Enterococcus faecalis что это у женщин: Enterococcus faecalis ( )

Содержание

enterococcus в моче у женщин

enterococcus в моче у женщин


01/01/2022 12:33:22 Автор: Кристина

Ключевые теги: возможно ли недержание и мочи после микроинсульта, заказать enterococcus в моче у женщин, как вывести мочу у женщины.


Разделы:

  • Принцип действия
  • Состав
  • Эффект от применения
  • Мнение специалиста
  • Как применять
  • Как купить?
  • Отзывы
дифорол лекарство инструкция и цена аналоги, прокладки при недержании мочи, почему слизь в моче у женщин, почему моча оранжевая у женщин, мочевое недержание мочи

Описание

Она рассказывает, что стала очень часто ходить в туалет. Сначала подумала, что пьёт слишком много чая на ночь. Попыталась исключить видимую причину, но это не помогло. Через пару дней присоединились боли при мочеиспускании. Пришлось идти в поликлинику, где доктор посоветовал Дифорол от цистита.

После первого приёма боли стали не такие выраженные, через три дня они совсем пропали, а через месяц от проблемы не осталось и следа. Всем рекомендует на основании собственного опыта. Я до сих пор не знаю, почему столкнулся с непроизвольным мочеиспусканием. Страдал от этого больше года и уже не знал, что делать. Перестал даже в люди выходить, так как боялся опозориться. Знакомый врач порекомендовал купить Дифорол. Я его использовал около месяца, за это время смог достичь положительных результатов. Теперь я могу обходиться без туалета больше 5 часов.


Официальный сайт enterococcus в моче у женщин

Состав

Узнать более подробно по теме:

Энтерококк фекальный (Enterococcus faecalis) — наиболее часто встречающаяся в организме бактерия рода энтерококков, представляющая нормальную микрофлору желудочно-кишечного тракта человека и некоторых млекопитающих. Обитает фекальный энтерококк в тонкой кишке, однако может обнаруживаться и в толстом кишечнике, губчатой части мочеиспускательного канала, в половых органах и изредка в ротовой полости.

Энтерококки – молочнокислые грамположительные бактерии, факультативные анаэробы (т.е. микроорганизмы, способные осуществлять процесс жизнедеятельности как при ничтожно малом количестве кислорода, так и при значительном его присутствии). Энтерококк фекальный или энтерококк фекалис (лат. Enterococcus faecalis) — вид энтерококков, входящий в состав нормальной микрофлоры пищеварительного тракта человека, а также некоторых млекопитающих. Фекальные энтерококки — самые часто встречающиеся в организме человека и домашней птицы энтероккоки. Фекальные энтерококки также колонизируют кишечник крупного рогатого скота, свиней, собак, лошадей, овец и коз. Фекальный энтерококк может являться возбудителем различных инфекций: мочевыводящих путей, интраабдоминальных, органов малого таза, раневых, эндокардита. Энтерококки, входящие в состав нормальной микрофлоры пищеварительного тракта человека, играют важную роль в обеспечении колонизационной резистентности слизистых. В то же время они являются представителями группы условно-патогенных бактерий, способных вызывать аутоинфекцию, а при накоплении в окружающей среде – приводить к экзогенному инфицированию.
В последние годы изучение энтерококков как биологических объектов и оценка их роли в физиологии и патологии человека чаще всего рассматриваются сквозь призму участия энтерококков в возникновении инфекционных заболеваний, количество которых постоянно. Бактериологический анализ мочи в целом занимает 7-10 дней. Полученный результат будет содержать описание величины, формы, прозрачности, оттенка, структуры поверхности, роста колонии в высоту. Методика определения чувствительности возбудителей к антибиотикам. Для определения чувствительности микроорганизмов к антибиотикам (антибиотикограмма) анализ урины на посев проводится по следующему алгоритму: Деление чаши Петри на несколько секторов и помещение в каждый из них полоски с антибиотиком. Маркировка цветом каждого участка и засев выделенной культурой. Помещение чаши в термостат с температурой Наличие лейкоцитов в моче является обязательным признаком цистита. О лейкоцитурии принято говорить, если в осадке мочи содержится 6 и более лейкоцитов в поле зрения микроскопа.
Исследование нецентрифугированной мочи из средней порции с помощью простого гематоцитометра обладает высокой чувствительностью и позволяет выявить лейкоцитурию у больных с нормальными показателями общего анализа мочи, обнаружить инфекцию или колонизацию. Нарушения мочеиспускания у женщин и мужчин увеличивают риск возникновения ИМП. Мочеиспускание не следует подавлять произвольно: это ослабляет естественные защитные механизмы мочевого пузыря. Причиной обнаружения enterococcus faecalis в мазке у женщин может стать недостаточное соблюдение интимной гигиены. Кроме того, такое может случаться, если женщина практикует вагинальный секс после анального. Это способствует занесению энтерококков из кишечника в мочеполовые пути. Еnterococcus faecalis в мазке у мужчин может обнаруживаться при недостаточном уровне личной гигиены. А также игнорировании средств барьерной защиты во время анального секса. При поражении органов мочевыделения, нарушается процесс отделения мочи. Пациентку беспокоят постоянные позывы помочиться, снижается либидо.
Общее недомогание сопутствует воспалительному процессу: усталость, раздражительность, слабость. Энтерококки окрашиваются по Граму положительно, представляют собой кокки, факультативные анаэробы. Enterococcus spp. это часть нормальной микрофлоры слизистых оболочек ЖКТ и половых путей женщин. Некоторые особенности этого микроорганизма обеспечивают ему длительное выживание в условиях окружающей среды. Энтерококки способны активно приспосабливаться к различным неблагоприятным факторам, передаваться в условиях стационара от человека к человеку через руки, инструменты. В литературе описаны случаи, когда источником НКИ оказались мобильные телефоны, стетоскопы, термометры и прочие объекты нозоко. Анализы мочи. Цитологический анализ. Анализы на сахар: кровь, моча. Анализы на гормоны. Диагностика гинекологических заболеваний. Фемофлор у женщин (таблица). Показатели, дальнейшие действия. Наталья Емельянова, гинеколог-репродуктолог.

Эффект от применения

Средство следует употреблять курсами и строго по инструкции. Чаще всего травяной состав принимают в течение 4-6 недель. Если потребуется, специалист продолжит курс лечения на нужное время. Как правило, такая необходимость возникает при лечении хронических заболеваний. Перед употреблением средства нужно взболтать бутылочку для растворения естественного осадка. Производитель выпускает препарат в белой оригинальной упаковке с синей надписью Дифорол, которая расположена в верхней части. На коробке имеется уникальный код, подтверждающий качество продукции. Внутри находится темный флакон с белой крышкой объёмом 50 мл. Лекарственная форма – капли.

Мнение специалиста

От этой проблемы в аптеках можно найти следующие лекарства – Монурал, Канефрон, Минирин. Также часто в терапии этих недугов применяют антибиотики, которые вызывают дисбиоз кишечника, привыкание, разрушение печени и почек.

Как применять

Дифорол работает поэтапно. Уже в первый день приёма исчезнет дискомфорт в нижней зоне живота, после одного посещения туалета наступит полное облегчение и опорожнение, исчезнут частые позывы.

Через 2 недели нет резкого желания посетить туалет, когда вы в состоянии стресса, замёрзли или пьёте много жидкости. Через 30 дней полностью исчезнут проблемы частого мочеиспускания, вы начнете жить жизнью обычного здорового человека и навсегда забудете о недержании.

Как заказать?

Заполните форму для консультации и заказа enterococcus в моче у женщин. Оператор уточнит у вас все детали и мы отправим ваш заказ. Через 3-10 дней Вы получите Ваш заказ и оплатите её при получении.

enterococcus в моче у женщин. какое лекарство от недержания мочи. Отзывы, инструкция по применению, состав и свойства.

Недержание мочи — это, без преувеличения, самая обескураживающая урологическая проблема, с которой может столкнуться в своей жизни практически каждая женщина. Статистика по распространенности недержания мочи пугает — в развитых странах Европы и в США от 34 до 38% женщин страдают этим недугом. 8 Факторы риска развития недержания мочи у женщин. Стрессовое недержание мочи.

Для лечения этой формы недержания мочи применяются две группы лекарств. Первая, традиционно применяемая группа, в настоящее время включает четыре основных препарата: Толтеродин (Детрузитол), Солифенацин (Везикар), Оксибутинин (Дриптан) и Троспия хлорид (Спазмекс). Недержание мочи, или мочевая инконтиненция (Urinary Incontinence) — это непроизвольное выделение мочи, которое негативно сказывается на качестве жизни. Неконтролируемый позыв на мочеиспускание и неприятный запах ведут к депрессии и самоизоляции от общества, а недостаточная информированность о болезни и современных способах её лечения приводит к хроническому течению. рецептурный лекарственный препарат. назначение: недержание мочи, учащенное мочеиспускание. действующее вещество: Солифенацин. возраст: от 18 лет. рецептурный лекарственный препарат. назначение: подавление лактации, лечение нарушений, связанных с гиперпролактинемией действующее вещество: Каберголин. возраст: от 18 лет. Как лечить недержание мочи у женщин: лекарственные препараты, операции, специальные упражнения и другие средства лечения недержания.
На сегодняшний день существуют весьма эффективные лекарственные препараты для лечения ГАМП-недержания. Это блокаторы мускариновых холинергических рецепторов. Такие препараты применяются до нескольких месяцев и в большинстве случаев дают положительный ­эффект. Кроме того, свою эффективность доказал агонист β3-адренорецепторов ­(мирабегрон). Полезный токсин. недержание мочи, неотложные позывы к мочеиспусканию и учащенное мочеиспускание, связанные с нестабильностью функции мочевого пузыря, возникшей либо в результате расстройств нейрогенного характера (гиперрефлексии детрузора) при таких заболеваниях как рассеянный склероз и spina bifida, либо вследствие идиопатических нарушений функции детрузора (моторное неотложное недержание мочи). Рекомендуется контроль состояния, особенно в первые несколько месяцев лечения после начала терапии или увеличения дозы. Лечение недержания мочи. Недержание мочи (инконтиненция) — это непроизвольное выделение мочи, являющееся не только медицинской, но и социальной проблемой (при наличии объективных проявлений неконтролируемого мочеиспускания) (ISC) (C.
P. Bates, W. Bradley et al., 1981; M. Gray, 2. #04/07 Ключевые слова / keywords: Уронефрология, Uronefrologiya. Стрессовое недержание мочи — наиболее часто встречающийся тип инконтиненции у женщин в репродуктивном периоде и в перименопаузе. По данным разных авторов, им страдают от 20 до 30% пациенток. Факторы риска развития стрессового недержания мочи весьма разнообразны. Фармацевтические препараты, применяемые по показанию недержание мочи. Солифенацин: Препараты для лечения частого мочеиспускания и недержания мочи, спазмолитическое средство. Таблетки, покрытые пленочной оболочкой. 25 июля 2019 г. Для лечения недержания мочи необходима комбинированная терапия холинолитиками и агонистами адренорецепторов. Однако необходим тщательный мониторинг ИМП. Однако в этом случае может обостриться недержание мочи и увеличиться риск ухудшения состояния верхних мочевых путей. Нейрогенную гиперактивность детрузора обычно лечат антимускариновыми препаратами, дисфункцию – альфа-блокаторами, а спастичность поперечно-полосатого сфинктера – миорелаксантами скелетных мышц. Недержание мочи у женщин. Нейрогенная дисфункция мочевого пузыря. Нефропатия. Эффективными являются таблетки для лечения недержания мочи. Они сегодня представлены в аптеках в огромном разнообразии, поэтому доктор может их подобрать в зависимости от причины, вида и стадии заболевания. Минирин. Для лечения детей и взрослых часто назначают Минирин. Это гормональный препарат с высоким быстродействием, при этом эффект сохраняется на протяжении 10 часов. Помимо таблеток для лечения недержания мочи у женщин могут использоваться свечи. Они считаются эффективными при атрофии мышц мочеполового тракта. Данная патология возникает, как правило, у женщин в пожилом возрасте в период менопаузы по причине изменения гормонального баланса.


Официальный сайт enterococcus в моче у женщин

Купить-enterococcus в моче у женщин можно в таких странах как:


Россия, Беларусь, Казахстан, Киргизия, Молдова, Узбекистан, Украина Армения



Я до сих пор не знаю, почему столкнулся с непроизвольным мочеиспусканием. Страдал от этого больше года и уже не знал, что делать. Перестал даже в люди выходить, так как боялся опозориться. Знакомый врач порекомендовал купить Дифорол. Я его использовал около месяца, за это время смог достичь положительных результатов. Теперь я могу обходиться без туалета больше 5 часов. Средство следует употреблять курсами и строго по инструкции. Чаще всего травяной состав принимают в течение 4-6 недель. Если потребуется, специалист продолжит курс лечения на нужное время. Как правило, такая необходимость возникает при лечении хронических заболеваний. Перед употреблением средства нужно взболтать бутылочку для растворения естественного осадка.


Отзывы покупателей:


Она рассказывает, что стала очень часто ходить в туалет. Сначала подумала, что пьёт слишком много чая на ночь. Попыталась исключить видимую причину, но это не помогло. Через пару дней присоединились боли при мочеиспускании. Пришлось идти в поликлинику, где доктор посоветовал Дифорол от цистита. После первого приёма боли стали не такие выраженные, через три дня они совсем пропали, а через месяц от проблемы не осталось и следа. Всем рекомендует на основании собственного опыта.

Варвара

Производитель выпускает лекарство в жидком виде, для удобного орального применения. Стандартный пузырек вмещает 50 мл, он сделан из темно-оранжевого стекла, для предотвращения попадания прямых солнечных лучей. На упаковке для флакона размещена информация на русском и английском языках. Одного флакона хватает примерно на 10 дней, узнать нужное количество пузырьков для курса, следует у своего врача.

Кристина

У меня долгое время были проблемы с мочеиспусканием (вечный зуд, жжение). Врачи не знали, что это такое. Анализы были в пределах нормы. Ни одно средство не помогло. Решил воспользоваться натуральным средством Дифорол. Заметный результат ждал после двух дней приема препарата.Все симптомы исчезли, я чувствую себя абсолютно нормально, у меня пропал страх перед противоположным полом и повысилась уверенность в себе! Спасибо производителем! Да и цена сейчас отличная!

Юлия

Особенности микробиоценоза урогенитального тракта женщин с ВПЧ-ассоциированными плоскоклеточными интраэпителиальными поражениями шейки матки

УДК: 618. 146-006.6-07-08

 

Н.А. Шмакова¹, Г.Н. Чистякова¹, И.В. Лаврентьева², И.Н. Кононова³, И.И. Ремизова¹

¹ ФГБУ «Уральский научно-исследовательский институт охраны материнства и младенчества», Екатеринбург, Российская Федерация;

² ФГБОУ ВО «Уральский государственный медицинский университет», Екатеринбург, Российская Федерация;

³ ООО Межрегиональный центр дополнительного профессионального образования, Екатеринбург, Российская Федерация

 

Резюме. Цель.Выявить особенности микробиоценоза цервикального канала с видовой идентификацией лактобактерий у женщин с ВПЧ-ассоциированными плоскоклеточными интраэпителиальными поражениями шейки матки. Материалы и методы. Проведено обследование 80 пациенток репродуктивного возраста с ВПЧ-ассоциированными плоскоклеточными интраэпителиальными поражениями шейки матки (SIL), не получавших на момент обследования местные и системные антибактериальные препараты. По результатам морфогистологического исследования биоптатов шейки матки данная когорта больных была разделена на две группы. В 1-ю группу включены 40 пациенток с СINII и СINIII, что соответствует плоскоклеточным интраэпителиальным поражениям высокой степени (НSIL), 2-ю – 40 пациенток с СINI, что соответствует плоскоклеточным интраэпителиальным поражениям низкой степени (LSIL). Группу сравнения (3-ю) составили 30 клинически здоровых женщин. Всем пациенткам было выполнено цитологическое исследование «жидкостным методом» по технологии BD SurePath, генотипирование вируса папилломы человека методом полимеразной цепной реакции (6, 11, 16, 18, 31, 33, 35, 39, 45, 51, 52, 56, 58, 59), культуральное исследования микробиоценоза цервикального канала (методом MALDI — TOF масс-спектрометрия, в анализаторе VITEKMS), расширенная кольпоскопия. Заключение. Установлено, что у всех женщин с ВПЧ-ассоциированными плоскоклеточными интраэпителиальными поражениями шейки матки микрофлора цервикального канала характеризуется наличием Gardnerella vaginalis, а также снижением частоты обнаружения и количества лактобацилл, с присутствием факультативного анаэроба Lactobacillusiners. В структуре условно-патогенной микрофлоры продемонстрировано преобладание Enterococcusfaecalis иEscherichia сoli при НSIL, в то время как для LSIL — представителей группы энтерококков.

 

Ключевые слова:интраэпителиальная неоплазия шейки матки, папилломавирусная инфекция, дисбиоз

 

Конфликт интересов отсутствует.

Контактная информация автора, ответственного за переписку:

Шмакова Надежда Александровна

[email protected]

Дата поступления 25.09.2020 г.

Образец цитирования:

Шмакова Н.А., Чистякова Г.Н, Лаврентьева И.В., Кононова И.Н., Ремизова И.И. Микробиоценоз урогенитального тракта женщин с ВПЧ-ассоциированными плоскоклеточными интраэпителиальными поражениями шейки матки. http://vestnikural.ru/article/1140 [Электронный ресурс] Вестник уральской медицинской академической науки. 2020, Том 17, №3, с. 221–232, DOI: 10.22138/2500-0918-2020-17-3-221-232

 

В течение уже не одного десятилетия плоскоклеточные интраэпителиальные поражения шейки матки являются довольно распространенной патологией, занимая до 38,8% в структуре гинекологических заболеваний [1, 2, 3], при этом согласно официальным данным частота плоскоклеточных интраэпителиальных поражений низкой степени колеблется в пределах 1,5-7,7%, высокой — 0,4-1,5% в зависимости от популяции [3, 4, 5].

 Неоспоримым является факт высокого риска прогрессирования SIL с развитием рака шейки матки (РШМ), заболеваемость которым в Российской Федерации по состоянию на 2018г. составляет 124 случая на 100 тыс. женщин в структуре онкопатологии. При этом среднегодовой темп прироста за последнее десятилетие — 2,06%, в то время как показатели смертности — 8,13 на 100 тыс. женщин в год, с регистрацией максимальных показателей в возрасте 15-39 лет [6]. Таким образом, в настоящее время пик заболеваемости не только SIL, но и РШМ приходится на репродуктивный возраст, демонстрируя тенденцию к «омоложению».

Накопленные данные позволяют утверждать, что основная роль в развитие SIL и далее их онкотрансформации, принадлежит вирусу папилломы человека (ВПЧ) [7, 8, 9]. При этом показатели мировой статистики свидетельствуют, что 9% всех новых случаев РШМ у женщин связаны именно с ВПЧ-инфекцией [10, 11].

Следует учитывать, что онкогенный потенциал ВПЧ реализуется лишь при наличии определенных условий в организме. При этом в роли конфаундинга могут выступать как соматические, так и иммунологические предикторы, способствующие изменению клеточной структуры цервикального эпителия [12].

 Однако, в литературе имеются данные, что кроме ВПЧ в развитие предрака и рака шейки матки лежат гиперпластические процессы в цервикальном эпителии, торможение или снижение активности процессов апоптоза, эпигенетические мутации и дисбаланс метаболитов эстрогенов [13, 14].

В этой связи немаловажными являются данные литературы, свидетельствующие о тесной связи хронического воспаления шейки матки, вне зависимости от вирусной или бактериальной природы, с развитием и онкотрансформацией SIL [15, 16, 17, 18]. В результате этого возникает локальная тканевая гипоксия, приводящая к формированию оксидативного стресса, вызывая тем самым запуск эпигенетических мутаций [19]. Что в конечном итоге, провоцирует пролиферативные процессы в цервикальном эпителии с высоким риском исхода в неопластический и безусловно определяет целесообразность оценить состав микрофлоры цервикального канала при ВПЧ-ассоциированных цервикальных интраэпителиальных неоплазиях.

Однако, несмотря на достаточно широкие знания в понимании нюансов механизма развития данного процесса, наблюдается недостаточная эффективность применяемой терапии, что приводит к прогрессированию или рецидивированию плоскоклеточных интраэпителиальных поражений шейки матки после лечения [13, 20].

 Таким образом, понимая эпидемиологическую обстановку, высокий риск онкотрансформации интраэпителиальных поражений шейки матки, нельзя не принять во внимание и другие факторы, участвующие в формировании данной патологии, что в свою очередь и актуализирует изучение особенностей микробиоценоза урогенитального тракта.

 

Цель исследования

Выявить особенности микробиоценоза цервикального канала с видовой идентификацией лактобактерий у женщин с ВПЧ-ассоциированными плоскоклеточными интраэпителиальными поражениями шейки матки.

 

Материал и методы

Выполнено обследование 80 пациенток с ВПЧ-ассоциированными плоскоклеточными интраэпителиальными поражениями шейки матки, которые в зависимости от степени неопластического процесса были разделены на две группы. В 1 группу включены 40 пациенток с СINII и СINIII, что соответствует плоскоклеточным интраэпителиальным поражениям высокой степени (НSIL), во 2 группу — 40 пациенток с СINI, что соответствует плоскоклеточным интраэпителиальным поражениям низкой степени (LSIL). Группу сравнения (3-ю) составили 30 условно здоровых женщин. Средний возраст пациенток в 1-й, 2-й и 3-й группах был сопоставим –30,3±0,97, 28,7±0,87 и в 3-й 29,3±1,16 лет, соответственно (р>0,05 во всех случаях). Критериями включения в исследование являлись: наличие ВПЧ-ассоциированных плоскоклеточных интраэпителиальных поражений шейки матки, репродуктивный возраст женщин (18-45лет), отсутствие применения местных и системных антибактериальных препаратов в течение 1 месяца до исследования, письменное информированное согласие пациенток на участие в исследовании.

Всем пациенткам было выполнено цитологическое исследование «жидкостным методом» по технологии BD SurePath, генотипирование вируса папилломы человека методом полимеразной цепной реакции (6, 11, 16, 18, 31, 33, 35, 39, 45, 51, 52, 56, 58, 59), микробиологическое (культуральное) исследование микробиоценоза цервикального канала на аэробные и факультативно-анаэробные микроорганизмы с определением чувствительности к расширенному спектру антибиотиков и бактериофагам, а также оценкой видового состава лактобацилл (методом MALDI — TOF масс-спектрометрия, в анализаторе VITEKMS), расширенная кольпоскопия. Забор материала производился из цервикального канала зондом-тампоном с помещением в eSwab-контейнер, с общим временем хранения и транспортировки до лаборатории не более 24 часов. Результат выражался в КОЕ /образец.

Полученные в результате исследования данные обработаны с использованием таблицы Microsoft Excel 2010 и стандартных пакетов программ (SPSS 23.0, STATISTICAforWindows 10). Анализ статистической значимости различий качественных и количественных признаков проведен с помощью критерия χ2 Пирсона с поправкой Йейтса. Статистически значимыми принимались различия при р≤0,05. Для оценки взаимосвязи между показателями определялся коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Учитывали корреляционные отношения признаков, соответствующие только средней (0,7≥r≥0,5) и высокой (r≥0,7) степеням связи при уровне достоверности p≤0,05 — 0,00.

 

Результаты и обсуждение

При проведении расширенной кольпоскопии, анализ типа зоны трансформации у обследованных пациенток выявил ряд особенностей. Значительно реже ЗТ 1 типа наблюдалась у пациенток HSIL (67,5%, 27 женщин) по сравнению с аналогичным показателем при LSIL (87,5%, 35 женщин). Выявленные показатели свидетельствовали о глубоком поражении шейки матки при незначительных видимых изменениях или практически неизмененном экзоцервиксе, что подтверждает его вспомогательное значение.

При оценке распространенности типов ВПЧ-инфекции у пациенток с SIL, вошедших в исследование, выявлено превалирование 16 генотипа. На втором месте обнаруживался 33 тип, что не противоречит общеизвестным данным. Более чем у 10% больных выявлялись генотипы вируса папилломы человека: 18, 31, 39, 45, 52. Частота обнаружения других типов была менее 10% (35, 51, 56, 58, 59 типы).

При проведении микробиологического исследования в структуре микробиоценоза цервикального канала при SIL преобладали условно-патогенные микроорганизмы в 82,5% и 80,0% в 1-й и 2-й группах, в сравнении с 10% женщин 3-й группы (χ²=33,2 при р=0,001, χ²=30,9 при р=0,001 соответственно). Практически у половины пациенток наличие условно-патогенной микрофлоры (УПМ) сочеталось с лактобактериями у 17 (42,5%) при HSIL и 20 (50%) при LSIL. Однако полное отсутствие каких-либо микроорганизмов диагностировано в 1-й группе у 7 (17,5%) и 2-й у 8 (20%) женщин.

Структура условно-патогенной микрофлоры была представлена следующим спектром микроорганизмов — Enterococcus faecalis, Escherichia coli, Streptococcus agalactiae, Klebsiella pneumoniae, Streptococcus epidermidis, Candida albicans (рис. 1).

Рис. 1. Частота встречаемости условно-патогенных представителей микробиоценоза цервикального канала у обследованных пациенток

Fig. 1. Frequency of occurrence of opportunistic representatives of microbiocenosis of the cervical canal in the examined patients

 

Характеристика условно-патогенных бактерий по частоте их встречаемости демонстрировала преобладаниеEnterococcus faecalis, как при плоскоклеточных интраэпителиальных поражениях высокой 24 (60%) (4,9±0,16 lg КОЕ/образец), так и низкой степени 15 (37,5%) (4,7±0,15 lg КОЕ/образец), статистически значимо относительно группы сравнения (χ²=21,6 при р=0,001, χ²=9,5 при р=0,003 соответственно). Escherichia сoli (4,9±0,16 lg КОЕ/образец) определялась у 12 (30%) пациенток с HSIL, что являлось значимым относительно здоровых женщин, где данный микроорганизм отсутствовал (χ²=8,9 при р=0,003). У контингента больных с плоскоклеточными интраэпителиальными поражениями низкой степени данный представитель УПМ обнаруживался у каждой седьмой женщины 6 (15,0%), однако достоверных различий, как с группой сравнения (р=0,074), так и относительно HSIL (р=0,18) не выявлено.Streptococcus agalactiae регистрировался у 7 (17,5%) пациентокLSIL (3,4±0,36 lg КОЕ/образец) и 3 (7,5%) женщин с HSIL (2,3±0,15 lg КОЕ/образец), (р=0,14 при LSIL и р=0,82 при HSIL).Вариант ассоциации роста Enterococcus faecalis и Escherichia сoli отмечался при плоскоклеточных интраэпителиальных поражениях высокой степени у 11 (27,5%) и низкой степени у 5 (12,5%) больных (р1-2>0,05). Klebsiella pneumonia (3,7±0,34 lg КОЕ/образец), присутствовала только у пациенток с LSIL3 (7,5%), а Streptococcus epidermidis у одной (3,3%) женщины из группы сравнения.

Обнаружение дрожжеподобных грибов рода Candida albicans отмечалось только у больных с плоскоклеточными интраэпителиальными поражениями вне зависимости от степени: в 1-й группе – 4,5±0,22 lg КОЕ/образец и 2-й – 4,6±0,24 lg КОЕ/образец, c частотой определения 15% и 12,5% случаев, против 0% в группе сравнения.

В составе цервикальной микрофлоры, у 37 пациенток с плоскоклеточными интраэпителиальными поражениями и у всех из группы сравнения присутствовали лактобациллы. Колонизация лактобактериями составила в 1-й группе 2,9±0,08 lg КОЕ/образец, 2-й — 3,1±0,17 lg КОЕ/образец и 3-й — 6,3±0,09 lg КОЕ/образец, имея достоверные различий между собой (р1-3, 2-3=0,00).Видовой состав лактобацилл был представлен: Lactobacillus acidophilus, Lactobacillus crispatus, Lactobacillus gasseri, Lactobacillus nsenii, Lactobacillus iners(рис. 2). Установлено, что у пациенток с SIL, вне зависимости от степени, факультативный анаэроб Lactobacillusiners регистрировался у 13 (27,5%) при HSIL и у 12 (30%) при LSIL, что являлось значимым относительно группы сравнения (χ²=9,9 при р=0,002, χ²=8,9 при р=0,003 соответственно), с ростом 6,1±0,09 lg КОЕ/образец и 5,1±0,24 lg КОЕ/образец соответственно. Частота встречаемости Gardnerella vaginalisв концентрации ≥104 КОЕ/образец не отличались от Liners. Определена сильная положительная корреляционная связь между данными микроорганизмами (r=+0,84 при р=0,001). Пероксидпродуцирующие лактобациллы также присутствовали у исследуемого контингента больных, однако достоверно реже (10% и 20% в 1-й и 2-йгруппах, р1-3, 2-3=0,001) и степень выраженности их колонизации была заметно ниже (10²-10³ КОЕ/образец) относительно группы сравнения (≥10⁶ КОЕ/образец). Lactobacillus crispatus встречалась во всех группах, с преобладанием роста в группе сравнения (1-й — 2,3±0,33 lg КОЕ/образец, 2-й — 2,5±0,5 lg КОЕ/образец, 3-й — 6±0 lg КОЕ/образец, р1-3, 2-3<0,0001), в то время как Lactobacillus nsenii(6,1±0,09 lg КОЕ/образец) и Lactobacillus acidophilus (5,3±0,32 lg КОЕ/образец) только у здоровых женщин.Полученные данные были значимыми относительно группы сравнения, где Lactobacillusiners не диагностирована и рост пероксидродуцирующих лактобактерий отмечался в пределах нормативных показателей (≥106 КОЕ/образец).

Рис. 2. Оценка видового состава лактобацилл

Fig. 2. Assessment of the species composition of lactobacilli

 

Таким образом, установлено, что у всех женщин с плоскоклеточными интраэпителиальными поражениями шейки матки наблюдались дисбиотические сдвиги цервикальной микрофлоры, характеризующиеся преобладанием роста условно-патогенных микроорганизмов вне зависимости от их количественного содержания, что подтверждает имеющиеся мнения о прогрессировании цервикального неопластического процесса на фоне нарушений цервико-вагинального микробиоценоза [17, 24].

В структуре условно-патогенной микрофлоры продемонстрировано преобладание Enterococcus faecalis иEscherichia сoli при НSIL, в том время как для LSIL статистически значимым был рост только представителя группы энтерококков. Полученные результаты подтверждают связь хронического воспаления шейки матки, вне зависимости от вирусной или бактериальной природы, с развитием и онкотрансформацией SIL [15, 16, 17, 18].  Однако статистика по анализу УПМ данной локализации на сегодняшний день пока широко не представлена.

Более 10 лет в мире проводятся исследования, целью которых является поиск параллелей между ВПЧ-ассоциированными плоскоклеточными интраэпителиальными поражениями шейки матки и нарушениями микробиоценоза урогенитального тракта. К настоящему времени, по результатам многочисленных мета-анализов, выявлена достаточно четкая связь с анаэробным дисбиозом, ассоциированным с Gardnerella vaginalis. При этом был доказан риск не только инфицирования, но и персистенции ПВИ и развитием SIL [22, 23].

Особый интерес представляют результаты нашего исследования относительно видового состава лактобактерий. Кроме снижения частоты обнаружения и количества лактобацилл, выявлено статистически значимое присутствие Lactobacillusiners.Являясь факультативно анаэробной палочковидной бактерией, она проявляет агрессивные свойства, нетипичные для нормальной микрофлоры, разрушая клетки цервикального эпителия, что в свою очередь нарушает активацию Toll-подобных рецепторов (TLR) на их поверхности. При этом, известно, что одна из функций лактофлоры — активация рецепторов TLR-1, 2, 6, 7, 8 эпителиальных клеток, распознающих как вирусы, так и бактерии для выработки провоспалительных цитокинов, контролирующих размножение нежелательной микрофлоры [11].

 

Выводы

  1. В структуре условно-патогенной микрофлоры цервикального канала у женщин с ВПЧ-ассоциированными плоскоклеточными интраэпителиальными поражениями шейки матки преобладают Enterococcus faecalis иEscherichia сoli.

  2. Отличительной особенностью микробиоценоза женщин с ВПЧ-ассоциированными плоскоклеточными интраэпителиальными поражениями шейки матки является снижение частоты обнаружения и количества лактобацилл с присутствием факультативного анаэроба Lactobacillusiners.

  3. Таким образом, выявленные нарушениями цервикального микробиоценоза, определяют необходимость дальнейшего более детального изучения данного вопроса, включая идентификацию видового состава лактобактерий у пациенток с SIL.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1.      Аксель Е. М. Заболеваемость и смертность от злокачественных новообразований органов женской репродуктивной системы в России. Онкогинекология. 2015; 1: 6 – 15.

  2.      Давыдов М. И., Максимович Д.И., Заридзе Д.Г. Динамика заболеваемости и смертности от злокачественных новообразований в России. Вестник РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН. 2015; 26: 1–5.

  3.       Benard V.B, Castle P.E, Jenison SA. For the New Mexico HPV Pap Registry Steering Committee Population-Based Incidence Rates of Cervical Intraepithelial Neoplasia in the Human Papillomavirus Vaccine Era. JAMA Oncol. 2017; 3(6): 833-837.

  4.      Злокачественные новообразования в России в 2018 году (заболеваемость и смертность). / А.Д. Каприн, В.В. Старинский, Г.В. Петрова, ред.М.: МНИОИ им. П.А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России; 2019.

  5.      Gravitt, P.E., Winer R.L. Natural History of HPV Infection across the Lifespan: Role of Viral Latency. Viruses. 2017; 9(267): 2-10.

  6.      Bird Y., Obidiya O., Mahmood R. [et al.] Human Papillomavirus Vaccination Uptake in Canada: A Systematic Review and Meta-analysis. International J Preventive Medicine. 2017; 14(8): 71.

  7.      Vargas – Hernández V. M., Vargas – Aguilar V. M, J. M. Tovar — Rodríguez J. M., Vargas – Hernández V. M. Primary cervical cancer screening. Cir Cir. 2015; 83(5): 448 — 453.

  8.  Состояние онкологической помощи населению России в 2016 году. / А.Д. Каприн, В.В. Старинский, Г.В. Петрова, ред. – М.: МНИОИ им. П.А. Герцена – филиал ФГБУ НМИЦР; 2017.

  9.  Тихомиров А.Л., Сарсания С.И., Филатова Г.А. Вирус папилломы человека: от понимания иммунопатогенеза к рациональной тактике ведения. Гинекология. 2018. 20(3): 5–11.

  10.  Радзинский В.Е., Ордиянц И.М., Бебнева Т.Н. Борьба с ВПЧ: многие границы единой задачи. – М.: Редакция журнала StatusPraesens;2018.

  11.  Ашрафян Л. А., Киселёв В. И., Алешикова О. И. , Пономарева Ю. В. [и др.] Результаты консервативной терапии пациенток с цервикальной интраэпителиальной неоплазией I-II степени (CIN I-II). Акушерство и гинекология. 2015; 12.

  12.  Белокриницкая Т.Е., Фролова Н.И., Тарбаева Д.А. [и др.] Ассоциации генитальных инфекций и вируса папилломы человека как конфаундинг-факторы цервикальной интраэпителиальной неоплазии. ДокторРу. 2015; 2(12): 14–17.
  13.  Краснопольский В.И., Зароченцева Н.В, Микаелян А.В [и др.] Роль папилломавирусной инфекции в патологии беременности и исходе для новорожденного (современные представления). Российский вестник акушера-гинеколога. 2016; 16(2): 30 – 36.

  14.  Пестрикова Т.Ю., Панфилова Ю.О. Чувствительность патогенной микрофлоры цервикального канала к антибактериальным препаратам у пациенток с хроническим цервицитом и ВПЧ. Гинекология. 2015; 7(1): 18 – 21.

  15.  Reid G., Hons B.S. Modulating the Vaginal Microbiome: The Need for a Bridge between Science and Practice. Semin Reprod Med. 2014; 32(1): 28–34.

  16.  Караулов А.В., Афанасьев С.С., Алёшкин В.А. Роль микробиоценозов и врожденного иммунитета в мукозальных защитных реакциях и развитии воспаления. Физиология и патология иммунной системы. Иммунофармакогеномика. Российский иммунологический журнал. 2013; 17(4): 3-10.

  17.  Шейка матки, влагалище, вульва. Физиология, патология, кольпоскопия, эстетическая коррекция: руководство для практикующих врачей. / С.И. Роговская, Е.В. Липова, ред. М.: изд-во журнала StatusPraesens; 2014.

  18.  Руководство по амбулаторно-поликлинической помощи в акушерстве и гинекологии. / В.Е. Радзинский, ред. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2016.

  19.  Буданов П.В., Чурганова А.А, Бахтияров К.Р. Папилломавирусная инфекция: эффективность лечения инозином пранобексом. Гинекология. 2015; 17(6): 56–59.

  20.  Рецидивы бак. вагиноза и лактофлора: от актуальной неоднозначности к практическим решениям. / В.Е. Радзинский, ред. М.: StatusPraesens; 2013.

  21.  Kawai T. , Akira S. Toll-like receptors and their crosstalk with otherinnate receptors in infection and immunity. Immunity. 2011; 34:637–50.

 

Авторы

Шмакова Надежда Александровна

ФГБУ «НИИ ОММ» Минздрава России

Аспирант, врач акушер-гинеколог первой категории

Российская Федерация, 620028, г. Екатеринбург, ул. Репина,1

[email protected]

 

Чистякова Гузель Нуховна

ФГБУ «НИИ ОММ» Минздрава России РФ

Доктор медицинских наук, профессор, руководитель отделения иммунологии, микробиологии, патоморфологии и цитодиагностики

Российская Федерация, 620028, г. Екатеринбург, ул. Репина,1

[email protected]

 

Лаврентьева Инна Вадимовна

ФГБОУ ВО «Уральский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации

Кандидат медицинских наук, доцент, кафедра акушерства и гинекологии ФПК и ПП и педиатрического факультета

Российская Федерация, 620028, г. Екатеринбург, ул. Репина,3

[email protected]

 

Кононова Ирина Николаевна

ООО «Межрегиональный центр дополнительного профессионального образования»

Доктор медицинских наук, заместитель директора

Российская Федерация, 620075, г. Екатеринбург, ул. Ленина, 52 / 3А

[email protected]

 

Ремизова Ирина Ивановна

ФГБУ «НИИ ОММ» Минздрава России РФ

Кандидат биологических наук, старший научный сотрудник отделения иммунологии, микробиологии, патоморфологии и цитодиагностики

Российская Федерация, 620028, г. Екатеринбург, ул. Репина,1

[email protected]

 

N.A. Shmakova 1, G.N. Chistjakova 1I.V. Lavrent’eva 2I.N. Kononova 3I.I. Remizova 1

 

PECULIARITIES OF MICROBIOCENOSIS OF THE UROGENITAL TRACT OF WOMEN WITH HPV-ASSOCIATED SQUAT CELLULAR INTRAEPITELIAL LESIONS OF THE Uterine Cervix

 

FGBU «Ural research Institute for maternal and infant health», Yekaterinburg, Russian Federation;

2 «Ural State Medical University», Yekaterinburg, Russian Federation;

3 LLC interregional center of additional professional education, Yekaterinburg, Russian Federation

 

Abstract. Objective: To reveal the features of the microbiocenosis of the cervical canal with the species identification of lactobacilli in women with HPV-associated squamous intraepithelial lesions of the cervixMaterials and methods: A survey of 80 patients of reproductive age with HPV-associated squamous intraepithelial lesions of the cervix (SIL), who had not received local and systemic antibacterial drugs at the time of the examination, was carried out. According to the results of morphohistological examination of cervical biopsies, this cohort of patients was divided into two groups. Group 1 included 40 patients with CIN II and CIN III, which corresponds to Нigh-grade squamous intraepithelial lesions (HSIL), group 2 — 40 patients with CIN I, which corresponds to Low-grade squamous intraepithelial lesions (LSIL). The comparison group (3rd) consisted of 30 clinically healthy women. All patients underwent a cytological study by the «liquid method» BD SurePath technology, genotyping of the human papillomavirus by the polymerase chain reaction method (6, 11, 16, 18, 31, 33, 35, 39, 45, 51, 52, 56, 58, 59), cultural studies of the microbiocenosis of the cervical canal (by the MALDI method — TOF mass spectrometry, in the VITEKMS analyzer), extended colposcopy. Conclusion.It was found that in all women with HPV-associated squamous intraepithelial lesions of the cervix, the microflora of the cervical canal is characterized by the presence of Gardnerella vaginalis, as well as a decrease in the detection rate and number of lactobacilli, with the presence of the facultative anaerobe Lactobacillus iners. In the structure of opportunistic microflora, the predominance of Enterococcus faecalis and Escherichia coli was demonstrated in HSIL, while for LSIL, representatives of the enterococcus group.

 

Keywords: intraepithelial neoplasia of the cervix, papillomavirus infection, dysbiosis

 

There is no conflict of interest.

Contact details of the corresponding author:

Shmakova Nadezhda Aleksandrovna

[email protected]

Received 25.09.2020

For citation:

Vestn. Ural. Med. Akad. Nauki. = Journal of Ural Medical Academic Science. 2020, Vol. 17, no. 3, pp. __–__. DOI: 10.22138/2500-0918-2020-17-3-__-__ (In Russ)

 

For more than one decade, squamous intraepithelial lesions of the cervix have been a fairly common pathology, occupying up to 38.8% in the structure of gynecological diseases [1, 2, 3], while according to official data, the frequency of squamous intraepithelial lesions of a low degree ranges from 1, 5-7.7%, high — 0.4-1.5%, depending on the population [3, 4, 5].

The undeniable fact is the high risk of SIL progression with the development of cervical cancer (CC), the incidence of which in the Russian Federation as of 2018. is 124 cases per 100 thousand women in the structure of oncopathology. At the same time, the average annual growth rate over the last decade is 2.06%, while the mortality rate is 8.13 per 100 thousand women per year, with the maximum rates recorded at the age of 15-39 years [6]. Thus, at present, the peak incidence of not only SIL, but also cervical cancer occurs at reproductive age, showing a tendency towards “rejuvenation”.

The accumulated data suggest that the main role in the development of SIL and further their oncotransformation belongs to the human papillomavirus (HPV) [7,8,9]. At the same time, world statistics show that 9% of all new cases of cervical cancer in women are associated with HPV infection [10, 11].

It should be borne in mind that the oncogenic potential of HPV is realized only in the presence of certain conditions in the body. In this case, both somatic and immunological predictors that contribute to changes in the cellular structure of the cervical epithelium can act as confounding [12].

However, there is evidence in the literature that, in addition to HPV, the development of precancer and cervical cancer is associated with hyperplastic processes in the cervical epithelium, inhibition or decreased activity of apoptosis processes, epigenetic mutations and imbalance of estrogen metabolites [13, 14].

 In this regard, literature data are important, indicating a close relationship between chronic inflammation of the cervix, regardless of viral or bacterial nature, with the development and oncotransformation of SIL [15, 16, 17, 18].  As a result, local tissue hypoxia occurs, leading to the formation of oxidative stress, thereby triggering the triggering of epigenetic mutations [19]. Ultimately, this provokes proliferative processes in the cervical epithelium with a high risk of outcome in the neoplastic and certainly determines the feasibility of assessing the composition of the microflora of the cervical canal in HPV-associated cervical intraepithelial neoplasias.

 However, despite the fairly broad knowledge in understanding the nuances of the mechanism of development of this process, there is insufficient effectiveness of the therapy used, which leads to the progression or recurrence of squamous intraepithelial lesions of the cervix after treatment [13, 20].

Thus, understanding the epidemiological situation, the high risk of oncotransformation of intraepithelial lesions of the cervix, one cannot but take into account other factors involved in the formation of this pathology, which in turn actualizes the study of the features of the microbiocenosis of the urogenital tract.

 

Purpose of the study

To reveal the peculiarities of the microbiocenosis of the cervical canal with the species identification of lactobacilli in women with HPV-associated squamous intraepithelial lesions of the cervix.

 

Material and methods

A survey of 80 patients with HPV-associated squamous intraepithelial lesions of the cervix was performed, which, depending on the degree of the neoplastic process, were divided into two groups. Group 1 included 40 patients with CIN II and CIN III, which corresponds to high-grade squamous intraepithelial lesions (HSIL), group 2 — 40 patients with CIN I, which corresponds to low-grade squamous intraepithelial lesions (LSIL). The comparison group (3rd) consisted of 30 conventionally healthy women. The average age of patients in the 1st, 2nd and 3rd groups was comparable — 30.3±0.97, 28.7±0.87 and in the third 29.3±1.16 years, respectively (p>0. 05 in all cases). The inclusion criteria for the study were: the presence of HPV-associated squamous cell intraepithelial lesions of the cervix, the reproductive age of women (18-45 years), the absence of the use of local and systemic antibacterial drugs within 1 month before the study, written informed consent of the patients to participate in the study.

 All patients underwent a cytological study by the «liquid method» using the BD SurePath technology, genotyping of the human papillomavirus by the polymerase chain reaction method (6, 11, 16, 18, 31, 33, 35, 39, 45, 51, 52, 56, 58, 59), microbiological (cultural) study of the microbiocenosis of the cervical canal for aerobic and facultative anaerobic microorganisms with the determination of sensitivity to an extended spectrum of antibiotics and bacteriophages, as well as an assessment of the species composition of lactobacilli (by the MALDI method — TOF mass spectrometry, in the VITEKMS analyzer), extended … The material was taken from the cervical canal with a swab probe and placed in an eSwab container, with a total storage and transportation time to the laboratory of no more than 24 hours. The result was expressed in CFU / sample.

 The data obtained as a result of the study were processed using a Microsoft Excel 2010 spreadsheet and standard software packages (SPSS 23.0, STATISTICA for Windows 10). The analysis of the statistical significance of differences in qualitative and quantitative features was carried out using the Pearson χ2 test with Yates’ correction. Differences were considered statistically significant at p≤0.05. To assess the relationship between the indicators, the Spearman’s rank correlation coefficient was determined. The correlation ratios of features were taken into account, corresponding only to the average (0.7≥r≥0.5) and high (r≥0.7) degrees of connection at a confidence level of p ≤ 0.05 — 0.00.

 

Results and discussion

During extended colposcopy, analysis of the type of transformation zone in the examined patients revealed a number of features. Significantly less often type 1 substitution therapy was observed in HSIL patients (67. 5%, 27 women) compared to the same indicator in LSIL (87.5%, 35 women). The revealed indicators indicated a deep lesion of the cervix with insignificant visible changes or practically unchanged exocervix, which confirms its auxiliary value.

When assessing the prevalence of types of HPV infection in patients with SIL included in the study, the prevalence of genotype 16 was revealed. In second place, 33 types were found, which does not contradict well-known data. More than 10% of patients had human papillomavirus genotypes: 18, 31, 39, 45, 52. The frequency of detection of other types was less than 10% (35, 51, 56, 58, 59 types).

When conducting a microbiological study in the structure of the microbiocenosis of the cervical canal with SIL, opportunistic microorganisms predominated in 82.5% and 80.0% in the 1st and 2nd groups, in comparison with 10% of women in the 3rd group (χ²=33, 2 at p=0.001, χ²=30.9 at p=0.001, respectively). In almost half of the patients, the presence of opportunistic microflora (UPM) was combined with lactobacilli in 17 (42. 5%) patients with HSIL and 20 (50%) with LSIL. However, the complete absence of any microorganisms was diagnosed in the 1st group in 7 (17.5%) and the 2nd in 8 (20%) women.

The structure of opportunistic microflora was represented by the following spectrum of microorganisms — Enterococcus faecalis, Escherichia coli, Streptococcus agalactiae, Klebsiella pneumoniae, Streptococcus epidermidis, Candida albicans (Fig. 1)

 

 

 

Fig. 1. Frequency of occurrence of opportunistic representatives of microbiocenosis of the cervical canal in the examined patients

 

The characteristic of opportunistic bacteria in terms of their frequency of occurrence demonstrated the predominance of Enterococcus faecalis, both in squamous intraepithelial lesions of high 24 (60%) (4.9±0.16 lg CFU / sample) and low degree 15 (37.5%) (4.7±0.15 lg CFU / sample), statistically significant relative to the comparison group (χ²=21.6 at p=0.001, χ²=9.5 at p=0.003, respectively). Escherichia coli (4.9±0.16 lg CFU / sample) was detected in 12 (30%) patients with HSIL, which was significant relative to healthy women, where this microorganism was absent (χ²=8.9 at p=0.003). In the contingent of patients with low-grade squamous intraepithelial lesions, this representative of the UPM was found in every seventh woman 6 (15.0%), however, there were significant differences both with the comparison group (p=0.074) and with respect to HSIL (p=0.18) not found. Streptococcus agalactiae was recorded in 7 (17.5%) LSIL patients (3.4±0.36 lg CFU / sample) and 3 (7.5%) women with HSIL (2.3±0.15 lg CFU / sample), (p=0.14 with LSIL and p=0.82 with HSIL). A variant of the association between the growth of Enterococcus faecalis and Escherichia coli was observed in high-grade squamous intraepithelial lesions in 11 (27.5%) and low-grade in 5 (12.5%) patients (p1-2>0.05). Klebsiella pneumonia (3.7±0.34 lg CFU / sample) was present only in patients with LSIL 3 (7. 5%), and Streptococcus epidermidis in one (3.3%) woman from the comparison group.

Detection of yeast-like fungi of the genus Candida albicans was noted only in patients with squamous intraepithelial lesions, regardless of the degree: in group 1 — 4.5±0.22 lg CFU / sample and in group 2 — 4.6±0.24 lg CFU / sample, with a detection frequency of 15% and 12.5% of cases, versus 0% in the comparison group.

As part of the cervical microflora, 37 patients with squamous intraepithelial lesions and all of the comparison group had lactobacilli. Colonization with lactobacilli was 2.9±0.08 lg CFU / sample in group 1, 3.1±0.17 lg CFU / sample in group 2, and 6.3±0.09 lg CFU / sample in group 3. sample, having significant differences between themselves (p1-3, 2-3=0.00). The species composition of lactobacilli was presented: Lactobacillus acidophilus, Lactobacillus crispatus, Lactobacillus gasseri, Lactobacillus jensenii, Lactobacillus iners (Fig. 2). It was found that in patients with SIL, regardless of the degree, facultative anaerobic Lactobacillus iners was recorded in 13 (27. 5%) with HSIL and 12 (30%) with LSIL, which was significant relative to the comparison group (χ2=9.9 at p=0.002, χ²=8.9 at p=0.003, respectively), with an increase of 6.1±0.09 lg CFU / sample and 5.1±0.24 lg CFU / sample, respectively. The incidence of Gardnerella vaginalis at a concentration of ≥104 CFU / sample did not differ from L. iners. A strong positive correlation was determined between these microorganisms (r=+0.84 at p=0.001). Peroxide-producing lactobacilli were also present in the studied contingent of patients, however, significantly less frequently (10% and 20% in groups 1 and 2, р1-3, 2-3=0.001) and the degree of their colonization was noticeably lower (102-103 CFU / sample) relative to the comparison group (≥106 CFU / sample). Lactobacillus crispatus was found in all groups, with a predominance of growth in the comparison group (1st — 2.3±0.33 lg CFU / sample, 2nd — 2.5±0.5 lg CFU / sample, 3rd — 6±0 lg CFU / sample, p1-3, 2-3 <0.0001), while Lactobacillus jеnsenii (6. 1±0.09 lg CFU / sample) and Lactobacillus acidophilus (5.3±0, 32 lg CFU / sample) only in healthy women. The data obtained were significant relative to the comparison group, where Lactobacillus iners was not diagnosed and the growth of peroxidizing lactobacilli was observed within the normative values (≥106 CFU / sample).

 

Fig. 2. Assessment of the species composition of lactobacilli

 

Thus, it was found that in all women with squamous intraepithelial lesions of the cervix, dysbiotic shifts in the cervical microflora were observed, characterized by the predominance of the growth of opportunistic microorganisms, regardless of their quantitative content, which confirms the existing opinions about the progression of the cervical neoplastic process against the background of violations of the cervico-vaginal microbiocenosis [17, 24].

In the structure of opportunistic microflora, the predominance of Enterococcus faecalis and Escherichia coli in HSIL was demonstrated, while for LSIL, the growth of only a representative of the enterococcus group was statistically significant. The results obtained confirm the relationship of chronic inflammation of the cervix, regardless of the viral or bacterial nature, with the development and oncotransformation of SIL [15, 16, 17, 18]. However, statistics on the analysis of the UPM of this localization are not yet widely presented.

 For more than 10 years, research has been carried out in the world, the purpose of which is to find parallels between HPV-associated squamous cell intraepithelial lesions of the cervix and disorders of the microbiocenosis of the urogenital tract. To date, according to the results of numerous meta-analyzes, a fairly clear connection with anaerobic dysbiosis associated with Gardnerella vaginalis has been revealed. At the same time, the risk of not only infection, but also the persistence of PVI and the development of SIL has been proven [22, 23].

The results of our research on the species composition of lactobacilli are of particular interest. In addition to a decrease in the frequency of detection and the number of lactobacilli, a statistically significant presence of Lactobacillus iners was revealed. As a facultatively anaerobic rod-shaped bacterium, it exhibits aggressive properties, atypical for normal microflora, destroying the cells of the cervical epithelium, which in turn disrupts the activation of Toll-like receptors (TLR) on their surface. At the same time, it is known that one of the functions of lactoflora is the activation of receptors TLR-1, 2, 6, 7, 8 of epithelial cells that recognize both viruses and bacteria for the production of pro-inflammatory cytokines that control the reproduction of unwanted microflora [11].

 

Conclusions

1. Enterococcus faecalis and Escherichia coli predominate in the structure of the opportunistic microflora of the cervical canal in women with HPV-associated squamous intraepithelial lesions of the cervix.

2. A distinctive feature of the microbiocenosis of women with HPV-associated squamous intraepithelial lesions of the cervix is a decrease in the detection rate and the number of lactobacilli with the presence of the facultative anaerobe Lactobacillus iners.

Thus, the revealed violations of the cervical microbiocenosis determine the need for further more detailed study of this issue, including the identification of the species composition of lactobacilli in patients with SIL.

 

REFERENCES

  1.      Aksel E. M. Morbidity and mortality from malignant neoplasms of the female reproductive system in Russia. Oncogynecology=Onkoginekologiya. 2015,no.1, рр. 6–15, (In Russ.).

  2.      Davydov M. I., Maksimovich D.I., Zaridze D.G. Dynamics of morbidity and mortality from malignant neoplasms in Russia. Bulletin of the Russian Oncology Center N.N. Blokhin RAMS=Vestnik RONC zim. N.N.Bloxina RAMN. 2015, no.26, рр. 1–5, (In Russ.).

  3.      Benard V.B, Castle P.E, Jenison SA. For the New Mexico HPV Pap Registry Steering Committee Population-Based Incidence Rates of Cervical Intraepithelial Neoplasia in the Human Papillomavirus Vaccine Era. JAMA Oncol. 2017, Vol. 3(6), рр. 833-837.

DOI:10.1001/jamaoncol.2016.3609.

DOI:10.1007/s00404-013-3109-0. 

▷ Медицинский центр Eurolab

В течении года по всему миру воспалительные заболевания органов мочевыводящего тракта регистрируются более чем у 150 миллионов людей, большая часть из которых – женщины. По статистике, 1/3 всех девушек столкнется с этой проблемой к 24 годам, и каждая, с кем это случится, с 20% вероятностью в будущем перенесет рецидив.


Именно от тщательной диагностики и своевременного адекватного лечения зависит, станет ли это единичным неприятным инцидентом или повторяющейся чередой обострений.


Симптомы цистита

Они знакомы многим:

  • частое мочеиспускание малым объемом («каждые 5 минут по капле») ;
  • жжение и боль, особенно в конце мочеиспускания;
  • ноющее болезненное ощущение внизу живота;
  • изменение цвета мочи (как правило, более насыщенный, иногда даже с примесью крови), появление ее неприятного запаха.

Даже одного из указанных симптомов достаточно, чтобы обратиться к врачу. Если же к этому присоединяются повышенная температура тела (особенно выше 37,5), болезненное ощущение в зоне поясницы и/или тошнота – значит, ситуация совсем неблагополучна и речь может идти о воспалительном процессе в почках – пиелонефрите. В таком случае необходима немедленная консультация уролога!

Причины цистита

Причины цистита могут быть разными: повреждение слизистой специфическими химическими веществами (при химиотерапии в онкологии, например), лучевой ожог (при радиотерапии), повреждение инородными телами (длительная и/или повторная катетеризация мочевого пузыря). Но гораздо чаще повреждения вызывает бактериальная флора.

Среди бактерий, вызывающих цистит, чаще всего выявляются условно-патогенные микроорганизмы: Escherichia coli, Enterococcus faecalis, Klebsiella, Proteus и их многочисленные родственники. Свою нишу среди них занимают Ureaplasma urealyticum и parvum, Mycoplasma Hominis – мелкие бактерии, которые могут жить у здорового человека в мочевыводящих и половых путях и не вызывать воспаления, но все же нередко оказываются причиной проблемы и требуют специфического лечения.

И отдельной, более серьезной проблемой являются инфекции, относящиеся к ЗППП (заболеваниям, передающимся половым путем), которые тоже обладают способностью повреждать мочевой пузырь: Neisseria gonorrhoeae, Trichomonas vaginalis, Chlamydia trachomatis, Mycoplasma genitalium. В таком случае воспаление, начавшись с мочевого пузыря, гораздо чаще и быстрее распространяется на соседние органы и становится настоящей угрозой для здоровья женщины.

Высокая частота цистита у женщин обусловлена относительно короткой уретрой, через которую любая инфекция может быстро «подняться вверх», особенно при наличии способствующих факторов. К таким факторам относятся переохлаждение, изменение общего иммунного статуса (в т.ч. при беременности или общих заболеваниях), микроповреждения тканей (при сексуальной активности), снижение защитных свойств тканей (в детском возрасте или в период менопаузы).

С другой стороны, у мужчин в силу своих анатомических, гм, особенностей уретра гораздо длиннее и менее уязвима для патогенов. Потому, если у молодого и в целом здорового мужчины вдруг развиваются симптомы цистита – это говорит о вероятно довольно высокой вирулентности («вредности») микроба, в таком случае ему крайне желательно показаться урологу как можно скорее!

Лечение цистита

Лечение цистита основано на вполне очевидной цели: убрать его причину. Тут, разумеется, на первый план выходят антибактериальные препараты – единственное известное на сегодняшний день средство для быстрого и надежного подавления инфекции. Однако при их применении требуется четко соблюдать определенные правила.

Во-первых, правильный подбор. Оптимально – после получения результатов специфического обследования или хотя бы после осмотра врача. Чем больше данных, тем точнее выбор препарата.

Во-вторых, правильный режим дозирования. Точно следуйте всем указаниям, обращайте внимание не только на количество таблеток, но и на то, как именно их следует применять (с едой, на ночь, не сочетать с алкоголем и т. д.).

В-третьих, правильная продолжительность лечения. Никаких «Мне уже лучше, хватит и 3х дней». В результате такого подхода мы убиваем почти все бактерии, но не совсем. И в скором времени рискуем получить не просто повторение цистита, а повторение с новыми микробами, которые уже хорошо знают прошлый антибиотик и не будут к нему чувствительны, а вполне возможно – и ко всем похожим на него препаратам.

При детальном обследовании и старательном лечении не получить рецидив цистита в будущем – вполне реально! При хронических, часто повторяющихся циститах эта задача становится сложнее, но и она выполнима. Да, лечение таких ситуаций бывает длительным, требует постоянного наблюдения врача и тщательного соблюдения всех назначений, но как радостно бывает потом услышать от давней пациентки с хроническим процессом: что вы, доктор? Какой цистит?

Enterococcus faecalis во влагалище и мочевыводящих путях — My Vagina

Enterococcus faecalis представляет собой факультативную (аэробную и анаэробную) бактерию, обычно обнаруживаемую в кишечнике, однако ее можно обнаружить во рту или во влагалище/мочевых путях, являясь причиной инфекций мочевыводящих путей и аэробного вагинита (связанного с бактериальным вагиноз).

E. faecalis , подобно лактобактериям, вырабатывают молочную кислоту и перекись водорода.

При обнаружении у здоровых людей в нормальных количествах E.faecalis  не вызывает проблем, однако в некоторых случаях E. faecalis  может представлять в худшем случае опасный для жизни риск заражения, а в «лучшем» — неприятные вульвовагинальные симптомы или симптомы мочевыводящих путей, включая запах и воспаление.

Только два вида из 17 энтерококков обнаружены у людей: E. faecalis и E. faecium, , причем некоторые виды E. faecalis считаются пробиотиками и используются в исследованиях для различных медицинских целей.

Понять, когда у вас пробиотические бактерии или нормальный элемент вашей флоры, а когда инфекция, может быть сложно. Это, вероятно, сводится к тому, что еще находится во влагалище: если у вас много лактобацилл, у вас может быть нормальный вид; если у вас аэробный вагинит или бактериальный вагиноз (запах, выделения, раздражение) с небольшим количеством лактобацилл или без них, у вас может быть другой вид.

Симптомы мочеполовой инфекции
E. faecalis
  • Тазовые инфекции (вагинальные, уретральные и т.д.))
  • Инфекции мочевыводящих путей (ИМП)
  • Болезненное мочеиспускание
  • Вагинальный запах (может пахнуть фекалиями или неприятным запахом)
  • Признаки воспаления – зуд, жжение, выделения
Общие симптомы инфекции
E. faecalis (отсутствуют только при вульвовагинальных инфекциях)
  • Усталость
  • Спазмы желудка
  • Рвота
  • Абдоминальные инфекции
  • Инфекции полости рта и десен, особенно после лечения корневых каналов
  • Септицемия – заражение крови
  • Инфекции ран
  • Эндокардит – инфекция оболочки сердца
  • Энтерококковый менингит – инфекция головного мозга, редко
  • Наличие бактерий в крови (через тест)
     Лечение вульвовагинита 
E.faecalis и устойчивость к антибиотикам

E. faecalis обладает естественной и приобретенной устойчивостью к антибиотикам и может переносить ряд условий, включая изменения температуры и pH. E. faecalis образует биопленки и может выживать в течение длительного времени без источника пищи. Пенициллин-связывающие белки (PBP) означают, что E. faecalis обладают естественной устойчивостью к пенициллину, который при назначении подавляет активность E. faecalis , но не убивает бактерии.

E. faecalis для роста требуется фолиевая кислота, и она не поглощает ее из окружающей среды, а вырабатывает самостоятельно. Любые лекарства, препятствующие выработке фолиевой кислоты, могут убить эти бактериальные инфекции, но E. faecalis может поглощать фолиевую кислоту из организма, поэтому это лекарство на самом деле не работает.

E. faecalis изменяет реакцию хозяина, что означает, что бактерия изменяет поведение клеток, в которых она живет, чтобы облегчить собственное выживание. Он подавляет действие лимфоцитов, лейкоцитов, борющихся с инфекцией. Бактерии вырабатывают ферменты, токсичные для клеток. Считается, что E. faecalis является причиной 80 процентов инфекций человека, обычно при попадании бактерий в рану, кровоток или мочу. К особо восприимчивым относятся люди с ослабленным иммунитетом.

О
E. faecalis

E. Faecalis — это грамположительная бактерия, считающаяся неподвижным микробом, то есть он не передвигается спонтанно, используя для этого энергию, а транспортируется.Эта бактерия сбраживает глюкозу, не выделяя газа, и считается факультативной бактерией — это означает, что она приспосабливается к своим обстоятельствам.

Суровые условия, в которых может выжить E. faecalis , включают чрезвычайно щелочные условия (до pH 9,6) и высокие концентрации солей. Он устойчив к солям желчных кислот, детергентам, тяжелым металлам, этанолу и чрезмерной сухости (высыханию). Температурные диапазоны включают 10–45 °C, при температурах до 60 °C сохраняется до получаса.

E. faecalis до 1984 года был известен как Streptococcus faecalis .

E. faecalis , как известно, обладает устойчивостью к антибиотикам
  • Аминогликозиды
  • Азтреонам
  • Цефалоспорины
  • Клиндамицин
  • Пенициллины (нафциллин, оксациллин, триметоприм-сульфаметоксазол)
  • Чаще всего ванкомицин
Варианты лечения антибиотиками для
E. faecalis включают:
  • Нитрофурантоин (для лечения неосложненных ИМП)
  • Линезолид
  • Даптомицин
  • Ампициллин, если бактерии чувствительны
  • Хинупристин/дальфопристин для E.faecium , но не E. faecalis
  • NaOCI и хлоргексидин (CHX) в корневых каналах, хотя в недавних исследованиях это не было очень эффективным
Как люди заражаются
E. faecalis ?

E. faecalis не может передвигаться самостоятельно, поэтому передается «ручным путем». То есть E. faecalis обнаруживается в фекалиях (испражнения и анальная область), поэтому, если анус не очищен должным образом или контакт с фекалиями животных или человека (например, неправильное мытье рук после туалета, беспорядочный секс и т.д.) бактерии могут передаваться от человека к человеку.

Дверные ручки, телефоны, полотенца и мыло могут содержать E. faecalis , но то, что вы прикасаетесь к бактериям, не означает, что вы заразитесь — это напрямую связано с вашей собственной защитой.

Исследования вульвовагинальных инфекций
E. faecalis /наличие

В одном исследовании изучалась встречаемость E. faecalis в вагинальных выделениях и то, как это коррелировало с использованием антибиотиков при предшествующих вагинальных и других инфекциях, и было обнаружено, что вероятность присутствия E. faecalis была гораздо выше.faecalis у женщин, которые недавно лечились антибиотиками. В исследовании приняли участие 300 женщин фертильного возраста, из них 282 замужних. Женщин разделили на четыре группы по 75 женщин в каждой:

человек.
  1. Женщины, которые не лечились антибиотиками в течение предыдущих шести месяцев
  2. Женщины, которые лечились от инфекций половых путей антибиотиками в течение последних шести месяцев
  3. Женщины, которые лечились от неспецифического вагинита в течение предыдущих шести месяцев антибиотиками
  4. Женщины, которые лечились антибиотиками в течение предыдущих шести месяцев от невагинальной инфекции
Результаты включают:
  • Э.faecalis был обнаружен у 112 из 300 пациентов
  • 13 пациенток первой группы женщин, не получавших антибиотикотерапию в течение предыдущих шести месяцев (17%)
  • 26 пациенток второй группы, леченных антибиотиками по поводу вагинальной инфекции в предшествующие шесть месяцев (35%)
  • 39 больных 3-й группы, лечившихся антибиотиками по поводу неспецифического вагинита в течение предшествующих 6 мес (52%)
  • 34 больных четвертой группы, получавших антибиотикотерапию по поводу внетазовой инфекции (45%)
  • Комбинезон, E. faecalis был обнаружен у 17% пациентов, не принимавших антибиотики в течение последних шести месяцев, и у 44% принимавших антибиотики.

В другом исследовании изучались изменения pH при наличии E. faecalis и частота бактериального вагиноза. В исследовании приняли участие 90 женщин, у 24% из которых был получен положительный результат теста на E. faecalis , однако из тех, у кого были признаки бактериального вагиноза, он был обнаружен в 53% случаев.

Э.faecalis чаще всего ассоциировалось с наличием признаков бактериального вагиноза. При наличии только двух признаков бактериального вагиноза (pH более 4,0 и изменение цвета выделений из влагалища) E. faecalis присутствовали в 60% случаев.

Исследователи пришли к выводу, что изменение pH во влагалище было связано с E. faecalis при бактериальном вагинозе, но не было верным признаком присутствия E. faecalis .

Дальнейшее исследование изучало взаимодействие между возбудителями инфекции мочевыводящих путей ( Escherichia coli и Enterococcus faecalis ) и возбудителем бактериального вагиноза, Gardnerella vaginalis , с использованием моделей биопленки in vitro. Результаты показали, что двухвидовые биопленки достигают значительно более высоких концентраций бактерий, чем одновидовые биопленки.

Все урогенитальные патогены сосуществовали с G. vaginalis , и был сделан вывод, что уропатогены могут включаться в зрелые биопленки БВ.

Опубликовано
Последнее изменение 1 февраля 2019 г.

Джессика является дипломированным натуропатом (BHSc), специализирующимся на вульвовагинальном здоровье и заболеваниях, из Мельбурна, Австралия.

Джессика является владельцем и ведущим натуропатом My Vagina и членом:

  • Международное общество по изучению вульвовагинальных заболеваний (ISSVD)
  • Международное общество изучения сексуального здоровья женщин (ISSWSH)
  • Национальная ассоциация вульводинии (NVA) Австралия
  • Новозеландское вульвовагинальное общество (ANZVS)
  • Австралийское общество традиционной медицины (ATMS)

инфекций, передающихся половым путем | Женское здоровье

Сексуальное здоровье является важной частью нашего общего состояния здоровья. Однако этим часто пренебрегают, в некоторых случаях из-за смущения или опасений по поводу процесса диагностики и лечения. Вы можете контролировать свое здоровье, принимая наиболее обоснованные медицинские решения.

ИППП

Многие люди не подозревают, что у них инфекция, передающаяся половым путем (ИППП). Распространены ИППП или инфекции, передающиеся половым путем. Ежегодно в США регистрируется около 20 миллионов новых случаев ИППП. 1

Не зная этого, вы можете подвергаться риску развития осложнений или можете передать инфекцию нынешнему или будущему партнеру.Независимо от того, начинаете ли вы новые отношения или уже состоите в отношениях и занимаетесь незащищенным сексом, доступны варианты тестов, которые помогут вам принять обоснованное решение о своем сексуальном здоровье.

GenPath предлагает удобный список тестов, которые могут предоставить вашему поставщику медицинских услуг своевременные результаты для множественных инфекций из легко собираемых образцов. Эти тесты позволяют вам быть в курсе своего состояния, активно лечить инфекцию и потенциально избегать дальнейших осложнений.

Вагинальные инфекции

В отличие от ИППП, вагинальные инфекции могут возникать естественным путем из-за изменения бактерий и дрожжей во влагалище. 2

Хорошие новости: GenPath предлагает революционные варианты тестирования, используя наш подход One Collection, a Targeted Detection для поддержки диагностики ИППП и вагинальных инфекций.

Как пройти тестирование?

Во время вашего регулярного гинекологического осмотра ваш лечащий врач возьмет образец из вагинальной/цервикальной области. Из одного собранного образца ваш лечащий врач может провести анализ на ряд ИППП и других вагинальных инфекций в зависимости от ваших симптомов.

Какие наиболее распространенные ИППП и вагинальные инфекции?

Хламидиоз и гонорея являются наиболее часто регистрируемыми ИППП в Соединенных Штатах. 3 Другие распространенные ИППП и вагинальные инфекции включают трихомонад, ВПЧ, простой герпес, дрожжевые грибки, бактериальный вагиноз и аэробный вагинит. 2,3

12 12 Сифилис
Болезнь / Инфекция / Условие Ответственные организмы
Chlamydia Chlamydia Trachomatis (CT)
Gonorrehea Neisseria Gonorrehea (GC) (NG)
Трихомониаз Trichomonas vaginalis
Mycoplasma genitalium (M.gen) Mycoplasma genitalium
Бактериальный вагиноз (БВ) Виды анаэробных бактерий, включая: Gardnerella vaginalis, Atopobium vaginae, Megasphaera типа 1, бактерии, ассоциированные с вагинозом 2 (BVAB2), и Mobiluncus Но можно добавить -)
аэробный вагинит (AV) аэробные бактерии, в том числе: Escherichia Coli, Staphylococus Aureus, Enterococcus Faecalis, группа стрептококка, группа B streptococcus
вульвовагинальный кандидасис (дрожжи) Candida виды (дрожжи): род Candida, C. albicans, C. glabrata, C. dubliniensis, C. parapsilosis, C. tropicalis, C. krusei
Воспалительные заболевания органов малого таза (ВЗОТ) CT, GC, микоплазмы, уреаплазмы, анаэробные бактерии, Trichomonas vaginalis
Бледная трепонема
Герпес Вирус простого герпеса (ВПГ) 1 и 2

Что произойдет, если мой тест окажется положительным?

В зависимости от микроорганизма ваш лечащий врач может назначить местные или пероральные антибиотики или противогрибковые средства, а также может предложить пройти обследование вашему партнеру.Многие состояния не имеют никаких симптомов. Ваш поставщик медицинских услуг может предложить повторить тестирование после назначения лекарств. Ваш поставщик медицинских услуг может также выбрать подход «подождать и посмотреть» в тех случаях, когда ситуация может исправиться сама собой без необходимости приема лекарств.

Ссылки

  1. Центр по контролю и профилактике заболеваний. https://www.cdc.gov/std/life-stages-populations/adolescents-youngadults.htm. По состоянию на 28 марта 2019 г.
  2. Американский колледж акушеров и гинекологов.
    https://www.acog.org/Patients/FAQs/Vaginitis?IsMobileSet=false#what. По состоянию на 23 мая 2019 г.
  3. Центр по контролю и профилактике заболеваний.
    https://www.cdc.gov/std/stats17/2017-STD-Surveillance-Report_CDC-clearance-9.10.18.pdf. По состоянию на 28 марта 2019 г.

Общие вопросы о рецидивирующих инфекциях мочевыводящих путей у женщин

1. Gupta K, Хутон ТМ, Набер КГ, и другие. Международные клинические рекомендации по лечению острого неосложненного цистита и пиелонефрита у женщин: обновление 2010 г., подготовленное Американским обществом инфекционистов и Европейским обществом микробиологии и инфекционных заболеваний. Клин Заражение Дис . 2011;52(5):e103–e120.

2. Фоксман Б. Синдромы инфекции мочевыводящих путей: возникновение, рецидив, бактериология, факторы риска и бремя болезни. Infect Dis Clin North Am . 2014;28(1):1–13.

3. Гупта К., Траутнер БВ. Диагностика и лечение рецидивирующих инфекций мочевыводящих путей у небеременных женщин. БМЖ . 2013;346:f3140.

4. Раз Р. Инфекции мочевыводящих путей у женщин в постменопаузе. Корейский Дж Урол . 2011;52(12):801–808.

5. Гловер М, Морейра К.Г., Сперандио В, Циммерн П. Рецидивирующие инфекции мочевыводящих путей у здоровых и небеременных женщин. Урология . 2014;25(1):1–8.

6. Скоулз Д., Хутон ТМ, Робертс П.Л., Стэплтон А.Е., Гупта К, Штамм В.Е. Факторы риска рецидивирующей инфекции мочевыводящих путей у молодых женщин. J Заразить Dis . 2000;182(4):1177–1182.

7. Скоулз Д., Хоун ТР, Робертс П.Л., и другие. Семейный анамнез и риск рецидивирующего цистита и пиелонефрита у женщин. Дж Урол . 2010;184(2):564–569.

8. Хутон ТМ, Скоулз Д, Хьюз Дж.П., и другие. Проспективное исследование факторов риска симптоматической инфекции мочевыводящих путей у молодых женщин. N Английский J Med . 1996;335(7):468–474.

9. Раз Р, Геннесин Ю, Вассер Дж, и другие.Рецидивирующие инфекции мочевыводящих путей у женщин в постменопаузе. Клин Заражение Дис . 2000;30(1):152–156.

10. Чжун Ю.Х., Фан Ю, Чжоу Дж. З., Тан Ю, Гонг СМ, Дин XQ. Эффективность и безопасность начатой ​​пациентом разовой дозы антибиотиков по сравнению с продолжительной антибиотикопрофилактикой в ​​низких дозах при рецидивирующих инфекциях мочевыводящих путей у женщин в постменопаузе: рандомизированное контролируемое исследование. J Int Med Res . 2011;39(6):2335–2343.

11. Григорян Л, Траутнер Б.В., Гупта К. Диагностика и лечение инфекций мочевыводящих путей в амбулаторных условиях: обзор. ЯМА . 2014;312(16):1677–1684.

12. Хутон ТМ. Клиническая практика. Неосложненная инфекция мочевыводящих путей. N Английский J Med . 2012;366(11):1028–1037.

13. МакИсаак В.Дж., Мойнеддин Р, Росс С. Валидация решения, помогающего врачам сократить ненужное использование антибиотиков при остром цистите. Arch Intern Med . 2007;167(20):2201–2206.

14. Хиклинг Д.Р., Нитти Фольксваген. Лечение рецидивирующих инфекций мочевыводящих путей у здоровых взрослых женщин. Рев Урол . 2013;15(2):41–48.

15. Шеффер А.Дж., Глупый БА. Эффективность и безопасность самостоятельного начала терапии у женщин с рецидивирующими инфекциями мочевыводящих путей. Дж Урол . 1999;161(1):207–211.

16. Альберт X, Уэртас I, Перейро II, Санфеликс Дж, Госалбес В, Перрота С.Антибиотики для профилактики рецидивирующей инфекции мочевыводящих путей у небеременных женщин. Кокрановская система базы данных, версия . 2004 (3): CD001209.

17. Зюскинд А.М., Сайгал КС, Хэнли Дж. М., Лай Дж, Сетоджи СМ, Клеменс Дж. К.; Проект «Урологические заболевания Америки». Заболеваемость и лечение неосложненных рецидивирующих инфекций мочевыводящих путей в национальной выборке женщин в Соединенных Штатах. Урология . В прессе.

18. Бент С, Налламоту БК, Симел ДЛ, Фин С.Д., Святой С. Есть ли у этой женщины острая неосложненная инфекция мочевыводящих путей? ЯМА . 2002;287(20):2701–2710.

19. Вонг Э.С., МакКевит М, Бег К, Считает ГВт, Турк М, Штамм В. Е. Лечение рецидивирующих инфекций мочевыводящих путей с помощью однократной терапии, назначаемой пациентом. Энн Интерн Мед . 1985;102(3):302–307.

20. Шмиманн Г., Книль Э, Гебхардт К, Матейчик М.М., Хаммерс-Прадье Э. Диагностика инфекции мочевыводящих путей: систематический обзор. Dtsch Arztebl Int . 2010;107(21):361–367.

21. Ноттнерус Б.Дж., Герлингс СЭ, Молл ван Шаранте EP, Тер Риет Г. К простому диагностическому индексу острых неосложненных инфекций мочевыводящих путей. Энн Фам Мед . 2013;11(5):442–451.

22. Хутон ТМ, Робертс П.Л., Кокс М.Е., Стэплтон А.Э. Посев средней порции мочи и острый цистит у женщин в пременопаузе. N Английский J Med . 2013;369(20):1883–1891.

23. Дейсон С., Дэйсон Дж.Т., Капур А. Руководство по диагностике и лечению рецидивирующей инфекции мочевыводящих путей у женщин. Кан Урол Ассоц J . 2011;5(5):316–322.

24. Фенвик Э.А., Бриггс А.Х., Хоук КИ.Лечение инфекций мочевыводящих путей в общей практике: анализ экономической эффективности. BrJ Gen Pract . 2000;50(457):635–639.

25. Маленький П, Мур М.В., Тернер С, и другие. Эффективность пяти различных подходов к лечению инфекций мочевыводящих путей: рандомизированное контролируемое исследование. БМЖ . 2010;340:c199.

26. Ван Хаарст EP, ван Андель Г, Хельдевег Э.А., Шлатманн Т.Дж., ван дер Хорст HJ.Оценка диагностического обследования молодых женщин, направленных по поводу рецидивирующих инфекций нижних мочевыводящих путей. Урология . 2001;57(6):1068–1072.

27. Никель Ю.С., Уилсон Дж, Моралес А, Хитон Дж. Значение урологического обследования в целевой группе женщин с рецидивирующими инфекциями мочевыводящих путей. Can J Surg . 1991;34(6):591–594.

28. Лоуренщук Н, Оой Джей, Панг А, Найду К.С., Болтон Дм.Цитоскопия у женщин с рецидивирующей инфекцией мочевыводящих путей. Int J Urol . 2006;13(4):350–353.

29. Люттерс М, Фогт-Ферриер НБ. Продолжительность антибиотикотерапии для лечения неосложненных симптоматических инфекций нижних мочевыводящих путей у пожилых женщин. Кокрановская система базы данных, версия . 2008 (3): CD001535.

30. Майло Г, Катчман Э.А., Пол М, Кристианс Т, Берхейм А, Лейбович Л. Длительность антибактериального лечения неосложненной инфекции мочевыводящих путей у женщин. Кокрановская система базы данных, версия . 2005 (2): CD004682.

31. Катчман Э.А., Мило Г, Пол М, Кристианс Т, Берхейм А, Лейбович Л. Трехдневное и более длительное лечение антибиотиками цистита у женщин: систематический обзор и метаанализ. Am J Med . 2005;118(11):1196–1207.

32. Фалагас М.Е., Вулуману Э.К., Тогиас АГ, и другие. Фосфомицин по сравнению с другими антибиотиками для лечения цистита: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. J Антимикроб Химический . 2010;65(9):1862–1877.

33. Амна М.А., Чазан Б, Раз Р, Эдельштейн Х, Колоднер Р. Факторы риска внебольничной бактериурии, не связанной с кишечной палочкой. Инфекция . 2013;41(2):473–477.

34. Щито ГК, Набер КГ, Ботто Х, и другие. Исследование ARESC: международное исследование устойчивости к противомикробным препаратам патогенов, вызывающих неосложненные инфекции мочевыводящих путей. Противомикробные агенты Int J . 2009;34(5):407–413.

35. Санчес Г.В., Мастер РН, Карловский Ю.А., Бордон Дж. М. Устойчивость к противомикробным препаратам in vitro изолятов Escherichia coli в моче среди амбулаторных пациентов США с 2000 по 2010 год. Antimicrob Agents Chemother . 2012;56(4):2181–2183.

36. Lexi-Comp. https://online.lexi.com/crlsql/servlet/crlon-line [требуется подписка]. По состоянию на 30 декабря 2014 г.

37. Николь Л.Е., Брэдли С, Колган Р, Райс Дж.С., Шеффер А, Хутон ТМ; Американское общество инфекционистов; Американское общество нефрологов; Американское гериатрическое общество.Руководство Американского общества инфекционистов по диагностике и лечению бессимптомной бактериурии у взрослых [опубликованное исправление опубликовано в Clin Infect Dis. 2005;40(10):1556]. Клин Заражение Дис . 2005;40(5):643–654.

38. Цай Т, Маццоли С, Мондаини Н, и другие. Роль бессимптомной бактериурии у молодых женщин с рецидивирующими инфекциями мочевыводящих путей: лечить или не лечить? Клин Заражение Дис .2012;55(6):771–777.

39. Шнеебергер С, Каземьер Б.М. , Герлингс СЭ. Бессимптомная бактериурия и инфекции мочевыводящих путей у особых групп пациентов: женщин с сахарным диабетом и беременных. Curr Opin Infect Dis . 2014;27(1):108–114.

40. Ван М.С., Ценг СС, Ву АБ, и другие. Бактериальные характеристики и гликемический контроль у больных диабетом с инфекцией мочевыводящих путей Escherichia coli. J Microbiol Immunol Infect . 2013;46(1):24–29.

41. Geerlings SE. Инфекции мочевыводящих путей у больных сахарным диабетом: эпидемиология, патогенез и лечение. Противомикробные агенты Int J . 2008; 31 (прил. 1): S54–S57.

42. Иллс С.Дж., Бхарадва К., Маккиннелл Дж. А., Миллер ЛГ. Рецидивирующие инфекции мочевыводящих путей у женщин: сравнительная эффективность 5 стратегий профилактики и лечения с использованием модели Монте-Карло с цепью Маркова. Клин Заражение Дис . 2014;58(2):147–160.

43. Фалагас М.Е., Коцатис И.К., Вулуману Э.К., Рафаилидис П.И. Антибиотики по сравнению с плацебо при лечении женщин с неосложненным циститом: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. J Заразить . 2009;58(2):91–102.

44. Гадёр I, Блейдорн Дж, Кочен М.М., Шмиманн Г, Вегшайдер К, Хаммерс-Прадье Э. Ибупрофен против фосфомицина при неосложненной инфекции мочевыводящих путей у женщин: рандомизированное контролируемое исследование. БМЖ . 2015;351:h6544.

45. Кирвин Т.Дж., ОС Лоусли, Меннинг Дж. Эффекты пиридия при некоторых урогенитальных инфекциях. Am J Surg . 1943; 62 (2): 330–335.

46. Берепут М.А., Герлингс СЭ, ван Хаарст EP, ван Шаранте Н.М., тер Риет Г. Неантибиотикопрофилактика рецидивирующих инфекций мочевыводящих путей: систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. Дж Урол .2013;190(6):1981–1989.

47. Хисано М., Брускини Х, Никодемо АС, Сроги М. Клюква и профилактика инфекций нижних мочевыводящих путей. Клиники (Сан-Паулу) . 2012;67(6):661–668.

48. Ван Ч., Клык CC, Чен Н.К., и другие. Продукты, содержащие клюкву, для профилактики инфекций мочевыводящих путей у восприимчивых групп населения: систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. Arch Intern Med . 2012;172(13):988–996.

49. Национальные институты здоровья. Влияние продуктов, содержащих клюкву, на женщин с рецидивирующими инфекциями мочевыводящих путей (ИМП). http://clinicaltrials.gov/ct2/show/record/NCT00100061. По состоянию на 30 декабря 2014 г.

50. Джепсон Р.Г., Уильямс Г, Крейг Дж.С. Клюква для профилактики инфекций мочевыводящих путей. Кокрановская система базы данных, версия . 2012 (10): CD001321.

51.Раз Р, Штамм В.Е. Контролируемое исследование интравагинального введения эстриола женщинам в постменопаузе с рецидивирующими инфекциями мочевыводящих путей. N Английский J Med . 1993;329(11):753–756.

52. Перротта С, Аснар М, Мехиа Р, Альберт X, Нг CW. Эстрогены для профилактики рецидивирующих инфекций мочевыводящих путей у женщин в постменопаузе. Кокрановская система базы данных, версия . 2008 (2): CD005131.

53. Швенгер Э.М., Теджани А.М., Лоуэн ПС.Пробиотики для профилактики инфекций мочевыводящих путей у взрослых и детей. Кокрановская система базы данных, версия . 2015 (12): CD008772.

Enterococcus faecalis и faecium — VelocityEHS

Enterococcus faecalis и faecium

ПАСПОРТ БЕЗОПАСНОСТИ ПАТОГЕНОВ — ИНФЕКЦИОННЫЕ ВЕЩЕСТВА

РАЗДЕЛ I — ИНФЕКЦИОННЫЙ АГЕНТ

НАЗВАНИЕ: Enterococcus faecalis и Enterococcus faecium

СИНОНИМ ИЛИ ПЕРЕКРЕСТНАЯ ССЫЛКА: Негемолитические стрептококки, гамма-гемолитические стрептококки, энтерококки, стрептококки группы D, ванкомицин-резистентные энтерококки (VRE). Ранее известный как Streptococcus faecalis и Streptococcus faecium(1).

ХАРАКТЕРИСТИКИ: Enterococcus spp. представляют собой факультативно анаэробные, каталазоотрицательные грамположительные кокки, расположенные индивидуально, парами или короткими цепочками (1,2). Оптимальная температура для роста E. faecalis и E. faecium составляет 35°C(2). E. faecalis и E. faecium являются нормальными обитателями желудочно-кишечного тракта, женских половых органов и (реже) ротовой полости (1-3).

РАЗДЕЛ II — ИДЕНТИФИКАЦИЯ ОПАСНОСТИ

ПАТОГЕННОСТЬ/ТОКСИЧНОСТЬ: Энтерококки могут вызывать инфекции мочевыводящих путей, ран и мягких тканей(2,4).Они также связаны с бактериемией, которая может привести к эндокардиту в ранее поврежденных сердечных клапанах (4). E. faecalis является наиболее частым видом, выделяемым из образцов кишечника человека (80-90%), E. faecium составляет 5-10% изолятов (1,2).

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ: Распространение во всем мире(2). Энтерококки являются условно-патогенными микроорганизмами, которые поражают пожилых пациентов с сопутствующими заболеваниями и других пациентов с ослабленным иммунитетом, которые были госпитализированы в течение длительного времени, лечились инвазивными устройствами или получали антибиотики широкого спектра действия (2). Энтерококки являются распространенными внутрибольничными возбудителями, на долю которых приходится 10% внутрибольничных инфекций в США (5). Энтерококки неизменно занимают второе или третье место по распространенности при инфекциях мочевыводящих путей, раневых инфекциях и бактериемии в больницах. Они являются причиной около 16% внутрибольничных инфекций мочевыводящих путей (2).

ДИАПАЗОН ХОЗЯЙСТВ: Люди, домашние животные и домашний скот(6).

ИНФЕКЦИОННАЯ ДОЗА: Неизвестно.

ПУТ ПЕРЕДАЧИ: внутрибольничный и от человека к человеку; также может передаваться через продукты питания (7).

ИНКУБАЦИОННЫЙ ПЕРИОД: Неизвестно.

КОММУНИКАТИВНОСТЬ: Да, может передаваться от человека к человеку(7).

РАЗДЕЛ III — РАСПРОСТРАНЕНИЕ

РЕЗЕРВУАР: Желудочно-кишечный тракт человека и животных, включая млекопитающих, птиц, насекомых и рептилий(2,6).

ЗООНОЗ: Весьма вероятно, что Enterococcus может передаваться от животных к человеку(8).

ВЕКТОРА: Нет.

РАЗДЕЛ IV — СТАБИЛЬНОСТЬ И ЖИЗНЕСПОСОБНОСТЬ

ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ К ЛЕКАРСТВЕННЫМ СРЕДСТВАМ: Большинство штаммов остаются чувствительными к пенициллину, ампициллину и ванкомицину.

УСТОЙЧИВОСТЬ К ЛЕКАРСТВЕННЫМ СРЕДСТВАМ: Описаны штаммы, устойчивые к β-лактамам, аминогликозидам и все чаще к ванкомицину (2,4). Также были идентифицированы штаммы, несущие генетические элементы, придающие устойчивость к хлорамфениколу, тетрациклинам, макролидам, линкозамидам, хинолонам и стрептограминам (2).

ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ/УСТОЙЧИВОСТЬ К ДЕЗИНФИЦИРУЮЩИМ СРЕДСТВАМ: Чувствителен к 70% изопропиловому спирту, 70% этанолу, 5,25% гипохлорита натрия, фенольным и четвертичным аммиачным соединениям и глутаральдегиду.Устойчив к 3% перекиси водорода (9,10).

ФИЗИЧЕСКАЯ ИНАКТИВАЦИЯ: Энтерококки погибают при температуре выше 80°C(10).

ВЫЖИВАНИЕ ВНЕ ХОЗЯИНА: Энтерококки могут расти и выживать в суровых условиях и могут сохраняться практически везде, включая почву, растения, воду и продукты питания (2). Может выживать от 5 дней до 4 месяцев на сухих неодушевленных поверхностях (11).

РАЗДЕЛ V — ПЕРВАЯ ПОМОЩЬ / МЕДИЦИНСКАЯ

НАБЛЮДЕНИЕ: Мониторинг симптомов. Диагноз ставится путем выделения энтерококков из клинических образцов (2,12).

Примечание. Все методы диагностики доступны не во всех странах.

ПЕРВАЯ ПОМОЩЬ/ЛЕЧЕНИЕ: Лечение пенициллином или ампициллином инфекций, таких как инфекции мочевыводящих путей, перитонит и раневые инфекции. Для лечения эндокардита и, возможно, менингита требуется комбинированная терапия препаратами, действующими на клеточную стенку (пенициллин, ампициллин или ванкомицин) и аминогликозидами (2,12).

ИММУНИЗАЦИЯ: Нет.

ПРОФИЛАКТИКА: Нет.

РАЗДЕЛ VI — ЛАБОРАТОРНЫЕ ОПАСНОСТИ

ЛАБОРАТОРНЫЕ ИНФЕКЦИИ: случаев не зарегистрировано; однако Пайк сообщил о 78 случаях с 4 смертельными исходами, связанными с Streptococcus spp. до того, как E. faecalis и E. faecium были отнесены к роду Enterococcus (13).

ИСТОЧНИКИ/ОБРАЗЦЫ: Кровь, моча, образцы из ран и фекалии(2).

ОСНОВНАЯ ОПАСНОСТЬ: Случайная парентеральная инокуляция или проглатывание.

ОСОБЫЕ ОПАСНОСТИ: Нет.

РАЗДЕЛ VII — КОНТРОЛЬ ВОЗДЕЙСТВИЯ / ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ЗАЩИТА

КЛАССИФИКАЦИЯ ГРУППЫ РИСКА: Группа риска 2(14).

ТРЕБОВАНИЯ К СОДЕРЖАНИЮ: Помещения, оборудование и методы работы Уровня сдерживания 2 для работы с инфекционными или потенциально инфекционными материалами, животными или культурами(15).

ЗАЩИТНАЯ ОДЕЖДА: Лабораторный халат. Перчатки, когда прямой контакт кожи с зараженными материалами или животными неизбежен. Защита глаз должна использоваться там, где существует известный или потенциальный риск брызг(15).

ДРУГИЕ МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ: Все процедуры, при которых могут образовываться аэрозоли или вовлекаются высокие концентрации или большие объемы, должны проводиться в боксе биологической безопасности (БББ).Использование игл, шприцев и других острых предметов должно быть строго ограничено(15). Дополнительные меры предосторожности следует учитывать при работе с животными или крупномасштабных мероприятиях.

РАЗДЕЛ VIII. ОБРАЩЕНИЕ И ХРАНЕНИЕ

РАЗЛИВЫ: ​​Позвольте аэрозолям осесть. Надев защитную одежду, осторожно накройте пятно бумажными полотенцами и нанесите соответствующее дезинфицирующее средство, начиная с периметра и двигаясь к центру. Подождите достаточное время контакта перед очисткой (15).

УТИЛИЗАЦИЯ: Обеззараживание перед утилизацией — стерилизация паром, сжигание, химическая дезинфекция(15).

ХРАНЕНИЕ: В герметичных контейнерах с соответствующей маркировкой(15).

РАЗДЕЛ IX — НОРМАТИВНАЯ И ДРУГАЯ ИНФОРМАЦИЯ

НОРМАТИВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ: Импорт, транспортировка и использование патогенов в Канаде регулируется многими регулирующими органами, в том числе Агентством общественного здравоохранения Канады, Министерством здравоохранения Канады, Канадским агентством по надзору за продуктами питания, Министерством окружающей среды Канады и Министерством транспорта Канады. Пользователи несут ответственность за соблюдение ими всех соответствующих актов, правил, руководств и стандартов.

ОБНОВЛЕНО: ноябрь 2010 г.

ПОДГОТОВЛЕН: Управлением по борьбе с патогенами, PHAC.

Хотя информация, мнения и рекомендации, содержащиеся в данном Паспорте безопасности патогенов, собраны из источников, считающихся надежными, мы не несем ответственности за точность, достаточность или надежность, а также за любые потери или травмы, возникшие в результате использования информации. Часто обнаруживаются недавно обнаруженные опасности, и эта информация может быть не совсем актуальной.

Copyright © Агентство общественного здравоохранения Канады, 2010 г. Канада

Этот документ MSDS/PSDS, предоставленный Агентством общественного здравоохранения Канады (PHAC), предлагается здесь в качестве БЕСПЛАТНОЙ общедоступной услуги для посетителей MSDSonline. Как указано в Условиях использования этого сайта, MSDOnline не несет ответственности за точность, содержание или любой аспект информации, содержащейся на нем.

Роль бактерий в рецидивирующих инфекциях мочевыводящих путей — ScienceDaily

Новое открытие, проведенное исследователями из Техасского университета в Далласе и Юго-западного медицинского центра штата Юта, показывает, что несколько видов бактерий обитают в ткани мочевого пузыря женщин в постменопаузе, которые страдают рецидивирующими инфекциями мочевыводящих путей. (РУТИ).

Результаты, опубликованные онлайн 17 апреля в Journal of Molecular Biology , представляют собой первый систематический анализ биопсий пациентов из этой популяции. Полученные данные обеспечивают лучшее понимание взаимодействия между бактериями и тканями хозяина, что может привести к более эффективным стратегиям лечения.

Инфекции мочевыводящих путей (ИМП) вызывают раздражение и болезненные ощущения, иногда изнуряющие. Большинство ИМП вызываются бактерией Escherichia coli, которая в норме обитает в кишечнике человека, но иногда попадает в мочевыводящие пути, где ей не рады.

Инфекции, которые возникают преимущественно у женщин, обычно эффективно лечатся антибиотиками. Но у некоторых женщин в постменопаузе ИМП рецидивируют так часто, что становятся хроническим заболеванием, требующим ежедневных доз все более мощных антибиотиков, поскольку вызывающие инфекцию бактерии постепенно становятся устойчивыми к каждому новому лекарству.

«У пожилых женщин эти инфекции могут продолжаться десятки лет», — сказала доктор Николь Де Ниско, доцент биологических наук в UT Dallas и ведущий автор исследования.«В конце концов, последним средством пациента может стать удаление мочевого пузыря».

Большая часть эпидемиологических исследований ИМП была проведена с женщинами в возрасте от 20 до 30 лет, что намного раньше, чем типичное начало менопаузы.

«Одна из причин, по которой инфекциям мочевыводящих путей не уделяется должного внимания, заключается в том, что они поражают женщин, малоизученную группу в целом, когда речь идет о заболеваниях, и пожилых женщин в частности, которые еще более мало изучены», — сказал Де Ниско.

Для изучения патогенных механизмов и иммунных реакций, связанных с рецидивирующими ИМП, Де Ниско и ее коллеги проанализировали мочу и биоптаты 14 женщин в постменопаузе, которым была проведена цистоскопия с фульгурацией тригонита, процедура, направленная на лечение резистентных к антибиотикам ИМП путем удаления воспаленной ткани мочевого пузыря. .

Они обнаружили, что в дополнение к ожидаемой кишечной палочке бактерии в образцах мочи включали Klebsiella pneumoniae и Enterococcus faecalis, а виды в биопсийной ткани включали E. coli, Staphylococcus hominis и Bacillus firmus.

«Наши результаты подтверждают, что бактерии действительно образуют сообщества в стенке мочевого пузыря пациентов с ИМП, что ранее не было известно», — сказал Де Ниско. «Это исследование является важным шагом на пути к лучшему пониманию механизмов рецидивирующей инфекции мочевыводящих путей и воспаления у женщин в постменопаузе.

Источник истории:

Материалы предоставлены Техасским университетом в Далласе . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Бактериологическое исследование бактерий Enterococcus, выделенных при различных заболеваниях у коров-самок

Аль-Раммахи С.А.К., Хусейн Дж.М., Кадхем Э.Дж., Аль-Хадад А.С.И. Бактериологическое исследование энтерококковых бактерий, выделенных при различных заболеваниях у самок коров.Биомед Фармакол J 2020;13(2).


Рукопись получена: 27 марта 2020 г.
Рукопись принята: 09 июня 2020 г.)
Опубликовано в Интернете: 19 июня 2020 г.


Проверка на плагиат: Да

Как процитироватьclose    | История публикаций близко Просмотры: (посетили 592 раза, сегодня – 1 посещение) PDF-загрузки: 237

Сухейр Абдул-Карим Аль-Раммахи, Джинан Мохаммед Хусейн, Эльхам Джвад Кадхем и Асил Саид Исмаил Аль-Хадад

Факультет биологии, Педагогический колледж для девочек, Университет Куфы.

DOI: https://dx. doi.org/10.13005/bpj/1968

Реферат

Исследование включало выделение энтерококковых бактерий и диагностику различных видов заболеваний, где было получено (190) образцов коров, больных различными заболеваниями, (34) (18,1%) выделения энтерококков были разделены на 21 (15,6%) кровь, 8 (52,4%) и 3 (17,6%) из влагалища, но не выделенные из спинного мозга пробы.Исследование проводилось на 2 изолятах из образцов крови, чтобы стать числом изолятов (36 изолятов). И исследование показало, что тип E. Faecalis был наиболее распространенным видом, с 75%, за которым следовали E. faecium (20,2%) и E.galinarium (4,8%), что также выявило факторы вирулентности этих бактерии, которые играют важную роль в их заболевании. Бактерии обладают способностью продуцировать гемолизин, протеазу, липазу, β-лактамазу, а также образованием капсул и их способностью к гемагглютинации и влиянием манно на этот процесс.

Ключевые слова

Наличие капсулы; ферментативные свойства; энтерококки кишечные бактерии; гемагглютинация; Факторы вирулентности

Скачать эту статью как:
Скопируйте следующее, чтобы процитировать эту статью:

Al-Rammahi S. A.K., Hussein J.M., Kadhem E.J., Al-Hadad A.S.I. Бактериологическое исследование бактерий Enterococcus, выделенных при различных заболеваниях у самок коров. Биомед Фармакол J 2020;13(2).

Скопируйте следующее, чтобы процитировать этот URL-адрес:

Аль-Раммахи С.А.К., Хусейн Дж.М., Кадхем Э.Дж., Аль-Хадад А.С.И. Бактериологическое исследование бактерий энтерококков, выделенных при различных заболеваниях у самок коров. Биомед Фармакол J 2020;13(2). Доступно по адресу: https://bit.ly/37Jn2Ut

.

Введение

Enterococcus faecium принадлежит к семейству Enterococcaceae и подразделу Firmicutes, который является частью LAB (молочнокислые бактерии). Эти бактерии могут вызывать широкий спектр заболеваний, если они поражают мочевыводящие пути.(Гилмор и др. , 2002). В настоящее время энтерококки стали второй наиболее распространенной бактериальной причиной приобретенных инфекций, вызывая множество терапевтических трудностей, а также их устойчивость к новым антибиотикам из-за широкого использования этих антибиотиков, что приводит к истинной устойчивости энтерококков. Кроме того, способность этих бактерий быстро приобретать хромосомные элементы, которые вызывают вирулентность, быстро приводит к усилению заражения энтерококковыми инфекциями, поскольку многие научные исследования доказали способность этих бактерий заражать естественных хозяев и вызывать серьезные случаи воспаления, такие как инфекции. и инфекции мочевыводящих путей. Бактерии обладают способностью прилипать и вторгаться в некоторые участки тела, что дает этим бактериям хорошие шансы в 92% случаев инфекций, вызванных энтерококковыми бактериями у животных, вызванными штаммами Enterococcus faecalis и другими, вызванными штаммами . faecium Enterococcus и другие инфекции, вызванные другими видами (Baldassar, и др. .2005). Несколько экспериментов на лабораторных животных продемонстрировали способность этих кокков вызывать многие инфекции, поскольку они имеют несколько факторов вирулентности, которые можно разделить на секреторные факторы вирулентности, такие как гемолизин, протеаза, гиалуронидаза, бактериоцин, феромоны и липаза, а также агрегатные белки. (Агенты). Полисахариды стенок клетки, и некоторые исследования показали, что они обладают способностью образовывать капсулу (Sava et al ., 2010). Поскольку патоген приобрел сообщество, бактерия энтерококки стала причастна к увеличению числа случаев гибели домашней птицы (alchowdhury, 2009, Leavis at el ., 2006). Несмотря на развитие медицины в области микроорганизмов, заболеваемость условно-патогенными микроорганизмами и приобретенными инфекциями, в том числе энтерококковыми бактериями, до сих пор вызывает множество медицинских проблем. Таким образом, цель данного исследования Проведение локального исследования этих бактерий у самок крупного рогатого скота.

Выделение и диагностика энтерококков из различных патогенных моделей у коров и их диагностика на видовом уровне.

Изучение факторов вирулентности, которые включают:

Исследование характеристических ферментов.

Исследование существования капсулы

Изучение способности бактерий вызывать свертывание крови и влияния маннозного сахара на процесс свертывания крови.

Материалы и методы

Среда, используемая в диагностических тестах на бактерии энтерококков

Среда для теста на устойчивость к щелочи. Приготовьте из среды для инфузии мозгового бульона (Himedia), затем доведите pH до 9,5, добавив 6,5 NaOH, разлейте среду в пробирки и стерилизуйте в автоклаве при 121 °C.В течение 15 минут Collee и др. ., 1996).

Испытание среды на солеустойчивость. Соль на толерантность готовили путем добавления 1% хлорида натрия к бульонно-сердечной бульонной среде, разливания среды в пробирки и последующей стерилизации в автоклаве при 121°С в течение 15 минут (Колле и др. ., 1996).

Среда для исследования подвижности Приготовьте среду в соответствии с инструкциями Himedia, разлейте ее по пробиркам и стерилизуйте в автоклаве при температуре 121 °C в течение 15 минут. Среду использовали для определения способности желудочно-кишечного тракта к моторике (Langston., и др. , 1960).

Эскулиновый агар с желчной солью, который был синтезирован из исходных материалов в соответствии с Finegold and Baron, 1990.

Среда для брожения сахарного ксило и арабенозы. Приготовили эту среду, добавив 1% арабинозы и ксилозы в среду мозгово-сердечного настоя каждой по отдельности, а также добавили 1 мл 0,006% г реактива фенолового красного и довели рН до 7 и распределяют по пробиркам и стерилизуют в автоклаве при 121°C в течение 5 минут (Hanson and Cartwright, 1999)

Тест углеводного брожения, красный фенольный агар был приготовлен в соответствии с инструкциями Himedia и стерилизуется при 121 ° C в течение 15 минут, а затем оставлен при комнатной температуре для охлаждения до температуры 50-45 ° C, затем 10% сахара были добавлены индивидуально к каждый из стерильных растворов сахара, с концентрацией 10% (Collee., и др. , 1996).

Тест на солеустойчивость теллурата калия (0,04%) Приготовьте 1 л среды для инфузии мозга и сердца, доведите рН до 6,1, добавив НС л (0,1 н), стерилизуйте среду в автоклаве и дайте остыть до температуры 50–45 °C. 50 мл крови здорового человека и стерильного раствора теллурита калия фильтруют (0,5 г соли на 150 мл дистиллированной воды) и хранят в холодильнике после разливания в стерильную посуду до использования ((Facklam, 1972)

Среда для тестирования пигментов Используйте среду с триптиказо-соевым агаром для определения способности энтерококков продуцировать пигменты.

Среда модификации трехосная. Эта среда использовалась для экспресс-первоначальной диагностики энтерококковых бактерий и включает в себя три биохимических теста в одной среде: тест на выделение бактерий для гидролизата инсулина, тест на солеустойчивость, тест движения и по основным компонентам, как описано в (HannaNo, 2002).

Изоляция и диагностика

Бактериальные изоляты были диагностированы на основе MacFaddin (2000) и Collee et. et., (1996). Определяли культуральные, микробиологические и биохимические характеристики.

Выявление факторов вирулентности, которыми обладают бактериальные изоляты

Исследование производства липазы: эта среда, используемая для исследования производства липазы, использовалась для этой цели, поскольку она была приготовлена ​​из ее основных материалов, как указано в (Starr, 1941). Появление прозрачного ореола вокруг колоний свидетельствует о положительном результате скрининга

.

Скрининг на продукцию протеазы: Для приготовления среды для скрининга на продукцию протеазы использовали три метода: —

Среду с триптиказо-соевым агаром

готовили в соответствии с инструкциями фирмы Himedia и добавляли 1.5% обезжиренного молока и стерилизуют при 121°С в течение 5 минут, разливают в посуду и оставляют для застывания, а затем хранят в холодильнике до использования (Coque , ат. el , 1995).

Эту среду готовили так же, как и предыдущую, за исключением того, что вместо молока использовали 3% г желатина, и эту среду использовали для выявления способности энтерококков продуцировать фермент желатиназу (Coque , ат. el , 1995).

Среду молочно-обезжиренный агар использовали согласно инструкции фирмы Himedia, затем стерилизовали в автоклаве при 121°С в течение 5 минут и выдерживали в холодильнике после разливания в стерильную посуду до использования (Elsner al et . , 2000). Появление прозрачного ореола вокруг растущих колоний в приготовленной среде свидетельствует о положительном результате теста.

Обнаружение продукции гемолизина

Агар с настоем мозгового сердца готовили в соответствии с инструкциями компании (Himedia) и добавляли 5% крови крупного рогатого скота. С этой целью появление гемолиза крови вокруг колоний свидетельствует о положительном результате анализа (Elsner al et ., 2000).

Обнаружение продукции бета-лактамазы

Для этой цели использовался метод прямой капиллярной трубки, как сообщалось в (Koneman et al ., 1992). Окрашивание капилляров в желтый цвет свидетельствует о положительном тесте (Elsner et.al. ., 2000).

Проверка производства капсул

Для обнаружения присутствия капсулы использовался метод пигментации тушью. Часть колонии брали и помещали на предметное стекло, добавляли к ней каплю туши и перемешивали. Затем смесь наносили на поверхность капсулы. предметное стекло, оставляют для просушки и исследуют под микроскопом (Bottone al et ., 1998), вид штаммов под микроскопом в виде светящихся участков свидетельствует о том, что они имеют такое строение.

Реакция агглютинации на наличие и отсутствие маннозы

Этот метод использовали для выявления способности бактерий вызывать агглютинацию крови согласно (Elsner et.al. , 2000). К раствору фосфатов добавляли 2,5% маннозы, из которой готовили бактериальную суспензию штаммов изолятов, исследуемых в данном тесте, для определения влияния маннозы на процесс агглютинации.

Результаты и обсуждение

Изоляция и диагностика

Количество изолятов, полученных из 190 различных патологических образцов, достигло (34) изолятов, распределенных между 21 (15,6%) изолятов из 135 образцов мочи и 8,4% (8) изолятов из 16 образцов кала и 3 (17,6%) изолятов из 18 вагинальных мазков. но не получить энтерококки Из образца (25) образцов спинномозговой жидкости, и два изолята были получены от случаев кровавой бактериемии, полученных из ветеринарной больницы и ветеринарных центров в городе Наджаф, так как это исследование показало, что общая заболеваемость кишечными бактериями было (17.3) %.

Культуральные характеристики и микроскопический тест

Все патологические образцы, а также гематологические бактериальные изоляты культивировали на селективных средах, а кишечные изоляты диагностировали первоначально путем изучения фенотипических характеристик растущих колоний, так как они проявлялись в виде мелких круглых колоний серовато-белого цвета на кровяной агар, и кровь с азид-агаром, также у некоторых из них наблюдался полный или частичный гемолиз, а у некоторых гемолиза не было, при этом розовая окраска появлялась на агаре Макконки, свободном от кристаллов виолита для ферментации лактозного сахара в среде, а среда крови и азида считается селективной средой для выделения кишечных бактерий из патогенных образцов, так как содержит вещество азид натрия, подавляющее рост грамотрицательных бактерий. асколитин, а также постепенное изменение цвета среды от желтовато-зеленого до черного.А результаты микроскопического исследования показали, что колонии бактерий представлены в виде одиночных и двойных кокков, некоторые из них были в виде коротких цепочек, положительных на краситель по Граму (2).

Биохимические тесты

Результаты показали, что все штаммы были отрицательными в тестах катазы, продукции красителей и подвижности и положительными тестами на соленость и устойчивость к основаниям, а также на гидролиз асколина и устойчивость к солям желчных кислот, в дополнение к его способности переносить 0.04% теллурита калия, так как все штаммы были способны расти при температурах 10°С и 45°С, а также их способность выдерживать 60°С в течение 30 минут. Результаты также показали, что штаммы типа E. faecalis сбраживали глицерин, глюкозу, манно и рибозу и лактозу на 100%, в то время как остальные сахара сбраживались в разных пропорциях, а штаммы E. faecium сбраживались на 100%. фермент для глицерина, сахара глюкозы, маннитарабинозы, глюкозы, манно, рибозы и лактозы в 100% сахара.В то время как E.gallinarium сбраживали до глицерина и всех сахаров, кроме сахара сорбита, как в таблице № (1).

Таблица 1: Представлены биохимические диагностические тесты на энтерококковые бактерии.

Начальные испытания E. faecalis E. faecium Е . галлинарий
Каталаза
допуск на соленость + + +
Базовый допуск + + +
0. 04% толерантность к теллуриту калия + + +
Лизис асколина и толерантность к солям желчных кислот + + +
Рост при 60°С в течение 30 минут + + +
Рост при 10 °С и 45 °С + + +
Углеводы ферментированные % % %
глюкоза 29 100 9 100 4 100
манитол 20 74,3 9 100 4 100
арабиноза 9 100 4 100
сорбит 24 83. 5
раминоза 100 4 100
сахароза 19 70,8 9 100 4 100
глицерин 29 100 9 100 4 100
ксилоза 100 4 100
маноза 29 100 9 100 4 100
рибоза 29 100 9 100 4 100
лактоза 29 100 9 100 4 100
Производство пигментов
подвижность

 

Набор для диагностики стрептококков API 20

Типы выделенных штаммов энтерококков диагностировали с помощью диагностического набора Api20 рисунок (1), где 27 (75%) изолятов относились к типу E. faecalis : 16 (64%) выделения из образцов мочи, 6 (24%) выделения из образцов кала и 3 (12%) выделения из вагинальных мазков, а также два изолята от бактериемии), как и для изолятов E. faecium , то было 7 (19,6%) выделений, распределенных между 5 (57,8%) выделениями из мочи и 2 (42,2%) выделениями из фекалий. Также 2 (5,4%) принадлежали к типу E.gallinarium . Где проценты выделения бактерий энтерококка показали, что тип E.Faecalis чаще всего обнаруживается в изолятах по сравнению с другими видами. Эти результаты согласуются с данными исследователя Dupre et al ., (2003), которые указали, что процент изоляции штаммов типа E. faecalis выше, чем типа E. faecium  штаммы. Коэффициенты выделения в этом исследовании отличались от исследования исследователя Аль-Аззави, 2008 г.), что показало, что штаммы типа E. faecium являются наиболее изолированными, за ними следуют штаммы типа E.Faecalis , затем штаммы типа E . галлинариум . Причина различных высоких коэффициентов изоляции может быть связана с различными условиями изоляции и типом образцов.

 

Выявление факторов вирулентности

Обнаружение гематолитических ферментов (гемолизин)

Результаты показали разницу в пропорциях гемолизин-продуцирующих изолятов, где 9 (25%) — полный гемолиз (β-гемолиз), 8 (22.2 %) представляли собой частичный гемолиз (α-гемолиз), а 19 (52,8) % не являлись гемолизом (γ-гемолиз). Как и в таблице (2), это исследование согласуется со многими исследованиями, показавшими, что большинство кишечных бактерий не подвергаются гемолизу крови, а некоторые из них гемолизируются частично, а другие полностью (Blanch and Manero, 1999), поскольку они были совместимы с Гилмором. и исследование Hancock (2002), которое показало, что процент гемолитических энтерококков с общим и частичным качеством крови колеблется в пределах (45-60%), а также согласуется с исследованием Аль-Аззави (2008), которое показало, что процент этих бактерий продуцирующие гемолизин гамма-типа, составляют большинство, за ними следуют те, которые продуцируют бета-, а затем альфа-тип. Результаты также показали, что штаммы типа E.faecalis и E.faecium Соотношения, полностью или частично проанализированные в крови, составили 55,5% и 28,6%, соответственно, в то время как изолятов E. gallinarium не удалось проанализировать кровь, и это согласуется со многими исследованиями, которые подтвердили распространенность E.faecalis типа по сравнению с остальными видами в производстве этого фермента, как показало исследование (Ike et. al. , 1987 и (Coque et. al. , 2005). Что касается местного уровня, то также согласен с исследованием Аль-Аззави (2008 г.).но не согласился с исследованием (Desai et. al. , (2001), в котором указывалось, что большинство кишечных бактерий продуцируют гемолизин бета-типа, а исследователь объяснил высокую скорость производства гемолизина постоянным присутствием Для изолятов с другими патогенными бактериями, продуцирующими этот фермент, что привело к приобретению признака продукции гемолизина.

Таблица 2: Она показывает факторы вирулентности у бактерий энтерококков.

Факторы вирулентности

E. faecalis E. faecium Е . галлинарий Всего %
% % %
В- гемолиз Гемолиз крови 9 33.3 0 0 0 0 9 25
α- гемолиз 6 22,2 2 28,6 0 0 8 22,2
у-гемолиз 12 44,4 5 71,4 2 100 19 53
Производство желатиназы 21 77. 8 3 56,1 0 0 24 66,5
Производство липазы 10 37 2 26,6 0 0 12 33,3
Производство β-лактамаз 3 11,3 0 0 0 0 3 6
Капсулообразование 10 37 2 28.5 0 0 12 33,3

отсутствие маннозы

гемагглютинация

25 92,8 3 40,6 0 0 28 78,8
манноза 0 0 0 0 0 0 0

0

 

Обнаружение продукции фермента желатиназы

Результаты этого теста показали, что существует разница в скорости производства этого фермента, так как результаты показали, что 24 (66. Для этого фермента производили 5 %) выделение кишечной бактерии. Результат считывали как четкие участки вокруг колоний на среде с триптиказо-соевым агаром, содержащей молоко, а также на среде с обезжиренным молочным агаром, которые также показывали белые коагуляции на поверхности среды с поздним инкубационным периодом, а результаты распределяли следующим образом и согласно таблице (2), для этого фермента было получено 21 (77,8)% выделения и 3 (56,1)% выделения двух видов E. faecalis и E. faecium , тогда как E. .gallinarium не были способны продуцировать его, как показано в таблице 2, и эти результаты согласуются с Gilmore and Hancock (2002) и Gulhan et. al , 2006). Что подтвердило способность бактерий энтерококков вырабатывать этот фермент. Это исследование также частично согласуется с исследованием Аль-Аззави (2008), поскольку эти исследования подтвердили, что изоляты типа E.faecalis обладают наибольшей способностью продуцировать этот фермент, за ними следуют изоляты типа E. faecium . также указали, что у некоторых изолятов типа E gallinarium отсутствует способность продуцировать этот фермент, и многие исследования не показали продукции желатиназы в типе E.gallinarium Возможно, это связано с тем, что большинство исследований сосредоточено на двух видах E. faecalis и E. faecium как на двух наиболее частых возбудителях патологических инфекций.

Обнаружение продукции фермента липазы

Результаты показали, что 12 (33,3%) изолятов из бактерий энтерококков продуцировали данный фермент, как и в таблице (2), они по-разному распределялись по видам штаммов этих бактерий, где 10 (37)% изолятов Э.faecalis и 2 (26,6)% изолята E. faecium , а также штаммы, продуцируемые для этого фермента, которые в среде для липолиза образуют голубые колонии. Результаты этого исследования согласуются с (Elsner и др. , 2000, и исследование Majid, 2006). Это подтвердило преобладание типа E. faecalis над другими типами по способности продуцировать этот фермент, за которым следует тип E.faecium , в то время как изоляты типа E.gallinarium дали отрицательный результат на этот тест.Это исследование не согласуется с тем, что Majid (2006) указал на то, что 1 (14,28%) изоляты типа E. gallinarium были способны продуцировать этот фермент, и это может быть связано с различием в природе штаммов одного вида.

Обнаружение продукции β-лактамазы

Результаты показали, что 3 (11,3)% изолятов типа E. faecalis были положительными для этого теста, и, как показано в таблице (2), цвет раствора в капиллярных трубках изменился на желтый, в то время как штаммы двух типов были Э.facium и E.gallinrium не продуцируют бета-лактамазы. Эти результаты согласуются с Patterson и . и , (1988), Wells и . al , (1992) исследование, которое подтвердило способность некоторых штаммов E. faecalis продуцировать этот фермент, в то время как ни один из изолятов E . Было зарегистрировано, что faecium и E. gallinarium продуцируют β-лактамазу. Несколько исследований показали, что этот фермент продуцируется только штаммами Е.faecalis , который был обозначен под названием Hh32, так как отличался высокой устойчивостью к антибиотику гентамицину, а другие исследования указывали на приобретение этой характеристики этой бактерии стафилококком (Blanco and Lopardo, 2007).

Реакция гемагглютинации с наличием и отсутствием манно

Для выявления способности бактерий вызывать гемагглютинацию использовали коровы различной группы крови, так как этот тест является одним из эффективных тестов для выявления способности бактерий прикрепляться к поверхности эритроцитов, играющих важную роль в инфекциях (Эльснер и др.al, 2000). Результаты показали, что, как и в таблице (2), существует разница в соотношениях гемагглютинации между тремя видами, где 25 (92,8%) изолятов E. faecalis обладали способностью к прикрепляются к эритроциту вне тела организма (invitro). и Е . Faecium был 3 (40,6%), связывался с различными группами крови, в то время как E. gallinarium не показали положительных результатов этого исследования. Эти результаты согласуются с исследованием Elsner и . al , (2000) и Gulhan et. al , (2006), которые показали, что E. faecalis агглютинат (97%) для эритроцитов животных. Что касается местного уровня, исследование Аль-Аззави (2008 г.) согласилось с тем, что E. faecalis и E. faecium были положительными для этого теста, и оно отличалось от Hanna Hanoo (2002) тем, что E Galinarium также были положительными для этого теста, и это может быть связано с различием в природе штаммов одного типа).Кроме того, это исследование не согласуется с результатами исследования Teixeira и Carvalho (1995), которые показали, что кишечная бактерия не способна агглютинировать эритроциты животных. Это связано с увеличением этой характеристики этих бактерий в последние несколько лет, поскольку исследователи указали, что причина связана с различиями в соотношениях рецепторов, присутствующих на поверхности бактерий. также пояснил, что все бактерии энтерококков, способные агглютинировать эритроциты животного, теряют способность к гемагглютинации при обработке этих бактерий маннозой в концентрации 2.5%, как на картинке (3), и это свидетельствует о том, что эти вещества конкурируют за поверхностные адгезивы, распространяющиеся по всей поверхности этих бактерий. Таким образом, предотвращается адгезия и агглютинация эритроцитов при обработке бактериями, обработанными маннозой, и поэтому на это указывают чувствительные адгезивы маннозы, и эти результаты согласуются со многими исследованиями, показавшими, что концентрация 2,5% Манноза ингибирует процесс адгезии эритроцитов многими типами бактерий и, таким образом, влияет на адгезию к ткани хозяина (Chick., Etal1981). Также возможно ингибирование процесса гемагглютинации при обработке этих бактерий трипсином, поскольку Hanna Hanoo (2002) указывает, что ингибирование процесса гемагглютинации при обработке им кишечных бактерий, и это объясняется тем, что некоторые поверхностные рецепторы этой бактерии имеют белковую природу.

Рисунок 3A: Показана отрицательная гемагглютинация крови у кишечной бактерии, показана при лечении 2.5% манно.

Нажмите здесь, чтобы просмотреть рисунок

 

Рисунок 3B: Показывает положительную гемагглютинацию в крови кишечной бактерии без обработки 2,5% маннозы

Нажмите здесь, чтобы просмотреть рисунок

 

Обнаружение образования капсул

Результаты показали, что если штаммы проявляются под микроскопом в виде светящихся участков, это свидетельствует о том, что они обладают такой структурой.Колонии, содержащие капсулу, отличаются своей вязкостью на кровяном агаре, в то время как на других средах этот признак не проявлялся (Bottone и др. , 1998). Результаты этого теста показали в данном исследовании способность энтерококковых бактерий к образованию этой структуры и в разной степени между тремя типами, где 10 (37) % было выделено E. faecalis и 2 (28,5) % изолятов . E.faecium имеет капсулу, а E.галлинариум . не образовывали капсулы, как в таблице (2), и эти результаты согласуются с исследованием (Huebner et.al. , 1999), которое указывало на способность E. faecalis и E.faecium к образованию капсульных антигенов. поскольку результаты этого исследования согласуются с местными исследованиями, такими как исследование Аль-Аззави (2002 г.), где было указано наличие E. faecalis и E. faecium в этой структуре, отсутствовал E. gallinarium

Выводы

Бактериологическое исследование включало выделение энтерококков и видовую диагностику из (190) клинических образцов больных, перенесших различные инфекции при.A (34) изолята Enterococcus были получены в соотношении (18,1%) и распределены в 21 (15,6%) моче, 8 (52,4%) фекалиях и 3 (17,6%) вагинальных мазках, но ни один образец не был выделен из спинномозговой жидкости. Также были выделены два дополнительных изолята из образцов крови, так что общее число изолятов составило (36). Исследование показало, что вид E. faecalis был наиболее распространенным видом с (75%), за которым следовал E. faecium . с (20,2%) и E. gallinarium с (4.8%). Исследование факторов вирулентности этой бактерии, которые играют главную роль в ее патогенности, подтвердило, что эти бактерии обладают способностью продуцировать гемолизин, протеазу, липазу, β-лактамазу, образование капсул, продукцию энтерозина и их способность гемагглютинации, исследование также показало влияние маннозы на реакцию гемагглютинации.

Благодарности

Выражаем сердечную благодарность ветеринарной лечебнице и ветеринарным центрам города Эн-Наджаф за предоставленную помощь образцы

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Источник финансирования

Нет источника финансирования

Каталожные номера

  1. Балдассарри, Л. ; Крети, Р.; Монтанаро, Л.; Орефичи, Г. и Арсиола, Ч.Р. (2005). Патогенез инфицирования имплантатов энтерококками. Междунар. Дж. Артиф. Органы., 28: 1101-1109.
  2. Барон, Э.Дж. и Файнголд, С.М. (1990). Диагностическая микробиология. Бейли и Скоттс. 8-е изд. РЕЗЮМЕ. Компания Мосби, Сент-Луис, стр: 223-236.
  3. Боттоне, Э.Дж.; Патель, Л.; Патель, П. и Робин, Т. (1998). Мукоид инкапсулированный Enterococcus faecalis формирующийся морфотип, выделенный от пациентов с инфекциями мочевыводящих путей. Диагн. микробиол. Заразить. Дис., 31: 429-430.
  4. Карвалью, М.Г.С. и Тейшейра, Л.М. (1995). Гемагглютинационные свойства энтерококков. Курс. Microbiol., 30: 265-268.
  5. Хик, С.; Харбер, MJ; Маккензи, Р. и Ашер, А.В. (1981). Модифицированный метод изучения адгезии бактерий к изолированным уроэпителиальным клеткам и уромукоиду.Заразить. Иммун., 34(1): 256-261.
  6. Чоудхури, ЮАР; Ариас, Калифорния; Наллапар Эдди, SR; Рейес, Дж.; Виллемс, Р. Дж.Л. и Мюррей, Б.Е. (2009). Схема типирования последовательности Trilocus для больничной эпидемиологии и дифференциации подвидов важного нозокомиального патогена, Enterococcus faecalis. Дж. Клин. Microbiol., 47: 2713-2719.
  7. Colle e, J.G.; Мармион, BP; Фрейзер, А.Г. и Симмонс, А. (1996). Маки и Маккартни Практическая медицинская микробиология. 14-е изд. Черчилль Ливингстон, Нью-Йорк, стр: 263-298.
  8. Кок, Т.М.; Виллемс, Р.Л.; Фортун, Дж.; Диз, С .; Лоза, Э .; Катон, Р. и Бакеро, Ф. (2005). Структура популяции Enterococusfaecium, вызывающего бактериемию, в испанской университетской больнице: создание условий для будущего повышения устойчивости к ванкомицину. Антимикроб. Агенты Чемотер., 49(7):2693-2700.
  9. Кок, Т.М.; Паттерсон, Дж. Э.; Стекельберг, Дж. М. и Мюррей, Б. Е. (1995). Заболеваемость гемолизином, желатиназой и агрегатным веществом среди энтерококков, выделенных от больных эндокардитом и другими инфекциями, а также из фекалий госпитализированных и внебольничных лиц. Дж. Заразить. Дис., 171: 1223-1229.
  10. Десаи, П.Т.; Пандит, Д.; Матур, М. и Гогейт, А. (2001). Распространенность и распространение различных видов энтерококков, выделенных из клинических образцов, с особым упором на инфекцию мочевыводящих путей у пациентов с катетеризацией. Индийский. Дж. М. изд. Microbiol., 19:132-137.
  11. Дюпре, И.; Занетти, С .; Шито, AM; Фадда, Г. и Сечи, Л.А. (2003). Встречаемость детерминант вирулентности в клинических штаммах Enterococcus s faecium и Enterococcus faecalis, выделенных из Сардинии (Италия).J Med.Microbiol., 52: 491-498.
  12. Элснер, Х.А.; Соботка, И.; Мак, Д.; Клауссен, М.; Лауфс, Р. и Вирт, Р. (2000). Факторы вирулентности изолятов культуры крови Enterococcus faecalis и Enterococcus faecium. Евро. Дж. Клин. микробиол. Заразить. Дис., 19: 39-42.
  13. Факлам, Р. Р. (1972). Распознавание видов стрептококков группы D человеческого происхождения с помощью биохимических и физиологических тестов. заявл. Microbiol., 23(6):1131b-1139.
  14. Факлам, Р. Р. и Тейшейра, Л. М. (1997). энтерококк.В: Collier, A., Balow, S. и Sussman, M., (Eds.), Микробиология и микробные инфекции. Топи и Уилсон, 9-е изд., Эдвард Арнольд, Лондон, стр. 669-682.
  15. Гилмор, MS; Коберн, PS; Наллапаредди, С.Р. и Мюррей, Б.Е. (2002). Энтерококковая вирулентность, стр: 301-354. В Гилморе, MS; Клеуэлл, Д.Б.; Курвалин, П.М.; Данни, GM; Мюррей, Б.Е. и Райс, Л.Б. (2002). Энтерококки: патогенез, молекулярная биология, устойчивость к антибиотикам и инфекционный контроль. ASM Press, Вашингтон, округ Колумбия.С.
  16. Гусман, Калифорния; Пруццо, К.; Липира, Г. и Калегари, Л. (1989). Роль адгезии в патогенезе инфекции мочевыводящих путей и эндокардита Enterococcus faecalis. Заразить. Иммун., 57(6): 1834-1838.
  17. Хэнсон, К.Л. и Картрайт, К.П. (1999). Сравнение простых и экспресс-методов выявления энтерококков, внутренне устойчивых к ванкомицину. Дж. Клин. Microbiol., 37(3): 815-817.
  18. Хэнкок, Л.Э. и Гилмор, М.С. (2002). Капсульный полисахарид Enterococcus faecalis и его связь с полисахаридами в клеточных лунках.Прок Нати. акад. Наука. микробиол. США, 99(3):1574-1579.
  19. Хюбнер, Дж.; Ван, Ю.; Крюгер, Вашингтон; Мэдофф, LC; Мартиросян Г.; Буазо, С .; Гольдманн, Д.А.; Каспер, Д.Л.; Цианабос, А.О. и Пьер, Г.Б. (1999). Выделение и химическая характеристика капсулярного полисахарида tigen, общего для клинических изолятов Enterococcus faecalis и устойчивых к ванкомицину Enterococcus faecium. Заразить. Иммун., 67(3): 1213-1219.
  20. Айк, Ю.; Хашимото, Х. и Клеуэлл, Д.Э. (1987). Высокая частота образования гемолизина окрашиванием энтерококков (Streptococcus) faecalis связана с инфицированием родителей человека.Дж. Клин. Миокробиол., 25(8):1524-1528.
  21. Кау, А.Л.; Мартин, С.М.; Лион, В .; Хейс, Э.; Капарин, М.Г. и Халтгрен, С.Дж. (2005). Тропизм Enterococcufaecalis к почкам в мочевыводящих путях мышей C57BL/6J. Заразить. Иммун., 73(4):2461-2468.
  22. Конеман, Э. У.; Аллен, SD; Джанда, WM; Шекенбер, П. К. и Винн, Дж.В. (1992). Цветная пластина и учебник по диагностической микробиологии. 4-е изд. Компания J. B. Lippincott. Стирка, стр: 429
  23. Лэнгстон, К.В.; Гутьер, З.Дж. и Баума, К. (1960). Подвижные энтерококки (Streptococcus faecium var. Mobilis var. N.), выделенные из травяного силоса. J. Bacteriol., 80: 714-718.
  24. Ливис, Х.Л.; Бонтен, М.Дж. и Виллемс, Р.Дж. (2006). Идентификация клональных комплексов энтерококков высокого риска: глобальная дисперсия и устойчивость к антибиотикам. Курс. мнение Microbiol., 9:454-460.
  25. Либертин, Ч.Р.; Думитру, Р. и Штейн, Д.С. (1992). Гемолизин/бактериоцин, продуцируемый энтерококками, является маркером патогенности. Диагн.микробиол. Заразить. Контроль 15:115-120.
  26. Ломберг, Х.; Седергрен, Б.; Леффер, Х .; Нельссон, Б.; Карлстром, А. и Иден, К. (1986). Влияние группы крови на наличие рецепторов для прикрепления уропатогенных кишечных палочек . Заразить. Иммун., 51(3): 9190-9206.
  27. Лопардо, Х. и Бланко, А. (2007). Методы выявления энтерококков, продуцирующих бета-лактамазу. Преподобный Арджент. микробиол., 39(2):105.cx
  28. Макфаддин, Дж. Э. (2000). Индивидуальные биохимические тесты для выявления медицинских бактерий.3-е изд. Липпинкотт Уильямс Уилкинс, Лондон. стр: 57-424.
  29. Манеро, А. и Бланч, А. (1999). Идентификация Enterococci spp по биохимическому ключу. заявл. Энврион. Microbiol., 65(10):4425-4430.
  30. Паттерсон, Дж. Э.; Холодный, С.М. и Зервос, М. Дж. (1988). Серьезная инфекция, вызванная продуцирующим β-лактамазу Streptococcus faecalis с высоким уровнем устойчивости к гентамицину. Дж. Заразить. Дис., 158:1144-1145.
  31. Помпель, Р.Л.; Лампис, Г.; Берлутти, Ф. и Тэттер, М. (1991).Характеристика желтопигментированных энтерококков от нескольких инфекций человека. Дж. Клин. Microbiol., 29(12):2884-2886.
  32. Ци, Х.; Бай, Д.; Чжао, X .; Ван, А .; Ли, Ю. и Джин, Ю. (2011). Пробиотическая активность лаборатории при эндометрите: пробиотическая активность трех штаммов молочнокислых бактерий, выделенных из здоровой шейки матки крупного рогатого скота: прилипание in vitro к иммортализованным эпителиальным клеткам эндометрия и антимикробные свойства. J. Animal and Veterinary Advances., 10(4): 484-488.
  33. Роздзинский, Э.; Марре, Р.; Сузы, М.; Вирт, Р. и Машолл-Сильберхорн, А. (2001). Адгезия Enterococcus faecalis, опосредованная агрегационным веществом, к иммобилизованным белкам внеклеточного матрикса. микроб. Pathog., 30:211-220.
  34. Сава, И.Г.; Хайкенс, Э.; Кропец, А .; Тайлакер, К.; Виллемс, Р. и Хюбнер, Дж. (2010). Энтерококковый поверхностный белок способствует персистенции в организме хозяина, но не является мишенью опсонических и защитных антител при инфекции Enterococcus faecium. Дж. Мед. Microbiol., 59: 1001-1004.
  35. Старр, М.П. (1941). Спиртовой синий агар: среда для выявления липолитических микроорганизмов. Наука, 39: 333-334.
  36. Стиряк, И.; Лаукова, А.; Fallgren, C. и Wadstrom, T. (1999). Связывание выбранных белков внеклеточного матрикса с энтерококками и стрептококками животного происхождения. Курс. Microbiol., 39: 327-335.
  37. Уэллс, В.Д.; Вонг, Э.С.; Мюррей, BE; Кудрон, ЧП; Уильямс Д. С. и Марковиц Д.М. (1992). Инфекции, вызванные продуцирующими бета-лактамазу, резистентными к гентамицину высокого уровня Enterococcus faecalis.Анна. Стажер Мед., 116:285-292.
  38. Жанель Г.Г.; Хобан, Д.Дж. и Карловский, Дж.А. (2001). Нитрофурантион активен в отношении ванкомицинрезистентных энтерококков. Антимикроб. Агенты. Chemother., 45(1):324-426.
  39. Хана Хано, Горгет Нысан Шмон (2002). Изучение диагноза
  40. Ханна Ханоо, Жоржетта Ниссан Шимон (2002 г.). Диагностическое и патологоанатомическое исследование изолированных энтерококков от больных с инфекцией мочевыводящих путей и их способность вызывать экспериментальный эндокардит. Кандидатская диссертация.Колледж науки. Университет Аль Мосул.
  41. Al-Azzavi, Zainbhsin Mahdi (2008) Изучение факторов вирулентности и реакции на бактериальные антитела у энтерококков, выделенных от пациентов. Магистерская диссертация. Факультет образования . Дияльский университет.
  42. Маджид, гитара Рашида (2006). Изучение особенностей антибиотикорезистентности энтерококковых бактерий, выделенных из разных источников. Кандидатская диссертация. Колледж науки. Университет Альбасра
(Посетили 592 раза, 1 раз сегодня)

Полногеномный мутагенез выявляет факторы, участвующие в прикреплении и персистенции Enterococcus faecalis во влагалище.

E. faecalis также колонизирует женские половые пути, и в сообщениях предполагается, что вагинальная колонизация увеличивается после лечения антибиотиками или у пациентов с аэробным вагинитом. В настоящее время мало что известно о конкретных факторах, способствующих колонизации влагалища и последующему инфицированию. Мы разработали мышиную модель вагинального носительства E. faecalis и продемонстрировали, что как устойчивые, так и чувствительные к ванкомицину штаммы колонизируют вагинальный тракт мышей.После вагинальной колонизации мы наблюдали E. faecalis в тканях влагалища, шейки матки и матки. Мутант, лишенный endocarditis- и biofilm-associated pili (Ebp), проявлял сниженную способность ассоциироваться с клетками влагалища и шейки матки человека in vitro , а также подниматься к шейке матки и матке in vivo . Для дальнейшего выявления новых факторов, способствующих вагинальной колонизации, мы провели скрининг библиотеки мутантов транспозонов низкой сложности (Tn) для выявления генов, важных для E.faecalis сохраняется во влагалище. Этот скрининг выявил 383 мутанта, которые были недопредставлены во время вагинальной колонизации во все моменты времени по сравнению с ростом в культуральной среде. Мы подтвердили, что мутанты с дефицитом катаболизма этаноламина и системы секреции типа VII были аттенуированы при сохранении во время вагинальной колонизации. Эти результаты раскрывают сложную природу вагинальной колонизации и предполагают, что множество факторов способствуют сохранению E. faecalis в репродуктивном тракте.

ВАЖНОСТЬ Несмотря на растущую распространенность и связь E. faecalis с аэробным вагинитом, практически ничего не известно о бактериальных факторах, влияющих на колонизацию влагалища E. faecalis . Мы создали животную модель вагинальной колонизации, которая поддерживает колонизацию несколькими штаммами E.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.