Хронический неатрофический антральный гастрит что это такое: 404 — Категория не найдена

Содержание

Антральный гастрит: симптомы и лечение: Здоровье: ЖКТ

Знакомое многим понятие «гастрит» – очень емкое и подразумевает воспаление слизистой оболочки желудка. А вот разновидностей этого заболевания существует очень много: классификация строится по течению процесса (острый или хронический гастрит), по локализации, по морфологии, по распространенности поражения.

Сегодня Passion.ru рассказывает об антральном гастрите, ведь по статистике именно эта форма заболевания в 80% случаев приводит к возникновению язвы.

Что такое антральный гастрит?

Антральный гастрит локализуется в самой низкорасположенной части желудка, переходящей в двенадцатиперстную кишку. Слизистая оболочка этого отдела продуцирует гормон гастрин, который оказывает мощное стимулирующее действие на продукцию кислоты. Таким образом, это гиперсекреторный гастрит с повышенной кислотностью, который относится к хроническим поверхностным воспалениям слизистой оболочки желудка.

Исторически было принято считать, что антральный гастрит вызывается несбалансированными питанием, злоупотреблением алкоголем, никотином, кофеином, а также острыми и кислыми приправами и специями, нарушением режима питания, регулярными стрессами и прочими внешними факторами.

Но за последние годы многочисленные исследования в области медицины доказали, что истинной причиной развития антрального гастрита являются бактерии Helicobacter pylori. Их внедрение в слизистую оболочку антрального отдела желудка приводит к развитию воспалительного процесса, повышению секреторной функции желудка и повышению кислотности желудочного содержимого.

Однако здесь имеется и свой плюс: повышенные показатели внутрижелудочной рН-метрии (то есть, параметры кислотности желудочного сока) позволяют с легкостью установить правильный диагноз и как можно раньше приступить к лечению.

При отсутствии своевременного и правильного лечения, назначенного специалистом-гастроэнтерологом, антральный гастрит может приобрести дегенеративно-дистрофическую форму и стать причиной возникновения рубцов на слизистой желудка, что приводит, в свою очередь, к затруднению перемещения пищи в кишечник.

Основные симптомы

Клиническая картина характеризуется как общими, так и местными симптомами, проявляющимися, как правило, в период обострения заболевания.

Антральный гастрит (Тип в) — признаки, причины, симптомы, лечение и профилактика

Лечение

Терапия в первую очередь сконцентрирована на уничтожении патогенной микрофлоры Helicobacter pylori. Проводится она с помощью антибиотиков, в основном это метронидазол, ампициллин, тетрациклин.

Назначается лечебный диетический стол. Пищу нужно принимать часто и маленькими порциями, приготовленную на пару. Необходимо уменьшить нагрузку на пораженный орган, исключаются тяжелые продукты, алкоголь, жареное, копченое, кофе, свежие фрукты и овощи, шоколад.

Симптоматическая терапия – это спазмолитики (но-шпа), препараты, нормализирующие кислотный фон (омепразол), ферменты (панкреатин, мезим), медикаменты, при помощи которых восстанавливается слизистая — солкосерил, актовегин.

Длительность и эффективность лечения зависит от соблюдения всех назначенных врачом рекомендаций, в основном затягивается до нескольких месяцев.

Прогноз благоприятный при своевременном лечении, в противном же случае болезнь может осложниться язвой или онкологией.

Профилактика

Чтобы обезопасить себя от заболевания, следует вести здоровый образ жизни, не злоупотреблять вредной едой, спиртным и сигаретами. Периодически проходить профилактические медосмотры.

При наличии хронического гастрита важно соблюдать диету. Полезные продукты: нежирное мясо, сухое печенье, хлеб, крупы (рисовая, гречневая, манная), легкие супы, сладкие фрукты и ягоды в печеном виде.

Народные средства борьбы с недомоганием очень разнообразны.

Натощак утром рекомендуют выпивать стакан свежевыжатого картофельного сока. Это снизит болевые ощущения, травяные чаи со зверобоем, ромашкой, шиповником. Семена льна при варке образуют слизь, данный настой обволакивает слизистую оболочку, чем предохраняет ее от пагубного действия кислоты. Показана умеренная физическая нагрузка, минимум нервных стрессов.

Литература и источники

  • Энциклопедический словарь медицинских терминов. В 3-х томах / Главный редактор Б. В. Петровский. — Москва: Советская энциклопедия, 1982.
  • Малая медицинская энциклопедия. — под ред. В. И. Покровского. — М.: Советская энциклопедия, 1991. 
  • Белоусов А. С., Водолагин В. Д., Жаков В. П. Диагностика, дифференциальная диагностика и лечение болезней органов пищеварения / М.: «Медицина», 2002.
  • Видео по теме:

    Публикации в СМИ

    Хронический гастрит — длительно протекающее заболевание, характеризующееся развитием ряда морфологических изменений слизистой оболочки желудка и сопровождающееся различными нарушениями его основных функций. Распространённость. 50–80% всего взрослого населения, с возрастом заболеваемость хроническим гастритом увеличивается. Заболеваемость гастритом и дуоденитом: 287,2 на 100 000 населения в 2001 г.

    Классификация

    • По этиологическому фактору • Микробный: Helicobacter pylori и др. • Немикробный •• Аутоиммунный •• Алкогольный •• Пострезекционный •• Обусловленный воздействием НПВС •• Обусловленный воздействием химических агентов • Неизвестные факторы, в т.ч. микроорганизмы.

    • По типу • Неатрофический (тип В, поверхностный, диффузный антральный, гиперсекреторный) • Атрофический (тип А, диффузный тела желудка, ассоциированный с B12-дефицитной анемией) • Особые формы •• Химический •• Радиационный •• Лимфоцитарный •• Гигантский гипертрофический (болезнь Менетрие, аденопапилломатоз) •• Гранулематозный •• Эозинофильный •• Другие инфекционные.

    • По локализации •

    Антральный гастрит • Гастрит тела желудка • Пангастрит.

    Этиология • Хронический неатрофический гастрит в 85–90% случаев обусловлен Helicobacter pylori • Развитие хронического атрофического (аутоиммунного) гастрита связано с генетически детерминированной выработкой аутоантител к обкладочным клеткам слизистой оболочки желудка • Наиболее частые причины химического (реактивного) гастрита — рефлюкс жёлчи и длительный приём НПВС • Этиология эозинофильного гастрита неизвестна, у части больных в анамнезе выявляют бронхиальную астму, экзему и другие аллергические болезни • Гранулематозный гастрит обнаруживают у 10% больных саркоидозом, 7% пациентов с болезнью Крона, при туберкулёзе, микозах, инородных телах в желудке • Этиология гигантского гипертрофического гастрита неизвестна.

    Клиническая картина

    • Хронический неатрофический гастрит •

    Болевой синдром нередко напоминает таковой при язвенной болезни двенадцатиперстной кишки (боли в надчревной области, возникающие натощак, но, как правило, менее интенсивные). Боли могут быть острыми схваткообразными или ноющими неинтенсивными; иногда возникают вскоре после еды • Диспептический синдром — изжога, отрыжка кислым, реже тошнота, рвота желудочным содержимым.

    • Атрофический гастрит • Часто сочетается с B12-дефицитной анемией, тиреоидитом, тиреотоксикозом, первичным гипопаратиреозом • Иногда заболевание протекает латентно • Наиболее частые проявления — тяжесть в надчревной области после еды, чувство переедания, переполнения желудка, отрыжка пищей и воздухом, неприятный привкус во рту, снижение аппетита, возможны метеоризм, неустойчивый стул.

    • Химический (реактивный) гастрит • Характерна триада симптомов: боль в надчревной области, усиливающаяся после приёма пищи, рвота с примесью жёлчи, приносящая облегчение, похудание.

    • Гигантский гипертрофический гастрит • Боли в надчревной области различной интенсивности, чаще ноющие, возникают после приёма пищи и сопровождаются чувством тяжести в желудке • Возможны рвота и диарея; аппетит часто снижен, иногда вплоть до анорексии • У большинства больных снижается масса тела (на 10–20 кг) • У 25–40% больных выявляют периферические отёки, обусловленные значительной потерей белка с желудочным соком (более 8 г/сут) • Возможны желудочные кровотечения из эрозий • В 10% случаев развивается карцинома желудка.

    Диагностика

    • ОАК: B12-дефицитная анемия при хроническом гастрите типа А

    • Анализ кала: возможно наличие скрытой крови, а также непереваренных остатков пищи при пониженной секреторной активности желудка.

    • Рентгенологическое исследование не позволяет диагностировать основные формы хронического гастрита; но с его помощью можно выявить язвы, рак, полипоз, двенадцатиперстно-желудочный рефлюкс, гигантский гипертрофический гастрит, хроническую непроходимость двенадцатиперстной кишки •• Хроническое нарушение проходимости двенадцатиперстной кишки — задержка контрастной массы в просвете кишки более 45 с, расширение просвета кишки, наличие двенадцатиперстно-желудочного рефлюкса •• Гигантский гипертрофический гастрит (болезнь Менетрие) — выраженное утолщение складок слизистой оболочки на ограниченном участке (при локальном варианте) или по всему желудку (при диффузном варианте).

    Стенка желудка в зоне поражения эластична, видна перистальтика.

    • ФЭГДС •• Неатрофический (поверхностный) гастрит: слизистая оболочка блестящая (иногда с налётом фибрина), отёчная, гиперемированная, подслизистые кровоизлияния •• Атрофический гастрит: слизистая оболочка истончена, бледно-серого цвета, с просвечивающими кровеносными сосудами, рельеф сглажен •• Рефлюкс-гастрит: привратник зияет, слизистая оболочка желудка гиперемированная, отёчная; в желудке присутствует жёлчь •• Гигантский гипертрофический гастрит: в желудке большое количество слизи, слизистая оболочка легко ранима, нередко обнаруживают эрозии, кровоизлияния.

    • Исследование секреторной функции желудка •• Хронический неатрофический гастрит, рефлюкс-гастрит: секреторная функция нормальная или повышенная •• Хронический атрофический гастрит, гигантский гипертрофический гастрит: секреторная функция желудка снижена.

    • Выявление Helicobacter pylori •• Инвазивные методы: необходимо проведение ФЭГДС с биопсией слизистой оболочки желудка, забирают не менее пяти биоптатов (по два из антрального и фундального отделов и один из области угла желудка).

    Для подтверждения успешности эрадикации исследование проводят не ранее 5-й недели после завершения курса лечения ••• Бактериологический метод ••• Гистологический метод (обнаружение бактерий при микроскопическом исследовании окрашенных препаратов) ••• Биохимический метод (уреазный тест) •• Неинвазивные тесты •••Иммунологические методы (обнаружение АТ к Helicobacter pylori) •••Дыхательный тест •• ПЦР-диагностика в биоптатах слизистой оболочки желудка (инвазивный метод) и в фекалиях больного (неинвазивный метод).

    • Обнаружение АТ к обкладочным клеткам и внутреннему фактору и гипергастринемия — признак атрофического аутоиммунного гастрита.

    • Поэтажная манометрия верхних отделов ЖКТ: при рефлюкс-гастрите выявляют повышение давления в двенадцатиперстной кишке до 200–240 мм вод.ст. (в норме — 80–130 мм вод.ст.).

    ЛЕЧЕНИЕ

    Хронический неатрофический гастрит

    • Диета: при гипо- и ахлоргидрии назначают диету №2, при гиперацидных состояниях — диету №1.

    • При гастрите, вызванном Helicobacter pylori, — эрадикация (курс терапии — 1–2 нед) •• Тройная терапия ••• висмута трикалия дицитрат 120 мг 4 р/сут в течение 28 дней ••• метронидазол 200 мг 4 р/сут в течение 10–14 дней ••• тетрациклин 500 мг 4 р/сут в течение 10–14 дней •• Квадра-терапия ••• омепразол 20 мг 2 р/сут ••• висмута трикалия дицитрат 120 мг 4 р/сут ••• тетрациклин 500 мг 4 р/сут ••• метронидазол 500 мг 3 р/сут.

    • При отсутствии Helicobacter pylori и повышенной секреторной функции желудка •• Антациды, предпочтительнее невсасывающиеся, через 1–2 ч после еды 3–4 р/сут и перед сном • Селективные м-холиноблокаторы (пирензепин — 50 мг 2 р/сут) • Блокаторы H2-рецепторов гистамина: ранитидин (150 мг 2 р/сут внутрь или в/м), фамотидин (20 мг 2 р/сут внутрь или в/в) •• Блокаторы Н

    +,К+-АТФазы (блокаторы «протонного насоса») — омепразол, рабепразол 20 мг 2 р/сут, лансопразол 30 мг 2 р/сут.

    • Препараты, защищающие (обволакивающие) слизистую оболочку •• Сукральфат •• Висмута трикалия дицитрат (также обладает антимикробным действием по отношении к Helicobacter pylori).

    Хронический атрофический гастрит • Лекарственную терапию проводят только в период обострения • Заместительная терапия секреторной недостаточности желудка: натуральный желудочный сок, пепсидил, соляная кислота с пепсином, ацидин-пепсин (данные препараты противопоказаны при наличии эрозий слизистой оболочки) • Заместительная терапия при снижении экскреторной функции поджелудочной железы (холензим, панкреатин+жёлчи компоненты+гемицеллюлаза, панкреатин, панзинорм форте) • Лечение B12-дефицитной анемии • Фитотерапия: растительные средства, оказывающие противовоспалительное действие — настой из листьев подорожника, ромашки, мяты, зверобоя, валерианы (1 ст.л. на стакан воды) внутрь по 1/3–1/4 стакана 3–4 р/сут до еды в течение 3–4 нед; сок подорожника по 1 ст.л. или плантаглюцид по 0,5–1 г 3 р/сут • Препараты, улучшающие трофику тканей и усиливающие репаративные процессы: никотиновая кислота (1% р-р в/в от 1 до 10 мл 10 дней или в/м 3–5 мл 20 дней), солкосерил 1–2 мл в/м 20 дней, инозин по 0,2 г 3 р/сут за 40 мин до еды 20–30 дней, тиамин, пиридоксин, фолиевая кислота • Блокаторы центральных и периферических дофаминовых рецепторов при болях и выраженных диспептических явлениях (см.

    ниже Рефлюкс-гастрит).

    Рефлюкс-гастрит • Лечение направлено на нормализацию моторики ЖКТ и связывание жёлчных кислот • Для предотвращения заброса в желудок дуоденального содержимого назначают блокаторы дофаминовых рецепторов (домперидон, метоклопрамид, цизаприд по 10 мг 3 р/сут за 30 мин до еды в течение 2–3 нед) • Для нейтрализация жёлчных кислот, оказывающих повреждающее действие на слизистую оболочку желудка, применяют хенодеоксихолевую и урсодеоксихолиевую кислоты • Защита слизистой оболочки от жёлчных кислот — антациды в обычной суточной дозе (алюминийсодержащие антациды обладают способностью связывать жёлчные кислоты, поэтому они более эффективны).

    Гигантский гипертрофический гастрит • Лечение продолжительное (2–3 мес) • Высококалорийная, богатая белками диета • Антисекреторная терапия • При резистентной к лечению гипопротеинемии, повторных кровотечениях показано оперативное лечение (резекция желудка).

    МКБ-10 • K29 Гастрит и дуоденит

    Приложение. Гастроэнтерит эозинофильный (аллергический) — хроническое заболевание, характеризующееся инфильтрацией преимущественно эозинофилами собственной пластинки слизистой оболочки антрального отдела желудка, эпителия, ямочных желёз с формированием эозинофильных абсцессов; характерно поражение тонкой и толстой кишок, пищевода; часто сопутствует аллергическим заболеваниям. Клиническая картина: хроническая диарея, боль в животе, тошнота, рвота, похудание, эозинофилия. Лечение: исключение провоцирующих аллергию пищевых продуктов; диета №1; ГК обеспечивают длительную ремиссию. МКБ-10. K52.8 Другие уточнённые неинфекционные гастроэнтериты и колиты.

    Хронический гастрит и рак желудка / Блог / Клиника ЭКСПЕРТ

    Рак желудка – одно из самых распространенных злокачественных заболеваний в мире, где оно занимает 5 место в структуре онкологических болезней и 2 место в структуре смертности от онкопатологии. В России рак желудка занимает пятое место в структуре заболеваемости злокачественными новообразованиями у мужчин и шестое место – у женщин.

    Широкая распространенность этой болезни и низкий процент пятилетней выживаемости (в среднем по миру 10-20%) заставляет специалистов по всему миру активно искать алгоритмы своевременной диагностики не столько рака желудка, сколько предраковых заболеваний.

    С учетом локализации поражения принято выделять два основных типа рака желудка: кардиальный (поражение кардиального отдела) и некардиальный рак (тело и/или выходной отдел желудка). 

    Хронический гастрит – маленький шаг на пути к раку желудка

    Такое пугающее название подзаголовка достаточно точно отражает текущее понимание этапов развития рака желудка. Само заболевание «хронический гастрит» обычно не вызывает явных симптомов. А вот наличие типичных проявлений болезни, таких как боли в животе, чувство тяжести, переполнения после еды, тошнота – это симптомы функциональной диспепсии, до сих пор неверно определяемой не только пациентами, но даже врачами-гастроэнтерологами как хронический гастрит.

    Итак, хронический гастрит – заболевание, которое не проявляется симптомами, а диагноз подтверждается только на основании гистологического исследования биоптатов желудка. Врач-морфолог, выполняющий исследование, может выявить воспаление в слизистой оболочке различной степени выраженности. Это и есть хронический гастрит.

    У определенной части лиц длительное воспаление в слизистой желудка (хронический неатрофический гастрит) может привести к развитию атрофических изменений, а иногда клетки желудка могут замещаться нетипичными кишечными клетками (так называемая кишечная метаплазия).

    Кишечная метаплазия повышает риск развития дисплазии – предракового заболевания, которое со временем может трансформироваться в аденокарциному (рак) желудка.

    Эти этапы, сменяющие друг друга, – хронический гастрит без атрофии, атрофический гастрит, кишечная метаплазия, дисплазия, рак желудка – получили название «каскад Корреа» по имени автора, который описал данную последовательность.

    Причины хронического гастрита

    Поскольку воспалительные изменения в слизистой желудка, т.е. гастрит – начальные этапы развития рака желудка, попробуем разобраться, откуда же возникает это заболевание. Давно уже доказано, что нерегулярное питание, еда всухомятку и другие нарушения режима приема пищи не вызывают гастрит. Скорее, эти факторы могут способствовать обострению функциональной диспепсии. Тогда что же, образно выражаясь, подкидывает дрова в топку воспаления в слизистой оболочке желудка?

    На сегодняшний день выделено несколько факторов, которые доказано вызывают развитие воспаления в желудке:

    • инфекция, прежде всего инфекция Helicobacter pylori (H.pylori);
    • аутоиммунное воспаление;
    • воспаление в ответ на химическое повреждение (например, желчью при дуодено-гастральном рефлюксе).

    Конечно, существуют и другие причины, но их вклад в развитие воспаления в желудке можно считать незначительным.

    Инфекция H. pylori в настоящее время рассматривается как основной фактор, вызывающий развитие хронического гастрита. Около 44% населения земного шара инфицированы этим возбудителем. Известно, что распространенность атрофического гастрита на фоне инфекции H.pylori риска варьирует от 8% в Западных странах до 84% в Японии и Китае. H.pylori считается наиболее значимым фактором риска развития некардиального рака желудка.

    Аутоиммунное воспаление встречается намного реже, однако также приводит к развитию хронического гастрита, нередко с атрофией, и ассоциировано с повышенным риском развития рака желудка.

    Факторы риска развития аденокарциномы (рака) желудка

    1) Наследственная предрасположенность.

    Известно, что риск развития рака желудка у родственников первой степени родства (родители, дети) повышен в 2,3-3,5 раза. При указании на 2 и более случаев рака желудка у ближайших родственников этот риск возрастает в 5-12 раз. Риск выше в тех случаях, когда онкопатология желудка была выявлена у родственников в возрасте менее 50 лет.

    2) Аутоиммунное поражение желудка с развитием пернициозной (В12-дефицитной) анемии.

    Для аутоиммунного поражения желудка помимо развития атрофии характерно также разрушение внутреннего фактора (фактора Кастла), который обеспечивает нормальное всасывание витамина В12 в тонкой кишке. Установлено, что аутоиммунный гастрит повышает риск развития аденокарциномы (рака) желудка в 2-6,8 раз.

    3) Этнические факторы.

    Установлено, что риск развития рака желудка выше у азиатов по сравнению с белыми (в 2,1 раза) и лицами негроидной расы (в 1,7 раза). Среди лиц азиатской расы наибольший риск отмечен у китайцев (4,77) и корейцев (7,39). Нельзя исключить, что такое различие обусловлено в том числе высокой частотой инфекции H.pylori у этих лиц и генетическими особенностями.

    4) Старший возраст.

    Существуют доказательства того, что в разных возрастных группах риск развития рака желудка различается. «Пограничным» считается возраст старше 45 лет, после которого риск развития заболевания повышается в 1,92-3,1 раза. Вероятнее всего, такая взаимосвязь обусловлена длительностью инфицирования H.pylori и возникшего на этом фоне хронического воспаления

    5) Мужской пол.

    По данным исследований мужчины имеют больший риск развития аденокарциномы (рака) желудка по равнению с женщинами, при этом риск повышен в 1,3-3 раза.

    6) Табакокурение.

    Курильщики имеют повышенный риск развития рака желудка, локализованного в кардиальном отделе. Вероятность развития заболевания увеличивается в 1,45-2 раза по данным разных исследований.

    7) Инфекция H.pylori.

    По всей видимости, это наиболее «весомый» фактор риска развития рака желудка, учитывая широкую распространенность этой инфекции по всему миру. Исследования показали, что риск развития некардиального рака желудка у инфицированных лиц увеличен в 12 раз. Примерно у 1% из них в течение жизни развивается аденокарцинома желудка. Риск развития рака кардиального отдела желудка не повышается. 

    8) Полипы желудка.

    Полипы желудка делятся на 3 вида: полипы фундальных желез, гиперпластические полипы и аденоматозные полипы. В полипах фундальных желез размерами более 1 см редко, но выявляет дисплазия и рак (с частотой по 1,9%, соответственно). Для гиперпластических полипов больших (>1 см) размеров характерно нередкое выявление дисплазии (1,9-19%) и, реже злокачественное перерождение (0,6-2,1%). Аденоматозные полипы значительно повышают риск развития аденокарциномы желудка, а при размерах полипов >2 см частота выявления в них аденокарцином достигает по некоторым данным 50%.

    9) Атрофический гастрит.

    Поскольку атрофический гастрит является одним из этапов в «каскаде Корреа» (см.выше), проводилась оценка риска его трансформации в рак желудка. Согласно современным данным, ежегодный риск перехода атрофического гастрита в рак желудка составляет 0,1-1,2%. Частота выявления рака желудка у пациентов с атрофией в течение 5 лет варьирует от 0,7% (для слабо выраженной атрофии) до 10% (тяжелая атрофия).

    10) Кишечная метаплазия.

    Как и атрофический гастрит, кишечная метаплазия является одним из этапов «каскада Корреа» на пути к развитию рака желудка. Ежегодный риск перехода кишечной метаплазии в рак желудка составляет 0,25-0,4%. Частота выявления рака желудка у пациентов с кишечной метаплазией в течение 5 лет составляет 5,3-9,8%.

    11) Дисплазия.

    Дисплазия (предраковое состояние) делится на два типа: низкой и высокой степени. Дисплазия низкой степени имеет ежегодный риск трансформации в рак желудка 0,6%, в то время как для высокой степени – 6%.

    Частота выявления рака желудка у пациентов с дисплазией низкой степени в течение 5 лет составляет 0-23%, высокой степени – 60-85%.

    Рекомендации по профилактике развития аденокарциномы (рака) желудка

    В течение 2019 года были опубликованы рекомендации по диагностике и лечению пациентов с высоким риском аденокарциномы (рака) желудка сразу двумя группами авторов: Британским обществом гастроэнтерологов и коллегией ученых, представленных членами Европейского общества гастроинтестинальной эндоскопии, Европейской группы по изучению Helicobacter pylori и микробиоты, Европейского общества патологов и Португальского общества гастроинтестинальной эндоскопии (т. н. международные рекомендации по лечению предраковых состояний и изменений желудка второго пересмотра (MAPS II). Были даны рекомендации по недопущению развития и своевременному выявлению грозной болезни – рака желудка. 

    Итак, каковы же рекомендации в отношении профилактики развития рака желудка?

    1) Пациенты с хроническим атрофическим гастритом или кишечной метаплазией подвержены риску развития рака желудка.

    Комментарий: Наибольший риск отмечается при выявлении атрофии/кишечной метаплазии одновременно в антральном отделе и теле желудка.

    2) Лица, проживающие в регионах с высокой частотой рака желудка должны быть тестированы на инфекцию H.pylori.

    Комментарий: следует использовать достоверные методы диагностики, включающие дыхательный тест с С13 меченой мочевиной, определение антигена H.pylori в кале или антител к H.pylori класса IgG в крови. Россия относится к регионам с высокой распространенностью рака желудка.  

    3) Лицам без симптомов в возрасте ≥50 лет с множественными факторами риска (мужской пол, курение табака, наследственность по раку желудка и т.д.) следует проводить скрининговую гастроскопию.

    Примечание: скрининг в медицине – это комплекс мероприятий, направленных на выявление заболевания, которое себя никак не проявляет. В данном случае речь идет о проведении гастроскопии лицам без симптомов рака желудка.

    Очень важно! Существует несколько видов наследственного рака желудка, для которого характерно более раннее появление (в возрасте до 40 лет).

    4) Лицам с высоким риском развития рака желудка (включая гастрит с атрофией и кишечной метаплазией) необходимо проведение регулярной гастроскопии с фотофиксацией и гистологическим исследованием.

    Комментарий: согласно данным зарубежных исследований, рак желудка оказывается невыявленным при проведении гастроскопии в 6-11% случаев. Очень важной является медленный осмотр слизистой оболочки желудка и фиксация изображений (фотографии, видеозапись), что позволяет увеличить выявление раннего рака желудка. В клинике «Эксперт» ведется видеозапись всех эндоскопических исследований желудочно-кишечного тракта на обязательной основе.

    5) Пациентам с распространенной атрофией и кишечной метаплазией (вовлечение антрального отдела и тела желудка) показана регулярная гастроскопия с биопсией.

    Комментарий: частота гастроскопий зависит от многих факторов, включая случаи рака желудка в семье, сохранение инфекции H.pylori, несмотря на адекватное лечение, и т.д.

    6) Лицам, имеющим хронический гастрит или гастрит с атрофией на фоне H.pylori, должна быть проведена эрадикационная терапия инфекции.

    Комментарий: профилактика развития рака желудка наиболее эффективна в тех случаях, когда пациента начинали лечить от инфекции H.pylori на этапе выявления неатрофического гастрита или гастрита с атрофией.

    7) Лечение инфекции H.pylori может быть эффективной мерой в отношении профилактики развития рака желудка у части пациентов, которые уже имеют кишечную метаплазию, дисплазию или рак желудка.

    Комментарий: лечение инфекции H.pylori у пациентов с кишечной метаплазией и дисплазией, а также у лиц с удаленной эндоскопическим методом аденокарциномой желудка снижает риск развития/повторного развития рака желудка. Однако профилактический эффект от лечения на этих этапах меньший, чем при хроническом неатрофическом или атрофическом гастрите.

    Заключение

    Своевременная и адекватная по объему диагностика на этапе «простого гастрита», т.е. до развития атрофии/метаплазии/дисплазии позволяет определиться с рисками развития онкопатологии желудка, подобрать верную тактику, позволяющую избежать развития грозного заболевания.

    Пепсиноген II

    Общая информация об исследовании

    Пепсиноген – неактивный предшественник фермента пепсина. Доказано, что концентрация пепсиногена в крови отражает функциональные и морфологические изменения слизистой оболочки желудка, такие как воспаление, атрофия, мета- и неоплазия. Пепсиноген существует в двух вариантах – пепсиноген I и II. Секреция пепсиногена I осуществляется только в клетках желез тела желудка, пепсиноген II секретируется в клетках желез тела, кардиального и пилорического отделов желудка, а также в бруннеровых железах двенадцатиперстной кишки. В норме в крови присутствует небольшое количество пепсиногена I и II.

    Концентрация пепсиногена II повышена при всех заболеваниях, связанных с инфекцией Hpylori. Эта бактерия – единственный известный микроорганизм, способный заселять слизистую оболочку желудка. Н. pylori занимает только эпителий желудочного типа, поэтому не может колонизировать нормальный эпителий двенадцатиперстной кишки и пищевода. Около 50  % населения всей Земли инфицировано Н. pylori (для сравнения: микобактерией туберкулеза инфицировано около трети населения планеты, а вирусом простого герпеса 1-го типа – почти 90  %)При этом у подавляющего числа инфицированных состояние расценивается как хроническое носительство, и только в 15-20  % случаев возникает серьезное заболевание. Факторы, увеличивающие вероятность развития заболевания: инфицирование вирулентными штаммами Н. pyloriгенетически обусловленные особенности иммунитета, курение. Как правило, Н. pylori инфицируются в детстве, инфицирование не сопровождается какими-либо симптомами и остается незамеченным. Без лечения Н. pylori сохраняется на всю оставшуюся жизньВ редких случаях первичного инфицирования Н. pylori во взрослом возрасте развивается тяжелый атрофический гастрит, сопровождающийся дискомфортом в эпигастральной области и тошнотой.

    Повреждающее действие Н. pylori осуществляется на поверхности слизистой желудка – бактерия проникает сквозь слой слизи и прикрепляется к эпителию (но не попадает при этом внутрь клеток). Н. pylori обладает множеством факторов болезнетворности, основные из которых: уреаза, цитотоксин-ассоциированые гены (в особенности cagA), цитотоксин VacA и адгезин BabA. Они поддерживают длительное воспаление слизистой оболочки желудка, что проявляется как Hpylori-ассоциированный гастрит. В зависимости от степени выраженности воспалительной реакции различают Hpylori-ассоциированный гастрит с преимущественным поражением антрального отдела желудка, с поражением тела желудка или пангастрит. Почему у одних людей гастрит развивается в основном в антральном отделе при относительной сохранности слизистой оболочки тела желудка и наоборот, остается не до конца ясным. Доказано, что различные части слизистой оболочки желудка характеризуются разной степенью устойчивости к Hpylori. Секрет желез тела желудка обладает более низкими значениями pH, и поэтому слизистая тела желудка устойчивее к HpyloriНапротив, более высокие значения pH в антральном отделе не обеспечивают защиту от микроорганизма. Возможно, поэтому Hpylori обычно поражает антральный отдел желудка и антральный гастрит встречается чаще. Локализация и степень выраженности процесса влияет на течение заболевания.

    При антральном Hpylori-ассоциированном гастрите нарушается нормальный ритм секреции гастрина и возникает гипергастринемия. Она приводит к повышению активности главных и обкладочных клеток желудка, что сопровождается усилением секреции пепсиногена I и II и соляной кислоты. В норме синтез гастрина провоцируется приемом пищи, а избыток пепсиногена I, II и соляной кислоты расходуется в процессе переваривания белков. При Н. pyloriассоциированном антральном гастрите уровень гастрина повышен постоянно и не связан с приемом пищи. Поэтому для такого гастрита характерно стойкое повышение концентрации пепсиногена II, которое может быть использовано в диагностике этого заболевания. Избыток соляной кислоты (гиперацидный гастрит) повреждает слизистую оболочку желудка. Гиперацидный гастрит проявляется дискомфортом в эпигастральной области через 1,5-2 часа после приема пищи и натощак, изжогой, ночным кашлем.

    Под воздействием хронического избытка соляной кислоты на фоне длительной гипергастринемии эпителий двенадцатиперстной кишки подвергается желудочной метаплазии. Несмотря на то что H. pylori не способна колонизировать нормальную слизистую оболочку двенадцатиперстной кишки, она может заселять метаплазированный эпителий. Хроническая инфекция H. pylori в двенадцатиперстной кишке и гиперацидное состояние приводит к язве двенадцатиперстной кишки. Следует отметить, что антральный гастрит и язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки являются последовательными этапами одного процесса, запущенного Н. pyloriЯзвенная болезнь двенадцатиперстной кишки встречается чаще, чем язвенная болезнь желудка, и характеризуется некоторыми особенностями. Чаще язва локализуется на передней стенке луковицы двенадцатиперстной кишки, сопровождается «голодными» и ночными болями, а также другими симптомами гиперацидного состояния (изжогой, диареей, мальабсорбцией). Язвы двенадцатиперстной кишки не становятся злокачественными. В 80-95  % случаев появление язвы связано с инфекцией Hpylori.

    У меньшей части пациентов развивается Hpylori-ассоциированный гастрит с преимущественным поражением тела желудка. Воспалительная реакция сопровождается угнетением и постепенной потерей главных и обкладочных клеток слизистой оболочки, что проявляется атрофическим гастритом. Атрофия слизистой тела желудка сопровождается снижением концентрации пепсиногена I и соляной кислоты. В отсутствие отрицательной обратной связи со стороны соляной кислоты гастрин вырабатывается в больших количествах. В отличие от Н. pyloriассоциированного антрального гастрита, гипергастринемия при атрофическом гастрите является не причиной болезни, а ответом на нее. Избыток гастрина стимулирует выработку пепсиногена II клетками кардиального и пилорического отделов желудка, поэтому его концентрация, в отличие от пепсиногена I, не снижается, а, наоборот, нарастает в результате гипергастринемии. Изменения концентраций пепсиногена I и II являются диагностическим маркером атрофического гастрита.

    Также для раннего выявления такого гастрита и его осложнений используют индекс PGI/PGII – соотношение концентраций пепсиногена I и II, он снижен при атрофическом гастрите тела желудка и пангастрите, причем степень снижения пропорциональна тяжести процесса. Измерение концентраций пепсиногенов I и II и расчет индекса PGI/PGII – оптимальный скрининговый метод оценки слизистой оболочки тела желудка, его преимущества заключаются в безопасности, специфичности и чувствительности. Измерение концентрации пепсиногенов I и II с измерением гастрина 17 и теста на H. pylori позволяет оценить состояние слизистой оболочки всех отделов желудка. Такой подход не уступает стандартному эндоскопическому исследованию и поэтому называется «серологической биопсией». При атрофическом гастрите нарушаются механизмы всасывания витамина B12 и некоторых микро- и макроэлементов. Длительное время дефицит этих веществ компенсируется их запасами в организме. Однако при отсутствии лечения и прогрессировании атрофии возникают изменения со стороны крови (B12-дефицитная макроцитарная анемия), нервной системы (фуникулярный миелоз), а также желудочно-кишечного тракта (мальабсорбция).

    Атрофический гастрит – значимая причина аденокарциномы желудка. Вероятность рака увеличивается при воздействии дополнительных факторов, таких как курение, злоупотребление алкоголем, некоторыми лекарственными средствами. Для раннего выявления аденокарциномы у пациентов с факторами риска необходимо контролировать уровни пепсиногена I и II и индекс PGI/PGII. H. pylori удается обнаружить в 70 % случаев язвенной болезни желудка. В подавляющем большинстве случаев язва желудка локализована на малой кривизне желудка в области «переходной зоны» – участка слизистой оболочки, где происходит смена эпителия тела желудка на эпителий антрального отдела. Переходная зона интенсивно колонизирована H. pylori и характеризуется максимально выраженным воспалительным ответом, который приводит к язве. Следует отметить, что язва желудка, в отличие от язвы двенадцатиперстной кишки, возникает на фоне нормального или пониженного уровня секреции соляной кислоты при отсутствии гипергастринемии. Считается, что в образовании язвы желудка большее значение имеет непосредственное повреждение H. pylori слизистой переходной зоны, а не гормонональный дисбаланс. Другой особенностью язвы желудка является ее способность перерождаться в аденокарциному (в 3 % случаев). Язва желудка характеризуется болями сразу после приема пищи и сопровождается потерей веса. Уровень пепсиногена II значительно повышен у пациентов с H. pylori-ассоциированной язвой желудка и может быть использован для диагностики этого заболевания.

    При лечении H. pylori-ассоциированных заболеваний концентрация пепсиногена II возвращается к норме или значительно уменьшается, что отражает улучшение состояния слизистой оболочки желудка или двенадцатиперстной кишки. Поэтому повторное измерение концентрации пепсиногена II может быть использовано на этапе контроля лечения с целью оценить его результат и восстановление слизистой оболочки. В онкологической практике тест на пепсиноген II применяют для диагностики опухолей. При гастриноме, гормонально-активной опухоли, избыток гастрина стимулирует секрецию солянойкислоты обкладочными клетками желудка и провоцирует образование язвы, данное состояние известно как синдром Золлингера – Эллисона. Гастринома чаще локализуется в ткани поджелудочной железы, однако может находиться в любом другом органе. В 60 % случаев она является злокачественным образованием. Язвы, возникающие при синдроме Золлингера – Эллисона, характеризуются упорным рецидивирующим течением, не поддаются медикаментозному лечению, множественные, с атипичной локализацией в дистальном отделе двенадцатиперстной кишки. Они образуются в результате прямого повреждающего действия избытка соляной кислоты и не связаны с H. pylori.

    Уровень пепсиногена II при гастриноме значительно повышен.

    Для многих злокачественных новообразований характерна секреция проферментов, гормонов и белков-онкомаркеров, в норме несвойственных ткани, из которой происходит опухолевый клон. Например, около 50 % аденокарцином молочной железы производят пепсиноген II, хотя нормальной ткани молочной железы синтез этого профермента несвойственен. Активная секреция пепсиногена II характерна для высокодифференцированных (медленно растущих) аденокарцином, а также для аденокарцином, экспрессирующих эстрогеновые рецепторы. Поэтому интенсивный синтез этого профермента опухолью считается благоприятным прогностическим признаком и, наоборот, низкий уровень секреции пепсиногена II аденокарциномой связан с более частыми рецидивами.

    Для чего используется исследование?

    • Для диагностики Н. pylori-ассоциированного антрального гастрита, атрофического гастрита и пангастрита.
    • Для диагностики язвы желудка и двенадцатиперстной кишки.
    • Для раннего выявления аденокарциномы желудка.
    • Для контроля за лечением H. pylori-ассоциированного гастрита, язвы желудка и двенадцатиперстной кишки.
    • Для диагностики гастриномы.
    • Для того чтобы дать прогноз аденокарциномы молочной железы.

    Когда назначается исследование?

    • При симптомах гиперацидного (антрального) гастрита: дискомфорте в эпигастральной области через 1,5-2 часа после приема пищи и натощак, изжоге, ночном кашле.
    • При симптомах атрофического гастрита: дискомфорте в эпигастральной области, чувстве быстрого насыщения, тошноте.
    • При симптомах дефицита витамина B12: головокружении, сердцебиении, нарушении периферической чувствительности, парезе, диарее.
    • При симптомах язвы двенадцатиперстной кишки: боли в эпигастральной области через 1,5-2 часа после еды, натощак и в ночное время суток, изжоге, ночном кашле, диарее.
    • При симптомах язвы желудка: боли в эпигастральной области сразу после приема пищи, чувстве быстрого насыщения, потере веса.
    • При имеющихся факторах риска аденокарциномы желудка: атрофическом гастрите, употреблении копченой пищи и большого количества алкоголя, курении, наследственной предрасположенности, предраковых состояниях.
    • При симптомах гастриномы: интенсивных болях в эпигастральной или поясничной области, выраженной изжоге, упорной диарее.
    • При оценке лечения от H. pylori и восстановления слизистой оболочки желудка или двенадцатиперстной кишки.
    • При планировании тактики лечения аденокарциномы молочной железы, а также при оценке риска рецидива аденокарциномы.

    как получить отсрочку и не уйти в армию

    Под состоянием «гастрит» понимается несколько типов недугов, поэтому никто не возьмется гарантировать отсрочку при этом виде болезни, не зная подробностей из медобследований и анамнеза.

    Случаи, когда призывают или случаи, когда откладывают призыв, происходят постоянно. Заинтересованным в подробностях объясним нюансы призыва с этим заболеванием.

    Если заболевание носит хронический характер

    С гастритом хроническим у совершеннолетнего гражданина есть шанс получить категорию годности, которая как совсем освобождает от армии, так и дает только временную отсрочку. То есть разряды годности присваиваются из разрядов «Б», «В» или «Г».

    Наверняка получают отсрочку те молодые люди, чья история болезни ведется благодаря частым обращением за врачебной помощью. Кроме того, медкомиссию будет интересовать, как часто болезнь протекает с обострением и насколько эффективны терапевтические методы воздействия на недуг.

    Разряды годности: типы, которые присваиваются призывникам с гастритом

    Гастрит хронический, протекающий с редкими приступами — «Б».

    Гастрит хронический, проявленный с нарушением кислотообразующей и секреторной функций, постоянными экзацербациями и нарушениями питания (ИМТ 18,5 — 19,0 и менее), при условии, что призывнику требуется длительная (более 60 дней) госпитализация или повторная госпитализация, если первоначальное лечение оказалось нерезультативным — «В».

    Гастрит хронический, протекающий остро, с нарушением ряда функций желудочно-кишечного тракта до такой степени, что требуется экстренная терапия — «Г».

    Чаще всего встречаются призывники, чье состояние не освобождает от службы, хотя само заболевание проявлено у большого количества молодых людей. Обострения у них случаются редко, в основном провоцируются приемом вредной пищи или из-за отсутствия питания по строгому распорядку.

    Поэтому таких людей призывают на службу, ведь в вооруженных силах питание режимное, сбалансированное, так что за все время, отведенное на исполнение воинского долга, человек может не испытать симптомы обострения. Доктора даже советуют служить, потому что на «гражданке» больше соблазнов и шансы спровоцировать обострение велики.
    С большей долей вероятности освобождение получат молодые люди, которые до медкомиссии как минимум дважды в год обращались с заболеванием за врачебной помощью. Либо они в течение года от двух месяцев и больше проводят в стационаре в связи с гастритом или же им присвоен диагноз «дисфункция желудка».

    При наличии гастрита, особенно беспокоящего человека, важно обращаться за помощью к докторам. Таким образом доказательства тяжести недуга, которые примет во внимание медкомиссия военкомата, соберутся сами собой. Медицинские документы важно брать с собой при явке по повестке.

    В противном случае призывная комиссия может и не назначить дополнительное обследование, если призывник заявляет об имеющемся у него гастрите.

    Дополнительное обследование — важный этап в присвоении верной категории годности. От того, какие выводы сделают доктора, специализирующиеся на лечении гастрита, зависит, пойдет ли призывник в армию. Окончательный диагноз обязательно должен быть сформулирован так, как заболевание упомянуто в Расписании болезней.

    Кому назначается отсрочка

    Причиной отсрочки сроком до полугода может стать обострение болезни, которое проявилось в момент прохождения медкомиссии. В этом случае юноша причисляется к временно негодным, ему присваивается категория «Г», после окончания срока которой молодой человек обязан снова явиться на медкомиссию.

    Если у призывника эрозивный гастрит

    Недуг под названием «эрозивный гастрит» предполагает отсрочку от исполнения гражданского долга по защите родины. Это связано с тем, что заболевание не только болезненно протекает, но и требует стационарного лечения, а также следования правилам жесткой диеты.

    Но призывник в особом случае может получить и полное освобождение, если такой гастрит переходит в ЯБЖ — это язвенная болезнь желудка.

    Если у молодого человека хронический дуоденит

    Под диагнозом «гастродуоденит» понимается патологический процесс на слизистых оболочках 12-перстной кишки и желудка. Это заболевание не является причиной для освобождения от армии, даже если в его течение наблюдаются небольшие нарушения работы секреции или нечастые обострения.

    Даже в момент прохождения службы солдаты не списываются в запас, а проходят лечение в специализированных медицинских учреждениях Минобороны. И только серьезное нарушение функции секреции и образования желудочной кислоты, а также постоянные усиления симптомов и снижение индекса массы тела менее 19, могут стать основанием для присвоения призывнику категории годности «В».

    Обратите внимание на следующие моменты до призыва!

    Наличие гастрита у молодого человека только в особых случаях приводит к тому, что его освобождают от армии. Но это не значит, что при наличии этого заболевания нужно мириться с тем, что придется служить.

    Важно отстаивать свои права, в том числе при помощи юристов, которые помогут добиться справедливости при принятия военным комиссариатом решения о годности к солдатской жизни.

    Хронический гастрит антрального отдела — Гастроэнтерология — 26.01.2012

    анонимно

    28 лет. Екатерина. Беспокоит урчание в желудке, метеоризм, отрыжка воздухом, неустойчивый стул , учащенное сердцебиение. первый раз прошла ФГС 8.04.2011: поверхностный гастрит абщирная ассимиляция хелибактор. назначение клитромицин 500 м 2 раза, амоксицилав 2. 7 дне и омез14 дней 2 таблетки в день диета,(впроцессе лечения похудела, потеря аппетита, бессоница, пульс 110 ударов понос .) второе обследование 5.0502011после лечения заключения ФГС и биопсии — прибор введен свободно,Пищевод осмотрен на всем протяжении,свободно проходим,Слизистая пищевода бл-розовая,гладкая. Кардия смыкается.Слизистая желудка розовая, сочная в антральном отделе рыхлая мозаично очагово гипермированна (биопсия)Складки желудка извитые нормальной высоты.Привратник сомкнут,утолщен гипермирован по краю прибором проходим.Луковица 12 пер ки-ки проходима,слизистая розовая,разрыхленная сочная. Слизистая12 п.ки-ки бледно розовая ,складки нормальной высоты. В желудке пустоЗаключение биопсии хр.гастродуоденит с обширной ассимиляцией хелико бактер. Лечение де нол 2 таб в денб, креон или мезим 3 раза в день и успокоительные настои валерианки. Треть обследование через 2 недели состояние такое жеФГС:слиз.желудка розовая, мелкопятнистая, очаг.в виде прод.полосотч\ечная Привратник смыкается.12п.к-к б/л.В желудки желочь.Биопсия хр.малой ст.активностиантр.гастрит с умеренной атрофией желез Нр++. ЛечениеМагнерот 3 раза по 1 таб,альмагель з раза, ФТЛ, мезим форте 3 раза. Состояние не улучшилось. Четвертое обследование ч/З 4 месяца состояние улучщилось даже поправилась беспокоит метеоризм .ФГС аппарат введен свободно Пищевод осмотрен на всем протяжении, слизистая розоваяэластичная, складки при инсуффуляции воздуха легко расправляютсякардия сомкнута. Аппарат проходит в желудок свободно, в желудке желочь,слизистая розовая, мелкопятнистая очогово гипермированна в теле и антральном отделе , складкивозж\духом легка расправляются,перельстатика по всем полям.Привратник смыкается не полностью,свободно проходим, В луковице 12п.к-ки слизистая розовая потологии нет. Заключение рефлюкс-гастрит. Биопсию не брали.лечение ультоп по 1 таб 2 раза в день, креон по 3 таблетки в день, платиффилин подкожно 10 дней, нормазе и лактобактерин 3 недели. Вроде стало лучше аппетит появился пульс наладился метеориз так же присутствует но реже. В октябре сдан анализ крови Нр отрицательно. д гастрита и почему диагнозы и результаты биопсии разные После погрешности в питании опять начилась отрыжка воздухом урчание боль в эпигастральной части часа 2 поле еде. Приняла ферменты и де нол . вроде успокоилось. Следующее обследование в марте 2012 года. Подскажите чем опасен данный вид гастрита, я как прочитаю статьи в интернете так у меня паника.

    Хронический гастрит

    Scand J Gastroenterol. 3 июня 2015 г .; 50(6): 657–667.

    Pentti Sipponen

    a Patolab Oy, Espoo, Finland and Tartu State University, Tartu, Eesti

    Heidi-Ingrid Maaroos

    a Patolab Oy, Espoo, Finland and Tartu State University a Patolab Oy, Эспоо, Финляндия и Тартуский государственный университет, Тарту, Эстония

    Поступила в редакцию 28 января 2015 г.; Пересмотрено 11 февраля 2015 г.; Принято 12 февраля 2015 г.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинал работа правильно цитируется.Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

    Abstract

    За последние десятилетия распространенность хронического гастрита в развитых странах заметно снизилась. Тем не менее, хронический гастрит по-прежнему остается одной из наиболее распространенных серьезных пандемических инфекций с такими тяжелыми смертельными последствиями, как пептическая язва или рак желудка. В глобальном масштабе в настоящее время даже более половины людей могут иметь хронический гастрит. Хеликобактер Инфекция pylori в детском возрасте является основной причиной хронического гастрита, микробное происхождение которого является ключом к пониманию причудливой эпидемиологии и течения заболевания. Пожизненное и агрессивное воспаление при гастрите приводит к деструкции (атрофическому гастриту) слизистой оболочки желудка с течением времени (годы и десятилетия). Прогрессирующее обострение атрофического гастрита приводит впоследствии к нарушению функции слизистой оболочки желудка.В самых крайних случаях атрофический гастрит в конечном итоге заканчивается бескислотным желудком. Тяжелый атрофический гастрит и бескислотный желудок представляют собой самые высокие независимые состояния риска развития рака желудка, известные до сих пор. В дополнение к риску злокачественных новообразований и язвенной болезни, бескислотный желудок и тяжелые формы атрофического гастрита могут быть связаны с нарушением всасывания основных витаминов, таких как витамин B12, микронутриентов (таких как железо, кальций, магний и цинк), диеты и лекарств. .

    Ключевые слова: рак желудка, гастрит, Helicobacter pylori , язвенная болезнь

    Введение

    Хронический гастрит является одним из наиболее частых пожизненных, серьезных и коварных заболеваний человека.Можно подсчитать, что более половины населения мира имеет это заболевание в той или иной степени, что указывает на то, что даже многие сотни миллионов людей во всем мире могут иметь хронический гастрит в той или иной форме.

    Значение хронического гастрита как тяжелого заболевания в клинической практике во многом недооценивается, хотя роль гастрита в патогенезе обычных язвенных болезней и рака желудка очевидна [1, 2, 3, 4]. Можно подсчитать, что ежегодно во всем мире могут происходить миллионы преждевременных смертей из-за рака и язвы как последствий хронического гастрита.

    Хронический гастрит проявляется неатрофической или атрофической формой. Это формы и фенотипы гастрита, представляющие разные стадии одного и того же пожизненного заболевания [2, 3, 5, 6, 7]. Опубликованные морфологические проявления гастрита во всем мире очень схожи, т. е. хронический гастрит с его последствиями, по-видимому, является одним и тем же заболеванием во всем мире.

    Хронический гастрит был известен и изучался с первых десятилетий 20-го века, но больше внимания ему уделялось только в 1982 году после открытия Уорреном и Маршаллом Helicobacter pylori [8].Выяснилось, что бактерия является причиной гастрита в подавляющем большинстве случаев, за возможным исключением гастрита аутоиммунного генеза [3, 9]. Следовательно, стало очевидным, что хронический гастрит может быть излечен с помощью эрадикации H. pylori , приводящей к нормализации состояния слизистой оболочки желудка, по крайней мере, в тех случаях, когда гастрит не развился до атрофической (атрофический гастрит) терминальной стадии [8]. , 9, 10, 11, 12, 13].

    Несмотря на то, что основные черты хронического гастрита хорошо известны, все еще остается несколько вопросов без ответа. Мы не знаем, например, значение аутоиммунитета или генетики в развитии и прогрессировании хронического гастрита. Молекулярные механизмы и роль факторов окружающей среды, таких как диета, и роль других микробов, кроме H. pylori , в течении хронического гастрита в значительной степени неизвестны. Мы не можем точно предсказать, у кого хронический гастрит обязательно прогрессирует до терминальной стадии атрофии и летальных осложнений, а у кого этого не произойдет.Эта неопределенность также имеет место в отношении деталей, благодаря которым гастрит вызывает появление пептической язвы или рака желудка. Однако мы знаем, что без сопутствующего хронического гастрита или атрофического гастрита обычные пептические язвы или рак желудка встречаются редко.

    В этом обзоре описаны некоторые наблюдения и представлены некоторые субъективные мнения и замечания о течении и эпидемиологии хронического H. pylori гастрита и связанных с ним заболеваний, полученные в основном из нескольких исследований в Эстонии и Финляндии за последние 40 лет [14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22]. За прошедшие годы большинство этих исследований были опубликованы в этом журнале.

    Естественное течение

    Хронический гастрит — многоступенчатое, прогрессирующее и пожизненное воспаление [3, 16, 20, 21, 22, 23, 24]. Начинается обычно в детстве как простое хроническое («поверхностное») мононуклеарное воспаление с сосуществованием острого («активного») нейтрофильного воспаления различной степени [25, 26]. Гастрит прогрессирует ступенчато, в течение нескольких лет и десятилетий, до атрофического гастрита, который характеризуется потерей нормальных желез слизистой оболочки либо в антральном отделе, либо в теле (и на дне), либо в обоих (, и) [7, 22, 23, 27].Как правило, во всех популяциях возрастная распространенность как неатрофического, так и атрофического гастрита имеет тенденцию к увеличению с возрастом, как показано в Финляндии в . В настоящее время нарастание повозрастной распространенности гастрита по возрасту более выражено и резко в развивающихся, чем в развитых популяциях, т. е. распространенность гастрита в молодых возрастных группах или даже в детском возрасте гораздо 50% в развивающихся популяциях, тогда как эта распространенность в развитом населении обычно намного меньше 50% [17, 27].

    Слизистая оболочка тела при «активном» хроническом гастрите (А): воспаление мононуклеарное, но сопровождается нейтрофилами и эозинофилами (стрелки), проникающими в поверхностный эпителий. Нормальный (B): В качестве эталона показана нормальная слизистая оболочка тела без каких-либо признаков воспаления. Окраска HE × 500.

    Слизистая оболочка тела. Нормальный (A): Слой оксинтических желез нормальный, что свидетельствует о том, что слизистая оболочка тела способна нормально выделять соляную кислоту. Неатрофический гастрит (В): легкое мононуклеарное воспаление наблюдается в верхнем слое (фовеолярной части) слизистой оболочки («поверхностный хронический гастрит»), как указано стрелками.Железистый слой интактен, что позволяет предположить, что секреция кислоты в норме, несмотря на гастрит. Умеренный атрофический гастрит тела желудка (С): Интенсивное хроническое мононуклеарное воспаление возникает также в нижних слоях слизистой оболочки и сопровождается выраженной потерей (атрофией) нормальных оксинтических желез. Наблюдение предполагает, что желудок гипохлоргидрический, но не ахлоргидрический. Секреция кислоты нарушена из-за гибели париетальных клеток. Тяжелый атрофический гастрит тела желудка (D): хроническое воспаление слабо выражено, но все оксинтические железы полностью исчезли.Некоторые очаги кишечной метаплазии возникают в правом нижнем углу. Желудок, безусловно, бескислотный (ахлоргидровый). У пациента имеется риск мальабсорбции витамина В12, а также может быть нарушено всасывание микронутриентов (железа, кальция, магния и цинка). В таких случаях у патологоанатома могут возникнуть трудности с обнаружением Helicobacter pylori организмов, даже если атрофический гастрит имеет происхождение из H. pylori . Вместо этого смешанная микробная флора (микробы, отличные от H. pylori ) часто обнаруживают на поверхности слизистой оболочки в подобных случаях. Альциановый синий – красители PAS и модифицированные красители Гимзы × 300.

    Слизистая оболочка антрального отдела. Нормальный (A): нормальное количество антральных G-клеток с типичным «галло» появлением в области шейки пилорических желез (стрелки). Неатрофический хронический гастрит (В): Мононуклеарное воспаление распространяется на всю слизистую оболочку, создавая впечатление потери железы (атрофии). Атрофический гастрит легкой и средней степени в антральном отделе (С): воспаление относительно легкое, но большая площадь пилорических желез потеряна и заменена метапластическими железами (IM), как показано стрелками.Тяжелый атрофический гастрит в антральном отделе (D): все пилорические железы исчезли, а вся слизистая оболочка «кишечно прошита». Воспаление слабое или умеренное. Также антральные G-клетки исчезают вместе с потерей нормальных пилорических желез. Следовательно, реакция обратной связи G-17 в физиологическом контроле секреции кислоты нарушена. HE и альциановый синий – красители PAS × 300.

    Средняя повозрастная распространенность тотального хронического гастрита и атрофического гастрита в образцах биопсии примерно 500 последовательных эндоскопических финских амбулаторных пациентов в конце 80-х (госпиталь Йорви, Эспоо, Финляндия).Средняя распространенность увеличивается с возрастом.

    Потеря желез слизистой оболочки при атрофическом гастрите замещается ростом новых незрелых железистых и эпителиальных элементов; то есть с железами кишечного типа («кишечная метаплазия (КМ)»), напоминающими железы и эпителий в толстой и/или тонкой кишке, и/или с пилорическим типом («псевдопилорическая метаплазия»), напоминающими пилорические железы и эпителий, из которого G-клетки (гастриновые клетки) исчезли. В рамках эволюции происходит разрушение высокодифференцированных желез, эпителия и клеток при атрофии (атрофический гастрит) и замещение утраченных желез железами и эпителием с незрелыми кишечными свойствами [2, 5, 6, 7, 14, 17, 23]. , 24, 27, 28].и привести несколько примеров этих явлений при эндоскопической биопсийной патологии.

    Первые проявления гастрита H. pylori этиологии, как правило, антральные, т. е. гастрит «с преобладанием антрального отдела» [25, 27]. Воспаление, состоящее в основном из мононуклеарных воспалительных клеток и плазматических клеток, является «поверхностным» и занимает верхние слои слизистой оболочки, выраженно в теле () [2, 20, 27, 28, 29]. Хроническое воспаление связано с нейтрофильным воспалением (1), интенсивность этого острого и «активного» компонента гастрита, скорее всего, зависит от цитотоксичности H.pylori [22, 30]. Чем цитотоксичнее штамм, тем активнее и, очевидно, агрессивнее протекает хронический гастрит. Наиболее агрессивными формами хронического гастрита являются те, которые с наибольшей вероятностью приводят к далеко зашедшим стадиям атрофического гастрита, т. е. формы гастрита H. pylori с наибольшей вероятностью прогрессирования до терминальной стадии атрофии [5, 6].

    Ежегодный риск прогрессирования хронического гастрита от одной стадии к другой оценивается в среднем в 2–3% [16, 20, 23, 27].Далее подсчитано, что около 50% пациентов с хроническим гастритом (и инфицированных H. pylori ) в течение жизни будут иметь атрофический гастрит той или иной степени [27]. Примерно у 5% инфицированных людей атрофический гастрит будет иметь тяжелую и запущенную стадию [23, 27].

    Медленное распространение гастрита H. pylori от чисто антрального фенотипа к формам, поражающим также тело и дно («атрофический пангастрит», многоочаговый атрофический гастрит» или «гастрит с преобладанием тела»), как правило, является распространенным путем [1]. 7, 15, 19, 21, 23, 27, 31].Это проксимальное (пилоро-кардиальное) распространение и постепенное обострение атрофического гастрита связаны с выраженными изменениями морфологии и функции слизистой оболочки желудка. Поражения нарушают функции желудка, вызывая, в частности, нарушение секреции соляной кислоты и внутреннего фактора окситными железами при атрофии тела желудка, а также нарушение синтеза и секреции гастрина-17 антральными G-клетками при антральной атрофии [23, 27, 32, 33, 34].

    Тяжелый атрофический гастрит, строго ограниченный только антральным отделом, встречается довольно редко.С другой стороны, развитая атрофия, которая возникает только в теле желудка или одновременно занимает как антральный отдел, так и корпус тела, является относительно распространенным фенотипом хронического гастрита (до 5% людей с гастритом), по крайней мере, в Северной Европе. 27, 31, 35]. Долгосрочные последующие исследования показывают, что наряду с восходящим распространением H. pylori гастрита слизистая оболочка антрального отдела может даже заживать [20, 23, 27].

    Из-за потери кислородных желез и париетальных клеток при атрофии тела, распространение атрофического гастрита на тело и дно приводит к пожизненной и постоянной гипо- или ахлоргидрии.Впоследствии из-за низкой внутрижелудочной кислотности первоначальная инфекция H. pylori может, в свою очередь, спонтанно исчезнуть и может окончательно излечиться в случаях с развитой атрофией, как показано серологическими тестами в последующем [29, 36]. .

    При прогрессировании хронического неатрофического гастрита в атрофический фенотип потенциально могут быть запущены многочисленные совпадающие патогенетические процессы, вплоть до канцерогенных, явления которых при подк. «Каскад корреа» может в конечном итоге способствовать процессам, связывающим хронический гастрит с такими тяжелыми последствиями, как рак [1, 7, 35, 37, 38, 39, 40, 41].Это можно проиллюстрировать, как показано на рис.

    Схема естественного течения и прогрессирования гастрита Helicobacter pylori из неатрофической формы в злокачественную опухоль желудка (п. «Каскад Корреа»). Несколько потенциально патогенетических факторов и механизмов, связанных с канцерогенезом, играют определенную роль и запускаются поэтапно в ходе течения и прогрессирования каскада.

    Эпидемиология и феномен возрастной когорты

    Наблюдения за популяционными исследованиями хронического гастрита могут подтвердить некоторые фундаментальные выводы, касающиеся эпидемиологии хронического гастрита и его последствий.

    Хронический гастрит по-прежнему является относительно распространенным заболеванием, в том числе в развитых странах, хотя его распространенность заметно снизилась, причем это снижение происходит параллельно со снижением распространенности H. pylori [42, 43]. Можно предположить, что практически все, даже в развитых странах, около 100 лет назад болели гастритом, вызванным H. pylori , тогда как в настоящее время распространенность может составлять в среднем менее 50%.

    Гастрит H. pylori в большинстве случаев приобретается в раннем детстве, при этом фенотип гастрита представляет собой безвредное и бессимптомное простое хроническое мононуклеарное («поверхностное») воспаление [25, 29].Тяжелые симптоматические последствия хронического гастрита появляются только в последние десятилетия жизни и, как правило, возникают у лиц с запущенными терминальными стадиями поражения [1, 39, 43].

    После обнаружения H. pylori стало очевидным, что понимание эпидемиологии инфекции H. pylori является ключом к пониманию эпидемиологии хронического гастрита и его последствий. Эпидемиологические характеристики хронического гастрита и его последствий (пептическая язва и рак желудка), изначально являющиеся пандемической детской бактериальной инфекцией, следуют тем же «пандемическим» принципам, что и H.pylori инфекция сама по себе.

    Социально-экономические факторы и гигиена окружающей среды неизбежно являются наиболее важными фоновыми факторами передачи инфекции H. pylori во всем мире, причем эти социально-экономические факторы, таким образом, являются фоновыми факторами и в эпидемиологии хронического гастрита и его последствий [43, 44, 45] . Социально-экономический статус в детстве, гигиена окружающей среды и семьи, плотность домохозяйства, кулинарные привычки и т. д. являются вероятными факторами, определяющими вероятность приобретения вируса H.pylori в детском возрасте. Улучшение этих условий снижает вероятность заражения или дальнейшей передачи инфекции, наиболее вероятно, желудочно-оральным путем [46]. Снижение заболеваемости в детском возрасте на семейном уровне неизбежно приведет со временем к снижению распространенности как H. pylori гастрита, так и его последствий и во всей популяции в среднем.

    Из-за «детского» происхождения инфекции H. pylori эпидемиология H.pylori гастрит лучше всего определяется и понимается как «феномен возрастной когорты», что иллюстрируется компьютерным моделированием в [43]. Уровень инфицирования в детском возрасте и возрастная распространенность гастрита H. pylori выше в «старых» когортах, родившихся на десятилетия раньше, чем распространенность в «молодых» когортах, родившихся позже и у которых уровень инфицирования H. pylori в детском возрасте низкая. Таким образом, средняя распространенность гастрита на популяционном уровне отражает среднюю распространенность хронического гастрита в разных возрастных когортах и ​​среднюю частоту Н.pylori в детском возрасте.

    Компьютерное моделирование для демонстрации «феномена когорты рождения» в распространенности гастрита Helicobacter pylori в популяции, состоящей из когорт с разными годами рождения. Приблизительно по данным о гастрите в Финляндии примерно в конце 80-х годов (см. ).

    Эпидемиология заболеваемости раком желудка и эпидемиология смертности от рака желудка следуют принципам «феномена возрастной когорты» и демонстрируют такие же глобальные «пандемические» характеристики, как и в случае с H.pylori гастрит [43]. Уровень заболеваемости раком желудка (или пептической язвой) был и будет низким в «молодых» возрастных когортах, у которых низкая заболеваемость H. pylori гастритом и у которых слизистая оболочка желудка остается здоровой на протяжении всей жизни. . Вместо этого распространенность, заболеваемость и смертность от пептической язвы или рака желудка высоки и остаются высокими в старых когортах, пока живут когорты.

    Аутоиммунный хронический гастрит

    Хотя H.pylori , в конечном счете, является основной причиной (более чем в 90% случаев) гастрита, хронического мононуклеарного воспаления (гастрита) без продолжающейся инфекции H. pylori , но протекающего с тяжелым атрофическим гастритом тела желудка и ахлоргидрическим желудком. , и с сосуществованием аутоантител против париетальных клеток (протонный насос) и/или внутреннего фактора, является хорошо установленным явлением [3, 32, 47, 48, 49, 50]. Однако неясно, является ли этот гастрит «аутоиммунного» типа самостоятельным заболеванием или H.pylori вызывает аутоиммунные реакции у некоторых предрасположенных лиц с обычной инфекцией H. pylori [3, 50, 51, 52]. Возможно, что первичная инфекция H. pylori может спонтанно пройти, когда атрофический гастрит перейдет в тяжелую атрофическую и ахлоргидрическую стадию, создавая тем самым ложное впечатление о чисто аутоиммунной этиологии заболевания.

    Гастрит, связанный с аутоиммунными явлениями, в любом случае может быть более прогрессирующим и более быстрым, чем чистый H.pylori гастрит [3, 23]. В связи с аутоиммунитетом и у лиц со склонностью к аутоиммунным заболеваниям (аутоиммунный тиреоидит, диабет и др. ) прогрессирование H. pylori гастрита до атрофического фенотипа может быть заметно деструктивным, что может привести к легкому и быстрому развитию ахлоргидрии и тотальная атрофия тела и дна желудка. В медицинской литературе описаны случаи тяжелого атрофического гастрита тела желудка с аутоиммунными характеристиками и бескислотным желудком даже в детском возрасте.

    Показано, что хронический гастрит аутоиммунного типа является рецессивным мультигенным заболеванием и, возможно, имеет североевропейское происхождение [32].

    Влияние на физиологию желудка

    Длительное (пожизненное) хроническое и активное воспаление не может быть безвредным и приводит к разрушению слизистой оболочки желудка через несколько механизмов, которые могут взаимодействовать с обновлением, ростом, целостностью, дифференцировкой и функцией желудочного эпителия [1, 24, 39, 53, 54].Многочисленные аномальные экспрессии (повышение и понижение) функциональных и регуляторных генов, генные мутации, эпигенетические изменения, вариабельное появление цитокинов или тканевых факторов роста происходят в регуляторных тканевых отростках слизистой оболочки желудка и эпителиальных клетках в связи с H. pylori. гастрит [53, 54]. Некоторые из изменений являются обратимыми, могут появляться даже на ранних стадиях воспаления, но могут особенно накапливаться со временем при предраковых состояниях, таких как атрофия и ИМ, и, по-видимому, чрезвычайно распространены и разнообразны при предраковых (дисплазия или интраэпителиальная неоплазия) и злокачественных новообразованиях. поражений [53, 54].

    Атрофия тела желудка в конечном итоге приводит к нарушению секреции соляной кислоты и внутреннего фактора [23, 34]. В бескислотном и атрофическом желудке из-за нарушения секреции внутреннего фактора всасывание основных витаминов, таких как витамин В12, резко нарушено [55]. Мальабсорбция и последующий длительный и постоянный дефицит витамина B12 могут нарушать метаболизм метионина, гомоцистеина или фолиевой кислоты и, таким образом, могут быть механизмом, который способствует появлению эпигенетических повреждений ДНК через нарушение функции цикла метилирования в эпителиальных клетках. клеток [55, 56].

    Пищевой метаболизм и всасывание микронутриентов, таких как железо, кальций, магний и цинк, или всасывание некоторых лекарств (например, дипиридамола, некоторых препаратов железа и противогрибковых препаратов, таких как флуконазол или итраконазол, тироксин и атазановир) нарушаются при кислотно-щелочной недостаточности. свободный желудок тоже [57]. Бескислотный желудок в конечном итоге заселяется микробной флорой изо рта [58]. Микробы и бескислотный желудок способны производить канцерогены класса 1, такие как ацетальдегид и нитрозамины [39, 59].

    Рак и язвенная болезнь

    Рак желудка и язвенная болезнь (за исключением НПВП-язв) являются наиболее серьезными заболеваниями, связанными с хроническим H. pylori гастритом [60, 61, 62, 63, 64, 65]. Успешная эрадикация H. pylori предотвращает рецидивы язв, но также может предотвращать рак [66, 67].

    Несмотря на ассоциации пептической язвы и рака с гастритом H. pylori , существуют также заметные различия в отношении этих связей [62, 68]. Пептические язвы двенадцатиперстной кишки (ДПК) обычно возникают у людей с неатрофическим гастритом, вызванным H. pylori , но встречаются нечасто или отсутствуют у лиц, у которых гастрит прогрессировал до атрофических форм в теле желудка и у которых желудок впоследствии становится гипохлоргидрическим. ). Язвы желудка, с другой стороны, часто ассоциируются с фенотипами гастрита, при которых выраженная атрофия и ИМ возникают в антральном отделе и вырезке, и в этих случаях слизистая оболочка тела может быть даже слегка атрофичной, но никогда не бывает тяжелой атрофии (а желудок никогда не ахлоргидрид) [62].Рак желудка, в частности кишечного типа, наблюдается у пациентов с гипохлоргидрическим или ахлоргидрическим желудком и может особенно возникать у пациентов с поздними стадиями атрофии и ИМ как в антральном отделе, так и в теле желудка [39, 69].

    Относительный риск язвенной болезни (язва двенадцатиперстной кишки или желудка) или рака желудка при различных фенотипах хронического Helicobacter pylori атрофического гастрита. Риски представлены как относительные риски по сравнению с рисками у субъектов с нормальной и здоровой слизистой оболочкой желудка (категория N/N; желтая).Риски экстраполированы и оценены на основе исследования случай-контроль, проведенного в Финляндии в 80-х годах [69]. Обратите внимание, что риски развития язвенной болезни и рака желудка связаны с очень разными фенотипами хронического гастрита.

    Канцерогенез желудка гетерогенен и чрезвычайно разнообразен на молекулярном уровне [53, 54]. Несмотря на то, что ошибок в генах много, до сих пор не было обнаружено никаких специфических или всеобъемлющих молекулярных маркеров, ошибок в генах или мутаций при раке или предраковых поражениях.Несмотря на то, что два основных гистологических типа рака желудка, кишечный и диффузный, являются значимыми образованиями с клинической и морфологической точек зрения, и оба связаны с предшествующим или сосуществующим гастритом H. pylori , эти типы могут не быть полностью отдельными образованиями. . При диффузном типе фоновой морфологией часто является неатрофический гастрит H. pylori , что указывает на то, что канцерогенетические механизмы при этом типе рака могут быть более тесно связаны с воспалением, чем те, которые связаны с механизмами, проявляющимися при атрофическом гастрите или кислотозависимом гастрите. свободный желудок [37, 38].С другой стороны, при раке кишечника явные опухоли или предраковые поражения часто сочетаются с гипохлоргидрией желудка, выраженным атрофическим гастритом и обширным ИМ в подлежащей слизистой оболочке [37, 38, 70, 71]. Таким образом, канцерогенетические процессы при этом типе рака могут быть связаны с механизмами, возникающими при атрофическом гастрите или запускаемыми гипохлоргидрическим или бескислотным желудком.

    Риск рака

    Атрофический гастрит и бескислотный желудок являются наиболее важными независимыми состояниями риска развития рака желудка, известными до сих пор.Статистически атрофический гастрит представляет собой состояние с более высоким риском развития рака, чем чистая инфекция H. pylori [69]. Вероятность рака желудка при гастрите экспоненциально возрастает с прогрессированием H. pylori гастрита из неатрофической формы в атрофическую [69]. Риск может возрасти даже в 90 раз у пациентов с тяжелым атрофическим гастритом как в антральном отделе, так и в теле желудка (тяжелая панатрофия; многоочаговый атрофический гастрит (MAG)) по сравнению с риском рака у пациентов с нормальной и здоровой слизистой оболочкой желудка (69) [69]. .

    Риск рака чрезвычайно низок у людей без гастрита H. pylori , т. е. у людей со здоровой слизистой оболочкой желудка. Риск возрастает примерно в два раза у пациентов с чистой инфекцией H. pylori , т. е. у пациентов с неатрофическим гастритом H. pylori [60, 61, 69]. Таким образом, у пациентов с ЯБДПК, которые обычно имеют неатрофический H. pylori гастрит, риск рака несколько выше, чем риск рака у здоровых людей, но этот риск все еще значительно низок по сравнению с риском рака. у больных с тяжелым и запущенным атрофическим гастритом (см.).

    Как это ни парадоксально, загрузка слизистой оболочки желудка хеликобактериями обычно высока у лиц с относительно низким риском развития рака, как и у обычных пациентов с ЯБДПК. Как это ни парадоксально, нагрузка имеет тенденцию к снижению при повышении риска рака, как это имеет место у пациентов с выраженным атрофическим гастритом [69]. Риск рака может быть, например, высоким у пациентов с тяжелым атрофическим гастритом и бескислотным желудком, у которых могут даже отсутствовать объективные признаки продолжающегося H.pylori , то есть у пациентов, у которых первоначальная инфекция H. pylori , возможно, прошла.

    Сиднейская система и оперативная связь по классификациям гастритов

    Признание того, что инфекция H. pylori и последующий атрофический гастрит и бескислотный желудок являются важными фоновыми состояниями рака желудка, делает сортировку пациентов в клинической практике значимой группы относительно риска рака. Эта сортировка требует обследования субъектов с помощью эндоскопии и эндоскопической биопсии или может быть выполнена с помощью неинвазивных анализов крови с применением специфических для желудка биомаркеров [72, 73, 74, 75, 76, 77].

    Сиднейская система и ее обновления являются рекомендациями по интерпретации микроскопических изображений биоптатов в эндоскопической практике [5, 6]. Надлежащий протокол биопсии и правильное микроскопическое прочтение результатов биопсии являются фундаментальными требованиями для правильного и успешного разделения пациентов на клинически значимые группы риска [78, 79]. Такая классификация или линейность невозможна только с помощью эндоскопии или не может быть выполнена с помощью тестирования H.pylori отдельно.

    Стадирование OLGA/OLGIM (Operative Link on Gastritis/IM Assessment) атрофического гастрита представляет собой практическую схему классификации пациентов на группы низкого, среднего и высокого риска развития рака желудка [79]. Эта классификация делит пациентов на пять подгрупп (0–IV) с явно разной вероятностью наличия или развития рака желудка (4). Классификация и сортировка могут объективно посоветовать, какой из пациентов будет нуждаться в эндоскопическом наблюдении и последующем наблюдении [79, 80].

    OLGA стадирование риска рака желудка. Модифицировано из статьи Ругге и др. [79]. Стадирование является практическим инструментом для разграничения больных на группы высокого (стадии III–IV) и низкого (стадии 0–II) риска развития рака, в частности рака желудка кишечного типа. Стадирование требует эндоскопии и надлежащей практики биопсии, но также может быть выполнено неинвазивно с помощью анализа крови с применением специфических биомаркеров (пепсиноген I и II, гастрин-17 и серология Helicobacter pylori ), которые отражают функцию (кислотную секрецию) и структура слизистой оболочки антрального отдела и тела тела в плазме/сыворотке крови.

    Разделение субъектов на подкатегории OLGA может быть выполнено также неэндоскопически и неинвазивно путем применения простых анализов крови, основанных на оценке уровней специфических для желудка биомаркеров (пепсиногены I и II, гастрин-17 и H. pylori ) в плазме/сыворотке крови [72, 73, 74, 77, 80]. Этого нельзя сделать только с помощью тестов H. pylori .

    Биомаркеры плазмы в диагностике и скрининге атрофического гастрита

    Очистка желудка от пепсиногенов в 70-х годах, понимание естественного течения H.pylori , уникальные инновации в методах вертикального измерения микролуночных планшетов и разработка тестов ELISA со специфическими моноклональными антителами обеспечили применение желудочных биомаркеров в неинвазивной диагностике и скрининге атрофического гастрита из простого образца крови [81, 82, 83]. ]. В настоящее время эти анализы крови могут быть надежно выполнены в любой лаборатории и не требуют специальной подготовки. Ранее в этом и других медицинских журналах было опубликовано несколько подробных и всесторонних обзоров, согласованных отчетов и руководств по практическому использованию тестов биомаркеров в диагностике атрофического гастрита (см. ссылки [72, 80, 84]).

    Несколько коммерческих радиоиммуноанализов и тестов ELISA были доступны для пепсиногенов 1 и 2 в течение достаточно долгого времени. Однако эти тесты имеют ограничения, поскольку их можно использовать только для диагностики атрофического гастрита тела тела [74]. Сывороточные уровни пепсиногенов 1 и 2 не дают каких-либо указаний на возможный атрофический гастрит в антральном отделе желудка, где, однако, в первую очередь проявляются атрофические и метапластические изменения. Более полный тест (GastroPanel®) включает анализ уровня G-17 в плазме в дополнение к анализам пепсиногена 1 и пепсиногена 2, а также тест H.pylori серологический тест. Эта тестовая панель позволяет оценить атрофию также в антральном отделе желудка и дает намеки на внутрижелудочную кислотность в дополнение к информации о возможной атрофии тела, что делает возможной всеобъемлющую классификацию OLGA [72, 73, 77, 78, 80].

    Антральный атрофический гастрит (потеря антральных желез) сопровождается потерей антральных G-клеток, потеря которых приводит к низким уровням в плазме как натощак, так и стимулированного гастрина-17 (после приема протеинового порошка, стимуляции бомбезином (гастрин высвобождающий пептид) или стимуляция ингибитором протонной помпы (ИПП)). Низкий уровень G-17 в плазме натощак (1 пмоль/л или меньше) указывает на два практических варианта. Либо имеется выраженный атрофический гастрит в антральном отделе (класс III–IV по OLGA), либо низкий уровень G-17 является результатом высокой внутрижелудочной кислотности (низкий рН). Оба варианта являются показаниями к эндоскопии верхних отделов желудочно-кишечного тракта из-за риска рака из-за возможной антральной атрофии и из-за риска пептической язвы из-за гиперхлоргидрии (высокого кислотного выброса) (см. Ресурсы).

    Отсутствие антител H. pylori при наличии нормального уровня пепсиногена 1 в плазме, нормального соотношения пепсиногена 1 и пепсиногена 2 и нормального гастрина-17 в плазме, при условии, что возможный ИПП контролируется, является результатом теста, который достоверно свидетельствует о наличии нормальной и здоровой слизистой оболочки желудка (класс 0 по OLGA).Риск рака и язвенной болезни у таких «здоровых» людей крайне низок, практически равен нулю. С другой стороны, риск рака желудка высок (класс III-IV по OLGA) у субъектов с низким уровнем пепсиногена 1 натощак (менее 30 мкг/л), с низким соотношением пепсиногена 1 и пепсиногена 2 (ниже 3). ) и с высоким уровнем гастрина-17 натощак (выше 7 пмоль/л). Риск рака высок у этих пациентов независимо от того, есть ли у пациента текущая инфекция H. pylori (см. ) [72, 80].В этих случаях атрофический гастрит является прогрессирующим и обширным, занимает всю слизистую оболочку желудка (класс IV по OLGA), и желудок одновременно бескислотный.

    Будущие тенденции и инициатива «Здоровый желудок»

    Несмотря на то, что распространенность гастрита H. pylori снижается, хронический гастрит по-прежнему будет чрезвычайно частым заболеванием во всем мире в течение нескольких будущих десятилетий. В связи с микробным происхождением и инфекционным фоном, а также знаниями эпидемиологии и естественного течения хронического H.pylori , можно предположить, что это заболевание может окончательно исчезнуть из общества вместе с улучшением гигиены и социально-экономического положения. Благодаря этим улучшениям риск заражения H. pylori в детстве снизится. Как и в случае с туберкулезом, хронический гастрит может в ближайшие десятилетия отойти на периферию медицинской практики и значения, по крайней мере, в развитых странах. Следовательно, пептические язвы будут редкими, а рак желудка станет редкой злокачественной опухолью.

    Среди самых молодых коренных жителей в когортах рождения в западных странах около 90–100% людей уже сейчас имеют и будут иметь нормальный здоровый желудок на протяжении всей своей жизни, что в конечном итоге приводит к популяциям, в которых подавляющее большинство людей имеет здоровый желудок и, следовательно, свободны от риска язвенной болезни или рака желудка. Попытки сохранить или получить здоровый желудок для всех станут инициативой и целью как будущих исследований, так и клинической практики («инициатива здорового желудка»; см.: www.hsinitiative.org).

    Благодарности

    Заявление о заинтересованности : Д-р Пентти Сиппонен является акционером и членом научного комитета Biohit Oyj. Компания разрабатывает и продает лабораторные тесты в основном для желудочно-кишечных заболеваний.

    Ссылки

    • IARC Шистосомы, печеночные сосальщики и Helicobacter pylori. Рабочая группа IARC по оценке канцерогенных рисков для человека. Лион, 7-14 июня 1994 г. IARC Monogr Eval Carcinog Risks Hum.1994; 61:1–241. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Schindler R. Хронический гастрит. Клин Вохеншр. 1966; 44: 601–12. [PubMed] [Google Scholar]
    • Сиурала М. История гастрита. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186:1–3. [PubMed] [Google Scholar]
    • Telaranta-Keerie A, Kara R, Paloheimo L, Härkönen M, Sipponen P. Распространенность недиагностированного прогрессирующего атрофического гастрита тела желудка в Финляндии: обсервационное исследование среди 4256 добровольцев без особых жалоб.Scand J Гастроэнтерол. 2010;45:1036–41. [PubMed] [Google Scholar]
    • Цена AB. Сиднейская система: гистологическое подразделение. J Гастроэнтерол Гепатол. 1991; 6: 209–22. [PubMed] [Google Scholar]
    • Dixon MF, Genta RM, Yardley JH, Correa P. Классификация и градация гастрита. Обновленная Сиднейская система. Международный семинар по гистопатологии гастрита, Хьюстон, 1994. Am J Surg Pathol. 1996; 20:1161–81. [PubMed] [Google Scholar]
    • Корреа П. Хронический гастрит: клинико-патологическая классификация.Am J Гастроэнтерол. 1988; 83: 504–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Marshall BJ, Warren JR. Неидентифицированные изогнутые бациллы в желудке больных гастритом и язвенной болезнью. Ланцет. 1984; 323:1311–15. [PubMed] [Google Scholar]
    • Варис К. Семейное поведение при хроническом гастрите. Энн Клин Рез. 1981; 13: 123–129. [PubMed] [Google Scholar]
    • Valle J, Seppälä K, Sipponen P, Kosunen T. Исчезновение гастрита после эрадикации Helicobacter pylori. Морфометрическое исследование.Scand J Гастроэнтерол. 1991; 26:1057–65. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ходжо М., Мива Х., Окуса Т., Окура Р., Куросава А. , Сато Н. Изменение гистологического гастрита после лечения инфекции Helicobacter pylori. Алимент Фармакол Тер. 2002; 16:1923–32. [PubMed] [Google Scholar]
    • Annibale B, Di Giulio E, Caruana P, Lahner E, Capurso G, Bordi C, et al. Долгосрочные эффекты лечения инфекции Helicobacter pylori у пациентов с атрофическим гастритом тела. Алимент Фармакол Тер. 2002; 16: 1723–31.[PubMed] [Google Scholar]
    • Arkkila PE, Seppälä K, Färkkilä MA, Veijola L, Sipponen P. Эрадикация Helicobacter pylori при лечении атрофического гастрита: однолетнее проспективное исследование. Scand J Гастроэнтерол. 2006; 41: 782–90. [PubMed] [Google Scholar]
    • Сиурала М., Варис К., Вильясало М. Исследования пациентов с атрофическим гастритом: 10–15-летнее наблюдение. Scand J Гастроэнтерол. 1966; 1: 40–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Виллако К., Кекки М., Тамм А., Таммур Р., Сависаар Э., Вийрсалу В. и др.Эпидемиология и динамика гастрита в репрезентативной выборке городского населения Эстонии. Scand J Гастроэнтерол. 1982; 17: 601–7. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ихамяки Т., Кекки М., Сиппонен П., Сиурала М. Последствия и течение хронического гастрита в ходе 30–34-летнего биооптического наблюдения. Scand J Гастроэнтерол. 1985; 20: 485–91. [PubMed] [Google Scholar]
    • Maaroos HI, Villako KP, Sipponen P, Kekki M, Siurala M, Tammur R, et al. Helicobacter pylori и хронический гастрит в биоптате желудка в группе случайно выбранных взрослых жителей Эстонии.Арх Патол. 1990;52:9–11. [PubMed] [Google Scholar]
    • Kekki M, Maaroos HI, Sipponen P, Uibo R, Tammur R, Tamm A, et al. Степень колонизации Helicobacter pylori по отношению к гастриту: шестилетнее последующее популяционное исследование. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 142–50. [PubMed] [Google Scholar]
    • Villako K, Kekki M, Maaroos HI, Sipponen P, Uibo R, Tammur R, et al. Хронический гастрит: прогрессирование воспаления и атрофии в шестилетнем эндоскопическом наблюдении случайной выборки из 142 городских жителей Эстонии. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 135–41. [PubMed] [Google Scholar]
    • Valle J, Kekki M, Sipponen P, Ihamäki T, Siurala M. Длительное течение и последствия Helicobacter pylori гастрита. Результаты 32-летнего наблюдения. Scand J Гастроэнтерол. 1996; 31: 546–50. [PubMed] [Google Scholar]
    • Виллако К., Кекки М., Маарус Х.И., Сиппонен П., Таммур Р., Тамм А. и др. 12-летнее последующее исследование хронического гастрита и Helicobacter pylori в популяционной случайной выборке. Scand J Гастроэнтерол.1995; 30: 964–7. [PubMed] [Google Scholar]
    • Maaroos HI, Vorobjova T, Sipponen P, Tammur R, Uibo R, Wadström T, et al. 18-летнее последующее исследование ассоциации хронического гастрита и Helicobacter pylori положительности CagA с развитием атрофии и активности гастрита. Scand J Гастроэнтерол. 1999; 34:864–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Сиурала М., Сиппонен П., Кекки М. Хронический гастрит: динамические и клинические аспекты. Scand J Gastroenterol Suppl. 1985; 109: 69–76. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kekki M, Siurala M.Сиднейская система: эпидемиология и естественное течение хронического гастрита. J Гастроэнтерол Гепатол. 1991; 6: 244–51. [PubMed] [Google Scholar]
    • Maaroos HI, Rägo T, Sipponen P, Siurala M. Helicobacter pylori и гастрит у детей с абдоминальными жалобами. Scand J Гастроэнтерол. 1991; 26: 95–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Маарос Х.И., Кекки М., Виллако К., Сиппонен П., Тамм А., Садениеми Л. Возникновение и степень колонизации Helicobacter pylori и профили антрального и телесного гастрита в выборке населения Эстонии.Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25:1010–17. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Сиурала М., Варис К., Сиппонен П., Систонен П., Неванлинна Х.Р. Принципы классификации и генетика хронического гастрита. Scand J Gastroenterol Suppl. 1987; 141:1–28. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ихамяки Т., Сиппонен П., Варис К., Кекки М., Сиурала М. Характеристики слизистой оболочки желудка, предшествующие возникновению злокачественных новообразований желудка: результаты длительного наблюдения за тремя семейными образцами. Scand J Gastroenterol Suppl.1991; 186:16–23. [PubMed] [Google Scholar]
    • Маарос Х.И., Кекки М., Виллако К., Сиппонен П., Тамм А., Садениеми Л. Возникновение и степень колонизации Helicobacter pylori и профили антрального и телесного гастрита в выборке населения Эстонии. Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25:1010–17. [PubMed] [Google Scholar]
    • Rautelin H, Sipponen P, Seppälä K, Sarna S, Danielsson D, Kosunen TU. Воспаление желудка и штаммы Helicobacter pylori, активирующие нейтрофилы и продуцирующие цитотоксины.Scand J Гастроэнтерол. 1996; 31: 639–42. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Сиурала М., Ихамяки Т. Обогащение комбинированного антрального и корпусного атрофического гастрита («комбинированный АГ») у сибсов пациентов с карциномой желудка. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 24–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Варис К. Эпидемиология гастрита. Scand J Gastroenterol Suppl. 1982; 79: 44–51. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Valle J, Varis K, Kekki M, Ihamäki T, Siurala M. Уровни гастрина в сыворотке натощак при различных функциональных и морфологических состояниях слизистой оболочки антрофундального отдела.Анализ 860 предметов. Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25: 513–19. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kekki M, Seppälä K, Siurala M. Связь между хроническим гастритом и секрецией желудочного сока. Алимент Фармакол Тер. 1996; 10:103–18. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Ихамяки Т., Варис К., Сиурала М. Профили хронического гастрита у сибсов пробандов, рассчитанные на сильно повышенный риск карциномы желудка. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 29–32. [PubMed] [Google Scholar]
    • Kokkola A, Kosunen TU, Puolakkainen P, Sipponen P, Härkönen M, Laxen F, et al.Спонтанное исчезновение антител к Helicobacter pylori у больных с выраженным атрофическим гастритом тела желудка. АПМИС. 2003; 111: 619–24. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kekki M, Siurala M. Возрастные тенденции гастрита и кишечной метаплазии у пациентов с карциномой желудка и у контрольной группы, представляющей население в целом. Бр Дж Рак. 1984; 49: 521–30. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kekki M, Siurala M. Атрофический хронический гастрит и кишечная метаплазия при карциноме желудка.Сравнение с репрезентативной выборкой населения. Рак. 1983; 52: 1062–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Correa P, Piazuelo MB. Желудочный предраковый каскад. Дж. Диг Дис. 2012; 13:2–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • You WC, Li JY, Blot WJ, Chang YS, Jin ML, Gail MH, et al. Эволюция предраковых поражений у сельского населения Китая с высоким риском рака желудка. Инт Джей Рак. 1999; 83: 615–19. [PubMed] [Google Scholar]
    • Correa P, Haenszel W, Cuello C, Zavala D, Fontham E, Zarama G, et al.Предраковый процесс желудка в группе высокого риска: когортное наблюдение. Рак рез. 1990;50:4737–40. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Helske T, Järvinen P, Hyvärinen H, Seppälä K, Siurala M. Падение распространенности хронического гастрита за 15 лет: анализ амбулаторных исследований в Финляндии с 1977, 1985 и 1992. Гут. 1994; 35:1167–71. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P. Гастрит Helicobacter pylori – эпидемиология. J Гастроэнтерол. 1997; 32: 273–7.[PubMed] [Google Scholar]
    • Oona M, Utt M, Nilsson I, Uibo O, Vorobjova T, Maaroos HI. Инфекция Helicobacter pylori у детей в Эстонии: снижение распространенности серотипа за 11-летний период глубоких социально-экономических изменений. Хеликобактер. 2004; 9: 223–41. [PubMed] [Google Scholar]
    • Eusebi LH, Zagari RM, Bazzoli F. Эпидемиология инфекции Helicobacter pylori. Хеликобактер. 2014;19:1–5. [PubMed] [Google Scholar]
    • Axon AT. Обзорная статья: передается ли Helicobacter pylori желудочно-оральным путем? Алимент Фармакол Тер.1995; 9: 585–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Варис К., Стенман У.Х., Лехтола Дж., Сиурала М. Поражение желудка и пернициозная анемия: семейное исследование. Acta Hepatogastroenterol (Штуттг) 1978; 25:62–7. [PubMed] [Google Scholar]
    • Варис К., Исокоски М. Скрининг гастрита типа А. Энн Клин Рез. 1981; 13: 133–138. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Варис К., Похьянпало Х., Исокоски М., Ихамяки Т., Сиурала М. Течение гастрита антрального отдела и тела в семьях с пернициозной анемией. Dig Dis Sci.1983; 28: 698–704. [PubMed] [Google Scholar]
    • Vorobjova T, Faller G, Maaroos HI, Sipponen P, Villako K, Uibo R, et al. Значительное увеличение антигастральных аутоантител в долгосрочном последующем исследовании гастрита H.pylori. Арка Вирхова. 2000; 437:37–45. [PubMed] [Google Scholar]
    • Уйбо Р., Воробьева Т., Метскюла К., Кисанд К., Вадстрем Т., Кивик Т. Ассоциация Helicobacter pylori и желудочного аутоиммунитета: популяционное исследование. FEMS Immunol Med Microbiol. 1995; 11: 65–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Vorobjova T, Maaroos HI, Uibo Иммунный ответ на Helicobacter pylori и его связь с динамикой хронического гастрита в антральном отделе и теле желудка.АПМИС. 2008; 116: 465–76. [PubMed] [Google Scholar]
    • Тахара Э. Генетические пути двух типов рака желудка. Научная публикация IARC. 2004; 157: 327–49. [PubMed] [Google Scholar]
    • Qu Y, Dang S, Hou P. Метилирование генов при раке желудка. Клин Чим Акта. 2013; 424:56–65. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Laxén F, Huotari K, Härkönen M. Распространенность низкого уровня витамина B12 и высокого уровня гомоцистеина в сыворотке у пожилых мужчин: связь с атрофическим гастритом и инфекцией Helicobacter pylori.Scand J Гастроэнтерол. 2003; 38: 1209–16. [PubMed] [Google Scholar]
    • Bolander-Gouaille C. Сосредоточьтесь на гомоцистеине и витаминах, участвующих в его метаболизме. Франция: Springer-Verlag; 2002. [Google Scholar]
    • Sipponen P, Härkönen M. Гипохлоргидральный желудок: состояние риска мальабсорбции кальция и остеопороза? Scand J Гастроэнтерол. 2010;45:133–138. [PubMed] [Google Scholar]
    • Саласпуро, член парламента. Ацетальдегид, микробы и рак пищеварительного тракта. Crit Rev Clin Lab Sci.2003;40:183–208. [PubMed] [Google Scholar]
    • Саласпуро М. Ацетальдегид как общий знаменатель и кумулятивный канцероген при раке пищеварительного тракта. Scand J Гастроэнтерол. 2009;44:912–25. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P. Хронический гастрит и риск развития язвы. Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25:193–196. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Seppälä K, Äärynen M, Helske T, Kettunen P. Хронический гастрит и гастродуоденальная язва: исследование случай-контроль риска сосуществования язвы двенадцатиперстной кишки или желудка у пациентов с гастритом.Кишка. 1989; 30: 922–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Сиппонен П., Сиурала М., Лашевич В. Язвенная болезнь и хронический гастрит: их связь с возрастом и полом, а также с локализацией язвы и гастрита. Гастроэнтерол Клин Биол. 1990; 14: 217–23. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Varis K, Fräki O, Korri UM, Seppälä K, Siurala M. Кумулятивный 10-летний риск симптоматической язвы двенадцатиперстной кишки и желудка у пациентов с хроническим гастритом или без него. Клиническое последующее наблюдение за 454 амбулаторными пациентами.Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25:966–7. [PubMed] [Google Scholar]
    • Arkkila PE, Seppälä K, Kosunen TU, Haapiainen R, Kivilaakso E, Sipponen P, et al. Эрадикация Helicobacter pylori улучшает скорость заживления и снижает частоту рецидивов некровоточащих язв у пациентов с кровоточащей пептической язвой. Am J Гастроэнтерол. 2003; 98: 2149–56. [PubMed] [Google Scholar]
    • Axon AT. Терапия Helicobacter pylori: влияние на язвенную болезнь. J Гастроэнтерол Гепатол. 1991; 6: 131–137. [PubMed] [Google Scholar]
    • Kosunen TU, Pukkala E, Sarna S, Seppälä K, Aromaa A, Knekt P, et al.Рак желудка у финских пациентов после лечения инфекции Helicobacter pylori: когортное исследование. Инт Джей Рак. 2011; 128:433–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Lee Y-C, Chen TH-H, Chiu H-M, Shun CT, Chiang H, Liu TY и др. Преимущество массовой ликвидации инфекции Helicobacter pylori: общественное исследование профилактики рака желудка. Кишка. 2013; 62: 676–82. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Maaroos HI, Kekki M, Vorobjova T, Salupere V, Sipponen P. Риск рецидива язвы желудка, хронического гастрита и степень колонизации Helicobacter pylori.Scand J Гастроэнтерол. 1994; 29: 532–6. [PubMed] [Google Scholar]
    • Сиппонен П., Кекки М., Хаапакоски Дж., Ихамяки Т., Сиурала М. Риск рака желудка при хроническом атрофическом гастрите: статистические расчеты данных поперечного сечения. Инт Джей Рак. 1985; 35: 173–17. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kosunen TU, Valle J, Riihelä M, Seppälä K. Инфекция Helicobacter pylori и хронический гастрит при раке желудка. Джей Клин Патол. 1992; 45: 319–323. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Varis K, Taylor PR, Sipponen P, Samloff IM, Heinonen OP, Albanes D, et al.Рак желудка и предраковые состояния при атрофическом гастрите: контролируемое исследование влияния добавок альфа-токоферола и бета-каротина. Хельсинкская группа по изучению гастрита. Scand J Гастроэнтерол. 1998; 33: 294–300. [PubMed] [Google Scholar]
    • Agréus L, Kuipers EJ, Kupcinskas L, Malfertheiner P, Di Mario F, Leja M, et al. Обоснование диагностики и скрининга атрофического гастрита с помощью биомаркеров плазмы, специфичных для желудка. Scand J Гастроэнтерол. 2012;47:136–47. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • ди Марио Ф., Кавалларо Л.Г.Неинвазивные тесты при заболеваниях желудка. Копать печень Dis. 2008; 40: 523–30. [PubMed] [Google Scholar]
    • Dinis-Ribeiro M, da Costa-Pereira A, Lopes C, Barbosa J, Guilherme M, Moreira-Dias L, et al. Достоверность отношения пепсиногена I/II в сыворотке крови для диагностики дисплазии эпителия желудка и кишечной метаплазии при наблюдении за пациентами с риском развития аденокарциномы желудка кишечного типа. Неоплазия. 2004; 6: 449–56. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Varis K, Kekki M, Härkönen M, Sipponen P, Samloff IM.Сывороточный пепсиноген I и сывороточный гастрин в скрининге атрофического пангастрита с высоким риском рака желудка. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 117–23. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Самлофф И.М., Варис К., Ихамяки Т. Сывороточный пепсиноген I и сывороточный гастрин в скрининге тяжелого атрофического гастрита тела желудка. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 109–16. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Härkönen M, Alanko A, Suovaniemi O. Диагностика атрофического гастрита по образцу сыворотки.Клин Лаборатория. 2002; 48: 505–15. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Stolte M. Клиническое влияние рутинных биопсий антрального отдела и тела желудка. Эндоскопия. 1997; 29: 671–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Rugge M, Meggio A, Pennelli G, Piscioli F, Giacomelli L, De Pretis G, et al. Стадирование гастрита в клинической практике: система стадирования OLGA. Кишка. 2007; 56: 631–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Graham DY. Значение атрофического гастрита в диагностике и профилактике рака желудка: применение биомаркеров плазмы.Scand J Гастроэнтерол. 2007; 42:2–10. [PubMed] [Google Scholar]
    • Самлофф И.М. Пепсиногены I и II: очистка со слизистой оболочки желудка и радиоиммуноанализ в сыворотке. Гастроэнтерология. 1982; 82: 26–33. [PubMed] [Google Scholar]
    • Суованиеми О. Автоматизированное оборудование для клинических и исследовательских лабораторий. Инновации и разработка фотометров с вертикальным световым пучком и электронных пипеток. Хельсинкский университет, 1994 г.; Академическая диссертация. [Google Scholar]
    • www.biohithealthcare.com/about-us/history Доступно с.
    • Miki K. Скрининг рака желудка с помощью комбинированного анализа сывороточных антител IgG к Helicobacter pylori и уровней пепсиногена в сыворотке – «метод ABC» Proc Jpn Acad Ser B Phys Biol Sci. 2011;87:405–14. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    Хронический гастрит

    Scand J Gastroenterol. 3 июня 2015 г .; 50(6): 657–667.

    Pentti Sipponen

    a Patolab Oy, Espoo, Finland and Tartu State University, Tartu, Eesti

    Heidi-Ingrid Maaroos

    a Patolab Oy, Espoo, Finland and Tartu State University a Patolab Oy, Эспоо, Финляндия и Тартуский государственный университет, Тарту, Эстония

    Поступила в редакцию 28 января 2015 г.; Пересмотрено 11 февраля 2015 г.; Принято 12 февраля 2015 г.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинал работа правильно цитируется.Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

    Abstract

    За последние десятилетия распространенность хронического гастрита в развитых странах заметно снизилась. Тем не менее, хронический гастрит по-прежнему остается одной из наиболее распространенных серьезных пандемических инфекций с такими тяжелыми смертельными последствиями, как пептическая язва или рак желудка.В глобальном масштабе в настоящее время даже более половины людей могут иметь хронический гастрит. Хеликобактер Инфекция pylori в детском возрасте является основной причиной хронического гастрита, микробное происхождение которого является ключом к пониманию причудливой эпидемиологии и течения заболевания. Пожизненное и агрессивное воспаление при гастрите приводит к деструкции (атрофическому гастриту) слизистой оболочки желудка с течением времени (годы и десятилетия). Прогрессирующее обострение атрофического гастрита приводит впоследствии к нарушению функции слизистой оболочки желудка.В самых крайних случаях атрофический гастрит в конечном итоге заканчивается бескислотным желудком. Тяжелый атрофический гастрит и бескислотный желудок представляют собой самые высокие независимые состояния риска развития рака желудка, известные до сих пор. В дополнение к риску злокачественных новообразований и язвенной болезни, бескислотный желудок и тяжелые формы атрофического гастрита могут быть связаны с нарушением всасывания основных витаминов, таких как витамин B12, микронутриентов (таких как железо, кальций, магний и цинк), диеты и лекарств. .

    Ключевые слова: рак желудка, гастрит, Helicobacter pylori , язвенная болезнь

    Введение

    Хронический гастрит является одним из наиболее частых пожизненных, серьезных и коварных заболеваний человека.Можно подсчитать, что более половины населения мира имеет это заболевание в той или иной степени, что указывает на то, что даже многие сотни миллионов людей во всем мире могут иметь хронический гастрит в той или иной форме.

    Значение хронического гастрита как тяжелого заболевания в клинической практике во многом недооценивается, хотя роль гастрита в патогенезе обычных язвенных болезней и рака желудка очевидна [1, 2, 3, 4]. Можно подсчитать, что ежегодно во всем мире могут происходить миллионы преждевременных смертей из-за рака и язвы как последствий хронического гастрита.

    Хронический гастрит проявляется неатрофической или атрофической формой. Это формы и фенотипы гастрита, представляющие разные стадии одного и того же пожизненного заболевания [2, 3, 5, 6, 7]. Опубликованные морфологические проявления гастрита во всем мире очень схожи, т. е. хронический гастрит с его последствиями, по-видимому, является одним и тем же заболеванием во всем мире.

    Хронический гастрит был известен и изучался с первых десятилетий 20-го века, но больше внимания ему уделялось только в 1982 году после открытия Уорреном и Маршаллом Helicobacter pylori [8].Выяснилось, что бактерия является причиной гастрита в подавляющем большинстве случаев, за возможным исключением гастрита аутоиммунного генеза [3, 9]. Следовательно, стало очевидным, что хронический гастрит может быть излечен с помощью эрадикации H. pylori , приводящей к нормализации состояния слизистой оболочки желудка, по крайней мере, в тех случаях, когда гастрит не развился до атрофической (атрофический гастрит) терминальной стадии [8]. , 9, 10, 11, 12, 13].

    Несмотря на то, что основные черты хронического гастрита хорошо известны, все еще остается несколько вопросов без ответа.Мы не знаем, например, значение аутоиммунитета или генетики в развитии и прогрессировании хронического гастрита. Молекулярные механизмы и роль факторов окружающей среды, таких как диета, и роль других микробов, кроме H. pylori , в течении хронического гастрита в значительной степени неизвестны. Мы не можем точно предсказать, у кого хронический гастрит обязательно прогрессирует до терминальной стадии атрофии и летальных осложнений, а у кого этого не произойдет.Эта неопределенность также имеет место в отношении деталей, благодаря которым гастрит вызывает появление пептической язвы или рака желудка. Однако мы знаем, что без сопутствующего хронического гастрита или атрофического гастрита обычные пептические язвы или рак желудка встречаются редко.

    В этом обзоре описаны некоторые наблюдения и представлены некоторые субъективные мнения и замечания о течении и эпидемиологии хронического H. pylori гастрита и связанных с ним заболеваний, полученные в основном из нескольких исследований в Эстонии и Финляндии за последние 40 лет [14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22].За прошедшие годы большинство этих исследований были опубликованы в этом журнале.

    Естественное течение

    Хронический гастрит — многоступенчатое, прогрессирующее и пожизненное воспаление [3, 16, 20, 21, 22, 23, 24]. Начинается обычно в детстве как простое хроническое («поверхностное») мононуклеарное воспаление с сосуществованием острого («активного») нейтрофильного воспаления различной степени [25, 26]. Гастрит прогрессирует ступенчато, в течение нескольких лет и десятилетий, до атрофического гастрита, который характеризуется потерей нормальных желез слизистой оболочки либо в антральном отделе, либо в теле (и на дне), либо в обоих (, и) [7, 22, 23, 27].Как правило, во всех популяциях возрастная распространенность как неатрофического, так и атрофического гастрита имеет тенденцию к увеличению с возрастом, как показано в Финляндии в . В настоящее время нарастание повозрастной распространенности гастрита по возрасту более выражено и резко в развивающихся, чем в развитых популяциях, т. е. распространенность гастрита в молодых возрастных группах или даже в детском возрасте гораздо 50% в развивающихся популяциях, тогда как эта распространенность в развитом населении обычно намного меньше 50% [17, 27].

    Слизистая оболочка тела при «активном» хроническом гастрите (А): воспаление мононуклеарное, но сопровождается нейтрофилами и эозинофилами (стрелки), проникающими в поверхностный эпителий. Нормальный (B): В качестве эталона показана нормальная слизистая оболочка тела без каких-либо признаков воспаления. Окраска HE × 500.

    Слизистая оболочка тела. Нормальный (A): Слой оксинтических желез нормальный, что свидетельствует о том, что слизистая оболочка тела способна нормально выделять соляную кислоту. Неатрофический гастрит (В): легкое мононуклеарное воспаление наблюдается в верхнем слое (фовеолярной части) слизистой оболочки («поверхностный хронический гастрит»), как указано стрелками.Железистый слой интактен, что позволяет предположить, что секреция кислоты в норме, несмотря на гастрит. Умеренный атрофический гастрит тела желудка (С): Интенсивное хроническое мононуклеарное воспаление возникает также в нижних слоях слизистой оболочки и сопровождается выраженной потерей (атрофией) нормальных оксинтических желез. Наблюдение предполагает, что желудок гипохлоргидрический, но не ахлоргидрический. Секреция кислоты нарушена из-за гибели париетальных клеток. Тяжелый атрофический гастрит тела желудка (D): хроническое воспаление слабо выражено, но все оксинтические железы полностью исчезли.Некоторые очаги кишечной метаплазии возникают в правом нижнем углу. Желудок, безусловно, бескислотный (ахлоргидровый). У пациента имеется риск мальабсорбции витамина В12, а также может быть нарушено всасывание микронутриентов (железа, кальция, магния и цинка). В таких случаях у патологоанатома могут возникнуть трудности с обнаружением Helicobacter pylori организмов, даже если атрофический гастрит имеет происхождение из H. pylori . Вместо этого смешанная микробная флора (микробы, отличные от H.pylori ) часто обнаруживают на поверхности слизистой оболочки в подобных случаях. Альциановый синий – красители PAS и модифицированные красители Гимзы × 300.

    Слизистая оболочка антрального отдела. Нормальный (A): нормальное количество антральных G-клеток с типичным «галло» появлением в области шейки пилорических желез (стрелки). Неатрофический хронический гастрит (В): Мононуклеарное воспаление распространяется на всю слизистую оболочку, создавая впечатление потери железы (атрофии). Атрофический гастрит легкой и средней степени в антральном отделе (С): воспаление относительно легкое, но большая площадь пилорических желез потеряна и заменена метапластическими железами (IM), как показано стрелками.Тяжелый атрофический гастрит в антральном отделе (D): все пилорические железы исчезли, а вся слизистая оболочка «кишечно прошита». Воспаление слабое или умеренное. Также антральные G-клетки исчезают вместе с потерей нормальных пилорических желез. Следовательно, реакция обратной связи G-17 в физиологическом контроле секреции кислоты нарушена. HE и альциановый синий – красители PAS × 300.

    Средняя повозрастная распространенность тотального хронического гастрита и атрофического гастрита в образцах биопсии примерно 500 последовательных эндоскопических финских амбулаторных пациентов в конце 80-х (госпиталь Йорви, Эспоо, Финляндия).Средняя распространенность увеличивается с возрастом.

    Потеря желез слизистой оболочки при атрофическом гастрите замещается ростом новых незрелых железистых и эпителиальных элементов; то есть с железами кишечного типа («кишечная метаплазия (КМ)»), напоминающими железы и эпителий в толстой и/или тонкой кишке, и/или с пилорическим типом («псевдопилорическая метаплазия»), напоминающими пилорические железы и эпителий, из которого G-клетки (гастриновые клетки) исчезли. В рамках эволюции происходит разрушение высокодифференцированных желез, эпителия и клеток при атрофии (атрофический гастрит) и замещение утраченных желез железами и эпителием с незрелыми кишечными свойствами [2, 5, 6, 7, 14, 17, 23]. , 24, 27, 28].и привести несколько примеров этих явлений при эндоскопической биопсийной патологии.

    Первые проявления гастрита H. pylori этиологии, как правило, антральные, т. е. гастрит «с преобладанием антрального отдела» [25, 27]. Воспаление, состоящее в основном из мононуклеарных воспалительных клеток и плазматических клеток, является «поверхностным» и занимает верхние слои слизистой оболочки, выраженно в теле () [2, 20, 27, 28, 29]. Хроническое воспаление связано с нейтрофильным воспалением (1), интенсивность этого острого и «активного» компонента гастрита, скорее всего, зависит от цитотоксичности H.pylori [22, 30]. Чем цитотоксичнее штамм, тем активнее и, очевидно, агрессивнее протекает хронический гастрит. Наиболее агрессивными формами хронического гастрита являются те, которые с наибольшей вероятностью приводят к далеко зашедшим стадиям атрофического гастрита, т. е. формы гастрита H. pylori с наибольшей вероятностью прогрессирования до терминальной стадии атрофии [5, 6].

    Ежегодный риск прогрессирования хронического гастрита от одной стадии к другой оценивается в среднем в 2–3% [16, 20, 23, 27].Далее подсчитано, что около 50% пациентов с хроническим гастритом (и инфицированных H. pylori ) в течение жизни будут иметь атрофический гастрит той или иной степени [27]. Примерно у 5% инфицированных людей атрофический гастрит будет иметь тяжелую и запущенную стадию [23, 27].

    Медленное распространение гастрита H. pylori от чисто антрального фенотипа к формам, поражающим также тело и дно («атрофический пангастрит», многоочаговый атрофический гастрит» или «гастрит с преобладанием тела»), как правило, является распространенным путем [1]. 7, 15, 19, 21, 23, 27, 31].Это проксимальное (пилоро-кардиальное) распространение и постепенное обострение атрофического гастрита связаны с выраженными изменениями морфологии и функции слизистой оболочки желудка. Поражения нарушают функции желудка, вызывая, в частности, нарушение секреции соляной кислоты и внутреннего фактора окситными железами при атрофии тела желудка, а также нарушение синтеза и секреции гастрина-17 антральными G-клетками при антральной атрофии [23, 27, 32, 33, 34].

    Тяжелый атрофический гастрит, строго ограниченный только антральным отделом, встречается довольно редко.С другой стороны, развитая атрофия, которая возникает только в теле желудка или одновременно занимает как антральный отдел, так и корпус тела, является относительно распространенным фенотипом хронического гастрита (до 5% людей с гастритом), по крайней мере, в Северной Европе. 27, 31, 35]. Долгосрочные последующие исследования показывают, что наряду с восходящим распространением H. pylori гастрита слизистая оболочка антрального отдела может даже заживать [20, 23, 27].

    Из-за потери кислородных желез и париетальных клеток при атрофии тела, распространение атрофического гастрита на тело и дно приводит к пожизненной и постоянной гипо- или ахлоргидрии.Впоследствии из-за низкой внутрижелудочной кислотности первоначальная инфекция H. pylori может, в свою очередь, спонтанно исчезнуть и может окончательно излечиться в случаях с развитой атрофией, как показано серологическими тестами в последующем [29, 36]. .

    При прогрессировании хронического неатрофического гастрита в атрофический фенотип потенциально могут быть запущены многочисленные совпадающие патогенетические процессы, вплоть до канцерогенных, явления которых при подк. «Каскад корреа» может в конечном итоге способствовать процессам, связывающим хронический гастрит с такими тяжелыми последствиями, как рак [1, 7, 35, 37, 38, 39, 40, 41].Это можно проиллюстрировать, как показано на рис.

    Схема естественного течения и прогрессирования гастрита Helicobacter pylori из неатрофической формы в злокачественную опухоль желудка (п. «Каскад Корреа»). Несколько потенциально патогенетических факторов и механизмов, связанных с канцерогенезом, играют определенную роль и запускаются поэтапно в ходе течения и прогрессирования каскада.

    Эпидемиология и феномен возрастной когорты

    Наблюдения за популяционными исследованиями хронического гастрита могут подтвердить некоторые фундаментальные выводы, касающиеся эпидемиологии хронического гастрита и его последствий.

    Хронический гастрит по-прежнему является относительно распространенным заболеванием, в том числе в развитых странах, хотя его распространенность заметно снизилась, причем это снижение происходит параллельно со снижением распространенности H. pylori [42, 43]. Можно предположить, что практически все, даже в развитых странах, около 100 лет назад болели гастритом, вызванным H. pylori , тогда как в настоящее время распространенность может составлять в среднем менее 50%.

    Гастрит H. pylori в большинстве случаев приобретается в раннем детстве, при этом фенотип гастрита представляет собой безвредное и бессимптомное простое хроническое мононуклеарное («поверхностное») воспаление [25, 29].Тяжелые симптоматические последствия хронического гастрита появляются только в последние десятилетия жизни и, как правило, возникают у лиц с запущенными терминальными стадиями поражения [1, 39, 43].

    После обнаружения H. pylori стало очевидным, что понимание эпидемиологии инфекции H. pylori является ключом к пониманию эпидемиологии хронического гастрита и его последствий. Эпидемиологические характеристики хронического гастрита и его последствий (пептическая язва и рак желудка), изначально являющиеся пандемической детской бактериальной инфекцией, следуют тем же «пандемическим» принципам, что и H.pylori инфекция сама по себе.

    Социально-экономические факторы и гигиена окружающей среды неизбежно являются наиболее важными фоновыми факторами передачи инфекции H. pylori во всем мире, причем эти социально-экономические факторы, таким образом, являются фоновыми факторами и в эпидемиологии хронического гастрита и его последствий [43, 44, 45] . Социально-экономический статус в детстве, гигиена окружающей среды и семьи, плотность домохозяйства, кулинарные привычки и т. д. являются вероятными факторами, определяющими вероятность приобретения вируса H.pylori в детском возрасте. Улучшение этих условий снижает вероятность заражения или дальнейшей передачи инфекции, наиболее вероятно, желудочно-оральным путем [46]. Снижение заболеваемости в детском возрасте на семейном уровне неизбежно приведет со временем к снижению распространенности как H. pylori гастрита, так и его последствий и во всей популяции в среднем.

    Из-за «детского» происхождения инфекции H. pylori эпидемиология H.pylori гастрит лучше всего определяется и понимается как «феномен возрастной когорты», что иллюстрируется компьютерным моделированием в [43]. Уровень инфицирования в детском возрасте и возрастная распространенность гастрита H. pylori выше в «старых» когортах, родившихся на десятилетия раньше, чем распространенность в «молодых» когортах, родившихся позже и у которых уровень инфицирования H. pylori в детском возрасте низкая. Таким образом, средняя распространенность гастрита на популяционном уровне отражает среднюю распространенность хронического гастрита в разных возрастных когортах и ​​среднюю частоту Н.pylori в детском возрасте.

    Компьютерное моделирование для демонстрации «феномена когорты рождения» в распространенности гастрита Helicobacter pylori в популяции, состоящей из когорт с разными годами рождения. Приблизительно по данным о гастрите в Финляндии примерно в конце 80-х годов (см. ).

    Эпидемиология заболеваемости раком желудка и эпидемиология смертности от рака желудка следуют принципам «феномена возрастной когорты» и демонстрируют такие же глобальные «пандемические» характеристики, как и в случае с H.pylori гастрит [43]. Уровень заболеваемости раком желудка (или пептической язвой) был и будет низким в «молодых» возрастных когортах, у которых низкая заболеваемость H. pylori гастритом и у которых слизистая оболочка желудка остается здоровой на протяжении всей жизни. . Вместо этого распространенность, заболеваемость и смертность от пептической язвы или рака желудка высоки и остаются высокими в старых когортах, пока живут когорты.

    Аутоиммунный хронический гастрит

    Хотя H.pylori , в конечном счете, является основной причиной (более чем в 90% случаев) гастрита, хронического мононуклеарного воспаления (гастрита) без продолжающейся инфекции H. pylori , но протекающего с тяжелым атрофическим гастритом тела желудка и ахлоргидрическим желудком. , и с сосуществованием аутоантител против париетальных клеток (протонный насос) и/или внутреннего фактора, является хорошо установленным явлением [3, 32, 47, 48, 49, 50]. Однако неясно, является ли этот гастрит «аутоиммунного» типа самостоятельным заболеванием или H.pylori вызывает аутоиммунные реакции у некоторых предрасположенных лиц с обычной инфекцией H. pylori [3, 50, 51, 52]. Возможно, что первичная инфекция H. pylori может спонтанно пройти, когда атрофический гастрит перейдет в тяжелую атрофическую и ахлоргидрическую стадию, создавая тем самым ложное впечатление о чисто аутоиммунной этиологии заболевания.

    Гастрит, связанный с аутоиммунными явлениями, в любом случае может быть более прогрессирующим и более быстрым, чем чистый H.pylori гастрит [3, 23]. В связи с аутоиммунитетом и у лиц со склонностью к аутоиммунным заболеваниям (аутоиммунный тиреоидит, диабет и др.) прогрессирование H. pylori гастрита до атрофического фенотипа может быть заметно деструктивным, что может привести к легкому и быстрому развитию ахлоргидрии и тотальная атрофия тела и дна желудка. В медицинской литературе описаны случаи тяжелого атрофического гастрита тела желудка с аутоиммунными характеристиками и бескислотным желудком даже в детском возрасте.

    Показано, что хронический гастрит аутоиммунного типа является рецессивным мультигенным заболеванием и, возможно, имеет североевропейское происхождение [32].

    Влияние на физиологию желудка

    Длительное (пожизненное) хроническое и активное воспаление не может быть безвредным и приводит к разрушению слизистой оболочки желудка через несколько механизмов, которые могут взаимодействовать с обновлением, ростом, целостностью, дифференцировкой и функцией желудочного эпителия [1, 24, 39, 53, 54].Многочисленные аномальные экспрессии (повышение и понижение) функциональных и регуляторных генов, генные мутации, эпигенетические изменения, вариабельное появление цитокинов или тканевых факторов роста происходят в регуляторных тканевых отростках слизистой оболочки желудка и эпителиальных клетках в связи с H. pylori. гастрит [53, 54]. Некоторые из изменений являются обратимыми, могут появляться даже на ранних стадиях воспаления, но могут особенно накапливаться со временем при предраковых состояниях, таких как атрофия и ИМ, и, по-видимому, чрезвычайно распространены и разнообразны при предраковых (дисплазия или интраэпителиальная неоплазия) и злокачественных новообразованиях. поражений [53, 54].

    Атрофия тела желудка в конечном итоге приводит к нарушению секреции соляной кислоты и внутреннего фактора [23, 34]. В бескислотном и атрофическом желудке из-за нарушения секреции внутреннего фактора всасывание основных витаминов, таких как витамин В12, резко нарушено [55]. Мальабсорбция и последующий длительный и постоянный дефицит витамина B12 могут нарушать метаболизм метионина, гомоцистеина или фолиевой кислоты и, таким образом, могут быть механизмом, который способствует появлению эпигенетических повреждений ДНК через нарушение функции цикла метилирования в эпителиальных клетках. клеток [55, 56].

    Пищевой метаболизм и всасывание микронутриентов, таких как железо, кальций, магний и цинк, или всасывание некоторых лекарств (например, дипиридамола, некоторых препаратов железа и противогрибковых препаратов, таких как флуконазол или итраконазол, тироксин и атазановир) нарушаются при кислотно-щелочной недостаточности. свободный желудок тоже [57]. Бескислотный желудок в конечном итоге заселяется микробной флорой изо рта [58]. Микробы и бескислотный желудок способны производить канцерогены класса 1, такие как ацетальдегид и нитрозамины [39, 59].

    Рак и язвенная болезнь

    Рак желудка и язвенная болезнь (за исключением НПВП-язв) являются наиболее серьезными заболеваниями, связанными с хроническим H. pylori гастритом [60, 61, 62, 63, 64, 65]. Успешная эрадикация H. pylori предотвращает рецидивы язв, но также может предотвращать рак [66, 67].

    Несмотря на ассоциации пептической язвы и рака с гастритом H. pylori , существуют также заметные различия в отношении этих связей [62, 68].Пептические язвы двенадцатиперстной кишки (ДПК) обычно возникают у людей с неатрофическим гастритом, вызванным H. pylori , но встречаются нечасто или отсутствуют у лиц, у которых гастрит прогрессировал до атрофических форм в теле желудка и у которых желудок впоследствии становится гипохлоргидрическим. ). Язвы желудка, с другой стороны, часто ассоциируются с фенотипами гастрита, при которых выраженная атрофия и ИМ возникают в антральном отделе и вырезке, и в этих случаях слизистая оболочка тела может быть даже слегка атрофичной, но никогда не бывает тяжелой атрофии (а желудок никогда не ахлоргидрид) [62].Рак желудка, в частности кишечного типа, наблюдается у пациентов с гипохлоргидрическим или ахлоргидрическим желудком и может особенно возникать у пациентов с поздними стадиями атрофии и ИМ как в антральном отделе, так и в теле желудка [39, 69].

    Относительный риск язвенной болезни (язва двенадцатиперстной кишки или желудка) или рака желудка при различных фенотипах хронического Helicobacter pylori атрофического гастрита. Риски представлены как относительные риски по сравнению с рисками у субъектов с нормальной и здоровой слизистой оболочкой желудка (категория N/N; желтая).Риски экстраполированы и оценены на основе исследования случай-контроль, проведенного в Финляндии в 80-х годах [69]. Обратите внимание, что риски развития язвенной болезни и рака желудка связаны с очень разными фенотипами хронического гастрита.

    Канцерогенез желудка гетерогенен и чрезвычайно разнообразен на молекулярном уровне [53, 54]. Несмотря на то, что ошибок в генах много, до сих пор не было обнаружено никаких специфических или всеобъемлющих молекулярных маркеров, ошибок в генах или мутаций при раке или предраковых поражениях.Несмотря на то, что два основных гистологических типа рака желудка, кишечный и диффузный, являются значимыми образованиями с клинической и морфологической точек зрения, и оба связаны с предшествующим или сосуществующим гастритом H. pylori , эти типы могут не быть полностью отдельными образованиями. . При диффузном типе фоновой морфологией часто является неатрофический гастрит H. pylori , что указывает на то, что канцерогенетические механизмы при этом типе рака могут быть более тесно связаны с воспалением, чем те, которые связаны с механизмами, проявляющимися при атрофическом гастрите или кислотозависимом гастрите. свободный желудок [37, 38].С другой стороны, при раке кишечника явные опухоли или предраковые поражения часто сочетаются с гипохлоргидрией желудка, выраженным атрофическим гастритом и обширным ИМ в подлежащей слизистой оболочке [37, 38, 70, 71]. Таким образом, канцерогенетические процессы при этом типе рака могут быть связаны с механизмами, возникающими при атрофическом гастрите или запускаемыми гипохлоргидрическим или бескислотным желудком.

    Риск рака

    Атрофический гастрит и бескислотный желудок являются наиболее важными независимыми состояниями риска развития рака желудка, известными до сих пор.Статистически атрофический гастрит представляет собой состояние с более высоким риском развития рака, чем чистая инфекция H. pylori [69]. Вероятность рака желудка при гастрите экспоненциально возрастает с прогрессированием H. pylori гастрита из неатрофической формы в атрофическую [69]. Риск может возрасти даже в 90 раз у пациентов с тяжелым атрофическим гастритом как в антральном отделе, так и в теле желудка (тяжелая панатрофия; многоочаговый атрофический гастрит (MAG)) по сравнению с риском рака у пациентов с нормальной и здоровой слизистой оболочкой желудка (69) [69]. .

    Риск рака чрезвычайно низок у людей без гастрита H. pylori , т. е. у людей со здоровой слизистой оболочкой желудка. Риск возрастает примерно в два раза у пациентов с чистой инфекцией H. pylori , т. е. у пациентов с неатрофическим гастритом H. pylori [60, 61, 69]. Таким образом, у пациентов с ЯБДПК, которые обычно имеют неатрофический H. pylori гастрит, риск рака несколько выше, чем риск рака у здоровых людей, но этот риск все еще значительно низок по сравнению с риском рака. у больных с тяжелым и запущенным атрофическим гастритом (см.).

    Как это ни парадоксально, загрузка слизистой оболочки желудка хеликобактериями обычно высока у лиц с относительно низким риском развития рака, как и у обычных пациентов с ЯБДПК. Как это ни парадоксально, нагрузка имеет тенденцию к снижению при повышении риска рака, как это имеет место у пациентов с выраженным атрофическим гастритом [69]. Риск рака может быть, например, высоким у пациентов с тяжелым атрофическим гастритом и бескислотным желудком, у которых могут даже отсутствовать объективные признаки продолжающегося H.pylori , то есть у пациентов, у которых первоначальная инфекция H. pylori , возможно, прошла.

    Сиднейская система и оперативная связь по классификациям гастритов

    Признание того, что инфекция H. pylori и последующий атрофический гастрит и бескислотный желудок являются важными фоновыми состояниями рака желудка, делает сортировку пациентов в клинической практике значимой группы относительно риска рака. Эта сортировка требует обследования субъектов с помощью эндоскопии и эндоскопической биопсии или может быть выполнена с помощью неинвазивных анализов крови с применением специфических для желудка биомаркеров [72, 73, 74, 75, 76, 77].

    Сиднейская система и ее обновления являются рекомендациями по интерпретации микроскопических изображений биоптатов в эндоскопической практике [5, 6]. Надлежащий протокол биопсии и правильное микроскопическое прочтение результатов биопсии являются фундаментальными требованиями для правильного и успешного разделения пациентов на клинически значимые группы риска [78, 79]. Такая классификация или линейность невозможна только с помощью эндоскопии или не может быть выполнена с помощью тестирования H.pylori отдельно.

    Стадирование OLGA/OLGIM (Operative Link on Gastritis/IM Assessment) атрофического гастрита представляет собой практическую схему классификации пациентов на группы низкого, среднего и высокого риска развития рака желудка [79]. Эта классификация делит пациентов на пять подгрупп (0–IV) с явно разной вероятностью наличия или развития рака желудка (4). Классификация и сортировка могут объективно посоветовать, какой из пациентов будет нуждаться в эндоскопическом наблюдении и последующем наблюдении [79, 80].

    OLGA стадирование риска рака желудка. Модифицировано из статьи Ругге и др. [79]. Стадирование является практическим инструментом для разграничения больных на группы высокого (стадии III–IV) и низкого (стадии 0–II) риска развития рака, в частности рака желудка кишечного типа. Стадирование требует эндоскопии и надлежащей практики биопсии, но также может быть выполнено неинвазивно с помощью анализа крови с применением специфических биомаркеров (пепсиноген I и II, гастрин-17 и серология Helicobacter pylori ), которые отражают функцию (кислотную секрецию) и структура слизистой оболочки антрального отдела и тела тела в плазме/сыворотке крови.

    Разделение субъектов на подкатегории OLGA может быть выполнено также неэндоскопически и неинвазивно путем применения простых анализов крови, основанных на оценке уровней специфических для желудка биомаркеров (пепсиногены I и II, гастрин-17 и H. pylori ) в плазме/сыворотке крови [72, 73, 74, 77, 80]. Этого нельзя сделать только с помощью тестов H. pylori .

    Биомаркеры плазмы в диагностике и скрининге атрофического гастрита

    Очистка желудка от пепсиногенов в 70-х годах, понимание естественного течения H.pylori , уникальные инновации в методах вертикального измерения микролуночных планшетов и разработка тестов ELISA со специфическими моноклональными антителами обеспечили применение желудочных биомаркеров в неинвазивной диагностике и скрининге атрофического гастрита из простого образца крови [81, 82, 83]. ]. В настоящее время эти анализы крови могут быть надежно выполнены в любой лаборатории и не требуют специальной подготовки. Ранее в этом и других медицинских журналах было опубликовано несколько подробных и всесторонних обзоров, согласованных отчетов и руководств по практическому использованию тестов биомаркеров в диагностике атрофического гастрита (см. ссылки [72, 80, 84]).

    Несколько коммерческих радиоиммуноанализов и тестов ELISA были доступны для пепсиногенов 1 и 2 в течение достаточно долгого времени. Однако эти тесты имеют ограничения, поскольку их можно использовать только для диагностики атрофического гастрита тела тела [74]. Сывороточные уровни пепсиногенов 1 и 2 не дают каких-либо указаний на возможный атрофический гастрит в антральном отделе желудка, где, однако, в первую очередь проявляются атрофические и метапластические изменения. Более полный тест (GastroPanel®) включает анализ уровня G-17 в плазме в дополнение к анализам пепсиногена 1 и пепсиногена 2, а также тест H.pylori серологический тест. Эта тестовая панель позволяет оценить атрофию также в антральном отделе желудка и дает намеки на внутрижелудочную кислотность в дополнение к информации о возможной атрофии тела, что делает возможной всеобъемлющую классификацию OLGA [72, 73, 77, 78, 80].

    Антральный атрофический гастрит (потеря антральных желез) сопровождается потерей антральных G-клеток, потеря которых приводит к низким уровням в плазме как натощак, так и стимулированного гастрина-17 (после приема протеинового порошка, стимуляции бомбезином (гастрин высвобождающий пептид) или стимуляция ингибитором протонной помпы (ИПП)).Низкий уровень G-17 в плазме натощак (1 пмоль/л или меньше) указывает на два практических варианта. Либо имеется выраженный атрофический гастрит в антральном отделе (класс III–IV по OLGA), либо низкий уровень G-17 является результатом высокой внутрижелудочной кислотности (низкий рН). Оба варианта являются показаниями к эндоскопии верхних отделов желудочно-кишечного тракта из-за риска рака из-за возможной антральной атрофии и из-за риска пептической язвы из-за гиперхлоргидрии (высокого кислотного выброса) (см. Ресурсы).

    Отсутствие антител H. pylori при наличии нормального уровня пепсиногена 1 в плазме, нормального соотношения пепсиногена 1 и пепсиногена 2 и нормального гастрина-17 в плазме, при условии, что возможный ИПП контролируется, является результатом теста, который достоверно свидетельствует о наличии нормальной и здоровой слизистой оболочки желудка (класс 0 по OLGA).Риск рака и язвенной болезни у таких «здоровых» людей крайне низок, практически равен нулю. С другой стороны, риск рака желудка высок (класс III-IV по OLGA) у субъектов с низким уровнем пепсиногена 1 натощак (менее 30 мкг/л), с низким соотношением пепсиногена 1 и пепсиногена 2 (ниже 3). ) и с высоким уровнем гастрина-17 натощак (выше 7 пмоль/л). Риск рака высок у этих пациентов независимо от того, есть ли у пациента текущая инфекция H. pylori (см. ) [72, 80].В этих случаях атрофический гастрит является прогрессирующим и обширным, занимает всю слизистую оболочку желудка (класс IV по OLGA), и желудок одновременно бескислотный.

    Будущие тенденции и инициатива «Здоровый желудок»

    Несмотря на то, что распространенность гастрита H. pylori снижается, хронический гастрит по-прежнему будет чрезвычайно частым заболеванием во всем мире в течение нескольких будущих десятилетий. В связи с микробным происхождением и инфекционным фоном, а также знаниями эпидемиологии и естественного течения хронического H.pylori , можно предположить, что это заболевание может окончательно исчезнуть из общества вместе с улучшением гигиены и социально-экономического положения. Благодаря этим улучшениям риск заражения H. pylori в детстве снизится. Как и в случае с туберкулезом, хронический гастрит может в ближайшие десятилетия отойти на периферию медицинской практики и значения, по крайней мере, в развитых странах. Следовательно, пептические язвы будут редкими, а рак желудка станет редкой злокачественной опухолью.

    Среди самых молодых коренных жителей в когортах рождения в западных странах около 90–100% людей уже сейчас имеют и будут иметь нормальный здоровый желудок на протяжении всей своей жизни, что в конечном итоге приводит к популяциям, в которых подавляющее большинство людей имеет здоровый желудок и, следовательно, свободны от риска язвенной болезни или рака желудка. Попытки сохранить или получить здоровый желудок для всех станут инициативой и целью как будущих исследований, так и клинической практики («инициатива здорового желудка»; см.: www.hsinitiative.org).

    Благодарности

    Заявление о заинтересованности : Д-р Пентти Сиппонен является акционером и членом научного комитета Biohit Oyj. Компания разрабатывает и продает лабораторные тесты в основном для желудочно-кишечных заболеваний.

    Ссылки

    • IARC Шистосомы, печеночные сосальщики и Helicobacter pylori. Рабочая группа IARC по оценке канцерогенных рисков для человека. Лион, 7-14 июня 1994 г. IARC Monogr Eval Carcinog Risks Hum.1994; 61:1–241. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Schindler R. Хронический гастрит. Клин Вохеншр. 1966; 44: 601–12. [PubMed] [Google Scholar]
    • Сиурала М. История гастрита. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186:1–3. [PubMed] [Google Scholar]
    • Telaranta-Keerie A, Kara R, Paloheimo L, Härkönen M, Sipponen P. Распространенность недиагностированного прогрессирующего атрофического гастрита тела желудка в Финляндии: обсервационное исследование среди 4256 добровольцев без особых жалоб.Scand J Гастроэнтерол. 2010;45:1036–41. [PubMed] [Google Scholar]
    • Цена AB. Сиднейская система: гистологическое подразделение. J Гастроэнтерол Гепатол. 1991; 6: 209–22. [PubMed] [Google Scholar]
    • Dixon MF, Genta RM, Yardley JH, Correa P. Классификация и градация гастрита. Обновленная Сиднейская система. Международный семинар по гистопатологии гастрита, Хьюстон, 1994. Am J Surg Pathol. 1996; 20:1161–81. [PubMed] [Google Scholar]
    • Корреа П. Хронический гастрит: клинико-патологическая классификация.Am J Гастроэнтерол. 1988; 83: 504–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Marshall BJ, Warren JR. Неидентифицированные изогнутые бациллы в желудке больных гастритом и язвенной болезнью. Ланцет. 1984; 323:1311–15. [PubMed] [Google Scholar]
    • Варис К. Семейное поведение при хроническом гастрите. Энн Клин Рез. 1981; 13: 123–129. [PubMed] [Google Scholar]
    • Valle J, Seppälä K, Sipponen P, Kosunen T. Исчезновение гастрита после эрадикации Helicobacter pylori. Морфометрическое исследование.Scand J Гастроэнтерол. 1991; 26:1057–65. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ходжо М., Мива Х., Окуса Т., Окура Р., Куросава А., Сато Н. Изменение гистологического гастрита после лечения инфекции Helicobacter pylori. Алимент Фармакол Тер. 2002; 16:1923–32. [PubMed] [Google Scholar]
    • Annibale B, Di Giulio E, Caruana P, Lahner E, Capurso G, Bordi C, et al. Долгосрочные эффекты лечения инфекции Helicobacter pylori у пациентов с атрофическим гастритом тела. Алимент Фармакол Тер. 2002; 16: 1723–31.[PubMed] [Google Scholar]
    • Arkkila PE, Seppälä K, Färkkilä MA, Veijola L, Sipponen P. Эрадикация Helicobacter pylori при лечении атрофического гастрита: однолетнее проспективное исследование. Scand J Гастроэнтерол. 2006; 41: 782–90. [PubMed] [Google Scholar]
    • Сиурала М., Варис К., Вильясало М. Исследования пациентов с атрофическим гастритом: 10–15-летнее наблюдение. Scand J Гастроэнтерол. 1966; 1: 40–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Виллако К., Кекки М., Тамм А., Таммур Р., Сависаар Э., Вийрсалу В. и др.Эпидемиология и динамика гастрита в репрезентативной выборке городского населения Эстонии. Scand J Гастроэнтерол. 1982; 17: 601–7. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ихамяки Т., Кекки М., Сиппонен П., Сиурала М. Последствия и течение хронического гастрита в ходе 30–34-летнего биооптического наблюдения. Scand J Гастроэнтерол. 1985; 20: 485–91. [PubMed] [Google Scholar]
    • Maaroos HI, Villako KP, Sipponen P, Kekki M, Siurala M, Tammur R, et al. Helicobacter pylori и хронический гастрит в биоптате желудка в группе случайно выбранных взрослых жителей Эстонии.Арх Патол. 1990;52:9–11. [PubMed] [Google Scholar]
    • Kekki M, Maaroos HI, Sipponen P, Uibo R, Tammur R, Tamm A, et al. Степень колонизации Helicobacter pylori по отношению к гастриту: шестилетнее последующее популяционное исследование. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 142–50. [PubMed] [Google Scholar]
    • Villako K, Kekki M, Maaroos HI, Sipponen P, Uibo R, Tammur R, et al. Хронический гастрит: прогрессирование воспаления и атрофии в шестилетнем эндоскопическом наблюдении случайной выборки из 142 городских жителей Эстонии.Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 135–41. [PubMed] [Google Scholar]
    • Valle J, Kekki M, Sipponen P, Ihamäki T, Siurala M. Длительное течение и последствия Helicobacter pylori гастрита. Результаты 32-летнего наблюдения. Scand J Гастроэнтерол. 1996; 31: 546–50. [PubMed] [Google Scholar]
    • Виллако К., Кекки М., Маарус Х.И., Сиппонен П., Таммур Р., Тамм А. и др. 12-летнее последующее исследование хронического гастрита и Helicobacter pylori в популяционной случайной выборке. Scand J Гастроэнтерол.1995; 30: 964–7. [PubMed] [Google Scholar]
    • Maaroos HI, Vorobjova T, Sipponen P, Tammur R, Uibo R, Wadström T, et al. 18-летнее последующее исследование ассоциации хронического гастрита и Helicobacter pylori положительности CagA с развитием атрофии и активности гастрита. Scand J Гастроэнтерол. 1999; 34:864–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Сиурала М., Сиппонен П., Кекки М. Хронический гастрит: динамические и клинические аспекты. Scand J Gastroenterol Suppl. 1985; 109: 69–76. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kekki M, Siurala M.Сиднейская система: эпидемиология и естественное течение хронического гастрита. J Гастроэнтерол Гепатол. 1991; 6: 244–51. [PubMed] [Google Scholar]
    • Maaroos HI, Rägo T, Sipponen P, Siurala M. Helicobacter pylori и гастрит у детей с абдоминальными жалобами. Scand J Гастроэнтерол. 1991; 26: 95–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Маарос Х.И., Кекки М., Виллако К., Сиппонен П., Тамм А., Садениеми Л. Возникновение и степень колонизации Helicobacter pylori и профили антрального и телесного гастрита в выборке населения Эстонии.Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25:1010–17. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Сиурала М., Варис К., Сиппонен П., Систонен П., Неванлинна Х.Р. Принципы классификации и генетика хронического гастрита. Scand J Gastroenterol Suppl. 1987; 141:1–28. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ихамяки Т., Сиппонен П., Варис К., Кекки М., Сиурала М. Характеристики слизистой оболочки желудка, предшествующие возникновению злокачественных новообразований желудка: результаты длительного наблюдения за тремя семейными образцами. Scand J Gastroenterol Suppl.1991; 186:16–23. [PubMed] [Google Scholar]
    • Маарос Х.И., Кекки М., Виллако К., Сиппонен П., Тамм А., Садениеми Л. Возникновение и степень колонизации Helicobacter pylori и профили антрального и телесного гастрита в выборке населения Эстонии. Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25:1010–17. [PubMed] [Google Scholar]
    • Rautelin H, Sipponen P, Seppälä K, Sarna S, Danielsson D, Kosunen TU. Воспаление желудка и штаммы Helicobacter pylori, активирующие нейтрофилы и продуцирующие цитотоксины.Scand J Гастроэнтерол. 1996; 31: 639–42. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Сиурала М., Ихамяки Т. Обогащение комбинированного антрального и корпусного атрофического гастрита («комбинированный АГ») у сибсов пациентов с карциномой желудка. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 24–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Варис К. Эпидемиология гастрита. Scand J Gastroenterol Suppl. 1982; 79: 44–51. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Valle J, Varis K, Kekki M, Ihamäki T, Siurala M. Уровни гастрина в сыворотке натощак при различных функциональных и морфологических состояниях слизистой оболочки антрофундального отдела.Анализ 860 предметов. Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25: 513–19. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kekki M, Seppälä K, Siurala M. Связь между хроническим гастритом и секрецией желудочного сока. Алимент Фармакол Тер. 1996; 10:103–18. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Ихамяки Т., Варис К., Сиурала М. Профили хронического гастрита у сибсов пробандов, рассчитанные на сильно повышенный риск карциномы желудка. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 29–32. [PubMed] [Google Scholar]
    • Kokkola A, Kosunen TU, Puolakkainen P, Sipponen P, Härkönen M, Laxen F, et al.Спонтанное исчезновение антител к Helicobacter pylori у больных с выраженным атрофическим гастритом тела желудка. АПМИС. 2003; 111: 619–24. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kekki M, Siurala M. Возрастные тенденции гастрита и кишечной метаплазии у пациентов с карциномой желудка и у контрольной группы, представляющей население в целом. Бр Дж Рак. 1984; 49: 521–30. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kekki M, Siurala M. Атрофический хронический гастрит и кишечная метаплазия при карциноме желудка.Сравнение с репрезентативной выборкой населения. Рак. 1983; 52: 1062–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Correa P, Piazuelo MB. Желудочный предраковый каскад. Дж. Диг Дис. 2012; 13:2–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • You WC, Li JY, Blot WJ, Chang YS, Jin ML, Gail MH, et al. Эволюция предраковых поражений у сельского населения Китая с высоким риском рака желудка. Инт Джей Рак. 1999; 83: 615–19. [PubMed] [Google Scholar]
    • Correa P, Haenszel W, Cuello C, Zavala D, Fontham E, Zarama G, et al.Предраковый процесс желудка в группе высокого риска: когортное наблюдение. Рак рез. 1990;50:4737–40. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Helske T, Järvinen P, Hyvärinen H, Seppälä K, Siurala M. Падение распространенности хронического гастрита за 15 лет: анализ амбулаторных исследований в Финляндии с 1977, 1985 и 1992. Гут. 1994; 35:1167–71. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P. Гастрит Helicobacter pylori – эпидемиология. J Гастроэнтерол. 1997; 32: 273–7.[PubMed] [Google Scholar]
    • Oona M, Utt M, Nilsson I, Uibo O, Vorobjova T, Maaroos HI. Инфекция Helicobacter pylori у детей в Эстонии: снижение распространенности серотипа за 11-летний период глубоких социально-экономических изменений. Хеликобактер. 2004; 9: 223–41. [PubMed] [Google Scholar]
    • Eusebi LH, Zagari RM, Bazzoli F. Эпидемиология инфекции Helicobacter pylori. Хеликобактер. 2014;19:1–5. [PubMed] [Google Scholar]
    • Axon AT. Обзорная статья: передается ли Helicobacter pylori желудочно-оральным путем? Алимент Фармакол Тер.1995; 9: 585–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Варис К., Стенман У.Х., Лехтола Дж., Сиурала М. Поражение желудка и пернициозная анемия: семейное исследование. Acta Hepatogastroenterol (Штуттг) 1978; 25:62–7. [PubMed] [Google Scholar]
    • Варис К., Исокоски М. Скрининг гастрита типа А. Энн Клин Рез. 1981; 13: 133–138. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Варис К., Похьянпало Х., Исокоски М., Ихамяки Т., Сиурала М. Течение гастрита антрального отдела и тела в семьях с пернициозной анемией. Dig Dis Sci.1983; 28: 698–704. [PubMed] [Google Scholar]
    • Vorobjova T, Faller G, Maaroos HI, Sipponen P, Villako K, Uibo R, et al. Значительное увеличение антигастральных аутоантител в долгосрочном последующем исследовании гастрита H.pylori. Арка Вирхова. 2000; 437:37–45. [PubMed] [Google Scholar]
    • Уйбо Р., Воробьева Т., Метскюла К., Кисанд К., Вадстрем Т., Кивик Т. Ассоциация Helicobacter pylori и желудочного аутоиммунитета: популяционное исследование. FEMS Immunol Med Microbiol. 1995; 11: 65–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Vorobjova T, Maaroos HI, Uibo Иммунный ответ на Helicobacter pylori и его связь с динамикой хронического гастрита в антральном отделе и теле желудка.АПМИС. 2008; 116: 465–76. [PubMed] [Google Scholar]
    • Тахара Э. Генетические пути двух типов рака желудка. Научная публикация IARC. 2004; 157: 327–49. [PubMed] [Google Scholar]
    • Qu Y, Dang S, Hou P. Метилирование генов при раке желудка. Клин Чим Акта. 2013; 424:56–65. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Laxén F, Huotari K, Härkönen M. Распространенность низкого уровня витамина B12 и высокого уровня гомоцистеина в сыворотке у пожилых мужчин: связь с атрофическим гастритом и инфекцией Helicobacter pylori.Scand J Гастроэнтерол. 2003; 38: 1209–16. [PubMed] [Google Scholar]
    • Bolander-Gouaille C. Сосредоточьтесь на гомоцистеине и витаминах, участвующих в его метаболизме. Франция: Springer-Verlag; 2002. [Google Scholar]
    • Sipponen P, Härkönen M. Гипохлоргидральный желудок: состояние риска мальабсорбции кальция и остеопороза? Scand J Гастроэнтерол. 2010;45:133–138. [PubMed] [Google Scholar]
    • Саласпуро, член парламента. Ацетальдегид, микробы и рак пищеварительного тракта. Crit Rev Clin Lab Sci.2003;40:183–208. [PubMed] [Google Scholar]
    • Саласпуро М. Ацетальдегид как общий знаменатель и кумулятивный канцероген при раке пищеварительного тракта. Scand J Гастроэнтерол. 2009;44:912–25. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P. Хронический гастрит и риск развития язвы. Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25:193–196. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Seppälä K, Äärynen M, Helske T, Kettunen P. Хронический гастрит и гастродуоденальная язва: исследование случай-контроль риска сосуществования язвы двенадцатиперстной кишки или желудка у пациентов с гастритом.Кишка. 1989; 30: 922–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Сиппонен П., Сиурала М., Лашевич В. Язвенная болезнь и хронический гастрит: их связь с возрастом и полом, а также с локализацией язвы и гастрита. Гастроэнтерол Клин Биол. 1990; 14: 217–23. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Varis K, Fräki O, Korri UM, Seppälä K, Siurala M. Кумулятивный 10-летний риск симптоматической язвы двенадцатиперстной кишки и желудка у пациентов с хроническим гастритом или без него. Клиническое последующее наблюдение за 454 амбулаторными пациентами.Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25:966–7. [PubMed] [Google Scholar]
    • Arkkila PE, Seppälä K, Kosunen TU, Haapiainen R, Kivilaakso E, Sipponen P, et al. Эрадикация Helicobacter pylori улучшает скорость заживления и снижает частоту рецидивов некровоточащих язв у пациентов с кровоточащей пептической язвой. Am J Гастроэнтерол. 2003; 98: 2149–56. [PubMed] [Google Scholar]
    • Axon AT. Терапия Helicobacter pylori: влияние на язвенную болезнь. J Гастроэнтерол Гепатол. 1991; 6: 131–137. [PubMed] [Google Scholar]
    • Kosunen TU, Pukkala E, Sarna S, Seppälä K, Aromaa A, Knekt P, et al.Рак желудка у финских пациентов после лечения инфекции Helicobacter pylori: когортное исследование. Инт Джей Рак. 2011; 128:433–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Lee Y-C, Chen TH-H, Chiu H-M, Shun CT, Chiang H, Liu TY и др. Преимущество массовой ликвидации инфекции Helicobacter pylori: общественное исследование профилактики рака желудка. Кишка. 2013; 62: 676–82. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Maaroos HI, Kekki M, Vorobjova T, Salupere V, Sipponen P. Риск рецидива язвы желудка, хронического гастрита и степень колонизации Helicobacter pylori.Scand J Гастроэнтерол. 1994; 29: 532–6. [PubMed] [Google Scholar]
    • Сиппонен П., Кекки М., Хаапакоски Дж., Ихамяки Т., Сиурала М. Риск рака желудка при хроническом атрофическом гастрите: статистические расчеты данных поперечного сечения. Инт Джей Рак. 1985; 35: 173–17. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kosunen TU, Valle J, Riihelä M, Seppälä K. Инфекция Helicobacter pylori и хронический гастрит при раке желудка. Джей Клин Патол. 1992; 45: 319–323. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Varis K, Taylor PR, Sipponen P, Samloff IM, Heinonen OP, Albanes D, et al.Рак желудка и предраковые состояния при атрофическом гастрите: контролируемое исследование влияния добавок альфа-токоферола и бета-каротина. Хельсинкская группа по изучению гастрита. Scand J Гастроэнтерол. 1998; 33: 294–300. [PubMed] [Google Scholar]
    • Agréus L, Kuipers EJ, Kupcinskas L, Malfertheiner P, Di Mario F, Leja M, et al. Обоснование диагностики и скрининга атрофического гастрита с помощью биомаркеров плазмы, специфичных для желудка. Scand J Гастроэнтерол. 2012;47:136–47. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • ди Марио Ф., Кавалларо Л.Г.Неинвазивные тесты при заболеваниях желудка. Копать печень Dis. 2008; 40: 523–30. [PubMed] [Google Scholar]
    • Dinis-Ribeiro M, da Costa-Pereira A, Lopes C, Barbosa J, Guilherme M, Moreira-Dias L, et al. Достоверность отношения пепсиногена I/II в сыворотке крови для диагностики дисплазии эпителия желудка и кишечной метаплазии при наблюдении за пациентами с риском развития аденокарциномы желудка кишечного типа. Неоплазия. 2004; 6: 449–56. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Varis K, Kekki M, Härkönen M, Sipponen P, Samloff IM.Сывороточный пепсиноген I и сывороточный гастрин в скрининге атрофического пангастрита с высоким риском рака желудка. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 117–23. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Самлофф И.М., Варис К., Ихамяки Т. Сывороточный пепсиноген I и сывороточный гастрин в скрининге тяжелого атрофического гастрита тела желудка. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 109–16. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Härkönen M, Alanko A, Suovaniemi O. Диагностика атрофического гастрита по образцу сыворотки.Клин Лаборатория. 2002; 48: 505–15. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Stolte M. Клиническое влияние рутинных биопсий антрального отдела и тела желудка. Эндоскопия. 1997; 29: 671–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Rugge M, Meggio A, Pennelli G, Piscioli F, Giacomelli L, De Pretis G, et al. Стадирование гастрита в клинической практике: система стадирования OLGA. Кишка. 2007; 56: 631–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Graham DY. Значение атрофического гастрита в диагностике и профилактике рака желудка: применение биомаркеров плазмы.Scand J Гастроэнтерол. 2007; 42:2–10. [PubMed] [Google Scholar]
    • Самлофф И.М. Пепсиногены I и II: очистка со слизистой оболочки желудка и радиоиммуноанализ в сыворотке. Гастроэнтерология. 1982; 82: 26–33. [PubMed] [Google Scholar]
    • Суованиеми О. Автоматизированное оборудование для клинических и исследовательских лабораторий. Инновации и разработка фотометров с вертикальным световым пучком и электронных пипеток. Хельсинкский университет, 1994 г.; Академическая диссертация. [Google Scholar]
    • www.biohithealthcare.com/about-us/history Доступно с.
    • Miki K. Скрининг рака желудка с помощью комбинированного анализа сывороточных антител IgG к Helicobacter pylori и уровней пепсиногена в сыворотке – «метод ABC» Proc Jpn Acad Ser B Phys Biol Sci. 2011;87:405–14. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    Хронический гастрит

    Scand J Gastroenterol. 3 июня 2015 г .; 50(6): 657–667.

    Pentti Sipponen

    a Patolab Oy, Espoo, Finland and Tartu State University, Tartu, Eesti

    Heidi-Ingrid Maaroos

    a Patolab Oy, Espoo, Finland and Tartu State University a Patolab Oy, Эспоо, Финляндия и Тартуский государственный университет, Тарту, Эстония

    Поступила в редакцию 28 января 2015 г.; Пересмотрено 11 февраля 2015 г.; Принято 12 февраля 2015 г.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинал работа правильно цитируется.Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

    Abstract

    За последние десятилетия распространенность хронического гастрита в развитых странах заметно снизилась. Тем не менее, хронический гастрит по-прежнему остается одной из наиболее распространенных серьезных пандемических инфекций с такими тяжелыми смертельными последствиями, как пептическая язва или рак желудка.В глобальном масштабе в настоящее время даже более половины людей могут иметь хронический гастрит. Хеликобактер Инфекция pylori в детском возрасте является основной причиной хронического гастрита, микробное происхождение которого является ключом к пониманию причудливой эпидемиологии и течения заболевания. Пожизненное и агрессивное воспаление при гастрите приводит к деструкции (атрофическому гастриту) слизистой оболочки желудка с течением времени (годы и десятилетия). Прогрессирующее обострение атрофического гастрита приводит впоследствии к нарушению функции слизистой оболочки желудка.В самых крайних случаях атрофический гастрит в конечном итоге заканчивается бескислотным желудком. Тяжелый атрофический гастрит и бескислотный желудок представляют собой самые высокие независимые состояния риска развития рака желудка, известные до сих пор. В дополнение к риску злокачественных новообразований и язвенной болезни, бескислотный желудок и тяжелые формы атрофического гастрита могут быть связаны с нарушением всасывания основных витаминов, таких как витамин B12, микронутриентов (таких как железо, кальций, магний и цинк), диеты и лекарств. .

    Ключевые слова: рак желудка, гастрит, Helicobacter pylori , язвенная болезнь

    Введение

    Хронический гастрит является одним из наиболее частых пожизненных, серьезных и коварных заболеваний человека.Можно подсчитать, что более половины населения мира имеет это заболевание в той или иной степени, что указывает на то, что даже многие сотни миллионов людей во всем мире могут иметь хронический гастрит в той или иной форме.

    Значение хронического гастрита как тяжелого заболевания в клинической практике во многом недооценивается, хотя роль гастрита в патогенезе обычных язвенных болезней и рака желудка очевидна [1, 2, 3, 4]. Можно подсчитать, что ежегодно во всем мире могут происходить миллионы преждевременных смертей из-за рака и язвы как последствий хронического гастрита.

    Хронический гастрит проявляется неатрофической или атрофической формой. Это формы и фенотипы гастрита, представляющие разные стадии одного и того же пожизненного заболевания [2, 3, 5, 6, 7]. Опубликованные морфологические проявления гастрита во всем мире очень схожи, т. е. хронический гастрит с его последствиями, по-видимому, является одним и тем же заболеванием во всем мире.

    Хронический гастрит был известен и изучался с первых десятилетий 20-го века, но больше внимания ему уделялось только в 1982 году после открытия Уорреном и Маршаллом Helicobacter pylori [8].Выяснилось, что бактерия является причиной гастрита в подавляющем большинстве случаев, за возможным исключением гастрита аутоиммунного генеза [3, 9]. Следовательно, стало очевидным, что хронический гастрит может быть излечен с помощью эрадикации H. pylori , приводящей к нормализации состояния слизистой оболочки желудка, по крайней мере, в тех случаях, когда гастрит не развился до атрофической (атрофический гастрит) терминальной стадии [8]. , 9, 10, 11, 12, 13].

    Несмотря на то, что основные черты хронического гастрита хорошо известны, все еще остается несколько вопросов без ответа.Мы не знаем, например, значение аутоиммунитета или генетики в развитии и прогрессировании хронического гастрита. Молекулярные механизмы и роль факторов окружающей среды, таких как диета, и роль других микробов, кроме H. pylori , в течении хронического гастрита в значительной степени неизвестны. Мы не можем точно предсказать, у кого хронический гастрит обязательно прогрессирует до терминальной стадии атрофии и летальных осложнений, а у кого этого не произойдет.Эта неопределенность также имеет место в отношении деталей, благодаря которым гастрит вызывает появление пептической язвы или рака желудка. Однако мы знаем, что без сопутствующего хронического гастрита или атрофического гастрита обычные пептические язвы или рак желудка встречаются редко.

    В этом обзоре описаны некоторые наблюдения и представлены некоторые субъективные мнения и замечания о течении и эпидемиологии хронического H. pylori гастрита и связанных с ним заболеваний, полученные в основном из нескольких исследований в Эстонии и Финляндии за последние 40 лет [14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22].За прошедшие годы большинство этих исследований были опубликованы в этом журнале.

    Естественное течение

    Хронический гастрит — многоступенчатое, прогрессирующее и пожизненное воспаление [3, 16, 20, 21, 22, 23, 24]. Начинается обычно в детстве как простое хроническое («поверхностное») мононуклеарное воспаление с сосуществованием острого («активного») нейтрофильного воспаления различной степени [25, 26]. Гастрит прогрессирует ступенчато, в течение нескольких лет и десятилетий, до атрофического гастрита, который характеризуется потерей нормальных желез слизистой оболочки либо в антральном отделе, либо в теле (и на дне), либо в обоих (, и) [7, 22, 23, 27].Как правило, во всех популяциях возрастная распространенность как неатрофического, так и атрофического гастрита имеет тенденцию к увеличению с возрастом, как показано в Финляндии в . В настоящее время нарастание повозрастной распространенности гастрита по возрасту более выражено и резко в развивающихся, чем в развитых популяциях, т. е. распространенность гастрита в молодых возрастных группах или даже в детском возрасте гораздо 50% в развивающихся популяциях, тогда как эта распространенность в развитом населении обычно намного меньше 50% [17, 27].

    Слизистая оболочка тела при «активном» хроническом гастрите (А): воспаление мононуклеарное, но сопровождается нейтрофилами и эозинофилами (стрелки), проникающими в поверхностный эпителий. Нормальный (B): В качестве эталона показана нормальная слизистая оболочка тела без каких-либо признаков воспаления. Окраска HE × 500.

    Слизистая оболочка тела. Нормальный (A): Слой оксинтических желез нормальный, что свидетельствует о том, что слизистая оболочка тела способна нормально выделять соляную кислоту. Неатрофический гастрит (В): легкое мононуклеарное воспаление наблюдается в верхнем слое (фовеолярной части) слизистой оболочки («поверхностный хронический гастрит»), как указано стрелками.Железистый слой интактен, что позволяет предположить, что секреция кислоты в норме, несмотря на гастрит. Умеренный атрофический гастрит тела желудка (С): Интенсивное хроническое мононуклеарное воспаление возникает также в нижних слоях слизистой оболочки и сопровождается выраженной потерей (атрофией) нормальных оксинтических желез. Наблюдение предполагает, что желудок гипохлоргидрический, но не ахлоргидрический. Секреция кислоты нарушена из-за гибели париетальных клеток. Тяжелый атрофический гастрит тела желудка (D): хроническое воспаление слабо выражено, но все оксинтические железы полностью исчезли.Некоторые очаги кишечной метаплазии возникают в правом нижнем углу. Желудок, безусловно, бескислотный (ахлоргидровый). У пациента имеется риск мальабсорбции витамина В12, а также может быть нарушено всасывание микронутриентов (железа, кальция, магния и цинка). В таких случаях у патологоанатома могут возникнуть трудности с обнаружением Helicobacter pylori организмов, даже если атрофический гастрит имеет происхождение из H. pylori . Вместо этого смешанная микробная флора (микробы, отличные от H.pylori ) часто обнаруживают на поверхности слизистой оболочки в подобных случаях. Альциановый синий – красители PAS и модифицированные красители Гимзы × 300.

    Слизистая оболочка антрального отдела. Нормальный (A): нормальное количество антральных G-клеток с типичным «галло» появлением в области шейки пилорических желез (стрелки). Неатрофический хронический гастрит (В): Мононуклеарное воспаление распространяется на всю слизистую оболочку, создавая впечатление потери железы (атрофии). Атрофический гастрит легкой и средней степени в антральном отделе (С): воспаление относительно легкое, но большая площадь пилорических желез потеряна и заменена метапластическими железами (IM), как показано стрелками.Тяжелый атрофический гастрит в антральном отделе (D): все пилорические железы исчезли, а вся слизистая оболочка «кишечно прошита». Воспаление слабое или умеренное. Также антральные G-клетки исчезают вместе с потерей нормальных пилорических желез. Следовательно, реакция обратной связи G-17 в физиологическом контроле секреции кислоты нарушена. HE и альциановый синий – красители PAS × 300.

    Средняя повозрастная распространенность тотального хронического гастрита и атрофического гастрита в образцах биопсии примерно 500 последовательных эндоскопических финских амбулаторных пациентов в конце 80-х (госпиталь Йорви, Эспоо, Финляндия).Средняя распространенность увеличивается с возрастом.

    Потеря желез слизистой оболочки при атрофическом гастрите замещается ростом новых незрелых железистых и эпителиальных элементов; то есть с железами кишечного типа («кишечная метаплазия (КМ)»), напоминающими железы и эпителий в толстой и/или тонкой кишке, и/или с пилорическим типом («псевдопилорическая метаплазия»), напоминающими пилорические железы и эпителий, из которого G-клетки (гастриновые клетки) исчезли. В рамках эволюции происходит разрушение высокодифференцированных желез, эпителия и клеток при атрофии (атрофический гастрит) и замещение утраченных желез железами и эпителием с незрелыми кишечными свойствами [2, 5, 6, 7, 14, 17, 23]. , 24, 27, 28].и привести несколько примеров этих явлений при эндоскопической биопсийной патологии.

    Первые проявления гастрита H. pylori этиологии, как правило, антральные, т. е. гастрит «с преобладанием антрального отдела» [25, 27]. Воспаление, состоящее в основном из мононуклеарных воспалительных клеток и плазматических клеток, является «поверхностным» и занимает верхние слои слизистой оболочки, выраженно в теле () [2, 20, 27, 28, 29]. Хроническое воспаление связано с нейтрофильным воспалением (1), интенсивность этого острого и «активного» компонента гастрита, скорее всего, зависит от цитотоксичности H.pylori [22, 30]. Чем цитотоксичнее штамм, тем активнее и, очевидно, агрессивнее протекает хронический гастрит. Наиболее агрессивными формами хронического гастрита являются те, которые с наибольшей вероятностью приводят к далеко зашедшим стадиям атрофического гастрита, т. е. формы гастрита H. pylori с наибольшей вероятностью прогрессирования до терминальной стадии атрофии [5, 6].

    Ежегодный риск прогрессирования хронического гастрита от одной стадии к другой оценивается в среднем в 2–3% [16, 20, 23, 27].Далее подсчитано, что около 50% пациентов с хроническим гастритом (и инфицированных H. pylori ) в течение жизни будут иметь атрофический гастрит той или иной степени [27]. Примерно у 5% инфицированных людей атрофический гастрит будет иметь тяжелую и запущенную стадию [23, 27].

    Медленное распространение гастрита H. pylori от чисто антрального фенотипа к формам, поражающим также тело и дно («атрофический пангастрит», многоочаговый атрофический гастрит» или «гастрит с преобладанием тела»), как правило, является распространенным путем [1]. 7, 15, 19, 21, 23, 27, 31].Это проксимальное (пилоро-кардиальное) распространение и постепенное обострение атрофического гастрита связаны с выраженными изменениями морфологии и функции слизистой оболочки желудка. Поражения нарушают функции желудка, вызывая, в частности, нарушение секреции соляной кислоты и внутреннего фактора окситными железами при атрофии тела желудка, а также нарушение синтеза и секреции гастрина-17 антральными G-клетками при антральной атрофии [23, 27, 32, 33, 34].

    Тяжелый атрофический гастрит, строго ограниченный только антральным отделом, встречается довольно редко.С другой стороны, развитая атрофия, которая возникает только в теле желудка или одновременно занимает как антральный отдел, так и корпус тела, является относительно распространенным фенотипом хронического гастрита (до 5% людей с гастритом), по крайней мере, в Северной Европе. 27, 31, 35]. Долгосрочные последующие исследования показывают, что наряду с восходящим распространением H. pylori гастрита слизистая оболочка антрального отдела может даже заживать [20, 23, 27].

    Из-за потери кислородных желез и париетальных клеток при атрофии тела, распространение атрофического гастрита на тело и дно приводит к пожизненной и постоянной гипо- или ахлоргидрии.Впоследствии из-за низкой внутрижелудочной кислотности первоначальная инфекция H. pylori может, в свою очередь, спонтанно исчезнуть и может окончательно излечиться в случаях с развитой атрофией, как показано серологическими тестами в последующем [29, 36]. .

    При прогрессировании хронического неатрофического гастрита в атрофический фенотип потенциально могут быть запущены многочисленные совпадающие патогенетические процессы, вплоть до канцерогенных, явления которых при подк. «Каскад корреа» может в конечном итоге способствовать процессам, связывающим хронический гастрит с такими тяжелыми последствиями, как рак [1, 7, 35, 37, 38, 39, 40, 41].Это можно проиллюстрировать, как показано на рис.

    Схема естественного течения и прогрессирования гастрита Helicobacter pylori из неатрофической формы в злокачественную опухоль желудка (п. «Каскад Корреа»). Несколько потенциально патогенетических факторов и механизмов, связанных с канцерогенезом, играют определенную роль и запускаются поэтапно в ходе течения и прогрессирования каскада.

    Эпидемиология и феномен возрастной когорты

    Наблюдения за популяционными исследованиями хронического гастрита могут подтвердить некоторые фундаментальные выводы, касающиеся эпидемиологии хронического гастрита и его последствий.

    Хронический гастрит по-прежнему является относительно распространенным заболеванием, в том числе в развитых странах, хотя его распространенность заметно снизилась, причем это снижение происходит параллельно со снижением распространенности H. pylori [42, 43]. Можно предположить, что практически все, даже в развитых странах, около 100 лет назад болели гастритом, вызванным H. pylori , тогда как в настоящее время распространенность может составлять в среднем менее 50%.

    Гастрит H. pylori в большинстве случаев приобретается в раннем детстве, при этом фенотип гастрита представляет собой безвредное и бессимптомное простое хроническое мононуклеарное («поверхностное») воспаление [25, 29].Тяжелые симптоматические последствия хронического гастрита появляются только в последние десятилетия жизни и, как правило, возникают у лиц с запущенными терминальными стадиями поражения [1, 39, 43].

    После обнаружения H. pylori стало очевидным, что понимание эпидемиологии инфекции H. pylori является ключом к пониманию эпидемиологии хронического гастрита и его последствий. Эпидемиологические характеристики хронического гастрита и его последствий (пептическая язва и рак желудка), изначально являющиеся пандемической детской бактериальной инфекцией, следуют тем же «пандемическим» принципам, что и H.pylori инфекция сама по себе.

    Социально-экономические факторы и гигиена окружающей среды неизбежно являются наиболее важными фоновыми факторами передачи инфекции H. pylori во всем мире, причем эти социально-экономические факторы, таким образом, являются фоновыми факторами и в эпидемиологии хронического гастрита и его последствий [43, 44, 45] . Социально-экономический статус в детстве, гигиена окружающей среды и семьи, плотность домохозяйства, кулинарные привычки и т. д. являются вероятными факторами, определяющими вероятность приобретения вируса H.pylori в детском возрасте. Улучшение этих условий снижает вероятность заражения или дальнейшей передачи инфекции, наиболее вероятно, желудочно-оральным путем [46]. Снижение заболеваемости в детском возрасте на семейном уровне неизбежно приведет со временем к снижению распространенности как H. pylori гастрита, так и его последствий и во всей популяции в среднем.

    Из-за «детского» происхождения инфекции H. pylori эпидемиология H.pylori гастрит лучше всего определяется и понимается как «феномен возрастной когорты», что иллюстрируется компьютерным моделированием в [43]. Уровень инфицирования в детском возрасте и возрастная распространенность гастрита H. pylori выше в «старых» когортах, родившихся на десятилетия раньше, чем распространенность в «молодых» когортах, родившихся позже и у которых уровень инфицирования H. pylori в детском возрасте низкая. Таким образом, средняя распространенность гастрита на популяционном уровне отражает среднюю распространенность хронического гастрита в разных возрастных когортах и ​​среднюю частоту Н.pylori в детском возрасте.

    Компьютерное моделирование для демонстрации «феномена когорты рождения» в распространенности гастрита Helicobacter pylori в популяции, состоящей из когорт с разными годами рождения. Приблизительно по данным о гастрите в Финляндии примерно в конце 80-х годов (см. ).

    Эпидемиология заболеваемости раком желудка и эпидемиология смертности от рака желудка следуют принципам «феномена возрастной когорты» и демонстрируют такие же глобальные «пандемические» характеристики, как и в случае с H.pylori гастрит [43]. Уровень заболеваемости раком желудка (или пептической язвой) был и будет низким в «молодых» возрастных когортах, у которых низкая заболеваемость H. pylori гастритом и у которых слизистая оболочка желудка остается здоровой на протяжении всей жизни. . Вместо этого распространенность, заболеваемость и смертность от пептической язвы или рака желудка высоки и остаются высокими в старых когортах, пока живут когорты.

    Аутоиммунный хронический гастрит

    Хотя H.pylori , в конечном счете, является основной причиной (более чем в 90% случаев) гастрита, хронического мононуклеарного воспаления (гастрита) без продолжающейся инфекции H. pylori , но протекающего с тяжелым атрофическим гастритом тела желудка и ахлоргидрическим желудком. , и с сосуществованием аутоантител против париетальных клеток (протонный насос) и/или внутреннего фактора, является хорошо установленным явлением [3, 32, 47, 48, 49, 50]. Однако неясно, является ли этот гастрит «аутоиммунного» типа самостоятельным заболеванием или H.pylori вызывает аутоиммунные реакции у некоторых предрасположенных лиц с обычной инфекцией H. pylori [3, 50, 51, 52]. Возможно, что первичная инфекция H. pylori может спонтанно пройти, когда атрофический гастрит перейдет в тяжелую атрофическую и ахлоргидрическую стадию, создавая тем самым ложное впечатление о чисто аутоиммунной этиологии заболевания.

    Гастрит, связанный с аутоиммунными явлениями, в любом случае может быть более прогрессирующим и более быстрым, чем чистый H.pylori гастрит [3, 23]. В связи с аутоиммунитетом и у лиц со склонностью к аутоиммунным заболеваниям (аутоиммунный тиреоидит, диабет и др.) прогрессирование H. pylori гастрита до атрофического фенотипа может быть заметно деструктивным, что может привести к легкому и быстрому развитию ахлоргидрии и тотальная атрофия тела и дна желудка. В медицинской литературе описаны случаи тяжелого атрофического гастрита тела желудка с аутоиммунными характеристиками и бескислотным желудком даже в детском возрасте.

    Показано, что хронический гастрит аутоиммунного типа является рецессивным мультигенным заболеванием и, возможно, имеет североевропейское происхождение [32].

    Влияние на физиологию желудка

    Длительное (пожизненное) хроническое и активное воспаление не может быть безвредным и приводит к разрушению слизистой оболочки желудка через несколько механизмов, которые могут взаимодействовать с обновлением, ростом, целостностью, дифференцировкой и функцией желудочного эпителия [1, 24, 39, 53, 54].Многочисленные аномальные экспрессии (повышение и понижение) функциональных и регуляторных генов, генные мутации, эпигенетические изменения, вариабельное появление цитокинов или тканевых факторов роста происходят в регуляторных тканевых отростках слизистой оболочки желудка и эпителиальных клетках в связи с H. pylori. гастрит [53, 54]. Некоторые из изменений являются обратимыми, могут появляться даже на ранних стадиях воспаления, но могут особенно накапливаться со временем при предраковых состояниях, таких как атрофия и ИМ, и, по-видимому, чрезвычайно распространены и разнообразны при предраковых (дисплазия или интраэпителиальная неоплазия) и злокачественных новообразованиях. поражений [53, 54].

    Атрофия тела желудка в конечном итоге приводит к нарушению секреции соляной кислоты и внутреннего фактора [23, 34]. В бескислотном и атрофическом желудке из-за нарушения секреции внутреннего фактора всасывание основных витаминов, таких как витамин В12, резко нарушено [55]. Мальабсорбция и последующий длительный и постоянный дефицит витамина B12 могут нарушать метаболизм метионина, гомоцистеина или фолиевой кислоты и, таким образом, могут быть механизмом, который способствует появлению эпигенетических повреждений ДНК через нарушение функции цикла метилирования в эпителиальных клетках. клеток [55, 56].

    Пищевой метаболизм и всасывание микронутриентов, таких как железо, кальций, магний и цинк, или всасывание некоторых лекарств (например, дипиридамола, некоторых препаратов железа и противогрибковых препаратов, таких как флуконазол или итраконазол, тироксин и атазановир) нарушаются при кислотно-щелочной недостаточности. свободный желудок тоже [57]. Бескислотный желудок в конечном итоге заселяется микробной флорой изо рта [58]. Микробы и бескислотный желудок способны производить канцерогены класса 1, такие как ацетальдегид и нитрозамины [39, 59].

    Рак и язвенная болезнь

    Рак желудка и язвенная болезнь (за исключением НПВП-язв) являются наиболее серьезными заболеваниями, связанными с хроническим H. pylori гастритом [60, 61, 62, 63, 64, 65]. Успешная эрадикация H. pylori предотвращает рецидивы язв, но также может предотвращать рак [66, 67].

    Несмотря на ассоциации пептической язвы и рака с гастритом H. pylori , существуют также заметные различия в отношении этих связей [62, 68].Пептические язвы двенадцатиперстной кишки (ДПК) обычно возникают у людей с неатрофическим гастритом, вызванным H. pylori , но встречаются нечасто или отсутствуют у лиц, у которых гастрит прогрессировал до атрофических форм в теле желудка и у которых желудок впоследствии становится гипохлоргидрическим. ). Язвы желудка, с другой стороны, часто ассоциируются с фенотипами гастрита, при которых выраженная атрофия и ИМ возникают в антральном отделе и вырезке, и в этих случаях слизистая оболочка тела может быть даже слегка атрофичной, но никогда не бывает тяжелой атрофии (а желудок никогда не ахлоргидрид) [62].Рак желудка, в частности кишечного типа, наблюдается у пациентов с гипохлоргидрическим или ахлоргидрическим желудком и может особенно возникать у пациентов с поздними стадиями атрофии и ИМ как в антральном отделе, так и в теле желудка [39, 69].

    Относительный риск язвенной болезни (язва двенадцатиперстной кишки или желудка) или рака желудка при различных фенотипах хронического Helicobacter pylori атрофического гастрита. Риски представлены как относительные риски по сравнению с рисками у субъектов с нормальной и здоровой слизистой оболочкой желудка (категория N/N; желтая).Риски экстраполированы и оценены на основе исследования случай-контроль, проведенного в Финляндии в 80-х годах [69]. Обратите внимание, что риски развития язвенной болезни и рака желудка связаны с очень разными фенотипами хронического гастрита.

    Канцерогенез желудка гетерогенен и чрезвычайно разнообразен на молекулярном уровне [53, 54]. Несмотря на то, что ошибок в генах много, до сих пор не было обнаружено никаких специфических или всеобъемлющих молекулярных маркеров, ошибок в генах или мутаций при раке или предраковых поражениях.Несмотря на то, что два основных гистологических типа рака желудка, кишечный и диффузный, являются значимыми образованиями с клинической и морфологической точек зрения, и оба связаны с предшествующим или сосуществующим гастритом H. pylori , эти типы могут не быть полностью отдельными образованиями. . При диффузном типе фоновой морфологией часто является неатрофический гастрит H. pylori , что указывает на то, что канцерогенетические механизмы при этом типе рака могут быть более тесно связаны с воспалением, чем те, которые связаны с механизмами, проявляющимися при атрофическом гастрите или кислотозависимом гастрите. свободный желудок [37, 38].С другой стороны, при раке кишечника явные опухоли или предраковые поражения часто сочетаются с гипохлоргидрией желудка, выраженным атрофическим гастритом и обширным ИМ в подлежащей слизистой оболочке [37, 38, 70, 71]. Таким образом, канцерогенетические процессы при этом типе рака могут быть связаны с механизмами, возникающими при атрофическом гастрите или запускаемыми гипохлоргидрическим или бескислотным желудком.

    Риск рака

    Атрофический гастрит и бескислотный желудок являются наиболее важными независимыми состояниями риска развития рака желудка, известными до сих пор.Статистически атрофический гастрит представляет собой состояние с более высоким риском развития рака, чем чистая инфекция H. pylori [69]. Вероятность рака желудка при гастрите экспоненциально возрастает с прогрессированием H. pylori гастрита из неатрофической формы в атрофическую [69]. Риск может возрасти даже в 90 раз у пациентов с тяжелым атрофическим гастритом как в антральном отделе, так и в теле желудка (тяжелая панатрофия; многоочаговый атрофический гастрит (MAG)) по сравнению с риском рака у пациентов с нормальной и здоровой слизистой оболочкой желудка (69) [69]. .

    Риск рака чрезвычайно низок у людей без гастрита H. pylori , т. е. у людей со здоровой слизистой оболочкой желудка. Риск возрастает примерно в два раза у пациентов с чистой инфекцией H. pylori , т. е. у пациентов с неатрофическим гастритом H. pylori [60, 61, 69]. Таким образом, у пациентов с ЯБДПК, которые обычно имеют неатрофический H. pylori гастрит, риск рака несколько выше, чем риск рака у здоровых людей, но этот риск все еще значительно низок по сравнению с риском рака. у больных с тяжелым и запущенным атрофическим гастритом (см.).

    Как это ни парадоксально, загрузка слизистой оболочки желудка хеликобактериями обычно высока у лиц с относительно низким риском развития рака, как и у обычных пациентов с ЯБДПК. Как это ни парадоксально, нагрузка имеет тенденцию к снижению при повышении риска рака, как это имеет место у пациентов с выраженным атрофическим гастритом [69]. Риск рака может быть, например, высоким у пациентов с тяжелым атрофическим гастритом и бескислотным желудком, у которых могут даже отсутствовать объективные признаки продолжающегося H.pylori , то есть у пациентов, у которых первоначальная инфекция H. pylori , возможно, прошла.

    Сиднейская система и оперативная связь по классификациям гастритов

    Признание того, что инфекция H. pylori и последующий атрофический гастрит и бескислотный желудок являются важными фоновыми состояниями рака желудка, делает сортировку пациентов в клинической практике значимой группы относительно риска рака. Эта сортировка требует обследования субъектов с помощью эндоскопии и эндоскопической биопсии или может быть выполнена с помощью неинвазивных анализов крови с применением специфических для желудка биомаркеров [72, 73, 74, 75, 76, 77].

    Сиднейская система и ее обновления являются рекомендациями по интерпретации микроскопических изображений биоптатов в эндоскопической практике [5, 6]. Надлежащий протокол биопсии и правильное микроскопическое прочтение результатов биопсии являются фундаментальными требованиями для правильного и успешного разделения пациентов на клинически значимые группы риска [78, 79]. Такая классификация или линейность невозможна только с помощью эндоскопии или не может быть выполнена с помощью тестирования H.pylori отдельно.

    Стадирование OLGA/OLGIM (Operative Link on Gastritis/IM Assessment) атрофического гастрита представляет собой практическую схему классификации пациентов на группы низкого, среднего и высокого риска развития рака желудка [79]. Эта классификация делит пациентов на пять подгрупп (0–IV) с явно разной вероятностью наличия или развития рака желудка (4). Классификация и сортировка могут объективно посоветовать, какой из пациентов будет нуждаться в эндоскопическом наблюдении и последующем наблюдении [79, 80].

    OLGA стадирование риска рака желудка. Модифицировано из статьи Ругге и др. [79]. Стадирование является практическим инструментом для разграничения больных на группы высокого (стадии III–IV) и низкого (стадии 0–II) риска развития рака, в частности рака желудка кишечного типа. Стадирование требует эндоскопии и надлежащей практики биопсии, но также может быть выполнено неинвазивно с помощью анализа крови с применением специфических биомаркеров (пепсиноген I и II, гастрин-17 и серология Helicobacter pylori ), которые отражают функцию (кислотную секрецию) и структура слизистой оболочки антрального отдела и тела тела в плазме/сыворотке крови.

    Разделение субъектов на подкатегории OLGA может быть выполнено также неэндоскопически и неинвазивно путем применения простых анализов крови, основанных на оценке уровней специфических для желудка биомаркеров (пепсиногены I и II, гастрин-17 и H. pylori ) в плазме/сыворотке крови [72, 73, 74, 77, 80]. Этого нельзя сделать только с помощью тестов H. pylori .

    Биомаркеры плазмы в диагностике и скрининге атрофического гастрита

    Очистка желудка от пепсиногенов в 70-х годах, понимание естественного течения H.pylori , уникальные инновации в методах вертикального измерения микролуночных планшетов и разработка тестов ELISA со специфическими моноклональными антителами обеспечили применение желудочных биомаркеров в неинвазивной диагностике и скрининге атрофического гастрита из простого образца крови [81, 82, 83]. ]. В настоящее время эти анализы крови могут быть надежно выполнены в любой лаборатории и не требуют специальной подготовки. Ранее в этом и других медицинских журналах было опубликовано несколько подробных и всесторонних обзоров, согласованных отчетов и руководств по практическому использованию тестов биомаркеров в диагностике атрофического гастрита (см. ссылки [72, 80, 84]).

    Несколько коммерческих радиоиммуноанализов и тестов ELISA были доступны для пепсиногенов 1 и 2 в течение достаточно долгого времени. Однако эти тесты имеют ограничения, поскольку их можно использовать только для диагностики атрофического гастрита тела тела [74]. Сывороточные уровни пепсиногенов 1 и 2 не дают каких-либо указаний на возможный атрофический гастрит в антральном отделе желудка, где, однако, в первую очередь проявляются атрофические и метапластические изменения. Более полный тест (GastroPanel®) включает анализ уровня G-17 в плазме в дополнение к анализам пепсиногена 1 и пепсиногена 2, а также тест H.pylori серологический тест. Эта тестовая панель позволяет оценить атрофию также в антральном отделе желудка и дает намеки на внутрижелудочную кислотность в дополнение к информации о возможной атрофии тела, что делает возможной всеобъемлющую классификацию OLGA [72, 73, 77, 78, 80].

    Антральный атрофический гастрит (потеря антральных желез) сопровождается потерей антральных G-клеток, потеря которых приводит к низким уровням в плазме как натощак, так и стимулированного гастрина-17 (после приема протеинового порошка, стимуляции бомбезином (гастрин высвобождающий пептид) или стимуляция ингибитором протонной помпы (ИПП)).Низкий уровень G-17 в плазме натощак (1 пмоль/л или меньше) указывает на два практических варианта. Либо имеется выраженный атрофический гастрит в антральном отделе (класс III–IV по OLGA), либо низкий уровень G-17 является результатом высокой внутрижелудочной кислотности (низкий рН). Оба варианта являются показаниями к эндоскопии верхних отделов желудочно-кишечного тракта из-за риска рака из-за возможной антральной атрофии и из-за риска пептической язвы из-за гиперхлоргидрии (высокого кислотного выброса) (см. Ресурсы).

    Отсутствие антител H. pylori при наличии нормального уровня пепсиногена 1 в плазме, нормального соотношения пепсиногена 1 и пепсиногена 2 и нормального гастрина-17 в плазме, при условии, что возможный ИПП контролируется, является результатом теста, который достоверно свидетельствует о наличии нормальной и здоровой слизистой оболочки желудка (класс 0 по OLGA).Риск рака и язвенной болезни у таких «здоровых» людей крайне низок, практически равен нулю. С другой стороны, риск рака желудка высок (класс III-IV по OLGA) у субъектов с низким уровнем пепсиногена 1 натощак (менее 30 мкг/л), с низким соотношением пепсиногена 1 и пепсиногена 2 (ниже 3). ) и с высоким уровнем гастрина-17 натощак (выше 7 пмоль/л). Риск рака высок у этих пациентов независимо от того, есть ли у пациента текущая инфекция H. pylori (см. ) [72, 80].В этих случаях атрофический гастрит является прогрессирующим и обширным, занимает всю слизистую оболочку желудка (класс IV по OLGA), и желудок одновременно бескислотный.

    Будущие тенденции и инициатива «Здоровый желудок»

    Несмотря на то, что распространенность гастрита H. pylori снижается, хронический гастрит по-прежнему будет чрезвычайно частым заболеванием во всем мире в течение нескольких будущих десятилетий. В связи с микробным происхождением и инфекционным фоном, а также знаниями эпидемиологии и естественного течения хронического H.pylori , можно предположить, что это заболевание может окончательно исчезнуть из общества вместе с улучшением гигиены и социально-экономического положения. Благодаря этим улучшениям риск заражения H. pylori в детстве снизится. Как и в случае с туберкулезом, хронический гастрит может в ближайшие десятилетия отойти на периферию медицинской практики и значения, по крайней мере, в развитых странах. Следовательно, пептические язвы будут редкими, а рак желудка станет редкой злокачественной опухолью.

    Среди самых молодых коренных жителей в когортах рождения в западных странах около 90–100% людей уже сейчас имеют и будут иметь нормальный здоровый желудок на протяжении всей своей жизни, что в конечном итоге приводит к популяциям, в которых подавляющее большинство людей имеет здоровый желудок и, следовательно, свободны от риска язвенной болезни или рака желудка. Попытки сохранить или получить здоровый желудок для всех станут инициативой и целью как будущих исследований, так и клинической практики («инициатива здорового желудка»; см.: www.hsinitiative.org).

    Благодарности

    Заявление о заинтересованности : Д-р Пентти Сиппонен является акционером и членом научного комитета Biohit Oyj. Компания разрабатывает и продает лабораторные тесты в основном для желудочно-кишечных заболеваний.

    Ссылки

    • IARC Шистосомы, печеночные сосальщики и Helicobacter pylori. Рабочая группа IARC по оценке канцерогенных рисков для человека. Лион, 7-14 июня 1994 г. IARC Monogr Eval Carcinog Risks Hum.1994; 61:1–241. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Schindler R. Хронический гастрит. Клин Вохеншр. 1966; 44: 601–12. [PubMed] [Google Scholar]
    • Сиурала М. История гастрита. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186:1–3. [PubMed] [Google Scholar]
    • Telaranta-Keerie A, Kara R, Paloheimo L, Härkönen M, Sipponen P. Распространенность недиагностированного прогрессирующего атрофического гастрита тела желудка в Финляндии: обсервационное исследование среди 4256 добровольцев без особых жалоб.Scand J Гастроэнтерол. 2010;45:1036–41. [PubMed] [Google Scholar]
    • Цена AB. Сиднейская система: гистологическое подразделение. J Гастроэнтерол Гепатол. 1991; 6: 209–22. [PubMed] [Google Scholar]
    • Dixon MF, Genta RM, Yardley JH, Correa P. Классификация и градация гастрита. Обновленная Сиднейская система. Международный семинар по гистопатологии гастрита, Хьюстон, 1994. Am J Surg Pathol. 1996; 20:1161–81. [PubMed] [Google Scholar]
    • Корреа П. Хронический гастрит: клинико-патологическая классификация.Am J Гастроэнтерол. 1988; 83: 504–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Marshall BJ, Warren JR. Неидентифицированные изогнутые бациллы в желудке больных гастритом и язвенной болезнью. Ланцет. 1984; 323:1311–15. [PubMed] [Google Scholar]
    • Варис К. Семейное поведение при хроническом гастрите. Энн Клин Рез. 1981; 13: 123–129. [PubMed] [Google Scholar]
    • Valle J, Seppälä K, Sipponen P, Kosunen T. Исчезновение гастрита после эрадикации Helicobacter pylori. Морфометрическое исследование.Scand J Гастроэнтерол. 1991; 26:1057–65. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ходжо М., Мива Х., Окуса Т., Окура Р., Куросава А., Сато Н. Изменение гистологического гастрита после лечения инфекции Helicobacter pylori. Алимент Фармакол Тер. 2002; 16:1923–32. [PubMed] [Google Scholar]
    • Annibale B, Di Giulio E, Caruana P, Lahner E, Capurso G, Bordi C, et al. Долгосрочные эффекты лечения инфекции Helicobacter pylori у пациентов с атрофическим гастритом тела. Алимент Фармакол Тер. 2002; 16: 1723–31.[PubMed] [Google Scholar]
    • Arkkila PE, Seppälä K, Färkkilä MA, Veijola L, Sipponen P. Эрадикация Helicobacter pylori при лечении атрофического гастрита: однолетнее проспективное исследование. Scand J Гастроэнтерол. 2006; 41: 782–90. [PubMed] [Google Scholar]
    • Сиурала М., Варис К., Вильясало М. Исследования пациентов с атрофическим гастритом: 10–15-летнее наблюдение. Scand J Гастроэнтерол. 1966; 1: 40–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Виллако К., Кекки М., Тамм А., Таммур Р., Сависаар Э., Вийрсалу В. и др.Эпидемиология и динамика гастрита в репрезентативной выборке городского населения Эстонии. Scand J Гастроэнтерол. 1982; 17: 601–7. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ихамяки Т., Кекки М., Сиппонен П., Сиурала М. Последствия и течение хронического гастрита в ходе 30–34-летнего биооптического наблюдения. Scand J Гастроэнтерол. 1985; 20: 485–91. [PubMed] [Google Scholar]
    • Maaroos HI, Villako KP, Sipponen P, Kekki M, Siurala M, Tammur R, et al. Helicobacter pylori и хронический гастрит в биоптате желудка в группе случайно выбранных взрослых жителей Эстонии.Арх Патол. 1990;52:9–11. [PubMed] [Google Scholar]
    • Kekki M, Maaroos HI, Sipponen P, Uibo R, Tammur R, Tamm A, et al. Степень колонизации Helicobacter pylori по отношению к гастриту: шестилетнее последующее популяционное исследование. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 142–50. [PubMed] [Google Scholar]
    • Villako K, Kekki M, Maaroos HI, Sipponen P, Uibo R, Tammur R, et al. Хронический гастрит: прогрессирование воспаления и атрофии в шестилетнем эндоскопическом наблюдении случайной выборки из 142 городских жителей Эстонии.Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 135–41. [PubMed] [Google Scholar]
    • Valle J, Kekki M, Sipponen P, Ihamäki T, Siurala M. Длительное течение и последствия Helicobacter pylori гастрита. Результаты 32-летнего наблюдения. Scand J Гастроэнтерол. 1996; 31: 546–50. [PubMed] [Google Scholar]
    • Виллако К., Кекки М., Маарус Х.И., Сиппонен П., Таммур Р., Тамм А. и др. 12-летнее последующее исследование хронического гастрита и Helicobacter pylori в популяционной случайной выборке. Scand J Гастроэнтерол.1995; 30: 964–7. [PubMed] [Google Scholar]
    • Maaroos HI, Vorobjova T, Sipponen P, Tammur R, Uibo R, Wadström T, et al. 18-летнее последующее исследование ассоциации хронического гастрита и Helicobacter pylori положительности CagA с развитием атрофии и активности гастрита. Scand J Гастроэнтерол. 1999; 34:864–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Сиурала М., Сиппонен П., Кекки М. Хронический гастрит: динамические и клинические аспекты. Scand J Gastroenterol Suppl. 1985; 109: 69–76. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kekki M, Siurala M.Сиднейская система: эпидемиология и естественное течение хронического гастрита. J Гастроэнтерол Гепатол. 1991; 6: 244–51. [PubMed] [Google Scholar]
    • Maaroos HI, Rägo T, Sipponen P, Siurala M. Helicobacter pylori и гастрит у детей с абдоминальными жалобами. Scand J Гастроэнтерол. 1991; 26: 95–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Маарос Х.И., Кекки М., Виллако К., Сиппонен П., Тамм А., Садениеми Л. Возникновение и степень колонизации Helicobacter pylori и профили антрального и телесного гастрита в выборке населения Эстонии.Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25:1010–17. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Сиурала М., Варис К., Сиппонен П., Систонен П., Неванлинна Х.Р. Принципы классификации и генетика хронического гастрита. Scand J Gastroenterol Suppl. 1987; 141:1–28. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ихамяки Т., Сиппонен П., Варис К., Кекки М., Сиурала М. Характеристики слизистой оболочки желудка, предшествующие возникновению злокачественных новообразований желудка: результаты длительного наблюдения за тремя семейными образцами. Scand J Gastroenterol Suppl.1991; 186:16–23. [PubMed] [Google Scholar]
    • Маарос Х.И., Кекки М., Виллако К., Сиппонен П., Тамм А., Садениеми Л. Возникновение и степень колонизации Helicobacter pylori и профили антрального и телесного гастрита в выборке населения Эстонии. Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25:1010–17. [PubMed] [Google Scholar]
    • Rautelin H, Sipponen P, Seppälä K, Sarna S, Danielsson D, Kosunen TU. Воспаление желудка и штаммы Helicobacter pylori, активирующие нейтрофилы и продуцирующие цитотоксины.Scand J Гастроэнтерол. 1996; 31: 639–42. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Сиурала М., Ихамяки Т. Обогащение комбинированного антрального и корпусного атрофического гастрита («комбинированный АГ») у сибсов пациентов с карциномой желудка. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 24–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Варис К. Эпидемиология гастрита. Scand J Gastroenterol Suppl. 1982; 79: 44–51. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Valle J, Varis K, Kekki M, Ihamäki T, Siurala M. Уровни гастрина в сыворотке натощак при различных функциональных и морфологических состояниях слизистой оболочки антрофундального отдела.Анализ 860 предметов. Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25: 513–19. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kekki M, Seppälä K, Siurala M. Связь между хроническим гастритом и секрецией желудочного сока. Алимент Фармакол Тер. 1996; 10:103–18. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Ихамяки Т., Варис К., Сиурала М. Профили хронического гастрита у сибсов пробандов, рассчитанные на сильно повышенный риск карциномы желудка. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 29–32. [PubMed] [Google Scholar]
    • Kokkola A, Kosunen TU, Puolakkainen P, Sipponen P, Härkönen M, Laxen F, et al.Спонтанное исчезновение антител к Helicobacter pylori у больных с выраженным атрофическим гастритом тела желудка. АПМИС. 2003; 111: 619–24. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kekki M, Siurala M. Возрастные тенденции гастрита и кишечной метаплазии у пациентов с карциномой желудка и у контрольной группы, представляющей население в целом. Бр Дж Рак. 1984; 49: 521–30. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kekki M, Siurala M. Атрофический хронический гастрит и кишечная метаплазия при карциноме желудка.Сравнение с репрезентативной выборкой населения. Рак. 1983; 52: 1062–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Correa P, Piazuelo MB. Желудочный предраковый каскад. Дж. Диг Дис. 2012; 13:2–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • You WC, Li JY, Blot WJ, Chang YS, Jin ML, Gail MH, et al. Эволюция предраковых поражений у сельского населения Китая с высоким риском рака желудка. Инт Джей Рак. 1999; 83: 615–19. [PubMed] [Google Scholar]
    • Correa P, Haenszel W, Cuello C, Zavala D, Fontham E, Zarama G, et al.Предраковый процесс желудка в группе высокого риска: когортное наблюдение. Рак рез. 1990;50:4737–40. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Helske T, Järvinen P, Hyvärinen H, Seppälä K, Siurala M. Падение распространенности хронического гастрита за 15 лет: анализ амбулаторных исследований в Финляндии с 1977, 1985 и 1992. Гут. 1994; 35:1167–71. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P. Гастрит Helicobacter pylori – эпидемиология. J Гастроэнтерол. 1997; 32: 273–7.[PubMed] [Google Scholar]
    • Oona M, Utt M, Nilsson I, Uibo O, Vorobjova T, Maaroos HI. Инфекция Helicobacter pylori у детей в Эстонии: снижение распространенности серотипа за 11-летний период глубоких социально-экономических изменений. Хеликобактер. 2004; 9: 223–41. [PubMed] [Google Scholar]
    • Eusebi LH, Zagari RM, Bazzoli F. Эпидемиология инфекции Helicobacter pylori. Хеликобактер. 2014;19:1–5. [PubMed] [Google Scholar]
    • Axon AT. Обзорная статья: передается ли Helicobacter pylori желудочно-оральным путем? Алимент Фармакол Тер.1995; 9: 585–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Варис К., Стенман У.Х., Лехтола Дж., Сиурала М. Поражение желудка и пернициозная анемия: семейное исследование. Acta Hepatogastroenterol (Штуттг) 1978; 25:62–7. [PubMed] [Google Scholar]
    • Варис К., Исокоски М. Скрининг гастрита типа А. Энн Клин Рез. 1981; 13: 133–138. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Варис К., Похьянпало Х., Исокоски М., Ихамяки Т., Сиурала М. Течение гастрита антрального отдела и тела в семьях с пернициозной анемией. Dig Dis Sci.1983; 28: 698–704. [PubMed] [Google Scholar]
    • Vorobjova T, Faller G, Maaroos HI, Sipponen P, Villako K, Uibo R, et al. Значительное увеличение антигастральных аутоантител в долгосрочном последующем исследовании гастрита H.pylori. Арка Вирхова. 2000; 437:37–45. [PubMed] [Google Scholar]
    • Уйбо Р., Воробьева Т., Метскюла К., Кисанд К., Вадстрем Т., Кивик Т. Ассоциация Helicobacter pylori и желудочного аутоиммунитета: популяционное исследование. FEMS Immunol Med Microbiol. 1995; 11: 65–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Vorobjova T, Maaroos HI, Uibo Иммунный ответ на Helicobacter pylori и его связь с динамикой хронического гастрита в антральном отделе и теле желудка.АПМИС. 2008; 116: 465–76. [PubMed] [Google Scholar]
    • Тахара Э. Генетические пути двух типов рака желудка. Научная публикация IARC. 2004; 157: 327–49. [PubMed] [Google Scholar]
    • Qu Y, Dang S, Hou P. Метилирование генов при раке желудка. Клин Чим Акта. 2013; 424:56–65. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Laxén F, Huotari K, Härkönen M. Распространенность низкого уровня витамина B12 и высокого уровня гомоцистеина в сыворотке у пожилых мужчин: связь с атрофическим гастритом и инфекцией Helicobacter pylori.Scand J Гастроэнтерол. 2003; 38: 1209–16. [PubMed] [Google Scholar]
    • Bolander-Gouaille C. Сосредоточьтесь на гомоцистеине и витаминах, участвующих в его метаболизме. Франция: Springer-Verlag; 2002. [Google Scholar]
    • Sipponen P, Härkönen M. Гипохлоргидральный желудок: состояние риска мальабсорбции кальция и остеопороза? Scand J Гастроэнтерол. 2010;45:133–138. [PubMed] [Google Scholar]
    • Саласпуро, член парламента. Ацетальдегид, микробы и рак пищеварительного тракта. Crit Rev Clin Lab Sci.2003;40:183–208. [PubMed] [Google Scholar]
    • Саласпуро М. Ацетальдегид как общий знаменатель и кумулятивный канцероген при раке пищеварительного тракта. Scand J Гастроэнтерол. 2009;44:912–25. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P. Хронический гастрит и риск развития язвы. Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25:193–196. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Seppälä K, Äärynen M, Helske T, Kettunen P. Хронический гастрит и гастродуоденальная язва: исследование случай-контроль риска сосуществования язвы двенадцатиперстной кишки или желудка у пациентов с гастритом.Кишка. 1989; 30: 922–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Сиппонен П., Сиурала М., Лашевич В. Язвенная болезнь и хронический гастрит: их связь с возрастом и полом, а также с локализацией язвы и гастрита. Гастроэнтерол Клин Биол. 1990; 14: 217–23. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Varis K, Fräki O, Korri UM, Seppälä K, Siurala M. Кумулятивный 10-летний риск симптоматической язвы двенадцатиперстной кишки и желудка у пациентов с хроническим гастритом или без него. Клиническое последующее наблюдение за 454 амбулаторными пациентами.Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25:966–7. [PubMed] [Google Scholar]
    • Arkkila PE, Seppälä K, Kosunen TU, Haapiainen R, Kivilaakso E, Sipponen P, et al. Эрадикация Helicobacter pylori улучшает скорость заживления и снижает частоту рецидивов некровоточащих язв у пациентов с кровоточащей пептической язвой. Am J Гастроэнтерол. 2003; 98: 2149–56. [PubMed] [Google Scholar]
    • Axon AT. Терапия Helicobacter pylori: влияние на язвенную болезнь. J Гастроэнтерол Гепатол. 1991; 6: 131–137. [PubMed] [Google Scholar]
    • Kosunen TU, Pukkala E, Sarna S, Seppälä K, Aromaa A, Knekt P, et al.Рак желудка у финских пациентов после лечения инфекции Helicobacter pylori: когортное исследование. Инт Джей Рак. 2011; 128:433–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Lee Y-C, Chen TH-H, Chiu H-M, Shun CT, Chiang H, Liu TY и др. Преимущество массовой ликвидации инфекции Helicobacter pylori: общественное исследование профилактики рака желудка. Кишка. 2013; 62: 676–82. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Maaroos HI, Kekki M, Vorobjova T, Salupere V, Sipponen P. Риск рецидива язвы желудка, хронического гастрита и степень колонизации Helicobacter pylori.Scand J Гастроэнтерол. 1994; 29: 532–6. [PubMed] [Google Scholar]
    • Сиппонен П., Кекки М., Хаапакоски Дж., Ихамяки Т., Сиурала М. Риск рака желудка при хроническом атрофическом гастрите: статистические расчеты данных поперечного сечения. Инт Джей Рак. 1985; 35: 173–17. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kosunen TU, Valle J, Riihelä M, Seppälä K. Инфекция Helicobacter pylori и хронический гастрит при раке желудка. Джей Клин Патол. 1992; 45: 319–323. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Varis K, Taylor PR, Sipponen P, Samloff IM, Heinonen OP, Albanes D, et al.Рак желудка и предраковые состояния при атрофическом гастрите: контролируемое исследование влияния добавок альфа-токоферола и бета-каротина. Хельсинкская группа по изучению гастрита. Scand J Гастроэнтерол. 1998; 33: 294–300. [PubMed] [Google Scholar]
    • Agréus L, Kuipers EJ, Kupcinskas L, Malfertheiner P, Di Mario F, Leja M, et al. Обоснование диагностики и скрининга атрофического гастрита с помощью биомаркеров плазмы, специфичных для желудка. Scand J Гастроэнтерол. 2012;47:136–47. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • ди Марио Ф., Кавалларо Л.Г.Неинвазивные тесты при заболеваниях желудка. Копать печень Dis. 2008; 40: 523–30. [PubMed] [Google Scholar]
    • Dinis-Ribeiro M, da Costa-Pereira A, Lopes C, Barbosa J, Guilherme M, Moreira-Dias L, et al. Достоверность отношения пепсиногена I/II в сыворотке крови для диагностики дисплазии эпителия желудка и кишечной метаплазии при наблюдении за пациентами с риском развития аденокарциномы желудка кишечного типа. Неоплазия. 2004; 6: 449–56. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Varis K, Kekki M, Härkönen M, Sipponen P, Samloff IM.Сывороточный пепсиноген I и сывороточный гастрин в скрининге атрофического пангастрита с высоким риском рака желудка. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 117–23. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Самлофф И.М., Варис К., Ихамяки Т. Сывороточный пепсиноген I и сывороточный гастрин в скрининге тяжелого атрофического гастрита тела желудка. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 109–16. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Härkönen M, Alanko A, Suovaniemi O. Диагностика атрофического гастрита по образцу сыворотки.Клин Лаборатория. 2002; 48: 505–15. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Stolte M. Клиническое влияние рутинных биопсий антрального отдела и тела желудка. Эндоскопия. 1997; 29: 671–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Rugge M, Meggio A, Pennelli G, Piscioli F, Giacomelli L, De Pretis G, et al. Стадирование гастрита в клинической практике: система стадирования OLGA. Кишка. 2007; 56: 631–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Graham DY. Значение атрофического гастрита в диагностике и профилактике рака желудка: применение биомаркеров плазмы.Scand J Гастроэнтерол. 2007; 42:2–10. [PubMed] [Google Scholar]
    • Самлофф И.М. Пепсиногены I и II: очистка со слизистой оболочки желудка и радиоиммуноанализ в сыворотке. Гастроэнтерология. 1982; 82: 26–33. [PubMed] [Google Scholar]
    • Суованиеми О. Автоматизированное оборудование для клинических и исследовательских лабораторий. Инновации и разработка фотометров с вертикальным световым пучком и электронных пипеток. Хельсинкский университет, 1994 г.; Академическая диссертация. [Google Scholar]
    • www.biohithealthcare.com/about-us/history Доступно с.
    • Miki K. Скрининг рака желудка с помощью комбинированного анализа сывороточных антител IgG к Helicobacter pylori и уровней пепсиногена в сыворотке – «метод ABC» Proc Jpn Acad Ser B Phys Biol Sci. 2011;87:405–14. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    Хронический гастрит

    Scand J Gastroenterol. 3 июня 2015 г .; 50(6): 657–667.

    Pentti Sipponen

    a Patolab Oy, Espoo, Finland and Tartu State University, Tartu, Eesti

    Heidi-Ingrid Maaroos

    a Patolab Oy, Espoo, Finland and Tartu State University a Patolab Oy, Эспоо, Финляндия и Тартуский государственный университет, Тарту, Эстония

    Поступила в редакцию 28 января 2015 г.; Пересмотрено 11 февраля 2015 г.; Принято 12 февраля 2015 г.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинал работа правильно цитируется.Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

    Abstract

    За последние десятилетия распространенность хронического гастрита в развитых странах заметно снизилась. Тем не менее, хронический гастрит по-прежнему остается одной из наиболее распространенных серьезных пандемических инфекций с такими тяжелыми смертельными последствиями, как пептическая язва или рак желудка.В глобальном масштабе в настоящее время даже более половины людей могут иметь хронический гастрит. Хеликобактер Инфекция pylori в детском возрасте является основной причиной хронического гастрита, микробное происхождение которого является ключом к пониманию причудливой эпидемиологии и течения заболевания. Пожизненное и агрессивное воспаление при гастрите приводит к деструкции (атрофическому гастриту) слизистой оболочки желудка с течением времени (годы и десятилетия). Прогрессирующее обострение атрофического гастрита приводит впоследствии к нарушению функции слизистой оболочки желудка.В самых крайних случаях атрофический гастрит в конечном итоге заканчивается бескислотным желудком. Тяжелый атрофический гастрит и бескислотный желудок представляют собой самые высокие независимые состояния риска развития рака желудка, известные до сих пор. В дополнение к риску злокачественных новообразований и язвенной болезни, бескислотный желудок и тяжелые формы атрофического гастрита могут быть связаны с нарушением всасывания основных витаминов, таких как витамин B12, микронутриентов (таких как железо, кальций, магний и цинк), диеты и лекарств. .

    Ключевые слова: рак желудка, гастрит, Helicobacter pylori , язвенная болезнь

    Введение

    Хронический гастрит является одним из наиболее частых пожизненных, серьезных и коварных заболеваний человека.Можно подсчитать, что более половины населения мира имеет это заболевание в той или иной степени, что указывает на то, что даже многие сотни миллионов людей во всем мире могут иметь хронический гастрит в той или иной форме.

    Значение хронического гастрита как тяжелого заболевания в клинической практике во многом недооценивается, хотя роль гастрита в патогенезе обычных язвенных болезней и рака желудка очевидна [1, 2, 3, 4]. Можно подсчитать, что ежегодно во всем мире могут происходить миллионы преждевременных смертей из-за рака и язвы как последствий хронического гастрита.

    Хронический гастрит проявляется неатрофической или атрофической формой. Это формы и фенотипы гастрита, представляющие разные стадии одного и того же пожизненного заболевания [2, 3, 5, 6, 7]. Опубликованные морфологические проявления гастрита во всем мире очень схожи, т. е. хронический гастрит с его последствиями, по-видимому, является одним и тем же заболеванием во всем мире.

    Хронический гастрит был известен и изучался с первых десятилетий 20-го века, но больше внимания ему уделялось только в 1982 году после открытия Уорреном и Маршаллом Helicobacter pylori [8].Выяснилось, что бактерия является причиной гастрита в подавляющем большинстве случаев, за возможным исключением гастрита аутоиммунного генеза [3, 9]. Следовательно, стало очевидным, что хронический гастрит может быть излечен с помощью эрадикации H. pylori , приводящей к нормализации состояния слизистой оболочки желудка, по крайней мере, в тех случаях, когда гастрит не развился до атрофической (атрофический гастрит) терминальной стадии [8]. , 9, 10, 11, 12, 13].

    Несмотря на то, что основные черты хронического гастрита хорошо известны, все еще остается несколько вопросов без ответа.Мы не знаем, например, значение аутоиммунитета или генетики в развитии и прогрессировании хронического гастрита. Молекулярные механизмы и роль факторов окружающей среды, таких как диета, и роль других микробов, кроме H. pylori , в течении хронического гастрита в значительной степени неизвестны. Мы не можем точно предсказать, у кого хронический гастрит обязательно прогрессирует до терминальной стадии атрофии и летальных осложнений, а у кого этого не произойдет.Эта неопределенность также имеет место в отношении деталей, благодаря которым гастрит вызывает появление пептической язвы или рака желудка. Однако мы знаем, что без сопутствующего хронического гастрита или атрофического гастрита обычные пептические язвы или рак желудка встречаются редко.

    В этом обзоре описаны некоторые наблюдения и представлены некоторые субъективные мнения и замечания о течении и эпидемиологии хронического H. pylori гастрита и связанных с ним заболеваний, полученные в основном из нескольких исследований в Эстонии и Финляндии за последние 40 лет [14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22].За прошедшие годы большинство этих исследований были опубликованы в этом журнале.

    Естественное течение

    Хронический гастрит — многоступенчатое, прогрессирующее и пожизненное воспаление [3, 16, 20, 21, 22, 23, 24]. Начинается обычно в детстве как простое хроническое («поверхностное») мононуклеарное воспаление с сосуществованием острого («активного») нейтрофильного воспаления различной степени [25, 26]. Гастрит прогрессирует ступенчато, в течение нескольких лет и десятилетий, до атрофического гастрита, который характеризуется потерей нормальных желез слизистой оболочки либо в антральном отделе, либо в теле (и на дне), либо в обоих (, и) [7, 22, 23, 27].Как правило, во всех популяциях возрастная распространенность как неатрофического, так и атрофического гастрита имеет тенденцию к увеличению с возрастом, как показано в Финляндии в . В настоящее время нарастание повозрастной распространенности гастрита по возрасту более выражено и резко в развивающихся, чем в развитых популяциях, т. е. распространенность гастрита в молодых возрастных группах или даже в детском возрасте гораздо 50% в развивающихся популяциях, тогда как эта распространенность в развитом населении обычно намного меньше 50% [17, 27].

    Слизистая оболочка тела при «активном» хроническом гастрите (А): воспаление мононуклеарное, но сопровождается нейтрофилами и эозинофилами (стрелки), проникающими в поверхностный эпителий. Нормальный (B): В качестве эталона показана нормальная слизистая оболочка тела без каких-либо признаков воспаления. Окраска HE × 500.

    Слизистая оболочка тела. Нормальный (A): Слой оксинтических желез нормальный, что свидетельствует о том, что слизистая оболочка тела способна нормально выделять соляную кислоту. Неатрофический гастрит (В): легкое мононуклеарное воспаление наблюдается в верхнем слое (фовеолярной части) слизистой оболочки («поверхностный хронический гастрит»), как указано стрелками.Железистый слой интактен, что позволяет предположить, что секреция кислоты в норме, несмотря на гастрит. Умеренный атрофический гастрит тела желудка (С): Интенсивное хроническое мононуклеарное воспаление возникает также в нижних слоях слизистой оболочки и сопровождается выраженной потерей (атрофией) нормальных оксинтических желез. Наблюдение предполагает, что желудок гипохлоргидрический, но не ахлоргидрический. Секреция кислоты нарушена из-за гибели париетальных клеток. Тяжелый атрофический гастрит тела желудка (D): хроническое воспаление слабо выражено, но все оксинтические железы полностью исчезли.Некоторые очаги кишечной метаплазии возникают в правом нижнем углу. Желудок, безусловно, бескислотный (ахлоргидровый). У пациента имеется риск мальабсорбции витамина В12, а также может быть нарушено всасывание микронутриентов (железа, кальция, магния и цинка). В таких случаях у патологоанатома могут возникнуть трудности с обнаружением Helicobacter pylori организмов, даже если атрофический гастрит имеет происхождение из H. pylori . Вместо этого смешанная микробная флора (микробы, отличные от H.pylori ) часто обнаруживают на поверхности слизистой оболочки в подобных случаях. Альциановый синий – красители PAS и модифицированные красители Гимзы × 300.

    Слизистая оболочка антрального отдела. Нормальный (A): нормальное количество антральных G-клеток с типичным «галло» появлением в области шейки пилорических желез (стрелки). Неатрофический хронический гастрит (В): Мононуклеарное воспаление распространяется на всю слизистую оболочку, создавая впечатление потери железы (атрофии). Атрофический гастрит легкой и средней степени в антральном отделе (С): воспаление относительно легкое, но большая площадь пилорических желез потеряна и заменена метапластическими железами (IM), как показано стрелками.Тяжелый атрофический гастрит в антральном отделе (D): все пилорические железы исчезли, а вся слизистая оболочка «кишечно прошита». Воспаление слабое или умеренное. Также антральные G-клетки исчезают вместе с потерей нормальных пилорических желез. Следовательно, реакция обратной связи G-17 в физиологическом контроле секреции кислоты нарушена. HE и альциановый синий – красители PAS × 300.

    Средняя повозрастная распространенность тотального хронического гастрита и атрофического гастрита в образцах биопсии примерно 500 последовательных эндоскопических финских амбулаторных пациентов в конце 80-х (госпиталь Йорви, Эспоо, Финляндия).Средняя распространенность увеличивается с возрастом.

    Потеря желез слизистой оболочки при атрофическом гастрите замещается ростом новых незрелых железистых и эпителиальных элементов; то есть с железами кишечного типа («кишечная метаплазия (КМ)»), напоминающими железы и эпителий в толстой и/или тонкой кишке, и/или с пилорическим типом («псевдопилорическая метаплазия»), напоминающими пилорические железы и эпителий, из которого G-клетки (гастриновые клетки) исчезли. В рамках эволюции происходит разрушение высокодифференцированных желез, эпителия и клеток при атрофии (атрофический гастрит) и замещение утраченных желез железами и эпителием с незрелыми кишечными свойствами [2, 5, 6, 7, 14, 17, 23]. , 24, 27, 28].и привести несколько примеров этих явлений при эндоскопической биопсийной патологии.

    Первые проявления гастрита H. pylori этиологии, как правило, антральные, т. е. гастрит «с преобладанием антрального отдела» [25, 27]. Воспаление, состоящее в основном из мононуклеарных воспалительных клеток и плазматических клеток, является «поверхностным» и занимает верхние слои слизистой оболочки, выраженно в теле () [2, 20, 27, 28, 29]. Хроническое воспаление связано с нейтрофильным воспалением (1), интенсивность этого острого и «активного» компонента гастрита, скорее всего, зависит от цитотоксичности H.pylori [22, 30]. Чем цитотоксичнее штамм, тем активнее и, очевидно, агрессивнее протекает хронический гастрит. Наиболее агрессивными формами хронического гастрита являются те, которые с наибольшей вероятностью приводят к далеко зашедшим стадиям атрофического гастрита, т. е. формы гастрита H. pylori с наибольшей вероятностью прогрессирования до терминальной стадии атрофии [5, 6].

    Ежегодный риск прогрессирования хронического гастрита от одной стадии к другой оценивается в среднем в 2–3% [16, 20, 23, 27].Далее подсчитано, что около 50% пациентов с хроническим гастритом (и инфицированных H. pylori ) в течение жизни будут иметь атрофический гастрит той или иной степени [27]. Примерно у 5% инфицированных людей атрофический гастрит будет иметь тяжелую и запущенную стадию [23, 27].

    Медленное распространение гастрита H. pylori от чисто антрального фенотипа к формам, поражающим также тело и дно («атрофический пангастрит», многоочаговый атрофический гастрит» или «гастрит с преобладанием тела»), как правило, является распространенным путем [1]. 7, 15, 19, 21, 23, 27, 31].Это проксимальное (пилоро-кардиальное) распространение и постепенное обострение атрофического гастрита связаны с выраженными изменениями морфологии и функции слизистой оболочки желудка. Поражения нарушают функции желудка, вызывая, в частности, нарушение секреции соляной кислоты и внутреннего фактора окситными железами при атрофии тела желудка, а также нарушение синтеза и секреции гастрина-17 антральными G-клетками при антральной атрофии [23, 27, 32, 33, 34].

    Тяжелый атрофический гастрит, строго ограниченный только антральным отделом, встречается довольно редко.С другой стороны, развитая атрофия, которая возникает только в теле желудка или одновременно занимает как антральный отдел, так и корпус тела, является относительно распространенным фенотипом хронического гастрита (до 5% людей с гастритом), по крайней мере, в Северной Европе. 27, 31, 35]. Долгосрочные последующие исследования показывают, что наряду с восходящим распространением H. pylori гастрита слизистая оболочка антрального отдела может даже заживать [20, 23, 27].

    Из-за потери кислородных желез и париетальных клеток при атрофии тела, распространение атрофического гастрита на тело и дно приводит к пожизненной и постоянной гипо- или ахлоргидрии.Впоследствии из-за низкой внутрижелудочной кислотности первоначальная инфекция H. pylori может, в свою очередь, спонтанно исчезнуть и может окончательно излечиться в случаях с развитой атрофией, как показано серологическими тестами в последующем [29, 36]. .

    При прогрессировании хронического неатрофического гастрита в атрофический фенотип потенциально могут быть запущены многочисленные совпадающие патогенетические процессы, вплоть до канцерогенных, явления которых при подк. «Каскад корреа» может в конечном итоге способствовать процессам, связывающим хронический гастрит с такими тяжелыми последствиями, как рак [1, 7, 35, 37, 38, 39, 40, 41].Это можно проиллюстрировать, как показано на рис.

    Схема естественного течения и прогрессирования гастрита Helicobacter pylori из неатрофической формы в злокачественную опухоль желудка (п. «Каскад Корреа»). Несколько потенциально патогенетических факторов и механизмов, связанных с канцерогенезом, играют определенную роль и запускаются поэтапно в ходе течения и прогрессирования каскада.

    Эпидемиология и феномен возрастной когорты

    Наблюдения за популяционными исследованиями хронического гастрита могут подтвердить некоторые фундаментальные выводы, касающиеся эпидемиологии хронического гастрита и его последствий.

    Хронический гастрит по-прежнему является относительно распространенным заболеванием, в том числе в развитых странах, хотя его распространенность заметно снизилась, причем это снижение происходит параллельно со снижением распространенности H. pylori [42, 43]. Можно предположить, что практически все, даже в развитых странах, около 100 лет назад болели гастритом, вызванным H. pylori , тогда как в настоящее время распространенность может составлять в среднем менее 50%.

    Гастрит H. pylori в большинстве случаев приобретается в раннем детстве, при этом фенотип гастрита представляет собой безвредное и бессимптомное простое хроническое мононуклеарное («поверхностное») воспаление [25, 29].Тяжелые симптоматические последствия хронического гастрита появляются только в последние десятилетия жизни и, как правило, возникают у лиц с запущенными терминальными стадиями поражения [1, 39, 43].

    После обнаружения H. pylori стало очевидным, что понимание эпидемиологии инфекции H. pylori является ключом к пониманию эпидемиологии хронического гастрита и его последствий. Эпидемиологические характеристики хронического гастрита и его последствий (пептическая язва и рак желудка), изначально являющиеся пандемической детской бактериальной инфекцией, следуют тем же «пандемическим» принципам, что и H.pylori инфекция сама по себе.

    Социально-экономические факторы и гигиена окружающей среды неизбежно являются наиболее важными фоновыми факторами передачи инфекции H. pylori во всем мире, причем эти социально-экономические факторы, таким образом, являются фоновыми факторами и в эпидемиологии хронического гастрита и его последствий [43, 44, 45] . Социально-экономический статус в детстве, гигиена окружающей среды и семьи, плотность домохозяйства, кулинарные привычки и т. д. являются вероятными факторами, определяющими вероятность приобретения вируса H.pylori в детском возрасте. Улучшение этих условий снижает вероятность заражения или дальнейшей передачи инфекции, наиболее вероятно, желудочно-оральным путем [46]. Снижение заболеваемости в детском возрасте на семейном уровне неизбежно приведет со временем к снижению распространенности как H. pylori гастрита, так и его последствий и во всей популяции в среднем.

    Из-за «детского» происхождения инфекции H. pylori эпидемиология H.pylori гастрит лучше всего определяется и понимается как «феномен возрастной когорты», что иллюстрируется компьютерным моделированием в [43]. Уровень инфицирования в детском возрасте и возрастная распространенность гастрита H. pylori выше в «старых» когортах, родившихся на десятилетия раньше, чем распространенность в «молодых» когортах, родившихся позже и у которых уровень инфицирования H. pylori в детском возрасте низкая. Таким образом, средняя распространенность гастрита на популяционном уровне отражает среднюю распространенность хронического гастрита в разных возрастных когортах и ​​среднюю частоту Н.pylori в детском возрасте.

    Компьютерное моделирование для демонстрации «феномена когорты рождения» в распространенности гастрита Helicobacter pylori в популяции, состоящей из когорт с разными годами рождения. Приблизительно по данным о гастрите в Финляндии примерно в конце 80-х годов (см. ).

    Эпидемиология заболеваемости раком желудка и эпидемиология смертности от рака желудка следуют принципам «феномена возрастной когорты» и демонстрируют такие же глобальные «пандемические» характеристики, как и в случае с H.pylori гастрит [43]. Уровень заболеваемости раком желудка (или пептической язвой) был и будет низким в «молодых» возрастных когортах, у которых низкая заболеваемость H. pylori гастритом и у которых слизистая оболочка желудка остается здоровой на протяжении всей жизни. . Вместо этого распространенность, заболеваемость и смертность от пептической язвы или рака желудка высоки и остаются высокими в старых когортах, пока живут когорты.

    Аутоиммунный хронический гастрит

    Хотя H.pylori , в конечном счете, является основной причиной (более чем в 90% случаев) гастрита, хронического мононуклеарного воспаления (гастрита) без продолжающейся инфекции H. pylori , но протекающего с тяжелым атрофическим гастритом тела желудка и ахлоргидрическим желудком. , и с сосуществованием аутоантител против париетальных клеток (протонный насос) и/или внутреннего фактора, является хорошо установленным явлением [3, 32, 47, 48, 49, 50]. Однако неясно, является ли этот гастрит «аутоиммунного» типа самостоятельным заболеванием или H.pylori вызывает аутоиммунные реакции у некоторых предрасположенных лиц с обычной инфекцией H. pylori [3, 50, 51, 52]. Возможно, что первичная инфекция H. pylori может спонтанно пройти, когда атрофический гастрит перейдет в тяжелую атрофическую и ахлоргидрическую стадию, создавая тем самым ложное впечатление о чисто аутоиммунной этиологии заболевания.

    Гастрит, связанный с аутоиммунными явлениями, в любом случае может быть более прогрессирующим и более быстрым, чем чистый H.pylori гастрит [3, 23]. В связи с аутоиммунитетом и у лиц со склонностью к аутоиммунным заболеваниям (аутоиммунный тиреоидит, диабет и др.) прогрессирование H. pylori гастрита до атрофического фенотипа может быть заметно деструктивным, что может привести к легкому и быстрому развитию ахлоргидрии и тотальная атрофия тела и дна желудка. В медицинской литературе описаны случаи тяжелого атрофического гастрита тела желудка с аутоиммунными характеристиками и бескислотным желудком даже в детском возрасте.

    Показано, что хронический гастрит аутоиммунного типа является рецессивным мультигенным заболеванием и, возможно, имеет североевропейское происхождение [32].

    Влияние на физиологию желудка

    Длительное (пожизненное) хроническое и активное воспаление не может быть безвредным и приводит к разрушению слизистой оболочки желудка через несколько механизмов, которые могут взаимодействовать с обновлением, ростом, целостностью, дифференцировкой и функцией желудочного эпителия [1, 24, 39, 53, 54].Многочисленные аномальные экспрессии (повышение и понижение) функциональных и регуляторных генов, генные мутации, эпигенетические изменения, вариабельное появление цитокинов или тканевых факторов роста происходят в регуляторных тканевых отростках слизистой оболочки желудка и эпителиальных клетках в связи с H. pylori. гастрит [53, 54]. Некоторые из изменений являются обратимыми, могут появляться даже на ранних стадиях воспаления, но могут особенно накапливаться со временем при предраковых состояниях, таких как атрофия и ИМ, и, по-видимому, чрезвычайно распространены и разнообразны при предраковых (дисплазия или интраэпителиальная неоплазия) и злокачественных новообразованиях. поражений [53, 54].

    Атрофия тела желудка в конечном итоге приводит к нарушению секреции соляной кислоты и внутреннего фактора [23, 34]. В бескислотном и атрофическом желудке из-за нарушения секреции внутреннего фактора всасывание основных витаминов, таких как витамин В12, резко нарушено [55]. Мальабсорбция и последующий длительный и постоянный дефицит витамина B12 могут нарушать метаболизм метионина, гомоцистеина или фолиевой кислоты и, таким образом, могут быть механизмом, который способствует появлению эпигенетических повреждений ДНК через нарушение функции цикла метилирования в эпителиальных клетках. клеток [55, 56].

    Пищевой метаболизм и всасывание микронутриентов, таких как железо, кальций, магний и цинк, или всасывание некоторых лекарств (например, дипиридамола, некоторых препаратов железа и противогрибковых препаратов, таких как флуконазол или итраконазол, тироксин и атазановир) нарушаются при кислотно-щелочной недостаточности. свободный желудок тоже [57]. Бескислотный желудок в конечном итоге заселяется микробной флорой изо рта [58]. Микробы и бескислотный желудок способны производить канцерогены класса 1, такие как ацетальдегид и нитрозамины [39, 59].

    Рак и язвенная болезнь

    Рак желудка и язвенная болезнь (за исключением НПВП-язв) являются наиболее серьезными заболеваниями, связанными с хроническим H. pylori гастритом [60, 61, 62, 63, 64, 65]. Успешная эрадикация H. pylori предотвращает рецидивы язв, но также может предотвращать рак [66, 67].

    Несмотря на ассоциации пептической язвы и рака с гастритом H. pylori , существуют также заметные различия в отношении этих связей [62, 68].Пептические язвы двенадцатиперстной кишки (ДПК) обычно возникают у людей с неатрофическим гастритом, вызванным H. pylori , но встречаются нечасто или отсутствуют у лиц, у которых гастрит прогрессировал до атрофических форм в теле желудка и у которых желудок впоследствии становится гипохлоргидрическим. ). Язвы желудка, с другой стороны, часто ассоциируются с фенотипами гастрита, при которых выраженная атрофия и ИМ возникают в антральном отделе и вырезке, и в этих случаях слизистая оболочка тела может быть даже слегка атрофичной, но никогда не бывает тяжелой атрофии (а желудок никогда не ахлоргидрид) [62].Рак желудка, в частности кишечного типа, наблюдается у пациентов с гипохлоргидрическим или ахлоргидрическим желудком и может особенно возникать у пациентов с поздними стадиями атрофии и ИМ как в антральном отделе, так и в теле желудка [39, 69].

    Относительный риск язвенной болезни (язва двенадцатиперстной кишки или желудка) или рака желудка при различных фенотипах хронического Helicobacter pylori атрофического гастрита. Риски представлены как относительные риски по сравнению с рисками у субъектов с нормальной и здоровой слизистой оболочкой желудка (категория N/N; желтая).Риски экстраполированы и оценены на основе исследования случай-контроль, проведенного в Финляндии в 80-х годах [69]. Обратите внимание, что риски развития язвенной болезни и рака желудка связаны с очень разными фенотипами хронического гастрита.

    Канцерогенез желудка гетерогенен и чрезвычайно разнообразен на молекулярном уровне [53, 54]. Несмотря на то, что ошибок в генах много, до сих пор не было обнаружено никаких специфических или всеобъемлющих молекулярных маркеров, ошибок в генах или мутаций при раке или предраковых поражениях.Несмотря на то, что два основных гистологических типа рака желудка, кишечный и диффузный, являются значимыми образованиями с клинической и морфологической точек зрения, и оба связаны с предшествующим или сосуществующим гастритом H. pylori , эти типы могут не быть полностью отдельными образованиями. . При диффузном типе фоновой морфологией часто является неатрофический гастрит H. pylori , что указывает на то, что канцерогенетические механизмы при этом типе рака могут быть более тесно связаны с воспалением, чем те, которые связаны с механизмами, проявляющимися при атрофическом гастрите или кислотозависимом гастрите. свободный желудок [37, 38].С другой стороны, при раке кишечника явные опухоли или предраковые поражения часто сочетаются с гипохлоргидрией желудка, выраженным атрофическим гастритом и обширным ИМ в подлежащей слизистой оболочке [37, 38, 70, 71]. Таким образом, канцерогенетические процессы при этом типе рака могут быть связаны с механизмами, возникающими при атрофическом гастрите или запускаемыми гипохлоргидрическим или бескислотным желудком.

    Риск рака

    Атрофический гастрит и бескислотный желудок являются наиболее важными независимыми состояниями риска развития рака желудка, известными до сих пор.Статистически атрофический гастрит представляет собой состояние с более высоким риском развития рака, чем чистая инфекция H. pylori [69]. Вероятность рака желудка при гастрите экспоненциально возрастает с прогрессированием H. pylori гастрита из неатрофической формы в атрофическую [69]. Риск может возрасти даже в 90 раз у пациентов с тяжелым атрофическим гастритом как в антральном отделе, так и в теле желудка (тяжелая панатрофия; многоочаговый атрофический гастрит (MAG)) по сравнению с риском рака у пациентов с нормальной и здоровой слизистой оболочкой желудка (69) [69]. .

    Риск рака чрезвычайно низок у людей без гастрита H. pylori , т. е. у людей со здоровой слизистой оболочкой желудка. Риск возрастает примерно в два раза у пациентов с чистой инфекцией H. pylori , т. е. у пациентов с неатрофическим гастритом H. pylori [60, 61, 69]. Таким образом, у пациентов с ЯБДПК, которые обычно имеют неатрофический H. pylori гастрит, риск рака несколько выше, чем риск рака у здоровых людей, но этот риск все еще значительно низок по сравнению с риском рака. у больных с тяжелым и запущенным атрофическим гастритом (см.).

    Как это ни парадоксально, загрузка слизистой оболочки желудка хеликобактериями обычно высока у лиц с относительно низким риском развития рака, как и у обычных пациентов с ЯБДПК. Как это ни парадоксально, нагрузка имеет тенденцию к снижению при повышении риска рака, как это имеет место у пациентов с выраженным атрофическим гастритом [69]. Риск рака может быть, например, высоким у пациентов с тяжелым атрофическим гастритом и бескислотным желудком, у которых могут даже отсутствовать объективные признаки продолжающегося H.pylori , то есть у пациентов, у которых первоначальная инфекция H. pylori , возможно, прошла.

    Сиднейская система и оперативная связь по классификациям гастритов

    Признание того, что инфекция H. pylori и последующий атрофический гастрит и бескислотный желудок являются важными фоновыми состояниями рака желудка, делает сортировку пациентов в клинической практике значимой группы относительно риска рака. Эта сортировка требует обследования субъектов с помощью эндоскопии и эндоскопической биопсии или может быть выполнена с помощью неинвазивных анализов крови с применением специфических для желудка биомаркеров [72, 73, 74, 75, 76, 77].

    Сиднейская система и ее обновления являются рекомендациями по интерпретации микроскопических изображений биоптатов в эндоскопической практике [5, 6]. Надлежащий протокол биопсии и правильное микроскопическое прочтение результатов биопсии являются фундаментальными требованиями для правильного и успешного разделения пациентов на клинически значимые группы риска [78, 79]. Такая классификация или линейность невозможна только с помощью эндоскопии или не может быть выполнена с помощью тестирования H.pylori отдельно.

    Стадирование OLGA/OLGIM (Operative Link on Gastritis/IM Assessment) атрофического гастрита представляет собой практическую схему классификации пациентов на группы низкого, среднего и высокого риска развития рака желудка [79]. Эта классификация делит пациентов на пять подгрупп (0–IV) с явно разной вероятностью наличия или развития рака желудка (4). Классификация и сортировка могут объективно посоветовать, какой из пациентов будет нуждаться в эндоскопическом наблюдении и последующем наблюдении [79, 80].

    OLGA стадирование риска рака желудка. Модифицировано из статьи Ругге и др. [79]. Стадирование является практическим инструментом для разграничения больных на группы высокого (стадии III–IV) и низкого (стадии 0–II) риска развития рака, в частности рака желудка кишечного типа. Стадирование требует эндоскопии и надлежащей практики биопсии, но также может быть выполнено неинвазивно с помощью анализа крови с применением специфических биомаркеров (пепсиноген I и II, гастрин-17 и серология Helicobacter pylori ), которые отражают функцию (кислотную секрецию) и структура слизистой оболочки антрального отдела и тела тела в плазме/сыворотке крови.

    Разделение субъектов на подкатегории OLGA может быть выполнено также неэндоскопически и неинвазивно путем применения простых анализов крови, основанных на оценке уровней специфических для желудка биомаркеров (пепсиногены I и II, гастрин-17 и H. pylori ) в плазме/сыворотке крови [72, 73, 74, 77, 80]. Этого нельзя сделать только с помощью тестов H. pylori .

    Биомаркеры плазмы в диагностике и скрининге атрофического гастрита

    Очистка желудка от пепсиногенов в 70-х годах, понимание естественного течения H.pylori , уникальные инновации в методах вертикального измерения микролуночных планшетов и разработка тестов ELISA со специфическими моноклональными антителами обеспечили применение желудочных биомаркеров в неинвазивной диагностике и скрининге атрофического гастрита из простого образца крови [81, 82, 83]. ]. В настоящее время эти анализы крови могут быть надежно выполнены в любой лаборатории и не требуют специальной подготовки. Ранее в этом и других медицинских журналах было опубликовано несколько подробных и всесторонних обзоров, согласованных отчетов и руководств по практическому использованию тестов биомаркеров в диагностике атрофического гастрита (см. ссылки [72, 80, 84]).

    Несколько коммерческих радиоиммуноанализов и тестов ELISA были доступны для пепсиногенов 1 и 2 в течение достаточно долгого времени. Однако эти тесты имеют ограничения, поскольку их можно использовать только для диагностики атрофического гастрита тела тела [74]. Сывороточные уровни пепсиногенов 1 и 2 не дают каких-либо указаний на возможный атрофический гастрит в антральном отделе желудка, где, однако, в первую очередь проявляются атрофические и метапластические изменения. Более полный тест (GastroPanel®) включает анализ уровня G-17 в плазме в дополнение к анализам пепсиногена 1 и пепсиногена 2, а также тест H.pylori серологический тест. Эта тестовая панель позволяет оценить атрофию также в антральном отделе желудка и дает намеки на внутрижелудочную кислотность в дополнение к информации о возможной атрофии тела, что делает возможной всеобъемлющую классификацию OLGA [72, 73, 77, 78, 80].

    Антральный атрофический гастрит (потеря антральных желез) сопровождается потерей антральных G-клеток, потеря которых приводит к низким уровням в плазме как натощак, так и стимулированного гастрина-17 (после приема протеинового порошка, стимуляции бомбезином (гастрин высвобождающий пептид) или стимуляция ингибитором протонной помпы (ИПП)).Низкий уровень G-17 в плазме натощак (1 пмоль/л или меньше) указывает на два практических варианта. Либо имеется выраженный атрофический гастрит в антральном отделе (класс III–IV по OLGA), либо низкий уровень G-17 является результатом высокой внутрижелудочной кислотности (низкий рН). Оба варианта являются показаниями к эндоскопии верхних отделов желудочно-кишечного тракта из-за риска рака из-за возможной антральной атрофии и из-за риска пептической язвы из-за гиперхлоргидрии (высокого кислотного выброса) (см. Ресурсы).

    Отсутствие антител H. pylori при наличии нормального уровня пепсиногена 1 в плазме, нормального соотношения пепсиногена 1 и пепсиногена 2 и нормального гастрина-17 в плазме, при условии, что возможный ИПП контролируется, является результатом теста, который достоверно свидетельствует о наличии нормальной и здоровой слизистой оболочки желудка (класс 0 по OLGA).Риск рака и язвенной болезни у таких «здоровых» людей крайне низок, практически равен нулю. С другой стороны, риск рака желудка высок (класс III-IV по OLGA) у субъектов с низким уровнем пепсиногена 1 натощак (менее 30 мкг/л), с низким соотношением пепсиногена 1 и пепсиногена 2 (ниже 3). ) и с высоким уровнем гастрина-17 натощак (выше 7 пмоль/л). Риск рака высок у этих пациентов независимо от того, есть ли у пациента текущая инфекция H. pylori (см. ) [72, 80].В этих случаях атрофический гастрит является прогрессирующим и обширным, занимает всю слизистую оболочку желудка (класс IV по OLGA), и желудок одновременно бескислотный.

    Будущие тенденции и инициатива «Здоровый желудок»

    Несмотря на то, что распространенность гастрита H. pylori снижается, хронический гастрит по-прежнему будет чрезвычайно частым заболеванием во всем мире в течение нескольких будущих десятилетий. В связи с микробным происхождением и инфекционным фоном, а также знаниями эпидемиологии и естественного течения хронического H.pylori , можно предположить, что это заболевание может окончательно исчезнуть из общества вместе с улучшением гигиены и социально-экономического положения. Благодаря этим улучшениям риск заражения H. pylori в детстве снизится. Как и в случае с туберкулезом, хронический гастрит может в ближайшие десятилетия отойти на периферию медицинской практики и значения, по крайней мере, в развитых странах. Следовательно, пептические язвы будут редкими, а рак желудка станет редкой злокачественной опухолью.

    Среди самых молодых коренных жителей в когортах рождения в западных странах около 90–100% людей уже сейчас имеют и будут иметь нормальный здоровый желудок на протяжении всей своей жизни, что в конечном итоге приводит к популяциям, в которых подавляющее большинство людей имеет здоровый желудок и, следовательно, свободны от риска язвенной болезни или рака желудка. Попытки сохранить или получить здоровый желудок для всех станут инициативой и целью как будущих исследований, так и клинической практики («инициатива здорового желудка»; см.: www.hsinitiative.org).

    Благодарности

    Заявление о заинтересованности : Д-р Пентти Сиппонен является акционером и членом научного комитета Biohit Oyj. Компания разрабатывает и продает лабораторные тесты в основном для желудочно-кишечных заболеваний.

    Ссылки

    • IARC Шистосомы, печеночные сосальщики и Helicobacter pylori. Рабочая группа IARC по оценке канцерогенных рисков для человека. Лион, 7-14 июня 1994 г. IARC Monogr Eval Carcinog Risks Hum.1994; 61:1–241. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Schindler R. Хронический гастрит. Клин Вохеншр. 1966; 44: 601–12. [PubMed] [Google Scholar]
    • Сиурала М. История гастрита. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186:1–3. [PubMed] [Google Scholar]
    • Telaranta-Keerie A, Kara R, Paloheimo L, Härkönen M, Sipponen P. Распространенность недиагностированного прогрессирующего атрофического гастрита тела желудка в Финляндии: обсервационное исследование среди 4256 добровольцев без особых жалоб.Scand J Гастроэнтерол. 2010;45:1036–41. [PubMed] [Google Scholar]
    • Цена AB. Сиднейская система: гистологическое подразделение. J Гастроэнтерол Гепатол. 1991; 6: 209–22. [PubMed] [Google Scholar]
    • Dixon MF, Genta RM, Yardley JH, Correa P. Классификация и градация гастрита. Обновленная Сиднейская система. Международный семинар по гистопатологии гастрита, Хьюстон, 1994. Am J Surg Pathol. 1996; 20:1161–81. [PubMed] [Google Scholar]
    • Корреа П. Хронический гастрит: клинико-патологическая классификация.Am J Гастроэнтерол. 1988; 83: 504–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Marshall BJ, Warren JR. Неидентифицированные изогнутые бациллы в желудке больных гастритом и язвенной болезнью. Ланцет. 1984; 323:1311–15. [PubMed] [Google Scholar]
    • Варис К. Семейное поведение при хроническом гастрите. Энн Клин Рез. 1981; 13: 123–129. [PubMed] [Google Scholar]
    • Valle J, Seppälä K, Sipponen P, Kosunen T. Исчезновение гастрита после эрадикации Helicobacter pylori. Морфометрическое исследование.Scand J Гастроэнтерол. 1991; 26:1057–65. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ходжо М., Мива Х., Окуса Т., Окура Р., Куросава А., Сато Н. Изменение гистологического гастрита после лечения инфекции Helicobacter pylori. Алимент Фармакол Тер. 2002; 16:1923–32. [PubMed] [Google Scholar]
    • Annibale B, Di Giulio E, Caruana P, Lahner E, Capurso G, Bordi C, et al. Долгосрочные эффекты лечения инфекции Helicobacter pylori у пациентов с атрофическим гастритом тела. Алимент Фармакол Тер. 2002; 16: 1723–31.[PubMed] [Google Scholar]
    • Arkkila PE, Seppälä K, Färkkilä MA, Veijola L, Sipponen P. Эрадикация Helicobacter pylori при лечении атрофического гастрита: однолетнее проспективное исследование. Scand J Гастроэнтерол. 2006; 41: 782–90. [PubMed] [Google Scholar]
    • Сиурала М., Варис К., Вильясало М. Исследования пациентов с атрофическим гастритом: 10–15-летнее наблюдение. Scand J Гастроэнтерол. 1966; 1: 40–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Виллако К., Кекки М., Тамм А., Таммур Р., Сависаар Э., Вийрсалу В. и др.Эпидемиология и динамика гастрита в репрезентативной выборке городского населения Эстонии. Scand J Гастроэнтерол. 1982; 17: 601–7. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ихамяки Т., Кекки М., Сиппонен П., Сиурала М. Последствия и течение хронического гастрита в ходе 30–34-летнего биооптического наблюдения. Scand J Гастроэнтерол. 1985; 20: 485–91. [PubMed] [Google Scholar]
    • Maaroos HI, Villako KP, Sipponen P, Kekki M, Siurala M, Tammur R, et al. Helicobacter pylori и хронический гастрит в биоптате желудка в группе случайно выбранных взрослых жителей Эстонии.Арх Патол. 1990;52:9–11. [PubMed] [Google Scholar]
    • Kekki M, Maaroos HI, Sipponen P, Uibo R, Tammur R, Tamm A, et al. Степень колонизации Helicobacter pylori по отношению к гастриту: шестилетнее последующее популяционное исследование. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 142–50. [PubMed] [Google Scholar]
    • Villako K, Kekki M, Maaroos HI, Sipponen P, Uibo R, Tammur R, et al. Хронический гастрит: прогрессирование воспаления и атрофии в шестилетнем эндоскопическом наблюдении случайной выборки из 142 городских жителей Эстонии.Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 135–41. [PubMed] [Google Scholar]
    • Valle J, Kekki M, Sipponen P, Ihamäki T, Siurala M. Длительное течение и последствия Helicobacter pylori гастрита. Результаты 32-летнего наблюдения. Scand J Гастроэнтерол. 1996; 31: 546–50. [PubMed] [Google Scholar]
    • Виллако К., Кекки М., Маарус Х.И., Сиппонен П., Таммур Р., Тамм А. и др. 12-летнее последующее исследование хронического гастрита и Helicobacter pylori в популяционной случайной выборке. Scand J Гастроэнтерол.1995; 30: 964–7. [PubMed] [Google Scholar]
    • Maaroos HI, Vorobjova T, Sipponen P, Tammur R, Uibo R, Wadström T, et al. 18-летнее последующее исследование ассоциации хронического гастрита и Helicobacter pylori положительности CagA с развитием атрофии и активности гастрита. Scand J Гастроэнтерол. 1999; 34:864–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Сиурала М., Сиппонен П., Кекки М. Хронический гастрит: динамические и клинические аспекты. Scand J Gastroenterol Suppl. 1985; 109: 69–76. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kekki M, Siurala M.Сиднейская система: эпидемиология и естественное течение хронического гастрита. J Гастроэнтерол Гепатол. 1991; 6: 244–51. [PubMed] [Google Scholar]
    • Maaroos HI, Rägo T, Sipponen P, Siurala M. Helicobacter pylori и гастрит у детей с абдоминальными жалобами. Scand J Гастроэнтерол. 1991; 26: 95–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Маарос Х.И., Кекки М., Виллако К., Сиппонен П., Тамм А., Садениеми Л. Возникновение и степень колонизации Helicobacter pylori и профили антрального и телесного гастрита в выборке населения Эстонии.Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25:1010–17. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Сиурала М., Варис К., Сиппонен П., Систонен П., Неванлинна Х.Р. Принципы классификации и генетика хронического гастрита. Scand J Gastroenterol Suppl. 1987; 141:1–28. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ихамяки Т., Сиппонен П., Варис К., Кекки М., Сиурала М. Характеристики слизистой оболочки желудка, предшествующие возникновению злокачественных новообразований желудка: результаты длительного наблюдения за тремя семейными образцами. Scand J Gastroenterol Suppl.1991; 186:16–23. [PubMed] [Google Scholar]
    • Маарос Х.И., Кекки М., Виллако К., Сиппонен П., Тамм А., Садениеми Л. Возникновение и степень колонизации Helicobacter pylori и профили антрального и телесного гастрита в выборке населения Эстонии. Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25:1010–17. [PubMed] [Google Scholar]
    • Rautelin H, Sipponen P, Seppälä K, Sarna S, Danielsson D, Kosunen TU. Воспаление желудка и штаммы Helicobacter pylori, активирующие нейтрофилы и продуцирующие цитотоксины.Scand J Гастроэнтерол. 1996; 31: 639–42. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Сиурала М., Ихамяки Т. Обогащение комбинированного антрального и корпусного атрофического гастрита («комбинированный АГ») у сибсов пациентов с карциномой желудка. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 24–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Варис К. Эпидемиология гастрита. Scand J Gastroenterol Suppl. 1982; 79: 44–51. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Valle J, Varis K, Kekki M, Ihamäki T, Siurala M. Уровни гастрина в сыворотке натощак при различных функциональных и морфологических состояниях слизистой оболочки антрофундального отдела.Анализ 860 предметов. Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25: 513–19. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kekki M, Seppälä K, Siurala M. Связь между хроническим гастритом и секрецией желудочного сока. Алимент Фармакол Тер. 1996; 10:103–18. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Ихамяки Т., Варис К., Сиурала М. Профили хронического гастрита у сибсов пробандов, рассчитанные на сильно повышенный риск карциномы желудка. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 29–32. [PubMed] [Google Scholar]
    • Kokkola A, Kosunen TU, Puolakkainen P, Sipponen P, Härkönen M, Laxen F, et al.Спонтанное исчезновение антител к Helicobacter pylori у больных с выраженным атрофическим гастритом тела желудка. АПМИС. 2003; 111: 619–24. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kekki M, Siurala M. Возрастные тенденции гастрита и кишечной метаплазии у пациентов с карциномой желудка и у контрольной группы, представляющей население в целом. Бр Дж Рак. 1984; 49: 521–30. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kekki M, Siurala M. Атрофический хронический гастрит и кишечная метаплазия при карциноме желудка.Сравнение с репрезентативной выборкой населения. Рак. 1983; 52: 1062–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Correa P, Piazuelo MB. Желудочный предраковый каскад. Дж. Диг Дис. 2012; 13:2–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • You WC, Li JY, Blot WJ, Chang YS, Jin ML, Gail MH, et al. Эволюция предраковых поражений у сельского населения Китая с высоким риском рака желудка. Инт Джей Рак. 1999; 83: 615–19. [PubMed] [Google Scholar]
    • Correa P, Haenszel W, Cuello C, Zavala D, Fontham E, Zarama G, et al.Предраковый процесс желудка в группе высокого риска: когортное наблюдение. Рак рез. 1990;50:4737–40. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Helske T, Järvinen P, Hyvärinen H, Seppälä K, Siurala M. Падение распространенности хронического гастрита за 15 лет: анализ амбулаторных исследований в Финляндии с 1977, 1985 и 1992. Гут. 1994; 35:1167–71. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P. Гастрит Helicobacter pylori – эпидемиология. J Гастроэнтерол. 1997; 32: 273–7.[PubMed] [Google Scholar]
    • Oona M, Utt M, Nilsson I, Uibo O, Vorobjova T, Maaroos HI. Инфекция Helicobacter pylori у детей в Эстонии: снижение распространенности серотипа за 11-летний период глубоких социально-экономических изменений. Хеликобактер. 2004; 9: 223–41. [PubMed] [Google Scholar]
    • Eusebi LH, Zagari RM, Bazzoli F. Эпидемиология инфекции Helicobacter pylori. Хеликобактер. 2014;19:1–5. [PubMed] [Google Scholar]
    • Axon AT. Обзорная статья: передается ли Helicobacter pylori желудочно-оральным путем? Алимент Фармакол Тер.1995; 9: 585–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Варис К., Стенман У.Х., Лехтола Дж., Сиурала М. Поражение желудка и пернициозная анемия: семейное исследование. Acta Hepatogastroenterol (Штуттг) 1978; 25:62–7. [PubMed] [Google Scholar]
    • Варис К., Исокоски М. Скрининг гастрита типа А. Энн Клин Рез. 1981; 13: 133–138. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Варис К., Похьянпало Х., Исокоски М., Ихамяки Т., Сиурала М. Течение гастрита антрального отдела и тела в семьях с пернициозной анемией. Dig Dis Sci.1983; 28: 698–704. [PubMed] [Google Scholar]
    • Vorobjova T, Faller G, Maaroos HI, Sipponen P, Villako K, Uibo R, et al. Значительное увеличение антигастральных аутоантител в долгосрочном последующем исследовании гастрита H.pylori. Арка Вирхова. 2000; 437:37–45. [PubMed] [Google Scholar]
    • Уйбо Р., Воробьева Т., Метскюла К., Кисанд К., Вадстрем Т., Кивик Т. Ассоциация Helicobacter pylori и желудочного аутоиммунитета: популяционное исследование. FEMS Immunol Med Microbiol. 1995; 11: 65–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Vorobjova T, Maaroos HI, Uibo Иммунный ответ на Helicobacter pylori и его связь с динамикой хронического гастрита в антральном отделе и теле желудка.АПМИС. 2008; 116: 465–76. [PubMed] [Google Scholar]
    • Тахара Э. Генетические пути двух типов рака желудка. Научная публикация IARC. 2004; 157: 327–49. [PubMed] [Google Scholar]
    • Qu Y, Dang S, Hou P. Метилирование генов при раке желудка. Клин Чим Акта. 2013; 424:56–65. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Laxén F, Huotari K, Härkönen M. Распространенность низкого уровня витамина B12 и высокого уровня гомоцистеина в сыворотке у пожилых мужчин: связь с атрофическим гастритом и инфекцией Helicobacter pylori.Scand J Гастроэнтерол. 2003; 38: 1209–16. [PubMed] [Google Scholar]
    • Bolander-Gouaille C. Сосредоточьтесь на гомоцистеине и витаминах, участвующих в его метаболизме. Франция: Springer-Verlag; 2002. [Google Scholar]
    • Sipponen P, Härkönen M. Гипохлоргидральный желудок: состояние риска мальабсорбции кальция и остеопороза? Scand J Гастроэнтерол. 2010;45:133–138. [PubMed] [Google Scholar]
    • Саласпуро, член парламента. Ацетальдегид, микробы и рак пищеварительного тракта. Crit Rev Clin Lab Sci.2003;40:183–208. [PubMed] [Google Scholar]
    • Саласпуро М. Ацетальдегид как общий знаменатель и кумулятивный канцероген при раке пищеварительного тракта. Scand J Гастроэнтерол. 2009;44:912–25. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P. Хронический гастрит и риск развития язвы. Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25:193–196. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Seppälä K, Äärynen M, Helske T, Kettunen P. Хронический гастрит и гастродуоденальная язва: исследование случай-контроль риска сосуществования язвы двенадцатиперстной кишки или желудка у пациентов с гастритом.Кишка. 1989; 30: 922–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Сиппонен П., Сиурала М., Лашевич В. Язвенная болезнь и хронический гастрит: их связь с возрастом и полом, а также с локализацией язвы и гастрита. Гастроэнтерол Клин Биол. 1990; 14: 217–23. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Varis K, Fräki O, Korri UM, Seppälä K, Siurala M. Кумулятивный 10-летний риск симптоматической язвы двенадцатиперстной кишки и желудка у пациентов с хроническим гастритом или без него. Клиническое последующее наблюдение за 454 амбулаторными пациентами.Scand J Гастроэнтерол. 1990; 25:966–7. [PubMed] [Google Scholar]
    • Arkkila PE, Seppälä K, Kosunen TU, Haapiainen R, Kivilaakso E, Sipponen P, et al. Эрадикация Helicobacter pylori улучшает скорость заживления и снижает частоту рецидивов некровоточащих язв у пациентов с кровоточащей пептической язвой. Am J Гастроэнтерол. 2003; 98: 2149–56. [PubMed] [Google Scholar]
    • Axon AT. Терапия Helicobacter pylori: влияние на язвенную болезнь. J Гастроэнтерол Гепатол. 1991; 6: 131–137. [PubMed] [Google Scholar]
    • Kosunen TU, Pukkala E, Sarna S, Seppälä K, Aromaa A, Knekt P, et al.Рак желудка у финских пациентов после лечения инфекции Helicobacter pylori: когортное исследование. Инт Джей Рак. 2011; 128:433–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Lee Y-C, Chen TH-H, Chiu H-M, Shun CT, Chiang H, Liu TY и др. Преимущество массовой ликвидации инфекции Helicobacter pylori: общественное исследование профилактики рака желудка. Кишка. 2013; 62: 676–82. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Maaroos HI, Kekki M, Vorobjova T, Salupere V, Sipponen P. Риск рецидива язвы желудка, хронического гастрита и степень колонизации Helicobacter pylori.Scand J Гастроэнтерол. 1994; 29: 532–6. [PubMed] [Google Scholar]
    • Сиппонен П., Кекки М., Хаапакоски Дж., Ихамяки Т., Сиурала М. Риск рака желудка при хроническом атрофическом гастрите: статистические расчеты данных поперечного сечения. Инт Джей Рак. 1985; 35: 173–17. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Kosunen TU, Valle J, Riihelä M, Seppälä K. Инфекция Helicobacter pylori и хронический гастрит при раке желудка. Джей Клин Патол. 1992; 45: 319–323. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Varis K, Taylor PR, Sipponen P, Samloff IM, Heinonen OP, Albanes D, et al.Рак желудка и предраковые состояния при атрофическом гастрите: контролируемое исследование влияния добавок альфа-токоферола и бета-каротина. Хельсинкская группа по изучению гастрита. Scand J Гастроэнтерол. 1998; 33: 294–300. [PubMed] [Google Scholar]
    • Agréus L, Kuipers EJ, Kupcinskas L, Malfertheiner P, Di Mario F, Leja M, et al. Обоснование диагностики и скрининга атрофического гастрита с помощью биомаркеров плазмы, специфичных для желудка. Scand J Гастроэнтерол. 2012;47:136–47. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • ди Марио Ф., Кавалларо Л.Г.Неинвазивные тесты при заболеваниях желудка. Копать печень Dis. 2008; 40: 523–30. [PubMed] [Google Scholar]
    • Dinis-Ribeiro M, da Costa-Pereira A, Lopes C, Barbosa J, Guilherme M, Moreira-Dias L, et al. Достоверность отношения пепсиногена I/II в сыворотке крови для диагностики дисплазии эпителия желудка и кишечной метаплазии при наблюдении за пациентами с риском развития аденокарциномы желудка кишечного типа. Неоплазия. 2004; 6: 449–56. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Varis K, Kekki M, Härkönen M, Sipponen P, Samloff IM.Сывороточный пепсиноген I и сывороточный гастрин в скрининге атрофического пангастрита с высоким риском рака желудка. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 117–23. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кекки М., Самлофф И.М., Варис К., Ихамяки Т. Сывороточный пепсиноген I и сывороточный гастрин в скрининге тяжелого атрофического гастрита тела желудка. Scand J Gastroenterol Suppl. 1991; 186: 109–16. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Härkönen M, Alanko A, Suovaniemi O. Диагностика атрофического гастрита по образцу сыворотки.Клин Лаборатория. 2002; 48: 505–15. [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Stolte M. Клиническое влияние рутинных биопсий антрального отдела и тела желудка. Эндоскопия. 1997; 29: 671–8. [PubMed] [Google Scholar]
    • Rugge M, Meggio A, Pennelli G, Piscioli F, Giacomelli L, De Pretis G, et al. Стадирование гастрита в клинической практике: система стадирования OLGA. Кишка. 2007; 56: 631–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Sipponen P, Graham DY. Значение атрофического гастрита в диагностике и профилактике рака желудка: применение биомаркеров плазмы.Scand J Гастроэнтерол. 2007; 42:2–10. [PubMed] [Google Scholar]
    • Самлофф И.М. Пепсиногены I и II: очистка со слизистой оболочки желудка и радиоиммуноанализ в сыворотке. Гастроэнтерология. 1982; 82: 26–33. [PubMed] [Google Scholar]
    • Суованиеми О. Автоматизированное оборудование для клинических и исследовательских лабораторий. Инновации и разработка фотометров с вертикальным световым пучком и электронных пипеток. Хельсинкский университет, 1994 г.; Академическая диссертация. [Google Scholar]
    • www.biohithealthcare.com/about-us/history Доступно с.
    • Miki K. Скрининг рака желудка с помощью комбинированного анализа сывороточных антител IgG к Helicobacter pylori и уровней пепсиногена в сыворотке – «метод ABC» Proc Jpn Acad Ser B Phys Biol Sci. 2011;87:405–14. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    Хронический гастрит — обзор

    Hp — это грамотрицательная спиральная или спиралевидная жгутиковая бактерия. Инфекция Hp обычно вызывает диффузный антральный гастрит (см.52.3 А ). Hp-гастрит вначале поражает поверхностные слои слизистой оболочки. В некоторых случаях, особенно в детском возрасте, инфекция длится недолго, но инфекция обычно приводит к хроническому активному гастриту, который, по сути, является пожизненным состоянием без лечения. Хемокины, индуцированные Hp-инфекцией, приводят к стойкому острому воспалительному инфильтрату с нейтрофилами и другими клетками (активное воспаление), сосуществующими с клетками, характерными для хронического воспаления (лимфоциты, плазматические клетки и макрофаги).Несмотря на этот сильный иммунный ответ хозяина, бактерии сохраняются у большинства инфицированных людей. 22 Факторы организма-хозяина, приводящие к элиминации Hp в некоторых случаях острой инфекции, в значительной степени остаются неизвестными. 23 , 24

    Описана форма Hp-гастрита, характеризующаяся инфильтрацией слизистой оболочки плазматическими клетками, содержащими тельца Рассела (гастрит с тельцами Рассела). 25 , 26 Одной из форм Hp-гастрита, которую можно распознать эндоскопически, является узелковый гастрит, который может разрешиться после эрадикации возбудителя из желудка. 27–29 Узловой гастрит/гастропатия распознается по внешнему виду «куриной кожи» и может наблюдаться при других состояниях, включая болезнь Крона, сифилитический гастрит, лимфоцитарный (вариолиформный) гастрит, коллагеновый гастрит (все обсуждаются ниже) и при АА- амилоидоз. 30

    Эпидемиология, факторы риска и передача

    Инфекция Hp является наиболее распространенной хронической бактериальной инфекцией у людей. По оценкам, этой бактерией инфицировано более 50% населения мира, в том числе от 70% до 80% населения развивающихся стран.Анализ генетической последовательности предполагает, что люди были инфицированы более 60 000 лет, что соответствует времени, когда они впервые мигрировали из Африки. 31

    Ключевым фактором риска заражения является социально-экономический статус в детстве. Инфекция обычно приобретается в раннем возрасте, особенно в развивающихся странах, где большинство детей заражаются в возрасте до 10 лет. последующее повторное заражение.У детей старшего возраста и взрослых инфекция обычно сохраняется, так что распространенность инфекции Hp может превышать 80% к возрасту от 20 до 30 лет в развивающихся регионах мира. В развитых странах, таких как США, маленькие дети также могут заразиться Hp, но при спонтанном излечении вероятность повторного заражения ниже, и, следовательно, персистирующая инфекция встречается реже. 33 , 34 На самом деле, серологические признаки инфекции Hp редко встречаются у детей в возрасте до 10 лет, но увеличиваются до 10% у взрослых в возрасте от 18 до 30 лет и далее увеличиваются до 50% в возрасте 60 лет. или старше. 33 Первоначально считалось, что увеличение распространенности инфекции с возрастом представляет собой продолжающееся заражение на протяжении всей взрослой жизни. Однако новое заражение взрослых и повторное заражение довольно редки, особенно в развитых странах, где, по оценкам, повторное заражение происходит менее чем в 0,5% случаев в год. Эпидемиологические данные подтверждают детскую инфекцию даже в развитых странах, и, таким образом, частота инфицирования Hp для любой возрастной группы в данной местности отражает уровень инфицирования этой конкретной когорты бактериями в раннем возрасте. 33 В США инфекция в любой возрастной группе реже встречается у белых, чем у афроамериканцев и выходцев из Латинской Америки. 35 Испаноязычные иммигранты и их дети в первом поколении с большей вероятностью имеют Hp, чем их потомки во втором поколении. 36 Эти различия, вероятно, связаны с факторами в раннем возрасте, которые связаны с инфицированием.

    Плотность жилья, теснота в доме, количество братьев и сестер, совместное проживание и отсутствие горячей или водопроводной воды связаны с более высокими показателями заражения. 33 , 37 В Японии снижение распространенности Hp-инфекции происходит параллельно послевоенному экономическому прогрессу страны с улучшением гигиены и санитарии. Среди японцев, родившихся до 1950 г., инфицированы более 70% по сравнению с 45% родившихся между 1950 и 1960 г. и 25% родившихся между 1960 и 1970 гг. 38 В настоящее время детская инфекция в Японии встречается редко. Аналогичное снижение распространенности наблюдается в США, что позволяет предположить, что инфекционные заболевания, такие как ЯБ, будут уменьшаться по мере того, как нынешние когорты новорожденных в развитых странах достигают более старшего возраста. 39

    Исследования близнецов подтверждают генетическую предрасположенность к инфекции Hp, поскольку монозиготные близнецы, выросшие в разных семьях, имеют большую конкордантность инфекции, чем дизиготные близнецы, выросшие отдельно. 40 Однако близнецы, растущие вместе, имеют более высокую конкордантность инфекции Hp, чем близнецы, растущие раздельно, что позволяет предположить, что факторы окружающей среды также важны для заражения в детстве.

    Люди, по-видимому, являются основным резервуаром Hp.Точный способ передачи Hp от человека к человеку остается неясным, и могут действовать несколько механизмов. Передача бактерий при желудочно-оральном, фекально-оральном или, возможно, орально-оральном воздействии кажется наиболее вероятным объяснением распространения от человека к человеку. 32 , 41 Внутрисемейная кластеризация инфекции (часто с генетически идентичными штаммами Hp) также способствует передаче инфекции от человека к человеку. 33 Инфицированные лица также чаще имеют инфицированных супругов или детей, чем неинфицированные лица.Подтверждением передачи инфекции от одного брата к другому являются исследования, в которых сообщается, что вероятность заражения коррелирует с количеством детей в семье и что младшие дети более склонны к заражению, если инфицированы также старшие братья и сестры. 33 В исследовании, проведенном в 6 странах Латинской Америки, факторами риска инфекции были скученность домохозяйств и проживание с 4 или более детьми. 17 Передача от матери к ребенку также весьма вероятна. 34 , 42

    Гастро-оральная и фекально-оральная передача бактерий, по-видимому, являются доминирующими механизмами, с помощью которых Hp получают доступ к человеку-хозяину.Бактерию можно культивировать из рвотных масс, рвотных масс в виде аэрозоля и стула при диарее, что предполагает возможность передачи инфекции. 43 Нагрузка на организм в рвотных массах в 100 раз выше, чем в стуле и слюне; микроорганизмы также присутствуют в аэрозольных рвотных массах на расстоянии до 1,2 м во время акта рвоты. Контакт с инфицированным членом семьи во время острого желудочно-кишечного заболевания, особенно при рвоте, является фактором риска заражения. 44 Естественная передача может произойти при контакте с инфицированными рвотными массами во время острого заболевания 44 или с регургитированным материалом инфицированного ребенка.Такой контакт мог бы объяснить более высокую согласованность инфицирования Hp матери/ребенка и предполагаемую передачу инфекции от ребенка к ребенку, которая происходит в условиях детского сада. 45

    Особенно в развивающихся странах вода, загрязненная Hp, может служить источником Hp в окружающей среде, поскольку организм может сохранять жизнеспособность в воде в течение нескольких дней. 46 ДНК Hp можно обнаружить в пробах муниципальной воды из эндемичных районов инфекции, но еще предстоит доказать, являются ли Hp, обнаруженные с помощью ПЦР, жизнеспособными организмами. 31 В странах с высокой распространенностью Hp-инфекции дети, которые плавают в реках и ручьях, пьют неочищенную речную воду или едят сырые овощи, с большей вероятностью являются носителем Hp, что является еще одним косвенным доказательством наличия инфекции в окружающей среде (передающейся через воду). источник организмов.

    Насколько часто бактерии передаются при орально-оральном контакте, неизвестно. Хотя микроорганизмы могут быть идентифицированы в зубном налете, пародонтальных карманах и слюне, их распространенность невелика, как и количество микроорганизмов 47 , 48 ; таким образом, сомнительно, может ли рот служить источником или резервуаром для Hp.Кроме того, стоматологи и специалисты по гигиене полости рта, которые имеют профессиональный контакт с зубным налетом, пародонтальными карманами и выделениями из полости рта, не имеют повышенной распространенности инфекции Hp. 27 В развитых странах орально-оральная передача инфекции супругам также встречается редко.

    Инфицированный желудочный сок может служить источником передачи бактерий. 49,50 Ятрогенная инфекция также возникала при использовании различных недостаточно продезинфицированных желудочных устройств, эндоскопов и эндоскопических принадлежностей. 32 Гастроэнтерологи и медсестры подвергаются повышенному риску заражения Hp. 51 Обязательные универсальные меры предосторожности, мытье рук, стандартизированная дезинфекция оборудования и использование видеоэндоскопов, перемещающих инструментальный канал в сторону от рта, могут уменьшить такую ​​профессиональную и ятрогенную передачу.

    Хотя люди являются основным резервуаром Hp, домашние кошки, содержащиеся в неволе приматы и овцы также могут быть носителями этих организмов. Вполне возможно, что эти животные на самом деле получили свои Hp из человеческих источников.Выделение жизнеспособных бактерий из слюны и желудочного сока кошек предполагает возможность передачи инфекции человеку. 32 Гаплотип Hp сохраняется у кошачьих в Африке, что позволяет предположить, что инфекция могла перейти к людям в какой-то момент в далеком прошлом. 51

    Атрофический гастрит: фон, патофизиология, этиология

  • Crafa P, Russo M, Miraglia C, et al. От Сиднея до ОЛЬГИ: обзор атрофического гастрита. Акта Биомед .2018 17 декабря. 89 (8-S): 93-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Родригес-Кастро К.И., Франчески М., Миралья С. и др. Аутоиммунные заболевания при аутоиммунном атрофическом гастрите. Акта Биомед . 2018 17 декабря. 89(8-S):100-3. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Янаока К., Ока М., Охата Х. и др. Эрадикация Helicobacter pylori предотвращает развитие рака у пациентов с легкой атрофией желудка, определяемой по уровню пепсиногена в сыворотке крови. Int J Рак .2009 1 декабря. 125(11):2697-703. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Vannella L, Lahner E, Annibale B. Риск неоплазии желудка у пациентов с хроническим атрофическим гастритом: критическая переоценка. World J Гастроэнтерол . 2012 28 марта. 18(12):1279-85. [Ссылка QxMD MEDLINE]. [Полный текст].

  • Weck MN, Gao L, Brenner H. Инфекция Helicobacter pylori и хронический атрофический гастрит: ассоциации в зависимости от тяжести заболевания. Эпидемиология .2009 г. 20 июля (4): 569-74. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Тахара Т., Шибата Т., Ван Ф.Ю. и др. Аллель маннан-связывающего лектина B связан с риском развития более тяжелой атрофии слизистой оболочки желудка у японских пациентов, инфицированных Helicobacter pylori. Eur J Гастроэнтерол Гепатол . 2009 г. 21 июля (7): 781-6. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Гао Л., Век М.Н., Нитерс А., Бреннер Х. Обратная связь между провоспалительным генетическим профилем и серопозитивностью к Helicobacter pylori у пациентов с хроническим атрофическим гастритом: усиленное устранение инфекции во время прогрессирования заболевания?. Евро J Рак . 2009 ноябрь 45 (16): 2860-6. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Родригес-Кастро К.И., Франчески М., Ното А. и др. Клинические проявления хронического атрофического гастрита. Акта Биомед . 2018 17 декабря. 89(8-S):88-92. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Gao L, Weck MN, Stegmaier C, Rothenbacher D, Brenner H. Потребление алкоголя и хронический атрофический гастрит: популяционное исследование среди 9444 пожилых людей из Германии. Int J Рак .2009 2 июня. 125(12):2918-22. [Ссылка QxMD MEDLINE]. [Полный текст].

  • Палладино М., Кьюзоло П., Реддиконто Г. и др. Полиморфизмы MTHFR, вовлеченные в дефицит витамина B12, связанный с атрофическим гастритом. Биохим Жене . 2009 47 октября (9-10): 645-50. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Ланер Э., Норман Г.Л., Севери С. и др. Переоценка внутреннего фактора и аутоантител к париетальным клеткам при атрофическом гастрите в связи с дефицитом кобаламина. Am J Гастроэнтерол . 2009 авг. 104(8):2071-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Stummvoll GH, DiPaolo RJ, Huter EN, et al. Аутоиммунный гастрит, индуцированный эффекторными Т-клетками Th2, Th3 и Th27, отличается патологией и восприимчивостью к подавлению регуляторными Т-клетками. Дж Иммунол . 2008 1 августа. 181(3):1908-16. [Ссылка QxMD MEDLINE]. [Полный текст].

  • Huter EN, Stummvoll GH, DiPaolo RJ, Glass DD, Shevach EM. Предифференцированные эффекторные Т-клетки Th2 и Th27 при аутоиммунном гастрите: антиген-специфические регуляторные Т-клетки являются более сильными супрессорами, чем поликлональные регуляторные Т-клетки. Int Immunopharmacol . 2009 май. 9(5):540-5. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Yagi K, Nakamura A, Sekine A, Graham D. Особенности атрофии слизистой оболочки тела в трех случаях аутоиммунного гастрита, выявленные при эндоскопии с увеличением. История болезни Med . 2012. 2012:368160. [Ссылка QxMD MEDLINE]. [Полный текст].

  • Zhang Y, Weck MN, Schottker B, et al. Антитела к париетальным клеткам желудка, инфекция Helicobacter pylori и хронический атрофический гастрит: данные крупного популяционного исследования в Германии. Эпидемиологические биомаркеры рака Предыдущая . 2013 май. 22(5):821-6. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Chen WC, Warner RRP, Harpaz N, Zhu H, Roayaie S, Kim MK. Нейроэндокринная опухоль желудка и гастринома двенадцатиперстной кишки с хроническим аутоиммунным атрофическим гастритом. Поджелудочная железа . 2019 янв. 48 (1): 131-4. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Массирони С., Кавальколи Ф., Росси Р.Э. и др. Хронический аутоиммунный атрофический гастрит, ассоциированный с первичным гиперпаратиреозом: поперечное проспективное исследование. Евро J Эндокринол . 2013 май. 168(5):755-61. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • [Руководство] Early DS, Lightdale JR, Vargo JJ 2nd и др. для Комитета по стандартам практики ASGE. Рекомендации по седации и анестезии при эндоскопии желудочно-кишечного тракта. Гастроинтест Эндоск . 2018 фев. 87(2):327-37. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Зоальфагари А., Алетаха Н., Рушан Н., Таслими Р., Форутан Х., Фаридния Б. Точность пепсиногенов для ранней диагностики атрофического гастрита и рака желудка у населения Ирана. Med J Islamic Repub Иран . 2014. 28:150. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Zagari RM, Rabitti S, Greenwood DC, Eusebi LH, Vestito A, Bazzoli F. Систематический обзор с метаанализом: диагностическая эффективность комбинации пепсиногена, гастрина-17 и анализов сыворотки антител против Helicobacter pylori для диагностики атрофический гастрит. Алимент Фармакол Тер . 2017 Октябрь 46 (7): 657-67. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Питтман М.Э., Вольтаджио Л., Бхайджи Ф., Робертсон С.А., Монтгомери Э.А.Аутоиммунный метапластический атрофический гастрит: распознавание предшествующих поражений для соответствующей оценки состояния пациента. Ам Дж. Сург Патол . 2015 Декабрь 39 (12): 1611-20. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Capella C, Fiocca R, Cornaggia M. Аутоиммунный гастрит. Грэм Д.Ю., Гента Р.М., Диксон М.Ф., ред. Гастрит . Филадельфия, Пенсильвания: Липпинкотт Уильямс; 1999. 79-96.

  • Корреа П. Канцерогенез желудка человека: многоэтапный и многофакторный процесс — Первая лекция о премии Американского онкологического общества по эпидемиологии и профилактике рака. Рак Res . 1992, 15 декабря. 52(24):6735-40. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Диксон М.Ф., Гента Р.М., Ярдли Д.Х. Классификация и градация гастрита. Обновленная Сиднейская система. Международный семинар по гистопатологии гастрита, Хьюстон, 1994. Am J Surg Pathol . 1996 20 октября (10): 1161-81. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Доре М.П., ​​Леандро Г., Реалди Г., Сепульведа А.Р., Грэм Д.Ю. Влияние предлечебной антибиотикорезистентности к метронидазолу и кларитромицину на исход терапии Helicobacter pylori: метааналитический подход. Научные раскопки . 2000 янв. 45(1):68-76. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Franceschi F, Genta RM, Sepulveda AR. Слизистая оболочка желудка: отдаленные результаты лечения инфекции Helicobacter pylori. J Гастроэнтерол . 2002. 37 Приложение 13:17-23. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Гао Л., Век М.Н., Раум Э. и др. Размер родства, инфекция Helicobacter pylori и хронический атрофический гастрит: популяционное исследование среди 9444 пожилых людей из Германии. Int J Epidemiol . 2010 Февраль 39 (1): 129-34. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Грэм Д.Ю. Терапия Helicobacter pylori: современное состояние и проблемы. Гастроэнтерология . 2000 г., февраль 118 (2 Дополнение 1): S2-8. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Грэм Д.Ю., Белсон Г., Абудайе С. и др. Четырехкомпонентная терапия дважды в день (в середине дня и вечером) для лечения инфекции H. pylori в Соединенных Штатах. Раскопать печень Dis . 2004 г. 36 июня (6): 384-7. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Гершко С., Хоффбранд А.В., Керет Д. и др. Роль аутоиммунного гастрита, Helicobacter pylori и целиакии в рефрактерной или необъяснимой железодефицитной анемии. Гематологические . 2005 май. 90(5):585-95. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Иноуэ Т., Уэдо Н., Исихара Р. и др. Аутофлуоресцентная визуализирующая видеоэндоскопия в диагностике хронического атрофического фундального гастрита. J Гастроэнтерол . 2010 янв. 45(1):45-51. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Контурек П.С., Контурек С.Ю., Бжозовский Т. Инфекция Helicobacter pylori в канцерогенезе желудка. J Физиол Фармакол . 2009 сен. 60(3):3-21. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Красинскас А.М., Абрахам С.К., Мец, округ Колумбия, и др. Оксинтические псевдополипы слизистой оболочки: проявление атрофического аутоиммунного гастрита. Ам Дж. Сург Патол . 2003 г. 27 февраля (2): 236-41. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Лайемо А.О., Камангар Ф., Маркус П.М. и др.Атрофический гастрит и риск возникновения колоректального рака. Рак вызывает контроль . 2010 21 января (1): 163-70. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Люн В.К., Ким Дж.Дж., Ким Дж.Г. Микросателлитная нестабильность при желудочно-кишечной метаплазии у больных с раком желудка и без него. Ам Дж. Патол . 2000 фев. 156(2):537-43. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Малфертейнер П., Меграуд Ф., О’Морейн С. и др. Современные концепции лечения инфекции Helicobacter pylori — Консенсусный отчет Маастрихта 2-2000. Алимент Фармакол Тер . 2002 г. 16 февраля (2): 167-80. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Ругге М., Гента РМ. Стадия и классификация хронического гастрита. Хум Патол . 2005 г. 36 марта (3): 228-33. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Шин С.М., Ким Н., Ли Х.С. и др. Валидация диагностических тестов на Helicobacter pylori в отношении степени атрофического гастрита и/или кишечной метаплазии. Хеликобактер . 2009 г. 14 (6): 512-9 декабря. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Сиппонен П., Харконен М., Аланко А. и др. Диагностика атрофического гастрита по образцу сыворотки. Лаборатория Клин . 2002. 48(9-10):505-15. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Ваананен Х., Ваухконен М., Хельске Т. и др. Неэндоскопическая диагностика атрофического гастрита с помощью анализа крови. Корреляция между гистологией желудка и уровнями гастрина-17 и пепсиногена I в сыворотке: многоцентровое исследование. Eur J Гастроэнтерол Гепатол . 2003 авг.15(8):885-91. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Уиттингем С., Маккей, Ир. Аутоиммунный гастрит: исторические предпосылки, выдающиеся открытия и нерешенные проблемы. Int Rev Immunol . 2005 янв.-апрель. 24(1-2):1-29. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Парсонс Б.Н., Иджаз УЗ., Д’Амор Р. и др. Сравнение микробиоты желудка человека в гипохлоргидрических состояниях, возникающих в результате Helicobacter pylori-индуцированного атрофического гастрита, аутоиммунного атрофического гастрита и применения ингибиторов протонной помпы. ПЛОС Патог . 13 ноября 2017 г. (11): e1006653. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Мосс С.Ф. Клинические данные, связывающие Helicobacter pylori с раком желудка. Селл Мол Гастроэнтерол Гепатол . 2017 3 марта (2): 183-91. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Икеда Ф., Шиката К., Хата Дж. и др. Комбинация антител против Helicobacter pylori и сывороточного пепсиногена как хороший прогностический инструмент заболеваемости раком желудка: 20-летние проспективные данные исследования Хисаяма. J Эпидемиол . 2016 5 декабря. 26(12):629-36. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Коно С., Готода Т., Йошида С. и др. Может ли эндоскопическая атрофия предсказать гистологическую атрофию? Историческое исследование в Великобритании и Японии. World J Гастроэнтерол . 2015 14 декабря. 21(46):13113-23. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Атрофический гастрит и инфекция Helicobacter pylori у амбулаторных пациентов, направленных на гастроскопию

    Атрофия желудка была впервые обнаружена в 1870 г. в патологоанатомических образцах пациента с пернициозной анемией,1 и впоследствии атрофический аутоиммунный гастрит с преобладанием тела желудка, связанный с пернициозной анемией, стал хорошо известным состоянием.2 С появлением методов фиброгастроскопии слизистую оболочку желудка стало легче изучать у живых людей. Распознавание и культура Helicobacter pylori ( H pylori ) в значительной степени изменили понимание этиологии гастрита3, и было показано, что атрофический гастрит является следствием длительного гастрита, вызванного H pylori. 4 Однако желудочные аутоантитела также были продемонстрированы у субъектов с H pylori положительным гастритом,5 и возник вопрос, играют ли H pylori роль в этиологии атрофического гастрита аутоиммунного типа.6

    Атрофические изменения тела желудка можно определить с помощью анализов крови, таких как низкий уровень пепсиногена I в сыворотке, высокий уровень гастрина в сыворотке и антител к париетальным клеткам. у 207 последовательных пациентов, которым была выполнена гастроскопия в поликлинике. Задачи исследования: определить распространенность атрофического гастрита у амбулаторных больных, направленных на эндоскопию, изучить точность различных серологических методов в выявлении атрофического гастрита у этих больных, а также определить, к какому типу инфекции атрофического гастрита H. pylori относится инфекция. связанные.

    Пациенты и методы

    ПАЦИЕНТОВ

    В исследование были включены 207 последовательных взрослых амбулаторных пациентов (возрастной диапазон 19–83 года, средний возраст 55 лет, 122 женщины), направленных в муниципальную больницу Хельсинки в Херттониеми для эндоскопии верхних отделов в период с октября 1996 г. по март 1997 г. Пациенты ранее участвовали в исследовании по оценке нового экспресс-теста H pylori .8 В исследование были включены только те, кто ранее не проходил эрадикационную терапию Helicobacter.

    ЭНДОСКОПИЯ И ГИСТОЛОГИЯ

    Эндоскопии были выполнены двумя авторами (AO, LV).Два образца биопсии для гистологического исследования были получены из антрального отдела и тела (как передней, так и задней стенки каждого). Биоптаты окрашивали гематоксилин-эозином, альциановым синим (рН 2,5)-периодной кислотой-Шиффом и модифицированными красителями Гимза. Образцы были исследованы патологоанатомом (PS) вслепую и оценены в соответствии с Сиднейской системой.9 Были оценены наличие H. pylori , хронический и острый гастрит, атрофия (потеря собственных желез) и кишечная метаплазия. 0–3 (нет, легкая, умеренная или тяжелая) отдельно для антрального отдела и тела желудка.

    СЕРОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

    Кровь была получена от каждого пациента во время посещения отделения эндоскопии. Отделенные образцы сыворотки хранили при температуре -20°C до проведения анализа. Иммуноглобулин G (IgG) и антитела IgA к H. pylori измеряли отдельно с помощью собственного иммуноферментного анализа (ИФА).10 Используемый антиген представлял собой кислый глициновый экстракт из H. pylori штамма NCTC 11637. Показатели абсорбции были преобразованы в величины, обратные конечные титры. Титры конечной точки представляли собой разведения сыворотки на пороговом уровне, определяемом оптическими плотностями положительных эталонных пулов сыворотки при постоянных разведениях.Для IgG и IgA использовали отдельные эталонные пулы. Концентрации гастрина в сыворотке измеряли с помощью набора для радиоиммуноанализа (ICN Pharmaceuticals, Diagnostics Division, США). Антитело из набора распознает основные циркулирующие формы гастрина. Согласно инструкциям производителя ожидаемый нормальный диапазон гастрина у здоровых добровольцев в возрасте 19–60 лет составляет 25–111 пг/мл (в среднем 49,6 пг/мл). Концентрации пепсиногена I в сыворотке измеряли с помощью иммуноферментного анализа (Gastroset PG1, Orion Diagnostica, Espoo, Финляндия).Ожидаемый диапазон пепсиногена I у здоровых добровольцев составляет 28–158 мкг/л (в среднем 84,4 мкг/л).

    антитела CagA определяли методом иммуноблоттинга. Антиген CagA получали из штамма NCTC 11637 путем сбора бактерий в буфере Tris HCl 10 мМ в маточном растворе с концентрацией белка 7,7 мкг/мкл. Бактериальную суспензию анализировали в 7,5% геле SDS-PAGE. Белки переносили на нитроцеллюлозную мембрану при 4°С в течение ночи с помощью устройства для блоттинга. Полоса белка CagA была подтверждена с использованием специфического кроличьего антитела против CagA (подарок доктора Мартина Блазера).Полоски инкубировали с образцами сыворотки, разведенными 1:100. После промывания их обрабатывали пероксидазой хрена, конъюгированной с человеческим IgG (Dako, Glostrup, Дания), и субстратом диаминобензидином. Положительные полосы оценивали визуально. Антитела CagA тестировали вслепую.

    Антитела к париетальным клеткам изучали методом непрямой иммунофлуоресценции с незафиксированными криостатными срезами (толщиной 5 мкм) блока ткани в качестве субстрата, как описано ранее.11 Блок содержал следующие ткани: желудок мыши, желудок крысы, почку крысы и печень.Сыворотки исследовали в разведении 1:10. Сыворотку, окрашивающую париетальные клетки мыши, расценивали как положительную и далее титровали. Последнее разведение, при котором наблюдалось однозначное окрашивание, принимали за титр конечной точки.

    СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

    Для сравнения долей различных характеристик между группами использовался точный критерий Фишера, и значения p <0,05 считались статистически значимыми. Точный критерий Манна-Уитни использовали для сравнения гистологических особенностей CagA-положительных и отрицательных групп.Расчеты проводились с использованием StatXact 3 для Windows (Statistical Software for Exact Nonparametric Inference; Cytel Software Corporation, 1995, Кембридж, Массачусетс, США).

    Результаты

    Всего у 52 пациентов (возрастной диапазон 34–83 года, средний возраст 67 лет, 33 (63%) женщины) был атрофический гастрит. У 24 пациентов атрофический гастрит наблюдался только в антральном отделе, у 16 ​​— только в теле желудка, у 11 — были поражены обе области. Биопсия тела не была доступна для одного пациента с умеренным атрофическим антральным гастритом.Из 27 пациентов с атрофическим гастритом тела желудка у 16 ​​была обнаружена кишечная метаплазия также и в корпусе тела (степень метаплазии одинаковая (шесть больных) или на одну (девять больных) или две (один больной) степени ниже, чем у атрофии). оценка). Все 36 больных с атрофическим антральным гастритом имели кишечную метаплазию, которая в 35 случаях была той же степени, что и атрофия.

    Семьдесят семь пациентов имели хеликобактеры при гистологическом исследовании, и у 31 из них (40%; возрастной диапазон 38–83 года; средний возраст 66 лет; 21 женщина) был атрофический гастрит в антральном отделе или в теле желудка, и только у 21 (16%; возрастной диапазон 38–82 года, медиана возраста 68 лет, 12 женщин) из 130 гистологически хеликобактер-негативных пациентов имели какие-либо атрофические изменения (р=0.0002). Из 31 H. pylori положительных пациентов с атрофическим гастритом атрофические изменения (легкие или умеренные) в антральном отделе были отмечены только у 17 пациентов. У пяти пациентов атрофический гастрит (легкий или средней тяжести) был обнаружен только в теле желудка, тогда как у восьми пациентов, в том числе у двух пациентов с тяжелым атрофическим антральным гастритом и кишечной метаплазией, атрофические изменения были обнаружены как в антральном отделе, так и в теле. Шесть пациентов (возрастной диапазон 54–83 года, средний возраст 67 лет) с гистологически обнаруженным H. pylori имели умеренный атрофический гастрит в теле.В табл. 1 приведено количество больных с разной степенью атрофических изменений. Атрофический антральный гастрит обнаруживался достоверно (p=0,0001) чаще у Hpylori положительных, чем у Hpylori отрицательных пациентов, независимо от того, была ли инфекция подтверждена гистологически или повышенным уровнем Hpylori антител. Из 21 гистологически хеликобактер-отрицательного пациента с атрофическими изменениями у пяти пациентов с повышенным уровнем антител H pylori IgG был только легкий атрофический гастрит.

    Таблица 1

    Количество пациентов с атрофическим гастритом и положительными результатами следующих анализов: повышенный уровень антител к H. pylori класса IgG и/или IgA (антитела к H. pylori), низкий уровень пепсиногена I в сыворотке (<28 мкг/мл; Low Peps I), высокий уровень гастрина в сыворотке (> 111 пг / мл; высокий гастрин), антитела к париетальным клеткам (PCA) и антитела CagA (CagA). Атрофия оценивалась как отсутствие (0), легкая (1), умеренная (2) или тяжелая (3)

    Тяжелый атрофический гастрит тела желудка (полная потеря нормальных пищеварительных желез и париетальных клеток) был выявлен у 10 пациентов (возрастной диапазон 50–82 года, средний возраст 70 лет, пять женщин).Они не показали гистологических или серологических признаков инфекции H pylori , за исключением одного пациента с положительным результатом CagA (таблица 1). У шести из этих пациентов антральный отдел показал нормальную гистологию. Все 10 пациентов с тяжелым атрофическим гастритом тела желудка (таблица 1) имели низкие значения пепсиногена I в сыворотке крови (диапазон 5–19 мкг/л) и высокие уровни гастрина в сыворотке крови (диапазон 361–1097 пг/мл; верхняя граница нормы 111 пг/мл). и антитела к париетальным клеткам присутствовали (диапазон титра антител 250–6251; медиана 750) у восьми (пять женщин, трое мужчин).Уровни витамина B12 были ниже нижней границы нормы у девяти из 10 пациентов. Кроме того, антитела к париетальным клеткам были выявлены еще у 9 больных (диапазон титра антител 50–6251; медиана 250), у всех женщин, у восьми из которых при гистологическом исследовании были обнаружены хеликобактерии, у шести не было атрофии; один пациент показал нормальную гистологию желудка. Антитела к париетальным клеткам были ассоциированы с женским полом как во всей исследуемой группе (p=0,0431), так и в группе H. pylori положительных пациентов (p=0,0198).Кроме того, антитела к париетальным клеткам были в значительной степени связаны с наличием атрофического гастрита у всех 207 пациентов (p = 0,0004), но не в хеликобактер-положительной группе. В таблице 2 показана точность различных серологических тестов при выявлении тяжелого или умеренного атрофического гастрита тела желудка. Низкий уровень гастрина в сыворотке был обнаружен у 20 пациентов, 16 из которых имели нормальную гистологию желудка.

    Таблица 2

    Чувствительность (Sens), специфичность (Spec) и положительные (PPV) и отрицательные (NPV) прогностические значения тестов для выявления умеренного (степень 2) и тяжелого (степень 3) атрофического гастрита тела тела у 207 последовательных взрослых пациентов, направленных на гастроскопия

    У 11 пациентов были атрофические изменения антрального отдела и тела желудка.У трех пациентов с тяжелым атрофическим гастритом тела желудка были выявлены легкие атрофические изменения в антральном отделе. Ни у одного из этих пациентов не было признаков инфекции H pylori , тогда как у двух были обнаружены антитела к париетальным клеткам. Еще у всех восьми пациентов с атрофическими изменениями как в антральном отделе, так и в теле желудка при гистологическом исследовании были обнаружены хеликобактеры, и ни у одного из них не было антител к париетальным клеткам. У двух пациентов был тяжелый атрофический антральный гастрит и умеренные или легкие атрофические изменения в теле; у одного был умеренный атрофический гастрит антрального отдела и легкие атрофические изменения в теле желудка, а у двух был умеренный атрофический гастрит тела желудка только с легкими атрофическими изменениями в антральном отделе.Еще у троих пациентов были лишь легкие атрофические изменения как в антральном отделе, так и в теле.

    антитела CagA были обнаружены у 61 (79%) хеликобактер-положительного пациента при гистологическом исследовании. Кроме того, пять гистологически отрицательных пациентов с Helicobacter с повышенным уровнем антител H pylori IgG имели положительную серологию CagA. Кроме того, девять пациентов без хеликобактеров при гистологическом исследовании и повышенных антител H pylori при ИФА показали положительную серологию CagA. Из последних пять имели нормальную гистологию желудка.Среди хеликобактер-позитивных пациентов, определенных гистологически, атрофический антральный гастрит чаще встречался у CagA-положительных, чем у CagA-отрицательных субъектов (p = 0,0462), но такой связи между CagA-позитивностью и атрофическими изменениями в теле не было обнаружено (p = 0,8178). Кроме того, CagA-положительные пациенты имели более высокие баллы полиморфноядерной (p=0,0164), но не мононуклеарной инфильтрации (p=0,0575) в антральном отделе. Не было обнаружено такой связи между положительной реакцией на CagA и показателями воспаления тела желудка или с плотностью хеликобактера в антральном отделе или теле желудка.Все 12 пациентов с язвой двенадцатиперстной кишки имели положительную серологию CagA, но из пяти гистологически положительных на Helicobacter пациентов с язвой желудка только у трех были обнаружены антитела к CagA.

    Обсуждение

    В соответствии с предыдущими исследованиями4 12 атрофический гастрит чаще встречался у хеликобактер-положительных, чем у отрицательных пациентов в нашей исследуемой группе. Однако, поскольку атрофические изменения в теле желудка и антральном отделе измерялись отдельно, положительный результат на H pylori , подтвержденный либо серологическим, либо гистологическим исследованием, был тесно связан только с атрофическим антральным гастритом.Только после исключения 10 больных с тяжелым атрофическим гастритом тела желудка была обнаружена инфекция H pylori , ассоциированная также с атрофическими изменениями тела желудка.

    Связь между инфекцией H pylori и тяжелым атрофическим гастритом тела желудка с пернициозной анемией или без нее является спорной. Во многих исследованиях пациенты с пернициозной анемией редко, если вообще когда-либо, имеют серологические или гистологические признаки инфекции H. pylori .13-15 В шведском исследовании, однако, 83% пациентов с пернициозной анемией имели антитела против H. pylori. 16 До эры H. pylori у родственников первой степени родства пациентов с пернициозной анемией было больше атрофии тела, но не антрального отдела, чем в контрольной группе. H. pylori , кроме , может играть роль в развитии тяжелого атрофического гастрита тела желудка и пернициозной анемии. Совсем недавно было показано18, что у пациентов без пернициозной анемии (нормальный уровень витамина B12) распространенность антител H pylori была ниже у пациентов с более тяжелой атрофией, вероятно, из-за исчезновения инфекции H pylori после прогрессирования атрофии и гипохлоргидрия.

    У наших 10 пациентов с тяжелым атрофическим гастритом тела желудка не было признаков текущей или прошлой инфекции H. pylori , за исключением одного пациента с положительной серологией CagA. По крайней мере два из следующих трех тестов были положительными у всех 10 пациентов: низкий уровень пепсиногена I, высокий уровень гастрина и антитела к париетальным клеткам. Эти пациенты, по-видимому, образуют отдельную группу и отличаются от шести H pylori положительных пациентов с умеренным атрофическим гастритом тела желудка, хотя некоторые из последних также имели низкий уровень пепсиногена I и высокий уровень гастрина.Не было существенной разницы в среднем возрасте этих двух групп, как можно было бы ожидать, если бы тяжелый атрофический гастрит тела желудка рассматривался исключительно как конечная стадия прогрессирующего гастрита H pylori .

    Было показано, что инфекция

    H pylori связана с атрофическим гастритом тела тела только после исключения 10 пациентов с H pylori отрицательным тяжелым атрофическим гастритом тела тела. Таким образом, большое количество пациентов с пернициозной анемией может маскировать ассоциацию H pylori гастрита и атрофического гастрита тела желудка.Это может быть особенно актуально в странах Северной Европы, где распространенность пернициозной анемии, вероятно, генетического происхождения,19 значительно выше, чем во многих других странах.20 атрофический гастрит тела желудка без атрофических изменений в антральном отделе, тогда как у 11% был атрофический гастрит только в антральном отделе или как в антральном отделе, так и в теле желудка.21 В нашем исследовании распространенность тяжелого атрофического гастрита тела желудка была значительно выше, чем в материале случайной выборки. .Это понятно, так как в наше исследование были включены некоторые пациенты, которые были направлены на гастроскопию из-за низкого уровня витамина B12 в сыворотке крови.

    Было показано, что

    cagA-положительные штаммы H pylori вызывают более тяжелый гастрит, чем cagA-отрицательные штаммы,22 и пациенты, инфицированные cagA-положительными штаммами, также могут быть более восприимчивы к пептической язве.23 Рак желудка24 25 чаще встречается у инфицированных cagA-позитивными штаммами. Показано, что атрофический гастрит тела желудка чаще развивается у CagA-положительных, чем у CagA-отрицательных пациентов.26 Кроме того, была продемонстрирована четкая корреляция между атрофическим антральным гастритом и серопозитивностью к CagA. 27 В настоящем исследовании среди пациентов с положительной реакцией на Helicobacter CagA-позитивность не была связана с атрофическим гастритом в теле желудка, но была связана с атрофическим антральным гастритом. В соответствии с нашими результатами серопозитивность CagA коррелировала с атрофическим антральным гастритом, но не с атрофическим гастритом тела тела в более раннем исследовании в Великобритании.28 Неясно, почему в нашем исследовании девять пациентов не имели ни хеликобактер при гистологическом исследовании, ни повышенных антител H pylori при ИФА. имел положительное значение CagA.Это может быть ложноположительным результатом из-за перекрестно-реактивных антител к CagA. Напротив, было высказано предположение, что измерение антител CagA с помощью иммуноблоттинга может быть более чувствительным, чем ИФА, для выявления прошлой инфекции H pylori у некоторых людей.29

    Таким образом, атрофический гастрит был обнаружен у 25% последовательных амбулаторных пациентов, направленных на эндоскопию верхних отделов. У 16 пациентов выявлен атрофический гастрит тела средней или тяжелой степени. Низкие уровни пепсиногена I в сыворотке показали чувствительность 81% и специфичность 99% при выявлении атрофического гастрита тела средней или тяжелой степени, в то время как высокие уровни гастрина в сыворотке и наличие антител к париетальным клеткам имели высокую специфичность (96%), но низкую чувствительность (75%). и 56% соответственно).Ни один из анализов крови достоверно не выявил атрофический антральный гастрит. H pylori и антитела CagA были в значительной степени связаны с атрофическим антральным гастритом, тогда как у пациентов с тяжелым атрофическим гастритом тела желудка, большинство из которых имели антитела к париетальным клеткам, не было признаков инфекции H pylori .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.