Хронический жда: Железодефицитная анемия ,

Содержание

Анемия хронических заболеваний и железодефицитная анемия: сравнительная характеристика показателей феррокинетики и их связь с воспалением у больных ХСН в пожилом и старческом возрасте | Соломахина

1. Лазарева Н. В., Ощепкова Е. В., Терещенко С. Н. Коморбидность у больных с хронической сердечной недостаточностью (по Данным Регистра ХСН). Кардиологический Вестник. 2016; XI (4):24-31.

2. Tang Y-D. Anemia in Chronic Heart Failure: Prevalence, Etiology, Clinical Correlates, and Treatment Options. Circulation. 2006;113 (20):2454-61.DOI:10.1161/CIRCULATIONAHA. 105.583666

3. van Deursen VM, Urso R., Laroche C., Damman K., Dahlström U., Tavazzi L. et al. Co-morbidities in patients with heart failure: an analysis of the European Heart Failure Pilot Survey: Co-morbidities in heart failure. European Journal of Heart Failure. 2014;16 (1):103-11. DOI:10.1002/ejhf. 30

4. Groenveld HF, Januzzi JL, Damman K., van Wijngaarden J., Hillege HL, van Veldhuisen DJ et al. Anemia and Mortality in Heart Failure Patients. Journal of the American College of Cardiology. 2008;52 (10):818-27. DOI:10.1016/j. jacc. 2008.04.061

5. Anand I. Anemia and Its Relationship to Clinical Outcome in Heart Failure. Circulation. 2004;110 (2):149-54. DOI:10.1161/01. CIR. 0000134279.79571.73

6. Muzzarelli S., Pfisterer M. Anemia as independent predictor of major events in elderly patients with chronic angina. American Heart Journal. 2006;152 (5):991-6. DOI:10.1016/j. ahj. 2006.06.014

7. Anand I.S. Anemia and Chronic Heart Failure. Journal of the American College of Cardiology. 2008;52 (7):501-11. DOI:10.1016/j. jacc. 2008.04.044

8. Ezekowitz JA, McAlister FA, Armstrong P.W. Anemia is common in heart failure and is associated with poor outcomes: insights from a cohort of 12065 patients with new-onset heart failure. Circulation. 2003;107 (2):223-5.

9. Рудакова Л. Е., Беляева Ю. Б., Фаткабрарова А. М., Козина Л. Е. Анемия при хронической сердечной недостаточности (по данным кардиологического отделения). Теоретические и прикладные аспекты современной науки. 2014; (6-2):128-30.

10. Зубрихина Г. Н., Блиндарь В. Н., Матвеева И. И. Дифференциальная диагностика анемического синдрома при истинном железодефицитном состоянии и функциональном дефиците железа у больных с хроническими заболеваниями (злокачественными новообразованиями). Терапевтический архив. 2016;88 (4):61-7. DOI: 10.17116/terarkh301688461-67

11. Зубрихина Г. Н., Блиндарь В. Н., Матвеева И. И. Возможности современного автоматизированного клинического анализа крови в дифференциальной диагностике истинного и перераспределительного (функционального) дефицита железа при анемическом синдроме у онкологических больных. Клиническая лабораторная диагностика. 2014;59 (5):21-5.

12. Стуклов Н. И. Дефицит железа и анемия у больных ХСН. Рациональная фармакотерапия в кардиологии. 2017; 13 (5):651 60. DOI: 10.20996/1819-6446-2017-13-5-6 51-660

13. Koorts AM, Viljoen M. Ferritin and ferritin isoforms I: Structure — function relationships, synthesis, degradation and secretion. Archives of Physiology and Biochemistry. 2007;113 (1):30-54. DOI:10.1080/13813450701318583

14. Arezes J., Nemeth E. Hepcidin and iron disorders: new biology and clinical approaches. International Journal of Laboratory Hematology. 2015;37:92-8. DOI:10.1111/ijlh. 12358

15. Camaschella C. Iron-Deficiency Anemia. Longo DL, editor. New England Journal of Medicine. 2015;372 (19):1832-43. DOI: 10.1056/NEJMra1401038

16. Nagai T., Nishimura K., Honma T., Higashiyama A., Sugano Y., Nakai M. et al. Prognostic significance of endogenous erythropoietin in long-term outcome of patients with acute decompensated heart failure: Endogenous erythropoietin in acute heart failure. European Journal of Heart Failure. 2016;18 (7):803-13. DOI:10.1002/ejhf. 537

17. van der Meer P., Lok DJ, Januzzi JL, de la Porte PWB-A, Lipsic E., van Wijngaarden J. et al. Adequacy of endogenous erythropoietin levels and mortality in anaemic heart failure patients. European Heart Journal. 2008;29 (12):1510-5. DOI:10.1093/eurheartj/ehn205

18. Блиндарь В. Н., Зубрихина Г. Н., Матвеева И. И. Анемический синдром и основные метаболиты феррокинетики (ферритин, растворимый рецептор трансферрина, прогепсидин, гепсидин-25 и эндогенный эритропоэтин). Медицинский алфавит. 2015;2 (8):16-9.

19. Azerbaijan State Advance Training Institute for Doctors, Baku, Azerbaijan, Zakhidova K.K. Correlation Between Concentration of Pathological Cytokines and Erythropoietin in Patients with Chronic Heart Failure with Anemic Syndrome. Annals of the Russian academy of medical sciences. 2014;69 (1-2):32-7. DOI:10.15690/vramn. v69i1-2.939

20. Nairz M., Theurl I., Wolf D., Weiss G. Iron deficiency or anemia of inflammation? Differential diagnosis and mechanisms of anemia of inflammation. Wiener Medizinische Wochenschrift. 2016;166 (13-14):411-23. DOI: 10.1007/s10354-016-0505-7

21. Drozd M., Jankowska EA, Banasiak W., Ponikowski P. Iron Therapy in Patients with Heart Failure and Iron Deficiency: Review of Iron Preparations for Practitioners. American Journal of Cardiovascular Drugs. 2017; 17 (3): 183-201. DOI: 10.1007/s40256-016-0211-2

22. Anand I.S. Heart failure and anemia: mechanisms and pathophysiology. Heart Failure Reviews. 2008;13 (4):379-86. DOI: 10.1007/s10741-008-9088-8

23. Caramelo C., Justo S., Gil P. Anemia in heart failure: pathophysiology, pathogenesis, treatment, and incognitae. Rev Esp Cardiol. 2007;60 (8):848-60. PMID:17688854

24. Diskin C.J. Erythropoietin, haemoglobin, heart failure, and mortality. European HeartJournal. 2008;29 (21):2695-2695. DOI:10.1093/eur-heartj/ehn399

25. Cappellini MD, Comin-Colet J., de Francisco A., Dignass A., Doehner W., Lam CS et al. Iron deficiency across chronic inflammatory conditions: International expert opinion on definition, diagnosis, and management. AmericanJournal of Hematology. 2017;92 (10):1068-78. DOI:10.1002/ ajh.24820

Хронические заболевания: наш опыт | Pierre Fabre

В контексте быстрого старения населения по всему миру, частота заболеваний опорно-двигательного аппарата, таких как остеоартроз и остеопороз, с каждым годом неуклонно увеличивается. На сегодняшний день в арсенале компании имеются современные препараты для лечения этих заболеваний. 

Важные амбиции данного направления – обеспечить во всем мире доступ к возможности лечения самыми актуальными лекарственными препаратами. Основная цель состоит как в улучшении качества жизни без боли и ограничений движений, так и в предотвращении прогрессирования этих заболеваний. 

Остеоартроз
В настоящее время впервые в истории большинство населения мира может рассчитывать дожить до 60 лет и старше*. Это ведет к росту числа больных остеоартрозом, поскольку 10-15% взрослого населения старше 60 лет страдают данным заболеванием**. Примерно 80% больных остеоартрозом имеют ограничения движений суставов, при этом 25% не могут выполнять свою основную повседневную деятельность **.

* данные ВОЗ, Всемирный доклад о старении и здоровье, 2016 г.

** данные ВОЗ, доклад об остеоартрозе в мире, 2013 г.

Согласно последним российским и международным рекомендациям, первым шагом терапии остеоартроза предпочтительнее назначение хондроитин сульфата или кристаллического глюкозамин сульфата, при этом рекомендации Европейской ассоциации по изучению остеоартрита (ESCEO) утверждают о важности выбора именно высококачественного хондроитин сульфата. Для достижения максимального качества компания Pierre Fabre производит данное лекарственное средство из собственной оригинальной субстанции. Полный контроль на всех этапах производства позволяет добиться максимальной чистоты продукта и обеспечить его высокий профиль безопасности.

 

Остеопороз
Остеопороз – один из основных причин инвалидизации и смертности во всем мире. Поскольку заболевание диагностируется, как правило, уже после переломов, эту болезнь называют «невидимой эпидемией». 
Одна из основных причин инвалидности при этом заболевании – перелом шейки бедра.  

Оссеин-гидроксиапатитное соединение — физиологический ремодулятор костной ткани, позволяет нормализовать ремоделирование костной ткани и обеспечить достаточное поступление кальция в организм для увеличения минеральной плотности кости.

По данным Европейского общества по остеопорозу (EFFO):

Как определить анемию при беременности?

 

Во время беременности необходимо проверять ряд показателей, которые предоставят информацию о состоянии женского организма. Одни из важных показателей —это уровень гемоглобина и уровень железа в крови.  

Анемия — это состояние, характеризующееся уменьшением количества эритроцитов и снижением уровня гемоглобина в единице объема крови.

Всемирная организация здравоохранения и Американская коллегия акушеров и гинекологов подтверждают наличие анемии при беременности для следующих показаний гемоглобина:

  • Для первого триместра: Hb <11 г/дл.
  • Для второго триместра: Hb <10,5 г/дл.
  • Для третьего триместра: Hb <11 г/дл.

 

Осложнения  возникающие при железо-дефицитной анемии.

  • хроническая гипоксия плода
  • задержка развития плода.
  • невынашивание беременности
  • слабость родовой деятельности
  • ранние послеродовые кровотечения
  • гипогалактия
  • гнойно-септические осложнения в послеродовом периоде.

 

Самые частые причины развития анемии.

1. Дефицит железа в организме.

Факторы, влияющие на развитие железодефицитной анемии:

  • Низкое поступление железа с пищей (вегетарианство, нарушение питания)
  • Обильные менструации в анамнезе.
  • Хронические заболевания желудочно-кишечного тракта, при которых нарушается всасывания питательных веществ в том числе микроэлементов.
  • Инфекционные заболевания.
  • Короткий промежуток между беременностями.
2. Дефицит фолатов-соединений фолиевой кислоты в организме.

 При недостаточном потреблении из продуктов — во время длительной кулинарной обработки уничтожается значимая часть фолатов.

  • Употребление алкоголя — алкоголь препятствует абсорбации фолата.
  • Нарушение всасывания в кишечнике — при болезнях желудочно-кишечного тракта.

 

Как проявляется анемия во время беременности?

Ранние симптомы развития анемии неярко выражены — это легкая утомляемость, слабость, небольшие головокружения, легкая отдышка во время нагрузки, учащенное сердцебиение. При выраженной анемии проявляется бледность.

Железодефицитная анемия может спровоцировать развитие преждевременных родов, влияет и на внутриутробное развитие плода.

 

Диагностика анемии при беременности.

Специалисты медицинского центра «САНАС» производят забор и анализ крови, измеряют сывороточное железо, ферритин и трансферрин у пациентки. Железодефицитная анемия подтверждается при обнаружении сниженного уровня железа и ферритина, на фоне повышенного транссферина в сыворотке крови.

 

Лечение железодефицитной анемии.

Для лечения железодефицитной анемии назначают препараты сульфата железа в виде таблеток. Так как некоторые беременные не могут полностью абсорбировать достаточное количества железа из таблеток, может быть назначено парентеральное введение препаратов (например, внутримышечные инъекции).

Во время лечения обязателен еженедельный забор крови на исследование гематокрита и гемоглобина, в случае отсутствия изменений в анализах, стоит подозревать и наличие дефицита фолатов.

Дефицит фолатов определяется по его уровню в сыворотке крови. Лечат фолатдефицитную анемию при беременности приемом препаратов фолиевой кислоты. Такие препараты могут быть назначены беременным женщинам в целях профилактики и тем, кто только планирует беременность.

 

Профилактика железодефицитной анемии.

Лучшая профилактика анемии — это проверка запасов железа, определение уровня гемоглобина ещё на этапе планирования беременности. При выявлении каких-либо отклонений производится коррекция уровня железа в крови, в рацион добавляются продукты с высоким содержанием железа, могут быть назначены витаминно-минеральные комплексы.

 В медицинском центре «САНАС» работают квалифицированные гематологи, которым вы сможете доверить своё здоровье. 

Особенности лечения железодефицитной анемии у девушек с маточными кровотечениями пубертатного периода на фоне хронического описторхоза | Евтушенко

1. Богданова Е.А. Гинекология детей и подростков. М.: Мед. информ. агентство, 2000. 332 с.

2. Воробьёв А.И. Руководство по гематологии. М.: Ньюдиамед, 2003. 280 с.

3. Геннис Р. Биомембраны: Молекулярная структура и функции: Пер. с англ. М.: Мир, 1997. 624 с.

4. Гольдберг Е.Д., Степанова Е.И., Костарева И.В. Интерференционная микроскопия в гематологии. Томск: Изд-во ТГУ, 1983. 100 с.

5. Гуркин Ю.А. Гинекология подростков. СПб.: Фолиант, 2002. С. 193—226.

6. Диагностика и лечение ювенильных маточных кровотечений: Методические рекомендации / Сост. В.Ф. Коколина. М., 1999.32 с.

7. Зудикова С.И. Клинические особенности рецидивирующих маточных кровотечений // Сборник науч. тр. IV Всерос. конф. подет. и подрост. гинекологии. Москва, 2000. М., 2000. С. 59—60.

8. Козинец Г.И., Симоварт Ю.А. Поверхностная архитектоника периферической крови в норме и при некоторых заболеваниях системы крови. Таллин: Валгус, 1984. 116 с.

9. Коколина В.Ф., Казюкова Т.В., Самсыгина Г.А. и др. Клиническое значение определения ферритинов и растворимого трансферринового рецептора при маточных кровотечениях пубертатного периода // Репродуктивное здоровье детей и подростков. 2005. № 2. С. 54—61.

10. Саидова Р.А. Нарушения менструального цикла в период полового созревания // Рус. мед. журн. 1999. Т. 7. № 18. С. 886— 890.

11. Серов В.Н., Прилепская В.Н., Жаров Е.В. и др. Железодефицитные состояния в различные периоды жизни женщины. М., 2002. 15 с.

12. Уварова Е.В., Веселова Н.М. Маточные кровотечения пубертатного периода // Репродуктивное здоровье детей и подростков. 2005. № 3. С. 30—37.

13. Удут В.В., Адам А.М., Наумов С.А. и др. Мониторинг состояния периферической крови жителей Томской области как составляющая оценка антропогенного загрязнения. Томск: Изд-во ТГУ, 1998. 71 с.

14. Ponca P. Cellular iron metabolism // Kidney Int. Suppl. 1999. V. 69. P. 2—11.

15. Chen B.H., Giudice L.C. Disfunctional uterine bleeding // West. J. Med. 2004. V. 169. P. 280—284.

Железодефицитные анемии

15.12.2014

Железодефицитные анемии (ЖДА) возникают при дефиците железа, необходимого для построения гемоглобина.

Причинами ЖДА являются кровопотери, недостаточное поступление железа с пищей и его повышенное потребление. Повышенная потребность в железе может встречаться в период интенсивного роста организма; у девочек в этот период становление менструального цикла (способствующее потере крови и ионов железа) может сопровождаться возникновением так называемой ювенильной железодефицитной анемии (раннего хлороза). К железодефицитным относится также анемия при хронической кровопотере. Хроническими кровопотерями и, соответственно, хронической постгеморрагической анемией сопровождаются многие заболевания внутренних органов и прежде всего желудочно-кишечного тракта: язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, рак, полипоз желудка и кишечника, геморрой, некоторые глистные инвазии. Хроническая постгеморрагическая анемия нередко наблюдается также при опухолях почек, кавернозном туберкулезе легких, маточных кровотечениях. Способствует возникновению анемии ряд дополнительных факторов и в первую очередь те, которые могут служить причиной уменьшения запасов железа в организме. Так, у больных с сопутствующей секреторной недостаточностью желудка и энтеритом на фоне даже небольшой хронической кровопотери анемия выявляется быстрее и протекает более тяжело. При недостаточном поступлении в организм железа и использовании его запасов нарушается синтез не только гемоглобина, но и железосодержащих ферментов клеток разных тканей Это приводит к нарушениям трофики тканей и определяет возникновение многих симптомов заболевания.

Клинические проявления.

Медленное (месяцы, годы) развитие железодефицитной анемии позволяет организму в полной мере использовать свои компенсаторные возможности. Поэтому большинство больных достаточно хорошо приспосабливаются к болезни и вполне удовлетворительно переносят даже значительную анемизацию.

Характерные жалобы— слабость, головокружение, одышка, особенно при физической нагрузке, повышенная утомляемость, шум в ушах, обмороки. У многих больных отмечаются различные диспепсические явления: снижение аппетита, извращение вкуса, поташнивание, быстрая насыщаемость, тяжесть в эпигастральной области после еды, отрыжка; нередко имеется склонность к поносам. Возможны легкие парестезии в виде ощущения покалывания или ползания мурашек по коже. Как проявление общего дефицита железа отмечается ряд трофических нарушений кожи, ее придатков и слизистых оболочек. Кожа больных сухая, нередко слегка шелушится. Волосы ломкие, рано седеют и выпадают. Ногти уплощаются, иногда становятся вогнутыми, теряют блеск, испещрены поперечными складками, ломкие (койлонихии). Появляются трещины в углах рта, отмечается сглаживание сосочков языка, атрофический глоссит. Зубы теряют блеск, быстро разрушаются, несмотря на самый тщательный уход за ними. При длительном применении препаратов железа зубы могут чернеть, так как железо реагирует с сероводородом, выделяющимся в кариозных полостях вследствие гниения, с образованием его сульфита черного цвета. Развивается гнойное воспаление десен вокруг шеек зубов — пародонтоз.

Лечение включает в себя устранение причины дефицита железа (например, устранение источника кровопотери), диету и медикаментозную терапию. В рацион больных ЖДА должны в большом количестве входить мясные продукты с высоким содержанием солей железа: печень, говядина. Назначаются препараты железа (в комбинации с аскорбиновой кислотой), которые обычно оказывают быстрый и постоянный эффект: восстанавливается трудоспособность, в течение 3—5 нед нормализуется содержание эритроцитов и гемоглобина крови. Однако в дальнейшем во избежание рецидивов заболевания необходимо систематически проходить специальное обследование и, при необходимости, курсы лечения препаратами железа.

Первоклассные специалисты многопрофильного медицинского центра « МедСтандарт» помогут оперативно и предельно точно установить диагноз и назначить грамотное лечение, а также дать рекомендации по нормализации образа жизни и питания.

Мы находимся по адресу: Одинцово, Новая Трехгорка, ул. Кутузовская, д. 4а .
Тел.: +7 (495) 201-73-47
+7 (495) 587-15-74

Публикация специалиста: 

актуальные аспекты диагностики и лечения в реальной клинической практике терапевта

Железодефицитная анемия: актуальные аспекты диагностики и лечения в реальной клинической практике терапевта

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/therapy.2019.1.172-181

Д.И. Трухан, Г.Л. Юренев, Н.А. Чусова

1 ФГБОУ ВО «Омский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации; 2 ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Министерства здравоохранения Российской Федерации

Анемии – группа заболеваний, характеризующихся уменьшением количества циркулирующих эритроцитов и(или) гемоглобина в единице объема крови ниже нормального для данного возраста и пола. Чаще (80–95% всех анемий) в реальной клинической практике терапевта встречается хроническая железодефицитная анемия (ЖДА). Часто при обсуждении различных аспектов диагностики и лечения ЖДА можно столкнуться с позицией, что про ЖДА все давно и хорошо известно. Однако в реальной клинической практике в силу разных причин забываются подводные камни, рифы и мели, недооценка которых может привнести определенные сложности в диагностику и лечение. В представленном обзоре обсуждаются наиболее значимые аспекты диагностики и лечения ЖДА.


Литература



  1. Iron deficiency anemia: assessment, prevention, and control. A guide for programme managers. UNICEF, United Nations University, WHO. Geneva: World Health Organization, 2001. URL: https://www.who.int/nutrition/publications/micronutrients/anaemia_iron_deficiency/ WHO_NHD_01.3/en/

  2. Серов В.Н., Шаповаленко C.A, Флакс Г.А., Царюк А.В. Диагностика и лечение железодефицитных состояний у женщин в различные периоды жизни. Журнал Российского общества акушеров-гинекологов. 2006; 2. URL: http://ag-info.ru/files/jroag/2006-2/jroag-06-02-15.pdf

  3. Чилова Р.А., Мурашко А.В., Вечорко В.И. и соавт. Профилактика и лечение железодефицитных состояний у беременных и кормящих женщин. РМЖ. 2017; 15: 1092–1095

  4. Johnson–Wimbley T.D., Graham D.Y. Diagnosis and management of iron deficiency anemia in the 21st century. Therap. Adv. Gastroenterol. 2011; 4 (3): 177–84.

  5. Трухан Д.И. Железодефицитная анемия: актуальные вопросы диагностики и профилактики на этапе оказания первичной медико-санитарной помощи. Фарматека. 2018; 13: 84–90. DOI: https: //dx.doi.org/10.18565/pharmateca.2018.13.84-90

  6. Тарасова И.С. Железодефицитная анемия у детей и подростков. Вопросы современной педиатрии. 2011; 2: 40-48.

  7. Трухан Д.И., Филимонов С.Н. Внутренние болезни. Т. 2. Новокузнецк: ООО «Полиграфист». 2015. 239 с.

  8. Трухан Д.И., Викторова И.А. Нефрология. Эндокринология. Гематология. СПб.: СпецЛит, 2017. 253 с.

  9. WHO. The global prevalence of anaemia in 2011. Geneva: World Health Organization; 2015. URL: https://www.who.int/nutrition/publications/micronutrients/global_ prevalence_anaemia_2011/en/

  10. Worldwide prevalence of anaemia 1993–2005: WHO global database on anaemia. Geneva, World Health Organization, 2008. URL: https://apps.who.int/iris/handle/10665/43894

  11. Стуклов Н.И., Митченкова А.А. Анемия и дефицит железа. глобальные проблемы и алгоритмы решений. Терапия. 2018; 6: 147–155. Doi: https: //dx.doi.org/10.18565/.

  12. Zacharski L.R., Ornstein D.L., Woloshin S., Schwartz L.M. Association of age, sex and race with body iron stores in adults: analysis of NHANES III data. Am Heart J. 2000 Jul; 140(1): 98–104.

  13. Трухан Д.И., Тарасова Л.В. Железодефицитная анемия: актуальные вопросы диагностики, лечения и профилактики. Гинекология. 2013; 5: 95–99.

  14. Серов В.Н., Дубровина Н.В., Балушкина А.А. Железодефицитная анемия в гинекологической практике: основные принципы лечения. Русский медицинский журнал. 2011; 1. Электронный ресурс: URL: http://rmj.ru/articles_7480.htm

  15. Коноводова Е.Н., Бурлев В.А. Алгоритм диагностики и лечения железодефицитных состояний у гинекологических больных. Фарматека. 2012; 12: 72–78.

  16. Напалков Д.А., Панферов А.С. Анемии у женщин: что нужно знать интернистам? Фарматека. 2012; 4: 37–41.

  17. Лузина Е.В., Ларева Н.В. Анемия и заболевания желудочно-кишечного тракта. Терапевтический архив.2013; 4: 102–105.

  18. Трухан Д.И., Никоненко В.А. Дифференциальный диагноз крови в стуле. Точное обследование – залог успешного лечения. Стационарозамещающие технологии: амбулаторная хирургия. 2016; 3–4 (63–64): 36–43.

  19. Трухан Д.И. Кровь в стуле: вопросы дифференциальной диагностики. Справочник поликлинического врача. 2016; 6: 38–42.

  20. Трухан Д.И., Филимонов С.Н. Дифференциальный диагноз основных гастроэнтерологических синдромов и симптомов. М.: Практическая медицина. 2016. 168 с.

  21. Peña-Rosas J.P., De-Regil L.M., Garcia-Casal M.N., Dowswell T. Daily oral iron supplementation during pregnancy. Cochrane Database Syst Rev. 2015 Jul 22; 7: CD004736. doi: 10.1002/14651858.CD004736.pub5.

  22. Froessler B., Collingwood J., Hodyl N.A., Dekker G. Intravenous ferric carboxymaltose for anaemia in pregnancy. BMC Pregnancy Childbirth. 2014 Mar 25; 14: 115. doi: 10.1186/1471-2393-14-115.

  23. Шехтман М.М. Железодефицитная анемия и беременность. Клиническая лекция. Consilium medicum. Гинекология. 2004; 4(6). Электронный ресурс: URL: http://old.con-med.ru/gynaecology/article/7631/

  24. Трухан Д.И., Тарасова Л.В. Железодефицитная анемия: актуальные вопросы диагностики, лечения и профилактики. Гинекология. 2013; 5: 95–99.

  25. Трухан Д.И., Филимонов С.Н. Клиника, диагностика и лечение основных эндокринных и гематологических заболеваний. Учеб. пособие. Новокузнецк: ООО «Полиграфист». 2015. 119 с.

  26. Ломова Н.А., Дубровина Н.В., Кан Н.Е. и др. Быстрая коррекция дефицита железа у беременных: обзор современных возможностей. РМЖ. 2017; 2: 121–124.

  27. Федеральные клинические рекомендации по диагностике и лечению железодефицитной анемии. 2014. URL: nodgo.org/sites/default/files/ФКР по диагностике и лечению железодефицитной анемии.pdf

  28. Дворецкий Л.И. Железодефицитная анемия в реальной клинической практике. Фарматека. 2012; 2: 78–84.

  29. Трухан Д.И., Филимонов С.Н. Болезни сердечно-сосудистой системы: клиника, диагностика и лечение. СПб: СпецЛит. 2016. 319 с.

  30. Банадыга Н.В., Рогальская Я.В., Рогальский И.О. Влияние железодефицитной анемии у детей на формирование системного иммунитета. Современная педиатрия. 2014; 3: 40.

  31. Banadyha N.V. Contemporary view on the nature of deficient states in early age children. Запорожский медицинский журнал. 2017; 2(101): 181–85.

  32. Ершова А.К. Этиология, патогенез и лечение железодефицитной анемии. Русский медицинский журнал. 2011; 12: 790–793.

  33. Дворецкий Л.И. Анемия у больных хронической обструктивной болезнью легких: коморбидность или системное проявление? Пульмонология. 2012; 2: 5–11.

  34. Провоторов В.М., Авдеева С.А. Анемия у больных с хронической сердечной недостаточностью. Клиническая медицина. 2012; 3: 55–58.

  35. Струтынский А.В. Железодефицитные анемии в практике врача-терапевта: диагностика и лечение. Фарматека. 2012; 13: 67–73.

  36. Дворецкий Л.И., Дятлов Н.В. Кардиологический больной с анемией. Фарматека. 2013; 6: 22–31.

  37. Клинические рекомендации. Хроническая сердечная недостаточность (ХСН). Общество специалистов по сердечной недостаточности. Российское кардиологическое общество. 2016. URL: http://ossn.ru/upload/medialibrary/003/97_30012017.pdf

  38. Muñoz M., Acheson A.G., Auerbach M. et al. International consensus statement on the perioperative management of anaemia and iron deficiency. Anaesthesia. 2017 Feb; 72(2): 233–47.

  39. Khalafallah A.A., Dennis A.E., Ogden K. et al. Three-year follow-up of a randomized clinical trial of intravenous versus oral iron for anaemia in pregnancy. BMJ Open. 2012; 18: 2–5.

  40. Cantor A.G., Bougatsos C., Dana T. et al. Routine iron supplementation and screening for iron deficiency anemia in pregnancy: a systematic review for the U.S. Preventive Services Task Force. Ann Intern Med. 2015; 162: 566–76.

  41. Tayupova I.M. To the question of rational nutrition, micronutrient status correction, prevention and treatment of iron deficiency in pregnancy. Vopr Pitan. 2015; 84(2): 25–33.

  42. Breymann C., Milman N., Mezzacasa A., Bernard R., Dudenhausen J. Ferric carboxymaltose vs oral iron in the treatment of pregnant women with iron deficiency anemia: an international, open-label, randomized controlled trial (FER-ASAP). J Perinat Med. 2016 Jun 8. pii: /j/jpmeahead-of-print/jpm-2016-0050/ jpm-2016-0050.xml. doi: 10.1515/jpm-2016-0050.

  43. Froessler B., Collingwood J., Hodyl N.A., Dekker G. Intravenous ferric carboxymaltose for anaemia in pregnancy. BMC Pregnancy Childbirth, 2014, 14: 115.

  44. Вавина О.В., Пучко Т.К., Умралиева М.А. Железодефицитная анемия у беременных и ее коррекция. Медицинский совет. 2018; 13: 26–30.

  45. Derzsiová K., Mydlík M., Boldizsár J., Hríbiková M., Petrovicová J. Oral administration of iron with vitamin C in haemodialyzed patients. Vnitr Lek. 2001 Apr; 47(4): 210–14.

  46. Chrobák L. Microcytic and hypochromic anemias. Vnitr Lek. 2001 Mar; 47(3):166–74.

  47. Mydlík M., Derzsiová K., Boldizsár J., Hríbiková M., Petrovicová J. Oral use of iron with vitamin C in hemodialyzed patients. J Ren Nutr. 2003 Jan; 13(1): 47–51.

  48. Krochmalczyk D., Piotrowska M., Skotnicki A.B. Iron deficiency anaemia in population of Polish patients—results of epidemiological screening study. Pol Merkur Lekarski. 2005 Feb; 18 (104): 184–88.

  49. Bozhinova S. Treatment of iron deficiency anaemia in pregnant, puerperal and gynaecological patients different drugs, different approaches. Akush Ginekol (Sofiia). 2005; 44(4): 46–50.

  50. Стрижаков А.Н., Мусаев З.М., Муратов И.Р. Особенности течения беременности и родов при железодефицитной анемии. Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2005; 3: С. 14–18.

  51. Лечение манифестного дефицита железа у беременных и родильниц. Медицинская технология. Серов В.Н., Бурлев В.А., Коноводова Е.Н., Орджоникидзе Н.В., Тютюнник В.Л. Разрешение Федеральной Службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития. Серия АА 0000151, ФС № 2010/003 от 18 января 2010 г.

  52. Коноводова Е.Н., Бурлев В.А., Тютюнник В.Л., Якунина Н.А., Подымова А.А. Эффективность терапии латентного дефицита железа у беременных. Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии, 2011, 10(5): 26–30.

  53. Савченко Т.Н., Агаева М.И., Дергачева И.А. Анемия и беременность. РМЖ. Мать и дитя. 2016; 15: 971–975.

  54. Тютюнник В.Л., Кан Н.Е., Ломова Н.А., Докуева Р.С.Э. Железодефицитные состояния у беременных и родильниц. Медицинский совет. 2017; 13: 58–62.

  55. Дворецкий Л.И., Заспа Е.А. Сравнительная эффективность железосодержащих препаратов у больных железодефицитной анемией. Репродуктивное здоровье Восточная Европа. 2011; 3(15): 117–127.

  56. Дубинская Е., Барабанова О., Довлетханова Э., Лаптева Н. Послеоперационная антианемическая терапия у больных с доброкачественной патологией полости матки. Врач. 2011;11: 61–64.

  57. Карпова М.В., Зайцева Г.А., Куликова М.М., Тарасова Л.Н., Вершинина О.А. Оценка эффективности препарата сорбифер дурулес для коррекции нарушений обмена железа у доноров. Вестник Уральской медицинской академической науки. 2009; 4(27): 81–83.

  58. Воробьев П.А., Аксюк З.Н., Горохова С.Г. Сорбифер дурулес в терапии железодефицитной анемии в гериатрической практике. Клиническая геронтология. 2000; 1: 7–12.

  59. Федорук А.В., Воробьев П.А., Некрасова Н.И., Доркина А.А. Анализ врачебной практики ведения больных железодефицитной анемией в различных возрастных группах. Клиническая геронтология. 2005; 19: 8–14.

  60. Коптлеуова А.С. Эффективность препарата «Сорбифер дурулес» при хронических заболеваниях желудочно-кишечного тракта. Медицинский журнал Западного Казахстана. 2012; 3(35): 169–170.

  61. Белоусова Н.С., Ильина С.А., Черногорюк Г.Э., Тюкалова Л.И. Влияние коррекции показателей обмена железа и эритрона при железодефицитных анемиях легкой степени на клинические проявления ишемической болезни сердца. Клиническая медицина. 2012; 1: 41–46.

  62. Будневский А.В., Провоторов В.М., Ульянова М.И. Хроническая обструктивная болезнь легких и анемия: клинические проявления и тактика лечения. Клиническая медицина. 2016; 9: 677–683.

  63. Бапаева М.К. Ферротерапия: изучение фармакоэкономических параметров у пациентов с железодефицитной анемией. Известия ВУЗов (Кыргызстан). 2008; 5–6: 297–300.

  64. Бапаева М.К. Возможности объективизации выбора ферропрепаратов у беременных, страдающих железодефицитной анемией. Наука и новые технологии. 2009; 1–2: 34–38.

  65. Грибкова И.В., Холовня-Волоскова М.Э., Полякова К.И. и др. Фармакоэкономический анализ применения пероральных препаратов железа для лечения и профилактики. Акушерство и гинекология. 2018; 3: 138–144.

  66. Грибкова И.В., Полякова К.И., Степанова В.Н. и др. Сравнительный фармакоэкономический анализ препарата сорбифер дурулес и препаратов трехвалентного железа для лечения и профилактики железодефицитной анемии беременных. Фармакоэкономика: теория и практика. 2018; 1: 44.


Об авторах / Для корреспонденции


Дмитрий Иванович Трухан, д.м.н., доцент, профессор кафедры внутренних болезней и поликлинической терапии ФГБОУ ВО «Омский государственный медицинский университет» Минздрава России. E-mail: [email protected]
Георгий Леонидович Юренев, д.м.н., профессор кафедры пропедевтики внутренних болезней и гастроэнтерологии ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава Росси
Наталья Андреевна Чусова, студентка 6 курса лечебного факультета ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава России.


Похожие статьи

Ожидание медицинской помощи: хронические заболевания и неопределенность системы здравоохранения в США

https://doi.org/10.1016/j.socscimed.2020.113296 Получить права и контент

Основные моменты

Бедные и хронически больные люди ждут на получение медицинской помощи и социальных услуг.

Люди активно ждут, принимая решения, чтобы справиться с последствиями ожидания.

Идея отсрочки оказания помощи неадекватна для объяснения реалий болезни и бедности.

Ожидание расширяет и углубляет структурную уязвимость маргинализированных людей.

Реферат

Структуры власти и неравенства формируют повседневную жизнь бедных людей, требуя ожидания в различных формах и для различных услуг, в том числе медицинских (Andaya, 2018a; Auyero, 2012; Strathmann и Hay, 2009). Ограничения, такие как возрастные требования для участия в программе Medicare, потеря медицинского страхования, предоставляемого работодателем, или бюрократия, связанная с подачей заявления на инвалидность, часто заставляют людей ждать, чтобы следовать рекомендациям по лечению.В 2016–2017 годах мы провели 52 повествовательных интервью в Сент-Луисе, городе со значительным расовым и экономическим неравенством в отношении здоровья и без расширения программы Medicaid. Мы опросили людей с одним или несколькими хроническими заболеваниями, от которых им прописали лекарства, и которые определили, что у них есть трудности с получением рецептов. В ходе интервью участники часто рассказывали: 1) об опыте ожидания оказания помощи, наряду с другими услугами, и 2) о диапазоне стратегий, которые они использовали для управления ожиданием.В этой статье мы развиваем концепцию активного ожидания , чтобы описать как жизненный опыт ожидания ухода, так и реакции, которые люди придумывают для навигации, сокращения или иного переноса ожидания. Ожидание структурировано в сфере здравоохранения и других социальных услуг в различных масштабах таким образом, чтобы усиливать чувство маргинализации, а также требует работы со стороны тех, кто ждет. Хотя многие медицинские исследования и исследования в области общественного здравоохранения сосредоточены на вопросах задержки диагностики или лечения, мы пришли к выводу, что эта концепция активного ожидания обеспечивает гораздо более продуктивную основу для точного понимания эмоционального и физического опыта людей, которые непропорционально бедны и вынуждены ждать. за их заботу.Только с таким пониманием мы можем надеяться построить более справедливые и сострадательные социальные системы.

Ключевые слова

Соединенные Штаты

Ожидание медицинской помощи

Неравенство в отношении здоровья

Хроническое заболевание

Бедность

Социальные услуги

Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

Просмотр аннотации

© 2020 Опубликовано

Ltd.

Цитирующие статьи

% PDF-1.4 % 379 0 объектов> эндобдж xref 379 265 0000000016 00000 н. 0000006571 00000 н. 0000006774 00000 н. 0000006800 00000 н. 0000006848 00000 н. 0000006883 00000 н. 0000007170 00000 н. 0000007278 00000 н. 0000007415 00000 н. 0000007494 00000 н. 0000007573 00000 н. 0000007652 00000 н. 0000007730 00000 н. 0000007809 00000 н. 0000007887 00000 н. 0000007966 00000 н. 0000008045 00000 н. 0000008125 00000 н. 0000008205 00000 н. 0000008285 00000 н. 0000008365 00000 н. 0000008443 00000 н. 0000008522 00000 н. 0000008601 00000 п. 0000008680 00000 п. 0000008759 00000 н. 0000008839 00000 н. 0000008917 00000 н. 0000008996 00000 н. 0000009075 00000 н. 0000009155 00000 н. 0000009233 00000 п. 0000009312 00000 п. 0000009391 00000 п. 0000009469 00000 н. 0000009548 00000 н. 0000009628 00000 н. 0000009708 00000 н. 0000009786 00000 н. 0000009865 00000 н. 0000009944 00000 н. 0000010023 00000 п. 0000010101 00000 п. 0000010179 00000 п. 0000010257 00000 п. 0000010335 00000 п. 0000010414 00000 п. 0000010494 00000 п. 0000010574 00000 п. 0000010654 00000 п. 0000010734 00000 п. 0000010814 00000 п. 0000010894 00000 п. 0000010974 00000 п. 0000011054 00000 п. 0000011134 00000 п. 0000011214 00000 п. 0000011294 00000 п. 0000011374 00000 п. 0000011454 00000 п. 0000011534 00000 п. 0000011614 00000 п. 0000011694 00000 п. 0000011774 00000 п. 0000011854 00000 п. 0000011932 00000 п. 0000012011 00000 н. 0000012091 00000 п. 0000012171 00000 п. 0000012251 00000 п. 0000012331 00000 п. 0000012411 00000 п. 0000012491 00000 п. 0000012571 00000 п. 0000012651 00000 п. 0000012731 00000 п. 0000012811 00000 п. 0000012891 00000 п. 0000012971 00000 п. 0000013051 00000 п. 0000013131 00000 п. 0000013211 00000 п. 0000013291 00000 п. 0000013371 00000 п. 0000013451 00000 п. 0000013531 00000 п. 0000013611 00000 п. 0000013691 00000 п. 0000013771 00000 п. 0000013851 00000 п. 0000013931 00000 п. 0000014011 00000 п. 0000014091 00000 п. 0000014171 00000 п. 0000014251 00000 п. 0000014331 00000 п. 0000014411 00000 п. 0000014489 00000 п. 0000014568 00000 п. 0000014646 00000 п. 0000014725 00000 п. 0000014803 00000 п. 0000014882 00000 п. 0000014960 00000 п. 0000015039 00000 п. 0000015117 00000 п. 0000015196 00000 п. 0000015274 00000 п. 0000015353 00000 п. 0000015431 00000 п. 0000015510 00000 п. 0000015589 00000 п. 0000015667 00000 п. 0000015746 00000 п. 0000015824 00000 п. 0000015903 00000 п. 0000015981 00000 п. 0000016060 00000 п. 0000016138 00000 п. 0000016217 00000 п. 0000016295 00000 п. 0000016374 00000 п. 0000016452 00000 п. 0000016531 00000 п. 0000016609 00000 п. 0000016688 00000 п. 0000016766 00000 п. 0000016845 00000 п. 0000016924 00000 п. 0000017002 00000 п. 0000017081 00000 п. 0000017159 00000 п. 0000017237 00000 п. 0000017316 00000 п. 0000017396 00000 п. 0000017476 00000 п. 0000017556 00000 п. 0000017636 00000 п. 0000017716 00000 п. 0000017796 00000 п. 0000017876 00000 п. 0000017956 00000 п. 0000018036 00000 п. 0000018116 00000 п. 0000018196 00000 п. 0000018276 00000 п. 0000018356 00000 п. 0000018436 00000 п. 0000018516 00000 п. 0000018596 00000 п. 0000018676 00000 п. 0000018756 00000 п. 0000018836 00000 п. 0000018916 00000 п. 0000018996 00000 п. 0000019076 00000 п. 0000019156 00000 п. 0000019236 00000 п. 0000019316 00000 п. 0000019396 00000 п. 0000019476 00000 п. 0000019556 00000 п. 0000019636 00000 п. 0000019716 00000 п. 0000019796 00000 п. 0000019876 00000 п. 0000019956 00000 п. 0000020036 00000 н. 0000020116 00000 п. 0000020196 00000 п. 0000020276 00000 п. 0000020356 00000 п. 0000020436 00000 п. 0000020516 00000 п. 0000020596 00000 п. 0000020676 00000 п. 0000020756 00000 п. 0000020836 00000 п. 0000020916 00000 п. 0000020996 00000 н. 0000021074 00000 п. 0000021153 00000 п. 0000021232 00000 п. 0000021311 00000 п. 0000021389 00000 п. 0000021468 00000 п. 0000021546 00000 п. 0000021625 00000 п. 0000021703 00000 п. 0000021781 00000 п. 0000021858 00000 п. 0000021936 00000 п. 0000022014 00000 н. 0000022091 00000 п. 0000022168 00000 п. 0000022245 00000 п. 0000022324 00000 п. 0000022403 00000 п. 0000022482 00000 п. 0000022666 00000 п. 0000023302 00000 п. 0000023809 00000 п. 0000030541 00000 п. 0000031119 00000 п. 0000031491 00000 п. 0000031938 00000 п. 0000037882 00000 п. 0000038295 00000 п. 0000038671 00000 п. 0000038956 00000 п. 0000039033 00000 п. 0000039687 00000 п. 0000040267 00000 п. 0000040850 00000 п. 0000045816 00000 п. 0000046225 00000 п. 0000046603 00000 п. 0000046888 00000 н. 0000047766 00000 п. 0000048507 00000 п. 0000048652 00000 п. 0000049056 00000 н. 0000049376 00000 п. 0000049772 00000 п. 0000049991 00000 н. 0000058248 00000 п. 0000059103 00000 п. 0000059525 00000 п. 0000060365 00000 п. 0000061215 00000 п. 0000061801 00000 п. 0000066967 00000 п. 0000067901 00000 п. 0000068210 00000 п. 0000068425 00000 п. 0000068480 00000 п. 0000071937 00000 п. 0000072286 00000 п. 0000072654 00000 п. 0000072882 00000 п. 0000072939 00000 п. 0000073127 00000 п. 0000073229 00000 п. 0000073329 00000 п. 0000073439 00000 п. 0000073549 00000 п. 0000073660 00000 п. 0000073770 00000 п. 0000073889 00000 п. 0000074004 00000 п. 0000074117 00000 п. 0000074261 00000 п. 0000074367 00000 п. 0000074511 00000 п. 0000074654 00000 п. 0000074757 00000 п. 0000074861 00000 п. 0000075003 00000 п. 0000075145 00000 п. 0000075282 00000 п. 0000075436 00000 п. 0000075603 00000 п. 0000075773 00000 п. 0000075925 00000 п. 0000005596 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 643 0 obj> поток xb«`f` [

Смотреть и ждать | Общество лейкемии и лимфомы

Людям с ХЛЛ, у которых наблюдаются минимальные изменения в показателях крови и отсутствуют симптомы, обычно лечат с помощью подхода наблюдения и ожидания, также называемого «активным наблюдением» или «бдительным ожиданием».»Сюда входит

  • Регулярные медицинские осмотры
  • Регулярный анализ крови, чтобы определить, стабильно ли заболевание или начало прогрессировать.

Люди часто обеспокоены, когда им ставят диагноз ХЛЛ, а затем узнают, что они не начнут лечение сразу. Когда есть минимальные изменения в показателях крови человека и нет никаких симптомов, подход наблюдения и ожидания является текущим стандартом лечения. Во многих исследованиях сравнивали выжидательный подход с подходом к раннему лечению людей с ХЛЛ низкого риска.Результаты исследования включают следующую информацию:

  • На сегодняшний день не показано никаких преимуществ раннего лечения для людей с ХЛЛ низкого риска.
  • Несколько исследований подтвердили, что использование алкилирующих агентов или агрессивной химиотерапии у пациентов с ранней стадией заболевания не продлевает выживаемость.
  • Существуют риски раннего лечения, включая возможные побочные эффекты и осложнения лечения.
  • У пациентов может развиться устойчивость к применяемым лекарствам, и они не смогут использовать их снова, когда необходимо лечение прогрессирующего заболевания.


Когда начинать лечение

Некоторых людей с ХЛЛ можно лечить с помощью подхода «наблюдай и жди» в течение многих лет, прежде чем болезнь прогрессирует. Решение лечить человека с ХЛЛ основано на ряде факторов, указывающих на прогрессирование заболевания. Согласно рекомендациям Международного семинара по хроническому лимфоцитарному лейкозу (iwCLL), активное заболевание определяется следующими состояниями:

  • Экстранодальное (вне лимфатических узлов) поражение кожи, почек, легких и позвоночника
  • Увеличение лимфатических узлов, отмеченное в ходе серии клинических обследований
  • Увеличение селезенки, отмеченное в ходе серии клинических исследований
  • Свидетельства прогрессирующей недостаточности костного мозга в результате развития или ухудшения
    • Анемия (количество эритроцитов менее 10 г / дл) и / или
    • Тромбоцитопения (количество тромбоцитов менее 100000 / мкл)
  • Аутоиммунная анемия и / или тромбоцитопения, плохо поддающаяся стандартной терапии
  • Время удвоения лимфоцитов менее 6 месяцев или прогрессирующий лимфоцитоз с увеличением более чем на 50 процентов за двухмесячный период
  • Наличие симптомов ХЛЛ
    • Усталость
    • Ночные поты
    • Необъяснимая потеря веса
    • Субфебрильная температура.


Ссылки по теме

Хронические заболевания и неопределенности системы здравоохранения в США — Профили исследований Медицинской школы Вашингтонского университета

TY — JOUR

T1 — Ожидание медицинской помощи

T2 — Хронические заболевания и неопределенность системы здравоохранения в Соединенных Штатах

AU — Ли, Аманда А.

AU — Джеймс, Эйми С.

AU — Hunleth, Jean M.

N1 — Информация о финансировании: Мы хотели бы поблагодарить людей, которые участвовали в нашем исследовании, а также исследовательский персонал: Микелу Ибрао, Сару Хамбл, Сару Мохамед, Линдси Маншак и Лиз Рольф.Мы также благодарим коллег, которые комментировали более ранние версии этой статьи, в том числе Меган Карни и Дон Панкониен, а также полезные советы анонимных рецензентов. Это исследование финансировалось Национальным институтом здоровья меньшинств и неравенства в отношении здоровья (R01MD010445). Информация о финансировании: Мы хотели бы поблагодарить людей, которые участвовали в нашем исследовании, а также исследовательский персонал: Микелу Ибрао, Сару Хамбл, Сару Мохамед, Линдси Маншак и Лиз Рольф. Мы также благодарим коллег, которые комментировали более ранние версии этой статьи, в том числе Меган Карни и Дон Панкониен, а также полезные советы анонимных рецензентов.Это исследование финансировалось Национальным институтом здоровья меньшинств и неравенства в отношении здоровья (R01MD010445). Авторские права издателя: © 2020

PY — 2020/11

Y1 — 2020/11

N2 — Структуры власти и неравенства формируют повседневную жизнь бедных людей, требуя ожидания в различных формах и для получения разнообразных услуг, в том числе для здравоохранения (Andaya, 2018a; Auyero, 2012; Strathmann, Hay, 2009). Ограничения, такие как возрастные требования для участия в программе Medicare, потеря медицинского страхования, предоставляемого работодателем, или бюрократия, связанная с подачей заявления на инвалидность, часто заставляют людей ждать, чтобы следовать рекомендациям по лечению.В 2016–2017 годах мы провели 52 повествовательных интервью в Сент-Луисе, городе со значительным расовым и экономическим неравенством в отношении здоровья и без расширения программы Medicaid. Мы опросили людей с одним или несколькими хроническими заболеваниями, от которых им прописали лекарства, и которые определили, что у них есть трудности с получением рецептов. В ходе интервью участники часто рассказывали: 1) об опыте ожидания оказания помощи, наряду с другими услугами, и 2) о диапазоне стратегий, которые они использовали для управления ожиданием.В этой статье мы развиваем концепцию активного ожидания, чтобы описать как жизненный опыт ожидания заботы, так и реакции, которые люди придумывают, чтобы ориентироваться, сокращать или иным образом переносить ожидание. Ожидание структурировано в сфере здравоохранения и других социальных услуг в различных масштабах таким образом, чтобы усиливать чувство маргинализации, а также требует работы со стороны тех, кто ждет. Хотя многие медицинские исследования и исследования в области общественного здравоохранения сосредоточены на вопросах задержки диагностики или лечения, мы пришли к выводу, что такая концептуализация активного ожидания обеспечивает гораздо более продуктивную основу для точного понимания эмоционального и физического опыта людей, которые непропорционально бедны и вынуждены ждать своего уход.Только с таким пониманием мы можем надеяться построить более справедливые и сострадательные социальные системы.

AB — Структуры власти и неравенства формируют повседневную жизнь бедных людей, требуя ожидания в различных формах и для различных услуг, в том числе для здравоохранения (Andaya, 2018a; Auyero, 2012; Strathmann and Hay, 2009 г.). Ограничения, такие как возрастные требования для участия в программе Medicare, потеря медицинского страхования, предоставляемого работодателем, или бюрократия, связанная с подачей заявления на инвалидность, часто заставляют людей ждать, чтобы следовать рекомендациям по лечению.В 2016–2017 годах мы провели 52 повествовательных интервью в Сент-Луисе, городе со значительным расовым и экономическим неравенством в отношении здоровья и без расширения программы Medicaid. Мы опросили людей с одним или несколькими хроническими заболеваниями, от которых им прописали лекарства, и которые определили, что у них есть трудности с получением рецептов. В ходе интервью участники часто рассказывали: 1) об опыте ожидания оказания помощи, наряду с другими услугами, и 2) о диапазоне стратегий, которые они использовали для управления ожиданием.В этой статье мы развиваем концепцию активного ожидания, чтобы описать как жизненный опыт ожидания заботы, так и реакции, которые люди придумывают, чтобы ориентироваться, сокращать или иным образом переносить ожидание. Ожидание структурировано в сфере здравоохранения и других социальных услуг в различных масштабах таким образом, чтобы усиливать чувство маргинализации, а также требует работы со стороны тех, кто ждет. Хотя многие медицинские исследования и исследования в области общественного здравоохранения сосредоточены на вопросах задержки диагностики или лечения, мы пришли к выводу, что такая концептуализация активного ожидания обеспечивает гораздо более продуктивную основу для точного понимания эмоционального и физического опыта людей, которые непропорционально бедны и вынуждены ждать своего уход.Только с таким пониманием мы можем надеяться построить более справедливые и сострадательные социальные системы.

KW — Хроническое заболевание

KW — Неравенство в отношении здоровья

KW — Бедность

KW — Социальные услуги

KW — США

KW — Ожидание медицинской помощи

UR — http://www.scopus.com/ inward / record.url? scp = 85089

7 & partnerID = 8YFLogxK

U2 — 10.1016 / j.socscimed.2020.113296

DO — 10.1016 / j.socscimed.2020.113296

M3 — Article

ANN

4

M3 — статья

C2 — 9667US8000 — 9667US8

VL — 264

JO — Социальные науки и медицина

JF — Социальные науки и медицина

SN — 0277-9536

M1 — 113296

ER —

Систематический обзор эффекта ожидания лечения для хроническая боль

Справочная информация: Министерство здравоохранения и социальных служб США рекомендовало, чтобы врачи, выполняющие интервенционные обезболивающие, проходили аттестацию на основе руководящих принципов, основанных на критериях, и минимальных требований к обучению.Цели: Чтобы количественно оценить пробелы в сертификации, связанные с требованиями стипендий по медицине боли, мы изучили распределение таких процедур во Флориде в период с 2010 по 2016 год. Дизайн исследования: Это исследование включало ретроспективный анализ с размером выборки n = 1885442 интервенционных обезболивающих. Параметр: Данные, описывающие интервенционные обезболивающие, проведенные во Флориде в период с января 2010 года по декабрь 2016 года, были получены от Министерства здравоохранения Флориды. Также были получены файл национального идентификатора поставщика медицинских услуг и списки сертификации от Американского совета медицинских специальностей (ABMS), Американского совета по медицине боли (ABPM) и Американского совета терапевтов по лечению боли (ABIPP), соответствующие этому сроку.Методы: Наборы данных были связаны, чтобы определить специализацию врачей, выполняющих интервенционные обезболивающие, и были ли они дипломатами по медицине боли ABMS, ABPM или ABIPP. Индекс сходства тета был рассчитан для распределения кодов интервенционных процедур обезболивания среди медицинских групп, а также относительно статуса сертификации практикующего совета по медицине боли. Полученные результаты: Из интервенционных обезболивающих анестезиологи выполнили 63.5%, физиотерапевты 19,1%, неврологи или психиатры 5,2% и другие практикующие врачи 12,3%. Среди процедур, выполненных анестезиологами, физиотерапевтами, психиатрами или неврологами, 66,2%, 50,3% и 50,4% были выполнены практикующими врачами, сертифицированными ABMS, соответственно. Практикующие, не имеющие комиссий по медицине боли ABMS, выполнили 45,8% интервенционных обезболивающих. Практикующие без таких досок из ABMS, ABPM или ABIPP набрали 37,7%. Было очень большое сходство (тета> 0.9) в распределении процедур, сравнивающих практикующих врачей, сертифицированных советом по медицине боли ABMS, с анестезиологами, физиологами или специалистами всех других специальностей, не сертифицированными комитетом по медицине боли. Ограничения: В других странах, кроме США, где комиссия по обезболивающим появилась сравнительно недавно, процент интервенционных обезболивающих, выполняемых лицами без сертификации, может быть выше, чем мы сообщаем. В государствах «отказа», где медсестры-анестезиологи могут независимо выполнять интервенционные обезболивающие, процент интервенционных обезболивающих, выполняемых лицами, не имеющими сертификата терапевтического совета по обезболиванию, также может быть выше.Наборы данных, которые мы использовали, не содержат информации, позволяющей оценить результаты или эффективность, полученные в результате сертификации совета по медицине боли. Выводы: Приблизительно одна треть интервенционных обезболивающих была выполнена врачами, не имеющими по крайней мере 1 из 3 сертификатов совета по медицине боли. Кроме того, практикующие врачи выполнили очень похожее распределение процедур (то есть те, которые не прошли сертификацию комиссии по обезболивающим, в целом, не ограничили свою практику). Эти результаты свидетельствуют о необходимости дополнительных аккредитованных стипендий по медицине боли для недавно окончивших обучение резидентов.Результаты также показывают, что для выполнения рекомендаций Министерства здравоохранения и социальных служб врачам, не имеющим сертификата совета, выполняющим процедуры вмешательства, необходимо будет получить сертификат ABPM или ABIPP или сертификат ABMS после завершения постоянного совета по аккредитации Аспирантура по медицине боли. Ключевые слова: Хроническая боль, образование, медицинские, аспирантские, специальные советы.

Бдительное ожидание | Хронический лимфолейкоз

Хронический лимфолейкоз (ХЛЛ), тип рака, поражающий кровь и костный мозг, обычно прогрессирует довольно медленно.Многие люди годами живут с этим хроническим лейкозом, прежде чем он ухудшится и вызовет проблемы. Если вам поставили диагноз ХЛЛ на ранней стадии и ваш врач говорит, что ваш рак не прогрессирует быстро, вы, скорее всего, сможете отложить лечение на некоторое время — так называемая стратегия «бдительного ожидания». Исследования показывают, что лечение ХЛЛ у людей без симптомов со стабильными показателями крови на самом деле не приносит пользы пациентам и может вызвать серьезные побочные эффекты. Вот почему вы не начинаете лечить свой ХЛЛ, пока он не прогрессирует.Однако этот процесс бдительного ожидания может многих сбить с толку. Может помочь знание того, как работает бдительное ожидание и чего ожидать в этот период времени.

Что такое бдительное ожидание ХЛЛ?

Бдительное ожидание — это ведение болезни без активного лечения. Врач будет следить за вашим ХЛЛ на предмет признаков того, что он начинает прогрессировать. Каждые 3–6 месяцев вы будете посещать врача для оценки состояния вашего здоровья. Это будет включать проверку следующего:

  • Анализы крови для определения количества клеток крови и того, как они могут меняться с течением времени

  • Признаки рецидивирующих инфекций

  • Размер органов, таких как печень, селезенка и лимфатические узлы, на которые следует обратить внимание отек

  • Симптомы, такие как легкие синяки или кровотечения, усталость, лихорадка, ночная потливость или непреднамеренная потеря веса

Другие названия бдительного ожидания включают активное наблюдение, наблюдение и наблюдение и ожидание.

Почему врачи рекомендуют настороженное ожидание при ХЛЛ?

Когда вы слышите, что у вас или у вашего любимого человека рак, это естественная реакция — немедленно начать лечение. Часто раннее обнаружение рака означает, что вы можете его вылечить. Однако ХЛЛ — другое дело. Как правило, это очень сложно вылечить, даже если лечить на ранних стадиях.

Исследователи изучили риски и преимущества раннего лечения по сравнению с бдительным ожиданием.По данным Общества лейкемии и лимфомы, это исследование показало следующее:

  • У пациентов с ХЛЛ низкого риска нет преимуществ раннего лечения с помощью существующих методов лечения по сравнению с выжидательным ожиданием. Однако в настоящее время исследователи изучают эффекты раннего лечения пациентов с ХЛЛ с высоким риском прогрессирования заболевания.

  • Раннее лечение стандартной химиотерапией не продлевает жизнь.

  • Раннее лечение, особенно стандартная химиотерапия, сопряжено со значительным риском побочных эффектов и потенциально серьезных осложнений.

  • На ранних этапах лечения возможно развитие устойчивости к лекарствам, которая больше не будет полезна, когда ХЛЛ станет прогрессирующей.

По сути, эти результаты означают, что раннее лечение сопряжено с множеством потенциальных рисков и не приносит пользы пациентам из группы низкого риска. Однако наука всегда идет вперед. Это может измениться по мере появления новых методов лечения и появления новых данных в клинических испытаниях. Ваш онколог — лучший источник информации о новых разработках, которые могут принести пользу вашему здоровью.

Как врачи решают, когда прекратить настороженное ожидание и начать лечение ХЛЛ?

Можно прожить много лет, используя только бдительный выжидательный подход к ХЛЛ. Если ваш врач начинает замечать признаки активности болезни, возможно, пришло время подумать о лечении. Существуют рекомендации по определению активности ХЛЛ. Ваш врач будет искать следующие критерии:

  • Аутоиммунные осложнения, не поддающиеся лечению кортикостероидами

  • Увеличение лимфатических узлов или селезенки при многократных посещениях

  • Увеличение количества лимфоцитов на 50% за два месяца или один удвоение числа менее чем за шесть месяцев

  • Поражение вне лимфатических узлов, например, в коже, почках, легких или позвоночнике

  • Прогрессирующая недостаточность костного мозга с анемией (количество эритроцитов <10 г / дл ) или тромбоцитопения (количество тромбоцитов <100000 ед / л)

  • Симптомы непреднамеренной потери веса на 10% или более за шесть месяцев, лихорадка выше 100 градусов по Фаренгейту в течение двух или более недель без инфекции, ночная потливость в течение месяца и более без инфекции или усталости, которая мешает работе или обычной деятельности

Если у вас есть какое-либо из этих состояний, ваш врач может посоветовать звезду ting лечение ХЛЛ.Стандартное начальное лечение — химиотерапия в сочетании с моноклональными антителами. Однако ваш врач может дать другие рекомендации в зависимости от вашего возраста и других состояний здоровья.

Как я могу позаботиться о себе во время бдительного ожидания?

Бдительное ожидание может заставить некоторых людей с ХЛЛ чувствовать, что они ничего не могут сделать со своей болезнью. Но есть еще шаги, которые вы можете предпринять, чтобы контролировать свою жизнь и улучшить свое здоровье.Сохранение здоровья поможет вам лучше переносить лечение, когда его пора начинать. Рассмотрите следующие способы позаботиться о себе во время бдительного ожидания:

  • Посещайте все медицинские приемы, даже если вы чувствуете себя хорошо.

  • Присоединяйтесь к группе поддержки CLL с людьми, которые тоже находятся в бдительном ожидании.

  • Узнайте о достижениях в области ХЛЛ и его лечении.

  • Честно взгляните на свой образ жизни и при необходимости внесите изменения — правильно питайтесь, регулярно занимайтесь спортом, поддерживайте здоровый вес, высыпайтесь, применяйте стратегии снятия стресса, бросьте курить и ограничьте потребление алкоголя.

Вы также можете использовать это время, чтобы найти врача, который вам больше всего подходит. Возможно, вы уже обращаетесь к гематологу-онкологу с большим опытом лечения ХЛЛ. Если нет, проведите небольшое исследование и посетите нескольких врачей. Когда приходит время лечить ХЛЛ, вы должны быть уверены, что получаете самые лучшие и новейшие доступные методы лечения.

Комментарий: Хронические болезни: почему мы все еще ждем Годо?

Статья Эскудеро-Карретеро и др. 1, в которой представлено качественное исследование клинической взаимосвязи в контексте инсулинозависимого сахарного диабета (СД), является своевременной и указывает направление, в котором следует двигаться в настоящее время и в ближайшем будущем. будущее в лечении хронических заболеваний.Своевременный, потому что он направляет нас к проблеме со здоровьем, которая определяет жизнь пострадавших и их семей и которая не соответствует функциональной клинической модели, основанной на «методике», с рисками отсутствия непрерывности оказания помощи или с система здравоохранения, основанная на консультации «по запросу», при остром приступе, у врача или в больнице. Руководство, потому что оно подчеркивает аспекты, связанные с пациентом и опекуном (ожидания, потребности, мнения, эмоции) и, следовательно, ценностными.

Это исследование подтверждает и подтверждает безотлагательность и необходимость изменения медицинской помощи, как с профессиональной, так и с институциональной точки зрения, чтобы сделать ее более ориентированной на пациента, чем на команду, скоординированную и находящуюся в процессе постоянного улучшения. Уход, который может включать и определять ценности, которые могут способствовать последовательному образу жизни и который ориентирован на заботу о себе, на самоуправление телом и здоровьем. Забота, при которой решение основывается на уверенности и обновленной оценке, которая пытается избежать неопределенности.Короче говоря, комплексная помощь, которая требует, среди своих требований, переосмысления и переформулирования терапевтического средства par excellence: взаимодействия и клинических отношений.

Действительно, DM в целом является моделью того, что хронические заболевания значат для здравоохранения и общества. Без сомнения, сахарный диабет является хроническим, серьезным и дорогостоящим заболеванием, достигающим масштабов эпидемии. По оценкам, в настоящее время в мире 194 миллиона человек с СД, что составляет 5,1% взрослого населения, и эта цифра увеличится на 333 миллиона (6.3%) к 2052 году. Недавнее исследование, проведенное в автономном сообществе региона Мерсия3, показало, что, по оценкам, 11% населения в возрасте 20 лет болеют СД. Общая распространенность СД в регионе Мерсия с поправкой на стандартную численность населения мира (30–64 года) составляет 7,6% (10,2% у мужчин и 5,2% у женщин). Инсулинозависимый СД составляет от 5% до 10% диагностированных случаев, а наиболее пораженный возраст составляет от 10 до 14 лет. В Испании приблизительная заболеваемость составляет 10-17 новых случаев на 100 000 жителей в год.

Таким образом, СД показан как проблема значительных масштабов, особенно если мы принимаем во внимание его взаимосвязь с увеличением риска сердечно-сосудистых заболеваний, заболеваемостью и краткосрочными и долгосрочными осложнениями, которые он влечет за собой. Хороший контроль и лечение болезни задерживают и уменьшают появление этих осложнений. Лечение СД является одним из самых сложных, учитывая, что пациенты должны сочетать прием лекарств, диету и упражнения в течение дня, динамично и изо дня в день, постоянно, на протяжении всей своей жизни.К радикальным изменениям в повседневной жизни пациентов добавляются наиболее распространенные способы проведения лечения и контроля: ежедневные порезы в виде инъекций или уколов. Все это очень часто означает, что соблюдение терапевтического режима является проблемой первой степени. И это еще больше у молодых пациентов, поскольку сложность и хронический характер лечения в сочетании с биологическими и социальными изменениями, которые происходят в подростковом возрасте, делают его очень важным вызовом для компетентности подростка с СД, который составляет

. означает, что около 50% не полностью соблюдают свое лечение.4

Несмотря на то, что все это в основном известно любому врачу первичной медико-санитарной помощи, шокирует то, что исследования, подобные исследованию Эскудеро и др., Продолжают демонстрировать стойкость модели оказания помощи, которая явно не помогает противостоять проблемам, связанным с заболеванием. как DM. Еще раз (во сколько раз нам нужно больше?) «Годо», для которого это предназначено, в значительной степени является нашей системой здравоохранения, и к которой они в значительной степени готовят нас в предварительном и резидентном обучении. , не придет.Если классическая работа Сэмюэля Беккета, лауреата Нобелевской премии ирландского происхождения середины XX века, характерная для театра абсурда, показывает тщетность химерического ожидания и отсутствия направления, то не является ли столь же неуместным, чтобы медицинские работники ожидали некоторых наград? от некоторых вмешательств, которые слабо направлены на то, что они якобы преследуют?

Мы не можем игнорировать эту реальность, если у нас есть видение и некоторые схематичные действия в гораздо более сложном процессе, который требует от нас работы в различных измерениях, между теми, которые неизбежны, и теми, которые включают ожидания пациентов и взаимоотношений. -коммуникационный контекст, который установлен с ними и их окружением.

Психологи Сальвадор и Мелгареджо5 сгруппировали основные факторы, которые могут влиять на соблюдение терапевтического режима, в 6 категорий: факторы, связанные с заболеванием (хронический характер, тяжесть, стигма), с лечением (введение, режим дозирования), с пациентом (возраст, убеждения, мотивации, самоэффективность), с врачом (эмпатия, коммуникационная стратегия, ценности), с взаимодействием пациента и врача (тип отношений, контроль, принятие решений, контакт-эмпатия) и с окружающей средой (поддержка и уход со стороны семьи среда).Эти же авторы напоминают нам, что несоблюдение режима лечения и связанные с ним факторы представляют собой парадигматический пример неспособности традиционной биомедицинской модели учесть процесс заболевания и его влияние на тех, кто страдает от него. Своевременно и, как мы уже сказали, в одном из подходящих направлений, Escudero et al подтверждают эту недостаточность, которая может быть применена не только к уходу за инсулинозависимым больным СД, но и ко всем пациентам с хроническими заболеваниями. Участники упомянутого исследования заявили о чем-то настолько «возмутительном», как будто оно должно их учитывать, что медицинский работник должен сосредоточиться на них как на личности во всех их измерениях (физическом, эмоциональном, интеллектуальном и духовном), а не просто на глюкозе. значение и физические признаки и симптомы.Им требуется медицинский персонал, способный сопереживать их эмоциям, их повседневным трудностям, чтобы они могли вести «нормальную» жизнь, чтобы они были эмоциональной поддержкой на протяжении всего времени, чтобы у них была способность эффективно и терапевтически общаться, чему они учили их и мотивируют их, что они не «отчитывают нас» и не угрожают нам, и что они признают, что они в значительной степени являются экспертами в своих собственных болезнях и в управлении своим собственным телом.

Как получается, что мы слишком часто, как специалисты в области здравоохранения, а также система здравоохранения, по своей природе неспособны систематически интегрировать эти столь логичные и столь разумные требования? Как мы создали систему здравоохранения, которая часто защищает нас и не дает нам воспользоваться этими «возможностями», которые дают нам динамику хронического заболевания, растянутую во времени? Что еще можно извлечь из новой программы обучения по специальности «Семейная и общественная медицина», которая включает в себя в качестве основных компетенций коммуникацию по уходу и биоэтику, а также приобретение клинических обоснований и управления уходом?

Взаимодействие врача и пациента является основным определяющим фактором широкого спектра факторов, связанных с медицинским вмешательством: информация, полученная в ходе интервью, точность диагноза, эффективность консультации, комплаентность, понимание проблем со стороны пациента. и удовлетворенность пациента консультацией, а также врача.Однако группа навыков, необходимых для улучшения этих отношений, не преподается и не практикуется должным образом на подготовительных курсах, в ординатуре или в процессе непрерывного образования, что может иметь явные последствия для ухода за пациентом и удовлетворенности работой врача.

Двадцать лет назад Джей Кац говорил о парадоксальном «безмолвном мире (или отсутствии общения) клинических отношений» как о чем-то, что необходимо обратить вспять. В общем, все меняется. Сегодня, после новаторских усилий Группы по коммуникации и здоровью semFYC (Семейная и общественная медицина) и многочисленных специалистов из других областей и дисциплин, теперь нельзя сказать, что нет обучения (и, в меньшей степени, исследований) по аспектам общение и клинические отношения.Возможно, это недостаточно обобщено.

Также растет число инициатив по практическому обучению в области клинической биоэтики, таких как, например, проект по биоэтике для практикующих врачей Фонда науки и здравоохранения, возглавляемый Диего Грасиа.

Приветствуется акцент на основных компетенциях семейного врача в рамках ранее упомянутой новой программы обучения. Но еще многое предстоит сделать. Хорошо, что некоторые подходы постепенно распространяются и, по крайней мере, они могут стать привычными: например, биопсихосоциальная модель, на которую Джордж Энгель указал почти тридцать лет назад, или «медицина, сосредоточенная на пациенте», разработанная Маквинни и Стюартом, среди прочих. другие.

Однако общая практика систематического ухода, «неформальная культура» организации еще далека от перехода к этим параметрам. Эти методы до сих пор не «автоматизированы», за исключением политкорректных и здоровых. По этой причине необходимо не отказываться от этого направления работы, на которое указывают Эскудеро и другие. По этой причине он должен идти глубже, чтобы противостоять вызовам, создаваемым хроническими заболеваниями, как с профессиональной, так и с междисциплинарной и институциональной точки зрения в отношении ухода, а также в области обучения и исследований.

Мы не можем игнорировать путь, который открывается примерами (таблица 1), такими как примеры Триши Гринхалг в медицине, основанные, в то же время и неразделимые, на «доказательствах» и на повествовании (количественном и качественном), которые приближается к возрастающей сложности и то, что выходит из штаб-квартиры медицинского учреждения, направляется населению. Или как инициативы по улучшению лечения хронических заболеваний, выдвинутые Институтом улучшения здравоохранения, движущей силой повышения качества в Соединенных Штатах.Или как инициатива Всемирной организации здравоохранения, продвигающая Модель хронической помощи (CCM). Со всеми этими новыми рабочими инструментами и новыми направлениями исследований появляются не только описательные, но и практические, создание, услуги здравоохранения, такие как Оценка лечения хронических заболеваний (ACIC) или Оценка пациентов для лечения хронических заболеваний (PACIC). В этом смысле очень показательно и воодушевляюще зайти в Интернет и посмотреть на количество и качество в некоторых случаях информации, которую он имеет в DM.Возможности новых технологий, далекие от того, чтобы «вытеснять» профессионалов, должны стать возможностью продвигать больше и лучше информированных пациентов. Медицинские работники должны знать об этой ситуации в пределах наших возможностей и ориентировать пациентов на использование этих ресурсов. Некоторые пациенты с диабетом, эксперты в других областях знаний, сделали эти знания доступными для всех и создали веб-страницы или компьютерные программы, которые помогают контролировать болезнь и предоставляют информацию и поддержку.6

Таким образом, впереди нас ждет увлекательный путь улучшения лечения хронических заболеваний в целом и DM в частности. Путь для прогулки, но не для того, чтобы тратить время на бесполезное и часто саморазрушение (профессиональная эрозия), ожидая, как главные герои Владимир и Эстрагон, тщетно ожидая Годо, но и профессионал, и учреждение пойдут вместе. Мы должны продолжить этот путь с хорошими попутчиками, такими как Эскудеро и др., Которые распространяют этот пример.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.