Функциональная гиперпролактинемия: Гиперпролактинемия у женщин — цены на лечение гиперпролактинемии в Москве

Содержание

Гиперпролактинемия у женщин - цены на лечение гиперпролактинемии в Москве

Квалифицированные эндокринологи-гинекологи медицинского холдинга «СМ-Клиника» на основании собранных диагностических данных назначают наиболее оптимальную схему лечения. Она зависит от причины возникновения гиперпролактинемии, от общего состояния организма женщины и других факторов.

Высокий уровень пролактина, вызванный приемом определенных препаратов, корректируется отменой такого препарата и подбором другого, без влияния на выработку пролактина.

В большинстве случаев, когда причина заболевания – аденома или пролактинома гипофиза, лечение назначается медикаментозное. Оперативного вмешательства обычно не требуется. Лучевая терапия применяется редко, так как опухоли в основном доброкачественные и почти не прогрессируют.

Иная схема терапии выбирается в том случае, если аденома повлияла на зрение. Тогда подбор методов осуществляется после консультации с офтальмологом.

Если гиперпролактинемия является следствием другого заболевания, мы лечим первопричину, так как в этом случае повышение уровня пролактина – всего лишь симптом. Идиопатическую форму данного заболевания врачи медицинского холдинга «СМ-Клиника» лечат путем коррекции гормонального фона.

В медицинском холдинге «СМ-Клиника» работают высококвалифицированные врачи с многолетним опытом, постоянно совершенствующие свои знания и обменивающиеся опытом с зарубежными коллегами. У нас более 10 клиник в Москве и области, все они работают 7 дней в неделю до 21.00 – 22.00. Вы сможете попасть на прием даже при напряженном рабочем графике.

Качественный сервис, современное оборудование, уютные палаты для послеоперационного отдыха – все это к вашим услугам в холдинге «СМ-Клиника» . Мы работаем для вас c 2002 года!

Записаться на прием можно по телефонам, указанным на сайте или с помощью формы обратного звонка – оставьте ваш телефон и мы перезвоним.

симптомы, причины и лечение. Клиника МОСМЕД

У человека в организме есть особый гормон - пролактин, и если его содержание в крови превышает допустимые нормы, то речь идет о гиперпролактинемии. Такое состояние может для некоторых людей считаться нормой, а может подавать нам сигнал о том, что начинает развиваться какая-то патология.

Чтобы достаточно ясно уяснить себе - что из себя представляет данная проблема, необходимо иметь хотя бы минимальное представления о значении пролактина для человеческого организма и его происхождении.

В человеческом мозге есть отдел, называющийся гипофиз. Он отвечает за нормальную работу эндокринной системы, и вырабатывает особый гормон - пролактин. Основной задачей пролактина является контроль над лактацией у женщин, но в его функции входит и регуляция главных детородных способностей организма. Для женщин - это выработка яйцеклетки, образование эстрогенов и регуляция менструального цикла, для мужчин - подвижность и количество спермотозоидов, а также выработка тестостерона. Нормальный уровень пролактина в организме, в свою очередь, контролируется гипоталамусом, который для этих целей выделяет особое вещество - дофамин.

Норма пролактина

Нормальное содержание пролактина в крови составляет не более 15 нг/мл, он секретируется импульсно - за сутки в среднем может быть около четырнадцати выбросов. Своих максимальных показателей он достигает в утренние часы (где-то между 5-ю и 7-ю часами утра), и после пробуждения начинает снижаться - за несколько часов становится минимальным. Эти данные могут изменяться под воздействием различных факторов. К примеру, если женщина кормит ребенка грудью, уровень пролактина в ее организме увеличивается, становится больше общепринятой нормы. Помимо всего прочего, секреция этого гормона зависит от уровней других, таких как эстрогены, тиреоидные гормоны и пр. Даже малейшие изменения в выработке этих гормонов приводит к резкому скачку уровня пролактина. Повысить содержание пролактина могут также психоэмоциональное и физическое перенапряжение, неконтролируемый или превышающий необходимую дозировку прием некоторых лекарственных средств, оперативное вмешательство, перенесенные травмы и многое другое.

Есть два вида обозначений для содержания пролактина в крови: нанограмм/литр - нг/л и международные мили-единицы/литр - мМЕ/л. Чаще используют первый способ - нг/л. Нормы содержания пролактина:

  • у взрослых женщин этот показатель должен быть - 64 - 395 мМЕ/л или 1* - 29 нг/л
  • у мужчин - 78 - 380 мМЕ/л или 1* - 18 нг/л

Но у женщин эти показания могут варьироваться в зависимости от фазы менструального цикла: во время фолликулярной они составляют 252 - 504 мМЕ/л, во время периовуляторной - 361 - 619 мМЕ/л, а в лютеиновой - 299 - 612 мМЕ/л.

Причины гиперпролактинемии

Существует ряд общеизвестных причин гиперпролактинемии:

По своей природе причины гиперпролактинемии бывают физиологические и патологические.

Физиологическими считаются:

  • Беременность и послеродовый период (у матерей, которые не кормят грудью длится около одного - семи дней)
  • Кормление грудью
  • Стимуляция или раздражение сосков
  • Занятие сексом, стрессовые состояния, употребление пищи.

Патологические причины гиперпролактинемии:

  • Наиболее распространенная - это аденома гипофиза - опухолевое поражение гипофиза небольших размеров.
  • Патологические изменения в ножке гипофиза и гипоталамусе (саркоидоз, нейросифилис, кисты, механические повреждения и пр.).
  • Различные хирургические операции с применением общей анестезии.
  • Заболевания печени (цирроз).
  • Почечная недостаточность (после пересадки почки уровень пролактина становится нормальным).
  • Болезни щитовидки.
  • Заболевания яичников - синдром поликистозных яичников (СПКЯ).
  • Прием некоторых лекарственных средств.

Многие гинекологические заболевания становятся причиной развития гиперпролактинемии у женщин. Известно много случаев в медицинской практике, когда повышение уровня пролактина отмечалось у пациенток с эндометриозом, аднекситом, миомой матки, воспалительными процессами. Третья часть женщин, которым был диагностирован синдром поликистозных яичников (СПКЯ), имеют в анамнезе и функциональную гиперпролактинемию. Это обусловлено тем, что высокий уровень эстрогена при СПКЯ стимулирует выработку пролактина и его синтез.

Симптомы гиперпролактинемии

Как видно из всего вышеописанного, причин гиперпролактинемии очень много. Но самыми частыми все же являются доброкачественные опухоли гипофиза (микропролактиномы), которые редко бывают больших размеров - в основном они не достигают 1см.

В связи с тем, что причины гиперпролактинемии весьма разнообразны, то и симптомы патологии могут быть самыми различными - все зависит от заболевания, которое привело к этому состоянию.

Основные жалобы, с которыми женщины обращаются к врачу, это нарушение менструального цикла или полное отсутствие месячных. В тех случаях, когда менструации отсутствуют, у женщины не происходит овуляция, а это становится причиной бесплодия.

Еще достаточно распространенным симптомом гиперпролактинемии является галакторея - процесс, при котором из молочных желез самопроизвольно выделяется молоко, и это не связано с кормлением грудью.

При аденоме гипофиза может резко ухудшиться зрение - это происходит, когда опухоль начинает расти и давить на зрительный нерв.

У мужчин симптомы гиперпролактинемии проявляются в снижении полового влечения (либидо), увеличении молочных желез, выделению из груди молозива. Высокий уровень пролактина постепенно может привести к импотенции и бесплодию.

При гиперпролактинемии остеопороз, так как пролактин способствует подавлению кальция в костных тканях.

Симптоматика гиперпролактинемии достаточно разнообразная, но любое из этих проявлений - это достаточно весомый повод для обращения к врачу. Важно помнить, что прогрессирование патологии часто приводит к бесплодию как у женской части населения, так и у мужской.

Диагностика гиперпролактинемии

Диагностика гиперпролактинемии, как в принципе и любого другого заболевания, начинается со сбора анамнеза и жалоб. Затем назначаются лабораторные исследования крови на пролактин и гормоны щитовидной железы. Забор крови на пролактин берется из вены в утренние часы и обязательно натощак. Если обнаружено повышенное содержание пролактина, дабы избежать ошибочных выводов, анализ крови повторяют еще три раза.

Далее назначается инструментальная диагностика, которая включает в себя рентгеновские снимки черепа в двух проекциях. Такое исследование делают для оценки состояния отдельной области мозга - турецкого седла, а также размеров гипофиза. Самую полную картину и четкое представление о положении дел дает КТ (компьютерная томография) и МРТ (магнитно-резонансная томография) головного мозга. Эти обследования на сегодняшний день являются лучшими методами диагностики патологий гипофиза. Но они имеют смысл только в тех случаях, когда при диагностике не было выявлено каких-либо других причин появления гиперпролактинемии, например, прием лекарственных препаратов или СПКЯ (синдром поликистозных яичников).

При обнаружении у пациентки аденомы гипофиза назначается консультация окулиста.

Некоторым женщинам, у которых имеется одновременно и гиперпролактинемия и бесплодие может быть показана лапароскопия, которая поможет выявить истинную причину патологии.

Лечение гиперпролактинемии

Гиперпролактинемию лечат двумя способами - терапевтическим и хирургическим. Медикаментозная терапия гиперпролактинемии направлена на стабилизацию нормального уровня пролактина в крови. Для этого назначают курс гормональных препаратов, которые регулируют менструальный цикл, что, в свою очередь, способствует во многих случаях лечению бесплодия у женщин. Уровень пролактина снижается и под воздействием тиреоидных препаратов, которые применяются при лечении гипотиреоза (недостаток гормонов щитовидной железы).

Тем пациентам, у которых гиперпролактинемия развилась вследствие гиперплазии гипофиза или же микропролактинэмии и они не планируют в будущем иметь детей, достаточно регулярно наблюдаться у специалиста.

Хорошие результаты в лечении гиперпролактинемии показал полусинтетические препарат бромокриптин (парлодел) - он подавляет чрезмерную выработку пролактина и активизирует выделение дофамина. Противопоказаниями к назначению этого препарата являются заболевания печени. Имеются побочные эффекты, такие как общая слабость, головокружения, обмороки, чувство тошноты.

Курсы лечения, состоящие из тергурида, лизурида, каберголина, имеют меньше побочных эффектов для организма, однако и эффективность в лечении гиперпролактинемии более низкая, чем у бромокриптина. Помимо всего прочего, бромокриптин уменьшает размеры опухоли при макропролактиноме. Этот препарат хорош еще и тем, что его можно назначать и при беременности (короткими курсами), и при кормлении грудью. Единственное - при лечении гиперпролактинемии парлоделом во время беременности необходимо постоянно наблюдаться у окулиста и невролога.

У женщин, страдающих бесплодием, в первую очередь лечат основное заболевание, а уж потом назначается курс бромокриптина небольшими дозами.

Хирургическое вмешательство при гиперпролактинемии делают в тех случаях, когда медикаментозная терапия не оказала должного эффекта, стойкой резистентности к бромокриптину и резком прогрессе процесса. Такие операции проводятся только в условиях стационара опытными хирургами, их цель - удаление патологически измененных тканей или опухоли (аденомы) гипофиза.

Осложнения гиперпролактинемии

Не стоит недооценивать всю тяжесть и серьезность последствий для человеческого организма, к которым может привести гиперпролактинемия, если ее не лечить. Эта патология может привести к развитию гипофизарной недостаточности, а это, в свою очередь, становится причиной нарушений работы органов эндокринной системы - у человека начинают отказывать надпочечники, щитовидная железа и пр. Разрастание опухоли довольно часто приводит к ухудшению зрения, а через некоторое время - и полной его потере. У больных гиперпролактинемией часто наблюдается развитие остеопороза. А опухоль гипофиза без своевременного лечения может из доброкачественной перерасти в злокачественную.

Так что, если у Вас наблюдаются какие-либо симптомы или признаки гиперпролактинемии - визит к врачу откладывать не стоит, иначе последствия этого заболевания могут быть для Вас весьма плачевными.

Профилактика гиперпролактинемии

Каких-либо специальных мер по профилактике гиперпролактинемии не существует. Это заболевание не требует специальных методов восстановления и реабилитации. Также нет какой-то специальной диеты и режима питания. Образ жизни женщины с гиперпролактинемией обычно не должен меняться, самое главное - она должна избегать чрезмерных физических и психоэмоциональных нагрузок.

После курса лечения гиперпролактинемии основной трудностью является подбор для пациентки подходящих методов контрацепции, так как основная часть оральных контрацептивов повышают уровень пролактина, а это ни в коем случае не допустимо. Внутриматочные спирали тоже могут способствовать повышению пролактина, потому что раздражают слой эндометрия в матке. Исходя из всего этого, врачи советуют женщинам провести стерилизацию (если в будущем не планируются дети) или назначают специальные контрацептические препараты, которые не влияют на уровень пролактина.

Прогноз при гиперпролактинемии

Достижения современной медицины как в методах диагностики, так и в способах лечения гиперпролактинемии позволяют добиваться положительных результатов почти во всех случаях. Исход для пациента обычно благоприятный: состояние здоровья улучшается, восстанавливаются детородные функции организма. Для предотвращения рецидива болезни в дальнейшем необходимо регулярное посещение специалистов для наблюдения и контроля уровня пролактина в крови. Рекомендуется раз в год делать КТ и сдавать анализ крови на гормоны, а также посещать окулиста. Если пациент будет строго придерживаться всех рекомендаций врача, то гиперпролактинемия к нему, скорей всего не вернется.

Прием врача акушера-гинеколога первичный: 2200 Р.

Гиперпролактинемия | Verum

Гиперпролактинемия — состояние сопровождающееся превышением нормы гормона пролактин в крови.

 

Пролактин – белковый гормон, который вырабатывается железой гипофизом и выполняет в организме множество важных функций (от обеспечения возможности грудного вскармливания до адаптации к сложным условиям выживания).

 

Поэтому гиперпролактинемия может быть физиологической, то есть временной нормальной реакцией организма на разнообразные стимулы, как например, повышение температуры в ответ на инфекцию или чихание в ответ на попадание на слизистую носа пыли. В такой ситуации уровень пролактина повышаются умеренно и самопроизвольно снижается, когда потребность в нем исчезает.

 

Патологическая гиперпролактинемия сопровождается сильно повышенными уровнями пролактина, что наиболее часто связано с опухолями гипофиза, а также другими причинами (снижение функции щитовидной железы). Также необходимо помнить, что некоторые препараты  могут вызывать повышение пролактина, особенно антидепрессанты, антипсихотики, блокаторы желудочной секреции и блокаторы кальциевых каналов. Это так называемая ятрогенная или медикаментозная гиперпролактинемия.

 

Между физиологической и патологической гиперпролактинемией существует еще одна, как бы промежуточная ее форма – функциональная гиперпролактинемия. Это форма при которой исключена опухоль гипофиза и другие опухолевые, гормональные или медикаментозные причины, а уровень пролактина длительно умеренно повышен. Как вы помните, одной из физиологических функций пролактина является адаптация к стрессу, а также к смене часовых поясов, физической нагрузке и многим другим ситуациям, «напрягающим» наш организм. Так вот, когда наши жизнь представляет собой череду мелких и крупных стрессов, возникает очень распространённое на сегодняшний день заболевание – функциональная гиперпролактинемия, последствиями которой являются нарушения менструального цикла, сниженная фертильность, заболевания молочных желез.

 

Проявлениями гиперпролактинемии, обусловленной опухолями гипофиза (микро- и макропролактиномами) могут быть полное отсутствие менструаций (аменорея), головные боли, изменения настроения и работоспособности. Кроме того, доказано, что повышенный уровень пролактина способствует росту миомы матки, развитию и прогрессированию заболеваний молочных желез.

 

Основными методами диагностики гиперпролактинемии и ее причин являются исследование гормонов в крови и МРТ гипофиза для исключения опухоли.

 

Для лечения всех форм гиперпролактинемии, в том числе опухолей гипофиза, существуют эффективные препараты. Однако, для в лечении функциональной гиперпролактинемии, залогом успеха является модификация образа жизни. На консультации гинеколог-эндокринолог в первую очередь даст Вам рекомендации по особенностям сна, питания, физической активности, организации режама дня, которые легко встроить в повседневную жизнь и которые, поверьте, сделают ее лучше.

Реакция пролактина и ТТГ в функциональных пробах у больных первичным гипотиреозом на фоне гиперпролактинемии | Чернова

Аннотация

Вопросы диагностики и лечения нейроэндокринных заболеваний и связи их с патологией щитовидной железы представляют собой актуальную проблему современной клинической эндокринологии. В 1960 г. van Wyk и М. Grumbach сообщили о больном с преждевременным половым созреванием, лактореей, первичным гипотиреозом (ПГ) и увеличением турецкого седла.

Edwards и соавт. в 1971 г. показали, что лакторея у подобного рода больных связана с высоким уровнем пролактина (ПРЛ) в крови.

Причина гиперпролактинемии при ПГ неясна до сих пор. Возможно, что при ПГ имеется избыточная секреция тиролиберина (ТРГ), стимулирующего секрецию как тиреотропного гормона (ТТГ), так и ПРЛ. Р. Heyburn и соавт. высказали предположение, что при нелеченом ПГ увеличиваются число и объем не только тиреотрофов, но и лактотрофов гипофиза, что, возможно, приводит к гиперпролактинемии. По данным Thomas и соавт, гиперпролактинемия у больных ПГ сохранялась на фоне заместительной терапии тироксином как при наличии микроаденомы гипофиза, так и без таковой.

Таким образом, до настоящего времени не представляется возможным дать ответ на вопрос, почему примерно у половины больных ПГ имеется сопутствующая гиперпролактинемия, а также в связи с чем секреция ТТГ и ПРЛ не нормализуется одновременно на фоне заместительной терапии ПГ.

Целью настоящего исследования было изучение природы гиперпролактинемии у больных ПГ с использованием фармакодинамических тестов с ТРГ и дофаминергическим блокатором — метоклопрамидом (МКП).

Вопросы диагностики и лечения нейроэндокринных заболеваний и связи их с патологией щитовидной железы представляют собой актуальную проблему современной клинической эндокринологии. В 1960 г. van Wyk и М. Grumbach [8] сообщили о больном с преждевременным половым созреванием, лактореей, первичным гипотиреозом (ПГ) и увеличением турецкого седла.

  1. Edwards и соавт. [3] в 1971 г. показали, что лакторея у подобного рода больных связана с высоким уровнем пролактина (ПРЛ) в крови.

Причина гиперпролактинемии при ПГ неясна до сих пор. Возможно, что при ПГ имеется избыточная секреция тиролиберина (ТРГ), стимулирующего секрецию как тиреотропного гормона (ТТГ), так и ПРЛ. Р. Heyburn и соавт. [5] высказали предположение, что при нелеченом ПГ увеличиваются число и объем не только тиреотро- фов, но и лактотрофов гипофиза, что, возможно, приводит к гиперпролактинемии. По данным

  1. Thomas и соавт. [7], гиперпролактинемия у больных ПГ сохранялась на фоне заместительной терапии тироксином как при наличии микроаденомы гипофиза, так и без таковой.

Таким образом, до настоящего времени не представляется возможным дать ответ на вопрос, почему примерно у половины больных ПГ имеется сопутствующая гиперпролактинемия, а также в связи с чем секреция ТТГ и ПРЛ не нормализуется одновременно на фоне заместительной терапии ПГ.

Целью настоящего исследования было изучение природы гиперпролактинемии у больных ПГ с использованием фармакодинамических тестов с ТРГ и дофаминергическим блокатором — метоклопрамидом (МКП).

Материалы и методы

Под наблюдением находилось 30 женщин с ПГ в возрасте от 17 до 45 лет. Контрольную группу составили 8 здоровых женщин детородного возраста. Диагноз ПГ основывался на данных анамнеза, совокупности клинических признаков, а также результатах инструментальных исследований, включая детальное рентгенологическое исследование черепа, компьютерную томографию головы (КТГ), ультразвуковое исследование щитовидной железы, тонкоигольную пункционную биопсию, определение уровня антител к тиреоглобулину и микросомальной фракции в крови.

Функциональное состояние системы гипоталамус — гипофиз— щитовидная железа оценивалось с помощью функциональных тестов с дофаминергическим блокатором МКП и ТРГ. МКП вводили внутривенно в дозе 10 мг, кровь получали из имплантированного катетера через 60 и 120 мин после инъекции. ТРГ вводили внутривенно медленно в дозе 250 мкг, кровь получали из имплантированного катетера через 30, 60 и 120 мин после инфузии. Концентрацию ПРЛ и ТТГ определяли методом усиливающейся люминесценции с использованием системы «Амерляйт».

На основании показателей базального уровня ПРЛ больные ПГ были разделены на 2 группы (табл. 1).

У больных группы А уровень ПРЛ был в границах нормы. В группу Б входили больные, у которых базальный уровень ПРЛ превышал 700 мМЕ/мл.

Результаты и их обсуждение

Разделение больных ПГ на две группы было проведено на основании показателей базального уровня ПРЛ в крови: этот показатель был в гра-

Таблица 1

Сравни тельная характеристика пациентов групп А и Б

Показатель

Группа А

Группа Б

Число больных

20

10

Возраст, годы

Длительность заболевания.

22—45

17—43

ГОДЫ

1 — 12

2—13

(в среднем)

Причина ПГ, число больных:

(6.8)

(7,6)

послеоперационный хронический аутоиммун-

5

0

ный тиреоидит

15

10

Лакторея, число больных

Нарушения менструального цикла (опсо-, олиго-, аменорея), число больных

Увеличение гипофиза по дан-

4

8

4

10

иым КТГ, число больных Синдром «пустого турецко-

3

9

го седла», число больных Средний уровень ТТГ, мМЕ/

мл (норма 0,29—2,9 мМЕ/

0

1

мл)

Средний уровень ПРЛ, мМЕ/ мл (норма 24,5—613,0

64,6 ±52,5

135,8± 118,1

мМЕ/мл)

400,2 ± 107,2

1514,8 + 300,8

ницах нормы у пациенток группы А и повышен у пациенток группы Б. Средний уровень ПРЛ в группе Б был достоверно выше (д<0,05) по сравнению с группой А. Примечательно, что ПГ в группе А был обусловлен как предшествовавшей операцией, так и аутоиммунным тиреоидитом, тогда как в группе Б развитие ПГ и сопутствующей гиперпролактинемии ассоциировалось только с наличием аутоиммунного тиреоидита.

У 4 из 20 пациенток группы А была выявлена лакторея. В группе Б лакторея была отмечена у 8 из 10 пациенток. Нарушения менструального цикла по типу опсо-, олиго- и аменореи отмечались у всех пациенток группы Б и лишь у 4 (20%) — группы А. У 9 из 10 больных группы Б по данным КТГ отмечено увеличение гипофиза, которое встречалось только у 3 (15%) из 20 больных группы А.

У 8 здоровых женщин контрольной группы базальный уровень ПРЛ составлял 250,8+120,1 мМЕ/мл, ТТГ—1,5 + 0,4 мМЕ/мл.

При проведении теста с ТРГ было отмечено достоверное повышение уровня ПРЛ в обеих клинических группах. В группе А относительный прирост уровня ПРЛ составил 851%, в группе Б — 410% по сравнению с 565% в контрольной группе (табл. 2). Прирост уровня ТТГ при проведении теста с ТРГ в группе А составил 548% по сравнению с 242% в группе Бис 680% в контрольной группе.

В тесте с МКП отмечалось максимальное повышение уровня ПРЛ в группе А, увеличение составило 1131% по сравнению с 776% в контрольной группе. В группе Б уровень ПРЛ увеличился до 299% (табл. 3). Подобная реакция ПРЛ при проведении теста с МКП в группе Б сходна с реакцией ПРЛ при наличии у пациенток микропролактином гипофиза.

Прирост уровня ТТГ при проведении теста с МКП не отличался существенно у пациенток этих двух групп и составил 185% в группе А, 146% в группе Б по сравнению с 209% в контрольной группе.

У пациенток с ПГ без гиперпролактинемии (группа А) отмечался повышенный выброс ПРЛ. в пробе с МКП по сравнению с контрольной группой, что говорит об ослаблении дофаминергического ингибиторного контроля у больных ПГ, а дополнительное блокирующее действие

Таблица 2

Секреция ПРЛ при проведении теста с ТРГ в группах А, Бив контрольной группе (К)

Группа

ПРЛ, м

МЕ/мл

0

30

60

120

А Б К

413,2± 108,6

1288,6±213,6

240,6 ±100,1

3018,8 ±1000,2

5945,1 ±2546,1

1359.3 ±989,6

1734,0 ±589,7

4020,5 ±1244,3

806,5 ±520,4

895,3 ±281,7

2501,9 ±724,2

663,2 ±250,1

Таблица 3

Секреция ПРЛ при проведении теста с МКП в группах А, Бив контрольной группе (К)

Группа

ПРЛ, мМЕ/мл

0

60

120

А

349,6 + 69,3

3947,9 + 899,8

2790.1+803,9

Б

1514,0 + 250,8

4178,2+ 1797,2

3709.6+1632,3

К

250,7+120,2

1946,2 + 916,5

800,2 + 300,9

МКП на рецепторном уровне усиливает этот эффект.

Р. Contreras и соавт. [2] при обследовании 50 больных со сцонтанным или ятрогенным гипотиреозом обнар^жцди, что повышенный уровень ПРЛ коррелирует с длительностью заболевания и уровнем ТТГ в крови.отме- чали, что уровень ПРЛ был повышен только у больных с низким (менее 26 нмоль/л) уровнем Та в сыворотке.

Однако другие авторы [4, 6] описывали случаи гиперпролактинемии у больных с небольшим повышением уровня ТТГ в крови и невыраженной клинической симптоматикой. По нашим данным, наличие гиперпролактинемии у больных ПГ не определяется длительностью заболевания и уровнем ТТГ в крови. Очевидно, в генезе гиперпролактинемии большое значение имеет нарушение дофаминергической регуляции, проявляющееся снижением дофаминергического ингибиторного контроля за секрецией ПРЛ у больных с ПГ. Это подтверждается нашими результатами при проведении теста с МКП у пациенток с ПГ без гиперпролактинемии.

По нашему мнению, у некоторых больных ПГ (в частности, группы Б) гиперпролактинемия может быть связана с наличием субклинических микропролактином гипофиза, пусковым моментом активации которых является развитие у больных ПГ.

Выводы

  1. Гиперпролактинемия у пациенток с ПГ встречается вне зависимости от уровня ТТГ в крови и длительности заболевания.

У больных ПГ отмечаются нарушения дофаминергической регуляции в виде снижения дофаминергического тонуса секреции ПРЛ, что может обусловить развитие гиперпролактинемии. У ряда больных имеет место сочетание гиперпролактинемии и микроаденом гипофиза.

1. Bigos S. Т., Ridgway Е. С.. Kourides J. A. et al. //J. clin. Endocr.—1978.—Vol. 46,—P. 317—325.

2. Contreras P., Generini G.. Michelsen H. et al.//Ibid.—1981.— Vol. 53,—P. 1036—1039.

3. Edwards C. R. W., Forsyth L. A., Besser G. M.//Brit. med. J.—1971,—Vol. 111.—P. 462—464.

4. Fish L. H.. Mariash C. N.//Arch. intern. Med.—1988.— Vol. 148,—P. 709—711.

5. Heyburn P. J., Gibby О. M.. Hourihan M. et al.//Brit. med. J.—1986,—Vol. 292 —P. 1660—1661.

6. Olive К. E., Hennessey J. И.//Arch, intern. Med.—1988.— Vol. 148,—P. 2278—2279.

7. Thomas D. J. B.. Touzel R.. Charlesworth M. et al.//Clin. Endocr.—1987,—Vol. 27,—P. 289—295.

8. van Wyk J. J., Grumbach М.Ц J. Pediat.— 1960.— Vol. 57.— P. 416—435.


Гиперпролактинемия — диагностика и лечение в Москве, цена

Гиперпролактинемия — синдром, обусловленный чрезмерной выработкой гормона пролактина гипофизом головного мозга.

Причины и патогенез гиперпролактинемии

Различают физиологические, патологические и фармакологические причины возникновения гиперпролактинемии.

Так, уровень пролактина может повыситься во время глубокого сна, полового контакта, в период беременности, в процессе грудного вскармливания, вследствие сильного стресса или серьезных физических нагрузок (физиологические причины).

К патологическим причинам относятся заболевания гипоталамуса (опухоли, псевдоопухоли мозга, инфильтративные заболевания, повреждение ножки гипофиза, артериовенозные патологии и др.), заболевания гипофиза (аденомы, кисты, интраселлярная герминома и менингиома, пролактинома и др.), а также другие заболевания (хроническая почечная и печеночная недостаточность, синдром поликистозных яичников, хронический простатит и т.д.).

Кроме того, гиперпролактинемия может развиться вследствие длительного применения некоторых медикаментов (нейролептиков, эстрогенов, антигистаминных препаратов).

В основе механизма развития заболевания — нарушение подавления дофамином секреции пролактина. Таким образом количество циркулирующего пролактина увеличивается, что приводит к гипертрофии пролактотрофов, возникновению микро- и макроаденом гипофиза.

Симптомы гиперпролактинемии

Заболевание приводит к нарушению углеводного обмена, ожирению различной степени, изменению липидного состава крови, слабости, перепадам настроения, ухудшению памяти, нарушению внимания, частым головным болям, снижению полового влечения.

У женщин возможны патологическое выделение молока из грудных желез, гипоплазия матки, влагалища, серьезные нарушения менструального цикла, процесса овуляции, что может стать причиной бесплодия.

Повышенное количество пролактина в организме мужчины провоцирует снижение уровня тестостерона. Как следствие происходит угнетение созревания сперматозоидов, может развиться гинекомастия, импотенция, бесплодие.

Диагностика и лечение гиперпролактинемии в Клиническом госпитале на Яузе

При подозрении на гиперпролактинемию специалисты отделения эндокринологии Клинического госпиталя на Яузе проводят комплексное обследование пациентов.

Мы используем самые информативные методы, а именно:

  • анализы на уровень в крови пролактина, ЛГ, ФСГ, эстрогенов, тестостерона
  • биохимический анализ крови
  • МРТ головного мозга с контрастированием, что позволяет оценить состояние гипофиза, выявить или исключить опухоль

Женщинам рекомендована консультация гинеколога, мужчинам — андролога.

Курс лечения эндокринологи нашего медицинского центра назначают в зависимости от причины заболевания. Чаще всего нормализовать уровень пролактина можно с помощью лекарственных средств нового поколения, не вызывающих побочных явлений.

Благодаря грамотно подобранной терапии удается нормализовать состояние пациентов, при условии своевременного обращения к врачу.

Цены на услуги Вы можете посмотреть в прайсе или уточнить по телефону, указанному на сайте.

 

Гиперпролактинемия - причины, симптомы, лечение

Гиперпролактинемия – это нарушение гормонального характера, которое обусловлено повышенным уровнем пролактина в сыворотке крови.

Чаще всего такое нарушение наблюдается у женщин репродуктивного возраста, однако может встречаться и у мужчин от 25 до 40 лет. У некоторых пациентов гиперпролактинемия не связана с какими-либо структурными нарушениями, в этом случае она называется  функциональная гиперпролактинемия. В остальных случаях гиперпролактинемия может быть вызвана или пролактин- секретирующей аденомой гипофиза, или несекретирующими опухолями, локализующимися в области гипофиза или гипоталамуса.

Причины гиперпролактинемии

Причин, которые могут вызывать повышение гормона пролактина в организме, множество, среди них самыми частыми являются:

  • доброкачественные новообразования гипофиза – отдела головного мозга, ответственного за выработку гормонов, в том числе и пролактина;
  • нарушение работы щитовидной железы – гипофункция;
  • кистозные образования в яичниках, что приводит к нарушению их функции;
  • нарушение работы почек и печени – хроническая почечная и печеночная недостаточность, цирроз, хронические воспалительные процессы, которые приводят к нарушению работы органа;
  • поражение тканей и оболочек головного мозга – менингит, энцефалит, новообразования злокачественного характера.

Не всегда гиперпролактинемия является признаком патологии, в некоторых случаях повышение гормона пролактина может быть вызвано приемом определенных групп лекарственных препаратов, например, антидепрессантов, противорвотных, противозачаточных таблеток. Уровень пролактина также повышается при физической нагрузке и стрессе. В подобной ситуации уровень гормона приходит в норму самостоятельно и не требует никакого специального лечения. О патологической гиперпролактинемии можно говорить в том случае, когда высокий уровень пролактина сохраняется на протяжении долгого времени и носит устойчивый характер.

Симптомы

Характерными признаками повышенной концентрации гормона пролактина в крови являются:

  • увеличение чувствительности сосков и молочных желез у женщин;
  • выделения из соска при надавливании, не связанные с периодом лактации - галакторея;
  • нарушение менструального цикла – не регулярный менструальный цикл, отсутствие менструации;
  • трудности с наступлением желанной беременности;
  • снижение уровня эстрадиола в крови, сухость во влагалище, снижение либидо;
  • увеличение роста волос на теле по мужскому типу;
  • угревые высыпания;
  • повышенная хрупкость костей, явления остеопороза.

Гиперпролактинемия у мужчин клинически проявляется снижением полового влечения, нарушением эректильной функции, увеличением грудных желез (гинекомастия) с выделением жидкости, похожей на молоко из соска при надавливании, ожирением.

Учитывая, что максимальная концентрация  Пролактина отмечается с 3 до 5 утра, его уровень следует определять с 9 утра до 12 часов, а лучше сразу после пробуждения и натощак.

Во время беременности уровень пролактина повышается. Если содержание Пролактина в сыворотке крови от 1500 МЕ/л и более врач назначит вам обследование методом МРТ для исключения патологии гипофиза.  

Лечение

При клинически подтвержденной патологической гиперпролактинемии пациенту назначают медикаментозное лечение – препараты, нормализующие уровень пролактина в крови и устраняющие симптоматику нарушения.

Для лечения и снятия признаков пролактинемии специалисты назначают лекарственные средства из группы агонистов дофамина. Эти препараты благоприятно воздействуют на женский организм, восстанавливают менструальный цикл и процесс созревания яйцеклетки. У мужчин препараты этой группы нормализуют половую функцию и сексуальное влечение.

При выявлении аденом гипофиза микро до 1 см. и макро 1 см. требуется консультация нейрохирурга, но гиперпролактинемия на фоне микроаденом или без них обычно имеет доброкачественное клиническое течение.

Гиперпролактинемия - ПроМедицина Уфа

Гиперпролактинемия – состояние, при котором повышено содержание гормона пролактина в крови.  Возникновение такой ситуации возможно как в норме (физиологическая гиперпролактинемия), так и при патологии, которая в иных случаях может оказаться предвестником тяжелых заболеваний.

Гормон пролактин отвечает за размножение. Он способствует росту и развитию молочных желез. Основная его задача – стимуляция образования молока у родившей женщины. В организме мужчины этот гормон вырабатывается в меньшем количестве. Пролактин вместе с другими гормонами (ЛГ, ФСГ) в организме женщины стимулирует образование эстрогенов, которые отвечают за полноценное созревание яйцеклетки. От них зависит стабильность менструального цикла, вероятность зачатия. Если говорить о мужчинах, то благодаря этим гормонам вырабатывается тестостерон. Даже подвижность сперматозоидов зависит от пролактина.

Причины

В зависимости от факторов, спровоцировавших развитие гиперпролактинемии, в медицине принято разделять это состояние на виды:
1. Физиологическая. Уровень пролактина повышается из-за нормальных процессов в человеческом организме. Диагностируют у новорожденных, беременных и кормящих женщин.
2. Патологическая. Причина кроется в определенной патологии. Но, как показывает практика, чаще всего вызывает гиперпролактинемию опухоль гипофиза.
3. Фармакологическая. Такое состояние связано с приемом лекарственных препаратов, наркотиков.
4. Идиопатическая. Уровень гормона растет по неизвестным причинам.

Симптомы

Гиперпролактинемия у мужчин проявляет себя следующим образом: снижением потенции,лактореей (выделение молозива или молока из соска), психоэмоциональной неустойчивостью, бесплодием, остеопорозом, ожирением, снижением выраженности вторичных половых признаков.

Симптомы у женщин: нарушение менструального цикла, бесплодие, снижение либидо, дискомфорт во время полового акта, вызванный отсутствием смазки, аноргазмия, акне, себорея волосяного покрова головы, апоплексия, женщина приобретает мужские черты, у нее гипертрофируется клитор, растут волосы по всему телу.

Синдром гиперпролактинемии вызывает у человека бессонницу, проблемы с памятью. Трудоспособность значительно снижается, хотя видимых причин на это нет. Другими психическими проявлениями являются: постоянное чувство тревоги и страха, перепады настроения, раздражительность, психозы, в редких случаях возникают спонтанные боли в грудной клетке без органического основания.

Диагностика

После сбора анамнеза и детального выяснения жалоб пациентки врач, как правило, проводит следующие диагностические мероприятия:

1. Забор крови на определение уровня гормона в крови.
2. Определение уровня гормонов щитовидной железы – изменение их уровня может говорить о наличии патологии в той области гипофиза, где продуцируется пролактин.
3. Краниограмма (рентгеновский снимок черепа в 2-х проекциях) – благодаря этому возможна диагностика турецкого седла (область расположения гипофиза в клиновидной кости черепа).
4. Исследование глазного дна и полей зрения обязательно в комплексе обследования женщин с гиперпролактинемией, особенно при наличии олиго-, аменореи. Изменение сосудов глазного дна может указывать на наличие опухоли гипофиза, располагающейся над турецким седлом.
5. Компьютерная томография (КТ) и магниторезонансная томография (МРТ) необходимы для диагностики патологии гипофиза.

Лечение

Специальные препараты способствуют уменьшению выделения пролактина опухолью, уровень которого в крови часто снижается до нормы уже через несколько недель после начала лечения. У женщин по мере нормализации пролактина восстанавливаются менструальный цикл и способность к зачатию.

У мужчин вместе со снижением уровня пролактина возрастает уровень тестостерона, что нормализует качество половой жизни.

В связи с эффективностью медикаментозного лечения при пролактиномах редко прибегают к операциям и лучевой терапии. Лишь небольшой части больных с макропролактиномами, у которых размер опухоли не уменьшается на фоне медикаментозного лечения, может понадобиться операция или лучевая терапия.

Ведение гиперпролактинемического бесплодия - ScienceDirect

Реферат

Патологическая гиперпролактинемия может вызывать нарушение овуляции и снижение фертильности. Аномальная секреция пролактина (ПРЛ) обычно связана с идиопатической гипоталамической дисфункцией или наличием аденомы гипофиза. Использование медикаментов - наиболее частая причина функциональной гиперпролактинемии. Аденома, секретирующая пролактин гипофиза, классифицируется по размеру: микро (подавляющее большинство) меньше 10 мм в диаметре или макропролактинома (очень немного) большего размера.

Чрезмерная секреция ПРЛ снижает пульсирующее высвобождение гонадолиберина, нарушая выработку гипофизом ФСГ и ЛГ. Кроме того, он может напрямую нарушать эндокринную активность фолликулов яичников. Как следствие: нарушение лютеиновой фазы, непостоянная овуляция и хроническая ановуляция - состояния, часто наблюдаемые у молодых пациентов с гиперпролактинемией. Кроме того, у 5% невыбранных женщин с бессимптомным бесплодием наблюдается гиперпролактинемия. У таких пациентов фертильность может быть повышена при длительном приеме дофаминергических препаратов.Нормализованный уровень ПРЛ, индуцированный лечением, допускает возникновение спонтанных овуляторных циклов или нормализацию дефектной лютеиновой фазы. Лечение следует продолжать в течение как минимум одного года, поскольку половина беременностей, возникающих во время дофаминергической терапии, начинается после первых 6 месяцев приема препарата. Стимуляция яичников гонадотропином и пульсирующее введение гонадолиберина также могут вызывать овуляторные циклы и фертильность у бесплодных пациентов с гиперпролактинемией.

Гиперпролактинемия, вызванная дисфункцией гипоталамуса, а также наличием аденомы, секретирующей ПРЛ, обычно улучшается после родов.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

Гиперпролактинемия

Ановуляция

Дефект лютеиновой фазы

Аденома гипофиза

Пролактинома

Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

000 0003 0003 Гиперпролактинемия и сексуальная функция у мужчин: краткий обзор

Некоторые меры предосторожности имеют решающее значение, чтобы избежать ложных HPRL в результате стресса (особенно в результате венепункции) и приема пищи.Забор крови необходимо проводить натощак, после 20-минутного отдыха в тихом месте. Любой повышенный ПРЛ в сыворотке необходимо проверить снова, по возможности, после введения катетера за 20 мин до отбора пробы и после отмены любого препарата, который может увеличить ПРЛ (Таблица 1). В случае несоответствия между высоким уровнем ПРЛ в сыворотке крови и картиной неэндокринной сексуальной дисфункции пациента следует направить к эндокринологу, который примет решение о целесообразности хроматографии ПРЛ. Как уже говорилось, ответственность легких HPRL (20–35 нг / мл) на сексуальную дисфункцию сомнительна.В этом отношении порог значимого HPRL, вероятно, находится в районе 35 нг / мл или 750 мкМЕ / мл (1 нг / мл = 21 мкМЕ / мл).

Таблица 1 Лекарства, которые могут повышать сывороточный ПРЛ (в большинстве случаев из-за их антидопаминергической активности)

Лекарственно-индуцированный HPRL является первой этиологией, которую следует учитывать. Эта легко обратимая причина ответственна за значительную часть HPRL, обнаруживаемых у мужчин с сексуальными дисфункциями. Многие типы лекарств могут увеличивать сывороточный ПРЛ (Таблица 1). Самые высокие уровни ПРЛ связаны с бензамидами и метоклопрамидом.HPRL также может быть вторичным по отношению к гипотиреозу, почечной недостаточности и циррозу (легкой или средней степени тяжести при всех трех состояниях) и к любому процессу, сжимающему или прерывающему гипоталамо-гипофизарную дофаминергическую передачу. Сюда входят многие типы опухолей гипоталамуса и гипофиза. Первичный HPRL является результатом первичного дефекта дофаминергического ингибирующего контроля секреции PRL. Это может быть идиопатическое заболевание, но во многих случаях оно связано с пролактин-секретирующими аденомами гипофиза (пролактиномами).Они, как и другие типы опухолей гипоталамуса или гипофиза, могут привести к опухолевым осложнениям (нарушениям зрения или даже слепоте из-за сдавления зрительного перекреста и гипопитуитаризма, который может стать опасным для жизни в случае декомпенсации). Следовательно, любой мужчина с неиндуцированным лекарственным средством HPRL, подтвержденным повторным определением ПРЛ в сыворотке после отбора проб крови в соответствующих условиях, должен получить пользу от морфологического исследования области гипоталамо-гипофиза (магнитно-резонансная томография) для обнаружения опухоли, ответственной за HPRL.

По мнению многих авторов, очень низкая распространенность значительного HPRL вряд ли может оправдать рутинное определение ПРЛ у пациентов с ЭД из-за их большого количества и стоимости определений. 11,12,15,16 Большинство рекомендуют определение сывороточного ПРЛ только в случае низкого уровня тестостерона или низкого полового влечения.

Однако в личном исследовании уровень тестостерона был ниже нормы (≤3 нг / мл) только у 10 из 17 мужчин с гиперпролактинемией, в том числе только у пяти из 10, направленных на ЭД. 2 Он был в нижнем диапазоне нормы (3-4 нг / мл) у четырех из семи других и более 4 нг / мл у трех. Сообщалось о многих других пациентах с ЭД с нормальным уровнем тестостерона в сыворотке, несмотря на выраженный HPRL, в том числе с опухолями гипофиза, которые вряд ли были макропролактинемиями. 2 Определение сывороточного ПРЛ только в случае низкого уровня тестостерона привело бы к игнорированию 50% из 12 отмеченных HPRL и трех из семи опухолей гипофиза, которые мы обнаружили у пациентов с ЭД. 16

Точно так же сексуальное желание может быть нормальным или может казаться нормальным пациенту у пациентов с ЭД с HPRL.Johri et al. 17 не обнаружили разницы в среднем уровне ПРЛ в зависимости от того, что сексуальное желание было нормальным или низким при клинической оценке, или в соответствии с оценкой области сексуального влечения Международного индекса эректильной функции ( МИЭФ). Определяя сывороточный ПРЛ только в случае оценки <3, они упустили бы 50% HPRL, которые они обнаружили у своих пациентов с ЭД.

Однако МИЭФ может представлять интерес для проверки на HPRL. Действительно, в исследовании Johri et al. 17 каждые девять пациентов с ЭД с выраженным или умеренным HPRL, обнаруженные среди 136 отобранных ими, имели тяжелую ЭД в соответствии с критериями IIEF (оценка <10 в области эректильной функции).Это, однако, требует подтверждения, поскольку Carani et al 25 обнаружили лишь слегка нарушенную структуру эрекции у своих мужчин с гиперпролактинемией (нормальная ночная эрекция и нормальная эректильная реакция на аудиовизуальную сексуальную стимуляцию). С другой стороны, после систематического определения сывороточного ПРЛ у 1370 пациентов с ЭД мы обнаружили, что, ограничивая определение теми мужчинами с низким сексуальным желанием, гинекомастией или уровнем сывороточного тестостерона ниже 4 нг / мл (следовательно, низкие + низкие нормальные значения), мы бы сохранили более половины определений, пропустив только одну из 10 отмеченных HPRL и ни одну из шести опухолей гипофиза. 18

Стоимость проведения рутинного измерения ПРЛ в сыворотке у пациентов с ЭД была рассчитана Johri et al. 17 Они обнаружили три отмеченных HPRL у 138 пациентов, в результате чего стоимость выявления одного случая в их учреждении составила 60,72 доллара США (1,32 доллара за определение). При использовании частной лаборатории в их регионе (18,5 долларов США за определение) стоимость одного случая отмеченного HPRL составила бы 851 доллар США. Это побудило их рассматривать определение ПРЛ в сыворотке как относительно недорогой метод выявления серьезного, но обратимого болезненного процесса.

Таким образом, нет единого мнения относительно определения сывороточного ПРЛ у мужчин с ЭД: должно ли оно быть систематическим или ограничиваться мужчинами, выбранными в соответствии с клиническими (низкое сексуальное желание), психометрическими (IIEF) и / или эндокринными (низкий уровень сывороточного тестостерона) критериями. ? Это в первую очередь зависит от местных ресурсов. Если бы определение ПРЛ было ограничено определенными случаями, лучшая стратегия скрининга должна была бы быть определена после очень крупномасштабного исследования с систематическим определением. В любом случае, это должно быть систематическим в случае изолированного низкого сексуального желания и задержки или отсутствия оргазма, которые являются более редкими нарушениями функций.

105097 61..65

% PDF-1.3 % 1 0 объект > эндобдж 5 0 obj > эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > транслировать

  • 105097 61..65
  • конечный поток эндобдж 4 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > транслировать x +

    Диагностические ловушки гиперпролактинемии: важность последовательной визуализации гипофиза | Примечания к исследованиям BMC

    DA - это первая линия лечения гиперпролактинемии, которая является одним из наиболее частых эндокринологических заболеваний, особенно у молодых женщин.Поскольку у пациентов наблюдаются дисфункции гонад, приводящие к бесплодию [6, 12], лечение гиперпролактинемии имеет большое клиническое значение [13]. ДА обладают сильным подавляющим действием на уровень пролактина в сыворотке крови независимо от этиологии, поэтому их, как правило, используют как для пациентов с пролактиномой, так и для нефункционирующей аденомы гипофиза с гиперпролактинемией. Механизм ДА довольно специфичен для нормализации пролактина. Агенты действуют путем связывания со специфическими рецепторами дофамина на секретирующих пролактин клетках, что приводит к снижению синтеза и секреции пролактина и уменьшению размера клеток аденомы [14].Таким образом, лечение DA может уменьшить размер опухоли примерно у 90% пациентов с пролактиномой [15]. Кроме того, механизм ингибирования пролактина может влиять не только на клетки аденомы, но и на нормальные пролактин-секретирующие клетки. Таким образом, ДА могут нормализовать концентрацию пролактина в сыворотке крови у пациентов с нефункционирующей аденомой гипофиза, но нет шансов на регресс опухоли. В клинике пациентам с «высокой» концентрацией пролактина в сыворотке обычно начинают лечение ДА. В этом исследовании мы подтвердили, является ли пороговое значение сывороточного пролактина разумным для определения того, кого следует лечить DA.

    Сначала мы выполнили анализ кривой ROC для оценки порогового значения концентрации пролактина в сыворотке. Этот статистический анализ показал хорошую корреляцию между уровнем пролактина в сыворотке и диагнозом пролактиномы. Пороговое значение составляло 38,6 нг / мл с приемлемой чувствительностью и специфичностью. Однако этот результат не соответствовал клинической ситуации, так как было включено много ложноположительных случаев. В таких случаях существует риск неправильного лечения ДА. По-прежнему остается проблема отличить пролактиному от нефункционирующей аденомы гипофиза просто с помощью порогового значения сывороточного пролактина.

    Ранее в нескольких исследованиях изучались пороговые значения концентрации пролактина в сыворотке, чтобы различать их. Каравитаки и др. выступал за пороговое значение сывороточного пролактина 94 нг / мл [8]. Другие отчеты показали, что уровни пролактина в сыворотке были менее 200 нг / мл у большинства пациентов с нефункционирующей аденомой гипофиза [10, 11]. По сравнению с ними у 9 (4,2%) пациентов в нашей серии концентрация пролактина в сыворотке крови превышала 90 нг / мл при нефункционирующих адонамах гипофиза, а у 53 (55.8%) пациентов с пролактиномой имели легкую гиперпролактинемию менее 200 нг / мл. Этой группе приграничной зоны следует уделять пристальное внимание. В нашей серии 4 пациента с нефункционирующей аденомой гипофиза первоначально получали агонист дофамина. Все они входили в группу пограничной зоны, концентрация пролактина в сыворотке крови до лечения колебалась от 62,41 до 130 нг / мл.

    Взятые вместе, пороговое значение сывороточного пролактина небезопасно для установления правильного диагноза у пациентов с большой аденомой гипофиза, тем не менее размер опухоли при пролактиноме меньше, чем у нефункционирующей аденомы гипофиза в общей популяции и у пациентов пограничной зоны (таблицы 1 и 2).Как упоминалось выше, DA были введены 4 пациентам с нефункционирующей аденомой гипофиза для начального лечения. Они показали хороший результат по снижению уровня пролактина в сыворотке, но не оказали никакого влияния на уменьшение размеров опухоли. Поскольку в таких случаях мониторинг сывороточного пролактина недостаточен для оценки эффективности лечения, тщательное рентгенологическое наблюдение очень важно.

    Другой принцип - когда определять показания к хирургическому вмешательству. Олафсдоттир и др. сообщили, что более 90% пролактином уменьшились в размерах по крайней мере за 24 месяца лечения агонистом дофамина [16].Они также рассмотрели, что более длительное использование агонистов дофамина показало более высокую скорость ответа на нормализацию сывороточного пролактина, а у пациентов с пролактиномой, получавших каберголин, нормализация пролактина была достигнута в течение 24 месяцев. В нашей серии пациентов с нефункционирующей аденомой гипофиза, получавших агонист дофамина, не наблюдалось уменьшения опухоли, и в среднем через 24,6 месяца после введения лекарства им выполнялась операция. Более того, использование агонистов дофамина является одним из факторов риска апоплексии гипофиза [17–20], а геморрагические события чаще возникают в течение 18 месяцев после начала лечения агонистами дофамина [21].В совокупности пациенты с гиперпролактинемией, которые лечились агонистами дофамина, должны тщательно контролироваться с помощью МРТ не менее 24 месяцев. Когда неврологическое ухудшение или отсутствие уменьшения опухоли было очевидным, следует рассмотреть возможность хирургического вмешательства.

    У настоящего исследования есть несколько ограничений. Пациенты с опухолью гипофиза, которые успешно лечились агонистом дофамина, не были включены из-за отсутствия гистологического подтверждения. Также мы не оценивали возможность макропролактинемии.Однако пациентам без клинических симптомов не было показано какое-либо лечение, даже если концентрация пролактина в сыворотке была высокой, и такие случаи не были включены в это исследование. Другие факторы, такие как пол и размер опухоли, могут рассматриваться как индикативные переменные для диагностики пролактиномы. Для статистического многомерного анализа требуется большее количество случаев. Мы исключили гигантские аденомы, потому что лечение этого образования по-прежнему затруднено, а исход по-прежнему оставляет желать лучшего [22]. Стратегия лечения гигантских аденом не разработана.Для лучшего понимания диагностических критериев требуется больше случаев.

    Гиперпролактинемия / пролактиномы в период постменопаузы: проблемы диагностики и лечения - FullText - Neuroendocrinology 2019, Vol. 109, № 1

    Аннотация

    Гиперпролактинемия нечасто встречается у женщин в постменопаузе. Пролактиномы, обнаруженные после менопаузы, обычно являются макроаденомами. Из-за атипичных клинических признаков они могут долгое время оставаться нераспознанными.Интересно, что потенциал роста пролактином сохраняется после менопаузы. Большинство опухолей инвазивны и имеют высокий уровень пролактина. Они реагируют на лечение агонистами дофамина с точки зрения нормализации пролактина, уменьшения опухоли и улучшения функции гипофиза. Лечение агонистами дофамина обычно длительное. Пациентам с макропролактиномами, у которых нормализуется уровень пролактина после> 5 лет лечения и у которых отсутствует инвазия кавернозного синуса, предлагается снижение доз каберголина до минимальных, которые поддерживают нормальный уровень пролактина до отмены.Каберголин может достичь высокого процента поддержания ремиссии в первые годы после отмены. Однако процент безрецидивных пациентов через 5 лет после отмены значительно ниже. Кроме того, может быть обнаружена рецидивирующая гиперпролактинемия в подгруппе макропролактином после длительного периода повторного роста опухоли. Менопауза не может обеспечить ремиссию опухоли, поэтому рекомендуется длительное наблюдение. У пациентов с микроаденомами данные о показателях длительной ремиссии (нормализация пролактина и исчезновение опухоли) после приостановки лечения агонистами дофамина сильно различаются.Текущая стратегия микропролактином не заключается в лечении гиперпролактинемии в период менопаузы, если она рецидивирует после прекращения приема агонистов дофамина. Это основано на: (1) сообщениях о том, что повышенный уровень пролактина может нормализоваться у некоторых женщин после менопаузы, (2) факте, что связь между уровнем пролактина и раком молочной железы несовместима у женщин в постменопаузе, (3) отсутствием клинических доказательств того, что нормализация уровня пролактина у женщин в постменопаузе улучшает минеральную плотность костной ткани или снижает риск переломов, и (4) тот факт, что в отношении метаболического синдрома отсутствуют данные о метаболических параметрах после прекращения лечения агонистами дофамина.Для изменения стратегии, то есть для потенциальной пользы от лечения гиперпролактинемии в период постменопаузы агонистами дофамина в отношении потери веса, повышения чувствительности к инсулину, снижения риска переломов и улучшения сексуальности, необходимы дополнительные доказательства.

    © 2018 S. Karger AG, Базель


    Введение

    Опубликованная литература по (1) пролактиномам, диагностированным у женщин в постменопаузе, а также по (2) влиянию менопаузы на исходы пролактином после отмены агонистов дофамина очень ограничена [1-4].Большинство женщин с диагнозом пролактинома после менопаузы не предъявляли особых жалоб или имели симптомы, связанные с эффектом опухолевой массы. Клинические признаки отличаются от пролактином, диагностированных в пременопаузальном периоде, которые обычно проявляются аменореей, бесплодием и галактореей. Большинство пролактином, диагностируемых у женщин в постменопаузе, представляют собой макроаденомы, в отличие от женщин в пременопаузе, у которых микроаденомы встречаются чаще. У мужчин макропролактиномы диагностируются в более старшем возрасте, чем у женщин с микропролактиномами [5].Гендерная разница в возрасте при диагностике гигантских пролактином у женщин противоположна таковой у мужчин, т.е. женщины старше на момент постановки диагноза [6]. Во многих случаях длительная задержка в диагностике пролактином у женщин может быть связана с частым использованием оральных контрацептивов (регулярные циклы, несмотря на гиперпролактинемию) или внутриматочных устройств, отпускающих левоноргестрел, так что врачи больше не могут полагаться на гонадные эффекты гиперпролактинемии [7 ].

    Проблемы диагностики

    Пролактиномы, диагностируемые у женщин после менопаузы, обычно бывают крупными и инвазивными, и их диагностируют на основании симптомов образования гипофиза.Галакторея - непостоянная находка у женщин с макропролактиномами (37,5%) [5]. Данные относительно галактореи могут быть недооценены, поскольку они не были зарегистрированы. В недавнем исследовании галакторея присутствовала у 8 из 24 пациентов с гигантскими пролактиномами и никогда не регистрировалась в возрасте старше 50 лет [6]. Гигантские пролактиномы редко встречаются у женщин, и они обычно диагностируются в более позднем возрасте у женщин с давней историей аменореи. Эти макроаденомы могут представлять собой естественное течение нелеченой пролактиномы.Долгая задержка до постановки диагноза может быть связана с личными и социальными факторами. В недавнем исследовании в общей женской популяции, состоящей из 34 пациентов с гигантскими пролактиномами, группа с более поздним началом состояла из 24 пациентов со средним возрастом начала заболевания 44 года. Задержка диагностики гигантских пролактином у женщин составляет от 2 до более 30 лет [6]. Наиболее частыми симптомами макропролактином у женщин в постменопаузе являются нарушения поля зрения и головная боль, но также сообщалось о других атипичных проявлениях, таких как нарушение слуха, гемипарез, деменция и впервые возникшая эпилепсия [7].В исследовании 6 из 29 пациентов с макропролактиномами с супраселлярным расширением, вторгающимся / сдавливающим окружающие структуры мозга, имели в анамнезе судороги на момент постановки диагноза [8]. Двое из 6 пациентов были женщины в возрасте 52 и 61 года. Симптомы, совместимые с височной эпилепсией, у этих двух женщин: оральный автоматизм, потеря сознания, афазия, дезориентация и амнезия. Механизмы, лежащие в основе припадков, связанных с опухолью, еще предстоит определить. После лечения агонистами дофамина, которые повышали уровень дофамина, был достигнут улучшенный контроль над приступами [9].

    Женщина в постменопаузе с макропролактиномами может также иметь внезапное начало сильной головной боли, тошноты и недомогания. МРТ гипофиза демонстрирует неоднородное образование с периферическим усилением после инъекции гадолиния. Диагноз апоплексии гипофиза обычно ставится при ранее неизвестной аденоме гипофиза. В недавнем исследовании острая апоплексия гипофиза, диагностированная при обращении или во время последующего наблюдения, была обнаружена у 18% из 17 пациентов с диагнозом пролактинома в период постменопаузы в среднем возрасте 63 года [3].Исследования магнитно-резонансной томографии подтвердили, что пролактиномы у женщин часто бывают геморрагическими [9]. Большинство из них протекает бессимптомно (субклиническая апоплексия) и разрешается спонтанно [10, 11].

    Что касается гормональной оценки, сывороточные уровни пролактина обычно параллельны размеру опухоли. В настоящее время в очень редких случаях может наблюдаться несоответствие между размером опухоли и уровнем пролактина. У пациента может быть гигантская опухоль основания черепа с ложно низкими концентрациями пролактина в сыворотке крови. Точные значения пролактина должны быть получены после разбавления образца сыворотки, чтобы преодолеть «эффект крючка» из-за очень высоких уровней антигена [12, 13].Таким образом, несмотря на точность и специфичность современных анализов, «эффект крючка» все же может иметь место.

    Терапевтические проблемы гиперпролактинемии / пролактином у женщин в постменопаузе

    Каберголин - это терапия первой линии для макропролактином, диагностированных в период менопаузы, и у большинства пациентов она очень эффективна с точки зрения как гормональной, так и опухолевой реакции. У большинства пациентов с макропролактиномами симптомы быстро купируются агонистами дофамина, нормализуется уровень пролактина в сыворотке и происходит уменьшение размера опухоли.Лечение агонистами дофамина также связано с лучшими результатами с точки зрения функции гипофиза [5]. Каберголин может поддерживать ремиссию после прекращения 5-летнего курса терапии у пациентов с макропролактиномами [14]. Факторами, связанными с ремиссией после отмены каберголина у пациентов с макропролактиномами, получающих лечение в течение> 5 лет, являются: отсутствие инвазии кавернозного синуса, более низкие уровни пролактина в сыворотке крови до терапии и низкий уровень пролактина в сыворотке крови надира при терапии каберголином до отмены [13].В недавнем французском исследовании лечения макропролактином доза агониста дофамина обычно снижалась до минимума, необходимого для поддержания нормального уровня пролактина и достижения контроля объема опухоли. У резистентных пациентов продолжительность терапии каберголином была больше. Почти всегда было возможно снижение дозы каберголина [15].

    Представление о том, что менопауза способствует ремиссии гиперпролактинемии у женщин с пролактиномой, можно увидеть примерно у 50% пациентов после отмены агонистов дофамина [4].Долгосрочная ремиссия (> 10 лет) наблюдается у пациентов с макропролактиномой в постменопаузе, у которых не было инвазии в кавернозный синус. Опухоли, чувствительные к агонистам дофамина, с большей вероятностью покажут стойкую ремиссию гиперпролактинемии после отмены лечения [16]. Не все опухоли одинаково чувствительны к агонистам дофамина (т.е. некоторые менее чувствительны). Наиболее часто используемое определение устойчивости к агонистам дофамина включает неспособность нормализовать пролактин и / или неспособность достичь по крайней мере 50% уменьшения опухоли с помощью максимальных обычных доз каберголина (2 мг / неделя).Во французском ретроспективном исследовании большой группы пациентов с макропролактиномами 19,6% пациентов получали каберголин в дозах> 2 мг / нед [15]. Доза каберголина была увеличена с целью нормализации пролактина до 8 мг / нед. У десяти процентов пациентов все еще сохранялась частичная резистентность к каберголину (пролактин не нормализовался). Для преодоления резистентности к лечению были предложены даже более высокие дозы каберголина (11 мг / неделя) [17]. В упомянутом французском исследовании пациенты с частичной устойчивостью к каберголину, у которых отмена каберголина была успешной, не показали возобновления роста опухоли [15].Однако, несмотря на эту привлекательную концепцию, существует подгруппа пациенток с пролактиномами, у которых со временем проявляется потенциал роста в период менопаузы. Повторный рост остаточной аденомы может быть обнаружен, несмотря на низкий уровень пролактина во время терапии каберголином. Возраст не гарантирует стабильности опухоли при терапии. Исследования показали, что ответ опухоли при макропролактиномах не коррелирует с возрастом, полом, исходным уровнем пролактина или размером опухоли [7]. В недавнем исследовании отдаленных результатов прекращения лечения агонистами дофамина у женщин с пролактиномой после менопаузы, повторный рост остаточной аденомы был обнаружен у 7% (2 из 22) пациенток [3].

    Трудно установить роль хирургического вмешательства при макропролактиномах. Показаниями к операции являются ринорея спинномозговой жидкости, апоплексия гипофиза и прогрессирование или возобновление роста опухоли, несмотря на лечение [7]. После операции отчет о патологии представляет особый интерес для определения точного типа аденомы. Лучевая терапия может применяться в послеоперационном периоде при пролиферативных опухолях. У нескольких пациентов, получавших лучевую терапию после отмены агониста дофамина, уровень пролактина был нормальным, и опухоль исчезла.Это происходит через 5 и 10 лет после лучевой терапии. Лучевая терапия связана с гипопитуитаризмом.

    Лечить или не лечить гиперпролактинемию после активной отмены терапии агонистами дофамина у женщин в постменопаузе, у которых есть микропролактиномы?

    В метаанализе рецидив гиперпролактинемии у пациентов с микропролактиномами после приостановки лечения агонистами дофамина наблюдался у 21% пациентов [18]. Рекомендации, содержащиеся в руководстве, заключаются в том, что после> 2 лет успешного лечения (нормальный уровень пролактина в крови и исчезновение опухоли), а также в период менопаузы, терапию агонистами дофамина можно уменьшить и прекратить [19].У женщин, находящихся в менопаузе, есть шанс нормализовать уровень пролактина. В недавнем исследовании риск рецидива гиперпропальктинемии был ниже в период постменопаузы [1, 2, 4].

    Уровни пролактина и кости

    Пациенты с пролактин-секретирующими опухолями имеют пониженный минерал костной ткани, а потеря костной массы связана с увеличением резорбции костной ткани из-за гипогонадизма, индуцированного пролактином. Нормализация пролактина и восстановление функции гонад увеличивают плотность костной ткани, но это не связано с нормализацией костной массы.Некоторые исследования показали, что, несмотря на низкую плотность костей, у пациентов с гиперпролактинемией не наблюдается повышенных переломов [20]. С другой стороны, в других исследованиях сообщалось о более высокой распространенности переломов позвонков у женщин в постменопаузе с нелеченными пролактиномами по сравнению с пациентами, получавшими каберголин [21]. Таким образом, помимо эффектов гиперпролактинемии на функцию гонад, воздействие на кости может быть независимым от функции гонад [22]. Избыток пролактина сам по себе может способствовать хрупкости скелета [23].Однако нет проспективных исследований, показывающих, что нормализация уровня пролактина у женщин в постменопаузе улучшает МПКТ или снижает риск переломов [24].

    Уровни пролактина и опухолевый генез

    Эпидемиологические исследования связи гиперпролактинемии и риска рака у людей дали противоречивые результаты, демонстрируя небольшой, но повышенный риск рака до полного отсутствия риска [25-27]. Не было обнаружено связи между развитием рака груди у женщин в пременопаузе и гиперпролактинемией, в то время как у женщин в постменопаузе наблюдались противоречивые данные [24].Причина противоречивых результатов в различных исследованиях заключается в том, что требуются большие образцы с длительным периодом наблюдения. Более того, эти ассоциации не могут быть причинными. Фактический вклад пролактина в рак груди все еще отсутствует. Обеспокоенность относительно гиперпролактинемии и риска рака объясняется демонстрацией роли рецептора пролактина в онкогенезе, участием аутокринного / паракринного продуцирования пролактина в прогрессировании заболевания и доступностью блокаторов рецепторов пролактина.Экстраполяция этих результатов с экспериментальных моделей на людей непроста [28].

    Заболеваемость пациентов с гиперпролактинемией

    В некоторых исследованиях гиперпролактинемия была связана с неблагоприятными последствиями для здоровья. Хотя некоторые первоначальные исследования показали, что пролактин может способствовать агрегации тромбоцитов, пациенты с пролактиномами, по-видимому, не имеют более высокого риска тромбоза [29, 30]. Также недавние исследования не показали, что повышенный уровень пролактина связан с сердечно-сосудистыми заболеваниями или сахарным диабетом [27].Между степенью повышения уровня пролактина в сыворотке крови и риском неблагоприятных исходов нет взаимосвязи "доза-ответ", что указывает на то, что эта связь не является прямой. Роль пролактина в аутоиммунном заболевании неясна и пока не переведена в клинику. Гиперпролактинемия связана с увеличением веса и ожирением, а также с инсулинорезистентностью [31, 32]. Было показано, что терапия агонистами дофамина может улучшить метаболический синдром у пациентов с пролактиномой и снизить уровень глюкозы у пациентов с диабетом [33].Однако отсутствуют данные о влиянии гиперпролактинемии на метаболические параметры у женщин в период постменопаузы и о том, следует ли рассматривать их в качестве кандидатов на терапию агонистами дофамина [34].

    Пролактин и женская сексуальная дисфункция в период менопаузы

    Женщины в период менопаузы из-за сложного взаимодействия индивидуальных факторов подвержены сексуальной дисфункции, которая влияет на их благополучие. Влияние возраста и потери эстрогена в период менопаузы на сексуальность было рассмотрено в литературе [35].В клинической практике изменение полового влечения редко является предметом консультации с врачом, несмотря на их высокую распространенность [36]. Гормоны являются лишь одним из многих факторов, которые способствуют нормальной сексуальной функции у женщин [37]. Данные о влиянии распространенных эндокринопатий на женскую половую функцию ограничены [38]. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить влияние гиперпролактинемии на женскую сексуальную функцию у женщин в постменопаузе и определить, уменьшит ли лечение агонистами дофамина сексуальную дисфункцию.

    Заключение

    Пролактиномы у женщин в период менопаузы встречаются редко, они представляют собой макроаденомы, обычно имеющие атипичные признаки, что создает диагностическую проблему. Медикаментозная терапия агонистами дофамина очень эффективна с точки зрения нормализации уровня пролактина и значительного уменьшения размера опухоли. Менопауза может способствовать нормализации пролактина, и сообщается о более низком уровне рецидивов гиперпролактинемии после отмены лечения агонистами дофамина.Однако менопауза не обеспечивает ремиссии роста опухоли, особенно при инвазивных макропролактиномах. Современная концепция заключается в том, что пациенты с микропролактиномами должны активно отказываться от терапии агонистами дофамина в период менопаузы независимо от возможности рецидива гиперпролактинемии. Основным ограничением этой стратегии является недостаточное количество опубликованной литературы о результатах лечения пролактином после отмены лечения агонистами дофамина.

    Заявление об этике

    У авторов нет этических конфликтов, которые следует раскрывать.

    Заявление о раскрытии информации

    Авторы не заявляют о конфликте интересов.

    Источники финансирования

    Это исследование было поддержано грантом Министерства науки Республики Сербия (проект 175033).

    Вклад авторов

    S.P., M.M.S. и V.P. написал миниобзор.

    Список литературы

    1. Карунакаран S, Пейдж RC, Wass JA.Влияние менопаузы на уровень пролактина у пациентов с гиперпролактинемией. Клин Эндокринол (Oxf). 2001 Март; 54 (3): 295–300.
    2. Шимон И., Бронштейн М.Д., Шапиро Дж., Цветов Г., Бенбассат С., Баркан А. Женщины с пролактиномами в постменопаузальном периоде. Эндокринная.2014 декабрь; 47 (3): 889–94.
    3. Santharam S, Tampourlou M, Arlt W, Ayuk J, Gittoes N, Toogood A и др. Пролактиномы, диагностированные в период постменопаузы: клинический фенотип и исходы. Клин Эндокринол (Oxf). 2017 Ноябрь; 87 (5): 508–14.
    4. Santharam S, Fountas A, Tampourlou M, Arlt W., Ayuk J, Gittoes N и др.Влияние менопаузы на исходы пролактином после отмены лечения агонистами дофамина. Клин Эндокринол (Oxf). 2018 сентябрь; 89 (3): 346–53.
    5. Зеленый AI, Шерлок M, Стюарт PM, Gittoes NJ, Toogood AA. Большой опыт лечения макропролактином. Клин Эндокринол (Oxf).Июль 2014 г .; 81 (1): 85–92.
    6. Delgrange E, Raverot G, Bex M, Burman P, Decoudier B, Devuyst F, et al. Гигантские пролактиномы у женщин. Eur J Endocrinol. 2013 ноябрь; 170 (1): 31–8.
    7. Мейтер Д., Дельгранж Э.Проблемы лечения гигантских пролактином. Eur J Endocrinol. 2014; 170: R 213-R227.
    8. Дипак Д., Дауси С., Джавадпур М., Макфарлейн И.А. Макропролактиномы и эпилепсия. Клин Эндокринол (Oxf). 2007 Апрель; 66 (4): 503–7.
    9. Сарвар К.Н., Худа М.С., Ван де Велде В., Хопкинс Л., Лак С., Престон Р. и др.Распространенность и естественное течение кровоизлияния в гипофиз при пролактиноме. J Clin Endocrinol Metab. 2013 июн; 98 (6): 2362–7.
    10. Раджасекаран С., Вандерпамп М., Бальдевег С., Дрейк В., Редди Н., Ланьон М. и др. Руководство Великобритании по лечению апоплексии гипофиза. Клин Эндокринол (Oxf).2011 Янв; 74 (1): 9–20.
    11. Бриет С., Саленаве С., Бонневиль Дж. Ф., Лоуз Э. Р., Шансон П. Апоплексия гипофиза. Endocr Rev.2015 декабрь; 36 (6): 622–45.
    12. Петаков М.С., Дамьянович С.С., Николич-Дурович М.М., Драгойлович З.Л., Обрадович С.С., Глигорович М.С. и др.Аденомы гипофиза, секретирующие большое количество пролактина, могут давать ложно низкие значения в иммунорадиометрических исследованиях. Эффект крючка. J Endocrinol Invest. 1998 Март, 21 (3): 184–8.
    13. Yener S, Comlekci A, Arda N, Men S, Yesil S. Ошибочный диагноз из-за эффекта крючка в анализе пролактина.Med Princ Pract. 2008. 17 (5): 429–31.
    14. Ватанабе С., Акуцу Х., Такано С., Ямамото Т., Исикава Э., Судзуки Х. и др. Отдаленные результаты терапии макропролактином каберголином и анализ факторов, связанных с ремиссией после отмены. Клин Эндокринол (Oxf). 2017 Февраль; 86 (2): 207–13.
    15. Paepegaey AC, Salenave S, Kamenicky P, Maione L, Brailly-Tabard S, Young J, et al. У пациентов с макропролактиномами снижение дозы каберголина почти всегда успешно. J Endocr Soc. 2017 фев; 1 (3): 221–30.
    16. Дельгранж Э, Дэймс Т, Верхелст Дж, Абс Р., Мейтер Д.Характеристика устойчивости к пролактин-снижающим эффектам каберголина в макропролактиномах: исследование с участием 122 пациентов. Eur J Endocrinol. 2009 Май; 160 (5): 747–52.
    17. Оно М., Мики Н., Кавамата Т., Макино Р., Амано К., Секи Т. и др. Проспективное исследование лечения пролактином высокими дозами каберголина у 150 пациентов.J Clin Endocrinol Metab. 2008 декабрь; 93 (12): 4721–7.
    18. Деккерс О.М., Лагро Дж., Бурман П., Йоргенсен Дж. О., Ромейн Дж. А., Перейра А. М.. Рецидив гиперпролактинемии после отмены агонистов дофамина: систематический обзор и метаанализ. J Clin Endocrinol Metab. 2010, январь; 95 (1): 43–51.
    19. Мелмед С., Касануева Ф.Ф., Хоффман А.Р., Клейнберг Д.Л., Монтори В.М., Шлехте Дж.А. и др .; Эндокринное общество. Диагностика и лечение гиперпролактинемии: руководство по клинической практике эндокринного общества. J Clin Endocrinol Metab. 2011 февраль; 96 (2): 273–88.
    20. Шибли-Раххал А, Шлехте Дж.Влияние гиперпролактинемии на кости и жир. Гипофиз. 2009. 12 (2): 96–104.
    21. Мацциотти Дж., Манчини Т., Мормандо М., Де Менис Е, Бьянки А., Дога М. и др. Высокая распространенность рентгенологических переломов позвонков у женщин с пролактин-секретирующими аденомами гипофиза. Гипофиз.2011 декабрь; 14 (4): 299–306.
    22. Сериватаначай Д., Кришнамра Н., ван Левен Дж.П. Доказательства прямого воздействия пролактина на остеобласты человека: ингибирование роста и минерализации клеток. J Cell Biochem. Июль 2009 г .; 107 (4): 677–85.
    23. Mazziotti G, Chiavistelli S, Giustina A.Заболевания гипофиза и костей. Endocrinol Metab Clin North Am. 2015 Март; 44 (1): 171–80.
    24. Faje AT, Klibanski A. Лечение гиперпролактинемии у женщин в постменопаузе с пролактин-секретирующими микроаденомами: минусы. Эндокринная. 2015 февраль; 48 (1): 79–82.
    25. Бериндер К., Акре О, Гранат Ф, Халтинг А.Л.Риск рака у пациентов с гиперпролактинемией: популяционное когортное исследование. Eur J Endocrinol. 2011 август; 165 (2): 209–15.
    26. Деккерс О.М., Эренштейн В., Бенгтсен М., Фаркас Д.К., Перейра А.М., Соренсен Х.Т. и др. Риск рака груди при гиперпролактинемии: популяционное когортное исследование и метаанализ литературы.Eur J Endocrinol. 2015 август; 173 (2): 269–73.
    27. Сото-Педре Э., Ньюи П.Дж., Беван Дж.С., Лиз Г.П. Заболеваемость и смертность пациентов с гиперпролактинемией: исследование PROLEARS. Endocr Connect. 2017 ноябрь; 6 (8): 580–8.
    28. Гоффен В., Турен П.Рецептор пролактина как терапевтическая мишень при заболеваниях человека: поиск новых потенциальных показаний. Эксперт считает, что цели. 2015; 19 (9): 1229–44.
    29. Валлашофски Х., Донне М., Эйгенталер М., Хентшель Б., Фабер Р., Степан Х. и др. ПРЛ как новый мощный кофактор агрегации тромбоцитов.J Clin Endocrinol Metab. 2001 декабрь; 86 (12): 5912–9.
    30. Медик Стояноска М., Митич Г., Митик I, Спасик Д.Т., Джурич Н., Пекич С., Ковачев Завишич Б., Попович В. Влияние гиперпролактинемии на параметры коагуляции у женщин с пролактиномами. SRP Arch Celok Lek. 2014; 142: 314–31 9.
    31. Гринман Ю., Торджман К., Стерн Н. Повышенная масса тела, связанная с пролактин-секретирующими аденомами гипофиза: потеря веса с нормализацией уровня пролактина. Клин Эндокринол (Oxf). 1998 Май; 48 (5): 547–53.
    32. Докник М., Пекич С., Жаркович М., Медик-Стояноска М., Диегес С., Казануэва Ф. и др.Дофаминергический тонус и ожирение: данные о пролактиномах, леченных бромокриптином. Eur J Endocrinol. Июль 2002 г., 147 (1): 77–84.
    33. Андерсен М., Глинтборг Д. Метаболический синдром при гиперпролактинемии. Front Horm Res. 2018; 49: 29–47.
    34. Яковаццо Д., Де Маринис Л.Лечение гиперпролактинемии у женщин в постменопаузе: профи. Эндокринная. 2015 февраль; 48 (1): 76–8.
    35. Бахманн Г.А., Лейблум С.Р. Влияние гормонов на сексуальность в период менопаузы: обзор литературы. Менопауза. 2004, январь-февраль; 11 (1): 120–30.
    36. Наппи Р.Э., Лачовски М.Менопауза и сексуальность: распространенность симптомов и влияние на качество жизни. Maturitas. 2009 июнь; 63 (2): 138–41.
    37. Вирман М.Э., Наппи Р.Э., Авис Н., Дэвис С.Р., Лабри Ф., Рознер В. и др. Эндокринные аспекты женской половой функции. J Sex Med. 2010, январь; 7 (1, 2): 561–85.
    38. Уорсли Р., Санторо Н., Миллер К.К., Приход С.Дж., Дэвис С.Р.Гормоны и женская сексуальная дисфункция: помимо эстрогенов и андрогенов - выводы Четвертой международной консультации по сексуальной медицине. J Sex Med. 2016 Март; 13 (3): 283–90.

    Автор Контакты

    Вера Попович, доктор медицины

    Медицинский факультет Белградского университета

    Доктор Суботич 8

    RS – 11000 Белград (Сербия)

    Электронная почта popver @ gmail.com


    Подробности статьи / публикации

    Предварительный просмотр первой страницы

    Поступила: 7 сентября 2018 г.
    Дата принятия: 22 октября 2018 г.
    Опубликована онлайн: 22 октября 2018 г.
    Дата выпуска: август 2019 г.

    Количество страниц для печати: 6
    Количество рисунков: 0
    Количество столов: 0

    ISSN: 0028-3835 (печатный)
    eISSN: 1423-0194 (онлайн)

    Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/NEN


    Авторские права / Дозировка препарата / Заявление об ограничении ответственности

    Авторские права: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование, или какой-либо системой хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
    Дозировка лекарства: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор и дозировка лекарства, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Тем не менее, ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новый и / или редко применяемый препарат.
    Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

    Гиперпролактинемия - Knowledge @ AMBOSS

    Последнее обновление: 11 марта 2021 г.

    Резюме

    Гиперпролактинемия, которая относится к повышенной выработке пролактина передней долей гипофиза, физиологически возникает во время беременности, кормления грудью и в периоды стресса.Патологическая гиперпролактинемия чаще всего является результатом аденом гипофиза и реже - первичным гипотиреозом и / или антагонистами дофамина (например, метоклопрамидом, галоперидолом). Женщины с патологической гиперпролактинемией проявляют галакторею, потерю либидо, бесплодие, менструальную дисфункцию и / или остеопороз. У мужчин обычно наблюдается потеря либидо, эректильная дисфункция и / или гинекомастия. Диагноз подтверждается повторным измерением уровня пролактина ранним утром.После исключения гипотиреоза следует провести МРТ черепа для выявления аденом гипофиза. Лечение состоит из агонистов дофамина (например, бромокриптина, каберголина) и лечения основной причины.

    Эпидемиология

    Эпидемиологические данные относятся к США, если не указано иное.

    Этиология

    • Пролактин-секретирующие аденомы гипофиза (пролактиномы)
    • Повреждение гипоталамуса и / или инфундибулярной ножки [1]
    • Тяжелый первичный гипотиреоз: ↓ T 3 / T 4 → ↑ TRH → ↑ пролактин [2]
    • Лекарственные препараты
    • Определенные типы фокальной эпилепсии: сразу после припадков височной доли из-за близости к гипоталамусу. [4] [5] [6]
    • Хроническая почечная недостаточность
    • Стимуляция рефлекторной сосательной дуги в грудной стенке (например, после операции на грудной стенке, после опоясывающего герпеса)
    • Физиологические причины: стресс, беременность, лактация, стимуляция сосков, плачущий ребенок, сексуальный оргазм, сон, упражнения

    Гипоталамический дофамин подавляет пролактин, тогда как тиреотропин-рилизинг-гормон (TRH) стимулирует высвобождение пролактина.

    Аденомы гипофиза являются наиболее частой причиной (~ 50%) патологической гиперпролактинемии.

    Патофизиология

    Клинические особенности

    Пациенты с гиперпролактинемией из-за аденомы гипофиза могут также иметь битемпоральную гемианопсию и головную боль (см. «Клинические признаки» в «Аденомах гипофиза»).

    Диагностика

    Лечение

    Ссылки

    1. Johnson RE, Murad MH. Гинекомастия: патофизиология, оценка и лечение. Mayo Clin Proc .2009; 84 (11): с.1010-1015. DOI: 10.1016 / S0025-6196 (11) 60671-X. | Открыть в режиме чтения QxMD
    2. Маджумдар А., Мангал Н.С. Гиперпролактинемия. Дж. Хам Репрод Sci . 2013; 6 (3): с.168-175. DOI: 10.4103 / 0974-1208.121400. | Открыть в режиме чтения QxMD
    3. Le Moli R, Endert E, Fliers E, Prummel MF, Wiersinga WM. Оценка эндокринных тестов. A: тест TRH у пациентов с гиперпролактинемией. Neth J Med .2003; 61 (2): с.44-8.
    4. Круз А., Аструп Дж., Гильденстед С., Колд Г.Э. Гиперпролактинемия у больных с аденомами гипофиза. Синдром компрессии ножки гипофиза .. Br J Neurosurg . 1995; 9 (4): с.453-7. DOI: 10.1080 / 02688699550041089. | Открыть в режиме чтения QxMD
    5. Бахар А., Акха О., Каши З., Весгари З. Гиперпролактинемия в сочетании с субклиническим гипотиреозом. Caspian J Intern Med.. 2011; 2 (2): с.229–233.
    6. Торре Д.Л., Фалорни А. Фармакологические причины гиперпролактинемии .. Терапия и управление клиническими рисками . 2007; 3 (5): с.929-51.
    7. Мейеркорд Х., Шорвон С., Лайтман С., Тримбл М. Сравнение эффектов парциальных припадков лобной и височной долей на уровень пролактина. Arch Neurol . 1992; 49 (3): с.225-30. DOI: 10.1001 / archneur.1992.00530270039016. | Открыть в режиме чтения QxMD
    8. Лусич И., Пинтарич И., Хозо И., Бойч Л., Капкун В. Уровни пролактина в сыворотке после судорожных припадков и синкопальных приступов. Изъятие . 1999; 8 (4): с.218-22. DOI: 10.1053 / seiz.1999.0284. | Открыть в режиме чтения QxMD
    9. Бауэр Дж. Эпилепсия и пролактин у взрослых: клинический обзор .. Epilepsy Res . 1996; 24 (1): стр.1-7. DOI: 10.1016 / 0920-1211 (96) 00009-5.| Открыть в режиме чтения QxMD

    Аденомы гипофиза: Обзор - Американский семейный врач

    1. Famini P, Майя М.М., Мелмед С. Магнитно-резонансная томография гипофиза при образовании седлар и параселлярных образований: десятилетний опыт у 2598 пациентов. Дж. Клин Эндокринол Метаб . 2011; 96 (6): 1633–1641 ....

    2. Фернандес А., Каравитаки Н, Wass JA. Распространенность аденом гипофиза: поперечное исследование на уровне сообщества в Банбери (Оксфордшир, Великобритания). Клин Эндокринол (Oxf) . 2010. 72 (3): 377–382.

    3. Зал WA, Лучано М.Г., Доппман Ю.Л., Патронас Нью-Джерси, Олдфилд Э. Магнитно-резонансная томография гипофиза у здоровых добровольцев: скрытые аденомы в общей популяции. Энн Интерн Мед. 1994. 120 (10): 817–820.

    4. Ezzat S, Аса С.Л., Кулдвелл WT, и другие. Распространенность аденом гипофиза: систематический обзор. Рак . 2004. 101 (3): 613–619.

    5. Арафах Б.М., Прунти Д, Ибарра Дж. Хлавин М.Л., Selman WR. Доминирующая роль повышения внутриселлярного давления в патогенезе гипопитуитаризма, гиперпролактинемии и головных болей у пациентов с аденомами гипофиза. Дж. Клин Эндокринол Метаб . 2000. 85 (5): 1789–1793.

    6. Вэнс М.Л. Диагностика, лечение и прогноз опухолей гипофиза. В: Thapar K, Kovacs K, Scheithauer BW, Lloyd RV, eds.Диагностика и лечение опухолей гипофиза. Тотова, штат Нью-Джерси: Humana Press; 2001: 165–172.

    7. Фреда ПУ, Бекерс А.М., Кацнельсон Л, и другие.; Эндокринное общество. Инцидалома гипофиза: руководство по клинической практике эндокринного общества. Дж. Клин Эндокринол Метаб . 2011. 96 (4): 894–904.

    8. Неман Л.К., Биллер БМ, Findling JW, и другие. Диагноз синдрома Кушинга: руководство по клинической практике эндокринного общества. Дж. Клин Эндокринол Метаб . 2008. 93 (5): 1526–1540.

    9. Мелмед С, Казануева Ф.Ф., Хоффман А.Р., и другие.; Эндокринное общество. Диагностика и лечение гиперпролактинемии: руководство по клинической практике эндокринного общества. Дж. Клин Эндокринол Метаб . 2011. 96 (2): 273–288.

    10. Мелмед С. Прогресс в медицине: акромегалия [опубликованное исправление опубликовано в N Engl J Med. 2007; 356 (8): 879.] N Engl J Med .2006. 355 (24): 2558–2573.

    11. Снайдер П.Дж. Аденомы гонадотрофных клеток. В кн .: Мелмед С, под ред. Гипофиз. 3-е изд. Амстердам: Эльзевир; 2011: 637–651.

    12. Еламин М.Б., Мурад М.Х., Муллан Р, и другие. Точность диагностических тестов синдрома Кушинга: систематический обзор и метаанализ. Дж. Клин Эндокринол Метаб . 2008. 93 (5): 1553–1562.

    13. Дали А.Ф., Риксон М, Адам С, Демпеджиоти А, Тихомирова М.А., Бекерс А.Высокая распространенность аденом гипофиза: поперечное исследование в провинции Льеж, Бельгия. Дж. Клин Эндокринол Метаб . 2006. 91 (12): 4769–4775.

    14. Александр Ю.М., Биллер БМ, Биккал Н, Зервас NT, Арнольд А, Клибански А. Клинически нефункционирующие опухоли гипофиза имеют моноклональное происхождение. Дж. Клин Инвест . 1990. 86 (1): 336–340.

    15. Монтейро М.Л., Замбон БК, Cunha LP.Факторы прогнозирования развития потери зрения у пациентов с макроаденомами гипофиза и восстановления зрения после декомпрессии зрительного пути. Банка Офтальмол . 2010. 45 (4): 404–408.

    16. Файнштейн Дэй П, Гительман М, Artese R, и другие. Ретроспективное многоцентровое исследование инциденталом гипофиза. Гипофиз . 2004. 7 (3): 145–148.

    17. Вилар Л, Фрейтас MC, Naves LA, и другие.Диагностика и лечение гиперпролактинемии: результаты бразильского многоцентрового исследования с 1234 пациентами. Дж Эндокринол Инвест . 2008. 31 (5): 436–444.

    18. Пекори Хиральди Ф, Амброджо АГ, Де Мартин М., Фатти Л.М., Scacchi M, Каваньини Ф. Специфика тестов первой линии для диагностики синдрома Кушинга: оценка в большой серии. Дж. Клин Эндокринол Метаб . 2007. 92 (11): 4123–4129.

    19.Ожидаемые значения для эндокринологии и таблицы преобразования единиц S.I. Лаборатории эндокринной науки. Лаборатория Корпорации Америки. 2009. https://science.nichd.nih.gov/confluence/download/attachments/23920688/Inside-Expected-Values_ESO.pdf. По состоянию на 25 сентября 2012 г.

    20. Gao R, Isoda H, Танака Т, и другие. Динамическая МРТ с усилением гадолиния аденом гипофиза: полезность последовательных изображений в сагиттальной и коронарной плоскости. евро J Радиол .2001. 39 (3): 139–146.

    21. Фридман ТК, Цукербраун Э, Ли М.Л., Кабил М.С., Шагинян Х. Динамическая МРТ гипофиза имеет высокую чувствительность и специфичность для диагностики легкого синдрома Кушинга и должна быть частью начального обследования. Horm Metab Res . 2007. 39 (6): 451–456.

    22. Реннерт Дж., Дёрфлер А. Визуализация седларных и параселлярных поражений. Clin Neurol Neurosurg . 2007. 109 (2): 111–124.

    23. Вебстер Дж., Пискителли Г, Полли А, Феррари CI, Исмаил I, Scanlon MF. Сравнение каберголина и бромокриптина при лечении гиперпролактинемической аменореи. Группа сравнительного исследования каберголина. N Engl J Med . 1994. 331 (14): 904–909.

    24. Colao A, Ди Сарно А, Ланди М.Л., и другие. Уменьшение макропролактиномы во время лечения каберголином больше у наивных пациентов, чем у пациентов, предварительно получавших другие агонисты дофамина: проспективное исследование с участием 110 пациентов. Дж. Клин Эндокринол Метаб . 2000. 85 (6): 2247–2252.

    25. Колао А, Каппабьянка П, Карон П, и другие. Октреотид LAR в сравнении с хирургическим вмешательством у пациентов с впервые диагностированной акромегалией: рандомизированное открытое многоцентровое исследование. Клин Эндокринол (Oxf) . 2009. 70 (5): 757–768.

    26. Тренер П.Дж., Дрейк WM, Кацнельсон Л, и другие. Лечение акромегалии антагонистом рецепторов гормона роста пегвисомантом. N Engl J Med . 2000. 342 (16): 1171–1177.

    27. Биллер Б.М., Гроссман А.Б., Стюарт П.М., и другие. Лечение адренокортикотропин-зависимого синдрома Кушинга: согласованное заявление. Дж. Клин Эндокринол Метаб . 2008. 93 (7): 2454–2462.

    28. Бериндер К, Stackenäs I, Акре О, Хиршберг А.Л., Халтинг А.Л. Гиперпролактинемия у 271 женщины: до трех десятилетий клинического наблюдения. Клин Эндокринол (Oxf) . 2005. 63 (4): 450–455.

    29. Лафебер М, Стадес AM, Валк Г.Д., Крамер MJ, Тединг ван Беркхут F, Zelissen PM. Отсутствие серьезных фиброзных нежелательных явлений у пациентов с гиперпролактинемией, получавших каберголин. евро J Эндокринол . 2010. 162 (4): 667–675.

    30. Kreutzer J, Вэнс М.Л., Лопес МБ, Законы ER Jr. Хирургическое лечение аденом гипофиза, секретирующих GH: исследование результатов с использованием современных критериев ремиссии. Дж. Клин Эндокринол Метаб . 2001. 86 (9): 4072–4077.

    31. Castinetti F, Нагаи М, Моранж I, и другие. Отдаленные результаты стереотаксической радиохирургии секреторных аденом гипофиза. Дж. Клин Эндокринол Метаб . 2009. 94 (9): 3400–3407.

    32. Старке Р.М., Уильямс Б.Дж., Вэнс М.Л., Sheehan JP. Лучевая терапия и стереотаксическая радиохирургия для лечения болезни Кушинга: обзор, основанный на фактах. Curr Opin Endocrinol Диабет Ожирение . 2010. 17 (4): 356–364.

    33. Fernández-Balsells MM, Мурад М.Х., Барвайз А, и другие. Естественная история нефункционирующих аденом и инциденталом гипофиза: систематический обзор и метаанализ.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *