Герпес это вирус: Генитальный герпес — информационный бюллетень центра по контролю и профилактике заболеваний

Содержание

Герпес-вирус человека 1 и 2 типа (вирус простого герпеса 1 и 2 типа), определение ДНК, типирование (Human herpesvirus 1, 2, Herpes simplex virus 1, 2 (HSV-1, HSV-2), DNA) в соскобе эпителиальных клеток кожи

Метод определения ПЦР с детекцией в режиме реального времен».

Исследуемый материал Соскоб эпителиальных клеток кожи

Доступен выезд на дом

Раздельное определение ДНК-вируса простого герпеса 1 типа (губного или лабиального) и 2 типа (генитального) в соскобах эпителиальных клеток кожи методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) с детекцией в режиме реального времени. 

Термин «герпес» (от древнегреч. – ползти, ползучий) возник ещё в древнем Риме. Но именно сейчас скорость распространения этого заболевания опережает темпы прироста населения Земли. Частота инфицирования вирусом простого герпеса второго типа в Европе достигает 44%. Герпес занимает второе место по распространенности среди заболеваний, передающихся половым путем, после трихомониаза и второе место после гриппа по смертности от вирусных инфекций. 

Вирусы простого герпеса первого (ВПГ-1) и второго (ВПГ-2) типа относят к семейству герпес-вирусов (Herpesviridae), общим свойством которых является постоянное персистирование в организме после инфицирования. Эти вирусы попадают в организм через слизистые (обычно «входные ворота» для ВПГ-1 – слизистые ротовой полости и носоглотки, для ВПГ-2 – слизистые половых органов). Клинические проявления герпетической инфекции в любой форме (высыпания на коже и слизистых оболочках, симптомы поражения нервных клеток и др.), как правило, свидетельствуют о снижении иммунитета. Первичная герпетическая инфекция и реактивация инфекции (в гораздо меньшей степени) в период беременности могут вызывать патологию беременности, внутриутробное инфицирование плода или инфицирование ребенка во время родов. 

Возможность определения типа вируса простого герпеса − достижение лабораторной диагностики последних лет. Это позволяет уточнить особенности патогенеза заболевания, разработать методы профилактики, программы терапии и предупреждения рецидивов. Хотя оба типа ВПГ могут вызывать аналогичные клинические проявления, всё большее значение приобретает их дифференциальная диагностика. Так ВПГ-1 в настоящее время представляется как один из факторов риска возникновения болезни Альцгеймера. Аногенитальная герпетическая инфекция, обусловленная ВПГ-2, по сравнению с ВПГ-1 характеризуется большей частотой развития рецидивов. Вирус простого герпеса второго типа, по-видимому, связан с раком шейки матки и раком влагалища и повышает восприимчивость к ВИЧ-инфекции. Для терапии вируса простого герпеса второго типа разработан и применяется специфический иммуноглобулин (IMMUNOGLOBULINUM CONTRA HERPES VIRUS SIMPLEX TYPUS 2 HUMANUM).

Аналитические показатели:


  • определяемый фрагмент − специфичные участки ДНК герпесвирусов 1 и 2 типов;
  • специфичность определения − 100%;
  • чувствительность определения − 100 копий ДНК герпесвирусов 1 и 2 типов в образце.

Вирус герпеса человека 6 типа, впг 6 типа у детей

Вирус герпеса человека 6 типа (ВГЧ-6) – ДНК–содержащий вирус семейства Herpesviridae подсемейства Betaherpesvirinae рода Roseolavirus. ВГЧ-6 был впервые выделен в 1986 г. из В-лимфоцитов периферической крови больных неходжкинскими лимфомами, которые возникают у больных ВИЧ-инфекцией. Вирус относится к подсемейству бета-герпес-вирусов, является ближайшим генетическим родственником ЦМВ, выделяют два варианта: ВГЧ-6А и ВГЧ-6В.

Репликация вируса в мононуклеарах периферической крови происходит относительно медленно и сопровождается лизисом клетки-хозяина. Для ВГЧ-6, как и для других герпес-вирусов, характерна способность к персистенции и латенции в организме инфицированного человека. Вирус проявляет тропизм к широкому спектру клеток хозяина: его обнаруживали в лимфатических узлах, лимфоцитах периферической крови, моноцитах, макрофагах, клетках почек, в слюнных железах, мозге. В момент острой инфекции возбудитель может быть выделен из крови. После заражения ВГЧ-6-инфекция приобретает латентное течение. Место латентного содержания вируса не изучено, предполагают, что вирус остается латентным на некоторое время в моноцитах и макрофагах. Вирус инфицирует слюнные железы и выделяется из них. Обнаружение вируса в крови характерно лишь во время фебрильной стадии внезапной экзантемы и, вероятно, при реактивации вируса и генерализации инфекции в условиях иммуносупрессии. Патогенез реактивации инфекции не ясен.

Инфекция ВГЧ-6 – антропоноз. Источник инфекции – человек, страдающий манифестной или латентной формой инфекции, а также вирусоносители. Пути передачи инфекции – воздушно-капельный, контактно-бытовой, парентеральный, трансплацентарный. Факторы передачи – слюна, мокрота, кровь. Инфекция отличается всеобщей восприимчивостью.

Показана высокая патогенетическая значимость ВГЧ-6: он может вызывать острые поражения кожи у детей раннего возраста (внезапная экзантема новорожденных), лихорадку новорожденных с судорожным синдромом, синдром хронической усталости (в то же время последние работы придают большее значение в развитии данной патологии ВГЧ-7), мононуклеозоподобный синдром; у иммунокомпрометированных лиц – быть причиной лихорадки, пневмонии, гепатита, поражения ЦНС. Доказано, что вирус может выступать и в качестве кофактора ВИЧ. Наряду с возникновением первичной инфекции, возможна реактивация вируса: у детей, внутриутробно инфицированных ВИЧ-1, первичная ВГЧ-6-инфекция способствовала более быстрому развитию клинических проявлений уже в течение первого года жизни ребенка. Наличие активной ВГЧ-6 инфекции у ВИЧ-инфицированного ребенка, возможно, приводит к более быстрой прогрессии основного заболевания в течение 1-го года жизни. Описаны случаи пневмонии, энцефалита ВГЧ-6 этиологии у больных ВИЧ-инфекцией. ДНК ВГЧ-6 определяли в тканях головного мозга у погибших больных на стадии СПИДа. У больных ВИЧ-инфекцией при выраженной иммуносупрессии возможно поражение ВГЧ-6 ЦНС, легких и других органов, однако клиническая характеристика поражения отдельных органов, диагностическая чувствительность и специфичность различных лабораторных маркеров точно не охарактеризованы.

Верификация диагноза ВГЧ-6 инфекции осуществляется только при положительных результатах лабораторных исследований.

Дифференциальная диагностика. Энтеро- и аденовирусная инфекция, корь, краснуха, скарлатина, пневмония, средний отит, острый пиелонефрит, менингит, пневмококковая бактериемия, аллергические высыпания.

Показания к обследованию

  • Пятнисто-папулезная сыпь (экзантема) в сочетании с лимфаденопатией после непродолжительной лихорадки;
  • увеличение затылочных, заднешейных и/или околоушных лимфатических узлов;
  • исследование после контакта с больным внезапной экзантемой или другой инфекцией, вызванной ВГЧ-6 или с подозрением на данные нозологические формы;
  • дифференциальная диагностика экзантемных заболеваний;
  • иммунодефицитные состояния;
  • хроническая усталость и снижение работоспособности более чем на 50% с длительностью около 6 месяцев при отсутствии других заболеваний, вызывающих аналогичные признаки;
  • симптоматика врожденной инфекции, пороки развития у новорожденных.

Этиологическая лабораторная диагностика включает выявление возбудителя в культуре клеток, обнаружение ДНК вируса, определение специфических АТ IgM, IgG к антигенам ВГЧ-6.

Материал для исследования

  • Плазма крови, СМЖ, лейкоцитарная фракция крови, слюна – выделение ДНК, выявление возбудителя в культуре клеток;
  • сыворотка крови – определение АТ.

Сравнительная характеристика методов лабораторной диагностики. Выявление возбудителя в культуре клеток в настоящее время для рутинной диагностики инфекции, вызываемой вирусом ВГЧ-6, не применяются ввиду трудоемкости, длительности исполнения и необходимости определенных условий проведения исследований.

Основным методом дифференциальной диагностики инфекции является детектирование и определение концентрации ДНК ВГЧ-6 методом ПЦР. При исследовании цельной крови для диагностики инфекции предпочтительно количественное определение ДНК, которое позволит дифференцировать латентную и активную инфекцию, поскольку вирус может присутствовать в лейкоцитах здоровых лиц. Обнаружение ДНК вируса в плазме крови, но не в цельной крови подтверждает наличие активной инфекции. Результаты определения ДНК ВГЧ-6 в количественном формате позволяют провести динамическое наблюдение: на основании увеличения концентрации в периферической крови, лейкоцитах, СМЖ, слюне установить активность инфекционного процесса, выявить реактивацию, оценить эффективность проводимой терапии.

Для выявления специфических АТ IgM, IgG к АГ ВГЧ-6 используют преимущественно ИФА. Определение АТ IgG может быть выполнено в качественном и количественном формате. Обнаружение АТ IgM позволяет установить диагноз текущей первичной ВГЧ-6-инфекции, результаты определения АТ IgG в количественном формате – провести динамическое наблюдение, оценить состояние постинфекционного иммунитета к ВГЧ-6.

Показания к применению различных лабораторных исследований (герпес 6 типа – анализ). Индикаторами активной инфекции служат наличие ДНК ВГЧ-6 и АТ IgM. АТ IgM появляются в крови на 4–7 сутки от начала болезни и сохраняются в течение нескольких месяцев. АТ IgG появляются в крови на 7–10 сутки болезни и сохраняются в течение всей жизни, поэтому для установления факта первичного инфицирования необходимо количественное определение АТ IgG в динамике. Определение вирусоспецифических АТ IgG может быть использовано в скрининговых исследованиях для определения наличия иммунитета к ВГЧ-6.

Особенности интерпретации результатов лабораторных исследований. Выявление специфического фрагмента ДНК ВГЧ-6 в образцах биоматериала пациента (плазма крови, СМЖ, соскобы со слизистой оболочки ротоглотки) позволяет при однократном тестировании подтвердить факт инфицирования ВГЧ 6 типа.

Обнаружение специфических АТ IgМ, маркеров острой фазы заболевания, свидетельствует о первичном инфицировании или реактивации инфекции. Однократное обнаружение АТ IgG не является однозначным свидетельством первичной инфекции.

Симптомы герпеса — Медицинский центр «Динос»

Семейство герпес включает в себя
8 видов герпеса. Эти вирусы являются одними из самых актуальных и распространенных вирусов, способных вызывать различные хронические нарушения здоровья у человека. Некоторые из них проявляются в виде пузырьковой сыпи на коже (1, 2, 3 типы герпеса), другие — не проявляются сыпью на коже.

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ ДЛЯ КОНСУЛЬТАЦИИ

Наиболее опасны по своим последствиям вирусы герпеса 1, 2, 3, 4, 5 и 7 типов. Эта группа вирусов может серьёзно снижать иммунитет человека и вызывать поражение иммунной, нервной, пищеварительной, мочеполовой систем, почек, печени, легких, ЛОР-органов, аллергию и даже в некоторых случаях развитие аутоиммунных заболеваний (рассеянный склероз, аутоиммунный тиреоидит, ревматоидный артрит, воспалительные заболевания кишечника). В особо тяжелых случаях вирусы могут запускать развитие некоторых онкологических заболеваний.
Проблема ещё в том, что многие врачи плохо знают скрытые формы герпес-инфекций и не распознают их, проводя лечение симптомов болезни без явного результата лечения. Вторая проблема – стандартное лечение герпесов даже у опытных иммунологов далеко не всегда даёт необходимый результат, и пациент начинает искать врача, который сможет ему помочь.

Наш большой клинический опыт диагностики и успешного лечения группы герпес-вирусов позволяет разделить признаки герпес-вирусов на две группы.

Первая группа – это общие симптомы вирусной интоксикации. К ним следует отнести – периоды слабости, вялости, утомляемости, длительная температура 37-37,5 градусов, боли в мышцах, суставах, частая головная боль при герпесе, появление аллергии, длительная молочница у женщин, которая плохо поддаётся лечению, гинекологические заболевания, зуд, частые простуды и хронические заболевания ЛОР-органов. В анализах крови не всегда, но часто можно увидеть повышенное количество лимфоцитов. Как правило эти первые симптомы герпеса присутствуют не все сразу, но только в определённом количестве в зависимости от вида вируса герпеса и его активности в организме. Провоцируют повышение активности герпес-вирусов стрессы, простуды, переохлаждение, операции, недосыпание, наличие очага вирусов у членов семьи.

Втора группа – это специфические симптомы для конкретного вируса. Приведём лишь главные симптомы для каждого вируса, более тонкие симптомы способен определить врач, имеющий опыт лечения герпесов. Итак:

Вирус герпеса 6 типа (качественное определение ДНК)

Вирус герпеса 6 типа,  называемый ещё HHV-6 – инфекция, не менее распространённая в мире, чем вирусы герпеса 1 и 2 типов. Вирус имеет 2 подтипа – А и В, подтип В  является основной причиной внезапной экзантемы (детской розеолы), одной из детских инфекций, протекающей с высокой температурой и сыпью.

Для  вируса герпеса 6 типа  характерны те же особенности, как для других типов герпесвируса: пожизненное и часто бессимптомное носительство. Отличительной особенностью этого вируса является выраженное проявление у детей. Сегодня учёные считают, что наиболее часто этот вирус передаётся через слюну, и потому маленькие дети инфицируются  этим вирусом почти  с первых дней контакта с матерью или другими людьми, являющимися переносчиками вируса.

Однако в первые несколько месяцев жизни заражение ребёнка вирусом герпеса 6 типа не приводит ни к каким последствиям: переданный от матери врождённый иммунитет уверенно подавляет вирусные частицы. Только в том случае, если этого вируса у матери нет, а ребёнок заражается от другого человека, типичные симптомы герпеса 6 типа могут возникнуть у младенца уже с первых  месяцев  жизни. Обычно же герпесом дети переболевают в возрасте от 4 до 13 месяцев. Если вирус герпеса 6 типа попадает во взрослый организм впервые, он вызывает примерно те же симптомы, что и у детей: лихорадку и высыпания на коже.

Основной путь передачи вируса герпеса 6 типа – контактный.  Редко регистрируется передача вируса от матери ребёнку непосредственно во время родов. В результате проведенных исследований выяснилось, что у 2% рожениц вирус герпеса присутствует в вагинальном секрете, а ещё у 1% – в крови в пуповине. Не удивительно, что при родах герпес легко может попасть в организм ребёнка через микротравмы и царапины.

Главным симптомом заболевания, вызываемого вирусом герпеса 6 типа, являются обширные мелкие высыпания на коже у ребёнка, которые часто именуют детской розеолой.  По всему телу ребёнка распространяются небольшие высыпания, немного приподнятые над кожей и обычно не вызывающие зуда.

Всегда за несколько дней до появления высыпаний у ребёнка наблюдается повышение температуры, характерное для лихорадки. Однако даже при такой температуре тела ребёнок сохраняет активность. Высокая температура держится в течение 4-5 дней, после чего резко падает и ребёнка обсыпает.

Случается, что болезнь протекает без высыпаний

Если же высыпания у ребёнка появились, то держатся они на коже недолго: в некоторых случаях они проходят уже через несколько часов, иногда же могут сохраняться в течение нескольких дней. Параллельно с ними у ребёнка пропадает аппетит, он становится малоподвижным и раздражительным, иногда у него происходит увеличение лимфатических узлов.

Более серьёзными проявлениями первичного заражения герпесом 6 типа являются:

  • менингоэнцефалиты
  • миокардит
  • фульминантный гепатит
  • тромбоцитопеническая пурпупа
  • мононуклеозоподобный синдром
  • различные пневмонии.

Очень важно помнить, что сам герпес зачастую проявляется в качестве спутника других заболеваний.

Диагностика инфекции, вызванной основывается вирусом герпеса 6 типа, основана на определении ДНК вируса и определении антител класса G. В популяции взрослых людей IgG антитела к данному вирусу выявляются у 70 — 90% людей. IgG-антитела появляются на 7-й день лихорадки, достигая максимума через 2 — 3 недели, далее их концентрация снижается, но определяются они на протяжении всей жизни. При рождении в крови детей могут обнаруживаться материнские IgG-антитела, титр которых снижается к 5 месяцам.

После перенесения в детстве заболевания, вызванного вирусом герпеса типа 6, организм вырабатывает пожизненный иммунитет, и у взрослых HHV-6 сам по себе никак не проявляется. Несмотря на то, что он достаточно часто переживает рецидив, когда с помощью анализа крови можно определить его наличие в организме, у людей с нормальным иммунитетом такие рецидивы происходят бессимптомно.

ВыявлВыявление ДНК с помощью ПЦР в режиме «реал-тайм» возможно уже  с первых дней заболевания. Исследуют соскоб эпителиальных клеток с задней стенки глотки или кровь. При реактивации инфекции обнаружение ДНК случит диагностическим подтверждающим маркером.

Показания к исследованию:

  • Дифференциальная диагностика детских инфекций, сопровождающихся лихорадкой и пятнисто-папулезной сыпью
  • Увеличение лимфатических узлов, сопровождающееся лихорадкой
  • Часто болеющие дети (более 3 раз в год)
  • Снижение иммунитета
  • Обследование до и после трансплантации тканей и органов

Сдать анализ на IgM к вирусу герпеса первого и второго типа

Генитальный и лабиальный герпес – это распространенная инфекционная патология, которая передается при прямом контакте с пораженными тканями. Существуют два типа Herpes Simplex: первый и второй. Вирус простого герпеса первого типа чаще всего характеризуется возникновением пузырьков в области губ, а второго типа – поражением гениталий.

Особенность вируса герпеса заключается в том, что его невозможно устранить из организма человека. Противовирусные препараты могут на некоторое время снять острые симптомы, но не уничтожить вирус. Этот возбудитель становится опасным в случае с иммунодефицитным состоянием. Вирус не встречает достаточного иммунного ответа и вызывает следующие патологии:

  • Герпетический кератит;

  • Герпетический энцефалит;

  • Герпетический эзофагит.

Заражение вирусом герпеса новорожденного может случиться во время прохождения через родовые пути. Герпес новорожденных характеризуется поражением центральной нервной системы, которая при отсутствии необходимых мер приводит к трагическим последствиям. Поэтому важна диагностика Herpes Simplex Virus.

Зачем определяют антитела к Herpes Simplex Virus класса IgM?

Антитела IgM появляются через 11-20 дней после проникновения инфекции в организм и продолжают определяться на протяжении 2-3 месяцев. Их наличие – это признак активной репликации вируса. Реактивация инфекционного процесса не дает повышения титра антител IgM

Показания к исследованию IgM к Herpes Simplex Virus

Этот анализ назначается при обнаружении характерных симптомов для того, чтобы подтвердить диагноз. Также определение IgM может использоваться как скрининговое исследование.

Подготовка к исследованию антител IgM к Herpes Simplex Virus

Для того, чтобы сохранить оптимальные реологические свойства крови, стоит отказаться от курения за тридцать минут до исследования. Посещение клиники лучше всего запланировать в утренние часы.

Где можно сдать анализ на IgM к вирусу герпеса первого и второго типа в Ростове-на-Дону?

В Ростове-на-Дону анализ на антитела к Herpes Simplex Virus выполняется в лабораториях клинико-диагностического центра Да Винчи. Мы используем современное оборудование и реактивы, соответствующие всем стандартам лабораторной диагностики. Вас приятно удивит доброжелательность персонала и безболезненная процедура взятия материала для исследования.

  • Наименование услуги

    Цена
  • Herpes Simplex Virus 1/2, IgM

    480 pуб.

Отзывы об услуге

Опасный вирус Герпеса

Почти каждый из нас хотя бы раз в своей жизни сталкивался с такой проблемой, как «простуда» на губах, ощущения покалывания, зуда, жжения. В настоящее время во всём мире отмечается чрезвычайно высокий подъём заболеваемости герпесвирусными инфекциями. Они, согласно данным ВОЗ, занимают второе место после вирусов гриппа в структуре показателей смертности от вирусных заболеваний.

Об актуальности и серьёзности данной проблемы, а также о специфике диагностирования и лечения мы беседуем с врачом–дерматовенерологом Ханты-Мансийского клинического кожно-венерологического диспансера Еленой Сергеевной Стрельцовой.

Елена Сергеевна, как вы считаете, насколько актуален вопрос заболеваемости герпесвирусной инфекцией на сегодняшний день? Чем опасно данное заболевание?

Проблема значительной инфицированности человечества вирусами простого герпеса является одной из актуальных. На сегодняшний день до 90 % населения мира инфицировано вирусами простого герпеса, из них 20 % имеют манифестную форму заболевания. От 2 до 12 % населения страдают рецидивирующими формами герпесвирусных заболеваний.

Герпес — это вирусное заболевание с характерным высыпанием сгруппированных пузырьков на коже и слизистых оболочках. Наиболее часто вирус поражает кожу, глаза (конъюнктивит, кератит), слизистые оболочки лица, слизистые оболочки половых органов, центральную нервную систему (энцефалит, менингит). Развитию заболевания способствует переохлаждение, снижение сопротивляемости организма. Возможен герпес и в жаркое время при перегревании организма. У человека встречается восемь типов вирусов герпеса. Наиболее часто встречается герпес 1 и 2 типа. Простой герпес первого типа характеризуется появлением пузырьков на губах. Простой герпес второго типа — в большинстве случаев вызывает появление высыпаний на половых органах.

Особую тревогу у медиков вызывает то, что множество людей не задумывается об опасности некоторых вирусных заболеваний и практически не лечатся. Многие рассуждают, что герпес всего лишь сыпь на губах. Однако, герпес — одно из серьезных заболеваний, потому что лечить его очень непросто, а вред организму он приносит колоссальный. Мало кто знает, что первичное инфицирование происходит в раннем детском возрасте.

К каким последствиям может привести несвоевременная диагностика и лечение заболеваний, связанных с вирусом герпеса?

Последствия герпеса проявляются в том, что вирусы способны поражать практически все органы и системы организма человека. Они могут стать причиной хронической усталости, способствовать возникновению онкологических заболеваний. А также вызывать тяжелые заболевания центральной нервной и иммунной системы. Герпетическая инфекция может привести к снижению зрения, появлению бельма и полной слепоты. А генитальный герпес может стать причиной бесплодия, невынашивания беременности, тяжелых дефектов и уродств плода, мертворожденности, гибели ребенка после рождения.

Возможна ли передача герпес вируса не только контактным, но и воздушно-капельным путём?

Вирус герпеса передается непосредственным контактным путем, а также посредством предметов обихода. Возможна также передача инфекции воздушно-капельным путем. Герпес проникает через слизистые оболочки полости рта, верхних дыхательных путей и половых органов. Преодолев тканевые барьеры, вирус попадает в кровь и лимфу. Затем попадает в различные внутренние органы. Вирус проникает в чувствительные нервные окончания и встраивается в генетический аппарат нервных клеток. После этого удалить вирус из организма невозможно, он останется с человеком на всю жизнь.

Что делать при появлении первых симптомов: ощущение покалывания, зуда и болезненности на коже или слизистых?

Для начала необходимо обратиться к врачу и подтвердить диагноз.  Если  это действительно герпес, при первых симптомах используются противовирусные мази и крема, в некоторых случаях нужно принимать еще и противовирусные таблетки и препараты, повышающие иммунитет. При первичном появлении герпеса врач объяснит вам, как с ним бороться и что делать при повторном обострении этого заболевания. Каждому больному лечение назначается индивидуально, учитывая особенности его организма, сопутствующие заболевания и образ жизни.

Какие меры профилактики Вы посоветуете нашим читателям?

Принимая во внимание высокую заразность  заболевания, при возникновении высыпаний следует принимать меры, которые понижают возможность передачи инфекции. Особенно тщательно следует предупреждать заражение детей, для чего максимально снизить контакты с ними.

Рационально также  избегать  излишнего  солнечного  облучения.  При первых предвестниках развивающегося высыпания (ощущение зуда, покалывания) принимать противовирусные средства для местного потребления.  Находясь на солнце, морозе или ветру защищать губы кремом или гигиенической помадой с SPF (солнцезащитным фактором). Обязательно мойте руки дезинфицирующим раствором или мылом после прикосновения к губам, никогда не прикасайтесь к глазам, если только что расчесали пузырьки. Заведите себе отдельные предметы гигиены, не пытайтесь воспользоваться косметикой – возможно, это оградит вас не только от герпеса.

Беседовала Наталья Тетенок

статья с сайта http://cmphmao.ru/node/23556

Вирус герпеса — ученые находят новый способ борьбы

Новости медицины

 

Цитомегаловирус человека является ведущей причиной врожденных дефектов и неудач трансплантации. По мере развития со временем этот вирус из семейства герпес нашел способ обойти защитные механизмы организма, которые обычно защищают отвирусных инфекций. До сих пор ученые не могли понять, как ему это удается.

Команда ученых из Центра клеточной циркуляции Gladstone-UCSF раскрыла механизм, который позволяет вирусу реплицироваться. Их исследование, опубликованное в научном журнале PNAS, может открыть новые терапевтические возможности для лечения не только цитомегаловируса, но и других вирусов.

Обычно, когда вирус входит в вашу клетку, эта клетка блокирует ДНК вируса и препятствует выполнению каких-либо действий. Вирус должен преодолеть этот барьер, чтобы эффективно размножаться.
Чтобы обойти это препятствие, цитомегаловирус не просто вводит свою ДНК в клетку человека. Вместо этого он переносит свою вирусную ДНК в клетку вместе с белками, называемыми PP71. После входа в клетку он высвобождает эти белки PP71, что позволяет состояться репликации вирусной ДНК и распространению инфекции.


Белки PP71 необходимы для репликации вируса, но они фактически умирают через несколько часов, в то время как для создания нового вируса требуется несколько дней. Так как вирус может успешно размножаться даже после того, как эти белки исчезли?

Исследователи обнаружили, что, хотя белок PP71 все еще присутствует в клетке, он активирует другой белок, известный как IE1. Это происходит в течение первых нескольких часов после появления вируса в клетке, позволяя белку IE1 захватывать ее после того, как PP71 умирает и продолжать создавать новый вирус.

Чтобы подтвердить свои выводы, команда ученых создала синтетическую версию вируса, которая позволила им корректировать уровни белков IE1 с использованием небольших молекул. С помощью такой технологии они могут позволить вирусу заразить клетку, контролируя, как быстро белок IE1 будет разрушаться в клетке.

«Мы заметили, что когда белок IE1 медленно деградирует, как это обычно бывает, вирус может реплицироваться очень эффективно», — говорят исследователи. «Но если белок быстрее разрушается, вирус также не может размножаться. Итак, мы подтвердили, что вирусу нужен белок IE1 для успешной репликации».

Исследование может иметь широкие последствия для научного сообщества, которое изо всех сил пытается определить, как клетки сохраняют свою «личность» с течением времени. Во время развития, например, стволовые клетки выбирают путь, основанный на окружающих их белках. Но даже после исчезновения этих исходных белков специализированные клетки не меняются. Таким образом, стволовые клетки, которые превращаются в нейроны во время развития, продолжают оставаться нейронами задолго до того, как эти белки исчезнут.

Новое исследование может привести к новой терапевтической цели для атаки на цитомегаловирус и другие вирусы герпеса, таких как вирус Эпштейна-Барра, который вызывает мононуклеоз и вирус простого герпеса типа 1 и 2, которые вызывают лицевой и генитальный герпес.

Как вирусы герпеса надевают защитную оболочку | Дайджесты eLife Science

Добавить комментарий + Открытые аннотации. Текущее количество аннотаций на этой странице вычисляется.

Структура белков вируса простого герпеса pUL7 (зеленый) и pUL51 (синий). Изображение предоставлено: Бен Батт (CC BY 4.0)

Большинство людей иногда страдают герпесом, который вызывается вирусом простого герпеса. Этот вирус вызывает инфекции, которые длятся всю вашу жизнь, но по большей части он бездействует в ваших клетках и реактивируется только во время стресса.Когда он реактивируется, вирус манипулирует клетками-хозяевами, чтобы создать новые вирусные частицы, которые могут распространить инфекцию на других людей. Как и многие другие вирусы, вирусы простого герпеса также крадут желеобразные структуры, известные как мембраны, у их клеток-хозяев, чтобы сформировать защитную оболочку вокруг новых вирусных частиц.

В клетках человека и других животных белки, принадлежащие молекулярному механизму, известному как ESCRT, образуют нити, которые изгибаются и разрывают мембраны в соответствии с требованиями клеток.Многие вирусы захватывают механизмы ESCRT, чтобы обернуть мембраны вокруг новых вирусных частиц. Однако вирусы простого герпеса не следуют обычным правилам активации этой машины. Вместо этого они полагаются на два вирусных белка, называемых pUL7 и pUL51, для включения механизма ESCRT. Предыдущие исследования показали, что эти два белка связываются друг с другом, но оставалось неясным, как они работают.

Butt et al. использовали комбинацию биохимических и биофизических методов для решения трехмерных структур pUL7 и pUL51, связанных друг с другом.Эксперименты показали, что структура pUL51 похожа на структуры различных компонентов в аппарате ESCRT. Как и белки ESCRT, pUL51 формирует филаменты, что позволяет предположить, что pUL51 изгибает мембраны в клетках и что pUL7 блокирует это до тех пор, пока не придет время. Дальнейшие эксперименты показали, что эквиваленты pUL7 и pUL51 в других членах семейства вирусов герпеса также связываются друг с другом аналогичным образом.

Эти данные показывают, что вирусы простого герпеса и их близкие родственники разработали стратегию, отличную от стратегии многих других вирусов, для кражи мембран у клеток-хозяев.Вмешательство в этот механизм может открыть новые возможности для разработки лекарств или улучшения вакцин против этих вирусов. Белки pUL7 и pUL51 могут также вдохновить на создание новых инструментов в биотехнологии, которые могут точно контролировать форму биологических мембран.

Состояние, лечение и фотографии, связанные с вирусом простого герпеса (ВПГ) — Обзор

51694 33 Информация для Ребенок младенец подпись идет сюда…
Изображения вируса простого герпеса (HSV)

Обзор

Первое высыпание язв на коже или во рту, вызванное вирусом простого герпеса (ВПГ), называется первичным герпесом. Это может быть более серьезным, чем более распространенные вторичные или рецидивирующие герпетические инфекции, которые также называются герпесом или волдырями.

Заражение может быть вызвано как вирусом простого герпеса типа 1 (ВПГ-1), так и вирусом простого герпеса 2 типа (ВПГ-2).ВПГ-1 является наиболее частой причиной поражений вокруг рта и на губах. ВПГ-2 — типичная причина генитального герпеса. Оба состояния очень заразны и передаются при прямом контакте с поражениями другого инфицированного человека, например товарища по играм, родителя или опекуна. Вирус может распространяться даже при отсутствии симптомов или видимых повреждений.

Приступы обеих форм ВПГ обычно повторяются в одном и том же участке кожи, и большинство людей сообщают о жжении, зуде и покалывании до того, как появятся настоящие поражения.

HSV может возникать практически на любой поверхности тела.

Первичный эпизод обычно проходит через 7–10 дней. Когда человек заражается, вирус имеет тенденцию оставаться скрытым в организме (латентно) на протяжении всей жизни.

Кто в опасности?

Инфекция HSV очень распространена. Большинство людей даже не подозревают, что были инфицированы, поскольку их иммунная система подавляет симптомы. К концу детства не менее одной трети детей инфицированы ВПГ.

У некоторых людей при первом заражении проявляются симптомы; Инфекция может быть более тяжелой у новорожденных и у детей со слабой иммунной системой.

Признаки и симптомы

Первичный герпес выглядит иначе, чем повторяющиеся приступы герпеса. Чаще всего первичный герпес наблюдается у детей с болезненными волдырями и эрозиями десен и кожи вокруг рта или вокруг рта. Также может быть жар, увеличение лимфатических узлов на шее, раздражительность и плохой аппетит. Если ВПГ был занесен на другие участки тела, в этом месте (палец, лицо, гениталии) появятся болезненные волдыри и язвы с опухолью и аналогичными системными симптомами.

Рекомендации по уходу за собой

  • Дайте от боли парацетамол или ибупрофен. Наиболее важно облегчение боли, чтобы можно было есть и спать.
  • Ребенка следует рекомендовать пить как можно больше жидкости, чтобы избежать обезвоживания.
  • Избегайте контакта с другими детьми, особенно с новорожденными и детьми с экземой или слабой иммунной системой, до полного выздоровления.

Когда обращаться за медицинской помощью

Хотя люди с рецидивирующим герпесом легкой степени тяжести обычно не нуждаются в медицинской помощи, обратитесь к врачу вашего ребенка, если вы считаете, что у него / нее первичный герпес.

Процедуры, которые может прописать ваш врач

Могут быть назначены противовирусные препараты (ацикловир, валацикловир, фамцикловир). Для уменьшения боли могут быть назначены анестетики для полоскания рта или обезболивающие. Иногда ребенку нужно будет внутривенно ввести жидкость для обезвоживания.

Надежных ссылок

MedlinePlus: Herpes SimplexКлиническая информация и дифференциальная диагностика вируса простого герпеса (HSV)

Список литературы

Болонья, Жан Л., изд. Дерматология , стр. 1240-1241, 2028, 1236-1239. Нью-Йорк: Мосби, 2003.

Фридберг, Ирвин М., изд. Дерматология Фитцпатрика в общей медицине . 6 изд. С. 2059-2062, 2065, 2366, 2434-2437. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 2003.

.

На шаг ближе к пониманию того, как вирус герпеса скрывается и появляется повторно

Вирус герпеса вызывает герпес и генитальные язвы, а также опасные для жизни инфекции у новорожденных, энцефалит и роговичную слепоту.

Лечение вируса затруднено, поскольку он скрывается в нервных клетках и появляется спустя месяцы или годы, чтобы повторно активировать инфекцию. Новое исследование доктора Луиса М. Шанга и его группы из Института здоровья животных Бейкера выявило новый механизм, который играет роль в контроле того, как вирус чередуется между спящей и активной стадиями инфекции.

В группе Шанг Ми Яо Ху и Эстебан Флорес Кортес обнаружили, что вирус переключается между «латентной» стадией и «литической» стадией, на которой он активно реплицируется, в зависимости от того, насколько плотно его ДНК упакована в пучки, называемые хроматином.

Их результаты представлены в статье «Динамика хроматина и транскрипционная компетентность геномов HSV-1 во время литических инфекций», опубликованной 14 ноября в журнале PLOS Pathogens. Группа Шанг сотрудничала с учеными из Университета Альберты, Канада, и Университетского колледжа Лондона (UCL).

«Любая проблема, вызываемая герпесом, возникает из-за реактивации из-за латентного периода», — сказал Шанг. «Вот почему противовирусные препараты не могут вылечить инфекцию и почему до сих пор не удалось разработать вакцину.Задержка и реактивация — основные направления исследований вируса герпеса ».

Когда вирус герпеса проникает в клетку, клетка пытается защитить себя, плотно оборачивая вирусную ДНК вокруг катушечных белков, называемых гистонами, и конденсируя ее в хроматин, что приводит к тому, что вирус переходит в спящий режим. Но если клетки не работают, хроматин связывается только свободно, оставляя доступной вирусную ДНК. Затем вирусные частицы могут включать свои гены и размножаться, используя механизмы клетки, чтобы запустить литическую инфекцию, вызывающую заболевание.

Большинство исследователей сосредоточились на том, когда и как отдельные гены в геноме вируса герпеса включаются и выключаются во время инфекции, чтобы выяснить, как вирус переключается между латентной и литической стадиями. В новом исследовании, однако, группа показала, что динамика хроматина регулирует включение всего генома вируса герпеса, что должно произойти до того, как можно будет экспрессировать какие-либо отдельные гены. Этот новый механизм представляет собой ранее упущенный способ регулирования экспрессии генов на уровне всей вирусной хромосомы.

Вирус герпеса

Благодаря этим новым знаниям исследователи могут дополнительно изучить взаимодействие между вирусом и клетками-хозяевами, которое определяет, экспрессируется ли вирусная ДНК. Противовирусные препараты для лечения герпеса существуют с 1960-х годов, но до сих пор лекарство или эффективная вакцина были недоступны.

«Задержка и генная регуляция — большая проблема, потому что мы не знаем об этом достаточно», — сказал Шанг. «Это большой черный ящик в биологии герпеса».

Открытие открывает новые направления для изучения того, как вирус реактивируется после бездействия.Способность герпеса сдерживаться мешает усилиям по созданию эффективных вакцин или противовирусных препаратов, которые полностью предотвращают или излечивают инфекцию.

Поддержку этой работе оказали Канадские институты исследований в области здравоохранения и Госпиталь Университетского колледжа Лондона / Центр биомедицинских исследований UCL.

Патрисия Уолдрон

Социальный стресс и реактивация латентного вируса простого герпеса 1 типа

Реферат

Считается, что психологический стресс способствует реактивации латентного вируса простого герпеса (ВПГ).Хотя было разработано несколько моделей на животных, чтобы воспроизвести различные патогенные аспекты кератита или лабиального вируса, вызванного вирусом простого герпеса, до сих пор не существовало хорошей модели на животных, в которой применение психологического лабораторного стрессора приводило к надежной реактивации вируса. Сообщается, что нарушение социальной иерархии в колониях мышей усилило агрессию среди когорт, активировало гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую систему и вызвало реактивацию латентного ВПГ 1 типа у более чем 40% латентно инфицированных животных.Однако активация гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси с помощью сдерживающего стресса не активировала латентный вирус. Таким образом, использование социального стресса у мышей обеспечивает хорошую модель для исследования нейроэндокринных механизмов, лежащих в основе поведенческой реактивации латентных вирусов герпеса.

Имеются убедительные доказательства того, что нервная, эндокринная и иммунная системы общаются посредством общего биохимического языка (1). Совместное использование лигандов (гормонов, нейротрансмиттеров и цитокинов) и их рецепторов составляет биохимический информационный контур между каждой из этих систем для поддержания физиологического гомеостаза (2).Хорошее здоровье, физическое или психологическое, основано на высоко интегрированном репертуаре защитных реакций против внешних патогенов и раздражителей, угрожающих гомеостазу. Нарушение гомеостаза за счет воздействия на иммунную, нервную или эндокринную системы внешним или внутренним раздражителем изменяет выработку сигнальных молекул в одной системе, что приводит к модуляции других систем.

Когда требования, навязанные жизненными событиями, ставят под угрозу способность организма справляться, возникает психологическая реакция на стресс, состоящая из негативных когнитивных и эмоциональных состояний и связанных с ними физиологических приспособлений.Теперь известно, что стрессовые жизненные события могут подавлять несколько компонентов иммунного ответа и что эти эффекты достаточно велики, чтобы иметь биологические последствия и последствия для здоровья.

Данные исследований с участием людей были смоделированы с использованием животных для изучения воздействия стресса на иммунную систему и последствий этих воздействий на патофизиологию инфекционных агентов. К ним относятся исследования на мышах с вирусом гриппа, вирусом простого герпеса типа 1 (HSV-1) и Mycobacterium tuberculosis (3, 4).Существует также серия исследований на крысах, которые демонстрируют, что стресс может модулировать метастатическое распространение опухолевых клеток молочной железы (5, 6). Поскольку иммунная система регулируется взаимодействиями нервной системы / эндокринной системы (1-2), вполне вероятно, что способность иммунной системы защищаться от внешнего вызова является гомеостатическим процессом, регулируемым не только изнутри иммунной системы, но и модулируется центральной нервной и эндокринной системами (7, 8).

В настоящее время имеется несколько отчетов, подтверждающих гипотезу о том, что на взаимодействия между этими физиологическими системами влияет психологический стресс и что связанная со стрессом иммунная модуляция имеет значение для болезни.Изменения иммунного ответа, связанные с психологическим стрессом, включают в себя врожденный иммунитет, например, естественные клетки-киллеры, и специфические функции Т- и В-лимфоцитов, включая специфические реакции против инфекционных агентов (9–11). Например, было показано, что психологический стресс может влиять на появление и тяжесть клинических симптомов пяти различных штаммов вирусов простуды в зависимости от дозы (12). Также было показано, что стресс может влиять на вирус-специфические антитела и Т-клеточные ответы на вакцины против гепатита В и вируса гриппа (13–15) и что стресс может влиять на заживление ран (16).Кроме того, есть исследования, которые коррелируют с реактивацией лабиальной или глазной латентной инфекции HSV после стрессовых жизненных событий (17–20). Например, Schmidt et al. (18) продемонстрировал, что травматический жизненный опыт, такой как смерть члена семьи, стресс межличностных проблем или связанные с работой трудности, чаще встречается у людей с частыми рецидивирующими оральными инфекциями ВПГ, чем у людей с нечастыми эпизодами. Сообщалось также о сходной взаимосвязи между психологическим стрессом и реактивацией других герпесвирусов, включая вирус Эпштейна – Барра и вирус ветряной оспы (21, 22).

Было разработано несколько моделей на животных для изучения патогенных аспектов рецидивирующего кератита, связанного с ВПГ-1 (23–27). Стабильная модель латентного периода HSV-1 с чрезвычайно низкой скоростью спонтанной реактивации была создана на мышах (27). Было показано, что у этих латентно инфицированных мышей только УФ-облучение или в сочетании с лечением окулярными или системными кортикостероидами приводит к реактивации латентного ВПГ-1 и рецидивирующего герпетического кератита с выделением вируса у 80% животных (27). ).Хотя возникающие в результате поражения кажутся похожими на болезненное состояние у людей, механизм реактивации неизвестен. Подавление иммунитета, возможно, в сочетании с прямым действием одного или нескольких гормонов стресса (например, глюкокортикоидов), считается факторами рецидива (17–19, 28). Однако не существует надежных моделей на животных, в которых было показано, что поведенческий стрессор индуцирует реактивацию латентного HSV-1, которая параллельна связанной со стрессом реактивации вируса, которая клинически распознается у людей.

В предыдущей работе нашей лаборатории мы исследовали взаимосвязь между вызванной стрессом иммунной модуляцией, врожденным иммунитетом и вирус-специфическим Т-клеточным ответом на ВПГ-1 после первичного заражения вирусом; мы также изучали влияние стресса на вирусспецифический иммунный ответ памяти (3, 9, 29). У мышей, подвергнутых сдерживанию (RST), наблюдалось подавление лизиса естественных клеток-киллеров и снижение генерации вирус-специфических цитотоксических Т-лимфоцитов к HSV-1 после первичного инфицирования; эти вызванные стрессом изменения сопровождались усилением репликации вируса (29).Теперь мы сообщаем о разработке модели для изучения влияния психологического и социального стресса на рецидив HSV-1.

МЕТОДЫ

Вирус и клетки.

В каждом эксперименте для лечения глазных инфекций использовали штамм McKrae HSV-1 (любезно предоставленный Джеем Пепосом, Школа медицины Вашингтонского университета, Сент-Луис). Исходный вирус выращивали и анализировали на клетках VERO в модифицированной среде Игла, содержащей 10% фетальной бычьей сыворотки и 4 × пенициллин / стрептомицин.Материал из глазных мазков аналогичным образом культивировали на монослоях клеток VERO для определения вирусного цитопатического эффекта. Клетки культивировали при 36 ° C в увлажненном инкубаторе, содержащем 5% CO 2 .

Мыши и вирусная инфекция.

Самцов мышей BALB / c без антител к HSV-1 в возрасте 4–6 недель были получены из лабораторий Charles River Breeding Laboratories и им позволили акклиматизироваться к окружающей среде в течение 7–10 дней перед началом любых экспериментальных процедур.Мыши BALB / c были выбраны из-за их чувствительности к реактивации латентного HSV-1. Всех мышей содержали по пять в клетке, и им предоставляли свободный доступ к пище и воде. Учреждение, аккредитованное Американской ассоциацией по аккредитации лабораторных животных, поддерживалось с 12-часовым циклом свет / темнота (свет включался в 6 часов утра). Перед экспериментом исследовали глаза всех мышей; Были включены только мыши без видимых отклонений. Перед заражением всех мышей анестезировали внутримышечной инъекцией (0.1 мл) 10% Rompun (Haver-Lockhart, Shawnee, KS) плюс 10% Ketaset (Bristol Laboratories). Поверхность правой роговицы скарифицировали в виде сетки с помощью иглы 25-го размера. На скарифицированную роговицу помещали 5: 1 каплю среды DMEM, содержащей 10 6 бляшкообразующих единиц штамма HSV-1 McKrae. Во время инфицирования внутрибрюшинно вводили 0,5 мл объединенной сыворотки крови человека, содержащей антитела к HSV-1 (эффективная доза для 100% вирусной нейтрализации в разведении 1: 320). для ограничения распространения вируса в нервной системе во время острой фазы инфекции.На 2, 3, 4 и 5 дни после инокуляции глаза инфицированных мышей мазали стерильными дакроновыми мазками типа 1 (Spectrum Laboratories, Хьюстон) для обнаружения инфекционного вируса и подтверждения инфекции. Животных оставляли на 5 недель, чтобы дать вирусу возможность установить латентный период.

Источники УФ-излучения и процедура облучения.

Для облучения животных мышей анестезировали, как описано выше, и помещали на источник УФ-света. Чтобы гарантировать, что во время процедуры облучения будет открыт только инфицированный глаз, между мышью и источником УФ-излучения помещали экран с отверстием для глаза.Мыши получали общую дозу УФ-излучения 250–260 мДж / см (2).

RST Стресс-парадигма.

После установления вирусного латентного периода (4–5 недель после инфицирования) мышей подвергали стрессу RST путем помещения в хорошо вентилируемые 50-мл центрифужные пробирки на 16 часов каждый день, начиная с 3 дней до облучения (или имитационного облучения) и RST. -стресс в течение дополнительных 5 дней (3, 4). Каждый день отдельных мышей помещали в пробирки в 17:00. (выключается в 18:00) и снимается в 9:00.м. (свет включается в 6 утра). Контрольных мышей лишали пищи и воды в течение того же периода времени; однако они могли свободно перемещаться в своих клетках.

Парадигма социальной реорганизации.

После периода акклиматизации мышей-агрессоров идентифицировали в каждой клетке с помощью поведенческих наблюдений (30, 31). Все наблюдения проводились в течение 15-минутных периодов в темной фазе. Каждую группу наблюдали в течение 3 периодов по 15 минут с произвольными интервалами в течение 3-часового периода.Во время наблюдения для каждого отдельного животного оценивали количество социальных исследовательских (обнюхивание), агрессивных (погоня, укус, хрипы хвостом, аллогрум, агрессивные вертикальные и агрессивные боковые позы) и защитных (бегство и покорные вертикальные или боковые позы) поведения. . Кроме того, оценка шерсти варьировалась от 1 (отсутствие лысых, поврежденных или растрепанных пятен, ухоженный мех) до 5 (отражая увеличение частоты повреждения или ухудшения видимого состояния шерсти).Лица в группах были ранжированы в соответствии с соотношением количества начатых исследовательских / агрессивных взаимодействий и количества защитных взаимодействий (31). Самцы-агрессоры, занявшие первое место, имели самый высокий коэффициент атаки. Впоследствии для социальной реорганизации мышей-агрессоров переводили из клетки в начало 12-часового темного цикла (18:00). Социальная реорганизация проводилась через день в течение четырех циклов.

Определение уровня кортикостерона в сыворотке.

Чтобы предотвратить колебания уровня кортикостерона в сыворотке крови, вызванные циркадным ритмом, образцы крови брали в 10 часов утра каждый день оценки. Мышей на короткое время (менее 2 мин) помещали в полистирольные пробирки и брали кровь из хвостовой вены. Сыворотки хранили при -70 ° C до анализа на кортикостерон с помощью RIA. [ 125 I] Наборы кортикостерона для крыс и мышей (ICN) использовали для определения уровней кортикостерона в сыворотке. Уровни определяли у отдельных мышей с использованием стандартной кривой и выражали в нг / мл.

Обнаружение вирусного выделения.

Для обнаружения инфекционного вируса на поверхности глаза роговицу протирали стерильным дакроновым тампоном, смоченным в 0,5 мл DMEM. Материал мазка высевали на конфлюэнтные монослои клеток VERO в 24-луночных планшетах для культивирования тканей. Если инфекционный вирус присутствовал на поверхности глаза, видимый цитопатический эффект отмечался в культурах VERO в течение 2–5 дней.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Влияние стресса RST на реактивацию HSV-1.

В серии исследований, проведенных в нашей лаборатории, мы продемонстрировали влияние стресса RST на первичный иммунный ответ и иммунный ответ, специфичный для HSV-1, как обсуждалось выше (3, 9, 29). Применяя этот подход к реактивации латентного ВПГ-1, мы использовали четко определенную модель латентной глазной герпесвирусной инфекции (27). Мышей-самцов BALB / c инокулировали HSV-1 путем скарификации роговицы, чтобы установить латентную инфекцию в тройничном и верхних шейных ганглиях.

Перед нашими попытками модулировать реактивацию латентного HSV-1 было важно сначала установить, что экспрессия латентного генома HSV-1 была в достаточной степени подавлена, чтобы исключить, что восстановление инфекционного вируса в протоколе стресса не было вызвано спонтанной реактивацией. .Шестнадцать самцов мышей BALB / c в возрасте 5-6 недель были инфицированы HSV-1, как описано; у всех мышей были признаки инфицирования HSV-1. Берут мазки из глаз и анализируют на инфекционный вирус один раз в неделю в течение 3 недель, начиная с 5–6 недель после инфицирования. Ни одна из мышей (0/16) не показала признаков спонтанной реактивации латентного HSV-1.

Затем использовали восемь последовательных ежедневных 16-часовых циклов стресса RST для активации оси гипоталамус-гипофиз-надпочечники (HPA). Доказательства реактивации вируса характеризовались наличием инфекционного вируса, выделяющегося в области глаза.RST-стрессированных мышей сравнивали с домашними контрольными животными, а также с группой животных, которые подвергались УФ-облучению для индукции реактивации латентного вируса.

Как показано на рис. 1, у мышей, подвергнутых RST-стрессу, наблюдалось значительное повышение уровня кортикостерона в сыворотке, индуцированное в результате активации оси HPA стрессором. После шести циклов RST уровень кортикостерона у мышей BALB / c, подвергшихся стрессу RST, увеличился более чем в 5 раз (222,9 ± 29,8 нг / мл) по сравнению с контрольными животными (48.8 ± 7,3 нг / мл) (рис.1). Ни одно из животных в контрольной домашней клетке не показало признаков выделения вируса или поражений глаз в течение 10-дневного периода, 4–5 недель после установления латентного периода (таблица 1). Семь из 16 мышей в группе, подвергшейся УФ-облучению в эксперименте 1 и пять из 10 мышей в эксперименте 2 (всего 46,2%) продемонстрировали реактивацию латентного ВПГ-1, измеренного по присутствию инфекционного вируса [по сравнению с контролем, χ 2 (df ​​= 1, n = 16) = 8,96, P <0,005].Реактивация латентного HSV-1 составила только 8% у мышей, подвергшихся стрессу RST. Кроме того, использование RST не увеличивало реактивацию в группе, подвергшейся УФ-облучению, по сравнению с группой, получавшей только УФ-облучение (Таблица 1). Мы пришли к выводу, что стресс RST может активировать ось HPA и подавлять специфический для HSV-1 иммунный ответ на первичную инфекцию (и реакцию памяти) (3, 9, 29), но не индуцирует (в значительной степени) необходимый физиологический путь ( у) для реактивации латентного ВПГ-1.

Рисунок 1

Влияние стресса RST на уровень кортикостерона в сыворотке.Данные представляют собой уровень кортикостерона в 10 часов утра, измеренный с помощью РИА. Базовые образцы были получены за 2 дня до начала каких-либо экспериментальных манипуляций. Мышей удерживали в течение 16 часов по вечерам подряд. Контрольных мышей лишали пищи и воды на тот же период времени. n = 5 животных в группе в каждый момент времени.

Таблица 1

Влияние стресса RST на реактивацию глазного вируса HSV-1

Влияние социального стресса на реактивацию HSV-1.

Дополнительные группы латентно инфицированных мышей были подвергнуты стрессу с использованием установленного протокола, что привело к социальному стрессу. Установившаяся социальная иерархия была нарушена перемещением доминирующих животных из одной клетки в другую. Это нарушение привело к усилению следственного, наступательного и защитного поведения. На следующее утро, в 10 часов утра, уровень кортикостерона в сыворотке был измерен методом РИА. Уровень кортикостерона у реорганизованных мышей увеличился почти в 2 раза (89,6 ± 25,1 нг / мл) по сравнению с контрольными животными (46.3 ± 6,4 нг / мл) (рис.2). Последующие события социальной реорганизации привели к дальнейшему повышению уровня кортикостерона в сыворотке до 195,8 ± 34,8 нг / мл после четырех циклов реорганизации (рис. 2).

Рисунок 2

Влияние социальной реорганизации на кортикостерон сыворотки. Данные представляют собой уровень кортикостерона в 10 часов утра, измеренный с помощью РИА. Базовые образцы были получены за 2 дня до начала каких-либо экспериментальных манипуляций. Для социальной реорганизации были выявлены доминантные животные и помещены в новые клетки на 6 пк.м. вечером перед забором крови. n = 5 животных в группе в каждый момент времени.

Мыши в контрольных группах домашних клеток не проявляли признаков выделения вируса в течение 10-дневного периода, через 4–5 недель после установления латентного периода, что подтверждает данные, полученные в предыдущих двух исследованиях. Семь из 16 мышей в двух отдельных экспериментах (43,7%) в группах, которые подвергались только УФ-излучению, показали признаки выделения инфекционного ВПГ-1 (таблица 2). Животные, входившие в группу социальной реорганизации, продемонстрировали признаки реактивации латентного ВПГ-1 по наличию инфекционного вируса в мазках из глаз у 15 из 37 животных (41.7%) [по сравнению с контролем, χ 2 (df = 1, n = 16) = 9,05, P <0,003] в трех отдельных экспериментах. Животные, подвергшиеся как УФ-облучению, так и социально реорганизованным, показали выделение вируса у 21 из 37 животных (56,7%). Семь из 16 (43,7%) мышей, подвергшихся только УФ-облучению, показали реактивацию HSV-1. Данные показывают, что стресс социальной реорганизации активировал ось HPA, повысил уровень кортикостерона в сыворотке, сравнимый с уровнями, наблюдаемыми у мышей, подвергшихся стрессу RST, и реактивировал латентный HSV-1 у значительного числа мышей.

Таблица 2

Влияние социальной реорганизации на реактивацию глазного вируса простого герпеса-1

Социальное доминирование и реактивация HSV-1.

Во время социальной реорганизации у мышей наблюдались три основные формы поведения: наступательное, защитное и покорное. Оскорбительное поведение заключалось в физическом нападении одного животного на другое. Защитное поведение состояло из реальных атак, но чаще принимало форму угроз (позы, жесты), которые предупреждали противника уйти или стать целью атаки.В качестве альтернативы, животное, подвергшееся угрозе или нападение, может демонстрировать покорное поведение, которое указывает на то, что оно не будет бросать вызов другому животному. Доминирующие животные с большей вероятностью участвовали в конфронтации между когортами, и часто именно доминирующие особи испытывали агрессию и наибольший риск травм, по крайней мере, при сохранении своего доминирующего статуса. Следовательно, если социальная среда и поведенческие взаимодействия, которые устанавливают социальную иерархию, являются источниками стресса, животные, вовлеченные в самые многочисленные и тяжелые взаимодействия, могут оказаться наиболее пострадавшими от пагубного влияния этих социальных взаимодействий.

В этом эксперименте мы определили, компенсируются ли преимущества доминирования (например, доступ к пище, воспроизводству, убежищу) увеличением стрессовых социальных взаимодействий. После идентификации доминирующих мышей в каждой группе в ходе эксперимента мы определили частоту реактивации латентного HSV-1. Как показано в таблице 3, мы обнаружили, что доминантная мышь в каждой группе, подвергшейся стрессу, с большей вероятностью, чем подчиненные мыши, демонстрировала признаки реактивации ВПГ-1, что измерялось по способности выделять инфекционный ВПГ-1 из глаза.Эти предварительные данные предполагают, что усиление социального конфликта приводит к большей вероятности реактивации латентного ВПГ-1 у животных, вовлеченных в наибольшее количество потенциально опасных социальных взаимодействий, то есть у доминирующих мышей.

Таблица 3

Влияние доминирования и социального стресса на реактивацию глазного вируса HSV-1

ОБСУЖДЕНИЕ

В этом исследовании мы продемонстрировали, что использование окулярной модели латентного периода HSV-1 позволило установить латентную инфекцию в течение месяца после инокуляции HSV-1.Экспрессия латентного генома HSV-1 была ограничена, потому что мы не обнаружили доказательств спонтанной реактивации латентного вируса. Мы подтверждаем предыдущее сообщение (27) о том, что воздействие УФ-излучения на глаза мышей, латентно инфицированных HSV-1, приводит к реактивации латентного HSV-1. Доказательств реактивации латентного HSV-1 у животных, подвергшихся RST-стрессу, было мало, даже в присутствии высоких уровней кортикостерона в сыворотке крови. Одним из предполагаемых звеньев воздействия стресса на иммунную функцию и реактивации вируса являются глюкокортикоидные гормоны (3, 28).Эти уровни достаточно высоки, чтобы привести к подавлению иммунного ответа, включая специфический иммунный ответ на ВПГ-1, и для усиления патофизиологии инфекции ВПГ-1 (3, 9, 29). Однако мыши, чья иерархия и социальные взаимодействия были нарушены, показали значительные доказательства реактивации латентного HSV-1.

Влияние психологического стресса на иммунную функцию хорошо задокументировано в литературе. Эти данные подтверждают гипотезу о том, что как физические, так и психологические стрессоры могут влиять на патофизиологию заболевания (3–6, 9–22).Благодаря значительному прогрессу в области психонейроиммунологии благодаря недавним достижениям в молекулярной биологии, иммунологии, нейроэндокринологии и психофизиологии, исследователи лучше понимают лежащие в основе молекулярные механизмы измененной восприимчивости к болезням, которые возникают в результате вызванных стрессом изменений иммунного ответа. . Мы считаем, что модель социального стресса, описанная в этой статье, может предоставить подход к изучению и выявлению механизмов, лежащих в основе нейроэндокринного влияния стресса и активации HPA на реактивацию HSV-1.Как и в случае со всеми моделями на животных, может оказаться невозможным напрямую связать наши результаты со стресс-индуцированной реактивацией латентных герпесвирусов, таких как HSV-1, у людей. Однако возможно, что основные лежащие в основе механизмы могут быть применимы к людям, латентно инфицированным ВПГ-1.

В итоге было показано, что социальный стресс имеет способность модулировать реактивацию / репликацию латентных вирусов герпеса. Активация оси HPA под действием стресса приводит к повышению уровня кортикостерона.Однако данные показывают, что кортикостерона самого по себе недостаточно для реактивации латентного HSV-1, поскольку высокие уровни кортикостерона в сыворотке, вызванные стрессом RST, не приводили к выделению вируса. Различные факторы стресса могут приводить к различным нейроэндокринным, нейроповеденческим и нейроиммунологическим последствиям, и данные показывают, что социальный стресс уникален для активации систем, участвующих в реактивации латентного ВПГ-1. Хотя настоящее исследование не определяет лежащую в основе связь, оно предлагает важные направления для дальнейших исследований этих механизмов.Например, стресс также активирует симпатическую нервную систему с последующим высвобождением катехоламинов в кровоток и в иннервируемую ткань (32, 33). Механизм (ы), лежащий в основе взаимодействий между продуктами нервной, эндокринной и иммунной систем, сложны и до конца не изучены. Однако возможно, что при определенных обстоятельствах отдельных продуктов может быть недостаточно для модуляции экспрессии латентного вируса, но что в сочетании они могут действовать синергетически, чтобы изменить контроль ограничения эндогенного латентного вирусного генома и / или или его репликация после реактивации.Использование социального стресса для моделирования реактивации латентного ВПГ-1 обеспечивает экспериментальную модель, которая позволит нам исследовать сложные взаимосвязи между поведением, иммунной модуляцией, связанной со стрессом, и реактивацией латентных вирусов герпеса.

Благодарности

Благодарим Марко Васкеса за отличную техническую помощь. Это исследование было поддержано Фондом Гилберта и Кэтрин Митчелл, Основным грантом CA16058 (R.G.) и гранты Национального института психического здоровья (Mh56801) J.F.S. и Сеть разума и тела Фонда Макартура (J.F.S. и D.A.P.).

Сноски

  • ↵‖ Кому запросы на перепечатку следует направлять по адресу: Департамент медицинской микробиологии и иммунологии, Медицинский центр Университета штата Огайо, 2078 Graves Hall, 333 W. 10th Avenue, Columbus, OH 43210. e-mail: glaser.1 {at} osu.edu.

СОКРАЩЕНИЯ

HSV,
вирус простого герпеса;
HSV-1,
HSV тип 1;
HPA,
гипоталамический гипофиз надпочечников;
RST,
ограничитель
  • Поступила 1 августа 1997 г.
  • Принято 20 апреля 1998 г.
  • Copyright © 1998, Национальная академия наук

Вакцина дает многообещающие результаты против вируса герпеса | Небраска Сегодня

Генетически отредактированная форма вируса простого герпеса — измененная, чтобы не дать ему укрыться в нервной системе и ускользнуть от иммунного ответа — превзошла ведущую вакцину-кандидат в новом исследовании Университета Цинциннати, Северо-Западного университета и Университета Небраска – Линкольн.

Исследование, опубликованное 6 ноября в журнале Nature Vaccines, показало, что вакцинация морских свинок модифицированным живым вирусом значительно увеличивает выработку антител против вируса. При заражении вирулентным штаммом вируса простого герпеса у вакцинированных животных обнаруживалось меньше поражений половых органов, меньшая репликация вируса и меньшее выделение вируса, что с большей вероятностью распространяло инфекцию на других.

Модифицированный вирус на самом деле является формой вируса простого герпеса 1 типа, наиболее известного тем, что вызывает герпес вокруг губ.По словам исследователей, тот факт, что она продемонстрировала перекрестную защиту от ВПГ 2 типа — типа, передающегося половым путем, обычно ответственного за генитальный герпес — предполагает, что версия вакцины, специфичная для ВПГ-2, может оказаться еще более эффективной.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, более 500 миллионов человек болеют вирусом простого герпеса 2 типа, который сохраняется в течение всей жизни и часто обостряется в ответ на стресс. Помимо образования волдырей, ВПГ-2 увеличивает риск заражения ВИЧ и может способствовать развитию болезни Альцгеймера или других форм деменции.

Несмотря на широкое распространение вирусов, более четырех десятилетий исследований еще предстоит привести к утвержденной вакцине против ВПГ-1 или ВПГ-2. Часть трудности: альфа-герпесвирусы, в состав которых входит ВПГ, разработали особенно изощренный способ уклонения от иммунных реакций, направленных на их уничтожение.

После заражения слизистых оболочек рта или мочеполовых путей ВПГ проникает к кончикам сенсорных нервов, которые передают сигналы, ответственные за ощущение боли, прикосновения и т.п.Затем с помощью специализированного молекулярного переключателя вирус проникает в нервную клетку, путешествуя по молекулярному эквиваленту троллейбуса, который транспортирует его по нервному волокну в ядро ​​сенсорного нейрона. В то время как инфекция слизистой оболочки быстро устраняется иммунным ответом, инфицированные нейроны становятся убежищем для иммунной системы организма, а вирус простого герпеса уходит только при повышении уровня стероидов или других гормонов, вызывающих стресс в организме хозяина.

Гэри Пикард и Патрисия Солларс из Небраски, наряду с Грегори Смитом из Северо-Западного университета и Екатериной Хельдвейн из Университета Тафтса, потратили годы на изучение того, как предотвратить попадание вируса простого герпеса в безопасную нервную систему.Хельдвейн продвинула эти усилия, когда она охарактеризовала архитектуру определенного белка альфа-герпеса, pUL37, который, по мнению группы, был неотъемлемой частью вируса, движущегося по нервным волокнам. Компьютерный анализ, основанный на этой архитектуре, показал, что три области белка могут оказаться важными для этого процесса.

Затем

Смит осторожно извлек и заменил пять кодонов, основную кодирующую информацию в ДНК, из вирусного генома каждой области. Исследователи надеялись, что эти мутации могут помочь предотвратить проникновение вируса в нервную систему.

Их надежды оправдались, когда Пикард и Солларс ввели мышам вирус, модифицированный в области 2, или R2, белка. Вместо того чтобы проникать глубже в нервную систему, вирус застрял на нервном окончании. Но команда также знала, что изменение HSV может иметь непредвиденные последствия.

«Вы можете предотвратить попадание вируса в нервную систему», — сказал Пикард, профессор ветеринарной медицины и биомедицинских наук из Небраски. «Это не так уж и сложно сделать, сделав широко изнуряющие мутации.Но когда вы уничтожаете вирус настолько, что он плохо размножается, вы не получаете надежного иммунного ответа, который может защитить вас от будущих воздействий ».

Итак, исследователи были воодушевлены, когда дальнейшие исследования показали, что R2-мутировавший вирус эффективен в качестве вакцины для мышей. Более того, он позволил обойти некоторые упрямые проблемы, которые возникли при использовании других подходов к вакцинам. Некоторые подходы включают вызов иммунной системе только подмножеством компонентов ВПГ или антигенов, заставляя организм распознавать их, но потенциально упускать другие.Некоторые модифицировали вирус так, чтобы он мог реплицироваться только один раз, предотвращая длительное сохранение в нервной системе, но также уменьшая распространение в тканях слизистой оболочки и, как следствие, устойчивый иммунный ответ.

«Итак, одна и та же история повторяется снова и снова: либо ваша субъединичная вакцина не содержит достаточного количества антигенов, либо вы делаете живой вирус настолько болезненным, что он не очень хорошо работает для создания иммунного ответа», — сказал Пикард. «Вот почему мы с таким оптимизмом смотрим на нашу платформу R2, потому что она позволяет избежать всех этих проблем.”

Дэвид Бернштейн, исследователь из Медицинского центра детской больницы Цинциннати, который оценивает кандидаты на вакцины от герпесвируса в рамках программы, поддерживаемой Национальными институтами здравоохранения, принял к сведению успех команды и обратился к Смиту из Northwestern в 2018 году. Вооруженный формой, модифицированной R2 В отношении HSV-1 Бернштейн решил проверить его эффективность против HSV-2 инфекции на морских свинках. Какими бы многообещающими ни были их предыдущие результаты, Пикард признал, что не был уверен, что вакцина против ВПГ-1 будет справляться с задачей создания иммунитета против ВПГ-2.

Но только у одной из дюжины инокулированных R2 морских свинок развились острые поражения после инъекции HSV-2, по сравнению с пятью из 12 животных, получивших другую многообещающую вакцину-кандидат, которая недавно не прошла клинические испытания на людях. В то время как последний кандидат на вакцину не оказал заметного влияния на количество дней, в течение которых морские свинки выделяли вирус, вакцина R2 сократила период выделения с 29 дней до примерно 13. И в отличие от морских свинок, не получавших вакцины или другого кандидата, те Получение вакцины R2 не показало признаков ВПГ-2 в кластере клеток мозга, в котором он обычно находится.В то же время нейтрализующие антитела регистрировались примерно в три раза выше у морских свинок, инокулированных R2, чем у тех, которым была инокулирована другая вакцина-кандидат.

«Тот факт, что выделение вируса было так сильно подавлено с помощью вакцины R2, действительно важен, потому что вирусное выделение — даже если оно не вызывает поражений — может затем передать вирус», — сказал Пикард. «Если у вас генитальный герпес, вы можете передать его своей второй половинке, даже не зная, что делаете это.Это очень проблематично. Так что тот факт, что навес был так сильно сбит, — действительно хороший знак ».

С версией вакцины R2 от HSV-1, демонстрирующей такую ​​многообещающую перекрестную защиту от ее аналога, передающегося половым путем, в список дел исследователей теперь входит создание и тестирование вакцины HSV-2 против вируса HSV-2.

«Если вы создаете антитела против белков этого конкретного вируса, логично предположить, что это будет работать лучше, чем если вы создаете антитело против чего-то немного другого», — сказал он.«Так что это наши ожидания».

«Это будет иметь большое влияние»

Примерно в то время, когда Бернштейн и его программа NIH проявили интерес к дизайну вакцины R2, Пикард и Смит запустили стартап Thyreos LLC, нацеленный на дальнейшую разработку и, в конечном итоге, лицензирование своего дизайна вакцины R2.

Пригодно для пары исследователей из Небраски и Иллинойса, дуэт работает над вакцинами для домашнего скота — крупного рогатого скота и свиней, в частности, — которые борются с собственными альфа-герпесвирусами.У крупного рогатого скота вирус герпеса крупного рогатого скота может вызывать респираторные заболевания, сдерживать аппетит и даже способствовать аборту телят, что ежегодно приводит к потере доходов в миллиарды долларов. Хотя модифицированная вакцина против живого вируса для крупного рогатого скота существует, она также попадает в нервную систему крупного рогатого скота. И это, как сказал Пикард, может вызвать проблемы у крупного рогатого скота так же легко, как и у людей.

«В таком случае происходит следующее: когда этих коров загружают в грузовик и отправляют на откормочную площадку, это создает стрессовую среду», — сказал он.«Вирус, скрывающийся в иммунной системе, снова активируется. Они начинают выделять вирус из выделений в носу, а затем могут передавать этот вирус другим животным на откорме, и у крупного рогатого скота может возникнуть респираторное заболевание.

«Так что тот факт, что наши вирусы, модифицированные R2, не проникают в нервную систему, — это не чисто академический вопрос. Фактически, это имеет реальное практическое применение в животноводстве ».

Готовясь приступить к новой серии исследований, которые, как они надеются, продемонстрируют превосходство конструкции R2 над существующей в отрасли вакциной, Пикард и Смит также начинают первоначальный раунд начального финансирования предприятия.

Учитывая, что команда первоначально разработала свой дизайн R2 на основе альфа-герпесвируса, поражающего свиней, — так называемого вируса псевдобешенства, — Пикард также выразил уверенность в обещаниях этого дизайна по защите свиней. В конце 1990-х — начале 2000-х годов Соединенные Штаты провели успешную кампанию по искоренению псевдобешенства в стране, в основном с помощью вакцинации. Однако, как и в случае с крупным рогатым скотом, вакцина может попасть в нервную систему свиней и оказалась менее успешной в странах, которые менее бдительны в отношении вспышек заболеваний.

«Опять же, мы вполне уверены, что наша вакцина против вируса псевдобешенства R2 будет более эффективной, чем то, что было раньше», — сказал Пикард. «Что касается защиты свиней, в какой-то момент это будет иметь большое значение.

«Эти патогены могут выжить при транспортировке через Тихоокеанский регион в ингредиентах кормов или кормовых продуктах. Когда вы разговариваете с людьми, которых беспокоит биобезопасность, они говорят, что все, что происходит в других частях мира с этими вирусами, рано или поздно может появиться здесь.Это вопрос времени.»

Репликация вируса простого герпеса: роль вирусных белков и нуклеопоринов в прикреплении капсид-ядро сама ДНК. Мембрана представляет собой полученный из хозяина липидный бислой, обычно сферической формы, с встроенными в него вирусными гликопротеинами. Среди гликопротеинов есть те, которые связываются с рецепторами хозяина и инициируют слияние между клеточной и вирусной мембранами, высвобождая ДНК-содержащий капсид и тегумент в цитоплазму клетки-хозяина.

При попадании в цитоплазму капсид транспортируется в ядро ​​посредством взаимодействия с направленным на минус-конец моторным белком микротрубочек динеином (14, 43). Во время входа в ядро ​​и перехода к нему большая часть тегумента диссоциирует от капсида (19, 32, 33, 43), хотя по крайней мере два белка тегумента, VP1 / 2 и UL37, остаются ассоциированными (19, 32). Такие частично покрытые оболочкой капсиды связываются с комплексом ядерных пор хозяина (NPC), где высвобождается вирусная ДНК, и этот процесс называется непокрытием.Капсид HSV-1 остается на цитоплазматической стороне NPC, в то время как ДНК проникает в ядро, перемещаясь через поры (4, 27, 45). NPC представляют собой большие мультибелковые комплексы, которые обеспечивают транспорт в ядро ​​и из него (2). . Ядерная пора позвоночных представляет собой комплекс 125-MDa (40), который пересекает как внутреннюю, так и внешнюю ядерные мембраны. Каждая пора состоит из более чем 30 различных белков (11), называемых нуклеопоринами, которые имеют восьмеричную симметрию (16). NPC можно рассматривать с точки зрения трех структурных областей: ядерной корзины, центрального ядра и цитоплазматических волокон.Корзина находится внутри ядра, центральное ядро ​​находится в плоскости ядерной оболочки, а цитоплазматические филаменты выступают в цитоплазму (15, 44). Нити состоят в основном из Nup358 (12, 47, 50), при этом Nup214 и Nup88 существуют в виде комплекса на цитоплазматической стороне NPC (3, 28, 39). Проходя в цитоплазму, филаменты могут взаимодействовать с капсидами HSV-1. Связывание ядерного капсида и снятие оболочки генома — это два процесса, которые остаются малоизученными.Клеточные факторы importin-β и Ran-GTP необходимы для связывания (38), но ни нуклеопорины, ни вовлеченные вирусные белки не были идентифицированы. Недавно было показано, что VP1 / 2 играет роль в непокрытии, что давно подразумевается мутантом ts B7 (26). ts B7 HSV-1 имеет дефект, который позволяет связывать ядерный капсид, но не снимает покрытие при недопустимой температуре (4, 45). Мутация соответствует UL36, гену, кодирующему VP1 / 2 (4). После связывания с ядерным капсидом VP1 / 2 расщепляется, что позволяет продолжить процесс удаления оболочки (26).Роль VP1 / 2 в ядерном связывании и возможное участие других белков герпесвируса недостаточно изучены. Здесь мы описываем результаты исследований, в которых мы тестировали участие капсида герпесвируса, белков тегумента и нуклеопоринов на ранних этапах инфицирования. Эксперименты по блокированию проводили с использованием антител к вирусу герпеса и нуклеопорина, введенных в клетки путем загрузки шприца. Кроме того, микроскопия и малая интерферирующая РНК (миРНК) были использованы для изучения вовлечения нуклеопоринов.В частности, Nup358 был нашим основным кандидатом из-за его локализации на дистальном конце цитоплазматических филаментов (47). Что касается вирусов, VP1 / 2 представлял особый интерес из-за его роли в непокрытии, предыдущих последствий участия VP1 / 2 в ядерном связывании и его предполагаемой локализации в вершинах капсида (8, 36, 38, 51).

Наши результаты показывают, что VP1 / 2 играет важную роль на ранней стадии инфицирования, до снятия оболочки, и что Nup358 важен для связывания ядерного капсида HSV-1.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Клетки, вирусы и концентрация вирусов.

Все эксперименты проводились с клетками Vero и штаммом K26GFP (13) HSV-1 (подарок Прашанта Десаи). K26GFP представляет собой мутант, производный от KOS, в котором ген, кодирующий UL35, слит с геном зеленого флуоресцентного белка (GFP). При эпифлуоресценции капсиды выглядят зелеными из-за включения в капсиды UL35, меченного GFP.

клеток Vero поддерживали в колбах размером 150 см 2 при 37 ° C с 7.5% CO 2 в минимальной эссенциальной среде (MEM) с 10% фетальной бычьей сывороткой (FBS), l-глутамином и антибиотиками. Для крупномасштабной очистки вируса клетки Vero переносили в шесть цилиндрических бутылей из полистирола 2 размером 850 см. Перед инфицированием клетки промывали один раз 30 мл на роликовый флакон MEM с 1% FBS, 1-глутамином и антибиотиками. HSV-1 K26GFP добавляли при множественности инфицирования 3 и позволяли прикрепиться в течение 1 часа в небольшом объеме среды (23 мл на флакон MEM, 1% FBS с L-глутамином и антибиотиками).Затем объемы среды увеличивали до 56 мл на флакон, и клетки инкубировали в течение 24 ч при 37 ° C. Затем вирус концентрировали. Для этого среду собирали и центрифугировали в клинической центрифуге для осаждения клеток и клеточного дебриса. Осадки были выброшены, а супернатант сохранен. Супернатант центрифугировали в течение 1 ч при 23000 об / мин при 4 ° C в роторе Beckman SW28 для получения вирусосодержащих гранул. Гранулы ресуспендировали в 1 × фосфатно-солевом буфере (PBS), разделяли на аликвоты и замораживали.

Загрузка шприца.

Этот метод был адаптирован из метода Кларка и МакНила (7). Загрузка шприца — это метод, который позволяет вводить антитела непосредственно в цитоплазму клеток путем разрезания клеточной мембраны в растворе, богатом антителами. Небольшие разрывы мембраны позволяют антителу проникать в цитоплазму. Затем слезы снова закрываются, оставляя живую клетку с антителом в цитоплазме. Для экспериментов по загрузке шприца одну колбу размером 150 см 2 с клетками Vero (5 × 10 7 клеток) обрабатывали трипсином. Четверть клеток промыли, суспендировали в 1.5 мл бессывороточного MEM и оставляли на 20 мин при 37 ° C с 7,5% CO 2 . Для каждого образца 66 мкл клеточной суспензии смешивали с Pluronic-68 (Sigma-Aldrich) до концентрации 2% (вес / объем) и антителом в концентрации от 0,2 до 1 мг / мл. Образцы брали вверх и вниз через иглу 27-го калибра, в общей сложности 50 ударов. Затем клетки осаждали при 2500 об / мин в течение 5 минут и ресуспендировали в MEM (с добавлением 1-глутамина и антибиотиков) с 10% FBS. Затем клетки высевали в восьмилуночные покровные стекла с камерами (зона роста, 0.7 см 2 на камеру) (покровные стекла Nunc * Lab-Tek * II).

Количественная оценка ядерных капсидов.

Для оценки связывания ядерного капсида было сделано несколько конфокальных изображений инфицированных клеток. Изображения были центральными ядерными разрезами. Каждую зеленую точку, присутствующую на ядерном кольце, считали и оценивали как представляющую один капсид. Для проверки метода был определен временной ход. В ранние моменты времени (0 и 1 час после заражения) на поверхности ядра присутствовало очень мало капсидов (рис.1А). Через 2 часа после заражения наблюдалось умеренное увеличение, а через 3 часа после заражения наблюдалось резкое увеличение ядерных капсидов (рис. 1А). Дополнительно были протестированы различные разведения вируса на инфекцию. В этих экспериментах зеленые точки на поверхности ядра увеличивались с увеличением множественности инфекции (MOI) (рис. 1B).

Микроскопия и обработка изображений.

Вся флуоресцентная микроскопия проводилась с помощью флуоресцентного микроскопа Nikon Eclipse TE2000-E (программное обеспечение Improvision Open Lab) или конфокального микроскопа Zeiss LSM 510.Перед группированием изображений использовалось калибровочное изображение, чтобы найти оптимальный контраст для каждого отдельного цвета. Затем все экспериментальные изображения были адаптированы к этим настройкам калибровочного изображения. После того, как изображения были скомпилированы и сгруппированы, контраст был увеличен на двух сгруппированных фигурах с помощью программного обеспечения Adobe Photoshop.

миРНК.

Клетки Vero высевали в 96-луночные планшеты (0,32 см 2 площади роста на лунку) в MEM без антибиотиков с 10% фетальной телячьей сывороткой при 60% конфлюэнтности за 24 ч до трансфекции.Реагент для трансфекции липидов использовали для доставки дуплексов РНК-мишеней и дуплексов нецелевых контрольных РНК при конечной концентрации 100 нМ. Более конкретно, пулы нацеленных дуплексов двухцепочечной РНК были получены от Dharmacon (ON-TARGETplus SMARTpools). Четыре мишени последовательности была использована на ген (смысловая последовательность Nup358, GCGAAGUGAUGAUAUGUUU, CAAACCACGUUAUUACUAA, CAGAACAACUUGCUAUUAG и GAAGGAAUGUUCAUCAGGA; Т смысловых последовательностей, GAAGAAGUGCGUAAGAAUA, UCAGUUGACUCCAGGAAUA, UCAAGGAGGUUUAGGAAUG и GGCAUACACUUACUAGAAA, и смысловые последовательности Nup214, UCAAAUACCUCUAACCUAU, GCAACACCCUCCACUAAAG, GAAAUCGUGACUCUGGUUA и CCACAAGCCUAACUAGUAC).Последовательности-мишени были получены из человеческих последовательностей из-за отсутствия доступности последовательности зеленой обезьяны (клетки Vero). Каждый дуплексный пул разбавляли до 10 мкМ в 1 × буфере (10 мМ KCl, 6 мМ HEPES [pH 7,5], 0,2 мМ MgCl 2 ). Липидный реагент 1 DharmaFECT разводили 1: 8 в MEM без сыворотки и антибиотиков. siRNA дополнительно разводили в MEM, не содержащем сыворотки и антибиотиков (7,4 мкл 10 мкM siRNA с 105 мкл MEM). Этот раствор миРНК инкубировали в течение 30 мин при комнатной температуре с липидами и бессывороточной MEM (100 мкл миРНК, 10 мкл липида, 90 мкл MEM).После инкубации к каждому образцу добавляли 450 мкл MEM с 10% эмбриональной телячьей сывороткой. Сто микролитров этого 100 нМ раствора добавляли на лунку и инкубировали при 37 ° C с 7,5% CO 2 в течение 24 часов. Через 24 ч трансфекции повторяли. Через 48 часов после начальной трансфекции клетки обрабатывали трипсином и повторно помещали в восьмилуночные покровные стекла с камерами до степени слияния 60%. Через 72 часа после начальной трансфекции клетки инфицировали штаммом K26GFP HSV-1 при MOI 300.Для заражения клетки доводили до комнатной температуры. Добавляли концентрированный вирус и давали ему возможность прикрепиться в течение 1 ч при 4 ° C в MEM с 1% фетальной телячьей сывороткой. Затем среду аспирировали для удаления любого непривязанного вируса. Среду заменяли теплой MEM с 1% фетальной телячьей сывороткой, и клетки инкубировали при 37 ° C с 7,5% CO 2 в течение 3 часов. Затем клетки промывали один раз 1 × PBS и фиксировали погружением в 4% параформальдегид на 5 мин. Затем клетки трижды промывали 1 × PBS перед иммуноокрашиванием (описано ниже) и просматривали в флуоресцентном микроскопе.

Иммунофлуоресценция.

После фиксации клетки подвергали проницаемости одним из двух методов: (i) погружением в ледяной метанол на 4 мин или (ii) погружением в дигитонин (40 мкг / мл в PBS) на 10 мин при комнатной температуре. Затем клетки, проницаемые для метанола, промывали один раз в 1 × PBS, а клетки, проницаемые для дигитонина, промывали три раза в 1 × PBS с последующим блокированием 5% козьей сывороткой в ​​1 × PBS при комнатной температуре в течение 1 часа. Первичное антитело добавляли в оптимизированном разведении на 1 час при комнатной температуре.Клетки промывали трижды в 1 × PBS. Вторичные антитела (конъюгированные с Alexa козлиные антитела или козлиные антитела против кроликов [Molecular Probes]) добавляли в разведении 1: 2000 в течение 1 часа при комнатной температуре. Клетки промывали три раза в 1 × PBS и добавляли краситель 4 ‘, 6’-диамидино-2-фенилиндола (0,5 мкг / мл в 150 мМ трис-Cl [pH 7,5]) на 5 мин. Клетки трижды промывали 1 × PBS и просматривали с помощью флуоресцентной микроскопии.

Собственная маркировка.

Клетки выращивали в восьмилуночных покровных стеклах до 75% слияния.Клетки промывали один раз в 1 × PBS и повышали проницаемость путем добавления дигитонина (40 мкг / мл в PBS) в течение 10 мин при комнатной температуре. Клетки промывали трижды в 1 × PBS и метили, как описано выше. После окончательной промывки после удаления вторичных антител клетки фиксировали погружением в 4% параформальдегид на 5 мин.

Анализ колокализации.

Конфокальные изображения открывались в программе ImageJ (Национальные институты здравоохранения) и запускались через плагин Colocalization Finder (C.Laummonerie and J. Metterer, 2006) для создания изображений, в которых колокализованные пиксели выглядят белыми. Затем изображения открывались в Adobe Photoshop. Определяли количество белых пикселей и зеленых пикселей, присутствующих на поверхности ядра. Количество белых пикселей для каждого ядра было разделено на общее количество белых и зеленых пикселей для ядра и выражено в процентах. Всего было проанализировано 50 ядер на образец.

Антитела. Антитело

против CD3 использовали в качестве контроля в экспериментах по загрузке шприца.Анти-CD3 очищали из линии клеток гибридомы CRL-1975 (29) (предоставлено Тимоти П. Бендером) и конъюгировали с сукцинимидиловым эфиром Alexa-594 (молекулярные зонды) для получения контрольного антитела, которое испускает красную флуоресценцию. Инструкции по маркировке, прилагаемые к зонду, реагирующему с амином, были соблюдены. Для вестерн-блоттинга импортин-β использовали в качестве контроля загрузки и зондировали моноклональным антителом к ​​импортину-β (31h5; Sigma-Aldrich). Для экспериментов по загрузке шприца и экспериментов по иммунофлуоресценции использовали следующие антитела: анти-VP5 (6F) (34), анти-VP23 (1D2) (37), кроличья антисыворотка UL37 (42) (предоставлена ​​Фрэнком Дженкинсом), VP1 / 2. кроличья антисыворотка (48) (Schipke & Sodeik, личное сообщение) (предоставлено Беате Содейк и Ари Хелениус), кроличья антисыворотка Nup358 (49) (предоставлена ​​Элиасом Кутавасом и Гюнтером Блобелем) и Nup214 QE5 (39) (предоставлена ​​Брайсом Паскалом) ).Для загрузки шприца использовали моноклональные антитела в концентрации 1 мг / мл и сыворотку использовали неразбавленной, за исключением сыворотки Nup358, которая была разведена 1: 100. Для иммунофлуоресценции использовали антитела в следующих разведениях: VP5 — 1: 250; VP23, 1: 500; ВП1 / 2, 1: 250; UL37, 1: 300; Nup358, 1: 250; Nup214, 1: 250; и TPR (1A8, Novus Biologicals), 1: 600. Для вестерн-блоттинга использовали антитела в следующих разведениях: Nup358, 1: 1000; Nup214, 1: 500; TPR, 1: 1250; импортин-β, 1: 4,000.

ОБСУЖДЕНИЕ

Репликация вируса может начаться только после того, как вирусный геном будет доставлен в сайт, способный поддерживать продукцию вирусных генных продуктов и репликацию вирусного генома. В случае большинства ДНК-вирусов это означает доставку вирусной ДНК в ядро ​​клетки-хозяина. Это ставит перед ДНК-вирусами интересный набор проблем. Вирус должен изолировать геном от клеточной среды с помощью защитной белковой оболочки или капсида во время доставки в ядро, сохраняя при этом способность высвобождать геном из своего защитного местоположения только в подходящее время, чтобы позволить захват ядру.Сигналы и механизмы, которые используют вирусы для координации этих важных шагов, до конца не изучены.

Некоторые вирусы используют поэтапную разборку защитных слоев, которая начинается при входе в клетку и завершается в ядре хозяина. Аденовирусы используют эту стратегию. Во-первых, белок удаляется при интернализации вируса. Когда частично непокрытый капсид высвобождается из эндосомы, активируется вирусная протеаза, что приводит к дальнейшей разборке (10, 21, 22). Достигнув ядерной поры, капсид взаимодействует с Nup214, прикрепляя его к поре (46).Предполагается, что нарушение целостности капсида предшествует высвобождению ДНК. После потери целостности капсида ДНК перемещается через NPC в виде комплекса с вирусными белками (20, 41). Вирионы вируса герпеса также используют ступенчатую разборку; однако, в отличие от аденовирусов, капсиды вируса герпеса остаются неповрежденными в течение всего процесса. Оболочка вируса удаляется с капсида, когда она сливается с клеточной мембраной во время проникновения. Большая часть тегумента также отделяется от капсида при входе и во время перехода к ядру (18, 19, 32, 33, 43).Мы описали тегумент, который высвобождается из капсида как слабо связанный тегумент, а тегумент, который остается связанным с капсидом (VP1 / 2 и UL37), как тесно связанный (Рис. 8). Достигнув ядра, капсиды HSV-1 прикрепляются к NPC. Связанные с ядром капсиды обладают тем интересным качеством, что они связаны над NPC вершиной, обращенной к поре. Наши исследования подтверждают гипотезу о том, что капсиды прикрепляются к NPC посредством взаимодействия с Nup358. После связывания с NPC протеаза неизвестного происхождения расщепляет тесно связанный тегумент, вызывая изменение, которое высвобождает вирусную ДНК (26).Непокрытие генома HSV-1 напоминает непокрытие, проявляемое двухцепочечным ДНК бактериофагом, при этом геном вытесняется через открытие канала в уникальной вершине, содержащей портал (35). Здесь мы стремились разработать систему, которая позволила бы нам идентифицировать вирусные и клеточные белки, участвующие в связывании ядерного капсида в контексте живой инфекции. В экспериментах по загрузке шприца присутствие антител к VP1 / 2, но не к другим белкам герпесвируса в цитоплазме инфицированных клеток, приводило к уменьшению количества капсидов, связанных с поверхностью ядра (рис.2Б). Способность антител VP1 / 2 снижать связывание ядерного капсида интерпретируется как свидетельство того, что VP1 / 2 участвует в раннем инфицировании.

Этот эксперимент был разработан, чтобы проверить участие белков герпесвируса в прикреплении ядра капсида. Однако две неисключительные гипотезы могли объяснить наши результаты. Антитела VP1 / 2 могут снижать связывание ядерного капсида путем присоединения к капсидам, физически препятствуя способности капсидов взаимодействовать с ядром, или антитела VP1 / 2 могут прикрепляться к капсидам и ухудшать способность капсидов перемещаться к ядру, возможно, за счет нарушение взаимодействия капсидов с моторными белками микротрубочек.

Обе интерпретации согласуются с наблюдением, что VP1 / 2 остается капсидом, ассоциированным при переходе к ядру (19, 32). VP1 / 2, вероятно, находится в вершинах капсида. Его расположение на капсиде зависит от его взаимодействия с минорным капсидным белком UL25, который находится в вершинах капсида (8, 36, 51). Таким образом, роль VP1 / 2 в ядерном связывании может объяснить способность капсида ориентироваться в ядерной поре с вершиной, обращенной к центру поры (18, 38). Предыдущие исследования HSV-1 дополнительно подтверждают гипотезу о том, что VP1 / 2 участвует в контакте с ядерными порами.Ojala и его коллеги показали, что протеолитическое переваривание тегументированных капсидов снижает связывание ядерных капсидов in vitro. В эксперименте были переварены следующие белки тегумента: VP1 / 2, VP13 / 14, VP16 и VP22 (38). VP1 / 2, вероятно, единственный из переваренных белков тегумента, присутствующих на поступающих капсидах, которые достигают NPC. В качестве альтернативы, VP1 / 2 может функционировать в транспортировке капсидов в ядро. Эта интерпретация согласуется с исследованиями in vitro с HSV-1, показывающими, что внутренние протеины тегумента способствуют подвижности микротрубочек (48).Были также проведены эксперименты по изучению участия нуклеопоринов в прикреплении капсида к ядру. В экспериментах по загрузке шприца было обнаружено, что только антитела Nup358 снижают связывание ядерного капсида (рис. 2С). Ингибирование ядерного связывания при добавлении антител Nup358 указывает на то, что Nup358 может играть важную роль в прикреплении капсидов вируса герпеса к ядрам. Расстояние капсидов от поры при связывании (от 40 до 50 нм) (18, 38) согласуется с взаимодействием с Nup358, который выходит из поры в виде восьми нитей (длиной от 35 до 50 нм) (5, 17, 30).Кроме того, исследования флуоресцентной микроскопии показали, что флуоресцентно меченые капсиды колокализуются с Nup358 в большей степени, чем с Nup214 (рис. 7). Роль Nup358 как ядерного рецептора для капсидов герпесвируса была дополнительно подтверждена уменьшением ядерных связываний, наблюдаемым, когда Nup358 был удален обработкой клеток миРНК (рис. 6A и B). В свете опубликованной литературы (6) это не было полностью неожиданным. это ядерное связывание также снижалось в клетках, обработанных миРНК Nup214 (фиг. 6A и B).Локализация Nup214 к цитоплазматическому входу в канал NPC, а не к цитоплазматическим филаментам (47) делает маловероятным, что Nup214 играет прямую роль в прикреплении капсида к ядру. Скорее, снижение связывания ядерного капсида в клетках, обработанных миРНК Nup214, более вероятно, является результатом потери ядерного Nup358 в этих клетках (подтверждено флуоресцентной микроскопией [рис. 5]). Связывание капсидов герпесвируса с ядрами хозяина является обязательным. шаг в герпесвирусные инфекции. Это первый шаг в сложном и малоизученном процессе удаления оболочки генома.Наши результаты подтверждают модель (рис. 8), в которой капсиды прикрепляются к поверхности ядра посредством взаимодействия с Nup358. Предыдущий отчет, в котором цитируется участие импортина-β в связывании ядерного капсида, указывает на взаимодействие между капсидами и Nup358, которое может быть косвенным (38). Заманчиво представить, что герпесвирусы захватывают ядерный путь импорта импортина-β для доставки содержащих геном капсидов в ядро. Недавно было продемонстрировано, что большой белок-тегумент VP1 / 2, который, как здесь показано, играет важную роль на ранних этапах инфицирования, возможно, на стадии связывания ядерного капсида, содержит мощную последовательность ядерной локализации (1).Можно представить себе, как импортин-β распознает и связывается с поступающими капсидами через последовательность ядерной локализации VP1 / 2 или другую область на капсиде и, таким образом, переносит груз капсида в ядро. Кроме того, недавно было показано, что Nup358 играет важную роль в импортине α / β-зависимого ядерного импорта (24). Попав в ядро, связанный с капсидом importin-β может взаимодействовать с Nup358, чтобы закрепить капсиды на NPC. Независимо от участия других клеточных факторов, Nup358, по-видимому, играет важную роль в связывании ядерного капсида.

Американский остеопатический колледж дерматологии (AOCD)

Врачи называют инфекцию, широко известную как «герпес», как простой герпес. Вирус простого герпеса может вызывать язвы на коже человека в любом месте. Обычно это происходит вокруг рта и носа, ягодиц и гениталий. Инфекция простого герпеса болезненна, доставляет неудобства и часто повторяется снова и снова.

Произнесите слово «герпес», и большинство людей подумает о генитальном герпесе, передаваемом половым путем. Но герпес — это на самом деле название семейства вирусов, которое включает вирус герпеса (HSV-1), генитальный герпес (HSV-2), инфекционный мононуклеоз (вирус Эпштейна-Барра), ветряную оспу и опоясывающий лишай (вирус ветряной оспы). .

Два вируса простого герпеса, ВПГ-1 и ВПГ-2, выглядят одинаково под микроскопом, и любой из них может инфицировать ротовую полость или гениталии. Однако чаще всего ВПГ-1 встречается выше талии, а ВПГ-2 — ниже.

Эти вирусы смешиваются с ДНК генов после заражения, особенно в нервной системе. Они пытаются заставить тело копировать их, чтобы они могли распространяться среди других людей. Иммунная система организма сопротивляется этому.Когда иммунная система ослаблена, вирус находит путь к коже и выходит наружу в виде крошечных волдырей. Это называется повторением. Боль, жжение или необычная нежность кожи могут начаться от одного до нескольких дней до рецидива.

В редких случаях герпес может быть серьезным заболеванием у людей со слабой иммунной системой, например у новорожденных. Чаще всего герпес протекает в легкой форме. Многие инфицированные люди даже не подозревают, что они заражены, и вместо этого думают, что у них раздражение кожи или раздражение.Спустя годы, когда возникает рецидив ВПГ, его можно принять за начальный приступ. Это может привести к несправедливым обвинениям в неверности.

Простой герпес — очень распространенное заболевание. По крайней мере, каждый шестой взрослый в Соединенных Штатах имеет ВПГ-2, и от половины до трех четвертей всех взрослых имеют положительный результат теста на ВПГ 1. Но только у 10% из них появляются видимые язвы.

Поддержание общего хорошего самочувствия и снижение стресса до минимума дают наилучшие шансы ограничить рецидивы. К счастью, рецидивирующие инфекции протекают легче, чем первоначальная атака.Кроме того, инфекции HSV-1, как правило, имеют меньше рецидивов, чем HSV-2. Оба могут быть вызваны различными стрессовыми факторами, включая лихорадку, стресс, раздражение на ранее инфицированном участке, пребывание на солнце и менструацию. Однако для многих рецидив непредсказуем и не имеет видимой причины.

Позаботьтесь о пораженном участке кожи. Во время вспышек заболевания держите пораженный участок сухим и чистым, чтобы облегчить заживление. Избегайте физического контакта с пораженным участком с момента появления первых симптомов (покалывания, зуда, жжения) до полного заживления всех язв, а не только струпьев.При прикосновении к язве вымойте руки водой с мылом. Еще лучше не трогать язвочки, так как вирус может распространиться. ВПГ может инфицировать глаза и привести к заболеванию, называемому герпетическим кератитом. Такое ощущение, что что-то попало в глаз. Также есть боль и чувствительность к свету и выделениям. Это может вызвать серьезное повреждение глаз, если не лечить вовремя.

Существует вакцина для предотвращения герпеса, которая проходит испытания, но она не была одобрена FDA для общего использования. Несколько пероральных противовирусных препаратов (Зовиракс, Фамвир и Валтрекс) были разработаны для лечения тяжелых или часто повторяющихся инфекций.Иногда низкие дозы помогают снизить количество приступов герпеса у людей с частыми вспышками. Есть некоторые свидетельства того, что их прием сделает ВПГ менее заразным. У людей, которые принимали Фамвир с начальной атакой, рецидивов было меньше.

Профилактика этой заразной болезни до и во время вспышки очень важна. Если покалывание, жжение, зуд или болезненность — признаки рецидива — возникают в той части тела, где была герпетическая инфекция, то эту область следует держать подальше от других людей.При поражениях рта следует избегать поцелуев и совместного использования чашек или бальзамов для губ. Для людей с генитальным герпесом это означает отказ от сексуальных отношений и орального и / или генитального контакта в период симптомов или активных поражений. Нельзя делиться полотенцами и обменивать одежду.

Вернуться к индексу

Медицинская информация, представленная на этом сайте, предназначена только для образовательных целей и является собственностью Американского остеопатического колледжа дерматологии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *