Грамположительные микроорганизмы это в фармакологии: Биологический факультет МГУ имени М.В.Ломоносова

Содержание

Грамположительные бактерии — это… Что такое Грамположительные бактерии?

Грамположительные бактерии сибирской язвы (фиолетовые палочки) в образце цереброспинальной жидкости. Другие клетки — белые кровяные тельца.

Грамположительные бактерии (обозначаются Грам (+)) — бактерии, которые, в отличие от грамотрицательных бактерий, сохраняют окраску, не обесцвечиваются при промывке при использовании окраски микроорганизмов по методу Грама.

Большинство Грам (+) бактерий имеют однослойную клеточную мембрану, без внешней мембраны, присущей грамотрицательным бактериям. Исключением является тип Deinococcus-Thermus.

Патогенность

Большая часть патогенных для человека микроорганизмов относится к Грам +. Шесть родов Грам + организмов являются типичными патогенами человека. Два из них стрептококки и стафилококки являются кокками (шарообразными бактериями). Остальные — палочковидные и делятся далее по возможности образовывать споры. Неспорообразующие: Corynebacterium и Листерия; спорообразующие: Бациллы и Клостридии.

Спорообразующие можно разделить на факультативных анаэробов Бациллы и облигатных анаэробов Клостридий.

История термина

В ранних классификациях грам-положительные бактерии составляли тип Firmicutes, но сейчас этот термин используется только для одной, хотя и крупнейшей, их группы. Тип Firmicutes включает много известных родов, таких как Bacillus, Listeria, Staphylococcus, Streptococcus, Enterococcus и Clostridium. Сейчас этот тип также включает Mollicutes, бактерии, подобные микоплазмам, которые совсем не имеют бактериальной клеточной стенки и поэтому не окрашиваются по Граму, но имеют общее происхождение с грамположительными формами.

Другая главная группа грамположительных бактерий — тип Actinobacteria, или группа грамположительных бактерий с высоким содержанием G+C (с содержанием гуанозина и цитозина в ДНК), в отличие от Firmicutes, имеющих низкое содержание G+C. Исторически считалось, что если вторая мембрана — приобретённый признак, обе группы могут быть основными на филогенетическом дереве бактерий, иначе они, вероятно, относительно недавняя монофилетическая группа.

В некоторый момент их даже рассматривали как возможных предков архей и эукариот, из-за отсутствия второй мембраны и из-за некоторых биохимических признаков, например, присутствия стеролов. С появлением молекуляроной филогенетики, основанной на анализе 16S рРНК, грам-положительные бактерии были окончательно разделены на Firmicutes и Actinobacteria.

Страница не найдена |

Страница не найдена |

404. Страница не найдена

Архив за месяц

ПнВтСрЧтПтСбВс

       

       

     12

       

     12

       

      1

3031     

     12

       

15161718192021

       

25262728293031

       

    123

45678910

       

     12

17181920212223

31      

2728293031  

       

      1

       

   1234

567891011

       

     12

       

891011121314

       

11121314151617

       

28293031   

       

   1234

       

     12

       

  12345

6789101112

       

567891011

12131415161718

19202122232425

       

3456789

17181920212223

24252627282930

       

  12345

13141516171819

20212223242526

2728293031  

       

15161718192021

22232425262728

2930     

       

Архивы

Апр

Май

Июн

Июл

Авг

Сен

Окт

Ноя

Дек

Метки

Настройки
для слабовидящих

Чем нас лечат: зеленка, йод и фукорцин

Намного лучше переносится повидон-йод — комплекс из трийодид-анионов и водорастворимого полимера. Всемирная администрация здравоохранения даже внесла и его, и раствор Люголя в список важнейших препаратов, самых доступных и эффективных.

Зеленый свет для всех показаний?

Ни одной статьи в разделе клинических испытаний в базе данных PubMed не посвящено зеленке. Однако некоторые эксперименты там все же можно найти. Так, в одной статье сравнивается эффективность «тройного красителя» (в число трех анилиновых красителей входит и зеленка) с изопропиловым спиртом и без него в обработке пуповины новорожденных. От изопропилового спирта действие не меняется, однако это мало говорит нам о том, насколько оно сильно само по себе. Другая работа 1948 года показывает, что двухпроцентная зеленка помогает за 26 дней заживить хронические язвы, которые не проходили несколько месяцев до этого. Авторы заключают, что препарат убивает большинство бактериальных патогенов и легко может применяться на дому. Побочных эффектов они не нашли и добавили, что очистить здоровую кожу от случайного окрашивания можно обычным спиртом.

Другое исследование показало, что зеленка может уничтожать золотистый стафилококк, стрептококк и грибок Candida albicans при pH кожи и крови (и ее активность не меняется), хотя она проигрывает красителю генцианвиолету. Но от грамотрицательных бактерий она помогает плохо. Судя по всему, механизм действия зеленки как-то связан с разрушением клеточной стенки, характерной для грамположительных микроорганизмов.

Если антисептики нужны для обеззараживания раны, куда уже проникли микроорганизмы, то асептики предотвращают попадание туда инфекции. Грань между этими двумя методами иногда тонка, так как некоторыми дезинфицирующим средствами можно обрабатывать и рану, и, к примеру, хирургические инструменты. В этом смысле, смазывая зеленкой, фукорцином или раствором иода края раны, мы скорее используем их как асептики (хотя трудно сказать, есть ли там уже микроорганизмы в этот момент). Заливать ими рану внутри обычно не рекомендуется: раздражающее действие этих растворов на незащищенные ткани замедляет заживление. Поэтому для самой раны часто используют менее болезненные и более щадящие варианты, как раствор перекиси водорода.

Опыт применения зеленки в полевом лазарете с 1917 по 1956 годы раскрыт в письме в British Medical Journal. Автор называет антисептик эффективным в сравнении с другими и не вызывающим сильного раздражения. Также он заметил, что зеленка сильнее окрашивает мертвые ткани, предположив, что такая особенность может быть подсказать хирургу, что нужно удалить. Однако он сообщил и об ограничениях: так, раненые не оставались в лазарете долго, и их повреждения могли быть обработаны чем-то другим до прибытия.

Автор другого исследования зеленки, опубликованного в 1931 году, отмечает, что антисептики бывают двух типов: сильные, но при этом раздражающие живые ткани, как раствор иода, или более безопасные для пациента, но и на бактерии не оказывающие значительного эффекта. Дело в том, что часто свойства антисептиков, губительные для микроорганизмов, бывают вредны и для клеток человека. Бриллиантовый зеленый подавляет (в пробирке) размножение стрептококков и пневмококков, даже когда разведен в 200 000 раз, при этом автор называет его не токсичен и не раздражающим ткани раны так сильно, как раствор иода. В статье говорится о 123 случаях дезинфицировании зеленкой уже пораженных участков ткани (при язвах, карбункулах, флегмонах, абсцессах и так далее), а также об успешном применении в хирургических операциях. Насколько эффективно она защищает от заражения, автору выяснить не удалось.

Некоторые ученые пошли по другому пути и создали бактерицидные перчатки, инкомпорировав в материал хлоргексидина и бриллиантового зеленого. В экспериментах такие перчатки предотвращали загрязнение даже устойчивыми к антибиотикам патогенами. Есть данные и о противовирусной активности зеленки — например, против вируса Нипах, вызывающего энцефалит.

А вот ветряная оспа от зеленки не вылечивается. Но и цель нанесения антисептика не в этом: мокнущие язвочки он подсушит и от занесения новой инфекции защитит. Зато зеленка поможет покрасить новые пузырьки сыпи, чтобы следить за течением болезни. За рубежом такой подход не используется во многом из эстетических соображений.

Скрытые опасности красителей-антисептиков

Собрат зеленки в багровых тонах, фукорцин оказался эффективнее генциан-виолета (другого анилинового красителя-антисептика, который редко используется из-за подозрений в канцерогенности) против грибка Candida albicans. Поскольку фукорцин, в который входит фенол, тоже считается потенциально канцерогенным, некоторые ученые предлагают сочетать фуксин с хлоргексидином, более безопасным антисепиком. Такая смесь, по имеющимся данным, может подходить для лечения оториноларингологических инфекций.

Согласно уже упомянутому обзору красителей-антисептиков, фуксин активен против грамположительных бактерий и используется для лечение гнойничковых поражений кожи, дерматитов, экземы и даже ожогов. Фукорцин же вдобавок активен против грибков и работает как вяжущее вещество. С 1967 года официально признана опасность препарата для работающих на производстве, которым предписано проходить дополнительные обследования каждые шесть месяцев.

В исследовании на 61 пациенте фукорцин помог вылечить вызывающе зуд воспаление наружного уха, не затронув нейтральные бактерии, которые не приносили вреда. И все же в подавляющем большинстве клинических испытаний фукорцин сейчас применяется для окрашивания образцов клеток или тканей, а не как исследуемый антисептик. Причина как раз в потенциальной токсичности, которая, возможно, связана с механизмом окислительного стресса (общим для многих подобных красителей-антисептиков).

Немало вопросов у ученых возникает и по поводу опасности зеленки. Бриллиантовый зеленый — один из самых токсичных красителей-антисептиков при внутрибрюшинном введении. Эксперименты на эту тему проводились еще на морских свинках в 1918 году. Есть основания подозревать, что зеленка обладает канцерогенными свойствами, так как в определенной концентрации она разрушает ДНК клеток. Доказана вероятность перехода частиц красителя из зеленых бумажных полотенец на руки и еду: риск канцерогенного воздействия примерно равен тому, которому подвергают нас незаконно использующие зеленку рыбные хозяйства.

Точно известно, что к хорошему не приведут ее контакты со слизистыми оболочками, а из-за попадания зеленки в глаза может произойти помутнение роговицы. Также описаны случаи аллергических реакций на зеленку.

Йод: самый изученный, но исследования низкого качества

Антисептики с йодом — самые изученные среди тех, что мы рассматриваем в нашей статье. Им посвятили ряд Кохрейновских обзоров.

Препараты и лекарства с действующим веществом Моксифлоксацин

Особые указания

До начала лечения следует провести соответствующие тесты для идентификации микроорганизмов, вызвавших заболевание, и оценки чувствительности к моксифлоксацину. Терапия моксифлоксацином может быть начата до получения результатов этих тестов.

Когда результаты тестов станут известны, следует продолжить адекватную терапию.

Показания к применению

По данным Physicians Desk Reference (2009), моксифлоксацин показан для лечения инфекций, вызванных чувствительными штаммами микроорганизмов, у взрослых пациентов (старше 18 лет).Острый бактериальный синусит, вызванный Streptococcus pneumoniae, Haemophilus influenzae или Moraxella catarrhalis.Обострение хронического бронхита, связанное с бактериальной инфекцией (Streptococcus pneumoniae, Haemophilus influenzae, Haemophilus parainfluenzae, Klebsiella pneumoniae, метициллиночувствительные Staphylococcus aureus или Moraxella catarrhalis).Внебольничная пневмония, вызванная Streptococcus pneumoniae (в т.ч. вызванная штаммами микроорганизмов со множественной резистентностью к антибиотикам*), Haemophilus influenzae, Moraxella catarrhalis, метициллиночувствительными Staphylococcus aureus, Klebsiella pneumoniae, Mycoplasma pneumoniae или Chlamydia pneumoniae.

Неосложненные инфекционные заболевания кожи и ее придатков, вызванные метициллиночувствительными Staphylococcus aureus или Streptococcus pyogenes.Осложненные интраабдоминальные инфекции, включая полимикробные инфекции, такие как абсцедирование, вызванные Escherichia coli, Bacteroides fragilis, Streptococcus anginosus, Streptococcus constellatus, Enterococcus faecalis, Proteus mirabilis, Clostridium perfringens, Bacteroides thetaiotaomicron или Peptostreptococcus spp.Осложненные инфекционные заболевания кожи и ее придатков, вызванные метициллиночувствительными Staphylococcus aureus, Escherichia coli, Klebsiella pneumoniae или Enterobacter cloacae.* — штаммы с множественной резистентностью к антибиотикам (Multi-drug resistant Streptococcus pneumoniae — MDRSP), включая штаммы, ранее известные как PRSP (Penicillin-resistant S. pneumoniae) и штаммы, резистентные к двум или более из следующих антибиотиков: пенициллин (при МПК &ge.2 мкг/мл), цефалоспорины II поколения (например цефуроксим), макролиды, тетрациклины и триметоприм/сульфаметоксазол.

Фармакологическое действие

бактерицидное, антибактериальное широкого спектраИнгибирует топоизомеразу II (ДНК-гираза) и топоизомеразу IV — ферменты, необходимые для репликации, транскрипции, репарации и рекомбинации бактериальной ДНК. Нарушает синтез ДНК микробной клетки, оказывает бактерицидное действие.Присутствие метоксигруппы в положении 8 способствует повышению активности и снижению возникновения резистентных мутантных штаммов грамположительных бактерий. Присоединение дополнительного кольца в 7 положении предупреждает активный выброс (эффлюкс) фторхинолонов из клетки, связанный с генами NorA или pmrA, наблюдаемый у определенных грамположительных бактерий.Моксифлоксацин активен (как in vitro, так и по результатам клинических исследований при лечении ряда инфекций) в отношении большинства штаммов следующих микроорганизмов: аэробные грамположительные микроорганизмы — Enterococcus faecalis (только штаммы, чувствительные к ванкомицину и гентамицину), Staphylococcus aureus (только метициллиночувствительные штаммы), Streptococcus anginosus, Streptococcus constellatus, Streptococcus pneumoniae (включая мультирезистентные штаммы), Streptococcus pyogenes.

аэробные грамотрицательные микроорганизмы — Enterobacter cloacae, Esherichia coli, Haemophilus influenzae, Haemophilus parainfluenzae, Klebsiella pneumoniae, Moraxella catarrhalis, Proteus mirabilis, анаэробные микроорганизмы — Bacteroides fragilis, Bacteroides thetaiotaomicron, Clostridium perfringens, Peptostreptococcus spp.,а также другие микроорганизмы — Chlamydia pneumoniae, Mycoplasma pneumoniae.По данным in vitro исследований, моксифлоксацин активен (МПК &le.2 мкг/мл) в отношении большинства (более 90%) штаммов следующих микроорганизмов: аэробные грамположительные микроорганизмы — Staphylococcus epidermidis (только метициллиночувствительные штаммы), Streptococcus agalactiae, Streptococcus viridans. аэробные грамотрицательные микроорганизмы — Citrobacter freundii, Klebsiella oxytoca, Legionella pneumophyla. анаэробные микроорганизмы — Fusobacterium spp., Prevotella spp. Клиническая значимость этих полученных in vitro данных не определена, безопасность и эффективность применения моксифлоксацина при лечении инфекций, вызванных этими возбудителями, в адекватных и хорошо контролируемых испытаниях не установлена.
Перекрестная резистентность между моксифлоксацином и другими классами противомикробных средств (включая макролиды, бета-лактамные антибиотики, аминогликозиды, тетрациклины) не известна.Резистентность к моксифлоксацину in vitro развивается медленно и связана с многоступенчатыми мутациями. Резистентность к моксифлоксацину in vitro у грамположительных бактерий встречается с частотой от 1,8&middot.10-9 до 1&middot.10-11 и менее.Перекрестная резистентность между моксифлоксацином и другими фторхинолонами наблюдалась у грамотрицательных бактерий. Грамположительные бактерии, резистентные к другим фторхинолонам, могут быть чувствительны к моксифлоксацину.ФармакокинетикаПри приеме внутрь хорошо всасывается из ЖКТ (прием очень жирной пищи не влияет на всасывание, одновременное употребление 1 чашки йогурта не оказывает значительного влияния на степень и скорость системной абсорбции — AUC), абсолютная биодоступность составляет почти 90%. В исследованиях на здоровых добровольцах показано, что Cmax после однократного приема внутрь 400 мг моксифлоксацина составляет 3,1±1,0 мг/л (n=372), при многократном приеме — 4,5±0,5 мг/л (n=15).
Плазменная концентрация повышается пропорционально дозе в диапазоне доз до 1200 мг (максимальная однократная тестируемая доза при пероральном приеме). Т1/2 из плазмы составляет 12±1,3 ч, равновесное состояние достигается после по крайней мере трех дней приема (ежедневно по 400 мг). Связывание с белками сыворотки составляет около 50% и не зависит от концентрации вещества. Объем распределения — 1,7–2,7 л/кг. Хорошо распределяется по тканям и жидкостям организма, при этом концентрации в тканях часто превышают концентрацию вещества в плазме. После приема внутрь или в/в введения в дозе 400 мг моксифлоксацин определяется в слюне, слизистой оболочке носа, бронхов и носовых пазух, в подкожных тканях, скелетных мышцах и др. Высокие концентрации, превышающие уровень моксифлоксацина в крови, создаются в слизистой оболочке бронхов (соотношение концентраций ткань/плазма 1,7±0,3), альвеолярных макрофагах (21,2±10,0), жидкости, покрывающей дыхательный эпителий (8,7±6,1), слизистой оболочке верхнечелюстной пазухи (2,0±0,3) и др. Измерение концентраций проводилось через 3 ч после приема однократной дозы 400 мг (за исключением измерений в пазухах, которые проводились через 5 дней после приема). Скорость элиминации моксифлоксацина из тканей обычно параллельна скорости элиминации из плазмы. Метаболизируется в печени без участия системы цитохрома Р450 (на активность системы цитохрома P450 не влияет) путем конъюгации с образованием двух неактивных метаболитов — сульфата (M1) и глюкуронида (M2). М1 составляет примерно 38% дозы и выводится преимущественно с фекалиями, М2 — 14% дозы, экскретируется только с мочой. Примерно 45% моксифлоксацина выводится в неизмененном виде (из них примерно 20% с мочой, около 25% с фекалиями). Общий кажущийся клиренс — 12±2,0 л/ч, почечный — 2,6±0,5 л/ч.Не выявлено различий основных фармакокинетических параметров в зависимости от возраста, пола, расы. Не установлено значимых изменений фармакокинетических параметров при нарушении функции почек легкой, средней и тяжелой степени (в т.ч. при клиренсе креатинина менее 30 мл/мин), а также при нарушении функции печени легкой (Child Pugh Class A) и средней (Child Pugh Class B) степени выраженности. Фармакокинетика моксифлоксацина у детей, а также у пациентов с тяжелой печеночной недостаточностью (Child Pugh Class C) не изучалась.Фототоксичность. В исследованиях на здоровых добровольцах (n=32) показано, что моксифлоксацин не вызывает фотосенсибилизации (по сравнению с плацебо).Изменения на ЭКГ. У пациентов, получавших моксифлоксацин, наблюдалось удлинение интервала QT на ЭКГ. После перорального приема 400 мг значение изменения QTc по сравнению с исходным уровнем в момент достижения Cmax составляло 6 миллисекунд (n=787). При курсовом ежедневном в/в введении (400 мг в течение 1 ч) изменение QTc по сравнению с исходным уровнем составляло 9 миллисекунд в первый день (n=69) и 3 миллисекунды на третий день (n=290). Информация о потенциальном фармакодинамическом взаимодействии в организме человека между моксифлоксацином и другими ЛС, пролонгирующими интервал QTc, ограничена. Показано, что у собак соталол (антиаритмик III класса) приводил к дальнейшему увеличению интервала QTc при совместном применении с моксифлоксацином в/в в высоких дозах (см. также «Фармакология у животных» и «Меры предосторожности»).Фармакология у животныхХинолоны вызывают артропатию у молодых растущих животных. В исследованиях на собаках было показано, что у щенков развивалась артропатия на фоне перорального приема моксифлоксацина в дозах &ge.30 мг/кг/сут (примерно в 1,5 раза выше МРДЧ) в течение 28 дней. Пероральное введение зрелым обезьянам и крысам доз 135 и 500 мг/кг, соответственно, не сопровождалось проявлениями артропатии.В 6-месячном исследовании у крыс и обезьян на фоне моксифлоксацина не наблюдалось кристаллурии (в отличие от некоторых других хинолонов).Не наблюдалось признаков офтальмологической токсичности в 13-недельном исследовании у собак при приеме моксифлоксацина внутрь в дозе 60 мг/кг, а также в 6-месячном исследовании у крыс и обезьян (ежедневные пероральные дозы составляли до 500 мг/кг и 135 мг/кг, соответственно). В 2-недельном исследовании у собак породы бигль при приеме внутрь в дозах 60 и 90 мг/кг наблюдались изменения на электроретинограмме. У одной из четырех собак были отмечены гистопатологические изменения в сетчатке при дозе 90 мг/кг (в этом исследовании доза, ассоциируемая с летальностью).Некоторые хинолоны обладают просудорожной активностью, которая усиливается при совместном применении с НПВС. В исследовании на мышах не обнаружено повышения острой токсичности или потенциального токсического действия на ЦНС (в т.ч. возникновения судорог) при введении моксифлоксацина внутрь в дозе 300 мг/кг совместно с введением НПВС (диклофенак, ибупрофен и др.).В исследованиях на собаках показано, что при концентрациях моксифлоксацина в плазме, в 5 раз превышающих терапевтический уровень у человека, наблюдается удлинение интервала QT. Основным механизмом удлинения интервала QT (данные электрофизиологических исследований) является ингибирование быстрого активирующего компонента отсроченного (замедленного) выпрямляющего тока калия. Одновременная инфузия соталола на фоне приема моксифлоксацина у собак приводила к более выраженному удлинению интервала QTс, чем при приеме одного моксифлоксацина в той же дозе (30 мг/кг). Канцерогенность, мутагенность, влияние на фертильностьДлительных исследований на животных по оценке канцерогенного действия моксифлоксацина не проводили.Не проявлял мутагенноcти или генотоксичности в ряде тестов in vitro, в т.ч. в тесте Эймса (с использованием 4-х бактериальных штаммов TA 98, TA 100, TA 1535, TA 1537), в тесте с гипоксантин-гуанинфосфорибозилтрансферазой клеток яичника китайского хомячка, а также in vivo (в т.ч. в микроядерном тесте у мышей). Выявлена мутагенная активность (как и для других хинолонов) в тесте Эймса с использованием бактериального штамма TA 102, возможно обусловленная блокадой ДНК-гиразы. Проявлял кластогенную активность в тесте V-79 на хромосомные аберрации, но не вызывал внепланового синтеза ДНК в культуре гепатоцитов крыс.Не выявлено влияния на фертильность у самцов и самок крыс при пероральном введении доз свыше 500 мг/кг/сут (примерно в 12 раз превышающих МРДЧ, в пересчете на поверхность тела, в мг/м2) или в/в введении в дозах 45 мг/кг/сут (примерно идентичных МРДЧ, в пересчете на поверхность тела, в мг/м2). При пероральном введении доз 500 мг/кг/сут отмечались незначительные морфологические изменения спермы самцов и незначительные эффекты на период течки у самок.Клинические исследования. Эффективность моксифлоксацина оценивалась в ряде клинических исследований.Обострение хронического бронхитаПо результатам широкомасштабного рандомизированного, двойного слепого, контролируемого клинического испытания, проведенного в США, клиническая эффективность моксифлоксацина при лечении обострений хронического бронхита (внутрь в дозе 400 мг 1 раз в сутки в течение 5 дней) составила 89%(222/250 пациентов), при этом первичная оценка результатов проводилась на 7–17 день после терапии. Степень микробиологической эрадикации составляла: для Streptococcus pneumoniae и Haemophilus parainfluenzae 100%(16/16), Haemophilus influenzae 89%(33/37), Moraxella catarrhalis 85%(29/34), Staphylococcus aureus 94%(15/16), Klebsiella pneumoniae 90%(18/20).Внебольничная пневмонияЭффективность моксифлоксацина (прием внутрь в дозе 400 мг 1 раз в сутки) при лечении пациентов с клинически и рентгенологически документированной внебольничной пневмонией оценивалась в широкомасштабном, рандомизированном, двойном слепом, контролируемом клиническом испытании, проведенном в США. Клиническая эффективность моксифлоксацина составила 95%(184/194), при этом первичная оценка эффективности у большинства пациентов проводилась на 14–35 день при последующих посещениях.В крупномасштабном, рандомизированном, двойном слепом, контролируемом клиническом испытании, проведенном в США и Канаде, оценивалась эффективность моксифлоксацина при последовательном применении — в/в, затем внутрь, в дозе 400 мг 1 раз в сутки в течение 7–17 дней у пациентов с подтвержденным диагнозом — внебольничная пневмония. Клиническая эффективность моксифлоксацина составляла 89%(161/180), первичный анализ эффективности у большинства пациентов проводился на 7–30 день после окончания терапии.Объединенные данные нескольких исследований свидетельствуют о том, что степень клинической эффективности моксифлоксацина составляет 85% в отношении Staphylococcus aureus, 92% — в отношении Klebsiella pneumoniae, Haemophilus influenzae, Moraxella catarrhalis, 93% — в отношении Chlamydia pneumoniae, 94% — в отношениии Streptococcus pneumoniae, 96% — в отношении Mycoplasma pneumoniae. Внебольничная пневмония, вызванная штаммами Streptococcus pneumoniae со множественной резистентностью к антибиотикам (см. «Применение»).Клиническая и бактериологическая эффективность моксифлоксацина составила 95% (35/37).Острый бактериальный синуситЭффективность моксифлоксацина (400 мг 1 раз в сутки внутрь в течение 10 дней) при лечении пациентов с острым бактериальным синуситом оценивалась в широкомасштабном, рандомизированном, двойном слепом, контролируемом клиническом испытании, проведенном в США. Клиническая эффективность моксифлоксацина (излечение плюс улучшение) составила 90%, первичный анализ эффективности проводился на 7–21 день после терапии.В дополнение к этому были проведены исследования с целью получения бактериологических данных для оценки микробиологической эрадикации у взрослых пациентов при лечении моксифлоксацином (400 мг перорально, 1 раз в сутки в течение 7 дней). Всем пациентам (n=336) была проведена полостная пункция. Степень клинической эффективности (эрадикации) на 21–37 день после лечения составляла 97%(29/30) для Streptococcus pneumoniae, 83%(15/18) для Moraxella catarrhalis, 80%(24/30) для Haemophilus influenzae. Неосложненные инфекционные заболевания кожи и ее придатков.По результатам рандомизированного, двойного слепого, контролируемого клинического испытания, проведенного в США, при лечении кожных инфекций (неосложненные абсцессы — 30%, фурункулы — 8%, целлюлит — 16%, импетиго — 20%, другие кожные инфекции — 26%) эффективность моксифлоксацина (прием внутрь в дозе 400 мг 1 раз в сутки в течение 7 дней) составила 89%(108/122).Осложненные инфекционные заболевания кожи и ее придатковЭффективность моксифлоксацина оценивалась в двух рандомизированных, актив-контролируемых клинических испытаниях. Клиническая эффективность моксифлоксацина составила 82,2%(106/129) в отношении Staphylococcus aureus(метициллиночувствительные штаммы), 81,6% (31/38) — в отношении Esherichia coli, 91,7% (11/12) — в отношении Klebsiella pneumoniae, 81,8% (9/11) — в отношении Enterobacter cloacae.Осложненные интраабдоминальные инфекцииЭффективность моксифлоксацина была оценена в двух рандомизированных, актив-контролируемых клинических испытаниях. По результатам двойного слепого исследования, проведенного в Северной Америке, при лечении пациентов с интраабдоминальными инфекциями, такими как перитонит, абсцесс, аппендицит с прободением, прободение кишечника, эффективность моксифлоксацина составила 79,8% (146/183). Во втором, открытом международном исследовании эффективность была 80,9%.

Грамположительные бактерии – обзор

Спороношение

Грамположительные палочки можно разделить на образующие споры и не образующие спор. Как и другие спорообразующие грамположительные палочки, B. subtilis образует споры, которые также называют эндоспорами. Споры чрезвычайно устойчивы к теплу и другим воздействиям окружающей среды. При неблагоприятных условиях (например, при голодании) спорообразующие грамположительные палочки инициируют образование спор; этот процесс называется споруляцией.Споруляция представляет собой цикл развития, который включает сложную и строго регулируемую сеть экспрессии генов, что приводит к образованию двух типов клеток: вегетативной клетки и споры. Бактериальные споры могут выдерживать суровые условия окружающей среды в течение длительного периода времени, что позволяет организму распространяться. Когда спора оказывается в более благоприятных условиях, она прорастает и продолжает свой жизненный цикл.

В отличие от представителя своего семейства Bacillus anthracis , возбудителя сибирской язвы, B.subtilis не вызывает заболевания. Поскольку B. subtilis безопасен и с ним легко работать в лаборатории, он стал модельным организмом для изучения спорообразования. Более того, механизмы, участвующие в спорообразовании, сохраняются у других спорообразующих патогенных организмов, таких как B. anthracis и клостридии. Clostridium difficile (основная причина диареи, связанной с оказанием медицинской помощи), Clostridium tetani (возбудитель столбняка), Clostridium botulinum (ботулизм) и Clostridium perfringens (гангрена) являются примерами патогенных Gram. -положительные бациллы, образующие споры в анаэробных условиях.

Хотя физиология, биохимия и генетика спорообразования давно изучены, продолжают открываться новые аспекты спорообразования, такие как молекулярные механизмы каннибализма у B. subtilis . Каннибализм — это социальное поведение бактерий, при котором спорулирующие клетки убивают неспорулирующие клетки. Спорообразующая клетка использует питательные вещества, выделяемые мертвой клеткой, что, в свою очередь, препятствует развитию спорообразования.

Воздействие на грамотрицательные и грамположительные бактерии, опосредованное 5-аминолевулиновой кислотой и производными 5-аминолевулиновой кислоты

В основном из-за широкого использования антибиотиков распространение полирезистентных бактериальных штаммов является одной из самых тревожных угроз для общественного здравоохранения.Одной из стратегий, которую можно использовать для преодоления потенциальных недостатков, может быть инактивация этих микроорганизмов с помощью 5-аминолевулиновой кислоты (5-АЛК) или фотодинамической терапии (ФДТ), опосредованной производными 5-АЛК. 5-АЛК не обладает фотоактивными свойствами, но при экзогенном введении действует как предшественник светочувствительных порфиринов преимущественно в тканях или организмах, характеризующихся высоким метаболическим оборотом, таких как опухоли, макрофаги и бактерии. Однако слабая способность 5-АЛК преодолевать биологические барьеры привела к введению более липофильных производных, таких как метиламинолевулинат или гексиламинолевулинат, которые демонстрируют улучшенную способность достигать цитоплазмы.Исходя из гипотезы о том, что более липофильные соединения, несущие только постоянный положительный заряд в физиологических условиях, могут легче преодолевать многослойный бактериальный барьер, мы проверили эффективность некоторых н-алкиловых эфиров 5-АЛК для инактивации бактерий. Для этого различные бактериальные штаммы инкубировали с 5-АЛК или ее соответствующими эфирами различной липофильности. Затем бактерии облучали светом и подсчитывали число КОЕ после ФДТ и сравнивали с таковым для контроля, который содержался в темноте. Кроме того, общее количество накопленных порфиринов было количественно определено с помощью жидкостной хроматографии высокого давления. В наших исследованиях анализ бактериальных экстрактов выявил присутствие всех порфиринов, участвующих в биосинтезе гема, от уропорфирина до протопорфиина IX. Эффективность бактериальной инактивации зависела от общего количества продуцируемых порфиринов, независимо от их природы. Метиловый и бутиловый эфиры 5-АЛК оказались наиболее эффективными соединениями в отношении фотодинамической инактивации бактерий.Мы наблюдали значительные различия в отношении оптимальной концентрации препарата, бактерицидной активности и продукции порфирина.

Аминогликозиды: практический обзор — американский семейный врач

UIS S. GONZALEZ III, PHARM.D., и JEANNE P. SPENCER, MD, Conemaugh Memorial Medical Center, Johnstown, Pennsylvania

Am Fam Physician.  1998 15 ноября;58(8):1811-1820.

Связанная редакционная статья

Аминогликозиды являются сильнодействующими бактерицидными антибиотиками, которые действуют, создавая трещины во внешней мембране бактериальной клетки. Они особенно активны в отношении аэробных, грамотрицательных бактерий и действуют синергически в отношении некоторых грамположительных микроорганизмов. Гентамицин является наиболее часто используемым аминогликозидом, но амикацин может быть особенно эффективен против резистентных микроорганизмов. Аминогликозиды применяют при лечении тяжелых инфекций органов брюшной полости и мочевыводящих путей, а также бактериемии и эндокардита. Они также используются для профилактики, особенно против эндокардита. Резистентность встречается редко, но ее частота увеличивается.Избегание длительного применения, уменьшения объема и одновременного применения других потенциально нефротоксичных агентов снижает риск токсичности. Однократный ежедневный прием аминогликозидов возможен из-за их быстрого нейтрализации в зависимости от концентрации и постантибиотического эффекта, а также потенциально снижает токсичность. Разовая суточная доза аминогликозидов представляется безопасной, эффективной и экономичной. В определенных клинических ситуациях, таких как пациенты с эндокардитом или педиатрические пациенты, по-прежнему обычно рекомендуется традиционный многократный прием.

Первый аминогликозид, стрептомицин, был выделен из Streptomyces griseus в 1943 году. Неомицин, выделенный из Streptomyces fradiae, обладал большей активностью, чем стрептомицин, в отношении аэробных грамотрицательных бактерий, но из-за его огромной токсичности его нельзя было безопасно применять системно. Гентамицин, выделенный из Micromonospora в 1963 году, стал прорывом в лечении грамотрицательных бациллярных инфекций, в том числе вызванных Pseudomonas aeruginosa. Впоследствии были разработаны другие аминогликозиды, включая амикацин (Амикин), нетилмицин (Нетромицин) и тобрамицин (Небцин), которые в настоящее время доступны для системного применения в США.1

Цель этой статьи — предоставить семейным врачам обзор аминогликозидов и их роли в лечении инфекционных заболеваний. Несмотря на появление новых, менее токсичных противомикробных препаратов, аминогликозиды продолжают играть полезную роль в лечении серьезных энтерококковых и грамотрицательных бациллярных инфекций.

Фармакология

Традиционно считалось, что антибактериальные свойства аминогликозидов являются результатом ингибирования синтеза бактериального белка посредством необратимого связывания с 30S бактериальной рибосомой. Это объяснение, однако, не объясняет сильных бактерицидных свойств этих агентов, поскольку другие антибиотики, ингибирующие синтез белков (например, тетрациклин), не обладают бактерицидным действием. Недавние экспериментальные исследования показывают, что начальным участком действия является внешняя бактериальная мембрана. Молекулы катионных антибиотиков создают трещины во внешней клеточной мембране, что приводит к утечке внутриклеточного содержимого и усилению поглощения антибиотика. Это быстрое действие на наружную мембрану, вероятно, объясняет большую часть бактерицидной активности.2 Энергия необходима для поглощения аминогликозидов бактериальной клеткой. У анаэробов меньше энергии для этого поглощения, поэтому аминогликозиды менее активны в отношении анаэробов.

Аминогликозиды плохо всасываются из желудочно-кишечного тракта. После парентерального введения аминогликозиды преимущественно распределяются во внеклеточной жидкости. Таким образом, наличие болезненных состояний или ятрогенных ситуаций, которые изменяют баланс жидкости, может потребовать изменения дозировки. При парентеральном применении адекватные концентрации препарата обычно обнаруживаются в костях, синовиальной жидкости и перитонеальной жидкости.Проникновение через биологические мембраны плохое из-за полярной структуры препарата, а внутриклеточные концентрации обычно низкие, за исключением проксимальных отделов почечных канальцев. Эндотрахеальное введение приводит к более высоким уровням в бронхах по сравнению с системным введением, но различия в клинических результатах непостоянны.

После парентерального введения аминогликозида субтерапевтические концентрации обычно обнаруживаются в спинномозговой жидкости, стекловидном теле, предстательной железе и головном мозге.3,4 Аминогликозиды быстро выводятся путем клубочковой фильтрации, в результате чего период полувыведения из плазмы варьирует от двух часов у пациентов с «нормальной» функцией почек до 30–60 часов у пациентов с функциональной анефрией.5 Период полувыведения аминогликозидов в корковом веществе почек составляет примерно 100 часов, поэтому повторное введение может привести к накоплению в почках и токсичности.

Клиническое применение

Аминогликозиды проявляют бактерицидное, зависящее от концентрации убивающее действие и активны против широкого спектра аэробных грамотрицательных бактерий.Они также активны в отношении стафилококков и некоторых микобактерий. Аминогликозиды эффективны даже при большом количестве бактериального инокулята, а резистентность в ходе лечения развивается редко. Эти сильнодействующие противомикробные препараты используются для профилактики и лечения в различных клинических ситуациях5 (таблица 1).

Вид / принтной таблица

Таблица 1
общие клинические применения аминогликозидов *

серьезный, опасно для жизни грамотрицательная инфекция

сложная кожа, кость или мягкая ткань инфекции

осложненной инфекции мочевых путей

септицемии

перитонита и другие серьезные внутрибрюшного инфекции

тяжелые воспалительные заболевания органов таза

эндокардита

Mycobacterium Infection

Открытие Otitis (актуальные)

Таблица 1
Общие клинические применения аминогликозидов *

сложные усложненные мочевыводящие тракт

серьезные, опасные для жизни грамотрицательская инфекция

сложная кожа, кость или мягкая ткань инфекции

Septicemia

Перитонит и другие тяжелая интраабдоминальная инфекция

тяжелые воспалительные заболевания органов таза

эндокардит

микобактерия инфекция

неонатальных сепсис

Глазных инфекций (местные)

Наружный отит (местный)

Гентамицин является наиболее часто используемым аминогликозидом из-за его низкой стоимости и надежной активности против грамотрицательных аэробов. Однако на выбор терапии должны влиять местные модели резистентности. Как правило, гентамицин, тобрамицин и амикацин используются в аналогичных случаях, часто взаимозаменяемо.4

Тобрамицин может быть предпочтительным аминогликозидом для использования против P. aeruginosa, поскольку он продемонстрировал более высокую активность in vitro. Тем не менее, клиническая значимость этой активности была поставлена ​​под сомнение. Амикацин особенно эффективен при использовании против бактерий, устойчивых к другим аминогликозидам, поскольку его химическая структура делает его менее чувствительным к инактивирующим ферментам.4 В зависимости от местных моделей резистентности амикацин может быть предпочтительным препаратом при серьезных внутрибольничных инфекциях, вызванных грамотрицательными бациллами. В таблице 2 указана стоимость различных антибиотиков, используемых для лечения грамотрицательных инфекций.

Посмотреть / Распечатать таблицу

Таблица 2

Таблица 2
Сравнение стоимости антибиотиков, используемых для лечения грамотрицательных инфекций
9 препарат 9 INTRAVENOUS RECIMEN

Ceeltazidime (Fortaz )

2 г каждые 8 ​​часов

0

500 мг в сутки

500 мг в сутки

Стоимость *

Amikacin (Amikin)

1 г в день

65 долларов США. 00

Aztreonam (Azactam)

1 г каждые 8 ​​часов

49,00

4 г каждые 8 ​​часов

2 г каждые 8 ​​часов

65.50

1 г каждые 8 ​​часов

44.00

86.50

Ceftriaxone (RoCephin) †

2 г ежедневно

72. 50

Cefotaxime (Claforan) †

1 г каждые 8 ​​часов

33.50

Ciprofloxacin (Cipro)

400 мг каждые 12 часов

57.50

Gentamicin

400 мг в день

5.00 (за 80 мг)

Imipenem-Cilastatin (Primaxin)

500 мг каждые 6 часов

109 . 00

39.50

Piperacillin-Tazobactam (Zosyn)

3,375 г каждые 6 часов

61.00

Ticarcillin-Clavulanate (Timentin)

3,1 г каждые 6 часов

58.00

Tobramycin (NEBCIN)

400 мг в день

7. 00 (на 80 мг флакона)

триметоприма-сульфаметоксазол (Bactrim) ‡

10 мл (160 мг / 800 мг) каждые 12 часов

32.00

Таблица 2
Стоимость Сравнение антибиотиков, используемых для лечения грамотрицательных инфекций

Amikacin (амикин)

Ceeltazidime (Fortaz )

2 г каждые 8 ​​часов

0

500 мг в сутки

500 мг в сутки

препарат
INTRAVENOUS REGIMEN Стоимость *

1 г ежедневно

$ 65.00

Aztreonam (Azactam)

1 г каждые 8 ​​часов

49,00

4 г каждые 8 ​​часов

2 г каждые 8 ​​часов

65. 50

1 г каждые 8 ​​часов

44.00

86.50

Ceftriaxone (RoCephin) †

2 г ежедневно

72.50

Cefotaxime (Claforan) †

1 г каждые 8 ​​часов

33.50

Ciprofloxacin (Cipro)

400 мг каждые 12 часов

57. 50

Gentamicin

400 мг в день

5.00 (за 80 мг)

Imipenem-Cilastatin (Primaxin)

500 мг каждые 6 часов

109 .00

39.50

Piperacillin-Tazobactam (Zosyn)

3,375 г каждые 6 часов

61. 00

Ticarcillin-Clavulanate (Timentin)

3,1 г каждые 6 часов

58.00

Tobramycin (NEBCIN)

400 мг в день

7.00 (на 80 мг флакона)

триметоприм-сульфаметоксазол (Bactrim) ‡

10 мл (160 мг / 800 мг) каждые 12 часов

32. 00

Устойчивость к наркотике

В большинстве случаев резистентность к аминогликозидам обусловлена ​​инактивацией бактерий внутриклеточными ферментами. Из-за структурных различий амикацин не инактивируется обычными ферментами, инактивирующими гентамицин и тобрамицин. Поэтому большая часть грамотрицательных аэробов, резистентных к гентамицину и тобрамицину, чувствительна к амикацину.Кроме того, при более частом использовании амикацина наблюдалась более низкая частота резистентности по сравнению с более активным использованием гентамицина и тобрамицина.5

P. aeruginosa может проявлять адаптивную резистентность к аминогликозидам. Это происходит, когда ранее восприимчивые популяции становятся менее восприимчивыми к антибиотику в результате снижения внутриклеточной концентрации антибиотика. Это снижение может привести к колонизации, медленному клиническому ответу или неэффективности антибиотика, несмотря на чувствительность при тестировании in vitro. 6

Аминогликозиды часто комбинируют с бета-лактамными препаратами при лечении инфекции, вызванной золотистым стафилококком. Эта комбинация усиливает бактерицидную активность, в то время как монотерапия аминогликозидами может позволить резистентным стафилококкам сохраняться во время терапии и вызывать клинический рецидив после отмены антибиотика.1

Инфекционный эндокардит, вызванный энтерококками с высоким уровнем устойчивости к аминогликозидам, становится все более распространенным явлением. Все энтерококки обладают низкой устойчивостью к аминогликозидам из-за их анаэробного метаболизма.При лечении бактериального эндокардита бета-лактамный препарат также используется синергически для облегчения проникновения аминогликозидов в клетку. Когда возникает резистентность высокого уровня, это обычно связано с выработкой бактериями инактивирующих ферментов. Из-за увеличения частоты этой резистентности все энтерококки должны быть проверены на чувствительность к антибиотикам.7

Как и для всех антибиотиков, устойчивость к аминогликозидам становится все более распространенной. Повторное использование аминогликозидов, особенно когда используется только один тип, приводит к увеличению частоты резистентности.8 Тем не менее, резистентность к аминогликозидам требует длительных периодов воздействия или очень большого количества инокуляций микроорганизмов и возникает реже, чем при применении других агентов, таких как цефалоспорины третьего поколения, которые также эффективны против грамотрицательных микроорганизмов.1

Лекарственные взаимодействия и побочные эффекты Эффекты

Поскольку организм не метаболизирует аминогликозиды, активность аминогликозидов не изменяется при индукции или ингибировании метаболических ферментов, таких как ферменты системы цитохрома Р450.Некоторые лекарства могут повышать риск почечной токсичности при применении аминогликозидов (таблица 3).

Вид / принтной таблица

Таблица 3
факторы риска предрасположены в аминогликозид нефротоксичность

потенциально измененные факторы

возраст

Использование диуретики *

рентгенографический контрастность

Эффективные циркулирующие объем истощения

Использование NSAIDS †

Использование других нефротоксических препаратов

Сопущенное использование амфотерицина (грибконе IV )

Использование цисплатина (Platinol)

ранее существующие заболевания почек

Таблица 3
Факторы риска предрасполагают Ами noglycoside Нефротоксины

3

сопутствующее использование амфотерицина (грибконе IV)

Потенциально изменяемые факторы

Использования диуретиков *

рентгеноконтрастная экспозиция

Эффективные циркулирующий объем истощение

Применение ингибиторов АПФОВ †

Использование NSAIDS †

4

Использование Cisplatin (Platinol)

Unalmable факторов

Токсичность аминогликозидов включает в себя нефротоксичность, оттоксичность (вестибулярный и слух) и, редко, нервно-мышечную блокаду и реакции гиперчувствительности. Наибольшее внимание уделяется нефротоксичности, возможно, из-за того, что легче документировать снижение функции почек, но обычно она обратима.

Ототоксичность обычно необратима. Первоначально считалось, что ототоксичность является результатом кратковременно высоких пиковых концентраций в сыворотке крови, что приводит к высокой концентрации препарата во внутреннем ухе. Недавние исследования на животных моделях показали, что накопление аминогликозидов в ухе является дозозависимым, но насыщаемым. Как только пороговая концентрация антибиотика достигнута, увеличение концентрации препарата не приводит к дальнейшему поглощению.Экспериментальные исследования показали повышенную аккумуляцию препарата кортиевым органом улитки при непрерывной инфузии по сравнению с прерывистой инфузией аминогликозидов в течение 30–60 минут. Исследование осадка мочи может выявить темно-коричневые, мелкие или гранулированные цилиндры, характерные для острого канальцевого некроза, но не специфичные для почечной токсичности аминогликозидов. 10 повреждение, а не трубчатое повреждение.Однако в большинстве клинических испытаний аминогликозидов нефротоксичность определялась по повышению уровня креатинина в сыворотке.5 Периодический мониторинг концентрации креатинина в сыворотке может предупредить врача о нефротоксичности.

Чтобы свести к минимуму токсичность, семейные врачи должны помнить несколько ключевых соображений. (1) Аминогликозиды следует использовать только тогда, когда необходима их уникальная антибиотическая эффективность, например, для лечения инфекций у пациентов в критическом состоянии, а также при внутрибольничных инфекциях или инфекциях, вызванных микроорганизмами, устойчивыми к менее токсичным методам лечения.(2) Клиницисту следует перейти на потенциально менее токсичный антибиотик, как только будут определены инфицирующий организм и его чувствительность к антибиотику. (3) Потенциальные факторы риска, которые предрасполагают к нефротоксичности, должны быть идентифицированы и, по возможности, скорректированы (таблица 3).

Однократная и многократная суточная доза

Аминогликозидные антибиотики проявляют быстрое, зависящее от концентрации, убивающее действие.5,11 Повышение концентрации при более высоких дозах увеличивает как скорость, так и степень гибели бактериальных клеток.Кроме того, аминогликозиды продемонстрировали стойкое подавление роста бактерий после кратковременного воздействия, ответ, называемый постантибиотическим эффектом. антибиотика.

Чем выше доза аминогликозида, тем выше постантибиотический эффект вплоть до определенного максимального ответа. In vivo постантибиотический эффект аминогликозидов продлевается за счет синергетического эффекта активности лейкоцитов хозяина.Считается, что лейкоциты обладают повышенной фагоцитозной и уничтожающей активностью после воздействия аминогликозидов.13

Вышеупомянутые принципы и явные различия в противомикробной активности между аминогликозидами и другими противоинфекционными препаратами поддерживают разработку новых схем дозирования. Ряд нейтропенических и ненейтропенических животных моделей инфекции был использован для оценки однократной суточной дозы аминогликозидов. Продемонстрированная антибактериальная эффективность и возможность снижения токсичности побудили исследователей рекомендовать исследование однократного ежедневного приема аминогликозидов при лечении инфекций человека.14

Другой областью интереса, связанной с однократным ежедневным приемом аминогликозидов, являются циркадные колебания клубочковой фильтрации. Скорость клубочковой фильтрации ниже у человека в период покоя (с полуночи до 7:30 утра). Отчет о недавно опубликованном нерандомизированном, незаслепленном исследовании показал более высокую частоту нефротоксичности при приеме аминогликозидов в период покоя.15 Таким образом, влияние изменения времени приема аминогликозидов также требует дальнейшего изучения.

В настоящее время дизайн испытаний на людях включает фармакокинетические оценки, несравнительные испытания, включающие режимы однократного ежедневного дозирования, и сравнительные клинические испытания для поддержки концепции однократного ежедневного дозирования. 16 К сожалению, вопрос о клиническом превосходстве однократного ежедневного дозирования по сравнению с многократным остается без ответа из-за отсутствия достаточной статистической мощности в исследованиях, опубликованных на сегодняшний день. Чтобы устранить эти недостатки, было опубликовано семь метаанализов, сравнивающих однократный и многократный ежедневный режимы (таблица 4).17-23

Обзор / принтной таблица

Таблица 4

Таблица 4
Meta-Analyzes, сравнивая несколько ежедневных дозировков против одноразовых ежедневных дозировков аминогликозидов
7
8
9

4

9

Trend Harrying SDD

ND

0

20

7

*

*

9

Trend Boothing SDD

исследования
исследования Исследования просмотрены Клинический ответ Нефротоксичность Ототоксичность

50069

50073

16

ND

ND

ND

Hatala, Et др. 18

6

6

4

Trend Harding SDD

ALI, ET AL.19

40

26

ND

ND

Bailey, et al. 20

SDD Лучше

ND

ND

Hatala, et al.21

42

17

Trend Booding SDD

Freeman, et al.22

35

15

не изучен

Ferrils-Lisart, et al. 23

67

18

SDD Лучше

SDD лучше

ND

Одиночные ежедневные дозирующие схемы аминогликозидов

4

9

Trend Harrying SDD

ND

0

20

7

*

*

9

Trend Boothing SDD

исследования
исследований включены клинических ответов нефротоксичность Ототоксичность

50070 et al. 17

Неизвестно

16

ND

ND

ND

Hatala, etal.18

6

6

4

Trend Harding SDD

ALI, ET AL.19

40

26

ND

ND

Bailey, et al. 20

SDD Лучше

ND

ND

Hatala, et al.21

42

17

Trend Booding SDD

Freeman, et al.22

35

15

не изучен

Ferrils-Lisart, et al. 23

67

18

SDD Лучше

SDD лучше

ND

Объединение данных исследований с использованием методов метаанализа предполагает, что различия между исследованиями обусловлены случайностью.Кроме того, выбор метода метаанализа и подборка данных могут привести к различным выводам относительно безопасности и эффективности аминогликозидов. Тем не менее, наша цель — представить обзор как многократного, так и однократного ежедневного дозирования у различных групп пациентов. Несмотря на методологические недостатки в доступной литературе, текущие данные позволяют предположить, что при сравнении режимов однократного и многократного ежедневного дозирования нет различий в эффективности, и существует тенденция к снижению токсичности при однократных режимах.

В таблицах с 5 по 8 описаны режимы дозирования и мониторинга однократного и многократного ежедневного приема аминогликозидов. инфекция или бактериальный эндокардит. В Таблице 927 описаны режимы дозирования аминогликозидов при эндокардите, а в Таблице 10 приведены режимы дозирования для детей. Дозировка для недоношенных детей отличается от таковой для других педиатрических пациентов и рассматривается в другом месте.1

Взгляд / принтной Таблица

Таблица 5
Ежедневное дозирование аминогликозидов у взрослых с интервалом дозирования Регулировка для клиренса креатинина *
8
За минуту

Gentamicin

3 на кг)† 59 5

Взгляд / печатная таблица

Таблица 6
Значения для мониторинга Aminoglycoside Serum Concentration Уровни при использовании метода введения разовой суточной дозы*
препарат Дозировка (мг на кг) † CRCL:> 60 мл CRCL: 40-59 мл в минуту CRCL: от 20 до 39 мл в минуту CRCL: <20 мл за минуту

амикацин (амикин)

15

Каждые 24 часа

каждые 36 часов

каждые 48 часов

NR

Gentamicin

от 5 до 7 до 70007

каждые 24 часа

каждые 36 часов

Каждые 48 часов

NR

каждые 24 часа

каждые 36 часов

каждые 48 часов

NR

Tobramycin (NEBCIN)

5 до 7

каждые 24 часа

каждые 36 часов

каждые 48 часов

NR

CrCl: >60 мл в минуту CrCl: от 40 до 59 мл в минуту CrCl: от 20 до 39 мл в минуту CrCl: <20 мл в минуту
69 Амикин)

15

Каждые 24 часа

Каждые 36 часов

Каждые 48 часов

9004 0070

NR

5 до 7

каждые 24 часа

каждые 36 часов

каждые 48 часов

NR

NETILMICIN (Netromycin)

5 до 7

каждые 24 часа

каждые 36 часов

каждые 48 часов

NR

Tobramycin (NEBCIN)

5 до 7

каждые 24 часа

каждые 36 часов

каждые 48 часов

NR

0

3 до 5

< 0,

0от 5 до 1,0

Лекарственное средство Уровень концентрации в сыворотке для дозирования каждые 24 часа (мкг на мл) Уровень концентрации в сыворотке для дозирования каждые 36 часов (мкг на мл) Уровень концентрации в сыворотке для дозирования каждые 48 часов (мкг на мл) Традиционный Метод предпочтительный (мкг на ML) Ожидаемый корыт, до следующей дозы (мкг на мл)

амикацин (амикин)

<8

от

7

16 до 26

>26

<5. 0

<3

5 до 7

> 7

<0,5 до 1,0

Netilmicin (NetRomycin) †

<3

3-5

5-7

> 70073

> 70073

<0,5 до 1,0

Tobramycin (NEBCIN) †

<3

от 3 до 5

от 5 до 7

>7

ТАБЛИЦА 6
Значения для мониторинга уровней концентрации аминогликозидов в сыворотке при использовании метода однократного ежедневного дозирования*

0

3 до 5

< 0,

05 до 1,0

Лекарственное средство Уровень концентрации в сыворотке для дозирования каждые 29 часов (90 мкг 2 мл за 24 часа) Уровень концентрации в сыворотке для дозирования каждые 36 часов (мкг на мл) Уровень концентрации в сыворотке для дозирования каждые 48 часов (мкг на мл) Предпочтительный традиционный метод (мкг на мл) Ожидаемый минимум перед следующей дозой (мкг на мл) )

Amikacin (Amikin)

<8

9-15

от 16 до 26

> 26

<5. 0

<3

5 до 7

> 7

<0,5 до 1,0

Netilmicin (NetRomycin) †

<3

3-5

5-7

> 70073

> 70073

<0,5 до 1,0

Tobramycin (NEBCIN) †

<3

от 3 до 5

от 5 до 7

>7

Обзор / печатная таблица

Таблица 7
Традиционное многократное ежедневное дозирование аминогликозидов у взрослых *

0

0

0 Амикацин (Амикин): в/в/в/м

Netilmicin (Netromycin): IV / IM

препарат: Маршрут Доза нагрузки † (MG на KG) Техническая доза † (мг на кг) Возраст: <60 и CrCl: >90 мл в минуту Возраст: >60 или CrCl: от 50 до 90 мл в минуту CrCl: от 10 до 50 мл в минуту

7. 5

70073

70073

каждые 12 часов

каждые 24 часа

каждые 48 часов

Gentamicin: IV / IM

2 до 3 до

1.7

каждые 8 ​​часов

каждые 8 ​​часов

каждые 12 часов

каждые 24-400 часов

2-3

1. 7

каждые 8 ​​часов

каждые 12 часов

каждые 24 до 48 часов

Tobramycin (NEBCIN): IV / IM

2-3

1.7

каждые 8 ​​часов

каждые 12 часов

каждые 24-400 часов

Streptomycin: IM

7. 5

7.5

каждые 12 часов

каждые 24 часа

каждые 24 часа

каждые 48 часов

Таблица 7
Традиционные многократные ежедневные дозирующиеся аминогликозиды у взрослых *

Netilmicin (Netromycin): IV / IM

5

Взгляд / принт. Таблица

Таблица 8
. Желаемый пиковый и промежуток и промежуток промежутков для мониторинга креатина В традиционных многократных ежедневных дозировках
препарат: Маршрут Загрузка дозы † (мг на кг) Поддерживающая доза† (мг на кг) Возраст: <60 лет и CrCl: >90 мл в минуту Возраст: >60 лет или CrCl: от 50 до 90 мл в минуту CrCl: 10 до 50 мл в минуту

Амикацин (Амикин): в/в/в/м

7. 5

70073

70073

каждые 12 часов

каждые 24 часа

каждые 48 часов

Gentamicin: IV / IM

2 до 3 до

1.7

каждые 8 ​​часов

каждые 8 ​​часов

каждые 12 часов

каждые 24-400 часов

2-3

1. 7

каждые 8 ​​часов

каждые 12 часов

каждые 24 до 48 часов

Tobramycin (NEBCIN): IV / IM

2-3

1.7

каждые 8 ​​часов

каждые 12 часов

каждые 24-400 часов

Streptomycin: IM

7. 5

7.5

каждые 12 часов

каждые 24 часа

каждые 48 часов

Gentamicin

9

каждые 3 дня

препарат пиковая концентрация (мкг на мл) * Концентрация желома (мкг на мл) † Сыворотка Creatininine

амикацин (амикин)

15 до 30

5 до 10

каждые 3 дня

Gentamicin

4 до 10

<2

каждые 3 дня

NETILMICIN (нетромицин)

от 4 до 10

<2

9000 4 каждые 3 дня

4 до 10

<2

Streptomycin

15-30

5-10

каждые 3 дня

Таблица 8 Таблица 8 Таблица 8 Таблица 8
Концентрации пика и корыта и промежуток времени для мониторинга креатинина от выбранных аминогликозидов в традиционном многодневном ежедневном дозировании

амикацин (амикин)

4-10

препарат пиковая концентрация (мкг на ML) * Концентрация желома (мкг на мл) † Сыворотка Creatinine

15-30

от 15 до 30

5 до 10

каждые 3 дня

Гентамицин

от 4 до 10

<2

каждые 3 дня

Netilmicin (Netromycin)

4-10

<2

каждые 3 дня

Tobramycin (NEBCIN)

4 10

<2

каждые 3 дня

15 до 30

5 до 10

каждые 3 дня

Вид / Таблица печати

Таблица
Regimens aminoglycoside для лечения эндокардита у взрослых *

Gentamicin, 1 мг на кг (до 80 мг) IV / IM каждые 8 ​​часов

9007

STREPTOCOCCAL и EnterocoCCAL Endocarditis

Gentamicin , 1 мг на кг (до 80 мг) в/в/в/м каждые 8 ​​часов

<2

Стрептомицин, 7. 5 мг на кг (до 500 мг) IM каждые 12 часов

<5

80079

стафилококкового эндокардита

<2

схемы аминогликозидов для лечения эндокардита у взрослых *
9 9 RegiMen 95 мг на кг (до 500 мг) IM каждые 12 часов

Gentamicin, 1 мг на кг (до 80 мг) IV / IM каждые 8 ​​часов

посмотреть / принт. до 7 дней

Tobramycin (NEBCIN): IV

Концентрация через

Стрептококковый и энтерококковый эндокардит

Гентамицин, 1 мг/кг (до 80 мг) в/в каждые 8 ​​ч

<2

<5

80079

стафилококкового эндокардита

<2

Младенцы Дети

Амикацин (Амикин): в/в

7.5 до 10 мг на кг каждые 12 часов

от 10 до 15 мг на кг каждые 12 часов

7,5 мг на кг каждые 12 часов

Gentamicin: IV

2,5 мг на кг Каждые 12 часов

2,5 мг на кг каждые 8 ​​часов

2,5 мг на кг каждые 8 ​​часов

Netilmicin (Netromycin): IV

2,5 мг на кг каждые 12 часов

2. 5 мг за кг каждые 8 ​​часов

2,5 мг на кг каждые 8 ​​часов

2,5 мг на кг каждые 12 часов

2,5 мг на кг каждый 8 часов

2,5 мг на кг каждые 8 ​​часов

Таблица 10
Aminoglycoside Дозировка в младенцах и детей *

Tobramycin (NEBCIN): IV

Age
препарат: Маршрут Zero до 7 дней Младенцы Дети

Амикацин (Амикин): в/в

7. 5 до 10 мг на кг каждые 12 часов

от 10 до 15 мг на кг каждые 12 часов

7,5 мг на кг каждые 12 часов

Gentamicin: IV

2,5 мг на кг Каждые 12 часов

2,5 мг на кг каждые 8 ​​часов

2,5 мг на кг каждые 8 ​​часов

Netilmicin (Netromycin): IV

2,5 мг на кг каждые 12 часов

2.5 мг за кг каждые 8 ​​часов

2,5 мг на кг каждые 8 ​​часов

2,5 мг на кг каждые 12 часов

2,5 мг на кг каждый 8 часов

2,5 мг на кг каждые 8 ​​часов

Стоимость

Сравнение стоимости однократного ежедневного приема и традиционного многократного дозирования должно включать не только стоимость антибиотика, но и трудозатраты, лабораторный контроль и токсичность лекарств. Фармакоэкономическое сравнение однократного ежедневного дозирования с традиционным дозированием гентамицина показало 54-процентное сокращение запасов лекарств и трудозатрат при однократном ежедневном дозировании. То же исследование показало 62-процентное снижение затрат на мониторинг при однократном ежедневном приеме.28 Поскольку однократный ежедневный прием часто столь же эффективен (и может быть менее токсичным и более экономичным), он может быть предпочтительным методом введения во многих клинических случаях. ситуации.

Ванкомицин Механизм действия | Сопротивление и многое другое

История ванкомицина

Ванкомицин (торговая марка: Vancocin®) представляет собой гликопептидный антибиотик, история которого восходит к 1950-м годам, когда он был обнаружен в почве, продуцируемой организмом Streptomyces orientalis.[1]

Ванкомицин защищал снабжение питательными веществами, необходимыми Streptomyces orientalis, создавая и рассеивая вещество, уничтожая многие другие виды бактерий, которые могут попасть на его территорию. Обнаружив, что ванкомицин обладает такой активностью, исследователи инфекционных заболеваний начали изучать возможности использования этого вещества в качестве лекарства от тяжелых бактериальных инфекций у людей.

Первоначально он считался препаратом крайней меры [2], так как пенициллины были эффективны при большинстве инфекций, а риск побочных эффектов был выше для ванкомицина, чем для других антибактериальных препаратов.

Однако со временем развитие лекарственной устойчивости, улучшение очистки и совершенствование методов мониторинга лекарств привели к тому, что ванкомицин стал гораздо более распространенным на практике. Механизм действия ванкомицина был открыт в ходе лабораторных испытаний.

Бактериология

Антибиотики уничтожают или подавляют рост бактерий, нарушая нормальные процессы в бактериальной клетке. Многие используемые сегодня антибиотики активны в отношении клеточной стенки делящейся бактерии.

Клеточная стенка бактерий является чрезвычайно важным барьером, который бактерии используют для выживания. Эта клеточная стенка состоит в основном из пептидогликана, который представляет собой сетчатую структуру, состоящую из белков (пептидов) и сахаров (гликанов). Чтобы бактерия могла размножаться, она должна построить новую клеточную стенку пептидогликана. [3]

Клеточные стенки отсутствуют в клетках человека или животных. К счастью, клеточная стенка бактерий является важным компонентом клетки, и без нее бактерии не могут выжить.

Воздействуя на компоненты бактерий, которых нет у людей, клиницисты могут избирательно уничтожать бактериальные инфекции, избегая значительного побочного ущерба для пациента.

Каждая бактерия уникальна по своей реакции на медикаментозное лечение. Правильная идентификация возбудителя имеет жизненно важное значение для обеспечения эффективности антибиотиков.

Большинство бактерий можно разделить на две группы: грамположительные и грамотрицательные.Эти категории были открыты врачом Гансом Кристианом Грамом в 1884 году. [4] Доктор Грам применял красители (известные как пятна) к различным бактериям.

В его эксперименте применяется фиолетовая краска, затем связующее вещество и растворитель, такой как этанол или ацетон, который пытается смыть краску. Затем следует розовое контрастное окрашивание. Доктор Грэм заметил, что некоторые бактерии могут сохранять пурпурный краситель, в то время как другие позволяют красителю вымываться и казаться розовыми.

Основной механизм этих различий лежит в первую очередь в клеточных стенках обоих типов бактерий.Бактерии с толстой клеточной стенкой сохранят краситель, станут пурпурными и будут известны как «грамположительные», в то время как бактерии с тонкой клеточной стенкой позволят смывать пурпурный краситель и окрашиваться в розовый цвет при контрастном окрашивании.

Эти бактерии были известны как «грамотрицательные». Техника доктора Грама теперь известна как «окрашивание по Граму». Эта процедура все еще используется сегодня для определения начальной антибактериальной терапии у пациентов до того, как можно будет идентифицировать инфекционные бактерии.

Грамположительные бактерии с их более толстой клеточной стенкой также имеют другие определяющие характеристики, которые отличают их от грамотрицательных бактерий.Что наиболее важно для антибиотиков, клеточная стенка грамположительных бактерий подвергается воздействию окружающей среды вне клетки. У грамотрицательных бактерий гораздо более тонкая клеточная стенка защищена мембраной из жиров и белков, известной как липидный бислой. [3]

Липидный двойной слой снаружи грамотрицательных бактерий позволяет им гораздо более избирательно относиться к тому, что может и что не может проникнуть в клетку. Однако эти двойные слои все еще должны обеспечивать некоторый транспорт по своей поверхности, чтобы позволить бактериям поглощать необходимые питательные вещества из окружающей среды, в которой они нуждаются для размножения.[3]

Бактерии облегчают перенос питательных веществ в свои клетки с помощью небольших каналов, известных как порины. [5] Антибиотики, направленные против грамотрицательных бактерий, должны иметь достаточно малый размер, чтобы иметь возможность проходить через эти пориновые каналы или пассивно диффундировать через липидный бислой. Этот липидный бислой также имеет полярные и неполярные компоненты, что затрудняет пассивную диффузию заряженных молекул. [6]

Ванкомицин Механизм действия

Ванкомицин — антибактериальный препарат класса гликопептидов.[7] Как и пенициллин, ванкомицин предотвращает синтез клеточной стенки у восприимчивых бактерий. Основное различие в механизме действия двух антибиотиков заключается в месте связывания каждого из них.

Бета-лактамные антибиотики, такие как пенициллин, связываются с метко названными «пенициллин-связывающими белками», чтобы оказывать свое действие. [8] Ванкомицин связывается с ацил-D-ala-D-ala частью растущей клеточной стенки пептидогликана, которая представляет собой группу аминокислот. При связывании начинают действовать множественные механизмы действия.[9]

Во-первых, ванкомицин использует свой большой размер, чтобы блокировать перекрестное связывание стенки пептидогликана. Эти поперечные связи необходимы для поддержания прочности клеточной стенки, а без них клеточная стенка формируется неправильно.

Бактерия обнаруживает, что клеточная стенка не функционирует нормально, и пытается восстановить ее, производя больше строительных блоков пептидогликана.

В результате клетка вырабатывает избыток предшественников пептидогликана, что затем активирует петлю обратной связи, в которой активируются ферменты деградации, расщепляющие пептидогликан.Затем эти ферменты могут также способствовать разрушению клеточной стенки. [10]

При попытке деления отсутствие клеточной стенки приводит к тому, что бактерия наполняется жидкостью из окружающей среды, заставляя ее набухать и в конечном итоге лопнуть, разрушая клетку. [11] Из-за этой активности как бета-лактамные антибиотики, такие как пенициллин, так и гликопептидные антибиотики, такие как ванкомицин, известны как «бактерицидные».

Достижение открытой клеточной стенки грамположительных бактерий довольно легко как для пенициллина, так и для ванкомицина.Однако пенициллин и ванкомицин существенно различаются по размеру и заряду.

В то время как пенициллин может проникать через липидный двухслойный «щит» грамотрицательных бактерий, ванкомицин почти в три раза больше и имеет положительный заряд. Из-за этого ванкомицин не может проникнуть в клетку грамотрицательной бактерии и поэтому препарат не обладает активностью в отношении грамотрицательных инфекций. [6]

К сожалению, для ванкомицина размер препарата также ограничивает эффективность перорального введения.При пероральном приеме ванкомицин не может попасть из желудочно-кишечного тракта в кровь в количествах, необходимых для лечения системной инфекции. [11]

Это также означает, что пероральный ванкомицин не вызывает таких побочных эффектов, как поражение почек (нефротоксичность) или потеря слуха (ототоксичность), которые возможны при внутривенном введении. Перорально вводимый ванкомицин используется при инфекциях Clostridium difficile (ранее известных как Clostridium difficile или C. difficile).[8]

Устойчивость к ванкомицину

При использовании антибиотиков развиваются резистентные штаммы. Ванкомицин обычно используется при подозреваемых или известных инфекциях, вызванных золотистым стафилококком (Staph). Он также активен в отношении множества других распространенных грамположительных бактерий, таких как виды стрептококков и энтерококков. В частности, ванкомицин используется для резистентных бактерий, когда другие варианты, такие как бета-лактамы, неэффективны.

Одним из таких типов устойчивых бактерий, для которых используется ванкомицин, являются бактерии, устойчивые к метициллину, разновидности пенициллина.Хорошо известной резистентной бактерией, обладающей этой чертой, является золотистый стафилококк. Этот тип устойчивых бактерий известен как устойчивый к метициллину Staphylococcus aureus или MRSA.

MRSA развил эту устойчивость в течение многих лет использования различных пенициллинов для лечения и контроля бактерий. К счастью, хотя MRSA устойчив к пенициллинам, развитие штаммов, устойчивых к ванкомицину, остается редкостью. Один тип устойчивости, который могут развить стафилококки, передается MRSA от другого рода бактерий, устойчивых к ванкомицину энтерококков или VRE. [12]

Эта форма энтерококков несет ген, который изменяет аминокислотную цепь ацил-D-ала-D-ала на ацил-D-ала-D-лактат. Это изменение по-прежнему позволяет формировать стенку пептидогликана, но сильно ограничивает связывание ванкомицина. Штамм Staphylococcus aureus, демонстрирующий такой профиль устойчивости, может называться VRSA или устойчивым к ванкомицину Staphylococcus aureus. Обычно это требует смены препарата на другой антибактериальный агент.

Побочные эффекты ванкомицина

Терапия ванкомицином также может вызвать повреждение почек (нефротоксичность), если не осуществлять тщательный контроль, и механизмы действия этого побочного эффекта недостаточно изучены.[13] Разница между эффективной терапией и риском этого побочного эффекта невелика.

В качестве метода снижения токсичности препарата при сохранении его терапевтического эффекта программы, такие как DoseMeRx, предоставляют клиницистам высокоточные методы анализа уровня препарата у пациента. Эта стратегия дозирования известна как мониторинг площади под кривой или AUC, и она была рекомендована в качестве метода выбора для мониторинга терапии ванкомицином в согласованных рекомендациях по ванкомицину 2020 года.[14]

Выводы

Механизм действия ванкомицина можно объяснить, если вспомнить, что бактерии нуждаются в прочной клеточной стенке для своей защиты. Эта стенка состоит из пептидогликана, смеси белков и сахаров. Грамположительные бактерии имеют толстую клеточную стенку, которая подвергается воздействию жидкости в окружающей среде вокруг клетки. Грамотрицательные бактерии имеют тонкую клеточную стенку, окруженную двойным липидным слоем.

Этот липидный бислой не позволяет ванкомицину проникать в грамотрицательные клетки, поэтому он не обладает активностью против этого типа бактерий.Достигая клеточной стенки активно делящейся восприимчивой грамположительной бактерии, ванкомицин связывается с ацил-D-ала-D-ала частью растущей клеточной стенки. После связывания он предотвращает образование клеточной стенкой перекрестных связей, необходимых для ее прочности.

Бактериальная клетка реагирует, создавая больше строительных блоков пептидогликана. Эти предшественники накапливаются в клетке и вызывают увеличение количества бактериальных ферментов, разрушающих пептидогликан. После того, как клеточная стенка удалена или сильно повреждена, жидкость попадает в клетку и заставляет бактерии набухать, пока она, наконец, не лопнет.

Ванкомицин требует тщательного мониторинга для обеспечения терапевтического эффекта препарата при одновременном снижении побочных эффектов. Компании-разработчики программного обеспечения, такие как DoseMeRx, предоставляют программное обеспечение, которое позволяет осуществлять тщательный мониторинг лекарств, чтобы помочь клиницистам в управлении медикаментозной терапией пациента.

  1. Левин, Д.П. Ванкомицин: History.Clin Infect Dis. 2006;42:S5-S12.
  2. Boneca I и Chiosis G. Резистентность к ванкомицину: возникновение, механизмы и стратегии борьбы с ней.Экспертное заключение Ther Targets 2003;7(3):311-328.
  3. Silhavy TJ, Kahne D, and Walker S. Оболочка бактериальной клетки. Колд Спринг Харб Перспект Биол. 2010;2(5):1-16
  4. Мадани К. Доктор Ханс Кристиан Яохим Грам: изобретатель окрашивания по Граму. Обновление первичной медико-санитарной помощи для акушеров-гинекологов 2003;10(5):235-237
  5. Galdiero et al. Взаимодействие микроб-хозяин: структура и роль поринов грамотрицательных бактерий. Curr Protein Pept Sci. 2012;13(8):843-854
  6. Ливермор DM. Поглощение и транспорт антибиотиков бактериями.Scand J Infect Dis Suppl. 1990;74:15-22
  7. Patel S, Preuss CV, Bernice F. Vancomycin. StatPearls [Интернет]. Последнее обновление: февраль 2020 г.
  8. Никайдо Х. Преодолев границы: как цефалоспорины достигают своих целей. Клин Микробиол Инфект. 2000;6(S3):22-26
  9. Nagarajan R. Антибактериальная активность и способы действия ванкомицина и родственных гликопептидов. Противомикробные агенты Chemother. 1991;35(4):605-609
  10. Шефферс Д.Дж. и Пиньо М. Синтез клеточной стенки бактерий: новый взгляд на исследования локализации.Microbiol Mol Biol Rev. 2005;69(4):585-607
  11. Кохански М.А., Дуайер Д.Дж. и Коллинз Дж.Дж. Как антибиотики убивают бактерии: от мишеней к сетям. Nat Rev Microbiol. 2010;8(6):423-435
  12. Gardete S и Tomasz A. Механизмы устойчивости к ванкомицину у Staphylococcus aureus. Джей Клин Инвест. 2014;124(7):2836-2840
  13. Bamgbola O. Обзор почечной токсичности, вызванной ванкомицином: обновление. Ther Adv Endocrinol Metab. 2016; 7(3):136-147
  14. Rybak MJ, Le J, Lodise T, et al. Терапевтический мониторинг ванкомицина при серьезных инфекциях, вызванных устойчивым к метициллину золотистым стафилококком: пересмотренное согласованное руководство и обзор Американского общества фармацевтов системы здравоохранения, Американского общества инфекционистов, Общества детских инфекционных заболеваний и Общества фармацевтов-инфекционистов. Am J Health-Syst Pharm. 2020; 77(11):835-864.

Об авторе:

Брэндон Рейнольдс, Pharm.D., BCPS Клинический фармацевт Узнать больше

Клиническая значимость бактериостатического и бактерицидного механизмов действия при лечении грамположительных бактериальных инфекций | Клинические инфекционные болезни

Аннотация

Различие между бактерицидными и бактериостатическими агентами кажется четким в соответствии с определением in vitro, но это применимо только в строгих лабораторных условиях и несовместимо с конкретным агентом против всех бактерий.Различие является более условным, когда агенты классифицируются по клиническим ситуациям. Предполагаемое превосходство бактерицидных средств над бактериостатическими не имеет большого значения при лечении подавляющего большинства инфекций, вызванных грамположительными бактериями, особенно у пациентов с неосложненными инфекциями и нескомпрометированной иммунной системой. Бактериостатические агенты (например, хлорамфеникол, клиндамицин и линезолид) эффективно использовались для лечения эндокардита, менингита и остеомиелита — показаний, которые часто считаются требующими бактерицидной активности.Хотя данные о бактериостатических/бактерицидных свойствах могут предоставить ценную информацию о потенциальном действии антибактериальных средств in vitro, необходимо объединить эту информацию с фармакокинетическими и фармакодинамическими данными, чтобы обеспечить более содержательное предсказание эффективности in vivo. Окончательным ориентиром в лечении любой инфекции должен быть клинический результат.

Антибактериальная терапия, краеугольный камень современной медицинской практики, представляет собой один из немногих фармакологических методов лечения, излечивающих болезнь.Многие клиницисты приняли определенные предположения и обобщения относительно антибактериальной терапии, которые не обязательно основаны на строгих научных данных. Одна из этих гипотез состоит в том, что агенты с бактерицидной активностью in vitro предпочтительнее агентов с бактериостатической активностью in vitro.

Недавно открытые антибактериальные агенты тестируются in vitro не только на способность ингибировать бактерии, но и для определения того, действительно ли новый агент «убивает» бактерии. Хотя для антибиотика было бы предпочтительнее убивать болезнетворные бактерии, а не просто ингибировать их, клиническая значимость бактерицидного действия in vitro лучше, чем бактериостатического действия, документально подтверждено редко.

Из-за резистентности к имеющимся в настоящее время противомикробным препаратам, используемым для лечения инфекций, вызванных грамположительными бактериями [1–7], современные подходы к терапии этих инфекций должны быть пересмотрены. В конечном счете, целью лечения должно быть достижение хорошего клинического результата (клиническое/бактериологическое излечение и отсутствие рецидивов) с наименьшей токсичностью. В этом обзоре рассматривается актуальность бактериостатического действия in vitro по сравнению с бактерицидным действием, поскольку оно связано с клинической эффективностью антибактериальных средств для лечения грамположительных бактериальных инфекций.

Определение бактериостатической/бактерицидной активности

Определения «бактериостатический» и «бактерицидный» кажутся простыми: «бактериостатический» означает, что агент предотвращает рост бактерий (т. е. удерживает их в стационарной фазе роста), а «бактерицидный» означает, что он убивает бактерии. На самом деле существует , а не 2 чистых категорий противомикробных агентов (одна из которых убивает исключительно бактерии, а другая только подавляет их рост).Скорее, те агенты, которые называются «бактерицидными», обычно не убивают все микроорганизмы (если, например, инокулят большой) в течение 18–24 часов после теста, а большинство так называемых «бактериостатических» агентов убивают некоторые бактерии в пределах 18–24 ч после теста — часто более 90–99 % инокулята, но недостаточно (> 99,9 %), чтобы его можно было назвать «бактерицидным». На микробиологическое определение in vitro того, является ли антибактериальный агент бактерицидным или бактериостатическим, могут влиять условия роста, плотность бактерий, продолжительность теста и степень снижения количества бактерий. Клиническое определение еще более условно. Большинство антибактериальных препаратов лучше описать как потенциально одновременно бактерицидные и бактериостатические.

Микробиологическое определение. Различные микробиологические методы in vitro для определения бактерицидной активности антибактериальных средств в отношении различных изолятов включают минимальную бактерицидную концентрацию (МБК), кривую время-этоксикация и бактерицидный титр в сыворотке (СБТ). Каждый метод может предоставить полезную информацию, но клиническая ценность этих методов ограничена техническими проблемами и сложностью практической интерпретации [8-10].До недавнего времени методы определения МБК не были стандартизированы, и они остаются нестандартизированными для определения СПО [11]. Методы определения MBC значительно различались с течением времени и между лабораториями, поэтому они дают только моментальный снимок во времени и месте для конкретного организма. Воспроизводимость результатов испытаний остается постоянной проблемой при межлабораторной и внутрилабораторной стандартизации таких испытаний. Таким образом, определение бактериостатической или бактерицидной активности антибактериального средства применимо только к конкретному микроорганизму (или даже штамму), против которого оно было испытано в конкретных используемых условиях испытаний.

Количественное определение чувствительности обычно проводят путем двукратного разведения испытуемого антибактериального средства в жидкой питательной среде, инокуляции ее стандартным количеством микроорганизмов и инкубации при 35–37 °С в течение ∼18–24 час Количество антибактериального средства, которое ингибирует видимый рост (ингибирующая фаза) микроорганизма, называется «МПК». Пересев образцов, полученных из прозрачных пробирок или лунок (в случае микротитрационного тестирования), делают на среде (обычно твердой), не содержащей антибактериальных препаратов, и реинкубируют еще 18–24 ч для определения МБК, являющейся наименьшей концентрацией возбудителя. антибактериальный агент, который либо полностью предотвращает рост, либо приводит к ⩾99. 9% снижение первоначального инокулята (т. е. 3-log 10 снижение колониеобразующих единиц [КОЕ]/мл) при пересевах.

Руководство по проведению бактерицидных тестов было опубликовано в 1999 г. NCCLS [12]. Критические компоненты методологии для MBC включают инокулят ⩾5 × 10 5 КОЕ/мл и объем субкультуры 0,1 мл, чтобы точно предсказать, будет ли уничтожено ⩾99,9% бактерий. Хотя общепринятым определением бактерицидности является снижение плотности жизнеспособных бактерий на ⩾99,9% в течение 18–24 часов, нет никаких доказательств того, что несколько более или менее строгое число не может быть в равной степени полезным для прогнозирования клинической полезности.Также неясно, почему в этом тесте было выбрано предельное время инкубации 18–24 ч, хотя, вероятно, оно было таким же, как стандартное предельное время для тестирования чувствительности к МИК неприхотливых бактерий. Возможно, увеличение времени инкубации с 18–24 ч до 36 ч или даже 48 ч изменит классификацию многих антибактериальных средств с бактериостатических на бактерицидные или наоборот. Можно сделать аналогичные предположения относительно размера инокулята и характеристик роста культуры.Таким образом, значения MBC представляют собой результат теста in vitro, в котором фиксированная статическая концентрация антибактериального агента проверяется в сравнении с первоначально фиксированной концентрацией бактерий в водной среде. Это не соответствует ситуации in vivo, при которой антибактериальная и бактериальная концентрация в различных жидкостях и тканях организма может колебаться в широких пределах [13, 14].

Бактериостатическая активность была определена как отношение МБК к МИК >4, но на определение этого отношения могут повлиять многочисленные технические проблемы и другие факторы [8, 15–18].Некоторые из этих факторов могут иметь важное влияние на интерпретацию ситуации in vivo. Культуры в стационарной фазе приводят к уменьшению скорости уничтожения [19] до такой степени, что бактерицидный эффект некоторых антибактериальных агентов, действующих на клеточную стенку, может быть устранен (например, против нерастущих или медленно растущих фаз Staphylococcus aureus ) [20]. In vitro определение бактерицидной активности почти всегда проводят против логарифмических культур в фазе роста, что может не отражать модель роста бактерий in vivo, и это может иметь клинические последствия.Условия испытаний МБК также могут влиять на результаты [18, 21]; достаточное количество антибиотика может быть перенесено в субкультуры для ингибирования роста выживших организмов [22, 23]; а оксигенация, pH [24–26] и продолжительность инкубации [21] или температура [24, 27] могут влиять на надежность. Кроме того, осмолярность и содержание ионов в среде могут влиять на интерпретацию MBC.

Кривые «время-элиминация» использовались для определения кинетики уничтожения бактерий in vitro, но не для рутинного определения того, является ли антибактериальный агент бактериостатическим или бактерицидным.Они могут быть полезны для определения того, зависит ли уничтожение бактерий от концентрации и/или от времени: зависимое от концентрации уничтожение бактерий происходит, когда скорость и степень уничтожения увеличиваются с прогрессивно более высокими концентрациями антибактериальных средств (например, для аминогликозидов и фторхинолонов), а уничтожение зависит от времени. возникает, когда увеличение антибактериальных концентраций выше МИК не приводит к пропорциональному увеличению лизиса (например, для β-лактамов и оксазолидинонов). Область под кривой концентраций в сыворотке, превышающая МПК, является критической для зависящего от времени уничтожения.

SBT — это максимальное разведение сыворотки, которое обычно убивает 99,9% исходного бактериального инокулята после инкубации в течение 18–24 часов. Клиническая полезность СПО не доказана, и СПО обычно не применяется в клинической практике для мониторинга или управления индивидуальным уходом за пациентами.

Два взаимосвязанных явления, препятствующих уничтожению бактерий, — это парадоксальный эффект и толерантность. Eagle и Mussleman [28] сообщили, что большая часть грамположительных организмов проявляла «парадоксальный» эффект: когда концентрация пенициллина была увеличена до более чем оптимальной бактерицидной концентрации, бактерии погибали при уменьшении, а не при увеличении. скорости, так что максимальный эффект был получен только в пределах относительно узкой зоны [15, 17, 29–36]. Фенотипическая «толерантность» in vitro была определена как MBC, который в ⩾32 раза превышает MIC. Исследования на животных показали, что устойчивый к пенициллину стрептококковый эндокардит труднее вылечить, чем эндокардит, вызванный неустойчивыми штаммами [35, 37]. Терапевтическая неудача была зарегистрирована у людей с толерантной к пенициллину S. aureus пневмонией [38] и повышенной заболеваемостью/неэффективностью лечения при эндокардите [39–41].

Клиническое определение. Бактериостатические и бактерицидные классификации в клинической практике не являются абсолютными и могут привести к ложным предположениям относительно антибактериальной терапии, особенно если игнорируются другие основные антибактериальные фармакокинетические/фармакодинамические параметры.Важно различать микробиологические и клинические определения. Доказательств в поддержку тестирования MBC для индивидуального ухода за пациентами недостаточно [8], даже несмотря на то, что он является общепринятым параметром in vitro при оценке нового антибактериального агента. Антибактериальные агенты с самыми низкими значениями МИК или МБК могут быть менее предпочтительными по сравнению с агентами с более высокими МИК или МБК, например, хорошая бактерицидная аминогликозидная активность in vitro в отношении Salmonella enterica серотипа Typhi не приводит к клинической эффективности.

Исключения из клинического определения. Некоторые широкие классы антибактериальных средств, считающиеся бактериостатическими, могут проявлять бактерицидную активность в отношении некоторых бактерий на основании определения показателей MBC/MIC in vitro. В высоких концентрациях бактериостатические агенты часто оказывают бактерицидное действие на некоторые чувствительные микроорганизмы [33]. Макролиды считаются одним из классических бактериостатических препаратов, но эритромицин, азитромицин и кларитромицин продемонстрировали бактерицидную активность in vitro против Streptococcus pyogenes и Streptococcus pneumoniae [42–45]. Точно так же хлорамфеникол бактерициден в отношении S. pneumoniae , но бактериостатичен в отношении S. aureus и стрептококков группы B [46–49]. Клиндамицин может быть бактерицидным in vitro, в зависимости от организма и условий роста [50, 51]. In vitro линезолид обладает бактериостатической активностью в отношении стафилококков и энтерококков, но бактерицидной активностью в отношении стрептококков, в том числе S. pneumoniae [52, 53].

Аналогично, антибактериальные агенты, которые считаются бактерицидными как широкий класс, могут проявлять бактериостатическую активность только in vitro.В низких концентрациях бактерицидные препараты могут проявлять лишь бактериостатическую активность. Хинупристин-дальфопристин обычно считается бактерицидным in vitro в отношении большинства штаммов стафилококков и стрептококков, но бактериостатическим в отношении Enterococcus faecium [54, 55]. Хотя все хинолоны являются бактерицидными, у них есть единственная концентрация, при которой они наиболее бактерицидны: парадоксальный эффект снижения лизиса при более высоких концентрациях, скорее всего, является результатом дозозависимого ингибирования синтеза РНК [56, 57]. Кроме того, надежность бактерицидной активности лекарства зависит от бактериальной нагрузки и фазы роста. Для определения бактерицидной активности in vitro плотность бактериальных клеток составляет 10 5–6 КОЕ/мл активно растущей культуры, тогда как концентрация микробов может достигать 10 8–10 КОЕ/г инфицированной ткани [58]. . Эти плотные популяции состоят преимущественно из нерастущих бактерий. Таким образом, организмы, присутствующие при высоких нагрузках, растут медленнее, чем те, которые используются для измерения MBC in vitro [13], или представляют собой бактериальные популяции, которые преимущественно находятся в фазе отсутствия роста [58].Недостаточная эффективность при высокой бактериальной нагрузке была продемонстрирована in vivo для различных бактерицидных антибактериальных средств. К ним относятся ванкомицин и цефотаксим при экспериментальном эндокардите, вызванном грамположительными бактериями [59, 60], и пенициллин (но не клиндамицин) при экспериментальной инфекции бедер мышей Clostridium difficile и S. pyogenes [61, 62].

Факторы, влияющие на клинический результат антибактериальной терапии

Немикробиологические факторы влияют на ответ на терапию, включая защитные механизмы хозяина, место инфекции, основное заболевание [13, 14, 63] и критические внутренние фармакокинетические и фармакодинамические свойства антибактериального агента.

Неадекватное проникновение в очаг инфекции является одним из основных факторов неэффективности антибактериальной терапии. Активное лекарство должно достигать бактерий в соответствующих жидкостях и тканях организма в концентрациях, необходимых для уничтожения или подавления роста патогена.

Способность антибактериальных средств преодолевать гематоэнцефалический барьер является важным фактором при лечении менингита. Аминогликозиды плохо проникают в бронхиальный секрет [64]; поэтому легочные инфекции требуют более высоких доз препарата [65].На доступность свободного (активного) препарата влияет степень связывания с белками. Клинически могут потребоваться более высокие дозы, чем те, что отражены в данных in vitro. Для лечения внутриклеточных бактерий необходимо эффективное проникновение в клетки (например, макролиды обычно концентрируются в фагоцитах). Обволакивая себя волокнистым экзополисахаридным гликокаликсом, бактерии защищаются от защитных сил хозяина и действия антибактериальных средств [66–69]: клиндамицин может влиять на эрадикацию бактерий за счет прямой антибактериальной активности, а также путем ингибирования развития биопленок гликокаликса с помощью S.aureus [70, 71] и прикрепление за счет связывания фибронектина S. aureus с клетками-хозяевами [72].

Клинические ситуации, при которых бактерицидное действие считается необходимым

Эндокардит. Бактерии в сердечных вегетациях могут достигать очень высоких концентраций (10 8 –10 10 организмов на грамм ткани). При такой плотности скорость метаболизма и клеточного деления снижается, что приводит к снижению восприимчивости к бактерицидным эффектам агентов, действующих на клеточную стенку.Бактерии находятся в состоянии покоя, окруженные фибрином, тромбоцитами и, возможно, кальцифицированным материалом [73, 74]. Бактерии, считающиеся чувствительными к различным антибактериальным препаратам, в большинстве случаев оказываются относительно устойчивыми при эндокардите [75]. Часто достигается клиническое излечение, но обычно требуется длительное введение относительно высоких доз бактерицидного антибактериального агента, действующего на клеточную стенку, для истинной стерилизации растительности, чтобы убить любые спящие бактерии, когда они начинают продуцировать клеточные стенки при делении.

Признание потенциальной важности бактерицидной активности для лечения эндокардита восходит к ранним наблюдениям [76], но важно, что бактериостатический агент (клиндамицин) с успехом использовался при лечении стафилококкового эндокардита (20 [74% ] из 27 случаев были вылечены) [77]. Это похоже на более поздние исследования, в которых 21 (70%) из 30 пациентов с эндокардитом S. aureus были вылечены нафциллином, с гентамицином или без него [78], а 11 (73%) из 15 были вылечены с помощью пенициллина, метициллина. или нафциллин [79].Энтерококковый эндокардит представляет собой особую дилемму, поскольку патогены часто проявляют устойчивость к пенициллинам, аминогликозидам и ванкомицину, средствам, которые в первую очередь рассматриваются при лечении эндокардита, вызванного грамположительными микроорганизмами [4]. В качестве самостоятельных агентов они проявляют бактериостатическую активность в отношении чувствительных энтерококков in vitro [80]. Для терапии требуется комбинация пенициллина или ванкомицина с гентамицином или стрептомицином. Линезолид, обладающий бактериостатическим действием in vitro на виды энтерококков, излечил некоторые случаи резистентных к ванкомицину штаммов E.faecium эндокардит [81,82].

Менингит. Часто считается, что антибактериальные препараты для лечения менингита должны быть бактерицидными не только из-за необходимости как можно быстрее ликвидировать инфекцию, но и из-за плохой иммунологической компетентности ЦНС. Однако проникновение многих антибактериальных препаратов в спинномозговую жидкость плохое или в различной степени зависит от степени воспаления. Некоторые антибактериальные препараты, которые обычно считаются бактериостатическими, — тетрациклин [83], хлорамфеникол [84], линезолид [85, 86] и триметоприм-сульфаметоксазол [87, 88] — эффективно проникают в ЦСЖ и успешно применяются для лечения грамотрицательных лейкоцитов. положительный бактериальный менингит.Однако в экспериментах на животных ампициллин оказался более эффективным, чем хлорамфеникол, при менингите S. pneumoniae [89], а клинические результаты у педиатрических пациентов с резистентным к пенициллину менингитом S. pneumoniae , получавших хлорамфеникол, были плохими [90]. Редкие случаи ванкомицин-резистентного менингита E. faecium успешно лечили линезолидом [85, 86].

Остеомиелит. Поскольку при остеомиелите лекарственное средство может плохо проникать из-за снижения кровоснабжения, может показаться логичным выбор бактерицидного агента для терапии; однако клиндамицин, бактериостатический агент, достигает высоких концентраций в костях и считается подходящим средством для лечения грамположительного бактериального остеомиелита [91, 92]. Успешный исход остеомиелита определяется адекватной хирургической обработкой и выбором противомикробного препарата, к которому чувствителен организм, а не бактерицидными свойствами этого препарата.

Нейтропения. Использование бактерицидной антибактериальной терапии было предложено для лечения бактериальных инфекций у пациентов с тяжелой нейтропенией [93, 94]. Подтверждающие данные, по-видимому, больше полагаются на предполагаемую синергетическую активность комбинированной терапии, обычно β-лактам плюс аминогликозид.В настоящее время грамположительные бактерии стали важной трудноизлечимой причиной инфекции у пациентов с нейтропенией [93, 95, 96]. Бактериостатические препараты недостаточно изучены у этих пациентов.

В таблице 1 перечислены классы бактерицидных и альтернативных бактериостатических антибактериальных средств, используемых при серьезных грамположительных бактериальных инфекциях.

Таблица 1

Бактерицидные и бактериостатические антибактериальные классы для серьезных грамположительных бактериальных инфекций.

Таблица 1

Бактерицидные и бактериостатические антибактериальные классы для серьезных грамположительных бактериальных инфекций.

Недостатки бактерицидного действия

Некоторые данные указывают на то, что быстрое литическое действие бактерицидных антибактериальных средств может привести к потенциально неблагоприятным клиническим последствиям [97, 98]. Всплеск эндотоксинов хорошо задокументирован после антибактериальной терапии в спинномозговой жидкости младенцев с грамотрицательным бактериальным менингитом [99, 100].При менингите, вызванном S. pneumoniae , быстрая гибель микроорганизмов приводит к продукции повышенных фрагментов клеточной стенки и внутриклеточного пневмолизина, которые усиливают реакцию лейкоцитов и высвобождение простагландинов, что приводит к усилению отека мозга и высокой смертности при пневмококковом менингите. 90, 101]. Даже хлорамфеникол литичен в отношении S. pneumoniae , поэтому независимо от того, какой агент используется, в результате бактериального лизиса может возникнуть выраженная воспалительная реакция.

Преимущества бактериостатического действия

Экзотоксины стафилококков и стрептококков могут вызывать синдром токсического шока. Хотя эти бактерии обычно чувствительны к клиндамицину, его бактериостатическое действие некоторое время считалось недостатком, и предпочтение отдавалось бактерицидным антибактериальным средствам. Однако было показано, что клиндамицин полностью ингибирует выработку токсина-1 синдрома токсического шока S. aureus как в культурах роста, так и в стационарной фазе [102].При высокой бактериальной нагрузке клиндамицин также более эффективен, чем пенициллин, в снижении смертности от экспериментальной инфекции бедра либо Clostridium perfringens [62], либо S. pyogenes [61]. Клиндамицин в настоящее время считается основным компонентом терапии синдрома стафилококкового и стрептококкового токсического шока [103]. Бактериостатические средства ингибируют синтез белка в покоящихся медленно растущих бактериях, на которые не действуют бактерицидные β-лактамы.

Выводы

Чем больше невежество, тем больше догматизм.

Приписывается Уильяму Ослеру, 1902 г.

Презумпция превосходства бактерицидного действия in vitro над бактериостатическим при лечении грамположительных бактериальных инфекций является скорее интуитивной, чем основанной на строгих научных исследованиях. Различие между терминами «бактерицидный» и «бактериостатический» может показаться четким в соответствии с определением in vitro, но это применимо только в строгих лабораторных условиях, непоследовательно для конкретного агента против всех бактерий и значительно более расплывчато клинически.Большинство авторов согласны с тем, что возможное превосходство бактерицидной активности над бактериостатическими антибактериальными средствами не имеет клинического значения при лечении подавляющего большинства грамположительных бактериальных инфекций. Одним доказанным показанием к бактерицидной активности является энтерококковый эндокардит. Менингит обычно лечат бактерицидными средствами, но эффективно используются и бактериостатические средства, такие как хлорамфеникол и линезолид. Данные бактериостатического/бактерицидного действия in vitro могут предоставить информацию о потенциальном действии антибактериальных средств, но это лишь один из многих факторов, необходимых для прогнозирования благоприятного клинического исхода.

Благодарности

Большое спасибо за редакционную помощь Питеру Тодду, Марион Стаффорд и Пэт С. Пэнки.

Каталожные номера

1. 

Меняющаяся эпидемиология Staphylococcus aureus?

,

Emerg Infect Dis

,

2001

, vol.

7

 (стр. 

178

82

)2,  .

Устойчивость к антибиотикам в отделениях интенсивной терапии

,

Clin Chest Med

,

1999

, vol.

20

 (стр. 

303

16

)3.

Появление Staphylococcus aureus со сниженной чувствительностью к ванкомицину в Японии

,

Am J Med

,

1998

, vol.

104

 

Приложение 5A

(стр.

7

10

)4.

Жизнь и времена энтерококка

,

Clin Microbiol Rev

,

1990

, том.

3

 (стр. 

46

65

)5,  ,  .

Секреты успеха человеческого патогена: молекулярная эволюция пандемических клонов метициллин-резистентных

2

 (стр. 

180

9

)6,  ,  ,  ,  .

Первый клинический изолят ванкомицина промежуточного звена Staphylococcus aureus во французской больнице [письмо]

,

Lancet

,

1998

, vol.

351

стр.

1212

7.

Новые лица старого возбудителя: появление и распространение полирезистентного Streptococcus pneumoniae

,

Am J Med

,

1999

, vol.

107

 

(Приложение 1A)

(стр.

55

62

)8,  .

Испытания на бактерицидное действие антибактериальных средств: технические характеристики и клиническая значимость

5

 (стр. 

420

32

)9. , .

Бактерицидный тест сыворотки: прошлое, настоящее и будущее использование в лечении пациентов с инфекциями

10

 

Oxford

Blackwell Scientific Publications

(стр.

44

55

)10. ,  ,  .

Клиническая микробиология

,

Инфекционные болезни

,

1992

Филадельфия

WB Saunders

(стр.

107

26 7.)

Бактериостатическая и бактерицидная активность

,

Infect Dis Clin North Am

,

1989

, vol.

3

 (стр. 

389

98

)12

NCCLS

.

Методы определения бактерицидной активности антибактериальных средств; утвержденное руководство

,

NCCLS, документ M26-A

,

1999

Villanova, PA

NCCLS

13.

Обзор фармакокинетики и фармакодинамики антибактериальных средств

,

Mayo Clin Proc

,

1998

, vol.

73

 (стр. 

1114

22

)14,  .

Кинетика антибактериальной активности

,

J Pediatr

,

1986

, том.

108

 (стр. 

835

40

)15,  .

Толерантность к антибиотикам среди клинических изолятов бактерий

,

Rev Infect Dis

,

1985

, vol.

7

 (стр.

368

86

)16,  ,  ,  .

Средозависимое изменение бактерицидной активности антибиотиков в отношении восприимчивых Staphylococcus aureus

,

Противомикробные средства Chemother

,

1978

, vol.

13

 (стр. 

665

8

)17.

Проблемы определения in vitro устойчивости к антибиотикам в клинических изолятах

30

 (стр. 

633

7

)18,  ,  ,  .

Определение минимальных бактерицидных концентраций оксациллина для Staphylococcus aureus: влияние и значение технических факторов

,

Противомикробные средства Chemother

,

1983

, том.

23

 (стр. 

142

50

)19,  .

Важность фазы роста бактерий при определении минимальных бактерицидных концентраций пенициллина и метициллина

19

 (стр.  

1075

7

)20,  ,  ,  ,  .

Бактерицидное действие антибиотиков на медленно растущие и нерастущие бактерии

35

 (стр. 

1824

8

)21,  ,  .

Изменение чувствительности штаммов Staphylococcus aureus к оксациллину, цефалотину и гентамицину

,

Противомикробные агенты Chemother

,

1976

, vol.

10

 (стр. 

707

12

)22,  .

In-vitro методы определения минимально летальных концентраций антибактериальных средств

,

Am J Clin Pathol

,

1979

, vol.

71

 (стр. 

88

92

)23,  ,  ,  .

Важность сведения к минимуму остаточного эффекта при пересевах при обнаружении устойчивых к пенициллину стрептококков группы viridans

23

 (стр.

614

6

)24.

Действие пенициллина на бактерии

,

Br Med J

,

1945

, том.

1

 (стр. 

107

10

)25,  .

Бактерицидная активность тейкопланина и даптомицина в присутствии альбумина или сыворотки при контролируемых условиях рН и ионизированного кальция

37

 (стр.  

605

9

)26,  ,  .

pH-зависимая толерантность к оксациллину Staphylococcus aureus

,

Противомикробные препараты Chemother

,

1983

, vol.

23

 (стр. 

232

5

)27,  ,  .

Влияние температуры на посевной материал как потенциальный источник ошибки в измерениях бактерицидности при подсчете чашек с разбавлением агара

32

 (стр. 

513

7

)28,  .

Медленное восстановление бактерий при токсическом воздействии пенициллина

,

J Bacteriol

,

1949

, том.

58

 (стр. 

475

90

)29,  ,  .,  ,  ,  .

Специальные тесты: бактерицидная активность, активность противомикробных препаратов в комбинации и определение продукции β-лактамаз

,

Руководство по клинической микробиологии

,

1980

3-е изд.

Washington, DC

American Society for Microbiology Press

(стр.

478

84

)30.

Фенотипическая резистентность к антибактериальным препаратам

,

J Antimicrob Chemother

,

1985

, vol.

15

 (стр. 

653

5

)31,  .

Антибактериальная химиотерапия инфекции человека, вызванной Listeria monocytogenes

,

Eur J Clin Microbiol Infect Dis

,

1995

, vol.

14

 (стр. 

165

75

)32,  .

Фармакодинамика антибактериальных средств и обоснование их дозирования

,

J Chemother

,

1997

, том.

9

 

Приложение 1

(стр.

64

73

)33,  . , .

Применение антибиотиков

,

Практический подход к инфекционным заболеваниям

,

1991

3-е изд.

Бостон

Little, Brown, and Company

(стр.

821

1007

)34.

Фенотипическая толерантность: поиск бета-лактамных антибиотиков, убивающих нерастущие бактерии

,

Rev Infect Dis

,

1986

, том.

8

 

Приложение 3

(стр.

279

91

)35,  ,  .

Толерантность к антибиотикам среди клинических изолятов бактерий

,

Противомикробные агенты Chemother

,

1986

, vol.

30

 (стр.

521

7

)36,  ,  .

Толерантность к пенициллину и неэффективность лечения при стрептококковом фаринготонзиллите группы А

15

 (стр. 

107

15

)37.

Сравнение четырех методов определения МИК и МБК пенициллина для зеленящих стрептококков и значение для толерантности к пенициллину

25

 (стр.

209

16

)38,  ,  .

Терапевтическая неудача при пневмонии, вызванной толерантным штаммом Staphylococcus aureus

,

Scand J Infect Dis

,

1982

, vol.

14

 (стр. 

309

11

)39,  ,  ,  .

Серьезные стафилококковые инфекции штаммами, устойчивыми к бактерицидным антибиотикам

,

Arch Intern Med

,

1979

, vol.

139

 (стр. 

1026

31

)40,  .

Парадоксальный эффект пенициллина in vivo [письмо]

,

J Antimicrob Chemother

,

1985

, том.

15

 (стр. 

507

8

)41,  ,  ,  ,  .

Новый тип резистентности к пенициллину у Staphylococcus aureus

,

Ланцет

,

1977

, том.

1

 (стр. 

443

7

)42,  ,  , и др.

In vitro и in vivo оценка нового макролида A-56268 (TE-031)

30

 (стр. 

865

73

)43,  .

Наблюдения за механизмом действия эритромицина

,

Proc Soc Exper Biol Med

,

1952

, vol.

81

 (стр. 

188

93

)44,  ,  .

Кларитромицин и азитромицин: новые макролидные антибиотики

,

Clin Pharm

,

1992

, vol.

11

 (стр. 

137

52

)45,  ,  , и др.

Спектр и механизм действия азитромицина (CP-62,993), нового макролида с 15-членным циклом, обладающего повышенной эффективностью в отношении грамотрицательных микроорганизмов

31

 (стр. 

1939

47

)46,  ,  .

Хлорамфеникол: обзор его применения в клинической практике

,

Rev Infect Dis

,

1981

, vol.

3

 (стр. 

479

91

)47,  .

Бактерицидное и бактериостатическое действие хлорамфеникола в отношении менингеальных возбудителей

,

Противомикробные средства Chemother

,

1979

, том

16

 (стр.  

13

8

)48.

Сравнение хлорамфеникола и ампициллина в качестве бактерицидных агентов для Haemophilus influenzae тип B

,

J Med Microbiol

,

1977

, vol.

10

 (стр. 

127

31

)49,  ,  .

Антагонизм ампициллина и хлорамфеникола в отношении менингеальных изолятов стрептококков группы В

20

 (стр. 

281

5

)50,  .

Бактерицидная активность пяти антибактериальных средств против Bacteroides fragilis

,

J Infect Dis

,

1972

, vol.

126

 (стр. 

104

7

)51,  .

Антибактериальная терапия экспериментального эндокардита, вызванного Staphylococcus aureus

,

J Infect Dis

,

1975

, том.

131

 (стр. 

367

75

)52,  ,  ,  .

Сравнительная бактерицидная активность оксазолидоновых антибиотиков in vitro в отношении полирезистентных энтерококков

30

 (стр. 

109

12

)53,  ,  , и др.

Активность U-100592 и U-100766 in vitro, новые оксазолидиноновые антибактериальные агенты

,

Противомикробные агенты Chemother

,

1996

, vol.

40

 (стр. 

839

45

)54,  ,  ,  .

Хинупристин-дальфопристин: обзор

,

Фармакотерапия

,

2000

, том.

20

 (стр. 

1469

85

)55,  ,  .

Хинупристин/дальфопристин: обзор его применения при лечении серьезных грамположительных инфекций

58

 (стр. 

1061

97

)56,  .

Налидиксовая кислота: антибактериальный парадокс

8

 (стр. 

251

61

)57,  . .

Химия и механизмы действия антибиотиков хинолонового ряда

,

Хинолоны

,

1988

Лондон

Academic Press

(стр.

23

) 50 81 9008.

Фармакодинамика антибактериальных средств: бактерицидное и постантибиотическое действие

,

Infect Dis Clin North Am

,

1989

, vol.

3

 (стр. 

415

21

)59,  ,  .

Сравнительная эффективность даптомицина, ванкомицина и клоксациллина для лечения эндокардита Staphylococcus aureus у крыс и роль условий испытаний в этом определении

34

 (стр. 

2348

53

)60,  ,  ,  ,  .

Влияние стадии развития поражений клапанов на антибактериальную активность цефотаксима при экспериментальных энтерококковых инфекциях

27

 (стр. 

320

3

)61,  ,  ,  .

Новый взгляд на эффект Игла: эффективность клиндамицина, эритромицина и пенициллина при лечении стрептококкового миозита

158

 (стр. 

23

8

)62,  ,  ,  .

Сравнение эффективности клиндамицина, рифампина, тетрациклина, метронидазола и пенициллина в профилактике экспериментальной газовой гангрены, вызванной Clostridium perfringens

,

J Infect Dis

,

1987

, vol.

155

 (стр. 

220

8

)63.

Фармакодинамика антибактериальных средств как основа для определения режимов дозирования

,

Eur J Clin Microbiol Infect Dis

,

1993

, том.

12

 

Приложение 1

(стр.

6

8

)64,  ,  .

Концентрации гентамицина в бронхиальном секрете после внутримышечного и эндотрахеального введения

,

J Clin Pharmacol

,

1975

, vol.

15

 (стр.

518

24

)65,  ,  .

Связь уровней аминогликозидов в плазме с терапевтическим исходом при грамотрицательной пневмонии

77

 (стр. 

657

62

)66,  .

Прилипание бактерий и гликокаликс и их роль в скелетно-мышечной инфекции

15

 (стр. 

517

35

)67,  ,  .

Морфологическая стабилизация гликокалисов 23 штаммов пяти видов Bacteroides с использованием специфических антисывороток

,

Can J Microbiol

,

1984

, vol.

30

 (стр. 

809

19

)68,  ,  ,  ,  .

Бактериальная адгезия и образование гликокаликса при остеомиелите, экспериментально индуцированном Staphylococcus aureus

,

Infect Immun

,

1984

, vol.

43

 (стр. 

825

33

)69,  .

Ультраструктурные исследования прилипания Staphylococcus aureus при экспериментальном остром гематогенном остеомиелите

,

Infect Immun

,

1985

, vol.

49

 (стр. 

443

6

)70,  ,  ,  ,  .

Электронно-микроскопическое исследование влияния клиндамицина на адгезию Staphylococcus aureus к поверхностям костей

,

Microbios

,

1986

, том.

45

 (стр. 

21

32

)71,  ,  ,  .

Электронно-микроскопическое исследование влияния терапии клиндамицином на адгезию бактерий и образование гликокаликса при экспериментальном Staphylococcus aureus остеомиелите

,

Microbios

,

1986

, vol.

48

 (стр. 

189

206

)72,  ,  .

Субингибирующие концентрации антибиотиков изменяют связывание фибронектина с Staphylococcus aureus

,

Противомикробные агенты Chemother

,

1983

, vol.

24

 (стр. 

823

6

)73,  .

Экспериментальный бактериальный эндокардит. I. Колонизация стерильной растительности

,

Br J Exp Pathol

,

1972

, vol.

53

 (стр. 

44

9

)74.,  ,  .

Общие терапевтические принципы

,

Инфекционные болезни

,

1992

Филадельфия

WB Saunders

(стр.

153

60

.) , .

Сердечные инфекции

,

Практический подход к инфекционным заболеваниям

,

1991

3-е изд.

Бостон

Little, Brown, and Company

(стр.

278

304

)76.

Предположения о механизме излечения бактериального эндокардита

,

JAMA

,

1950

, том.

144

 (стр. 

524

7

)77.

Терапия клиндамицином эндокардита Staphylococcus aureus : клинический рецидив и развитие резистентности к клиндамицину, линкомицину и эритромицину

,

Am J Med

,

1976

, vol.

60

 (стр.  

419

25

)78,  .

Комбинированная противомикробная терапия эндокардита Staphylococcus aureus у пациентов, зависимых от парентеральных наркотиков, и у лиц, не являющихся наркоманами: проспективное исследование

97

 (стр. 

496

503

)79,  .

Инфекции, вызванные Staphylococcus aureus

,

Medicine (Baltimore)

,

1977

, vol.

56

 (стр. 

383

409

)80,  . ,  ,  ,  .

Сердечно-сосудистые инфекции

Принципы и практика лечения инфекционных заболеваний Манделла, Дугласа и Беннета

1995

4-е изд.

Нью-Йорк

Черчилль Ливингстон

(стр. 

740

83

)81,  ,  ,  ,  ,  .

Успешное лечение эндокардита, устойчивого к ванкомицину Enterococcus пероральным линезолидом

,

Clin Infect Dis

,

2001

, vol.

32

 (стр. 

1373

5

)82,  ,  ,  .

Эффективность и безопасность линезолида для лечения инфекций, вызванных Staphylococcus aureus , при использовании из сострадания у пациентов с непереносимостью или отсутствием ответа на ванкомицин

50

 (стр.  

1017

26

)83,  .

Террамицин внутримышечно при лечении менингита; отчет о 21 восстановлении

,

Arch Pediatr

,

1953

, vol.

70

 (стр. 

319

25

)84,  ,  ,  ,  .

Затянувшийся пневмококковый менингит, вызванный микроорганизмами с повышенной устойчивостью к пенициллину

,

Педиатрия

,

1976

, том.

58

 (стр. 

378

81

)85,  ,  .

Успешное лечение линезолидом менингита, устойчивого к ванкомицину Enterococcus faecium : клинический случай и обзор литературы

33

 (стр. 

375

9

)86,  ,  ,  .

Ванкомицин-резистентный Enterococcus faecium менингит успешно лечится линезолидом: описание случая и обзор литературы

33

 (стр.

477

82

)87,  .

Триметоприм/сульфаметоксазол при бактериальном менингите

,

Ann Intern Med

,

1984

, vol.

100

 (стр. 

881

90

)88,  ,  .

Потенциальная роль триметоприм-сульфаметоксазола в лечении серьезных внутрибольничных бактериальных инфекций

9

 

Приложение 2

(стр. 

160

7

)89,  .

Бактерицидная и бактериостатическая антибиотикотерапия экспериментального пневмококкового менингита у кроликов

71

 (стр. 

411

9

)90,  .

Неэффективность терапии хлорамфениколом при резистентном к пенициллину пневмококковом менингите

339

 (стр. 

405

8

)91,  . , .

Остеомиелит и инфекции диабетической стопы

,

Практический подход к инфекционным заболеваниям

,

1991

3-е изд.

Бостон

Little, Brown, and Company

(стр.

464

98

)92,  ,  .

Противомикробное лечение остеомиелита

,

Clin Orthop

,

1993

, том.

295

 (стр. 

87

95

)93.

Концепция эмпирической терапии комбинациями антибиотиков: показания и ограничения

,

Am J Med

,

1986

, vol.

80

 

Дополнение 5C

(стр.

2

12

)94.

Эмпирическая антимикробная терапия у хозяина с нейтропенией [от редакции]

,

N Engl J Med

,

1986

, том.

315

 (стр. 

580

1

)95.

Нейтропения, лихорадка и инфекция

,

Am J Med

,

1984

, vol.

76

 (стр. 

421

8

)96,  ,  , и др.

Рандомизированное исследование, в котором сравнивали монотерапию цефтазидимом с комбинированной терапией антибиотиками у онкологических больных с лихорадкой и нейтропенией

315

 (стр. 

552

8

)97,  .

β-лактамный антибиотик, индуцированный высвобождением свободного эндотоксина: in vitro сравнение пенициллин-связывающего белка (PBP) 2-специфического имипенема и PBP3-специфического цефтазидима

165

 (стр. 

1033

41

)98,  .

Бактериальный менингит: патогенез, патофизиология и течение

,

N Engl J Med

,

1992

, том.

327

 (стр. 

864

72

)99,  ,  ,  .

Кахектин спинномозговой жидкости/концентрация фактора некроза опухоли-α и фактора активации тромбоцитов и тяжесть бактериального менингита у детей

162

 (стр. 

139

47

)100,  ,  ,  ,  ,  .

Повышение концентрации эндотоксина и интерлейкина-1β в спинномозговой жидкости младенцев с колиформным менингитом и вентрикулитом, связанным с внутрижелудочковой терапией гентамицином

160

 (стр. 

891

5

)101,  .

Модуляция высвобождения провоспалительных бактериальных соединений антибактериальными средствами: потенциальное влияние на течение воспаления и исход при сепсисе и менингите

15

 (стр. 

95

110

)102,  ,  ,  ,  .

Комбинация флуклоксациллина и гентамицина ингибирует выработку токсина 1 синдрома токсического шока Staphylococcus aureus как в логарифмической, так и в стационарной фазах роста

41

 (стр. 

1682

5

)103,  .

Клиндамицин при лечении синдромов стрептококкового и стафилококкового токсического шока

34

 (стр. 

936

9

)

© 2004 г. Американского общества инфекционистов

грамположительных бактерий Статья

Деятельность по повышению квалификации

Грамположительные микроорганизмы имеют очень изменчивые модели роста и резистентности.Проект SCOPE (Наблюдение и контроль за патогенами, имеющими эпидемиологическое значение) обнаружил, что у лиц с сопутствующими злокачественными новообразованиями на грамположительные микроорганизмы приходилось 62 процента всех инфекций кровотока в 1995 г. и 76 процентов в 2000 г., в то время как на грамотрицательные микроорганизмы приходилось 22 процента. в 1995 г. и 14% в 2000 г. В этом мероприятии рассматривается оценка и лечение грамположительных бактериальных инфекций и объясняется роль межпрофессиональной команды в улучшении ухода за больными пациентами.

Цели:

  • Объясните, как выявить грамположительную бактериальную инфекцию.
  • Определите распространенные инфекции, вызванные грамположительными бактериями.
  • Опишите стратегии лечения грамположительных бактериальных инфекций.
  • Опишите стратегии межпрофессиональной команды для улучшения координации помощи и коммуникации для обеспечения качественной помощи пациентам с грамположительными бактериальными инфекциями.

Введение

Медицинские работники должны понимать важную разницу между грамположительными и грамотрицательными бактериями. Грамположительные бактерии — это бактерии, классифицируемые по цвету, который они приобретают при окрашивании. Ганс Христиан Грам разработал метод окрашивания в 1884 году. В методе окрашивания используется краситель кристаллический фиолетовый, который удерживается толстой пептидогликановой клеточной стенкой грамположительных организмов.Эта реакция придает грамположительным микроорганизмам синий цвет при рассмотрении под микроскопом. Хотя грамотрицательные организмы обычно имеют наружную мембрану, они имеют более тонкий слой пептидогликана, который не удерживает синий краситель, используемый в начальном процессе окрашивания. Другой информацией, используемой для дифференциации бактерий, является форма. Грамположительные бактерии включают кокки, бациллы или ветвящиеся нити.

Этиология

Грамположительные кокки включают Staphylococcus (каталазоположительный), который растет скоплениями, и Streptococcus (каталазоотрицательный), который растет цепочками.Стафилококки далее подразделяются на коагулазоположительные ( S. aureus ) и коагулазоотрицательные ( S. epidermidis и S. saprophyticus ) виды. Бактерии Streptococcus подразделяются на Strep. pyogenes (группа А), Strep. agalactiae (группа B), энтерококки (группа D), Strep viridans и Strep pneumonia .

Грамположительные бациллы (палочки) подразделяются в зависимости от их способности образовывать споры. Bacillus и Clostridia являются спорообразующими палочками, а Listeria и Corynebacterium — нет.Спорообразующие палочки, производящие споры, могут сохраняться в окружающей среде в течение многих лет. Кроме того, ветвящиеся нити охватывают Nocardia и актиномицеты.

Грамположительные микроорганизмы имеют более толстую пептидогликановую клеточную стенку по сравнению с грамотрицательными бактериями. Это полимер толщиной от 20 до 80 нм, в то время как пептидогликановый слой грамотрицательной клеточной стенки имеет толщину от 2 до 3 нм и покрыт внешней липидной двухслойной мембраной.

Эпидемиология

Уровень смертности от инфекций кровотока увеличился на 78% всего за два десятилетия[1]. Грамположительные организмы имеют сильно различающиеся модели роста и резистентности. Проект SCOPE (Эпидемиологический надзор и контроль за патогенами, имеющими эпидемиологическое значение) показал, что на грамположительные организмы у лиц с сопутствующим злокачественным новообразованием приходилось 62 % всех инфекций кровотока в 1995 году и 76 % в 2000 году, в то время как на грамотрицательные микроорганизмы приходилось 22 % и 14% заражений за эти годы.[2]

Патофизиология

Грамположительные кокки:

Staphylococcus aureus  — это грамположительные, каталазоположительные, коагулазоположительные кокки в кластерах. S. aureus может вызывать воспалительные заболевания, включая кожные инфекции, пневмонию, эндокардит, септический артрит, остеомиелит и абсцессы. S. aureus также может вызывать синдром токсического шока (TSST-1), синдром ошпаренной кожи (эксфолиативный токсин и пищевое отравление (энтеротоксин). cocci в скоплениях и чувствителен к новобиоцину S. epidermidis обычно инфицирует протезы и внутривенные катетеры, образуя биопленки. Staphylococcus saprophyticus  устойчив к новобиоцину и является нормальной флорой половых путей и промежности. S. saprophyticus  является второй по частоте причиной неосложненной инфекции мочевыводящих путей (ИМП).

Streptococcus pneumoniae  представляет собой грамположительные, инкапсулированные, ланцетовидные диплококки, чаще всего вызывающие средний отит, пневмонию, синусит и менингит. Streptococcus viridans  состоит из Strep . mutans и Strep mitis , обнаруженный в нормальной флоре ротоглотки, обычно вызывает кариес и подострый бактериальный эндокардит (Strep.сангвиники).

Streptococcus pyogenes  это грамположительные кокки группы А, которые могут вызывать гноеродные инфекции (фарингит, целлюлит, импетиго, рожистое воспаление), токсигенные инфекции (скарлатина, некротизирующий фасциит) и иммунологические инфекции (гломерулонефрит и ревматизм). Титр ASO выявляет инфекций S. pyogenes .

Streptococcus agalactiae представляет собой грамположительные кокки группы В, которые колонизируют влагалище и обнаруживаются в основном у младенцев.Беременным женщинам необходимо пройти скрининг на стрептококк группы B (GBS) на сроке от 35 до 37 недель беременности.

Энтерококки — это грамположительные кокки группы D, обнаруженные в основном в флоре толстой кишки и способные вызывать инфекции желчевыводящих путей и ИМП. Устойчивые к ванкомицину энтерококки (VRE) являются важной причиной внутрибольничных инфекций.

Грамположительные палочки:

Клостридии представляют собой грамположительные спорообразующие палочки, состоящие из C. tetani , C. botulinum , C. perfringens и C.трудный . C. difficile часто является следствием применения антибиотиков (клиндамицин/ампициллин), применения ИПП и недавней госпитализации. Лечение включает, прежде всего, пероральный прием ванкомицина.

Bacillus anthracis представляет собой грамположительную спорообразующую палочку, вырабатывающую токсин сибирской язвы, что приводит к образованию язвы с черным струпом. Bacillus cereus — это грамположительная палочка, которую можно получить от спор, выживших в недоваренном или повторно нагретом рисе. Симптомы включают тошноту, рвоту и водянистую бескровную диарею.

Corynebacterium diphtheria представляет собой грамположительную булавовидную палочку, которая может вызывать псевдомембранозный фарингит, миокардит и аритмии. Токсоидные вакцины предотвращают дифтерию.

Listeria monocytogenes представляет собой грамположительную палочку, приобретаемую при употреблении холодных мясных деликатесов и непастеризованных молочных продуктов или путем вагинальной передачи во время родов. Listeria может вызывать неонатальный менингит, менингит у пациентов с ослабленным иммунитетом, гастроэнтерит и септицемию.Лечение включает ампициллин.

История и физика

Важно выявить пациентов с сепсисом и заказать необходимые гемокультуры и лабораторные исследования.

Физический

  • Буллезное импетиго
  • Дренирование носовых ходов
  • Эритема
  • Лихорадка
  • Шум при наличии эндокардита
  • Петехии при наличии синдрома токсического шока
  • Поверхностные абсцессы
  • Тепло

Оценка

При подозрении на инфицирование грамположительными микроорганизмами полезны следующие лабораторные исследования:

  • Общий анализ крови
  • Электролиты
  • Культуры крови
  • Уровень прокальцитонина
  • Эхокардиограмма при подозрении на эндокардит
  • Аспирация сустава при подозрении на сепсис

Лечение/управление

Пенициллин был первым антибиотиком, когда-либо введенным во время Второй мировой войны Александром Флемингом в 1928 году. Пенициллин не действует на стафилококк или энтерококк, но используется в основном при стрептококковых инфекциях. К пенициллиназорезистентным микроорганизмам (нафциллин, оксациллин, клоксациллин, диклоксациллин) относятся Staph (MSSA) и Strep. Антисинегнойные пенициллины включают пиперациллин и тикарциллин, эффективные против грамположительных, грамотрицательных, псевдомонад и анаэробов. Карбапенемы охватывают грамположительные, грамотрицательные и анаэробы.

Триметоприм/сульфаметоксазол, клиндамицин и доксициклин — пероральные антибиотики, используемые при инфекциях MRSA легкой и средней степени тяжести.Важно отметить, что триметоприм/сульфаметоксазол повышает уровень варфарина, что приводит к увеличению МНО. Ванкомицин, линезолид, даптомицин и тигециклин охватывают внебольничный и внутрибольничный MRSA от средней до тяжелой степени. Ванкомицин требует почечного дозирования с минимальными уровнями от 15 до 20. Линезолид является вариантом, если у пациента аллергия на ванкомицин. ОАК необходимо проверять еженедельно, чтобы избежать угнетения костного мозга, нейтропении, тромбоцитопении и анемии. Линезолид, даптомицин и тигециклин – варианты лечения энтерококков, устойчивых к ванкомицину.[6][7][8]

Прогноз

Прогноз после инфицирования грамположительными микроорганизмами может быть различным. Самые высокие показатели смертности отмечаются у пожилых людей, которые, как правило, имеют подавленную иммунную систему и меньший физиологический резерв.

Улучшение результатов команды здравоохранения

Медицинские работники, включая врачей, медсестер и фармацевтов, должны знать о факторах риска, чтобы правильно лечить пациентов с помощью выбранных антибиотиков.Фармацевтам необходимо точно контролировать минимальные уровни ванкомицина, чтобы избежать смертности у пациентов с золотистым стафилококком. Им также необходимо пересматривать лекарства на предмет доз и взаимодействий и консультировать пациентов по поводу прекращения приема всех назначенных антибиотиков. Медсестры инфекционного отделения оценивают внутрибольничные инфекции и применяют соответствующие меры. Межпрофессиональный подход даст наилучшие результаты. [Уровень 5]

Результаты: Скрининг факторов риска метициллин-резистентного Staphylococcus aureus (MRSA) усиливает инфекционный контроль.К факторам риска MRSA относятся пациенты старше 65 лет, мочевой катетер, предыдущее лечение антибиотиками в течение последних трех месяцев, травма и пациенты, госпитализированные из учреждения длительного пребывания.[9] [Уровень 5]

грамположительных бактерий

Изображения: ссылки по теме на внешние сайты (из Bing)

Онтология: Грамположительные бактерии (C0018154)

Определение (МСХ) Бактерии, сохраняющие окраску кристаллическим фиолетовым при обработке по Граму.
Определение (CSP) бактерии, сохраняющие окраску кристаллическим фиолетовым при обработке по Граму; см. RT для конкретных организмов.
Концепции бактерия ( Т007 )
МШ Д006094
SnomedCT 8745002
ЛНЦ ЛП183553-9
Английский Грамположительные бактерии, грамположительные бактерии, грамположительные бактерии, грамположительные бактерии, грамположительные бактерии, грамположительные бактерии, грамположительные бактерии, грамположительные бактерии, грамположительные бактерии, грамположительные бактерии, грамположительные бактерии, грамположительные бактерии (организм) , Грамположительные бактерии, Грамположительные бактерии
Французский Бактерии грамположительные, Бактерии грамположительные, Бактерии грамположительные
Шведский Грамположительный бактерир
Чехия грамположительные бактерии
Финский Грампозитивисет бактеэрит
Русский БАКТЕРИИ ГРАМПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ, ГРАМПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ БАКТЕРИИ, АКТИНОМИЦЕТЫ И РОДСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗМЫ, АКТИНОМИЦЕТЫ И РОДСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗМЫ, БАКТЕРИИ ГРАМПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ, ГРАМПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ БАКТЕРИИ
Хорватский Не переведено[Грамположительные бактерии]
польский Пекарня Грам-додатние
Японский Gram陽性菌, グラム陽性細菌, Gram陽性細菌, グラム陽性菌
Норвежский Не переведено[Грамположительные бактерии]
Испанский грамположительные бактерии (организм), грамположительные бактерии, грамположительные бактерии
немецкий Бактериен, грамположительный, грамположительный Бактериен
итальянский Батареи грамположительные
Голландский Bacteriën, грамположительные, грамположительные бактерии
Португальский Бактерии грамположительные

Онтология: грамположительные кокки (C0018155)

Определение (NCI) Любые бактерии сферической формы с богатой пептидогликанами клеточной стенкой, которая окрашивается в темно-фиолетовый цвет при окрашивании по Граму.
Определение (NCI_CDISC) Любые бактерии сферической формы с богатой пептидогликанами клеточной стенкой, которая окрашивается в темно-фиолетовый цвет при окрашивании по Граму.
Определение (МСХ) Коккообразные бактерии, сохраняющие окраску кристаллическим фиолетовым при обработке по методу Грама.
Концепции бактерия ( Т007 )
МШ Д006095
SnomedCT 359758009, 243225000, 502
Английский Грамположительные кокки, грамположительные кокки, GRAM POS COCCI, грамположительные кокки, грамположительные кокки, грамположительные кокки, кокки грамположительные, грамположительные кокки, грамположительные кокки, GPC — грамположительные кокки (организм), GRAM -ПОЗИТИВНЫЙ КОКК, грамположительный кокк, ГПК — грамположительный кокк, грамположительный кокк, грамположительный кокк (организм), грамположительный кокк [неоднозначно]
Французский Coques à Gram positif, Coques à Gram positif, Coques à Gram positif, Coques gram positif
Шведский Грампозитива кокер
Чехия грамположительные коки
Финский Грампозитивисет кокит
Русский КОККИ ГРАМПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ, ГРАМПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ КОККИ, ГРАМПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ КОККИ, КОККИ ГРАМПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ
Японский グラム陽性球菌
итальянский кокки грамположительные, кокки грамположительные
Хорватский Не переведено[Грамположительные кокки]
польский Зярняки Грам-додатные
Норвежский Не переведено[Грамположительные кокки]
Испанский coco grampositivo (организм), coco grampositivo, Cocos Grampositivos
немецкий Грамположительный Коккен
Голландский грамположительный коккен, коккен, грамположительный
Португальский Кокосы грамположительные

Онтология: Грамположительные палочки (бактерии) (C0085498)

Определение (NCI) Любые палочковидные бактерии с богатой пептидогликанами клеточной стенкой, которая окрашивается в темно-фиолетовый цвет при окрашивании по Граму.
Определение (NCI_CDISC) Любые палочковидные бактерии с богатой пептидогликанами клеточной стенкой, которая окрашивается в темно-фиолетовый цвет при окрашивании по Граму.
Определение (МСХ) Большая группа палочковидных бактерий, сохраняющих окраску кристаллическим фиолетовым при обработке по Граму.
Концепции бактерия ( Т007 )
МШ D016987
SnomedCT 416634002, 83514008
Английский Грамположительные палочки, грамположительные палочки, грамположительные палочки, грамположительные палочки, GPR, грамположительные палочки (бактерии), грамположительные палочки, грамположительные палочки, грамположительные палочки, грамположительные палочки, разные грамположительные палочки, Разное Грамположительные палочки, Разное Грамположительные палочки (организмы), ГРАМППОЗИТИВНЫЕ BACILLUS, Грамположительные палочки, Грамположительные палочки, ГПБ — Грамположительные палочки, Грамположительные палочки, Грамположительные палочки (организмы)
Французский Батонне грамположительные, Батонне грамположительные
Шведский Грампозитива ставар
Чехия грамположительные тычинки
Финский грамположительный висет соват
Русский ПАЛОЧКИ ГРАМПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ, ГРАМПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ ПАЛОЧКИ, ГРАМПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ ПАЛОЧКИ, ПАЛОЧКИ ГРАМПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ
Испанский Bacilos Grampositivos, bacilos grampositivos variados (organismo), bacilos grampositivos variados, Bastones Grampositivos, bacilo grampositivo (organismo), bacilo grampositivo
Хорватский Не переведено [граммположительные палочки]
польский Pałeczki Gram-dodatnie
Японский グラム陽性桿菌類, グラム陽性桿菌
Норвежский Не переведено [граммположительные палочки]
немецкий Грамположительный Stäbchen
итальянский Bastoncelli грамположительные
Голландский Grampositieve staafjes, Staafjes, Grampositieve
Португальский Bacilos грамположительные

Онтология: положительный результат окрашивания по Граму (C0855278)

Концепции Лаборатория или результат теста ( Т034 )
итальянский Грамположительный краситель
Японский グラム染色陽性, グラムセンショクヨウセイ
Чехия Gramovo barvení положительный
Английский положительный результат окрашивания по Граму
Венгерский Положительные граммы
Голландский Позиция Грамклеринга
Португальский Положительный грамположительный цвет
Испанский Тинсьон де Грамположительный
Французский Окраска де Грам положительная
немецкий Грам-Фаербунг положительный
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.