Гиповитаминозов: Витаминная недостаточность (гиповитаминоз) — медицинский центр Юнион Клиник, Санкт-Петербург

Содержание

Гиповитаминозы | Remedium.ru

Гиповитаминозы – это недостаточное содержание в организме одного или нескольких витаминов, связанное либо с их недостаточным содержанием в пище, либо с нарушением усвоения в организме. Решающее значение в лечебной коррекции этих заболеваний имеет рациональная заместительная терапия с помощью витаминных препаратов.

Прежде чем обратиться к причинам, клинической картине и принципам лечения гиповитаминозов, необходимо сделать небольшое терминологическое уточнение. Понятие «гиповитаминоз» нередко смешивают с «авитаминозом», хотя в действительности данные термины не синонимичны: если гиповитаминоз означает, как было сказано, содержание витаминов в организме в концентрациях ниже рекомендуемых суточных норм (табл. 1), то авитаминоз подразумевает их полное отсутствие. При этом данные состояния имеют родственную природу: угрожающие жизни тяжелые симптомы авитаминозов при гиповитаминозах проявляются в более легкой форме (при незначительном недостатке витаминов эти признаки зачастую носят стертый характер).

Авитаминозы, наиболее известными проявлениями которых являются болезни бери-бери (авитаминоз B1), цинга (C), пеллагра (никотиновая кислота), в настоящее время в экономически развитых странах встречаются крайне редко. Поэтому в этой статье мы оставим их «за кадром», сосредоточившись на наиболее распространенных формах гиповитаминозов.

Классификация витаминов

Согласно наиболее распространенным классификациям, в настоящее время выделяют в общей сложности 13 витаминов, которые подразделяются на жиро- и водорастворимые (табл. 1). Определенные противоречия существуют относительно классификационной принадлежности биофлавоноидов (рутина и др.). Часть исследователей относят их к витаминам (витамин P), часть – к витаминоподобным соединениям .
Отдельно следует сказать о провитаминах – биологически активных соединениях, служащих основой для образования витаминов в организме в результате биохимических превращений. К ним относятся каротиноиды (прежде всего, бета-каротин) – предшественники витамина A, а также эргостерины – предшественники витамина D.

Универсальные причины гиповитаминозов
Причины любых гиповитаминозов можно подразделить на 2 группы – экзогенные и эндогенные. К первым относятся:

 скудное содержание в пищевом рационе продуктов, выступающих основными источниками того или иного витамина;
 разрушение витаминов вследствие длительного и неправильного хранения продуктов, нерациональной кулинарной обработки;
 действие антивитаминных факторов (ферментов аскорбаксилазы, тиаминазы и др.), содержащихся в продуктах;

 нарушение баланса химического состава рациона, неадекватное соотношение между витаминами и другими нутриентами;
 антагонизм с некоторыми ЛС.
Среди эндогенных факторов развития гиповитаминозов, в свою очередь, можно выделить:
 заболевания органов ЖКТ, перенесенные операции (например, резекция желудка), приводящие к нарушению всасывания витаминов;
 нарушения всасывания витаминов вследствие их утилизации кишечными паразитами и патогенной кишечной микрофлорой;
 наследственные либо приобретенные нарушения метаболизма витаминов и образования их активных форм.

К общим предпосылкам дефицита жирорастворимых витаминов в организме можно отнести резкое сокращение потребления липидов, приводящее к сбоям в абсорбции витаминов A, D, E, K. Недостатку витаминов, частично синтезируемых микрофлорой кишечника (B1, B2, B5, B6, фолиевая кислота, K), может способствовать дисбактериоз.

Необходимо также указать на ряд состояний организма, повышающих потребность в витаминах, а следовательно, увеличивающих риск развития гиповитаминозов – в т.ч. и при поступлении витаминов в организм в пределах усредненных ежедневных норм. Это беременность и лактация, стрессовые состояния, регулярные физические сверхнагрузки, периоды интенсивного роста, инфекционные заболевания. Традиционно повышенную потребность в витаминах организм испытывает в осенне-зимний период.

Гиповитаминоз A

Наряду с универсальными причинами гиповитаминозов, недостаточности ретинола способствуют длительное пребывание на солнце в условиях жары, воздействие рентгеновского излучения, снижающего резервы витамина A в печени, параллельный прием высоких доз минеральных масел, неомицина, витамина E, уменьшающих абсорбцию ретинола.

Частичной причиной возникновения гиповитаминоза A может служить и недостаточное поступление в организм его предшественника бета-каротина либо ПНЖК, участвующих в превращении этого провитамина в ретинол.

Один из основных симптомов этого заболевания – «куриная слепота» (резкое ухудшение зрения в условиях пониженной освещенности). Он обусловлен тем, что ретинол участвует в синтезе родопсина (основного зрительного пигмента в составе палочек сетчатки глаза), необходимого для зрительной адаптации в темноте.
Ретинолу принадлежит важная роль в поддержании нормального состояния и обновлении кожи и эпителия слизистых оболочек, обеспечении нормальной дифференциации эпителиальной ткани, формировании и росте костей (стимулирует синтез коллагена), зубов (активный участник минерального обмена), сперматогенезе. Как следствие, при его недостатке возникают сухость и шелушение кожных покровов, гиперкератоз, перхоть, склонность к кожным заболеваниям, повышенная болевая чувствительность, гиперестезия зубной эмали, нарушения эрекции и эякуляции.

Другими нарушениями при нехватке ретинола, связанными с его многовекторным воздействием на метаболические процессы в различных органах и тканях, являются истощение, бессонница, ослабление иммунитета.

Гиповитаминоз B1

Специфическими факторами развития тиаминовой недостаточности может служить употребление больших количеств алкоголя и чая (снижают абсорбцию витамина). Потребность в витамине B1 возрастает у пожилых людей (способность организма абсорбировать тиамин с возрастом уменьшается), пациентов с заболеваниями щитовидной железы.

При дефиците тиамина происходит разрушение ацетилхолина (основного медиатора при передаче нервных импульсов) под действием кетокислот. Вследствие этого возникает комплекс психо-неврологических расстройств: повышенная нервная возбудимость, тревога, депрессия, нарушение когнитивных функций, онемение рук и ног, боли, ухудшение координации и др. Накопление кетокислот в тканях организма вызывает нарушение и со стороны других систем и органов.

В частности, наблюдаются комплекс диспептических расстройств, потеря веса, увеличение печени, а также ряд сердечно-сосудистых нарушений (тахикардия, артериальная гипотония и др.).

Гиповитаминоз B2

Замедлению всасывания рибофлавина способствуют злоупотребление алкоголем, прием трициклических антидепрессантов, фенотиазинов, блокаторов кальциевых каналов.
Поскольку витамин B2 проявляет выраженное многостороннее метаболическое действие на организм (участвует в тканевом дыхании, обмене белков, жиров и углеводов, синтезе гемоглобина и эритропоэтина), его дефицит приводит к общей слабости, головокружениям, гипотрофии, снижению аппетита. Подобно ретинолу, B2 участвует в темновой адаптации зрительной системы; как следствие, его нехватка вызывает резь в глазах, притупление сумеречного зрения. Также при гиповитаминозе B2 нарушается утилизация кислорода клетками кожи, из-за чего возможны трещины и ранки в уголках рта, покраснение ротовой полости и неба, воспаление языка, дерматиты, алопеция.

Гиповитаминоз B6

Потребность в пиридоксине повышают некоторые заболевания (гепатит, лучевая болезнь), злоупотребление алкоголем и табаком. Фактором риска гиповитаминоза B6 можно считать недостаточное поступление в организм рибофлавина, который способствует превращению в организме пиридоксина в биоактивную форму.
Пиридоксин выступает, прежде всего, регулятором синтеза нейромедиаторов ЦНС и периферической нервной системы, в связи с чем его дефицит вызывает раздражительность, заторможенность, депрессии, судороги, бессонницу, нарушения координации. Сбои в обмене аминокислот, липидов, гистамина ПНЖК и др. веществ, вызванные недостатком B6, чреваты диспептическими расстройствами, поражениями кожи.

Гиповитаминоз фолиевой кислоты (B9)

Гиповитаминоз B9 часто наблюдается у больных псориазом. Истощению запасов фолата в организме способствует злоупотребление алкоголем. Кроме того, потребность в витамине Bc возрастает при длительном приеме анальгетиков, антиконвульсантов, эстрогенов, пероральных контрацептивов. К снижению абсорбции фолиевой кислоты приводит прием антацидов, сульфасалазина.

Фолиевая кислота играет большую роль при беременности. Недостаточное поступление ее в организм будущей мамы грозит плоду врожденными дефектами нервных волокон, аненцефалией и расщеплением позвоночной трубки. В силу большого влияния фолатов на процессы нормального созревания мегалобластов, образования нормобластов, стимуляцию эритропоэза, их дефицит приводит к различным нарушениям кроветворения (вплоть до макроцитарной гиперхромной анемии), иммунным нарушениям. Угнетение нормального метаболизма нуклеиновых кислот, пуринов, пиримидинов, аминокислот, холина, гистидина и других соединений, наблюдаемое при гиповитаминозе B9, влечет за собой общую слабость, бессонницу, беспокойство, нарушения пищеварения, замедление роста, затрудненное дыхание, покраснение и сухость языка и другие расстройства.

Гиповитаминоз B12

Уменьшение абсорбции цианокобаламина и повышение потребности в нем вызывают аминогликозиды, салицилаты, противоэпилептические ЛС, колхицин, препараты калия. Повышена потребность в нем у пациентов с хронической диареей.

Всасывание и защита от разрушения цианокобаламина в ЖКТ контролируется внутренним фактором Касла (мукопротеидом, который вырабатывается специфическими клетками фундальной части желудка).

Витамин B12 необходим для нормального кроветворения, образования эпителиальных клеток, функционирования нервной системы (участвует в образовании миелина), процессов роста и регенерации. При недостаточности цианокобаламина, связанного обычно с патологией желудка или тонкого кишечника и обусловленным этим нарушением его всасывания, развиваются мегалобластическая анемия (пернициозная, злокачественная анемия, анемия Аддисона – Бирмера), поражения пищеварительного тракта (язык становится ярко-красным, гладким, высокочувствительным к химическим раздражителям, отмечается атрофия слизистой оболочки желудка и ахилия), расстройства нервной системы (парестезии, болевые ощущения, нарушения походки).

Гиповитаминоз C

К значительному повышению потребности организма в аскорбиновой кислоте приводит курение, частое употребление спиртных напитков, прием ацетилсалициловой кислоты (снижает абсорбцию витамина C на 30%), салицилатов, ЛС хинолинового ряда, хлористого кальция, длительное применение ГКС.
Гиповитаминоз C приводит к нарушению окислительно-восстановительных процессов в организме, повышению проницаемости и ломкости сосудов, ослаблению сопротивляемости организма инфекциям. Клинически данное заболевание проявляется слабостью и раздражительностью, отечностью и кровоточивостью десен, носовыми кровотечениями, точечными кровоизлияниями на сгибах шеи и конечностей. Также отмечаются боли в конечностях (из-за нарушения синтеза коллагена и проколлагена, ослабления ингибирующего действия на простагландины), сухостью и шелушением кожи, микрогематурией.

Гиповитаминоз D

Поскольку витамин D образуется в организме из эргостеринов под действием УФ-облучения, одной из причин его дефицита может служить редкое пребывание на солнце. Заметим, что особенно важна «солнечная подпитка» для кормящих женщин, поскольку УФ-облучение матери (1,5 минимальные эритемные дозы на все тело в течение 90 с) увеличивает содержание витамина D3 в ее молоке в 10 раз.
Основное проявление гиповитаминоза D у детей – рахит – заболевание, сопровождающееся деформацией костей черепа и грудной клетки, длинных трубчатых костей вследствие их размягчения, искривление позвоночника, задержка формирования статических и двигательных функций ребенка. Иногда наблюдается увеличение живота, обусловленное гипотонией мышечной мускулатуры. При гиповитаминозе D во время беременности повышается риск врожденного рахита у ребенка.

У взрослых недостаток витамина D, приводящий к нарушению усвоения кальция, также чреват размягчением костей (остеомаляция), увеличением опасности переломов. Среди других симптомов недостаточности колекальциферола можно назвать нарушения сна и зрения, ощущение жжения в ротовой полости.

Гиповитаминоз E

Снижение всасывания и повышение потребности организма в витамине E вызывает лечебный прием минеральных масел. «Токофероловое голодание» обостряется и при поступлении в организм больших количеств железа, что приводит к усилению окислительных процессов, в которых активно задействован витамин Е.
Токоферол играет большую роль в нормальном функционировании скелетной мускулатуры, что обусловлено его участием в формировании коллагеновых и эластичных волокон межклеточного вещества. Поэтому первым и наиболее распространенным признаком его нехватки в организме служит мышечная дистрофия. Поскольку токоферол предупреждает гемолиз эритроцитов, в условиях его дефицита возможны нарушения кроветворения, клеточного дыхания, иммунитета, анемия, общая слабость. Пониженное содержание витамина E снижает антиоксидантный потенциал организма, что может отозваться негативными функциональными изменениями со стороны миокарда. В силу заметного влияния токоферола на репродуктивные функции мужчины, его недостаток таит угрозу расстройств эрекции и эякуляции.

Гиповитаминоз K

К специфическим факторам снижения филлохинона в организме относятся химиотерапия при онкологических заболеваниях, прием антиконвульсантов, салицилатов, некоторых антибиотиков и антикоагулянтов.
Основной симптом гиповитаминоза K – геморрагический синдром, возникающий вследствие нарушения синтеза протромбина, происходящего при активном участии витамина K. У новорожденных при тромбопении может иметь место желудочное кровотечение, кровотечение из носа, пупка, мочевых путей; у детей старше — внутрикожные, подкожные кровоизлияния, кишечные кровотечения. Недостаток витамина K, наряду с гиповитаминозом D, может служить предпосылкой остеопороза, т.к. филлохинон участвует в синтезе белка остеокальцина, на котором кристаллизуется кальций.

Гиповитаминоз никотиновой кислоты (PP)

Витамин PP — никотиновая кислота и никотинамид. Симптоматика гиповитаминоза PP чаще всего проявляется дерматитом, диареей, деменцией. Характерен ярко-красный «лакированный» язык, возможны головокружение, головные боли, боли в конечностях (никотиновая кислота расширяет мелкие сосуды и улучшает микроциркуляцию крови), диспепсия, бессонница, пониженное содержание сахара в крови, слабость мышц (нарушение синтетических процессов в организме). Никотиновая кислота (но не никотинамид) влияет также на липидный обмен, снижая содержание в крови холестерина и свободных жирных кислот.

Профилактика и лечение гиповитаминозов

Основным направлением профилактики витаминной недостаточности является формирование сбалансированного пищевого рациона. При невозможности соблюдения рационального режима питания возможен профилактический прием поливитаминных препаратов, содержащих дозировки витаминов в пределах суточных. При этом во избежание гипервитаминозов следует придерживаться предписанного профилактического режима приема подобных ЛС, не сочетать их с иными препаратами, содержащими те же витамины.

А вот лечение витаминной недостаточности предполагает применение терапевтических, т.е. более высоких в сравнении со среднесуточными, дозировок витаминов, проведение более интенсивных и в ряде случаев длительных курсов заместительной терапии.

Как правило, наиболее высокие дозы витаминов содержат монопрепараты. Преимущество моновитаминных ЛС перед комплексными состоит и в наличии у большинства из них инъекционных лекарственных форм (таковых не имеют лишь фолиевая кислота и витамин D). Среди поливитаминных средств парентерально применяется только препарат Мильгамма, представляющий собой сочетание витаминов B1, B6 и B12. В то же время многие мультивитамины содержат в своем составе соединения, которые в «одиночном» виде не имеют пероральных форм  — например, цианокобаламин. Отметим, впрочем, что в связи с зависимостью усвоения цианокобаламина от внутреннего фактора Касла, при гиповитаминозе B12 обязательно требуется его парентеральное введение.
В «Алгоритме выбора и предложения ЛС», касаясь средств на основе витамина D, мы отметили, что для оптимизации лечения состояний, обусловленных его дефицитом, бывает целесообразным применение препаратов на основе биологически активных форм колекальциферола. То же самое касается и ряда иных гиповитаминозов.

Например, при выраженной недостаточности витаминов группы B нередко назначаются их активные метаболиты: инъекции кокарбоксилазы (биоактивная модификация тиамина), инъекции и таблетки пиридоксальфосфата (пиридоксин), кобабамида (цианокобаламин), никотинамида (никотиновая кислота).
Определенную проблему составляет лечение самого распространенного гиповитаминоза – C – у пациентов с воспалительными заболеваниями пищеварительного тракта, поскольку при внутреннем приеме аскорбиновая кислота оказывает раздражающее действие на слизистую оболочку ЖКТ. Подобным пациентам рационально назначение витамина C в менее кислой химической форме, каковой является аскорбат натрия, присутствующий в ряде моно- и поливитаминных средств (Упсавит УПСА, Триовит, Геримакс и др.). Вместе с тем из-за того, что изменение концентраций натрия неизбежно влечет смещение водно-солевого баланса в организме, такие препараты должны с большой осторожностью (только по рекомендации врача) назначаться пациентам с артериальной гипертензией, ИБС, заболеваниями почек.

В завершение необходимо подчеркнуть – несмотря на то что подавляющее большинство пероральных витаминов относятся к препаратам безрецептурного отпуска, они отнюдь не являются «абсолютно безобидными» средствами. Чтобы минимизировать риск гипервитаминозов, при их применении в лечебных целях необходимо следовать строгим ограничениям в плане суточных доз и продолжительности терапевтического курса. Особенно это относится к витаминам, обладающим способностью накапливаться в организме (жирорастворимые витамины, а также цианокобаламин), при нерациональном использовании которых опасность развития токсических эффектов наиболее высока. В идеале продолжительность лечения витаминами должна определяться врачом индивидуально для каждого больного.

Таблица в приложении

Публикации в СМИ

Витамины — незаменимые биологически активные вещества, необходимые для адекватного функционирования многих ферментных систем. Недостаточное содержание витаминов в тканях внутренней среды приводит к нарушению ферментативных реакций, проявляющемуся картиной гипо- или авитаминоза (последний развивается крайне редко, особенно в настоящее время). Значительно чаще возникает гиповитаминоз без яркой клинической симптоматики.

Классификация витаминов • Жирорастворимые •• Витамин А (ретинол) •• Витамин D (витамин D2 — эргокальциферол, витамин D3 — холекальциферол) •• Витамин Е (токоферол) •• Витамин К (К1 — фитоменадион, К2 — менахинон, К3 — менадион) • Водорастворимые •• Витамин В1 (тиамин) •• Витамин В2 (рибофлавин) •• Витамин В3 (никотиновая кислота, ниацинамид) •• Витамин В6 (пиридоксин) •• Витамин В12 (кобаламин) •• Аскорбиновая кислота.

Болезни витаминной недостаточности — синдромы, обусловленные недостаточным поступлением, а также повышением потребности или нарушением усвоения витаминов на фоне нормального содержания в пище. Клинические проявления развиваются медленно, что существенно затрудняет диагностику. Чаще возникают сочетанные формы недостаточности витаминов; изолированные формы наблюдают редко.

Классификация болезней витаминной недостаточности • По этиологии •• Экзогенные, или первичные, гиповитаминозы возникают вследствие недостатка содержания витамина в пище •• Эндогенные, или вторичные, гиповитаминозы связаны с нарушением всасывания витаминов в ЖКТ или повышенным их потреблением • По степени недостаточности витамина •• Прегиповитаминоз •• Гиповитаминоз •• Авитаминоз • По числу витаминов, недостаточность которых обусловила клиническую картину •• Моногиповитаминозы и моноавитаминозы •• Полигиповитаминозы и полиавитаминозы. Возникают гораздо чаще моногипо- и моноавитаминозов.

Этиологические факторы • Экзогенные •• Длительное однообразное питание с недостаточным содержанием белка •• Особое значение придают питанию консервированной пищей и сухими продуктами, содержащими недостаточное количество витаминов •• Тепловая обработка в процессе приготовления пищи способна разрушить или изменить структуру витаминов. Особенно чувствителен к высокой температуре витамин С • Эндогенные •• Беременность и период лактации •• Чрезмерно низкая или высокая температура окружающей среды, регулярно и/или в течение продолжительного времени воздействующая на организм (в т.ч. в холодное время года — одна из причин сезонности гиповитаминозов) •• Длительное физическое или нервно-психическое напряжение •• Период реконвалесценции при хронических заболеваниях •• Дисбактериоз, в т.ч. вызванный приёмом антибиотиков (например, тетрациклина) •• Заболевания ЖКТ, сопровождающиеся симптомами мальабсорбции и мальдигестии •• Нарушение проходимости жёлчных путей (опухоль, закупорка камнем и др. ) сопровождается прекращением поступления жёлчи в кишечник, что обусловливает нарушение всасывания жирорастворимых витаминов •• Тяжёлые инфекционные заболевания •• Гельминтозы (повышают потребность в витаминах и нарушают их всасывание).

Факторы риска • Алкоголизм • Наркомания • Парентеральное питание • Гемодиализ • Другие гиповитаминозы • Первый год жизни • Пожилой возраст • Низкий социальный статус • Длительное применение слабительных средств • Генетические заболевания (например, абеталипопротеинемия) • Хирургические операции на органах ЖКТ.

Клиническая картина полиморфна, особенно в случае полигиповитаминоза. Особенно часты слабость, снижение памяти, трудоспособности, нарушений сна, понижение аппетита, одышка при обычной физической нагрузке • Прегиповитаминоз (субнормальная обеспеченность витаминами). Характерны общие проявления в виде слабости, повышенной утомляемости, нарушения сна, аппетита. Наличие витаминной недостаточности на этой стадии можно обнаружить только при применении лабораторных методов исследования • Гиповитаминоз (относительный дефицит витамина или витаминов). Проявляется характерными для того или иного вида витаминной недостаточности клиническими симптомами. Диагноз подтверждают лабораторными исследованиями (определение содержания витамина в сыворотке или в цельной крови [часто более информативно], экскреция витамина или продуктов его метаболизма с мочой) • Авитаминоз. Крайняя степень витаминной недостаточности вследствие полного или почти полного отсутствия поступления витамина в организм. Проявляется характерной симптоматикой и значительным снижением содержания витамина в организме.

ЛЕЧЕНИЕ обычно амбулаторное. Госпитализация показана при тяжёлом течении.

Тактика ведения • Лечение основного заболевания • Пероральное или парентеральное возмещение витаминов.

Диета • При гиповитаминозах, связанных с недостаточным поступлением витамина или витаминов с пищей, необходима консультация диетолога • Воздержание от употребления алкогольных напитков.

Профилактика • Соответствующее питание • Приём витаминных препаратов в профилактических дозах • По возможности необходимо избегать факторов риска, способных привести к гиповитаминозам (см. Факторы риска) • Своевременные диагностика и лечение заболеваний, способных обусловить витаминную недостаточность • Необходимо принимать во внимание синергизм некоторых витаминов, задерживающий развитие витаминной недостаточности (аскорбиновая кислота и тиамин, фолиевая кислота; тиамин и рибофлавин, пиридоксин), а также антагонизм (токоферол и пиридоксин, никотиновая кислота и тиамин и т.д.).

МКБ-10 • E50 Недостаточность витамина А • E51 Недостаточность тиамина • E52 Недостаточность никотиновой кислоты [пеллагра] • E53 Недостаточность других витаминов группы В • E54 Недостаточность аскорбиновой кислоты • E55 Недостаточность витамина D • E56 Недостаточность других витаминов

Профилактика гиповитаминозов — Беллакт

Почему малышу не хватает витаминов?

Ребенок получает питательные вещества, в том числе витамины, уже в периоде внутриутробного развития. В зависимости от того, насколько полноценно питается будущая мать, зависит его развитие во внеутробном периоде. После рождения малыш получает необходимые витамины с грудным молоком, и в этот период, опять же, поступление витаминов зависит от питания матери.

В то же время даже при правильном питании матери у малышей может развиться витаминная недостаточность. Причинами этого могут быть многие факторы, например,  нарушение кишечной флоры при  дисбактериозе (например, после антибиотикотерапии). Нарушение всасывания витаминов происходит при заболеваниях желудочно-кишечного тракта, при тяжелом поражении печени и почек, нарушении кишечного всасывания при аллергических реакциях, кишечных инфекциях. Особенно остро стоит вопрос о достаточном поступлении и усвоении витаминов у недоношенных детей.

Недостаточное поступление витаминов наблюдается у вегетарианцев в случаях, если вегетарианства придерживается кормящая мать, а затем и подросшему малышу несвоевременно или совсем не вводится мясо.

Зачем человеку нужны витамины?

Витамин А (ретинол) – отвечает за состояние кожи, слизистых оболочек дыхательных путей, кишечника. Важен для быстрого заживления ран, нормальной остроты зрения. Относится к жирорастворимым витаминам, поэтому основным источником витамина А являются продукты животного происхождения – печень рыб и животных, сливочное масло, яйца, сливки, сметана. Важным источником бета-каротина (предшественника витамина А) являются оранжевые овощи и фрукты – морковь, абрикосы, томаты, а также листовая зелень.

Витамин В1 (тиамин) – очень важен для правильной работы мышц и нервной системы, участвует в обмене углеводов. Лидером по содержанию витамина В1 являются мучные и крупяные блюда, бобовые (фасоль, горох), мясные продукты и субпродукты.

Витамин В2 (рибофлавин) – противоинфекционный витамин, т.к. участвует в выработке иммунитета, влияет на нервно-мышечную проводимость, влияет на кроветворение, состояние кожи и слизистых. Самое большое количество витамина В2 содержат печень, молочные продукты, яйца, мясо.

Витамин В6 (пиридоксин) – влияет на белковый обмен, рост и работу нервной и пищеварительной системы. Высоко содержание витамина В6 в мясе, пшеничной муке, некоторых видах рыб, овощах (картофеле, капусте, моркови).

Витамин В12 (цианокобаламин) – активный стимулятор нервной системы, кроветворения, белкового обмена. Источником являются только продукты животного происхождения – мясо, некоторые виды рыб, сыр.

Витамин С (аскорбиновая кислота) – относится к антиоксидантам, укрепляет иммунную систему, улучшает усвоение железа, участвует в иммунных процессах, влияет на образование колллагена – основы кровеносных сосудов и кожи. Основной источник витамина С – свежие ягоды, плоды и овощи – шиповник, черная смородина, сладкий перец, апельсины, белокочанная (в т.ч. квашенная) капуста.

Витамин D – отвечает за всасывание кальция и фосфора и нормальное развитие костной системы. Важен как для маленьких детей (предотвращение рахита), так и для взрослых (препятствует развитию остеопороза). Участвует в созревании клеток иммунной системы. В продуктах содержание витамина D невысокое, основными источниками являются печень, яйца, сливочное масло.

Витамин Е (токоферол) – участвует в защите мембран клеток от повреждения, относится к антиоксидантам, улучшает поступление кислорода во все клетки организма. Предотвращает развитие атеросклероза. Самое большое количество витамина Е содержит подсолнечное масло и семена подсолнечника, орехи (миндаль, фундук), пшеничная и ржаная мука, шпинат, желток куриного яйца и др.

Витамин К – участвует в процессах свертывания крови, очень важен в период новорожденности. регулирует уровень сворачиваемости крови, отвечает за образование кровяных сгустков на раневой поверхности; предотвращает развитие внутренних кровоизлияний и кровотечений; улучшает сократительную способность мышечных тканей; способствует усвоению соединений кальция; участвует в построении тканей внутренних органов и др. Большое количество витамина К содержат овощи (шпинат, белокочанная капуста, зеленый горошек, брокколи), меньше – в мясе и рыбе

Фолиевая кислота – особенно важна беременным для предотвращения развития пороков у плода, влияет на белковый обмен и кроветворение. Много фолиевой кислоты содержится в муке грубого помола, грече, овсяной крупе, фасоли, цветной капусте, зелени, печени, твороге.

Витамин РР (никотиновая кислота) – активно влияет на работу нервной, пищеварительной, сердечно-сосудистой системы. Человек получает витамин РР из круп, муки грубого помола, мяса, печени, почек и рыбы.

Витамин B7 (биотин) – влияет на иммунитет, синтез пищеварительных ферментов; нужен для образования в и накопления в печени углеводов, в частности гликогена, являющегося энергетическим резервом организма; без него невозможен нормальный метаболизм жиров, в частности разложение жирных кислот; принимает участие в образовании гемоглобина, без которого не происходит обмен кислорода и углекислого газа; сера, входящая в состав биотина, нужна для выработки коллагена, являющегося основой кожи, волос и ногтей. Биотин содержится почти во всех привычных продуктах, правда в небольших количествах. Особенно богаты им субпродукты (почки и печень), морская рыба, орехи и бобовые, пивные дрожжи, цельные зерновые.

Признаки наиболее частых гиповитаминозов

При недостатке витамина А у детей отмечается повышенная склонность к кишечным инфекциям, снижение зрения, сухость кожи.

Дефицит витамина Д приводит к развитию рахита, размягчению костей – остеопорозу, у взрослых часто приводит к переломам костей.

Гиповитаминоз витамина В1 проявляется метеоризмом, запорами, заторможенностью, снижением аппетита, памяти.

При гиповитаминозе витамина В2 развивается поражение слизистых (стоматиты, глосситы, дерматит половых органов, конъюнктивит, слезотечение), отмечаются более частые ОРИ.

Дефицит витаминов группы В приводит к поражению нервной системы.

Недостаточное поступление аскорбиновой кислоты (витамина С) характеризуется снижением иммунитета, кровоточивостью, анемией.

Как не допустить развитие гиповитаминоза у малыша?

Основное правило – полноценное разнообразное питание: будущей матери, кормящей матери, при недостатке или отсутствии грудного молока – вскармливание ребенка адаптированными молочными смесями, своевременное введение прикормов.

Надо учесть, что содержание витаминов в свежих фруктах и овощах снижается при длительном и/или неправильном их хранении. Так, через 3 месяца после снятия яблока с дерева в нем практически не остается витамина С. Поэтому в зимне-весенний период лучше использовать овощные и фруктовые пюре промышленного производства, обогащенные аскорбиновой кислотой. Особая технология производства каш промышленного производства позволяет максимально сохранить все витамины, которыми так богаты крупы.

Гипо- и авитоминозы

В настоящее время случаи авитаминоза (полного отсутствия какого-либо витамина) крайне редки, но нехватка этих ценных веществ встречается достаточно часто.

Витамины — это важные для организма, незаменимые биологически активные вещества, которые принимают участие в химических реакциях, происходящих внутри нашего организма. Витамины входят в состав многих ферментов, веществ, направляющих течение химических реакций по определенному пути и увеличивающих их скорость.

Факторы риска гиповитаминозов

  • Повышенная или пониженная температура окружающей среды.
  • Длительное физическое или психоэмоциональное перенапряжение.
  • Заболевание эндокринных желез.
  • Некоторые физиологические состояния организма (беременность, лактация, когда должна удовлетворяться и потребность ребенка в витаминах).
  • Профессиональные вредности и др.
  • Заболевания желудочно-кишечного тракта, при которых понижается всасывание витаминов в кишечнике.

Недостаток витаминов в организме может быть связан с недостаточным их поступление с пищей (первичный гиповитаминоз), а также с нарушением их всасывания в кишечнике или избыточной потребности организма в них (вторичный гиповитаминоз, например, при больших физических нагрузках, при лечении антибиотиками).

Важное значение имеет полноценное питание. Давно отмечено, что однообразное питание (консервы, сухие продукты, мучные изделия) приводит к гипополивитаминозам (недостатку нескольких витаминов в организме). Такие состояния наблюдаются в регионах стихийных и социальных бедствий (войны, неурожаи и др.).

Симптомы. При недостатке витаминов нарушаются многие обменные процессы в организме. Это приводит к ухудшению общего самочувствия, понижению работоспособности и сопротивляемости организме инфекциям. Особенно опасен дефицит витаминов для растущего организма ребенка или подростка, у которого интенсивность обменных процессов особенно высока. К сожалению, даже полноценное рациональное питание не всегда обеспечивает организм достаточным количеством витаминов. Поэтому в некоторых случаях необходимо принимать готовые витаминные комплексы.

Симптомы болезни нарастают постепенно, по мере расходования организмом запасов того или иного витамина в различных органах. Выделяют следующие стадии болезней витаминной недостаточности.

I стадия — прегиповитаминоз. В этот период нет четких проявлений заболевания. На первый план выступают общие симптомы нарушения нормальной работы внутренних органов: слабость, быстрая утомляемость, низкая работоспособность.

II стадия — гиповитаминоз. Дефицит витаминов нарастает, появляются явные симптомы болезни, которые напрямую связаны с дефицитом того, или иного витамина. Это удается выявить при помощи специальных лабораторных исследований.

III стадия — авитаминоз. Это крайняя степень недостатка витамина (витаминоз) на фоне отсутствия его поступления в организм. Для этой стадии характерны яркие симптомы, которые не позволяют спутать клиническую картину заболевания. При лабораторных исследованиях определяется заначительное снижение количества витаминов.

Недостаточность витамина А.

Развивается при пониженном количестве витамина А и каротина в пище, нарушении его всасывания в кишечнике, а также при нарушении синтеза витамина А их каротина в организме.

Витамин А содержится в следующих продуктах животного происхождения: желток, печень, особенно морских рыб, сливочное масло. Каротин находится в овощах и фруктах, имеющих оранжевую и красную окраску. При попадании в организм из него синтезируется витамин А, который является необходимым для нормального течение биохимических процессов. Витамин А растворяется в жирах.

Его суточная потребность составляет 1,5 мг. Он необходим для работы эпителия кожи и слизистых оболочек, сальных, слезных желез, а так же для формирования зрительного пигмента.

Недостаточность витамина В1 (тиамина).

Чаще встречается в странах Азии, где преобладает питание с употребление большого количества полированного риса. Другой причиной гиповитаминоз В1 может быть нарушение усвоения этого витамина в кишечнике, что встречается при некоторых патологических состояниях (понос, рвота, тяжелые заболевания кишечника).

Факторы риска: некоторые физиологические состояния (беременность, лактация), тяжелая физическая нагрузка, сахарный диабет, лихорадочные состояния, тиреотоксикоз.

Недостаточность витамина В2 (рибофлавина).

Возникает при недостаточном поступлении витамина В2 с пищей при нарушении его всасывания в кишечнике, а так же при его повышенном разрушении.

Недостаточность никотиновой кислоты.

Факторы риска: недостаточное поступление с пищей (при однообразном питании, например, при преимущественном употреблении кукурузы), нарушение всасывания витаминов в кишечнике (заболевание тонкого кишечника с нарушением всасывания), некоторые состояния организма характеризующиеся повышенной потребностью в витамине (физические нагрузки, беременность, и др.).

Недостаточность витаминов В6 (пиридоксина).

У взрослых людей недостаточность этого витамина развивается только при нарушении его синтеза в кишечнике. Это возможно при лечении антибиотиками (что приводит к угнетению микрофлоры, отвечающей за синтез витамина), значительных физических нагрузках, или при повышенной потребности в витамине (беременность, лактация и др.).

В большом количестве витамин В6 содержится в продуктах животного происхождения, в дрожжах.

Недостаточность витамина С (аскорбиновой кислоты).

Этот витамин принимает непосредственное участие в окислительно-восстановительных процессах, обеспечивает оптимальную проницаемость, регулирует синтез коллагена.

Недостаточность витамина D.

Большая часть витамина D, который находится в организме образуется в коже под действием ультрафиолетовых лучей. Меньшая часть поступает в организм с пищей.

Важнейшими являются витамины D2 и D3.

Этот витамин в большом количестве содержится в жиросодержащих продуктах животного происхождения, сливочном масле, молоке, яичном желтке, печени трески и других морских рыб.

Факторы риска гиповитаминоза D:

  • Недостаточное пребывание на солнце;
  • Недоношенность ребенка;
  • Некоторые инфекционные заболевания со сдвигом кислотно-щелочного равновесия организма.

Недостаточность витамина К.

Витамин К большей частью всасывается в кишечнике. Некоторое его количество синтезируется микрофлорой тонкого кишечника, чаще стречается в детском возрасте. Наиболее распространенной причиной развития гиповитаминоза К являются хронические заболевания кишечника, обтурация (сдавление) желчных путей, что приводит к нарушению поступления желчи в тонкий кишечник.

Нарушение всасывания витамина К возможно так же при передозировке дикумарина.

Весенний гиповитаминоз. Как предотвратить авитаминоз? Школьник-ЮЗ

Все мы с нетерпением ждём наступление нового сезона года. Все времена года хороши, но весна — сезон особенный. Это время пробуждения природы, рождения новой жизни, время надежд и веры в лучшее. Но что же ещё несёт в себе этот прекрасный период?

Весенний гиповитаминоз — состояние организма, при котором возникает витаминная недостаточность. При этом понижается витаминное обеспечение организма многими витаминами. Весной это происходит потому, что в продуктах питания этих витаминов становится меньше за зиму. Фрукты и овощи, которые сохранились к весне с осени, уже практически не содержат витаминов. Кроме длительного хранения, причинами развития гиповитаминозов служит употребление в пищу большого количества рафинированных продуктов, консервированных продуктов, а также продуктов, подвергшихся длительной термической обработке.

Авитаминоз — это большой недостаток какого-то определенного витамина с клиническими проявлениями. При отсутствии витаминов С, В1, РР могут возникнуть серьёзные болезни, такие как цинга, бери-бери, пеллагра и другие.

Как же предотвратить появление авитаминоза и гиповитаминоза?

Мы решили задать пару вопросов технологу комбината школьного питания «Школьник — ЮЗ»:

1. — ­­Можно ли избежать авитаминоза при помощи правильного питания?

— Одной из главных причин авитаминоза считается недостаточно хорошее питание. Правильное питание безусловно помогает избежать авитаминоза. При полноценном правильном питании риск возникновения авитаминоза, как и гиповитаминоза, сводится практически к нулю. Наше меню составлено таким образом, чтобы ребенок получал весь нужный набор макро и микроэлементов в течение дня. Уделяется внимание правильному соотношению питательных веществ в рамках каждого приема пищи, а также правильному распределению энергетической ценности в течение всего дня.

2. — В каких блюдах школьного меню больше всего витаминов?

— Наибольшее количество витаминов содержится в блюдах, включающих в свой состав овощи, фрукты и ягоды. В нашем меню богатые витаминами продукты присутствуют в ежедневном рационе.

3. — Как часто ученики получают свежие овощи и фрукты в столовых?

— Меню для детского питания составлено таким образом, что ученики регулярно получают свежие фрукты и овощи, в виде салатов из овощей, фруктов в качестве самостоятельных блюд.

4. — Присутствуют ли в рационе школьников и дошколят напитки из фруктов и ягод?

— Напитки из фруктов и ягод присутствуют в меню практически на ежедневной основе. И не только компоты из фруктов и ягод, но и фруктово-ягодные соки, а также не менее богатые витаминами и микроэлементами напитки из сухофруктов и шиповника.

5. — Меняется ли меню «Школьник-ЮЗ» в зимне-весенний период?

— С 1 марта в детском питании реализуется новое сезонное меню. Особенность вводимых изменений с марта состоит в том, что все свежие салаты заменяются на салаты из отварных овощей. В соответствии с требованиями СанПиН отменяется использование свежих овощей (капуста, морковь) в приготовлении салатов по причине того, что эти овощи в данный период практически не несут в себе витаминов спустя несколько месяцев после сбора урожая.

От себя мы бы хотели также дать вам пару советов:

1. Ежедневно употребляйте в пищу свежие, термически не обработанные, овощи, зелень.

2. Лучше употреблять овощи целыми, не разрезать. В цельных овощах и фруктах витамины сохраняются лучше.

3. Отдавайте предпочтение свежемороженым ягодам (черника, малина, черная смородина, клюква и прочие), а не бананам или прошлогодним яблокам.

4. Очищенные овощи не заливайте водой и не вымачивайте, в воду выходят многие витамины. По той же причине не сливайте овощной отвар.

5. Готовьте быстро, в минимальные сроки. Чем меньше длительность термической обработки, тем меньше разрушаются витамины. Наиболее «щадящими» считается приготовление на пару и запекание. СВЧ печи в этом отношении тоже хороши: короткое время приготовления и не нужна вода.

6. Овощи готовьте на каждый прием свежие, не допускайте «разогревания» ранее уже приготовленных овощных блюд.

7. Салаты готовьте только свежие на один прием, не храните разрезанные овощи длительно.

8. Лучше использовать соленые, а не маринованные овощи.

Гиповитаминозы у детей и их профилактика — актуальная проблема современной педиатрии

Роль витаминов для здоровья организма известна издревле. Например, древние египтяне знали, что печень помогает от «куриной слепоты». В 1747 году шотландский доктор Джеймс Линд открыл, что цитрусовые предотвращают цингу. В 1889 году врач из Голландии Христиан Эйкман обнаружил, что куры при питании вареным белым рисом заболевают бери-бери, а при добавлении в пищу рисовых отрубей излечиваются. В 1911 году польским ученым Казимиром Функом был выделен препарат, небольшое количество которого излечивало бери-бери. Препарат был назван Vitamine (от латинского vita — «жизнь» и английского amine — «амин, азотсодержащее соединение»), затем «e» из слова vitamine было изъято, так как открытый витамин C не содержал аминов. Уже в 1929 году Хопкинс и Эйкман за открытие витаминов получили Нобелевскую премию [6].

Витамины являются незаменимыми веществами, подавляющее большинство их не синтезируется организмом человека, и они поступают главным образом с пищей. Потребность в каждом конкретном витамине подвержена колебаниям, обусловленным действием различных факторов, которые учитываются в рекомендуемых нормах их потребления. Например, рекомендации ФАО/ВОЗ могут в значительной мере отличаться от таковых, приводимых, к примеру, в Великобритании, Франции, США и др. Однако неоспоримым является факт, что потребность в витаминах значительно возрастает у детей в период интенсивного роста, под влиянием некоторых климатических и погодных условий, приводящих к длительному переохлаждению, при резких перепадах температуры атмосферного воздуха, при интенсивной физической нагрузке, при нервно-психическом напряжении, после перенесения острых инфекций или хирургического вмешательства, при следовании ограниченным диетам, при болезнях желудочно-кишечного тракта и др. [2, 9, 10].

Основные причины гиповитаминозов — недостаток витаминов в пище, повышенный расход во время болезни, нарушение всасывания, распределения, переработки и выделения. Очень важно, что организм человека не способен запасать витамины на более или менее длительное время, полный набор витаминов должен поступать регулярно в соответствии с физиологической потребностью. Вместе с тем приспособительные возможности организма достаточно велики, и в течение определенного времени дефицит витаминов клинически не проявляется: расходуются витамины, депонированные в органах и тканях, включаются разнообразные компенсаторные механизмы обменного характера.

Необходимо помнить, что при кипячении молока количество содержащихся в нем витаминов значительно снижается. После 3 дней хранения продуктов в холодильнике теряется 30 % витамина С, а при комнатной температуре — 50 %. При термической обработке пищи теряется от 25 до 90–100 % витаминов. На свету витамин В2 разрушается, а витамин А подвержен воздействию ультрафиолетовых лучей. Овощи без кожуры содержат значительно меньше витаминов. Высушивание, замораживание, механическая обработка, хранение в металлической посуде, пастеризация снижают содержание витаминов в исходных продуктах.

В последний месяц зимы и весной ребенок особенно остро ощущает нехватку витаминов в организме. Институт питания РАМН провел исследование, которое показало, что за последние годы содержание витаминов и минеральных веществ в овощах, фруктах, мясе, рыбе резко снизилось. За точку отсчета исследователи взяли 1963 год и выяснили, что с тех пор содержание витамина А в яблоках и апельсинах уменьшилось на 66 %. По данным Министерства сельского хозяйства США, в зелени содержание ценнейшего элемента кальция снизилось на 46,4 %, а в одном из самых богатых его источников — листовой капусте — на 85 %, содержание магния в петрушке, укропе, кинзе и сельдерее уменьшилось на 35 %, железа — на 41,5 %, а в говядине — на 28 % [2].

В яблоках, сорванных минувшей осенью, к весне витамин С разрушается на 50 %, в апельсинах, мандаринах и лимонах — на 30 %, а в зелени уже через сутки его запасы истощаются на 40–60 %. В картофеле к концу весны витамина С остается в 6 раз меньше по сравнению с исходным его уровнем. Также при этом отмечается дефицит пиридоксина и фолиевой кислоты: чтобы получить то же количество витаминов, что и осенью, в холодное время года нужно было бы съедать в 2–3 раза больше овощей и фруктов [7].

По данным исследований в Российской Федерации к концу XX века практически во всех регионах дефицит аскорбиновой кислоты среди детского населения достигал 70–100 %, а у 60–80 % детей обнаруживалась недостаточная обеспеченность такими важнейшими витаминами, как тиамин, рибофлавин, пиридоксин, ниацин и фолиевая кислота. Причины нехватки витамина D — дефицит солнечного света, недостаточное употребление продуктов питания, содержащих витамин D. Некоторые хронические болезни, особенно печени и почек, также могут приводить к развитию дефицита витамина D.

Витаминодефициты влияют на состояние и функционирование всех без исключения органов и систем человеческого организма, а обеспеченность витаминами и витаминный статус — это важнейшие показатели психосоматического здоровья. Недостаточное потребление витаминов крайне отрицательно сказывается на показателях общего физического развития детей, обусловливает постепенное развитие обменных нарушений и хронических заболеваний. Недостаточная витаминная обеспеченность отягощает течение респираторных заболеваний, других инфекционных болезней. К тому же антибиотики и сульфаниламидные препараты, нередко назначаемые при указанной патологии, подавляя микрофлору кишечника, нарушают эндогенный синтез витамина К, биотина и пантотеновой кислоты, а ацетилсалициловая кислота подавляет утилизацию фолата.

Классические авитаминозы в настоящее время встречаются весьма редко, более распространены гиповитаминозы. Гиповитаминозом считают сниженное по сравнению с потребностями содержание витаминов в организме, а недостаточность одновременно нескольких витаминов называют полигиповитаминозом. Не имея явных клинических проявлений, субнормальная обеспеченность витаминами уменьшает адаптационные возможности организма, что выражается в снижении устойчивости к действию инфекционных и токсических факторов, физической и умственной работоспособности, замедлении выздоровления при острых заболеваниях, повышении вероятности обострения хронических болезней.

Так, недостаточность витамина В1 (тиамина) приводит, главным образом, к поражениям нервной системы (периферические полиневриты) и сердечно-сосудистым расстройствам, клинические проявления которых при авитаминозе В1 описаны как болезнь бери-бери. При гиповитаминозе В1 отмечаются головная боль, боли в области сердца и в животе, раздражительность, тахикардия, понижение аппетита, тошнота, запоры.

Недостаточность витамина В2 (рибофлавина) характеризуется поражением слизистой оболочки губ (хейлитом), ангулярным стоматитом, глосситом, себорейным шелушением кожи вокруг рта, на крыльях носа, ушах, в носогубных складках.

Недостаточность витамина В6 (пиридоксина) проявляется раздражительностью, сонливостью, полиневритом, поражениями кожи и слизистых оболочек (себорейный дерматит, стоматит, хейлит, конъюнктивит, глоссит). В ряде случаев, в особенности у детей, недостаточность витамина В6 ведет к развитию микроцитарной гипохромной анемии.

Недостаточность витамина В12 (кобаламина) характеризуется нарушением кроветворения с развитием макроцитарной гиперхромной анемии, поражением нервной системы, органов пищеварения. К числу эндогенных факторов, определяющих развитие недостаточности кобаламина, относятся состояния, связанные с нарушением синтеза внутреннего фактора Касла (атрофические изменения слизистой оболочки желудка, врожденные дефекты ферментных систем и др. ).

Недостаточность фолатов (фолиевой кислоты и ее производных) проявляется развитием мегалобластной гиперхромной анемии, морфологически сходной с анемией при болезни Аддисона — Бирмера, изменениями белого ростка крови, поражением органов пищеварения (стоматит, гастрит, энтерит). Дефицит фолатов во время беременности является одной из причин невынашивания, развития анемии беременных и возникновения врожденных пороков у плода.

Цинга (болезнь Меллера — Барлоу) обусловлена абсолютным дефицитом витамина С. Гиповитаминоз С ухудшает самочувствие, физическую и умственную работоспособность, сопротивляемость инфекционным заболеваниям, отрицательному воздействию на организм вредных условий труда и окружающей среды. Дети чаще простуживаются, тяжелее болеют, хуже успевают в школе, с большим трудом переносят физическую нагрузку. Кроме того, дефицит аскорбиновой кислоты в организме повышает риск сердечно-сосудистых заболеваний.

Недостаточность витамина А (ретинола) приводит к генерализованному поражению эпителиальной ткани, характерным поражениям кожи, отличающимся сухостью, фолликулярным кератозом, заболеваниям дыхательных путей, а также нарушению сумеречного зрения. Нарушение барьерных свойств эпителия в сочетании с изменением иммунного статуса при дефиците витамина А резко снижают устойчивость организма к инфекциям.

Недостаточность витамина D (холекальциферола) распространена среди детей раннего возраста, у которых она проявляется клинической картиной рахита. Встречается ряд наследственных форм недостаточности витамина D у детей (псевдодефицитный витамин-D-зависимый рахит, синдром де Тони — Дебре — Фанкони и др.), хорошо известные педиатрам.

Недостаточность витамина К проявляется замедлением свертывания крови и развитием выраженного геморрагического синдрома в связи с угнетением синтеза протромбина и VIII, IX, X факторов свертывания крови, а также замедлением превращения фибриногена в фибрин [4].

Одним из эффективных путей, позволяющих обеспечить оптимальное потребление витаминов, является включение в рацион витаминизированных пищевых продуктов, а также регулярный прием поливитаминных препаратов профилактического назначения.

Необходимо разнообразить пищевые рационы и включать в их состав все группы продуктов. Следует помнить, что потребление свежих овощей и фруктов, важность которого общеизвестна, именно мясо и мясные продукты являются основным источником витамина В12 и богаты витаминами В1, В2, В6. Молоко и молочные продукты обеспечивают организм витаминами А, В2, злаковые — витаминами В1, В6, В2, РР, растительные жиры — витамином Е, животные жиры — витаминами А и D.

При выборе для ребенка поливитаминного препарата нужно обратить внимание на сбалансированность витаминов, входящих в его состав, удобство лекарственной формы, безопасность. К средствам, удовлетворяющим этим требованиям, относится Активал® Кид производства АО «Береш Фарма» (Венгрия) в виде жевательных таблеток с 5 разными вкусами (малины, яблока, черешни, шоколада или ореха), изготовленный в соответствие со стандартами GMP.

В его состав входят 28 компонентов (концентрация его ингредиентов максимально приближена к суточной потребности детского организма в каждом из них), в том числе витамины А, В1, В2, В3, В5, В6, В12, С, D3, К1, биотин, фолиевая кислота. Фармакологические свойства препарата обусловлены действием витаминов, макро- и микроэлементов (цинк, фосфор, йод, кальций, хром, магний, марганец, молибден, медь, селен, железо), которые входят в его состав.

К тому же, глицин и янтарная кислота, входящие в Активал® Кид, являются важными компонентами системы защиты от повреждающего действия свободных радикалов. В принципе сам глицин является нейромедиаторной аминокислотой, он обладает седативным, противотревожным действием, улучшает память и ассоциативные процессы. Янтарная кислота как мощный антиоксидант обладает широким спектром фармакологических эффектов и является естественным фактором резистентности организма.

Активал® Кид рекомендуется для обеспечения организма витаминами, минеральными веществами и микроэлементами, необходимыми для роста и развития детей и для повышения неспецифической резистентности организма. Препарат, в частности, рекомендован в качестве вспомогательной терапии в случае рецидивирующих инфекций, гриппа и других ОРВИ, при анемии, во время реабилитации после болезней, травм и операций, во время лечения антибиотиками для дополнительного обеспечения витаминами, микро- и макроэлементами [1, 3].

Активал® Кид разрешен детям с 2-летнего возраста. Рекомендуемая суточная доза зависит от возраста и составляет: для детей 2—3 лет — 1 таблетка, для детей 4–10 лет — 2 таблетки, для детей 11 лет и старше — 3 таблетки. Препарат применяют после еды [5].

Очень важно, что Активал® Кид не содержит сахара, благодаря чему его могут принимать дети, больные сахарным диабетом без необходимости коррекции доз инсулина. В качестве сахарозаменителя в препарате содержится обладающий приятным вкусом ксилит, который к тому же подавляет образование зубного налета и снижает кариесогенный потенциал микрофлоры [8].

Таким образом, недостаточная витаминная обеспеченность рациона ребенка остается актуальной проблемой современной педиатрии и имеет особое сезонное значение. При этом использование высококачественных сбалансированных поливитаминных препаратов с профилактической целью научно обосновано и отражает профилактическое направление, которое традиционно присуще отечественной школе педиатрии.

Гиповитаминозы

Гиповитаминозы — группа незаразных болезней молоди и взрослых рыб, возникающих в результате недостаточного поступления витаминов в организм рыб с кормом или нарушения их синтеза в органах рыб.[ …]

Гиповитаминоз А. Дефицит витамина А часто обнаруживается у детей дошкольного возраста в виде специфических поражений глаз. Это прогрессирующее поражение конъюнктивы и роговицы глаза (ксерофтальмия), нарушение сумеречного зрения (гемералопия, «куриная слепота») и цветового восприятия. Среди других признаков гиповитаминоза А следует назвать кожные поражения в виде гиперкератоза, повышенную восприимчивость к инфекционным заболеваниям.[ …]

Гиповитаминоз Е у человека встречается крайне редко. У грудных детей это состояние связывают с недостаточным плацентарным транспортом токоферола, обусловленным низким уровнем В-липопротеидов в крови плода. Недоношенные дети больше подвержены формированию гиповитаминоз-ных состояний, так как всасывание токоферола нарушено при морфофункциональной незрелости желудочно-кишечного тракта и организма ребенка в целом. Одной из причин развития гиповитаминозных состояний у детей может стать искусственное вскармливание смесями без добавок витамина. У взрослых проявления недостаточности токоферола могут быть связаны с перегруженностью пищевого рациона ПНЖК, у спортсменов — большой физической нагрузкой, а также с поражением системы пищеварения, включающим нарушение всасывания жиров. Гиповитаминоз Е считают фактором риска по атеросклерозу и его осложнениям — ишемической болезни сердца и стенокардии. Недостаточность токоферола играет важную роль в возникновении различных заболеваний печени и желчных путей.[ …]

Гиповитаминоз В2 чаще проявляется изменениями со стороны слизистых оболочек рта, кожи и глаз. Гиповитаминоз В2 может возникнуть при отсутствии в рационе молока и молочных продуктов, дефиците полноценного белка (квашиоркор), из-за повышенной потребности в условиях холодного и жаркого климата, при беременности и лактации, а также при болезнях печени и желудочно-кишечного тракта.[ …]

Гиповитаминоз Вв (недостаточность пиридоксина) встречается редко, поскольку этот витамин широко представлен в различных продуктах. [ …]

При гиповитаминозе D (кальциферола) происходят нарушение минерального обмена, недоразвитие жаберных крышек, искривление тела, дистрофия мускулатуры.[ …]

При гиповитаминозе С (аскорбиновой кислоты) отмечают деформацию тела (сколиоз, лордоз) и жаберных крышек, геморрагии в различных органах (коже, печени, почках, кишечнике, мускулатуре), слабое заживление ран, низкую устойчивость рыб к болезням. У форели симптомы выражены более ярко, чем у карпа.[ …]

Для профилактики гиповитаминозов необходимо применять свежие стандартные рыбные комбикорма в соответствии с их назначением: по видам рыб, возрастным группам и т.д. Не допускается использование долго хранившихся и тем более испорченных кормов, так как они содержат мало витаминов и могут быть токсичными.[ …]

Диагноз на гиповитаминозы устанавливают комплексно, на основании клинико-анатомических признаков, анализа рациона кормления-, и исследования кормов. Необходимо исключать инфекционные и инвазионные болезни, характеризующиеся похожими признаками. [ …]

Особенно тяжело протекают гиповитаминозы при недостатке в кормах комплекса витаминов и микроэлементов, которые способствуют лучшему усвоению рыбами витаминов, их синтезу, обмену и утилизации. Например, медь и цинк тесно связаны с обменом витаминов А, В, С; цинк является синергистом витамина В, кобальт входит в структуру витамина В12, способствует накоплению в организме витамина А и лучшему усвоению витаминов А, Е, С.[ …]

Санитарная оценка рыбы. При гиповитаминозах снижается питательная ценность мяса. Товарную рыбу допускают в пищу без ограничений при отсутствии истощения, потери товарного вида и т.д.[ …]

Патогенез и симптомы болезни. Большинство гиповитаминозов характеризуется неспецифическими симптомами, и редкие из них отличаются определенной спецификой. Общими симптомами гиповитаминозов являются понижение аппетита, замедление роста, общая анемия органов, снижение устойчивости к различным болезням, приводящее к повышенной гибели рыб.[ …]

Меры борьбы и профилактика. Универсальным средством прекращения развития гиповитаминозов является включение в рацион живых кормов, что особенно эффективно и доступно в аквариумном рыбоводстве.[ …]

У рыб, выращиваемых в хозяйствах индустриального типа, особенно часто наблюдаются гиповитаминозы А, В, С, что приводит к снижению темпа роста, ослаблению резистентности организма рыб и способствует возникновению заразных и незаразных болезней.[ …]

При преимущественном дефиците того или иного витамина отмечают некоторые специфические признаки. Так, при гиповитаминозе А у рыб наблюдаются помутнение роговицы, кровоизлияния на плавниках, в оболочках глаз, у карпов — экзофтальмия, деформация жаберных крышек, резкое ослабление яркости окраски рыб, особенно аквариумных, уменьшение массы печени и др. У канального сомика отмечаются накопление экссудата в брюшной полости и пучеглазие.[ …]

Под влиянием вышеперечисленных стресс-факторов в крови повышается уровень кортикостероидов, у лососевых отмечается гиповитаминоз С, снижается интенсивность секреции кожной слизи, что приводит к резкому падению общей резистентности организма рыб и поражению ее сапролегнией. [ …]

Кормление рыб многоразовое с автоматических или пневматических кормушек, причем используют только полноценные и доброкачественные комбикорма. В противном случае у рыб возникают незаразные болезни — гиповитаминозы, жировая и токсическая дистрофия печени, миодистрофия у мальков и др. К этому следует добавить, что даже небольшие погрешности в кормлении и содержании рыб приводят к снижению резистентности организма и повышают их восприимчивость к заразным болезням.[ …]

Продукты выделения лентецов служат мощным источником аллергии. При заболевании существенно изменяются количество и состав кишечной микрофлоры, нарушается обмен веществ, в результате чего возникают вторичный токсикоз и гиповитаминоз, в том числе и В12, развивается анемия.[ …]

Для нормального роста и развития рыбам необходимы те же витамины, что и теплокровным животным. У лососевых наблюдают преимущественно гиповитаминозы А, группы В, С, Б, Е и некоторые другие. Они возникают при длительном скармливании (1—3 мес) неполноценных комбикормов, вызывают заболевания и частичную гибель рыб. [ …]

Оказывая прямое повреждающее действие на рыб, абиотические факторы среды вызывают гипоксию или асфиксию (замор), газопузырьковую болезнь, температурный шоки простудные явления, незаразный некроз жабр. При кормлении рыб неполноценными и недоброкачественными кормами в условиях индустриального рыбоводства часто наблюдаются гиповитаминозы, болезни обмена веществ, дистрофия печени, алиментарные токсикозы и др.[ …]

Окраска рыб изменяется с возрастом, половой зрелостью (брачный наряд), состоянием здоровья и в результате воздействия внешней среды. Давно замечено, что рыбы изменяют свою окраску в соответствии с цветом окружающей среды. На темном фоне грунта рыбы приобретают темную окраску, на светлом — бледную. У голодающих рыб, а также при гиповитаминозе ослабевает яркость окраски, постепенно исчезают красные и желтые тона, что связано с использованием липохромов в процессе обмена.[ …]

Для профилактики и лечения бесплодия используют 15 мл 5%-ной эмульсин йодвнсмутсульфамида, подогретой до 38—40°, которую вводят в матку через 20—30 мни после осеменения коровы. Многократно приходящим в охоту коровам в матку можно ввести (после осеменения) 0,5 г неомицнна сульфата или 1 г левомицетина сукцината натрия. Применение этих средств (на фоне авитаминоза или гиповитаминоза) лучше сочетать с инъекциями три-витамнна АДЕ (15 мл) с витамином Е (4 мл).[ …]

Особенно чувствительны к погрешностям кормления лососевые рыбы (форель, семга, дальневосточные лососи и др.), канальный сом и другие хищные рыбы, поскольку витамины и другие биологически активные вещества они получают только с кормом. У всеядных (карпа) и растительноядных рыб витамины могут синтезироваться кишечной микрофлорой и этим восполняется их недостаток в комбикорме. Поэтому в лососеводстве особенно остра проблема гиповитаминозов рыб. У карпа гиповитаминозы встречаются только при выращивании на теплых водах в бассейнах, садках и т.д.[ …]

При сгорании табака выделяется оксид углерода, обладающий свойством связывать дыхательный пигмент крови — гемоглобин, образуя карбооксигемоглобин, не способный переносить кислород к тканям. Таким образом, органы дыхания первыми оказываются под ударом табака. Установлена связь между курением и частотой поражения раком губы, языка, гортани, трахеи. Табачный дым поражает центральную нервную систему, железы внутренней секреции, снижает половую функцию (особенно в сочетании с алкоголем). В организме курильщика наступает С-гиповитаминоз, сопровождающийся раздражительностью, нарушением сна, частыми простудными заболеваниями.[ …]

В состав пищи входит также вода, минеральные (неорганические) вещества и витамины, без которых невозможна жизнь (табл. 2.1) Все витамины можно подразделить на жиро- и водо-ра-створимые. К водо-растворимым относятся витамины группы В и витамин С. Они содержатся в продуктах растительного происхождения. Источником жиро-растворимых витаминов (А, Б, Е, К) является пища животного происхождения. Некоторые витамины синтезируются микрофлорой кишечника (К, В6). При полном отсутствии витаминов в пище возникают авитаминозы, которые сопровождаются различными заболеваниями (цинга-авитаминоз С, бери-бери — авитаминоз Вх, куриная слепота — авитаминоз А, рахит — авитаминоз Б). В настоящее время чаще встречаются гиповитаминозы, связанные с недостаточным поступлением витаминов с пищей. Этот недостаток легко устраняется приемом поливитаминных препаратов.[ …]

Морские свинки весьма чувствительны к Ч. У. Часто погибают от воспаления легких: при концентрациях 1,25 и 2,5 мг/л и экспозиции 8 час в среднем после 3 отравлений, при 0,6 мг/л — после 10, при 0,3 мг/л — после 44. При 7,3 мг/л (экспозиция 7 час в день) все морские свинки погибли после 6 отравлений (Барретт и др.). Ясных изменений в крови не отмечено. Даже при 0,3 мг/л довольно скоро развивается мутное набухание клеток надпочечников, у части животных — цирротические изменения в печени, в некоторых случаях — легкие изменения в зрительном нерве (Смит и др.). Не обнаружено, по данным Адамса и др., токсического действия при вдыхании в течение 6 месяцев по 7 час в день паров в концентрации 0,032 мг/л. При повторном вдыхании концентраций, доводящих животных до глубокого наркоза, способность печени к восстановлению дегидроаскорбиновой кислоты нарушается, наблюдается гиповитаминоз с уменьшением концентрации аскорбиновой кислоты в надпочечниках и увеличение последних (Вайнберг и Спилиоти). Кролики при 8,6 мг/л (экспозиция 8 час в день) погибают от бронхита и Ьоспаления легких после 1—3 отравлений. Часть их погибает при такой же экспозиции даже при 4,6 мг/л. В моче — белок, зернистые цилиндры. Вдыхание 0,063 мг/л по 7 час в день в течение 6 месяцев не вызывало видимого токсического действия (Мытник). Кошки менее чувствительны. Обезьяны при отравлении концентрациями 0,3 и 1,25 мг/л по 8 час в день (5 раз в неделю в течение Ю /г месяцев) остались живы. У них отмечены слабые признаки жировой инфильтрации печени даже при 0,3 мг/л. У части животных при 1,25 мг/л — явные дегенеративные изменения в зрительном и седалищном нервах (Смит и др.). Полугодичное ежедневное 7-часовое вдыхание 0,16 мг/л переносилось без проявлений токсического действия (Адамс и др.).[ …]

Гиповитаминоз А – обзор

Этиология

Различные формы куриной слепоты имеют разную этиологию. Гиповитаминоз А может возникать из-за дефицита витамина А в пище, как вторичное последствие заболевания печени, например, из-за повреждения алкоголем, недоедания или мальабсорбции витамина А (например, абеталипопротеинемия или кишечное заболевание) (Dryja, 2000; Berson, 2000).

Куриная слепота может быть следствием паранеопластических синдромов, включая ретинопатию, связанную с меланомой, и ретинопатию, связанную с раком (Thirkill et al., 1993; Ким и др., 1994). При ретинопатии, связанной с меланомой, антитела, вырабатываемые против клеток меланомы, распознают палочковидный биполярный катионный канал TRPM1, вызывая аутоиммунную ретинопатию (Thirkill et al., 1993; Milam et al., 1993; Potter et al., 2002; Lei et al., 2000; Сюн и др., 2013). Раковая ретинопатия чаще всего связана с раком легких, но также может быть связана с рядом других видов рака. Было идентифицировано несколько антигенных мишеней, но наиболее распространенным является белок внешнего сегмента, реверерин (Alabduljalil and Behbehani, 2007).

Пигментный ретинит (РП) представляет собой широкую группу заболеваний фоторецепторов и пигментного эпителия сетчатки (Sieving, 1999). Обычно это происходит из-за повреждения фоторецепторов, чаще всего в результате апоптоза. При некоторых формах палочки повреждаются раньше колбочек (палочко-колбочковая дистрофия), поэтому одним из ранних симптомов является куриная слепота (никталопия). При колбочковой дистрофии колбочки повреждаются раньше палочек. Палочки отсутствуют в центральной ямке и имеют наибольшую плотность в средне-периферической области сетчатки.Таким образом, повреждение палочек и последующее повреждение колбочек может проявляться в виде кольцевых скотом из-за потери зрения на средней периферии поля зрения. Большое количество мутаций, наследуемых по Менделю, ответственно за палочко-колбочную и колбочково-стержневую дистрофию, охватываемую RP (Van Soest et al., 1999; Inglehearn, 1998; Michaelides et al., 2006; Daiger et al., 2013). . К ним относятся аутосомно-доминантные (не менее 23 генетических локусов), рецессивные (не менее 36 локусов) и Х-сцепленные (не менее 3 локусов) формы.

Хороидеремия представляет собой диффузную и прогрессирующую атрофию пигментного эпителия сетчатки и сосудистой оболочки, которая в конечном итоге приводит к повреждению фоторецепторов (Grover and Fishman, 1999).Хороидеремия является рецессивным заболеванием, сцепленным с Х-хромосомой. Гиратная атрофия представляет собой прогрессирующую атрофию хориоидеи и сетчатки, но с более дискретными областями повреждения хориоидеи и сетчатки, чем при хороидеремии (Grover and Fishman, 1999). Это аутосомно-рецессивное заболевание.

Синдром Usher — аутосомно-рецессивная глухота (чаще всего врожденная) с поражением глаз, типичным для RP. Это самый распространенный из синдромов, связанных с РП (18% всех больных РП). Распространенность 1:6000.Выделяют 3 типа: Тип 1 – глубокая врожденная сенсоневральная глухота, тяжелые нарушения речи, вестибулярные симптомы (задержка моторного развития, непрогрессирующая атаксия) и ретинопатия с детским началом. Тип 2 – врожденная частичная, непрогрессирующая глухота, более легкая, позднее начало ретинопатии. Тип 3 — наименее распространенная форма, встречающаяся у финского и ашкеназского еврейского населения, с прогрессирующей глухотой, начинающейся в конце второго-четвертого десятилетия, ретинопатией во взрослом возрасте и гиперметропическим астигматизмом.

Палочко-колбочная дистрофия связана с ранней потерей остроты зрения и цветового зрения.Последующая прогрессирующая потеря периферического поля зрения. Пигментация и атрофия желтого пятна предшествуют периферической пигментной аномалии. Подавляющее большинство пациентов не имеют системной ассоциации заболевания.

Большинство пациентов с врожденным амаврозом Лебера (LCA) имеют нормальный внешний вид глазного дна или только незначительную зернистость RPE и легкое затухание сосудов. Синдром часто связан с кератоконусом, и в 20% случаев LCA без сопутствующих аномалий развивается умственная отсталость.

Синдром Барде-Биделя имеет 5 основных признаков (неполнота является правилом): ретинопатия, полидактилия, врожденное ожирение, умственная отсталость и гипогенитализм (бесплодие у мужчин).Возможна шестая особенность почечной недостаточности. Ретинопатия отличается от типичной РП тем, что острота зрения снижается рано, дисперсия пигмента наблюдается поздно, макулярные поражения развиваются рано и могут иметь палочковидную или конусовидную форму. Врачи не могут распознать это расстройство чаще, чем почти любой другой синдром, связанный с ретинопатией. Одна из причин заключается в том, что полидактилия могла быть исправлена ​​хирургическим путем, и без специального расспроса об этом диагноз не будет поставлен.

Синдром Рефсума включает два редких аутосомно-рецессивных пероксисомальных заболевания. Симптомы включают прогрессирующий неврологический дефицит, глухоту, заболевания печени, скелетные аномалии и пигментную ретинопатию. Уровни фитановой кислоты в сыворотке повышены (умеренно при детской форме и значительно при взрослой форме). У пациента с инфантильной болезнью Рефсума наблюдаются нистагм, плохое зрение, атрофия зрительного нерва, катаракта и дегенерация сетчатки с белыми леопардовыми пятнами в средней периферии сетчатки, которые исчезают и заменяются грубыми скоплениями пигмента.Это часто приводит к летальному исходу на втором или третьем десятилетии жизни и связано с дефицитом биогенеза пероксисом. У взрослых пациентов с болезнью Рефсума наблюдаются атаксия, слабость в конечностях и никталопия в более позднем детстве. Наблюдается атрофия периферических мышц и невропатия, дефицит сердечной проводимости в раннем взрослом возрасте и никталопия с последующим дефицитом полей зрения и пигментной ретинопатией. ЭРГ серьезно ненормальна в любом возрасте. Уровни фитановой кислоты в крови и моче высоки из-за дефицита специфического пероксисомального фермента (фитаноилкоэнзим А гидроксилаза).

Болезнь Баттена представляет собой группу прогрессирующих нейродегенеративных заболеваний, характеризующихся накоплением сложного депонирующего материала в лизосомах. Это связано с тяжелым психомоторным ухудшением и может привести к вегетативному состоянию, судорогам, потере зрения из-за дегенерации сетчатки и преждевременной смерти. Различают 4 классические формы и 15 атипичных форм.

Токсичность некоторых лекарственных препаратов (тиоридазин, хлорпромазин, хлорохин, гидроксихлорохин, хинин) также может вызывать куриную слепоту.Очень важно исключить эти ассоциации, потому что прекращение приема препарата может остановить или даже обратить вспять процесс болезни.

Диффузный односторонний подострый нейроретинит (ДУЗН) ранее назывался «синдромом одностороннего уничтожения». Это дегенерация сетчатки вследствие заражения несколькими возможными гельминтами (например, енотовидной нематодой Baylisascaris procyonis ). Встречается в основном в США и странах Карибского бассейна. ЭРГ снижена только в пораженном глазу.

Гиповитаминоз D связан с резистентностью к инсулину и дисфункцией β-клеток | Американский журнал клинического питания

РЕЗЮМЕ

Справочная информация: Хотя роль витамина D при диабете 2 типа хорошо известна, его связь с метаболизмом глюкозы недостаточно изучена.

Цель: Мы исследовали связь концентрации 25-гидроксивитамина D [25(OH)D] с чувствительностью к инсулину и функцией β-клеток.

Дизайн: Мы зарегистрировали 126 здоровых, толерантных к глюкозе субъектов, проживающих в Калифорнии. Индекс чувствительности к инсулину (ISI) и инсулиновый ответ первой и второй фаз (1stIR и 2ndIR) оценивали с помощью гипергликемического зажима.

Результаты: Однофакторный регрессионный анализ показал, что концентрация 25(OH)D положительно коррелирует с ISI ( P < 0.0001) и отрицательно коррелирует с 1stIR ( P = 0,0045) и 2ndIR ( P <0,0001). Множественный регрессионный анализ подтвердил независимую корреляцию между концентрацией 25(OH)D и ISI ( P = 0,0007). Независимой корреляции между концентрацией 25(OH)D и 1stIR или 2ndIR не наблюдалось. Однако независимая отрицательная связь концентрации 25(OH)D с концентрацией глюкозы в плазме наблюдалась натощак ( P = 0,0258), 60 мин ( P = 0.0011), 90 мин ( P = 0,0011) и 120 мин ( P = 0,0007) во время перорального теста на толерантность к глюкозе. Субъекты с гиповитаминозом D (<20 нг/мл) имели большую распространенность компонентов метаболического синдрома, чем субъекты без гиповитаминоза D (30% по сравнению с 11%; P = 0,0076).

Выводы: Данные показывают положительную корреляцию концентрации 25(OH)D с чувствительностью к инсулину и отрицательное влияние гиповитаминоза D на функцию β-клеток.Субъекты с гиповитаминозом D имеют более высокий риск инсулинорезистентности и метаболического синдрома. Необходимы дальнейшие исследования для изучения основных механизмов.

ВВЕДЕНИЕ

Концентрация 25-гидроксивитамина D [25(OH)D] в сыворотке в значительной степени определяется факторами окружающей среды, в основном за счет потребления витамина D и воздействия ультрафиолета (1). Концентрация 25(OH)D, но не 1,25-дигидроксивитамина D, определяет пищевой статус витамина D (2, 3).Дефицит витамина D является фактором риска гипертонии, диабета 1 типа и различных видов рака (4). В большинстве тканей есть не только рецепторы к витамину D, но и фермент гидроксилаза, который необходим для превращения 25(OH)D в активную форму, 1,25-дигидроксивитамин D (4). Следовательно, витамин D может воздействовать на ткани, не участвующие в гомеостазе кальция и костном метаболизме.

Гиповитаминоз D долгое время считался фактором риска непереносимости глюкозы. Концентрация 25(OH)D была ниже у пациентов с диабетом 2 типа, чем у контрольной группы без диабета (5, 6).Высокая распространенность гиповитаминоза D отмечена у женщин с СД 2 типа (7). Концентрации 25(OH)D были ниже у пациентов с риском развития диабета, чем у тех, кто не был подвержен риску развития диабета (8). Кроме того, гиповитаминоз D был связан с нарушением секреции инсулина в популяции с высоким риском развития диабета (8). Гиперреактивная секреция инсулина после провокации глюкозой была обнаружена у пожилых мужчин с гиповитаминозом D (9). Следовательно, витамин D может играть роль в патогенезе диабета 2 типа, влияя либо на чувствительность к инсулину, либо на функцию β-клеток, либо на то и другое.

Однако взаимодействие витамина D с чувствительностью к инсулину и функцией β-клеток не изучалось в группе четко определенных субъектов. Поскольку аномальная толерантность к глюкозе может неблагоприятно влиять на чувствительность к инсулину и функцию β-клеток (10), мы исследовали связь концентрации 25(OH)D с чувствительностью к инсулину и функцией β-клеток, оцениваемую методом гипергликемического клэмпа у пациентов с толерантностью к глюкозе.

ПРЕДМЕТЫ И МЕТОДЫ

Субъекты

Благодаря объявлению в газете кампуса Медицинской школы Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе здоровым испытуемым, не получавшим лечения, было предложено пройти скрининговый тест после ночного голодания.Скрининг включал пероральный тест на толерантность к глюкозе (ПГТТ) с 75 г глюкозы и краткое физическое обследование, как описано ранее (11). Только те субъекты, у которых была нормальная толерантность к глюкозе (глюкоза плазмы натощак: <110 мг/дл; глюкоза плазмы интервала: <200 мг/дл; и 2-часовая глюкоза плазмы: <140 мг/дл) и были нормотензивными (артериальное давление: < 140/90 мм рт. ст.) были приглашены вернуться для оценки функции β-клеток и чувствительности к инсулину с использованием техники 3-часового гипергликемического клэмпа.В этом исследовании приняли участие 126 человек различного расового или этнического происхождения: 34 американца азиатского происхождения, 11 афроамериканцев, 54 белых и 27 американцев мексиканского происхождения (, таблица 1, ). Испытуемыми были 73 женщины и 53 мужчины со средним (± SD) возрастом 26 ± 6 лет, индексом массы тела (ИМТ; в кг/м 2 ) 24,7 ± 4,2 и соотношением окружности талии и бедер. (WHR) 0,795 ± 0,071.

ТАБЛИЦА 1

Клинические характеристики субъектов по расе или этнической принадлежности

(%)]

7 23 (68)

7 25 (22, 29)

7 27 (26, 29) 3

7 0,81 (0,79, 0,84)

7 20.11 (15.08, 26.81)

1

. Раса или этническая группа . .
. Американец азиатского происхождения . Афроамериканец . Белый . Американец мексиканского происхождения . П 1 .
. ( n = 34) . ( n = 11) . ( n = 54) . ( n = 27) . .
женщина [ N (%)] 6 (55) 27 (50) 17 (63) 17 (63) NS
Age (y) 23 (22, 25) 2 25 (23, 28) 0.0094
BMI (кг / м 2 ) 23.30 (22.25, 24.41) 25.41 (21.92, 29.75) 24.15 (23.15, 25.21) 25.78 (24.16, 27.51) NS
Соотношение талии к талии 0,76 (0,74, 0,78) 0,80 (0,75, 0,85) 0,80 (0,78, 0,82) 4 4 0,0144
Систолическое кровяное давление (мм рт. Hg) 113 (109, 117) 114 (107, 121) 116 (113, 119) 116 (112, 120) NS
Диастолический Кровяное давление (мм рт.) 65 (63, 68) 64 (60, 67) 68 (66, 71) 66 (63, 69) NS
25-гидроксивитамин D ( нг/мл) 18.81 (14.80, 23.90) 18.94 (14.64, 24.51) 27.82 (24.19, 31.99) 5 5 0.0119
. (%)]

7 23 (68)

7 25 (22, 29)

7 27 (26, 29) 3

7 0,81 (0,79, 0,84)

Раса или этническая группа . .
. Американец азиатского происхождения . Афроамериканец . Белый . Американец мексиканского происхождения . П 1 .
. ( n = 34) . ( n = 11) . ( n = 54) . ( n = 27) . .
женщина [ N (%)] 6 (55) 27 (50) 17 (63) 17 (63) NS
Age (y) 23 (22, 25) 2 25 (23, 28) 0.0094
BMI (кг / м 2 ) 23.30 (22.25, 24.41) 25.41 (21.92, 29.75) 24.15 (23.15, 25.21) 25.78 (24.16, 27.51) NS
Соотношение талии к талии 0,76 (0,74, 0,78) 0,80 (0,75, 0,85) 0,80 (0,78, 0,82) 4 4 0,0144
Систолическое кровяное давление (мм рт. Hg) 113 (109, 117) 114 (107, 121) 116 (113, 119) 116 (112, 120) NS
Диастолический Кровяное давление (мм рт.) 65 (63, 68) 64 (60, 67) 68 (66, 71) 66 (63, 69) NS
25-гидроксивитамин D ( нг/мл) 18.81 (14.80, 23.90) 18.94 (14.64, 24.51) 27.82 (24.19, 31.99) 5 5

0 20.11 (15.08, 26.81)
0.0119
Таблица 1

Клинические характеристики субъектов раса или этническая принадлежность

(%)]

7 23 (68)

7 27 (26, 29) 3

7 0,81 (0,79, 0,84)

7 20.11 (15.08, 26.81)

1

. Раса или этническая группа . .
. Американец азиатского происхождения . Афроамериканец . Белый . Американец мексиканского происхождения . П 1 .
. ( n = 34) . ( n = 11) . ( n = 54) . ( n = 27) . .
женщина [ N (%)] 6 (55) 27 (50) 17 (63) 17 (63) NS
Age (y) 23 (22, 25) 2 25 (22, 29) 25 (23, 28) 0.0094
BMI (кг/м 2 ) 23,30 (22,25, 24,41) 25.53 (21.92, 29.75) 24.15 (23.15, 25.21) 25.78 (24.16, 27.51) NS
Соотношение к талии к бедра 0,76 (0,74, 0,78) 0,80 (0,75, 0,85 ) 0,80 (0,78, 0,82) 4 4 0,0144
Систолическое кровяное давление (мм рт. Гг) 113 (109, 117) 114 (107, 121) 116 (113, 119) 116 (112, 120) NS
Диастолическое кровяное давление (мм рт.) 65 (63, 68) 64 (60, 67) 68 (66, 71) 66 (63, 69) NS
25-гидроксивитамин D (нг/мл) 18.81 (14.80, 23.90) 18.94 (14.64, 24.51) 27.82 (24.19, 31.99) 5 5 0.0119
. (%)]

7 23 (68)

7 25 (22, 29)

7 27 (26, 29) 3

7 0,81 (0,79, 0,84)

Раса или этническая группа . .
. Американец азиатского происхождения . Афроамериканец . Белый . Американец мексиканского происхождения . П 1 .
. ( n = 34) . ( n = 11) . ( n = 54) . ( n = 27) . .
женщина [ N (%)] 6 (55) 27 (50) 17 (63) 17 (63) NS
Age (y) 23 (22, 25) 2 25 (23, 28) 0.0094
BMI (кг / м 2 ) 23.30 (22.25, 24.41) 25.41 (21.92, 29.75) 24.15 (23.15, 25.21) 25.78 (24.16, 27.51) NS
Соотношение талии к талии 0,76 (0,74, 0,78) 0,80 (0,75, 0,85) 0,80 (0,78, 0,82) 4 4 0,0144
Систолическое кровяное давление (мм рт. Hg) 113 (109, 117) 114 (107, 121) 116 (113, 119) 116 (112, 120) NS
Диастолический Кровяное давление (мм рт.) 65 (63, 68) 64 (60, 67) 68 (66, 71) 66 (63, 69) NS
25-гидроксивитамин D ( нг/мл) 18.81 (14.80, 23.90) 18.94 (14.64, 24.51) 27.82 (24.19, 31.99) , 31.99) 5 5

0

7 20.11 (15.08, 26.81)

0.0119

Исследование было одобрено институциональным наблюдательный совет этого учреждения. Перед включением в исследование от каждого участника было получено письменное информированное согласие.

Оценка чувствительности к инсулину и функции β-клеток

Гипергликемические зажимы были выполнены, как описано ранее (11).После голодания в течение ночи и отдыха в Общем клиническом исследовательском центре участники получили болюс 50% раствора декстрозы в зависимости от площади поверхности их тела (11,4 г/м 2 ) в нулевое время. Непрерывная инфузия 30% раствора декстрозы была начата через 15 минут с переменной скоростью, которая корректировалась каждые 5 минут на основе преобладающих концентраций глюкозы в плазме для поддержания концентрации глюкозы в плазме ≈180 мг/дл до 180 минут. Инсулиновый ответ первой фазы (1stR) определяли как сумму концентраций инсулина в плазме при 2.5, 5,0, 7,5 и 10 мин клэмп-эксперимента, а инсулиновый ответ второй фазы (2ndIR) определяли как среднюю концентрацию инсулина в плазме в течение последнего часа (120–180 мин) процесса клэмп-теста, когда инсулин плазмы ожидается, что концентрации выйдут на плато. Индекс чувствительности к инсулину (ISI) рассчитывали путем деления средней скорости инфузии глюкозы в течение последнего часа каждого процесса клэмп-теста [(мкмоль/л) · m -2 · min -1 ] на среднюю концентрацию инсулина в плазме ( пмоль/л) в течение того же интервала.CV для равновесных концентраций глюкозы в плазме составил 5,6 ± 2,3%.

Определение метаболического риска

Факторы риска метаболического синдрома были определены в соответствии с третьим отчетом Экспертной группы по выявлению, оценке и лечению высокого уровня холестерина в крови у взрослых Национальной образовательной программы по холестерину (Группа по лечению взрослых III) (12). Это окружность талии >102 см у мужчин и 88 см у женщин; концентрация триацилглицерина в сыворотке ≥150 мг/дл; Концентрация холестерина ЛПВП <40 мг/дл у мужчин и <50 мг/дл у женщин; артериальное давление ≥130/85 мм рт.ст.; или концентрация глюкозы в плазме ≥110 мг/дл (12).Поскольку в это исследование были включены только пациенты с нормальным артериальным давлением и толерантностью к глюкозе, ни у одного из участников не было концентрации глюкозы в плазме > 110 мг/дл, систолического артериального давления > 140 мм рт. ст. или диастолического давления > 90 мм рт. ст.

Лабораторные анализы

Концентрации глюкозы, инсулина и липидов в плазме определяли, как описано ранее (11). Концентрацию 25(OH)D определяли в образце, взятом натощак, с использованием анализа фермент-связывающего белка (Alpco Diagnostics, Windham, NH) с CV внутри и между анализами, равными 11%.Гиповитаминоз D определяли как концентрацию 25(OH)D <20 нг/мл (13–15).

Статистический анализ

Различия в непрерывных переменных между группами испытуемых были проверены с помощью однофакторного дисперсионного анализа и скорректированы с помощью апостериорного теста Бонферрони или теста Стьюдента t , когда это уместно. Различия в пропорциях оценивали с помощью критерия хи-квадрат. Непрерывные переменные, которые не прошли тест на нормальность, были логарифмически преобразованы перед анализом.Чтобы изучить влияние смешанных переменных, был использован многомерный анализ с пошаговой регрессией. Обратная ступенчатая регрессия со значениями α, равными 0,10, использовалась для исключения переменных, которые мало или совсем не влияли на анализируемый признак. Для статистического анализа использовали программное обеспечение SYSTAT for WINDOWS (версия 10.0; SPSS Inc, Чикаго). P <0,05 считалось значимым.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Несмотря на то, что в это исследование были включены только пациенты с толерантностью к глюкозе, диапазон ISI был широким [1.3632–17,9944 (мкмоль/л) · m -2 · мин -1 · (пмоль/л) -1 ], 1stIR (465–7415 пмоль/л) и 2ndIR (104–1567 пмоль/л) л). Несмотря на то, что ни у одного из исследованных субъектов не было клинических признаков гиповитаминоза D, у 47 субъектов были концентрации 25(OH)D <20 нг/мл. Отмечены этнические различия по 25(OH)D (табл. 1). Среди американцев азиатского происхождения, афроамериканцев, белых и мексиканских американцев 47%, 54%, 26% и 41% соответственно имели концентрацию 25(OH)D <20 нг/мл. Пол и возраст не влияли на концентрацию 25(OH)D ( P = 0.3255 и P = 0,4917 соответственно), а время года оказало незначительное влияние на концентрацию 25(OH)D ( P = 0,0729). Многофакторный регрессионный анализ показал, что 15 % вариации концентрации 25(OH)D определялось этнической принадлежностью ( P = 0,0086) и ИМТ ( P = 0,0033), тогда как сезон, возраст, пол и WHR не имели независимой зависимости. влияние на концентрацию 25(OH)D.

Взаимодействие 25(OH)D с клиническими признаками

Было исследовано влияние концентрации 25(OH)D на систолическое и диастолическое артериальное давление, ИМТ, WHR, профиль липидов натощак и концентрации глюкозы в плазме ( Таблица 2 ). Концентрация 25(OH)D не влияла ни на систолическое, ни на диастолическое артериальное давление. Мы наблюдали обратную зависимость между концентрацией 25(OH)D и ИМТ ( r = -0,2517), но не было отмечено взаимодействия между концентрацией 25(OH)D и WHR ( P = 0,2851). Концентрация 25(OH)D была независимым предиктором ИМТ. Отрицательная корреляция концентрации 25(OH)D с общим холестерином и холестерином ЛПНП также наблюдалась в однофакторном анализе и подтверждалась в многомерном анализе.Однако мы не наблюдали взаимодействия концентраций 25(OH)D с триацилглицеринами и ЛПВП.

ТАБЛИЦА 2

Регрессионный анализ влияния 25-гидроксивитамина D на клинические характеристики субъектов

90 096 ИМТ NS 0,0074 -0.0967 0,0011
. Одномерный . Многомерный 1 .
. Коэффициент . Р . Коэффициент . Р .
Систолическое кровяное давление -1,3976 Н.С. -0,0346 Н.С.
диастолическое артериальное давление -1,3086 Н.С. -0,0978 Н.С.
-0,0652 0,0045 -0,0419 0,0286
Отношение талии к бедрам -0.0134 NS -0,0313 NS
липидного
триацилглицерина -7,8920 NS -0,0207 NS
Общий холестерин -9.1811 0.0246 -7.6699 0.0491
HDL холестерин -0.0308
LDL холестерина -8,9184 0,0126 -8,8659
концентрации глюкозы в плазме
На пост NS -0.1135 -0.1135 0.0258
30 мин -0.2395 NS -0.0924 NS
— 60 мин -0.6415 0,0011 -0,6975 0,0003
В 90 мин -0,6046 0,0011 -0,6046
В 120 мин -0,5196 0,0007 -0,5196 0,0007 
90 096 ИМТ липидный профиль холестерина ЛПВП NS 0,0074 +0,0258 0,0003
. Одномерный . Многомерный 1 .
. Коэффициент . Р . Коэффициент . Р .
Систолическое кровяное давление -1,3976 Н.С. -0,0346 Н.С.
диастолическое артериальное давление -1,3086 Н.С. -0,0978 Н.С.
−0.0652 0,0045 -0,0419 0,0286
талии к бедру отношение -0,0134 Н.С. -0,0313 Н.С.
Triacylglycerolol -0.0207 NS
Общий холестерин -9.1811 0.0246 -7,6699 0,0491
1,3312 Н.С. -0,0308
ЛНП -8,9184 0,0126 -8,8659
концентрация глюкозы плазмы
на пост -0,0967 NS -0.1135
В 30 мин -0,2395 Н.С. -0,0924 Н.С.
В 60 мин -0,6415 0,0011 -0,6975
На 90 мин -0.6046 0.0011 -0.6046 -0.6046 0.0011
на 120 мин -0-0.5196 -0 0,0007 -0.5196 0,0007
ТАБЛИЦА 2 . Одномерный . Многомерный 1 . . Коэффициент . Р . Коэффициент . Р . 90 096 Систолическое кровяное давление -1,3976 Н.С. -0,0346 Н.С. диастолическое артериальное давление -1,3086 Н.С. -0,0978 Н.С. ИМТ 0,0045 -0,0419 0,0286 Отношение талии к бедрам -0.0134 NS -0,0313 NS липидного триацилглицерина -7,8920 NS -0,0207 NS Общий холестерин -9.1811 0.0246 -7.6699 0.0491 HDL холестерин 1.3312 NS -0.0308 NS LDL холестерина -8,9184 0,0126 -8,8659 0,0074 концентрации глюкозы в плазме На пост -0.0967 NS -0. 1135 -0.1135 0.0258 30 мин -0.2395 NS -0.0924 NS — 60 мин -0.6415 0,0011 -0,6975 0,0003 В 90 мин -0,6046 0,0011 -0,6046 0,0011 В 120 мин -0,5196 0,0007 -0,5196 0,0007  90 096 ИМТ липидный профиль холестерина ЛПВП NS 0,0074 +0,0258 0,0003
. Одномерный . Многомерный 1 .
. Коэффициент . Р . Коэффициент . Р .
Систолическое кровяное давление -0,0346 Н.С.
диастолическое артериальное давление -1,3086 Н.С. -0,0978 Н.С.
−0.0652 0,0045 -0,0419 0,0286
талии к бедру отношение -0,0134 Н.С. -0,0313 Н.С.
Triacylglycerolol -7.8920 NS -0.0207 -0.0207 NS
Общий холестерин -9.1811 0.0246 -7,6699 0,0491
1,3312 Н.С. -0,0308
ЛНП -8,9184 0,0126 -8,8659
концентрация глюкозы плазмы
на пост -0,0967 NS -0.1135
В 30 мин -0,2395 Н.С. -0,0924 Н.С.
В 60 мин -0,6415 0,0011 -0,6975
На 90 мин -0.6046 -0.6046 0.0011 -0.6046 -0.6046 0.0011
на 120 мин -0-0.5196 -0 0,0007 -0.5196 0,0007

Также была изучена связь между концентрацией 25(OH)D и концентрацией глюкозы в плазме во время пероральных тестов на толерантность к глюкозе. Мы наблюдали значимое и отрицательное взаимодействие концентрации 25(OH)D с концентрацией глюкозы в плазме через 60, 90 и 120 минут после заражения (, рис. 1, ). Не было обнаружено корреляции концентрации 25(OH)D с концентрацией глюкозы в плазме натощак ( P = 0,0777) или концентрацией глюкозы в плазме через 30 минут после заражения ( P = 0.1386). После рассмотрения возраста, пола, этнической принадлежности, ИМТ, WHR, систолического и диастолического артериального давления, концентрации 25(OH)D и времени года в качестве потенциальных переменных, многофакторный анализ подтвердил независимую и отрицательную корреляцию концентрации 25(OH)D с голоданием. 60-, 90- и 120-минутные концентрации глюкозы в плазме после заражения (таблица 2).

РИСУНОК 1.

Взаимосвязь между концентрацией 25-гидроксивитамина D в сыворотке и концентрацией глюкозы в плазме через 60, 90 и 120 минут во время стандартного перорального теста на толерантность к глюкозе с дозой 75 г.Искаженная переменная (25-гидроксивитамин D) была логарифмически преобразована в норму перед одномерным регрессионным анализом. Ось x (25-гидроксивитамин D) была нанесена в логарифмическом масштабе. Сплошная линия представляет собой линию регрессии всех данных. Уровень 25-гидроксивитамина D в сыворотке достоверно коррелировал с концентрацией глюкозы в плазме через 60 минут (A: P = 0,0011, r = -0,2878), 90 минут (B: P = 0,0011, r = -0,2872) , и 120 мин (C: P = 0.0007, r = -0,2988) у 126 здоровых субъектов с толерантностью к глюкозе. Существенных различий между склонами не было. Однако имелась значительная разница между точкой пересечения на 60-й и 120-й минутах ( P < 0,026), которая была результатом значительной разницы в средних (± SD) концентрациях глюкозы в плазме (130 ± 25 и 105 ± 20 мг/дл соответственно; P = 0,003).

РИСУНОК 1.

Взаимосвязь между концентрацией 25-гидроксивитамина D в сыворотке и концентрацией глюкозы в плазме через 60, 90 и 120 минут во время стандартного перорального теста на толерантность к глюкозе с дозой 75 г.Искаженная переменная (25-гидроксивитамин D) была логарифмически преобразована в норму перед одномерным регрессионным анализом. Ось x (25-гидроксивитамин D) была нанесена в логарифмическом масштабе. Сплошная линия представляет собой линию регрессии всех данных. Уровень 25-гидроксивитамина D в сыворотке достоверно коррелировал с концентрацией глюкозы в плазме через 60 минут (A: P = 0,0011, r = -0,2878), 90 минут (B: P = 0,0011, r = -0,2872) , и 120 мин (C: P = 0.0007, r = -0,2988) у 126 здоровых субъектов с толерантностью к глюкозе. Существенных различий между склонами не было. Однако имелась значительная разница между точкой пересечения на 60-й и 120-й минутах ( P < 0,026), которая была результатом значительной разницы в средних (± SD) концентрациях глюкозы в плазме (130 ± 25 и 105 ± 20 мг/дл соответственно; P = 0,003).

Связь 25(OH)D с чувствительностью к инсулину

Мы обнаружили положительную корреляцию концентрации 25(OH)D с ISI ( Рисунок 2A ).Поскольку на ISI могут влиять различные факторы, мы провели многомерный регрессионный анализ и включили потенциальные ковариаты возраста, пола, этнической принадлежности, ИМТ, WHR, систолического и диастолического артериального давления, концентрации 25(OH)D и времени года. Как показано в таблице 3 , концентрация 25 (OH)D была высокозначимым и независимым предиктором ISI; наряду с полом, ИМТ, диастолическим артериальным давлением, возрастом и этнической принадлежностью на него приходилось 42% вариаций ISI. Эти результаты показывают независимую и положительную корреляцию между концентрацией 25(OH)D и ISI.

ТАБЛИЦА 3

Многофакторный анализ влияния 25-гидроксивитамина D на чувствительность к инсулину 1

от 0,0003 Возраст
. Частично р . Р .
Индекс чувствительности к инсулину
2621
25-гидроксивитамина D 0,2469 0,0007
ИМТ -0,2327 0,0013
диастолическое артериальное давление -0,2158 0,0028
0.1839 0.0105
Этническая принадлежность 0,0539
Зависимая переменная и ковариат . Частично р . Р . +
индекс чувствительности к инсулину
Пол -0,2621 0,0003
25-гидроксивитамина D 0,2469 0,0007
ИМТ -0,2327 0,0013
    Диастолическое артериальное давление −0.2158 0.0028
Возраст 0.1839 0,0105
0.0539 0.0539
Таблица 3

Метуваальный анализ эффекта 25-гидроксивитамина D на чувствительность к инсулину 1

Введены зависимая переменная и ковариата . Частично р . Р .
индекс чувствительности к инсулину
Пол -0,2621 0,0003
25-гидроксивитамина D 0,2469 0,0007
ИМТ -0,2327 0,0013
    Диастолическое артериальное давление −0,2158 0,0028
0,08A 5 0,9 1 ge1839 0.0105
Этническая принадлежность 0.0539
Зависимая переменная и Covariate введены . Частично р . Р .
Индекс чувствительности инсулина
секс -0.2621 0,2621
25-гидроксивитамин D 0.2469 0.0007
BMI -0,2327 0,0013
диастолическое кровяное давление -0,2158 0,0028
Возраст 0,1839 0,0105
Этнос — 0,0539

РИСУНОК 2.

Взаимосвязь между концентрацией 25-гидроксивитамина D в сыворотке крови и индексом чувствительности к инсулину, инсулиновой реакцией первой фазы и реакцией на инсулин второй фазы.Искаженные переменные (индекс чувствительности к инсулину, реакция на инсулин первой фазы, реакция на инсулин второй фазы и 25-гидроксивитамин D) были логарифмически преобразованы в норму перед однофакторным регрессионным анализом. Все данные были представлены в логарифмическом масштабе. Сплошная линия представляет собой линию регрессии. Концентрация 25-гидроксивитамина D в сыворотке достоверно коррелировала с индексом чувствительности к инсулину (A: P <0,0001, r = 0,4600), инсулиновой реакцией первой фазы (B: P = 0.0045, r = -0,2513) и инсулиновый ответ второй фазы (C: P = 0,0001, r = -0,3487) у 126 здоровых субъектов с толерантностью к глюкозе.

РИСУНОК 2.

Взаимосвязь между концентрацией 25-гидроксивитамина D в сыворотке крови и индексом чувствительности к инсулину, инсулиновой реакцией первой фазы и реакцией на инсулин второй фазы. Искаженные переменные (индекс чувствительности к инсулину, реакция на инсулин первой фазы, реакция на инсулин второй фазы и 25-гидроксивитамин D) были логарифмически преобразованы в норму перед однофакторным регрессионным анализом.Все данные были представлены в логарифмическом масштабе. Сплошная линия представляет собой линию регрессии. Концентрация 25-гидроксивитамина D в сыворотке достоверно коррелировала с индексом чувствительности к инсулину (A: P < 0,0001, r = 0,4600), инсулиновой реакцией первой фазы (B: P = 0,0045, r = -0,2513). ) и инсулиновый ответ второй фазы (C: P = 0,0001, r = -0,3487) у 126 здоровых субъектов с толерантностью к глюкозе.

Связь 25(OH)D с функцией β-клеток

В этой толерантной к глюкозе популяции ISI обратно коррелировал с 1stIR ( P < 0.0001, r = -0,5860) и 2ndIR ( P < 0,0001, r = -0,7612). Таким образом, поскольку ISI положительно коррелировал с 25(OH)D в этой популяции, мы наблюдали, что как 1stIR, так и 2ndIR обратно коррелировали с концентрацией 25(OH)D (рис. 2). ISI является ключевым предиктором для 1stIR и 2ndIR, поэтому мы также рассматривали ISI как одну из ковариат для 1stIR и 2ndIR, наряду с возрастом, полом, этнической принадлежностью, ИМТ, WHR, систолическим и диастолическим артериальным давлением, концентрацией 25(OH)D. , и сезон.Мы не обнаружили независимого влияния концентрации 25(OH)D ни на 1stIR, ни на 2ndIR ( Таблица 4 ), а концентрация 25(OH)D была исключена из анализа из-за незначительных значений P ( P = 0,7781 и P = 0,9667 соответственно).

ТАБЛИЦА 4

Многофакторный анализ влияния 25-гидроксивитамина D на функцию β-клеток 1

7

. Частично р . Р .
1-й фазе инсулины ответа
индекс инсулина индекс

0
-0.5869 <0.0001
2-й фазовый ответ инсулина
индекс чувствительности к инсулину −0,7204 <0,0001
    Возраст −0.1476  0,0107 

7

Зависимая переменная и ковариата введены . Частично р . Р .
1-й фазе инсулины ответа
индекс инсулина индекс

0
-0.5869 <0.0001
2-й фазовый ответ инсулина
индекс чувствительности к инсулину −0.7204 <0 0.0001
Возраст -0.1476 -0.1476 0.0107
Таблица 4

Метугольный анализ эффекта 25-гидроксивитамина D на β-клеточной функции 1

зависимая переменная и ковариата введена . Частично р . Р .
1-я фаза инсулинового ответа
    Индекс чувствительности к инсулину − 5869 <0,0001
2-й фазы ответа инсулина
индекс чувствительности к инсулину -0,7204 <0,0001
Возраст -0,1476 0,0107

7

Введены зависимая переменная и ковариата . Частично р . Р .
1-й фазе инсулины ответа
индекс инсулина индекс

0
-0.5869 <0.0001
2-й фазовый ответ инсулина
индекс чувствительности к инсулину -0.7204 -0.7204 -0.7204 <0.0001 <0.0001
Возраст -0,1476 0,0107 0,0107

Хотя концентрация 25 (OH) D не имело независимого эффекта на измеренную функцию β-клеток (1Stir и 2ndir) в глюкозе у толерантных субъектов тонкое влияние концентрации 25(OH)D на функцию β-клеток было подтверждено отношением 25(OH)D к концентрации глюкозы в плазме (рис. 1 и таблица 2).У толерантных к глюкозе субъектов β-клетки компенсируют преобладающую резистентность к инсулину, чтобы поддерживать концентрацию глюкозы в плазме в относительно узком диапазоне. Если бы концентрация 25(OH)D не влияла на функцию β-клеток и если бы β-клетки компенсировали соответствующим образом у субъектов с разными концентрациями 25(OH)D, мы не наблюдали бы связи между концентрацией глюкозы в плазме и концентрацией 25(OH)D. Однако мы наблюдали обратную и независимую зависимость концентрации 25(OH)D от концентрации глюкозы в плазме натощак, через 60, 90 и 120 мин (рис. 1 и табл. 2).Эти наблюдения показали, что низкая концентрация 25(OH)D оказывала некоторое влияние на функцию β-клеток и предотвращала надлежащий компенсаторный ответ инсулина, который поддерживал бы концентрацию глюкозы в плазме на уровне, близком к таковому у субъектов с более высокой концентрацией 25(OH)D. Следовательно, у субъектов с более низкой концентрацией 25(OH)D была декомпенсация функции β-клеток, что приводило к более высокой концентрации глюкозы в плазме, чем у субъектов с более высокой концентрацией 25(OH)D. Кроме того, влияние 25(OH)D на β-клетки является непрерывным, как показано линиями регрессии на рисунке 1.Более низкая концентрация 25(OH)D оказывает более неблагоприятное воздействие на функцию β-клеток.

Связь 25(OH)D с метаболическим синдромом

Поскольку в это исследование были включены только пациенты с толерантностью к глюкозе, ни у одного из участников уровень глюкозы в плазме натощак не превышал 110 мг/дл. Мы определили лиц с ≥2 метаболическими аномалиями, определенными Комиссией по лечению взрослых III (12), как подверженных риску развития метаболического синдрома. Среди 47 пациентов с гиповитаминозом D (<20 нг/мл) 14 человек (30%) были подвержены риску развития метаболического синдрома, тогда как среди 79 пациентов без гиповитаминоза D (<20 нг/мл) риск развития метаболического синдрома был только у 9 человек (11%). Р = 0.0097). Эти наблюдения указывают на то, что гиповитаминоз D связан с повышенным риском метаболического синдрома.

ОБСУЖДЕНИЕ

Наши данные показывают, что у субъектов с толерантностью к глюкозе концентрация 25(OH)D положительно связана с чувствительностью к инсулину и отрицательно влияет на функцию β-клеток. Эти отношения не зависят от искажающих факторов. Таким образом, гиповитаминоз D является фактором риска развития сахарного диабета 2 типа и метаболического синдрома. Хотя на сегодняшний день нет сообщений об обеих этих ассоциациях в одном исследовании, таком как текущее исследование, отдельные отчеты показали связь гиповитаминоза D с резистентностью к инсулину (16) и дисфункцией β-клеток (8).

Статус витамина D обычно оценивают путем измерения концентрации 25(OH)D в сыворотке крови. В Европе существует значительная положительная корреляция между концентрацией 25(OH)D в сыворотке крови и широтой (17). Широта определяет доступное воздействие солнечного света, которое влияет на концентрацию 25(OH)D. Таким образом, региональные различия в концентрации 25(OH)D являются хорошо известным явлением (18). В результате контрольные диапазоны, определенные с использованием региональных выборок населения, приводят к разным диапазонам нижних пределов в разных регионах (19).Определение с использованием региональных популяционных выборок не отражало истинную потребность организма, так как гиповитаминоз D вызывает вторичный гиперпаратиреоз. Другой подход к определению гиповитаминоза D основан на соотношении концентрации 25(OH)D и паратгормона (20). Хотя одно исследование показало, что концентрация интактного паратиреоидного гормона в сыворотке оставалась стабильной на уровне 36 пг/мл, пока концентрация 25(OH)D в сыворотке была >31 нг/мл (21), мы выбрали более консервативное значение 20 нг/мл. мл как определение гиповитаминоза D (4, 20).

Одной из уникальных особенностей этого исследования является использование гипергликемического зажима. Хотя золотым стандартом для измерения чувствительности к инсулину является использование эугликемического зажима, гипергликемический зажим обеспечивает как чувствительность к инсулину, так и функцию β-клеток с помощью одной процедуры. Кроме того, чувствительность к инсулину, измеренная с помощью гипергликемического зажима, имеет прекрасную корреляцию с чувствительностью к инсулину, измеренной с помощью эугликемического зажима (22–24). Поэтому мы выбрали для этого исследования гипергликемический клэмп, который позволил нам оценить чувствительность к инсулину и функцию β-клеток.

Хотя мы определили эффект функции β-клеток по концентрации глюкозы в плазме, а не по измеренным значениям 1stIR или 2ndIR, опубликованные данные убедительно подтверждают связь между гиповитаминозом D и дисфункцией β-клеток. В исследованиях на животных имеется достаточно доказательств того, что витамин D необходим для нормальной секреции инсулина. Секреция инсулина была нарушена в поджелудочной железе с дефицитом витамина D и улучшалась при восполнении витамина D с пищей (25–28). Восполнение запасов витамина D улучшало клиренс глюкозы и секрецию инсулина in vivo, независимо от факторов питания и преобладающих концентраций кальция и фосфора в плазме (29).Синтез de novo многих белков снижается в период дефицита витамина D и постепенно восстанавливается за счет восполнения запасов витамина D в островках Лангерганса у крыс (30). Витамин D не только способствует биосинтетической способности β-клеток, но также ускоряет превращение проинсулина в инсулин (30). Дефицит витамина D также снижает оборот инсулина у крыс (31). Влияние витамина D на секрецию инсулина наблюдается и у человека. Сообщалось, что добавки с витамином D улучшают секрецию инсулина у лиц с дефицитом витамина D и без диабета (32), а также у пациентов с диабетом 2 типа (33).Эти сообщения свидетельствуют о том, что дефицит витамина D влияет на функцию β-клеток и что добавки с витамином D улучшают функцию β-клеток.

По сравнению с опубликованными данными исследований как на грызунах, так и на людях, влияние витамина D на β-клетки в наших популяциях выражено гораздо слабее. Есть несколько объяснений несоответствия. Все исследования на грызунах проводились на животных, лишенных витамина D (25, 26, 28). Следовательно, эти исследования обнаружили гораздо более глубокие дефекты β-клеток. Все исследования на людях включали некоторых субъектов с диабетом, нарушением толерантности к глюкозе или нарушением уровня глюкозы в плазме натощак (8, 9), и эти исследования выявили явную дисфункцию β-клеток.Напротив, наш выборочный набор был очень чистым; испытуемые были здоровы, имели нормальное артериальное давление, толерантны к глюкозе и не принимали лекарств на регулярной основе. Ни у одного из испытуемых не было диабета или нарушенной толерантности к глюкозе. Более того, ни у одного из них концентрация глюкозы в плазме натощак не превышала 100 мг/дл. Таким образом, влияние витамина D на функцию β-клеток в нашем исследовании гораздо более тонкое. Тем не менее, даже после исключения субъектов с явной дисфункцией β-клеток, мы все еще наблюдали негативное влияние гиповитаминоза D на функцию β-клеток.

По сравнению с данными о влиянии гиповитаминоза D на функцию β-клеток данные о связи гиповитаминоза D с чувствительностью к инсулину довольно ограничены. Положительная связь между концентрацией 25(OH)D в сыворотке крови и чувствительностью к инсулину была отмечена в группе из 34 мужчин, включая 7 человек с диабетом (16). Это исследование также показало, что концентрация 25(OH)D в сыворотке обратно пропорциональна концентрации инсулина натощак ( P < 0,05), концентрации инсулина через 1 и 2 часа ( P < 0.05) и площадь инсулина под кривой ( P <0,05) у 134 пожилых мужчин без диабета, независимо от ИМТ, толщины кожной складки, алкоголя, курения и физической активности (9). Эти результаты свидетельствуют о положительной связи концентрации 25(OH)D с чувствительностью к инсулину. Добавление витамина D снижает концентрацию свободных жирных кислот в сыворотке крови у пациентов с диабетом 2 типа (33), что также свидетельствует об улучшении чувствительности к инсулину. Наше исследование предоставляет первые доказательства положительной связи между концентрацией 25(OH)D и измеренным ISI у пациентов с толерантностью к глюкозе.

Роль витамина D в развитии метаболического синдрома подтверждается недавним отчетом о развитии риска коронарных артерий у молодых взрослых (CARDIA), проспективном популяционном исследовании (34). При выборке 3157 чернокожих и белых взрослых в возрасте 18–30 лет из 4 городских агломераций США было обнаружено, что потребление молочных продуктов обратно пропорционально частоте возникновения синдрома резистентности к инсулину среди взрослых с избыточным весом. Таким образом, потребление молочных продуктов может снизить риск развития диабета 2 типа и сердечно-сосудистых заболеваний.У субъектов с самым высоким потреблением молочных продуктов частота метаболического синдрома была на 72% ниже, чем у лиц с самым низким потреблением молочных продуктов. Роль витамина D в синдроме резистентности к инсулину была предметом спекуляций (35). Однако о концентрации 25(OH)D в этой популяции не сообщалось. Поскольку молоко в Соединенных Штатах обогащают витамином D, вполне возможно, что витамин D может играть центральную роль в этой ассоциации. Эта возможность согласуется с нашим наблюдением, что гиповитаминоз D является фактором риска метаболического синдрома.

Насколько нам известно, настоящее исследование является первым, показавшим связь концентрации 25(OH)D с чувствительностью к инсулину и его секрецией с использованием метода гипергликемического клэмпа в группе здоровых, толерантных к глюкозе субъектов. Мы также заметили, что гиповитаминоз D является фактором риска метаболического синдрома. Экстраполяция результатов текущего исследования позволяет предположить, что повышение концентрации 25(OH)D с 10 до 30 нг/мл может улучшить чувствительность к инсулину на 60%, с 3,8128 до 6,1176 (мкмоль/л) · м -2 · мин — 1 · (пмоль/л) -1 .Это улучшение резистентности к инсулину может потенциально устранить нагрузку на β-клетки и обратить вспять аномальную толерантность к глюкозе. Кроме того, улучшение чувствительности к инсулину на 60% в результате лечения витамином D указывает на то, что это лечение является более эффективным, чем лечение троглитазоном или метформином (улучшение чувствительности к инсулину на 54% и 13% соответственно; 36). Небольшой эффект витамина D на чувствительность к инсулину у отдельных людей может привести к резкому эффекту на популяцию в целом из-за высокой распространенности гиповитаминоза D, который в большой популяции связан с сопутствующим риском диабета 2 типа и метаболический синдром.Хотя обзор литературы указывает на эффекты, не опосредованные кальцием, лежащий в их основе молекулярный механизм еще предстоит выяснить.

Мы благодарим сотрудников Центра общих клинических исследований Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе за их постоянную поддержку. Мы также благодарим Кэрол Юн, Джорджа П. Цая, Дженнифер М. Рю, Дженнифер Л. МакГаллам и Дженнифер Э. Маккарти за их лабораторную помощь.

KCC разработала и провела исследование. KCC отвечала за набор субъектов, оказание медицинской помощи во время исследования, оценку статистики, интерпретацию данных, написание рукописи и организацию рисунков и таблиц.KCC и AC отвечали за сбор и управление данными, анализ 25(OH)D и глюкозы, анализ лабораторных данных, управление субъектами и образцами во время исследования, создание таблиц и рисунков и иную помощь в подготовке рукописи. MFS выполнил анализ инсулина. MFS и VLWG участвовали в разработке эксперимента, анализе данных и написании рукописи. Ни у одного из авторов не было конфликта интересов.

ССЫЛКИ

1

Норман

AW

.

Солнечный свет, время года, пигментация кожи, витамин D и 25-гидроксивитамин D: неотъемлемые компоненты эндокринной системы витамина D

.

Am J Clin Nutr

1998

;

67

:

1108

:

1108

10

.2

Гление

FM

,

GUNDBERG

см

,

Hollis

BW

,

HADDAD

JJ

,

TOBIN

JD

.

Дефицит витамина D у пожилых людей, не выходящих из дома

.

ДЖАМА

1995

;

274

:

1683

6

.3

Холлис

BW

.

Оценка нутритивного и гормонального статуса витамина D: что и как измерять

.

Calcif Tissue Int

1996

;

58

:

4

5

.4

Холик

МФ

.

Витамин D. недооцененный гормон D-lightful, который важен для здоровья скелета и клеток

.

Curr Opin Endocrinol Diabetes

2002

;

9

:

87

97

9000

.5

SCRAGG

R

,

HOLDAWAY

I

,

Singh

V

,

MetCalf

P

,

Baker

J

,

Драйсон

E

.

Уровень 25-гидроксивитамина D3 в сыворотке снижается при нарушенной толерантности к глюкозе и сахарном диабете

.

Diabetes Res Clin Pract

1995

;

27

:

181

8

.6

Pietschmann

P

,

Schernthaner

G

,

Волощук

W

.

Уровень остеокальцина в сыворотке крови при сахарном диабете: анализ типа диабета и микрососудистых осложнений

.

Диабетология

1988

;

31

:

892

5

.7

Исайя

G

,

Джорджино

R

,

4 Адами 9.0004 R

,

4 Адами 9.0004

Высокая распространенность гиповитаминоза D среди женщин с диабетом 2 типа

.

Лечение диабета

2001

;

24

:

1496

:

1496

.8

BUSCER

BJ

,

Mannan

N

,

NOONAN

K

,

Hales

CN

,

Evans

SJ

.

Непереносимость глюкозы и нарушение секреции инсулина в связи с дефицитом витамина D у азиатов восточного Лондона

.

Диабетология

1995

;

38

:

1239

45

.9

Baynes

KC

,

Boucher

BJ

,

Feskens

EJ

,

Kromhout

D 90.

Витамин D, толерантность к глюкозе и инсулинемия у пожилых мужчин

.

Диабетология

1997

;

40

:

344

7

.10 —

7

.10

Rossetti

L

,

Giaccari

,

A

,

Defronzo

RA

.

Токсичность глюкозы

.

Лечение диабета

1990

;

13

:

610

30

.11

30

.11

CHIU

KC

,

COHAN

P

,

Lee

NP

,

Chuang

LM

.

Чувствительность к инсулину различается среди этнических групп с компенсаторным ответом в функции бета-клеток

.

Лечение диабета

2000

;

23

:

1353

8

.12

Резюме Третьего доклада группы экспертов Национальной образовательной программы по холестерину (NCEP) по выявлению, оценке и лечению высокого уровня холестерина в крови у взрослых (Группа взрослых по лечению взрослых)

.

ДЖАМА

2001

;

285

:

285

:

2486

97

.13

97

.13

Людей

AC

,

Dawson-Hughes

B

,

Calvo

MS

,

Gunter

EW

,

Sahyoun

NR

.

Статус 25-гидроксивитамина D в сыворотке подростков и взрослых в двух сезонных субпопуляциях из NHANES III

.

Кость

2002

;

30

:

771

7

.14

Tangpricha

V

,

Pearce

EN

,

Chen

TC

,

Holick

5 MF

.

Недостаточность витамина D у свободноживущих здоровых молодых людей

.

Am J Med

2002

;

112

:

659

62

.15

Fuleihan

GE

,

Deeb

M

.

Гиповитаминоз D в солнечной стране

.

N Engl J Med

1999

;

340

:

1840

1

.16

LIND

L

,

HEANNI

A

,

A

,

Lithell

H

,

Hvarfner

A

,

Seorensen

OH

,

Ljunghall

S

.

Витамин D связан с артериальным давлением и другими сердечно-сосудистыми факторами риска у мужчин среднего возраста

.

Am J Hypertens

1995

;

8

:

894

994

901

.17

Губы

P

,

Duong

T

,

Oleksik

A

, et al.

Глобальное исследование статуса витамина D и функции паращитовидной железы у женщин в постменопаузе с остеопорозом: исходные данные по многочисленным результатам клинических испытаний по оценке ралоксифена

.

J Clin Endocrinol Metab

2001

;

86

:

1212

21

.18

McKenna

MJ

.

Различия в статусе витамина D между странами у молодых людей и пожилых людей

.

Am J Med

1992

;

93

:

69

77

.19

О’Ши

Д

,

Картер

ГД

.

Гиповитаминоз D у стационарных больных

.

N Engl J Med

1998

;

339

:

339

:

345

6

.20

Malabanan

A

,

Veronikis

IE

,

Holick

MF

.

Новое определение недостаточности витамина D

.

Ланцет

1998

;

351

:

805

6

.21

Chapuy

MC

,

Schott

AM

,

AM

,

Garnero

P

,

Hans

D

,

Delmas

PD

,

Meunier

PJ

.

Здоровые пожилые француженки, живущие дома, имеют вторичный гиперпаратиреоз и повышенный метаболизм костей зимой. Исследовательская группа ЭПИДОС

.

J Clin Endocrinol Metab

1996

;

81

:

1129

33

.22

ДеФронзо

RA

,

Тобин

JD

,

Андрес

R

.

Техника клэмп-теста глюкозы: метод количественного определения секреции и резистентности к инсулину

.

Am J Physiol

1979

;

237

:

237

:

E214

23

.23

Mitrakou

A

,

Vuorinen-Markkola

H

,

RAPTIS

G

, et al.

Одновременная оценка секреции инсулина и чувствительности к инсулину с помощью зажима для гипергликемии

.

J Clin Endocrinol Metab

1992

;

75

:

379

82

.24

82

.24

Pimenta

W

,

Korytkowski

M

,

MRITRAKOU

A

, et al.

Дисфункция бета-клеток поджелудочной железы как первичное генетическое поражение при NIDDM. Доказательства исследований на нормальных толерантных к глюкозе людях с родственниками NIDDM первой степени

.

ДЖАМА

1995

;

273

:

1855

61

.25

THERTOW

BS

,

SIVITZ

WI

,

WI

,

Baranetsky

NG

,

CLARK

SA

,

WATE

A

,

Deluca

HF

.

Клеточные механизмы высвобождения инсулина: влияние дефицита и восполнения витамина D на секрецию инсулина у крыс

.

Эндокринология

1983

;

113

:

1511

8

.26

8

.26

Норманд

AW

,

Frankel

JB

,

,

AM

,

Гродский

GM

.

Дефицит витамина D подавляет секрецию инсулина поджелудочной железой

.

Наука

1980

;

209

:

823

5

.27 —

5

.27

5

.27

Nyomba

BL

,

AUWERX

J

,

BOMMans

V

, et al.

Панкреатическая секреция у человека с субклиническим дефицитом витамина D

.

Диабетология

1986

;

29

:

39

8

.28

Tanaka

Tanaka

Y

,

Seino

Y

,

ISHIDA

M

, et al.

Влияние витамина D3 на секрецию инсулина и соматостатина поджелудочной железой

.

Acta Endocrinol (Копенг)

1984

;

105

:

528

33

.29

Cade

C

,

Norman

AW

.

Витамин D3 улучшает нарушенную толерантность к глюкозе и секрецию инсулина у крыс с дефицитом витамина D in vivo

.

Эндокринология

1986

;

119

:

84

90

.30

Бурлон

PM

,

Фор-Дюссер

А

,

Бийодель

В

.

Синтез многих белков de novo снижается при дефиците витамина D3 и постепенно восстанавливается за счет восполнения запасов 1,25-дигидроксивитамина D3 в островках Лангерганса крыс

.

J Эндокринол

1999

;

162

:

101

.31 —

9

.31

Ayesha

I

,

Bala

TS

,

Reddy

CV

,

Raghuramulu

N

.

Дефицит витамина D снижает секрецию и обмен инсулина у крыс

.

Диабет Нутр Метаб

2001

;

14

:

78

84

.32

Гедик

О

,

Акалин

С

.

Влияние дефицита и восполнения витамина D на секрецию инсулина и глюкагона у человека

.

Диабетология

1986

;

29

:

142

5

.33 —

5

.33

Inomata

S

,

Kadowaki

S

,

Yamatani

T

,

Fukase

M

,

Fujita

T

.

Влияние 1 альфа (ОН)-витамина D3 на секрецию инсулина при сахарном диабете

.

Костяной шахтер

1986

;

1

:

187

92

92

.34

Pereira

MA

,

JACOBS

DRJ

,

Van Horn

L

,

Slattery

мл

,

Kartashov

AI

,

Людвиг

ДС

.

Потребление молочных продуктов, ожирение и синдром резистентности к инсулину у молодых людей: исследование CARDIA

.

ДЖАМА

2002

;

287

:

2081

9

.35

Маккарти

MF

.

Молочные продукты и резистентность к инсулину

.

ДЖАМА

2002

;

288

:

693

4

.36

4

.36

Inzucchi

SE

,

MAGGS

DG

,

SPOLLETT

GR

, et al.

Эффективность и метаболические эффекты метформина и троглитазона при сахарном диабете II типа

.

N Engl J Med

1998

;

338

:

867

72

.

© Американское общество клинического питания, 2004 г.

Гиповитаминоз А | Арлингтонский ветеринарный центр

Гиповитаминоз А

Змеи, ящерицы и черепахи! О, мой! Эти чешуйчатые создания не для слабонервных. Тем не менее, экзотические животные, такие как рептилии, далеки от пугающих животных, которыми они кажутся, могут стать отличными домашними животными с полезным общением.
Экзотических питомцев быстро завоевывают признание благодаря их возможностям быть домашними питомцами. В то время как коммерческие диеты могут быть специализированы для различных видов мелких млекопитающих, уход за рептилиями имеет тенденцию быть немного расплывчатым в отношении потребностей в питании.

Всегда обращайтесь к руководствам и справочникам по видам для общего ухода и общего питания. Однако одной из наиболее распространенных ветеринарных жалоб на рептилий является гиповитаминоз А. Это недостаток витамина А, обычно из-за недостатка в рационе.Все рептилии восприимчивы к гиповитаминозу А, хотя у некоторых он проявляется иначе, чем у других. Черепахи являются наиболее часто поражаемыми видами, и у них проявляются такие признаки, как отек век, при котором опухают оба века. Часто отек век бывает настолько сильным, что глаза полностью закрываются. Еще одним признаком дефицита витамина А является абсцесс ушной раковины. Это инфекция в ухе, при которой образуется толстый комок гнойного материала, который застревает за барабанной перепонкой.Абсцесс вызывает растяжение барабанной перепонки и появление припухлости на одной или обеих сторонах головы. У других видов, таких как хамелеоны, наблюдается сильная линька, особенно вокруг глаз или на кончике хвоста. Большинство видов склонны демонстрировать вялость или плохой аппетит.

Домашние животные, страдающие тяжелой анорексией или вялостью, могут получить подкожную инъекцию раствора витамина А для лечения дефицита питательных веществ. Однако ГИПЕРвитаминоз А (или слишком много витамина А) может вызвать заболевание у рептилий, а инъекции высоких доз витамина могут вызвать повреждение кожи.Лучшим лечением в легких случаях и для предотвращения алиментарного заболевания является добавление витамина А к овощам в рационе (как для травоядных, так и для всеядных) или мучным червям, загруженным кишечником (для всеядных или плотоядных). Овощи, которые являются хорошим источником витамина А для рептилий, включают тыкву, сладкий картофель или пастернак. Слегка подогрейте эти овощи в микроволновой печи, чтобы улучшить вкус рептилии. Овощи с витамином А также являются хорошим вариантом для кормления мучных червей, предназначенных для питания рептилий.Скармливание овощей мучным червям в течение 24 часов называется загрузкой кишечника червей. Это способ улучшить содержание питательных веществ в мучном черве, позволяя ему потреблять продукты, богатые витаминами, до того, как рептилия съест червя. Вы можете загрузить своих червей, поместив их в небольшой чистый стеклянный или пластиковый террариум с газетной подложкой и вариантами еды. Мучные черви остаются в личиночной стадии от восьми до десяти недель и при необходимости могут быть загружены кишечником в течение всего времени. Загрузка кишечника также может быть использована для подготовки сверчков и других насекомых к рациону рептилий.Не забывайте, что некоторые насекомые могут навредить или напасть на рептилию, если в террариуме слишком много насекомых или они слишком долго остаются в террариуме.

Привычка к правильному питанию на раннем этапе жизни рептилий поможет предотвратить заболевания, которых можно избежать, и визиты к ветеринару. Просто не забудьте придерживаться общих требований вашего вида к окружающей среде, температуре, влажности и общему рациону, чтобы обеспечить счастливого и здорового чешуйчатого друга на долгие годы.

Гиповитаминоз D и факторы риска детской эпилепсии у детей | BMC Pediatrics

Какую роль играют лекарства при дефиците витамина D, до сих пор неясно [7,8,9, 11, 12].VPA, кажется, оказывает наименьшее влияние, в то время как о влиянии ASM нового поколения нельзя сказать ничего определенного, исходя из результатов этого исследования.

Мы обнаружили, что уровень распространенности дефицита витамина D у детей с эпилепсией в Бангкоке, Таиланд, составлял 23,2%, что было аналогично показателям, о которых сообщалось в предыдущих исследованиях, проведенных в Таиланде [10] и Малайзии [9]. Однако, когда мы рассматривали как дефицит витамина D, так и недостаточность витамина D вместе как гиповитаминоз D, наши результаты показали, что примерно у двух третей детей с эпилепсией был гиповитаминоз D, даже несмотря на то, что Таиланд расположен в тропической зоне.

Как и в предыдущих отчетах, мы также обнаружили, что состояние полового созревания является ключевым фактором риска гиповитаминоза D. Это может быть связано с тем, что половое созревание представляет собой критический период минерализации скелетных костей, что приводит к высокой скорости использования витамина D и увеличению потребности в нем. для витамина D, что приводит к высоким показателям дефицита [13].

Другие факторы, включенные в наши анализы, а именно ИМТ, причина эпилепсии, статус физической активности, статус развития, АСМ, используемые для монотерапии или политерапии, и продолжительность пребывания на солнце, не были значимо связаны с гиповитаминозом D.

Использование ASM в течение более 2 лет было достоверно связано с гиповитаминозом D в однофакторном анализе, но не в многофакторном анализе. Это может быть связано с тем, что одновременно изучались различные препараты, и они могут влиять на уровень витамина D через разные механизмы.

Интересно, что 53 из 138 пациентов (38%) получали АСМ, ингибирующий ферменты (валпроат). Многофакторный анализ показал, что у тех, кто лечился неингибирующими ферменты АСМ, риск развития гиповитаминоза D был в 3,5 раза выше, чем у тех, кто лечился фермент-ингибирующими АСМ.Этот вывод аналогичен результатам предыдущих исследований, в которых был обнаружен нормальный уровень активного витамина D у пациентов, получающих терапию вальпроатами [14,15,16]. Одно исследование показало, что пациенты, получавшие монотерапию вальпроатом, имели меньше негативных эффектов на костные маркеры и лучшую плотность костной ткани, чем пациенты, получавшие монотерапию фермент-индуцирующим АСМ (фенитоин, карбамазепин) [17]. Однако результаты исследований костного метаболизма у пациентов, получающих вальпроат, противоречивы, и их трудно сравнивать из-за различий в дизайне исследований [18].Необходимы дополнительные данные о влиянии вальпроата на здоровье костей.

Среди наших участников наиболее часто используемыми новыми ASM были леветирацетам (57,9%) и топирамат (38,4%). Как видно из предыдущих исследований, мы не обнаружили статистически значимой связи между более новым использованием ASM и уровнем витамина D. Это может быть связано с тем, что более новые АСМ, за исключением топирамата и окскарбазепина, не влияют на CYP450 — фермент, регулирующий метаболизм витамина D в печени [19, 20]. Кроме того, другое исследование не показало связи между использованием более новых ASM и снижением минеральной плотности костей [21].

Среди более новых АСМ топирамат обладает уникальной фармакокинетикой, поскольку он действует как фермент-ингибирующий агент (метаболизируется через CYP2C19 в печени) в низких дозах (< 200 мг/день у взрослых) и как фермент-индуцирующий агент (метаболизируется через CYP3A4) в высоких дозах (≥ 200 мг/день) [19, 20, 22]. Следовательно, в нашем анализе мы разделили участников, получавших топирамат, на группы с низкой дозой (< 5 мг/кг/день) и высокой дозой (≥5 мг/кг/день). Мы обнаружили, что у большего числа пациентов в группе с высокой дозой был гиповитаминоз D, чем в группе с низкой дозой (80.6 и 58,8% соответственно), хотя эта разница не была статистически значимой ( p =  0,092, рис. 2).

Рис. 2

Топирамат сравнивали между 2 группами, одна из которых представляла собой низкую дозу (< 5 мг/кг/день) у 17 пациентов, а другая — высокую дозу (≥ 5 мг/кг/день) у 36 пациентов. . Результат показал, что в группе с высокой дозой был более выражен гиповитаминоз D (25(OH)D < 30 нг/мл), чем в группе с низкой дозой, 80,6 и 58,8% соответственно

Мы признаем, что наше исследование имеет ограничение небольшой выборки размер.Для подтверждения наших результатов в будущем необходимо провести многоцентровое исследование с большим числом участников.

Гиповитаминоз D: связь между костным/минеральным и жировым/топливным метаболизмом — Полный текст

Все более широко признается, что низкие уровни витамина D распространены во всем мире и в еще большей степени на Ближнем Востоке. Низкий уровень витамина D связан с повышенным риском остеопоротических переломов и хронических состояний, таких как аутоиммунные заболевания, диабет, рак и метаболический синдром.Люди с ожирением чаще имеют низкий уровень витамина D, а в некоторых исследованиях ожирение было фактором риска переломов как у молодых, так и у пожилых людей. Наша группа исследовала влияние терапии витамином D на молодых людей, и предварительные данные свидетельствуют о том, что дозы, превышающие обновленную рекомендуемую среднюю потребность (EAR) в 400 МЕ для этой возрастной группы, могут быть более полезными для здоровья костей. Обновленные рекомендации МОМ по EAR для любой возрастной группы, хотя и считается, что они охватывают потребности всех людей в каждой возрастной группе, ограничены отсутствием надежных доказательств, подтверждающих такие рекомендации.Поэтому на сегодняшний день оптимальная доза витамина D как для молодых, так и для пожилых людей неизвестна.

Двести пятьдесят пожилых людей (возраст ≥65 лет) с избыточным весом (ИМТ ≥25 кг/м2), не страдающих диабетом, будут набраны в амбулаторных клиниках, к которым у исследователей может быть доступ в Медицинском центре Американского университета в Бейруте (AUB-MC). ), отель Dieu de France (HDF) и университетскую клинику Рафика Харири (RHUH), и будут рандомизированы после предварительного скрининга двойным слепым методом для получения 500 МЕ или эквивалента 3357 МЕ витамина D3 в день для один год.Клиническая информация, опросники о физических нагрузках будут получены в возрасте 0 и 12 месяцев. Кроме того, субъектам, участвующим в первоначальном исследовании, будет предложена возможность принять участие в исследовании достоверности и надежности опросника частоты приема пищи для оценки потребления с пищей кальция, витаминов D. и K, а также принять участие в исследовании сосудов, оценивающем связь вышеуказанных нутриентов с сосудистыми параметрами. Информация об уровне образования, страховом статусе, питании, использовании солнцезащитного крема, пребывании на солнце и пигментации кожи будет получена на исходном уровне.Информация о падениях, травмах, истории переломов и лекарствах будет получена при каждом посещении (0, 3, 6 и 12 месяцев). Измерение роста, веса, ИМТ, талии, бедер, соотношения талии и бедер, окружности середины руки, окружности середины икры и мышечной силы субъекта, включенного в исследование, будет повторяться трижды при каждом посещении на 0,3,6. и 12 месяцев. Артериальное давление и частоту сердечных сокращений будут измерять при скрининге, исходно, через 3 месяца, 6 месяцев и 12 месяцев. Кровь будет взята на исходном уровне, через 3, 6 и 12 месяцев для измерения сывороточного креатинина, кальция, фосфора, щелочной фосфатазы, 25-OHD, 1,25(OH)2D, ПТГ, индексов ремоделирования кости (остеокальцин и crosslaps), и второй утренний образец мочи будет собран на Ca/Cr.Резистентность к инсулину будет измеряться с использованием индексов McAuley, а также индексов HOMA и QUCKI. Мы также будем измерять сывороточные уровни адипокинов (адипонектин, лептин), DLK1-Pref1, маркеров воспаления (CRP, IL-6) и молекул адгезии (sICAM, sVCAM). Мы охарактеризуем полиморфизмы генов, влияющих на минеральный обмен, таких как VDR, CaSR, ER и CYP2R1, и измерим экспрессию адипонектина R в биоптатах подкожного жира и мышц, которые будут получены в возрасте 0 и 12 месяцев. Сканирование плотности костей поясничного отдела позвоночника, шейки бедра. , Total Hip, Total Body, Sub Total Body, состав тела и параметры структурного анализа тазобедренного сустава, а также переменные TBS для позвоночника будут получены на исходном уровне и через 12 месяцев исследования.Посещение в возрасте 9 месяцев будет запланировано для снабжения испытуемых препаратами Ci-cal D и Euro D и для обеспечения соблюдения требований. Будут получены формы одобрения IRB и согласия. Независимому совету по мониторингу данных и безопасности будет предложено рассмотреть серьезные нежелательные явления, и, при необходимости, может быть предложено рассмотреть неслепые данные при наборе 30%, 60% и 100% субъектов исследования, а также формы серьезных побочных эффектов на протяжении всего исследования. Анализ повторных измерений будет использоваться для оценки различий в интересующих исходах между двумя группами лечения и временного эффекта в каждой группе лечения.

Гиповитаминоз D распространен у пациентов с почечным AL-амилоидозом и связан с Non-t(11;14) | Кровь

Введение : Дефицит витамина D является распространенным явлением, при этом у 25-50% населения его уровень ниже оптимального диапазона (<20 нг/мл). Было показано, что помимо своей роли в поддержании сывороточного кальция и скелетного гомеостаза, витамин D играет важную роль в регуляции дифференцировки, пролиферации, апоптоза, метастатического потенциала и ангиогенеза при различных злокачественных новообразованиях.Низкий уровень 25(OH)D в сыворотке был связан с худшим прогнозом при некоторых злокачественных новообразованиях, включая колоректальный рак и рак молочной железы, хронический лимфолейкоз и неходжкинскую лимфому.

Практически отсутствуют данные об уровне витамина D при AL-амилоидозе. Поэтому мы измерили уровни витамина D у пациентов с AL и коррелировали уровни при поступлении, чтобы выяснить, оказывает ли дефицит витамина D какое-либо влияние или связь с этим заболеванием.

Методы : Сохраненные образцы сыворотки от 90 пациентов с недавно диагностированным AL-амилоидозом были получены для исследований витамина D, которые включали 25-гидроксивитамин D [25(OH)D], 1,25-дигидроксивитамин D [1,25(OH)D ) 2 D] и белок, связывающий витамин D (DBP).Все измерения содержания витамина D были выполнены с помощью жидкостной хроматографии и масс-спектрометрии (ЖХ-МС/МС). Всего 25(OH)D и 1,25(OH) 2 D оценивали как аддитивную сумму 25(OH)D2/25(OH)D3 и 1,25(OH) 2 D2/1, 25(OH) 2 Компоненты D3 соответственно. Клинические данные были извлечены из электронных медицинских карт. Все расчеты были выполнены с использованием программного обеспечения JMP (SAS, Cary, NC).

Результаты : Все пациенты были осмотрены в период с июня 2004 г. по сентябрь 2013 г.Средний возраст был 63 года [IQR 57-70]. Амилоидоз сердца, почек, нервов, печени и желудочно-кишечного тракта наблюдался у 80%, 60%, 19%, 17% и 13% пациентов соответственно. Среднее значение dFLC и плазматических клеток костного мозга составляло 28 (МКИ 12-84) мг/дл и 10% (МКИ 5-20%) соответственно.

Средний уровень 25(OH)D в сыворотке крови составлял 20 нг/мл (IQR 10-29; норма >20 нг/мл), тогда как средний уровень 1,25(OH)D в сыворотке крови 2 D составлял 23 пг/мл. мл (межквартильный интервал 14–37; норма 16–64 пг/мл для мужчин; 16–78 пг/мл для женщин). Уровни 25(OH)D <20 нг/мл были тесно связаны с поражением почек (84% вовлечения почек против 42% вовлечения почек при уровнях ≥20 нг/дл, P<0.001; Таблица). Никакой другой связи с поражением органов не наблюдалось. У всех пациентов тяжелая протеинурия (>5 г/24 ч) была тесно связана с низким уровнем 25(OH)D (P<0,001, таблица). Более слабая связь наблюдалась между уровнями 25(OH)D и расчетной скоростью клубочковой фильтрации (рСКФ) (P=0,06). У 78% пациентов с уровнем 1,25(OH) 2 D ниже 20 пг/мл было поражение почек по сравнению с 48% пациентов с уровнем выше 20 пг/мл (P=0,01). В то время как тяжелая протеинурия была связана с 1,25(OH) 2 D (P=0.008), связь была сильнее для рСКФ, так как ни у одного пациента с рСКФ <30 мл/мин/1,73 м 2 уровень 1,25(OH) 2 D не превышал 20 пг/мл (P<0,001) . Также была замечена связь между уровнями витамина D и низким уровнем альбумина в сыворотке, в основном в отношении 25(OH)D (таблица). Медиана уровня ДАД в сыворотке составила 58 мкг/мл (межквартильный интервал 36–120 мкг/мл), что значительно ниже нормального диапазона (168–367 мкг/мл). Низкие уровни 25(OH)D или 1,25(OH) 2 D не были связаны с более низкими уровнями ДАД.Удивительно, но у пациентов с поражением почек уровень ДАД был выше по сравнению с пациентами без поражения почек (медиана 70,9 против 48 мкг/мл; р=0,03), хотя медианы уровней были ниже нормы в обеих группах.

Данные FISH были доступны у 47 пациентов (52%). Пациенты с уровнем 25(OH)D <20 нг/дл с меньшей вероятностью имели t(11;14) по сравнению с пациентами с уровнем 25(OH)D выше этого порога (26% против 64% соответственно; P=0,0095). Аналогичная, но менее значимая связь наблюдалась между уровнями 1,25(OH) 2 D при пороге 20 пг/мл и t(11;14) (35% против 59%, P=0.09). Других ассоциаций между витамином D и аномалиями FISH не наблюдалось.

Выводы : Гиповитаминоз D часто встречается у больных AL-амилоидозом с поражением почек. В общей когорте тяжелая протеинурия, сниженная рСКФ и низкий уровень сывороточного альбумина были связаны с низким уровнем циркулирующего витамина D. Хотя у большинства пациентов с AL был низкий уровень ДАД, потеря ДАД с мочой не объясняет низкий уровень витамина D. Гиповитаминоз D связан с заболеванием, отличным от t(11;14), что требует дальнейшего изучения.

Раскрытие информации

Dispenzieri: Akcea: Консультации; Intellia: Консультации; Janssen: Консультации; Pfizer: Финансирование исследований; Takeda: Финансирование исследований; Celgene: Финансирование исследований; Alnylam: Финансирование исследований. Lacy: Celgene: Финансирование исследований. Дингли: Ригель: Консультации; Кариофарм: Финансирование исследований; Миллениум: Консультации; Janssen: Консультации; alexion: Консультации. Капур: Cellectar: ​​ Консультации; Celgene: гонораров; Санофи: Консультации, финансирование исследований; Amgen: Финансирование исследований; Такеда: Гонорары, финансирование исследований; Janssen: Финансирование исследований; Glaxo Smith Kline: Финансирование исследований. Леунг: Омерос: Финансирование исследований; Aduro: Членство в совете директоров или консультативных комитетах организации; Prothena: Членство в совете директоров или консультативных комитетах организации; Такеда: Финансирование исследований. Рассел: Иманис: Долевое владение. Kumar: Celgene: Консультации, финансирование исследований; Janssen: Консультации, финансирование исследований; Такеда: Финансирование исследований. Gertz: Ionis/Akcea: Консультации; Альнилам: Консультации; Janssen: Консультации; Celgene: Консультации; Приложение: Консультации; Prothena Biosciences Inc: Консультации; Spectrum: Консультации, финансирование исследований.

Гиповитаминоз D и сопутствующие факторы у 4-летних детей на севере Испании

Введение

Витамин D, витамин солнца, известен своей важностью для здоровья костей. Но это только верхушка айсберга, так как он также связан с другими преимуществами для здоровья, включая снижение риска хронических патологий, таких как аутоиммунные, неврологические или сердечно-сосудистые заболевания или рак, среди прочих.1–7

Низкий уровень витамина D при беременности и в детском возрасте связаны с повышенным риском осложнений беременности и роста и развития плода (преэклампсия, гестационный диабет, малый вес для гестационного возраста, нарушение неврологического развития плода и др.),8,9, а также тяжелая астма, сниженный ответ на кортикостероиды, диабет 1 типа, ревматоидный артрит, рак и сердечно-сосудистые заболевания,3,5,10,11 не говоря уже о рецидиве рахита.12

Недавние популяционные исследования выявили высокую распространенность низких уровней витамина D [25(OH)D3] в сыворотке крови во всем мире, в том числе у детей. необходим для достижения адекватной минерализации костей, и еще меньше согласия относительно уровней, необходимых для других функций этого прогормона.15–17 Таким образом, в то время как Европейское общество детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания (ESPGHAN) и Институт медицины (IOM) США определяют достаточность как уровень 20 нг/дл и выше, Эндокринное общество (Holick et al., 2011) определяет дефицит как менее 20 нг/мл (50 нмоль/л), недостаточность как 20–29 нг/мл (50–74 нмоль/л) и достаточность как 30 нг/мл или более (75 нмоль/л). Есть также исследования, в которых утверждается, что нарушения всасывания кальция и низкая минеральная плотность костей связаны с уровнями ниже 32 нг/мл.18 В этом исследовании мы применили критерии эндокринного общества.

Наша цель состояла в том, чтобы оценить распространенность дефицита и недостаточности витамина D в сыворотке и изучить факторы, связанные с дефицитом и недостаточностью витамина D, у детей в возрасте 4 лет в когорте Астурии проекта INMA (Infancia y Medio Ambiente [Childhood and Environment]). ).

Материалы и методы Исследуемый образец

Мы проанализировали данные о 283 детях из Астурийской когорты Университета Овьедо, являющегося частью проекта INMA.19 Проект INMA представляет собой проспективное популяционное когортное исследование, основной целью которого является изучение влияния рациона питания и воздействия загрязняющих веществ во время беременности и раннего детства на здоровье и развитие от внутриутробного периода до подросткового и взрослого возраста в Испании (www.proyectoinma.org). ).

Исследование было одобрено региональным комитетом по этике научных исследований Княжества Астурия. Всем подходящим беременным женщинам была предоставлена ​​устная и письменная информация о проекте, и участники были включены после подписания формы информированного согласия.

Измерение 25(OH)D3

Образцы обрабатывали немедленно и хранили при температуре от –70 до –80°C до проведения анализа. Уровни 25(OH)D3 в сыворотке определяли с помощью высокоэффективной жидкостной хроматографии с BioRAD в соответствии с клиническими протоколами и лабораторными рекомендациями Standard Institute. Предел обнаружения составил 5 нг/мл, а коэффициент вариабельности между анализами — 4,5%. Анализ был подтвержден с помощью немецкой схемы внешней оценки качества (DGKLRFB-Referenzinstitut für Bionlytik), результаты которой были удовлетворительными в 100% случаев.

Другие измерения

Мы собрали данные о питании и других переменных, таких как время, проведенное на открытом воздухе, посредством личных интервью, проведенных специально обученными интервьюерами, когда участникам было 4 года. Подробности общего проекта INMA можно найти в предыдущей публикации.19 Ежедневное потребление витамина D с пищей оценивалось с помощью полуколичественного вопросника частоты приема пищи (FFQ) рациона каждого ребенка, который заполняли родители. Этот FFQ был аналогичен тому, который использовали Willett et al.в Исследовании здоровья медсестер в Соединенных Штатах20, которое было адаптировано и подтверждено для его использования среди населения Испании, например, в проекте INMA21,22. Мы также собрали информацию о добавках витамина D (включая мультивитаминные добавки). Достоверность FFQ у детей была оценена у 169 детей, включенных в исследование, с использованием трех 24-часовых воспоминаний о питании и уровней различных витаминов в сыворотке в качестве эталона. При оценке воспроизводимости средний коэффициент корреляции был равен 0.42 для питательных веществ и 0,43 для продуктов питания. При оценке достоверности средний коэффициент корреляции для потребления нутриентов составил 0,30 (результаты не опубликованы). Потребление с поправкой на энергию рассчитывали методом остатка, регрессируя каждое питательное вещество по общему количеству калорий, а затем добавляя среднее значение по популяции к рассчитанным остаткам. 20 Поскольку витамин D транспортируется в липопротеинах плазмы, уровни 25(OH)D3 также были скорректированы. на уровень холестерина в плазме с использованием остаточного метода.

Участвующие дети прошли физикальное обследование с антропометрическими измерениями в возрасте 4 лет.Вес измеряли на весах с точностью до 10 г у детей босиком и в нижнем белье. Рост измеряли калиброванным настенным ростомером с миллиметровой шкалой. Мы рассчитали индекс массы тела (ИМТ) как вес (кг), деленный на квадрат роста (м2). Мы классифицировали детей как имеющих нормальный вес, избыточный вес или ожирение в соответствии с критериями Международной целевой группы по ожирению (IOTF) (Cole et al., 2000).23

Статистический анализ

Мы провели описательный анализ исследуемой популяции, изучив социально-демографические характеристики и образ жизни по отношению к уровням 25(OH)D3.

Мы использовали коэффициент корреляции Пирсона для анализа корреляции между уровнями 25(OH)D3 в сыворотке и другими непрерывными переменными, потенциально связанными с этими уровнями. Мы также проанализировали частичные корреляции, контролирующие уровни холестерина в сыворотке.

Мы использовали тест χ2 для сравнения категориальных переменных и ANOVA для сравнения средних уровней 25(OH)D3 для разных категорий.

Мы провели пошаговую многомерную регрессию с обратным исключением, включая все потенциально связанные факторы на первом этапе, с критерием входа 0.5 и критерием удаления 0,10.

Мы установили уровень статистической значимости на уровне α, равном 0,05, и провели статистический анализ с помощью SPSS версии 15.0.

Результаты

Из всех пациентов 52,3% были мужчинами, 94% родились в срок, большинство из них были испанского происхождения (96,5%), и все были европеоидами, за исключением двух представителей двух рас. Также 8,5% больных страдали ожирением и 13,4% избыточной массой тела. Ни у кого не было нарушений со стороны почек, паращитовидных желез, печени или мальабсорбции. В таблице 1 приведены характеристики детей из когорты INMA-Asturias.

Средний уровень 25(OH)D3 в сыворотке крови составлял 20,14 нг/мл (диапазон 2,7–49,8). Из всех участников 8,8% имели уровни 25(OH)D3 30 нг/мл или выше, 38,5% — от 20 до 29,9 нг/мл и 52,7% — менее 20 нг/мл. Уровни в сыворотке варьировались в зависимости от месяца, когда был взят образец крови (рис. 1, таблицы 1–4). Когда мы сгруппировали результаты по сезонам года, мы заметили, что зимой уровни 25(OH)D3 были ниже.

У всех детей с тяжелым дефицитом витамина D (n=21; 25-гидроксивитамин D3

10 нг/мл) образцы крови брали в другое время года, кроме лета, за исключением одного и матерей 64 детей.7% этих детей имели дефицит или недостаточность витамина D.

Среднее время, проведенное на открытом воздухе, составило три часа (диапазон 0:21–6:55), при этом все дети превышали рекомендуемый минимум. Мы не обнаружили связи между временем нахождения на открытом воздухе и уровнем 25(OH)D3 (таблица 4).

Мы рассчитали потребление витамина D (Таблица 5) на основе предполагаемого потребления с пищей и нашли медиану 2,7 мкг/день (диапазон 0,81–12,62). Основными диетическими источниками витамина D были обогащенные злаки и молочные продукты, за которыми следуют яйца и голубая рыба (таблица 6).Мы не обнаружили связи между уровнями в сыворотке крови и общим потреблением витамина D (коэффициент корреляции Пирсона 0,109; р=0,070), а также частичной корреляции, контролирующей потребление энергии (коэффициент корреляции Пирсона 0,112; р=0,062) или уровнями холестерина. Мы также не обнаружили корреляции, когда мы группировали различные продукты (рыба, белая и голубая рыба, яйца, молочные продукты) или делали поправку на сезон или потребление энергии. В настоящее время ни один из детей не принимал добавки витамина D.

Мы не обнаружили связи между избыточной массой тела и/или ожирением и уровнями 25(OH)D3 (таблица 3), а также повышенной доли дефицита/недостаточности витамина D у детей с избыточной массой тела.

Не было статистически значимых различий в уровнях 25(OH)D3 между полами (таблица 1).

С другой стороны, уровни 25(OH)D3 у детей в возрасте 4 лет коррелировали с материнскими уровнями на 12 неделе беременности, связь, которая была статистически значимой при сравнении числовых значений на непрерывной шкале и с точки зрения категории витамина D – дефицит, недостаточность и достаточность (табл. 1–3; рис. 2).

Обсуждение

Распространенность недостаточности/дефицита витамина D во всем мире оценивается приблизительно в 100 миллионов человек.24 Кроме того, имеются данные о тенденции к снижению уровня витамина D во всем мире за последние 10–20 лет. 25 Хотя по этому вопросу было опубликовано много исследований, нам неизвестна распространенность гиповитаминоза D у детей препубертатного возраста в Испании. В этом популяционном когортном исследовании мы проанализировали сывороточные уровни 25(OH)D3, источники витамина D (диетическое потребление витамина D и воздействие солнечного света) и другие связанные факторы у испанских детей препубертатного возраста и обнаружили высокую распространенность недостаточного и дефицитного уровень витамина D (20-20.9 нг/мл у 38,5% и

нг/мл у 52,7%). Основная сила этого исследования заключается в том, что оно проводилось на когорте здоровых детей, за которыми наблюдали с пренатального периода. Кроме того, мы контролировали потенциальные факторы риска, и их рождение распределялось в течение года.

Недавнее исследование, проведенное в Кадисе у 146 детей в возрасте 10–14 лет, выявило уровни менее 20 нг/мл у 45,2%, что было немного ниже распространенности, которую мы обнаружили в возрасте 4 лет, но особенно ниже, когда мы сравнивали ее. с нашими результатами для образцов крови, собранных в марте (месяц, когда проводилось исследование в Кадисе): 75-й процентиль, 20.51 нг/мл. Разница была еще больше, когда мы сравнили наши результаты с результатами другого исследования, проведенного среди девочек препубертатного возраста в возрасте 7–10 лет в Кордове, которое показало средний уровень 40,07 нг/мл при стандартном отклонении 10,49, ни у одного участника с уровнем ниже 20 нг. /мл и уровни от 20 до 30 нг/мл у 25%.27 С другой стороны, исследование, проведенное в Каталонии, выявило уровни 25(OH)D3 менее 20 нг/мл только у 8% из 85 детей европеоидной расы (младенцы и дети в возрасте 28 лет. Эта разница может быть связана с меньшим воздействием солнечного света на детей в нашем регионе из-за его широты (43°) и большей степени облачности, а также с потенциальным влиянием возраста и образа жизни.Другим фактором, который может способствовать этим различиям, является меньший размер выборки этих других исследований по сравнению с нашим. Исследование, проведенное у 413 детей и подростков в возрасте от 3 до 15 лет в Наварре, регионе с аналогичной широтой (43–41°), выявило более высокие уровни 25(OH)D3 (достаточность у 42,4%, недостаточность у 44,9% и дефицит у 12,7%),29 что может быть связано с разницей в облачности, так как в Астурии меньше часов солнечного света, а также с разницей в возрасте и методике (определение 25-гидроксивитамина D методом хемилюминесценции).

С другой стороны, исследование, проведенное среди младенцев в Астурии, не выявило доказательств в поддержку регулярного докорма в этой возрастной группе, хотя авторы подчеркнули важность строгого наблюдения за младенцами, находящимися исключительно на грудном вскармливании, особенно зимой и в первые месяцы жизни. .30 Наши результаты показывают, что добавки могут быть необходимы после младенчества, чтобы предотвратить низкие уровни, обнаруженные в возрасте 4 лет.

У большинства людей основным источником витамина D является умеренное пребывание на солнце, из чего следует, что недостаточное воздействие солнца является основной причиной дефицита витамина D.Имеются опубликованные данные о сезонных колебаниях уровней 25(OH)D3,1 что подтверждают наши результаты. Небольшое снижение в июле может быть незначительным, учитывая меньшее количество протестированных детей в этом месяце из-за летних каникул и повышенной вариабельности результатов. В литературе также описаны сезонные колебания обмена костной ткани у детей препубертатного и раннего полового созревания.31 Мы не обнаружили связи между временем, проведенным на открытом воздухе, и уровнем 25(OH)D3, хотя все дети превышали рекомендуемые 15 минут.Частично это можно объяснить факторами, которые снижают эффективность воздействия солнечного света, такими как более плотное прикрытие одеждой в холодные месяцы, облачная погода, более частое использование солнцезащитного крема, время суток, когда дети находятся на улице, и географическая широта. Астурия. Таким образом, общая рекомендация о 15-минутном воздействии солнечного света в день может оказаться недостаточной, чтобы гарантировать оптимальные уровни 25(OH)D3 в местах на этой широте. Чтобы обеспечить эффективное воздействие, следует сделать упор на рекомендацию минимум 10–15 минут пребывания на солнце без защиты, по крайней мере, на руках и ногах, весной, летом и осенью.

Вторым основным источником витамина D является диета. В настоящее время Комитет по питанию Американской академии педиатрии (AAP) и МОМ пришли к соглашению об увеличении рекомендуемой суточной нормы витамина D для детей в возрасте 1–18 лет до 600 vIU/день (15 мкг/день), что также поддерживается Комитет по питанию Испанской ассоциации педиатров (AEP).17,32 В руководстве по клинической практике Эндокринологического общества (2011 г.) Holick et al. рекомендуют минимальное потребление с пищей 600 МЕ/день, хотя может потребоваться потребление до 1000 МЕ/день.16 Ни у одного из детей в нашем исследовании потребление не соответствовало рекомендуемому в настоящее время минимуму в 15 мкг/день, а 75% не достигли даже 5 мкг/день, что свидетельствует о значительном недостатке потребления. Эти чрезвычайно низкие уровни потребления, даже ниже, чем у матерей, могут быть причиной того, что мы не обнаружили связи между потреблением и уровнями 25(OH)D3 в сыворотке.

Мы не обнаружили каких-либо различий между полами в нашей когорте, хотя исследования с участниками препубертатного возраста показывают зарождающийся половой диморфизм.26,29

Мы не обнаружили связи между ИМТ и уровнями 25(OH)D3, что не согласуется с результатами других исследований, проведенных у детей, которые показали корреляцию между ожирением и более высокой распространенностью дефицита витамина D. Это имело место в Национальном обследовании состояния здоровья и питания (NHANES) 2003–2006 гг., в котором приняли участие 12 292 ребенка в возрасте 6–18 лет.33 Разница может быть связана с тем, что эта связь была наиболее сильной у детей с тяжелым ожирением, из которых в нашей когорте их не было, как и разница в возрасте участников.С другой стороны, общий анализ всех когорт INMA выявил связь между дефицитом уровня 25(OH)D3 во время беременности (n=2644) и повышенным риском избыточного веса и ожирения у детей в возрасте 1 года (OR=1,42; 95% ДИ, 1,02–1,97), хотя эта связь была слабее для возраста 4 лет (ОШ = 1,19; 95% ДИ, 0,83–1,72). Мы должны отметить, что в этом исследовании в качестве эталона использовались стандарты роста ВОЗ.34

Ни один из детей в нашей когорте не принимал добавки витамина D, несмотря на высокую распространенность дефицита/недостаточности витамина D и низкое потребление с пищей, оба из которых были более выражены у детей в возрасте 4 лет, чем у их матерей во время беременности, как мы сообщали ранее.35 Показания для добавок у детей все еще обсуждаются. Имеются данные о том, что добавки более эффективны для достижения адекватного уровня витамина D, чем образовательные мероприятия по питанию, специально разработанные для предотвращения дефицита витамина D.36 Подходящая доза для добавок также обсуждается. Недавнее исследование на детях, проведенное в Пенсильвании (40,4° широты) в период с октября по март, при приеме 1000 МЕ/день показало, что, хотя эта доза приводит к повышению уровня витамина D в сыворотке крови, ее недостаточно для устранения дефицита витамина D.37

Наши результаты подтверждают пропаганду разнообразного питания с достаточным потреблением продуктов, богатых витамином D, таких как яйца, голубая рыба и обогащенные продукты, особенно зимой, в этой возрастной группе и в нашем регионе, а также с учетом добавки у детей с факторами риска дефицита или недостаточности витамина D.

В настоящее время рутинный скрининг детского населения на дефицит витамина D не рекомендуется, но его следует проводить у пациентов с известными факторами риска, таких как дети, находящиеся исключительно на грудном вскармливании, не получающие докорм, темнокожие дети и подростки, проживающие в северные страны, дети и подростки с недостаточным воздействием солнечного света (чрезмерное использование солнцезащитных кремов с высоким SPF, проводящие большую часть дня в помещении, носящие одежду, закрывающую большую часть кожи, зимой в северных широтах и ​​т. д.).) или с ожирением.38 Скрининг также будет оправдан в следующих ситуациях: клиническое подозрение на рахит, genu varum, аномальные переломы, боль в костях, гипокальциемия или гипофосфатемия, хроническое заболевание печени или почек, мальабсорбция, тяжелая недостаточность питания, отсутствие пребывания на солнце, и лечение противосудорожными средствами, гормоном роста, глюкокортикоидами или антиретровирусными препаратами.39

Связь между уровнями 25(OH)D3 во время беременности и в возрасте 4 лет позволяет нам полагать, что дефицит недостаточности в этих случаях сохраняется на протяжении всего этого временного интервала и связан с привычками питания и образа жизни.С другой стороны, тот факт, что недостаточность и недостаточность были более распространены у этих детей по сравнению с их матерями во время беременности, подчеркивает необходимость предоставления информации и осуществления мер санитарного просвещения для повышения уровня здоровья детей, как это делается в отношении беременности.

В заключение мы обнаружили высокую распространенность дефицита и недостаточности витамина D в возрасте 4 лет, особенно зимой. Потребления витамина D из пищевых источников, как правило, недостаточно, поэтому нам нужны стратегии укрепления здоровья с упором на адекватное потребление продуктов, богатых витамином D, и рассмотрение возможности приема добавок у детей этого возраста с известными факторами риска.Хотя дети проводили рекомендуемое время на открытом воздухе, это не было связано с уровнем 25(OH)D3 в их сыворотке. Поэтому нам необходимо способствовать эффективному воздействию солнечного света на детей, проживающих в Астурии. Мы обнаружили связь между уровнями 25(OH)D3 в сыворотке во время беременности и в возрасте 4 лет, что свидетельствует о том, что дефицит/недостаточность сохраняется в течение всего этого периода времени.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.