Эпштейн барр вирус симптомы у взрослых последствия: Вирус Эпштейна–Барр — причины появления, симптомы заболевания, диагностика и способы лечения

Содержание

Вирус Эпштейна — Барр

(Epstein-Barr virus, Вирус Герпеса Человека 4 типа).

Краткое название: ВЭБ, ВГЧ-4, EBV, HHV-4.
Классификация: Семейство: Герпесвирусы, Подсемейство: y — герпесвирусы (гамма- герпесвирус).

В 1961 году английский хирург Денис Парсон Беркитт, работавший в Уганде, представил научный доклад, который свидетельствовал о том, что в некоторых странах Африки, где жарко и влажно, у детей с частотой 8 случаев на 100 000 населения встречается особое онкологическое заболевание, получившее впоследствии название «Лимфома Беркитта».

Выяснением причин, вызывающих это заболевание, занялись ученые М. А. Эпштейн, Ю. М. Барр и Ачонг (Epstein, Barr & Achong). В 1964 году ими в образцах опухоли, присланной доктором Беркиттом, при помощи электронного микроскопа был открыт ранее неизвестный герпес-вирус, получивший название «Вирус Эпштейн — Барр».

Этот вирус вызывает сразу несколько заболеваний: первое — инфекционный мононуклеоз или болезнь поцелуев.

Передается через слюну, при рукопожатиях, через игрушки, при переливании крови, при оральном сексе и поцелуях. Инфицируются в основном дети и молодежь. До 50% деток в возрасте до 5 лет, живущие в развивающихся странах, носят в себе ВЭБ, который они получили от матерей. В развитых странах такой же процент инфицированных наблюдается среди 18 летних. В США 95% взрослых, которые достигли 35 летнего возраста, инфицированы вирусом Эпштейн- Барр.

Течение болезни: После инкубационного периода, длительность которого может достигать 1-2 месяца, вирус начинает активно размножаться на покровных клетках носа и глотки, а также в лимфатических узлах. Болезнь дебютирует с озноба и резкого подъема температуры до 38-40 градусов С, симптомов ОРЗ, ангины, фарингита и лихорадки. Больные жалуются на головную боль, потливость, боли при глотании.

Размножившись, вирус попадает в кровь, которая разносит его по всем органам человеческого тела. Вирусные частицы находят в слюнных железах, шейке матки, лимфоузлах, печени и селезенке.

Вирус выделяется в окружающую среду со слизью из шейки матки и слюной больного человека. Если ощупать пациента, то в разных частях тела будут обнаруживаться увеличенные, безболезненные лимфатические узелки.

Характерным для мононуклеоза явл. увеличение узлов на затылке, под подбородком и в углах нижней челюсти.

У 50% больных может увеличиться селезенка, печень. У людей с ослабленным иммунитетом (иммунодефицит, СПИД) поражается сердце и нервная система. В тяжелых случаях возможно возникновение желтухи и даже разрыв селезенки. О разрыве селезенке могут свидетельствовать внезапно возникшие резкие боли в животе слева, в области желудка. При этом развивается кровотечение, которое может вызывать, головокружение, сердцебиение и затруднение дыхания. Если пациент с разрывом селезенки в течении 20-60 минут не будет доставлен в хирургическое отделение, то он неминуемо погибнет.

Апофеозом жизни вируса в организме человека является «победа» над белыми кровяными тельцами, выражающаяся в резком уменьшение их количества, и свойств. Изменяется, так называемая, формула крови.

Заболевание проходит самостоятельно в течение нескольких недель или 1-2х месяцев.

Диагностика: Как правило, диагноз можно поставить при остром течении по 3 основным симптомам: лихорадка, фарингит и увеличение лимфоузлов. Важна лабораторная реакция на наличие антител, позволяющая определить стадию заболевания.

Первая помощь: при повышении температуры и болях дать больному теплое питье и парацетамол. Обратиться к инфекционисту или терапевту.

Лечение: Специфических противовирусных препаратов и вакцин на сегодняшний день не изобретено. Рекомендован постельный режим, обильное питье. При болях в горле — полоскание соленой водой или содой. В случает лихорадки и повышения температуры пациенту дают парацетамол или ибупрофен или тайленол. Аспирин настоятельно не рекомендуется из-за риска развития синдрома Рейе. В течении 1 месяца после выздоровления следует избегать занятий спортом и воздержаться от посещения физкультуры в школе.

Антибиотики не могут помочь при инфекционном мононуклеозе, так как инфекция имеет вирусную природу. Они назначаются врачом лишь при гнойных осложнениях. При поражении внутренних органов применяются кортикостероиды.

Не выявлено связи между инфекционным мононуклеозом и лимфопролиферативными заболеваниями.

Второе заболевание, вызываемое вирусом Эпштейн — Барр — Лимфома Беркитта.

Встречается только в Африке (Нигерия, Гвинея Бисау, Уганда). Болеют, как правило, дети от 4 до 8 лет. Опухоль, вызванная вирусом Эпштейн — Барр, поражает яичники и верхнюю или нижнюю челюсть, лимфатические узлы, надпочечники и почки. Вирус находят в лимфобластах и лимфатических узлах. Известно, что ВЭБ провоцирует назофарингиальную карциному и является одной из причин лимфогранулематоза.

Лечение: При лимфоме Беркитта по назначению онколога применяется препарат «Неосар» (циклофосфамид, цитоксан) в виде раствора для инъекций и таблеток.

В настоящее время разрабатывается вакцина, защищающая здорового человека от инфицирования вирусом Эпштейн — Барр.

Вирус Эпштейна-Барра у детей и взрослых — симптомы и лечение

Вирус Эпштейна-Барра (ВЭБ) – вирус из семейства герпесовирусов, является вирусом герпеса четвертого типа. Может присутствовать в организме человека пожизненно и вызывать ряд заболеваний. Вирус Эпштейна-Барра у детей может появиться в раннем возрасте. Доказано, что 80% всего населения земного шара являются носителями вируса.

Заболевания, вызываемые вирусом Эпштейна-Барра:

  • инфекционный мононуклеоз;
  • болезнь Филатова;
  • моноцитарная ангина;
  • идиопатическая железистая лихорадка;
  • болезнь Афейффера;
  • острый доброкачественный лимфобластоз.

Причины

Возможные заболевания возникают в результате проникновения вируса в эпителий ротоглотки и слюнных желёз или носоглотки человека. Вирус может передаваться воздушно-капельным, контактно-бытовым, трансфузионным, половым, трансплацентарным путями.

Симптомы вируса Эпштейна-Барра

Характерные для вируса Эпштейна-Барра симптомы выглядят следующим образом:

Если Вы обнаружили у себя схожие симптомы, незамедлительно обратитесь к врачу. Легче предупредить болезнь, чем бороться с последствиями.

Диагностика

Чтобы определить, как лечить вирус Эпштейна-Барра, врач — инфекционист проводит ряд анализов и исследований, среди которых:

  • общий, биохимический анализы крови;
  • серологическое исследование;
  • иммунологическое обследование;
  • ДНК-диагностика;
  • ПЦР-диагностика.

Лечение вируса Эпштейна-Барра

Лечение вируса Эпштейна-Барра включает в себя:

  • антиоксиданты;
  • детоксикационную терапию;
  • противовирусные препараты;
  • иммуноглобулины;
  • антибиотики;
  • антигистаминные препараты.

Опасность

Если своевременно не установить, как лечится вирус Эпштейна-Барра, высок риск развития опасных осложнений:

В некоторых случаях возможен летальных исход.

Группа риска

В группе риска находятся:

  • дети до 5 лет;
  • люди с ослабленным иммунитетом.

Профилактика

Чтобы в будущем не сталкиваться с вопросом, как вылечить вирус Эпштейна-Барра, пациентам рекомендуется:

  • укреплять иммунитет;
  • проходить профилактический осмотр у терапевта или инфекциониста;
  • ограничить контакты с больными людьми;
  • соблюдать правила личной гигиены.

Данная статья размещена исключительно в познавательных целях и не является научным материалом или профессиональным медицинским советом.

Хроническая Эпштейна-Барр вирусная инфекция у детей. Клинический случай

Журнал «Медицинский совет» №17/2021

DOI: 10.21518/2079-701X-2021-17-136-143

С.П. Кокорева, https://orcid.org/0000-0002-3387-9803

В.Б. Котлова, https://orcid. org/0000-0002-0520-2977
О.А. Разуваев, https://orcid.org/0000-0002-3648-5076

Воронежский государственный медицинский университет имени Н.Н. Бурденко; 394036, Россия, Воронеж, ул. Студенческая, д. 10

Актуальность Эпштейна – Барр вирусной инфекции объясняется широкой циркуляцией вируса Эпштейна – Барр среди детского и взрослого населения, его тропностью к иммунокомпетентным клеткам с пожизненной персистенцией после первичного инфицирования и полиморфизмом клинических проявлений от субклинических форм, инфекционного мононуклеоза до формирования онкологических, аутоиммунных гематологических заболеваний. Персистенция Эпштейна – Барр вируса приводит к подавлению клеточного звена иммунитета, снижению продукции интерферонов и факторов неспецифической защиты, что способствует реактивации персистирующей инфекции, чаще всего без мононуклеозоподобного синдрома, и появлению атипичных мононуклеаров в крови с формированием лимфопролиферативного, интоксикационного, астеновегетативного синдромов, длительного субфебрилитета, что диктует необходимость применения иммунокоррегирующей терапии.

В статье приведен клинический случай, в котором изложены описание и анализ течения хронической Эпштейна – Барр вирусной инфекции у ребенка дошкольного возраста (5 лет 8 мес.) с отягощенным преморбидным фоном. Эпизоды реактивации хронической персистирующей инфекции протекали под маской острой респираторной инфекции с лимфопролиферативным синдромом, гнойного тонзиллита, гнойного аденоидита. Терапия, включавшая антибиотики, препараты с противовирусной активностью коротким курсом, бактериальные лизаты, физиотерапию, имела временный и непродолжительный эффект. В силу отсутствия полного мононуклеозоподобного синдрома в клинике и атипичных мононуклеаров в гемограмме обследование на Эпштейна – Барр вирусную инфекцию не проводилось до пятилетнего возраста, в связи с чем она не была верифицирована, и, соответственно, ребенок не получал адекватной иммунотропной терапии. Только в 5 лет 8 мес. при очередном эпизоде активации хронической Эпштейна – Барр вирусной инфекции в состав комплексной терапии был включен меглюмина акридонацетат, на фоне которого была достигнута хорошая клиниколабораторная динамика.
Описанный клинический случай демонстрирует эффективность включения в состав комплексного лечения Эпштейна – Барр вирусной инфекции меглюмина акридонацетата, обладающего противовирусным, иммуномодулирующим и противовоспалительным действиями, что позволило получить достаточно быструю положительную клиническую динамику купирования интоксикационно-лихорадочного и лимфопролиферативного синдромов в острый период, а в дальнейшем – и астеновегетативного синдрома и достигнуть перехода активной хронической Эпштейна – Барр вирусной инфекции в латентную форму.


Для цитирования: Кокорева С.П., Котлова В.Б., Разуваев О.А. Хроническая Эпштейна – Барр вирусная инфекция у детей: клинический случай. Медицинский совет. 2021;(17):136–143. https://doi.org/10.21518/2079-701X-2021-17-136-143


Конфликт интересов: авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.


Chronic Epstein-Barr viral infection in children: a clinical case

Svetlana P. Kokoreva, https://orcid.org/0000-0002-3387-9803
Veronika B. Kotlova, https://orcid.org/0000-0002-0520-2977
Oleg A. Razuvaev, https://orcid.org/0000-0002-3648-5076

Voronezh State Medical University named after N.N. Burdenko; 10, Studencheskaya St., Voronezh, 394036, Russia

The urgency of Epstein-Barr virus infection is explained by wide circulation of Epstein-Barr virus among children and adults, its tropism to immunocompetent cells with lifelong persistence after primary infection and polymorphism of clinical manifestations from subclinical forms, infectious mononucleosis to formation of oncological, autoimmune hematological diseases.

Persistence of Epstein – Barr virus leads to suppression of cellular immunity, decreased production of interferons and nonspecific protection factors, which contributes to reactivation of persistent infection, most often without mononucleosis-like syndrome, and the appearance of atypical mononuclears in blood with the formation of lymphoproliferative, intoxication, asthenovegetative syndrome, long-term subfebrile condition, which dictates the need for immunocorrective therapy. This article presents a clinical case describing and analyzing the course of a chronic Epstein-Barr virus infection in a preschool child (5 years 8 months) with a pre-morbid background. Episodes of reactivation of chronic persistent infection occurred under the mask of acute respiratory infection with lymphoproliferative syndrome, purulent tonsillitis, purulent adenoiditis. Therapy, including antibiotics, short-course antiviral agents, bacterial lysates, and physiotherapy, had a temporary and short-lived effect. meglumine acridonacetate. The described clinical case demonstrates the effectiveness of the inclusion of meglumine acridonacetate, which has antiviral, immunomodulatory and anti-inflammatory effects, in the complex treatment of Epstein-Barr virus infection, This allowed to obtain fairly rapid positive clinical dynamics of relieving intoxication and febrile and lymphoproliferative syndromes in the acute period, and subsequently – astheno-vegetative syndrome and achieve the transition of active chronic Epstein – Barr virus infection into a latent form.


For citation: Kokoreva S.P., Kotlova V.B., Razuvaev O.A. Chronic Epstein-Barr viral infection in children: a clinical case. Meditsinskiy sovet = Medical Council. 2021;(17):136–143. (In Russ.) https://doi.org/10.21518/2079-701X-2021-17-136-143


Conflict of interest: the authors declare no conflict of interest.


Введение

Сегодня Эпштейна – Барр вирусная инфекция (ЭБВИ) представляет собой междисциплинарную проблему и активно изучается не только инфекционистами, но и врачами других специальностей: педиатрами, оториноларингологами, ревматологами, гематологами, онкологами, неврологами, иммунологами. Это объясняется тем, что вирус Эпштейна – Барр (ВЭБ) является одним из наиболее распространенных возбудителей, выявляемых как в детском возрасте, так и среди взрослого населения. По данным различных исследователей, инфицированность ВЭБ составляет 17,7% в периоде новорожденности и возрастает до 90% и выше у лиц старших возрастных групп [1–3]. Являясь оппортунистической инфекцией, она в большинстве случаев протекает бессимптомно. Особенностью манифестных форм ЭБВИ является полиморфизм клинических симптомов, начиная от инфекционного мононуклеоза до фульминантных тяжелейших форм, аутоиммунных и онкологических заболеваний, реализующихся спустя годы после диагностированной ЭБВИ. Доказано, что манифестация клинических проявлений развивается при первичном инфицировании и реактивации персистирующей инфекции [4–6].

В случае адекватного иммунологического ответа первичное инфицирование приводит к формированию латентной формы инфекции – персистирующей неактивной ЭВБИ. Приравниваясь к здоровому носительству, она является естественным завершением иммунологических изменений. При снижении иммунитета происходит реактивация инфекции с манифестными проявлениями – активация персистирующей инфекции. При тяжелом течении могут формироваться органные поражения: менингоэнцефалит, миокардит, гепатит, гломерулонефрит и другие с возможным летальным исходом [7–10].

Но чаще в клинической практике встречаются варианты повторной реактивации ЭБВИ с неспецифической симптоматикой, когда при отсутствии остро развившегося полного мононуклеозоподобного синдрома и появления атипичных мононуклеаров в периферической крови, характерных для инфекционного мононуклеоза, возникают утомляемость, слабость, артралгии, головная боль, снижение памяти и внимания, депрессия, субфебрилитет. При этом принято говорить о хронической инфекции, если симптоматика сохраняется в течение полугода. Дети с хронической ЭБВИ имеют, как правило, отягощенный преморбидный фон, страдают хроническим тонзиллитом, хроническим аденоидитом; у них формируются различные варианты лимфопролиферативного синдрома, умеренно выраженный интоксикационный синдром, астенизация, может быть субфебрилитет; у этой категории больных отмечаются частые рекуррентные заболевания, что объясняется иммуносупрессивным воздействием ВЭБ [11–14].

Изучение форм ЭБВИ стало быстро развиваться благодаря возможностям современной лабораторной диагностики, которая позволяет оценить время инфицирования и активность инфекционного процесса [15, 16]. Для острой первичной инфекции типично появление ДНК вируса в крови и иммуноглобулинов М к капсидному антигену (аVCAJgM) и (или) иммуноглобулинов к раннему ЕА-антигену (аЕАIgG), которые циркулируют
с третьей недели инфицирования, а также низкоавидных иммуноглобулинов к капсидному антигену (аVCAIgG). Со временем низкоавидные аVCAIgG трансформируются в высокоавидные, сохраняясь пожизненно. Начиная со второго месяца с момента заражения появляются антитела к ядерному антигену (аEBNAIgG).

У части пациентов они сохраняются всю жизнь, у части – элиминируются. Положительный результат исследования полимеразной цепной реакции (ПЦР) крови не позволяет судить о форме инфекции, так как может регистрироваться как при первичном инфицировании,
так и при реактивации персистирующей инфекции.

На фоне высокоавидных аVCAIgG и (или) аEBNAIgG при реактивации персистирующей инфекции появляются капсидные антитела класса М и (или) ранние антитела. Давность инфицирования вне обострения инфекционного процесса подтверждается обнаружением высокоавидных аVCAIgG и аEBNAIgG. Положительные результаты ПЦР слюны могут быть у 15–25% здоровых серопозитивных людей. Это происходит в силу пожизненной
персистенции вируса в В-лимфоцитах, которые, находясь в лимфоидной ткани миндалин при латентной инфекции или ее активации, дают положительный результат исследования [17].

Патогенез ЭБВИ сопряжен с ингибированием апоптоза инфицированных клеток, прежде всего В-лимфоцитов, что обусловливает его длительную, зачастую пожизненую, персистенцию. При этом апоптоз неинфицированных клеток усиливается, что приводит к вирус- индуцированной иммуносупрессии. В период литической фазы (фазы активного размножения) ВЭБ продуцирует IL-10-подобный белок, угнетающий Т-клеточный иммунитет, цитотоксические лимфоциты, макрофаги, NK-клетки. Продукт гена LMP-1 также приводит к снижению цитотоксических лимфоцитов и активности натуральных киллеров. Белок гена BCRF1 блокирует синтез γ-интерферона и смещение иммунного ответа в сторону гуморального Th3 (Т-хелперов 2-го типа) [18–20]. Еще одним механизмом ВЭБ является уменьшение синтеза α-интерферона, а также снижение экспрессии на поверхности клеток- мишеней рецепторов к интерферону [21, 22].

Иммунокорригирующая терапия Эпштейна – Барр вирусной инфекции

На сегодняшний день общепринятых принципов этиотропного лечения ЭБВИ не разработано, так как препараты с противовирусной активностью не позволяют элиминировать возбудитель из организма, и основой лечения является симптоматическая и патогенетическая терапия. Однако длительная персистенция ВЭБ, приводящая к угнетению клеточного иммунитета, факторов неспецифической защиты, интерферонпродуцирующей функции лейкоцитов, свидетельствует о необходимости использования иммунокорригирующих препаратов [18, 23–26].

В педиатрической практике хорошо зарекомендовали себя индукторы эндогенного интерферона, в частности меглюмина акридонацетат (Циклоферон®), которые имеют ряд преимуществ по сравнению с экзогенными интерферонами. При их назначении не вырабатываются аутоантитела на собственный интерферон, время выработки стимулированных эндогенных интерферонов контролируется макроорганизмом, что не приводит к его передозировке. Кроме того, индукторы эндогенного интерферона имеют высокую биодоступность [27–31]. Циклоферон® является низкомолекулярным индуктором интерферона и, соответственно, оказывает противовирусное, иммуномодулирующее, противовоспалительное действия, стимулируя синтез α- и γ-интерферона, что способствует усилению Т-клеточного иммунитета – нормализации субпопуляций СD3-лимфоцитов, СD4-лимфоцитов, NK-клеток и иммунорегуляторного индекса. Прямое действие меглюмина акридонацетата реализуется через нарушение репликации вируса, блокирование вирусной ДНК или РНК, увеличение дефектных вирусных частиц и снижение вирус-индуцированного синтеза белка [32, 33]. Его клиническая эффективность доказана у детей при острой респираторной вирусной инфекции (ОРВИ) и гриппе, так как на ранней стадии инфицирования он подавляет репликацию вируса, стимулирует и поддерживает уровень всех видов интерферона. Из всех индукторов интерферона Циклоферон является самым быстрым, вызывая продукцию интерферона через 2–72 ч после введения, реализуя таким образом противовирусный и иммуномодулирующий эффекты уже через 2–3 ч после приема [34–36]. Наибольшую эффективность у детей препарат имеет при низком интерфероновом статусе [36–38]. Доказано прямое противовирусное действие Циклоферона с подавлением размножения вируса на стадии репликации и вирусного потомства, его способность индуцировать синтез эндогенного интерферона в отношении герпетических вирусов, и показана его клиническая эффективность у детей при различных герпесвирусных инфекциях, в том числе и ЭБВИ [39–45]. В качестве примера успешного использования иммунотропной терапии при герпесвирусной инфекции приводим клинической случай течения и исхода хронической ЭБВИ у ребенка дошкольного возраста.

Клинический случай

Девочка С., 5 лет 8 мес., неорганизованная, госпитализирована в инфекционный стационар на третий день болезни по направлению участкового педиатра с диагнозом «острая респираторная инфекция» (ОРИ) в состоянии средней тяжести с жалобами на насморк серознослизистого характера, заложенность носа, повышение температуры до 38,6 ºC, редкий кашель.

Anamnesis vitae: ребенок от третьей беременности (в семье есть двое детей 8 и 10 лет), протекавшей с угрозой прерывания (терапия дюфастоном) на фоне хронической фетоплацентарной недостаточности, третьих срочных родов путем кесарева сечения. Вес при рождении – 3260 г, оценка по Апгар – 7–8 баллов. По поводу конъюгационной гипербилирубинемии была переведена на второй этап выхаживания. С рождения находилась на искусственном вскармливании в связи с гипогалактией у матери. До года наблюдалась неврологом по поводу перинатального поражения нервной системы, профилактические прививки с 12 мес. Из перенесенных заболеваний мама отмечала нетяжелые ОРИ в 1,5 года и острую кишечную инфекцию в 2 года 4 мес.

В возрасте 3,5 лет девочка перенесла инфекционный мононуклеоз Эпштейна – Барр вирусной этиологии средней тяжести. Обнаружение в крови методом ПЦР ДНК ВЭБ, аVCAJgM и аVCAIgG с авидностью 30% методом иммуноферментного анализа свидетельствовало об острой первичной инфекции. В течение года после перенесенного заболевания у ребенка зарегистрировано 8 эпизодов ОРИ. Инфекции протекали, как правило, на фоне субфебрильной или низкой фебрильной температуры и сопровождались развитием лимфопролиферативного синдрома: выраженная заложенность носа, реакция подчелюстных и шейных лимфоузлов, небольшая гепатомегалия. Лечение практически каждого эпизода ОРИ включало назначение антибактериальных препаратов, дважды получала короткие курсы препаратов с противовирусной активностью.

В возрасте 4,5 лет диагностирован хронический аденоидит, по поводу которого девочка находилась на диспансерном учете у оториноларинголога. В последующем обострение хронического аденоидита сопровождалось, как правило, повышением температуры, иногда до фебрильной, гиперплазией лимфоузлов шеи и подчелюстной области, обильным насморком слизисто-гнойного характера. В состав терапии, помимо местных и системных антибактериальных препаратов, входили интерфероны в виде капель и per rectum, назначались глюкокортикостероидные препараты интраназально, бактериальные лизаты, лазеротерапия. На фоне проводимой терапии заболевание имело торпидное течение и временный клинический эффект. В это же время мама стала замечать чрезмерную раздражительность ребенка, эмоциональную лабильность, необоснованную плаксивость, что объясняла дефектами воспитания. В возрасте 5 лет ребенок находился на стационарном лечении с диагнозом «гнойный тонзиллит». В гемограмме выраженных воспалительных изменений не было, в биохимических тестах отмечалось незначительное повышение аминотрансфераз (АлАТ – 86 Ед/л, АсАТ – 74 Ед/л), расцененное как реактивные изменения на терапию. При лабораторном обследовании были обнаружены маркеры активной хронической ЭБВИ (ПЦР+ крови на ВЭБ, аVCAJgM+ и аVCAIgG+ авидность 100%, аEAIgG–, аEBNAIgG+). Препараты с противовирусной активностью назначены не были. Anamnesis morbi: Девочка заболела 3 февраля 2020 г., когда появились заложенность носа, отделяемое серозно-слизистого характера, редкий сухой кашель, температура 37,5 ºC, общая слабость, умеренная головная боль. В течение трех дней состояние с отрицательной динамикой: температура с постепенным повышением до 38,7 ºC, появился храп во сне, что послужило поводом для поступления в стационар. В приемном отделении тяжесть обусловлена умеренно выраженным лихорадочно-интоксикационным синдромом, катаральными явлениями. На осмотре ребенок капризен, вяловат. Аппетит снижен. Носовое дыхание резко затруднено, голос сдавлен, обильное отделяемое слизисто-гнойного характера из носа, подкашливает редко, преимущественно ночью. Зев гиперемирован, миндалины гипертрофированы, 1–2-й степени. Пальпируются множественные подчелюстные лимфоузлы до 0,5–0,8 см в диаметре, передне- и преимущественно заднешейные лимфоузлы цепочкой до 1 см, «сочные», безболезненные при пальпации. Лицо пастозное, кожа бледноватая, чистая. Гемодинамических нарушений нет. При пальпации живота нижний край печени – +2 см, безболезненный. Стул, диурез не нарушены.

Предварительный диагноз – острая респираторновирусная инфекция, осложненная аденоидитом. Синусит (?).

Динамика и исходы. В гемограмме лейкоцитоза нет – 9,5 × 109/л, абсолютный лимфомоноцитоз (п4%, с28%, л56%, м12%), СОЭ – 18 мм/час. Биохимические тесты без патологических изменений, СРБ – 3 мг (норма – 0–10). При рентгенологическом исследовании придаточных пазух носа данных по синуситу не выявлено. Получен отрицательный результат ПЦР-исследования мазков из носоглотки (респираторный скрин). Лор-врачом диагностирован гнойный аденоидит. По данным ультразвукового исследования органов брюшной полости выявлялись умеренная гепатомегалия, мезентериальная лимфаденопатия.

Терапия в отделении включала антибиотики (цефтриаксон парентерально), Виферон-1 per rectum 2 раза в сутки, симптоматические средства, физиолечение. На фоне проводимого лечения в течение трех суток состояние ребенка оставалось без убедительной клинической динамики: продолжала лихорадить, сохранялись интоксикационный и лимфопролиферативный синдромы. На четвертый день пребывания в стационаре результаты лабораторного обследования: ПЦР+ крови на ВЭБ, аVCAJgM+ и аVCAIgG+ авидность 100%, аEAIgG–, аEBNAIgG+, что позволило диагностировать реактивацию хронической ЭБВИ. К лечению добавлен Циклоферон в таблетках по схеме на 1, 2, 4, 6, 8, 11, 14, 17, 20, 23-е сутки. На третий день у девочки нормализовалась температура, восстановился аппетит, улучшилось самочувствие. Стал менее выраженным лимфопролиферативный синдром: носовое дыхание более свободное, уменьшился насморк. На 10-й день лечения ребенок жалоб не предъявлял. При объективном осмотре меньше выражены гипертрофия небных миндалин 1-й степени, шейная лимфаденопатия (размеры лимфоузлов уменьшились до 0,5 см), гепатомегалия 1,5 см. Выписана с клиническим улучшением с рекомендацией продолжить прием Циклоферона по схеме. Клинический диагноз – хроническая Эпштейна – Барр вирусная инфекция, реактивация: лимфопролиферативный синдром, обострение хронического аденоидита, астеновегетативный синдром. Диспансерное наблюдение за больной осуществлялось в течение года. В первые 3 мес. после проведенного лечения эпизодов ОРИ зарегистрировано не было.

При объективном осмотре сохранялась умеренная гипертрофия небных миндалин, пальпировались мелкие, 0,3–0,5 см, безболезненные подчелюстные, переднеи заднешейные лимфоузлы, гепатомегалия отсутствовала, клинических проявлений астеновегетативного синдрома не отмечалось. Гемограмма соответствовала возрастной норме. В лабораторных тестах отсутствовали маркеры активной ЭБВИ: ПЦР крови – ДНК ВЭБ не обнаружено, аVCAJgM отрицательные, аEAIgG отрицательные, обнаружены аVCAIgG с авидностью 100% и аEBNAIgG.

В течение года после реактивации хронической ЭБВИ девочка дважды перенесла нетяжелую ОРВИ, которая протекала на фоне нормальной температуры и сопровождалась скудными катаральными явлениями, получала только симптоматическое лечение. При клиническом осмотре признаков лимфопролиферативного синдрома не зарегистрировано. Лабораторное обследование свидетельствовало о формировании латентной формы инфекции.

Обсуждение

В данном клиническом примере инфекционный мононуклеоз, который девочка перенесла в 3,5 года, был реализацией острой первичной ЭБВИ. После первичного инфицирования ЭБВИ перешла в хроническую и проявлялась лимфопролиферативным синдромом: формированием хронического аденоидита, гипертрофией тонзиллярных миндалин, шейной лимфаденопатией, гепатомегалией и астеноневротическим синдромом. В силу иммуносупрессии, обусловленной патогенетическими механизмами ЭБВИ, ребенок часто переносил рекуррентные заболевания, под маской которых происходила реактивация хронической ЭБВИ. Так, в возрасте 5 лет реактивация хронической ЭБВИ, подтверждением которой были лабораторные тесты, протекала с клиническими проявлениями гнойного тонзиллита. Формированию хронической инфекции способствовал отягощенный перинатальный анамнез, искусственное вскармливание, которые являются факторами риска и усугубляют иммуносупрессию, вызываемую самим возбудителем. В силу отсутствия полного мононуклеозоподобного синдрома в клинике и атипичных мононуклеаров в гемограмме, обследование на ЭБВИ не проводилось до пятилетнего возраста, в связи с чем она не была верифицирована, и, соответственно, ребенок не получал адекватной иммунотропной терапии. Только в 5 лет 8 мес. при очередном эпизоде активации хронической ЭБВИ в состав комплексной терапии был включен Циклоферон®, на фоне которого была достигнута хорошая клинико-лабораторная динамика (рис. ).

Рисунок. Этапы формирования у пациентки хронической Эпштейна – Барр вирусной инфекции


    Заключение

    Описанный клинический пример демонстрирует течение хронической ЭБВИ у больной в возрасте 5 лет 8 мес. с развитием лимфопролиферативного и астеновегетативного синдромов. При реактивации хронической ЭБВИ, протекавшей с клиническими проявлениями ОРИ, гнойного тонзиллита, применялись антибиотики, препараты интерферона, глюкокортикостероиды интраназально, физиотерапия с временным эффектом. Назначение Циклоферона в составе комплексного лечения позволило получить достаточно быструю положительную клиническую динамику купирования интоксикационно-лихорадочного и лимфопролиферативного синдромов в острый период, а в дальнейшем – и астеновегетативного синдрома и достигнуть перехода активной хронической ЭБВИ в латентную форму, что подтверждается отсутствием маркеров активности хронической инфекции в течение года после использования Циклоферона.


    Список литературы / References

    1. Симованьян Э.Н., Денисенко В.Б., Григорян А.В., Ким М.А., Бовтало Л.Ф., Белугина Л.В. Эпштейна — Барр вирусная инфекция у детей: совершенствование программы диагностики и лечения. Детские инфекции. 2016;15(1):15-24. https://doi.org/10.22627/2072-8107-2016-15-1-15-24.
    2. Кокорева С.П., Куприна Н.П., Котлова В.Б. Инфицированность герпесвирусами дошкольников организованных детских коллективов. Современные технологии в диагностике, лечении и профилактике инфекционных болезней у детей: сборник научных работ к 50-летию инфекционного отделения МОНИКИ. М.; 2008. С. 101-104.
    3. Котлова В.Б., Кокорева С.П., Макарова А.В. Клинико-лабораторные особенности и факторы риска перинатальной Эпштейна — Барр вирусной инфекции. Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2014;59(1):57-61. Режим доступа: https://www.ped-perinatology.ru/jour/article/view/34.
    4. Хмилевская С.А., Зайцева И.А., Зрячкин Н. И., Бережнова И.А. Особенности состояния системы гемостаза и иммунопатологические реакции при Эпштейна — Барр вирусной инфекции у детей. Журнал инфектологии. 2015;7(2):75-82. https://doi.org/10.22625/2072-6732-2015-7-2-75-82
    5. Понежева Ж.Б., Гришаева А.А., Попова Т.И. Клинические формы вирусной инфекции Эпштейна — Барр. РМЖ. 2019;(10):36-41. Режим доступа: https://www.rmj.ru/artides/infektsionnye_boLezni/KLinicheskie_formy_virusnoy_infekcii_Epshteyna Barr/.
    6. Якушина С.А., Кистенева Л.Б. Влияние персистенции вируса Эпштейна -Барр на развитие иммуноопосредованных соматических заболеваний. Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2018;63(1):22-27. https://doi.org/10.21508/1027-4065-2018-63-1-22-27.
    7. Анохин В.А., Фаткуллина Г.Р., Акчурина Л.Б. Гемофагоцитарный синдром и герпес-вирусные инфекции.Журнал инфектологии. 2012;4(1):81-84. https://doi.org/10.22625/2072-6732-2012-4-1-81-84.
    8. Смирнов А.В., Чуелов С.Б., Волкова Г.И. , Иванова Ю.Н., Брюсова И.Б., Карпина Л.М. и др. Лечение хронического Эпштейна — Барр вирусного гепатита у детей. Детские инфекции. 2010;9(4):32-34. Режим доступа: https://detinf.diavax.ru/journal/2010/detskie-infektsii-2010-4.php.
    9. Сухина Л.А., Лысенко А.Г Роль Эпштейна — Барр вирусной инфекции в офтальмонологии: вопросы клиники и диагностики. Таврический медико-биологический вестник. 2011;14(4-2):355-357.
    10. Лаукарт Е.Б., Селищев А.Г Краниальная нейропатия вследствие персистирующей герпесвирусной инфекции. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2014;114(3):75-78. Режим доступа: https://www.mediasphera.ru/issues/zhumal-nevrologii-i-psikhiatrii-im-s-s-korsakova/2014/3/031997-72982014311.
    11. Кокорева С.П., Котлова В.Б., Разуваев О.А. Активные формы Эпштейна -Барр вирусной инфекции у детей с катарально-респираторным синдромом: особенности клинических проявлений и терапии. Вопросы практической педиатрии. 2018;13(4):25-32. https://doi. org/10.20953/1817-7646-2018-4-25-32.
    12. Kimura H., Cohen J.I. Chronic Active Epstein-Barr Virus Disease. Front Immunol. 2017;8:1867. https://doi.org/10.3389/fimmu.2017.01867.
    13. Cohen J.I. Optimal Treatment for Chronic Active Epstein-Barr Virus Disease. Pediatr Transplant. 2009;13(4):393-396. https://doi.org/10.1111/j.1399-3046. 2008.01095.x.
    14. Якушина СА., Кистенева Л.Б., Чешик С.П Принципы терапии хронической Эпштейна — Барр вирусной инфекции и ассоциированных заболеваний. Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2019;64(2):38-46. https://doi.org/10.21508/1027-4065-2019-64-2-38-46.
    15. Петухова Е.В., Мелехина Е.В., Горелов А.В., Плоскирева А.А., Усенко Д.В. К вопросу о диагностике герпесвирусной инфекции у детей. Инфекционные болезни. 2016;14(S1):227-228. Режим доступа: https://elibrary.ru/item.asp?id=27286589.
    16. Иванова О.Н. Особенности иммунного статуса у детей с инфекцией вируса Эпштейна — Барр. Современные проблемы науки и образования. 2016;(5). Режим доступа: https://science-education.ru/ru/article/view?id=25255.
    17. Шестакова И.В., Ющук Н.Д. Современные подходы к лечению Эпштейна -Барр вирусной инфекции у взрослых. Лечащий врач. 2011;(2):98-100. Режим доступа: https://www.lvrach.ru/2011/02/15435133.
    18. Симованьян Э.Н., Харсеева ГГ., Ким М.А. Роль «цитокиновой среды» в иммунопатогенезе инфекционного мононуклеоза Эпштейна — Барр вирусной этиологии. Современные тенденции развития науки и технологий. 2016;7(3):32-37. Режим доступа: https://elibrary.ru/item.asp?id=26463086.
    19. Лядова Т.И., Волобуева О.В. Гололобова О.В. Типы иммунного ответа при различных формах Эпштейна — Барр вирусной инфекции. Мiжнародний медичний журнал. 2017;23(1):70-71. Режим доступа: http://www.imj.kh.ua/archive/2017/1/15.
    20. Grutzmeier S., Porwit A., Schmitt C., Sandstrom E., Akerlund B., Ernberg I. Fulminant Anaplastic Large Cell Lymphoma (ALCL) Concomitant with Primary Cytomegalovirus (CMV) Infection, and Human Herpes Virus 8 (HHV-8) Infection Together with Epstein-Barr-Virus (EBV) Reactivation in a Patient with Asymptomatic HIV-Infection. Infect Agent Cancer. 2016;11:46. https://doi.org/10.1186/s13027-016-0094-5.
    21. Барычева Л.Ю., Голубева М.В., Волкова А.В. Факторы и механизмы иммуносупрессии при Эпштейна — Барр вирусной инфекции. Детские инфекции. 2014;13(2):28-33. Режим доступа: https://detinf.elpub.ru/jour/article/view/23.
    22. Харламова Ф.С., Егорова Н.Ю., Гусева Л.Н., Гусева Н.А., Новосад Е.В., Чернова Е.В., Учайкин В.Ф. Вирусы семейства герпеса и иммунитет. Детские инфекции. 2006;5(3):3-9. Режим доступа: https://elibrary.ru/item.asp?id=11781107.
    23. Okano M., Gross T.G. Advanced Therapeutic and Prophylactic Strategies for Epstein-Barr Virus Infection in Immunocompromised Patients. Expert Rev Anti Infect Ther. 2007;5(3):403-413. https://doi.org/10.1586/14787210.5.3.403.
    24. Симованьян Э.Н., Денисенко В.Б., Григорян А.В., Ким М.А., Бовтало Л.Ф., Белугина Л.В. Эпштейна — Барр вирусная инфекция у детей: совершенствование программы диагностики и лечения. Детские инфекции. 2016;15(1):15-24. https://doi.org/10.22627/2072-8107-2016-15-1-15-24.
    25. Шарипова Е.В., Бабаченко И.В. Герпес-вирусные инфекции и инфекционный мононуклеоз (обзор литературы). Журнал инфектологии. 2013;5(2):5-12. Режим доступа: https://journal.niidi.ru/jofin/artide/view/162.
    26. Тимченко В.Н., Баннова С.Л., Федорова А.В., Назарова А.Н. Клиниколабораторные критерии тяжести и принципы терапии инфекционного мононуклеоза Эпштейна — Барр вирусной этиологии у детей. Педиатр. 2015;6(4):147-153. https://doi.org/10.17816/PED64147-153.
    27. Rubenstein M., Hollowell C.M., Guinan P Bispecific Oligonucleotides May Induce Interferon Expression in LNCaP Cells Enhancing Surface Antigen Expression: Effect of Intrastrand Base Pair Complementarity. In Vivo. 2011;25(1):61-67. Available at: https://iv.iiarjournals.org/content/25/1/61.long.
    28. Tada R., Koide Y., Yamamuro M., Hidaka A., Nagao K., Negishi Y., Aramaki Y. Maleylated-BSA induces TNF-a production through the ERK and NF-kB signaling pathways in murine RAW264. 7 macrophages. Open J Immunol. 2013;3(4):184-189. https://doi.org/10.4236/oji.2013.34023.
    29. Tran T.D., Pryde D.C., Jones P, Adam F.M., Benson N., Bish G. et al. Design and Optimisation of Orally Active TLR7 Agonists for the Treatment of Hepatitis C Virus Infection. Bioorg Med Chem Lett. 2011;21(8):2389-2393. https://doi.org/10.1016/j.bmcl.2011.02.092.
    30. Думова С.В. Возможности использования циклоферона в педиатрии. Практика педиатра. 2017;(4):3-6. Режим доступа: https://medi.ru/pp/2017/09/13646.
    31. Василевский И.В. Клинико-фармакологическая стратегия использования в педиатрической практике индукторов интерферона. Педиатрия. Восточная Европа. 2015;(1):88-100. Режим доступа: https://medi.ru/info/8189.
    32. Коваленко А.П., Григорян С.С., Романцов М.Г., Петров А.Ю., Музыкин М.А., Исаева Е.И. Интерферониндуктивная активность и продукция интерферонов под влиянием солей акридонуксусной кислоты. Экспериментальная и клиническая фармакология. 2014;77(11):16-19. https://doi.org/10.30906/0869-2092-2014-77-11-16-19.
    33. Зарубаев В.В., Сухинин В.П., Слита А.В., Сироткин А.К., Коваленко А.Л. Влияние циклоферона на морфогенез и репродукцию вируса простого герпеса I типа в культуре клеток VERO. Вестник Санкт-Петербургской государственной медицинской академии им. И.И. Мечникова. 2003;4(4):152-156.
    34. Zarubaev V.V., Slita A.V., Krivtskaya V.Z., Sirotkin A.K., Kovalenko A.L., Chatterjee N.K. Direct Antiviral Effect of Cycloferon (10-Carboxymethyl-9-Acridanone) against Adenovirus Type 6 in vitro. Antiviral Res. 2003;58(2):131-137. https://doi.org/10.1016/S0166-3542(02)00193-6.
    35. Романцов М.Г, Ершов Ф.И., Коваленко А.Л., Белова О.П Терапевтическая активность циклоферона и фармакологическая активность индукторов интерферона. Терапевтический архив. 2014;86(1):83-88. Режим доступа: https://ter-arkhiv.ru/0040-3660/article/view/31447.
    36. Заплатников А.Л., Бурцева Е.И., Гирина А.А., Короид Н.В., Гарина Е.А. Современные возможности и принципы рациональной терапии гриппа и других острых респираторных вирусных инфекций у детей. Вопросы современной педиатрии. 2014;13(1):129-133. https://doi.org/10.15690/vsp.v13i1.923.
    37. Думова С.В. Возможности использования циклоферона в педиатрии. Практика педиатра. 2017;(4):3-6. Режим доступа: https://medi.ru/pp/2017/09/13646.
    38. Кирилина С.А. Стандарты диагностики и лечения гриппа и ОРВИ. Циклоферон — опыт клинического использования. Практика педиатра. 2018;(7):24-29. Режим доступа: https://medi.ru/pp/2018/03/14567.
    39. Вахитов Х.М., Пикуза О.И., Вахитова Л.Ф., Закирова А.М., Ризванова Ф.Ф. Индукторы интерферона в профилактике и лечении респираторных инфекций у детей. Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2019;64(3):103-108. https://doi.org/10.21508/1027-4065-2019-64-3-103-108.
    40. Касымова Е.Б., Башкина О.А., Галимзянов Х.М., Коваленко А.Л. Использование циклоферона в терапии больных с реактивацией Эпштейна — Барр вирусной инфекции, протекающей в форме монону-клеоза. Экспериментальная и клиническая фармакология. 2017;80(11): 65-71. https://doi.org/10.30906/0869-2092-2017-80-11-29-33.
    41. Мелехина Е.В., Музыка А.Д., Понежева Ж.Б. Оценка эффективности противовирусной терапии активной инфекции, вызванной ВГЧ-6А/В, у детей 4 лет и старше. Вопросы практической педиатрии. 2020;15(2):32-40. https://doi.org/10.20953/1817-7646-2020-2-32-40.
    42. Исаков Д.В., Исаков В.А., Алексеева Е.А. Иммуномодуляторы в терапии и профилактике герпесвирусных инфекций. Клиническая медицина. 2015;(4):16-24. https://doi.org/10.32756/0869-5490-2018-5-76-84.
    43. Боковой А.П, Ковалев И.В., Маккавеева Л.Ф. Володина ОА., Комаров А.А., Медкова А.Ю., Танина Н.Б. Биологические иммуномодуляторы в комплексной терапии инфекционного мононуклеоза у детей. Детские инфекции. 2015;14(1):30-35. Режим доступа: https://detinf.elpub.ru/jour/article/view/81.
    44. Касымова Е.Б., Башкина О.А., Галимзянов Х.М. Клиническая эффективность применения циклоферона в комплексной терапии инфекционного мононуклеоза у детей. Антибиотики и химиотерапия. 2011;56(9-10):37-40. Режим доступа: https://www.antibiotics-chemotherapy.ru/jour/article/view/401?locale=ru_RU.
    45. Курмаева Д.Ю., Баранова И.П. Терапевтическая эффективность различных форм циклоферона при лечении инфекционного мононуклеоза у детей. Антибиотики и химиотерапия. 2011;56(9-10):33-36. Режим доступа: https://www.antibiotics-chemotherapy.ru/jour/article/view/400?locale=ru_RU.

    Симптоматика вируса Эпштейна-Барр, методы диагностики, лечение

    Симптоматика вируса Эпштейна-Барр, лечение

    Статистика утверждает, что у 90% людей в возрасте старше 40 лет в организме обитает вирус Эпштейна-Барр. У большинства развивается иммунитет к вирусу, но в ряде случаев больным следует проводить специальное лечение (в том числе поддерживающее). Симптоматика вируса Эпштейна-Барр отличается вариативностью, поэтому для своевременной диагностики необходимо проводить полноценное обследование.

    Что происходит в организме

    Попав в организм человека, вирус сначала поражает слизистые оболочки ротовой полости, в дальнейшем распространяется по всему организму с кровотоком. Симптомы вируса Эпштейна-Барр у взрослых могут быть выраженными или отсутствовать, но чаще всего первым проявлением болезни становится увеличение лимфатических узлов. Причем поражаются все группы лимфоузлов – и врачи ставят диагноз микрополиадении.

    Если на этом этапе развития патологии никакого лечения не проводится либо иммунитет больного ослаблен, вирус продолжает «оккупировать» другие органы и системы. В результате сердце, печень, селезенка начинают функционировать с нарушениями. При наличии капсидного антигена вируса Эпштейна-Барр на фоне критического снижения количества Т-лимфоцитов начинается поражение центральной нервной системы. В таком случае последствия будут очень серьезные, вплоть до летального исхода.

    Если человек обладает сильным иммунитетом, вирус может не провоцировать серьезные нарушения функционирования органов и систем, после стремительного развития болезни наступает длительная ремиссия. В этот период иммунная система человека вырабатывает антитела, которые защищают организм от последующих атак.

    Симптоматика и диагностика вируса Эпштейна-Барр

    • ПЦР-диагностика (метод полимеразно-цепной реакции) – выявление вируса при помощи генных методик;
    • общий анализ крови – может быть выявлено критическое снижение уровня гемоглобина;
    • печеночные пробы – при вирусе Эпштейна-Барр часто поражается печень, поэтому показатели печеночных ферментов будут изменены.

    Все вышеуказанные диагностические мероприятия отличаются высокой информативностью. Но врач в любом случае назначит и другие методы исследования, чтобы исключить другие патологии.

    Лечение вируса Эпштейна-Барр у детей и взрослых

    Полностью избавиться от вируса невозможно – он относится к семейству герпесвирусов. Лечение вируса Эпштейна-Барр у детей и взрослых заключается в проведении специфической терапии противовирусными препаратами. Схема терапии подбирается в строго индивидуальном порядке и зависит от степени тяжести заболевания, а также от того, какие органы и системы поражены вирусом.

    Больные в обязательном порядке должны принимать иммуноглобулины, витаминно-минеральные комплексы, гепатопротекторы. Эти лекарственные средства назначаются с целью укрепления иммунной системы, для поддержания центральной нервной системы и печени.

    Вирус Эпштейна-Барр относится к хроническим инфекциям, которые при грамотном лечении находятся в состоянии ремиссии длительное время. Периоды активизации вируса можно предупредить здоровым образом жизни, регулярными медицинскими назначениями.

    Более полная информация о заболевании (в частности, о том, как лечить вирус Эпштейна-Барр в разных его проявлениях), представлена на страницах нашего сайта Добробут.ком.

    Инфекционный мононуклеоз:Симптомы,Причины,Лечение | doc.ua

    После того, как человек уже переболел инфекционным мононуклеозом, повторное заболевание не случается из-за выработки стойкого иммунитета к вирусу Эпштейн-Барр. Обычно это одиночная инфекция.

    Симптомы

    В самом начале инфицирования мононуклеоз проявляет себя как обычное простудное заболевание. У больного наблюдается:

    • слабость во всем теле;
    • недомогание;
    • небольшое повышение температуры;
    • легкий насморк.

    Когда вирус распространяется по организму, начинают проявляться следующие симптомы инфекционного мононуклеоза:

    • сильное повышение температуры и длительная лихорадка;
    • увеличение лимфоузлов, которое может длиться до одного месяца;
    • тонзиллит (воспаление миндалин), что приводит к затруднению дыхания через нос и глотания;
    • боль в горле.

    В период выздоровления болевые симптомы пропадают, температура тела нормализируется, печень, селезенка и лимфоузлы становятся нормальных размеров, улучшается общее самочувствие больного. Длительность выздоровления составляет от двух до четырех недель.

    Виды

    Мононуклеоз бывает типичной и атипичной формы. Типичная форма проходит с ярко выраженными симптомами инфекционного мононуклеоза. Во время атипичной формы заболевания симптомов может не быть или будут нехарактерные проявления:

    • в основном поражаются внутренние органы, что приводит к их увеличению;
    • незначительная симптоматика, которая быстро проходит;
    • бессимптомная форма, при которой человек выступает только носителем инфекции и сам при этом никак не страдает от вируса (определяется только с помощью анализов).

    Также классифицируют инфекционный мононуклеоз по степени тяжести (легкая, среднетяжелая и тяжелая формы) и по течению заболевания (острый, осложненный, хронический и затяжной).

    Мононуклеоз у детей младше двух лет наблюдается редко. Чаще всего болеют дети от трех лет и взрослые до сорока. При выявлении мононуклеоза в детском саду или школе карантин необязателен. Достаточно ежедневно проводить качественную влажную уборку.

    Причины

    Основной причиной заболевания мононуклеозом становится инфицированный человек (заболевший или носитель). Так как вирус передается воздушно-капельным и контактно-бытовым путем, обезопасить себя возможно только при знании о болезни другого человека. Большая вероятность заразиться данным заболеванием у людей с ослабленной иммунной системой. Пики распространения мононуклеоза наблюдаются в весенне-осенний период года.

    Диагностика

    Мононуклеоз диагностируют с помощью общего осмотра больного, сопоставления симптомов. Обязательно в таком случае назначается лабораторный анализ крови (проверка на наличие специфических клеток – мононуклеаров). Также проводятся лабораторные тесты на наличие антител ИФА и ДНК возбудителя. Часто назначают консультацию у врача-инфекциониста.

    Лечение

    При диагнозе инфекционный мононуклеоз лечение проводится в домашних условиях. Госпитализацию предлагают в основном детям и людям с острым течением болезни. Во время высокой температуры и лихорадки больным предписывается постельный режим. В случае сильного увеличения печени и проявления желтушности необходимо соблюдать диету под номером 5, при которой нужно исключить все жареные, копченые, жирные блюда, ограничить специи и потребление соли. Во всех случаях обязательно обильное потребление воды.

    Для снятия болевых ощущений в горле необходимо полоскать рот антисептическими препаратами, которые назначит врач. Также врачом выписываются противовирусные, противоаллергические и жаропонижающие препараты. Для поддержания организма назначают прием витаминных комплексов. В случаях осложнений – антибактериальные средства. При тяжелом течении заболевания, а также в случаях угрозы развития осложнений могут быть назначены короткие курсы гормональной терапии.

    Осложнения

    У ослабленных больных может развиться инфекционный хронический мононуклеоз. При несоблюдении лечения или несвоевременном обращении за квалифицированной медицинской помощью могут возникнуть осложнения в виде разрыва селезенки, пневмонии, угнетения кроветворения, удушья из-за увеличения миндалин в носоглоточной части, ангины, менингита.

    Вирус инфекционного мононуклеоза обладает онкогенной активностью. Это значит, что после мононуклеоза возможно развитие более серьезных заболеваний. Поэтому следует периодически проходить лабораторный анализ крови для выявления возможных отклонений и своевременного их устранения. Если вдруг после перенесения болезни в анализе находят атипичные мононуклеары, назначают обязательную консультацию у врача-гематолога.

    Профилактика

    Для профилактики инфекционного мононуклеоза специальных мероприятий не проводят, так как он передается воздушно-капельным путем и у многих протекает практически бессимптомно.

    Для того чтобы уменьшить риск заболевания, необходимо:

    • рациональное и сбалансированное питание с исключением жареного, жирного, копченого или минимального употребления такой пищи;
    • своевременно лечить хронические инфекции и поддерживать иммунитет;
    • избегать прямого контакта с инфицированными людьми.

    В чем опасности вируса Эпштейн-Барр

    + A —

    К 40 годам его носителями становятся до 97% людей

    Об этом вирусе слышали немногие, однако, по оценкам врачей, к 40 годам его носителями становятся до 97% людей. Кому-то повезет, и такое «соседство» пройдет незамеченным, а у иных оно может обернуться синдромом хронической усталости или даже злокачественным заболеванием крови. Прививок от вируса Эпштейн-Барр пока не придумали; лечить его по большому счету особо нечем. Однако в ряде случаев диагностику на него врачи считают жизненно необходимой — иначе лечение пойдет не по тому пути и может серьезно навредить пациенту.

    Вирус Эпштейн-Барр (ВЭБ) один, но болезней, которые он вызывает, множество. Чаще всего это мононуклеоз. При нем резко повышается температура тела, болит горло, увеличиваются лимфоузлы, печень, селезенка и меняется состав крови. Нередко ВЭБ приводит к ангине. «Часто врачи не знают, с какой ангиной имеют дело — со стрептококковой или вирусной, которую антибиотиками лечить ни в коем случае нельзя», — рассказывает заведующий лабораторией иммунологии и вирусологии ВИЧ-инфекций Александр Семенов.

    Еще реже диагностируется причина синдрома хронической усталости — его тоже часто вызывает вирус Эпштейн-Барр. А еще ВЭБ может привести к развитию гепатита и некоторых злокачественных заболеваний.

    Открыт этот вирус был совсем недавно, в 1964 году, английским вирусологом Марком Эпштейном в содружестве с его ассистенткой Ивонной Барр. «ВЭБ принадлежит к семейству герпесов, его даже называют герпесом четвертого типа (а всего их 8). Говорят, что XXI век — век герпетических инфекций. И это действительно так. Мы стали неожиданно уязвимыми к вирусам, которые еще пару сотен лет назад не представляли для нас никакой угрозы. Сегодня нет ни чумы, ни холеры, ни оспы — зато есть герпетические инфекции, и это большая проблема», — рассказывает Александр Семенов.

    Передается ВЭБ элементарно — с любыми человеческими жидкостями (потом, мокротой, слюной и пр.), а также воздушно-капельным путем. В итоге человек становится вирусоносителем на всю оставшуюся жизнь — вирусы герпеса прячутся в нервных тканях. «Наличие антител при любом герпесе говорит не о защищенности (как, например, при краснухе), а об инфицированности. О том, что вирус внутри нас и мы заразны и любое ослабление иммунитета может обернуться развитием даже хронических заболеваний», — отмечает доктор Семенов.

    К подростковому возрасту с ВЭБ успевают познакомиться 50% детей, а к взрослому — почти все. При этом первая встреча в большинстве случаев проходит… без симптомов. Однако стоит подхватить какую-нибудь ОРВИ — и вперед. У подростков такая история в 75% случаев выльется в мононуклеоз. У людей 20–24 лет — в крайне тяжелую ангину с высокой температурой и увеличением лимфоузлов по всему телу. У взрослых проявления могут быть стертыми, вирус может маскироваться под ОРВИ, а может проявиться гепатитом и дальше перерасти в синдром хронической усталости. «Простудился, поболел, а потом ночью не спится, нерадостно как-то. Часто описываемая в XIX веке меланхолия была не чем иным, как результатом герпеса. В таких случаях необходима лабораторная диагностика», — говорит Александр Семенов.

    Узнать о том, инфицированы вы или нет, сегодня достаточно просто. Специальные анализы крови показывают, есть ли у вас антитела к определенным иммуноглобулинам. Так можно узнать, болен ли человек, может ли он заболеть в ближайшее время, является ли он носителем вируса.

    Конечно, всем подряд такая диагностика не нужна. Однако в некоторых случаях она просто необходима. Например, при боли в горле, которая сопровождается увеличением лимфоузлов по всему телу. Хотя бы для того, чтобы избежать ненужного приема антибиотиков.

    — Ребенку с подозрением на ангину педиатр наверняка выпишет антибиотик. А это вызовет т.н. пенициллиновую реакцию на мононуклеоз — пациент покроется густой малиновой сыпью. В 60-е годы прошлого века это был один из главных диагностических признаков, что это не бактериальная, а вирусная ангина, — рассказывает Александр Семенов.

    Между тем заподозрить вызванную ВЭБ ангину достаточно просто — в отличие от бактериальной, при ней лифмоузлы увеличиваются по всему телу, а не только под челюстями, плюс увеличиваются печень и селезенка. «Но часто ли встретишь врача, который при ангине будет щупать печенку?» — вопрошает наш эксперт.

    Лечить же такие инфекции сегодня практически нечем. Специальные противовирусные лекарства назначаются только в тяжелых случаях, так как чреваты побочными эффектами. Так что врачи советуют соблюдать постельный режим, пить много жидкости и не переусердствовать с сосудосуживающими препаратами.

    Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26828 от 6 июня 2015

    Заголовок в газете: Вирус замедленного действия

    Вирус Эпштейна-Барр: от безобидных до тяжелых последствий

    Контактное лицо

    Проф.

    д-р Ута Берендс

    Технический университет Мюнхена

    Заместитель координатора Инфекции хозяина с ослабленным иммунитетом

    Ученые из Немецкого центра исследования инфекций (DZIF) занимаются поиском причин и биомаркеров тяжелого течения болезни Пфайффера.Заболевание вызывает вирус Эпштейна-Барр.

    Более 90 процентов населения заражаются вирусом Эпштейна-Барр (ВЭБ) в течение жизни. Инфекция обычно протекает бессимптомно в детстве и не имеет последствий для большинства людей. Однако, особенно у подростков и молодых людей, новые инфекции могут перерасти в так называемую болезнь Пфайффера (инфекционный мононуклеоз). Поцелуй с передачей слюны обычно достаточен для заражения инфекцией, отсюда и прозвище «болезнь поцелуев».Как правило, симптомы болезни Пфайффера включают лихорадку, утомляемость, боль в горле, увеличение лимфатических узлов, но течение обычно безвредно и обычно быстро проходит. У некоторых пациентов, однако, развиваются опасные для жизни осложнения, такие как одышка, разрыв селезенки или недостаточность клеток крови, или чрезвычайно длительное течение болезни, такое как синдром хронической усталости. Кроме того, риск развития рассеянного склероза или лимфомы Ходжкина, по-видимому, выше у людей, страдающих болезнью Пфайффера.

    «У некоторых пациентов определенные врожденные иммунные дефекты были идентифицированы как причина необычного течения инфекции. Однако в большинстве случаев причины остаются нераспознанными», — объясняет профессор Ута Берендс из Мюнхенского технического университета. Педиатр координирует обширное исследование в DZIF, направленное на определение параметров риска и, следовательно, также на улучшение вариантов лечения.

    Исследование IMMUC успешно начато

    Полгода назад было начато так называемое исследование IMMUC; это глобально уникальное исследование, поскольку оно включает в себя очень специфический экспериментальный опыт и многочисленные педиатрические практики и больницы. В исследование уже были включены 50 молодых пациентов с недавно диагностированной болезнью Пфайффера из 23 учреждений Мюнхенского региона. Всех пациентов будут обследовать с помощью самых современных вирусологических и иммунологических тестов и консультировать по их симптомам в течение шести месяцев.

    «Мы надеемся, что сможем ответить на многие вопросы о различных путях заражения ВЭБ с помощью данных этого исследования и разработанных нами инструментов», — объясняет Берендс. В дополнение к исследованию IMMUC исследователи также занимаются другими доброкачественными и злокачественными заболеваниями, связанными с ВЭБ, а также дальнейшей разработкой специфической клеточной терапии ВЭБ и защитной вакцины.Поскольку ВЭБ остается в организме на всю жизнь после болезни, он представляет особую угрозу для людей с ослабленным иммунитетом. Здесь иммунная система часто не в состоянии контролировать вирус. Однако по причинам, которые до сих пор были неясны, у людей со здоровой иммунной системой в течение жизни также развиваются различные виды рака, связанные с ВЭБ.

    Инфекции ВЭБ представляют собой глобальную проблему.

    Исследование IMMUC представляет собой обширное исследование, посвященное поиску новых подходов к диагностике, последующему наблюдению, лечению и профилактике заболеваний, вызванных ВЭБ, вызывающим глобальные проблемы.Вместе с участвующими исследовательскими группами из Мюнхенского технического университета, Мюнхенского университета Людвига-Максимилиана, Helmholtz Zentrum München, Немецкого центра исследований инфекций, Ганноверской медицинской школы и Немецкого центра исследования рака в Гейдельберге ученые намерены продолжить исследование с новыми участниками в течение ближайшие два года.

    Вирус Эпштейна-Барр и его связь с заболеванием – обзор, имеющий отношение к общей практике | BMC Primary Care

    Инфекционный мононуклеоз

    Патогенез

    90% случаев ИМ вызваны ВЭБ, а остальные 10% вызваны цитомегаловирусом (ЦМВ), вирусом герпеса человека 6, вирусом простого герпеса типа 1 и вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) [ 5]. ВЭБ обнаруживается в слюне и, таким образом, передается при кашле, совместном потреблении пищи, поцелуях (отсюда неспециалистский термин «поцелуевая болезнь») и т. д. У инфицированных людей небольшое количество ВЭБ может обнаруживаться в слюне на протяжении всей жизни. Пиковые уровни наблюдаются во время острой фазы инфекции [6], однако исследование показало, что пациенты могут быть высококонтагиозными в течение 180 дней после появления симптомов и, возможно, даже дольше [7]. После успешной передачи ВЭБ заражает эпителиальные клетки и покоящиеся В-клетки ротоглотки, начинает размножаться и таким образом распространяется по всему организму.Этот процесс представляет собой инкубационный период, который длится около шести (четырех-семи) недель [8] и приводит к активации цитотоксических Т-лимфоцитов (ЦТЛ) и естественных киллеров. Активация ЦТЛ при первичной инфекции приводит к клеточно-опосредованному иммунному ответу, вызывающему клиническую картину ИМ. Однако, когда ВЭБ заражает В-клетки, вирус способен ограничивать экспрессию генов девятью белками (из примерно 100), тем самым избегая распознавания ЦТЛ и, таким образом, приводя к латентной инфекции в пораженных В-клетках. Были описаны различные типы этих экспрессированных так называемых латентных белков, которые, по-видимому, связаны с различными EBV-ассоциированными лимфопролиферативными состояниями, такими как лимфома Ходжкина (HL), лимфома Беркитта (BL) и посттрансплантационное лимфопролиферативное заболевание (PTLD) в зависимости от экспрессии. шаблон, пожалуйста, обратитесь ниже. Реактивация EBV также может произойти в более позднем возрасте у лиц с ослабленным иммунитетом, как это наблюдается после трансплантации, из-за иммунодепрессантов, синдрома приобретенного иммунодефицита (СПИД) и т. д.[9].

    Клиническая картина

    Развитие ИМ в первую очередь зависит от времени контакта с вирусом. У детей раннего возраста редко развиваются клинические признаки ИМ, в то время как до 70% [10] подростков и взрослых имеют классическую симптоматическую триаду, состоящую из двух-четырехнедельной лихорадки, фарингита и шейной лимфаденопатии с лимфоцитозом [1]. Риск тяжелых симптомов положительно коррелирует с возрастом пациента на момент первичной инфекции [11]. Это важно, поскольку возраст дебютирующих пациентов увеличился за последние 15 лет, в результате чего больше людей подвергается риску тяжелой ИМ [11]. Можно увидеть белый экссудат миндалин, иногда даже покрывающий язык, что отличает ИМ от более пятнистых покрытий, наблюдаемых при бактериальном тонзиллите [6]. Небные петехии были зарегистрированы в 50% случаев [6]. Гепатоспленомегалия и некоторая степень гепатита также являются частыми находками. Примерно в 75% случаев наблюдается субклиническое повышение уровня аланинаминотрансферазы (АЛАТ), а примерно в 5-10% случаев может наблюдаться желтуха из-за диффузного повреждения паренхимы печени [8].Спленомегалия может быть незаметна при физикальном обследовании, но ультразвуковая оценка размеров селезенки при остром ИМ показала, что у всех пациентов спленомегалия развивается в той или иной степени [12]. Поэтому пациентам с ИМ обычно рекомендуется ограничивать физическую активность в течение как минимум 1 месяца после появления симптомов, однако метод прогнозирования риска разрыва селезенки еще предстоит разработать [13]. Таким образом, «классический» пациент с неосложненной ИМ можно резюмировать следующим образом; лихорадка, фарингит, шейная лимфаденопатия, лимфоцитоз, небные петехии и гепатоспленомегалия, а также повышенный уровень АлАТ.

    Диагностика

    Хотя пациенты с ИМ часто имеют вышеупомянутую триаду симптомов, врач общей практики всегда должен учитывать ряд заболеваний, которые могут вызывать симптомы, подобные ИМ. Тщательный анамнез пациента должен прояснить недавний анамнез путешествий и половой жизни, контакты с животными, предыдущие проблемы со здоровьем и семейный анамнез заболеваний. В отличном обзоре 2007 г., посвященном диагностическому процессу ИМ-подобного заболевания, обобщены состояния, которые могут имитировать ИМ и которые следует рассматривать в зависимости от медицинской и личной истории пациента [5].В этот момент рекомендуется алгоритмический подход к пациенту. Беременность, употребление наркотиков внутривенно или мужчины, занимающиеся сексом с мужчинами, должны побудить врача общей практики быть еще более бдительным. Во время беременности в дополнение к ВЭБ следует проводить серологическое тестирование на ЦМВ и токсоплазмоз. Последние две группы также должны пройти тестирование на ВИЧ [6].

    Если пациент не относится к группе высокого риска, как определено выше, следующим шагом является анализ крови (тест на гетерофильные антитела (тест Monospot)) и общий анализ крови (CBC).Около 85% пациентов с ИМ, связанным с ВЭБ, будут иметь положительный результат теста на гетерофильные антитела, но количество гетерофильных антител может не превышать предел обнаружения в течение первой недели появления симптомов. Это явление может привести к 25% ложноотрицательных результатов в этот период. Тем не менее, тест на гетерофильные антитела с чувствительностью 63-84% и специфичностью 84-100% [14] по-прежнему считается лучшим начальным диагностическим тестом для ИМ, связанного с ВЭБ, из-за его низкой стоимости и быстрой реализации. около времени.Если пациент действительно является гетерофильно-негативным по антителам, врач общей практики должен иметь в виду, что около 10 % пациентов с ИМ являются последовательно гетерофильно-негативными. В этих случаях диагностическую ценность в острой фазе имеет тест на антитела IgG и IgM к капсидному антигену вируса ВЭБ (VCA) [5]. Дополнительное тестирование на антитела к ядерному антигену ВЭБ (EBNA) может помочь отличить острую инфекцию от перенесенной [15]. Тесты на антитела VCA и EBNA обладают более высокой чувствительностью и специфичностью, но стоят дороже и требуют больше времени для анализа.В случае отсутствия гетерофильных антител и VCA-IgM-негативного пациента для дальнейшего диагностического исследования может быть использован общий анализ крови. Диагностический алгоритм для использования в первичной медико-санитарной помощи был обобщен в недавно опубликованном клиническом обзоре (рис. 1) [6].

    Рис. 1

    Алгоритм диагностики ИМ. Адаптировано с разрешения Lennon et al. [6]

    Лечение

    В настоящее время специфического лечения ИМ не существует. Лечение направлено на облегчение симптомов, поэтому пациентов лечат простыми анальгетиками, жаропонижающими средствами, гидратацией и отдыхом. Интересно, что в систематическом обзоре 2002 г. не рекомендуется длительный отдых из-за возможного ухудшения состояния. Декондиционирование может вызвать пролонгирование симптомов, включая утомляемость, и увеличить время восстановления, и пациентам следует разрешать вставать с постели, как только они почувствуют себя достаточно хорошо [16]. Существуют разногласия по поводу возможной связи между острыми вирусными инфекциями, такими как ИМ, и синдромом хронической усталости (СХУ), но в настоящее время маловероятно, что острая ВЭБ-инфекция, приводящая к ИМ, может сама по себе вызывать СХУ [6].Противовирусные препараты для IM были предложены в течение некоторого времени. Тем не менее, не было никаких твердых доказательств в поддержку этой точки зрения. Кокрановский обзор 2016 г. пришел к выводу, что эффективность противовирусных препаратов (ацикловир, валомацикловир и валацикловир) при остром ИМ сомнительна, а качество доказательств низкое [17]. Таким образом, в настоящий момент лечение должно быть направлено на поддерживающую терапию, которая в тяжелых случаях может потребовать госпитализации для внутривенного введения жидкости из-за обезвоживания или наблюдения за препятствующей дыхательной недостаточностью.

    Ранние осложнения инфекционного мононуклеоза

    Гепатит

    Как уже упоминалось, паренхиматозное повреждение ткани печени характерно примерно для 75% пациентов, у которых в острую фазу инфекции уровень АЛАТ увеличивается в 2-3 раза [8] с восстановлением уровня к норме примерно через три недели [18]. Холестатическая болезнь печени и хронический гепатит, вызванный ВЭБ, являются редкими осложнениями, но описаны в литературе [19,20,21]. Таким образом, изменения печени, как правило, преходящие и самокупирующиеся, но сообщалось о случаях печеночной недостаточности с летальным исходом даже у иммунокомпетентных пациентов [22, 23], поэтому при постановке диагноза и во время мониторинга целесообразно назначать печеночные тесты. пациентов с более тяжелым ИМ.

    Разрыв селезенки

    Разрыв селезенки в результате спленомегалии и изменения архитектуры селезенки [24], вероятно, является наиболее опасным и острым осложнением ИМ. Однако это очень редкое осложнение с частотой от 0,1–0,2% [25] до 0,5% [26], и в большинстве случаев возникает в течение первых 3 недель после постановки диагноза. Это подтверждается исследованием ультразвуковой оценки размера селезенки во время ИМ у спортсменов, которое показало пиковое увеличение через 12,3 дня после появления симптомов.Исследование также продемонстрировало предсказуемую скорость регрессии размера селезенки примерно на 1% в день после пикового размера [12]. Риск разрыва селезенки является самым высоким у пациентов, которые занимаются контактными видами спорта, такими как боевые искусства, футбол, хоккей и т. д., а также действиями с высоким внутрибрюшным давлением, такими как тяжелая атлетика. Спортсмены не допускаются к тренировкам и соревнованиям на этом этапе заражения, что может иметь последствия для их академической и спортивной карьеры, особенно в таких странах, как США, где спортивные стипендии могут определять, поступит ли студент в колледж.Поэтому большое количество литературы посвящено безопасному возвращению в спорт. Похоже, в настоящее время существует консенсус в отношении того, что возвращение к бесконтактной деятельности может начаться через 3 недели после появления симптомов [25]. С другой стороны, рекомендации относительно возвращения к контактным видам спорта варьируются от трех-пяти недель до шести месяцев [27]. Были предприняты многочисленные попытки разработать клинические руководства, но ни одна из них не была принята в качестве общей практики. Одна из более сложных попыток была предпринята McKeag et al., которые сосредоточились на времени от начала симптомов и таких критериях, как лихорадка, лимфаденопатия, уровни билирубина и печеночных ферментов и отсутствие спленомегалии, подтвержденное рентгенологически [27].Тем не менее, сообщалось о нескольких случаях спонтанного разрыва селезенки [28], поэтому разрыв селезенки следует подозревать у всех пациентов с острой болью в животе или груди и с подтвержденным или подозреваемым ИМ.

    Нарушение проходимости дыхательных путей

    Шейная лимфаденопатия является отличительной чертой ИМ и поражает носоглоточные и небные миндалины. По оценкам, отек вызывает нарушение проходимости дыхательных путей в 1–3,5% случаев ИМ [2] и чаще встречается у детей младшего возраста [29]. Симптомы включают стридор, цианоз и тахипноэ и требуют немедленной госпитализации и лечения.Системные кортикостероиды используются у пациентов с риском нарушения проходимости дыхательных путей и показывают значительные результаты в течение 12–36 часов при агрессивном лечении. Таким образом, раннее лечение системными кортикостероидами может ограничить потребность в хирургическом вмешательстве в тяжелых случаях [29]. Трахеотомия использовалась только в крайне тяжелых (и исключительно описанных) случаях, когда лечение системными кортикостероидами не помогло [29]. Некоторыми группами было предложено выборочное применение острой тонзиллэктомии у пациентов, которые не ответили удовлетворительно на системные кортикостероиды [30, 31], но это стало предметом обсуждения из-за противоречивых данных о риске кровотечения.В исследовании 2005 г. сообщалось, что у 27 из 205 (13%) пациентов возникло послеоперационное кровотечение, в общей сложности 36 случаев с эпизодом кровотечения (18%). Эти результаты не были поддержаны теми, кто выступает за выборочное использование острой тонзиллэктомии [30, 31], и кажется, что необходимы дополнительные исследования по этой теме. Важно отметить, что лечение системными кортикостероидами оправдано только в условиях неотложной помощи, в случае острых осложнений, таких как угроза нарушения проходимости дыхательных путей. Системные кортикостероиды не следует назначать для облегчения симптомов, поскольку они не влияют на частоту осложнений, частоту госпитализаций или продолжительность госпитализации [32].

    Поздние осложнения EBV/IM

    Лимфопролиферативные раковые заболевания

    Лимфопролиферативные раковые заболевания являются наиболее хорошо известными поздними осложнениями IM и исследовались в нескольких различных когортах с 1970-х годов. Скандинавское исследование, проведенное в 2003 г., выявило повышенный риск EBV-положительной ЛХ у молодых людей с отношением шансов (ОШ) 2,7 (95% доверительный интервал (ДИ): от 1,2 до 6,0) и средним инкубационным периодом 4,1 года с пиковый риск через 2,1 года после первичной инфекции [3].Британское исследование 2009 года показало аналогичные результаты в двух разных когортах. Оба показали повышенный риск ЛХ с коэффициентами 3,2 (95% ДИ: 1,2–7,0) и 6,0 (95% ДИ: 2,4–12,5) соответственно [33]. Итальянское многоцентровое исследование случай-контроль, проведенное в 2000 г., также выявило повышенный риск с поправкой на возраст OR 4,4 (95% ДИ: 1,1–16,6). Это исследование также продемонстрировало повышенный риск неходжкинской лимфомы (НХЛ) с поправкой на возраст OR 4,0 (95% ДИ: 1,4–11,8) [34]; результаты, которые, однако, не могли быть подтверждены скандинавским исследованием.В целом, опубликованные данные, по-видимому, согласуются с сильной корреляцией между ИМ и ЛХ, в то время как результаты, касающиеся НХЛ в целом, более противоречивы. С другой стороны, для некоторых подтипов НХЛ существует сильная корреляция. Впервые гипотеза о канцерогенных свойствах ВЭБ была высказана в 1964 г., когда ВЭБ был обнаружен в культивируемых опухолевых клетках больных БЛ в тропической Африке. С тех пор этот высокоагрессивный тип В-клеточной лимфомы тесно связан с ВЭБ. Есть три подтипа BL; эндемический, спорадический и связанный с иммунодефицитом, где эндемический подтип показал самую сильную корреляцию с EBV [35]. Однако статус EBV не влияет на режим лечения, который состоит из высокоинтенсивной химиотерапии и терапии моноклональными антителами против CD20 у здоровых пациентов и приводит к ремиссии в > 85% случаев [36]. ВЭБ также был ассоциирован с диффузной крупноклеточной В-клеточной лимфомой (ДВККЛ) в 10 % случаев среди иммунокомпетентных пациентов. EBV-положительный DLBCL, по-видимому, поражает в первую очередь пожилых пациентов и в настоящее время называется EBV(+) DLBCL, без дополнительных уточнений (NOS). Было показано, что это состояние ухудшает прогноз, поскольку эти пациенты, как правило, плохо реагируют на традиционную терапию [36].

    Как обсуждалось ранее, внутримышечное введение может привести к нарушению проходимости дыхательных путей, поскольку упомянутые лимфопролиферативные виды рака сами по себе могут вызывать обструкцию дыхательных путей. Однако это не входит в рамки данного обзора и не относится к терапевту.

    Рассеянный склероз

    Существуют серьезные разногласия относительно причинной роли ВЭБ в развитии РС. Однако кажется очевидным, что ассоциация существует. Метаанализ 2006 г. показал, что риск РС у EBV-негативных лиц был близок к нулю, тогда как уровень заболеваемости повышался у EBV-положительных лиц без клинической ИМ.Кроме того, риск РС был в 2,3 раза выше у лиц с поздним ВЭБ-инфицированием и ИМ в анамнезе, чем у ВЭБ-позитивных лиц без ИМ в анамнезе. Исследование также показало, что уровень заболеваемости достиг пика в возрасте 25–30 лет и снизился почти до нуля в возрасте 60 лет [37]. Большой зонтичный обзор, опубликованный в 2015 г., в котором изучались 44 различных предполагаемых фактора риска РС, показал аналогичные результаты с убедительными эпидемиологическими доказательствами того, что ИМ является фактором риска РС [38]. Исследование корреляции ИМ и начальных симптомов РС, проведенное в 2017 году, подтверждает причинно-следственную связь между ИМ и РС и утверждает, что скорость развития РС может зависеть от генетической предрасположенности к инфекции ВЭБ, а также от времени заражения, при этом постпубертатная инфекция имеет решающее значение для инициации и быстрого развития РС [39]. Несмотря на опубликованные данные, доказать основные механизмы сложно. Были изучены модели гуманизированных мышей, но реакции «трансплантат против хозяина» были главными помехами в этих исследованиях [40]. Исследование, проведенное в 2013 году по этому противоречию, резюмировало ключевые вопросы дискуссии: в настоящее время нет единого мнения относительно того, имеют ли пациенты с РС В-клетки, инфицированные EBV, в ЦНС [41]. Это еще более осложняется гипотезой «бей и беги», которая описывает, как EBV способен «ускользать» от EBV-индуцированных злокачественных клеток после заражения без следов самого вируса [42].Однако неясно, применима ли эта гипотеза только к злокачественным клеткам, или же ВЭБ обладает общей способностью «ускользать» от всех типов инфицированных клеток, включая В-клетки, которые служат важными импликантами при РС [43]. . Если действительно существует причинно-следственная связь между ВЭБ и РС, это будет подтверждать, что вакцинация против ВЭБ может иметь потенциал для устранения РС, как предполагает одно исследование, или что обеспечение воздействия ВЭБ в раннем возрасте может снизить риск развития РС, поскольку люди с наличие в анамнезе симптоматического ИМ 2. Риск в 3 раза выше, чем у EBV-положительных лиц без ИМ в анамнезе, как указано выше [37]. Такая вакцина еще не поступила в продажу, хотя плацебо-контролируемое рандомизированное клиническое исследование фазы 2 сообщило о снижении заболеваемости ИМ на 78%, однако вакцина не защищала от инфекции EBV [44].

    Ревматоидный артрит

    Была предложена причинно-следственная связь между РА и ИМ наряду с рядом других аутоиммунных заболеваний. Однако большой систематический обзор и метаанализ 2015 года не выявили значительной связи.Однако авторы пришли к выводу, что некоторые из включенных исследований имели ограничения и что необходимо больше данных по этому вопросу [45]. В настоящее время нет данных, демонстрирующих четкую связь между ВЭБ и РА, но стоит признать растущее количество литературы, предполагающей различные роли ВЭБ в аутоиммунных заболеваниях.

    Хроническая активная инфекция, вызванная вирусом Эпштейна-Барр

    CAEBV встречается редко и в основном ограничивается Японией и Восточной Азией, но привлек внимание международного сообщества в связи с увеличением случаев заболевания во всем мире. Хотя редко, врач общей практики должен знать об этом как о дифференциальном диагнозе у пациентов с симптомами ИМ, сохраняющимися более 3 месяцев, после исключения ИМ, аутоиммунных заболеваний и иммунодефицитных состояний (врожденных или приобретенных) [46]. Дальнейшую диагностическую работу должен проводить специалист-гематолог.

    Вирус Эпштейна-Барр, вызывающий рассеянный склероз | Новости

    Для немедленного выпуска: 13 января 2022 г.

    Бостон, Массачусетс — Рассеянный склероз (РС), прогрессирующее заболевание, поражающее 2.Согласно исследованию, проведенному Гарвардом Т.Х. Исследователи Школы общественного здравоохранения Чана.

    Их выводы были опубликованы в Интернете в журнале Science 13 января 2022 года.

    «Гипотеза о том, что ВЭБ вызывает рассеянный склероз, исследовалась нашей группой и другими в течение нескольких лет, но это первое исследование, предоставляющее убедительные доказательства причинно-следственной связи», — сказал Альберто Аскерио, профессор эпидемиологии и питания в Гарвардской школе Чана и старший автор исследования. обучение.«Это большой шаг, потому что он предполагает, что большинство случаев рассеянного склероза можно предотвратить, остановив инфекцию ВЭБ, и что нацеливание на ВЭБ может привести к открытию лекарства от рассеянного склероза».

    РС — хроническое воспалительное заболевание центральной нервной системы, поражающее миелиновые оболочки, защищающие нейроны в головном и спинном мозге. Его причина неизвестна, но одним из основных подозреваемых является ВЭБ, вирус герпеса, который может вызывать инфекционный мононуклеоз и вызывает латентную пожизненную инфекцию хозяина.Установление причинно-следственной связи между вирусом и заболеванием затруднено, поскольку ВЭБ поражает примерно 95% взрослых, рассеянный склероз является относительно редким заболеванием, а появление симптомов рассеянного склероза начинается примерно через 10 лет после инфицирования ВЭБ. Чтобы определить связь между ВЭБ и РС, исследователи провели исследование среди более чем 10 миллионов молодых людей, находящихся на действительной службе в вооруженных силах США, и выявили 955 человек, у которых в период службы был диагностирован РС.

    Группа проанализировала образцы сыворотки, взятые военными раз в два года, и определила статус ВЭБ солдат на момент взятия первого образца, а также взаимосвязь между ВЭБ-инфекцией и началом рассеянного склероза в период активной службы.В этой когорте риск РС увеличился в 32 раза после заражения ВЭБ, но не изменился после заражения другими вирусами. Сывороточные уровни легкой цепи нейрофиламента, биомаркера дегенерации нервов, типичной для РС, повышались только после инфицирования ВЭБ. Полученные данные не могут быть объяснены каким-либо известным фактором риска рассеянного склероза и предполагают, что ВЭБ является основной причиной рассеянного склероза.

    Ascherio говорит, что задержка между заражением ВЭБ и началом рассеянного склероза может быть частично связана с тем, что симптомы заболевания не обнаруживаются на самых ранних стадиях, и частично из-за развивающейся связи между ВЭБ и иммунной системой хозяина, которая неоднократно стимулируется всякий раз, когда латентный вирус реактивирует.

    «В настоящее время нет способа эффективно предотвратить или лечить инфекцию EBV, но вакцина против EBV или воздействие на вирус специфичными для EBV противовирусными препаратами могут в конечном итоге предотвратить или вылечить рассеянный склероз», — сказал Ашерио.

    Среди других исследователей Гарвардской школы Чана, которые внесли свой вклад в это исследование, были Кьетил Бьорневик, Марианна Кортезе, Майкл Мина и Кассандра Мангер.

    Финансирование этого исследования поступило от Национального института неврологических расстройств и инсульта, Национальных институтов здравоохранения (NS046635, NS042194 и NS103891), Национального общества рассеянного склероза (PP-1912-35234), Немецкого исследовательского фонда (CO 2129/ 1-1), Национальных институтов здравоохранения (DP5-OD028145) и Медицинского института Говарда Хьюза.

    «Продольный анализ показывает высокую распространенность вируса Эпштейна-Барра, связанного с рассеянным склерозом», Кьетил Бьорневик, Марианна Кортезе, Брайан С. Хили, Йенс Куле, Майкл Дж. Мина, Юмей Ленг, Стивен Дж. Элледж, Дэвид В. Нибур, Энн И. Шер, Кассандра Л. Мангер, Альберто Ашерио, Science, 13 января 2022 г., doi: 10.1126/science.abj8222

    фото: Pixnio

    Для получения дополнительной информации:

    Николь Рура
    [email protected]
    617.221.4241

    Посетите веб-сайт Гарвардской школы Чана, чтобы узнать последние новости, пресс-релизы и мультимедийные предложения.

    ###

    Гарвард Т.Х. Школа общественного здравоохранения Чана объединяет преданных своему делу экспертов из многих дисциплин для обучения новых поколений мировых лидеров в области здравоохранения и выработки мощных идей, которые улучшают жизнь и здоровье людей во всем мире. Как сообщество ведущих ученых, преподавателей и студентов, мы работаем вместе, чтобы перенести инновационные идеи из лаборатории в жизнь людей, не только совершая научные прорывы, но и работая над изменением индивидуального поведения, государственной политики и практики здравоохранения. Каждый год более 400 преподавателей Гарвардской школы Чана обучают более 1000 студентов дневного отделения со всего мира и обучают тысячи других через онлайн-курсы и курсы обучения для руководителей. Основанная в 1913 году как Гарвардская школа медицинских работников Массачусетского технологического института, школа признана старейшей в Америке программой профессиональной подготовки в области общественного здравоохранения.

    Вирус Эпштейна-Барра | Everyday Health

    К 35 годам почти каждый заражается вирусом Эпштейна-Барр, наиболее частой причиной мононуклеоза.

    Вирус Эпштейна-Барр (ВЭБ) относится к семейству вирусов герпеса и является одним из наиболее распространенных вирусов человека в мире.

    К 35 годам почти у всех есть антитела к ВЭБ, что указывает на то, что они были инфицированы вирусом в какой-то момент своей жизни, независимо от того, были ли у них когда-либо симптомы.

    Вирус Эпштейна-Барра и мононуклеоз

    ВЭБ является наиболее частой причиной инфекционного мононуклеоза, также известного как железистая лихорадка, «болезнь поцелуев» или просто «мононуклеоз». »

    Его характерные симптомы:

    Примерно в 30-50% случаев ВЭБ вызывает мононуклеоз, но многие инфекции ВЭБ остаются незамеченными либо потому, что они не вызывают симптомов, либо симптомы легко спутать с другими признаками инфекции.

    Подростки и молодые люди особенно уязвимы: по крайней мере у 25 процентов из них разовьется моно

    Вирус Эпштейна-Барр Причины

    ВЭБ заразен и обычно распространяется через биологические жидкости, особенно слюну и другие слизистые жидкости.

    Кровь и сперма также могут передавать вирус во время полового контакта, переливания крови и трансплантации органов.

    Вы можете заразиться ВЭБ, пользуясь общими стаканами для питья, столовыми приборами или зубными щетками с человеком, у которого есть вирус.

    Нет никаких доказательств того, что дезинфекция таких предметов остановит распространение ВЭБ. Считается, что вирус может выжить, пока зараженный объект остается влажным.

    Человек, впервые заразившийся ВЭБ, может распространять вирус в течение нескольких недель, не осознавая, что он инфицирован.

    После заражения ВЭБ остается в организме в неактивном состоянии.

    Однако, если вирус реактивируется, вы потенциально можете передать его другим людям, независимо от того, сколько времени прошло с момента вашего первоначального заражения.

    Симптомы вируса Эпштейна-Барр

    При появлении симптомов ВЭБ они обычно исчезают через две-четыре недели.

    Однако некоторые люди могут чувствовать усталость в течение нескольких недель или даже месяцев.

    Симптомы инфекции EBV могут включать в себя следующее:

    • Featigue
    • Лихорадка
    • Насильственная горла
    • Насильственные лимфатические узлы в вашей шее
    • Увеличенная селенка
    • боль в животе
    • боль в животе, вызванная опухшей печенью
    • сыпь (иногда называется как «мононуклеозная сыпь»)

    Диагностика вируса Эпштейна-Барр

    Поскольку симптомы ВЭБ напоминают симптомы других заболеваний, диагностировать инфекцию бывает трудно.

    Однако существуют анализы крови, которые могут подтвердить, инфицированы ли вы ВЭБ.

    Анализ крови Monospot, например, проверяет вашу кровь на наличие антител к ВЭБ.

    Лечение вируса Эпштейна-Барр

    Лечения ВЭБ не существует, но следующие меры могут облегчить симптомы:

    • Обильное питье
    • Много отдыхать
    • Прием безрецептурных обезболивающих препаратов от боли и лихорадки
    • Леденцы от горла

    Примеры безрецептурных болеутоляющих и жаропонижающих средств включают:

    Лица в возрасте до 19 лет не должны принимать аспирин во время вирусного заболевания (включая моно или ВЭБ) из-за риска синдрома Рея.

    Несмотря на то, что вакцины против ВЭБ не существует, вы можете предотвратить заражение, избегая целоваться или делиться напитками, едой или личными вещами (например, зубными щетками) с инфицированным человеком.

    Осложнения, вызванные вирусом Эпштейна-Барра

    Помимо моноинфекции, ВЭБ-инфекция может привести к ряду других заболеваний и осложнений, особенно у людей с ослабленной иммунной системой.

    К этим осложнениям относятся:

    • Вирусный менингит, сопровождающийся отеком тканей, покрывающих головной и спинной мозг
    • Отек головного мозга
    • Отек глазного нерва
    • Отек спинного мозга
    • Паралич лицевых мышц 90812 Паралич 901 стороны тела
    • Синдром Гийена-Барре
    • Внезапное некоординированное движение мышц
    • Нарушения сна
    • Психозы
    • Негативное влияние на кровь и костный мозг, образование избыточного количества лейкоцитов
    • Ослабление иммунной системы, приводящее к другим инфекции

    Вирус Эпштейна-Барра и рак

    Рак, связанный с инфекцией EBV, включает:

    • Лимфому Беркитта (рак лимфатической системы)
    • Карциному носоглотки (рак верхней части глотки)
    • рак)
    • Посттрансплантационный лимфопр олиферативное расстройство (слишком много лейкоцитов после трансплантации органов)
    • Опухоли, включая рак мягких тканей и Т-клеточные лимфомы

    Другие состояния и вирус Эпштейна-Барр

    ВЭБ-инфекция также может вызывать следующее:

    • Пневмонию
    • Граница легочной ткани
    • поджелудочная железа набухание
    • Сердце мышц на отеках
    • поднял, белые пятна на языке
    • наполненные глюбовые ткани возле миндал.
    • Синусовая инфекция (синусит)
    • воспаление печени (гепатит)
    • Отек лимфатических узлов
    • Бактериальная инфекция сосцевидного отростка черепа сразу за ухом
    • Отек и повреждение слюнных желез
    • Закупорка дыхательных путей в носу и горле

    Инфекционный мононуклеоз (мононуклеоз) у подростков и молодых взрослых

    Не то, что вы ищете?

    Что такое инфекционный мононуклеоз у подростков и молодых людей?

    Инфекционный мононуклеоз — это заразное заболевание.Это часто встречается у подростков и молодых людей. Он также известен как мононуклеоз, мононуклеоз, железистая лихорадка или «болезнь поцелуев».

    Что вызывает мононуклеоз у подростков или молодых людей?

    Mono часто вызывается вирусом Эпштейна-Барр (EBV). Это также может быть вызвано цитомегаловирусом (ЦМВ). Оба вируса являются членами семейства вирусов простого герпеса.

    Mono чаще всего распространяется при контакте с зараженной слюной (слюной).Но он также может передаваться через кровь или другие жидкости организма. Трудно предотвратить его распространение, потому что даже люди без симптомов могут переносить вирус через слюну и заражать других людей.

    Каковы симптомы мононуклеоза у подростков или молодых людей?

    Большинство здоровых людей, заболевших ЦМВ у вируса мало симптомов или они отсутствуют вовсе. У некоторых могут развиться симптомы. Моно, вызванное ВЭБ, вызывает симптомы чаще.

    Симптомы моно могут длиться от 4 до 6 недель, чтобы появиться. Они могут длиться недели или месяцы. Обычно они не длятся дольше 4 месяца.

    Наиболее частые симптомы моно включают:

    • Лихорадка
    • Головная боль
    • Крайняя усталость (усталость)
    • Увеличение лимфатических узлов на шее, подмышки и пах
    • Головные боли и боли в теле
    • Боль в горле из-за увеличения миндалины (тонзиллит). Это может затруднить глотание.
    • Увеличенная селезенка
    • Легкое поражение печени, которое может вызвать кратковременное пожелтение кожи и глаз (желтуха)

    Как только ребенок получает моно, вирус остается неактивным в организме на всю жизнь. Лишь изредка он может снова стать активным.

    Симптомы моно могут быть такими: другие состояния здоровья. Попросите вашего ребенка посетить своего поставщика медицинских услуг для диагноз.

    Как диагностируют мононуклеоз у подростков или молодых людей?

    Медицинский работник спросит о симптомах и истории болезни вашего ребенка. Медицинский работник проведет медицинский осмотр вашего ребенка. Симптомов может быть достаточно, чтобы диагностировать моно. Диагноз может быть подтвержден анализами крови на:

    • Количество лейкоцитов
    • Антитела
    • Функция печени

    Как лечить мононуклеоз у подростков или молодых людей?

    Лечение будет зависеть от симптомов, возраста и общего состояния здоровья вашего ребенка. Это также будет зависеть от того, насколько тяжелым является состояние.

    Лекарства, отпускаемые по рецепту, редко необходим при лечении моно. Антибиотики не помогут мононуклеозу вашего ребенка выздороветь. В редких, более тяжелых случаях, когда возникает отек горла и миндалин. тяжело дышать, вашему ребенку могут потребоваться кортикостероиды. Если дыхание становится затрудненным, Вашему ребенку следует обратиться к врачу-отоларингологу (отоларингологу). В большинстве случаев моно, уход для облегчения симптомов — это все, что нужно.

    Чтобы облегчить симптомы, помогите ребенку:

    • Больше отдыхайте
    • Пейте много жидкости, чтобы избежать обезвоживания
    • Принимайте безрецептурные лекарства от лихорадки и дискомфорта

    Каковы возможные осложнения монотерапии у подростков или молодых людей?

    Селезенка может увеличиваться из-за вируса. Увеличенная селезенка рискует разорваться, если ваш ребенок получит травму или при несчастном случае, или при сильном давлении на область желудка.Чтобы защитить селезенки, ваш ребенок не должен заниматься контактными видами спорта до полного выздоровления.

    И EBV, и CMV остаются в клетки человека на всю жизнь, даже после исчезновения симптомов вируса. Вирус может снова становятся активными, но обычно не вызывают симптомов.

    Когда мне следует звонить лечащему врачу моего подростка или молодого человека?

    Позвоните поставщику медицинских услуг, если у вашего подростка или молодого человека:

    • Симптомы, которые не улучшаются или ухудшаются
    • Новые симптомы

    Ключевые моменты о монотерапии у подростков и молодых людей

    • Инфекционный мононуклеоз (моно) часто вызывается вирусом Эпштейна-Барр (EBV). Это также может быть вызвано цитомегаловирусом (ЦМВ).
    • Моно чаще всего распространяется при контакте с зараженной слюной (слюной).
    • Симптомы мононуклеоза могут длиться от 4 до 6 недель до появления. Они могут длиться недели или месяцы. Наиболее распространенные симптомы моно включают лихорадку, головную боль, крайнюю усталость, опухшие лимфатические железы и болезненность горло.
    • Селезенка может увеличиться из-за вируса.В этом случае существует риск разрыва, если ваш ребенок получит травму или попадет в аварию.
    • И ВЭБ, и ЦМВ остаются в клетках человека на всю жизнь, даже после исчезновения симптомов вируса. Вирус может снова стать активным, но обычно не вызывает симптомов.

    Следующие шаги

    Советы, которые помогут вам получить максимальную отдачу от визита к поставщику медицинских услуг вашего ребенка:

    • Знайте причину визита и то, что вы хотите, чтобы произошло.
    • Перед визитом запишите вопросы, на которые вы хотите получить ответы.
    • При посещении запишите название нового диагноза и любые новые лекарства, методы лечения или тесты. Также запишите все новые инструкции, которые ваш поставщик дает вам для вашего ребенка.
    • Знайте, почему прописывается новое лекарство или лечение и как оно поможет вашему ребенку. Также знайте, каковы побочные эффекты.
    • Спросите, можно ли лечить состояние вашего ребенка другими способами.
    • Знайте, почему рекомендуется тест или процедура и что могут означать результаты.
    • Знайте, чего ожидать, если ваш ребенок не примет лекарство или не пройдет тест или процедуру.
    • Если у вашего ребенка запланирована повторная встреча, запишите дату, время и цель этой встречи.
    • Знайте, как вы можете связаться с врачом вашего ребенка в нерабочее время. Это важно, если ваш ребенок заболел и у вас есть вопросы или вам нужен совет.
    Не то, что вы ищете?

    «Моно» вирус связан с семью серьезными заболеваниями

    «Моно» вирус связан с семью серьезными заболеваниями

    Вирус Эпштейна-Барра влияет на здоровье больше, чем известно

    понедельник, 16 апреля 2018 г.

    Обнаружение моновируса

    Многообещающее исследование, проведенное учеными Cincinnati Children’s, сообщает, что вирус Эпштейна-Барр (ВЭБ), наиболее известный тем, что он вызывает мононуклеоз, также увеличивает риск развития у некоторых людей семи других серьезных заболеваний.

    К таким заболеваниям относятся: системная красная волчанка (СКВ), рассеянный склероз (РС), ревматоидный артрит (РА), ювенильный идиопатический артрит (ЮИА), воспалительное заболевание кишечника (ВЗК), глютеновая болезнь и диабет 1 типа. В совокупности эти семь болезней поражают почти 8 миллионов человек в США

    .

    Результаты исследования были опубликованы сегодня в журнале Nature Genetics . Проект возглавляли три ученых: Джон Харли, доктор медицинских наук, директор Центра аутоиммунной геномики и этиологии (CAGE) Детской больницы Цинциннати и преподаватель Медицинского центра штата Вирджиния в Цинциннати; Лия Коттян, кандидат медицинских наук, специалист по иммунобиологии CAGE; и Мэтью Вейраух, доктор философии, вычислительный биолог из центра.Важный вклад внесли Xiaoting Chen, PhD, и Mario Pujato, PhD, оба также из CAGE.

    Исследование показывает, что белок, продуцируемый вирусом Эпштейна-Барр, называемый EBNA2, связывается с несколькими участками генома человека, которые связаны с этими семью заболеваниями.

    В целом, исследование проливает новый свет на то, как факторы окружающей среды, такие как вирусные или бактериальные инфекции, неправильное питание, загрязнение окружающей среды или другие опасные воздействия, могут взаимодействовать с генетической программой человека и иметь последствия, влияющие на заболевание.

    «Теперь, используя геномные методы, которые были недоступны 10 лет назад, оказалось, что компоненты, вырабатываемые вирусом, взаимодействуют с ДНК человека в тех местах, где повышен генетический риск заболевания», — говорит Харли. «И не только от волчанки, но и от всех этих других болезней».

    На изучение полного влияния этого исследования могут уйти годы. Вот некоторые из первоначальных последствий:

    Новое беспокойство по поводу «болезни поцелуев»

    Джон Харли, доктор медицины, доктор философии

    EBV — поразительно распространенный вирус.В США и других развитых странах более 90 процентов населения заражаются к 20 годам. В менее развитых странах 90 процентов людей заражаются к 2 годам. После заражения вирус остается в организме человека на всю жизнь.

    Мононуклеоз, вызывающий сильную усталость в течение нескольких недель, является наиболее распространенным заболеванием, вызванным ВЭБ. Много лет назад Моно получил прозвище «болезнь поцелуев», потому что вирус распространяется в основном через контакт со слюной.

    На протяжении многих лет ученые связывали ВЭБ с несколькими другими редкими заболеваниями, включая некоторые виды рака лимфатической системы.Харли, посвятивший большую часть своей карьеры изучению волчанки, много лет назад обнаружил возможную связь между волчанкой и ВЭБ. Эта работа включает в себя предложение механизмов, которые иммунная система использует в ответ на вирус, приводящий к волчанке, и демонстрацию того, что дети с волчанкой почти всегда инфицированы ВЭБ.

    Сегодняшнее исследование дополняет эти выводы о волчанке и добавляет в список еще шесть хорошо известных заболеваний.

    «Это открытие, вероятно, достаточно фундаментальное, чтобы побудить многих других ученых во всем мире пересмотреть свой взгляд на этот вирус при этих заболеваниях», — говорит Харли.«Как следствие, и если предположить, что другие смогут повторить наши выводы, это может привести к методам лечения, способам профилактики и способам прогнозирования болезней, которых сейчас не существует».

    До сих пор не существует вакцины, которая предотвратит инфекцию EBV.

    «Я думаю, что мы нашли действительно веское обоснование для поощрения людей прикладывать больше усилий, — говорит Коттян. «Некоторые вакцины против ВЭБ находятся в стадии разработки. Я думаю, что это исследование вполне может побудить их двигаться вперед быстрее и с новыми усилиями.

    Как ВЭБ захватывает нашу иммунную систему

    Когда вирусные и бактериальные инфекции поражают, наш организм отвечает, приказывая В-клеткам в нашей иммунной системе вырабатывать антитела для борьбы с захватчиками. Однако при заражении ВЭБ происходит нечто необычное.

    Вирус EBV внедряется в сами В-клетки, перепрограммирует их и берет на себя управление их функциями. Исследовательская группа Cincinnati Children’s обнаружила новую подсказку о том, как вирус делает это, процесс, в котором участвуют крошечные белки, называемые факторами транскрипции.

    Наши тела имеют около 1600 известных факторов транскрипции, работающих в нашем геноме. Каждая клетка использует их подмножество, чтобы стать тем, чем они являются, и реагировать на окружающую среду. Эти белки постоянно перемещаются по нитям нашей ДНК, включая и выключая определенные гены, чтобы клетки функционировали должным образом.

    Однако, когда факторы транскрипции изменяют то, что они делают, нормальные функции клетки также могут измениться, что может привести к заболеванию. Команда Cincinnati Children’s подозревает, что фактор транскрипции EBNA2 из EBV помогает изменить работу инфицированных В-клеток и то, как организм реагирует на эти инфицированные клетки.

    Новая статья показывает, что семь, казалось бы, не связанных болезненных состояний на самом деле имеют общий набор аномальных факторов транскрипции, каждый из которых подвергается воздействию белка EBNA2 вируса Эпштейна-Барр. Когда эти связанные с EBNA2 кластеры транскрипционных факторов прикрепляются к одной части генетического кода, риск волчанки возрастает. Когда те же факторы транскрипции попадают в другую часть кода, риск рассеянного склероза возрастает. И так далее.

    «Обычно мы думаем о факторах транскрипции, которые регулируют экспрессию человеческих генов, как о человеческих, — говорит Коттян.«Но в этом случае, когда этот вирус заражает клетки, вирус создает свои собственные факторы транскрипции, и те, что находятся в геноме человека, имеют варианты риска волчанки (и варианты других заболеваний), и именно это, как мы подозреваем, увеличивает риск для болезнь.»

    Появляются новые возможности для улучшения лечения

    Остается неясным, сколько случаев семи заболеваний, перечисленных в исследовании, можно отнести к предшествующей инфекции EBV. Для получения надежных оценок потребуются дополнительные геномные анализы с участием гораздо большего числа пациентов с этими заболеваниями.

    «Воздействие вируса, вероятно, будет различаться в зависимости от заболевания», — говорит Харли. «Например, при волчанке и рассеянном склерозе вирус может быть причиной большого процента этих случаев. У нас нет представления о том, в какой пропорции вирус может играть важную роль в других заболеваниях, связанных с EBNA2».

    Тем не менее, революционная идентификация специфических факторов транскрипции, связанных с инфекциями EBV, открывает новые направления исследований, которые могут ускорить усилия по поиску лекарств.

    «Эта же группа персонажей является злодеем при множестве заболеваний, связанных с иммунитетом», — говорит Вейраух.«Они играют эту роль по-разному и делают это в разных местах вашего генома, но это одни и те же зловещие персонажи. Поэтому, если бы мы могли разработать методы лечения, чтобы остановить их от этого, это помогло бы многим заболеваниям».

    Уже известно, что ряд соединений — некоторые экспериментальные, некоторые одобренные в качестве лекарств для других состояний — способны блокировать некоторые факторы высокого риска транскрипции, перечисленные в статье, говорит Вейраух. Команды Детского центра Цинциннати начали более глубокое изучение некоторых из этих соединений.

    Находки выходят далеко за рамки EBV

    Хотя исследования, связанные с ВЭБ, касались более 60 человеческих белков, связанных с семью заболеваниями, исследовательская группа Cincinnati Children уже сделала огромный следующий шаг. Они применили те же аналитические методы, чтобы выявить связи между всеми 1600 известными факторами транскрипции и известными вариантами генов, связанными с более чем 200 заболеваниями.

    Результаты этого масштабного перекрестного анализа также представлены в сегодняшнем исследовании. Были задокументированы интригующие ассоциации, включающие 94 состояния.

    «Наше исследование выявило потенциальные причины многих других заболеваний, включая рак молочной железы, — говорит Харли. «Возможно, мы не сможем проследить за всем этим, но мы надеемся, что это сделают другие ученые».

    Посвятив десятилетия исследованиям причин волчанки, Харли говорит, что это исследование представляет собой самое важное открытие в его карьере. «Я был соавтором почти 500 статей. Это важнее, чем все остальные вместе взятые. Это краеугольный камень карьеры в области медицинских исследований», — говорит он.

    Программное обеспечение, лежащее в основе открытий, будет обнародовано

    Обнаружение и отслеживание активности этих факторов транскрипции заняло годы работы с участием десятков лабораторных и вычислительных специалистов.

    Проект требовал сбора массивных наборов генетических данных, а затем анализа каждого генетического изменения, влияющего на активность вируса. Для этого потребовалось создать два новых алгоритма, названных RELI и MARIO, которые были разработаны в Детской больнице Цинциннати Вейраухом и его коллегами.

    Как программные инструменты, так и соответствующий веб-сайт будут общедоступны.

    «Мы приложим все усилия, чтобы сделать доступным не только компьютерный код, но и все данные и все результаты», — говорит Вейраух. «Мы считаем, что это интересный подход, который может иметь значение для многих заболеваний, поэтому мы связываемся со специалистами по различным заболеваниям, делимся результатами и смотрим, хотят ли они сотрудничать, чтобы отслеживать их».

    Похожие материалы

    Что такое вирус Эпштейна-Барра? Показать

    Вирус Эпштейна-Барра (ВЭБ) является чрезвычайно распространенным вирусом, который обычно передается через слюну.ВЭБ вызывает мононуклеоз и связан с растущим числом других заболеваний. Исследование под руководством Cincinnati Children’s, опубликованное сегодня в Nature Genetics , добавляет к этому списку семь болезней, в том числе:

    • Системная красная волчанка (СКВ) , которой страдают около 250 000 американцев
    • Рассеянный склероз (РС) , от которого страдают около 400 000 человек по всей стране
    • Ревматоидный артрит (РА) , поражающий около 1.3 миллиона взрослых США
    • Ювенильный идиопатический артрит (ЮИА) , от которого страдают около 300 000 детей в США
    • Воспалительное заболевание кишечника (ВЗК) , которым страдает около 1 миллиона человек в США
    • Целиакия , поражающая более 3 миллионов человек в стране
    • Сахарный диабет 1 типа , которым страдает около 1,25 миллиона человек в США
    Что такое мононуклеоз? Показать

    Также известное как «моно» и прозванное «болезнью поцелуев», симптомы этого состояния включают крайнюю усталость, лихорадку, боль в горле, головную боль и боль в теле, увеличение лимфатических узлов на шее и под мышками, увеличение печени или селезенки, или того и другого. и сыпь, по данным Центров по контролю и профилактике заболеваний.Большинство людей выздоравливают через две-четыре недели. Однако некоторые люди могут чувствовать усталость еще несколько недель.

    В-клетки представляют собой тип лейкоцитов, обнаруженных в иммунной системе. Эти клетки вырабатывают антитела в ответ на инфекции бактериями, вирусами и другими захватчиками. Вирус Эпштейна-Барра поражает небольшую часть этих клеток.

    Что такое фактор транскрипции? Показать

    Факторы транскрипции — это белки, которые «включают и выключают» гены.Эти белки помогают направлять рост, деление и смерть клеток. Они также контролируют миграцию и организацию клеток. Известно около 1600 факторов транскрипции человека, которые выполняют свою работу в геноме человека. Эти белки изменяют экспрессию генов для создания РНК, что во многих случаях приводит к образованию других белков, которые изменяют то, как формируются и функционируют клетки.

    Что такое вариант ДНК? Показать

    Геном ДНК каждого человека содержит более 3 миллиардов оснований ДНК.Большинство баз абсолютно одинаковы для каждого человека. Однако около 1 процента оснований могут отличаться, и это создает различия между людьми. Варианты могут изменить способ производства белков или изменить регуляторные процессы, которые приводят к производству белка.

    Что такое вариант генетического риска? Показать

    Когда известно, что вариант ДНК увеличивает риск заболевания, он называется вариантом генетического риска.Некоторые варианты увеличивают риск развития нескольких заболеваний, а некоторые варианты специфичны для одного заболевания.

    Инфекция, вызванная вирусом Эпштейна-Барр, у взрослого человека пожилого возраста без иммунодефицита, успешно пролеченного ритуксимабом

    Вирус Эпштейна-Барр (ВЭБ) — это вездесущий вирус, который обычно поражает детей и подростков. Помимо того, что он вызывает вирусное заболевание, он также связан с различными злокачественными новообразованиями, в частности с В-клеточными лимфомами и лимфопролиферативными заболеваниями.Различие между этими двумя процессами может быть диагностической проблемой. Здесь мы представляем случай атипичной инфекции EBV у пожилого пациента с тяжелыми системными симптомами, поражением нескольких органов, лимфаденопатией и отрицательной серологией EBV. При эксцизионной биопсии лимфатических узлов выявлены признаки лимфопролиферативного процесса с участием ВЭБ. Несмотря на поддерживающую терапию, у нее продолжалось клиническое ухудшение, и ее успешно лечили ритуксимабом. Этот случай иллюстрирует диагностические проблемы этих случаев, особенно у пожилых людей, у которых может быть возрастное старение иммунитета, полезность ПЦР-тестирования на EBV и клиническую эффективность ритуксимаба в очистке инфицированных клеток.


    Вирус Эпштейна-Барр (ВЭБ) — это повсеместно распространенный вирус, поражающий более 90% взрослых, обычно в подростковом и молодом возрасте. Первичные ВЭБ-инфекции у детей часто протекают бессимптомно, но инфекции у подростков могут проявляться в виде инфекционного мононуклеоза с явными симптомами острой вирусной инфекции. После первичной инфекции ВЭБ обычно сохраняется в В-клетках памяти в бессимптомном латентном состоянии [1]. Естественные клетки-киллеры и Т-клетки CD4+ и CD8+ контролируют индуцированную ВЭБ пролиферацию В-клеток.С ВЭБ связаны различные злокачественные новообразования, включая солидные опухоли, такие как карцинома носоглотки [2]; однако чаще всего это связано с различными типами лимфомы, включая лимфому Беркитта, лимфому Ходжкина, ВИЧ-ассоциированную неходжкинскую лимфому (НХЛ), посттрансплантационное лимфопролиферативное заболевание и Т-клеточную НХЛ. Кроме того, EBV-положительная диффузная крупноклеточная НХЛ является признанным типом ДВККЛ, встречающимся у пожилых людей. Эта сущность была впервые описана в восточноазиатской популяции [3] и менее распространена в западной популяции [4].Инфекции EBV также могут вызывать лимфаденопатию и системные симптомы, которые имитируют истинную лимфому, что часто представляет трудную диагностическую и терапевтическую дилемму для клинициста. Здесь мы описываем такой случай, который иллюстрирует полезность количественного определения EBV с помощью ПЦР для диагностики и ритуксимаба для терапии у иммунокомпетентной женщины.

    65-летняя ранее здоровая женщина обратилась во внешнюю клинику с жалобами на утомляемость, лихорадку и отек шеи в течение недели. В анамнезе отсутствовала известная ранее инфекция Эпштейна-Барра или инфекционный мононуклеоз.При осмотре выявлена ​​шейная лимфаденопатия. Первоначально лабораторные исследования показали лейкоцитоз 11,4 × 10 9 /л с преобладанием лимфоцитов и повышенным уровнем АСТ 182 (верхняя граница нормы (ВГН) 43) и АЛТ 107 (ВГН 45). Серологические тесты на стрептококк группы В, гепатит А и гепатит В и ВЭБ были отрицательными. В частности, антитела IgG и IgM к EBV были отрицательными, что соответствовало отсутствию предшествующей инфекции. У нее обнаружили инфекцию верхних дыхательных путей и назначили поддерживающую терапию.Неделю спустя ее усталость, лихорадка и отек шейки матки прогрессировали. При повторном обследовании лейкоцитоз увеличился до 25 × 10 9 /л и АСТ 245 и АЛТ 285. Была проведена КТ грудной клетки, брюшной полости и таза, которая выявила диффузную лимфаденопатию и спленомегалию. Ее госпитализировали в местную больницу. Последующие посевы крови были отрицательными, и ее состояние продолжало ухудшаться, несмотря на антибиотики широкого спектра действия. Она была переведена в наше учреждение для дальнейшего диагностического обследования.

    По прибытии у нее снизилась температура, но постоянная усталость, одышка и тошнота. Общий анализ крови отличался нормоцитарной анемией с уровнем гемоглобина 9,9 г/дл и легким лимфоцитозом 6000 × 10 9 . Ее биохимический профиль соответствовал холестазу с повышенной щелочной фосфатазой 942 (ВГН 142), АСТ 193, АЛТ 118 и общим билирубином 1,4 (ВГН 1,0). Ее ЛДГ был вдвое выше верхней границы нормы — 532 (ВГН 222). Повторные посевы крови оставались отрицательными. Дополнительные микробиологические серологические исследования были отрицательными на ВИЧ, бластомикоз, Coccidioides , гистоплазму, Cryptococcus , Brucella и болезнь Лайма.Молекулярная ПЦР дала отрицательный результат на ЦМВ, ВИЧ, аденовирус, HHV6, анаплазмоз и Ehrlichia . Повторное рентгенологическое исследование органов грудной клетки показало двусторонний плевральный выпот, который при торакоцентезе выглядел кровянистым и экссудативным с преобладанием 80% лимфоцитов, но отрицательным на злокачественность при цитологическом исследовании и проточной цитометрии. Серология EBV была отрицательной в двух повторных случаях, включая EBV VCA IgG, VCA IgM и антитела EBNA. ПЭТ/КТ продемонстрировала гиперметаболическую лимфаденопатию выше и ниже диафрагмы с диффузным поражением селезенки.Самый большой периферический лимфатический узел был 1,8 см с максимальным значением SUV 3,5. На тот момент рабочим диагнозом была лимфома, и была проведена диагностическая эксцизионная биопсия лимфатических узлов. Лимфатический узел был сглажен за счет паракортикальной экспансии малых лимфоцитов, более крупных лимфоцитов с ядрышками, плазматических клеток, гистиоцитов и эозинофилов. Более крупные лимфоциты окрашивались положительно на CD20 и тусклый CD30, но были отрицательными на CD10, CD21, BCL-2 и BCL-6. Используя зонды, которые распознают вирус EBV, закодированная РНК продемонстрировала EBV-положительные В-клетки (рис. 1).Клональной реаранжировки гена иммуноглобулина не обнаружено. Окончательный диагноз: ВЭБ-ассоциированное узловое полиморфное лимфопролиферативное заболевание. Был получен ПЦР-анализ крови на ВЭБ, который оказался положительным в количестве 175 000 копий.

    Первоначально пациентке была назначена поддерживающая терапия, и в течение следующих семи дней ее трансаминазы улучшились. Однако она оставалась значительно ослабленной из-за усталости, недомогания, головных болей и тошноты. В течение следующей недели ее работоспособность (PS) ухудшилась до почти прикованной к постели с PS 4.Повторная ПЦР на EBV оставалась заметно положительной на уровне 115 000. Через три дня она стала более растерянной и дезориентированной. МРТ показало диффузное пахименингеальное усиление. Люмбальная пункция была получена с повышенным уровнем белка 76  мг/дл (ВГН 35), а ПЦР спинномозговой жидкости был положительным на ВЭБ; цитология на злокачественные клетки была отрицательной. Учитывая продолжающееся клиническое ухудшение в течение 30 дней после того, как она заболела, мы решили лечить ее четырьмя еженедельными дозами моноклонального антитела против CD20 ритуксимаба в дозе 375 мг/м 2 /доза.Обоснованием этого выбора было то, что вирус EBV инфицировал В-клетки, а ритуксимаб очень эффективен при элиминации CD20+ В-клеток. В течение двух дней после ее первого лечения у нее было резкое клиническое выздоровление. Лимфаденопатия, спутанность сознания, головная боль, тошнота и утомляемость значительно улучшились. Последующая ПЦР крови на ВЭБ через пять дней после ее первого лечения ритуксимабом была отрицательной (0 копий). При последующем посещении через три месяца у нее было полное клиническое выздоровление. Все ее лабораторные аномалии были устранены, а ПЭТ/КТ продемонстрировала полное исчезновение ранее существовавших узлов и селезенки, жадных до FDC.Ее ПЦР на ВЭБ оставался отрицательным. Повторные серологические оценки EBV оставались отрицательными. Дополнительное наблюдение через 1 год показало сохранение полной ремиссии. Ее оценка показала нормальную количественную оценку В- и Т-клеток, разрешение ее предыдущей поликлональной гипергаммаглобулинемии и положительную серологию EBV для IgG и отрицательную для IgM, согласующуюся с сероконверсией.

    Этот случай демонстрирует сложность диагностики заболевания, связанного с ВЭБ. Как отмечалось выше, ВЭБ связан с множеством различных лимфом, и в некоторых случаях считается, что он играет причинную роль в их развитии.ВЭБ-лимфопролиферативные заболевания часто ограничиваются пациентами с дефектами клеточного иммунитета, что делает возможным беспрепятственный рост ВЭБ-инфицированных клеток [5]. Посттрансплантационные EBV-ассоциированные лимфопролиферативные заболевания чаще всего возникают после трансплантации паренхиматозных органов [6], но вне трансплантационного периода они также могут возникать из-за различных ятрогенных иммуносупрессивных терапий [7]. Однако наша пациентка в настоящее время не получала и никогда не получала иммуносупрессивной терапии. Недавно утвержденный предварительный диагноз EBV-позитивной DLBCL у пожилых людей определяется как EBV+ клональная лимфопролиферация, которая возникает у пациентов старше 50 лет без какого-либо известного иммунодефицита [8].Считается, что иммунодефицит у этих пациентов связан со старением или возрастом, о чем свидетельствует средний возраст 71 год и самый высокий пик в случаях, возникающих после 90 лет [9]. Помимо преклонного возраста, эта подгруппа связана с экстранодальными проявлениями и агрессивным клиническим поведением. Почти у 40% не удалось достичь полной ремиссии при применении циклофосфамида, доксорубицина, винкристина и преднизолона (CHOP) по сравнению с 9% в когорте отрицательного контроля ВЭБ, хотя роль иммунотерапии ритуксимабом неизвестна [10].Морфология этих случаев варьировала в зависимости от спектра полиморфной или крупноклеточной лимфомы. Недавно Дойчинов и др. описали свой опыт лечения 122 пациентов с EBV+ лимфопролиферативными заболеваниями без установленной причины иммуносупрессии [11]. Они описали четыре различных гистологических подтипа, начиная от реактивной лимфоидной гиперплазии (RH) и заканчивая DLBCL. Клинические исходы различались в зависимости от этих различных подтипов: у большинства пациентов с резус-артритом разрешалась спонтанно, в то время как у пациентов, гистология которых соответствовала диффузной крупноклеточной В-клеточной лимфоме, исходы были неудовлетворительными, а медиана выживаемости составляла всего 25 месяцев.В отличие от случаев ВЭБ-ассоциированной лимфомы, у нашего пациента были клинические и лабораторные признаки, указывающие на острую, хотя и атипичную системную инфекцию ВЭБ, которая не разрешалась спонтанно и быстро прогрессировала до лечения. Хотя ее серология изначально была отрицательной, ее кровь и ПЦР ЦСЖ были положительными, что свидетельствовало об острой инфекции. Резко отреагировала на курс ритуксимаба элиминацией вируса и достижением полной клинической ремиссии. При последующем наблюдении ее серология действительно продемонстрировала сероконверсию, согласующуюся с тем, что это острый процесс.Учитывая ее возраст и отсутствие воздействия иммунодепрессантов, это повышает вероятность того, что, подобно другим лимфопролиферативным заболеваниям EBV, возрастное старение могло способствовать развитию заболевания. В заключение, этот случай подчеркивает диагностические проблемы различных заболеваний, связанных с ВЭБ, у пожилого пациента без иммуносупрессии, важность серологического исследования ВЭБ и количественного определения ПЦР, необходимость оценки ткани и клиническую эффективность ритуксимаба в элиминации вируса путем разрушения инфицированной клетки. .

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в отношении публикации данной статьи.

    Copyright

    Copyright © 2014 Jacob P. Smeltzer et al. Эта статья находится в открытом доступе и распространяется в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.