Гепатит с определение: Хронический вирусный гепатит – лечение, причины, симптомы, диагностика

Содержание

Анализ на вирус гепатита С (ИФА и ПЦР)

Антитела к вирусу гепатита С ( суммарные)

Антитела к вирусу гепатита С в сыворотке в норме отсутствуют
Суммарные антитела к вирусу гепатита С представляют собой антитела классов IgM и IgG, направленные к комплексу структурных и неструктурных белков вируса гепатита С.
Это исследование является скрининговым для выявления пациентов с ВСГ. Суммарные антитела к вирусу гепатита С можно выявить в первые 2 недели заболевания, и их присутствие свидетельствует о возможной инфицированности вирусом или перенесенной инфекции.

Однозначный ответ на основании результатов данного теста получить невозможно, так как тест определяет суммарные антитела IgM и IgG. Если это ранний период острого вирусного гепатита С, то об этом свидетельствуют антитела IgM, а если это период реконвалесценции или состояние после перенесенного ВГС, то на это указывают антитела IgG.

Антитела IgG к ВГС могут сохраняться в крови реконвалесцентов на протяжении 8-10 лет с постепенным снижением их концентрации. Возможно позднее обнаружение антител спустя год и более после инфицирования. При хроническом гепатите С суммарные антитела определяются постоянно. Поэтому для уточнения сроков инфицирования необходимо отдельно определить антитела класса IgM к ВГС.

Оценка результатов исследования

Результат исследования выражается качественно – положительный или отрицательный. Отрицательный результат исследования указывает на отсутствие суммарных антител (JgM и JgG) к ВГС в сыворотке крови. Положительный результат – выявление суммарных антител (JgM и JgG) к ВГС свидетельствует о начальной стадии острого вирусного гепатита С, остром периоде инфекции, ранней стадии реконвалесценции, перенесенном вирусном гепатите С или хроническом вирусном гепатите С.

Однако обнаружение суммарных антител к ВГС недостаточно для постановки диагноза ВГС и требует подтверждения для исключения ложноположительного результата исследования. Поэтому при получении положительного результата скринингового исследования на суммарные антитела к ВГС в лаборатории проводится подтверждающий тест. Окончательный результат определения суммарных антител к ВГС выдается совместно с результатом подтверждающего теста.

Антитела к вирусу гепатита С JgM

Антитела к вирусу гепатита С JgM в сыворотке в норме отсутствуют. Наличие антител класса JgM к ВГС в крови пациента позволяет верифицировать активную инфекцию. Антитела класса JgM могут выявляться не только при остром ВГС, но и при хроническом гепатите С.

Антитела класса JgM к ВГС появляются в крови пациента спустя 2 недели после развития клинической картины острого вирусного гепатита С или обострения хронического гепатита и обычно исчезают спустя 4-6 месяцев. Снижение их уровня может свидетельствовать об эффективности лекарственной терапии.

Оценка результатов исследования

Результат исследования выражается качественно – положительный или отрицательный. Отрицательный результат исследования указывает на отсутствие антител JgM к ВГС в сыворотке крови. Положительный результат – выявление антител JgM к ВГС свидетельствует о начальной стадии острого вирусного гепатита С, остром периоде инфекции, ранней стадии реконвалесценции или активном хроническом вирусном гепатите С.

Обнаружение вируса гепатита С методом ПЦР (качественно)

Вирус гепатита С в крови в норме отсутствует.
В отличие от серологических методов диагностики ВГС, где обнаруживают антитела к ВГС, ПЦР позволяет выявить наличие непосредственно РНК ВГС в крови как качественно, так и количественно. Определяемым фрагментом в обоих служит консервативный участок генома гепатита С.

Обнаружение только антител к ВГС подтверждает лишь факт инфицирования пациента, но не позволяет судить об активности инфекционного процесса (о репликации вируса), о прогнозе заболевания. Кроме того, антитела к вирусу ГС обнаруживают как в крови больных острым и хроническим гепатитом,так и у тех пациентов, кто болел и выздоровел, а нередко антитела в крови появляются только спустя несколько месяцев после появления клинической картины заболевания, что затрудняет диагностику. Обнаружение вируса в крови методом ПЦР – более информативный метод диагностики.

Качественное выявление ВГС методом ПЦР в крови свидетельствует о виремии, позволяет судить о размножении вируса в организме и является одним из критериев эффективности противовирусной терапии.

Аналитическая чувствительность метода ПЦР составляет не менее 50-100 вирусных частиц в 5 мкл, прошедшей выделение ДНК-пробы, специфичность – 98%. Обнаружение РНК вируса гепатита С с помощью ПЦР на ранних этапах развития вирусной инфекции (возможно уже через 1-2 недели после заражения) на фоне полного отсутствия каких-либо серологических маркеров может служить самым ранним свидетельством инфицирования.

Однако изолированное выявление РНК вируса гепатита С на фоне полного отсутствия каких-либо других серологических маркеров не может полностью исключить ложноположительный результат ПЦР. В таких случаях требуется всесторонняя оценка клинических, биохимических и морфологических исследований и повторное неоднократное подтверждение наличия инфекции ПЦР.

Согласно рекомендациям ВОЗ для подтверждения диагноза вирусного гепатита С необходимо троекратное выявление РНК вируса гепатита С в крови пациента.

    Обнаружение РНК вируса гепатита С методом ПЦР используется в целях:

  • разрешения сомнительных результатов серологических исследований;
  • дифференциация гепатита С от других форм гепатита;
  • выявление острой стадии заболевания по сравнению с перенесенной инфекцией или контактом; определения стадии инфицированности новорожденных от серопозитивных по вирусу гепатита С матерей;
  • контроля эффективности противовирусного лечения.

Обнаружение вируса гепатита С методом ПЦР (количественно)

Количественный метод определения содержания РНК вируса гепатита С в крови дает важную информацию об интенсивности развития заболевания, об эффективности лечения и о развитии резистентности к антивирусным препаратам. Аналитическая чувствительность метода составляет от 5. 8 копий /мл – высокий.

Количественное определение содержания РНК ВГС в сыворотке крови методом ПЦР имеет важное значение для прогноза эффективности лечения интерфероном-альфа. Показано, что наиболее благоприятный прогноз заболевания и наибольшую вероятность положительного ответа на противовирусную терапию имеют лица с низким уровнем виремии. При эффективном лечении уровень виремии снижается.

Генотипирование вируса гепатита С — определение генотипа

Метод ПЦР позволяет не только выявить РНК ВГС в крови, но и установить его генотип. Наиболее важное значение для клинической практики имеют 5 субтипов ВГС – 1а, 1b, 2а, 2b и 3а. В нашей стране наиболее часто встречается субтип 1b, далее идут 3а, 1а, 2а.

Определение генотипа (субтипа) вируса имеет важное значение для прогноза течения ВГС и подбора пациентов с хроническим ВГС к проведению лечения интерфероном-альфа и рибавирином.

При инфицировании пациента субтипом 1b хронический ВГС развивается примерно в 90% случаев, при наличии субтипов 2а и 3а – в 33-50%. У пациентов с субтипом 1b заболевание протекает в более тяжелой форме и часто заканчивается развитием цирроза печени и гепатоцеллюлярной карциномы. При инфицировании субтипом 3а у больных более выражен стеатоз, поражение желчевыводящих путей, активность АЛТ и менее выражены фиброзные изменения в печени, чем у пациентов с субтипом 1b.

    Показаниями к лечению хронического ВГС интерфероном–альфа являются:

  • повышение уровня трансаминаз;
  • наличие РНК ВГС в крови;
  • генотип 1 ВГС;
  • высокий уровень виремии в крови;
  • гистологические изменения в печени: фиброз, умеренные или выраженные воспалительные явления.

При лечении интерфероном-альфа больных вирусным гепатитом С с субтипом 1b эффективность терапии отмечается в среднем в 18% случаев, у инфицированных другими субтипами – в 55%. Использование комбинированной схемы лечения (интерферон-альфа + рибавирин) повышает эффективность терапии.

Стойкий ответ наблюдается у 28% больных с субтипом 1b и у 66% — с другими субтипами ВГС.

Анализ на гепатит С

Исследование для выявления возбудителя гепатита C (HCV), в ходе которого с помощью метода полимеразной цепной реакции в реальном времени (РТ-ПЦР) определяется наличие генетического материала (РНК) вируса и его количество (вирусная нагрузка) в образце крови.

Вирус гепатита С (HCV) – РНК-содержащий вирус из семейства Flaviviridae, который поражает печень. Он способен размножаться в клетках крови (нейтрофилах, моноцитах и макрофагах, В-лимфоцитах) и вызывать криоглобулинемию, болезнь Шегрена и В-клеточные лимфопролиферативные заболевания. HCV благодаря высокой мутационной активности способен избегать воздействия защитных механизмов иммунной системы. Существует 6 генотипов и множество субтипов вируса, которые имеют разные значения для прогноза развития заболевания и эффективности противовирусной терапии.


Основной путь передачи инфекции – через кровь (препараты для переливания элементов крови и плазмы, донорские органы, нестерильные шприцы, иглы, инструменты для татуирования, пирсинга). Вероятно заражение при половом контакте и ребенка от матери во время родов, но это случается нечасто.

Острый вирусный гепатит, как правило, характеризуется бессимптомным течением и остается невыявленным в большинстве случаев. Только у 15 % инфицированных заболевание протекает остро – с тошнотой, ломотой в теле, отсутствием аппетита и потерей веса (редко сопровождается желтухой). У 60-85 % инфицированных развивается хроническая инфекция, что в 15 раз превышает частоту хронизации при гепатите В. Хронический вирусный гепатит С протекает с повышением печеночных ферментов и скудным проявлением симптомов. У 20-30 % больных заболевание приводит к циррозу печени, увеличивая риск развития печеночной недостаточности и гепатоцеллюлярной карциномы.

Выявление РНК HCV свидетельствует о размножении вируса в организме и является методом диагностики заболевания. Генетический материал вируса можно обнаружить с помощью ПЦР через 10-12 дней после инфицирования – в этот период специфические антитела, которые образуются через несколько месяцев после заражения, отсутствуют и биохимические показатели функции печени находятся в пределах референсных значений.

Посредством ПЦР выявляют РНК вируса качественно или количественно. Благодаря качественному методу подтверждается присутствие вируса гепатита С и его активное размножение. Количественное определение вирусной нагрузки с учетом генотипа HCV позволяет контролировать проводимую терапию и прогнозировать течение болезни.

Эффективность лечения оценивается по количеству РНК до и во время терапии. Обычно вирусная нагрузка крови снижается в несколько раз за первые три месяца успешного лечения. При эффективной терапии виремия уменьшается на два порядка в первые 4-12 недель лечения и после окончания курса терапии генетический материал вируса в крови не обнаруживается. Отсутствие снижения виремии через 12 недель с начала лечения указывает на его неэффективность. Рекомендовано проводить анализ до начала терапии, на 4-й, 12-й и 24-й неделях лечения и через 24 недели после окончания курса. Длительность терапии и периодичность количественного определения РНК вируса гепатита С зависит от генотипа вируса и степени повреждения печени.

Используется анализ:

  • Для подтверждения диагноза «вирусный гепатит С».
  • Для прогнозирования течения вирусного гепатита С.
  • Для мониторинга противовирусной терапии и решения вопроса о дальнейшей тактике лечения.

Назначается анализ:

  • При качественном обнаружении РНК вируса гепатита С.
  • При остром и хроническом вирусном гепатите С.
  • При микст-гепатитах.
  • При планировании, во время и после окончания противовирусной терапии.

Необходимо воздержаться от приема пищи в течение 2-3 часов.

HCV RNA Вирус гепатита С, определение РНК

HCV RNA Вирус гепатита С, определение РНК

Гепатит С – заболевание печени, которое вызывается вирусом гепатита С (Hepatit C Virus). Источниками вируса являются больные всеми формами острого и хронического гепатита С, а также вирусоносители. Около 80% заболевших острым гепатитом С болеют лица в возрасте 15-29 лет.

Заразиться можно при инъекциях, абортах, прививках, стоматологических процедурах и т. д. Группы повышенного риска инфицирования: больные, получающие лечение хроническим гемодиализом, больные гемофилией, наркоманией. К группе повышенного риска инфицирования относят и медицинских работников, имеющих контакт с кровью (например, сотрудники отделений гемодиализа).

Передача вируса может случиться при родах, менструации, сексуальном контакте, повреждении кожи и слизистых в быту и на производстве.

Начало заболевания гепатитом С постепенное. В продромальном периоде основными симптомами могут быть: слабость, анорексия, тошнота, рвота и др. Так же, как и при гепатите В, могут быть зарегистрированы боли в суставах (15—20%). Это значительно осложняет диагностику. Продромальный период — период заболевания, который протекает между бессимптомным периодом и собственно болезнью.

Часто заболевание переходит в хроническую стадию и обнаруживается в случае профилактических анализов. Хроническое течение болезни приводит к циррозу печени и гепатоцеллюлярной карциноме (рак печени).

Страдает не только печень, появляются смешанная криоглобулинемия и другие ревматические заболевания.

Возможно три варианта завершения острого гепатита С:

Выздоровление. У 20% пациентов происходит нормализация показателей работы печени АЛТ, АСТ в течении 6—12 месяцев и исчезает РНК ВГС. В случае выздоровления антитела класса IgM обычно исчезают в течение первых двух месяцев. Антитела класса IgG остаются четыре-восемь лет.

Носительство ВГС. У 20—30% нормализуется уровень АЛТ, АСТ с наличием антител ВГС.

Развитие хронического гепатита. Он регистрируется у 60— 70% переболевших острым гепатитом. Причем его развитие не зависит от тяжести течения острого заболевания. Переход острого гепатита С в хронический происходит постепенно. В течение нескольких лет нарастает активность патологического процесса и фиброза печени. Показатели активности АЛТ, АСТ в пределах нормы или незначительно повышены. Показатели общего белка и альбумина в пределах нормы, вплоть до развития цирроза печени. В этот период, продолжительность которого может быть 15-20 лет, пациенты, чаще всего, не считают себя больными.

Раннее обнаружение инфекции возможно с помощью анализа РНК вируса гепатита С в крови методом ПЦР.

Диагноз гепатита С ставит врач на основании данных лабораторных исследований, данных других диагностических исследований и клинической картины заболевания.

Выявить PHK HCV методом ПЦР можно уже через 10-12 дней после инфицирования. Это позволяет исключить или подтвердить инфицирование лиц, которые имели риск заболевания. Выявленный PHK HCV в крови подтверждается факт инфицирования, свидетельствует о размножении вируса в организме. В период, когда в крови определяется PHK HCV носитель вируса, может быть распространителем, поскольку вирус находится в активной фазе. По результатам лечения этот анализ позволяет установить гибель вируса.

Хронический вирусный гепатит С протекает с повышением печеночных ферментов, эти изменения отражают результаты таких анализов как АЛТ, АСТ, билирубин.

Анализ проводится для подтверждения результатов лечения в конце терапии, затем через 6 и 24 месяца наблюдения.

Обратите внимание, что сроки выполнения могут быть увеличены при проведении подтверждающих тестов.

Генотипирование и количественное определение РНК гепатита С

Генопирование  вируса гепатита С

 

Вирус гепатита С отличается высокой изменчивостью — способностью к мутациям (изменениям в генетическом строении). Способность к изменению позволяют вирусу ускользать от иммунной системы и затрудняет лечение гепатита С. В действительности, вирус гепатита С — это целый спектр подобных вирусов, которые можно выделить в отдельные подгруппы, которые классифицируют по генотипам и субтипам.

Насчитывают 11 генотипов ВГС, однако в России распространены 3 основных генотипа — 1, 2 и 3, поэтому большинство диагностических центров определяют генотипы (генотипируют) 1, 2 и 3.

Генотипирование (определение генотипа вируса) — один из самых важных анализов. Он позволит предсказать  шансы на успешное лечение и поможет врачу определить необходимые дозы препаратов и длительность  терапии.

Зачем нужно определять генотип? 

Это очень важный анализ. Разные генотипы имеют различную резистентность (устойчивость) к лечению. Так, например, генотипы 2 и 3 лечатся стандартной терапией в течение 24 недель с эффективностью до 85%, а генотип 1 и 4 — 48 недель с эффективностью до 60%.

Имеет ли значение субтип генотипа, например 1a? 

Нет, клинического значения субтип не имеет. Главное·— определить цифру (сам генотип).

Что значит, если в результатах генотипирования стоит

«генотип не типируется»?   

Это может быть по двум причинам — у Вас не типичный для нашего региона, «экзотический» генотип HCV или низкая концентрация вирусной РНК в крови.

Может ли генотип измениться с течением времени? 

Нет, для этого требуется тысячи лет. У некоторых пациентов имеется 2 и более генотипов, но преобладает один. В таком случае анализом может обнаружиться только один генотип. Бывают случаи, когда у пациентов определяли, к примеру, генотип 3a, а после лечения выявляли генотип 1b. Причиной тому было одновременное присутствие генотипов 3 и 1b. От первого типа удалось избавиться в результате терапии, а второй из-за устойчивости к препаратам оставался в организме.

Количественное определение РНК  гепатита С

Почему важно делать количественное определение  РНК вируса гепатита С?

Количественная характеристика содержания РНК вируса гепатита С в клинических образцах важна для оценки эффективности противовирусной терапии и имеет прогностическое значение для определения хронизации этого гепатита. Если концентрация вируса меньше 8х105 МЕ/мл (2х106 копий/мл), то прогноз курса лечения благоприятный, если выше — то рекомендуют использовать другие схемы лечения. Вирусная нагрузка ниже 8х105 МЕ/мл (2х106 копий/мл) наряду с определением генотипа вируса является независимым и самым точным параметром эффективности лечения. Снижение концентрации РНК вируса гепатита С к третьему дню от начала терапии на 85% является быстрым и точным параметром для предсказания эффективности терапии, приводящей к раннему вирусологическому ответу.

Показания к назначению анализа:

Положительный качественный тест на наличие РНК вируса гепатита С в сыворотке крови.

Определение тактики лечения пациентов.

Точная оценка эффективности лечения.

Консультативно-диагностическая поликлиника НПО «ВИРИОН» предлагает широкий спектр современной лабораторной диагностики гепатита С и других заболеваний печени. 

< Предыдущая   Следующая >

Гепатит С — симптомы, диагностика, лечение и клиническая картина

Бесплатная консультация или второе мнение врача-хирурга перед операцией в Клиническом госпитале на Яузе! подробнее

ВАЖНО!

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначить только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

Статья проверена врачом-гастроэнтерологом, эндоскопистом Кондрашовой Е.А., носит общий информационный характер, не заменяет консультацию специалиста.
Для рекомендаций по диагностике и лечению необходима консультация врача.

Диагностика гепатита С в Клиническом госпитале на Яузе выполняется с применением современных методов по стандартам, принятым в мировом медицинском сообществе. Пациенту проводят лабораторные (серологические, молекулярно-генетические, общеклинические, биохимические) и инструментальные (МРТ, УЗИ, биопсия, КТ, фиброэластография, эндоскопия) исследования с помощью оборудования экспертного класса. Терапия данной патологии разрабатывается индивидуально в зависимости от генотипа вируса и его количества в организме, с учётом сопутствующих заболеваний и особенностей течения болезни у конкретного пациента. Контроль эффективности лечения проводится на протяжении всего терапевтического курса и через полгода после его окончания.

В ряде случаев для более быстрого выздоровления, а также снижения дозировок назначенных медикаментозных средств наши специалисты предлагают пациентам пройти цикл процедур экстракорпоральной гемокоррекции.

О развитии патологии

Благодаря современным фармакологическим препаратам более 95% пациентов с гепатитом С полностью выздоравливают, пройдя курс медикаментозной терапии.

При инфицировании, попав в ток крови, вирус оседает преимущественно в гепатоцитах. В ходе репликации (размножения) вирус не только разрушает уже инфицированные клетки печени, приводя к замене печёночной ткани соединительной, но и способствует их злокачественному перерождению. От 10 до 30% случаев гепатита С заканчивается циррозом печени, на фоне которого в 5% развивается рак.

Клиническая картина гепатита С

Инфекционный процесс при HCV может развиваться в двух направлениях:

  •  Манифестная форма патологии: когда у пациента развиваются все симптомы, характерные для вирусного гепатита (увеличение печени и селезенки, интоксикация, расстройства пищеварения). Наличие желтухи необязательно.
  •  Субклиническая форма: полное отсутствие жалоб у больного, а также объективных клинических признаков гепатита.

В дальнейшем примерно 15-20% случаев заболевания заканчивается полным выздоровлением, у остальных происходит хронизация процесса.

Стоит отметить, что 70% всех случаев инфицирования HCV протекают в виде бессимптомной формы острого гепатита, которая, однако, сопровождается соответствующими изменениями количества и качества специфических антител, а также биохимических показателей крови пациента, то есть может быть выявлена лабораторным обследованием.

Диагностика вирусного гепатита С

В Клиническом госпитале на Яузе проводится полная диагностика гепатита С и сопутствующей патологии с применением современных методов на аппаратуре экспертного класса, позволяющая поставить точный развёрнутый диагноз и назначить наиболее эффективное лечение, учитывающее особенности каждого случая.

  • На первом этапе проводится серологический скрининг на антитела к вирусу гепатита С. При положительном результате выполняют тест на наличие РНК HCV, так как примерно в 15-20% случаев при высокой активности иммунной системы происходит спонтанное выздоровление пациентов, когда при наличии антител отсутствуют вирусы гепатита.
  • Если в крови определяются следы вируса гепатита С, необходимо установить его штамм и количество для назначения адекватной терапии. Также нужно помнить, что в некоторых случаях человек может быть инфицирован несколькими штаммами вируса.
  • Конечный этап диагностики гепатита С — определение степени поражения печени и других органов. Эти данные получают с помощью биохимических анализов крови, УЗИ, КТ, МРТ, фиброэластографии, биопсии печени и др.

Лечение гепатита С

Врач подробно разбирает и разъясняет пациенту все детали его клинической ситуации и рекомендует наиболее подходящие в его случае методы лечения и препараты. В ходе лечения проводится контроль состояния больного, эффективности терапии и коррекция плана лечения. Наблюдение пациента гепатологом продолжается полгода после окончания лечения.

 

Современная фармакотерапия

Благодаря современным фармакологическим препаратам (Пегилированные интерфероны, Викейра Пак, Даклинза,Сунвепра, Совриад и др.), а также индивидуальному подходу вероятность выздоровления у пациентов Клинического госпиталя на Яузе составляет от 90 до 100% случаев. В зависимости от состояния здоровья, а также от возможностей и пожеланий самого клиента ему может быть назначено лечение препаратами интерферона и рибавирина (курс — 48 недель) или противовирусными препаратами последнего поколения прямого действия (курс — 12 недель).

 

Диета

Нельзя забывать и о диетотерапии, которая позволяет печени «не отвлекаться» на детоксикацию организма и переваривание пищи, тем самым ускоряя выздоровление, улучшая самочувствие больного. Режим питания, а также перечень рекомендуемых блюд подбирается нашим доктором индивидуально для каждого пациента с учетом функциональной активности пораженного органа.

 

Экстракорпоральная гемокоррекция (ЭГ)

Если в списке сопутствующих недугов есть аутоиммунные патологии или определен 1 генотип вируса гепатита С (один из самых агрессивных штаммов), наши специалисты рекомендуют дополнять общепринятую схему лечения процедурами экстракорпоральной гемокоррекции.

Известно, что чем выше количество вирусов в крови, тем ниже эффективность лечения гепатита. Методы экстракорпоральной гемокоррекции — криоферез и каскадная фильтрация плазмы (КФП) позволяют уменьшить количество циркулирующего в крови вируса (вирусную нагрузку) и существенно сократить длительность лечения и терапевтические дозы лекарств, снижая выраженность побочных действий при лечении препаратами рибавирина и интерферона. Также ЭГ позволяет избежать аутоиммунных осложнений, проводить лечение при их наличии.

Программа «Лечение гепатита С»

Каждый пациент может стать участником 9-месячной программы «Лечение гепатита С», разработанной специалистами Клинического госпиталя на Яузе и включающей в себя весь комплекс диагностических мероприятий при HCV, создание плана лечения и его коррекции, контроль эффективности терапии и состояния здоровья пациента после выздоровления (в течение 6 мес.).

Начните свой путь к здоровью прямо сейчас — запишитесь на консультацию к гепатологу Клинического госпиталя на Яузе!

Стоимость услуг

Цены на услуги Вы можете посмотреть в прайсе или уточнить по телефону, указанному на сайте.

 

Внимание! Цены на сайте могут отличаться.
Пожалуйста, уточняйте актуальную стоимость у администраторов по телефону.

Анализ hcv определение генотипа – сдать по цене 1100 руб. в Москве

Вирус гепатита С (ВГС), вызывающий развитие посттрансфузионных гепатитов, является РНК содержащим гепатотропным вирусом, относящимся к семейству Flaviviridae. Геном вируса представлен одноцепочечной молекулой РНК. Подобно другим РНК-содержащим вирусам, для популяции ВГС характерен широкий полиморфизм нуклеотидных последовательностей. Отличительной особенностью ВГС является способность к длительной персистенции в организме, что обуславливает высокий процент хронизации инфекции до 80% случаев. Механизмы неэффективной элиминации вируса изучены не полностью. Основное значение придается изменчивости вируса с образованием множества одновременно существующих, иммунологически различающихся антигенных вариантов квазивидов, обуславливающих хорошо известный для ВГС феномен ухода от иммунологического ответа. Заболевание часто протекает без выраженных отклонений биохимических показателей крови. Принято считать, что ВГС в отличии от ВГВ, обладает прямым цитопатическим действием, вызывающим цитолиз инфицированных гепатоцитов.

Основным путем передачи ВГС является посттрансфузионный путь. Доля ВГС-позитивных среди больных посттрансфузионным гепатитом составляет 60-90%. Доля перинатального и полового путей передачи ВГС не велика и составляет 5%.

В современной лабораторной диагностике вирусного гепатита С основная роль отводится выявлению серологических маркеров-антител к ВГС и выявлению геномной РНК вируса. Обнаружение в крови РНК ВГС является основным арбитражным критерием, характеризующим вирусемию, свидетельствующую о продолжающейся активной репликации ВГС в гепатоцитах.

При мониторинге ВГС инфекции существенную роль играют количественная оценка содержания вируса в сыворотке или плазме крови больного и принадлежность его к тому или иному генотипу. Показано, что наиболее благоприятный прогноз течения заболевания и ответа на противовирусную терапию имеют лица с невысоким титром вируса в крови или генотипом 2 или 3.

Генотипы вируса гепатита С:

Существенной особенностью характеристики HCV является его генетическая неоднородность, соответствующая быстрой замещаемости нуклеотидов. В результате образуется большое число разных генотипов и субтипов. По классификации Simmonds разграничивают 11 типов (генотипы 1-11), подразделяющихся, в свою очередь, на 70 подтипов HCV (например: 1а, 1в, 1с). Для клинической практики достаточно разграничивать пять субтипов HCV: 1а, 1в, 2а, 2в, 3а.

Установлены существенные географические различия в распространении разных генотипов. Так, в Японии, на Тайване, частично в Китае регистрируются преимущественно генотипы 1в, 2а, 2в. Тип 1в даже называется «японским». В США преобладает «американский» генотип 1а. В европейских странах преобладает генотип HCV- 1а, в Южной Европе заметно возрастает доля 1в генотипа. На территории России преобладающим генотипом является 1в (80%), далее с убывающей частотой- 3а, 1а, 2а.

Показано, что больные, инфицированные ВГС, принадлежащим к генотипам 2а, имеют менее тяжелый характер течения заболевания, как правило, менее низкий уровень виремии и существенно лучше поддаются традиционной противовирусной терапии (интерферонотерапии), чем больные, инфицированные ВГС генотипа 1в или 1а. Генотипирование ВГС имеет прогностическую значимость и способствует назначению адекватной интерферонотерапии (в частности, выбора дозы интерферона).

В отличие от гепатита В, при котором могут быть определены антигены вируса и антитела к ним, при гепатите С методом ИФА улавливаются только антитела. Антигены HCV, если и попадают в кровь, то в количествах, которые практически не улавливаются. Наличие антител Анти-HCV не свидетельствуют о продолжающейся репликации вируса, и могут являться признаком как текущей, так и перенесенной инфекции. Приходится также учитывать, что у реципиентов, которым была перелита инфицированная кровь, могут обнаруживаться анти-HCV донора, не обязательно свидетельствующие о заражении HCV. У больных хроническим гепатитом С анти-HCV обнаруживаются в крови не только в свободной форме, но и в составе циркулирующих иммунных комплексов.

Ведущую роль в лабораторной диагностике инфекции HCV занимают методы генодиагностики, позволяя: непосредственно выявить генетический материал вируса в сыворотке крови и тканях человеческого организма; оценить репликативную активность вируса в тканях; количественно определить концентрацию вируса в сыворотке крови; установить генотип вируса и вести наблюдение за изменчивостью HCV. Обнаружение в сыворотке крови РНК HCV является “золотым стандартом” диагностики, свидетельствующем о продолжающейся репликации HCV.

Анализ на генетический код в лаборатории «ЛИТЕХ»

  • Полимераная цепная реакция (ПЦР) (выявление специфического фрагмента РНК вируса)
  • Качественное определение HСV РНК.
  • Количественное определение HСV РНК. Анализ проводится после положительного качественного исследования.
  • Определение генотипа HCV. Анализ проводится после положительного качественного исследования

Сыворотка крови. Только в одноразовой пластиковой пробирке с плотно завинчивающейся крышкой.

Серологические исследования: определение специфических антител к вирусу гепатита С : Anti-HCV
Метод исследования: иммуноферментный анализ (ИФА). Материал для исследования: сыворотка крови. Только в одноразовой пластиковой пробирке с плотно завинчивающейся крышкой.

Сеть лабораторий «Литех» предлагает вам сдать анализ на определение генотипа вируса гепатита C по доступной цене. Чтобы определить, сколько полностью стоит проведение лабораторного исследования на генотипирование гепатита C, оформите заявку через форму на сайте или по телефону 8-800-700-45-82.

Вирус гепатита С, определение РНК кол. (HCV-RNA, quantitative)

Вирус гепатита С (HCV) — РНК-содержащий вирус размером вириона 30-60 нм. Главным образом передается парентеральным путем (через инфицированную кровь и её компоненты). Инфицирование возможно при парентеральных манипуляциях, в том числе в медицинских учреждениях, включая оказание стоматологических услуг, через инъекционное оборудование, при акупунктуре, пирсинге, нанесении татуировок, при оказании ряда услуг в парикмахерских.       Главная особенность вируса гепатита С – его генетическая изменчивость, выраженная способность к мутациям. Известно 6 основных генотипов вируса гепатита С. Однако, благодаря мутационной активности вируса, в организме человека могут присутствовать около четырех десятков подвидов HCV , в рамках одного генотипа. На территории РК преимущественно распространенны генотипы 1b, 2 и 3. Это один из важных факторов, определяющих персистенцию вируса и высокую частоту развития хронических форм гепатита С.

  Иммунная система человека просто не в состоянии контролировать выработку нужных антител — пока вырабатываются антитела на одни вирусы – уже образуются их потомки с иными антигенными свойствами.

  Для постановки диагноза используют комплексный подход, ключевую роль в котором играют лабораторные исследования.

Первый анализ, который обычно рекомендуют сделать – это определение антител к вирусу гепатита С (анти-HCV). Этот анализ устанавливает только факт инфицирования в настоящем или прошлом. Кроме того, этот анализ может давать ложно-положительные (анализ положительный, но инфекции на самом деле нет) и ложно-отрицательные результаты (анализ отрицательный, но инфекция на самом деле есть), по разным причинам. 
  Поэтому для точной диагностики гепатита С выполняется более сложное обследование для определения наличие РНК вируса гепатита С в крови. В настоящее время для этой цели используется качественное определение РНК вируса гепатита С (HCV RNA) с помощью высокочувствительной ПЦР диагностики в режиме реального времени с нижним лимитом определения 15 МЕ/мл с использованием  автоматизированных систем закрытого типа. Для сравнения применяемые ранее анализаторы имели порог чувствительности 300 МЕ/мл. Таким образом, оно подтверждает как наличие инфекции, так и факт репликации (размножения) вирусов в организме. Количество вирусов в крови (вирусная нагрузка) позволяет судить об активности или скорости размножения вирусов. 
Чем выше вирусная нагрузка, тем активнее репликация вирусов. Высокая вирусная нагрузка – это фактор, ухудшающий эффективность противовирусной терапии. Чем ниже вирусная нагрузка, тем выше шансы успешного излечения. 
Кроме того, если содержание вируса высокое, то больной с большей вероятностью может заразить других лиц (половых партнеров, членов семьи).

В целом, вирусологическая диагностика проводится исходя из следующих принципов:

 

?1. Определение anti-HCV – первая линия диагностики ВГС (рекомендация А1).

?2. В случае подозрения на острый ВГС или у иммуносупрессивных пациентов необходимо определение HCV RNA (рекомендация А1).

?3.Если тест на anti-HCV положительный, необходимо определить HCV RNA чувствительным молекулярным методом (рекомендация А1).

?4. Пациенты с положительным тестом anti-HCV и отрицательным молекулярным тестом на  HCV RNA должны быть протестированы на  HCV RNA через 3 месяца для подтверждения элиминации вируса (рекомендация А1).

 

*«Клинический  протокол диагностики и лечения хронического гепатита С  у взрослых» Нерсесов А.В., Калиаскарова К.С., Джумабаева А.Е., Журнал «Человек и Лекарство», г. Алматы, Казахстан № 6 (37) с.2-20, 2014г.

Новые возможности в диагностике гепатита С

Статистика заражения хроническим гепатитом С

Все зарегистрированные случаи гепатита С с хронической инфекцией гепатита С. В 2016 году определение случая хронической инфекции гепатита С было изменено, чтобы исключить перенесенные инфекции гепатита С. Кроме того, в 2016 году было завершено сопоставление с записями о смертях Миннесоты, и лица, которые умерли, были исключены из реестра. Приведенное ниже количество случаев отражает эти изменения и ниже, чем сообщалось в прошлом.

По состоянию на 31 декабря 2018 г. в MDH было зарегистрировано 33 856* человек, которые предположительно живы и проживают в Миннесоте с хронической инфекцией, вызванной вирусом гепатита С (ВГС).

*Включая лиц с неизвестным городом проживания.
Примечание: Включает все острые, хронические и вероятные хронические случаи.

человек, живущих с хроническим ВГС в Миннесоте, по текущему месту жительства, 2018 г.

Общее количество с информацией о месте жительства = 33 081
(775 отсутствует информация о месте жительства)

Suburban Metro = район метро из семи округов, включая округа Анока, Карвер, Дакота, Хеннепин (кроме Миннеаполиса), Рэмси (кроме Сент-Пола), Скотт и Вашингтон, включая округа Хеннепин или Рэмси с неизвестным городом.
Greater Minnesota = Все остальные округа за пределами городской зоны с семью округами.

лиц, живущих с хроническим ВГС в Миннесоте, по возрасту, 2018 г.

лиц, живущих с хроническим ВГС в Миннесоте, по расовым показателям (на 100 000 человек*), 2018 г.

*Показатели рассчитаны на основе данных переписи населения США 2017 года. Исключая лиц, принадлежащих к разным расам или неизвестных рас, n = 10 990.

Ограничения данных

  • Статистические данные основаны на данных о случаях ВГС, диагностированных до 2018 года и зарегистрированных в системе эпиднадзора за гепатитом Министерства здравоохранения Миннесоты (MDH).

  • Некоторые ограничения данных наблюдения:

  • Люди считаются живыми, если MDH не знает об их смерти. Последнее совпадение с рекордами смертей Миннесоты было завершено в 2016 году.
  • Предполагается, что лица, последним зарегистрированным штатом проживания которых была Миннесота, в настоящее время проживают в Миннесоте, если MDH не знает об их перемещении.

1043.03 — Гепатит С; установление экспозиции; определение

23-1043.03 — Гепатит С; установление экспозиции; определение

23-1043.03. Гепатит С; установление экспозиции; определение

A. Претензия в отношении состояния, инфекции, заболевания или инвалидности, связанных с гепатитом С или связанных с ним, должна включать в себя возникновение значительного воздействия, как это определено в этом разделе, и, за исключением случаев, предусмотренных в подразделе B этого раздела, должно быть обработано и определено в соответствии с настоящей главой и применимыми принципами права.

B. Независимо от любого другого закона, работник, который удовлетворяет следующим условиям, предъявляет prima facie заявление о состоянии, инфекции, заболевании или инвалидности, связанных с гепатитом С или связанных с ним, если медицинские доказательства показывают с разумной степенью медицинской вероятности, что работник подвергся значительному риску в значении данного раздела:

1. Обычная профессиональная деятельность работника связана с обращением или контактом с кровью или биологическими жидкостями, кроме слез, слюны или пота, включая поставщиков медицинских услуг, как это определено в разделе 36-661, работников судебно-медицинских лабораторий, пожарных, сотрудников правоохранительных органов. , техники скорой медицинской помощи, фельдшеры и сотрудники исправительных учреждений.

2. В течение десяти календарных дней после возможного значительного облучения, возникшего в связи с работой и в ходе его работы, работник в письменной форме сообщает работодателю подробности облучения. Работодатель должен уведомить свою страховую компанию или обработчика требований об отчете. Неуведомление работодателем страховой компании не является защитой от иска работника.

3. У работника берут кровь в течение десяти дней после возможного значительного воздействия, кровь проверяют на гепатит С путем тестирования на антитела в течение тридцати дней после воздействия, и результаты анализа отрицательные.

4. Работник проходит тестирование или диагностируется в соответствии с клиническими стандартами, установленными центрами по контролю за заболеваниями службы общественного здравоохранения США, как положительный на наличие гепатита С в течение семи месяцев после даты возможного значительного воздействия.

C. При предъявлении или предъявлении претензии prima facie в соответствии с настоящим разделом работодатель может представить конкретные, относящиеся к делу и доказательные доказательства, чтобы оспорить основные факты, оспорить, было ли воздействие значительным, как это определено в этом разделе, или установить альтернативный значительное воздействие, связанное с наличием гепатита С.

D. Лицо, которое, как предполагается, является источником значительного воздействия, не может быть принуждено повесткой в ​​суд или другим судебным приказом раскрыть конфиденциальную информацию, связанную с гепатитом С, либо документально, либо устно. Доказательства наличия гепатита С у предполагаемого источника могут быть представлены любой из сторон, если предполагаемый источник сознательно и добровольно соглашается на раскрытие этой информации.

E. Несмотря на раздел 36, глава 6, статья 4, медицинская информация о работнике, полученная врачом или хирургом, подпадает под действие раздела 23-908, подраздел D.

F. Комиссия по правилам устанавливает требования и формы уведомления сотрудников о требованиях настоящего раздела и надлежащей документации о значительном воздействии.

G. Для целей настоящего раздела под «значительным воздействием» понимается контакт разорванной или поврежденной кожи или слизистой оболочки или другого значительного неповрежденного участка поверхности с кровью или биологическими жидкостями человека, за исключением слез, слюны или пота, масштабы, эпидемиологически продемонстрированные центрами по контролю заболеваний, могут привести к передаче гепатита С.Для целей подачи иска в соответствии с этим разделом значительное воздействие не включает сексуальную активность или незаконное употребление наркотиков.

Самый быстрый словарь в мире | Vocabulary.com

  • гипотеза предварительное понимание, которое еще не подтверждено или не протестировано

  • гепатит воспаление печени, вызванное вирусом или токсином

  • гепатит В острая (иногда со смертельным исходом) форма вирусного гепатита, вызываемая ДНК-вирусом, который имеет тенденцию персистировать в сыворотке крови и передается половым путем или при переливании крови или при приеме внутрь зараженной крови или других биологических жидкостей

  • гепатотоксичен токсичен для печени

  • гепатит дельта тяжелая форма гепатита

  • терпение добродушная терпимость к задержкам или некомпетентности

  • гипотетический, основанный в основном на предположении, а не на достаточных доказательствах

  • вирус гепатита А вирус, вызывающий гепатит А

  • печеночная, относящаяся к печени или поражающая ее

  • гипотетический предположительная возможность или обстоятельство

  • гипостазирование чего-то абстрактного как материальной вещи

  • повторение многословие в результате чрезмерного повторения

  • гепатотоксин любой токсин, поражающий печень

  • hepatica Любое из нескольких растений рода Hepatica, имеющее трехлопастные листья и белые или розоватые цветки ранней весной; влажных и мшистых субальпийских редколесий северных умеренных регионов

  • статистика данные, которые могут быть представлены в числовом виде

  • гипотетически по гипотезе

  • Национальное определение случая: Гепатит С

    Дата последней редакции:   август 2011 г.

    Дата последней проверки: август 2018 г.

    Национальное уведомление

    Уведомлять следует только о подтвержденных случаях заболевания.

    Тип наблюдения

    Оперативное разовое уведомление федерального уровня

    Классификация случаев

    Подтвержденный случай – острая или недавняя инфекция

    Обнаружение антител к вирусу гепатита С (анти-ВГС) или РНК вируса гепатита С (РНК ВГС) у человека с дискретным появлением любого симптома или признака острого вирусного гепатита (см. Клинические данные) в течение 6 месяцев, предшествующих первому положительному тесту на ВГС

    и

    отрицательные тесты на анти-HAV IgM и отрицательные анти-HBc IgM или HBsAg

    и

    сывороточная аланинаминотрансфераза (АЛТ) выше 2.5 раз превышает верхний предел нормы

    или

    Обнаружение антител к вирусу гепатита С (анти-ВГС) у человека с документально подтвержденным отрицательным результатом теста на ВГС в течение предшествующих 12 месяцев

    или

    Обнаружение РНК вируса гепатита С (РНК ВГС) у человека с задокументированным отрицательным результатом теста на РНК ВГС в течение предшествующих 12 месяцев

    Подтвержденный случай – неуточненный (включая хронические и разрешившиеся инфекции)

    Обнаружение антител к вирусу гепатита С (анти-HCV)

    или

    Обнаружение РНК вируса гепатита С (РНК ВГС)

    Лабораторные комментарии

    Если диагноз основан только на анти-ВГС, он должен быть подтвержден с помощью РНК ВГС, иммуноблота, ИФА второго производителя или на основании отношения сигнала ИФА к пороговому значению, предсказывающего положительный результат иммуноблота.

    Если диагноз основан только на РНК ВГС, рекомендуется повторить тест.

    Тестирование на антитела к ВГС не следует проводить у младенцев в возрасте до 18 месяцев, поскольку положительный результат на антитела к ВГС может свидетельствовать о материнских антителах. Поскольку вертикальная передача инфекции ВГС обычно происходит во время родов, если рассматривается возможность тестирования на РНК ВГС, его следует отложить на 4–12 недель после родов, чтобы избежать ложноотрицательного результата. Пуповинная кровь может быть контаминирована материнской кровью и не должна использоваться для тестирования анти-ВГС или РНК ВГС.

    Период окна сероконверсии ВГС составляет приблизительно 5-10 недель; подсчитано, что 30% острых инфекций можно пропустить, если анти-ВГС является единственным маркером инфекции, используемым в этот период времени. РНК ВГС выявляется в течение 2-3 недель после инфицирования и в контексте клинического заболевания может идентифицировать острую инфекцию ВГС даже при отсутствии анти-ВГС. У лиц с ослабленным иммунитетом сероконверсия может быть отсрочена на срок до одного года, а у некоторых анти-ВГС может никогда не развиться. Этим людям может потребоваться пройти тестирование на РНК ВГС.

    Лица, у которых был устойчивый вирусологический ответ (УВО) в течение шести месяцев после лечения и которые стали положительными на РНК ВГС в течение 12 месяцев после УВО, должны рассматриваться как имеющие новую недавнюю инфекцию для целей эпиднадзора, даже если некоторые из этих случаев могут быть после — рецидивы лечения.

    Приблизительно 25% (диапазон от 15% до 45%) инфекций ВГС проходят спонтанно. Эти люди обычно демонстрируют анти-ВГС без определяемой РНК ВГС.

    Клинические данные

    Начало может быть дискретным, но чаще коварным.Вспышки заболевания при хронической инфекции ВГС могут проявляться сходными симптомами и признаками. Более 90% острых инфекций протекают бессимптомно.

    Клинические симптомы и признаки острого вирусного гепатита включают анорексию, дискомфорт в животе, тошноту, рвоту, недомогание, утомляемость, темную мочу, бледный стул и желтуху.

    Код(ы) МКБ

    Код(ы) МКБ-10

    Б17.1, Б18.2

    Код(ы) МКБ-9

    070.70, 070.71, 070.41, 070.44, 070.51, 070.54

    Ссылки

    Определения случаев инфекционных заболеваний, находящихся под национальным надзором — 2009 г. Канадский отчет об инфекционных заболеваниях; ноябрь 2009 г., 35S2. Получено в апреле 2011 г. с http://www.phac-aspc.gc.ca/publicat/ccdr-rmtc/09vol35/35s2/index-eng.php

    .

    Структурное и антигенное определение эпитопов гликопротеина Е2 вируса гепатита С, на которые нацелены моноклональные антитела

    Вирус гепатита С (ВГС) является основной причиной хронического заболевания печени, а также основным показанием к трансплантации печени во всем мире.Существующий стандарт лечения не является полностью эффективным, не применяется у пациентов с трансплантатами и обременен несколькими побочными эффектами. Эта неполная эффективность в основном связана с высокой склонностью вируса к постоянной мутации под селективным давлением, оказываемым иммунным ответом хозяина, а также применяемыми в настоящее время противовирусными препаратами. Поверхностный гликопротеин оболочки Е2 ВГС (ВГС/Е2) является основной мишенью гуморального иммунного ответа хозяина и по этой причине является одним из основных вариабельных вирусных белков.Тем не менее, перекрестно-нейтрализующие моноклональные антитела (мАт), направленные против HCV/E2, представляют собой многообещающий инструмент для изучения взаимодействия вирус-хозяин, а также для разработки эффективных профилактических и терапевтических подходов. За последние несколько лет многие mAb против HCV/E2 прошли доклинические и клинические испытания в качестве возможных противовирусных препаратов-кандидатов, особенно для введения в условиях до и после трансплантации. В этом обзоре мы обобщаем антигенные и структурные характеристики HCV/E2, определенные с помощью mAb против HCV/E2, которые, учитывая отсутствие кристаллической структуры этого гликопротеина, представляют собой в настоящее время лучший доступный инструмент.

    1. Введение: Функции гликопротеинов ВГС

    Гликопротеины Е1 и Е2 вируса гепатита С (ВГС) являются наиболее важными мишенями для нейтрализующих антител (АТ). Это прямое следствие их роли в опосредовании проникновения вируса в восприимчивые клетки рН- и клатрин-зависимым образом [1-5]. Два гена, кодирующие гликопротеины ВГС, расположены в N-концевой части генома ВГС. Гликопротеины первоначально экспрессируются как часть полипротеина вируса, при этом зрелые белки высвобождаются под действием сигнальной пептидазы клетки-хозяина и пептидазы сигнального пептида [6].В зависимости от изолята вируса зрелый расщепленный белок Е1 содержит 192 аминокислоты, а Е2 — от 363 до 369 аминокислот. Гликопротеины образуют гетеродимеры за счет взаимодействия между их трансмембранными доменами, каждый из которых сопровождает укладку другого во время синтеза [7, 8]. Аминокислотная изменчивость в белках E1 и E2 превышает 37% среди инфекционных первичных изолятов, что подчеркивает чрезвычайное генетическое разнообразие, которое допустимо в генах E1 и E2 [9]. Наибольшая аминокислотная вариация наблюдается в трех гипервариабельных областях (ГВР) белка Е2 [10–12].HVR1 представляет собой область из 26-27 аминокислот на крайнем N-конце E2 и демонстрирует наибольшую вариабельность полипротеина HCV. HVR2 находится проксимальнее CD81-связывающих областей E2, тогда как межгенотипическая вариабельная область (IgVR) расположена ближе к трансмембранному домену E2 [12]. Несмотря на эту гетерогенность, оба белка обладают консервативными N- и O-связанными гликанами, и имеются доказательства обширного гликозилирования на поверхности обоих белков [13, 14]. Е2 является основным рецептор-связывающим белком, взаимодействующим с молекулами клеточной поверхности CD81, SR-BI и окклюдином [15-17].Взаимодействие между Е2 и рецепторами клеточной поверхности хорошо описано: поверхность связывания с CD81 представляет собой прерывистую поверхность, охватывающую три высококонсервативных участка белка Е2 [18–20], а взаимодействие с SR-BI, как полагают, опосредовано N-концевая гипервариабельная область (HVR1) белка Е2 [21]. Блокада взаимодействий с рецепторами, вероятно, является основным действием нейтрализующих АТ.

    2. Структура Е1 и Е2

    Прямых данных о структуре и доменной архитектуре гликопротеинов Е1 и Е2 немного. Попытки кристаллизовать эти белки до сих пор не дали точной структуры. В результате попытки приписать доменные структуры этим белкам использовали комбинацию вычислительных моделей [22] и биохимических анализов [23]. Ранние исследования структуры E2 картировали первичную аминокислотную последовательность HCV на кристаллической структуре прототипа белка Flavivirus E, обладающего архитектурой слитого белка типа II [22]. Недавние анализы картировали паттерны дисульфидных мостиков внутри эктодомена E2, обнаруживая паттерны, совместимые со слитым белком типа II [23].В этом исследовании были определены три домена, относящиеся к трем классическим доменам гликопротеинов Flavivirus , DI, DII и DIII. В этой модели DI является прерывистым и имеет иммуноглобулиновую складку, включающую сайт связывания CD81. Предполагается, что DII обладает гидрофобным слитым пептидом. Однако представители родов Hepacivirus и Flavivirus имеют лишь отдаленное родство. Исследования, описывающие кристаллическую структуру белка Е2 пестивируса, поставили под сомнение правильность присвоения классификации типа II гликопротеину ВГС [24, 25]. Белок Pestivirus обладает ранее неописанной четырехдоменной структурой с четырьмя смежными доменами. Хотя этот класс структуры еще не может быть отнесен к HCV/E2, эти данные иллюстрируют возможность того, что гликопротеин HCV может принадлежать к еще не описанному классу слитых белков.

    Структура E1 оказалась еще более сложной. Экспрессированный в отсутствие Е2, Е1 агрегирует и неправильно сворачивается, что делает невозможным структурный анализ [26, 27]. Это согласуется с сообщениями о том, что Е1 может содержать гидрофобный пептид, необходимый для слияния оболочки [28, 29].В отсутствие прямых структурных доказательств многие исследования изучали антигенную структуру белков Е1 и Е2, чтобы выяснить их архитектуру.

    3. Антигенная структура гликопротеина HCV/E2

    Существует множество данных, описывающих роль нейтрализации антител в защите от инфекции HCV, которая недавно была в центре внимания обзоров Edwards et al. [30] и Fafi-Kremer et al. [31]. Здесь мы сосредоточимся на связывании антител со специфическими эпитопами в HCV/E2 и на различных свойствах антител, нацеленных на эти эпитопы.

    Гликопротеин Е2, по-видимому, является более иммуногенным из двух гликопротеинов ВГС [53]. Исследования по выделению моноклональных антител (мАт) у инфицированных ВГС лиц и экспериментально иммунизированных животных выявили преимущественно изолированные антитела против Е2. Эпитопы можно классифицировать как линейные (распознающие линейные пептиды с контактными остатками, которые находятся всего в нескольких остатках друг от друга) или чувствительные к конформации (с контактными остатками, удаленными вдоль первичной аминокислотной последовательности, но проксимальными в трехмерном пространстве, занимаемом белком). .Многие АТ, полученные при иммунизации рекомбинантными формами гликопротеинов, распознают линейные эпитопы [32, 54]. Напротив, мАТ, выделенные от инфицированных людей, чаще распознают конформационно-чувствительные эпитопы [43, 46, 55] (табл. 1 и 2). Таким образом, природа иммуногена имеет решающее значение для качества продуцируемого ответа антител. Это также отражается в нейтрализующей способности МКА, выделенных двумя подходами, в то время как многие МКА человека обладают нейтрализующей активностью [44, 56–58], мышиные МКА, распознающие линейные эпитопы, имеют ограниченную специфичность и не обладают нейтрализующими свойствами [3].




    ND

    мАт Происхождение эпитопов Генотип ширина нейтрализации (HCVpp) Генотип широта нейтрализации (HCVCC) in vivo тестировали Escape General ссылки
    9/27 RAT Linear 1A 1A, 2A Н.D. [3, 28, 32]
    HCV-AB68 человек Convormational 4 1B ND Да Да [33]
    AP33 (MRCT10. V362 ) Мурина (гуманизированный) Linear 1-6 1A, 2A Да Да Да [34-36]
    3/11 Rat 1, 2, 4, 5, 6 1а, 2а Н.D. [3, 28]
    2/69A RAT Конформационный 1A, 2A 1A ND [3, 28, 37]
    11 / 20 RAT Конформационный 1 ND ND ND ND [3, 28]
    1/39 RAT Конформационный 1 ND Н. D.
    H77.16 Мышиный Конформационный Н.Д. [38]
    H77.39 Мышиные Конформационный ND 1a Нет
    J6.36 Мышиные Конформационный ND 2a Нет НД
    J6.103 Мышиные Конформационный ND Нет ND
    ВГС1 Человека Линейный 1a, 1b, 2b, 3а, 4а Да Да . 1а, 1б [42]
    HC-11 Человек Конформационный Н.D. 2A NO NO Да Да
    CBH-5 человек Конформационный 1-6 1-6 2A, 2B N.d. [43, 44]
    CBH-7 CBH-7 CBH-7 Change 4A 1, 2, 4 2A, 2B ND
    A8 человека Conformation 1 –6 Н. Д. [45]
    1: 7 1: 7 человек Convormational 1-6 2A NO ND
    AR2A человек Конформационный 1A, 2A, 2B, 4 , 5 ND ND [46] [46] [46] [46] [46] [46]
    Ar3a AR3A человека 1-6 1-6 Да Н. D [46]
    AR3C человек человек 4 1A, 1b, 2A, 2b, 4, 5 2A ND
    AR3D человека Conformation 1A , 1б, 2а, 2б, 4, 5 Н.D.
    AR4A Человек Конформационный 1–6 1–6 Да Н.Д. [26]
    AR5A Человек Конформационный 1a, 1b, 4, 5, 6 1A, 2A, 4, 5, 6 ND ND
    HC33. 1 HC33.1 HC33.1 HC33.1 человек Linear N.d. 1A-6A NO N.d. [47]
    HC33.4 HC33.4 человек Linear ND 1A-6A 1A-6A ND ND
    HC33.8 HC33.8 человек Linear ND 1A, 2А, 4А ND ND
    HC33.29 человек Линейный ND ND 1A, 2A, 4A ND
    MU5B3 (HU5B3. V3) Murnine (гуманизированный) Linear 1A, 1b, 2A 2A NO Да [36] [36]
    HC84-1 человек 1A 1а–6а [48] ​​
    HC84-27 HC84-27 1A 1A-6A
    E20 человек Конформационный 1A, 1б, 2а, 2б , 4, 5 (Н.D. На 3 и 6) 1A, 2A ND [49-51] [49-51]
    E137 E137 человек Конформационный 1A, 1B, 2A, 2B, 4, 5 ( ND на 3 и 6) 1A, 2A ND ND [50-52]

    Nd: не определены.

    В первоначальных попытках картирования мышиных mAb использовались перекрывающиеся панели линейных пептидов, созданные на основе эталонных изолятов [32].Это определило ряд эпитопов, которые были доступны на рекомбинантных белках и вирусоподобных частицах как на E1, так и на E2, которые были иммуногенными, когда животных иммунизировали рекомбинантными белками [54]. За некоторыми заметными исключениями, mAb, распознающие линейные пептиды, демонстрировали ограниченные модели распознавания и нейтрализации. Это было особенно заметно для mAb, распознающих эпитопы в HVR1, а также для других Ab, распознающих линейные эпитопы [3] (таблица 2).

    3.1. HVR1 как мишень для антител

    После ранних исследований ответа антител на HCV HVR1 считался основной иммунодоминантной областью нейтрализации в белке E2.Антитела, направленные на HVR1, были выделены из инфицированных шимпанзе и защищены от инфекции [59]. Это было подтверждено косвенными доказательствами того, что изменчивость последовательности в HVR1 во время хронической инфекции соответствует отбору конкретных вариантов HVR1, предполагая, что нейтрализация Ab управляет отбором квазивидов HVR1 [60]. Впоследствии было установлено, что HVR1 играет непосредственную роль во проникновении, связывании с SR-BI и повышении инфекционности [17, 21, 61, 62]. HVR1 также модулирует нейтрализацию антителами, нацеленными на консервативный сайт связывания CD81 [63], что позволяет предположить, что наблюдаемая генетическая гетерогенность может способствовать персистенции в присутствии антител хозяина, широко нейтрализующих антитела.HVR1 действует как иммунная ловушка и предотвращает генерацию защитного ответа Ab на консервативные эпитопы в областях, необходимых для функции E2 [63]. Картирование выявило несколько эпитопов в области HVR1, все из которых ограничены в своей реактивности. Эти Abs имеют разные свойства. АТ, нацеленные на самый N-конец Е2, не обладают нейтрализующей активностью [3]. Напротив, крысиное mAb 9/27 ингибирует связывание E2 с SR-BI и сильно нейтрализует инфекционность штаммов генотипа 1a [3, 64]. Это mAb картировано на эпитопе в C-концевой половине HVR1 из 27 аминокислот, как и другие HVR1-специфические Ab, которые нейтрализуют инфекцию [65]. Совсем недавно при скрининге больших панелей mAb, полученных в результате иммунизации мышей, были выявлены нейтрализующие Ab с эпитопами на С-конце HVR1 (J6.36, J6.103 и H77.16), которые ингибируют взаимодействие E2 с SR- БИ (табл. 1) [38]. Эти исследования подчеркивают не только потенциал антител против HVR1 для предотвращения инфекции, но и ограничения ограниченной реактивности из-за вариации последовательности в первичных изолятах HCV по линейным эпитопам в этой области, что недавно было подтверждено в клинических испытаниях фазы 1B [66].

    3.2. Эпитопы в области 412–423 аминокислот (эпитоп I)

    Сразу после HVR1 находится высококонсервативная область генома ВГС. Ранние исследования идентифицировали мышиные mAb, которые связывались с этой областью в белках, представляющих генетически разнообразные штаммы HCV [28, 32, 54]. Было установлено, что эта область играет важную роль в формировании комплексов Е2 с CD81 [28] и играет непосредственную роль во входе, опосредуя связывание CD81 [19]. Было обнаружено, что мышиные mAb (AP33 и 3/11), которые распознают пептид, определенный как аминокислоты 412–423 (также известный как эпитоп I) полипротеина HCV, эффективно нейтрализуют проникновение (таблица 1) [3, 34].Хотя изначально считалось, что эти Ab распознают один и тот же консервативный эпитоп, молекулярное рассечение их соответствующих контактных остатков показало, что они распознают перекрывающиеся эпитопы с разными нейтрализующими потенциалами [35]. В частности, AP33 обладал очень высокой нейтрализующей активностью, связываясь с контактными остатками в положениях L413, N415, G418 и W420. Напротив, mAb 3/11 образовывали взаимодействия с остатками N415, W420 и h521 и нейтрализовали ту же панель вирусов с меньшей активностью [35].Взаимодействие АР33 с его эпитопом было впоследствии подтверждено решением кристаллической структуры пептида Е2 в комплексе с АР33 [67, 68]. Недавно были описаны другие mAb, распознающие эту область, в том числе mAb человека HCV1 [39], которые связываются преимущественно в положениях L413 и W420 [69]. Выделение мышиных антител с использованием процедуры скрининга нейтрализации также выделило широко нейтрализующее mAb, H77.39, которое распознало эту область [38]. Скрининг этого mAb со случайной мутантной библиотекой E2 привел к тому, что остатки N415 и N417 являются важными для распознавания.Действительно, из всех 78 mAb против E2, проверенных в этом анализе, это было намного более эффективным в отношении нейтрализации инфекции. Помимо блокирования взаимодействия с CD81, H77.39 также ингибировал связывание SR-BI с E2, что позволяет предположить, что близость связывания этого mAb с HVR1 приводит к двум комбинированным режимам нейтрализующего действия. Вместе эти данные подтверждают, что в этой высококонсервативной области E2 существуют дискретные, перекрывающиеся эпитопы нейтрализации. Интересно, что все mAb, проанализированные до сих пор, требуют W420 в качестве контактного остатка.Описано, что этот остаток имеет решающее значение для связывания с CD81 [19], образуя одну из прерывистых областей конформационно-чувствительного сайта связывания CD81 [70]. Блокада взаимодействия с CD81 является вероятным способом нейтрализации этих антител, и ясно, что этот участок белка играет критическую роль на пути проникновения HCV.

    Исследования распространенности антител, направленных на эту область, у хронически инфицированных лиц выявили очень низкую серопревалентность [37, 71], что свидетельствует о том, что эта область не является природно-иммуногенной.Важно отметить, что в то время как около 2,5% хронически инфицированных лиц вызывали реакцию антител на область, менее 1% инфекций приводили к ответу антител, содержащему антитела, обладающие той же эпитопной специфичностью, что и AP33 [71]. Антитела, полученные непосредственно от тех пациентов с обнаруживаемым ответом на область, охватывающую 412–423 аминокислоты, были способны широко и эффективно нейтрализовать инфекцию, подчеркивая эффективность антител в этой области. В альтернативном подходе Abs, очищенные от гипериммунного глобулина за счет реактивности с пептидом, соответствующим аминокислотной области 412–419, эффективно нейтрализуют проникновение, демонстрируя, что эпитопы без консервативного триптофана в аминокислоте 420 также способствуют нейтрализации. В совокупности эти исследования демонстрируют, что антитела в этой области обладают потенциалом для терапевтического введения и разработки вакцин.

    3.3. Прерывистая область связывания CD81 как мишень для антител

    В то время как обнаружение линейных эпитопов, распознаваемых моноклональными антителами, такими как АР33, является относительно простым процессом с использованием перекрывающихся пептидов, идентификация контактных остатков конформационно-чувствительных антител, нацеленных на прерывистый сайт связывания CD81, требует сочетание техник.Мы и другие авторы картировали ряд антител, направленных на гликопротеины ВГС, используя комбинацию мутагенеза со сканированием отдельных остатков, аланин-сканирующего мутагенеза, аффинного отбора мимотопов из случайных фаговых пептидных библиотек, картирования с использованием случайных библиотек дрожжевого дисплея и конкурентного анализа с МКА. узнавание линейных пептидов [38, 44–46, 49, 52]. Эти анализы идентифицировали прерывистый сайт связывания CD81 как ключевую консервативную детерминанту нейтрализации. Анализ нейтрализующего потенциала антител против всех шести основных генотипов HCV выявил ключевые консервативные аминокислоты, которые были общими для взаимодействия с CD81 и нейтрализующими mAb.Было описано, что одна важная область E2, участвующая в этом взаимодействии, находится между аминокислотами 523 и 535 [19]. Многие широко нейтрализующие анти-Е2 mAb человека распознают один из небольшого числа консервативных остатков в этой области, включая G523, Y527, W529, G530 и D535 (таблица 1) [44–46, 49, 52]. Однако, как и в случае с мАТ, направленными к линейному участку 412–423, разные мАТ имеют немного разные контактные остатки. Этот участок соответствует «антигенному домену B», определенному Кеком и его коллегами, и «антигенному участку 3» (AR3), определенному Law et al.[46, 72]. Эта область, по-видимому, является иммуногенной при естественной инфекции, так как моноклональные антитела человека к перекрывающимся эпитопам в этой области были выделены от независимых пациентов с использованием аффинной селекции из библиотек антител, отображаемых на фагах [46, 55, 73], или трансформации человеческих В-клеток из вируса гепатита С. инфицированных лиц [44, 72, 74]. Нейтрализующие мышиные mAb в эту область также были выделены после иммунизации E2 [38]. Интересно, что существует третий класс антител, нацеленных на эту область, типичным примером которого являются моноклональные антитела человека, выделенные из библиотеки фагового дисплея, e137 [52, 75].Это mAb обладает уникальной эпитопной специфичностью, которая перекрывает как 412–423, так и 523–535 нейтрализующие области. Ключевыми контактными остатками являются T416, W420, W529, G530 и D535, что позволяет предположить, что AR3 и кластер эпитопов, типичный для AP33, расположены проксимальнее на поверхности белка E2, связанного с вирионами [52]. Недавно был описан еще один уникальный эпитоп, перекрывающий сайт связывания CD81. Иммунизация альпаки рекомбинантным Е2 приводила к продукции антител только к тяжелой цепи против Е2 (HCAb) со специфичностью к эктодомену Е2 [76].Клонирование антигенсвязывающих доменов этих Ab (нанотел) идентифицировало нанотело D03, обладающее эпитопной специфичностью к консервативным аминокислотам N415, G523 и T526. Это нанотело было способно как нейтрализовать инфекционность, так и предотвратить передачу ВГС от клетки к клетке. В совокупности эти данные свидетельствуют о том, что сайт связывания CD81 является многообещающей мишенью для введения терапевтических антител. Он высококонсервативен [19], и существует абсолютное требование связывания CD81 для проникновения во все описанные до сих пор штаммы [5, 9, 21, 77].Эта область также устойчива к появлению ускользающих мутаций [42], что указывает на то, что терапия может не страдать от краткосрочной эффективности.

    3.4. Другие эпитопы в E2

    В дополнение к этому основному антигенному участку, перекрывающемуся с сайтом связывания CD81, другие антигенные домены также были определены в независимых исследованиях по реактивности на моноклональные антитела человека. Область, содержащая эпитоп нейтрализации ограниченного типа (AR2), тесно перекрывает «антигенный домен С», определяемый mAb CBH-7 и AR2A, с центром на остатке аспарагина в положении 540 [46, 72]. Хотя эта область эпитопа подробно не охарактеризована, конкурентные анализы показали, что этот эпитоп отличается от эпитопов, распознаваемых конформационно-независимыми mAb мыши. Ограниченная нейтрализация, наблюдаемая CBH-7 и AR2A, позволяет предположить, что положения аминокислот, устойчивые к изменению, являются мишенью для этих антител. Из этого можно сделать вывод, что эти области E2 вряд ли будут играть ключевую роль во входном каскаде и, следовательно, вряд ли будут хорошим выбором для терапевтического вмешательства.Также была идентифицирована дополнительная антигенная область, AR1, с контактными остатками вокруг V538 и N540. Он также перекрывается с эпитопом CBH-7 [46], но не обладает нейтрализующей активностью. Поразительно, что, несмотря на различия в фенотипе между Ab, представляющими разные антигенные области, все их эпитопы, по-видимому, группируются вокруг небольшой области поверхности E2 в предполагаемом DI [23]. Необходим структурный анализ, чтобы выяснить, так ли это, или же общая конкуренция с CBH-7 обусловлена ​​стерическими затруднениями.

    Недавно были предложены две дополнительные антигенные области. Хорошо известно, что сайт связывания CD81 является наиболее вероятной мишенью для нейтрализации антител, выделенных из библиотек антител человека, Джанг и его коллеги предварительно заблокировали гликопротеин Е2 с помощью антител с известным сайтом связывания CD81 перед тем, как выбрать библиотеку антител, отображаемых на фаге, на предмет их сродства к белковый комплекс [26, 78]. В результате были получены новые антитела со специфичностью к эпитопам за пределами сайта связывания CD81, связывающиеся с областями, определенными как «антигенные области 4 и 5» (AR4 и AR5).Примечательно, что mAb AR4A эффективно нейтрализует ряд генетически разнообразных штаммов и способно ограничить инфекцию in vivo [26]. Связывание AR4A и AR5A зависело от присутствия E1, а также E2, что позволяет предположить, что конформация гетеродимера важна для их эпитопов. Действительно, некоторые мутации в Е1 влияли на связывание обоих этих антител. Однако было обнаружено, что отдельные остатки в E2 важны для каждого из этих Ab, при этом D698 необходим для связывания AR4A, тогда как R639 необходим для связывания mAb с AR5A (таблица 1).Эти эпитопы расположены в неописанном иначе кластере в проксимальной области мембраны в E2. Однако, как и в случае с AR1, AR2 и AR3, наблюдалось, что AR5A конкурирует с mAb CBH-7, помещая эпитоп этого mAb человека в центральное положение, перекрывая различные антигенные поверхности Е2. Напротив, AR4A не конкурировал с CBH-7, что подчеркивает уникальную природу этого эпитопа Ab.

    4. Ненейтрализующие/интерферирующие антитела к ВГС/Е2 и топография эпитопов-мишеней
    4.1. Концепция Ab-опосредованного вмешательства

    Исторически хорошо известна концепция ненейтрализующего/препятствующего извлечению Abs патогенами. Впервые это было выдвинуто Дульбекко и соавт. в 1956 г., анализируя опосредованную антителами нейтрализацию двух вирусов животных (западного конского энцефаломиелита и полиомиелита типа 1). В частности, они наблюдали ингибирование нейтрализации вируса некоторыми образцами сыворотки, которые, вероятно, содержали антитела, способные ингибировать связывание нейтрализующих антител, не влияя на инфекционность вируса [79].

    В последующие годы это явление приобрело постепенно актуальный интерес, учитывая его возможную роль в возникновении хронических вирусных инфекций, при которых вирус персистирует, несмотря на наличие избытка нейтрализующих антител. В частности, совсем недавно его роль широко обсуждается для ВГС и других гипервариабельных вирусов (таких как грипп и ВИЧ) в качестве дополнительного механизма ускользания для постоянного преодоления гуморального иммунного ответа хозяина [80-86].

    В настоящее время mAb представляют собой наилучшие доступные инструменты для изучения роли ненейтрализующих/интерферирующих В-клеточных эпитопов, обеспечивая их стандартизированное поведение по сравнению с поликлональными препаратами (т.специфическая реактивность с отдельными антигенными детерминантами) и действительно идеальные зонды для изучения пространственного отношения или топографии вирусных эпитопов-мишеней и их роли в нейтрализации [87].

    4.2. Роль ненейтрализующих/интерферирующих антител при HCV-инфекции

    Гипотеза о механизме АТ-опосредованной интерференции при HCV-инфекции была впервые исследована с использованием mAb против HCV/E2, выделенных от хронически инфицированного HCV пациента [88]. В частности, мы наблюдали, что связывание моноклональных Fab-фрагментов с HCV/E2 вызывало конформационные изменения, модифицирующие паттерны связывания Fab-фрагментов и снижающие с отрицательным синергетическим эффектом Fab-опосредованную активность нейтрализации связывания (NOB) с рецептором CD81.Действительно, наше исследование выдвинуло гипотезу о том, что некоторые клоны Ab обладают потенциалом модифицировать конформацию HCV/E2 и что в этом состоянии связывание этого гликопротеина с его клеточной мишенью менее подвержено ингибированию некоторыми клонами Ab.

    Совсем недавно в статье Zhang et al. точно продемонстрировали нашу гипотезу и картировали задействованные эпитопы В-клеток HCV/E2 [89]. В частности, они заметили, что нейтрализующим антителам, направленным против области E2, участвующей в связывании ВГС с CD81 и, в частности, включающей эпитоп I, может препятствовать присутствие ненейтрализующих антител, которые связывают остатки в пределах эпитопа II, охватывающие аминокислотные остатки 434– 446. Интересно, что они наблюдали, что блокирование или делеция этих интерферирующих антител, специфичных к эпитопу II, не только повышало нейтрализующий титр HCV-положительных сывороток, содержащих как антитела, специфичные к эпитопу I, так и к эпитопу II, но также обнаруживало более широкий межгенотипический нейтрализующий ответ.

    Недавно мы подтвердили наблюдение Zhang et al. с использованием mAb против HCV/E2 и анализа их активности in vitro с помощью анализов нейтрализации HCVcc и HCVpp [50]. В частности, было обнаружено, что среди мАт, выделенных от хронически инфицированного ВГС пациента, человеческое мАт е509, распознающее остатки в пределах эпитопа II, было способно препятствовать широкой нейтрализующей активности мышиного мАт АР33, которое, как известно, связывают область эпитопа I.В частности, анализы конкуренции предполагают, что связывание e509 мешает активности AP33, стерически препятствуя его связыванию с его эпитопом или, возможно, индуцируя конформационные изменения на E2, которые ингибируют взаимодействие AP33.

    С другой стороны, активность двух других моноклональных антител с широкой перекрестной нейтрализацией, е20 и е137, не подвергалась минимальному влиянию е509. Одной из причин отсутствия интерференции, вероятно, является то, что е20 и е137 в основном связываются с остатками, являющимися мишенями для нейтрализующих антител, в другой CD81-связывающей области HCV/E2 (в частности, той, которая охватывает аминокислотные остатки 529–535) за пределами эпитопа I и, следовательно, потенциально менее подвержены интерферирующему действию антител, направленных против эпитопа II.Более того, в отличие от АР33, е20 и, в частности, е137 также связывают остатки внутри интерферирующего эпитопа II, но с более высокой аффинностью, чем е509, тем самым вытесняя его из HCV/E2. На самом деле, как предположили Duan et al. а также недавно подтвержденная в работе Keck et al., нейтрализующая способность, по-видимому, коррелирует с общей аффинностью связывания этих mAb с эпитопом II [40, 47]. Кроме того, аналогично e20 и e137, было описано, что некоторые mAb, которые связывают антигенный домен B HCV/E2, также содержат остатки, расположенные внутри эпитопа II (таблица 1) [42].

    В отличие от этих результатов, мы недавно наблюдали, что различные антитела, нацеленные на область, охватывающую эпитоп II, не только нейтрализовали инфекцию HCVpp и HCVcc, но и усиливали нейтрализацию, опосредованную антителами, нацеленными на область, охватывающую эпитоп I. В частности, для этих исследований мышиные и Были использованы крысиные mAb AP33 и 2/69a (последнее нацелено на эпитоп II), а также фракции иммуноглобулинов человека, аффинно очищенные на линейных пептидах, представляющих отдельные домены HCV/E2, кластеризованные в областях 412–426 и 434–446.Объединив эти антитела вместе, мы не смогли продемонстрировать какого-либо ингибирования между этими двумя группами антител [37]. Эти результаты предоставили доказательства того, что вмешательство ненейтрализующих антител, по крайней мере, в области, охватывающей остатки 434–446, не является механизмом персистенции HCV у хронически инфицированных людей, как это было первоначально предложено Zhang и его коллегами.

    Однако это исследование подтвердило, как ранее наблюдали другие группы и анализ связывания сыворотки пациентов с эпитопом I и эпитопом II, что эти две области являются коиммуногенными, несмотря на то, что обе они распознаются в сыворотках только небольшой подгруппы пациентов. [35, 89].Действительно, это наблюдение дополнительно подтверждает известную низкую иммуногенность области эпитопа I по сравнению с эпитопом II, учитывая также менее консервативную природу этого последнего эпитопа [35]. Кроме того, эти данные подтверждают в основном конформационную природу эпитопа II, как предполагалось ранее нашими данными и предыдущими структурными исследованиями [23, 90]. Фактически, как и ожидалось, анализы связывания, проведенные на пептидах, охватывающих конформационные области, не могли полностью предсказать их иммуногенность, поскольку антитела, направленные против конформационных эпитопов, не могли быть обнаружены.Действительно, мы обнаружили, что в зависимости от инфицированного человека антитела, нацеленные на область, охватывающую эпитоп II, могут различаться по фенотипу в соответствии с их эпитопной специфичностью или могут проявлять двойной фенотип [37].

    В соответствии с этими выводами Keck et al. описали моноклональные антитела человека против HCV/E2, связывающие чувствительные к конформации эпитопы, охватывающие также некоторые остатки в интерферирующей области 434–446. Эти mAb широко нейтрализуют и не приводят к мутациям, ускользающим от вируса, что демонстрирует функциональную важность их эпитопов.Авторы заключают, что не все антитела, направленные против эпитопа II, являются интерферирующими и что эта активность может быть ограничена антителами, распознающими линейные эпитопы внутри него [58].

    Кроме того, в более поздней работе Keck et al. выделенные моноклональные антитела человека (названные HC33), направленные против пептида, охватывающего область эпитопа I, обладающие различной нейтрализующей активностью в отношении HCVcc генотипов 1–6 в зависимости от их аффинности к антигену. Более того, они наблюдали однонаправленную конкуренцию за связывание с E2 между mAb HC33 и mAb человека в районе 434–446 аминокислот.Кроме того, когда нейтрализующие mAb HC33 комбинировали с mAb HC-11 или HC84 (эпитопы которых охватывают предложенный «антигенный домен D» и имеют контактные остатки, расположенные внутри эпитопа II), они наблюдали антагонистический эффект при более низких концентрациях Ab и синергический эффект при более высокие концентрации Ab как при нейтрализации, так и при анализе NOB [47].

    Следует отметить, что в другой недавней статье была подтверждена возможность вмешательства, опосредованного Ab, в экспериментах in vivo .В частности, при лечении хронически инфицированного HCV шимпанзе с использованием mAb HCV1 авторы наблюдали интерферирующий эффект, вероятно опосредованный антителами, сыворотки шимпанзе на нейтрализующую активность HCV1. Фактически, подобно AP33, HCV1 распознает область эпитопа I E2 с сопоставимой аффинностью [91].

    Кроме того, недавние клинические испытания на пациентах, инфицированных ВГС генотипа 1а, перенесших трансплантацию печени, показали восстановление вирусной активности через 28 и 2 дня после трансплантации у пациентов, получавших mAb HCV1, и у пациентов, получавших плацебо, соответственно.Авторы наблюдали появление вирусных вариантов в области эпитопа I, которые могли определять уклонение от нейтрализации HCV1 [92]. Однако возможные антитела, мешающие пациенту, могут негативно влиять на нейтрализующую активность mAb, но авторы не исследовали этот возможный механизм ускользания.

    4.3. Топография эпитопа II HCV/E2

    Как и предполагалось, в отличие от высококонсервативной природы эпитопа I, эпитоп II менее консервативен, поскольку он расположен в пределах третьей гипервариабельной области E2 (HVR3), которая также охватывает другую нейтрализующую область связывания CD81. , предполагая конформационно-чувствительный характер эпитопа II [18].

    В связи с этим Duan et al. точно картировали аминокислотные остатки эпитопа II, связанные с ненейтрализующими/интерферирующими антителами. В частности, они выделили четыре mAb мыши, два из которых (№8 и №41) были способны нейтрализовать in vitro ВГС генотипа 1а, а два других (№12 и №50) не смогли нейтрализовать вирус. Интересно, что mAb #12 может препятствовать нейтрализующей активности поликлонального антитела шимпанзе и специфического препарата человеческого иммуноглобулина, направленных против эпитопа I HCV/E2.Авторы действительно предсказали, что остатки W437, L438 и L441 (расположенные в эпитопе II) были общими точками прямого контакта для связывания mAb № 8, № 41, № 12 и № 50. Интересно, что на связывание #12 и #50 больше влияла замена в L441 и F442, чем в #8 и #41, что позволяет предположить, что эти остатки могут быть больше связаны со связыванием ненейтрализующих антител, а не нейтрализующих антител (таблица 1) [40]. ]. Более того, в недавней работе Deng et al., пытаясь лучше определить на атомном уровне фундаментальный механизм опосредованной антителами нейтрализации, сообщили о кристаллической структуре пептида эпитопа II в комплексе с mAb #8.В частности, эта группа обнаружила, что mAb #8 взаимодействует как с С-концевой α -спиралью (контактирует с аминокислотными остатками W437 и L438), так и с N-концевой петлей (контактирует с аминокислотными остатками E431 и N434) эпитопа II. Действительно, авторы предположили, что нейтрализация может быть достигнута за счет разветвленного связывания Ат с этими двумя областями по сравнению с ненейтрализующими Ат, которые просто связываются только со спиральной структурой α эпитопа II [41].

    В связи с этим проведение метаанализа данных, представленных Duan et al. , мы можем наблюдать, что замены в W437 и F442 влияли также на связывание е20, е137 и е509, тогда как замены в L438 и L441 влияли только на связывание е137 и е509, что еще раз подтверждает предположения авторов о том, что и L441, и F442 являются детерминантами связывания. ненейтрализующих и интерферирующих АТ [40, 49, 50, 52].

    Наконец, предсказанное распознавание W437 белками e20 и e137 не ограничивает их профиль перекрестного распознавания и перекрестной нейтрализации различных генотипов/изолятов, как, наоборот, наблюдали Duan et al.[40]. Необходимо провести дальнейший анализ связывания этих двух перекрестно нейтрализующих mAb с N-концевой петлей эпитопа II. Однако, подобно другим ранее описанным широко нейтрализующим mAb, механизм нейтрализации e20 и e137, по-видимому, опосредован узнаванием различных прерывистых конформационных эпитопов, включающих аминокислотные области 412–424, 436–447 и 523–540 гликопротеина HCV/E2. [42, 52]. Фактически, как предположили Lapierre et al., широко нейтрализующая активность этих mAb является результатом узнавания скорее структурных детерминант, чем специфических остатков конформационного эпитопа II [90]. Эти предположения повышают вероятность того, что остатки L441 и F442 оба являются контактными остатками только для e509 и, таким образом, подтверждают, что последовательность 441-LFY-443 связана с ненейтрализацией вируса [40].

    Однако роль (и само существование) препятствующих антител в воздействии на ВГС-инфекцию все еще остается спорным, и, как пришли к выводу сами авторы, следует соблюдать осторожность при дифференциации нейтрализующих антител от ненейтрализующих антител исключительно на основе их остаточной специфичности. .Действительно, незначительное изменение остатков на границе раздела Ат-антиген, сдвиг рамки эпитопа между генотипами/изолятами, а также изменение аффинности связывания могут изменить способность этих Ат к распознаванию и, следовательно, могут модулировать их активность [40].

    Интересно, что в соответствии с предполагаемой моделью фолдинга E2 все три вышеупомянутых участка должны лежать рядом друг с другом на гликопротеине [23]. Следовательно, это структурное предсказание, возможно, подтверждает мешающий эффект антител, направленных на эпитоп II. Однако, хотя эта предсказанная структура в настоящее время является наилучшей доступной моделью, эти выводы нельзя утверждать абсолютно. Для этой цели наличие кристалла Е1-Е2, безусловно, ускорит точное выяснение пространственной близости нейтрализующих и интерферирующих эпитопов в структуре Е1-Е2 и, следовательно, развитие вакцины на основе структуры.

    Наконец, низкая распространенность и низкий титр антител, реагирующих с эпитопом I, в сыворотке как при хронических, так и при разрешенных острых инфекциях дополнительно подтверждают гипотезу о конформационном маскировании соседними областями, такими как эпитоп II [71, 89].На самом деле, Чжан и др. первоначально выдвинули идею о том, что как только эпитоп II связывается с антителом, сайт эпитопа I становится замаскированным и больше не может быть распознан специфическими нейтрализующими антителами. Действительно, истощение антител к эпитопу II в плазме хронически инфицированного пациента с HCV и вакцинированных шимпанзе восстанавливало неопределяемую в других отношениях активность нейтрализации перекрестного генотипа [89]. Другая возможность заключается в том, что начальное связывание мешающих антител с областью, содержащей эпитоп II, может вызывать конформационные изменения на Е2, которые ингибируют связывание антител, направленных против эпитопа I, как недавно предположили Lapierre et al.для других антител против HCV/E2 [90].

    Таким образом, описанные выше расходящиеся наблюдения могут зависеть от различной специфичности АТ, присутствующих в используемых поликлональных препаратах, и, возможно, также от разных генотипов ВГС, инфицирующих рассматриваемую когорту пациентов. Более того, различные стратегии, используемые при выделении антител, направленных к эпитопу I и эпитопу II, могут объяснить различные полученные данные. Фактически, иммуноглобулины, очищенные на пептидах, представляющих различные области HCV/E2, явно направлены против линейных эпитопов; эти препараты, безусловно, отличаются от mAb, клонированных с использованием полноразмерного гликопротеина HCV/E2, которые, скорее всего, направлены против конформационных эпитопов, включая также остатки вне исследованных линейных участков.

    Подводя итог, можно сказать, что несколько работ в области ВГС подтверждают существование интерферирующих популяций антител и выдвигают гипотезу об их возможной роли в персистенции ВГС, что продемонстрировано с использованием различных препаратов антител, таких как препараты иммуноглобулина, полученные из плазмы человека, моноклональные антитела человека и сыворотки иммунизированных животных. с рекомбинантными пептидами HCV/E2. Возможный механизм, ведущий к интерференции, все еще остается спорным, но были выдвинуты гипотезы как о прямом стерическом затруднении, так и об индуцированных конформационных изменениях антигена.С другой стороны, другие статьи не подтверждают эти данные, предполагая, что предполагаемый мешающий эпитоп II может быть мишенью для антител, обладающих широкой нейтрализующей активностью. Однако другие исследования предполагают, что мешающие антитела существуют, но их общий эффект может быть обусловлен наличием нейтрализующих антител с различными свойствами связывания и инфицирующим генотипом ВГС. Безусловно, необходимы дальнейшие работы по дальнейшему изучению роли этих мешающих субпопуляций антител в естественных условиях в персистенции ВГС.

    5. Выводы

    Хотя большая часть исследований нейтрализующих эпитопов была сосредоточена на гликопротеине Е2, некоторые нейтрализующие детерминанты были идентифицированы также в Е1. Попытки идентифицировать антитела против Е1 были затруднены плохой укладкой Е1 при экспрессии in vitro [93]. Несмотря на это, было установлено, что mAb, направленные к аминокислотной области E1 192–211, перекрестно реагируют с образцами E1, представляющими несколько генотипов, и нейтрализуют проникновение [94], в то время как нейтрализующие mAb IGH505 и IGH526 распознают эпитоп между 313–327 аминокислотами. область E1 и нейтрализовать проникновение различных изолятов [95].Однако иммунизация одним Е1 не вызывает нейтрализующего ответа у экспериментальных животных [53]. Хотя E1 является интересной мишенью для открытия нейтрализующих антител, в настоящее время нехватка антител, направленных на этот белок, ограничивает лучшее понимание его антигенной структуры.

    Кроме того, механизм ускользания, использующий выявление субпопуляций ненейтрализующих антител, способных повышать инфекционность вируса или способных вмешиваться в активность нейтрализующих антител, имеет дополнительные последствия для разработки вакцин, а также для разработки эффективных терапевтических моноклональных антител [83].Действительно, многие mAb против HCV/E2, недавно описанные в литературе, а также те, которые в настоящее время проходят клинические испытания, нацелены на области, которые потенциально могут быть подвержены механизму вмешательства, опосредованному Ab [92]. Более того, при рассмотрении потенциального клинического применения разрабатываемых противовирусных МкАТ следует принимать во внимание и другие механизмы ухода ВГС от гуморального иммунного ответа, такие как экранирование вирусной оболочки липопротеинами и гликанами, а также недавно описанный сдвиг гликанов вследствие высокой частота мутаций вируса [36], основная причина неполной эффективности доступных в настоящее время методов лечения, а также основное препятствие для разработки лекарственных препаратов-кандидатов. Наконец, наблюдаемый межклеточный путь заражения ВГС может дополнительно ограничивать спектр ингибиторов проникновения вируса (например, анти-Е1 и анти-Е2 моноклональные антитела), в частности, у хронически инфицированных пациентов, подвергающихся трансплантации печени, с последующим повышенным риском. реинфекции трансплантата и даже более прогрессирующего и сложного заболевания [96]. Однако недавно были описаны АТ, способные нейтрализовать этот путь передачи [76]. С другой стороны, дальнейший терапевтический подход, подавляющий эти механизмы ускользания, будет заключаться во введении ингибиторов проникновения вместе с другими противовирусными соединениями, нацеленными на различные этапы цикла репликации вируса, такими как ингибиторы протеазы и полимеразы [97, 98].В самом деле, хорошо известно, что при лечении хронических заболеваний, вызванных гипервариабельными инфекционными агентами, введение одного или нескольких препаратов, нацеленных только на ограниченный этап их жизненного цикла, в большинстве случаев приводит к возникновению ускользающих вариантов, ограничивающих их эффективность, что может быть дополнительно осложнено неполным соблюдением пациентами режима терапии. В связи с этим было хорошо продемонстрировано возникновение вирусных вариантов после лечения хронических инфекций HCV недавно введенными ингибиторами протеазы (боцепревир и телапревир), назначение которых показано только для пациентов, инфицированных генотипом 1 [99].Однако новые более эффективные противовирусные препараты, нацеленные на белок NS3 и другие вирусные белки, а также на другие клеточные мишени, участвующие в жизненном цикле вируса ВГС, такие как рецептор CD81, находятся в стадии разработки и клинической оценки [100]. Интересно, что соединения анти-CD81, как было показано, ограничивают распространение ВГС от клетки к клетке и, таким образом, представляют собой ценных кандидатов для будущей комбинированной терапии [101]. Более того, в отличие от доступных в настоящее время методов лечения, нацеливание на клеточные детерминанты, такие как CD81, теоретически может быть полезным для пациентов, инфицированных любым генотипом ВГС, и может быть менее подвержено возникновению вирусных вариантов. Таким образом, ингибирование проникновения ВГС противовирусными препаратами, направленными против вирусных и клеточных детерминант, может быть эффективным и ценным инструментом, в частности, в посттрансплантационном периоде, для которого в настоящее время нет доступных методов лечения.

    Вклад авторов

    Г. Саутто и А. В. Тарр внесли одинаковый вклад в подготовку статьи.

    Гепатит С — Knowledge @ AMBOSS

    Последнее обновление: 25 мая 2021 г.

    Резюме

    Гепатит С — это инфекция, вызываемая вирусом гепатита С (ВГС), который поражает клетки печени и вызывает ее воспаление.Вирус в основном передается парентерально, особенно при внутривенном употреблении наркотиков или уколах иглой в медицинских учреждениях. Большинство пациентов в острой фазе протекает бессимптомно, но может развиться лихорадка, недомогание, утомляемость или желтуха. Переход в хроническую форму инфекции происходит в 85% случаев, так как бессимптомные больные редко диагностируются и лечатся. Хроническая инфекция связана с повышенной смертностью из-за цирроза печени и гепатоцеллюлярной карциномы. При подозрении на инфекцию ВГС из-за воздействия, клинических проявлений или повышенного уровня аминотрансфераз необходимо провести анализ на антитела к ВГС и РНК ВГС для подтверждения диагноза.ВГС-инфекцию лечат комбинацией двух противовирусных препаратов прямого действия (например, ледипасвир, софосбувир). Более 90% больных выздоравливают при адекватном лечении.

    Определение

    • Острый гепатит С: ВГС-инфекция, которая развивается в течение первых 6 месяцев после контакта
    • Хронический гепатит С: ВГС-инфекция, сохраняющаяся более 6 месяцев после заражения [1]

    Эпидемиология

    • Распространенность: до 2% населения США имеют хроническую инфекцию ВГС. [2]
    • Заболеваемость: 1 случай на 100 000 населения, > 40 000 новых инфекций в год в США [3]
    • Клиническое прогрессирование: у 75–85% пациентов с ВГС развивается хроническое заболевание [4]

    Эпидемиологические данные относятся к США, если не указано иное.

    Этиология

    Передача

    Группы высокого риска инфекции ВГС

    • Потребители наркотиков внутривенно (особенно давние) [9]
    • Вирус гепатита В (ВГВ) или ВИЧ-положительные лица
    • Заключенные
    • Лица, родившиеся в период с 1945 по 1965 год [10]
    • Реципиенты переливания крови или трансплантации органов до 1992 г.

    Пациенты с историей болезни, указывающей на высокий риск инфицирования ВГС, должны быть обследованы.

    Клинические признаки

    Острое течение

    Симптомы неспецифичны и могут быть сходны с симптомами других острых вирусных инфекций.

    Хроническое течение

    • Наблюдается особенно у бессимптомных лиц (до 85%), поскольку заболевание может остаться недиагностированным, а лечение может быть отложено или вообще не начато (состояние носительства). [1]
    • Результаты часто легкие, неспецифические (например, утомляемость)
    • Цирроз печени (до 25% случаев) в течение 20 лет после заражения [11]
    • Внепеченочные признаки (общие)

    Диагностика

    Патология

    Дифференциальный диагноз

    Перечисленные здесь дифференциальные диагнозы не являются исчерпывающими.

    Лечение

    Осложнения

    Перечислим наиболее важные осложнения. Выбор не является исчерпывающим.

    Профилактика

    • Рекомендации по скринингу [22]
      • Всеобщий скрининг на гепатит С
        • Все лица в возрасте 18–79 лет; должны пройти обследование хотя бы раз в жизни.
        • Все женщины должны проходить обследование при каждой беременности.
      • Периодическое тестирование показано лицам с постоянным высоким риском заражения
      • Однократное тестирование показано лицам, подвергшимся воздействию (потенциально) ВГС-положительной крови, особенно: [23]
        • Младенцы, рожденные от ВГС-позитивных матерей
        • Медицинский персонал с чрескожным или парентеральным контактом с кровью с известным ВГС-положительным или неизвестным ВГС-статусом
    • Протокол скрининга

    Особые группы пациентов

    Ссылки

    1. Гепатит С. http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs164/en/. Обновлено: 1 июля 2016 г. Доступ: 27 марта 2017 г.
    2. Хофмайстер М.Г., Розенталь Э.М., Баркер Л.К., Розенберг Э.С., Барранко М.А., Холл Э.В., Эдлин Б.Р., Мермин Дж., Уорд Дж.В., Райерсон А.Б. Оценка распространенности вирусной инфекции гепатита С в США, 2013–2016 гг.. Гепатология . 2018 .
    3. Сколько новых случаев инфицирования ВГС ежегодно происходит в Соединенных Штатах? https://www.cdc.gov/hepatitis/hcv/hcvfaq.htm#a2 . Обновлено: 9 апреля 2019 г. Доступ: 7 июня 2019 г.
    4. Гепатит С Вопросы и ответы для общественности. https://www.cdc.gov/hepatitis/hcv/cfaq.htm . Обновлено: 2 ноября 2018 г. Доступ: 2 июля 2019 г.
    5. Kwon et al. Вирусная инфекция гепатита С: установление хронизации и прогрессирование заболевания печени. . Журнал EXCLI . 2014; 13 : с.977-96.
    6. Джеффри Дж. Гермер, Джаявант Н. Мандрекар, Джордан Л. Бендел, П. Шон Митчелл, Джозеф Д. С. Яо. Генотипы вируса гепатита С в клинических образцах, протестированных в национальной референс-лаборатории США. Журнал клинической микробиологии . 2011 .
    7. Элиз М. Белтрами, Ян Т. Уильямс, Мэри Э. Чемберленд. Риск и управление инфекциями, передающимися через кровь, у медицинских работников. Обзоры клинической микробиологии . 2000 г. .
    8. Рональд Э. Энгл, Йенс Бух, Роберт Х. Перселл. Трансфузионно-ассоциированный гепатит перед скринингом крови на факторы риска гепатита. Переливание . 2014 .
    9. Edlin et al.. Лечение гепатита С у потребителей незаконных наркотиков.. Текущие отчеты о гепатите . 2007 г.; 6 (2): стр. 60-67.
    10. Рекомендации по выявлению хронической вирусной инфекции гепатита С у лиц, родившихся в 1945–1965 гг. https://www.cdc.gov/mmwr/preview/mmwrhtml/rr6104a1.htm . Обновлено: 17 августа 2012 г. Доступ: 3 июля 2019 г.
    11. Азбука гепатита. https://www.cdc.gov/hepatitis/Resources/Professionals/PDFs/ABCTable.pdf . Обновлено: 1 января 2016 г. Доступ: 27 марта 2017 г.
    12. Баррера Дж.М., Бругера М., Эрсилла М.Г., Гил С., Селис Р., Хил М.П., ​​дель Валье Онорато М., Родес Дж., Ординас А.Персистирующая виремия гепатита С после острого самокупирующегося посттрансфузионного гепатита С. Гепатология . 1995 г. .
    13. Каудли К.В., Белт П., Уилсон Л.А. и соавт. Сывороточный ферритин является независимым предиктором гистологической тяжести и развитого фиброза у пациентов с неалкогольной жировой болезнью печени. Гепатология . 2011 г.; 55 (1): стр. 77-85. doi: 10.1002/hep.24706. | Открыть в режиме чтения QxMD
    14. Дингра С. Патология печени при гепатите С вне классификации и стадирования заболевания. Всемирный журнал гастроэнтерологии . 2016; 22 (4): стр. 1357. дои: 10.3748/wjg.v22.i4.1357 . | Открыть в режиме чтения QxMD
    15. Руководство по ВГС: рекомендации по тестированию, ведению и лечению гепатита С. https://www.hcvguidelines.org/sites/default/files/full-guidance-pdf/AASLD-IDSA_HCVGuidance_August_27_2020.pdf . Обновлено: 27 августа 2020 г. Доступ: 3 декабря 2020 г.
    16. Первоначальное лечение инфекции ВГС. https://www.hcvguidelines.org/treatment-naive . Обновлено: 27 августа 2020 г. Доступ: 3 декабря 2020 г.
    17. Часто задаваемые вопросы о гепатите С для медицинских работников. https://www.cdc.gov/hepatitis/hcv/hcvfaq.htm . Обновлено: 27 января 2017 г. Доступ: 27 марта 2017 г.
    18. Ясир Вахид. Ледипасвир и софосбувир: безинтерфероновая терапия инфекции вируса гепатита С генотипа 1. Всемирный журнал вирусологии . 2015 .
    19. Кларк В., Нельсон Д.Р. Роль рибавирина в схемах противовирусных препаратов прямого действия при хроническом гепатите С. Liver Int . 2012 г.; 32 (Прил. 1): с.103-107. doi: 10.1111/j.1478-3231.2011.02711.x . | Открыть в режиме чтения QxMD
    20. Чу Си-Джей, Ли С-Д. Коинфекция вируса гепатита В/вируса гепатита С: эпидемиология, клинические особенности, вирусные взаимодействия и лечение. J Гастроэнтерол Гепатол . 2008 г.; 23 (4): стр. 512-520. doi: 10.1111/j.1440-1746.2008.05384.x. | Открыть в режиме чтения QxMD
    21. Цулфас Г., Гулис И., Гиакустидис Д. и др. Гепатит С и трансплантация печени. Гиппократия . 2009 г.; 13 (4): стр. 211-215.
    22. Yeung CY, Lee HC, Chan WT, Jiang CB, Chang SW, Chuang CK. Вертикальная передача вируса гепатита С: современные знания и перспективы. Мир J Гепатол . 2014; 6 (9): стр. 643-651. дои: 10.4254/wjh.v6.i9.643 . | Открыть в режиме чтения QxMD
    23. Чанг Р.Т., Гани М.Г. и соавт. Руководство по гепатиту С, обновление 2018 г.: Рекомендации AASLD-IDSA по тестированию, ведению и лечению вирусной инфекции гепатита С. Клинические инфекционные болезни . 2018; 67 (10): стр. 1477-1492. дои: 10.1093/cid/ciy585 . | Открыть в режиме чтения QxMD
    24. Вирусная инфекция гепатита С у подростков и взрослых: скрининг. https://www.uspreventiveservicestaskforce.org/uspstf/document/RecommendationStatementFinal/hepatitis-c-screening . Обновлено: 2 марта 2020 г. Доступ: 28 января 2021 г.
    25. Рекомендации CDC по скринингу на гепатит С среди взрослых в США. https://www.cdc.gov/hepatitis/hcv/guidelinesc.htm#:~:text=CDC%20Recommendations%20for%20Hepatitis%20C, is%20less%20than%200. 1%25* . Обновлено: 29 июля 2020 г.Доступ: 28 января 2021 г.

    Департамент здравоохранения | Определение лабораторного случая гепатита С (LCD)

    Авторизация: PHLN
    Дата консенсуса: 15 декабря 2011 г.


    1PHLN Краткое лабораторное определение

    1.1Состояние:

    Гепатит С

    1.1.1 Недавний гепатит С

    1. Обнаружение подтвержденного антитела к ВГС у пациента с отрицательным результатом в течение последних 6 месяцев
      ИЛИ
    2. Обнаружение РНК ВГС у пациента с отрицательным результатом на антитела к ВГС за последние 6 месяцев
      ИЛИ
    3. Обнаружение РНК ВГС у ребенка в возрасте от 1 до 6 месяцев

    1.1.2 Хронический гепатит С

    1. Обнаружение РНК ВГС у пациента с подтвержденным наличием антител к ВГС или положительной реакцией на РНК ВГС не менее
      6 месяцев назад

    1.1.3 Гепатит С неуточненный

    1. Обнаружение подтвержденного антитела к ВГС у пациента старше 18 месяцев
      ИЛИ
    2. Обнаружение РНК ВГС у пациента старше 6 месяцев
      И
    3. Не соответствует критериям недавнего или хронического гепатита С

    1.

    1.4 Подтвержденное антитело к ВГС

    Иммуноферментный анализ с повторно реагирующими антителами к ВГС, подтвержденный одним из следующих методов:

    1. дополнительный иммуноферментный анализ на основе различных антигенов и в другом формате
      ИЛИ
    2. рекомбинантный иммуноблоттинг

    1.1.5 Ссылки на соответствующие документы

    • Определения случая CDNA (клинические): определение случая гепатита С (недавно приобретенного) (http://www1.health.gov.au/internet/main/publishing.nsf/Content/cda-surveil-nndss-casedefs-cd_hepcnew.htm) и определение случая гепатита С (неуточненное) (http://www1.health.gov.au/internet/main/publishing.nsf/Content/cda-surveil). -nndss-casedefs-cd_hepcun.htm)
    • Информационный бюллетень: (http://www1.health.gov.au/internet/main/publishing.nsf/Content/hepatitis+C-2)

    2 Введение

    Вирус гепатита С (ВГС), заболевание, подлежащее регистрации в Австралии, инфицирует около 170 миллионов человек во всем мире. Вирус представляет собой одноцепочечный РНК-вирус и член семейства Flaviviridae. Идентифицировано шесть генотипов (от 1 до 6) и ряд подтипов ВГС. Генотипы с 1 по 3 распространены по всему миру, в то время как генотипы 4 и 5 встречаются в основном в Африке, а генотип 6 — в Азии (1). ВГС передается преимущественно через кровь, что делает потребителей внутривенных наркотиков группой самого высокого риска в Австралии. Передача органов и крови при переливании крайне маловероятно при текущем стандарте вирусологического скрининга доноров в Австралии. Вертикальная передача встречается редко (примерно 3% от матерей-носителей), а вагинальный половой акт считается менее рискованным по сравнению с анальным половым актом.

    Приблизительно 25% инфицированных лиц спонтанно излечиваются от инфекции, обычно в течение 6 месяцев, а у остальных развивается хроническая инфекция ВГС. карцинома. Профилактика этих осложнений ВГС может быть достигнута с помощью противовирусной терапии, основанной на комбинации пегилированного интерферона альфа и рибавирина, которая в некоторых случаях обеспечивает устойчивую эрадикацию инфекции. С момента введения диагностических тестов в 1990 г. использование серологических тестов и тестов на нуклеиновые кислоты стало важным при ведении ВГС-инфекции, чтобы диагностировать инфекцию, принимать решения о лечении и оценивать вирусологический ответ на противовирусную терапию.

    3 теста

    3.1 Обнаружение РНК ВГС

    3.1.1 Качественное определение РНК ВГС

    Качественные анализы обнаружения основаны на принципе целевой амплификации с использованием традиционной ПЦР, ПЦР в реальном времени или амплификации, опосредованной транскрипцией (ТМА).РНК HCV экстрагируется и подвергается обратной транскрипции в одноцепочечную ДНК, которая затем подвергается циклированию для получения большого количества поддающихся обнаружению копий. Копии двухцепочечной ДНК генома ВГС получают с помощью ПЦР-анализа, тогда как копии одноцепочечной РНК получают с помощью ТМА. Обнаружение амплифицированных продуктов достигается путем гибридизации ампликонов со специфическими зондами в обычных методах ПЦР или ТМА. В ПЦР в реальном времени каждый раунд амплификации приводит к испусканию флуоресцентного сигнала, который пропорционален количеству РНК ВГС в исходном образце.Качественные анализы обнаруживают 50 МЕ/мл РНК ВГС или меньше и имеют одинаковую чувствительность для обнаружения шести генотипов ВГС. Этот анализ используется для обнаружения активной инфекции ВГС, острой или хронической, и используется для мониторинга терапии, чтобы принять решение о быстром, раннем и устойчивом вирусологическом ответе. РНК ВГС становится обнаруживаемой через одну-две недели после заражения в период серологического окна. Это может быть единственный обнаруживаемый маркер ВГС-инфекции у пациентов с иммуносупрессией, у которых наблюдается отсроченный или отсутствующий серологический ответ.Временное обнаружение РНК в крови новорожденного может произойти вскоре после рождения от инфицированной матери, что не обязательно указывает на инфицирование новорожденного. Результаты РНК, предположительно, из-за преходящего снижения уровней РНК HCV ниже предела обнаружения теста.

    3.1.2 Количественное определение РНК ВГС
    РНК ВГС

    можно количественно определить с помощью методов целевой амплификации (конкурентная ПЦР или ПЦР в реальном времени) или методов амплификации сигнала (анализ разветвленной ДНК), которые также могут сочетаться с автоматизированной платформой для экстракции.Первоначально количественные единицы РНК ВГС, используемые в различных анализах, не представляли одинаковое количество РНК ВГС в клиническом образце, пока Всемирная организация здравоохранения не установила международный стандарт количественного определения РНК ВГС, называемый международными единицами, который в настоящее время используется во всех коммерческие количественные анализы РНК ВГС. Это позволяет получить рекомендации и руководства по клиническим испытаниям и применять их в клинической практике с любым из анализов РНК ВГС. Мониторинг вирусной нагрузки ВГС полезен для оценки вирусологического ответа на терапию раньше, чем качественные тесты на РНК ВГС, но вирусная нагрузка не позволяет предсказать естественное течение инфекции ВГС. Имеются некоторые проблемы с недостаточной количественной оценкой некоторых генотипов ВГС, а различия в калибровке анализов по отношению к первичному стандарту ВОЗ на РНК ВГС могут привести к небольшим различиям между результатами, полученными для одних и тех же образцов разными анализами. Это требует, чтобы наблюдение за пациентом с течением времени проводилось с использованием одного и того же анализа.

    3.1.3 Определение генотипа ВГС

    Эталонным методом определения генотипа ВГС является прямое секвенирование участков NS5B или E1 генома ВГС с последующим выравниванием последовательностей с последовательностями-прототипами и филогенетическим анализом.В клинической практике генотип ВГС можно определить с помощью различных коммерческих наборов, используя прямой анализ последовательности 5′-некодирующей области или анализ обратной гибридизации с использованием генотип-специфических зондов, расположенных в 5′-некодирующей области. Ошибки при использовании этих методов встречаются редко, но неправильные подтипы могут возникать в 10-25% случаев, когда используется 5′-некодирующая область. Смешанные инфекции обычно не выявляются с помощью методов генотипирования, поскольку один генотип имеет тенденцию доминировать у индивидуума. Генотипирование также может быть выполнено серологически.В настоящее время генотип ВГС является самым сильным предиктором успеха лечения, при этом генотипы ВГС 2 и 3 реагируют в 80% и 75% случаев соответственно, по сравнению с примерно 40% устойчивого вирусологического ответа в случаях отсутствия генотипов 2,3.

    3.2 Обнаружение антител к ВГС

    3.2.1 ОВОС

    Лабораторный диагноз ВГС обычно ставится на основании обнаружения циркулирующих антител. Качественное определение анти-ВГС в крови проводят с помощью твердофазного ИФА с использованием рекомбинантных антигенов ВГС.Рекомбинантные антигены используются для захвата циркулирующих антител против ВГС в лунках планшетов для микротитрования, микробусин или специальных держателей, адаптированных к закрытым автоматизированным машинам. Отношение оптической плотности (ОП) реакции (ОП образца/ОП внутреннего контроля) пропорционально количеству антител в образце крови. С открытием ВГС и секвенированием его генома в 1989 г. было получено ИФА против ВГС первого поколения с использованием рекомбинантного антигена NS4. Однако они показали ограниченную чувствительность и специфичность.Тесты второго поколения, которые включали антигены HCV из ядра и неструктурных областей NS3 и NS4, привели к заметному улучшению чувствительности и специфичности. Текущие тесты третьего поколения включают антигены из области NS5 генома. Эти тесты имеют повышенную чувствительность, хотя это, скорее, связано с улучшением основных антигенов и антигенов NS3, а не с включением антигена NS5. Специфичность ИФА третьего поколения для анти-ВГС составляет >99%. Их чувствительность определить труднее, учитывая проблемы использования RIBA в качестве метода золотого стандарта, но она превосходна (>99%) у иммунокомпетентных пациентов, инфицированных HCV.ИФА ВГС может быть полностью автоматизирован, имеет удобный произвольный доступ и хорошо адаптирован для тестирования большого объема. Антитела к ВГС обычно обнаруживаются в среднем через семь-восемь недель после инфицирования, но описана отсроченная сероконверсия, до 12 месяцев. обнаруживаться в крови ребенка до 18-месячного возраста.

    3.2.2 РИБА

    Иммуноблот-анализ представляет собой качественный иммуноферментный анализ in vitro для обнаружения антител к ВГС в крови человека.Обнаружение анти-ВГС-антител основано на традиционных методах блоттинга, при которых специфические антигенные полипротеины ВГС иммобилизуют на мембранном носителе. При нанесении каждого отдельного рекомбинантного или синтетического антигена отдельной линией на твердую фазу реакция антител на различные антигены может быть измерена. выдающийся. Визуализация реактивности антител против HCV в образцах к отдельным белкам, кодируемым HCV, выполняется с использованием стандартных методов ИФА. Применение установленных критериев для интерпретации наблюдаемых закономерностей реактивности позволяет добиться большей специфичности.Этот анализ считается золотым стандартом для обнаружения антител к ВГС. Однако не все инфицированные ВГС дают положительный результат RIBA, и многие сомнительные результаты скрининга с помощью ИФА также дают неопределенные результаты RIBA, что требует рекомендации о повторном тестировании, по крайней мере, после одного месяц.

    3.2.3 Подтверждающее серологическое тестирование

    Серологические тесты для выявления антител к ВГС обычно классифицируются как скрининговые или подтверждающие тесты. Наиболее широко используемыми скрининговыми тестами на антитела к ВГС являются ИФА, поскольку они наиболее подходят для ежедневного скрининга большого количества образцов (1).Скрининг-тесты обеспечивают предполагаемую идентификацию образцов, реагирующих на антитела, в то время как дополнительные тесты используются в качестве подтверждающих анализов, чтобы убедиться, что образцы, реактивные в конкретном скрининговом тесте, содержат антитела, специфичные к ВГС. В качестве подтверждающего теста можно использовать второй ИФА или иммуноблоттинг. Вторая стратегия ИФА была предложена Вирусной справочной лабораторией Лабораторной службы общественного здравоохранения Великобритании в 1992 г. (2), вскоре после введения коммерческих тестов ИФА, и в настоящее время рекомендованы Агентством по охране здоровья Великобритании (3) и Австралийской национальной политикой тестирования на гепатит С (4). Однако при выборе второй подтверждающей стратегии ИФА скрининговые и дополнительные тесты должны выбираться тщательно, чтобы гарантировать отсутствие общих ложных реактивностей между этими анализами. Кроме того, стало ясно, что многие низкоуровневые реактивные результаты ИФА (соотношение сигнал/отсечка [S/CO] 1,0–3,0), хотя и считаются положительными в соответствии с инструкциями изготовителя, впоследствии не подтверждаются дополнительными испытаниями с более специфичным анализом. Это побудило некоторые лаборатории сообщить о высоких результатах S/CO EIA как о реактивных, а о низких результатах S/CO как о сомнительных, но это будет иметь регулирующие последствия в виде преобразования коммерческого анализа в внутренний IVD.Центры по контролю и профилактике заболеваний недавно ввели еще один вариант отчетности, в котором используются отношения S/CO для положительного результата скринингового теста (5–8). Анализ отдельных анализов выявил конкретные отношения S/CO для каждого коммерческого анализа, которые составляют >95. %, предсказывающий истинный положительный результат на антитела, независимо от распространенности анти-ВГС или характеристик тестируемой популяции. Этот вариант в настоящее время отсутствует в Австралийской национальной политике тестирования на гепатит С. Обнаружение РНК ВГС может быть использовано для подтверждения активной инфекции при скрининге лиц с реакцией на ИФА, но в случае отрицательного результата по-прежнему требуется дополнительное серологическое тестирование.

    3.2.3 Серологическое определение генотипа

    Генотип ВГС можно определить путем нацеливания антител, направленных на генотип-специфические эпитопы ВГС, с помощью конкурентного ИФА. Доступный в настоящее время анализ идентифицирует тип (от 1 до 6), но не различает подтипы и дает интерпретируемые результаты примерно у 90% хронически инфицированных пациентов. Иногда обнаруживаются смешанные серологические реакции, которые могут быть связаны либо со смешанной инфекцией, либо с перекрестной реактивностью, либо с выздоровлением от инфекции одного генотипа и сохранением виремии с другим генотипом.

    3.3 Обнаружение антигена ВГС

    3.3.1 ОВОС

    Коровой антиген ВГС (HCV Ag) присутствует в крови инфицированных людей, вероятно, как в полных вирионах, так и в структурах сердцевинного белка, не содержащих РНК. на всех фазах инфекции, и что концентрации HCV Ag и HCV RNA примерно коррелируют. Было подсчитано, что 1 пг ядра HCV Ag эквивалентен примерно 40 000 МЕ с использованием доступного в настоящее время коммерческого теста (9).Тестирование HCV Ag может уменьшить серологическое окно, а также может использоваться для мониторинга противовирусной терапии у пациентов с хронической инфекцией. 10 МЕ/мл. Тест на HCV Ag подходит для скрининга острых инфекций HCV у доноров крови или органов, а также в группах высокого риска, а также может использоваться для мониторинга лечения, за исключением конечной точки, когда требуется очень чувствительный метод для показать устойчивый ответ.В настоящее время этот тест обычно не доступен в Австралии.

    3.4 Обеспечение качества

    Подходящие и неподходящие образцы
    Тестирование ИФА на ВГС можно проводить на сыворотке и плазме отдельных пациентов, а тестирование РНК ВГС можно проводить на плазме. -8 0 C, но образцы на РНК ВГС необходимо отделить от сгустка в течение нескольких часов. Тесты не валидированы для трупных образцов или объединенных образцов.

    Внутренний контроль качества
    Поскольку ИФА ВГС и тесты на РНК ВГС доступны в продаже, необходимо следовать инструкциям производителя. Положительный и отрицательный контроль проводят каждые 24 часа на автоматизированных машинах для ИФА и с каждой партией для ИФА на планшетах и ​​тестов на РНК ВГС

    Внешние программы контроля качества
    NRL – качественное определение РНК ВГС и генотипирование
    RCPA QAP – антитела к ВГС, качественное и количественное определение РНК ВГС

    4 согласованных метода типирования и подтипирования

    • Международная номенклатура организма: Flaviviridae, вирус гепатита С .

    4.1 Лабораторная номенклатура для словаря национальной базы данных

    Находка — SNOMED ConceptID

    Вирус гепатита С — 62944002 +
    Антитела к гепатиту С — 72165005 +
    гепатита С тест на антитела — 313612007 +
    гепатита С тест на антитела положительный — 314706002 +
    гепатита С тест на антитела отрицательный — 314707006 +
    гепатита С фермент тест иммуноанализа положительным — 406104003
    гепатита С тест ИФА отрицательный — 406105002
    гепатита С антитела, подтверждающего теста — 104375008
    гепатита С рекомбинантного иммуноблота -398463007
    гепатита С РНК — 121204002
    гепатита Анализ РНК С — 122366001
    Анализ нуклеиновых кислот гепатита С — 398513000
    ПЦР-тест на вирус гепатита С — 39

  • 03
    Определение генотипа гепатита С — 397662000 38 0

    5 Каталожные номера

    1. Анализы на гепатит С: рабочие характеристики (Фаза 1) Отчет. 2 июля 2001 г. Безопасность крови и клинические технологии. Всемирная организация здоровья. Женева. (http://www.who.int/diagnostics_laboratory/evaluations/en/hcv_rep2.pdf).
    2. Тео К.Г., Габриэль Ф.Г., Мортимер П.П. Подтверждение иммуноферментных анализов против вируса гепатита С второго поколения путем перекрестной проверки антигенов. Дж. Клин Патол, 1992; 45:917–20.
    3. Исследование инфекции гепатита С VSOP 5. Выдан Отделом стандартов, лабораторией оценок и стандартов. 5 Дата выпуска 10.0805.
    4. Национальная политика тестирования на гепатит С. Подкомитет по гепатиту С Министерского консультативного комитета по СПИДу, сексуальному здоровью и гепатиту, вирусам, передающимся через кровь, и Подкомитет по ИППП Главного комитета по развитию здравоохранения Австралии. Май 2007 г.
    5. Соотношение сигнал/отсечка для коммерчески доступных анализов. Лабораторное тестирование ВГС для медицинских работников. Центры по контролю и профилактике заболеваний. (http://www.
  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.