в методологическом плане не совсем верно определять выгорание через «антисистему», не говоря о том, что является системой. Возможно, автор противопоставляет выгорание системе личности и системе профессиональной деятельности, в таком случае определение методологического статуса выгорания через «антисистему» представляется нам тупиковым. Тем не менее вывод В. Е. Орла, что выгорание проявляется в разных сферах личности (когнитивной, мотивационной, сфере отношения человека к работе), и существует связь между выгоранием и снижением и уплощением во всех этих сферах, представляется нам важным.

Подытожив все рассмотренные нами подходы, можем сделать вывод, что несмотря на изученность синдрома выгорания в иностранной литературе и на представленность данной проблематики в отечественной психологии, вопрос о причинах выгорания и психологических механизмах, лежащих в основе данного синдрома, остается открытым. Специфичность и уникальность синдрома выгорания заключается в связанности симптомов эмоционального истощения, деперсонализации (цинизма) и редукции личных достижений. Также к выгоранию относят целый ряд симптомов, проявляющихся в когнитивной, мотивационной сферах личности, в поведении и физическом состоянии; общим для этих симптомов является их дезадаптивность.

Нам представляется справедливым тезис В. Е. Орла о системном характере выгорания, что также подтверждается взглядами других русских исследователей. Но нецелесообразно определять выгорание как «антисистему», функциями которой, согласно В. Е. Орлу, являются дерегулятивная, демотивационная и декогнитивная. Определение «от противного» — выгорание как «антисистема» — ставит вопрос, что в данном случае является системой.

В иностранных исследованиях красной нитью проходит идея возникновения выгорания в результате несовпадения идеалистических установок личности или установок личности с реалиями действительности. Следовательно, идеалистические установки становятся причиной физического и эмоционального истощения, циничного отношения к людям и низкой оценки себя как профессионала. Таким образом, при сведении выгорания к стрессу, когда встает вопрос о причинах возникновения, без погружения и обращения к ценностно-смысловой сфере личности не обойтись. Ведь даже исследователи, которые объясняют выгорание через теорию стресса, рано или поздно упираются в ее ограничения и начинают использовать объяснительный аппарат, выходящий за пределы теории стресса.

А если вспомнить, кроме триады основных симптомов (эмоционального истощения, деперсонализации, редукции личных достижений), все многочисленные соматические симптомы, которые также связывают исследователи с выгоранием, то перед нами встает задача, сравнимая по сложности с построением единой общей психологии. В данном случае мы сравниваем построение теории для объяснения синдрома выгорания с построением общей психологии не случайно. Именно при попытках объяснения этого сложного феномена, где физиологические (или соматические, по В. Франклу) симптомы связаны в одном синдроме с психическими (нарушения восприятия, эмоциональной сферы, мышления) и духовными, возникают вопросы, до сих пор не решенные общей психологией. Таким образом, необходимо собрать из отдельных частей, которые могут быть объяснены с помощью разных психологических теорий, общую стройную систему координат изучения синдрома выгорания, а также определить методологический статус этого синдрома. Можно сказать, что мы используем в наших построениях димензионный метод В. Франкла, суть которого заключается в том, что объемная фигура, например цилиндр, дает различные проекции на разные плоскости, и для того чтобы увидеть эту фигуру объемно, необходимо построить общее пространство. То же самое справедливо и для научных теорий: чтобы увидеть многомерный объект, например смысл, необходимо построить общее пространство. В данном случае мы начнем с проблемы связи физиологического и духовного.

Как уже было отмечено, синдром выгорания представляет собой целый симптомокомплекс, в котором физиологические симптомы необъяснимо связаны с «эрозией души».

Выгорание — это своеобразное состояние упадка, дезорганизации на всех уровнях функционирования человека. Анализируя этот симптомокомплекс, хочется сказать: «В здоровом теле — здоровый дух!». А в случае выгорания вернее сказать: « В здоровом духе — здоровое тело». В любом случае при объяснении причин механизмов выгорания нерешенность в современной психологии старой, но нетривиальной психофизиологической проблемы встает особенно остро. Между тем в трудах выдающегося русского физиолога А. А. Ухтомского есть идеи, которые поз­воляют довольно близко подойти к пониманию механизмов выгорания, связи в одном комплексе физиологического и духовного.

Идеи А. А. Ухтомского об энергийном человеке, функциональном органе и, если идти вслед за В. П. Зинченко, — о духовном организме, кажутся нам весьма актуальными. Ухтомским были намечены пути понимания одухотворенного тела и «овнешненного, объективированного духа» [8, с. 19].

«С именем “органа” мы привыкли связывать представление о морфологически сложившемся, статически постоянном образовании. Это совершенно не обязательно. Органом может быть всякое временное сочетание сил, способное осуществить определенное достижение» [8, с. 20]. Как полагает В. П. Зинченко, функциональные органы, по Ухтомскому, обладают биодинамической, чувственной и эмоциональной тканью и рассматриваются как материал, из которого можно конструировать духовный организм как единицы анализа анатомии и физиологии духа. Природа функциональных органов, по утверждению Ухтомского, энергийна. Таким образом, В. П. Зинченко отмечает, что мы практически получаем «энергийную проекцию человека», которая мо­жет быть не менее интересна, чем «мозговой человечек» Пенфилда [8, с. 19].

Ухтомский, будучи физиологом, подходит к проблеме духовного организма, к высшим уровням функционирования человека. Мы же, увидев в данной работе теоретические предпосылки объяснения связи физиологического и духовного, далее рассмотрим ценностно-смысловую сферу личности и проекцию синдрома выгорания на данную плоскость.

Проблеме построения концепции смысла посвящена монография Д. А. Леонтьева «Психология смысла» [15], которая стала результатом его двадцатилетней работы над данной темой. Смысл, по мнению Д. А. Леонтьева, является перспективным понятием для построения единой общей психологии, психологии будущего. В своей монографии Д. А. Леонтьев собирает из кусочков мозаики общую картину смысловой реальности и приходит к выводу, что «за понятием смысла скрывается не конкретная психологическая структура, допускающая однозначную дефиницию, а сложная и многогранная смысловая реальность, принимающая различные формы и проявляющаяся в различных психологических эффектах» [15]. В. П. Зинченко для дефиниции этой сложной и многогранной системы считает наиболее подходящим язык метафор и говорит, вслед за Шпетом, о «кровеносной системе смысла» [9].

В теоретических построениях Д. А. Леонтьева мы находим очень важные предпосылки для объяснения механизмов выгорания и его специфики. Д. А. Леонтьев выстраивает концепцию смысла в парадигме деятельностного подхода, начиная с описания разновидностей смысловых структур: личностный смысл, смысловая установка, мотив, смысловая диспозиция, смысловой конструкт и личностные ценности, и рассматривая их в системе функционирования смысловой регуляции жизнедеятельности.

Эти шесть структур Д. А. Леонтьев относит к трем уровням организации: уровню непосредственно включенных в регуляцию процессов жизнедеятельности и психического отражения (личностный смысл и смысловая установка), уровню смыслообразующих структур, участие которых в регуляторных процессах опосредовано порождаемыми ими структурами первого уровня (мотив, смысловая диспозиция и смысловой конструкт), и, наконец, высшему уровню, к которому относится одна из разновидностей смысловых структур — личностные ценности, являющиеся неизменным и устойчивым в масштабе жизни субъекта источником смыслообразования, автономными по отношению к конкретным ситуациям взаимодействия субъекта с миром [15, с. 233]. Автор говорит, что выделение структурных составляющих — это лишь промежуточный этап, так как «характеристика системы в целом требует иных понятий, чем характеристика отдельных иерархических уровней» и обращается к понятию «динамической смысловой системы», которое было впервые использовано Л. С. Выготским. К нему же обращается А. Г. Асмолов в поисках адекватного пути анализа личности, критикуя убеждение, что «в каком­либо одном динамическом образовании личности, будь то влечение, диспозиция, установка, отношение, потребность или мотив, как в фокусе сконцентрированы свойства личности как целого» [1, с. 60].

Д. А. Леонтьев определяет динамическую смысловую систему как «относительно устойчивую и автономную иерархически организованную систему, включающую в себя ряд разноуровневых смысловых структур и функционирующую как единое целое» [15, с. 235]. Автор различает два вида динамических смысловых систем: ДСС личности и ДСС деятельности.

Далее Д. А. Леонтьев вводит понятие смысла жизни, которое «представляет собой концентрированную описательную характеристику наиболее стержневой и обобщенной динамической смысловой системы, ответственной за общую направленность жизни субъекта как целого» [15, с. 250]. Д. А. Леонтьев говорит о смысле жизни как о высшем смысле, противопоставляя его низкоуровневым смысловым механизмам, которые регулируют человеческую деятельность. Он выделяет три аспекта смысла жизни: субъективный образ цели, объективная направленность и эмоциональное переживание включенности и осмысленности. Выделяя данные аспекты смысла, Д. А. Леонтьев обращается к работам В. Франкла, которого он цитирует на протяжении всей книги, и отмечает, что хотя кажется, что смысл с точки зрения деятельностного подхода и теории Франкла — это совершенно разные понятия, это не так. Используя все тот же димензионный метод Франкла, Д. А. Леонтьев выстраивает общее пространство, в котором соединяет теоретические взгляды В. Франкла и подход деятельностной психологии.

Теоретические взгляды Д. А. Леонтьева представляются нам важными для анализа такого сложного феномена, как синдром выгорания. Повторим тезис В. Е. Орла: «Психическое выгорание представляет собой своеобразную “антисистему”, включенную в разные системы функционирования личности и оказывающую отрицательное влияние на параметры профессионального развития и жизнедеятельности личности». Как уже было отмечено выше, автор не проясняет, что он имеет в виду под «антисистемой». На наш взгляд, в идеях В. Е. Орла, которые являются результатом его исследований, в том числе и эмпирических, проявляется как раз идея «динамической смысловой системы» Д. А. Леонтьева. Функцией динамической смысловой системы личности является регуляция как конкретной деятельности, так и всей жизнедеятельности субъекта. Главным для нас в понятии «динамическая смысловая система» является то, что она относится к разным уровням деятельности человека, а также к «жизненному миру» личности.

Согласно теоретическим взглядам В. Е. Орла, функциями выгорания являются «демотивационная», «декогнитивная», «дерегуляторная». Это функции, противоположные смысловой системе. Итак, можно предположить, что это отражение динамического принципа регуляции смысловой сферы. Но если смысловая система, которая характерна для личности, приводит к таким последствиям, неизбежно встает вывод о характере самой смысловой системы личности. Согласно многим зарубежным авторам выгорание возникает при столкновении неадекватных и идеалистических установок с реалиями действительности. Таким образом, смысловая система, которая есть у личности, «загоняет» человека в синдром выгорания, потому что данная смысловая система неадекватна реалиям действительности. Повторим еще раз, что, согласно определению Д. А. Леонтьева, «смысловая сфера личности — это особым образом организованная совокупность смысловых образований (структур) и связей между ними, обеспечивающая смысловую организацию целостной жизнедеятельности субъекта во всех ее сферах» [15, с. 154].

Венчающим и центральным в концепции смысла Д. А. Леонтьева является понятие смысла жизни, который Д. А. Леонтьев определяет как «концентрированную описательную характеристику наиболее стрежневой и обобщенной динамической смысловой системы, ответственной за общую направленность жизни субъекта как целого…» [15, с. 250].

Смыслообразующую функцию, по Д. А. Леонтьеву, на высшем уровне выполняют личностные ценности. В отличие от потребностей, ценности — это «стабильное, вечное, не зависящее от внешних обстоятельств, абсолютное» [там же, с. 226]. Д. А. Леонтьев также ссылается на тезис В. Франкла о том, что потребности толкают нас, а ценности притягивают, утверждая, что «ценности переживаются как идеалы — конечные ориентиры желательного состояния дел» [там же].

На наш взгляд, понимание ценностей Д. А. Леонтьевым и В. Франклом не равнозначно, хотя у обоих ценности имеют непосредственное отношение к смыслу. В теоретических представлениях Д. А. Леонтьева ценности выполняют смыслообразующую функцию. Согласно теории В. Франкла, через переживание ценностей личность реализует смыслы, они представляют собой «смысловые универсалии, кристаллизовавшиеся в результате обобщения типичных ситуаций, с которыми обществу или человечеству пришлось сталкиваться». Ценности представляют собой возможные пути, посредством которых человек может сделать свою жизнь осмысленной. Д. А. Леонтьев делает акцент на направляющем аспекте смысла, ценности в его теоретических представлениях — «конечные ориентиры желательного состояния дел» [там же], в то время как В. Франкл говорит о смысле каждой конкретной ситуации. Смысл априори содержится в каждой ситуации жизни, даже самой безвыходной, он единственный и истинный, человек должен его найти. В теории Д. А. Леонтьева истинность смысла жизни не выводится из теоретичес­ких построений его концепции. Смысл жизни, представляющий собой интегральную динамическую смысловую систему личности, которая отвечает за общую направленность жизни человека, может быть как истинным, так и ложным. Но в чем же тогда критерий истинности смысла жизни человека?

Как уже было сказано выше, личностные ценности в концепции Д. А. Леонтьева являются смысло-образующими. Личностные же ценности, в свою очередь, представляют собой интериоризованные социальные. Для Франкла это не так. Его учение о ценностях — это аксиология немецкого философа, ученика Э. Гуссерля, Макса Шеллера [10]. По Шеллеру, ценности объективно присутствуют в мире, и человек рождается со способностью их воспринимать в здоровой (т. е. правильной с точки зрения его экзистенции) иерархии. Нарушение этой иерархии (по Шеллеру — «ordo amoris» — порядок любовей) есть результат травм и нездорового влияния со стороны социума. Таким образом, адекватное восприятие иерархии ценностей — внесоциально, оно не имеет межкультурных различий. Различаются лишь содержания, наполняющие высшие (внутренние) и инструментальные (практические) ценности [10]. Таким образом, согласно этой аксиологии, можно говорить об истинном смысле жизни человека, если он соответствует здоровым, правильным ценностям. Вопрос о том, какой смысл считать истинным и правильным для человека, является актуальным для нас и требует рассмотрения в более широком контексте, так как он напрямую связан с темой синдрома выгорания. Как было указано выше, синдром выгорания часто связывают с нереалистичностью жизненных установок, идеализмом и завышенными требованиями.

Мы рассмотрели смысл жизни как обобщенную динамическую смысловую систему, отвечающую за направленность жизни человека, и поставили вопрос о критериях истинного смысла, который напрямую не выводится из теоретической концепции Д. А. Леонтьева. Возможно, использование слова «истинный» не совсем удачно в данном контексте. В нашем исследовании «истинный» жизненный смысл мы противопоставляем идеалистическим и приводящим к выгоранию установкам. Мы не претендуем на его определение в широком контексте. Истинный жизненный смысл для человека — это прежде всего тот смысл, который не «загоняет» его в синдром выгорания, не приводит к «эрозии души», по Маслак.

В 1920­е гг. европейская философия и психология личности этим вопросом активно занимались, очевидно, не без влияния экзистенциальной философии. Введение в ту пору в обиход науки понятия «экзистенция» — хорошая жизнь — предполагало и критерии этой настоящей, полноценной жизни, и вслед за этим — критерии отклонений от нее. Тем более плодотворно было последнее направле­ние, чем больше в нем принимали участие психиатры и психотерапевты, т. е. ученые, занимающиеся патологическими феноменами личности, устойчивыми заблуждениями людей в отношении «правильного» и «хорошего» для своей собственной жизни. Вопросы истинных и ложных установок в отношении жизни были просто необходимы теориям личности того времени (З. Фрейд, А. Адлер и их ученики).

А. Адлер, например, стремился создать теорию, которую можно было бы использовать в психотерапии. В учение А. Адлера входит концепция «фикционного финализма», представляющая интерес в контексте нашей проблематики. К данной концепции Адлер пришел, испытав на себе влияние выдающегося европейского философа Ханса Вайнингера. В своей книге «Философия возможного» Вайнингер развил идею, что на людей сильнее влияют их ожидания в отношении будущего, чем реальные и прошлые переживания. Он утверждал, что многие люди на протяжении всей жизни действуют так, как если бы идеи, которыми они руководствуются, были объек­тивно верными. В понимании Вайнингера, людей побуждает к определенному поведению не только то, что истинно, но и то, что является таковым по их мнению. Книга Вайнингера произвела на Адлера такое сильное впечатление, что он включил некоторые его концепции в свою теорию [36].

А. Адлер делает вывод, что основные цели, определяющие направление нашей жизни, представляют собой фиктивные цели, так как их невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть путем соотнесения с реальностью. Некоторые люди, например, могут выстраивать свою жизнь, исходя из представления, что напряженная работа и чуть-чуть удачи помогают достичь почти всего. С точки зрения Адлера, это утверждение — просто фикция, потому что многие, кто напряженно работает, не получают ничего из того, что заслуживают. Когда фиктивная цель индивидуума известна, все последующие действия наполняются смыслом, и его «история жизни» приобретает дополнительное объяснение [36]. Адлер настаивал на том, что если подобные цели не выполняют функции ориентира в повседневной жизни, их следует или изменить, или отбросить. Фиктивные цели по Адлеру могут быть как полезными, так и опасными для лич­ности и для окружения. Теория Адлера имеет непосредственное отношение к психотерапевтической практике. В ходе психотерапии, согласно Адлеру, задачей психотерапевта является выяснение фиктивной цели человека, которая определяет направленность его жизни. И если эта цель невротическая и не приводит ни к чему хорошему, от нее необходимо отказаться.

Таким образом, при анализе теории Адлера мы видим очень интересную и важную для нашего исследования и теоретических построений идею, которая заключается в том, что не каждый смысл является правильным.

Данная идея была подхвачена и развита в работах Карен Хорни, ученицы Адлера. Центральной для теории Карен Хорни является тема невротического конфликта, в основе которого лежит базальная тревожность, корнями уходящая в детство. Согласно Хорни — для невротика характерна подмена своего настоящего реального Я идеализированным образом Я. Невротик как бы держит перед своим взором свой образ совершенства и бессознательно говорит себе: «Забудь о том, каким презренным созданием ты в действительности являешься, вот каким ты должен быть, и важно только то, что помогает тебе быть этим идеализированным Я». Невротик считает, что он «должен все вытерпеть, все понять, любить всех, всегда быть продуктивным». «Он должен быть олицетворением честности, великодушия, внимательности, справедливости, достоинства, храбрости, бескорыстия. Он должен быть совершенным любовником, мужем, учителем. Он должен знать, понимать и предвидеть все. Он должен быть всегда в состоянии моментально решить любую проблему, собственную или чужую» [33, с. 61]. «Любая малейшая неудача может повергнуть его в депрессию, так как она доказывает его ничтожность в целом, даже если причины неудачи ему не подвластны» [33, с. 232]. Таким образом, мы видим перед собой то, что Адлер назвал «фиктивными установками».

Как уже было сказано выше, в случае невротика очень ярко виден разрыв между реальным Я и идеальным. По Хорни, реальное Я — это «изначальная сила, действующая в направлении индивидуального роста и самореализации». А так как у невротика наблюдается отчуждение от реального Я, доступ к этой силе закрыт. И работа с невротиком должна быть направлена как раз на то, чтобы открыть для него доступ к этой силе реального Я через разрушение его иллюзий. Неразрешенные внутренние конфликты приводят невротика к чувству безнадежности. «Безнадежность представляет собой конечный результат нерешенных конфликтов, и ее самым глубоким корнем является отчаяние когда-либо достичь внутренней цельности» [33, с. 36]. Безнадежные попытки «дотянуться» до соответствия своему идеализированному образу приводят к духовной смерти человека, отчуждению от себя.

В своей работе «Невроз и развитие личности» К. Хорни пишет, что невротику необходимо личное возвеличивание, он не может не заключить, что что-то неправильно в окружающем его мире, и он заключает, что мир должен быть другим. Вместо того чтобы попытаться преодолеть свои иллюзии, человек предъявляет претензии к внешнему миру [34, с. 35].

Таким образом, можно заметить, что описания невротика совпадают во многом с описаниями человека, который находится в группе риска выгорания. Те же завышенные требования к самому себе, та же чувствительность к малейшим неудачам, та же зависимость от одобрения окружающих людей. Картина синдрома выгорания с присущими ему эмоциональным истощением, деперсонализацией и редукцией личных достижений может быть интуитивно названа безнадежностью. К чувству безнадежности невротик приходит вследствие неразрешенных внутренних конфликтов. То есть мы видим, что нереалистичность жизненных установок и отчуждение от себя реального неминуемо приводит к безнадежности и «духовной смерти».

В теории Юнга нахождение и реализация смысла жизни выступает как специфическая потребность и задача. Юнг также предостерегал от опасности отчуждения личности (self), утраты ее реальности, которая происходит, если человек ориентируется на навязанные извне социальные роли либо на выдуманный, внушенный себе смысл.

В экзистенциальном анализе Альфрида Лэнгле, как и в теории Виктора Франкла, существует различение экзистенциального и «кажущегося» смыслов. Для экзистенциального смысла характерно то, что ведет к внутреннему исполнению. «Кажущийся смысл» уводит человека в пустоту. Экзистенциальный смысл реализуется через переживание ценного. Ценности, по Франклу, — это ценности творчества, переживания и отношения [31]. Жизнь, в которой реализуется экзистенциальный смысл, характеризуется экзистенциальной исполненностью. Экзистенция — это основное понятие экзистенциального анализа, которое обозначает «настоящую жизнь, полную глубоких чувств, реализованных начинаний, собственных решений, пусть даже ошибочных, в общем, трудную, конечно, но хорошую жизнь» [40]. Экзистенциальная исполненность понимается как возможность «(духовно и эмоционально) свободно и полно проживать свою жизнь, выйти на аутентичные установки и актуализировать личную ответственность по отношению к собственной жизни и миру» [41, с. 5].

Под синдромом выгорания А. Лэнгле понимает затяжное состояние истощения, возникающее в деятельности. Истощение в данном случае — первый симптом, оно вначале касается только самочувствия, затем начинает влиять на переживания, а потом и на решения, позиции, установки и действия человека, т. е. отражается во всех трех измерениях человеческого бытия согласно димензиональной антропополической модели Франкла [32].

Выгорание возникает, согласно Лэнгле, из-за недостатка истинного экзистенциального смысла выполняемой человеком деятельности. Для экзистенциального смысла характерно, что он ведет к переживанию чувства экзистенциальной исполненности. Это чувство может возникнуть и на фоне усталости (оно переживается, возможно, как «усталый, но довольный»). В противоположность осмысленной и исполненной жизни, жизнь, которая следует только кажущемуся смыслу (например, сосредоточенность на собственной карьере или ожидание социального признания и т. п.), в аспекте переживания уводит человека в пустоту. Такая жизнь лишает сил и способствует возникновению стресса. Вместо радости по поводу того, что было создано, в лучшем случае человек ощущает гордость по поводу самого факта его достижения, но гордость не может согреть. Даже отдых и расслабление не заменяют пустоты, в которую человек каждый день вновь и вновь себя загоняет [40].

Реализуя истинный смысл, человек чувствует исполненность, даже если устает. В случае «кажущегося» смысла человек чувствует опустошение даже в состоянии расслабленности и отдыха. Поэтому синдром выгорания можно назвать расстройством актуального состояния, которое возникает из-за дефицита исполненности. Исполненность — это результат воплощения в жизнь ценностей, которые человек ощущает как его собственные (ценности Person, или «персональные ценности» как противоположность общим и прагматическим ценностям). Отдавая всего себя таким ценностям, человек тратит время и силы своей жизни, но не истощается, поскольку получает взамен нечто очень важное, что переживается им как равное тому, что вложено, или даже превосходящее это — он получает чувство исполненности [40].

В случае синдрома выгорания человек не переживает персональных ценностей в своей деятельности, так как он, согласно Лэнгле, мотивирован не самим делом, которому служит, а побочными целями, такими, например, как карьерные устремления, зарплата или социальное принятие. При этом объекты осуществляемой им деятельности по-настоящему его не затрагивают. А. Лэнгле говорит, что даже готовность помочь людям, в том числе мотивированная религиозными или гуманитарными идеями, также может, по сути, закончиться кажущимся обращением. Если человек оказывает помощь не ради тех, кому он помогает, или если он не видит ценности задачи, которую решает, тогда люди и задачи для него, в принципе, могут быть заменяемыми.

Выгорание связано с неправильной установкой человека, непониманием условий удающейся экзистенции. И, таким образом, неэкзистенциальный жизненный проект приводит к дефициту во всех трех измерениях: духовном, психическом и телесном. Выгорание начинается с отчуждения в работе. Преобладает ориентация на цель, а не на ценность. Готовность так много вкладывать в достижение цели выражает жизненную установку — от чего, как человек думает, что-то зависит в его жизни. При этом он, конечно, хочет, чтобы его жизнь стала ценной, достойной того, чтобы её проживать. Однако его жизненная установка не ориентируется на реальные данности мира и на действительные потребности исполняющей себя экзистенции, она как бы проходит мимо жизни. Она не ведет к переживанию содержаний, а лишь к достижению поставленных целей, которые, однако, из-за отсутствия внутренних отношений лишены жизни. Таким образом, собственная жизнь утрачивает жизненную ценность [40].

Говоря о методах терапии синдрома выгорания, Лэнгле считает, что они должны начинаться с ситуативной разгрузки, и следует подумать о том, как помочь человеку, работающему в конкретных условиях конкретной организации или учреждения. К этому, в первую очередь, относятся меры, ориентированные на изменение поведения, целью которого будет делегирование и разделение ответственности, постановка реалистичных целей, исключение попадания в ситуацию цейтнота. Но экзистенциальный терапевт также будет работать с фундаментальными экзистенциальными мотивациями. Для того чтобы предотвратить выгорание, человеку необходимо задавать себе следующие вопросы: «Для чего я это делаю? Нравится ли мне то, что я делаю? Нравится ли мне только результат или также и процесс? Хочу ли я посвятить этому жизнь — то ли это, ради чего я живу? [40].

В данной статье мы сделали попытку рассмотреть синдром выгорания, который в отечественной психологии изучается преимущественно психологией труда в контексте проблематики психологии личности. Рассматривая синдром выгорания как проблему психологии личности, мы получаем более глубокое понимание его причин и механизмов. Также мы строим общую систему координат, через которую смотрим на данный синдром во всей его сложности, динамике, связи психических, духовных и физиологических симптомов в рамках одного синдрома. Разделяя идеи Д. А. Леонтьева о динамической смысловой системе, мы убеждены в необходимости использования именно смысловой системы личности в качестве адекватной системы координат.

Используя димензионный метод Франкла, мы рассмотрели синдром выгорания как нарушение ценностно-смысловой сферы с точки зрения различных теорией и научных парадигм: теоретических представлений о смысловой сфере личности Д. А. Леонтьева, являющихся развитием деятельностного подхода, методологии логотерапии Франкла и экзистенциального анализа А. Лэнгле, а также теоретических представлений о духовном организме А. А. Ухтомского. Мы, таким образом, увидели ту объемную фигуру, тот цилиндр, который приводит в пример Виктор Франкл: данные парадигмы не противоречат друг другу, а скорее обогащают в контексте понимания синдрома выгорания. В результате анализа мы приходим к выводу, что именно разрушение смыслов более высокого порядка (восходящих к «переживанию-проживанию» ценностей в соответствии с концепцией Франкла) ведет к разрушению практических смыслов инструментального уровня, т. е. разрушает профессиональную деятельность человека — то, что в отечественных исследованиях описывается как «выгорание-антисистема»[21]. Этот вывод обогащает многочисленные выводы зарубежных исследователей феномена выгорания, которые не делают такого заключения, сводя причины выгорания лишь к индивидуально-психологическим особенностям личности, социально-психологическим особенностям деятельности в рамках профессии и организационно-психологическим ошибкам в управлении той или иной органи­зационной структурой. Именно через анализ смысловой сферы личности мы смогли выйти на тему истинных (экзистенциальных) и ложных смыслов, найдя параллели в исследованиях данной тематики в теории А. Адлера (на основании «фикционного финализма» Х. Вайнингера), К. Хорни и К. Г. Юнга. Обратившись к критериям истинных (экзистен­циальных) смыслов, мы вновь возвратились к разработкам по данной тематике, которые сделаны в рамках экзистенциального анализа (Франкл, Лэнгле) и выделили, вслед за авторами, условия экзистенциально адекватных установок, приведя для этого концепцию экзистенциальных мотиваций А. Лэнгле. Данные предпосылки позволяют нам обозначить синдром эмоционального выгорания как проблему психологии личности и рассматривать его как нарушение ценностно-смысловой сферы личности.

Рассмотрев разные точки зрения в отношении синдрома эмоционального выгорания, отметив его схожесть с проявлениями стресса, депрессии, но в то же время и его специфичность, можно задать себе вопрос, не является ли синдром, как говорят американцы, «старым вином в новой бутылке»? А может, выгорание — это просто красивая метафора? Именно эта метафора не только широко используется исследователями, но и прочно вошла в лексикон людей, в популярную психологию, является темой дискуссий в блогах профессионалов. Возможно, метафорический язык является самым подходящим для описания психических явлений. Этот характерный для нашего времени недуг, когда изначальное «горение» на работе переходит в тихое тление, кажется, невозможно описать точнее. В данном случае хочется согласиться с В. П. Зинченко, что «путь к живому понятию, понимаемому как своего рода интеллектуальная материя, лежит через живую метафору».

Синдром эмоционального выгорания: определение, краткая история вопроса.

Синдром эмоционального  выгорания: из истории понятия.

Синдром эмоционального  выгорания (психологического, психического выгорания) —  понятие, появившееся в психологии сравнительно недавно — в 1974 году. Введено понятие американским психиатром и психологом  Гербертом Фрейденбергом.

В начале 70-ых годов прошлого столетия в журнале » Социальные проблемы»  ( «Jornal of Social lssues») Г.  Фрейденберг  опубликовал статью, в которой впервые было использован термин «выгорание».  В 1974 году выходит его  книга «Burnout: The High Cost of High Achievment» («Выгорание: высокая цена высоких достижений»). Именно в ней Фрейденберг  впервые использовал термин «выгорание» (Burnout) как  обозначение состояния здорового человека, который в силу своей профессиональной деятельности тесно и интенсивно общается  с клиентами.

Прежде всего речь шла  о людях, работающих в социальной сфере (медицинские сестры, учителя, социальные работники). Синдром эмоционального выгорания  (СЭВ) он обозначил как «синдром сгорания сотрудников» («staff burn-out syndrome»).  Сам синдром выгорания был определен Фрейденбергером как «поражение, истощение или износ, происходящий в человеке вследствие резко завышенных требований к собственным ресурсам и силам».

Продолжение исследований.

Социальный психолог  Кристина Маслач (К.Maslac), одна из ведущих специалистов по проблеме эмоционального выгорания,   определила синдром эмоционального выгорания   как состояние  физического и эмоционального истощения, включая развитие отрицательной самооценки, отрицательного отношения к работе, утрату понимания и сочувствия по отношению к клиентам или пациентам. Таким образом, понятие синдрома эмоционального выгорания было расширено и касалось  не только состояния  сил человека, но и уровня его самооценки, отношения к деятельности и людям, включенным в эту сферу деятельности (коллегам, клиентам, пациентам, ученикам).

К 80-м годам прошлого столетия было написано более тысячи  англоязычных статей, посвященных исследованию феномена эмоционального выгорания.

Изучение синдрома эмоционального выгорания в отечественной науке.

В изучение синдрома  эмоционального выгорания внесли вклад и отечественные психологи. Так, Б.Г. Ананьев использовал термин  «эмоциональное сгорание»,  под которым он понимал некоторое отрицательное  явление, которое возникает у людей профессий типа «человек-человек»  в условиях межличностного общения.

Более детально эмоциональное выгорание   стало предметом исследования отечественных психологов в середине 90-х годов прошлого века. Изучением феномена занимались В.В. Бойко, Т.В. Большакова, М.В. Агапова, А.А. Рукавишникова, В.Е. Орёл, О.В. Крапивина, Г.А. Зарипова  и другие.  Необходимо отметить и  вклад педагогов  (А.А. Реан, О.А. Баронина, Л.М. Митина, Т.И. Ронгинская, ), медицинских работников (Г.С. Абрамова, Ю.А. Юдчиц, Н.В. Козина), социальных работников (Н.Е. Водопьянова, Е.С. Старченкова). 

Определение феномена СЭВ в отечественных исследованиях.

Один из первых исследователей синдрома эмоционального выгорания В.В. Бойко обозначил его как механизм психологической защиты личности от определенного психотравмирующего воздействия, проявляющийся в полном или частичном исключении эмоций.

 Водопьянова Н.Е. и  Старченкова Е.С.   эмоциональное сгорание   определили как  трехмерный синдром, характеризующийся истощением, деперсонализацией и понижением профессионаильной самооценки.

А.А. Рукавишникова дает следующее определение понятию синдрома эмоционального выгорания : это психологическое явление, которое имеет устойчивый, прогрессирующий, негативно окрашенный характер и сопровождается эмоциональным и психическим истощением, развитием нерезультативных установок, отсутствием профессиональной мотивации.

Н.С. Пашук отмечает, что СЭВ- это динамический процесс, возникающий во фрустрирующих ситуациях, сопровождающийся возникновением психологических защитных механизмов;

Анализ определений  указывает на их смысловую, содержательную  близость.  Синдром эмоционального выгорания есть  состояние физического, эмоционального и умственного истощения, которое проявляется в профессиях   типа «человек-человек».

 

Что еще почитать?

анализ и обобщение подходов – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 159.922

DOI 10.23951/2307-6127-2019-1-18-27

ПОНЯТИЕ «ВЫГОРАНИЕ» В ПСИХОЛОГИИ: АНАЛИЗ И ОБОБЩЕНИЕ ПОДХОДОВ

К. В. Козлова1, О. И. Муравьева2, Г. С. Корытова1

1 Томский государственный педагогический университет, Томск

2 Национальный исследовательский Томский государственный университет, Томск

Выгорание разрушительным образом сказывается на личности человека, выполнении профессиональных обязанностей и работе всей организации. Сложность и неоднозначность этого феномена отражаются в многообразии позиций исследователей относительно природы, структуры, механизмов возникновения и многого другого. Это осложняет разработку целостного теоретического фундамента эмпирических исследований. Одним из острых дискуссионных вопросов при разработке единого понятийного аппарата является определение понятия «выгорание». Основная задача статьи — проведение анализа имеющихся позиций в зарубежной и отечественной литературе относительно определения понятия «выгорание». Цель заключалась в обобщении опыта западных и отечественных авторов для выделения инвариантных признаков в определении понятия. В результате анализа выделены следующие существенные признаки определения понятия «выгорание»: сложность и многомерность; процессуальность; наличие содержательных психологических характеристик, имеющих негативную направленность; защитный функционал; влияние на все подструктуры личности человека; формирование под влиянием личностных и ситуативных факторов; отсутствие психопатологической основы. Полученные результаты позволяют обобщить опыт зарубежных и отечественных исследователей, что представляет определенный прогресс в вопросе понимания сущности и структуры выгорания. А также могут быть использованы для построения теоретических моделей выгорания и дальнейшей разработки концептуального аппарата.

Ключевые слова: выгорание, основные признаки выгорания, эмоциональное истощение, деперсонализация, редукция личных достижений, профессиональная деформация.

Исследования выгорания на сегодняшний день приобретают новую актуальность в аспекте изучения его проявлений в различных профессиональных группах [1-7]. Выгорание негативным образом сказывается на личности специалиста, на его профессиональной деятельности и на работе организации в целом. Сам феномен имеет длительную историю теоретических и эмпирических изысканий в зарубежной и отечественной литературе. В то же время у исследователей отсутствует единое мнение относительно понятийного аппарата выгорания, где ключевую роль играет определение понятия «выгорание».

К решению этого вопроса возможно подойти двумя путями. Первый заключается в анализе терминологии, используемой для обозначения феномена выгорания. В отечественной литературе можно встретить «синдром психического выгорания» [8], «синдром профессионального выгорания» [9], «эмоциональное сгорание» [10], «синдром эмоционального выгорания» [11], «психическое выгорание» [3, 12]. В зарубежной литературе феномен выгорания обозначается также различными терминами: burnout, work-related stress, job-burnout, staff-burnout (см. [13]). Второй включает в себя анализ определений понятия «выгорание»,

которые дают авторы на основании эмпирических исследований, что кажется более обоснованным.

В статье приведен анализ существующих точек зрения относительно этого вопроса и выделены основные существенные признаки, определяющие с позиции авторов понятие «выгорание».

Рассмотрим первоначально определения выгорания, представленные в зарубежной литературе. Г. Фройденбергер [14] характеризует выгорание как некое состояние психического и физического истощения, возникающего под воздействием профессиональной деятельности. Д. Боярле, по мнению Т. А. Колтунович [15], определяет выгорание как медленно прогрессирующее состояние, характеризующееся снижением психических возможностей внутри профессии, возраста; возникновением недовольства и последующим увольнением.

Согласно трактовке К. Маслач, отмечает В. В. Лукьянов [13], выгорание представляет собой психологический синдром, который вызван продолжительной ответной реакцией на постоянный эмоциональный и межличностный стресс в рабочей среде. Он включает истощение, цинизм и профессиональную неэффективность. Выгорание в данном понимании является отражением значительного рассогласования между профессией и работником. Е. В. Ермакова пишет, что, согласно К. Маслач, «синдром выгорания в большей степени характеризует работу человека, чем его самого» [16, с. 34]. Это небольшое, но важное дополнение перемещает понятие «выгорание» из области личности в область профессии. В качестве еще одного важного дополнения для понимания понятия «выгорание» приведем высказывание В. Е. Орла, который, ссылаясь на К. Маслач, пишет, что «отличительной особенностью позиции С. Maslach и ее коллег является акцентирование внимания на профессиональном характере выгорания и рассмотрении его как результат профессиональных проблем, а не как психиатрический синдром» [12]. Отсюда мы можем заключить, что выгорание может наблюдаться, согласно мнению авторов, только у психически здорового человека и не имеет психопатологической основы. Е. В. Ермакова, ссылаясь на К. Маслач и С. Джексон, характеризует компоненты выгорания следующим образом. Эмоциональное истощение представляет собой комплекс признаков эмоциональной усталости, «выпотро-шенности» от хронически переживаемого напряжения и стресса, возникающих в процессе профессиональных взаимодействий с другими людьми. Деперсонализация выражается в явном отрицательном восприятии других людей. Профессиональная неэффективность проявляется в снижении профессиональных знаний и умений, сужении спектра применяемых профессиональных навыков [16].

S. Boms (см. [13]) определяет выгорание как психологическую реакцию, возникающую в ответ на долговременное истощение и снижение интереса, длящуюся месяцы и годы, до тех пор пока не станет явной.

У R. Senior (см. [13]) выгорание это «проблема, являющаяся одновременно телесной и экзистенциальной, беспорядочным сгустком внешних симптомов и личностных разочарований».

Согласно определению А. Пайнс и Е. Аронсон [17], выгорание представляет собой состояние физического и психического истощения, которое возникает под влиянием долгого пребывания в эмоционально перегруженных обстоятельствах.

Обращаясь к позиции А. Чиром, В. В. Лукьянов указывает, что выгорание, по мнению автора, представляется комплексом, включающим физическое, эмоциональное и когнитивное истощение (утомление), где основным является эмоциональное истощение, а дополняющие его элементы являются или последствием поведения (купирования стресса),

который ведет к деперсонализации, или непосредственно когнитивно-эмоциональным выгоранием, проявляющимся в редукции личных достижений (деформации оценки личных возможностей). И то и другое выражается в «деформации личности» и «имеет непосредственное влияние на ее социальное здоровье» [13, с. 45].

Также В. В. Лукьяновым приводится определение выгорания К. Кондо, который полагает, что выгорание является следствием производственных стрессов и проявляется как «процесс дезадаптации» к рабочему месту или своим обязанностям. Главной причиной К. Кондо считает «чрезмерную рабочую нагрузку», связанную с ситуациями, где преобладают напряженные межличностные отношения [13, с. 48].

C. Cherniss [18] характеризует выгорание с точки зрения процесса отрицательной трансформации профессионального поведения, возникающей из-за стрессового характера рабочей среды.

С точки зрения А. Ленге [19], выгорание — это проявление неэкзистенциальной установки в отношении жизни, являющееся фундаментальным и приводящим к дефицитарной витальной симптоматике в соматическом и психическом аспекте. Причем данная симптоматика, по мнению автора, является защитной функцией для устранения возможностей последующего развития неэкзистенциальной установки.

После того как рассмотрены определения выгорания зарубежных авторов, следует обратиться к определениям выгорания, представленным в отечественной научной литературе. Н. Е. Водопьянова и Е. С. Старченкова считают выгорание феноменом личностной деформации, являющимся многомерным конструктом, включающим комплекс отрицательных психологических переживаний, которые связаны с долгосрочными, эмоционально насыщенными и сложными межличностными взаимодействиями с другими людьми. По мнению авторов, выгорание — это «ответ» на долговременные «стрессы межличностных коммуникаций» [9, с. 29]. А. В. Ракицкая, в целом разделяя и развивая позицию Н. Е. Водопьяновой и Е. С. Старченковой, пишет, что выгорание — это приобретенный стереотип поведения, проявляющийся в снижении эмоционального реагирования в профессиональной жизни. Отрицательным моментом является то, что выгорание негативным образом отражается на выполнении профессиональной деятельности и межличностных отношениях. В качестве положительного момента может выступать возможность «дозирования и экономии энергетических ресурсов» [20, с. 431].

О. Н. Рыбников относит выгорание к одной из форм стресса. Автор пишет о том, что выгорание является другой, более распространенной формой профессионального стресса у работников [8].

Согласно Е. И. Холостовой, выгорание есть «состояние физического, эмоционального и психического истощения, которое вызвано долговременной вовлеченностью в ситуации, требующие очень высоких эмоциональных затрат» (цит. по: [13, с. 44]).

Ряд авторов (В. В. Лукьянов, А. Б. Леонова, А. А. Обознов, А.С. Чернышев, Н. Е. Водопьянова) считают, что выгорание есть «целостное, динамическое, интегральное психическое образование в единстве и взаимодействии эмоциональных, когнитивных, мотивацион-ных и поведенческих элементов, образующих его базовые компоненты, количественный и качественный состав которых определяется спецификой профессиональной деятельности» [13, с. 121].

Н. В. Мальцева [21], изучающая проявления выгорания у педагогов, определяет его как сложное структурно-динамическое образование, формирующееся в процессе профессиональной деятельности и представляющее негативный эффект профессионализации.

В. В. Бойко [11] выгорание представляется в качестве выработанного личностью механизма психологической защиты, который проявляется в виде полного или частичного исключения эмоционального реагирования из-за чрезмерного психотравмирующего воздействия.

Е. В. Орел [12] определяет выгорание как полисистемное образование, которое включено в ряд взаимодействующих систем различных уровней, где базовая система — система профессионального становления личности, в которой формируется и развивается выгорание. Влияние выгорания на личность профессионала проявляется в ряде функциональных закономерностей, которые могут иметь свою специфику в определенных сферах деятельности либо носить общий (сквозной) характер и отражаться на всех уровнях организации личности.

В определении выгорания А. А. Рукавишникова [3] можно отметить, что автор относит его к разряду психологических явлений, которые могут наблюдаться у людей, не страдающих психопатологией. Выгорание выражается в дисфункциональных установках и поведении, а также понижении рабочей мотивации.

Схожую точку зрения можно наблюдать у Л. Д. Деминой и И. А. Ральниковой [10], которые рассматривают выгорание в качестве механизма психологической защиты, позволяющего дозировать и экономить расход энергетических и психологических ресурсов. М. Н. Трущенко [22], анализируя точку зрения авторов, отмечает, что по своим качественным характеристикам выгорание отлично от иных профессиональных деструкций тем, что выражается в полном профессиональном регрессе, влияя и нарушая функционирование всех подструктур личности.

Выгорание рассматривается отечественными авторами также и в экзистенциальном аспекте. Так, Н. В. Гришина [23] считает, что формирование выгорания нельзя однозначным образом соотносить с какими-либо личностными или ситуативными факторами. Выгорание, по ее мнению, вероятнее представляется в качестве результата сложных взаимосвязей личностных особенностей, сложившихся межличностных отношений и профессиональной ситуации, в которой человек находится. Важен баланс в обеих сферах: профессиональной и личной.

После рассмотрения имеющихся определений выгорания в зарубежной и отечественной литературе можно провести их анализ. Необходимо выделить основные существенные признаки, определяющие с позиции авторов само понятие «выгорание».

Во-первых, выгорание представляет собой многомерный конструкт. У К. Маслач, А. Чиром (см. [13]), В. Шауфели (см. [9]) выгорание характеризуется как синдром, который включает набор компонентов. У R. Senior выгорание есть «сгусток», который содержит как внешние, так и внутренние аспекты проявлений. Н. Е. Водопьянова и Е. С. Старченкова [9] определяют выгорание как «многомерный конструкт». Ряд современных отечественных авторов (А. Б. Леонова, В. В. Лукьянов, А. А. Обознов, А. С. Чернышев) трактуют понятие «выгорание» как «интегральное психическое образование». В. Е. Орел [12] представляет выгорание как «полисистемное образование». Н. В. Мальцева [21], говоря о выгорании, обозначает его как «структурно-динамическое образование». Нужно отметить, что здесь выделены одновременно два важных момента: структура и динамика выгорания. Таким образом, возникает возможность перейти к следующим признакам — временному и динамическому, которые будут проанализированы далее.

Во-вторых, выгорание представлено рядом авторов в качестве процесса, который происходит в течение определенного временного периода (Е. Аронсон, Д. Боярле, К. Кондо, К. Маслач, А. Пайнс, Е. И. Холостова, А. Чиром, В. Шауфели, S. Boms, C. Cherniss).

Для К. Кондо (см. [13]) выгорание — это процесс дезадаптации. У Д. Боярле (см. [13]) выгорание представлено в качестве медленно развивающегося состояния. Для К. Маслач (см. [9]) выгорание является синдромом, который вызван долговременной ответной реакцией на рабочие стрессы. S. Boms (см. [13]) рассматривает выгорание в качестве психологического ответа на долгосрочное истощение, длящееся месяцы и годы. Для А. Пайнс и Е. Аронсон [17] выгорание — это результат долгого пребывания в ситуациях, перегруженных эмоционально. У C. Cherniss [15] выгорание является процессом отрицательного изменения личности. Е. И. Холостова (см. [13]) считает, что выгорание — это состояние истощения, вызванное долговременной вовлеченностью в ситуации, требующие высоких эмоциональных затрат.

В-третьих, здесь можно вычленить содержательные психологические характеристики феномена «выгорание», а именно отрицательные внутренние переживания, состояние психического, физического и когнитивного истощения, редуцирование личных достижений, дезадаптивные проявления в поведении, деперсонализацию и деформацию личности. Если внимательно посмотреть, то можно заключить, что противоречия и несостыковки отсутствуют. Учитывая динамическую картину развития выгорания, можно увидеть, что указанные психологические характеристики приходят на смену друг другу (от отрицательных внутренних переживаний до деформации личности). S. Boms (см. [13]) пишет о снижении интереса. Д. Боярле (см. [13]) говорит о возникновении возмущения. Н. Е. Водопьянова, Е. С. Старченкова [9] отмечают набор отрицательных психологических переживаний. У R. Senior (см. [13]) мы можем заметить, что говорится уже о «личностном разочаровании». А. Пайнс и Е. Аронсон [17] относят выгорание к состоянию физического и психического истощения. А. Чиром (см. [13]) пишет о физическом, эмоциональном и когнитивном истощении или утомлении.

В сущности, к отрицательным психологическим переживаниям можно отнести все перечисленное: снижение интереса, возникновение возмущения, личностное разочарование, состояние физического, эмоционального, когнитивного истощения. С позиции А. Чиром (см. [13]), состояние физического, эмоционального и когнитивного истощения (утомления) приводит либо к деперсонализации, либо к когнитивно-эмоциональному выгоранию, что может выражаться в редукции личных достижений. И то и другое выражается в деформации личности и оказывает непосредственное влияние на социальное здоровье личности.

У К. Маслач (см. [13]) можно наблюдать такие характеристики, как истощение, цинизм, профессиональная неэффективность. Здесь можно обобщить признаки: редуцирование (редукция) личных достижений соотносимо с понятием профессиональной неэффективности, а понятие «деперсонализация» есть, в сущности, цинизм и негативное изменение профессионального поведения.

Авторы рассмотрели отрицательные внутренние переживания как характеристику выгорания. Следующая характеристика — «дезадаптивное поведение». Можно наблюдать схожие формулировки у разных исследователей. У К. Кондо (см. [13]) встречается трактовка выгорания как процесса дезадаптации к рабочему месту либо профессиональным обязанностям. У C. Cherniss [18] в качестве содержательной психологической характеристики выгорания выступает отрицательное изменение профессионального поведения. У А. А. Рукавишникова [3] говорится о дисфункциональных установках и поведении, понижении профессиональной мотивации.

Далее важно рассмотреть такую характеристику, как «деформация личности» профессионала. У М. Н. Трущенко [22] говорится о профессиональном регрессе личности. К. Мас-

лач и В. Шауфели (см. [9]), говоря о результате выгорания, подчеркивают «личностную деформацию» профессионала. В сущности, понятия «деформация личности» профессионала и «профессиональный регресс» личности содержательно схожи. Здесь речь идет о деформации личности в своей профессиональной деятельности.

В-четвертых, выгорание выполняет защитную психологическую функцию. Л. Д. Демина и И. А. Ральникова [10] говорят о том, что выгорание позволяет дозировать и экономить энергетические и психологические ресурсы личности. В. В. Бойко [8] представляет выгорание в качестве выработанного личностью механизма психологической защиты в виде полного либо частичного исключения эмоций как ответной реакции на избыточные психо-травмирующие воздействия. По мнению А. Ленгле [19], выгорание несет защитную функцию для предотвращения последующего развития неэкзистенциальной установки личности.

В-пятых, выгорание является сложным по своему происхождению явлением, потому что обусловлено сочетанием личностных и ситуативных факторов, которые касаются как сферы межличностных отношений, так и профессиональной. Г. Фройденбергер [14] отмечал, что выгорание возникает под влиянием стресса, который связан с исполнением профессиональных обязанностей. К. Маслач полагает (см. [13]), что выгорание вызывается долговременной ответной реакцией на постоянные эмоциональные стрессы и стрессы, связанные с межличностным общением в профессиональной среде. К. Кондо считает, что основная причина возникновения выгорания — в «чрезмерной рабочей нагрузке» (см. [13]). C. Cherniss [18] видит выгорание в качестве ответной реакции на стрессовый характер профессиональной среды. Н. Е. Водопьяновой и Е. С. Старченковой выгорание представляется в качестве ответа «на стрессы межличностных коммуникаций в профессиональной деятельности» [9]. С точки зрения О. Н. Рыбникова [8], выгорание приравнивается к профессиональному стрессу у работников. Е. И. Холостова (см. [13]) полагает, что выгорание является следствием сочетания слишком высоких эмоциональных затрат с постоянными ситуационными стрессами. Н. В. Гришина видит выгорание как результат «сложного взаимодействия личностных особенностей человека, межличностных отношений и его профессиональной и рабочей ситуации», в которой находится человек [23]. Таким образом, можно заключить, что выгорание формируется в профессиональной деятельности под влиянием комбинации факторов, включающих личные особенности человека, его межличностные отношения, а также профессиональную и рабочую ситуации.

В-шестых, выгорание оказывает влияние на все подструктуры личности и отрицательно сказывается на личной жизни и профессиональной деятельности. R. Senior (см. [13]) указывает, что выгорание есть одновременно телесная и экзистенциальная проблема, беспорядочный «сгусток» проявлений внешней симптоматики и личностного разочарования. А. Чиром пишет об отрицательном воздействии выгорания на социальное здоровье личности. М. Н. Трущенко [22] считает, что выгорание затрагивает и отрицательно влияет на функционирование всех структур личности. В. Е. Орел [12] полагает, что воздействие выгорания на личность профессионала выражается в ряде функциональных закономерностей, которые носят как общий (сквозной) характер (влияют на все уровни организации личности), так и специфический (определенные сферы личности). У Н. В. Гришиной [23] выгорание есть результат сложного взаимодействия личностных особенностей человека, сферы межличностных отношений и его профессиональной и рабочей ситуации, в которой находится человек.

В-седьмых, выгорание может наблюдаться только у психически здоровых людей, которые не подвержены патологиям. В. Е. Орел, ссылаясь на К. Маслач [12], подчеркивает, что

выгорание характерно для психически здорового человека и не подразумевает под собой психопатологической основы. Похожее мнение у А. А. Рукавишникова [3], который полагает, что выгорание — психологическое явление, которое характерно для лиц, не подверженных психопатологиям.

Опираясь на результаты, полученные в ходе проведенного анализа, выделим основные существенные признаки, определяющие с позиции авторов понятие «выгорание».

1. Выгорание — это многомерный конструкт.

2. Выгорание представляется многими авторами как процесс, который происходит в течение определенного времени.

3. Выгорание имеет следующие содержательные психологические характеристики. Негативные внутренние переживания: состояние психического, физического и когнитивного истощения, деперсонализация, редуцирование (редукция) личных достижений; дезадап-тивное поведение; деформация личности профессионала. Причем указанные характеристики приходят на смену друг другу в процессе развития выгорания.

4. Выгорание несет защитную функцию: экономия эмоционального реагирования, экономия энергетических ресурсов, защитная функция для предотвращения последующего развития неэкзистенциальной установки.

5. Выгорание появляется в профессиональной деятельности, является сложным по своему происхождению феноменом и обусловлено сочетанием личностных и ситуационных факторов, которые касаются как сферы межличностных отношений, так и профессиональной и рабочей ситуации.

6. Выгорание воздействует на все подструктуры личности и отрицательно сказывается на личной жизни и профессиональной деятельности.

7. Выгорание может наблюдаться только у психически здоровых людей, не страдающих патологиями.

Таким образом, можно сформулировать обобщенное определение понятия «выгорание». Выгорание есть многомерный конструкт, интегрированный в систему организации личности и несущий защитную функцию. Имеет ряд содержательных психологических характеристик: отрицательные внутренние переживания, дезадаптивное поведение и деформация личности профессионала. Выгорание может наблюдаться у психически здоровых людей, занятых профессиональной деятельностью, в результате комбинированного воздействия личностных и ситуационных факторов, которые касаются как сферы межличностных взаимодействий человека, так и его профессиональной и рабочей ситуации. Выгорание влияет на функционирование всех структур личности и отрицательно воздействует на личную жизнь и профессиональную деятельность человека.

Полученные результаты позволяют расширить понимание феномена выгорания, его сущности и структуры, а также могут быть использованы для построения теоретических моделей выгорания и дальнейшей разработки концептуального аппарата.

Список литературы

1. Димова В. Н. Личностные детерминанты и организационные факторы развития психического выгорания личности в профессиях «субъект-объектного» типа: автореф. дис. … канд. психол. наук. Ярославль, 2010. 25 с.

2. Сенин И. Г. Психическое выгорание личности в различных типах профессионального окружения // Системогенез учеб-

ной и профессиональной деятельности: материалы IV Всерос. науч.-практ. конф. / под науч. ред. Ю. П. Поваренкова. Изд-во ЯГПУ, 2009. С. 275-276.

3. Рукавишников А. А. Личностные детерминанты и организационные факторы генезиса психического выгорания у педагогов: автореф. дис. … канд. психол. наук. Ярославль, 2001. 23 с.

4. Рудницкий В. А., Шлыкова Т. Ю., Бараева Е. И. Эмоциональное выгорание как фактор творческой активности в деятельности инженеров-программистов компаний IT // Современные тенденции в дополнительном образовании взрослых: материалы II Междунар. науч.-метод. конф. Минск: РИВШ, 2014. С. 183-191.

5. Корытова Г. С. Профессиональная деформация личности в педагогической деятельности // Вестн. Томского гос. пед. ун-та (TSPU Bulletin). 2014. Вып. 1 (142). С. 13-20.

6. Корытова Г. С. Эмоциональное выгорание в профессиональной педагогической деятельности: защитно-совладающий аспект // Вестн. Томского гос. пед. ун-та (TSPU Bulletin). 2013. Вып. 5 (133). С. 175-181.

7. Корытова Г. С. Эмоциональное выгорание как проявление защитного поведения в профессиональной деятельности // Фундаментальные исследования. 2005. № 4. С. 29-32.

8. Рыбников О. Н. Психофизиология профессиональной деятельности: учебник для студентов высших учебных заведений. М.: Академия, 2010. 320 с.

9. Водопьянова Н. Е., Старченкова Е. С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. 2-е изд. СПб.: Питер, 2008. 336 с.

10. Демина Л. Д., Ральникова И. А. Психическое здоровье и защитные механизмы личности: учебное пособие. 2-е изд. Барнаул: Изд-во Алтайского ун-та, 2005. 132 с.

11. Бойко В. В. Синдром «эмоционального выгорания» в профессиональном общении. СПб.: Питер, 1999. 350 с.

12. Орел В. Е. Синдром психического выгорания личности. М.: Ин-т психологии РАН, 2005. 330 с.

13. Лукьянов В. В., Леонова А. Б., Обознов А. А., Чернышев А. С., Водопьянова Н. Е. Выгорание и профессионализация: сб. науч. трудов. Курск: Изд-во Курск. гос. ун-та. Курск, 2013. 440 с.

14. Freudenberger H. J. Staff burnout // Journal of social Issues, 1974. V. 30. P. 159-165.

15. Колтунович Т. А. Профессиональное выгорание в исторической ретроспективе: описательный период осмысления феномена // Новый университет. Серия «Актуальные проблемы гуманитарных и общественных наук». Йошкар-Ола: Коллоквиум, 2012. № 11. С 46-50.

16. Ермакова Е. В. Изучение синдрома эмоционального выгорания как нарушения ценностно-смысловой сферы личности (теоретический аспект) // Культурно-историческая психология. 2010. № 1. С. 27-39.

17. Pines A. M., Aronson E. Career burnout. Causes and cures. N.Y.: The Free Press, 1988. 229 p.

18. Cherniss C. Staff burnout: job stress in the human service. Beverly Hills: Sage, 1980. P. 18-43.

19. Ленгле A. Эмоциональное выгорание с позиций экзистенциального анализа: теоретические исследования // Вопросы психологии. 2008. № 2. С. 3-16.

20. Ракицкая А. В. Синдром эмоционального выгорания как предмет социально-психологических исследований // Технологии информатизации и управления: сб. науч. статей. Вып. 2. Минск, 2011. С. 430-434.

21. Мальцева Н. В. Проявления синдрома психического выгорания в процессе профессионализации учителя: дис. … канд. психол. наук. Екатеринбург, 2005. 190 с.

22. Трущенко М. Н. К вопросу о синдроме выгорания: традиционные подходы исследования и современное состояние проблемы // Психология: традиции и инновации: материалы междунар. науч. конф. Уфа: Лето, 2012. С. 1-8.

23. Гришина Н. В. Помогающие отношения: профессиональные и экзистенциональные проблемы // Психологические проблемы самореализации личности / под ред. А. А. Крылова, Л. А. Коростылевой. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1997. С. 143-156.

Козлова Ксения Вячеславовна, аспирант, Томский государственный педагогический университет (ул. Киевская, 60, Томск, Россия, 634061). E-mail: [email protected]

Муравьева Ольга Ивановна, кандидат психологических наук, доцент, Национальный исследовательский Томский государственный университет (пр. Ленина, 36, Томск, Россия, 634050). E-mail: [email protected]

Корытова Галина Степановна, доктор психологических наук, профессор, заведующая кафедрой, Томский государственный педагогический университет (ул. Киевская, 60, Томск, Россия, 634061). E-mail: [email protected]

Материал поступил в редакцию 06.11.2018.

DOI 10.23951/2307-6127-2019-1-18-27

THE CONCEPT OF «BURNOUT» IN PSYCHOLOGY: ANALYSIS AND SYNTHESIS APPROACHES

K. V. Kozlova1, O. I. Muravyova2, G. S. Korytova1

1 Tomsk State Pedagogical University, Tomsk, Russian Federation

2 National Research Tomsk State University, Tomsk, Russian Federation

Burnout has a devastating impact on the individual, his or her professional responsibilities and the work of the entire organization. The complexity and ambiguity of this phenomenon is reflected in the diversity of researchers’ positions on the nature, structure, mechanisms of occurrence and much more. This complicates the development of a holistic theoretical Foundation for empirical research. One of the most pressing issues in the development of a single conceptual apparatus is the definition of «burnout».

The main objective of our article was to analyze the existing positions in foreign and domestic literature on the definition of «burnout». The aim was to generalize the experience of Western and domestic authors to identify invariant features in the definition of the concept.

The analysis identified the following essential features of the definition of «burnout»: complexity and multidimensionality; procedural; the presence of meaningful psychological characteristics that have a negative orientation; protective functionality; impact on all substructures of the human personality; formation under the influence of personal and situational factors; lack of psychopathological basis.

The results allow us to summarize the experience of foreign and domestic researchers, which represents some progress in the understanding of the nature and structure of burnout. And can also be used to build theoretical models of burnout and further development of the conceptual apparatus.

Key words: burnout, the main signs of burnout, emotional exhaustion, depersonalization, personal accomplishment, professional deformation.

References

1. Dimova V. N. Lichnostnyye determinanty i organizatsionnyye faktory razvitiya psikhicheskogo vygoraniya lichnosti v professiyakh «sub»yekt-ob»yektnogo» tipa. Avtoref. dis. kand. psikh. nauk [Personal determinants and organizational factors of mental burnout in the professions of «subject-object’ type. Abstract of thesis of cand. of psych. sci.]. Yaroslavl, 2010. 25 p. (in Russian).

2. Senin I. G. Psikhicheskoye vygoraniye lichnosti v razlichnykh tipakh professional’nogo okruzheniya [Mental burnout of personality in different types of professional environment]. Materialy IV Vserossiyskoy nauchno-prakticheskoy konferentsii «Sistemogenez uchebnoy i professional’noy deyatel’nosti» [Materials of the IV all-Russian scientific-practical conference «Systemogenesis of educational and professional activity. Scientific ed. Yu. P. Povarenkov]. ASPU Publ., 2009. Pp. 275-276 (in Russian).

3. Rukavishnikov A. A. Lichnostnyye determinanty i organizatsionnyye faktory genezisa psikhicheskogo vygoraniya u pedagogov. Avtoref. dis. kand. psikh. nauk [Personal determinants and organizational factors of the Genesis of mental burnout in teachers. Abstract of thesis cand. of psych. sci.]. Yaroslavl, 2001. 23 p. (in Russian).

4. Rudnitskiy V. A., Shlykova T. Yu., Baraeva E. I. Emotsional’noye vygoraniye kak faktor tvorcheskoy aktivnosti v deyatel’nosti inzhenerov-programmistov kompaniy IT [Emotional burnout as a factor of creative activity of software engineers of IT companies]. Materialy II Mezhdunarodnoy nauchno-metodicheskoy konferentsii «Sovremennyye tendentsii v dopolnitel’nom obrazovanii vzroslykh» [Materials of the II International scientific-methodical conference «Modern trends in additional education of adults»]. Minsk, Republican Institute of Higher Education Publ., 2014. Pp. 183-191 (in Russian).

5. Korytova G. S. Professional’naya deformatsiya lichnosti v pedagogicheskoy deyatel’nosti [Professional deformation of the personality in pedagogical activity]. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta — TSPU Bulletin, 2014, vol. 1 (142), pp. 13-20 (in Russian).

6. Korytova G. S. Emotsional’noye vygoraniye v professional’noy pedagogicheskoy deyatel’nosti: zashchitno-sovladayushchiy aspekt [Emotional burnout in the professional pedagogic activity: the defensive and coping aspect]. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta — TSPU Bulletin, 2013, vol. 5 (133), pp. 175-181 (in Russian).

7. Korytova G. S. Emotsional’noye vygoraniye kak proyavleniye zashchitnogo povedeniya v professional’noy deyatel’nosti [Emotional burning out as manifestation of protective behavior in professional activity]. Fundamental’nyye issledovaniya -Fundamental Research, 2005, no. 4, pp. 29-32 (in Russian).

8. Rybnikov O. N. Psikhofiziologiya professional’noy deyatel’nosti: uchebnik dlya studentov vysshikh uchebnykh zavedeniy [Psychophysiology of professional activity: textbook for students of higher educational institutions]. Moscow, Akademiya Publ., 2010. 320 p. (in Russian).

9. Vodopyanova N. E., Starchenkova E. S. Sindrom vygoraniya: Diagnostika i profilaktika. 2 izdaniye [Burnout Syndrome: Diagnosis and prevention. 2 edition]. Saint-Petersburg, Piter Publ., 2008. 336 p. (in Russian).

10. Demina L. D., Ral’nikova I. A. Psikhicheskoye zdorov’ye izashchitnyye mekhanizmy lichnosti: uchebnoye posobiye. 2 izdaniye [Mental health and protective mechanisms of personality: textbook. 2 edition]. Barnaul, Altai University Publ., 2005. 132 p. (in Russian).

11. Boyko V. V. Sindrom «emotsional’nogo vygoraniya» v professional’nom obshchenii [Syndrome of «emotional burnout’ in professional communication]. Saint-Petersburg, Piter Publ., 1999. 350 p. (in Russian).

12. Orel V. E. Sindrom psikhicheskogo vygoraniya lichnosti [Syndrome of mental burnout of the personality]. Moscow, Institute of Psychology RAS Publ., 2005. 330 p. (in Russian).

13. Luk’yanov V. V., Leonova A. B., Oboznov A. A., Chernyshev A. S., Vodopyanova N. E. Vygoraniye i professionalizatsiya: sbornik nauchnykh trudov [Burnout and professionalization: collection of scientific works]. Kursk, Kursk State University Publ., 2013. 440 p. (in Russian).

14. Freudenberger H. J. Staff burnout. Journal of Social Issues, 1974, vol. 30, pp. 159-165.

15. Koltunovich T. A. Professional’noye vygoraniye v istoricheskoy retrospektive: opisatel’nyy period osmysleniya fenomena [Professional burnout in historical retrospect: a descriptive period of understanding of the phenomenon]. Novyy universitet. Seriya «Aktual’nyye problemy gumanitarnykh i obshchestvennykh nauk» — New University. Series: Topical Issues of Humanities and Social Sciences, 2012, no. 11, pp. 46-50 (in Russian).

16. Ermakova E. V. Izucheniye sindroma emotsional’nogo vygoraniya kak narusheniya tsennostno-smyslovoy sfery lichnosti (teoreticheskiy aspekt) [The Study of burnout as a violation of value-semantic sphere of personality (theoretical aspect)]. Kul’turno-istoricheskaya psikhologiya — Cultural-Historical Psychology, 2010, no. 1, pp. 27-39 (in Russian).

17. Pines A. M., Aronson E. Career burnout. Causes and cures. N.Y., The Free Press, 1988. 229 p.

18. Cherniss C. Staff burnout: job stress in the human service. Beverly Hills, Sage, 1980. 43 p.

19. Lengle A. Emotsional’noye vygoraniye s pozitsiy ekzistentsial’nogo analiza: teoreticheskiye issledovaniya [Emotional burnout from the standpoint of existential analysis: Theoretical study]. Voprosy psychologii, 2008, no. 2, pp. 3-16 (in Russian).

20. Rakitskaya A. V. Sindrom emotsional’nogo vygoraniya kak predmet sotsial’no-psikhologicheskikh issledovaniy [Emotional burnout syndrome as a subject of socio-psychological research]. Tekhnologii informatizatsii i upravleniya: sbornik nauchnykh statey. Vyp. 2 [Technologies of Informatization and management: collection of scientific articles. Issue 2]. Minsk, 2011. Pp. 430-434 (in Russian).

21. Mal’tseva N. B. Proyavleniya sindroma psikhicheskogo vygoraniya vprotsesse professionalizatsii uchitelya. Dis. kand. psikhol. nauk [Manifestations of burnout syndrome in the process of professionalization of the teacher. Diss. cand. of psych. sci.]. Yekaterinburg, 2005. 190 p. (in Russian).

22. Trushchenko M. N. K voprosu o sindrome vygoraniya: traditsionnyye podkhody issledovaniya i sovremennoye sostoyaniye problem [The question of burnout: traditional research approaches and current state of the problem]. Materialy Mezhdunarodnoy nauchnoy konferentsii»Psikhologiya: traditsii i innovatsii» [Materials of the International scientific conference «Psychology: traditions and innovations»]. Ufa, Leto Publ., 2012. Pp. 1-8 (in Russian).

23. Grishina N. V. Pomogayushchiye otnosheniya: professional’nyye i ekzistentsional’nyye problemy [Helping relationships: professional and existential problems]. Psikhologicheskiye problemy samorealizatsii lichnosti [Psychological problems of self-identity. Ed. by A. A. Krylov, L. A. Korostyleva]. Saint Petersburg, SPbGU Publ., 1997. Pp. 143-156 (in Russian).

Kozlova K. V., Tomsk State Pedagogical University (ul. Kievskaya, 60, Tomsk, Russian Federation, 634061). E-mail: [email protected]

Muravyova O. I., National Research Tomsk State University (pr. Lenina 36, Tomsk, Russian Federation, 634050). E-mail: [email protected]

Korytova G. S., Tomsk State Pedagogical University (ul. Kievskaya, 60, Tomsk, Russian Federation, 634061). E-mail: [email protected]

симптомы, причины и подходы к лечению

Алексей Пережогин

психоаналитический психотерапевт

Профиль автора

Я психоаналитический психотерапевт. Заметил, что с начала пандемии ко мне стало обращаться больше людей с симптомами эмоционального выгорания.

На основе своего опыта расскажу, как понять, что у вас выгорание, почему оно появляется и что делать, чтобы справиться с ним на разных стадиях.

Статью стоит прочитать, если вы регулярно чувствуете усталость, раздражение, стали чаще болеть, а работа кажется бессмысленной и неинтересной, — все это может быть признаками эмоционального выгорания. Если прямо сейчас вы не испытываете подобного, то статья поможет не пропустить первые признаки эмоционального выгорания у себя или близких в будущем.

Важный момент

В статье я ссылаюсь на официальную позицию ВОЗ, а также на исследования ряда российских и зарубежных психологов. Не всегда их взгляды и даже терминология совпадают, поэтому иногда буду приводить обобщенный опыт. Задача статьи — не склонить к позиции конкретного исследователя или института, а показать наиболее понятные и непротиворечивые способы опознать выгорание и справиться с ним.

В США, согласно отчету Gallup за 2018 год, 23% работающих американцев ощущали себя выгоревшими.

После пандемии проблема выгорания стала беспокоить больше людей — это заметил не только я, но и другие исследователи. Например, в России в марте 2021 года было проведено исследование среди 2500 россиян. Почти половина ощущает опустошение и работает на автомате, испытывают истощение, каждый второй чувствует тревогу на работе.

Половина россиян пожаловалась на выгорание на работе — «Ведомости»

Я вижу по крайней мере три причины роста случаев выгорания, и ключевые факторы — психологические.

Страх неизвестности. Люди столкнулись со страхом неизвестности, болезни и смерти, с неполной и противоречивой информацией: в марте 2020 года было непонятно, насколько опасна новая коронавирусная инфекция, это рождало тревогу за здоровье.

Изменение привычного уклада. У многих резко изменился образ жизни, большинство внезапно перешло на удаленную работу, а кто-то потерял свое место — так появилась тревога по поводу карьерного будущего и финансов.

Увеличение нагрузки. Те, кто продолжил работать, стали тратить на это больше времени и больше уставать — в том числе из-за необходимости приспособиться к новому удаленному формату и из-за страха увольнения. Все это требует эмоционального ресурса. А когда одни переживания накладываются на другие, человек истощается быстрее. В результате может развиться эмоциональное выгорание.

При этом с выгоранием важно начать работать сразу, как только появились первые проявления: если запустить, на борьбу может уйти много времени и денег.

Что такое синдром эмоционального выгорания

Понятие эмоционального выгорания впервые ввел в 1974 году американский психиатр Герберт Фрейденбергер. Он заметил, что у специалистов помогающих профессий — врачей, психологов, учителей — со временем появляется и нарастает эмоциональное истощение. То есть снижается эмоциональная реакция на события, даже важные, люди становятся равнодушнее к окружающим и тому, что раньше их вовлекало.

С этого момента тема профессионального выгорания привлекала все больше внимания различных исследователей из разных стран. Так, в Японии ведется статистика смертей от переработок, в том числе самоубийств на фоне рабочего стресса.

Сегодня синдром эмоционального выгорания определяется исключительно через связь с работой, хотя ряд исследователей не согласны с таким подходом. Например, можно встретить статьи и о родительском выгорании, которое по механизму возникновения и проявлениям похоже на профессиональное. Мы в этой статье будем говорить только о профессиональном выгорании.

Если проще, то выгорание — физические и психические проблемы, которые появляются из-за длительной работы в стрессе.

УЧЕБНИК

Как победить выгорание

Курс для тех, кто много работает и устает. Цена открыта — назначаете ее сами

Начать учиться

Как проявляется эмоциональное выгорание

Согласно ВОЗ, можно выделить три признака синдрома выгорания.

Ощущение мотивационного или физического истощения. Физическое истощение — это постоянный упадок сил, а мотивационное — когда физические силы есть, но нет мотивации делать рабочие задачи. Мотивационное истощение больше касается творческих задач, новых проектов, неприятных обязанностей, то есть всего, где мотивация должна быть сильнее, чем для выполнения рутины. Даже если человек понимает пользу задач, которые, например, принесут повышение, то ему сложно их выполнять с полной отдачей.

Нарастающее психическое дистанцирование от профессиональных обязанностей, чувство негативизма или цинизма к профессиональным обязанностям. Это проявляется в равнодушии к работе или сопротивлении ей: человек может чаще опаздывать, проводить больше времени на обеде, отказываться от новых задач, растягивать выполнение стандартных задач или откладывать их, заменяя ненужными делами.

Общее снижение работоспособности, когда человеку трудно выполнять тот объем работы, который легко давался ранее.

Есть и другие симптомы, которые сопутствуют выгоранию. Если их объединить, то можно получить около сотни различных проявлений. При этом в моей практике выгорание — это почти всегда не основной запрос, оно часто сопутствует каким-то острым проблемам, например депрессии, навязчивым состояниям и даже семейным кризисам. Это значит, что, вовремя обнаружив выгорание, можно не допустить развития и других серьезных проблем.

Есть разные способы группировки всех сопутствующих симптомов. Например, можно разбить их на три группы:

  1. Физические симптомы. Это не только постоянное чувство усталости, но и другие проблемы. Например, снижение иммунитета и частые болезни, заболевания желудочно-кишечного тракта, частые боли в спине, головные боли, проблемы со сном: от нарушения засыпания до постоянной сонливости.
  2. Психологические симптомы. Самый яркий признак выгорания — притупление чувств и эмоций как на положительные, так и на отрицательные события. Например, и в день рождения близкого, и при потере крупной суммы не будет сильных переживаний, а окружающим даже может показаться, что человек отстранен и как будто не присутствует. Может появляться чувство безразличия, скуки, подавленности. Часто пропадает интерес к контакту с другими людьми, возникает иррациональное чувство страха на работе и в группах людей, тревожность. Бывает, что раздражают незначительные события, то, что раньше не беспокоило: например, лай соседской собаки становится очень неприятным, хотя собака живет там несколько лет.
  3. Поведенческие симптомы. Рабочий распорядок может стать хаотичным, возникают трудности в принятии ответственных решений, стремление переложить ответственность на других или уйти от нее любыми способами. Выгорающий начинает выбирать рутинные задачи вместо творческих или эмоционально вовлекающих, а также ощущает безразличие к результатам работы — своей и коллектива. Появляются постоянные переработки в будни и работа по выходным — это следствие отказа от эмоций. Если человек регулярно проводит на работе больше времени, чем раньше, — это то, что на бытовом языке называется «ушел в работу от переживаний».

Кроме этого, могут появиться или усилиться зависимости — возникнуть впервые или возвратиться после долгого перерыва. Либо просто увеличиваются дозы: человек чаще или больше пьет, курит, играет в компьютерные игры. Может появиться внезапная тяга к экстремальным видам спорта, так как человек стремится почувствовать хоть какие-то эмоции. В состоянии выгорания он не разбирается с тем, почему ощущения притупились, а ищет новые способы получить радость, в том числе через повышенный риск.

Важный момент

Ряд исследователей критикуют термин «эмоциональное выгорание» за то, что ключевые симптомы часто совпадают с проявлениями депрессии, дистимического или посттравматического стрессового расстройства. Отличать их сложно, но важно, потому что лечение будет разным. Если есть подозрение, что у вас что-то между выгоранием и депрессией, не стоит самостоятельно определять причину проблемы — легко ошибиться. Лучше обратитесь к специалистам: неврологу, психиатру или психотерапевту.

Представители каких профессий чаще сталкиваются с выгоранием

Специалисты помогающих профессий. Например, врачи, учителя, психологи, психотерапевты, социальные работники. Это объясняют тем, что люди таких профессий больше времени проводят в контакте с другими людьми, инвестируют свою психическую энергию в отношения больше, чем представители других профессий.

Например, врач на приеме должен быть не только профессионально вовлечен, то есть быстро поставить диагноз и назначить верное лечение. Ему еще надо учитывать эмоциональное состояние пациента, проводить прием в ограниченные сроки, нести ответственность за свои решения вплоть до уголовной. Общее давление этих факторов может привести к эмоциональному выгоранию.

Менеджеры и управленцы. То есть те, у кого больше ответственности, чем у других сотрудников. Руководитель должен часто переключаться между задачами из разного контекста, находиться в постоянном стрессе из-за меняющихся правил и требований внешнего мира, учитывать интересы разных людей и стараться не забывать о себе.

Из-за большого количества разных задач и требований эффективнее те руководители, которым легче игнорировать эмоциональную сторону рабочих отношений. Таких руководителей часто приводят в пример в историях из мира бизнеса, при этом игнорируют, что они могут находиться в сложном эмоциональном состоянии.

Когда ко мне обращаются руководители и предприниматели, то часто рассказывают, что долгое время их бизнес или отдел был успешным. Однако у них самих вдруг появились эмоциональные проблемы, которые не решаются старыми методами. Почти все говорят о том, что много лет работали без отдыха: так можно обнаружить предпосылки эмоционального выгорания.

В результате накопленного стресса такие руководители иногда начинают заниматься микроменеджментом и дотошно контролируют своих сотрудников, чего раньше не делали. В процессе психотерапии можно обнаружить, что это неосознаваемая попытка заняться понятными задачами вместо того, чтобы принимать эмоционально сложные ключевые решения. Либо попытка управлять тем, что легко контролировать, в отличие от рушащихся других сфер жизни, например эмоционального здоровья.

Те, кто много общается на работе. То есть эмоционально включен в рабочее общение и должен регулярно общаться с разными людьми или группами людей. Это могут быть и продавцы, и журналисты, и специалисты колцентров.

Важно понимать, что выгорание возникает не из-за самой сферы деятельности, а из-за совместного влияния внешней среды и внутренних психологических факторов.

Какие внешние факторы способствуют выгоранию

Высокая скорость изменений. В первую очередь, цифровизация процессов. Человеку становится сложно предсказать изменения, тяжелее управлять рабочими процессами, повышается важность краткосрочного планирования. Это заставляет всегда быть настороже: чтобы успевать за изменениями, нужно приобретать новые знания, переобучаться, быть готовым к частой смене задач.

Плохие условия работы. Сюда относят недостаточную оплату труда, бюрократизацию рабочих процессов, ненормированный рабочий день, отсутствие программ обучения и поддержки сотрудников, например дополнительных выходных в период пандемии или частичное покрытие стоимости психотерапии.

Еще была обнаружена связь между выгоранием и отсутствием контроля над рабочими процессами и результатом. Напротив, когда сотрудники обладают возможностью повлиять на решения, связанные с их работой, могут самостоятельно что-то менять и получать доступ к нужным ресурсам, они будут сильнее вовлечены и, как следствие, будут реже выгорать.

Специфическая профессиональная этика. В некоторых профессиях безэмоциональное поведение поощряется больше, чем в других. Например, идеальный юрист или стюардесса не должны демонстрировать свои чувства. Это ведет к деформации эмоциональной сферы, так как годами приходится сдерживать и скрывать настоящие эмоции. И если юристу нежелательно просто демонстрировать свои эмоции, то стюардессе иногда нужно улыбаться, даже если она проживает боль или горе: так происходит вынужденная подмена эмоций, что еще сильнее влияет на психику.

Работа без эмоционального удовлетворения. Это происходит, например, из-за того, что в коллективе напряженная обстановка, или когда человек не любит то, чем занимается, заставляет себя работать через силу.

Однако неправильно считать, что выгорают только те, кто не любит работу. Бывает и обратное: когда человек любит свою работу, то начинает посвящать ей больше времени, жертвовать другими сферами жизни. А потом не замечает, как из-за этого быстро накапливается напряжение и приходит истощение.

Хороший пример выгорания на любимой работе — во фрагменте интервью с моделью Марией Миногаровой

Какие психологические факторы способствуют выгоранию

Идентичность с профессией. Это когда люди не мыслят себя вне профессии, то есть считают, что они ценны, только если у них есть профессиональные достижения. Они высоко ценят результаты работы и склонны жертвовать ради нее другими сферами жизни.

Часто эти люди — перфекционисты: вкладывают в профессию много сил и времени, стремятся довести результат до идеала даже себе в ущерб, например работают без отпуска и перерывов на обед. Одновременно с этим такие люди очень переживают из-за неудач на работе, чувствуют себя плохо, когда их критикуют. Их вовлеченность слишком сильная и в случае успеха, и в случае провала. Такие эмоциональные качели ведут к эмоциональному истощению.

Эти люди на вопрос, кто они, обычно называют профессию, например «я врач» или «я учитель». Они не всегда понимают, что можно себя охарактеризовать через характер, личностные качества, увлечения.

Чрезмерные переживания из-за рабочих взаимоотношений. Например, с клиентами, коллегами, начальством. Упрощенно говоря, такие люди считают, что их можно любить, только когда они удобные и бесконфликтные. Они также могут думать, что их заслуги не признают, могут быть не уверены в своей компетентности.

Они постоянно испытывают напряжение рядом с другими людьми, потому что все время нужно себя контролировать, отказываться от своих мыслей и желаний в угоду другим, когда самом деле хочется, чтобы окружающие заметили и оценили старания. Такое состояние усиливает дискомфорт от других рабочих проблем, ведет к перенапряжению и тому, что человеку становится сложнее справиться со стрессом.

Любую профессиональную ситуацию такой человек распознает и ощущает как личную проблему: тогда ему нужно любой ценой убрать конфликт, избавиться от собственной или чужой агрессии, иначе он не сможет вернуться к своей работе и будет тревожиться.

Сложности с проживанием и проявлением собственной агрессии. У таких людей могут быть трудности с защитой от агрессии в коллективе или с отстаиванием собственных границ в отношении с начальником, который перегружает работой. Тогда агрессия, изначально появившаяся в ответ на внешние раздражители, будет удерживаться. На сам процесс удержания будет тратиться психический ресурс, эмоционально истощая человека, делая его чувствительнее к раздражителям, снижая возможность фокусироваться на других задачах. Все это ведет к выгоранию.

Агрессия при расстройствах личности и перверсиях — Отто Ф. КернбергPDF, 2,07 МБ

Еще удержание агрессии может приводить к ее выплескам в безопасной обстановке, например в семье. Еще бывает так, что агрессивные импульсы человек не демонстрирует вовне, а направляет на себя, это называется аутоагрессия. Она как раз может проявляться в переработках и жертвенном отказе от отдыха, зависимостях, вредных привычках.

Как развивается эмоциональное выгорание

Есть несколько классификаций стадий выгорания: согласно исследователям Бойко, Маслак, Гринбергу и другим. Все они перекликаются друг с другом, но самой доступной в понимании мне кажется пятиступенчатая модель.

Каждый человек так или иначе проходит эти стадии последовательно, но различается скорость их прохождения, возможность побороть проблемы и восстановиться, перейти на предыдущие этапы. У кого-то все стадии сменяются за несколько месяцев, а кто-то годами находится на каком-то конкретном этапе. На это влияют как личностные психологические особенности человека, так и внешние факторы, среда, которая его окружает.

Пятиступенчатая модель выгорания

Медовый месяц. С этой стадии все начинается. Например, сотрудника повышают на работе или появляется новый проект. Человек радуется, планирует перемены, относится к работе с энтузиазмом, но в какой-то момент энтузиазм превращается в одержимость. Работа начинает занимать больше времени или требовать больше энергии, чем раньше. И тогда происходит ключевое, что характеризует стадию: человек начинает пренебрегать другими сферами жизни, которые прежде были важны, — друзья, семья, хобби отходят на второй план. Он сам этого чаще всего не видит, потому что усталость еще не накопилась, а трудоголизм и непрерывная работа в современном обществе поощряются больше, чем забота о себе, даже если это опасно и бессмысленно. Со временем такой режим становится нормой, и постепенно появляется напряжение. Самая большая опасность этой стадии в том, что выгорающий ее даже не замечает.

Начало стресса. После регулярной работы на энтузиазме человек сталкивается с усталостью.

Здесь могут появиться проблемы со сном и быстрым засыпанием: мозг так перегружен, что в постели еще какое-то время нужно полистать ленты соцсетей или заснуть удается только с аудиокнигой.

С одной стороны, через эти действия человек компенсирует время на самого себя, которое не удалось выделить в течение дня, с другой — еще больше перегружает мозг, чтобы просто отключиться от изнеможения.

Так происходит потому, что человек ощущает внутреннее напряжение, но признаться себе в этом и тем более отказаться от требовательности к себе в профессиональной сфере не так просто. Тревога и внешние социальные ожидания сходятся в этой точке, не позволяя отойти от уже привычного ритма жизни.

Кроме проблем со сном, могут появиться сложности в организации и планировании распорядка дня, раздражительность, снижается продуктивность и концентрация, уходит интерес к работе, которая изначально радовала. Могут быть сложности с общением, избегание принятия важных решений. Меняется аппетит, могут быть головные боли. Человек начинает пренебрегать своими потребностями. Тем не менее, если продолжать требовать от себя эффективности, то работу все же можно выполнять столь же качественно, но с большими временными затратами и с большим ущербом своему здоровью.

Хронический стресс. Пренебрежение к потребности в отдыхе, невозможность справиться с психической нагрузкой приводит к хронической усталости. Могут появляться новые или обостряются старые соматические, телесные симптомы. Чаще всего они проявляются по принципу «где тонко, там и рвется». Например, если у человека были и раньше проблемы с желудочно-кишечным трактом, то здесь они смогут дать о себе знать.

На этой стадии человек также становится еще более раздражительным, обидчивым, агрессивным, резко реагирует на любое нарушение границ, особенно там, где раньше он бы не обратил внимания. Например, если коллега не вовремя сдал отчет по задаче, которая влияла на действия выгорающего, он может подумать, будто коллега это сделал намеренно, чтобы навредить. Может появляться прокрастинация, когда человек откладывает на потом даже важные задачи, отказ от общения, апатия, когда ничего не хочется делать, снижение либидо, усиление зависимостей.

Низкая производительность, которая уже есть к этой стадии, заставляет перерабатывать, чтобы наверстать упущенное, а это ведет к еще большему снижению продуктивности. Усталость превращается в истощение и изнеможение.

Выгорание. Проявления хронических заболеваний, которые дали о себе знать на предыдущем шаге, могут ухудшиться. Усиливаются и другие симптомы физического переутомления — например, развиваются хронические головные боли, человек часто уходит на больничные. Работа становится мучительной, обесценивается то, что радовало и давало возможность ставить новые цели. Человек может не видеть смысла в работе, встречах с друзьями и близкими, в жизни вообще.

Хроническое выгорание. Накопившиеся психические и телесные проблемы со здоровьем, близкими, карьерой усугубляются. Может появиться реальная угроза жизни. Можно сказать, что человек привыкает обращать внимание на здоровье, только когда нужна какая-то неотложная помощь.

Часто на этой стадии кажется, что выхода нет, решить накопившиеся проблемы невозможно, человек ощущает постоянную грусть, тревогу, психическую и физическую усталость. Хочется все бросить — работу, отношения, переехать в другой город, но это не всегда помогает, потому что, если не работать с причинами выгорания, оно может повториться заново и на другом месте.

Как понять, что у вас выгорание

После каждого теста вы получите подробные расшифровки результатов, но для лечения и восстановления может понадобиться консультация специалиста, например психолога или психотерапевта.

Тест российского исследователя Бойко. Он состоит из 84 вопросов с ответами «Да» и «Нет» и в результате показывает по четыре группы симптомов для каждой из трех фаз, которые выделял Бойко.

В результатах теста можно определить фазу, на которой находится выгорающий, и степень запущенности соответствующих фазе симптомов. Кроме шкал с результатами, в конце каждого теста есть подробная расшифровка каждого из этих симптомов.

В результатах теста Бойко можно узнать, какая группа симптомов не требует внимания, а какая уже сложилась и нужно уделить ей время. Источник: psytests.org

Зарубежный тест Маслак. В нем 22 вопроса, в результате тест покажет шкалы по трем характеристикам: эмоциональное истощение, деперсонализация, то есть отстраненное поведение, и редукция профессиональных достижений, когда человек перестает ценить свои рабочие достижения.

Есть разные варианты теста Маслак, адаптированные под определенные профессии: для медработников, работников образовательной сферы, офисных сотрудников, студентов.

Такой тест можно пройти бесплатно в интернете, хотя официально англоязычный тест надо заказывать у официальных представителей вместе с обработкой результатов: сделать запрос можно за 15 $ (1110  Р) индивидуально или за 200 $ (14 800  Р) — для групп и организаций.

В результатах тест показывает уровень развития каждой из характеристик: эмоционального истощения, деперсонализации и редукции профессиональных достижений. Еще в российской адаптации теста можно узнать общий индекс, который принимает значение от 0 до 1, где 0 — нет выгорания, 1 — максимально выраженное выгорание.

Тест Маслак быстр в прохождении и довольно точен, но расшифровка в бесплатных онлайн-тестах может оказаться недостаточно детальной. Источник: psytests.org

Я рекомендую обращаться к специалистам сразу же, как только вы обнаружили, что не справляетесь с выгоранием самостоятельно, или просто для диагностики.

Для начала можно посетить психолога или психотерапевта, в случае психических расстройств он направит к психиатру. Работа с психологом или психотерапевтом поможет устранить психологические первопричины, которые привели к выгоранию.

Что поможет справиться с выгоранием

Способность преодолеть выгорание зависит от индивидуальных особенностей и стадии выгорания. На более ранних этапах вы можете влиять на свой распорядок дня, загрузку на работе, эмоции и тело, и этого будет достаточно. Но если вы обнаружили у себя признаки более поздних стадий, лучше обратиться к специалистам: врачам и психотерапевтам или психологам.

При этом, если вы на любой стадии чувствуете, что не справляетесь, стоит обратиться к психотерапевту или психологу — это никогда не бывает «слишком рано», это — про заботу о себе. На ранних стадиях можно и самостоятельно решить часть эмоциональных проблем, снизить уровень стресса и облегчить свое состояние.

Как победить выгорание

Работайте со своими эмоциями

Найдите хобби и увлечения, чтобы восстанавливаться. Чтобы снизить тревогу и количество мыслей о работе, найдите увлечения и хобби, которые вас будут радовать. Если таких увлечений сейчас нет, вспомните, что вас радовало в детстве, чем любили заниматься, и попробуйте вернуться к этому.

Если, например, вам нравилось рисование и сразу приступить к нему страшно, то попробуйте сделать это небольшими шажками. Для этого не покупайте сразу холст, краски или курсы по рисованию, начните с картин по номерам: раскрашивайте специально выделенные области — как в детских раскрасках, только в другом масштабе и красками.

Если определиться с хобби или вспомнить такие увлечения из детства сложно, пробуйте пройти психологические тесты, которые могут подсказать направление для размышлений.

В наборы с картинами по номерам входят холст, краски и кисточки, а каждая картина имеет свой рейтинг сложности, обозначенный звездочками. Источник: «Леонардо» Тесты на определение хобби сложно назвать подлинно психологическими, так как они не дают точного результата и носят ознакомительный характер, но тем не менее помогут, когда совсем нет идей. Источник: «Тестометрика»

Поддерживать эмоциональное состояние помогает не только личное творчество, но и соприкосновение с культурой вообще: выставки, театры, кино — кому что ближе. Но и здесь важно помнить о том, что в трудные периоды не должно быть лишних негативных эмоций: если после тяжелой недели вы выбираете фильм на вечер и решаете посмотреть ужастик «для расслабления», то это дополнительная нагрузка на психику, а не отдых.

Ведите дневник эмоций, чтобы лучше понимать себя. Чтобы лучше понимать и контролировать свои эмоции, нужно научиться их вовремя обнаруживать и различать. В этом поможет дневник эмоций.

Суть дневника эмоций: нужно регулярно записывать волнующие ситуации и возникающие в этот момент чувства и мысли. Если вести дневник постоянно, то в результате можно получить карту эмоций, на основании которой можно увидеть взаимосвязь эмоций и ситуаций, обнаружить наиболее частые эмоции, сделать выводы о собственном эмоциональном фоне и эмоциональных особенностях и в итоге повлиять на это.

Как вести дневник эмоций:

  1. Записывайте события в течение дня в удобном для вас формате. Например, можно записывать все ключевые события в конце дня перед сном или выделять несколько промежутков времени днем: в обеденный перерыв, после работы. Можно записывать только наиболее значимые события сразу, как они случились. Выберите удобный для вас вариант: это не должно быть мукой, не должно быть сверх контроля.
  2. Записи удобно вести в заметках в телефоне или в бумажном блокноте. Важно, чтобы информация не потерялась, она понадобится вам для анализа результатов.
  3. Лучше заполнять дневник ежедневно хотя бы в течение двух-трех недель. Или даже дольше: так накапливается много разных примеров в разные недели. Тогда можно наблюдать за своим состоянием и в радостные, и в тревожные периоды.

Существенная часть работы с дневником эмоций — в рефлексии по записанному. Вопросы, которые помогут во время такого анализа:

  1. Каких чувств в течение дня больше? Какой ваш основной эмоциональный фон?
  2. О каких событиях писать комфортнее, а о каких неприятно?
  3. Что объединяет ситуации, где вы испытываете наиболее неприятные эмоции: страх, боль, вину?
  4. Какие эмоции помогают вам больше и когда они появляются?
  5. Какие эмоциональные состояния хочется испытывать чаще? Что для этого нужно сделать?
  6. Какие эмоциональные состояния хочется испытывать меньше? Что для этого нужно сделать?

Дневник эмоций — простой и рабочий инструмент, который помогает обнаружить закономерности в своем поведении, эмоциональных реакциях и определить ситуации, которые особенно сильно влияют на вас. При регулярной работе с дневником можно добиться быстрого и точного распознавания своих эмоций, чтобы повлиять на них и прийти к более стабильному состоянию.

Пример записи в дневнике эмоций

Время Ситуация. Что именно происходит Мысли. О чем я думаю Чувства и эмоции. Что я чувствую Выводы. Чего я хочу? О чем мне говорят мои чувства?
15:00 Коллега снова не сдал вовремя свою часть работы, от которой зависела моя презентация. Теперь мне придется работать допоздна, чтобы подготовить отчет в срок Почему он все время меня подставляет?

Почему именно сегодня, накануне выходных?

Если я не сделаю свою часть работы, начальство не будет разбираться, кто в этом виноват

Злость, обида, страх не успеть с отчетом, тревога Я много злюсь и переживаю вместо того, чтобы уже начать делать свою работу и закончить ее пораньше.

Такие ситуации происходят регулярно: может быть, поговорить с начальством о том, чтобы я не так зависел от коллег?

Я ничего не сказал коллеге о том, что мне неприятно, возможно, он даже не догадывается, что так сильно меня подводит

Пример записи в дневнике эмоций:

Время: 15:00.

Ситуация. Что именно происходит. Коллега снова не сдал вовремя свою часть работы, от которой зависела моя презентация. Теперь мне придется работать допоздна, чтобы подготовить отчет в срок.

Мысли. О чем я думаю. Почему он все время меня подставляет? Почему именно сегодня, накануне выходных?! Если я не сделаю свою часть работы, начальство не будет разбираться, кто в этом виноват.

Чувства и эмоции. Что я чувствую. Злость, обида, страх не успеть с отчетом, тревога.

Выводы. Чего я хочу? О чем мне говорят мои чувства? Я много злюсь и переживаю вместо того, чтобы уже начать делать свою работу и закончить ее пораньше. Такие ситуации происходят регулярно: может быть, поговорить с начальством о том, чтобы я не так зависел от коллег? Я ничего не сказал коллеге о том, что мне неприятно, возможно, он даже не догадывается, что так сильно меня подводит.

Как победить выгорание

Пересмотрите рабочие привычки

Познакомьтесь с разными системами тайм-менеджмента. Например, есть очень жесткие системы планирования с таймером типа «метода Помидора», для более комплексного подхода используется тайм-менеджмент от Архангельского. Если у вас в течение дня и недели много задач из разных сфер, то можно попробовать GTD.

Последовательно меняйте типы задач в течение дня, чтобы нагружались разные отделы мозга. Но не выполняйте разные задачи в один момент времени: смена контекста — очень дорогая операция для мозга, а многозадачность требует больше концентрации и дает больше напряжения. Например, если вы должны вычитывать документы, отключите телефон и попросите коллег не беспокоить в это время. А через несколько часов, если это возможно, переключитесь на другую деятельность, не требующую такой концентрации, — например, ответьте всем, кто эти часы вас искал в чатах и по телефону.

Отделите личное время от работы. Откажитесь от рабочих чатов и созвонов в нерабочее время. Придумайте небольшой ритуал, который позволит переходить в режим отдыха. Этот ритуал — ваш личный способ сказать себе же, что вы закончили работать, чтобы переключиться на совсем другие задачи. Например, вы можете действовать так:

  1. Закройте ненужные вкладки в браузере, выключите все рабочие устройства, отключите уведомления в рабочих чатах.
  2. Выпишите или проговорите про себя, что важного сегодня было сделано, что будет сделано завтра и какие проблемы возникли.
  3. Проведите немного времени наедине с собой и уже без мыслей о работе, без социальных сетей и гаджетов. Это может быть время, когда вы готовите ужин, выходите на пробежку, идете в душ, меняете одежду на домашнюю или просто ничего не делаете. Кстати, даже если вы работаете из дома, можно иметь разные комплекты одежды для рабочего и нерабочего времени для соблюдения ритуала.

Это пример последовательных шагов, которые один за другим переключат вас с рабочего режима на отдых. Если придерживаться подобного плана регулярно, то переключаться будет все легче.

Поговорите с начальством. Если вы почувствовали, что не справляетесь со своим эмоциональным состоянием из-за большого объема работы, попробуйте поговорить об этом с начальством.

Заранее подумайте, чего вы хотите в результате разговора: может быть, вы хотите изменить расписание, или снять часть обязанностей с себя, или вам нужен помощник. Выпишите все, что кажется возможными решениями, и проговорите это с руководителем. Не всегда решение может быть найдено сразу, но если такой разговор не состоится, то начальство и не будет знать о том, что вам некомфортно и стоит что-то менять.

Если считаете, что ваш уровень зарплаты не соответствует вашей профессиональной самоотдаче, также можно поговорить об этом с начальством. Это почти всегда непростой разговор, но очень часто зарплату не повышают просто потому, что об этом не просят. Разговор можно спланировать и, например, следовать этим шагам:

  1. Подготовьтесь: выпишите ваши рабочие достижения, включая участие в успешных проектах, даже если вы были просто в рабочей группе, но не руководили ей.
  2. Договоритесь о встрече с руководителем — такие встречи лучше проводить лично, хотя не всегда есть такая возможность.
  3. На встрече сообщите, что вам нравится ваша работа — если это действительно так — и вы считаете, что справляетесь со своими обязанностями и готовы развиваться и дальше как в профессиональном, так и в материальном плане.
  4. Расскажите о том, что считаете наиболее важным вашим вкладом в проекты за последнее время, используя подготовленный заранее список.
  5. Узнайте у начальника, когда вы можете рассчитывать на повышение, что для этого требуется от вас. Будьте готовы ответить на вопрос о том, какую цифру вы считаете комфортной.

Даже если этот разговор не приведет к повышению прямо сейчас, то у вас будет понимание условий для повышения, а руководство будет знать о ваших ожиданиях и, возможно, через время вернется к этому вопросу.

Как победить выгорание

Спланируйте и организуйте отдых

Чтобы восстанавливаться, нужно научиться правильно отдыхать и планировать отдых: это важно и для длительного, и для короткого отдыха.

Длительный отдых. Если говорить об отпуске, то лучше планировать несколько недель непрерывного отдыха каждый год. Исследование финских ученых говорит, что если отпуск длится непрерывно не менее трех недель в год, то существенно снижается риск сердечных заболеваний. А согласно исследованиям британских ученых, отдыхать стоит хотя бы по четыре дня каждые 62 дня.

Отдых важно планировать и потому, что эффект от занятий спортом и правильного питания существенно снижается, если человек мало отдыхает.

В любом случае обязательно стоит брать отдых каждый год вместо того, чтобы переносить на следующий или компенсировать его деньгами, как делают некоторые.

Важный нюанс: если отпуск подходит к концу, а возвращаться к работе нет желания, это значит, что силы еще не восстановились, ресурс не восполнился и стоит подумать, как его добрать. Например, не берите сложные задачи и снизьте нагрузку по работе в первые дни или недели после отпуска.

Еженедельные выходные. Это не обязательно должны быть грандиозные планы, но лучше, если отдых будет запланирован, а не потеряется в рутине домашнего быта. Например, вы можете запланировать поход в спортзал, прогулку с близкими или встречу с друзьями, выход в кино или театр.

А если вам сложно отказать начальству или заказчику, которые могут врываться в ваше пространство по выходным, то занесите задачу «Отдых» в календарь дел, закрасьте особенным цветом и при запросе заказчика или начальника смело говорите: «В это время я не смогу» — а чем именно вы будете заняты, сообщать не обязательно.

Отдыхайте в выходные хотя бы какое-то время без гаджетов и уменьшите количество информационного шума. Мозг любого человека не может успевать обрабатывать весь поток информации, которая затопляет. Для этого:

  1. Откажитесь от ненужных рассылок.
  2. Отключите лишние нотификации у приложений, которыми вы не пользуетесь.
  3. Выйдите из чатов и каналов, в которых ничего ценного для вас давно нет.

Краткосрочный отдых. Полезным может быть и регулярный отдых, в том числе и в течение дня. Делайте перерывы в работе: они нужны, чтобы переключить фокус, не загнаться, работая в повышенном темпе, и поразмышлять над результатами завершенного этапа. На каждый вдох должен быть выдох.

Так, в течение дня можно брать паузу на 15—20 минут каждый час-два. Чтобы это время было потрачено именно на отдых, заранее пропишите варианты, что бы вам хотелось сделать в это время без гаджетов. Например, сделайте легкую разминку, прогуляйтесь и выйдите из офиса, проведите дыхательную практику, пообщайтесь с коллегами или позвоните знакомым.

Что еще можно делать для профилактики выгорания

В борьбе с выгоранием не существует универсальных советов, но, исходя из практики, быстрее восстанавливаются те, кто занимается сразу несколькими сферами жизни. То есть важно заботиться не только, например, об эмоциональных симптомах, но и о физическом здоровье.

Физкультура. Занимайтесь своим физическим здоровьем. Например, запишитесь на спа, флоатинг, пройдите курс массажа или занимайтесь спортом. Выбирайте спорт, который будет в радость, а не будет перенапрягать и требовать сверхрезультатов: катайтесь на велосипеде, занимайтесь плаванием или теннисом 2—3 раза в неделю. Важно, что регулярная забота о теле и достаточная физическая нагрузка снижает риск заболеваний, в то время как повышенная нагрузка несет дополнительные риски для здоровья.

Физическая активность, иммунитет и инфекции — статья в журнале «Труды Нутрициологического общества»

Убедительная связь между физической активностью и защитной системой организма — статья в «Журнале науки о спорте и здоровье»

Сон. При выгорании очень часто нарушается сон, и чтобы его нормализовать, придерживайтесь рекомендаций Национального фонда сна:

  1. Ложитесь спать и вставайте в одно и то же время, даже по выходным.
  2. Найдите способ расслабиться перед сном, чтобы вам было легче заснуть. Например, можно сходить в душ или использовать приложения для медитаций, такие как Insight timer, — хотя, если вы не знаете английский, лучше выбирать русскоязычное.

Используйте удобные ортопедические подушку и матрас.

  1. Создайте комфортную обстановку в спальне: исключите посторонние шумы, уберите свет, например с помощью блэкаут-штор, используйте ароматизаторы, установите комфортную температуру.
  2. По крайней мере за полчаса перед сном не пользуйтесь телефоном и ноутбуком.
  3. Старайтесь не пить кофе и алкоголь за несколько часов до сна.

Питание. Чтобы предотвратить эмоциональное выгорание, важно правильно питаться. Точный состав продуктов для здорового питания зависит от личных особенностей, разработать подходящую схему питания можно с диетологом или нутрициологом.

В любом случае, согласно рекомендациям ВОЗ, такое питание должно включать 400 г или пять порций фруктов и овощей в день, а также бобовые, орехи и цельные злаки.

Сахара, добавляемого в продукты или напитки, должно быть меньше 10% от потребляемой дневной энергии. Это примерно 12 чайных ложек.

Йодированной соли должно быть менее 5 г в день, а это примерно одна чайная ложка в день.

Жиры должны составлять менее 30% от общей потребляемой энергии. Чтобы сократить их потребление, стоит:

  1. Готовить пищу на пару или варить, а не жарить и не запекать.
  2. Заменять сливочное масло на растительные, такие как соевое, кукурузное или подсолнечное.
  3. Употреблять в пищу молочную продукцию со сниженным содержанием жиров и постное мясо или обрезать видимый жир с мяса.
  4. Ограничивать потребление запеченных и жареных продуктов, а также заранее приготовленных продуктов, например пирогов, печенья или вафель.

Общение и профессиональные группы поддержки. В период эмоционального выгорания часто не хочется общения, где нужно соответствовать каким-то правилам или сильно эмоционально включаться, так как отсутствует необходимый для этого эмоциональный ресурс. Одновременно с этим общение с друзьями и близкими часто помогает восстановиться, почувствовать себя услышанным и принятым, а значит, в эмоционально трудные периоды можно чаще планировать такие встречи.

Другой способ помочь себе через общение — профессиональные группы поддержки. Некоторые организации для своих сотрудников создают и поддерживают группы эмоциональной помощи под руководством психологов. Правда, в основном они ориентированы на профессионалов, работающих в социальной сфере. Например, есть проект «Феникс» для специалистов помогающих профессий или центр психологической помощи «Вдох» для сотрудников благотворительных организаций и волонтеров.

Еще одна практика, которая пришла в России из-за рубежа, — балинтовские группы. Они подходят не для всех профессий, потому что изначально эта практика создавалась для того, чтобы помочь врачам уменьшить эмоциональное напряжение, возникающее в работе со сложными пациентами. Сейчас такие группы используются и для других помогающих профессий, например психотерапевтов, социальных работников и даже священников.

У такой группы есть ведущий, и принцип работы строится по определенному формату. Один участник представляет эмоционально сложный для него случай, другие дают обратную связь по правилам: не спорят, не предлагают профессиональную оценку или другие решения, а делятся только своими чувствами.

Такая групповая работа позволяет существенно снизить эмоциональное выгорание среди специалистов из разных групп риска. В Германии, например, балинтовские группы могут быть обязательными для ряда профессий и оплачиваются медицинской страховкой. В России пока это не настолько распространено, но, возможно, если вы предложите в своей организации такой формат регулярной работы, то ситуация изменится.

Сейчас можно найти в интернете несколько ассоциаций, которые работают по методу балинтовской группы. Источник: «Балинтовская Ассоциация»

Что нужно запомнить про эмоциональное выгорание

  1. Эмоциональное выгорание — не модная проблема, а реально существующая угроза физическому и психическому здоровью. Она признана ВОЗ, хотя и является обобщающим названием для различных групп симптомов. Изучите типичные симптомы и стадии выгорания, чтобы вовремя понять, когда вам или вашим близким нужна помощь.
  2. Комплексного лечения выгорания сейчас нет, потому что возникновение выгорания связано с уникальным сочетанием внешних и внутренних особенностей жизни каждого человека. Поэтому в зависимости от стадии ищите подходящие именно вам методы работы с симптомами, распорядком жизни и поиском причин.
  3. Исследуйте психологические причины выгорания с психологом или психотерапевтом и работайте над их устранением. Потому что нет таблетки от этого синдрома — так же, как и нет и не может быть статьи про выгорание, которая решит все проблемы сразу после прочтения.
  4. Внедряйте в свою жизнь практики, улучшающие качество жизни в разных областях: физической, интеллектуальной, психической. Составляйте списки того, что вас поддерживает и дает энергию, и практикуйте это. Не зацикливайтесь на чем-то одном и действуйте без фанатизма — главное, чтобы это было приятно, а не вызывало лишний стресс.

Чек-лист: как определить эмоциональное выгорание

Синдром эмоционального выгорания — этот термин в 2020 году стал звучать все чаще. И это не случайно. Страх неизвестности, вынужденная самоизоляция, ощущение незащищенности, ограничение свободы передвижения и даже масочный режим — все это лишь подливает масла в огонь. Официально эмоциональное выгорание не классифицируется как медицинское состояние, но ВОЗ включила его в Международную классификацию болезней, что уже свидетельствует о серьезности синдрома.

Эмоциональное выгорание — это синдром, признаваемый результатом хронического стресса на рабочем месте, который не был успешно преодолен. Эмоциональное выгорание касается непосредственно профессионального контекста и не должно применяться к опыту из других сфер жизни, — такое определение дает этому эмоциональному состоянию Всемирная организация здравоохранения.

Это состояние психологи по-другому называют эмоциональным истощением. В прежние годы оно было больше свойственно работникам из больших коллективов, где трудились от «звонка до звонка». А сейчас человек в погоне за успехом, под давлением окружения и начальства сам загоняет себя в угол.

Марья Аксенова, психолог. Фото из личного архива

В погоне за результатом, в режиме «отличника» происходит нарастание эмоционального напряжения с последующим выгоранием, словно если электрическую лампочку не выключать несколько суток подряд, – так просто и образно описывает синдром психолог из Владимира Марья Аксенова.

Синдром эмоционального выгорания сильно помолодел за последние 10 лет, говорит Марья Аксенова. Реальность такова, что уже к 27 годам у многих наступает пик эффективности: быстрые карьерные взлеты, неоправданные надежды, финансовые проблемы и последующий эмоциональный срыв. Психолог назвала «Призыву» пять тревожных признаков, по которым можно определить у себя эмоциональное выгорание.

Признак № 1: вы стали хуже себя чувствовать

Есть у эмоционального выгорания «первые звоночки», часто на физиологическом уровне. Недомогание может начаться с психосоматических проявлений: частая мигрень, боли в спине, одышка, бессонница. Затем подтягиваются забывчивость, хроническая усталость и истощение. Подобные изменения свойственны людям всех профессий.

С переходом на дистанционную работу я весь день теперь провожу за компьютером. Съемок сейчас как таковых нет. Перед глазами на мониторе много текста за день просматриваю, печатаю. Я теперь почти всегда чувствую усталость, плохо сплю, голова болит, стала очень раздражительной, – поделилась одна из коллег-журналистов.

Фото: ru.allways-healthy.com

Признак № 2: вы изменили свое отношение к окружающим

Мир после пандемии уже не будет прежним. Люди учатся жить по-новому. Но адаптация к этой реальности происходит тяжело. В коллективах всё чаще наблюдаются безынициативность, цинизм, замкнутость, утрата чувства юмора, пессимизм, раздражительность. И если вы с какими-то вещами раньше вполне могли смириться, то теперь ваше отношение к событиям, людям и самой работе сильно изменилось. И вы ничего не можете с этим поделать.

Я признаюсь, что я сейчас просто ненавижу пациентов, — рассказала «Призыву» медсестра одной из больниц Владимира. — Сейчас пациенты требуют к себе слишком повышенного внимания, как будто мы обслуживающий персонал. А они ведут себя, как господа, все капризничают. А мы, медики, ведь сами болеем, и всё равно притаскиваемся на работу. Мне, несмотря на все признаки коронавирусной инфекции, включая положительный мазок, дали короткий больничный. Пришлось выйти в свой кабинет диагностики недолеченной и заново, по кругу, выслушивать претензии больных. Я на грани!

Признак № 3: у вас вдруг упала самооценка

Негативная самооценка — один из ярких признаков эмоционального выгорания. Вы перестали радоваться своим успехам. Вам кажется, что вы неэффективны и неспособны решить элементарные вопросы. Все это порождает чувство вины и опустошенность. Многие рассказывают об эмоциональном ступоре.

Фото: zen.yandex.ru

— Думаю, мужчинам в чем-то тяжелее, на нас лежит ответственность за семью, за ее материальное благополучие. Весной у меня начались проблемы в бизнесе. Все навалилось, было ощущение, что задыхаюсь. Если честно, опустились руки. Хотелось просто лечь и лежать. Раздражало все: жена, дети, родители, о подчиненных даже не говорю, — рассказал «Призыву» предприниматель из Владимира. — Мне повезло с женой. Если бы не она, я бы не справился.

Признак № 4: вы стали хуже работать

Для эмоционального выгорания характерны проблемы с концентрацией и постоянное напряжение. Вкупе с подозрительностью, недоверчивостью, раздражительностью, эмоциональными всплесками это обязательно снизит вашу эффективность на работе. Часто сотрудники в таком состоянии говорят, что им тяжело начать что-то делать. Они испытывают мотивационное истощение. При этом многие постоянно чем-то заняты, но результата нет.

— Остро чувствуется дефицит времени, восприятие репертуара рабочих действий как скудного. Например, у педагогов это проявляется в виде повышения раздражительности к ученикам без видимых на то причин, в виде негативной установки в целом. У работников сферы торговли (услуг) может стать заметным  появление дистанции с клиентами и коллегами. Во всех случаях формальное выполнение обязанностей как проявление цинизма. Если хотя бы пять признаков у вас есть, то стоит немного остановиться и задуматься, а может, и обратиться за консультацией, — советует Марья Аксенова.

Признак № 5: вы стали искать «радостизаменитель»

Некоторые люди, почувствовав первые признаки выгорания, начинают себя успокаивать разными обманными способами. Казалось бы, один из самых безобидных – это еда. Но у человека с расстройством психики, неустойчивой нервной системой на фоне переживаний может возникнуть анорексия или булимия. Отказ от еды, переедание и дальнейшее избавления от употребленной пищи.

Фото: lifetambov.ru

Также среди клиентской базы психологов много кофеманов, курильщиков и злоупотребляющих алкоголем. Отдельная категория – любители антидепрессантов. Эти люди не пьют обычный пустырник или валерьянку, им нужна артиллерия потяжелее. Но это подмена искусственно созданного спокойствия ни к чему хорошему в будущем не приведет, если не искать источников здоровой радости.

Способы «потушить» эмоциональное выгорание

Где же искать положительные эмоции, когда кругом одни запреты и ограничения? Начнем прямо из дома посещать онлайн-экскурсии в музеи мира, смотреть спектакли и концерты, любимое кино — всё то, что раньше не было так доступно. Потом есть стандартный, но проверенный набор душевного лечения: прогулки на природе, медитация, чтение увлекательной книги, арт-терапия, прослушивание любимой музыки. А в сложных ситуациях — сопровождение специалистов.Можно принять участие в каком-либо мастер-классе или психологическом тренинге.

— Главное — не начать резко отдыхать, поскольку это может повлечь еще большее обесценивание личности. Следует помнить, что лучший отдых — это смена деятельности, — предупреждает Марья Аксенова. — Например, не просто прогулка, а посещение старинного здания либо места с исторической ремаркой, или фотопрогулка. Можно пробовать готовить новые блюда, раз в неделю смотреть фильм, который раньше бы не стали смотреть. Так сказать, заставить себя переключиться.

Где найти бесплатную помощь?

В этом году на базе общественной организации «Палата защиты прав пациентов» создана команда психологов-волонтеров, которые готовы прийти на помощь каждому человеку, в том числе с признаками эмоционального выгорания. Работа уже ведется с медицинскими работниками, пациентами, беременными женщинами, а также родственниками тяжелобольных. Марья Аксенова регулярно проводит психологические тренинги. По её словам, положительная эмоциональная встряска для такой категории людей особенно эффективна. А также поддержка в группе единомышленников.

Бесплатную психологическую помощь оказывают и во Владимире. Фото Палаты защиты прав пациентов

Лучшее лечение — это профилактика. Я работаю с персоналом уже порядка 10 лет. У нас с супругом есть также мебельный салон, так вот в рабочем коллективе в качестве предупреждения эмоционального выгорания обязательно беседуем с сотрудниками на отвлеченные темы, делаем перестановку в торговом зале, сейчас проводим ребрендинг, в общем-то, стараемся устраивать положительные эмоциональные встряски для снятия напряжения, — рассказывает психолог.

Записаться на консультации психологов можно на их страницах в соцсетях и по телефону общественной организации 8 (920) 624-24-00. Также напоминаем, что в регионе действует бесплатный «телефон доверия»: (4922) 33-33-33.

Особенности эмоционального выгорания

Определение 1

Синдром эмоционального выгорания – это реакция специалиста на рабочие нагрузки неблагоприятного характера. Она состоит из психологических, психофизиологических и поведенческих компонентов.

Понятие эмоционального выгорания

Психологи относят эмоциональное выгорание к числу феноменов профессиональной деформации. Его развитие характерно для специалистов, которым в соответствии с родом службы положено большое количество времени общаться с другими людьми. К ним причисляют педагогов общеобразовательных школ, социальных сотрудников, работников полиции, медицинский персонал и т. д.

Синдром эмоционального выгорания — это феномен личностной деформации. Он является многомерным конструктом, набором негативных и психологических переживаний, которые связаны с длительными и интенсивными межличностными взаимодействиями. Для последнего характерна высокая эмоциональная насыщенность или когнитивная сложность, представляющая собой ответную реакцию на долговременные стрессы в ходе межличностных коммуникаций.

Психическое выгорание — это профессиональный кризис, который можно отнести к работе в целом, а не только к межличностным взаимоотношениям в процессе ее осуществления. Такое понимание выгорания подразумевает следующие его основные компоненты:

  • эмоциональное истощение,
  • цинизм,
  • профессиональную неэффективность.

С такой точки зрения понятие «деперсонализация» обладает более широким значением и означает негативное отношение не только к клиентам, но и к труду, включая его предмет в целом.

Исследования синдрома эмоционального выгорания

В 1980 году К. Чернисс (С. Cherniss) определил синдром эмоционального выгорания в качестве потери мотивации к работе. Она возникает как ответ на чрезмерные обязательства, неудовлетворенность, которые реализуются в психологическом уходе и эмоциональном истощении. Этот синдром является синдромом физических, эмоциональных и познавательных чувств, которые испытывает профессионал, не имеющий способностей справиться эффективно со стрессом.

Один из первых российских исследователей, вплотную занявшийся вопросом эмоционального выгорания, — В. В. Бойко полагал, что эмоциональное выгорание приобретается в процессе жизнедеятельности человека, отличаясь этим от различных форм эмоциональной ригидности. Ригидность же определяют органическими причинами в виде свойств нервной системы, степени подвижности эмоций, психосоматических нарушений.

Готовые работы на аналогичную тему

В 1993 году Г. В. Залевский ввел категорию «ригидность». Ее можно рассматривать как одну из существенных характеристик синдрома выгорания. Ригидность обладает в большей мере динамико-содержательной природой, из чего следует, что она характеризует трудности, испытываемые самоактуализирующейся личностью (происходит несрабатывание психологических механизмов).

Замечание 1

Бойко определял эмоциональное выгорание в качестве механизма психологической защиты личности. Он проявляется как полное или частичное исключение эмоций (понижение их энергетики) в ответ на психотравмирующее воздействие.

Для него выгорание может являться приобретенным стереотипом эмоционального (часто профессионального) поведения. Отчасти это функциональный стереотип, который дает возможность дозировки и экономного расходования энергетических ресурсов человека. Так, само по себе выгорание ученый рассматривал как конструктивное. Дисфункциональными считаются только его следствия, когда оно негативно отражается на выполнении профессиональных обязанностей и отношениях с партнерами. В этой ситуации синдром приводит к профессиональной деформации личности.

Модели эмоционального выгорания

Современная наука рассматривает несколько моделей эмоционального выгорания: одно-, двух-, трех- и четырехфакторную.

Однофакторную модель эмоционального выгорания предложили Пайнс и Аронсон. В соответствии с ней выгорание представляет собой состояние физического, эмоционального и когнитивного истощения, которое вызывает длительное пребывание в эмоционально перегруженной ситуации. Истощение — это основная причина (фактор), а остальные проявления дисгармонии переживаний и поведения считаются следствиями. Эта модель рассматривает риск эмоционального выгорания как угрозу для представителей не только социальных профессий.

Двухфакторная модель, разрабатываемая Д. Дирендонком, В. Шауфели, X. Сиксма, предлагает свести синдром эмоционального выгорания в структуре, включающей эмоциональное истощение и деперсонализацию. Первый компонент получил название «аффективного», его можно отнести к области жалоб на свое здоровье, физическое самочувствие, нервное напряжение, эмоциональную истощенность. Для второго элемента характерно проявление в изменении отношения к пациентам или к самому себе («установочный» компонент).

Трехфакторная модель К. Маслача и С. Джексона определяет синдром психического выгорания в виде трехмерной конструкции. Она состоит из эмоционального истощения, деперсонализации и редукции личных достижений. Эмоциональное истощение рассматривают здесь в качестве основного элемента эмоционального выгорания, который проявляется через сниженный эмоциональный фон, равнодушие или эмоциональное перенасыщение.

Что касается второй составляющей (деперсонализации), то она сказывается в деформации отношений с другими лицами. В одной ситуации это может быть рост зависимости от окружающих людей. В другой — усиление негативизма, циничность установок и чувств в отношении реципиентов (пациентов, клиентов).

Третья составляющая эмоционального выгорания (редукция личностных достижений) проявляется через тенденцию давать себе отрицательную оценку, занижать свои профессиональные достижения и успехи, негативизм в отношении служебных достоинств и возможностей (преуменьшение своего достоинства, ограничение своих возможностей, обязанностей по отношению к другим).

В четырехфакторной модели выгорания (Firth, Mims, Iwanicki, Schwab) представлен только один основной элемент (эмоциональное истощение, деперсонализация или редуцированные персональные достижения). Он делится на 2 отдельных фактора (например, деперсонализацию относят к работе с реципиентами).

4 стадии эмоционального выгорания, на которые стоит обратить внимание

Синдром эмоционального выгорания (СЭВ) как определение был введен американским психиатром Гербертом Фрейденбергом еще в 1974 году. Этот синдром, часто его еще называют «профессиональным выгоранием», характеризуется нарастающим эмоциональным истощением. Но, как правило, начинаясь в профессиональной сфере, синдром не ограничивается исключительно профессиональной деятельностью, а распространяется и на другие сферы жизни человека. В первую очередь такому синдрому подвержены люди, которые находятся в постоянном контакте с другими людьми (психологи, соцработники, медицинские работники, тренера, учителя и пр.). Характеризуется этот синдром истощением, апатией, нежеланием общения, механическим выполнением работы («из-под палки»), дистанцированием, повышенной конфликтностью, состояниями, близкими к дистрессу,  повышенным уровнем агрессии, депрессивными характеристиками. В крайнем случае возможны психосоматические проявления («уход в болезнь»).

Среди факторов, которые влияют на развитие синдрома эмоционального выгорания, можно выделить следующие

Личные особенности человека

Степень удовлетворенности работой, своим положением, возможность «перерабатывать негативные эмоции», способность справляться с эмоциональными нагрузками. Фрейденбергер особенно выделял тип людей, склонных к эмоциональному выгоранию, как идеаллизирующих, склонных к сочувствию,  эмоциональных, склонных к мечтаниям, «пропускающих эмоции через себя», но при этом неспособных выдерживать напряжение от неудовлетворенности.

Отсутствие понятной ролевой модели

Это значит, что когда сотрудник не понимает зон своей ответственности и находится в состоянии спутанных ролевых моделей на работе (когда нет четкого понимания своих прав и обязанностей), то фактор развития эмоционального выгорания значительно стремится вверх. Даже при низком уровне загрузки. Тут я проведу аналогию с родительской семьей. Маленькому человеку нужны понятные и доступные границы дозволенного, четкие правила, которые применимы ко всем членам семьи одинаково (это важно!). В противном случае поднимается тревога, с которой нужно каким-то образом справляться. А когда уровень тревоги высок, то энергия не направлена на развитие. Все усилия тратятся на осознание своего положения и выяснение, кто свой, а кто чужой. То есть на выработку механизмов выживания. Таким же образом происходит развитие человека и во взрослом возрасте. Если нет четкого понимания, кто я здесь и сейчас, то все силы уходят на изучение обстановки и определение своей роли. А это, как вы сами понимаете, прямо противоположно рабочим задачам.

Род деятельности

Присутствие напряженной психоэмоциональной деятельности: интенсивное общение, эмоциональная нагрузка, отсутствие положительного «отзеркаливания», психологическая напряженность, дестабилизирующая обстановка. Сюда же относится и отсутствие понимания важности работы, отсутствие ожидаемого результата, а также отсутствие мотивационных и поддерживающих методик.

Свежие новости

Существует множество моделей развития синдрома эмоционального выгорания. Но в целом они включают четыре стадии:

Стадия 1. Напряженность

Которая возникает в двух случаях: или навыки и умения сотрудника недостаточны, или работа не соответствует ожиданиям. Возникает напряжение между рабочей обстановкой и человеком, что является спусковым механизмом для развития СЭВ.

Стадия 2. Стресс

И тогда мы либо нарабатываем механизмы выхода из стрессовой ситуации, либо ситуация приобретает характер хронического состояния.

Стадия 3. Физиологические, аффективные, поведенческие реакции

То есть происходит развитие дистресса и, в зависимости от индивидуальности, происходят «сбои системы».

Стадия 4. Физическое и эмоциональное истощение

Состояние постоянного угасания, уныния и психологического дискомфорта.

Нужно отметить, что СЭВ развивается постепенно, и, как правило, ему не придают значения до тех пор, пока он не переходит в хроническую апатию и усталость. Проблема в том, что если даже человек осознает сложность ситуации, он рассчитывает справляться с этим самостоятельно. Но поскольку в состояниях эмоционального истощения важность придается возможности контроля над своими чувствами и ощущениями, то признание невозможности контроля над своими эмоциями и чувствами отрицается. А это и есть главная ошибка и причина развития СЭВ.

Для того, чтобы обратить внимание на свою жизнь, я предлагаю вам сделать такое упражнение:

1. Возьмите лист бумаги, можно тетрадный формат. Нарисуйте на нем круг и разделите его на 8 равных долей. Средняя продолжительность жизни в Украине – 71 год. Но мы возьмем 80 лет. Каждая доля = 10 лет.

2. Отмерьте на этом листе ваш возраст и заштрихуйте.

3. Возьмите приблизительно 1/3 часть от чистых клеток и заштрихуйте (именно столько вы потратите на сон в среднем).

4. Отмерьте 10 лет от 80-ти (то есть от конца). Это время, когда физические процессы замедляются и вам понадобится больше времени и усилий на решение вопросов. Плюс ко всему, давайте будем честны с собой, наши возможности (в силу возраста) будут уменьшаться. А теперь внимательно посмотрите на оставшийся кусочек жизни и задайте себе вопрос: стоит ли это время того, чтобы тратить его на состояние постоянной неудовлетворенности, стеснения, нежелания, конфликты и разочарование?

5. Напишите список того, что вам всегда хотелось, но вы себе это не позволяли. Выделите для себя три самые невероятные цели. Пропишите пять первых шагов для достижения этих «невозможностей».

Вам будет это сложно сделать с первого раза. Но, возвращаясь к этому упражнению снова, у вас получится.

Я всегда напоминаю своим клиентам, что жизнь – это то, что происходит здесь и сейчас. И ваша задача – позаботиться о себе.

Фото: Мония Мерло

— Читайте также: Работа — не walk: Действенные способы для того, чтобы перестать думать о работе все время

Новое определение синдрома выгорания на основе предложения Фарбера | Журнал медицины труда и токсикологии

а) Типы выгорания

В таблице 1 мы описываем свойства, которые характеризуют клинические свойства синдрома выгорания, на основе нашего исследования и в соответствии с содержанием проанализированных описаний.

Таблица 1 Свойства трех типов перегорания

1. Неистовый тип

Неистовый тип можно рассматривать как категорию субъектов, которые высоко ценятся и преданы своей работе, и которые в значительной степени характеризуются вложением огромного количества времени и усилий в свое посвящение Работа.Это субъекты, чье чувство неудовлетворенности заставляет их увеличивать свой вклад, и они описаны автором как

. «Те, кто в ответ на разочарование работают все больше и больше» .

(Фарбер, 1990, стр. 35)

1.1. Участие в работе

Часто описываемым свойством этого профиля является возрастающее усилие, которое субъект прилагает, когда сталкивается со своими трудностями на работе, в попытке повысить вероятность получения ожидаемых результатов.Эта характеристика была концептуализирована как вовлеченность и отражена в корпусе Фарбера, таким образом,

«Те, кто в ответ на разочарование трудятся еще усерднее, пытаясь добиться ожидаемых результатов» .

(Фарбер, 1990, с. 40)

Автор приводит пример неистового человека (Паула, 26 лет, учительница начальных классов, двухлетний опыт работы), который оставил свою карьеру с чувством не имея возможности отдать себя больше, вероятно, потому что

«По большей части она отреагировала на нагрузку на работе, удвоив свои усилия… «

(Фарбер, 1991b, стр. 119)

Неистовый тип — это профиль упорных и энергичных людей, которые справляются с невзгодами со значительным энтузиазмом и интересом, делая все, что в их силах, и отдавая все, что могут. Когда они понимают, что полученные результаты не соответствуют затраченным усилиям, они работают с большей решимостью, чтобы достичь поставленных изначально целей. Фарбер объясняет, что

«Перед лицом невзгод и ожидаемых неудач эти учителя часто наращивают свои усилия и делают все возможное, чтобы добиться успеха в классе.«

(Фарбер, 2000b, стр. 682)

Эти субъекты, похоже, верят, что их усилия приведут их к успеху. Они чувствуют, что способны самостоятельно преодолеть все препятствия, и, следовательно, им нужно только достичь точки, в которой их вложения принесут результаты. Как сообщает Фарбер,

«Когда на входе не удается достичь желаемого результата (…) (они) работают все усерднее и усерднее, веря, что будет достигнута точка, в которой их усилия, наконец, увенчаются успехом.«

(Фарбер, 2000б, стр. 682)

1.2. Амбиции и потребность в достижениях

Еще одно свойство, характеризующее неистовый тип, — это амбиции в смысле значительной потребности в достижениях и внешнем одобрении в результате блестящих операций. Это свойство сопровождается большими ожиданиями в отношении производительности, за которыми, как мы можем предположить, стоит сильное желание почувствовать себя особенным и заслужить восхищение. Таким образом, этот профиль пытается превзойти других, стараясь быть лучшим в своей работе.Это выразила одна из пациенток Фарбера (Сьюзен, тридцать лет, учительница средней школы, трехлетний опыт работы),

«Почему я всегда должен доказывать, что я лучше всех вокруг?»

(Фарбер, 2000b, стр. 684)

Неистовые рабочие начинают свою карьеру с амбициозных, иногда нереалистичных устремлений, основанных на идеалистическом взгляде на мир. Они стремятся к хорошим результатам, не осознавая отрицательные стороны своего modus operandi и фантазируют с идеей достижения важных целей, подвергая себя растущему давлению, вызванному их чрезмерной потребностью в получении похвалы и отличия.Как мы можем наблюдать во время сеанса психотерапии со Сьюзен:

  • «(…) Мне нравится думать о себе, ну, может быть, немного смелее или невозмутимее, чем большинство людей .

  • Невозмутимый?

  • Что я не сдамся, даже когда другие сделают это.Что я отдаю больше, чем кто-либо другой, и забочусь больше, чем кто-либо другой .

  • Это делает вас особенным, и я думаю, это хорошо. .

  • Да, это .

  • Я думаю, нам нужно поговорить о том, почему так важно чувствовать себя особенным таким образом (…) «

(Фарбер, 2000b, стр. 684)

Соблазненные идеями морального превосходства, эти субъекты любят думать, что только они знают, как правильно решать вопросы, связанные с их работой, и испытывают удовлетворение от надежды на то, что другие смогут чтобы открыть их навыки и жертву. Они приходят, чтобы оправдать свои действия альтруистическими аргументами (они даже чувствуют себя виноватыми, если не достигают поставленных перед собой целей) и критикуют людей, которые не разделяют или не понимают их приверженность и перфекционистскую одержимость.Автор рассмотрел эти идеи во время сеанса психотерапии со Сьюзен,

. «… (мы) начали исследовать корни ее потребности быть совершенной, лучше других и / или чрезмерно восхищаться другими за ее очевидное самоотверженность».

(Фарбер, 2000б, стр. 683)

1.3. Неспособность признать неудачу и сложные ситуации

Неистовые субъекты неспособны принять неудачу или различить трудные для решения ситуации.Они не терпят ограничений, установленных реальностью, из-за их твердой убежденности в том, что результаты их работы отражают личную ценность и волю. По Фарберу,

«(…) признание неудач почти невозможно, поскольку это отражается на их личной ценности как человеческих существ».

(Фарбер, 1990, стр. 40)

Поражение немыслимо для субъектов этого профиля, поскольку они понимают работу как продолжение самих себя, что должно быть успешно доказано.Напротив, результаты могут подорвать их самооценку, поскольку она основана на достигнутых достижениях и оправданных ожиданиях. Отчаявшись доказать, что они способны достичь поставленных целей, эти субъекты бесконечно стремятся сохранить свою личную ценность. Следовательно,

«(…) чувствуя себя настолько энергичными и оптимистичными (или настолько отчаянными, чтобы проявить себя и восстановить некоторую самооценку), что они вкладывают в свою работу больше, чем когда-либо и больше, чем для здоровья (…) «

(Фарбер, 1991a, стр. 97)

Хотя эти результаты порой обусловлены самой природой проблемы, неистовые субъекты дерзко и отчаянно борются со всеми возможными препятствиями и отказываются изменить свое мировоззрение, чтобы не идти на компромисс. целостность их системы ценностей. По словам автора,

«Люди, попадающие в эту категорию, верят в максимальные усилия до успеха, без недопустимых перерывов; неудача никогда не объясняется природой проблемы, но всегда кажется неудачей воли.«

(Фарбер, 1991а, стр. 90)

1.4. Пренебрежение собственными потребностями

Неистовые люди настолько сосредоточены на достижении результатов, что могут даже пренебречь своими собственными потребностями, что означает рисковать своим здоровьем и личной жизнью, когда они прилагают усилия, не останавливаясь в течение длительных периодов времени. Они подвергаются сильному давлению,

«Эти люди рискуют своим физическим здоровьем и пренебрегают личной жизнью, чтобы максимизировать вероятность профессионального успеха.«

(Фарбер, 1990, стр. 40)

Они страдают от постоянного вторжения своей работы в их личную жизнь и чувствуют, что не смогли сохранить перспективу своей работы, учитывая, что они не достигли баланса между личным и профессиональным. потребности. По словам Сьюзен,

«У меня даже нет времени на встречу с друзьями. Я слишком устал или занят планированием».

(Фарбер, 2000b, стр. 684)

Это чрезмерно преданные предметы, с интенсивным и непрерывным режимом работы, который определяет образец контрпродуктивных усилий.Они верят, что могут постоянно поддерживать свой уровень нагрузки, пока они не перестанут справляться и не истощатся или даже не заболеют, становясь эмоционально и физически истощенными.

«Они могут казаться измученными или измотанными; тем не менее, они продолжают работать и пытаются решать проблемы почти безостановочно. Люди редко могут поддерживать эту энергию бесконечно долго (хотя те, кто страдает классическим выгоранием, обычно считают, что могут). Обычно они поддаются эмоциональному и / или физическому истощению.«

(Фарбер, 2000b, стр. 682)

Описывая состояние Паулы до ухода из профессии, Фарбер говорит:

«Она чувствовала, что просто не может поспевать за своими усилиями и устала …»

(Фарбер, 1991b, стр. 120)

1.5. Тревога и раздражительность

Постоянная настойчивость в этих условиях в попытке удовлетворить свои потребности в достижениях за счет чрезмерного участия и пренебрежения собственным здоровьем, не осознавая своих собственных ограничений, только увеличивает стресс, испытываемый субъектами этого типа.Сьюзан так описывает свою ситуацию:

«Я действительно чувствую, что нахожусь на грани …»

(Фарбер, 2000b, стр. 683)

Эта ситуация приводит к истощению внутренних ресурсов и может привести к развитию клинических симптомов тревоги из-за чрезмерного беспокойства по поводу требований работы. Субъекты, достигшие этой стадии, испытывают ощущение изменения, изменения и подавленности, и пытаются обратиться за помощью, жаловавшись на номер

. «… тревога, гнев, замешательство, слезливость и проблемы со сном … «

(Фарбер, 2000b, стр. 681)

Стресс, возникающий в результате чрезмерной нагрузки, вызывает трудности с отдыхом или даже сном. Это приводит к тому, что субъекты впадают в состояние тревоги и раздражительности, которое вызывает постоянный гнев и вспышки гнева, направленные на окружающих их людей. Что касается Сьюзан, Фарбер говорит, что

«Она также сильно злилась на своего парня за то, что он» не понимал «важности ее работы для нее.«

(Фарбер, 2000b, стр. 682)

2. Недостаточный тип

Недостаточный тип состоит из субъектов, которые потеряли интерес к своей профессии и выполняют свои рабочие задачи поверхностно. Это группа испытуемых, которые справляются с проблемами на работе без особого участия, видя, что по пути они потеряли мотивацию. Короче говоря, в них нет проблем, мотивации или желания участвовать.

«Те, кто выполняет свою работу небрежно, потеряв интерес к работе, теперь находят ее несложной»

(Фарбер, 1990, стр.35)

2.1. Безразличие и поверхностность в задачах

Важным свойством этого клинического профиля является безразличие, с которым испытуемые справляются с задачами. Это считается способом для них выполнять задачи поверхностно и отстраненно, хотя и не доходя до того, что они полностью пренебрегают своими профессиональными обязанностями. Работа недостаточно привлекательна, чтобы оправдать большие затраты на самоотверженность, и субъект частично потерял интерес к своим обязательствам.По словам Фарбера, отношение, выраженное в способе общения с пострадавшими:

«… есть работа, и я сделаю ее достаточно хорошо, но я не буду изо всех сил делать ее особенно хорошо, потому что работа недостаточно увлекательна или интересна».

(Фарбер, 1990, стр. 41)

Эти отстраненные субъекты справляются с препятствиями в своей работе, уменьшая свою энергию и энтузиазм. Они работают небрежно, хотя и не пренебрегают своими обязанностями.Это разочарованные люди, которые сокращают свое участие и работают без всякого энтузиазма, потому что не находят смысла или удовольствия в выполняемых ими задачах.

«Недооцененный учитель продолжает выполнять профессиональную работу, не особенно обижается на эту работу, но и не особенно рассчитывает на нее. Обучение потеряло свой смысл …»

(Фарбер, 1991а, стр. 95)

2.2. Недостаток личностного развития

Субъекты с недостаточным уровнем ответов испытывают неудовлетворенность, думая, что они не развиваются как личности благодаря своей работе.Это связано с тем, что они не видят в своих талантах признания в выполнении задач, которые не ставят перед ними новых задач. Фарбер ссылается на эту характеристику, когда говорит о

. «Лица, чей диапазон талантов недостаточно признан или реализован в их профессиональной среде» .

(Фарбер, 1990, стр. 42)

Субъекты этого типа сосредоточены на получении некоторого вознаграждения, которое, кажется, не достигается при выполнении их задач. Они думают, что их способности и талант превышают то, что от них требуется по работе, и что они недостаточно используют свои навыки, чтобы идентифицировать себя с ней.По словам одного пациента (Джоан, 26 лет, учитель начальных классов, стаж четыре года):

«Я чувствую, что перерос свою работу … Я знаю, это звучит тщеславно, но я чувствую себя умнее своей работы …»

(Фарбер, 1991a, стр. 96)

Похоже, они одержимы очень требовательными ожиданиями в отношении использования своих способностей, что заставляет их думать, что их текущая работа только затрудняет их личное развитие. не ставить перед ними достаточных задач.Фарбер описывает Джоан так:

«Она пришла на терапию, чувствуя, что, учитывая ее способности, она может или должна делать что-то более сложное, и задавалась вопросом, почему это не так».

(Фарбер, 2000b, стр. 687)

Эти испытуемые сформировали узко определенное представление о своей работе и поэтому считают, что это совершенно неинтересно. Они также потеряли чувство меры при рассмотрении своих успехов на работе и в других сферах своей жизни.Они не доходят до того, что их самооценка будет подорвана. Несмотря на то, что, возможно, это произойдет в будущем, их недовольство заставляет их усомниться в том, действительно ли это направление работы им подходит.

«Они не нанесли ущерба своей самооценке … вместо этого они начали реалистично ощущать, что их самооценка вполне может быть подорвана, если они продолжат работу, которую они считают невыполнимой и недостаточно требовательной к своим навыкам и способностям.«

(Фарбер, 1991a, стр. 94)

2.3. Обдумывание другой работы

Неудовлетворенность, которую испытывают эти субъекты, заставляет их размышлять о других видах работы и сомневаться в пригодности их текущей работы до такой степени, что они взвешивают возможность или желают других вариантов трудоустройства. Люди в этой группе, кажется, справляются с разочарованием в своей работе, фантазируя о возможности найти другую, более приятную работу.Субъекты с таким профилем охвачены чувством сомнения, беспокойства и двойственности по отношению к своей работе и предлагают новые горизонты для себя, чтобы разрешить их.

«… со временем недостаточно оспариваемый учитель начинает выполнять работу более поверхностно, начинает больше сомневаться, правильная ли это область, начинает терять энергию и энтузиазм».

(Фарбер, 1991a, стр. 94-95)

На эти идеи отказа от профессии может повлиять появление чувства вины, которое частично ослабляет желание перемен.Эта вина может возникнуть из-за того, что они потеряли объективное представление о своем естественном праве преследовать свои собственные потребности. Тем не менее, эти люди будут находить оправдания и доводы для объяснения своей ситуации либо в случае, когда они примут решение остаться на своей работе, либо когда они в конечном итоге уйдут с нее на другую работу. Комментируя случай с Джилл (тридцать восемь лет, учительница начальных классов, семилетний стаж), Фарбер говорит:

«Она чувствовала себя несколько виноватой, бросив преподавание (чтобы заняться связями с общественностью), но оправдала это, напомнив себе, что она потратила четыре хороших года на преподавание и что она, безусловно, выполнила« свою долю »государственной службы.«

(Фарбер, 1991а, стр. 97)

2.4. Монотонность и скука

Преобладающая отстраненность и отсутствие личностного развития в этом профиле сопровождается типом дистресса, вызванным скукой и отсутствием стимулов, источником которых может быть субъект, выполняющий задания поверхностно. Фарбер считает, что

«Это группа, которая чувствует себя застрявшей, делая одно и то же каждый год, и которая в результате чувствует себя умирающей, несвежей, брошенной.«

(Фарбер, 1991b, стр. 122)

Повторяющееся и отстраненное выполнение функций, как если бы на конвейере, повторение одного и того же снова и снова, день за днем ​​и год за годом, вызовет утомительную работу. атмосфера, вызванная рутиной и однообразием. В этих условиях субъект, которому не уделяется достаточного внимания, кажется, чувствует себя пойманным в ловушку своей работы. Джоан выразила это так:

«Я делаю одно и то же снова и снова… Мне просто не хочется больше этим заниматься … «

(Фарбер, 1991а, стр. 96)

2.5. Отсутствие стресса, вызванного перегрузкой

Субъекты с недостаточной нагрузкой, похоже, не должны справляться с большим объемом работы и, следовательно, не испытывают чрезмерной усталости и не страдают в результате этого. По словам Фарбера,

«… недооцененный» подтип выгорания, при котором человек не сталкивается с чрезмерной степенью стресса как такового (т.е. рабочая перегрузка) … »

(Фарбер, 2000b, стр. 677)

Они также не ощущают многих трудностей при правильном выполнении своих задач, поэтому они считаются свободными от этого типа беспокойства и могут выполнять свои задачи с относительной легкостью. Они чувствуют, что проблемы на работе у них относительно хорошо контролируются, и не чувствуют себя утомленными нежелательными препятствиями; при этом они не становятся подавленными или сердитыми из-за них. Как указывает Фарбер,

«(Этот) тип обгоревшего человека не воспламеняется нежелательными препятствиями, не подавляется и не подавляется ими.«

(Фарбер, 1990, стр. 40)

Безразличное отношение к работе, не требующей больших усилий, дает возможность выполнять задачи без чрезмерного стресса. Здесь Фарбер обращается к Джилл; даже после увольнения с работы,

«Она чувствовала себя так, как будто она относительно хорошо справлялась с нагрузками на работе, и была довольна проделанной работой».

(Фарбер, 1991b, стр. 121)

3.Изношенный тип

Изношенный профиль состоит из бесстрастных субъектов, которые снизили свою вовлеченность до такой степени, что пренебрегают своими обязанностями. Это работники с определенной долей пессимизма, из-за которой они потеряли всякий энтузиазм по отношению к своей работе и решили отказаться от любых усилий перед лицом пережитых неудач. В этом отношении их

«Те, кто в ответ на разочарование полностью сдастся»

(Фарбер, 1990, стр.35).

3.1. Пренебрежение обязанностями

Самая важная характеристика изношенного типа — пренебрежение. Это можно понять как отсутствие личного участия в задачах до тех пор, пока они не ответят на любую трудность отказом. Эта идея присутствует в корпусе через сегменты, такие как тот, который используется для представления этого профиля, или в следующем,

«Эти измученные люди просто не так лично вкладываются в свою работу»

(Фарбер, 1990, стр.40)

Измученные рабочие настолько осознают трудности, что сводят свое чувство цели до такой степени, что им удается отключиться от своей работы. Они преуменьшают важность задач и преуменьшают свои цели, чувствуя, что больше не могут отдавать себя. По словам пациента Джима (сорок один, учитель средней школы, десятилетний опыт),

«Я знаю, что получаю меньше, отдавая меньше, но я просто не могу больше отдавать. Мне просто наплевать.«

(Фарбер, 2000b, стр. 679)

Несмотря на получение меньшего личного удовлетворения (достижение не очень лестных результатов на не очень хорошо выполненной работе), эти субъекты снижают уровень своего участия до крайности пренебрежения. как способ уравновесить усилия и вознаграждение. В этом смысле Фарбер говорит, что

«Измученные учителя реагируют на стресс не тем, что работают усерднее, а, наоборот, работают менее усердно; они пытаются сбалансировать несоответствие между вводом и выводом, уменьшая свой вклад.«

(Фарбер, 1991a, стр. 87)

Они принимают пренебрежение своими обязанностями как способ справиться с трудностями, стрессом и разочарованием в последней попытке, прежде чем почувствуют себя затронутыми своей работой.

«Измученные рабочие уволились до того, как полностью погрузились в свою работу».

(Фарбер, 1991a, стр. 87)

3.2. Отсутствие контроля над результатами

Эти субъекты измучены накоплением разочарования, вызванным необходимостью справляться с ситуациями, на которые, по их мнению, они не могут повлиять.По словам автора,

«Они были измотаны кумулятивными эффектами работы с ситуациями, которые они воспринимают как неподконтрольные …»

(Фарбер, 1991a, стр. 87)

Состояние, которое может способствовать появлению и развитию ощущения отсутствия контроля, — это когда рабочий постоянно сталкивается с трудными для решения проблемами, особенно если у него есть не придумать адекватную стратегию выживания.В этих обстоятельствах измученные субъекты могут даже думать, что они погружены в контекст безнадежных ситуаций, отрицая, что их действия могут иметь какое-либо влияние на достижение лучших результатов.

«… он чувствует, что некоторые ситуации« вышли из-под контроля »и что никакие его действия не могут изменить ситуацию …»

(Фарбер, 2000b, стр. 678)

Согласно теории выученной беспомощности, субъекты этого типа могут испытывать ухудшение в том, как они справляются с ситуациями из-за отсутствия уверенности.В рамках этой теории мы можем понять снижение мотивации у этих субъектов как следствие ущерба, нанесенного их ожиданиям контроля. По словам Джима,

«Меня больше не волнует … Я не верю, что то, что я делаю или не делаю, имеет большое значение».

(Фарбер, 2000b, стр. 678)

Измученные испытуемые убеждены, что результаты будут разочаровывающими, независимо от того, что они делают, и что ничто из того, что они попытаются сделать, не сможет изменить их ситуацию.Постоянный опыт трудных ситуаций вместе с внутренним чувством отсутствия контроля над исходом повредил их восприятию их эффективности и, в конечном итоге, их готовности противостоять им. Фарбер ссылается на Хэла (пятьдесят шесть лет, учитель средней школы, опыт тридцати лет), пациента, который не вмешивался, потому что думал, что

«Не стоит …» .

(Фарбер, 2000b, стр. 678)

Джим выражает свою ситуацию следующим образом:

«Даже когда я старался изо всех сил, успехи были далеко не ошеломляющими, и Бог знает, что я никогда не оценил их по достоинству.«

(Фарбер, 1991a, стр. 88)

3.3. Проблемы с организацией и системой вознаграждения

Характеристика пренебрежения для этого профиля также может быть объяснена предшествующим обучением в организации, управляемой бюрократическими правилами и требованиями, с организационной системой, которая не признает усилия и самоотверженность, в условиях низкой автономия.

«… кажется, чаще всего проявляется среди более опытных людей, работающих в учреждениях с особенно деспотической бюрократической структурой.Эти люди были измотаны организационной политикой, кажущимися мелкими правилами и требованиями, низкой заработной платой и низкой автономией … «

(Фарбер, 1990, стр. 42)

Согласно этой точке зрения, работники с наибольшим риском выгорания этого типа — это те, кто работает в крупных организациях, выполняя задачи, исходя из субъективного впечатления о малой поддержке и, возможно, руководствуясь нереалистичными ожиданиями в отношении возможности выражения благодарности и признательности за их работу.По словам автора,

«в настройках, предлагающих мало возможностей для продвижения или признания» .

(Фарбер, 1990, стр. 42)

3.4. Трудности при выполнении заданий

Измученные субъекты воспринимают препятствия, мешающие им эффективно выполнять работу, как угнетающие, и они чувствуют разочарование и разочарование, когда сталкиваются с трудностями, которые не позволяют им выполнять свои задачи должным образом.

«Препятствия на пути к эффективной работе, таким образом, рассматриваются этими людьми как угнетающие и имеют тенденцию ослаблять (а не повышать) их мотивацию.«

(Фарбер, 1990, стр. 40)

Они чувствуют себя подавленными структурой, которая налагает чрезмерно узкое определение того, что можно ожидать от их работы, основанное на общих и бинарных оценках (все неверно), а не на конкретных и гибкие (в этом деле достигнут разумный прогресс). Субъекты этого типа сосредотачиваются на негативных аспектах и ​​разочаровываются в условиях своей работы, как из-за нехватки ресурсов (личных и / или материальных), так и из-за чрезмерной нагрузки.Поэтому они готовы признать ситуации, которые создают определенные трудности, как неудачи. Фарбер говорит, что:

«… суть в их готовности признать тот факт, что они не могут достичь целей, которые когда-то ставили перед собой …»

(Фарбер, 1991a, стр. 89)

Они ищут более удобное положение и перестают беспокоиться о вещах. Они аргументируют свои неудачи и придумывают жалобы, в которых они могут возложить вину на внешние факторы.Они чувствуют, что никто не понимает, насколько сложно хорошо выполнять свою работу, и что никто не понимает, с чем им приходится мириться. Они окружают себя людьми, которые разделяют те же взгляды на вещи. Автор цитирует Шанкера, говоря, что

«… их спор с системой и обстоятельствами, которые постоянно препятствуют реализации их целей» .

(Фарбер, 1991b, стр. 123)

3.5. Депрессивная симптоматика

Субъекты этого типа страдают от эмоционального истощения до такой степени, что, по словам Фарбера, у них может развиться выгорание вместе с депрессивными симптомами.

«У измученного учителя проявляются симптомы, похожие на симптомы депрессии, включая кажущуюся потерю самооценки, и часто требуется когнитивный подход, направленный на то, чтобы сбалансировать его или ее восприятие».

(Фарбер, 2000b, стр. 677)

Как и у субъектов, страдающих депрессией, измученные рабочие повредили самооценку. Более того, пессимизм, которым они проникнуты, заставляет их делать ошибки в суждениях при интерпретации текущих событий и восприятии будущего.

«… стремятся минимизировать успехи, максимизировать неудачи и воспринимать будущее так же неизбежно, как настоящее» .

(Фарбер, 2000b, стр. 680)

Они справляются с повседневными проблемами и трудностями, испытывая апатию и недостаток энергии, и чувствуют себя измотанными и утомленными, что снижает их вовлеченность в свою работу без учета качества их услуг. .

«Те, кто измучены, нанесли ущерб своему чувству собственного достоинства — они больше не вкладываются лично в то, чтобы хорошо выполнять свою работу.«

(Фарбер, 1991a, стр. 89)

Работники этого типа испытывают чувство беспомощности, отчаяния, уныния, раздражительности и вины. Хэл, лечившийся у автора и окончательно отказавшийся от профессии, высказал следующее мнение:

«Иногда я чувствую себя виноватым из-за хороших детей, которых учу не так хорошо, как следовало бы …»

(Фарбер, 1991b, стр. 123)

b) Концептуальная характеристика модели

В этом разделе мы даем краткое описание свойств различных типов с целью обеспечить экономное представление предложения, пока мы не остаются с единственной категорией, которая придает смысл дифференциации, установленной в профилях.

1. Неистовый тип

Профиль неистового типа можно вкратце охарактеризовать следующими свойствами: «вовлеченность» как все большее усилие противостоять трудностям работы в попытке повысить вероятность получения ожидаемых результатов; «амбиции» в смысле значительной потребности в достижениях и внешнем одобрении в результате блестящих операций; «отказ от неудач», как отсутствие признания неудач или собственных ограничений в убеждении, что результаты отражают личную ценность; «перегрузка» — рисковать своим здоровьем и личной жизнью ради работы, вкладывая интенсивные и непрерывные усилия; и «беспокойство и раздражительность» при чрезмерном беспокойстве по поводу работы, до тех пор, пока человек не почувствует себя подавленным и не начнет испытывать трудности с расслаблением или сном.

Похоже, что свойства «амбиции» и «неприятия неудач» тесно связаны. Значительная потребность в достижениях и внешнем одобрении может определять отсутствие признания неудач и собственных ограничений. Поэтому теперь мы будем называть их одним термином «грандиозность». С другой стороны, свойство «тревожность и раздражительность» создает впечатление, что симптомы тревожного расстройства слишком близки, поэтому мы решили его исключить. Таким образом, у нас есть три подкатегории для описания неистового типа: «вовлечение» как все большее усилие противостоять трудностям работы; «грандиозность» в смысле значительной потребности в достижениях вместе с отказом от неудач или ограничений; и «перегрузка», которая относится к риску для здоровья и личной жизни ради работы.

2. Тип с недостаточным сопротивлением

Тип с недостаточным противодействием представляет: «безразличие» как способ выполнения работы поверхностным и отстраненным образом, хотя и без пренебрежения всеми обязанностями; «неразвитость», определяемая как неудовлетворенность тем, что не видят признания своих талантов при выполнении задач, которые не создают новых проблем; «обдумывание другой работы» в том смысле, что ставит под сомнение пригодность своей текущей работы и взвешивает другие варианты трудоустройства; «скука», которая может рассматриваться как ощущение рутинной и монотонной работы из-за поверхностного выполнения задач; и «отсутствие стресса, вызванного перегрузкой», что соответствует способу выполнения задач без излишнего стресса, поскольку нет необходимости справляться с серьезными требованиями.

Свойства «отсутствие развития» и «размышление о другой работе» можно считать тесно связанными. Тот факт, что человек не развивается на работе, может иметь большое значение, когда речь идет о желании других вариантов трудоустройства. Поэтому мы будем называть оба свойства одновременно «недостатком развития», понимая, что это определяющее свойство. «Отсутствие стресса, вызванного перегрузкой» может быть связано со «скукой», учитывая, что и то, и другое относится к монотонной среде, вызванной отсутствием стимула.Поэтому мы дадим название «скука» собственности, сочетающей обе характеристики. Таким образом, у нас есть три подкатегории для характеристики этого профиля: «безразличие», как способ выполнения задач поверхностным и отстраненным образом; «отсутствие развития» из-за неудовлетворенности тем, что не признают свои таланты до тех пор, пока не будут рассмотрены другие варианты трудоустройства; и «скука» в смысле монотонности из-за поверхностного выполнения задач без стресса или серьезных требований.

3. Изношенный тип

Изношенные рабочие присутствуют: «пренебрежение», как отсутствие личного участия в рабочих задачах, приводящее к отказу от работы в ответ на любую трудность; «неконтролируемость», как наличие чувства отчаяния, вызванного отсутствием контроля над результатами; «отсутствие признания», когда человек чувствует, что организация, в которой он или она работает, не признает усилий и преданности делу; «трудности», как чувство угнетения из-за нехватки ресурсов и трудностей, мешающих выполнять эффективную работу; и «депрессия», как наличие депрессивной симптоматики.

Тот факт, что человек чувствует сильное угнетение, вызванное «трудностями», с которыми он сталкивается при выполнении заданий, учитывая, что они мешают их удовлетворительному выполнению, может быть связан с чувством отчаяния, вызванным «отсутствием контроля». Поэтому мы решили сгруппировать оба свойства в одно, что мы теперь называем «отсутствие контроля». Мы также устранили депрессивную симптоматику, поскольку она более характерна для других типов эмоциональных расстройств. Вкратце, мы можем охарактеризовать изношенный тип с помощью следующих подкатегорий: «пренебрежение», как невнимание к рабочим задачам, вплоть до отказа от любых трудностей; «непризнание», как чувство непризнания своих усилий и преданности делу; и «неконтролируемость», как отчаяние, вызванное отсутствием контроля над результатами при возникновении трудностей при выполнении заданий.

4. Основная категория: степень преданности делу

Рисунок 1 позволяет оценить свойства, определяющие каждый из клинических профилей. Мы выделили характеристики вовлеченности, безразличия и пренебрежения как ценности, составляющие основную категорию классификации, категорию, способную объединить всю классификацию. Эта категория основана на степени «преданности делу» в работе. Ценности вовлеченности и пренебрежения, соответствующие неистовым и измученным типам, соответственно, кажутся противоположными, поэтому они помещены на противоположные стороны в новом измерении.С другой стороны, не совсем ясно, какое место занимает значение безразличия недооцененного профиля.

Рисунок 1

Графическое изображение концептуальной характеристики модели .

Однако еще раз взглянув на корпус, мы можем увидеть, что однажды автор классификации описал этот тип как

«… те, кто относительно невосприимчив к разочарованию — которые не работают больше и не сдаются, а вместо этого выполняют свою работу поверхностно, потеряв интерес к работе, которую они теперь находят несложной и не стимулирующей» .

(Фарбер, 1990, стр. 40)

Это описание недостаточно оспариваемого типа как отрицание основных свойств, характеризующих два других, дает ключ к пониманию того, как подойти к вопросу формального установления критерия классификации. Этот аспект рассматривается в следующем разделе.

c) Структурное определение критерия классификации

Полный набор свойств в предложении, кажется, организован вокруг основной категории «преданность делу», конечной ценностью которой является участие в работе, с одной стороны, и пренебрежение задач, с другой.Это две основные стратегии для преодоления трудностей — стратегия вовлечения, как все более активные усилия при столкновении с разочарованием, и стратегия пренебрежения, в смысле достижения точки отказа при столкновении с любой трудностью. В связи с этим мы переходим к подтверждению того, может ли основная категория на самом деле логически сгруппировать все свои ценности (участие, безразличие и пренебрежение) с помощью одного измерения. С этой целью мы разделили два конечных члена и отрицали каждый из них, чтобы получить четыре члена, которые придали бы смысл семиотическому квадрату.На рисунке 2 показана сеть отношений, в которой семантическая микровселенная устроена, представленная этой категорией, с распознаванием позиций виртуального значения, определяемого сетью, посредством отношений противоречия (AB; A’-B ‘), противоречия (A- B ‘; B-A’) и способность дополнять (A’-A; B’-B).

Рисунок 2

Типология качественного выгорания по классификации «посвящения» .

Согласно более ранним элементарным отношениям значения, логически возможными значениями полной систематической типологии [26] будут: 1 — рабочие, которые становятся вовлеченными в свою работу (A), т.е.е. кто вкладывает больше усилий, когда сталкивается с трудностями; 2- те, кто не пренебрегает своими усилиями (А ‘), которые не сдаются, столкнувшись с какими-либо препятствиями; 3- те, кто не участвует (B ‘) или не прилагает больших усилий, когда сталкивается с разочарованием; и 4- те, кто пренебрегает (B), в смысле сдачи при столкновении с какой-либо проблемой.

С логической точки зрения, это возможности, создаваемые результатами семиотического квадрата над конечными элементами примитивной основной категории.Однако, чтобы адаптировать его к исходным профилям предварительного предложения, четыре возможных решения должны быть упрощены до трех. Поэтому мы принимаем частичное соответствие между второстепенными противоположными терминами (A’-B ‘) и сокращаем термины «не вовлечение» и «не пренебрегать» до единицы, соответствующей значению «безразличия». Это означает, что безразличие определяется как отсутствие участия и отсутствие пренебрежения одновременно (Рисунок 2), то есть не прилагать больших усилий, но не пренебрегать задачами, что согласуется с описанием, приведенным автором в предыдущем разделе.

При использовании пересечения отрицаний примитивных конечных терминов в качестве промежуточной позиции для определения характеристики безразличия семантическая ось «посвящения» появляется как измерение, которое позволяет формально артикулировать все ценности основной категории, который затем становится новым классификационным критерием для типологии, которая теперь систематизируется через систему отношений.

Посредством проведенного ранее семантического анализа мы можем оценить теоретическое ядро, лежащее в основе классификации предварительной типологии, на основе которой строятся наборы значений, разработанные автором.Это открытие позволит нам предложить очень краткие определения изначально предложенных клинических профилей. Эти определения будут основаны на отношении испытуемых по сравнению с чувством незначительности, вызываемым выгоранием, в зависимости от степени «преданности делу», как способа справиться с проблемами и разочарованиями, связанными с работой.

Итоговые определения всего этого процесса: а) неистовый тип, справляется с рабочими трудностями с большей вовлеченностью в задачи и вкладывает все больше усилий; б) слабовыраженный тип, поверхностно справляется с работой через безразличие и отстраненность, без излишней вовлеченности, хотя и без пренебрежения; в) изношенный тип, справляется с рабочими трудностями, пренебрегая обязанностями, в смысле невостребованности в работе, вплоть до того, что бросает работу, когда сталкивается с какими-либо трудностями.

Его происхождение, симптомы и пять основных причин — FPM

В Соединенных Штатах наблюдается эпидемия выгорания врачей, которая оказывает повсеместное негативное влияние на все аспекты медицинского обслуживания, включая удовлетворенность вашей карьерой. По словам одного исследователя, «многочисленные глобальные исследования, охватывающие почти все медицинские и хирургические специальности, показывают, что каждый третий врач испытывает выгорание в любой момент времени». 1 Исследование образа жизни врачей Medscape, проведенное в 2015 году, показало еще более высокий уровень выгорания — 46 процентов врачей. , по сравнению с 39.8 процентов в опросе 2013 года2.

На следующем собрании врачей обратите внимание на своих коллег, сидящих по обе стороны от вас. По крайней мере, один из вас, вероятно, переживает эмоциональное выгорание.

Выгорание напрямую связано с внушительным списком нежелательных последствий: 3–8

  • Более низкая удовлетворенность пациентов и качество ухода,

  • Более высокий уровень медицинских ошибок и риск злоупотреблений служебным положением,

  • Более высокая текучесть кадров и врачей,

  • Врач, злоупотребляющий алкоголем и наркотиками, и наркозависимость,

  • Врач самоубийство.

Да, выгорание может быть фатальным. Уровень самоубийств как среди мужчин, так и среди женщин выше среди врачей, чем среди населения в целом, и о них широко не сообщается.9

Итак, прежде чем мы продолжим, давайте согласимся, что выгорание врачей плохо на многих уровнях — плохо для врачей и их семей, плохо для персонала. и пациенты, и плохо для организаций. И выгорание есть везде, все время.

К сожалению, хотя эмоциональное выгорание врачей является невероятно распространенным и опасным явлением, оно остается запретной темой на рабочем месте.Управление стрессом и профилактика эмоционального выгорания не рассматриваются подробно в медицинском вузе или ординатуре.

В этой статье мы заполним эту дыру в вашем медицинском образовании, исследуя причину выгорания, основные симптомы и пять основных причин. В следующих статьях мы рассмотрим несколько проверенных на практике средств предотвращения выгорания, которые помогут вам снизить уровень стресса, добиться большего жизненного баланса и более совершенной практики.

СОБСТВЕННЫМИ СЛОВАМИ АВТОРА

Доктор Драммонд объясняет концепцию учета энергии и ее роль в выгорании врачей.

Происхождение выгорания у врача

Выгорание происходит из-за нарушения энергетического обмена. Это не цикл Креба. Это больше похоже на «силу» из «Звездных войн». Распространенная метафора выгорания — это аккумулятор. Врачи часто рассматривают истощение и выгорание как состояние, при котором «мои батареи просто разряжены». Эта метафора батареи не соответствует действительности по следующим причинам.

Что делает игрушка, когда у нее заканчивается аккумулятор? Перестает работать. Когда ты когда-нибудь переставал работать — когда-нибудь? Скорее всего, ответ будет «никогда», потому что, если бы вы перестали работать в какой-либо момент во время учебы в медицинском университете, ординатуры или практики, это бы отрицательно повлияло на вашу карьеру.

Гораздо более точная и полезная метафора выгорания — это счет энергии. Как и банковский счет, он может иметь положительный или отрицательный баланс. Вы забираете энергию с этого счета для своей жизни и медицинской практики. Вы вкладываете энергию на этот счет во время отдыха и восстановления баланса. При отрицательном балансе счет не закрывается. Вы продолжаете тратить (или работать), несмотря на то, что ваш счет энергии исчерпан. (См. «Ваш счет энергии: полный или пустой?»)

ВАШ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ СЧЕТ: ПОЛНЫЙ ИЛИ ПУСТОЙ?

Мы забираем энергию с этого счета для деятельности в нашей жизни и на работе.Мы вкладываем энергию на этот счет во время отдыха и восстановления баланса. Выгорание происходит, когда с течением времени наблюдается отрицательный баланс.

Выгорание — это совокупность симптомов, которые возникают, когда на вашем счету энергии с течением времени остается отрицательный баланс. Вы можете продолжать работать в этом истощенном состоянии; однако вы являетесь тенью врача, которым вы являетесь, когда на вашем счету положительный баланс.

На самом деле у каждого из нас есть три типа энергетических счетов:

  1. Счет вашей физической энергии.Вы делаете здесь запасы энергии, заботясь о своем физическом теле с помощью отдыха, упражнений, питания — всего того, чему мы научились не делать во время тренировок.

  2. Счет вашей эмоциональной энергии. Вы делаете здесь запасы энергии, поддерживая здоровые отношения с людьми, которых любите — вашими друзьями и ближайшими родственниками. Подзарядка здесь важна, если вы хотите иметь энергию, необходимую для эмоциональной доступности ваших пациентов, персонала, семьи и друзей.

  3. Счет вашей духовной энергии.Вы делаете здесь депозиты, регулярно руководствуясь своей личной целеустремленностью. В вашей практике это происходит при идеальном взаимодействии с пациентом. Это визит, когда вы потом говорите себе: «О да, вот почему я стал врачом». Вы также можете установить связь с целью вне работы. Один из примеров для меня — когда я тренирую свои детские юношеские футбольные команды. Если вы долгое время не связываетесь с какой-либо целью, эта учетная запись истощается, и у вас могут возникнуть проблемы с поиском причины для продолжения.

Как врачи, у каждого из нас есть моральный долг поддерживать положительный баланс наших энергетических счетов из-за физической реальности, которую я считаю первым законом выгорания врача: «Вы не можете дать то, чего у вас нет. . » Если вы больше ничего не помните из этой статьи, запомните, пожалуйста, этот закон.

Ваша лучшая работа и ваша лучшая жизнь зависят от вашей способности управлять этими уровнями энергии. Ваши лидерские качества, качественный уход за пациентами, сочувствие, ваши навыки супруга и родителя — все это зависит от положительного энергетического баланса.И все же нас не учат замечать уровень своей энергии или заботиться о нем. Вместо этого мы вынуждены игнорировать наш физический, эмоциональный и духовный уровни энергии и продолжать, несмотря на полное исчерпание наших энергетических резервов, что подвергает нас очень высокому риску сгорания.

Три основных симптома эмоционального выгорания

Общепринятым стандартом диагностики выгорания является опросник Маслахского выгорания, разработанный Кристиной Маслах и ее коллегами из Университета Сан-Франциско в 1970-х годах.Позже она описала выгорание как «эрозию души, вызванную падением ценностей, достоинства, духа и воли» 10. Вот три основных симптома (которые соответствуют трем энергетическим счетам, которые мы только что обсудили):

  1. Истощение. Физический и эмоциональный уровень энергии врача чрезвычайно низок и движется по нисходящей спирали. Обычный мыслительный процесс на этом этапе: «Я не уверен, сколько еще я смогу продолжать так».

  2. Деперсонализация.Об этом свидетельствует цинизм, сарказм и необходимость высказаться о своих пациентах или своей работе. Это также известно как «усталость от сострадания». На этом этапе вы эмоционально недоступны ни своим пациентам, ни кому-либо еще. Ваша эмоциональная энергия исчерпана.

  3. Недостаточная эффективность. Вы начинаете сомневаться в значении и качестве своей работы и думаете: «Что толку? В любом случае моя работа на самом деле не служит цели ». Вы можете беспокоиться о том, что совершите ошибку, если дела в ближайшее время не улучшатся.

Недавние исследования показывают, что мужчины и женщины в равной степени страдают от истощения и усталости от сострадания. Однако третий симптом — «отсутствие эффективности» у мужчин встречается гораздо реже. Врачи-мужчины гораздо реже, чем врачи-женщины, сомневаются в значении и качестве своей работы, независимо от того, насколько они истощены11. . » Он также может обрушиться на вас в считанные минуты, если вызван травматическим исходом, судебным процессом, серьезной медицинской ошибкой или столь же трагическими обстоятельствами в вашей личной жизни.

Пять основных причин выгорания

За более чем 1500 часов личного коучинга с выгоревшими врачами, вот пять причин выгорания, которые я наблюдаю чаще всего.

1. Практика клинической медицины. Работа врачом всегда была и будет напряженной. Это фундаментальная особенность нашей профессии по простой причине. Мы имеем дело с ранеными, больными, напуганными, умирающими людьми и их семьями. Наша работа требует энергии даже в самые лучшие дни.Наша практика представляет собой классическое сочетание высокой ответственности и небольшого контроля. Этот стресс неизбежен, пока вы принимаете пациентов, независимо от вашей специальности. Читая дальше, обратите внимание, что это единственная из пяти причин выгорания, с которыми мы действительно учимся справляться в ходе наших тренировок.

2. Ваша конкретная работа. Помимо общего стресса, связанного с уходом за пациентами, о котором говорилось выше, ваша конкретная работа сопряжена с рядом уникальных стрессов. Они включают в себя проблемы, связанные с вашей личной ротацией вызовов, вашей формулой компенсации, местной политикой здравоохранения, связанной с больницей (ами) и группой (группами) поставщиков, личностными конфликтами в вашем отделении или клинике, вашим руководством, вашей личной рабочей группой, и многие, многие другие.

Вы можете сменить работу, чтобы избежать текущей матрицы стресса, но на следующей должности будут все те же факторы стресса с разной степенью интенсивности. Заманчиво полагать, что другая модель практики будет менее стрессовой. Однако при переходе от модели практики, основанной на страховании, к консьержу или прямой оплате, или от независимой обстановки к рабочей обстановке, один набор факторов стресса просто переключается на другой.

3. Иметь жизнь. В идеальном мире ваша личная жизнь — это место, где вы восстанавливаетесь после утечки энергии на работе.Два основных фактора могут помешать этой жизнедеятельности:

  • В нашем медицинском образовании нас не обучают навыкам жизненного баланса. На самом деле, наша ординатура учит нас прямо противоположному. Мы учимся и практикуем игнорирование наших физических, эмоциональных и духовных потребностей до нездорового уровня, а затем переносим эти негативные привычки в нашу карьеру. Вы работаете до тех пор, пока не можете больше идти, а затем продолжаете работать. Поступить иначе можно было бы рассматривать как признак слабости. (См. Причину № 4. ниже.)

  • Дома могут возникнуть различные ситуации, которые лишают возможности пополнить счет за электроэнергию.Ваша жизнь за пределами практики затем переключается с места перезарядки и восстановления на дополнительный источник стресса. Причины варьируются от простых конфликтов с супругом до болезни ребенка, супруга или родителя, финансового давления и многого другого. Возможно, вы видели это на примере коллеги, который пережил нисходящую спираль эмоционального выгорания на работе в отсутствие какого-либо нового рабочего стресса. Если вы обратитесь к коллеге, который выглядит обгоревшим, вы должны спросить: «Как дела дома?» чтобы выявить причину выгорания.12

4. Условия нашего медицинского образования. Несколько важных черт характера, необходимых для окончания медицинской школы и ординатуры, проявляются в течение подготовительных лет. За семь с лишним лет нашего медицинского образования они прочно вошли в наш образ повседневного врача, создав палку о двух концах. Те же качества, что и врачи, обуславливают наш успех в будущем. Вот четыре основные черты характера, которые я вижу в своей практике коучинга врачей, и как распознать это программирование, когда вы находитесь в его тисках:

  • Трудоголик — Ваш единственный ответ на вызовы или проблемы — усерднее работать,

  • Супергерой — Вы чувствуете, что каждая проблема или проблема лежит на ваших плечах, и вы должны быть тем, у кого есть ответы,

  • Перфекционист — вы не можете вынести мысли о совершении ошибки — когда-либо — и держать всех вокруг себя в соответствии с одним и тем же стандартом,

  • Одинокий рейнджер — вы должны делать все самостоятельно и в конечном итоге контролировать всех вокруг вас.

Кроме того, мы, врачи, выполняем две основные директивы. Один сознательный и вполне заметный: «Пациент на первом месте». Это естественная, здоровая и необходимая правда, когда мы находимся с пациентами. Однако нам никогда не показывают выключатель. Если вы не выработаете привычку ставить себя на первое место, когда вы не с пациентами, выгорание неизбежно.

Вторая основная директива никогда не излагается, глубоко бессознательна и гораздо более действенна: «Никогда не показывай слабости». Чтобы понять это программирование, попробуйте этот мысленный эксперимент.Представьте, что вы вернулись в резиденцию. Преподаватель подходит к вам и говорит: «Ты выглядишь очень усталым. Все ли в порядке?» Как бы вы отреагировали — и как быстро этот ответ выйдет из ваших уст? Большинство из нас сразу ответят, что у нас все «в порядке». Эта защита от коленного рефлекса затрудняет помощь коллегам-врачам, даже если их выгорание очевидно для всех в команде.

Соедините пять личностных качеств с двумя главными директивами, и вы получите полную подготовку хорошо подготовленного врача.Совместите это с тренировочным процессом, который очень похож на состязание на выживание в стиле гладиатора, и врачи станут жестко настроенными на самоотречение и выгорание.

5. Лидерские качества ваших непосредственных руководителей. Вне здравоохранения есть высказывание руководства: «Люди не уходят из компаний; они бросили своего босса ». Широко признано, что на вашу удовлетворенность работой и уровень стресса в значительной степени влияют лидерские качества вашего непосредственного руководителя.

Мы знаем, что это верно и для врачей.Недавнее исследование показывает прямую взаимосвязь между качеством вашего начальника и уровнем вашего выгорания и удовлетворенности работой.13 В эту эпоху, когда группы врачей формируются гораздо быстрее, чем они могут найти подготовленных врачей для их руководящих должностей, имея либо неквалифицированных, либо Хуже того, отсутствие босса — обычное дело. Эта пятая причина выгорания только недавно присоединилась к классическим четырем вышеупомянутым. Это серьезный источник стресса для многих работающих врачей.

Как распознать выгорание?

Когда наши энергетические счета становятся отрицательными, большинство врачей реагируют, переходя на работу в «режим выживания».Вместо того чтобы искать приключения, вызовы и получать удовольствие в своей практике, вы обнаруживаете, что опускаете голову и просто перебираете пациентов и документы, сосредоточившись на том, чтобы просто прожить день и вернуться домой. Распространенной мыслью в этот момент является: «Я не уверен, сколько еще я смогу так продолжать». Режим выживания и этот голос в вашей голове — признаки того, что вы вошли в нисходящую спираль выгорания. Пришло время предпринять различные действия, чтобы снизить стресс и как можно скорее получить значительный запас энергии.

Как мы можем остановить или предотвратить эмоциональное выгорание врача?

Есть два основных механизма для поддержания положительного баланса на ваших счетах энергии и предотвращения выгорания:

  1. Понизьте уровень стресса и утечку, которую он производит,

  2. Повысьте свою способность пополнять счета за электроэнергию.

Большинство врачей используют комбинацию обоих методов для лечения и предотвращения выгорания. Мы обсудим несколько инструментов в обеих категориях в двух следующих статьях.(См. «Обзор серии».)

ОБЗОР СЕРИИ

В этой серии статей, состоящей из трех частей, мы рассмотрим следующее:

Но прежде чем мы закончим эту вводную статью, позвольте мне напомнить вам о двух вещах, которые мешают многим врачам предотвратить выгорание:

  1. Ловушка понимания: тенденция изучать концепцию до тех пор, пока вы ее не поймете, а затем не можете воплотить ее в жизнь. Из-за нашей долгой истории в системе образования большинство врачей будут учиться до тех пор, пока мы не почувствуем, что можем ответить на вопросы с несколькими вариантами ответов, подобные тем, что были на нашем экзамене.Тогда нам часто не удается воплотить это новое знание в новые действия. Не позволяйте этому случиться с вами. Читая статьи из этой серии, выберите шаг действия, который имеет смысл, и выполните его. Единственный способ сказать, что сработает для вас, — это предпринять новые действия и заметить свои результаты. Ожидать иного результата только от нового понимания — безумие; см. ниже.

  2. Определение безумия, данное Эйнштейном: «Делать одно и то же снова и снова и ожидать другого результата» 14. Освободитесь от своих трудоголиков.Если вы замечаете свое собственное выгорание и просто удваиваете то, что уже делаете, чтобы делать больше в офисе или больнице, ваше трудоголическое состояние загнало вас в ловушку определения безумия Эйнштейна. Еще раз повторюсь, единственный способ получить другие результаты — это действовать — действия, отличные от тех, которые вы предпринимаете прямо сейчас. Вам не обязательно предпринимать больше действий, только другие.

Это первая статья из серии из трех статей о предотвращении выгорания врачей.Первый шаг к профилактике — распознать выгорание по мере его возникновения. Теперь вы знаете причины, последствия, распространенность и патофизиологию выгорания. В следующих статьях я покажу вам несколько инструментов для снижения стресса и создания жизненного баланса. Каждый из этих методов был протестирован в реальном мире такими же врачами, как вы.

Теперь вы можете увидеть свои программы. Вы бодрствуете и можете распознать выгорание вокруг вас. Ваш лучший следующий шаг — выбрать новый инструмент из этой серии статей и попробовать его.Помните, вы не можете дать то, чего у вас нет. Пора начать сознательно и целенаправленно управлять своими счетами энергии. Ваши пациенты, персонал и семья рассчитывают на вас.

Психологическое выгорание; Причины, симптомы и профилактика

Обзор

Что такое эмоциональное выгорание воспитателя?

Выгорание опекуна — это состояние физического, эмоционального и умственного истощения. Это может сопровождаться изменением отношения с позитивного и заботливого на негативное и равнодушное. Выгорание может произойти, когда лица, осуществляющие уход, не получают необходимой им помощи или если они пытаются сделать больше, чем они могут физически или финансово.

Многие воспитатели также чувствуют себя виноватыми, если тратят время на себя, а не на своих больных или престарелых близких. Воспитатели, которые «выгорели», могут испытывать усталость, стресс, беспокойство и депрессию.

Симптомы и причины

Что вызывает выгорание лиц, осуществляющих уход?

Воспитатели часто настолько заняты заботой о других, что склонны пренебрегать собственным эмоциональным, физическим и духовным здоровьем. Требования к телу, разуму и эмоциям человека, осуществляющего уход, могут легко казаться непосильными, что приводит к усталости, безнадежности и, в конечном итоге, к выгоранию.

Другие факторы, которые могут привести к выгоранию лица, осуществляющего уход, включают:

  • Смешение ролей: Многие люди сбиты с толку, когда им навязывают роль опекуна. Людям может быть трудно отделить свою роль опекуна от роли супруга, любовника, детей, друзей или других близких отношений.
  • Нереалистичные ожидания: Многие лица, осуществляющие уход, ожидают, что их участие положительно повлияет на здоровье и счастье пациента.Это может быть нереально для пациентов, страдающих прогрессирующим заболеванием, таким как болезнь Паркинсона или Альцгеймера.
  • Отсутствие контроля: Многие лица, осуществляющие уход, разочаровываются из-за нехватки денег, ресурсов и навыков для эффективного планирования, управления и организации ухода за своими близкими.
  • Необоснованные требования: Некоторые лица, осуществляющие уход, возлагают на себя необоснованное бремя, отчасти потому, что они считают оказание медицинской помощи своей исключительной обязанностью. Некоторые члены семьи, такие как братья и сестры, взрослые дети или сам пациент, могут предъявлять необоснованные требования к опекуну.Они также могут игнорировать свои собственные обязанности и возлагать бремя на человека, указанного в качестве основного лица, осуществляющего уход.
  • Другие факторы: Многие лица, осуществляющие уход, не могут распознать, когда они страдают выгоранием, и в конечном итоге достигают точки, когда они не могут эффективно функционировать. Они могут даже сами заболеть.

Каковы симптомы эмоционального выгорания человека, осуществляющего уход?

Симптомы эмоционального выгорания у тех, кто за ними ухаживает, похожи на симптомы стресса и депрессии.В их числе:

  • Уход от друзей, семьи и других близких.
  • Потеря интереса к ранее полученным занятиям.
  • Чувство грусти, раздражительности, безнадежности и беспомощности.
  • Изменения аппетита, веса или и того, и другого.
  • Изменения режима сна.
  • Болеть чаще.
  • Чувство желания причинить вред себе или человеку, о котором вы заботитесь.
  • Эмоциональное и физическое истощение.
  • Раздражительность.

Профилактика

Как я могу предотвратить выгорание лица, осуществляющего уход?

Вот несколько шагов, которые вы можете предпринять, чтобы предотвратить выгорание лица, осуществляющего уход:

  • Найдите кого-нибудь, кому вы доверяете, например друга, коллегу или соседа, чтобы поговорить с ним о своих чувствах и разочарованиях.
  • Ставьте реалистичные цели, примите тот факт, что вам может потребоваться помощь в уходе, и обратитесь за помощью к другим людям с некоторыми задачами. Местные организации, места проведения религиозных обрядов могут предоставлять группы поддержки (лично или через Интернет) для лиц, осуществляющих уход, или членов семей тех, кто страдает такими заболеваниями, как рак или болезнь Альцгеймера.Эти организации могут также предоставить временный уход, чтобы лицо, осуществляющее уход, могло проводить время вдали от пациента.
  • Воспользуйтесь услугами по временному уходу. Временный уход обеспечивает временный перерыв для лиц, осуществляющих уход. Это может быть как несколько часов домашнего ухода, так и короткое пребывание в доме престарелых или в учреждении для престарелых.
  • Будьте реалистичны в отношении болезни любимого человека, особенно если это прогрессирующая болезнь, такая как болезнь Паркинсона или Альцгеймера. Примите во внимание, что может наступить время, когда пациенту потребуются услуги медсестры или помощь в проживании вне семейного дома.
  • Не забывай о себе, потому что ты слишком занят заботой о ком-то другом. Выделите время для себя, даже если это всего час или два. Помните, забота о себе — это не роскошь. Это абсолютная необходимость для лиц, осуществляющих уход.
  • Поговорите со специалистом. Большинство терапевтов, социальных работников и священнослужителей обучены консультировать людей, имеющих дело с широким спектром физических и эмоциональных проблем.
  • Знайте свои пределы и будьте честны с собой в своей личной ситуации.Осознайте и примите свой потенциал для эмоционального выгорания опекуна.
  • Самообразование. Чем больше вы знаете о болезни, тем эффективнее вы будете ухаживать за больным.
  • Разработайте новые инструменты для преодоления трудностей. Не забывайте осветлять и подчеркивать положительные моменты. Используйте юмор, чтобы справиться с повседневными стрессами.
  • Чтобы оставаться здоровым, правильно питайтесь, много упражняйтесь и спите.
  • Примите свои чувства. Негативные чувства — такие как разочарование или гнев — по поводу своих обязанностей или человека, о котором вы заботитесь, — это нормально.Это не значит, что вы плохой человек или плохой воспитатель.
  • Присоединитесь к группе поддержки опекунов. Обмен своими чувствами и опытом с другими людьми в той же ситуации может помочь вам справиться со стрессом, найти полезные ресурсы и уменьшить чувство разочарования и изоляции.

Ресурсы

Куда я могу обратиться за помощью при эмоциональном выгорании опекуна?

Если вы уже страдаете от стресса и депрессии, обратитесь за медицинской помощью. Стресс и депрессия — излечимые расстройства.Если вы хотите предотвратить выгорание, рассмотрите возможность обращения за помощью к следующим ресурсам:

  • Услуги по уходу на дому: Эти агентства предоставляют помощь на дому и медсестер для краткосрочного ухода, если ваш близкий серьезно болен. Некоторые агентства предоставляют краткосрочную передышку.
  • Дневной уход для взрослых: Эти программы предлагают пожилым людям возможность пообщаться, заняться различными видами деятельности и получить необходимую медицинскую помощь и другие услуги.
  • Дома престарелых или дома престарелых: Эти учреждения иногда предлагают краткосрочную отсрочку, чтобы дать опекунам возможность отдохнуть от их обязанностей по уходу.
  • Частные помощники по уходу: Это профессионалы, специализирующиеся на оценке текущих потребностей и координации ухода и услуг.
  • Службы поддержки лиц, осуществляющих уход: Сюда входят группы поддержки и другие программы, которые могут помочь лицам, осуществляющим уход, подзарядить свои батареи, познакомиться с другими людьми, которые решают аналогичные проблемы, найти дополнительную информацию и найти дополнительные ресурсы.
  • Агентство по вопросам старения: Обратитесь в местное агентство по вопросам старения или в местное отделение AARP для получения услуг (таких как услуги дневного ухода для взрослых, группы поддержки лиц, осуществляющих уход, и временный уход), которые доступны в вашем районе.
  • Национальные организации: Поищите в телефонном справочнике или найдите в Интернете местные агентства или отделения национальных организаций, которые занимаются оказанием помощи людям с определенными заболеваниями, такими как болезнь Паркинсона или инсульт. Такие организации могут предоставить ресурсы и информацию по темам, включая группы временного ухода и поддержки.

определение выгорания по The Free Dictionary

Отсутствие значимых данных о мотивации или выгорании в зависимости от статуса специализации подтверждает предыдущие исследования, согласно которым специалисты и неспециалисты могут быть больше похожи, чем различны по своему опыту и результатам (Strachan et al, 2009), особенно в неэлитных спортивных условиях. По словам Нагоски в своей книге, он вызван хроническим стрессом, а не факторами стресса. Инвентаризация Маслахского выгорания (MBI) широко использовалась для определения распространенности и детерминант профессионального выгорания среди врачей первичной медико-санитарной помощи (PCP) во всем мире.Как бывшая лицензированная практическая медсестра, я заметила признаки выгорания еще до того, как они повлияли на мою общую медсестринскую работу. В новом отчете «Кризис в здравоохранении: призыв к действиям по борьбе с эмоциональным выгоранием врачей» авторы отметили, что частота выгорания врачей стала более распространенной. достигли «критического уровня», а недавние данные показывают, что по крайней мере половина врачей испытывает ту или иную форму выгорания. Хотя вы только что взяли перерыв, для выгорания требуется не менее трех недель простоя, чтобы исправить дисбаланс между интенсивными упражнениями и восстановлением.Выгорание — это новая проблема современного общества, которая привлекает внимание исследователей во всем мире.1 Впервые описанное Фройденбергером в 1970-х гг., 2,3 профессиональное выгорание теперь определяется как психологический синдром у сотрудников, сталкивающихся со стрессовой рабочей средой, высокими требованиями к работе и ограниченные ресурсы. 3 В книге «Выгорание: высокая цена высоких достижений» автор и психолог Герберт Фройденбергер определяет выгорание как исчезновение мотивации или стимула, особенно когда преданность делу или отношениям не дает желаемых результатов.Причины выгорания Существуют различные причины, по которым вы можете испытывать выгорание ». В ответ на эти концепции я предлагаю, чтобы в области профилактики выгорания и оздоровления мы поощряли проекты по повышению качества с высокими стандартами: несколько сайтов, одновременные группы контроля, продольное проектирование, и ослепление, когда это возможно, с оценкой результатов и затрат «, — писал он. Выгорание — это состояние эмоционального и физического истощения, вызванное чрезмерным и продолжительным стрессом. выгорание и социальная поддержка наряду с записью демографической информации.Выгорание — это реакция на продолжительный производственный стресс и состоит из трех различных элементов, которые могут сосуществовать в разной степени: (i) эмоциональное истощение (ЭЭ), ощущение того, что работа перегружена, а уровни энергии истощены; (ii) деперсонализация (DP), личная непривязанность к работе, приводящая к бесчувственным и безличным ответам по отношению к коллегам и пациентам; и (iii) личные достижения (PA), низкие баллы, указывающие на чувство неэффективности, некомпетентности и отсутствия личных достижений.

симптомов выгорания ИТ и способы их преодоления

Вы любили свою работу в сфере ИТ, когда начинали ее. Вы были в восторге от работы, проектов, ваших коллег и компании. Но потом кое-что случилось. В последнее время вы боялись идти на работу. Вы все время устали и находитесь в состоянии стресса, и вам трудно сосредоточиться на своей работе.

Может быть, у вас плохая неделя. Возможно, ваша нынешняя роль вам не подходит. Или, может быть, это что-то более распространенное: ИТ-выгорание.

Выгорание — распространенное заболевание, особенно среди технических работников, которые обычно работают в условиях сильного стресса. Исследование, проведенное Blind Workforce Insights, показало, что 57 процентов технологических работников страдают от выгорания, и, согласно журналу Annals of Work Exposures and Health, женщины, которые уже находятся в меньшинстве в технологической индустрии, с большей вероятностью страдают от эмоционального выгорания. выгорание, чем мужчины.

Что такое выгорание ИТ?

Выгорание выходит за рамки плохого дня, усталости или стресса.Это даже выходит за рамки плохих отношений с вашим рабочим местом или начальником.

Клиника Мэйо определяет профессиональное выгорание как «состояние физического или эмоционального истощения, которое также включает в себя чувство неуверенности и потери личности». Он подчеркивает, что выгорание не является медицинским диагнозом, но признает, что оно может быть связано с другими состояниями здоровья, такими как депрессия.

Чтобы определить, страдаете ли вы выгоранием, клиника Майо предлагает задать себе несколько ключевых вопросов, в том числе:

  • У вас есть трудности с работой?
  • Сложно сфокусироваться?
  • У вас необъяснимые головные боли, проблемы с желудком или другие физические недомогания?

Если вы ответили утвердительно на любой из вопросов клиники Мэйо, вы можете просто выгореть.По данным клиники Мэйо, выгорание может быть вызвано несколькими факторами. Вы можете выгореть из-за того, что вам не хватает контроля на работе, из-за дисфункциональной рабочей среды или из-за нарушения баланса между работой и личной жизнью.

Как избежать выгорания ИТ.

ИТ-работника могут особенно сильно пострадать от выгорания, потому что ИТ по своей природе является отраслью с высоким давлением. Долгие часы работы, спринты по разработке с высокими ставками, большие надежды на раунды финансирования стартапов и меняющиеся ожидания работы — все это может способствовать стрессу, который через некоторое время может истощить даже самых увлеченных сотрудников.

Определенные закономерности возникают, когда вы теряете пар в своей работе. Помните и по возможности избегайте такого поведения, которое может усилить ваше недовольство на рабочем месте.

Признаков выгорания | Ада

Какие признаки выгорания?

По определению, выгорание — это состояние, с которым сталкиваются рабочие и другие специалисты, при котором у них развиваются симптомы, похожие на депрессию, в результате различных аспектов своей роли. Выгорание может проявляться в виде признаков физического, умственного и / или эмоционального истощения в результате стресса, связанного с работой или рабочим местом.

Стрессовые факторы на работе или на рабочем месте могут влиять на жизнь человека по-разному. Может развиться ряд возможных физиологических и психологических симптомов, которые существенно повлияют на качество их жизни в целом. К распространенным признакам выгорания на рабочем месте относятся:

  • Беспокойство
  • Головные боли
  • Недостаток сна
  • Усталость
  • Все более циничный взгляд на жизнь и работу

Врачи и учителя относятся к тем сотрудникам, которые чаще всего испытывают стресс, связанный с работой, что приводит к тому, что им ставят диагноз «выгорание».Однако стресс, связанный с работой, переутомление и чувство перегруженности, вплоть до плохого состояния здоровья из-за требований работы или рабочей среды , могут случиться с любым сотрудником, на любой работе и на любом этапе профессиональной жизни.

Признаки выгорания

Выявление ранних предупреждающих признаков выгорания у коллеги, служащего, начальника, кого-то, с кем вы состоите в отношениях, члена семьи или друга, может быть трудным, поскольку состояние может развиваться в течение недель или месяцев, как их реакция на работу. связанный с этим стресс развивается.

Симптомы, на которые следует обратить внимание, могут быть разными для каждого человека. Например, два сотрудника, выполняющих одну и ту же должность, могут по-разному реагировать на одни и те же факторы стресса; один может сгореть, а другой — нет. С другой стороны, они оба могут перегореть, проявляя различные признаки и симптомы из широкого спектра возможных симптомов, которые могут характеризовать психическое и / или физическое выгорание.

Люди, страдающие выгоранием от рабочего стресса, могут испытывать психическое выгорание и проявлять некоторые или все из следующих психологических симптомов :

  • Пониженная производительность и продуктивность
  • Беспокойство
  • Отряд
  • Чувство апатии
  • Низкое настроение
  • Проблемы с концентрацией внимания
  • Отсутствие творчества
  • Усталость
  • Негативное отношение к коллегам или работе
  • Низкая приверженность роли
  • Утрата цели
  • Прогулы
  • Быстрота гнева
  • Оборачиваемость
  • Цинизм
  • Эмоциональное онемение
  • Разочарование

Физические симптомы выгорания могут включать:

  • Истощение
  • Боли генерализованные
  • Головные боли
  • Нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта
  • Гипертония
  • Нарушение сна и / или нарушение цикла сна
  • Повышенная восприимчивость к простуде и гриппу
  • Напряжение мышц

Не уверены, что у вас или у вашего близкого есть признаки выгорания? Загрузите приложение Ada, ваше личное руководство по здоровью, чтобы бесплатно оценить симптомы.

Признаки выгорания или стресса?

Хотя выгорание вызвано стрессом, связанным с работой, симптомы, которые проявляет сотрудник, когда он перегорел, и признаки того, что он может выгореть, отличаются от признаков и симптомов стресса сотрудника. Как описано в справочном руководстве Гарварда:

, между признаками и симптомами стресса и выгорания есть несколько ключевых различий.

Стресс заставляет сотрудника чрезмерно увлекаться своей рабочей средой.Чувствуя беспокойство по поводу того, что их уровень продуктивности недостаточно высок, они будут проявлять такие симптомы, как гиперактивное, настойчивое поведение, возможно, выделяясь на фоне своих коллег.

Напротив, сотрудник, который испытал связанный на работе стресс до точки сгорания, будет демонстрировать такие симптомы, как отстраненность и низкая производительность из-за чувства оторванности от своей рабочей среды.

Ущерб здоровью сотрудника от стресса в первую очередь физический; сотрудник, который постоянно испытывает стресс, подвергается повышенному риску неврологических и физических изменений из-за повышенного уровня гормонов стресса, таких как кортизол и адреналин.Симптомы стресса, которые может проявлять и испытывать сотрудник, включают снижение полового влечения, бессонницу и мышечное напряжение.

Сотрудник, который выгорел, уже подвергался воздействию такого уровня стресса в течение недель или месяцев, в течение которых он будет все больше терять энергию. Они вряд ли испытают новые физические симптомы, связанные с продолжающимися стрессовыми факторами, вызванными работой, которые вызвали их выгорание, поскольку физические симптомы выгорания связаны с продолжающимся стрессом. Напротив, симптомы, которые испытает истощенный человек, в первую очередь психологические, связанные с ощущением все большей вялости и немотивированности на рабочем месте .

Как правило, выгорание следует за из-за длительного периода стресса, связанного с работой. Это означает, что как физические симптомы выгорания, такие как желудочно-кишечные расстройства, так и психологические симптомы, такие как цинизм, вероятно, будут постепенно нарастать с течением времени, прежде чем человек или его коллеги, семья и друзья начнут осознавать, что они выгорели.

Подтипы выгорания

Опыт эмоционального выгорания у каждого человека уникален, и лечение может потребовать особого подхода, учитывающего жизненные обстоятельства человека, его медицинскую и профессиональную историю.Тем не менее, исследователи разделили реакцию людей на хронический стресс, связанный с работой, на три основных типа: неистовство, неадекватность и усталость.

Неистовое выгорание происходит, когда люди направляют в свою работу столько энергии, часто в результате беспокойства, что вознаграждение за роль в конечном итоге начинает казаться отрицательно несоразмерным усилиям, которые они вкладывают. Пренебрежение концепцией баланса работы и личной жизни для того, чтобы направить максимум энергии на работу, является обычным явлением.Выгорание происходит, когда человек работает с интенсивностью до изнеможения.

Недостаточное выгорание возникает, когда человек чувствует себя пойманным в монотонную и нестимулирующую рабочую среду, выполняя роль, которая не приносит удовлетворения от работы. Это способствует общему снижению их настроения.

Изнуренное выгорание происходит, когда люди сдаются после того, как пережили период, в течение которого их рабочая среда постоянно является источником сильного стресса или который приносит незначительное вознаграждение.

Эти различные типы выгорания были установлены как прелюдия к разработке конкретных стратегий вмешательства, которые могут быть использованы для восстановления после каждого вида выгорания.

Врачи, терапевты, учителя: признаки выгорания на конкретной работе

Сотрудники могут начать проявлять признаки выгорания по-разному, в зависимости от требований их работы и контекста, в котором они выгорают или начинают выгорать. В этом разделе приведены рекомендации для конкретных профессий о том, как и почему происходит выгорание, и о выявлении конкретных признаков выгорания в некоторых из наиболее часто затрагиваемых видов занятости.

Персонал больницы, включая медсестер и врачей: признаки выгорания

Персонал больницы, наиболее подверженный выгоранию, включает:

Медсестры Помощники врача Врачи и хирурги Административный персонал Медицинские техники

Неудивительно, что работа в больнице или клинике сильно связана с развитием эмоционального выгорания, учитывая, что определение этого слова было придумано одним из сотрудников больницы. В 1974 году психолог Герберт Фройденбергер впервые использовал его, чтобы описать свой собственный опыт работы, когда он был неоплачиваемым волонтером в бесплатной клинике, обслуживающей людей, испытывающих проблемы с зависимостью.

Непрерывные стрессоры , связанные с клиникой, привели к тому, что Фройденбергер и его коллеги сочли свой опыт работы там эмоционально и физически утомленным, а также неблагодарным. По его словам, они сгорели.

Признаки, которые эти врачи показали, что они страдают от стресса на работе в долгосрочной перспективе, аналогичны предупреждающим признакам выгорания, которые обычно описываются врачами и врачами , испытывающими выгорание сегодня.К ним относятся:

  • Усталость и / или недостаток сна , которые могут быть вызваны беспокойством, долгой и часто ненормированной работой, неспособностью расслабиться и расслабиться после работы или сочетанием этих факторов.
  • Деперсонализация ; обычно это подразумевает одинаковое отношение ко всем пациентам и ситуациям, а не индивидуально, и невозможность подойти к каждому человеку или задаче с новой точки зрения.
  • Низкий моральный дух ; Медицинские работники, страдающие выгоранием, могут проявлять эмоциональные признаки, например, выглядеть замкнутым или недовольным на работе, или терять уверенность в своих навыках, способностях и способности принимать решения.Они могут не обладать чувством выполненного долга и чувствовать, что их профессиональный успех незначителен или недостаточен, даже если на самом деле они работают хорошо. — Прогулы ; брать несколько больничных, делать длительные перерывы, не участвовать в профессиональном общении.
  • Повышенная склонность к ошибкам , например, ошибкам в назначении лекарств или плохому учету времени, что может усилить чувство эмоционального выгорания и низкого морального духа.
  • Прогноз «негативный» ; это может проявляться как цинизм, чувство или выражение недоверия к медицинскому учреждению или системе здравоохранения в целом, чувство раздражения по поводу требований пациентов или коллег, сосредоточение внимания на негативе, т.е.е. скорее потерянные жизни, чем спасенные, раздражительность и агрессия.

Терапевты и консультанты: признаки выгорания

Основным признаком того, что терапевт, консультант или социальный работник может испытывать эмоциональное истощение или выгорание, может быть отсутствие интереса к клиентам и их проблемам, также известное как усталость от сострадания . В работе, предполагающей постоянное сопереживание к работе, усталость от сострадания может быть ключевым признаком выгорания.

Усталость от сострадания может возникнуть сама по себе, но также может возникнуть в результате вторичного травматического стресса (STS) . СС возникает, когда ощущение того, что им постоянно преподносят чувствительный или запускающий материал, заставляет людей в этих ролях испытывать уменьшение сострадания, с которым они реагируют на чувствительный материал. Это может проявляться в снижении интереса или нежелании взаимодействовать с клиентами и / или их проблемами.

Терапевты и консультанты , не имеющие эффективного распорядка самообслуживания , помогающего обрабатывать чувствительный материал, с которым они сталкиваются на рабочем месте, с большей вероятностью, чем другие, испытают усталость от сострадания, вторичный травматический стресс и выгорание на рабочем месте.

Помимо усталости от сострадания, признаки выгорания терапевтов или консультантов могут включать:

  • Пессимизм в отношении работы с клиентами и ее результатов
  • Цинизм в отношении способности клиентов преодолевать проблемы
  • Развитие нетерпимого отношения к клиентам и сотрудникам
  • Чувство все большей самокритичности в отношении собственных консультационных или терапевтических способностей

Учителя: признаки выгорания

Учителя испытывают высокий уровень выгорания, потому что преподавание — это работа, состоящая из множества элементов, каждый из которых представляет свои собственные эмоциональные и интеллектуальные проблемы.

Факторы, которые, как обычно сообщают, способствуют выгоранию учителей, включают большую продолжительность рабочего дня, которую учителя обычно работают, и давление, которое они испытывают в результате регулярной оценки. Профессиональный успех учителя зависит не только от его собственных достижений, но и от успеваемости учеников. Дополнительные факторы стресса включают необходимость оказывать поддержку учащимся из самых разных слоев общества и с разными эмоциональными и образовательными потребностями, а также часто отсутствие официальной системы поддержки для сотрудников школы или колледжа.

Признаками выгорания учителя могут быть:

  • Эмоциональное истощение: Это может проявляться как стремление или потребность в большем количестве времени, чтобы побыть одному, чем раньше, все меньшее терпение по отношению к ученикам и / или чувство подавленности их образовательными или личными потребностями, меньше улыбок и смеха, интерпретация неуправляемого поведения со стороны учеников. студентов как личная атака, чувство безнадежности в отношении предстоящих проектов и их результатов, разочарование по отношению к учебному заведению или зависть по отношению к работе других сотрудников.
  • Физическое истощение: Чувство усталости во время или в течение учебного дня, увеличение количества больничных, бессонница и / или головные боли из-за беспокойства / депрессии, связанных с перспективой пребывания в школьной среде.
  • Психическое истощение: Чувство неспособности выполнять столько, сколько в идеале можно было бы каждый день, ощущение потери творческих способностей и воображения в отношении как решения проблем, так и преподавания учебной программы, нежелание браться за что-то новое и / или чувство усталости, чтобы строить социальные планы, связанные с рабочим графиком.

Учителя чаще испытывают выгорание на рабочем месте в школах, где отсутствует надлежащая система поддержки для решения их личных потребностей и проблем, с которыми они могут столкнуться в своей должности.

Причины выгорания

По мнению врачей, которые классифицируют выгорание как отдельное заболевание, ключевым критерием для постановки диагноза является просто то, что повседневная деятельность сотрудника — какой бы ни была его работа — должна быть напрямую связана с ухудшением его психического и / или физического состояния. здоровье.Это может включать в себя реальную или предполагаемую неспособность справиться с требованиями самой роли, проблемную реакцию на стрессоры, связанные с рабочей средой, или их комбинацию.

Выгорание также может повлиять на людей, которые в личной жизни испытывают стрессовый фактор, влияющий на их способность выполнять свою работу , например, переживают разрыв, заботятся о члене семьи с болезнью или справляются с ситуацией. потеря любимого человека.

Общие возможные причины выгорания включают один или несколько из следующих факторов :

При большой нагрузке

Особенно в профессиях, где постоянно требуется выполнение высококачественной работы, таких как юрист, врач, терапевт, медсестра или учитель.

Плохой баланс работы и личной жизни

Поддержание баланса между работой и личной жизнью имеет решающее значение для хорошего качества жизни . Определенные рабочие места, например, работа врачом или сиделкой, обычно связаны с работой в течение долгого времени, что может затруднить составление социальных планов или затруднить время для отдыха и ухода за собой.Это одна из причин, почему такие роли связаны с высоким уровнем эмоционального выгорания.

Когда человек выгорает, он часто страдает от усталости и может чувствовать себя неспособным выделить время, чтобы мысленно и эмоционально отстраниться от работы, что может усилить его симптомы выгорания.

Работа с неприятными материалами или ситуациями

Социальные работники, терапевты и другие лица, которые работают в тесном контакте с теми, кто испытывает стрессовые факторы чувствительного или провоцирующего характера, подвержены риску выгорания.Чаще всего это происходит из-за того, что на них эмоционально влияют элементы ситуаций и / или связанных с ними материалов, таких как интервью с неприятным содержанием, с которыми они сталкиваются на работе.

Возможно развитие вторичного травматического стресса (STS) в результате автономной встречи с инициирующим материалом, таким как судебный аналитик может испытать при расследовании конкретного места преступления, или , в результате более длительного воздействие инициирующего контента, например, консультирование жертвы травмы.Длительное воздействие запускающего контента также может привести к развитию у практикующего врача косвенной травмы и / или усталости от сострадания — других возможных причин выгорания.

Отсутствие автономии

Административные и служебные должности связаны с долгим рабочим днем ​​и тяжелой работой, но в основном связаны с соблюдением установленных процессов, без возможности инноваций со стороны человека, выполняющего эту роль. Среды, в которых это касается большинства сотрудников, обычно имеют низкий общий моральный дух.Это связано с тем, что работа в рамках структурированной системы, которую никто не может контролировать, чтобы выполнять обязанности, которые не меняются изо дня в день, может стать монотонной. Работа такого рода часто связана с отсутствием мотивации и чувством скуки и / или разочарования.

Восприятие своей работы или индустрии как бесполезных

Ощущение, что выполняемые на работе обязанности не дают желаемого эффекта, может вызвать у человека выгорание, особенно если это происходит в течение длительного периода времени.Отсутствие признания достижений, игнорирование предложений, постоянные перерывы в течение рабочего дня или отказ от работы, а не включение ее в проекты — все это факторы, порождающие чувство тщетности и, в конечном итоге, вызывающие выгорание.

Недостаточное вознаграждение

Принято считать, что в одних качествах работа будет более выгодной, чем в других. Например:

  • Бухгалтер может не находить свою роль эмоционально вознаграждающей, но он ожидает получить хорошую финансовую компенсацию за свои усилия.
  • Учитель, исследователь или аспирант часто соглашается с тем, что они не получат значительной финансовой прибыли, но в качестве компромисса они ожидают, что их работа будет интеллектуально стимулирующей и эмоционально вознагражденной.

Ощущение, что работа в службе не приносит должного вознаграждения, однако любая вместимость службы может быть существенным причинным фактором выгорания.

Работа в неблагоприятных условиях

Это любая профессиональная среда, в которой человек чувствует себя либо лично несчастным, либо неспособным работать эффективно, либо и то, и другое.Это может включать:

  • Непродуктивная или отрицательная межличностная динамика с коллегами
  • Ощущение напряжения работы в быстро меняющейся среде без культуры заботы друг о друге, например в финансовом торговом зале
  • Попытка выполнить свою роль в неподходящей или неструктурированной системе, где нет протоколов, которым нужно следовать, когда кто-то сталкивается с проблемами и / или нуждается в руководстве

Испытывают несправедливость или дискриминацию

Негативные эмоции и повышенный стресс, связанный с несправедливым обращением со стороны коллег и / или столкновением с дискриминацией, во многих исследованиях напрямую связаны с выгоранием.

Не разделять ценности своего рабочего места или коллег

Большинство людей проводят большую часть своего времени на работе. Когда у человека разные ценности по сравнению с коллегами, которые его окружают в течение рабочего дня, даже если человек не испытывает явной дискриминации, это может привести к чувству отчуждения, что может вызвать стресс и выгорание.

Диагноз

Есть много различных тестов, доступных врачам, которые хотят установить, страдает ли человек от эмоционального выгорания.Системы балльной оценки для конкретных занятий постоянно разрабатываются, например, недавно был опробован диагностический вопросник, основанный на проблемах, который специально разработан для выявления выгорания, вызванного стрессом на работе, который испытывают сотрудники call-центра.

Для диагностики выгорания и выявления симптомов неудовлетворенности работой наиболее часто используются тесты Maslach Burnout Inventory (MBI), Диагностическая шкала рабочих мест (JDS) и Утрехтская шкала вовлеченности в работу (UWES).

Инвентаризация выгорания Маслач (МБИ)

Одним из наиболее часто используемых и хорошо зарекомендовавших себя тестов для определения выгорания у человека является балльная система Maslach Burnout Inventory (MBI).

Обзоры MBI включают три общие шкалы баллов :

  • Эмоциональное истощение : Измеряет чувство сильного эмоционального воздействия и истощения энергии из-за стресса, связанного с работой и / или рабочей средой.
  • Деперсонализация : Измеряет степень, в которой человек перестал сочувствовать своим клиентам, клиентам или людям, о которых он заботится.
  • Личные достижения : Измеряет степень уверенности в выполнении своей роли, воспринимаемую продуктивность и уровень удовлетворенности работой.

MBI был адаптирован для оценки выгорания, возникающего в различных отраслях промышленности.

Доступные версии MBI Survey включают:

  • MBI-Human Services Survey (MBI-HSS) : эта анкета предназначена для выявления эмоционального выгорания у людей, работающих по профессиям, которые включают оказание помощи, помощь или рекомендации другим, таким как врачи, медсестры, социальные работники, терапевты, консультанты. , полиция, духовенство и аутрич-работники.Специальная версия MBI-HSS была адаптирована для медицинского персонала (MBI-HSS MP).
  • Опрос преподавателей MBI (MBI-ES) : Эта версия MBI подходит для всех, кто работает в образовательном учреждении, включая администраторов, директоров, учителей и волонтеров.
  • MBI-General Survey (MBI-GS) : Если человек работает по профессии, не связанной ни с социальными услугами, ни с образованием, MBI-GS является наиболее подходящей версией MBI для определения выгорания.MBI-GS будет предлагаться лицам, работающим на таких должностях, как производство, управление, обслуживание клиентов или строительство. Специальная версия MBI-GS была адаптирована для взрослых студентов колледжей и университетов (MBI-GS-S).

MBI-GS измеряет различные критерии выгорания в специализированных опросах, оценивая истощение человека, цинизм (безразличие или разочарование по отношению к своей работе) и профессиональную эффективность (оценка вероятности того, что человек будет продолжать выполнять свою роль. ).

Рабочие диагностические весы (JDS)

Вместо того, чтобы оценивать опыт человека в своей работе, шкала диагностики работы (JDS) используется для изучения самой роли, определяя вероятность того, что данная работа вызовет у сотрудников выгорание. JDS рассматривает как задачи, относящиеся к роли, так и общую рабочую среду, чтобы определить мотивационный потенциал роли. Роли с низким потенциалом мотивации чаще вызывают выгорание.

Утрехтская шкала вовлеченности в работу (UWES)

Вовлеченность в работу — определение и ощущение способности привнести высокий уровень энергии в работу — рассматривается как противоположность выгорания.Таким образом, человек с низким баллом по Утрехтской шкале вовлеченности в работу (UWES) может считаться подверженным высокому риску выгорания.

Система выставления оценок оценивает как личные ресурсы человека, такие как его самооценку, веру в свою способность добиться успеха и его способность к оптимизму, так и аспекты рабочей среды (такие как предоставление обратной связи по производительности и коучинг с руководителем, а также степень, в которой организация заставляет своих сотрудников чувствовать себя ценными и способными работать автономно).

Лечение

Не существует установленного курса лечения эмоционального выгорания. Многие люди считают полезным временно или навсегда покинуть свое рабочее место. Однако другие считают возможным — посредством активного принятия решений и / или при терапевтической поддержке — изменить свою рабочую среду и свое отношение к ней таким образом, чтобы устранить или уменьшить факторы, вызывающие выгорание.

Признаки выгорания Часто задаваемые вопросы

Q: Какие признаки выздоровления после выгорания?
A: Когда человек разработал новые стратегии выживания, чтобы гарантировать, что его работа не влияет на качество его жизни, он сможет приступить к своей работе с меньшим сопротивлением или беспокойством.Они могут начать проявлять более счастливую и расслабленную манеру на рабочем месте и / или быть более открытыми с идеями или с большей готовностью браться за новые проекты. Разработав план выздоровления от выгорания вместе с терапевтом или врачом, человек сможет преодолеть симптомы физического, умственного и эмоционального истощения и развить более позитивное отношение к своей работе, рабочему месту и / или отрасли.

Q: Каковы признаки выгорания у лица, осуществляющего уход?
A: Несмотря на то, что работа по уходу может быть неоплачиваемой, добровольной позицией, она все же может вызывать чувство выгорания из-за своего эмоционального и физического истощения.В браке или при уходе за родителем или ребенком может быть невозможно отделить потребности в уходе от чувства любви к тем, кто находится на попечении. Это может привести к чувству вины, если состояние человека или людей, находящихся под их опекой, не улучшится, как ожидалось, и / или нежелания брать отпуск в любое время для развлекательных мероприятий или ухода за собой.

Развивающееся в результате эмоциональное выгорание лица, осуществляющего уход, может проявляться в виде чувства безнадежности, депрессии, раздражительности, например, чрезмерной реакции на незначительные проблемы, плохого настроения, потери интереса к занятиям, которыми ухаживающий ранее ранее занимался, и, в некоторых случаях, усталости от сострадания.

Если вы ухаживаете и думаете, что у вас выгорание, загрузите [приложение Ada] (приложение Ada) (https://app.adjust.com/e8ex7r4?redirect_macos=https%3A%2F%2Fapps.apple.com % 2Fapp% 2Fid1099986434% 3Fl% 3Den), чтобы начать оценку вашего здоровья.

В: Все ли врачи признают выгорание психологическим состоянием?
A: Выгорание было признано возможным психосоциальным риском на работе; особенно работать в условиях повышенного стресса; Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ).Тем не менее, некоторые врачи и исследователи оспаривают идею о том, что признаки выгорания из-за рабочего стресса достаточно уникальны, чтобы рассматривать его как полноценное заболевание само по себе, утверждая, что это всего лишь подтип депрессии. . См. Этот ресурс для получения дополнительной информации о признаках депрессии.

Знаете ли вы выгорание, когда вы его видите?

Хотя выгорание — не новая проблема, продолжающийся кризис 2020 года только усугубил ситуацию, и она будет преследовать нас до 2021 года.Выгорание может принимать разные формы, и в обследованиях состояния здоровья, которые многие компании используют для его выявления, упускаются из виду более активные формы, такие как эрозионное поведение, нетерпеливость и невежливость. Менеджерам необходимо понимать незаметные признаки выгорания, чтобы они могли принять меры по его смягчению, пока не стало слишком поздно. После выявления менеджеры могут проявить творческий подход к тому, как снизить нагрузку на своих выгоревших сотрудников, и работать вместе с ними, чтобы понять, что им нужно.

Неопределенность была определяющей характеристикой 2020 года, а вместе с ней и рекордно высокий уровень выгорания.Неспособность справиться с выгоранием дорого обходится как отдельным лицам, так и организациям. В 2019 году выгорели сотрудники с вероятностью в 2,6 раза чаще искали другую работу. По оценкам исследователей, стресс на рабочем месте составляет 8% национального бюджета здравоохранения. В то время как большинство людей понимают, что выгорание — это состояние эмоционального, физического или умственного истощения, многие бизнес-лидеры используют ошибочные методы для выявления этого у своих сотрудников.

Организации часто пытаются измерить выгорание с помощью ежегодных обследований состояния здоровья, которые имеют несколько важных ограничений.Во-первых, эти опросы оценивают только пассивные формы выгорания и игнорируют более активные формы. Во-вторых, они делают моментальный снимок вовремя и не могут быть администрированы, когда сотрудники действительно сталкиваются с серьезным выгоранием. Наконец, мы заметили, что сотрудники, испытывающие выгорание, часто их не выполняют.

Основываясь на нашем исследовании благополучия сотрудников и беседах с более чем сотней работающих профессионалов, мы разработали более комплексную модель выгорания, чтобы помочь менеджерам и их сотрудникам выявлять ранние предупреждающие признаки.Эта поведенческая структура охватывает как пассивные формы выгорания, вызванные эмоциями низкого возбуждения (например, грусть и усталость), так и активные формы, вызванные эмоциями высокого возбуждения (такими как разочарование и дистресс). Мы также дифференцируем внутренние симптомы, которые труднее обнаружить, от более простых для наблюдения внешних форм.

Пассивные индикаторы выгорания

Существует два типа пассивного выгорания: внутреннее пассивное и внешнее пассивное. Самая распространенная форма, , внутренний пассивный , труднее всего увидеть, поэтому компании часто используют опросы для ее обнаружения.Ранние настораживающие признаки включают усталость, сопровождающуюся чувством неполноценности и печали. Пассивное выгорание может нанести вред производительности, усиливая чувство безнадежности и беспокойства. У всех нас бывают неудачи на работе, но они могут казаться непреодолимыми и восприниматься как личные неудачи сотрудников, испытывающих выгорание.

Эти сотрудники могут уволиться с работы, потому что они чувствуют себя неудачниками во всем, что они делают, что заставляет их спрашивать, зачем вообще пытаться снова потерпеть неудачу? Обращайте внимание на это уныние, которое может проявляться в унынии, и на тонкие подсказки на их языке об их безнадежности или смирении — фразы, указывающие на принятие боли или невыносимое текущее состояние («все так, как есть», «работает». с ними все равно, что биться головой об стену »,« зачем беспокоиться? »), сопровождаемые низким тоном, слышными вздохами и легким покачиванием головой.

Внешнее пассивное Формы выгорания легче заметить, если вы знаете, что ищете. Ваши сотрудники снижают свои обычные стандарты производительности, сокращают усилия, ослабляют правила, пропускают сроки или проявляют больше цинизма? Это побочные эффекты апатии, связанной с выгоранием. Если позволить разгореться, выгорание может привести к поведению крайнего избегания, например, уклонению от общения с коллегами, молчанию, когда у них есть идея или что-то не так, или пропуску проблем, которые они обычно решают.Сотрудники становятся пренебрежительными, поскольку они слишком измотаны, чтобы помочь решить какие-либо проблемы.

Активные индикаторы выгорания

Burnout также снижает саморегуляцию. Возникающее в результате активное поведение легче заметить, если обратить внимание на отклонения от рутины.

Внутренние активные формы выгорания включают эрозивное поведение — например, использование негативных тактик выживания, таких как нездоровое питание и употребление алкоголя, или пренебрежение здоровым распорядком дня, например, тренировками и хобби.Такое поведение сложно выявить на большинстве рабочих мест, но оно может привести к тому, что легче выявить психические и физические нарушения и отсутствие на работе.

Предупреждающие знаки внешних активных форм выгорания включают легкое раздражение и выражение нетерпения и недовольства. Для некоторых сотрудников такое поведение является стандартным, но оно может указывать на выгорание у людей, которые обычно терпеливы и дипломатичны.

Если не остановить это, это может привести к более коварному поведению, например, к невежливости и обвинению, и даже к взрывам, таким как вспышки гнева и частый плач без подсказки.Хотя разочарование на работе — это естественно, важно заметить, что ваши сотрудники теряют хладнокровие чаще. Люди, испытывающие эту форму выгорания, могут чаще высказываться, поскольку каждая кротовая бугорка кажется им горой. Активные внешние проявления выгорания, особенно если они перерастают в взрывы, могут вызвать еще больший стресс для коллег, серьезно повредить рабочим отношениям, снизить производительность и снизить моральный дух команды.

Управление выгоранием

Часто легче избежать выгорания, чем оправиться от него.Следующие стратегии могут помочь вам выявить его на ранней стадии, предотвратить ухудшение и исправить ситуацию, если она уже возникла. Когда вы приступаете к этому процессу со своими сотрудниками, не забудьте сначала надеть кислородную маску — если вы чувствуете себя подавленным своей рабочей нагрузкой, будет практически невозможно эффективно помогать другим.

Определите симптомы. Пассивное выгорание часто перерастает в более активные формы, усугубляющие друг друга. Например, чувство неудачи может привести к выпивке, что приводит к истощению, что приводит к насмешкам над коллегами и, наконец, к взрыву офиса.Помните о тонких индикаторах и достаточно хорошо знайте своих сотрудников, чтобы уметь распознавать, когда они отклоняются от своих норм. Периодически измеряйте температуру сотрудников, просто спрашивая их об одной проблеме, которая их больше всего беспокоит, может немного снизить давление.

Размышляйте, прежде чем реагировать . Когда вы заметите потенциальный индикатор выгорания, нажмите кнопку паузы для себя и своих сотрудников. Спросите себя: что только что произошло и почему? Остановитесь и подумайте, какую роль вы можете играть в их выгорании.Возможно, вы установили нереальные сроки, учитывая контекст, или ваше собственное выгорание привело к отсутствию терпения и отрывочных ответов. Затем спросите их: что только что произошло и почему? Чем я могу помочь? Найдите время, чтобы ответить на мелкие проблемы с большим пониманием, чтобы предотвратить ухудшение эмоционального выгорания.

Практикуйте и продвигайте перспективу. Затем займитесь съемкой перспективы. Пауза, чтобы увидеть общую картину, имеет первостепенное значение для определения того, какие действия следует предпринять.Легко оказаться в траве, поэтому найдите время, чтобы оценить, какие задачи и проекты действительно важны, а какие менее важны. Обучайте своих сотрудников тому, как смотреть на перспективу, переосмысливать проблемы и выбирать, на какие запросы они могут отказаться, а от каких действий можно отложить. Помогая им развить этот навык и давая им свободу делать это, они получают больше контроля, отсутствие которого является серьезной причиной выгорания.

Поддержите их в борьбе. Большинство решений для выгорания не подходят для всех.Хорошее знание своих сотрудников поможет вам работать вместе, чтобы найти способы снять с них давление. Будь креативным. Может быть, вы сможете устранить конкретный источник стресса, избавиться от конкурирующих требований, предложить предложения, как справиться с давлением, или просто посмеяться над проблемой, которая также вас беспокоит. В случаях, когда вы не можете действовать, предложите эмоциональную поддержку в виде сочувствия и глубокого слушания. Примечательно, что здесь требуется настоящая эмоциональная поддержка. Хорошие пожелания вроде «хороших выходных» и «отдыха» после того, как вы дали им больше работы, никуда не годятся — кажущаяся недостоверность добрых пожеланий может на самом деле усилить чувство выгорания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *