Enterococcus faecalis у мужчин: Enterococcus faecalis , Enterococcus Faecalis , ,

Содержание

Enterococcus faecalis у мужчин: симптомы и лечение

Серьезные сбои в мужской половой системе может спровоцировать даже микрофлора, не относящаяся к разряду патогенной.

Enterococcus faecalis — это микроорганизм, относящийся к категории условно-патогенных.

Статус условно-патогенной микрофлоры подразумевает тот факт, что эти микроорганизмы присутствуют у всех людей. При нормальных условиях эти организмы живут в организме человека и помогают процессу пищеварения и так далее. Их численность и жизнедеятельность контролируется иммунной системой, поэтому если организм здоров, то развития заболеваний, вызванных этими условно-патогенными микробами, не наблюдается.

Однако в ряде случаев фекальный энтерококк может размножаться в органах, где его количество всегда минимально, что приводит в дальнейшем к появлению воспалительного процесса и ряда осложнений. Условно-патогенная микрофлора начинает трансформироваться в патогенную и вызывать развитие воспалительных заболеваний только в том случае, если организм подвергся сильнейшей встряске, отчего пострадала иммунная система, контролирующая численность этих бактерий. Поводом для беспокойства мужчин является превышенная норма enterococcus faecalis 10 в 5 степени при посеве мочи, в случае более низкого титра лечить мочеполовую систему не требуется, так как такие показатели — это норма.

Специфические особенности бактерии enterococcus faecalis

Энтерококк фекалис — это бактерия, отличающаяся овальной формой, не способная к образованию спор и капсул. При нормальном функционировании иммунной системы организма эта бактерия является частью микрофлоры кишечника и ротовой полости. В малых количествах данная бактерия может наблюдаться на слизистых оболочках мочеполовой системы.

Опасность развития воспалительных процессов, вызванных энтерококком фекалис, проистекает из характерных особенностей этой бактерии. Все дело в том, что энтерококки фекалис являются чрезвычайно жизнестойкими организмами. Они способны выживать при наличии минимального количества кислорода и даже могут активно использовать энергию брожения, наблюдающегося во всех тканях организмами, а кроме того, эти процессы протекают на всех слизистых органов.

Энтерококки faecalis у мужчин чрезвычайно стойки к воздействию антибиотиков, поэтому пик увеличения их количества в кишечнике и во всех органах ЖКТ наблюдается после приема антибиотиков при лечении любого простудного или воспалительного заболевания, имеющегося в организме. Антибиотические средства уничтожают микрофлору кишечника, а вот с условно-патогенными энтерококками справиться не в состоянии, поэтому эти микроорганизмы стремительно размножаются, занимая место других бактерий, которые были уничтожены антибиотиками.

Стоит отметить, что энтерококки чрезвычайно стойки не только к медикаментозным средствам уничтожения микроорганизмов, но и способны выдерживать критическое понижение и повышение температуры окружающей среды. Наибольшая активность этих бактерий наблюдается у мужчин, которые принимали антибактериальные средства или же подвергались инструментальным исследованиям.

Признаки воспалительного процесса в мочеполовой системе мужчин, вызванного энтерококком

Повышение количества энтерококков фекалис приводит к появлению воспалительных заболеваний мочеполовой системы. Энтерококк фекалис может вызывать воспалительные процессы не только в мочеполовой системе, но также на слизистой оболочке тонкого и толстого кишечника, все зависит от места локализации наибольшего количества бактерий. В большинстве случаев мужчины болеют воспалительными заболеваниями мочеполовой системы, вызванными энтерококком фекалис. Они скрыты на протяжении долгого времени, но при наступлении неблагоприятных условий для организма воспалительный процесс приобретает более выраженный характер. Можно выделить ряд наиболее характерных явных симптомов поражения мочеполовой системы мужчины фекальными энтерококками:

  1. Резкие боли в области уретры или всего паха.
  2. Болевые ощущения, сопровождающие процесс дефекации.
  3. Частые позывы к мочеиспусканию.
  4. Явные проблемы с эякуляцией и эрекцией.
  5. Изменение внешнего вида мочи.
  6. Появление бело-зеленых выделений.
  7. Трудности при мочеиспускании.
  8. Спертый оргазм.
  9. Снижение либидо и потенции.
  10. Общие симптомы, в том числе чрезмерная утомляемость, депрессия и слабость.

На ранних этапах развития болезни многие мужчины не отмечают никаких видимых симптомов. При таком варианте течения болезни выявление повышенного титра условно-патогенной микрофлоры происходит во время проведения планового осмотра и забора мочи и мазков для анализа. Как правило, в этом случае не требуется специальное лечение, а назначаются физиотерапевтические меры, нацеленные на улучшение общего здоровья и иммунитета.

Основные причины развития воспалительного процесса, вызванного энтерококками

Энтерококк фекалис становится причиной развития воспалительного процесса только на фоне явных сбоев в иммунной системе. Толчком для увеличения численности этих представителей условно-патогенной флоры может стать любое бактериальное заболевание, перенесенное накануне. Кроме того, ослабление иммунитета может быть вызвано сильным авитаминозом, неправильным питанием, недостаточной закаленностью организма, а также рядом заболеваний, в том числе СПИДом, сахарным диабетом и т.д. В некоторых случаях повышение активности энтерококков может быть связано с нарушением местного иммунитета, то есть после использования средств гигиены с антибактериальным эффектом, проведения инструментальных осмотров органов мочеполовой системы или установки медицинского катетера для отведения мочи.

Все дело в том, что способы визуального осмотра органов мочеполовой системы мужчин травмируют слизистые оболочки. Именно в местах повреждения слизистой наблюдается повышенная концентрация энтерококков фекалис, которые в процессе своей жизнедеятельности питаются тканями и вырабатывают токсины, являющиеся причиной развития сильного воспалительного процесса. Помимо всего прочего, развитие воспалительного процесса, вызванного паразитированием энтерококков, может наблюдаться из-за нарушения правил личной гигиены. В данном случае постепенное вытеснение полезных микроорганизмов и замена их на условно-патогенные происходит медленно, но в итоге приводит к появлению воспалительного процесса.

Лечение и профилактика поражения, вызванного enterococcus faecalis

Процесс назначения лечения обычно начинается с диагностики и подтверждения диагноза. Для постановки диагноза необходимо проведение ряда исследований, так как большинство симптомов, сопровождающих поражение слизистых фекальным энтерококком, являются общими для многих видов инфекционных заболеваний мочеполовой системы у мужчин. К необходимым анализам относится:

  • бактериальный посев на микрофлору с забором из уретры;
  • бактериальный посев на микрофлору с забором из секрета простаты;
  • бактериурия свежевыпущенной мочи.

x

После подтверждения диагноза требуется серьезное и довольно длительное лечение. Лечение фекальной энтерококковой инфекции осложнено тем, что эти микроорганизмы чрезвычайно жизнестойки, поэтому после постановки такого диагноза стоит обратиться к высококвалифицированному врачу, способному подобрать наиболее оптимальную медикаментозную составляющую, так как в противном случае невылеченная инфекция перейдет в хроническую форму и будет проявляться каждый раз, когда иммунная система будет ослаблена. Можно выделить 3 аспекта лечения воспалительного процесса, вызванного фекальной энтерококковой инфекцией:

  1. Антибактериальная терапия. Так как энтерококк фекалис невосприимчив к антибиотикам тетрациклиновой группы, назначается длительный срок применения препаратов-бактериофагов. Препараты подбираются на основе данных о штамме бактерий и их восприимчивости к тем или иным средствам.
  2. Использование препаратов местного назначения. К средствам местного воздействия относятся гели, мази, свечи, которые способствуют нормализации микрофлоры и скорейшему заживлению поврежденных тканей слизистой органов половой системы. Кроме того, для стимуляции кровотока в простате и других органах мочеполовой системы у мужчин может быть назначен курс массажа простаты. Эти средства позволяют существенно снизить риск развития осложнений, а также увеличить площадь поражения слизистой оболочки.
  3. Меры, направленные на стимуляцию иммунной системы. При диагностировании воспалительного процесса, вызванного энтерококком фекалис, необходим прием витаминно-минеральных комплексов, способствующих улучшению общего состояния организма и иммунной системы.

x

Благотворно влияет на скорость лечения правильное питание, лечебная физкультура и другие средства, способствующие укреплению иммунитета.

Enterococcus faecalis у мужчин: опасен ли микроорганизм?

Энтерококк фекалис

– это условно-патогенный микроорганизм, который присутствует у всех без исключения представителей человечества. Энтерококк обитает на слизистых оболочках полости рта, в кишечнике, частично в мочеполовых структурах.

При адекватной работе иммунной системы энтерококки выполняют важные физиологические функции, оказывая помощь в пищеварении и калообразовании. При ослаблении защитной системы, микроорганизм дает о себе знать массой симптомов.

Что означает обнаружение энтерококка в секрете простаты или мазке из уретры?

В большинстве случаев энтерококки могут быть обнаружены в мазке из уретры: это нормальное физиологическое явление. Многое зависит от количества патогенных микроорганизмов. Чем их больше, тем выше вероятность, что иммунитет дает сбой.

Очевидной картина становится при обнаружении указанного организма в секрете предстательной железы. Это означает, что микрофлора размножилась до такой степени, что уже проникла выше, по восходящему пути. В любой момент может начаться простатит или же он уже начался. Требуется проведение дополнительных исследований для уточнения характера и типа процесса.

Клинические проявления

Клинические признаки поражения энтерококком многочисленны. В большинстве случаев дает знать о себе острый период следующими характерными явлениями:

  • Болевой синдром в области полового члена. Боли отличаются интенсивным характером, отдают (иррадиируют) в область паха, яичек, поясницы, промежности. Пациенты описывают болевой синдром как острый, жгучий, тянущий или ноющий. Доходит до того, что пациент не может нормально ходить. Усиливается дискомфорт при движениях, мочеиспускании (рези, наиболее характерные для венерических заболеваний).
  • Дискомфортные ощущения, проявляющиеся при дефекации. Боль усиливается в процессе опорожнения кишечника при натуживании, что обусловлено острым процессом в уретре или предстательной железе.
  • Поллакиурия. Частые ложные позывы к мочеиспусканию. Возможны императивные позывы к мочеиспусканию, когда сдержать их невозможно.
  • Проблемы с эрекцией. Эректильная дисфункция свидетельствует в пользу возможного начала простатита.
  • Проблемы с семяизвержением. Возможен и обратный эффект, когда эякуляция не наступает вообще.
  • Изменение характера мочи. Она становится темной либо мутной с хлопьями белка.
  • Выделения из уретрального канала. Обладают зеленоватым оттенком и резким, неприятным запахом гнилостного характера.
  • Признаки общей интоксикации организма — слабость, сонливость.
  • Лихорадка на субфебрильных цифрах (37-37,5 °C).
  • Струя мочи становится чрезмерно слабой.

Могут встречаться все указанные проявления. Может только часть.

Возможно ли бессимптомное носительство?

Поскольку энтерококк относится к условно-патогенной флоре, бессимптомное носительство не просто возможно, оно вероятно, поскольку встречается указанный микроорганизм у всех людей без исключения. Другое дело, что возможно снижение эффективности работы иммунитета, в таком случае носительство обернется неприятными последствиями для пациента.

Опасность поражения энтерококком фекалис

Микроорганизм отличается значительной опасностью по ряду причин. Потому отсутствие лечения чревато неблагоприятными последствиями для организма больного:

  • Энтерококк отличается значительной жизнестойкостью. Он не боится критических перепадов температуры.
  • Второй весомый фактор — это резистентность микроорганизмов ко многим антибактериальным препаратам.
  • Энтерококки не боятся отсутствия кислорода.
  • Они легко размножаются при бродильной диспепсии.

Потому требуется тщательный подход к диагностике и лечению.

Осложнения

В отсутствии грамотного лечения, поражение описываемым микроорганизмом чревато следующими последствиями:

  • простатит;
  • уретрит;
  • гнойно-воспалительные заболевания органов малого таза;
  • сепсис.

Возможно развитие тяжелых последствий для жизни и здоровья.

Диагностика

Диагностикой энтерококковой инфекции занимаются врачи-инфекционисты. Кроме рутинных анализов, расспроса и осмотра, используется бактериологический посев биоматериала на питательные среды. Дает возможность высеять возбудителя, а также определить его чувствительность к антибиотикам.

Лечение

Фекальные энтерококки — это микроорганизмы, которые помогают поддерживать внутри нашего кишечника оптимально кислотно-щелочной баланс, участвует в выработке витаминов, и на 1/3 вместе с другими микробами они составляют массу нашего кала. Поэтому огульно уничтожать энтерококк нелогично, поскольку в норме он всё равно нам пригодится. Нужно использовать только те средства, которые могут привести к уничтожению урогенитальной локализации возбудителя, и не затрагивать при этом его кишечную форму.

Конечно, полностью это сделать невозможно: ведь антибиотики уничтожают микробов в любом месте организма. А что, если не применять антибиотики? Можно ли обойтись без них? Да, можно. Для этого нужно применять специфический энтерококковый бактериофаг. Бактериофаги — это вирусы, которые питаются определённым типом микроорганизмов. В частности, энтерококковый бактериофаг активен, кроме этих кокков, ещё и к кишечной палочке, сальмонеллам, шигеллам, а также к протею, и многим другим микроорганизмам.

Мужчинам при урогенитальном энтерококкозе следует делать инсталляции раствора бактериофага в уретру, промывать им головку полового члена и внутренний листок крайней плоти. Это позволит уничтожить вирусам местно популяцию бактериофагов, занесённых из кишечника. Поскольку чаще всего заносятся микроорганизмы из прямой кишки, то бактериофаг также применяется ректально для профилактики таких «самозаражений». Курс лечения бактериофагом 7-10 дней, одна доза для ректального введения составляет 50 мл препарата в виде клизмы, которую нужно ставить после опорожнения кишечника. Выпускается «Интести – бактериофаг» во флаконах, по 100 мл.

Кроме этого, рекомендовано местное применение кремов и мазей, содержащих антибактериальные препараты, и позволяющих дезинфицировать слизистую половых путей. Так, с успехом может применяться: раствор хлоргексидина, фурацилина и мирамистина, согласно инструкции.

Применение бактериофага вместо антибиотиков гарантирует, что популяции здоровых и нужных микроорганизмов в кишечнике останутся здоровы, и не разовьется дисбактериоза кишечника, который часто сопровождает любое лечение с применением антибиотиков.

в мазке, в секрете простаты, лечение

Еnterococcus faecalis у мужчин или как его ещё называют «фекальный энтерококк» существуют в каждом организме при нормальной микрофлоре.

Но если происходит его ослабление этот патогенный микроб может поражать ротовую полость, уретру, простату, кишечник. Сегодня вы узнаете какие причины возникновения недуга, признаки, симптомы, анализы и профилактика.

Особенности бактерии

Что поражает:

  1. Половую систему.
  2. Мочевой пузырь.
  3. Почки и органы малого таза.
  4. Простату.
  5. Уретру.

Фекальный энтерококк при повышении его нормы вызывает воспалительный процесс. Лечится только с помощью антибиотиков в инфекционной больнице под наблюдением врачей.

Еnterococcus faecalis высеивается в каловых массах, мазке из уретры и моче. Эта бактерия довольно выносливая и может выживать при любых условиях. Устойчивая ко многим медикаментам.

Поэтому когда мужчина болеет обычными простудными и инфекционными недугами , где необходимо применение антибиотиков, бактерии Еnterococcus faecalis даже в уничтоженной микрофлоре кишечника размножаются.

Энтерококки выживают везде и под любым воздействием на них. Большое количество их появления наблюдается после консервативного лечения антибиотиками или хирургического вмешательства.

При сбое в иммунной системе энтерококки активизируются в больших количествах в организме и могут навредить ему.

Еnterococcus faecalis имеют и положительные факторы. Его применяют в молочной продукции для брожения, из него изготавливают сыворотку, кефир, йогурт.

Признаки

Бактерия попадает в мочеполовую систему мужчины через уретру. На начальных этапах развития энтерококка никакой клинической картины не существует. При большом скоплении Еnterococcus faecalis в уретре могут появиться такие признаки:

  • Боли при мочеиспускании.
  • Примеси в урине, помутнение.
  • Гнойные слизистые выделения из уретрального канала.
  • Нарушение либидо.
  • Частые позывы «по-маленькому».
  • Утомляемость, слабость.
  • Ноющие боли в паху, уретре.

Наблюдая у себя одно из этих симптомов, мужчина должен обратиться к урологу для сдачи необходимых анализов и прохождения лечения антибиотиками направленных против этого микроба.

Как он попадает в половую систему

Патогенная бактерия еnterococcus faecalis присутствует у каждого здорового мужчины, но при быстром её размножении начинает питаться клетками тех органов в котором большее их скопление. Это может быть уретра, простат, почки, ЖКТ (желудочно-кишечный тракт).

Как размножаются бактерии энтерококки:

  • Неправильная гигиена, пренебрежение ею. Зачастую нечистоплотных представителей сильного пола может поражать данный микроб.
  • Те, кто не любят мыться и делают это раз в 3 дня, а то и реже, патогенный микроб активизируется в больших количествах в уретре и простате. Мыть руки после посещения туалета очень важно, чтоб бактерия не имела возможности к развитию.
  • Инфекции вирусной этиологии. Заражение уретры и мочеточника энтерококком, происходит в период венерического недуга. У мужчин, которые страдают хроническими патологиями, сахарным диабетом, ЗППП и ВИЧ, в первую очередь подвержены заражением энтерококком простаты.
  • Нарушение микрофлоры кишечника. Если мужчина проходит терапию антибиотиками, то под их воздействием погибают полезные микроорганизмы и это место занимают энтерококки.

Бактерии Еnterococcus быстро размножаются и развиваются на фоне слабого иммунитета.

Анализы и диагностика

В первую очередь данным заболеванием занимаются инфекционисты, но начинать необходимо с уролога, венеролога. Исследования на выявление энтерококка у мужчин:

  1. Мазок из уретры и кишечника.
  2. Анализ крови и мочи.
  3. Спермограмма. При отсутствии либидо.
  4. Бакпосев секрета простаты.

Для результативного высеивания бактерии нужно правильно подготовиться. Не стоит мыться антисептическими средствами, мылом, не принимать никаких лекарственных препаратов, в том числе и противомикробных. Для качественного посева спермограммы нужно воздержаться от секса 4 дня до анализа.

Лечение

Лечение некоторыми антибиотиками не приносит результата, так как эта бактерия достаточно живуча. Поэтому в лечение микроба входит комплексная терапия по схеме:

  • Антибиотики. Левофлоксацин (Таваник), Рифаксимин, Доксициклин. Эти препараты не токсичны для организма и достаточно легко переносятся. Применяются для мочеполовой системы. Лечение рассчитано на 1 неделю по 1 таблетки (0,5 г) 2 раза в сутки.
  • Противомикробные препараты. Метронидазол российского производства широкого спектра действия уничтожает патогенный микроб в ЖКТ.
  • Иммуномодулятор. Для укрепления иммунитета в сочетании с общей терапией назначают Вирутер, Панавир и т.д. Они противостоят развитию в дальнейшем энтерококков организме мужчины.
  • Физиотерапия, лечебная физкультура.

Профилактика

Любое заболевание можно предотвратить, если принимать необходимые меры.

  • Правила личной гигиены.
  • Использование презервативов при любом виде секса.
  • Мыть руки после посещения туалета.
  • Менять белье каждый день.
  • Приём антибиотиков должен сочетаться с лактацидами и иммуномодуляторами.

Не пренебрегайте средствами личной гигиены, заботьтесь о своём здоровье. Подписывайтесь на наш сайт. Делитесь полезной информацией с друзьями. Будьте здоровы!

Энтерококки у мужчин и их лечение

Энтерококки у мужчин присутствуют в микрофлоре всегда. Они являются условно-патогенными микроорганизмами кишечной микрофлоры. В небольшом количестве энтерококки фекалис можно обнаружить на слизистой полости зева. Жизнедеятельность энтерококка помогает процессу переваривания пищи и переработке продуктов распада. Количественный уровень в кишечнике контролируется иммунной системой человека. Но при сбое работы иммунитета или под воздействием внешних факторов энтерококки могут попасть на слизистую оболочку уретры и вызвать ряд патологических процессов у мужчины.

Что представляет из себя микроорганизм

Микроскопическое исследование бактерии показало, что микроорганизм имеет правильную овальную форму и небольшие жгутики. Энтерококк способен к передвижению, относится к классу бацилл.

По старой медицинской квалификации энтерококк относили к роду стафилококков. В некоторых медицинских центрах можно и сейчас встретить анализ на стрептококки фекалис.

Бактерия высеивается на 90% в фекальных массах человека и животного. Обитает энтерококк в тонком и толстом кишечнике мужчины. Бактерия играет важную роль в процессе пищеварения и формирования фекальных масс. Энтерококк встречается в кишечнике у крупного рогатого скота и свиней. При заборе воздуха на фекальные загрязнения, проводят исследование на содержание энтерококка в анализе. При содержании бактерии в воздухе более 45%, экологи отмечают загрязненность региона.

Кроме отрицательных качеств, энтерококк имеет и положительные стороны. Бактерия широко применяется в молочной индустрии. Энтерококк применяется для активного сбраживания молочной продукции, изготовления сыра твердых сортов. В медицине применяют микроорганизм для гидролизации лактозы. Для пищевого и медицинского производства используется энтерококк, не имеющий патогенных свойств и выращенный в лабораторных условиях.

Патогенное воздействие на организм оказывают разросшиеся колонии бактерий. Энтерококк фекалис является очень жизнеспособным микроорганизмом. Бактерия не боится резких перегреваний или переохлаждений, живет в условиях с низким содержанием кислорода. Энтерококк способен переносить условия вечной мерзлоты и при оттаивании продолжить нормальную жизнедеятельность.

Пути заражения мочеполовой системы

Энтерококк обитает в организме здорового человека. Бактерия считается условно-патогенной из-за специфики ее активности. В здоровом организме человека бактерия обитает в желудочно-кишечном тракте и питается продуктами жизнедеятельности мужчины. При воздействии некоторых факторов энтерококки начинают активно размножаться и питаться клетками органов, в которых они паразитируют. На размножение энтерококков влияют следующие факторы:

  • Гибель других бактерий, под воздействием антибиотиков;
  • Нарушение правил личной гигиены;
  • Вирусные инфекции у мужчин.

Мужчина, находящийся на лечении антибактериальными препаратами или антибиотиками, может страдать энтерококками в мочеполовой системе. Под воздействием антибиотиков основная масса микроорганизмов гибнет. Энтерококк имеет устойчивость к широкому ряду препаратов и легко переживает антибактериальную терапию. После гибели полезных бактерий, свободное место занимает энтерококк. Бактерия начинает активно размножаться и паразитировать на занятом участке.

Несоблюдение правил личной гигиены может привести к ряду патологий в организме. Если мужчина меняет нательное белье реже одного раза в два дня, то микроб может попасть в уретру. Частое мытье тела антибактериальными гелями также провоцирует появление инфекции. Болезнь может появиться, если мужчина не пользуется бумагой или пренебрегает мытьём рук после посещения туалета. Инфекция может попасть на верхнюю одежду мужчины из внешней среды. Необходимо пользоваться влажными антибактериальными салфетками при посещении общественных мест.

Вирусные инфекции различной этиологии могут вызвать заражение мочевого канала энтерококками. В группу риска входят мужчины, имеющие в анамнезе сахарный диабет, гипертоническую болезнь сердца, СПИД, хламидиоз или гонорею.

Признаки наличия инфекции в организме

При попадании в мочеполовую систему энтерококк на начальных этапах заболевания ничем себя не выдает. При дальнейшем разрастании колонии мужчина может обратить внимание на следующие признаки:

  1. Сильная боль во время мочеиспускания;
  2. Наличие различных примесей в моче;
  3. Нарушение эрективной функции;
  4. Выделение из мочевого канала гнойной слизи;
  5. Отсутствие полового влечения;
  6. Частое посещение туалета;
  7. Появление утомляемости и общей слабости.

При обнаружении одного или нескольких признаков, мужчина должен незамедлительно обратиться к врачу.
Энтерококк может вызвать скрытую инфекцию мочеполовой системы у мужчины. Скрытое заболевание не имеет явных признаков. Наличие инфекции можно обнаружить на профилактическом осмотре у врача или при посещении уролога.

Диагностика патологии

Для правильной постановки диагноза мужчине необходимо посетить врача-уролога и сдать ряд анализов. У мужчины берется мазок на бактерии из уретры, из анальной области и общий анализ крови. Бакпосев отправляется в лабораторию для выявления бактерий, вызывающих заболевание. Если у мужчины имеются проблемы с эрективной функцией, то на бакпосев берут сбор семенной жидкости. Перед сдачей анализов не следует применять антибактериальные средства для мытья тела и пить антимикробные препараты. Сперму необходимо сдавать после пятидневного воздержания от половых контаков.

Лечебные мероприятия

Лечебные мероприятия направлены на устранение микроорганизмов, вызывающих инфекцию, и восстановление здоровой микрофлоры мочеполовой системы. Для медикаментозной терапии у мужчин применяются следующие группы препаратов:

  • Антибиотические лекарственные средства;
  • Противомикробные препараты;
  • Иммуномодулирующие вещества.

Энтерококки имеют высокую устойчивость к широкому ряду антибиотиков. Из-за длительного лечения энтерококковой инфекции тетрациклином, бактерия не откликается на этот антибиотик. Малоэффективным лечением оказался прием ципрофлоксацина. Микроб уничтожается препаратами ципрофлоксацина на 75%. «Ципролет» эффективен при наличии у мужчины штамма, вызывающего половую инфекцию.

Хороший терапевтический эффект при лечении энтерококка у мужчины оказывает современный антибиотик-левофлоксацин и рифаксимин. Левофлоксацин является антибиотиком широкого спектра действия, не оказывает патогенного действия на полезные бактерии, хорошо переносится организмом и малотоксичен. У врачей популярен препарат левофлоксацина – «Таваник». Он выпускается в двух дозировках и удобен для лечения энтерококков в мочевой и половой системе. При наличии бактерии в мочевых путях мужчины препарат назначается по 0,5 г два раза в сутки в течение пяти дней. При обнаружении энтерококка в сперме «Таваник» назначается по 1 г и принимается одну неделю. После проведенного лечения мужчина не отмечает у себя нарушение пищеварения и других побочных эффектов антибиотиков.

При слабой форме инфицирования энтерококком, мужчине назначается антибиотик-доксициклин. Доксициклин проявляет активность не ко всем штаммам бактерии, но эффективен от энтерококка, вызывающего инфекцию половой системы мужчины. Так как препарат обладает широким спектром побочных эффектов, то применяют импортный дженерик. «Юнидокс Солютаб» содержит 100 мг доксициклина и, в отличие от российского препарата, выпускается в виде диспергируемых таблеток (растворяется в воде). Благодаря форме выпуска прием препарата хорошо переносится мужчиной. При попадании в организм быстро всасывается стенками кишечника и моментально начинает действовать. Назначается препарат по 200 мг в сутки в течение десяти дней.

Для комплексного лечения с антибиотиками мужчинам назначаются противомикробные лекарственные средства. Самым известным является метронидазол. Препарат выпускается российскими и импортными производителями, обладает активностью против широкого спектра микробов. Препарат оказывает пагубное воздействие на желудочно-кишечный тракт. Рекомендуется приобретать таблетки, покрытые оболочкой. Данная форма выпуска позволяет избежать проявление побочных эффектов.

При лечении энтерококка у мужчин целесообразно назначать иммуномодуляторы. Препараты этой группы укрепляют иммунную систему организма, борются с дальнейшим развитием инфекции. При нормальном иммунитете организм самостоятельно может уменьшить колонию энтерококков или полностью побороть инфекцию.

Профилактические меры

Профилактика энтерококковой инфекции очень простая. Соблюдая следующие правила, мужчина снижает риск возникновения заболевания:

  • При анальном половом контакте необходимо использовать презерватив;
  • Мужчина должен строго соблюдать правила личной гигиены;
  • Лечение антибиотиками должно сопровождаться приемом иммуномодуляторов;
  • Необходимо пользоваться антибактериальными салфетками в общественных местах;
  • При посещении общественных туалетов мужчина должен избегать прямого контакта с сантехникой.

Мужчине необходимо помнить, что при поражении организма энтерококковой инфекцией, ему следует соблюдать половой покой в течение всего лечения.
При обнаружении любого признака заболевания мужчина должен обратиться к специалисту за консультацией и целесообразным лечением.

Бактерия Enterococcus faecalis в мазке у женщин и мужчин

Entrococcus faecalis – особый вид энтерококков, который постоянно находится в человеческом теле. Он относится к нормальной микрофлоре пищеварительной системы человека. Очень часто Enterococcus faecalis называют фекальными стрептококками. Объясняется это тем, что согласно старой классификации, энтерококки входили в серогруппу D стрептококков.

Фекальные энтерококки являются возбудителями различных болезней, затрагивающих мочевыводящие пути, органы малого таза. Эти бактерии наряду с энтерококками вида фэциум считаются самыми патогенными. Они отвечают за 80% всех внутрибольничных инфекций и выявленных болезней с участием энтерококков.

Несмотря на свою патогенность, Entrococcus faecalis играют важную роль в функционировании человеческого организма. Они не позволяют другим болезнетворным бактериям колонизировать слизистую оболочки пищеварительной системы.

Больше всего фекальных энтерококков обитает в тонком кишечнике, но их также можно обнаружить в толстой кишке, мочеиспускательном канале, на половых органах.

Несмотря на то, что энтерококк фекальный медики считают условно патогенным микроорганизмом, его появление в мазке у мужчин – это повод для тревоги, поскольку есть высокий риск развития инфекционных заболеваний, связанных с малым тазом, мочеполовой системой и кишечником. Entrococcus faecalis также может быть опасным для беременных женщин, новорожденных детей и людей, принимающих лекарственные средства, негативно влияющие на иммунитет.

Entrococcus faecalis у мужчин

Как уже говорилось выше, энтерококк фекальный присутствует у всех людей и в нормальных условиях помогает пищеварительным процессам и даже обеспечивает защиту организма от различных инфекций. Это объясняется тем, что иммунная система способна контролировать enterococcus faecalis, но стоит ей сдать сбой, как фекальный энтерококк начинает стремительно размножаться там, где ранее присутствовал в минимальных количествах. В результате развивается воспалительный процесс, на фоне которого Entrococcus faecalis превращается в патогенную микрофлору.

Стоит отметить, что наличие Entrococcus faecalis в моче или мазке у мужчин не всегда повод для начала лечения. Патологическим считает превышение титра 105 при посеве бактериологической пробы. Все показатели ниже этого значения считаются нормой.

Особенности Entrococcus faecalis у мужчин

Enterococcus faecalis очень жизнестойкие. Они выживают там, где другие микроорганизмы гибнут. Для жизнедеятельности им нужно минимальное количество кислорода. В качестве источника питания они могут использовать продукты брожения, которые есть во всех слизистых органах.

У мужчин фекальный энтерококк демонстрирует поразительную устойчивость к различным антибиотикам. Более того, после лечения простуды или воспаления антибиотиками уровень этих бактерий в органах пищеварения значительно возрастает. Объясняется это тем, что антибиотики губят микрофлору кишечника и освободившееся место занимают Entrococcus faecalis .

Также следует знать, что Enterococcus faecalis способны выдерживать критические температурные перепады.

Признаки воспаления, вызванного Entrococcus faecalis у мужчин

У сильного пола enterococcus faecalis чаще всего становятся причиной развития воспалительных процессов в мочеполовой системе. Иногда доктора выявляют поражение тонкого и толстого кишечника.

Опасность таких воспалений заключается в том, что они долгое время развиваются в скрытом состоянии и заявляют о себе лишь при ослаблении организма. В период обострения заболевания проявляются следующими характерными признаками:

  • Острые боли в области паха и уретры.
  • Болезненные ощущения при опорожнении кишечника.
  • Частые позывы к мочеиспусканию.
  • Нарушение эрекции.
  • Проблемы с семяизвержением.
  • Изменение цвета и прозрачности мочи.
  • Появление выделений из уретры.
  • Трудности с отведением мочи.
  • Болезненный оргазм.
  • Снижение полового влечения.
  • Быстрая утомляемость.

При скрытом течение воспалительных процессов обнаружить их удается лишь во время планового осмотра и при сдаче анализов мочи и кала. Если титр превышен незначительно, то специальное лечение не назначается. Доктора прописывают больному физиотерапию и лекарственные средства для укрепления иммунитета.

Лечение

Медикаментозная терапия назначается только после того, как доктора получат подтверждение того, что воспалительный процесс вызван Entrococcus faecalis . Дело в том, что все симптомы подобных воспалений похожи на другие инфекционные болезни, затрагивающие мочеполовую систему у мужчин. Для уточнения диагноза назначаются следующие анализы:

  • Бактериальный посев мазка из уретры.
  • Посев секрета, взятого из простаты.
  • Бактериурия свежей мочи.

Если диагноз подтвержден, то разрабатывается наиболее подходящая конкретному случаю лечение. Терапия может занимать много времени, поскольку Entrococcus faecalis отличается устойчивостью к различным типам воздействия.

Медикаментозная терапия имеет три важных аспекта:

  • Врачам приходится отказаться от использования антибиотиков, поскольку они не эффективны в случае фекальных энтерококков. Антибиотики тетрациклиновой группы заменяются бактериофагами: Ципролет, Таваник. При назначении тех или иных лекарств учитывается штамм бактерий и их восприимчивость к различным лекарственным средствам.
  • В обязательном порядке применяются средствам местного воздействия: гелей, мазей, свечей. Они ускоряют нормализацию микрофлоры и заживление очагов эрозии слизистых оболочек.
  • Назначают лекарства для стимуляции иммунитета. Речь идет об иммуномодуляторах и витаминно-минеральных комплексах.

Скорость излечения увеличивается при правильном питании и занятиях лечебной физкультурой.

Entrococcus faecalis у женщин

У слабого пола эти бактерии способны вызывать такие заболевания, как:

  • Пиелонефрит.
  • Уретрит.
  • Цистит.
  • Андексит.

Обычно женщины заболевают после прохождения антибактериальной терапии, а также инструментального обследования. К слову, именно в клиниках чаще всего и происходит заражение фекальными энтерококками. Объясняется это устойчивостью бактерий к дезинфекантам и температурным воздействиям.

Признаки болезни

Выявить инфекцию, вызванную Entrococcus faecalis у женщин можно по следующим признакам:

  • Боли при мочеиспускании.
  • Выделения из мочеполовой системы.
  • Болезненные ощущения в паху.
  • Снижение либидо.
  • Слабовыраженный оргазм.
  • Постоянная сонливость.

Очень часто Entrococcus faecalis выявляется у беременных женщин и это тревожный признак, указывающий на развитие серьезных воспалительных процессов в почках или мочевом пузыре, хотя зачастую больные указывают на отсутствие каких-либо признаков патологии. Если при посеве мочи в 1 см3 выявляется более 100 000 Entrococcus faecalis , то ставится диагноз бактериурия. При подобном титре болезнь зачастую протекает бессимптомно.

Фекальный энтерококк становится причиной развития бактериурии в 20% случаев, и в 100% случаев вызывает инфекцию мочевыводящих путей у женщин.

Беременные женщины уязвимы для различных бактериальных инфекций. Дело в том, что во время беременности в женском организме отмечается гормональный дисбаланс и снижение эффективности работы иммунной системы. Собственно, этим и объясняется тот факт, что фекальный энтерококк выявляется в моче у беременных женщин в 5 раз чаще.

Лечение болезни

Entrococcus faecalis у женщин, особенно у беременных, может грозить развитием серьезных осложнений. Поэтому после постановки точного диагноза сразу назначается серьезная медикаментозная терапия.

Для борьбы с фекальным энтерококком назначаются следующие группы лекарственных средств:

  • Антибактериальные средства: Цефтриаксон, Ампициллин.
  • Витамино-минеральные комплесы: Аэровит, Прегнавит, Виталюкс.
  • Препараты местного воздействия: гели, мази и свечи.

Также женщинам могут быть назначен интести-бактериофаг. Этот препарат все чаще используется российскими докторами при лечении воспалений, вызванных Entrococcus faecalis .

Заключение

Все микроорганизмы, находящиеся в теле человека, выполняют какую-либо важную функцию. Болезнетворными они становятся лишь при определенных условиях. Чтобы этого не произошло, нужно соблюдать следующие правила:

  1. Правильно питаться и полностью отказаться от сублимированных продуктов.
  2. Добавить в рацион больше зелени, овощей и фруктов.
  3. Регулярно обследоваться у врача.

Этих 3-х простых правил достаточно для формирования надежно защитного потенциала организма и предотвращения развития инфекции.

Лечение Enterococcus Faecalis у мужчин - Вопрос урологу

Если вы не нашли нужной информации среди ответов на этот вопрос, или же ваша проблема немного отличается от представленной, попробуйте задать дополнительный вопрос врачу на этой же странице, если он будет по теме основного вопроса. Вы также можете задать новый вопрос, и через некоторое время наши врачи на него ответят. Это бесплатно. Также можете поискать нужную информацию в похожих вопросах на этой странице или через страницу поиска по сайту. Мы будем очень благодарны, если Вы порекомендуете нас своим друзьям в социальных сетях.

Медпортал 03online.com осуществляет медконсультации в режиме переписки с врачами на сайте. Здесь вы получаете ответы от реальных практикующих специалистов в своей области. В настоящий момент на сайте можно получить консультацию по 71 направлению: специалиста COVID-19, аллерголога, анестезиолога-реаниматолога, венеролога, гастроэнтеролога, гематолога, генетика, гепатолога, гериатра, гинеколога, гинеколога-эндокринолога, гомеопата, дерматолога, детского гастроэнтеролога, детского гинеколога, детского дерматолога, детского инфекциониста, детского кардиолога, детского лора, детского невролога, детского нефролога, детского офтальмолога, детского психолога, детского пульмонолога, детского ревматолога, детского уролога, детского хирурга, детского эндокринолога, дефектолога, диетолога, иммунолога, инфекциониста, кардиолога, клинического психолога, косметолога, логопеда, лора, маммолога, медицинского юриста, нарколога, невропатолога, нейрохирурга, неонатолога, нефролога, нутрициолога, онколога, онкоуролога, ортопеда-травматолога, офтальмолога, паразитолога, педиатра, пластического хирурга, проктолога, психиатра, психолога, пульмонолога, ревматолога, рентгенолога, репродуктолога, сексолога-андролога, стоматолога, трихолога, уролога, фармацевта, физиотерапевта, фитотерапевта, флеболога, фтизиатра, хирурга, эндокринолога.

Мы отвечаем на 97.16% вопросов.

Оставайтесь с нами и будьте здоровы!

Сравнительная оценка эффективности лечения хронического бессимптомного простатита (категория IV), обусловленного Enterococcus spp.

Актуальность. Хронический бессимптомный простатит (категория IV) наименее изучен из всех форм простатита. Роль Enterococcus spp. в возникновении и поддержании хронического простатита дискутабельна. Растущая мультирезистентность к антибиотикам и низкая эффективность лечения хронического простатита диктуют поиск альтернативных методов лечения. 
Цель исследования: сравнительная оценка эффективности лечения бактериоспермии, обусловленной Enterococcus spp., у мужчин с хроническим простатитом препаратами группы фторхинолонов и препаратом Витапрост® форте. 
Материал и методы. В инициативное рандомизированное проспективное исследование включено 112 пациентов с отсутствием клинической симптоматики и выявленными изолятами Enterococcus spp. в титре 1000 КОЕ/мл и более. Пациенты рандомизированы на две равные группы: первая прошла курс монотерапии препаратом Витапрост® форте, вторая получала терапию фторхинолонами. 
Результаты и их обсуждение. После месячного курса лечения препаратом Витапрост® форте бактериологический посев был стерилен у 13 (23,2%) пациентов, Enterococcus spp. выявлен у 19 (33,9%) пациентов. После трехнедельной терапии фторхинолонами у восьми (14,3%) мужчин посевы были стерильными, Enterococcus spp. обнаружен у 21 (37,5%) мужчины. У 24 (42,9%) пациентов первой группы и 27 (48,2%) пациентов второй группы идентифицирована иная флора. Статистически значимых различий в количестве стерильных посевов, а также в бактериологических анализах с идентифицированным Enterococcus spp. выявлено не было. 
Выводы. Исследование продемонстрировало сопоставимую эффективность результатов лечения фторхинолонами и препаратом Витапрост® форте. Перед назначением антибактериальных препаратов пациентам с хроническим бессимптомным простатитом и выявленным в ходе бактериологического анализа эякулята Enterococcus spp. предлагается проводить курс лечения простатопротекторами с целью дренирования ацинусов и выявления скрытой значимой патогенной флоры. Назначение антибактериальных препаратов, активных только в отношении первично выявленной грамположительной флоры, может негативно сказаться на эффективности дальнейшей терапии и способствовать появлению резистентных штаммов микроорганизмов.

Рис. 1. Результат лечения препаратом Витапрост® форте

Рис. 2. Результат лечения фторхинолонами

Рис. 3. Микроорганизмы, выявленные после лечения препаратом Витапрост® форте (47 штаммов)

Рис. 4. Микроорганизмы, выявленные после курса фторхинолонов (56 штаммов)

Введение

Хронический простатит – одно из самых распространенных урологических заболеваний среди мужского населения [1, 2]. Сложилось мнение, что простатит чаще носит абактериальный характер [1, 3, 4, 5], но исследования последних лет изменили парадигму в отношении стерильности секрета простаты, постмассажной порции мочи, эякулята и других биологических жидкостей. Это произошло благодаря более широкому внедрению в практику современных методов диагностики, таких как метод полимеразной цепной реакции (ПЦР), в том числе с детекцией результатов в режиме реального времени (ПЦР-РВ), газожидкостная хроматография или масс-спектрометрия, которые позволяют выявить микроорганизм вне зависимости от культуральных и морфологических особенностей [3, 6–8].

У большинства пациентов с клиническими проявлениями простатита при первичном обращении отсутствует значимый титр бактерий и определяется нормальное количество лейкоцитов в секрете простаты или эякуляте. Это чаще обусловлено обструктивными формами простатита [9–14]. По данным литературы, использование прин­ципиально разных методов лечения у части пациентов приводит к одинаковым результатам: исчезают клинические симптомы, выявляется значимый титр бактерий и повышается их уровень в секрете простаты и/или эякуляте, что связано с ликвидацией обструкции в выводных протоках простаты [11–16]. Микроорганизмами, вызывающими бактериальный простатит, считаются все грамотрицательные энтеробактерии, а среди грамположительных – Enterococcus [17–20].

Из всех форм хронического простатита наименее изученным остается бессимптомный (асимптоматический) (категория IV по классификации Национального института здравоохранения США, 1999). При этой форме простатита в первичных бактериальных посевах эякулята или секрета простаты наиболее часто обнаруживается грамположительная флора, в частности Enterococcus spp., при этом под значимой бактериоспермией понимают количество 1000 КОЕ/мл и более [21–24]. В последние годы у больных с простатитом категории IV все чаще в бактериологических посевах секрета простаты и эякулята выявляется Enterococcus.

На сегодняшний день большинство урологов находят неудовлетворительными лечение и профилактику хронического простатита, так как методы диагностики несовершенны и этиология заболевания, как правило, остается неизвестной [2, 3, 6]. Неясность этиологии большинства простатитов и отсутствие микроорганизмов в первичных бактериологических посевах обусловливают сложность обоснованного подбора антибиотикотерапии и других методов лечения [3]. Анализ литературы позволил обнаружить единичную публикацию с указанием четких критериев по выбору терапии при хроническом бессимптомном простатите, в которой не рекомендуется назначение антибиотиков (уровень доказанности 3А), за исключением пациентов с бесплодием, повышенным простатическим специфическим антигеном и/или пациентов, готовящихся к биопсии простаты [24].

К основным видам терапии хронического простатита можно отнести назначение антибактериальных препаратов, препаратов, корригирующих процессы иммунитета, улучшающих микроциркуляцию, нестероидных противовоспалительных препаратов, фитопрепаратов, ферментных препаратов, альфа-1-адреноблокаторов, биологически активных веществ, в том числе выделенных из предстательной железы крупного рогатого скота, а также пальцевой массаж предстательной железы, физиотерапию [2, 3].

По данным отечественных авторов, лечение простатита должно быть комплексным и направлено на восстановление микроциркуляции в предстательной железе, элиминацию возбудителя, устранение ведущих симптомов болезни, восстановление дренирования простатических желез, профилактику и лечение возможных осложнений [2, 3, 25, 26].

На наш взгляд, для лечения любой категории хронического простатита трудно найти более подходящий препарат, чем простатилен, который пользуется большой популярностью у отечественных урологов. В последние годы доказано, что применение простатилена у мужчин с хроническим простатитом и нарушенной фертильностью улучшает качественные и количественные показатели сперматозоидов, снижает показатели теста на смешанную антиглобулиновую реакцию (Mixed Antiglobulin Reaction Test) и индекса фрагментации ДНК, способствует улучшению ультраструктурных морфофункциональных характеристик сперматозоидов [27–29]. В последние годы появилась новая форма простатилена – Витапрост® форте. Он отличается от обычного Витапроста более высоким содержанием пептидов. В доступной нам литературе не встречалось публикаций, связывающих влияние препарата Витапрост® форте на бактериоспермию, обусловленную Enterococcus spp., у пациентов с хроническим бессимптомным простатитом (категория IV).

Цель исследования

Сравнительная оценка эффективности лечения бактериоспермии, обусловленной Enterococcus spp., у мужчин с хроническим бессимптомным простатитом (категория IV) препаратами группы фторхинолонов и препаратом Витапрост® форте.

Материал и методы

Проведено инициативное рандомизированное проспективное исследование, в котором приняли участие 112 пациентов с асимптоматической бактериоспермией (хроническим бессимптомным простатитом, категория IV), обратившихся в урологическую клинику Ивановской государственной медицинской академии в период 2010–2016 гг. Среди причин обращения – бесплодие или планирование зачатия, визит после биопсии простаты, неспецифические инфекции мочеполовой системы у супруги.

По возрасту и титру бактериоспермии в первичных бактериологических посевах эякулята мужчины рандомизированы на две равные группы. Средний возраст пациентов первой группы составил 34 ± 7 года, второй группы – 33 ± 9 года. Пациенты первой группы (n = 56) прошли курс монотерапии Витапрост® форте по одной свече один раз в день на ночь в течение одного месяца, второй группы (n = 56) – принимали фторхинолоны в течение трех недель. Антибиотики назначались по результатам антибиотикограммы первичного посева в соответствии с максимальной чувствительностью.

Критериями включения в исследование были отсутствие характерной для простатита клинической симптоматики в виде дискомфорта и болевого синдрома в зоне половых органов и таза, ирритативных симптомов нижних мочевых путей, наличие выявленных изолятов Enterococcus spp. в значимом титре (1000 КОЕ/мл и более) по результатам бактериологического анализа эякулята. Все мужчины за последние два месяца не получали антимикробных препаратов и пользовались барьерной контрацепцией.

Диагноз хронического простатита был подтвержден трансректальным ультразвуковым исследованием предстательной железы и наличием лейкоцитов в поле зрения по результатам микроскопии секрета предстательной железы более 10 и/или 1 млн/мл и более по результатам спермограммы. Эякулят выбран в качестве материала для бактериологического анализа, потому что большая часть пациентов обратилась по поводу планирования зачатия или бесплодия.

Всем пациентам проводился бактериологический анализ спермы до и после лечения, оценивалось количество лейкоцитов в спермограмме и/или секрете простаты, трансректальное ультразвуковое исследование предстательной железы с определением остаточной мочи. Методом ПЦР или ПЦР-РВ исключались инфекции, передаваемые половым путем.

Забор эякулята проводился до назначения лекарственной терапии в стерильные пробирки с транспортной средой, которые доставлялись в лабораторию в течение одного-двух часов от момента забора. Бактериологический анализ спермы и определение чувствительности к антибиотикам выполнялись на базе бактериологической лаборатории Противотуберкулезного диспансера им. М.Б. Стоюнина (Иваново). Бактериологический анализ эякулята осуществляли методом секторных посевов по Голду – Родоману на чашках Петри с кровяным агаром, а также средами Эндо и Сабуро. По капле материал помещали в селенитовую или магниевую среду в соотношении 1:9 для накопления энтеропатогенных бактерий. Посевы оставляли в термостате на 18–24 часа при температуре 35–37°. По окончании инкубации проводили количественный учет, идентификацию и определение концентрации микроорганизмов. Значимой бактериоспермией признавали титр 1000 КОЕ/мл и более, незначимой – менее 1000 КОЕ/мл.

После проведенного лечения всем мужчинам выполнялись контрольный бактериологический анализ спермы (обязательное условие – барьерная контрацепция в ходе исследования) и спермограмма по показаниям на анализаторе спермы SQA-V (Израиль) в Ивановском научно-исследовательском институте материнства и детства им. В.Н. Городкова.

Статистический анализ проведен с использованием пакета прикладных программ Microsoft Excel 2010, Statistica 10.0.

Результаты

По окончании лечения бактериологический посев в первой группе был стерилен у 13 (23,2%) пациентов, во второй группе – у восьми (14,3%) (различия статистически не значимы, p = 0,31).

В бактериологических посевах первой группы, принимавшей Витапрост® форте, Enterococcus spp. выявлен у 19 (33,9%) мужчин, при этом в значимом титре у десяти (17,8%), а незначимом – у девяти (16,1%). Во второй группе, получавшей фторхинолоны, Enterococcus spp. в посевах спермы обнаружен у 21 (37,5%) мужчины, при этом у 13 (23,2%) в значимом титре и у восьми (14,3%) – в незначимом (рис. 1 и 2) (разница статистически не достоверна, р = 0,46).

У остальных 24 (42,9%) пациентов первой группы и 27 (48,2%) мужчин второй группы идентифицирована иная флора, спектр штаммов микроорганизмов представлен на рис. 3 и 4 соответственно. У четырех (7,1%) мужчин в первой и десяти (17,9%) во второй группе в контрольных бактериологических посевах выявлены ассоциации микроорганизмов.

После проведенного лечения общепризнанные патогенные грамотрицательные микроорганизмы обнаружены в посевах у 12,5% пациентов первой и 21,4% пациентов второй группы, но в связи с недостаточно большой выборкой различия не достоверны (p = 0,17).

При анализе спермограмм не выявлено статистически достоверных различий в основных показателях, но имелась тенденция ухудшения морфологии сперматозоидов у мужчин, принимавших фторхинолоны. Вместе с тем в группе пациентов, получавших Витапрост® форте, наблюдалось повышение подвижности сперматозоидов категории А + В. Статистически достоверное различие в показателях лейкоспермии в обеих группах отсутствовало (p = 0,48).

На протяжении всего курса лечения препаратом Витапрост® форте не отмечено ни одного случая развития аллергических реакций или побочных проявлений, ни один пациент не прервал курса терапии. По мнению большинства пациентов, получавших Витапрост® форте, у них улучшилась эрекция и повысилось либидо. Двое пациентов отметили зуд в перианальной области, но не прекратили использовать препарат до конца рекомендованного курса лечения.

Обсуждение

У пациентов с хроническим бессимптомным простатитом (категория IV), обусловленным Enterococcus spp., эффективность применения фторхинолонов и препарата Витапрост® форте оказалась сопоставимой.

После проведенного лечения у мужчин в обеих группах кардинально изменился микробиом эякулята, вероятно, вследствие дренирования ацинусов предстательной железы, которые находились в состоянии обструкции. Следовательно, можно предположить, что Витапрост® форте ликвидирует дефицит белковых соединений, входящих в нормальный состав секрета простаты, обеспечивая антибактериальное действие лучше, чем фторхинолоны.

У пациентов первой группы (Витапрост® форте) со стерильными бактериологическими посевами и исчезновением лейкоспермии явно улучшились как количественные, так и качественные показатели спермограммы, что не отмечалось во второй группе (фторхинолоны). Отсутствие статистически значимых изменений в спермограммах можно объяснить недостаточным интервалом лечения и наблюдения, а также появлением в эякуляте патогенных грамотрицательных бактерий, которые негативно влияют на основные количественные и качественные показатели спермограммы. На наш взгляд, в алгоритм обследования пациентов необходимо включать более современные методы обнаружения микроорганизмов, такие как масс-спектрометрия и ПЦР-РВ.

Заключение

Вероятно, Enterococcus не всегда выступает в качестве этиологического агента, вызывающего хронический простатит, а часто экранирует истинную флору, которая не обнаруживается вследствие возможной обструкции ацинусов, вызванной длительным воспалительным процессом, как правило протекающим бессимптомно. В этой связи перед назначением антибактериальных препаратов пациентам с хроническим бессимптомным простатитом (категория IV) и выявленным в ходе бактериологического анализа эякулята Enterococcus spp. предлагается проводить курс лечения простатопротекторами с целью дренирования ацинусов и обнаружения скрытой значимой патогенной флоры. Назначение антибактериальных препаратов, активных только в отношении первично выявленной грамположительной флоры, может негативно сказаться на дальнейшем лечении таких пациентов и способствовать появлению резистентных штаммов микроорганизмов. 

Конфликт интересов.
Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Факторы прогнозирования Enterococcus faecalis при осложненных внебольничных инфекциях мочевыводящих путей у пожилых пациентов

Цель: Факторы риска осложненной внебольничной инфекции мочевыводящих путей (ИМП) Enterococcus faecalis у пожилых пациентов мало изучены.

Методы: Мы определили прогностические факторы для E.faecalis в когорте из 659 пожилых пациентов, поступивших в больницу с осложненными ИМП. Мы также исследовали адекватность эмпирической антимикробной терапии и результаты лечения ИМП, вызванных E. faecalis. Для определения предикторов ИМП E. faecalis использовали многомерную логистическую регрессию.

Полученные результаты: У 87 (13,2%) пациентов были ИМП, вызванные E. faecalis; из них 63,2% составляли мужчины, их средний возраст - 82 года.3 года и у них было большое количество сопутствующих заболеваний. Тяжелый сепсис или септический шок имел место у 50,5%, бактериемия - у 26%. Постоянный мочевой катетер и предыдущие мочевые инструменты были факторами риска ИМП E. faecalis по результатам многофакторного анализа (ОШ 2,05; 95% ДИ 1,15–3,65 и ОШ 2,16; 95% ДИ 1,08–4,34, соответственно). Неадекватная эмпирическая антимикробная терапия была выше при ИМП E. faecalis, чем при ИМП, вызванных грамотрицательными микроорганизмами (66,6% против 19%, P <0,001). Никаких существенных различий в продолжительности пребывания в больнице или смертности между E.faecalis и грамотрицательные ИМП.

Выводы: У пожилых пациентов, поступающих в больницу с осложненными внебольничными ИМП, следует рассмотреть возможность эмпирического лечения E. faecalis, если у пациента есть мочевой катетер или предыдущие инструменты для мочевыводящих путей, чтобы избежать неадекватной эмпирической терапии антибиотиками. Гериатр Геронтол Инт 2019; ••: •• - ••.

Ключевые слова: Enterococcus faecalis; адекватность эмпирической терапии; внебольничные инфекции; пожилые люди; мочевой сепсис.

журналов открытого доступа | OMICS International

  • Дом
  • О нас
  • Открытый доступ
  • Журналы
    • Поиск по теме
        • Журнал открытого доступа
        • Acta Rheumatologica Журнал открытого доступа
        • Достижения в профилактике рака Журнал открытого доступа
        • Американский журнал этномедицины
        • Американский журнал фитомедицины и клинической терапии
        • Обезболивание и реанимация: текущие исследования Гибридный журнал открытого доступа
        • Анатомия и физиология: текущие исследования Журнал открытого доступа
        • Андрология и гинекология: текущие исследования Гибридный журнал открытого доступа
        • Андрология - открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Анестезиологические коммуникации
        • Ангиология: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Летопись инфекций и антибиотиков Журнал открытого доступа
        • Архивы исследований рака Журнал открытого доступа
        • Архив расстройств пищеварения
        • Архивы медицины Журнал открытого доступа
        • Archivos de Medicina Журнал открытого доступа
        • Рак груди: текущие исследования Журнал открытого доступа
        • Британский биомедицинский бюллетень Журнал открытого доступа
        • Отчет о слушаниях в Канаде Журнал открытого доступа
        • Химиотерапия: открытый доступ Официальный журнал Итало-латиноамериканского общества этномедицины
        • Хроническая обструктивная болезнь легких: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Отчеты о клинических и медицинских случаях
        • Журнал клинической гастроэнтерологии Журнал открытого доступа
        • Клиническая детская дерматология Журнал открытого доступа
        • Колоректальный рак: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Косметология и хирургия лица Журнал открытого доступа
        • Акушерство и гинекология интенсивной терапии Журнал открытого доступа
        • Текущие исследования: интегративная медицина Журнал открытого доступа
        • Стоматологическое здоровье: текущие исследования Гибридный журнал открытого доступа
        • Стоматология Журнал открытого доступа, Официальный журнал Александрийской ассоциации оральной имплантологии, Лондонская школа лицевой ортотропии
        • Дерматология и дерматологические заболевания Журнал открытого доступа
        • Отчеты о случаях дерматологии Журнал открытого доступа
        • Диагностическая патология: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Неотложная медицина: открытый доступ Официальный журнал Всемирной федерации обществ педиатрической интенсивной и интенсивной терапии
        • Эндокринология и диабетические исследования Гибридный журнал открытого доступа
        • Эндокринология и метаболический синдром Официальный журнал Ассоциации осведомленности о СПКЯ
        • Эндокринологические исследования и метаболизм
        • Эпидемиология: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Европейский журнал спорта и науки о физических упражнениях
        • Доказательная медицина и практика Журнал открытого доступа
        • Семейная медицина и медицинские исследования Журнал открытого доступа
        • Лечебное дело: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Гинекология и акушерство Журнал открытого доступа, Официальный журнал Ассоциации осведомленности о СПКЯ
        • Отчет о гинекологии и акушерстве Журнал открытого доступа
        • Лечение волос и трансплантация Журнал открытого доступа
        • Исследования рака головы и шеи Журнал открытого доступа
        • Гепатология и панкреатология
        • Фитотерапия: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Анализ артериального давления Журнал открытого доступа
        • Информация о заболеваниях грудной клетки Журнал открытого доступа
        • Информация о гинекологической онкологии Журнал открытого доступа
        • Внутренняя медицина: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Международный журнал болезней органов пищеварения Журнал открытого доступа
        • Международный журнал микроскопии
        • Международный журнал физической медицины и реабилитации Журнал открытого доступа
        • JOP.Журнал поджелудочной железы Журнал открытого доступа
        • Журнал аденокарциномы Журнал открытого доступа
        • Журнал эстетической и реконструктивной хирургии Журнал открытого доступа
        • Журнал старения и гериатрической психиатрии
        • Журнал артрита Журнал открытого доступа
        • Журнал спортивного совершенствования Гибридный журнал открытого доступа
        • Журнал автакоидов и гормонов
        • Журнал крови и лимфы Журнал открытого доступа
        • Журнал болезней крови и переливания Журнал открытого доступа, Официальный журнал Международной федерации талассемии
        • Журнал исследований крови и гематологических заболеваний Журнал открытого доступа
        • Журнал отчетов и рекомендаций по костям Журнал открытого доступа
        • Журнал костных исследований Журнал открытого доступа
        • Журнал исследований мозга
        • Журнал клинических испытаний рака Журнал открытого доступа
        • Журнал диагностики рака Журнал открытого доступа
        • Журнал исследований рака и иммуноонкологии Журнал открытого доступа
        • Журнал онкологической науки и исследований Журнал открытого доступа
        • Журнал канцерогенеза и мутагенеза Журнал открытого доступа
        • Журнал кардиологической и легочной реабилитации
        • Журнал клеточной науки и апоптоза
        • Журнал детства и нарушений развития Журнал открытого доступа
        • Журнал детского ожирения Журнал открытого доступа
        • Журнал клинических и медицинских тематических исследований
        • Журнал клинической и молекулярной эндокринологии Журнал открытого доступа
        • Журнал клинической анестезиологии: открытый доступ
        • Журнал клинической иммунологии и аллергии Журнал открытого доступа
        • Журнал клинической микробиологии и противомикробных препаратов
        • Журнал клинических респираторных заболеваний и ухода Журнал открытого доступа
        • Журнал коммуникативных расстройств, глухих исследований и слуховых аппаратов Журнал открытого доступа
        • Журнал врожденных заболеваний
        • Журнал контрацептивных исследований Журнал открытого доступа
        • Журнал стоматологической патологии и медицины
        • Журнал диабета и метаболизма Официальный журнал Европейской ассоциации тематической сети по биотехнологиям
        • Журнал диабетических осложнений и медицины Журнал открытого доступа
        • Журнал экологии и токсикологии Журнал открытого доступа
        • Журнал судебной медицины Журнал открытого доступа
        • Журнал желудочно-кишечной и пищеварительной системы Журнал открытого доступа
        • Журнал рака желудочно-кишечного тракта и стромальных опухолей Журнал открытого доступа
        • Журнал генитальной системы и заболеваний Гибридный журнал открытого доступа
        • Журнал геронтологии и гериатрических исследований Журнал открытого доступа
        • Журнал токсичности и болезней тяжелых металлов Журнал открытого доступа
        • Журнал гематологии и тромбоэмболических заболеваний Журнал открытого доступа
        • Журнал гепатита Журнал открытого доступа
        • Журнал гепатологии и желудочно-кишечных расстройств Журнал открытого доступа
        • Журнал HPV и рака шейки матки Журнал открытого доступа
        • Журнал гипертонии: открытый доступ Журнал открытого доступа, Официальный журнал Словацкой лиги против гипертонии
        • Журнал визуализации и интервенционной радиологии Журнал открытого доступа
        • Журнал интегративной онкологии Журнал открытого доступа
        • Журнал почек Журнал открытого доступа
        • Журнал лейкемии Журнал открытого доступа
        • Журнал печени Журнал открытого доступа
        • Журнал печени: болезни и трансплантация Гибридный журнал открытого доступа
        • Журнал медицинской и хирургической патологии Журнал открытого доступа
        • Журнал медицинских диагностических методов Журнал открытого доступа
        • Журнал медицинских имплантатов и хирургии Журнал открытого доступа
        • Журнал медицинской онкологии и терапии
        • Журнал медицинской физики и прикладных наук Журнал открытого доступа
        • Журнал медицинской физиологии и терапии
        • Журнал медицинских исследований и санитарного просвещения
        • Журнал медицинской токсикологии и клинической судебной медицины Журнал открытого доступа
        • Журнал метаболического синдрома Журнал открытого доступа
        • Журнал микробиологии и патологии
        • Журнал молекулярной гистологии и медицинской физиологии Журнал открытого доступа
        • Журнал молекулярной патологии и биохимии
        • Журнал морфологии и анатомии
        • Журнал молекулярно-патологической эпидемиологии MPE Журнал открытого доступа
        • Журнал неонатальной биологии Журнал открытого доступа
        • Журнал новообразований Журнал открытого доступа
        • Журнал нефрологии и почечных заболеваний Журнал открытого доступа
        • Журнал нефрологии и терапии Журнал открытого доступа
        • Журнал исследований нейроэндокринологии
        • Журнал новых физиотерапевтов Журнал открытого доступа
        • Журнал расстройств питания и терапии Журнал открытого доступа
        • Журнал ожирения и расстройств пищевого поведения Журнал открытого доступа
        • Журнал ожирения и терапии Журнал открытого доступа
        • Журнал терапии ожирения и похудания Журнал открытого доступа
        • Журнал ожирения и метаболизма
        • Журнал одонтологии
        • Журнал онкологической медицины и практики Журнал открытого доступа
        • Журнал онкологических исследований и лечения Журнал открытого доступа
        • Журнал трансляционных исследований онкологии Журнал открытого доступа
        • Журнал гигиены полости рта и здоровья Журнал открытого доступа, Официальный журнал Александрийской ассоциации оральной имплантологии, Лондонская школа лицевой ортотропии
        • Журнал ортодонтии и эндодонтии Журнал открытого доступа
        • Журнал ортопедической онкологии Журнал открытого доступа
        • Журнал остеоартрита Журнал открытого доступа
        • Журнал остеопороза и физической активности Журнал открытого доступа
        • Журнал отологии и ринологии Гибридный журнал открытого доступа
        • Журнал детской медицины и хирургии
        • Журнал по лечению боли и медицине Журнал открытого доступа
        • Журнал паллиативной помощи и медицины Журнал открытого доступа
        • Журнал периоперационной медицины
        • Журнал физиотерапии и физической реабилитации Журнал открытого доступа
        • Журнал исследований и лечения гипофиза
        • Журнал беременности и здоровья ребенка Журнал открытого доступа
        • Журнал профилактической медицины Журнал открытого доступа
        • Журнал рака простаты Журнал открытого доступа
        • Журнал легочной медицины Журнал открытого доступа
        • Журнал пульмонологии и респираторных заболеваний
        • Журнал редких заболеваний: диагностика и терапия
        • Журнал регенеративной медицины Гибридный журнал открытого доступа
        • Журнал репродуктивной биомедицины
        • Журнал сексуальной и репродуктивной медицины подписка
        • Журнал спортивной медицины и допинговых исследований Журнал открытого доступа
        • Журнал стероидов и гормонологии Журнал открытого доступа
        • Журнал хирургии и неотложной медицины Журнал открытого доступа
        • Журнал хирургии Jurnalul de Chirurgie Журнал открытого доступа
        • Журнал тромбоза и кровообращения: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Журнал заболеваний щитовидной железы и терапии Журнал открытого доступа
        • Журнал традиционной медицины и клинической натуропатии Журнал открытого доступа
        • Журнал травм и лечения Журнал открытого доступа
        • Журнал травм и интенсивной терапии
        • Журнал исследований опухолей Журнал открытого доступа
        • Журнал исследований и отчетов по опухолям Журнал открытого доступа
        • Журнал сосудистой и эндоваскулярной терапии Журнал открытого доступа
        • Журнал сосудистой медицины и хирургии Журнал открытого доступа
        • Журнал женского здоровья, проблем и ухода Гибридный журнал открытого доступа
        • Журнал йоги и физиотерапии Журнал открытого доступа, Официальный журнал Федерации йоги России и Гонконгской ассоциации йоги
        • La Prensa Medica
        • Контроль и ликвидация малярии Журнал открытого доступа
        • Материнское и детское питание Журнал открытого доступа
        • Медицинские и клинические обзоры Журнал открытого доступа
        • Медицинская и хирургическая урология Журнал открытого доступа
        • Отчеты о медицинских случаях Журнал открытого доступа
        • Медицинские отчеты и примеры из практики открытый доступ
        • Нейроонкология: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Медицина труда и здоровье Журнал открытого доступа
        • Радиологический журнал OMICS Журнал открытого доступа
        • Отчеты о онкологии и раковых заболеваниях Журнал открытого доступа
        • Здоровье полости рта и лечение зубов Журнал открытого доступа Официальный журнал Лондонской школы лицевой ортотропии
        • Отчеты о заболеваниях полости рта Журнал открытого доступа
        • Ортопедическая и мышечная система: текущие исследования Журнал открытого доступа
        • Отоларингология: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Заболевания поджелудочной железы и терапия Журнал открытого доступа
        • Педиатрическая помощь Журнал открытого доступа
        • Скорая педиатрическая помощь и медицина: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Педиатрия и медицинские исследования
        • Педиатрия и терапия Журнал открытого доступа
        • Пародонтология и протезирование Журнал открытого доступа
        • Психология и психиатрия: открытый доступ
        • Реконструктивная хирургия и анапластология Журнал открытого доступа
        • Отчеты о раке и лечении
        • Отчеты в маркерах заболеваний
        • Отчеты в исследованиях щитовидной железы
        • Репродуктивная система и сексуальные расстройства: текущие исследования Журнал открытого доступа
        • Исследования и обзоры: Journal of Dental Sciences Журнал открытого доступа
        • Исследования и обзоры: медицинская и клиническая онкология
        • Исследования и отчеты в гастроэнтерологии Журнал открытого доступа
        • Исследования и отчеты в области гинекологии и акушерства
        • Кожные заболевания и уход за кожей Журнал открытого доступа
        • Хирургия: Текущие исследования Официальный журнал Европейского общества эстетической хирургии
        • Трансляционная медицина Журнал открытого доступа
        • Травмы и неотложная помощь Журнал открытого доступа
        • Тропическая медицина и хирургия Журнал открытого доступа
        • Универсальная хирургия Журнал открытого доступа
        • Всемирный журнал фармакологии и токсикологии

Перелечивание энтерококковой бактериурии | Инфекционные болезни | JAMA Internal Medicine

Предпосылки Целью данного исследования было изучить клинические исходы энтерококковой бактериурии и определить, соответствует ли текущее лечение рекомендациям Американского общества инфекционных болезней.

Методы Мы провели ретроспективный обзор медицинских карт пациентов из 2 академических учебных больниц в течение 3 месяцев (с 1 сентября по 30 ноября 2009 г.). Согласно рекомендациям, пациенты были классифицированы как имеющие инфекцию мочевыводящих путей (ИМП) или бессимптомную бактериурию (ABU). Использование антибиотиков было признано целесообразным у пациентов с ИМП и нецелесообразным при ABU. Медицинские карты были проанализированы на предмет Enterococcus , культивированного из другого стерильного учреждения в течение 30 дней.

Результаты Всего было изучено 375 культур мочи с ростом Enterococcus , из которых 339 культур соответствовали критериям включения. Из этих 339 эпизодов 183 (54,0%) были классифицированы как ABU и 156 (46,0%) как UTI. В 289 эпизодах, сопровождавшихся анализом мочи, пиурия была связана с ИМП в 98 из 140 эпизодов (70,0%) по сравнению с 63 из 149 эпизодов ABU (42,3%) (отношение шансов, 3,19; 95% ДИ, 1,96-5,18). Медработники неправильно лечили антибиотиками 60 из 183 эпизодов ABU (32,8%).В многофакторном анализе только пиурия была связана с неправильным использованием антибиотиков (отношение шансов, 3,27; 95% ДИ, 1,49–7,18). Только 7 последующих инфекций, вызванных Enterococcus , произошли в 339 эпизодах бактериурии в целом (2,1%), причем 2 из 183 случаев ABU (1,1%) имели отдаленную инфекцию.

Выводы Медицинские работники часто чрезмерно лечат энтерококковый ABU антибиотиками, особенно у пациентов с пиурией. Учитывая низкую частоту инфекционных осложнений, следует предпринять усилия для оптимизации использования антибиотиков при энтерококковой бактериурии.

Quiz Ref Инфекции мочевыводящих путей (ИМП) являются одними из наиболее частых показаний к применению антибиотиков в сообществе и в медицинских учреждениях. 1 -5 Несмотря на наличие научно обоснованных рекомендаций по диагностике и лечению ИМП в сравнении с бессимптомной бактериурией (БАБ), на практике АБУ часто ошибочно диагностируют как ИМП и неправильно лечат. 6 -9 Энтерококки становятся все более частой причиной ИМП, составляя более 30% всех бактериальных изолятов, вызывающих ИМП у госпитализированных пациентов. 10 -13 Энтерококки по своей природе устойчивы ко многим противомикробным препаратам и могут быстро развить устойчивость к широкому спектру антибиотиков, что означает, что следует избегать чрезмерного использования антибиотиков при энтерококковой бактериурии. 14 , 15

Quiz Ref ID Присутствие энтерококков в мочевыводящих путях часто протекает бессимптомно. 16 , 17 Согласно текущим руководящим принципам Американского общества инфекционных заболеваний (IDSA), также одобренным Целевой группой профилактических служб США, ABU не следует лечить антибиотиками, за исключением ограниченного числа пациентов, таких как беременные женщины и женщины. пациенты, перенесшие урологические манипуляции. 18 , 19 Возрастающая частота энтерококковой колонизации мочевыводящих путей и ее связь с постоянными мочевыми катетерами может побудить врачей чрезмерно лечить ABU, вызванное энтерококками. 6 , 9 , 20 К сожалению, использование антибиотиков широкого спектра действия является фактором риска развития устойчивых к ванкомицину Enterococcus (VRE), 21 , 22 и колонизация VRE, в свою очередь, связана с повышенный уровень заболеваемости и смертности. 23 -25

С растущим осознанием роли контроля над антимикробными препаратами в ограничении распространения резистентных организмов важно понимать, как медработники лечат энтерококковую бактериурию и ее клинические исходы. Однако в существующих отчетах об энтерококковой бактериурии обычно не проводится различий между ИМП и ABU и не используются определения ABU, соответствующие принятым в настоящее время стандартам. 16 , 17,26 , 27 Наши цели состояли в том, чтобы изучить энтерококковую бактериурию с осознанием различия между ИМП и ABU, исследовать клинические ситуации, в которых медицинские работники могут ошибочно лечить энтерококковую ABU антибиотиками, и описать клинические исходы Enterococcus в моче.

Мы выполнили ретроспективный анализ медицинских карт в 2 медицинских учреждениях третичного уровня в Хьюстоне, штат Техас: в Медицинском центре по делам ветеранов Майкла Э. Дебейки (штат Вирджиния) и в онкологическом центре имени доктора медицины Андерсона (MDA). Это исследование было одобрено институциональными наблюдательными советами обеих больниц. Пациенты были включены в исследование, если Enterococcus sp были культивированы из их мочи (независимо от колониеобразующих единиц [КОЕ] или присутствия других организмов) с 1 сентября по 30 ноября 2009 г.Нижний предел обнаружения для микробиологических лабораторий 2 исследуемых больниц составлял 10 3 КОЕ / мл мочи. Все посевы мочи были заказаны поставщиками медицинских услуг пациентов. Пациенты были исключены, если культура была собрана перед урологической процедурой, для исследования или из уретрального мазка (рисунок).

Единица анализа - эпизод бактериурии; Таким образом, пациенты могли иметь несколько эпизодов бактериурии в течение периода исследования.Мы считали дополнительные посевы мочи в течение 7 дней частью того же эпизода. Один из нас рассмотрел все эпизоды бактериурии от VA (E.L.), а другой рассмотрел все эпизоды бактериурии от MDA (Y.B.). Мы оба просмотрели 30 медицинских записей на каждом участке (всего 60 эпизодов), чтобы установить надежность между наблюдателями. Для каждого эпизода бактериурии составители обзора извлекали демографические данные, определенные сопутствующие заболевания, статус катетеризации мочи и соответствующие клинические данные.Собранные лабораторные данные включали количество бактерий и клеток в моче, а также количество лейкоцитов в сыворотке. Мы просматривали микробиологические записи в течение 30 дней после каждого эпизода энтерококковой бактериурии, чтобы определить, развился ли у пациента Clostridium difficile или энтерококковая инфекция в отдаленном, обычно стерильном участке тела. Нежелательные реакции на лекарства в течение 30 дней после применения антибиотиков регистрировались в медицинской документации.

Рекомендации по определению диагноза и целесообразности лечения

Каждый эпизод бактериурии был классифицирован как ИМП или ABU на основе алгоритма, взятого из руководящих принципов IDSA 19 , 28 (рисунок).Мы определили UTI как наличие бактериурии с 1 или более из следующих признаков и симптомов без какой-либо другой идентифицируемой причины: позывы, частота, дизурия, надлобковая болезненность, боль в боку, озноб, макрогематурия, делирий или лихорадка (температура ≥ 37,8 ° С). Мы определили ABU как бактериурию без каких-либо из этих симптомов или как бактериурию с симптомами, явно не связанными с мочевыми причинами. Использование антибиотиков считалось подходящим для ИМП или если поставщик не прописывал антибиотики для ABU.Аналогичным образом, решение о лечении антибиотиками было неподходящим , если антибиотики были назначены для лечения ABU или если антибиотики не применялись для лечения ИМП (рисунок). Для целей исследования соответствующий относится только к тому, были ли показаны антибиотики, а не к тому, был ли выбран правильный антибиотик для выделенного организма.

Иммунодефицит был определен как наличие любого из следующих состояний: потенциально супрессивная химиотерапия костного мозга в течение 30 дней после посева мочи, инфильтративное гематологическое заболевание костного мозга, одновременное применение системных кортикостероидов, диагностика вируса иммунодефицита человека независимо от количества клеток CD4. и нейтропения (абсолютное количество нейтрофилов <500 / мкл [для преобразования в × 10 9 / л, умножить на 0.001]). Катетеризация означает наличие катетера Фолея, презерватива или надлобкового катетера в течение 48 часов или более. Продолжительность катетера рассчитывали путем измерения количества дней между первым днем ​​катетеризации и днем ​​сбора культуры мочи, включая любой период без катетера продолжительностью 48 часов или меньше. Хроническая катетеризация была определена как катетер продолжительностью более 30 дней. Количество лейкоцитов в сыворотке крови больше 10 000 / мкл (чтобы преобразовать в × 10 9 / л, умножьте на 0.001) считался лейкоцитоз . Более 10 эритроцитов и 10 лейкоцитов в поле высокого увеличения с помощью автоматизированной микроскопии мочи определили микроскопических гематурии, и пиурии, соответственно.

Демографические данные были проанализированы с использованием критерия t для непрерывных переменных и критерия χ 2 или точного критерия Фишера для категориальных переменных. Для определения характеристик, значимо связанных с ИМП, был проведен одномерный анализ демографических, клинических и лабораторных данных путем расчета отношения шансов (OR).Для выявления факторов, связанных с неправильным использованием антибиотиков, был также проведен одномерный анализ на подмножестве эпизодов ABU, леченных антибиотиками. Многовариантный логистический регрессионный анализ проводился с использованием переменных, которые были достоверно связаны с использованием антибиотиков у пациентов с эпизодами ABU с помощью однофакторного анализа ( P <0,05). Анализ чувствительности был выполнен путем включения переменных с P <.10 посредством одномерного анализа и переменной, указывающей, была ли культура из MDA или VA.Все данные анализировались с использованием статистического программного обеспечения SAS, версия 9.2 (SAS Institute, Inc).

Мы проанализировали в общей сложности 375 культур мочи с положительным результатом на Enterococcus sp, 185 из которых были получены из VA и 190 из MDA. В общей сложности 36 культур были исключены из исследования по причинам, показанным на рисунке, что привело к 339 уникальным эпизодам энтерококковой бактериурии (152 из VA и 187 из MDA) у 328 уникальных пациентов (141 из VA и 187 из MDA. ).Всего было 38 эпизодов VRE, выделенных из 292 культур с зарегистрированной чувствительностью к антибиотикам (13,0%), с 23 из 139 изолятов (16,5%) с VRE на VA и 15 из 153 (9,8%) с VRE на MDA ( P = 0,12).

Из этих 339 эпизодов мы классифицировали 183 как ABU и 156 как UTI (рисунок). Между двумя рецензентами надежность между наблюдателями была значительной (коэффициент Коэна 0,87). Диагноз ИМП в обоих отделениях был основан на схожих симптомах, из которых 3 наиболее распространенных симптома - лихорадка (41.7%), дизурия (30,1%) и делирий (14,1%). Следует отметить, что эпизоды бактериурии в Quiz Ref ID93 сопровождались документально подтвержденной лихорадкой (температура ≥37,8 ° C) в течение 48 часов, но только 65 из них были классифицированы как ИМП, поскольку остальные 28 эпизодов имели очевидную причину лихорадки, не относящуюся к моче.

Мы проанализировали характеристики, связанные с ИМП, в отличие от ABU (Таблица 1). В то время как иммунодефицит по любой причине не был значительно связан с ИМП по сравнению с ABU, нейтропеническая (абсолютное количество нейтрофилов <1000 / мкл) подгруппа была более чем в 3 раза более вероятна для ИМП, чем пациенты без нейтропении.Катетеризация была связана с почти 2-кратным увеличением ИМП по сравнению с ABU. Наличие по крайней мере 10 5 КОЕ / мл Enterococcus было связано с в 3 раза большей вероятностью развития ИМП по сравнению с ABU, с чувствительностью 41% и специфичностью 83%. В то время как периферический лейкоцитоз не был связан с ИМП, пиурия была в 3,2 раза, а микроскопическая гематурия в 2,6 раза чаще была связана с ИМП, чем с ABU. Однако чувствительность и специфичность были низкими для связи пиурии с ИМП (чувствительность 70% и специфичность 58%) и связи микроскопической гематурии с ИМП (чувствительность 44% и специфичность 77%).

Пациенты с эпизодами симптоматической ИМП почти в 12 раз чаще получали антибиотики, чем пациенты с эпизодами ABU, согласно однофакторному анализу (Таблица 1). Однако 60 из 183 пациентов с эпизодами ABU (32,8%) все еще получали антибиотики ненадлежащим образом. Напротив, 23 из 156 пациентов с эпизодами ИМП (14,7%) не получали должного лечения (антибиотики не принимались). Из 193 случаев, когда поставщики прописывали антибиотики при энтерококковой бактериурии, 60 (31.1%) действительно имели ABU. В совокупности 83 из 339 эпизодов (24,5%) были обработаны неправильно.

Мы проанализировали подмножество эпизодов ABU, получавших лечение антибиотиками, чтобы определить характеристики, связанные с ненадлежащим использованием антибиотиков. Из всех изученных характеристик только пиурия и микроскопическая гематурия были связаны с использованием неподходящих антибиотиков при однофакторном анализе (для пиурии: OR, 4,43; 95% ДИ, 2,16-9,08; для гематурии: OR, 4,02; 95% ДИ, 1.82-8,87). Quiz Ref ID В многофакторном анализе только пиурия показала значительную связь с использованием неподходящих антибиотиков с 3,27-кратным увеличением использования антибиотиков при эпизодах ABU (95% ДИ, 1,49–7,18). Этот вывод подтвердился при анализе чувствительности.

Осложнения после бактериурии

Из 339 эпизодов энтерококковой бактериурии только 7 последующих инфекций, вызванных Enterococcus , произошли в течение 30 дней после бактериурии, что в целом составляет 2.1% (таблица 2). Все последующие инфекционные эпизоды происходили у отдельных пациентов. Шесть из этих инфекционных осложнений были бактериемией, а одно - перитонитом. Из этих эпизодов отдаленной энтерококковой инфекции 5 последовали за ИМП, а 2 - за ABU. Частота отдаленных инфекционных осложнений после ИМП по сравнению с ABU статистически не различалась: 5 из 156 случаев ИМП (3,2%) имели отдаленную инфекцию и 2 из 183 случаев ABU (1,1%) имели отдаленную инфекцию ( P =. 25).Из 133 эпизодов пролеченных ИМП за 4 (3,0%) последовала последующая инфекция, тогда как 1 из 23 невылеченных эпизодов ИМП (4,3%) привел к отдаленной инфекции ( P = 0,55). Когда сравнивали исходные изоляты из мочи и последующие изоляты из стерильных участков, 3 имели одинаковую чувствительность к ванкомицину гидрохлориду, 3 различались по своей чувствительности к ванкомицину, а в 1 эпизоде ​​картина чувствительности изолята из мочи не была определена. Обе отдаленные инфекции, последовавшие за ABU, произошли у пациентов со значительными сопутствующими заболеваниями.

Наиболее часто используемыми антибиотиками были фторхинолоны и ванкомицин (таблица 3). Использование хинолона было почти одинаковым в группах ИМП и ABU ( P = 0,73). С другой стороны, ванкомицин чаще использовался при ИМП ( P = 0,04). Из 193 случаев, когда пациенты получали антибиотики от бактериурии, их применение в 5 эпизодах (2,6%) приводило к побочным эффектам, в 4 случаях - C difficile и 1 случай - сыпи, связанной с приемом лекарств.Три из этих эпизодов произошли у пациентов, получавших лечение от ABU (2 эпизода C difficile и сыпь, связанная с лекарственными препаратами), а другие 2 эпизода C difficile возникли у пациентов, получавших лечение от ИМП.

Насколько нам известно, это крупнейшее на сегодняшний день исследование, изучающее клиническое значение и целесообразность использования антибиотиков у пациентов с энтерококковой бактериурией. Несмотря на опубликованные руководящие принципы, основанные на фактических данных, почти треть эпизодов энтерококковой инфекции ABU подвергалась ненадлежащему лечению антибиотиками, особенно при наличии пиурии.Более того, низкая частота осложнений во всей исследуемой популяции является дополнительным доказательством против назначения антибиотиков пациентам с энтерококковой инфекцией ABU, даже пациентам с сопутствующими медицинскими заболеваниями.

Проблема правильной диагностики и лечения ИМП является областью активных исследований, особенно с учетом того, что в последнее время делается упор на экономичное лечение. Недавно Rotjanapan et al. 8 задокументировали, что большинство некатетеризованных пациентов, получающих антибиотики от ИМП в 2 домах престарелых, не соответствовали критериям эпиднадзора МакГира в отношении наличия ИМП. 29 Неспецифические симптомы, такие как лихорадка, могут вводить в заблуждение у катетеризованных пациентов, как было задокументировано более двух десятилетий назад Уорреном и др., 30 , где более одной трети эпизодов лихорадки у 47 женщин в домах престарелых были явно выражены. связано с не мочевой причиной. Наше исследование подтверждает предыдущие сообщения о том, что лабораторные показатели, такие как количество колоний и пиурия, играют ограниченную роль в различении ИМП от ABU. 31

Несмотря на ограниченную полезность пиурии в диагностике энтерококковой инфекции мочевых путей, мы обнаружили, что она связана с более чем 3-кратным увеличением ненадлежащего использования антибиотиков.В последних рекомендациях конкретно указывается, что «пиурия, сопровождающая бессимптомную бактериурию, не является показанием для противомикробного лечения». 19 То, что врачи не соблюдают практические рекомендации, предполагает либо недостаточную осведомленность о правилах и их содержании, либо несогласие с ними. 32 Наш алгоритм, основанный на IDSA, может помочь улучшить соблюдение рекомендаций, поскольку наша высокая межэкспертная надежность подразумевает, что этот алгоритм может надежно и последовательно применяться поставщиками для различения ABU и UTI.

Существует мало литературы, описывающей правильный выбор антибиотиков при энтерококковой инфекции мочевых путей. В связи с этим отсутствием данных врачи использовали широкий спектр лекарств для лечения энтерококковой инфекции мочевых путей. Хотя хинолоны не считаются высокоактивными в отношении энтерококков, 15 , 33 эти агенты чаще всего назначались как для лечения ИМП, так и для ABU. Наши данные свидетельствуют о том, что энтерококковые инфекции мочевыводящих путей связаны с низкой частотой осложнений независимо от агента, выбранного для терапии, что дает основания для использования агентов узкого спектра, когда это возможно.

Важным преимуществом нашего исследования является то, что мы собрали данные из двух очень разных типов больниц, что сделало наши выводы более широко применимыми. Однако его ретроспективный характер поставил несколько проблем. Контрольная ссылка ID Например, мы предположили, что отсутствие зарегистрированных симптомов означает, что симптомы отсутствовали, но возможно, что поставщик медицинских услуг не записал такие симптомы, что привело к ошибочной классификации. Точно так же, хотя было невозможно устранить предвзятость рецензента, использование более объективного алгоритма с высокой надежностью между наблюдателями предполагает смягчение этой предвзятости.Наконец, тот факт, что у нас не было доступа к бактериальным изолятам, означает, что мы не можем окончательно отнести инфекционные осложнения, возникшие после выделения энтерококков из мочевыводящих путей, как вызванные одним и тем же организмом. Таким образом, возможно, мы переоценили частоту осложнений.

Лечение энтерококковой инфекции ABU часто не согласуется с практическими рекомендациями, основанными на фактических данных. Мы обнаружили, что инфекционные осложнения с энтерококком были редкими, что подтверждает рекомендацию не лечить ABU даже в нашей популяции пациентов с множественными сопутствующими заболеваниями.

Для корреспонденции: Барбара В. Траутнер, доктор медицины, доктор философии, Хьюстонский центр исследований и развития служб здравоохранения по делам ветеранов (Mail Stop 152), 2002 Holcombe Blvd, Хьюстон, Техас 77030 ([email protected]).

Принято к публикации: 25 августа 2011 г.

Вклад авторов: Концепция и дизайн исследования : Шелберн и Траутнер. Сбор данных : Лин, Бхусал, Хорвиц и Траутнер. Анализ и интерпретация данных : Лин, Бхусал, Шелбурн и Траутнер. Составление рукописи : Лин, Бхусал, Хорвиц, Шелбурн и Траутнер. Критический пересмотр рукописи для важного интеллектуального содержания : Лин, Бхусал, Шелбурн и Траутнер. Статистический анализ : Лин и Шелбурн. Получено финансирование : Траутнер. Административная, техническая и материальная поддержка : Бхусал, Хорвиц, Шелбурн и Траутнер. Научный руководитель : Шелберн и Траутнер.

Раскрытие финансовой информации: Не сообщалось.

Финансирование / поддержка: Работа д-ра Траутнера была поддержана Премией развития карьеры по делам ветеранов (B4623) и IIR 09-104 Службы исследований и разработок в области здравоохранения. Эта работа была частично поддержана Хьюстонским центром исследований и разработок служб здравоохранения по делам ветеранов (HFP90-020).

Заявление об ограничении ответственности: Выраженные мнения принадлежат авторам, а не обязательно Департаменту по делам ветеранов / Медицинскому колледжу Бейлора.

Дополнительные вклады: Нэнси Дж. Петерсен, доктор философии, предоставила статистические консультации и помощь.

1.Griebling TL. Проект «Урологические болезни в Америке»: тенденции использования ресурсов для лечения инфекций мочевыводящих путей у женщин. Дж Урол . 2005; 173 (4): 1281-128715758783PubMedGoogle ScholarCrossref 2. Канерва М., Оллгрен Дж., Виртанен М.Дж., Лютикяйнен О. Группа исследования распространенности. Оценка годового бремени инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, в финских больницах неотложной помощи для взрослых. Am J Infect Control . 2009; 37 (3): 227-2301

67PubMedGoogle ScholarCrossref 3. Клевенс Р.М., Эдвардс-младший, Ричардс К.Л. и другие. Оценка связанных со здравоохранением инфекций и смертей в больницах США, 2002 г. Public Health Rep . 2007; 122 (2): 160-16617357358PubMedGoogle Scholar4 Straand J, Rokstad KS, Sandvik H. Назначение системных антибиотиков в общей практике: отчет исследования Møre & Romsdal Prescription Study. Scand J Prim Health Care . 1998; 16 (2): 121-1279689692PubMedGoogle ScholarCrossref 5.Weinstein JW, Mazon D, Pantelick E, Reagan-Cirincione P, Dembry LM, Hierholzer WJ Jr. Десятилетие исследований распространенности в центрах третичной медицинской помощи: тенденции в уровне нозокомиальных инфекций, использовании устройств и остроты зрения пациентов. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol . 1999; 20 (8): 543-54810466554PubMedGoogle ScholarCrossref 6.Cope M, Cevallos ME, Cadle RM, Darouiche RO, Musher DM, Trautner BW. Неправильное лечение катетер-ассоциированной бессимптомной бактериурии в стационаре третичного уровня. Clin Infect Dis .2009; 48 (9): 1182-118819292664PubMedGoogle ScholarCrossref 7. Мартинес М.А., Инглада Л., Очоа С., Виллаграса Дж. Р. Испанская исследовательская группа по лечению антибиотиками. Оценка назначения антибиотиков при острых инфекциях мочевыводящих путей у взрослых. J Заразить . 2007; 54 (3): 235-24416831465PubMedGoogle ScholarCrossref 8.Rotjanapan P, Dosa D, Thomas KS. Потенциально неподходящее лечение инфекций мочевыводящих путей в двух домах престарелых в Род-Айленде. Arch Intern Med . 2011; 171 (5): 438-44321403040PubMedGoogle ScholarCrossref 9.Дален Д.М., Звонар Р.К., Джезамин П.Г. Оценка лечения бессимптомной катетер-ассоциированной бактериурии и кандидурии в больнице Оттавы. Can J Infect Dis Med Microbiol . 2005; 16 (3): 166-17018159538 PubMedGoogle Scholar 10. Корниа ПБ, Такахаши Т.А., Липский Б.А. Микробиология бактериурии у мужчин: 5-летнее исследование в больнице по делам ветеранов. Диагностика микробиологических инфекций . 2006; 56 (1): 25-3016713165PubMedGoogle ScholarCrossref 11.Wazait HD, Patel HR, Veer V, и другие.Катетер-ассоциированные инфекции мочевыводящих путей: распространенность уропатогенов и характер устойчивости к противомикробным препаратам в больнице Великобритании (1996-2001 гг.). BJU Int . 2003; 91 (9): 806-80

0837PubMedGoogle ScholarCrossref 12. Моррисон А.Дж.-младший, Венцель Р.П. Нозокомиальные инфекции мочевыводящих путей, вызванные энтерококком: десятилетний опыт работы в университетской больнице. Arch Intern Med . 1986; 146 (8): 1549-15513729635PubMedGoogle ScholarCrossref 13.Hidron AI, Edwards JR, Patel J, и другие; Группа национальной сети безопасности здравоохранения; Участвующие объекты национальной сети безопасности здравоохранения.Ежегодное обновление NHSN: устойчивые к противомикробным препаратам патогены, связанные с инфекциями, связанными с оказанием медицинской помощи: годовая сводка данных, переданных в Национальную сеть безопасности здравоохранения в Центрах по контролю и профилактике заболеваний, 2006-2007 гг. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol . 2008; 29 (11): 996-101118947320PubMedGoogle ScholarCrossref 14.Swaminathan S, Alangaden GJ. Лечение резистентных энтерококковых инфекций мочевыводящих путей. Curr Infect Dis Rep . 2010; 12 (6): 455-46421308555PubMedGoogle ScholarCrossref 15.Heintz BH, Halilovic J, Christensen CL. Устойчивые к ванкомицину энтерококковые инфекции мочевыводящих путей. Фармакотерапия . 2010; 30 (11): 1136-1143687PubMedGoogle ScholarCrossref 16. Вонг А.Х., Венцель Р.П., Эдмонд МБ. Эпидемиология бактериурии, вызванной устойчивыми к ванкомицину энтерококками: ретроспективное исследование. Am J Infect Control . 2000; 28 (4): 277-28110926703PubMedGoogle ScholarCrossref 17. Раве Д., Розенцвейг I, Руденски Б., Винер-Велл Y, Йиннон А.М. Факторы риска бактериурии, вызванной Pseudomonas aeruginosa или Enterococcus spp, у пациентов, госпитализированных через отделение неотложной помощи. Eur J Clin Microbiol Infect Dis . 2006; 25 (5): 331-33416786380 PubMedGoogle ScholarCrossref 18. Лин К., Фахардо К. Целевая группа профилактических услуг США. Скрининг на бессимптомную бактериурию у взрослых: доказательства для заявления о подтверждении рекомендаций Целевой группы профилактических служб США. Ann Intern Med . 2008; 149 (1): W20-W24185PubMedGoogle Scholar19.Nicolle LE, Bradley S, Colgan R, Rice JC, Schaeffer A, Hooton TM, Американское общество инфекционных болезней; Американское общество нефрологов; Американское гериатрическое общество.Руководство Американского общества инфекционных болезней по диагностике и лечению бессимптомной бактериурии у взрослых. Clin Infect Dis . 2005; 40 (5): 643-65415714408PubMedGoogle ScholarCrossref 20. Гросс П.А., Патель Б. Снижение чрезмерного использования антибиотиков: призыв к национальным показателям эффективности лечения бессимптомной бактериурии. Clin Infect Dis . 2007; 45 (10): 1335-133717968830PubMedGoogle ScholarCrossref 21. Эдмонд МБ, Обер Дж. Ф., Вайнбаум Д. Л., и другие. Устойчивый к ванкомицину Enterococcus faecium бактериемия: факторы риска инфицирования. Clin Infect Dis . 1995; 20 (5): 1126-11337619987PubMedGoogle ScholarCrossref 22. Торнипорт Н.Г., Робертс Р.Б., Джон Дж., Хафнер А., Райли Л.В. Факторы риска, связанные с устойчивой к ванкомицину инфекцией Enterococcus faecium или колонизацией у 145 совпадающих пациентов и контрольных пациентов. Clin Infect Dis . 1996; 23 (4): 767-7728

2PubMedGoogle ScholarCrossref 23.Rice LB, Hutton-Thomas R, Lakticova V, Helfand MS, Donskey CJ. β-лактамные антибиотики и колонизация желудочно-кишечного тракта энтерококками, устойчивыми к ванкомицину. J Заразить Dis . 2004; 189 (6): 1113-111814999616PubMedGoogle ScholarCrossref 24.Olivier CN, Blake RK, Steed LL, Salgado CD. Риск устойчивой к ванкомицину инфекции кровотока Enterococcus (VRE) среди пациентов, колонизированных VRE. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol . 2008; 29 (5): 404-409361PubMedGoogle ScholarCrossref 25. Верджис Э. Н., Хайден М. К., Чоу Дж. У., и другие. Детерминанты устойчивости к ванкомицину и показатели смертности при энтерококковой бактериемии: проспективное многоцентровое исследование. Ann Intern Med . 2001; 135 (7): 484-478151PubMedGoogle Scholar 26. Колоднер Р., Элиасберг Т., Чазан Б., Раз Р. Клиническое значение бактериурии с низким количеством колоний видов Enterococcus . Eur J Clin Microbiol Infect Dis . 2006; 25 (4): 238-24116596356PubMedGoogle ScholarCrossref 27. Wisell KT, Kahlmeter G, Giske CG. Триметоприм и энтерококки при инфекциях мочевыводящих путей: новые взгляды на старую проблему. J Antimicrob Chemother . 2008; 62 (1): 35-4018408238PubMedGoogle ScholarCrossref 28.Hooton TM, Брэдли С.Ф., Карденас Д.Д., и другие; Общество инфекционных болезней Америки. Диагностика, профилактика и лечение катетер-ассоциированной инфекции мочевыводящих путей у взрослых: Международное руководство по клинической практике 2009 г. Американского общества инфекционистов. Clin Infect Dis . 2010; 50 (5): 625-66320175247PubMedGoogle ScholarCrossref 29. МакГир А., Кэмпбелл Б., Эмори Т.Г., и другие. Определения инфекции для наблюдения в учреждениях длительного ухода. Am J Infect Control .1991; 19 (1): 1-712PubMedGoogle ScholarCrossref 30.Warren JW, Damron D, Tenney JH, Hoopes JM, Deforge B, Muncie HL Jr. Лихорадка, бактериемия и смерть как осложнения бактериурии у женщин с долгосрочными уретральными катетерами . J Заразить Dis . 1987; 155 (6): 1151-11583572035PubMedGoogle ScholarCrossref 31. Tambyah PA, Maki DG. Катетер-ассоциированная инфекция мочевыводящих путей редко бывает симптоматической: проспективное исследование с участием 1497 катетеризованных пациентов. Arch Intern Med . 2000; 160 (5): 678-68210724054PubMedGoogle ScholarCrossref 32.Cabana MD, Rand CS, Powe NR, и другие. Почему врачи не следуют рекомендациям по клинической практике? основа для улучшения. JAMA . 1999; 282 (15): 1458-146510535437PubMedGoogle ScholarCrossref 33. Уильямсон Дж. К., Крафт Д. В., Баттс Дж. Д., Рааш Р. Х. Оценка in vitro изолятов ампициллин-резистентных энтерококков в моче. Энн Фармакотер . 2002; 36 (2): 246-25011847942PubMedGoogle ScholarCrossref Ученые предупреждают, что

бактерий, обитающих в мужских пенисах, могут способствовать развитию инфекций, передаваемых половым путем | The Independent

Идея об инородных телах, населяющих пенис, для большинства мужчин неприятна.

Тогда приготовьтесь извиваться, потому что ученые, изучающие хламидиоз в США, обнаружили, что даже у здоровых мужчин есть крошечные организмы, живущие глубоко в мочеполовых путях (собирательные термины для уретры и мочеточника).

Согласно отчету журнала The Scientist, когда-то биологи и врачи считали этот район полностью стерильным из-за отсутствия инфекций.

Но теперь эксперты считают, что в половом члене гораздо больше микроорганизмов и занимают гораздо больше его частей, чем мы когда-либо предполагали.

Дэвид Нельсон, доцент микробиологии и иммунологии, сказал, что он и его коллеги из Университета Индианы изучали заболевания, передающиеся половым путем, когда они обнаружили доказательства того, что патогены получали метаболиты, способствующие росту, из другого микроскопического источника.

«В геноме хламидий была подпись, которая предполагала, что этот организм может взаимодействовать с другими микроорганизмами», - сказал он.

«Это то, что изначально вызвало у нас интерес.И когда мы вошли и начали искать, мы обнаружили, что [микробов] было намного больше, чем мы ожидали ».

Если вы беспокоитесь о том, что на вас могут быть распространены вредные бактерии, это может быть несколько преждевременным. Нельсон сказал, что разные люди являются хозяевами разных смесей микробов, и что, похоже, не существует определенного набора, обеспечивающего «здоровый» мочеполовой тракт.

В то время как некоторые бактерии могут сделать человека более восприимчивым к таким инфекциям, как хламидиоз, другие действительно могут помочь предотвратить их.«На данный момент мы просто не знаем», - сказал Нельсон.

В настоящее время существует только два контролируемых фактора, которые, как полагают, влияют на количество микробов, обнаруживаемых в половом члене и на нем, сообщает The Scientist, - обрезание и секс.

Согласно исследованию 2010 года, опубликованному в Plos One, необрезанные мужчины «имеют значительно больше бактерий на пенисе, и типы бактерий также очень разные».

В том же исследовании был обнаружен схожий состав бактерий между половыми партнерами, «подтверждая идею о том, что партнеры имеют общую генитальную микробиоту».

Но на случай, если вы подумали о каких-либо радикальных действиях, ученые посоветовали провести гораздо больше исследований в этой области, прежде чем можно будет дать надежные рекомендации по здоровью.

Учитывая решающую роль, которую играет секс, исследователи хотят изучать мужчин всех возрастов и форм активности, но Нельсон признал, что это была проблема «получение согласия людей до начала половой жизни».

Дебора Андерсон, профессор акушерства, гинекологии и микробиологии Медицинской школы Бостонского университета, согласилась с тем, что требуется дополнительная работа.«Пенис недостаточно изучен», - сказала она. «Там может быть очень интересная история, но мы не провели должного исследования».

Протеомика спермы выявляет влияние Enterococcus faecalis на мужскую фертильность

Название: Протеомика спермы выявляет влияние Enterococcus faecalis на мужскую фертильность

ОБЪЕМ: 25 ВЫДАЧА: 5

Автор (ы): Джузеппе Гранде *, Федерика Винченцони, Франческа Манчини, Сильвия Барони, Джованни Лука, Риккардо Калафьоре, Риккардо Марана, Массимо Кастаньола, Альфредо Понтекорви и Доменико Миларди

Место работы: Международный научный институт «Павел VI», Католический университет, Рим, Институт химии и клинической биохимии, Католический университет, Рим, Международный научный институт «Павел VI», Католический университет, Рим, Институт химии и клинической биохимии, Католический университет, Рим, Департамент экспериментальной медицины, Университет Перуджи, Перуджа, Медицинский факультет, Университет Перуджи, Перуджа, Международный научный институт «Павел VI», Католический университет, Рим, Институт химии и клинической биохимии, Католический университет, Рим , Международный научный институт «Павел VI», Католический университет, Рим, Международный научный институт «Павел VI», Католический университет, Рим

Ключевые слова: Enterococcus faecalis, протеомика, инфекции добавочных желез у мужчин, MAGI, простатит, мужская репродукция.

Резюме: Предпосылки: Инфекционная этиология составляет 15% случаев мужского бесплодия. Энтерококк faecalis (E. faecalis) обычно выявляется в культуре спермы бесплодных мужчин и ассоциируется с со значительно более низким качеством спермы.

Цель: Целью данного исследования было выявление новых семенных биомаркеров инфекции мужского тракта путем E. faecalis, используя протеомное профилирование, чтобы понять эффект E.faecalis на физиопатология мужской репродукции.

Методы: мы включили в исследование десять пациентов, обращающихся за медицинской помощью по поводу первичного бесплодия с простатно-пузырно-эпидидимит и микробиологический анализ спермы и / или секрета простаты положительный на E. faecalis. Десять фертильных мужчин были включены в протокол в качестве контрольной группы. Аликвоту каждой семенной плазмы подвергали протоколу переваривания в растворе и анализировали. с использованием аппарата Ultimate 3000 RSLCnano HPLC, соединенного с масс-спектрометром LTQ Orbitrap Elite.

Результаты: восемь белков не были идентифицированы в группе контроля и наблюдались в значительная часть пациентов, в основном вовлеченных в деятельность иммунной системы (CD177, Свипрозин-1 и 2-оксоглутаратдегидрогеназа). Арилсульфатаза была идентифицирована в группе контроль и отсутствовал у всех пациентов с инфекцией. Три белка (TIMP-1, домен WFDC протеин 2 и карбоксипептидаза E) значительно различались у пациентов по сравнению с контроль, в основном связанный с воспалением.

Выводы: это первое применение протеомики на основе МС, направленное на выявление множества белков. в семенной плазме и отражает влияние инфекции E. faecalis на состав спермы.

Иммунная система не может обеспечить защитный ответ на грамположительный или грамотрицательный бактериальный простатит

Abstract

Бактериальный простатит поражает 1% мужчин, причем чаще у пожилых людей. Он определяется частотой и срочностью мочеиспускания, локальной болью и положительными бактериальными культурами в выделенной семенной жидкости.Острый бактериальный простатит часто переходит в хроническую форму, для которой характерны повторяющиеся острые эпизоды, перемежающиеся бессимптомными периодами различной продолжительности. До 80% случаев бактериального простатита вызваны грамотрицательными уропатогенными E. coli (UPEC) или грамположительными E. faecalis . Лечение антибиотиками является стандартом лечения, однако глобальное распространение устойчивых к противомикробным препаратам уропатогенов угрожает эффективности терапии. Таким образом, разработка подходов к лечению бактериального простатита, не основанных на применении антибиотиков, является приоритетной задачей.Одна из проблем заключается в том, что иммунный ответ на инфекцию предстательной железы изучен не полностью. Мы использовали мышиную модель трансуретральной бактериальной инстилляции для изучения иммунного ответа на инфекцию простаты UPEC или E. faecalis . Оба уропатогена проявляли тропизм к простате по сравнению с мочевым пузырем на ранних этапах постинфекции. Инфекция UPEC вызвала большую экспрессию провоспалительных цитокинов и инфильтрацию нейтрофилов и моноцитов по сравнению с инфекцией E. faecalis . После контрольного заражения ответы цитокинов и инфильтрация миелоидными клетками были в значительной степени сопоставимы с первичной инфекцией.Характерно для реакции памяти, большее количество лимфоидных клеток инфильтрирует простату при второй инфекции по сравнению с первичной инфекцией. Неожиданно, однако, бактериальная нагрузка в предстательной железе, зараженной UPEC или E. faecalis , была равной или большей, чем при первичной инфекции, несмотря на то, что адаптивный ответ на инфекцию UPEC был очевиден в мочевом пузыре тех же животных. Таким образом, инициируется иммунный ответ на первичную инфекцию, однако он не защищает от повторного заражения.Наши результаты подтверждают идею о том, что хронический или рецидивирующий простатит развивается при отсутствии эффективного иммунитета к инфекции. Более глубокое понимание механизмов, лежащих в основе этого наблюдения, может указать на действенные цели для иммунотерапии.

Введение

Простатит - это общий термин, который охватывает клинические состояния острого или хронического бактериального простатита, синдрома хронической тазовой боли и бессимптомного воспалительного простатита (Krieger et al., 1999). Характерные симптомы включают частое мочеиспускание и позывы к мочеиспусканию, а также надлобковую, нижнюю или перианальную боль во время мочеиспускания и секса (Khan et al., 2017). Простатит всех причин развивается почти у 10% всех мужчин с повышенным риском хронического заболевания после пятидесятилетнего возраста (Krieger et al., 2008; Schaeffer, 2003). Простатит чаще встречается у пожилых людей, как и инфекция мочевыводящих путей у мужчин (Foxman, 2010; Ingersoll, 2017; Khan et al., 2017; Lipsky, 1999; Rowe and Juthani-Mehta, 2013). По оценкам, 10% всех случаев простатита вызваны бактериальной инфекцией (Khan et al., 2017). Острый бактериальный простатит диагностируется на основании положительных бактериальных культур из выделенных жидкостей после массажа простаты (Meares and Stamey, 1972; Nickel et al., 2006). Почти у половины пациентов с острой инфекцией разовьется хронический бактериальный простатит, который характеризуется бессимптомными периодами различной продолжительности, перемежающимися с острыми рецидивирующими симптоматическими инфекциями (Bowen et al., 2015; Gill and Shoskes, 2016; Khan et al., 2017).

Эпидемиологические исследования госпитализированных клинических групп показывают, что Escherichia coli или грамположительные Enterococci spp. , и в частности E. faecalis, , составляют до 80% всех патогенов, выделенных от пациентов с острым или хроническим простатитом (Domingue and Hellstrom, 1998; Gill and Shoskes, 2016; Lipsky, 1999; Lipsky et al., 2010). Подобно инфекциям мочевыводящих путей (ИМП), острый и хронический бактериальный простатит обычно лечат анальгетиками, чтобы минимизировать боль, и антибиотиками, такими как фторхинолоны или триметоприм-сульфаметоксазол, для уничтожения микроорганизмов (Gill and Shoskes, 2016; Lipsky, 1999; Lipsky et al. др., 2010). В зависимости от тяжести острых симптомов рекомендуемые рекомендации по лечению могут включать однократную дозу пероральных фторхинолонов или внутримышечного цефалоспорина с последующим десятидневным курсом тетрациклиновой терапии или две-четыре недели приема фторхинолонов в сочетании с аминогликозидами (Coker and Dierfeldt, 2016; Lipsky et al. al., 2010). Схемы приема антибиотиков при хроническом простатите аналогичны, но более длительны, обычно от 6 до 12 недель (Lipsky et al., 2010). Эти расширенные курсы необходимы для искоренения хронических или рецидивирующих инфекций из-за пониженной проницаемости некоторых антибиотиков (Gill and Shoskes, 2016).

Вызывает тревогу то, что необычно длительные схемы лечения до 6 месяцев могут привести к потере эффективности фторхинолонов в 10–30% случаев (Naber et al., 2008). Эти сложные схемы приема антибиотиков подчеркивают сложность лечения простатита и проблему поиска альтернативных методов лечения.Распространение уропатогенов с множественной лекарственной устойчивостью еще больше усугубляет эту проблему (Stamatiou and Pierris, 2017). Чтобы ограничить развитие устойчивости к антибиотикам, эмпирическое или «предположительное» введение антибиотиков до микробиологического анализа рекомендуется только при остром простатите (Lipsky et al., 2010). Несмотря на это, в большинстве случаев небактериального простатита лечат антибиотиками, поскольку этот подход, как ни удивительно, приводит к облегчению симптомов (Lipsky et al., 2010). Неясно, можно ли приписать этот эффект самим антибиотикам, эффекту плацебо или присутствуют бактерии, которые не обнаруживаются в текущих протоколах тестирования (Delarosette et al., 1993). Хотя лечение простатита антибиотиками может быть сложной задачей, альтернативных методов лечения, включая иммуномодулирующие стратегии, не существует. Одна из причин этого может заключаться в том, что иммунный ответ, спровоцированный во время инфекции, не полностью изучен.

Действительно, наше текущее понимание бактериальной колонизации, резидентных и инфильтрирующих иммунных клеток в простате и их роли в бактериальном клиренсе или индукции специфической памяти в простате основано на ограниченном количестве исследований.Например, что касается колонизации, в то время как штамм E. coli CP1, вызванный простатитом, экспрессирует меньше факторов вирулентности, чем изолят уропатогенного цистита E. coli (UPEC) NU14, он колонизирует простату мышей в большей степени, чем NU14 ( Rudick et al., 2011), утверждая, что способность колонизировать простату определяется патогеном. CP1 одинаково хорошо колонизирует мочевой пузырь и простату мышей C57BL / 6 через 24 часа после инфицирования (PI), однако CP1 дольше сохраняется в простате по сравнению с мочевым пузырем (Rudick et al., 2011). Инфекция простаты мышей C57BL / 6 штаммом UPEC 1667 вызывает экспрессию провоспалительной цитокиновой РНК, инфильтрацию воспалительных клеток и повреждение тканей в простате в течение двух недель (Boehm et al., 2012). У мышей C3H / HeOuJ, инфицированных UPEC 1667, наблюдается стойкое воспаление, характеризующееся отложением коллагена (Wong et al., 2014). При лечении 2-недельным курсом антибиотиков с последующим 8-недельным периодом вымывания у этих мышей наблюдалось изменение содержания коллагена и уменьшение воспаления тканей, несмотря на то, что они были инфицированы в течение 28 дней до лечения (Wong et al., 2015). При инфицировании в течение 2–12 месяцев у мышей C57BL / 6 обнаруживается гиперпластический эпителий и большее количество макрофагов и T h 17 Т-клеток в простате (Simons et al., 2015). Инфекция простаты P. acnes , штамм, связанный с доброкачественной гиперплазией предстательной железы, вызывает воспаление и инфильтрацию клеток врожденного иммунитета только через 1 неделю после инфицирования (Shinohara et al., 2013). Вместе эти исследования представляют несколько фрагментарную картину врожденного иммунного ответа на бактериальный простатит и дают мало информации о развитии адаптивного иммунитета к инфекционному простатиту.

Недавно мы постулировали, что бактериальный простатит следует классифицировать как особый тип ИМП, подобный циститу или пиелонефриту (Lupo and Ingersoll, 2019). В дополнение к разделению сопутствующих рисков и пути заражения через восходящий путь уретры, ИМП и бактериальный простатит вызываются схожими или одинаковыми инфекционными агентами, включая UPEC и E. faecalis . Таким образом, мы предположили, что иммунный ответ на инфекцию простаты подобен тому, который наблюдается в мочевом пузыре мышей-самцов с циститом, при котором притупленный врожденный иммунный ответ приводит к ограниченной инфильтрации иммунных клеток, но в конечном итоге к развитию нестерилизующего специфического иммунитета (Ingersoll et al. al., 2008; Мора-Бау и др., 2015; Zychlinsky Scharff et al., 2019). Чтобы проверить эту гипотезу, мы измерили колонизацию, а также врожденный и адаптивный иммунитет на модели острого и хронического простатита с использованием грамотрицательных штаммов UPEC и грамположительных штаммов E. faecalis . Удивительно, но мы наблюдали реакцию на инфекцию UPEC в предстательной железе, включая сильную инфильтрацию нейтрофилов, более похожую на ИМП у самок животных, чем у самцов мышей (Ingersoll et al., 2008; Mora-Bau et al., 2015; Zychlinsky Scharff et al. ., 2019). Как при инфекции UPEC, так и при инфекции E. faecalis мы обнаружили, что простата демонстрирует сигнатуру цитокинов, отличную от сигнатуры мочевого пузыря, и, что критически важно, в отличие от мочевого пузыря, не может развить защитный иммунитет для борьбы с инфекцией, что объясняет частоту возникновения инфекции. какой хронический или рецидивирующий простатит развивается у мужчин.

Результаты

UPEC и E. faecalis демонстрируют тропизм для простаты мышей

В ходе ранее опубликованного исследования мы наблюдали, что помимо мочевого пузыря UPEC активно колонизирует простату мышей-самцов на срок до двух недель. (Zychlinsky Scharff et al., 2019). Поскольку E. coli и E. faecalis являются основными уропатогенами, вызывающими бактериальный простатит, мы хотели определить способность этих бактериальных штаммов специфически колонизировать простату по сравнению с мочевым пузырем с течением времени. Мы трансуретрально инфицировали самцов мышей C57BL / 6 в возрасте 6-8 недель 10 7 КОЕ одного из двух репрезентативных уропатогенов: штамм UPEC UTI89-RFP-kan R , устойчивый к канамицину и экспрессирующий красный флуоресцентный белок, или E .faecalis , штамм OG1RF, устойчивый к рифампицину (Dunny et al., 1978; Mora-Bau et al., 2015). Мы количественно оценили бактериальную нагрузку в гомогенизированных мочевых пузырях и простате через 1, 2 и 14 дней ИП, чтобы смоделировать острую и хроническую инфекцию. Мы наблюдали, что в то время как UPEC интенсивно колонизировал оба органа у самцов мышей, бактериальная нагрузка UPEC была значительно выше в предстательной железе, по сравнению с мочевым пузырем, инфицированных мышей в день 1 ( Рисунок 1A ). Различия в колонизации UPEC между предстательной железой и мочевым пузырем больше не были очевидны через 2 или 14 дней ИП.Мы сообщили, что мочевой пузырь мышей самцов остается колонизированным до 28 дней после заражения UPEC (Zychlinsky Scharff et al., 2019). Здесь мы наблюдали, что простата и мочевой пузырь все еще были колонизированы UPEC через 42 дня PI ( Рисунок S1A ). В то время как UPEC интенсивно колонизировал простату и мочевой пузырь, бактериальная нагрузка E. faecalis была ниже в мочевом пузыре, и в соответствии с предыдущими сообщениями о заражении E. faecalis у инфицированных самок мышей (, рисунок 1B, ) (Kau et al., 2005; Сингх и др., 2007; Tien et al., 2017). Примечательно, что у E. faecalis наблюдалась более стойкая инфекция и выраженный тропизм для предстательной железы над мочевым пузырем на 1, 2 и 14 день PI ( Рисунок 1B ). Наконец, поскольку полимикробные инфекции распространены у людей и могут привести к осложненным ИМП или уросепсису (Brogden et al., 2004; Kline and Lewis, 2016; Siegmanigra et al., 1993; Siegmanigra et al., 1994; Tay et al., 2016), мы измерили бактериальную нагрузку в мочевом пузыре и простате после коинфекции UPEC и E.Фаэкалис . Мы ввели в общей сложности 10 7 КОЕ в каждый штамм в соотношении приблизительно 1: 1 и обнаружили, что бактериальная нагрузка UPEC была значительно выше в простате по сравнению с мочевым пузырем на 1-й и 2-й день ИП ( Рисунок 1C ). В контексте этой коинфекции E. faecalis колонизировали оба органа, однако статистически значимые различия в бактериальной нагрузке между мочевым пузырем и предстательной железой больше не были очевидны из-за увеличения дисперсии в E.faecalis КОЕ в мочевом пузыре на 1-й и 2-й день ИП ( Рисунок 1D ). Создав модели моно- и полимикробной инфекции предстательной железы с двумя распространенными уропатогенами, мы использовали эти модели для исследования иммунного ответа на простатит, уделяя особое внимание ранним событиям после первичной и контрольной инфекции, учитывая частоту, с которой эти инфекции рецидивируют или становятся хроническими. .

Рисунок 1. UPEC и E. faecalis демонстрируют тропизм простаты над мочевым пузырем.

самцов мышей C57BL / 6 в возрасте 6-8 недель были инфицированы 10 7 КОЕ ( A ) штамма UPEC UTI89-RFP-kan R , ( B ) E. faecalis штамма OG1RF, или ( CD ) всего 10 7 КОЕ обоих штаммов бактерий в соотношении приблизительно 1: 1. Графики отображают КОЕ / орган в указанный день после инфицирования (PI). Каждый кружок представляет одну мышь, закрашенные кружки представляют КОЕ мочевого пузыря, белые кружки представляют КОЕ простаты. Красные линии указывают среднее значение для каждой группы, а черные пунктирные линии представляют предел обнаружения анализа, 20 или 40 КОЕ / орган.На графиках показаны парные данные, поскольку у каждой мыши были собраны один мочевой пузырь и одна простата. Данные объединяют из 2-10 экспериментов, по 4-7 мышей на группу в каждом эксперименте. КОЕ в мочевом пузыре и простате сравнивали в каждый момент времени с помощью непараметрического теста Вилкоксона для парных данных, и значения p корректировали для множественных тестов в рамках каждого сценария инфекции (UPEC, E. faecalis , полимикробный) с использованием метод ложного обнаружения (FDR). q - значения, соответствующие критериям статистической значимости ( q <0.05) обозначены красным.

Сигнатура цитокинов врожденного иммунитета простаты отличается от мочевого пузыря во время инфекции

Установив, что UPEC и E. faecalis устойчиво инфицируют простату, мы затем рассмотрели воспалительную реакцию, вызванную бактериальной колонизацией. Поскольку мы предположили, что реакция на уропатогенную инфекцию в простате аналогична реакции, наблюдаемой в мочевом пузыре у самцов мышей C57BL / 6, мы включили анализ этого органа для сравнения.Мы заразили самцов мышей C57BL / 6 10 7 КОЕ UTI89-RFP-kan R , OG1RF или соотношением 1: 1 обоих штаммов и проанализировали экспрессию 13 цитокинов с помощью набора гранул в гомогенатах простаты и мочевого пузыря при день 1 и 2 дня ИП. Инфицированная UPEC простата экспрессировала статистически значимо более высокие уровни IL-1α, IL-6, CCL2, IL-1β, IL-17A и TNF-α по сравнению с тканью мочевого пузыря через 1 и 2 дня PI ( Рисунок 2A, Таблица 1 ). Уровни ИЛ-23 были значительно повышены в простате над мочевым пузырем только через 2 дня ИП (, таблица 1, ).Интересно, что уровни IL-6 и IL-1β в простате, не получавшем лечения, были значительно выше, чем в мочевом пузыре, хотя причины этого неясны ( Рисунок 2A, Таблица 1 ). При рассмотрении врожденного ответа в предстательной железе мы наблюдали, что при инфекции UPEC IL-1α, IL-6, CCL2, IL-1β, IL-17A и TNF-α были повышены по сравнению с уровнями в исходной ткани 1-дневный ИП ( Рисунок 2A , Таблица 2 ). Уровень IL-1α, CCL2 и TNF-α оставался значительно повышенным по сравнению с наивным тканевым ИП через 2 дня, однако общий ответ был недолгим, поскольку мы измерили значительное снижение уровней IL-27, IL-23, IL-6, CCL2. , IL-1β, IL-17A, TNF-α и CSF2 от дня 1 до дня 2 PI ( Рисунок 2A, Таблица 2 ).Наконец, несмотря на стойкую инфекцию, о чем свидетельствует стойкая бактериурия, уровни цитокинов в UPEC-инфицированных тканях через 42 дня PI не отличались от уровней, измеренных в исходной ткани, за исключением TNFα ( Рисунок S1B-C ).

Рис. 2. Цитокиновый ответ на инфекцию простаты отличается от того, который наблюдается в мочевом пузыре.

Самцов мышей C57BL / 6 в возрасте 6-8 недель были инфицированы 10 7 КОЕ ( A ) штамма UPEC UTI89-RFP-kan R , ( B ) E.faecalis , штамм OG1RF, или ( C ), всего 10 7 КОЕ обоих штаммов бактерий в соотношении приблизительно 1: 1 и умерщвление ИП через 1 или 2 дня. Для определения исходного уровня были включены наивные мыши. Тринадцать цитокинов измеряли в супернатантах гомогенизированных мочевых пузырей и простаты с помощью мультиплексного анализа. Графики пауков показывают медианные значения абсолютных уровней цитокинов (пг / мл) в логарифмической шкале у наивных (пунктирные линии) или инфицированных животных через 24 часа (пунктирные линии) и через 48 часов после заражения (PI) (сплошные линии) в какие показатели простаты показаны оранжевым цветом, а показатели мочевого пузыря - синим.Данные объединяют из 2-7 экспериментов, по 3-6 мышей на группу в каждом эксперименте. DPI - дни после заражения. Значимость определялась с использованием непараметрического критерия Манна-Уитни с поправкой на множественное тестирование для определения скорректированного значения p для коэффициента ложного обнаружения (FDR): q <0,05. Все значения p, и q для каждого сравнения перечислены в Таблицах 1-6 .

Таблица 1: Статистическое тестирование аналитов, определяющих врожденный иммунный ответ на инфекцию UPEC в мочевом пузыре по сравнению с простатой.Таблица 2: Статистическое тестирование аналитов, определяющих врожденный иммунный ответ на инфекцию UPEC в простате с течением времени.

У инфицированных E. faecalis мышей, IL-1α, IL-6, CCL2, IL-1β и TNF-α были экспрессированы на уровнях, значительно более высоких в предстательной железе, чем в мочевом пузыре на 1-й день PI, и IL-1α. , IL-6, CCL2 и IL-1β оставались повышенными через 2 дня PI (, фиг. 2B, таблица 3, ). Примечательно, что ни один из цитокинов не был значительно повышен по сравнению с исходными уровнями ткани в простате через 1 день ИП с E.faecalis после корректировки для множественного тестирования (, рисунок 2B, , , таблица 4, ). Через 2 дня ИП с E. faecalis , IL-1α, CCL2 и IFN- γ были повышены по сравнению с исходными тканевыми уровнями, и аналогично тому, что наблюдалось при инфекции UPEC, ответ сократился с 1 до 2 дней ИП, с снижение IL-23 и IL-6. Напротив, TNF-α и IFN-γ были экспрессированы на значительно более высоких уровнях через 2 дня PI по сравнению с PI дня 1 (, фиг. 2B, таблица 4, ).В глобальном масштабе уровни цитокинов, индуцированные после заражения E. faecalis , были ниже, чем уровни, измеренные в инфицированных UPEC мочевом пузыре и предстательной железе, что близко отражает уровень, измеренный в наивной ткани (, рис. 2A, B ).

Таблица 3: Статистическое тестирование аналитов, определяющих врожденный иммунный ответ на инфекцию E. faecalis в мочевом пузыре по сравнению с простатой Таблица 4: Статистическое тестирование аналитов, определяющих врожденный иммунный ответ на инфекцию E. faecalis в простате с течением времени.

В сценарии коинфекции в предстательной железе по сравнению с мочевым пузырем было значительно больше цитокинов, чем при любой мономикробной инфекции в день 1 PI, включая IL-1α, IL-27, IL-6, CCL2, IL-1β, IL -17A, IL-10, TNF-α, CSF2 и IFN- γ ( Рисунок 2C, Таблица 5 ). Уровни IL-1α, IL-6, IL-1β и TNF-α в простате оставались повышенными по сравнению с уровнями, связанными с мочевым пузырем, через 2 дня PI ( Рисунок 2C, Таблица 5 ). За исключением IL-27 и IFN-β, все измеренные цитокины были значительно увеличены через 1 день ИП по сравнению с наивными уровнями ( Рисунок 2C, Таблица 6 ).В то время как уровни IL-1α, IL-6, CCL2, IL-1β, IL-17A и TNF-α оставались повышенными по сравнению с исходной тканью через 2 дня ИП, цитокины достоверно не различались между 1 и 2 днями ИП при полимикробной инфекции простаты. ( Рисунок 2C, Таблица 6 ). Наконец, хотя уровни IL-12p70 статистически значимо различались в нескольких сценариях, например, между 1-м и 2-м днем ​​инфекции UPEC и инфекции E. faecalis , уровни экспрессии были близки или находились на пределе обнаружения во всех сценариях заражения.

Таблица 5: Статистическое тестирование аналитов, определяющих врожденный иммунный ответ на полимикробную инфекцию в мочевом пузыре по сравнению с простатой Таблица 6: Статистическое тестирование аналитов, определяющих врожденный иммунный ответ на полимикробную инфекцию в простате с течением времени.

Уровни цитокинов после заражения снижаются при полимикробной первичной инфекции.

В случае инфекции UPEC, хотя простата оставалась колонизированной до 42 дней, уровни цитокинов быстро возвращались к наивным уровням.Чтобы определить, делает ли персистирующая инфекция в целом невосприимчивыми к индукции медиаторов воспаления в случае второй инфекции или заражения, мы измеряли концентрации цитокинов в супернатанте гомогенатов тканей зараженной простаты. Мы инфицировали когорты мышей-самцов C57BL / 6 10 7 КОЕ UPEC, OG1RF или в соотношении 1: 1 обоих штаммов и контролировали бактериальный клиренс путем культивирования образцов мочи каждые 2-3 дня в течение одного месяца. После лечения антибиотиками для устранения инфекции и короткого периода вымывания мышей со стерильной мочой заражали второй инфекцией.Мышей, получавших UPEC или E. faecalis , заражали изогенным штаммом того же вида, который использовался для первичной инфекции. Животных, получивших первичную полимикробную инфекцию, заражали мономикробным препаратом UPEC или E. faecalis. Концентрации цитокинов IL-1α, IL-17A, TNF-α и IFN-γ были значительно повышены в течение 1 дня в простате, зараженной UPEC, которая ранее подвергалась первичной инфекции UPEC, тогда как IL-27 и IFN-β были значительно уменьшены после заражения (, фиг. 3A, , , таблица 7, ).Напротив, заражение E. faecalis индуцировало повышенную экспрессию только IL-1α и CCL2 по сравнению с уровнями, наблюдаемыми после первичного инфицирования (, фиг. 3B, , , таблица 7, ). IL-12p70 также значительно отличался между первичной и контрольной инфекцией UPEC или E. faecalis, однако, как и при первичных инфекциях, уровни экспрессии этого цитокина были очень низкими. Неожиданно общая экспрессия цитокинов была значительно снижена после заражения UPEC или E.faecalis по сравнению с ответом, вызванным первичной полимикробной инфекцией ( Рисунок 3C , Таблица 8 ). Действительно, IL-1α, IL-6, CCL2, IL-1β, IL-17A, IL-10, TNF-α и CSF2 были значительно снижены после инфекции UPEC, и все измеренные цитокины, кроме IL-23, были снижены. после заражения E. faecalis ( Рисунок 3C , Таблица 8 ). Примечательно, что мы не наблюдали такой картины в мочевом пузыре этих же животных ( Рисунок S2) .

Рисунок 3. Цитокиновый ответ в значительной степени не изменяется после заражения инфекцией.

самцов мышей C57BL / 6 в возрасте 6-8 недель были инфицированы 10 7 КОЕ ( A ) штамма UPEC UTI89-RFP-kan R , ( B ) E. faecalis штамма OG1RF, или ( C ) всего 10 7 КОЕ обоих штаммов бактерий в соотношении приблизительно 1: 1. Через 25-30 дней после инфицирования (PI) всех животных лечили одним или двумя циклами антибиотиков, как описано в материалах и методах, в течение 5 дней, после чего следовали 3-5-дневный период вымывания.Мышам со стерильной мочой вводили 10 7 КОЕ ( A ) штамма UPEC UTI89-GFP-amp R , ( B ) E. faecalis, штамм OG1RF_intergenicRS00490RS00495 :: Tn, или ( ) у мышей, инфицированных первичным полимикробным путем, половину когорты заражали UTI89-GFP-amp R , а другой половине - OG1RF_intergenicRS00490RS00495 :: Tn. Тринадцать цитокинов измеряли в супернатантах гомогенатов простаты с помощью мультиплексного анализа.Графики "паук" показывают средние значения абсолютных уровней цитокинов простаты (пг / мл) в логарифмической шкале через 24 часа после первичной (пунктирные линии) или контрольной инфекции (сплошные линии). DPI - дни после заражения. Данные объединяют из 2-7 экспериментов, по 2-6 мышей на группу в каждом эксперименте. В A, B значения экспрессии цитокинов простаты в наивной и первично инфицированной простате перенесены (пунктирные линии) из Фигуры 2 для облегчения сравнения первичной и контрольной инфекции. Значимость определялась с использованием непараметрического критерия Манна-Уитни с поправкой на множественное тестирование для определения скорректированного значения p для коэффициента ложного обнаружения (FDR): q <0.05. Все значения p, и q для каждого сравнения перечислены в таблицах 7-8 .

Таблица 7: Статистическое тестирование аналитов, экспрессированных во время мономикробной первичной инфекции или заражения UPEC или E. faecalis Таблица 8: Статистическое тестирование аналитов, экспрессированных во время первичной полимикробной инфекции или контрольной инфекции UPEC или E. faecalis

Врожденные иммунные клетки более надежно проникает в простату, инфицированную UPEC

Чтобы оценить инфильтрацию иммунных клеток, вызванную экспрессией хемокинов после бактериальной инфекции, мы инстиллировали UPEC или E.faecalis самцам мышей и проанализировали переваренную ткань простаты с помощью проточной цитометрии через 24 часа PI (стратегия стробирования в , фиг. S3 ). После инфицирования любым штаммом общее количество клеток в предстательной железе не изменилось по сравнению с наивными животными (, фиг. 4A, , сравнение оранжевых и черных точек). Количество иммунных клеток CD45 + было значительно выше только в UPEC-инфицированной простате, но не в ткани, инфицированной E. faecalis , по сравнению с наивной простатой ( Рисунок 4B ).В отличие от инфекции мочевого пузыря UPEC (Zychlinsky Scharff et al., 2019), эозинофилы лишь незначительно инфильтрировали простату при первичной инфекции UPEC и не отличались от исходного состояния при инфекции E. faecalis ( Рисунок 4C ). Подобно женской модели ИМП, инфекция UPEC вызвала сильную инфильтрацию нейтрофилов и полученных из моноцитов клеток, которая была значительно выше, чем количество этих клеток в исходной ткани ( Рисунок 4D ). Клетками, происходящими из моноцитов, были как MHC II -, так и MHC II + , вероятно, представляющие недавно инфильтрованные клетки (MHC II -) и те, которые претерпевают созревание до макрофагов (MHC II + ) (Mora-Bau et al., 2015). В случае заражения E. faecalis ни одна популяция не была значительно увеличена по сравнению с исходным уровнем после поправки на множественное тестирование. Наконец, антиген-презентирующие клетки, такие как резидентные макрофаги, дендритные клетки CD11b + (ДК) и CD103 + ДК не отличались от наивных уровней через 24 часа ИП при любой инфекции ( Рисунок 4E ).

Рисунок 4. Инфекция UPEC вызывает большую инфильтрацию иммунных клеток в простате, чем E. faecalis .

6-8-недельных самцов мышей C57BL / 6 были инфицированы 10 7 КОЕ либо красно-флуоресцентным штаммом UPEC UTI89-RFP-kan R , либо E. faecalis OG1RF, окрашенным агглютинином зародышей пшеницы, конъюгированным с Alexa Fluor. 594. Через 24 часа после первичной инфекции или заражения после заражения мышей умерщвляли и анализировали простату с помощью проточной цитометрии. Для определения исходного уровня были включены наивные мыши. На рисунке S3 изображена стратегия стробирования, использованная для этих экспериментов. Графики отображают ( A ) общее количество клеток простаты, ( B ) общее количество CD45 + иммунных клеток и ( C-E ) общее количество определенных популяций иммунных клеток.MD - моноцитарного происхождения. Объединяют данные из 2-3 экспериментов, по 5-7 мышей на группу в каждом эксперименте. Каждая точка представляет одну мышь, линии - медианы, черные точки обозначают наивных мышей, оранжевые точки обозначают значения первичного заражения, а зеленые точки представляют данные заражения заражением. Статистическая значимость была определена с использованием непараметрического критерия Манна-Уитни для непарных данных, и значения p были скорректированы для множественного тестирования с использованием метода ложного обнаружения (FDR). q - значения, соответствующие критериям статистической значимости ( q <0.05) обозначены красным.

Учитывая, что цитокиновые ответы были аналогичными или повышенными в ответ на заражение инфекцией при мономикробных инфекциях, мы измерили инфильтрацию иммунных клеток в простату через 24 часа после заражения. Мы инфицировали мышей 10 7 КОЕ UPEC или OG1RF и контролировали инфекцию с помощью сбора мочи. Через месяц после заражения, после лечения антибиотиками и периода вымывания мышей со стерильной мочой заражали изогенными штаммами UPEC или E.Фаэкалис . Простаты собирали, переваривали и окрашивали для проточного цитометрического анализа через 24 часа PI, как указано выше. В то время как общее количество клеток предстательной железы и общее количество клеток CD45 + не различались между первичной инфекцией UPEC и зараженной инфекцией, простаты , зараженной E. faecalis , имели больше общих клеток и большую инфильтрацию клеток CD45 + по сравнению с первичной инфекцией ( Рисунок 4A-B, сравнивает оранжевые и зеленые точки для каждого бактериального штамма). Инфильтрация эозинофилов не отличалась от первичной инфекции любым штаммом, и, учитывая, насколько мало изменилась эта популяция в целом, эти клетки могут не играть важную роль в ответе на инфекцию простаты ( Рисунок 4C) .При инфекции UPEC, хотя нейтрофилы и оба подмножества полученных из моноцитов макрофагов были повышены при первичной инфекции по сравнению с наивными уровнями, эти популяции не увеличивались в дальнейшем при заражении UPEC по сравнению с первичной инфекцией ( Рисунок 4D ). Напротив, инфильтрация нейтрофилов и макрофагов, происходящих из моноцитов MHC II + , была значительно выше у зараженных E. faecalis животных по сравнению с числами, наблюдаемыми через 24 часа после первичной инфекции (, фиг. 4D, ).Резидентные макрофаги и популяции CD103 + DC увеличивались у мышей, зараженных UPEC или E. faecalis , тогда как DC CD11b + увеличивались только у мышей, зараженных E. faecalis ( Рисунок 4E ). В целом, эти результаты демонстрируют, что рекрутирование миелоидных клеток является устойчивым в ответ на первую инфекцию UPEC, но не изменяется в контексте заражения или рецидивирующего простатита. Напротив, первичная инфекция E. faecalis в основном протекает бессимптомно, и заражение этим грамположительным организмом необходимо для устойчивой инфильтрации миелоидных клеток.

Компартмент фагоцитов поглощает больше UPEC, чем E. faecalis на ранней стадии инфицирования

В зависимости от инфицирующего организма значительная инфильтрация клеток врожденного иммунитета была очевидной после первичной или контрольной инфекции. Затем мы определили, влияет ли это на бактериальный фагоцитоз во время первичной или контрольной инфекции. В инфицированных органах UTI89-RFP-kan R легко обнаруживается с помощью проточной цитометрии (Mora-Bau et al., 2015; Zychlinsky Scharff et al., 2019), однако у нас не было красного флуоресцентного штамма E.Фаэкалис . При тестировании GFP-экспрессирующего штамма E. faecalis мы столкнулись с проблемами, аналогичными тем, которые возникают при использовании GFP-экспрессирующего UPEC в мочевом пузыре, в том, что аутофлуоресценция ткани маскировала сигнал GFP ( Рисунок S4 ). Поэтому мы окрасили стенки бактериальных клеток E. faecalis агглютинином зародышей пшеницы, конъюгированным с Alexa-Fluor 594, чтобы визуализировать иммунные клетки, которые поглотили E. faecalis . В целом, при первичной и контрольной инфекции мы наблюдали большее количество инфицированных UPEC иммунных клеток в простате по сравнению с количеством E.faecalis -инфицированные клетки (, рис. 5A-C ). Когда мы рассматривали бактериальное поглощение между первичной и контрольной инфекцией, мы обнаружили, что не было различий в количестве клеток UPEC + ни в одной из измеренных нами популяций ( Рисунок 5A-C ). Однако при заражении E. faecalis мы наблюдали, что общее количество клеток CD45 + , содержащих бактерии, увеличивалось при заражении по сравнению с первичной инфекцией (, фиг. 5A, ).Среди конкретных популяций фагоцитов через 24 часа после заражения наблюдалось значительное увеличение количества резидентных макрофагов и зрелых (MHC II + ) клеток, полученных из моноцитов, содержащих E. faecalis (, фиг. 5B-C, ).

Рис. 5. Фагоцитоз изменяется при повторной инфекции.

6-8-недельных самцов мышей C57BL / 6 были инфицированы 10 7 КОЕ либо красно-флуоресцентным штаммом UPEC UTI89-RFP-kan R , либо E. faecalis OG1RF, окрашенным агглютинином зародышей пшеницы, конъюгированным с Alexa Fluor. 594.Через 24 часа после первичной инфекции или заражения после заражения мышей умерщвляли и анализировали простату с помощью проточной цитометрии. Графики показывают ( A-C ) абсолютное число или ( D-F ) процент клеток, положительных по краснолюминесцентным бактериям, в пределах указанных популяций иммунных клеток. MD - моноцитарного происхождения. На рисунке S3 показана стратегия стробирования, использованная для этих экспериментов. Объединяют данные из 2-3 экспериментов, по 5-7 мышей на группу в каждом эксперименте. Каждая точка представляет одну мышь, линии - медианы, черные точки обозначают наивных мышей, оранжевые точки обозначают значения первичного заражения, а зеленые точки представляют данные заражения заражением.Статистическая значимость была определена с использованием непараметрического критерия Манна-Уитни для непарных данных, и значения p были скорректированы для множественного тестирования с использованием метода ложного обнаружения (FDR). q - значения, соответствующие критериям статистической значимости ( q <0,05), показаны красным.

Затем мы рассмотрели, изменилась ли фагоцитарная способность при первичной и контрольной инфекции, вычислив процент клеток, содержащих бактерии, для указанных популяций иммунных клеток в простате.Мы наблюдали, что процент иммунных клеток CD45 + , содержащих бактерии, был снижен у мышей, зараженных UPEC, тогда как он был увеличен у мышей, зараженных E. faecalis ( фиг. 5D) . Большая доля резидентных популяций иммунных клеток, таких как макрофаги и CD103 + DC, содержала E. faecalis после заражения (, рис. 5E ), хотя эти резидентные популяции не отличались у мышей, зараженных UPEC, по сравнению с первичной инфекцией, было очевидным значительное снижение процента нейтрофилов, содержащих бактерии, что позволяет предположить, что способность нейтрофилов поглощать бактерии после заражения нарушается при инфекции UPEC (, фиг. 5F, ).

Эффекторные клетки эффективно инфильтрируют простату во время контрольной инфекции

Далее мы определили, влияют ли наблюдаемые нами различия в экспрессии цитокинов и количестве клеток врожденного иммунитета на инфильтрацию эффекторных клеток во время UPEC или первичной и контрольной инфекции E. faecalis . Используя проточную цитометрию, мы проанализировали количество Т-клеток, NK-клеток, NK-Т-клеток и врожденных лимфоидных клеток (ILC), присутствующих в предстательной железе наивных, первичных и инфицированных контрольным заражением мышей.При первичной инфекции Т-клетки, почти полностью состоящие из CD4 + Т-клеток, были значительно повышены по сравнению с исходными уровнями в простате после UPEC, но не E. faecalis инфекции ( Рисунок 6A-B, сравните оранжевый с оранжевым). черные точки). Глобальная популяция Т-лимфоцитов CD3 + и, в частности, пул Т-лимфоцитов CD4 + , была значительно увеличена после заражения любым из бактериальных штаммов по сравнению с их соответствующими уровнями первичной инфекции, что позволяет предположить, что был индуцирован ответ памяти (, рис. 6А-В). , сравните зеленые точки с оранжевыми).Количество NK-клеток также увеличивалось при заражении по сравнению с первичным инфицированием любым организмом (, фиг. 6C, ). После первичной инфекции UPEC и заражения E. faecalis было значительно повышено количество NK-Т-клеток в предстательной железе (, фиг. 6C, ). Наконец, общее количество врожденных лимфоцитов не изменилось во все моменты времени, что позволяет предположить, что эти клетки не играют роли в простатите, поскольку инфильтрация не индуцировалась ( Рисунок 6C ).

Рис. 6. Инфильтрация эффекторных иммунных клеток увеличивается в предстательной железе, зараженной UPEC или E.Фаэкалис .

6-8-недельных самцов мышей C57BL / 6 были инфицированы 10 7 КОЕ либо красно-флуоресцентным штаммом UPEC UTI89-RFP-kan R , либо E. faecalis OG1RF, окрашенным агглютинином зародышей пшеницы, конъюгированным с Alexa Fluor. 594. Через 24 часа после первичной инфекции или заражения после заражения мышей умерщвляли и анализировали простату с помощью проточной цитометрии. Для определения исходного уровня были включены наивные мыши. На рисунке S3 изображена стратегия стробирования, использованная для этих экспериментов.На графиках изображены ( A ) CD3 + Т-клетки, ( B ) CD3 + CD4 + Т-клетки и ( C ) общие указанные популяции иммунных клеток. Объединяют данные из 2-3 экспериментов, по 3-7 мышей на группу в каждом эксперименте. Каждая точка представляет одну мышь, линии представляют собой медианы, черные точки обозначают исходных мышей, оранжевые точки обозначают значения первичного заражения, а зеленые точки представляют данные заражения контрольным заражением. Статистическая значимость была определена с использованием непараметрического теста Манна-Уитни для непарных данных и p -значения были скорректированы для множественного тестирования с использованием метода ложного обнаружения (FDR). q - значения, соответствующие критериям статистической значимости ( q <0,05), показаны красным.

Инфекция простаты не вызывает защитного иммунного ответа на бактериальное заражение

Учитывая выраженное накопление эффекторных клеток, которое мы наблюдали во время инфекции UPEC и E. faecalis , мы предположили, что этот сильный адаптивный иммунный ответ будет опосредовать защиту от последующей бактериальной колонизации. Действительно, защитный иммунный ответ индуцируется во время инфицирования мочевого пузыря женщин и мужчин UPEC, хотя этот ответ не является стерилизующим, и животные, зараженные UPEC, все еще колонизируются, но на значительно более низких уровнях по сравнению с первичной инфекцией (Mora-Bau et al., 2015; Zychlinsky Scharff et al., 2019). Учитывая устойчивый врожденный ответ простаты на инфекцию UPEC по сравнению с почти полным отсутствием ответа на инфекцию E. faecalis , мы исследовали, возникает ли защитный адаптивный иммунный ответ после заражения любым уропатогеном. Мы инфицировали когорты мышей-самцов C57BL / 6 10 7 КОЕ UPEC, OG1RF или обеими линиями в соотношении 1: 1. Мы определили бактериальную нагрузку в предстательной железе и мочевом пузыре через 24 часа PI в подгруппе животных после первичной инфекции и контролировали бактериальный клиренс в течение одного месяца у оставшихся мышей.Мышей, которым вводили UPEC или E. faecalis , заражали изогенным штаммом тех же бактерий, которые использовались для первичной инфекции. Животных, получивших первичную полимикробную инфекцию, заражали UPEC или E. faecalis , чтобы оценить влияние первичной коинфекции на развитие адаптивного иммунного ответа на любой из штаммов бактерий. В мочевом пузыре через 24 часа после заражения бактериальная нагрузка была значительно снижена по сравнению с таковой в мочевом пузыре, инфицированном первичным UPEC, как мы ранее сообщали ( Рисунок 7A ) (Zychlinsky Scharff et al., 2019). Удивительно, но нагрузка UPEC в простате у тех же мышей была почти в 10 раз выше в пораженных органах по сравнению с бактериальной нагрузкой, наблюдаемой в простате после первичной инфекции ( Рисунок 7A ). Бактериальные КОЕ в предстательной железе, зараженной E. faecalis , были аналогичны уровням первичной инфекции, в то время как, что совершенно неожиданно, в мочевых пузырях этих же животных было почти в 100 раз больше бактериальной нагрузки, чем при первичной инфекции ( Рисунок 7B ).В сценарии полимикробной инфекции, что довольно поразительно, защита от UPEC была потеряна в мочевых пузырях этих мышей ( Рисунок 7C ). Кроме того, защита от UPEC или E. faecalis не наблюдалась в предстательной железе мышей, перенесших первичную полимикробную инфекцию (, фиг. 7C-D, ). Вместе эти данные подтверждают, что E. faecalis играет роль в подавлении адаптивных иммунных ответов, особенно в мочевом пузыре. Действительно, мы никогда не наблюдали снижения бактериальной нагрузки в предстательной железе после заражения инфекцией ни при каком сценарии, подтверждая, что, хотя нестерилизующий адаптивный иммунный ответ устанавливается в мочевом пузыре, в частности, на UPEC, после колонизации простаты не развивается защитный адаптивный ответ на инфекцию.

Рис. 7. Простата не в состоянии создать защитный иммунный ответ против повторного инфицирования бактериями.

самцов мышей C57BL / 6 в возрасте 6-8 недель были инфицированы 10 7 КОЕ ( A ) штамма UPEC UTI89-RFP-kan R , ( B ) E. faecalis штамма OG1RF, или ( C ) всего 10 7 КОЕ обоих штаммов бактерий в соотношении приблизительно 1: 1. Половину каждой группы умерщвляли через 24 часа после первичного (1 °) инфицирования. Через 25-30 дней после инфицирования (PI) всех оставшихся животных лечили одним или двумя циклами антибиотиков, как описано в материалах и методах, в течение 5 дней с последующим периодом вымывания 3-5 дней.Мышам со стерильной мочой вводили 10 7 КОЕ ( A ) штамма UPEC UTI89-GFP-amp R , ( B ) E. faecalis штамм OG1RF_intergenicRS00490RS00495 :: Tn инфицированных мышей, половину когорты заражали ( C ) UTI89-GFP-amp R , а другой половине ( D ) заражали OG1RF_intergenicRS00490RS00495 :: Tn. Мышей умерщвляли через 24 часа после заражения (2 °).Графики отображают КОЕ / орган. Каждый кружок представляет одну мышь, закрашенные кружки представляют КОЕ мочевого пузыря, белые кружки представляют КОЕ простаты. Красные линии указывают среднее значение для каждой группы, а черные пунктирные линии представляют предел обнаружения анализа, 20 или 40 КОЕ / орган. Данные объединяют из 2-4 экспериментов, в каждом по 2-6 мышей на группу. КОЕ от 1 ° и 2 ° инфекции в мочевом пузыре или простате сравнивали с использованием непараметрического теста Манна-Уитни для непарных данных. В рамках каждого сценария заражения (UPEC, E.faecalis , polymicrobial) p -значения были скорректированы для множественного тестирования с использованием метода ложного обнаружения (FDR). q - значения, соответствующие критериям статистической значимости ( q <0,05), показаны красным.

Обсуждение

Один процент всех мужчин будет страдать бактериальным простатитом в течение жизни, а половина из них будет иметь хронические рецидивы в течение нескольких месяцев после заражения. Единственный вариант лечения - это прием антибиотиков по схемам, которые могут длиться от нескольких недель до нескольких месяцев, что увеличивает риск развития устойчивости к антибиотикам.Хотя симптоматика и микробиологические причины бактериального простатита достаточно хорошо изучены, мало что известно об иммунном компартменте простаты и его роли в защите от инфекции. Здесь мы использовали мышиную модель ИМП у мужчин для изучения иммунного ответа в простате после катетер-опосредованной трансуретральной инстилляции UPEC или E. faecalis . Простаты мышей колонизировали UPEC или E. faecalis в течение не менее четырех недель, несмотря на острый провоспалительный ответ, включая устойчивую инфильтрацию нейтрофилов и клеток, происходящих из моноцитов, в случае UPEC-инфекции.Примечательно, что иммунный ответ был таким же или более сильным при заражении обоими штаммами, хотя неожиданно предстательная железа не вырабатывала защитный иммунный ответ на заражение инфекцией, независимо от выраженной лимфоцитарной инфильтрации.

И UPEC, и E. faecalis показали тропизм для предстательной железы над мочевым пузырем через 24 часа ИП, но E. faecalis сохранялся на более высоких уровнях в простате по сравнению с мочевым пузырем до двух недель ИП. Несмотря на стойкую инфекцию, E.faecalis не вызывал столь сильного воспалительного ответа по сравнению с UPEC. Различия в исходной бактериальной нагрузке между UPEC и E. faecalis могут быть лишь частично ответственны за дивергентный цитокиновый ответ на два организма, поскольку E. faecalis может подавлять NF-kB-опосредованные провоспалительные ответы в миелоидных клетках, подавляя провоспалительные цитокиновые пути. (Tien et al., 2017). Кроме того, иммуносупрессия, опосредованная E. faecalis , может способствовать колонизации или приспособленности других бактерий (Kao and Kline, 2019; Tay et al., 2016).

Более высокий цитокиновый ответ в предстательной железе над мочевым пузырем в первые два дня ИП был неожиданным, поскольку мы недавно показали, что уровни цитокинов в мочевом пузыре глобально подавляются после инфекции UPEC у самцов мышей по сравнению с самками мышей (Zychlinsky Scharff et al. , 2019). Эти данные свидетельствуют о том, что во время инфекции экспрессия цитокинов в простате остается локализованной, а механизмы, приводящие к неадекватной экспрессии цитокинов в мочевом пузыре, ограничиваются этой тканью.Кроме того, мы наблюдали разные исходные уровни IL-6 и IL-1β в предстательной железе и мочевом пузыре, что может приводить к различным врожденным иммунным ответам, поскольку эти ткани могут быть по-разному настроены для ответа на инфекцию. Однако понимание специфической для простаты роли IL-6 и IL-1β необходимо для проверки этой гипотезы. Фактически, эти цитокины поддерживают воспалительные процессы на ранних стадиях, такие как рекрутирование нейтрофилов и адаптивные иммунные процессы, включая поляризацию T h 17 (Bettelli et al., 2006; Netea et al., 2010; Ринкон, 2012). Хотя IL-6 и IL-1β часто синергетически коррелируют, они также могут функционировать независимо (McGeough et al., 2012). В качестве дополнительного уровня сложности воспалительная роль IL-6 разнообразна. Например, мыши IL-6 - / - , инфицированные E. coli , C. albicans, или M. tuberculosis , имеют значительно сниженное количество нейтрофилов и выживаемость с более слабым воспалительным ответом (Dalrymple et al. , 1996; Ladel et al., 1997; Romani et al., 1996). Однако аэрозольное воздействие или внутрибрюшинная инъекция эндотоксина мышам IL-6 - / - вызывает локальное и системное повышение TNF-α, CXCL2 и инфильтрации нейтрофилов в легких на значительно более высоких уровнях, чем у мышей дикого типа, у которых IL- 6 наблюдается продукция (Xing et al., 1998). Следовательно, роль IL-6 в иммунитете простаты может быть довольно сложной. Кроме того, несмотря на различия в величине цитокинового ответа между UPEC и E.faecalis , IL-1α, IL-6, CCL2 и IL-1β были значительно увеличены в предстательной железе над мочевым пузырем в течение двух дней, ИП с любой из бактерий, предполагая, что общие антибактериальные пути врожденного иммунитета могут быть вызваны в простате, в которой эти цитокины одинаково важны.

По сравнению с мочевым пузырем (Zychlinsky Scharff et al., 2019) острый иммунный ответ на инфекцию UPEC в простате почти полностью состоял из нейтрофилов и моноцитов. Более сильное вовлечение нейтрофилов может быть связано с обильной секрецией IL-1α в предстательной железе, которая привлекает нейтрофилы в других тканях (Chen et al., 2007). IL-1α был в пять раз выше, чем любой другой цитокин при инфекции UPEC, и заметно отсутствовал при инфекции E. faecalis . Роль IL-1α в иммунитете менее ясна, чем IL-1β, даже несмотря на то, что они оба передают сигнал через MyD88-зависимые воспалительные пути, зависимые от рецептора интерлейкина 1 (Dinarello, 2009). Конститутивно активный и обычно секвестрируемый в цитоплазме клетки, IL-1α перемещается к плазматической мембране в стрессовых условиях и высвобождается некротическими клетками, вызывая воспаление тканей (Garlanda et al., 2013). Он быстро индуцируется в клетках гемопоэтического происхождения, таких как макрофаги или дендритные клетки, а также экспрессируется стромальными клетками, такими как кератиноциты или эндотелиальные клетки (Ди Паоло и Шаяхметов, 2016). IL-1α также может вызывать местное воспаление по типу «тревожного сигнала». Примечательно, что стерильный воспалительный ответ на некротические HMGB1-дефицитные клетки приводит к IL-1α-зависимой острой нейтрофильной инфильтрации в двух разных моделях in vivo и (Chen et al., 2007). Подобные механизмы могут действовать в инфицированной UPEC простате, в которой высвобождение IL-1α из некротических клеток и повреждение ткани, спровоцированное инвазией UPEC, опосредует инфильтрацию иммунных клеток.Таким образом, активированные IL-1α стромальные клетки будут секретировать провоспалительные цитокины в аутокринной воспалительной петле, чтобы усилить рекрутирование нейтрофилов и моноцитов посредством высвобождения хемотаксических медиаторов. Большой клинический интерес представляет использование анакинры, антагониста IL-1R, значительно уменьшило патологию, связанную с инфекцией, в модели цистита у мышей (Ambite et al., 2016), подтверждая, что механизмы, нацеленные на иммунный ответ, могут облегчить страдания пациентов. от простатита.

Мы наблюдали выраженное отсутствие защитного иммунитета в простате UPEC- и E.faecalis инфицированных мышей, несмотря на то, что защита наблюдалась в мочевом пузыре тех же мышей после инфицирования UPEC. Это говорит о том, что лимфоциты в двух органах по-разному реагируют на заражение из-за различного цитокинового окружения, что лимфоциты, специфичные для бактериальных антигенов, не развиваются и не инфильтрируются, или что бактерии в предстательной железе просто недоступны для реагирующих иммунных клеток. Ранее мы показали, что адаптивный иммунный ответ мочевого пузыря при заражении инфекцией значительно улучшается, когда макрофаги истощаются до первичной инфекции (Mora-Bau et al., 2015). Эта разрушительная роль макрофагов может также проявляться в простате. Например, при инфекции UPEC или E. faecalis подавляющее большинство клеток, поглощающих бактерии, были резидентными или происходящими из моноцитов макрофагами, и небольшое количество бактерий можно было обнаружить в тканевых ДК.

Таким образом, мы обнаружили, что простата мыши оставалась хронически инфицированной UPEC или E. faecalis в течение не менее четырех недель. Хотя инфекция вызывала сильные растворимые или врожденные клеточные реакции, в конечном итоге простата не была защищена от заражения ни одной из бактерий.Это открытие может лежать в основе высокой частоты хронического простатита, наблюдаемого у мужчин. В целом, эти результаты подтверждают, что простата чувствительна к бактериальной колонизации, но не может обеспечить длительную защиту перед лицом рецидивирующей инфекции. Понимание механизмов, лежащих в основе этого неэффективного ответа, может привести к идентификации целевых путей для иммунотерапевтических подходов при простатите.

Материалы и методы

Одобрение исследования

Это исследование было проведено с использованием доклинической мышиной модели в контролируемых лабораторных экспериментах для проверки гипотезы об иммунном ответе на инфекцию E.coli или E. faecalis похожи между мочевым пузырем и простатой. Животных распределяли по группам случайным образом по клеткам. В каждом эксперименте минимум три и максимум шесть животных составляли экспериментальную группу, и все эксперименты повторялись от двух до десяти раз. Данные были объединены перед статистическим анализом. Мы наблюдали, что аномальные почки отрицательно влияют на разрешение инфекции; таким образом, во всех наших исследованиях мы установили a priori , что мышей с атрофированными, увеличенными или заметно бледными почками во время умерщвления следует исключить из всех анализов.Конечные точки были определены до начала экспериментов, и исследователи не были закрыты для экспериментальных групп.

Заявление об этике и мыши

Эксперименты на животных проводились в соответствии с протоколом номер 2016-0010, утвержденным Comités d'Ethique pour l'Expérimentation Animale при Institut Pasteur (комитет по этике экспериментов на животных), под наблюдением. Европейской директивы 2010/63 ЕС. В этом исследовании использовали самцов мышей C57BL / 6 в возрасте 6-12 недель из Charles River Laboratories, Франция.Мышей анестезировали внутрибрюшинной инъекцией 100 мг / кг кетамина и 5 мг / кг ксилазина и умерщвляли путем ингаляции диоксида углерода.

Инфекция мочевыводящих путей

Самцов мышей анестезировали, как указано выше, катетеризовали трансуретрально и инфицировали в общей сложности 10 7 колониеобразующих единиц (КОЕ) одного или смешанного бактериального инокулята указанных штаммов уропатогенных штаммов E. coli ( UTI89-GFP-amp R или UTI89-RFP-kan R ) и / или E.faecalis (OG1RF, OG1RF-GFP, OG1RF_intergenicRS00490RS00495 :: Tn) в 50 мкл PBS, как описано ранее (Dale et al., 2018; Debroy et al., 2012; Dunny et al., 1978; Hung et al., 2009; Kristich et al., 2008; Mora-Bau et al., 2015; Zychlinsky Scharff et al., 2017). Устойчивость к антибиотикам и используемые концентрации показаны в дополнительной таблице .

Мочу собирали через 24 часа ИП, а затем через каждые 2-5 дней. Два мкл мочи разбавляли 8 мкл PBS, нанесенного на чашки с агаром, содержащим антибиотики, в зависимости от ситуации.Качественное присутствие любого бактериального роста считалось положительным для инфекции. Предел обнаружения (LOD) для этого анализа составляет 500 бактерий на мл мочи. На 25-30 день ИП мы лечили мышей антибиотиками в зависимости от начальной инфекции. Мышам, инфицированным UPEC, вводили 8 мг / мл триметоприм-сульфаметоксазола (TMP-SMX, Avemix) с питьевой водой. Мышам, инфицированным E. faecalis , внутрибрюшинно вводили 10 мг карбенициллина в 100 мкл PBS (Baker and Androle, 1973; Libke et al., 1973). Мыши, коинфицированные обоими организмами, получали оба антибиотика. Лечение антибиотиками проводилось в течение пяти дней с последующим периодом вымывания в течение 3-6 дней перед заражением инфекцией. В случае, если большинство животных оставалось инфицированным после первого периода вымывания, вводили второй курс антибиотиков. После периода вымывания мышей, инфицированных мономикробами, заражали изогенными штаммами бактерий, используемых для первичной инфекции. Мышей, инфицированных полимикробами, заражали UPEC или E.faecalis изогенных штаммов.

Определение бактериальной нагрузки и анализ цитокинов

Для определения КОЕ в инфицированных органах мышей умерщвляли на 1, 2, 14 или 42 дня ИП, удаляли мочевой пузырь и простату. Органы немедленно помещали в 1 мл холодного PBS, затем гомогенизировали с помощью гомогенизатора PreCellys® 24. 100 мкл гомогенизированных органов серийно разводили и высевали на подходящую полную среду (агар LB для UPEC и BHI для E. faecalis ) с антибиотиками в зависимости от ситуации.LOD для органа CFU составляет 20 или 40 бактерий на орган, в зависимости от количества и объема нанесенных разведений, и обозначен пунктирной линией на графиках. Все стерильные органы регистрируются в LOD.

Гомогенаты осветляли микроцентрифугированием (17000 g; 4 ° C; 5 минут), и супернатанты хранили при -20 ° C до анализа уровней цитокинов в планшетах с низким связыванием белка. После оттаивания на льду образцы снова центрифугировали, чтобы удалить оставшиеся клеточные остатки перед анализом (200 г; 4 ° C; 5 минут).Чтобы избежать вариабельности между анализами, по возможности, образцы анализировали одновременно с панелью для анализа воспаления мышей LEGENDplex TM (Biolegend, США). Анализ выполняли в соответствии с инструкциями производителя по измерению образцов сыворотки или плазмы с использованием планшета с V-образным дном, с одной модификацией: первая инкубация на шейкере была увеличена с 2 часов при комнатной температуре до ночи при 4 ° C. Образцы были получены на LSRFortessa TM (BD Biosciences, США) и проанализированы с использованием версии 7.1 программного обеспечения для анализа данных LEGENDplex TM (Biolegend, США) для Mac OS X.

Проточная цитометрия

Мышей умерщвляли через 24 часа после первичной инфекции или заражения после заражения и удаляли всю простату. Суспензии одиночных клеток были приготовлены после модификации протокола приготовления суспензий одиночных клеток мочевого пузыря, описанного ранее (Zychlinsky Scharff et al., 2019). Вкратце, измельченные простаты инкубировали с 0,34 единиц / мл Liberase TM (Roche, Франция), разбавленной PBS при 37 ° C в течение 45 минут, с ручным перемешиванием каждые 15 минут.Переваренную ткань пропускали через фильтр 100 мкм (Miltenyi Biotec, Германия), промывали, блокировали FcBlock (BD Biosciences, США) и иммуноокрашивали указанными антителами ( Дополнительная таблица 2 ). Образцы собирали на LSRFortessa TM (BD Biosciences, США) и анализировали с помощью FlowJo Version 10 (FlowJo, США) для Mac OS X. Перед получением данных цитометром 10 мкл окрашенного образца добавляли к 20 мкл счетчиков AccuCheck Counting Beads ( Invitrogen) в 200 мкл PBS для измерения общего количества клеток в простате.Используемые стратегии стробирования изображены на дополнительном рисунке .

Флуоресцентное окрашивание E. faecalis

Для обнаружения E. faecalis с помощью проточной цитометрии бактерии окрашивали агглютинином зародышей пшеницы, конъюгированным с Alexa Fluor 594 (Thermo Fisher, Франция), непосредственно перед закапыванием. Исходный раствор конъюгата агглютинина зародышей пшеницы был приготовлен в соответствии с инструкциями производителя в PBS без добавления азида натрия, разделен на аликвоты и заморожен при -20 ° C. Перед окрашиванием исходный раствор размораживали, центрифугировали в течение 10 секунд при 17000 × g для удаления агрегатов белка, а супернатант использовали для окрашивания.Конъюгат агглютинина зародышей пшеницы смешивали с бактериальным посевным материалом при рабочей концентрации 10 мкг / мл и статически инкубировали в течение 10 минут при 37 ° C. Посевной материал центрифугировали при 17000 × г в течение одной минуты, супернатант удаляли и осадок ресуспендировали в PBS, всего три промывки. Концентрация бактерий была доведена до 2 × 10 8 КОЕ / мл в PBS для инфекции.

Статистический анализ

Статистический анализ выполнялся в GraphPad Prism 8 (GraphPad, США) для Mac OS X с применением непараметрического теста Вилкоксона для парных данных, непараметрического критерия Манна-Уитни для непарных данных.Когда сравнивали более 2 групп или для корректировки сравнений, сделанных в рамках анализа или эксперимента, вычисленные значения p были скорректированы для множественного тестирования с помощью метода ложного обнаружения (FDR) (https://jboussier.shinyapps.io / MultipleTesting /), чтобы определить значение q (частота ложных обнаружений скорректирована p -значение). Все рассчитанные значения q показаны на рисунках, а те, которые соответствуют критериям статистической значимости ( q <0.05) обозначены красным текстом. Программное обеспечение Qlucore Omics Explorer 3.6 (Qlucore, Швеция) использовали для расчета q -значений экспрессии цитокинового белка с использованием непараметрического метода Манна-Уитни с поправкой на множественное тестирование. Вычисленные значения p и q -значения показаны в таблицах 1-8 , в которых жирным шрифтом обозначены значения p или q -значения <0,05

Вклад авторов

Концептуализация: FL, МАИ; Методология: FL, MR, TC, MAI; Исследование и анализ данных: FL, MR, TC, MAI; Письмо - Оригинал Эскиз: ФЛ, МАИ; Написание - просмотр и редактирование: FL, MR, TC, MAI; Финансирование Приобретение: МАИ; Авторский надзор: МАИ.

Дополнительные рисунки и условные обозначения

Дополнительная таблица 1: Концентрации антибиотиков, использованные в этом исследовании Дополнительная таблица 2: Антитела, использованные в этом исследовании Рисунок S1. УПЭК сохраняется в мочевом пузыре и простате до 6 недель.

Самцов мышей C57BL / 6 в возрасте 6-8 недель инфицировали 10 7 КОЕ штамма UPEC UTI89-RFP-kan R и умерщвляли через 42 дня после инфицирования (PI). ( A ) График отображает КОЕ / орган в гомогенизированной ткани мочевого пузыря и предстательной железы за 42 дня ИП.Пунктирная линия обозначает предел обнаружения для анализа. ( B ) 13 цитокинов измеряли в супернатанте гомогенизированных мочевых пузырей и предстательной железы с помощью мультиплексного анализа. График в виде паутины показывает средние значения абсолютных уровней цитокинов (пг / мл) в логарифмической шкале у инфицированных животных на 42-й день ИП (сплошные линии) вместе с наивными уровнями (пунктирные линии) для сравнения с исходным уровнем. Все данные нанесены на график из 3 экспериментов, каждый с 5-7 мышами. Статистическая значимость была определена с использованием непараметрического критерия Манна-Уитни для непарных данных, и значения p были скорректированы для множественного тестирования с использованием метода ложного обнаружения (FDR). .( C ) В таблице перечислены рассчитанные значения p и q для каждого аналита.

Рисунок S2. Цитокиновый ответ изменяется после заражения инфекцией.

самцов мышей C57BL / 6 в возрасте 6-8 недель были инфицированы 10 7 КОЕ ( A ) штамма UPEC UTI89-RFP-kan R , ( B ) E. faecalis штамма OG1RF, или ( C ) всего 10 7 КОЕ обоих штаммов бактерий в соотношении приблизительно 1: 1. Через 25-30 дней после инфицирования (PI) всех животных лечили одним или двумя циклами антибиотиков, как описано в материалах и методах, в течение 5 дней, после чего следовали 3-5-дневный период вымывания.Мышам со стерильной мочой вводили 10 7 КОЕ ( A, C ) штамма UPEC UTI89-GFP-amp R или ( B, C ) E. faecalis штамма OG1RF_intergenicRS00490RS00495 :: умерщвляли Tn и умерщвляли Через 24 часа после заражения. Тринадцать цитокинов измеряли в супернатантах гомогенатов мочевого пузыря с помощью мультиплексного анализа. Графики «паук» показывают средние значения абсолютных уровней цитокинов в мочевом пузыре (пг / мл) в логарифмической шкале через 24 часа после первичной (пунктирные линии) или контрольной инфекции (сплошные линии).DPI - дни после заражения. Данные объединены из 2-7 экспериментов, по 2-6 мышей на группу в каждом эксперименте, значения экспрессии цитокинов в наивной и первично инфицированной простате перенесены из рисунка 2 для облегчения сравнения первичной инфекции с зараженной. Значимость определялась с использованием непараметрического критерия Манна-Уитни с поправкой на множественное тестирование для определения скорректированного значения p для коэффициента ложного обнаружения (FDR): q <0,05. Все значения p, и q для каждого сравнения перечислены в таблицах 7-8 .

Рисунок S3. Стратегия стробирования для идентификации иммунных клеток простаты и бактерий + иммунных клеток.

Графики показывают стратегии стробирования, использованные для анализов, показанных на рисунках 4, 5 и 6. Самцам мышей C57BL / 6 в возрасте 6-8 недель вводили 10 7 КОЕ любого красного флуоресцентного штамма UPEC UTI89-RFP-kan. R или E. faecalis OG1RF, окрашенный агглютинином зародышей пшеницы, конъюгированным с Alexa Fluor 594. Через 24 часа после инфицирования мышей умерщвляли, а простаты переваривали и иммуноокрашивали, как описано в материалах и методах и ранее (Zychlinsky Scharff и другие., 2019). Каждый образец, состоящий из одной простаты, был получен с помощью LSRFortessa SORP (BD Biosciences). Дублеты были исключены из популяции иммунных клеток CD45 + . Макрофаги были идентифицированы как MHC II + CD11b + F4 / 80 + CD64 + Ly6C / Ly6G - ; дендритными клетками (ДК) были MHCII + CD11b +/- CD103 +/- F4 / 80 - CD64 -. Лимфоциты регистрировались как MHCII - CD11b - CD90.2 + ; затем NK-клетки были идентифицированы как NK1.1 + CD3 - ; NK-Т-клетки были NK1.1 + CD3 + ; Т-клетки были NK1.1 - CD3 + ; CD4 + Т-клетки были NK1.1 - CD3 + CD4 + ; врожденными лимфоидными клетками были NK1.1 - CD3 - . Клетки, происходящие из моноцитов -, были CD11b + Ly6C / Ly6G + / int MHCII - или MHCII + F4 / 80 int CD64 int ; нейтрофилы были CD11b + Ly6C / Ly6G + MHCII - F4 / 80 - CD64 - ; эозинофилы были CD11b + SiglecF + Ly6C / Ly6G - / int MHCII - F4 / 80 int CD64 - .Иммунные клетки, поглощающие бактерии, идентифицировали, как указано выше, а затем идентифицировали клетки RFP + .

Рисунок S4. Автофлуоресценция простаты препятствует обнаружению зеленовато-флуоресцентного штамма OG1RF.

самцам мышей C57BL / 6 в возрасте 6-8 недель вводили 10 7 КОЕ либо зеленого флуоресцентного белка, экспрессирующего OG1RF (OG1RF-GFP, 24-часовой ИП), либо не инфицированного (наивного). Через 24 часа после инфицирования (PI) мышей умерщвляли, простаты собирали и обрабатывали для проточной цитометрии.Графики показывают иммунные клетки CD45 + в канале GFP от наивной и инфицированной простаты после исключения дублета.

Благодарности

Мы благодарим Ливию Ласерду Мариано, Камилу Росат Консильо, Джереми Буссье, Као Сянь-Ненг, Чу Пей Йи, Джованну Барба, Джеральда Спета и Марию Луизу Пизанелли за ценные обсуждения и поддержку. Мы благодарим доктора Кимберли Клайн за предоставление штамма E. faecalis и критические отзывы о проекте и рукописи.Д-р Карен Сфанос и Дарра Даффи также предоставили высоко оцененную конструктивную критику рукописи. Мы также благодарим Университет Глазго, в том числе докторов Саймона Миллинга и Роберта Ниббса, за академические возможности, предлагаемые в рамках интегрированной программы магистратуры (MSci) с производственной практикой в ​​области наук о жизни. Финансирование: это исследование было поддержано финансированием Agence Nationale de la Recherché (Французское национальное исследовательское агентство) ANR-17-CE17-0014.

(PDF) Устойчивость к ципрофлоксацину у штаммов Enterococcus faecalis, выделенных от пациентов мужского пола с осложненной инфекцией мочевыводящих путей

Korean J Urol 2013; 54: 388-393

392 Lee

пороков и недавнее использование фторхинолонов или других типов

противомикробных препаратов [30,31].Поскольку наличие

заболеваний лежа и постоянный катетер не были важными факторами риска устойчивости к фторхинолонам в этом исследовании

, мы думаем, что недавнее использование противомикробных препаратов может быть

важным фактором риска для получения fluoroquino-

одиноких устойчивых штаммов [28].

Предыдущее лечение в урологическом отделении повысило риск резистентности к ципрофлоксацину. Пациенты, обратившиеся в урологическое отделение этой больницы

, прошли лечение

по поводу доброкачественной гипертрофии простаты, стриктуры уретры, рака простаты, нейрогенного мочевого пузыря и

камней в мочевом пузыре.Мы не знаем, почему пациенты показали высокие показатели устойчивости к фторхинолонам

. Могут потребоваться дальнейшие проспективные исследования

.

Пациенты, переведенные из медицинских центров, также

имели повышенный риск резистентности к ципрофлоксацину. Медицинские центры

- это обычно медицинские учреждения, которые обеспечивают долгосрочное лечение

различных заболеваний. Пациенты поступают в

медицинских центров по причине слабоумия, инвалидности

,

сосудистого поражения мозга или дорожно-транспортного происшествия, а также длительно-

и неизлечимых заболеваний.Пациенты в центрах здравоохранения

могут иметь факторы риска для приобретения устойчивых к противомикробным препаратам штаммов от других пациентов в том же медицинском центре

или в результате ненадлежащего обращения со стороны медицинского персонала или помощников

[28,30 ]. Из-за отсутствия данных эпиднадзора известно немного о показателях резистентности в центрах здравоохранения в Корее. В будущем, когда пациенту будет оказываться

помощь в медицинских центрах, необходимо соблюдать руководящие принципы профилактики инфекций до

.

Это исследование имело некоторые ограничения. Сначала мы определили ИМП

, вызванную E. faecalis, как инфекцию, содержащую не менее 10

4

колониеобразующих единиц культивируемых бактерий и, по крайней мере, одного симптома ИМП

том, например лихорадку или частое мочеиспускание, дизурия или болезненность в области лобка. Было очень трудно отличить

симптомов доброкачественной гипертрофии простаты или гиперактивного мочевого пузыря

от симптомов истинной ИМП [18].Поскольку многие пациенты

с постоянным уретральным катетером жаловались на болезненность в области лобка или боль внизу живота, частоту истинных

ИМП, вызванных штаммами E. faecalis, можно переоценить. Вдобавок

, поскольку некоторые хронически больные пациенты не могут точно

выразить свои симптомы ИМП, частота истинных ИМП, вызванных штаммами E. fae-

calis, может быть недооценена. По этим причинам в будущем необходимо хорошо спланированное проспективное исследование

.

Еще одним ограничением является то, что мы не оценивали предыдущее применение тимикробных препаратов an-

у исследованных пациентов. Обычно считается, что предыдущее использование фторхинолонов или других биотиков против

в значительной степени связано с устойчивостью к фторхинолонам

[12,13,26,28]. В то время как мы могли получить историю

предыдущих рецептов противомикробных препаратов в той же больнице -

тал, мы не смогли получить точные данные о рецептах из других

больниц, врачей общего профиля или центров здравоохранения.

ВЫВОДЫ

Мы обнаружили высокий уровень резистентных к фторхинолонам E. faeca-

лис в моче мужчин с осложненными ИМП. Мы должны охарактеризовать

штаммов бактерий, выделенных от мужчин с

ИМП. В случае ИМП, вызванных штаммами E. faecalis, флуо-

рокинолон больше не рекомендуется в Корее.

Кроме того, важными факторами риска для резистентных к фторхинолонам E.

устойчивых E.faecalis. Мы должны тщательно оценить пациентов с этими факторами риска для устойчивых к фторхинолонам штаммов E. faecalis

и лечить их соответствующими микробами против

, такими как ампициллин / сульбактам или амоксицил-

лин / клавуланат.

КОНФЛИКТЫ ИНТЕРЕСОВ

Авторам нечего раскрывать.

БЛАГОДАРНОСТИ

Работа была поддержана Исследовательским фондом Университета Данкук

в 2012 г.

ССЫЛКИ

1. Йохансен Т.Е., Ботто Х., Цек М., Грабе М., Тенке П., Вагенленер

FM и др. Критический обзор текущих определений инфекций мочевыводящих путей

и предложение системы классификации EAU / ESIU.

Int J Antimicrob Agents 2011; 38 Suppl: 64-70.

2. Wagenlehner FM, Weidner W, Naber KG. Обновленная информация об осложненных инфекциях мочевыводящих путей у женщин. Curr Opin Urol

2009; 19: 368-74.

3.Hsueh PR, Hoban DJ, Carmeli Y, Chen SY, Desikan S, Alejandria

M и др. Консенсусный обзор эпидемиологии и соответствующей

антимикробной терапии осложненных инфекций мочевыводящих путей в

Азиатско-Тихоокеанском регионе. Дж. Инфекция 2011; 63: 114-23.

4. Neal DE Jr. Осложненные инфекции мочевыводящих путей. Урол Клин Норт

Am 2008; 35: 13-22; v.

5. Drekonja DM, Rector TS, Cutting A, Johnson JR. Инфекция мочевыводящих путей

у ветеранов-мужчин: схемы лечения и результаты.

JAMA Intern Med 2013; 173: 62-8.

6. Оренштейн Р., Вонг ES. Инфекции мочевыводящих путей у взрослых. Am

Fam Physician 1999; 59: 1225-34, 1237.

7. Stamm WE, Hooton TM. Лечение инфекций мочевыводящих путей

у взрослых. N Engl J Med 1993; 329: 1328-34.

8. Суд С., Мальхотра М., Дас Б.К., Капил А. Энтерококковые инфекции и

Устойчивость к противомикробным препаратам. Индийский журнал J Med Res 2008; 128: 111-21.

9. Мацумото Т., Хамасуна Р., Исикава К., Такахаши С., Ясуда

М., Хаями Н. и др.Общенациональное исследование антибактериальной активности

против клинических изолятов инфекций мочевыводящих путей в Японии

(2008). Int J Antimicrob Agents 2011; 37: 210-8.

10. Ли SJ, Ли DS, Choe HS, Shim BS, Kim CS, Kim ME, et al.

Устойчивость к противомикробным препаратам в внебольничных мочевых путях

Инфекции: результаты Корейской системы мониторинга устойчивости к противомикробным препаратам

. Журнал Infect Chemother 2011; 17: 440-6.

11. Хайке М.М., Сам Д.Ф., Гилмор М.С.Терококки en-

с множественной лекарственной устойчивостью: природа проблемы и планы на будущее.

Emerg Infect Dis 1998; 4: 239-49.

12. Ясуфуку Т., Сигемура К., Сиракава Т.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *