Иммуномодуляция это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Витбиомед+ | Сеть клиник в Москве

Названия этих групп препаратов похожи, но сами лекарства могут обладать противоположным действием. Разберемся, в чем разница между иммуномодуляторами и иммуностимуляторами.

Понять нужно одно: иммуномодуляторы – это лекарства, которые воздействуют на иммунную систему, влияя на ее функционирование. Иммуномодуляторы могут как стимулировать иммунную систему, так и подавлять ее. Иммуностимуляторы стимулируют иммунитет, а иммунодепрессанты его подавляют.

Иммунодепрессанты позволяют снижать избыточный иммунный ответ, что часто требуется при аутоиммунных заболеваниях, когда иммунная система атакует клетки собственного организма, при трансплантации органов, чтобы избежать отторжения пересаженного органа.

Иммуностимуляторы: что нужно знать

Иммуностимуляторы – это вещества, которые усиливают работу иммунной системы, прямо или опосредованно повышая активность любого из ее компонентов: они усиливают как врожденный, так и приобретенный иммунитет. Иммуностимуляторы применяют при вирусных, грибковых инфекциях, иммунодефицитных состояниях, некоторых онкологических заболеваниях. Иммуностимуляторы могут быть как природного, так и синтетического происхождения.

Иммуностимуляторы повышают сопротивляемость организма при помощи различных механизмов. Они увеличивают окислительные способности нейтрофилов, помогая им бороться с чужеродными клетками, повышают поглощающую способность фагоцитов, стимулируют цитотоксические клетки, которые помогают организму справляться с вирусами.

Иммуностимуляторы классифицируют в зависимости от их природы и способа действия. К ним относят бактериальные препараты, сложные углеводы, цитокины, лекарственные препараты, экстракты животного и растительного происхождения.  Так, к иммуностимуляторам – сложным углеводам относятся глюканы, в том числе бета-глюканы, такие как лентинан, бестатин, склероглюкан и другие. Эти вещества природного происхождения обладают минимумом побочных действий, тогда как их эффективность для активации местного и системного иммунитета была подтверждена многократными исследованиями. На их основе создаются медицинские препараты.

Другая группа природных иммуностимуляторов – это витамины, каротиноиды, различные липиды, селен. Эти вещества поступают в организм с пищей или в виде биодобавок.

Среди иммуностимуляторов животного происхождения выделяют хитозан – его получают из панцирей ракообразных. Много иммуностимуляторов имеют растительное происхождение: к ним относятся такие известные растения, как имбирь, алоэ вера, зеленый чай, базилик тонкоцветный, эхинацея.  

К иммуностимуляторам относятся цитокины – маленькие белковые молекулы, такие как фактор некроза опухоли, интерлейкин-2.

Существует и группа лекарственных препаратов, которые стимулируют разные компоненты иммунной системы. Они могут обладать серьезными побочными эффектами, поэтому не стоит принимать их без назначения врача. Серьезное вмешательство в иммунную систему должно проходить под контролем специалиста: эта система слишком сложна. И не стоит употреблять иммуностимуляторы «для профилактики, на всякий случай». Если вы более редко, значит, ваш иммунитет в порядке. Если же вы болеете чаще, чем хотелось бы, стоит обратиться к врачу и выяснить, почему это происходит.

Иммуномодуляция в современной терапии респираторных инфекций Текст научной статьи по специальности «Фундаментальная медицина»

Булгакова В.А.

Оъ

зоры

© БУЛГАКОВА В.А., 2015 УДК 615.276.2/.4.03:616.2-022

Булгакова В.А.

ИММУНОМОДУЛЯЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ТЕРАПИИ РЕСПИРАТОРНЫХ ИНФЕКЦИЙ

Научный центр здоровья детей, 119991, r. Москва, Ломоносовский просп., 2, стр. 1

Представлены данные о значении иммуномодулирующей терапии для формирования противоинфекционного иммунитета и расширения возможностей антимикробной терапии. Указано, что избирательность действия иммунотропных препаратов относительна. Это обусловлено тем, что главными регуляторами иммунитета, опосредующими действие на различные звенья (неспецифические и специфические) иммунной системы, являются цитокины, а они обладают множественными и разнообразными эффектами. В связи с этим автор полагает, что любой препарат, избирательно действующий на соответствующий компонент иммунитета, помимо прямого эффекта, будет оказывать и общее неспецифическое воздействие на иммунную систему в целом. В связи с этим выбор иммуномодулирующего препарата в клинической практике вызывает определенные трудности. Для активации противоинфекционного иммунитета целесообразно применение иммуномодуляторов, воздействующих на клетки моноцитарно-макрофагальной системы и вызывающих центробежную активацию иммунитета.

Ключевые слова: инфекция; иммунитет; часто болеющие дети; респираторные инфекции; иммуномо-дуляторы.

Для цитирования: Российский педиатрический журнал. 2015; 18 (3): 45-49.

Bulgakova V.A.

IMMUNOMODULATION IN MODERN THERAPY OF RESPIRATORY INFECTIONS

Scientific Centre of Children's Health, 2, build.1, Lomonosov avenue, Moscow, Russian Federation, 119991

There are presented data on the significance of immunomodulatory therapy for the formation of anti-infectious immunity and empowerment of antimicrobial therapy. Selectivity of the action of immunotropic preparations is indicated to be relative. This is caused due to that the main regulators of immune mediating the action on various compartments (specific and nonspecific) of the immune system, are cytokines, and they have multiple and multifarious effects. In this regard, the author believes that any drug that selectively acts on the corresponding component of immunity, in addition to direct effects, will provide the general and non-specific effect on the immune system as a whole. In connection with this the choice of immunomodulatory drug in clinical practice causes certain difficulties. To activate the anti-infective immunity there is advisable the use of immunomodulators that act on cells of the monocyte-macrophage system and caust a centrifugal activation of the immune system.

Key words: infection, immunity, sickly children, respiratory infections, immune modulators.

Citation: Rossiiskii Pediatricheskii Zhurnal. 2015; 18(3): 45-49. (In Russ.)

азвитие и течение многих патологических процессов, в том числе инфекционно-вос-палительных, сопровождается нарушениями функционирования иммунной системы организма

[1]. Все чаще традиционное этиотропное лечение инфекционных болезней усложняется развитием устойчивости патогенов к противомикробным средствам

[2]. В связи с этим широкое применение получают методы терапии, основанные на модуляции иммунного ответа [3-7].

Профилактика и лечение болезней органов дыхания определили необходимость развития иммуномодулирующей терапии. Современная стра-

Для корреспонденции: Булгакова Виля Ахтямовна, доктор мед. наук, гл. науч. сотр. отдела прогнозирования и планирования научных исследований, врач-педиатр, специализация аллергология и иммунология, клиническая фармакология, e-mail: [email protected]

тегия иммуномодулирующей терапии базируется на большом числе результатов исследований различных способов, с помощью которых иммунная система уничтожает постоянно проникающие в организм чужеродные антигены (патогены и аллергены) или возникающие в нем опухолевые клетки, для этого она обладает сложнейшим набором постоянно взаимодействующих неспецифических (врожденных) и специфических (приобретенных) механизмов [8, 9].

Главные компоненты неспецифического иммунитета - фагоциты: нейтрофилы, моноциты (в крови) и макрофаги (в тканях), альвеолярные макрофаги (в легких), купферовы клетки (в синусах печени), синовиальные клетки (в суставных полостях), мезанги-альные фагоциты (в почках) и т.д., основная функция которых - захватывать и переваривать проникающие извне микроорганизмы. К факторам врожденного им-

мунитета относятся также белки комплемента, белки острой фазы и цитокины.

Специфический иммунитет приобретается в результате контакта организма с антигеном - диким (возбудителем заболевания) или ослабленным (входящим в состав вакцин) - и характеризуется формированием иммунологической памяти. Его клеточными носителями являются лимфоциты, а гуморальными - иммуноглобулины [10].

Существует мнение, что разработка действенных и безопасных средств иммунокоррекции и методов их применения может в корне изменить тактические схемы лечения больных. Например, отсутствие эффективного контроля над многими инфекционными болезнями с помощью этиотропной химиотерапии определяет актуальность поиска альтернативных подходов, в частности основанных на модуляции противоинфекционного иммунитета [4]. В согласительном документе международной экспертной группы Комитета по изучению новых направлений в антимикробной терапии отмечено, что терапевтическая стратегия, основанная на модуляции иммунного ответа, обладает рядом преимуществ перед традиционным антимикробным лечением [11].

Иммуномодулирующая терапия - это стратегия, основанная на модуляции иммунного ответа. Она не оказывает непосредственного воздействия на патоген и не вызывает развития лекарственной устойчивости микробов. Благодаря этому применение имму-номодуляторов в клинической практике может стать решением стремительного распространения антимикробной резистентности. Иммуномодулирующая терапия позволяет значительно расширить подходы к лечению пациентов с иммунными расстройствами, у которых применение антибактериальных препаратов и вакцинации часто оказывается недостаточно эффективным [12]. Иммуномодуляторы, обладая потенциально широким спектром активности в отношении вирусов, бактерий, грибов и простейших, могут использоваться в качестве неспецифической неотложной терапии и профилактики при появлении нового возбудителя или биологической атаке [13].

Методы иммуномодуляции. Выделяют специфические и неспецифические, активные и пассивные методы иммуномодуляции. Целью активной специфической иммунотерапии является формирование адаптивного иммунного ответа. Существенной проблемой при разработке эффективных методов в этом направлении является требование к сохранности иммунной системы пациента (т.е. отсутствие иммунодефицита). Неспецифическая иммунотерапия менее селективна по сравнению со специфической. Ее цель - активировать работу всей иммунной системы с расчетом на усиление, в том числе и защиту от конкретного патогена. Основными недостатками этого направления является, кроме требования к иммунной системе, ее способности адекватного ответа на стимулятор, также и проблема возможной «распыленности» этого ответа, что может привести к неэффективному расходованию ресурсов иммунной системы и преждевременному ее истощению [14].

Иммуномодуляторы - препараты, в терапевтиче-

ских дозах восстанавливающие нарушенные функции иммунной системы [15], которые применяются с целью повышения эффективности этиотропной терапии; увеличения длительности ремиссии и снижения частоты обострений при хронических рецидивирующих инфекционно-воспалительных заболеваниях; предупреждения инфекционных осложнений у лиц групп риска по развитию вторичной иммунной недостаточности; нормализации нарушенных параметров иммунного статуса при возможности его мониторинга.

В клинической практике используются три основные группы иммуномодуляторов: экзогенные, эндогенные и химически чистые (синтетические). К экзогенной группе относятся препараты микробного или растительного происхождения, нуклеиновые кислоты и др. К эндогенным препаратам относятся цитокины и иммунорегуляторные пептиды. В группу иммуномодуляторов цитокиновой природы входят, например, интерфероны, интерлейкины, колониести-мулирующие факторы. К иммунорегуляторным пептидам принадлежат препараты тимического и костномозгового происхождения. Одним из эффективных и безопасных направлений считается использование химически чистых иммуномодуляторов, среди которых выделяют низкомолекулярные и высокомолекулярные соединения [11, 15].

Принципы назначения иммуномодуляторов носят лишь рекомендательный характер и требуют обязательной коррекции у каждого конкретного пациента с учетом многих факторов. При назначении иммуно-модуляторов учитывают концепцию рационального использования лекарств, согласно которой каждый пациент имеет право на проведение фармакотерапии, адекватной его клиническому состоянию, в дозах, соответствующих индивидуальным особенностям больного, в течение должного периода времени и по низкой цене [16]. Необходимыми качествами приемлемости препарата являются доказанная эффективность и безопасность препарата, отсутствие привыкания к нему, отсутствие побочных и канцерогенных эффектов, предсказуемость схемы метаболизма и пути выведения из организма, известная совместимость с другими препаратами, используемыми в комплексной терапии [17]. Иммуномодуляторы не должны вызывать сенсибилизацию и индукцию иммунопатологических реакций, а также потенцировать их у других медикаментов [18]. Предпочтительным качеством считается легкость доставки препарата в область назначения и возможность энтерального пути введения.

Иммуномодуляторы в комплексной терапии ин-фекционно-воспалительных болезней у детей. Одна из основных проблем периода детства - инфекционно-воспалительные заболевания, в частности острые респираторные инфекции. Это связано с незрелостью иммунной защиты у детей - «взрослую конфигурацию» иммунная система приобретает только в подростковом возрасте [19]. До этого времени дети составляют группу высокого риска в отношении инфекционных заболеваний. У них может быть нарушена элиминация чужеродных антигенов любого происхождения, повышена заболеваемость и может

Булгакова В.А.

-47 —

развиться торпидность к проводимой терапии. В этой ситуации врачи нередко переоценивают возможную роль антибактериальной терапии инфекционно-воспалительных заболеваний и назначают антибиотики чаще, чем это необходимо. Так, например, при острых инфекциях верхних дыхательных путей, которые у 90% больных вызваны вирусами, антибиотики в разных странах продолжают назначать в 70-80% случаев [20, 21], что является причиной серьезных побочных эффектов: формирования лекарственной аллергии и псевдоаллергии к антибиотикам, развития устойчивых штаммов пневмотропных бактерий, нарушения микробиоты кишечника, повышения затрат на лечение и др. Одной из уязвимых по этой причине групп детей являются часто болеющие дети.

Часто болеющие дети (ЧБД) - это группа детей, выделяемая при диспансерном наблюдении, характеризующаяся более высоким, чем у сверстников, уровнем заболеваемости острыми респираторными инфекциями. У детей в возрасте старше трех лет в качестве критерия включения в группу ЧБД предлагается также использовать инфекционный индекс, определяемый как соотношение суммы случаев острых респираторных инфекций (ОРИ) в течение года к возрасту ребенка. Термин ЧБД был предложен еще в середине 80-х годов прошлого столетия, когда с целью рациональной организации реабилитационных мероприятий в педиатрической службе сочли целесообразным выделить склонных к повышенной заболеваемости ОРИ детей в особую категорию диспансерного наблюдения [22]. Установлено, что частые респираторные инфекции способствуют снижению иммунорезистентности организма, срыву компенсаторно-адаптационных механизмов, нарушениям функционального состояния организма (особенно органов дыхания, желудочно-кишечного такта, вегетативной нервной системы) и раннему развитию хронической патологии. Однако формальный подход при отборе детей в группу ЧБД определяет высокую вероятность диагностических ошибок. В результате этого нередко имеет место позднее выявление патологических состояний, требующих целенаправленной и/или специфической терапии (хронический тонзиллит, рецидивирующий аденоидит, аллергический ринит, бронхиальная астма и др.). Данные обследования ЧБД дошкольного возраста свидетельствуют, что в 65,4% случаев формальным был не только отбор в эту группу, но и само диспансерное наблюдение [23]. Практически у каждого 3-го пациента, несмотря на длительный (1-3 года) период наблюдения в группе ЧБД, требовалось уточнение диагноза. Среди впервые выявленной патологии часто диагностировали хронические заболевания носоглотки. При этом 46,3% детей с рекуррентными респираторными инфекциями ранее вообще не были осмотрены врачом-оториноларингологом. Особо настораживал тот факт, что у 15,4% детей, несмотря на частые ОРИ, протекавшие с затяжным течением или с бактериальными осложнениями в виде среднего отита, гнойного ринита, также отсутствовало наблюдение у ЛОР-врача. В целом поздняя диагностика хронического тонзиллита отмечена у 38,1% детей, рецидивирующего аде-

ноидита - у 31,8%. Кроме этого у 14,2% детей впервые выявлен рецидивирующий бронхит, а у 8,1% - аллергический ринит и бронхиальная астма. При этом дети с указанным формами патологии на протяжении ряда лет ошибочно трактовались как ЧБД, что определяло отсутствие эффекта от проводимых лечебно-реабилитационных мероприятий. В то же время было установлено, что своевременное уточнение диагноза значительно повышает эффективность оздоровительных мероприятий [24]. Поэтому для своевременного и адекватного оказания помощи часто болеющему ребенку уже на самых ранних этапах наблюдения важно правильно установить форму патологии, что обеспечит его эффективное лечение.

Показано, что иммунная система у детей подвержена онтогенетической последовательности созревания различных иммунных факторов. В основном она завершается к 12-14 годам, и к этому возрасту количественные и функциональные характеристики иммунитета соответствуют показателям у взрослых [19]. Характерной особенностью функции иммунной системы детей 2-6 лет является высокая пролифе-ративная активность лимфоцитов, при этом фракция недифференцированных, наивных лимфоцитов у детей больше, чем у взрослых. Характерны также высокий уровень клеточной цитотоксичности и активная продукция цитокинов [25-27]. Именно в этом возрасте происходит переключение иммунного ответа на инфекционные антигены с превалирования ^2-лимфоцитарного ответа, свойственного плодам, новорожденным и детям первых месяцев жизни, на ТЫ-лимфоцитарный ответ, типичный для инфекционного ответа взрослых. Таким образом, возрастные особенности иммунной системы организма ребенка также являются фактором, обусловливающим более высокую его чувствительность к инфекциям и менее дифференцированный (по сравнению со взрослыми) ответ иммунной системы в целом на воздействие инфекции.

Иммунопрофилактика и иммунотерапия респираторных инфекций. Эффективным методом профилактики инфекций у детей является вакцинация, приводящая к развитию специфической резистентности [28-30]. Специфическая иммунопрофилактика проводится против гриппа, пневмококковой инфекции и Haemophilus influenza типа b, сегодня также возможно проведение пассивной иммунопрофилактики респираторной вирусной инфекции [30-32].

Кроме вакцинопрофилактики, используются также методы неспецифической активации иммунной системы с применением иммуномодулирующих препаратов. Различают два направления иммунного ответа на воздействие инфекционного антигена [33]. Центробежный механизм, когда происходит одновременная активация иммунокомпетентных клеток от макрофагов до В-лимфоцитов, сопровождающаяся каскадом продукции цитокинов. Таким действием обладают иммуномодуляторы бактериального и синтетического происхождения. Центростремительный механизм, в основе которого лежит активация и дифференцировка Т-клеточного звена моноцитарно-макрофагальной системы выработкой интерлейки-

на- 2 (IL-2) и фактора некроза опухоли a (TNFa), обладающих плейотропным действием, вызывающим в итоге повышение активности В-звена иммунной системы. Такой способностью, например, обладают иммуномодуляторы тимического происхождения.

Некоторые иммуномодуляторы (например, миело-пид) способны активировать иммунную систему в обоих направлениях. Однако избирательность действия иммунотропных препаратов относительна. Это обусловлено тем, что главными регуляторами иммунитета, опосредующими действие на различные звенья (неспецифические и специфические) иммунной системы, являются цитокины, они обладают множественными и разнообразными эффектами на иммунную систему. Очевидно, что любой препарат, избирательно действующий на соответствующий компонент иммунитета, помимо эффекта на этот компонент, будет оказывать и общее неспецифическое воздействие на иммунную систему в целом. В связи с этим выбор иммуномодули-рующего препарата в клинической практике вызывает особые трудности. Для активации противоинфекцион-ного иммунитета целесообразно применение иммуно-модуляторов, воздействующих на клетки моноцитарно-макрофагальной системы, т.е. вызывающих центробежную активацию иммунитета [34].

Таким образом, иммуномодулирующая терапия позволяет значительно облегчить тяжесть течения инфекционных болезней. Определение возможностей модуляции противоинфекционного иммунитета представляется актуальным в условиях чрезмерного и необоснованного применения антибиотиков. При этом важным направлением дальнейших исследований является выявление биомаркеров для стратификации пациентов, выбора оптимальной терапии и мониторинга ее эффективности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Атауллаханов Р.И., Гинцбург А.Л. Иммунитет и инфекция: динамичное противостояние живых систем. Детские инфекции. 2005; 4(1): 11-21.

2. Beceiro A., Tomás M., Bou G. Antimicrobial Resistance and Virulence: a Successful or Deleterious Association in the Bacterial World? Clin MicrobiolRev. 2013; 26(2): 185-230.

3. Noel M.K. Immunomodulators in infectious diseases: panoply of possibilities. Inter Immunopharm. 2000; 22(12): 1083-91.

4. Караулов А.В., Калюжин О.В. Иммунотерапия инфекционных болезней: проблемы и перспективы. Терапевтический архив. 2013; 85(11): 100-8.

5. Булгакова В.А., Балаболкин И.И., Смирнов И.Е., Ларькова И.А., Ксензова Л.Д., Седова М.С. Иммуномониторинг в оценке эф-фективностип иммунотерапии атопической бронхиальной астмы у детей. Российский педиатрический журнал. 2013; 4: 15-9.

6. Балаболкин И.И., Булгакова В.А., Смирнов И.Е., Ксензова Л.Д., Ларькова И.А. Современный взгляд на развитие бронхиальной астмы у детей. Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 2014; 93(3): 92-100.

7. Иммунотерапия: руководство / Под редакцией Р.М. Хаитова, Р.И. Атауллаханова. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2011: 672.

8. Козлов И.Г. Сигнальные рецепторы врожденного иммунитета: новая молекулярная мишень для диагностики и терапии воспалительных заболеваний. Вестник РаАМН. 2011; 1: 42-50.

9. Пащенков М.В., Пинегин Б.В. Физиология клеток врожденной иммунной системы: дендритные клетки. Иммунология. 2006; 27(6): 368-78.

10. Алексеев Л.П., Хаитов Р.М. Регуляторная роль иммунной системы в организме. Российский физиологический журнал им. И.М. Сеченова. 2010; 96(8): 787-805.

11. National Research Council. Treating Infectious Diseases in a Microbial World: Report of Two Workshops on Novel Antimicrobial Therapeutics. Washington, DC: The National Academies Press, 2006. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK19846/

12. Morton B., Pennington SH., Gordon SB. Immunomodulatory adjuvant therapy in severe community-acquired pneumonia. Expert Review of Respiratory Medicine. 2014; 8(5): 587-96. doi:10.1586/ 17476348.2014.927736

13. Семенов Б.Ф., Зверев В.В., Клименко С.М. Гипотеза о связи так называемых неинфекционных заболеваний с инфекционными возбудителями. Новости вакцинопрофилактики. Вакцинация. 2004; 4 (34): 3-4.

14. Waldmann T.A. Immunotherapy; past, present and future. Nature Med. 2003; 9 (3): 269-77.

15. Хаитов Р.М., Пинегин Б.В. Современные иммуномодуляторы. классификация, механизм действия. Российский аллергологиче-ский журнал. 2005; 4: 30-43.

16. Юшков В.В. Качественная информация по рациональному использованию иммунокорректоров. Вестник Уральской медицинской академии наук. 2011; 2-2 (35): 76-7.

17. Иммуномодуляторы и вакцинация / Под редакцией М.П. Кости-нова, И.Л. Соловьевой. М.: Медпресс, 2013.

18. Булгакова В.А., Балаболкин И.И. Иммунофармакотерапия детей с аллергическими болезнями. Педиатрическая фармакология. 2006; 3(5): 22-9.

19. Ковальчук Л.В., Ганковская Л.В., Мешкова Р.Я. Клиническая иммунология и аллергология с основами общей иммунологии. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2012: 639.

20. Barlam T.F., Morgan J.R., Wetzler L.M., Christiansen C.L., Drainoni M.L. Antibiotics for respiratory tract infections: a comparison of prescribing in an outpatient setting. Infect ControlHosp Epidemiol. 2015; 36(2): 153-9. doi: 10.1017/ice.2014.21

21. Hersh A.L., Shapiro D.J., Pavia A.T., Shah S.S. Antibiotic prescribing in ambulatory pediatrics in the United States. Pediatrics. 2011; 128(6): 1053-61. doi:10.1542/peds.2011-1337

22. Альбицкий В.Ю., Баранов А.А., Камаев И.А., Огнева М.Л. Часто болеющие дети. Нижний Новгород: Изд-во Нижегородской государственной медицинской академии, 2003: 180.

23. Иванов В.А., Шарапов Н.В., Заплатников А.Л. Состояние здоровья часто болеющих детей и повышение эффективности их санаторного оздоровления. Русский медицинский журнал. 2007; 15 (21): 1559-64.

24. Самсыгина Г.А. Проблема часто болеющих детей в педиатрии. Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 2015; 94(1): 167-8.

25. Смирнова Г.И. Часто болеющие дети - профилактика и реабилитация. М.: Первый МГМУ им. И. М. Сеченова. 2013.

26. Кучеренко А.Г., Смирнов И.Е., Мещеряков К.Л., Якушенкова

A.П., Светлова Е.А. Цитокины при хронической воспалительной патологии лимфоидной ткани глотки у детей. Российский педиатрический журнал. 2010; 4: 7-11.

27. Смирнов И.Е., Митюшин И.Л., Кучеренко А.Г., Бакрадзе М.Д. Цитокиновый профиль при бактериальной и вирусной инфекции у детей. Российский педиатрический журнал. 2014; 17 (4): 14-9.

28. EspositoS., Marchisio P., Principi N. Pediatric InfectiousDisease Journal. 2008; 27(11): 149-53. doi: 10.1097/INF.0b013e31818a542b

29. Bleek G.M., Osterhaus, A.D., Swart R.L. RSV 2010: recent advances in research on respiratory syncytial virus and other pneumoviruses. Vaccine. 2011; 29: 7285-91.

30. Баранов А.А., Намазова-Баранова Л.С., Ильин А.Г., Булгакова

B.А., Антонова Е.В., Смирнов И.Е. Научные исследования в педиатрии: направления, достижения, перспективы. Российский педиатрический журнал. 2013; 5: 4-14.

31. Пинегин Б.В., Некрасов А.В., Хаитов Р.М. Иммуномодулятор Полиоксидоний: механизмы действия и аспекты клинического применения. Цитокины и воспаление. 2004; 3(3): 41-7.

32. Bangerta M., Wrighta A.K., Rylanceb J., Kellyb M.J., Wrighta A.D., Carlonec G.M., Sampsonc J.S., Rajamc G., Adesc E.W., Kadioglud A., Gordona S.B. Immunoactivating Peptide P4 Augments Alveolar Macrophage Phagocytosis in Two Diverse Human Populations. Anti-microb. Agents Chemother. 2013; 57(9): 4566-9.

Поступила 28.04.15

REFERENCES

1. Ataullahanov R.I., Gincburg A.L. Immunity and infection: the dynamic resistance of living systems. Detskie infekcii. 2005; 4(1): 1121. (in Russian)

Булгакова В.А.

2. Beceiro A., Tomás M., Bou G. Antimicrobial Resistance and Virulence: a Successful or Deleterious Association in the Bacterial World? Clin Microbiol Rev. 2013; 26(2): 185-230.

3. Noel M.K. Immunomodulators in infectious diseases: panoply of possibilities. Inter Immunopharm. 2000; 22(12): 1083-91.

4. Karaulov A.V., Kalyuzhin O.V. Immunotherapy for infectious diseases: challenges and prospects. Terapevticheskiy arhiv. 2013; 85(11): 100-8. (in Russian)

5. Bulgakova V.A., Balabolkin I.I., Smirnov I.E., Ksenzova L.D., Lark-ova I.A., Sedova M.S. Immunomonitoring in the evaluation of the efficacy of immunotherapy of atopic asthma in children. Rossiyskiy pediatricheskiy zhurnal. 2013; 4: 15-9. (in Russian)

6. Balabolkin I.I., Bulgakova V.A., Smirnov I.E., Ksenzova L.D., Lark-ova I.A. A modern view of the development of asthma in children. Pediatriya. Zhurnal im G.N. Speranskiy. 2014; 93(3): 92-100. (in Russian)

7. Immunotherapy: a guide [Immunoterapiya: rukovodstvo] / Ed. R.M. Haitov, R.I. Ataullahanov. M.: Geotar-Media, 2011: 672. (in Russian)

8. Kozlov I.G. Signaling receptors of innate immunity: a new molecular target for diagnosis and therapy of inflammatory diseases. Vestnik RAMN. 2011; 1: 42-50. (in Russian)

9. Pashhenkov M.V., Pinegin B.V. Cell physiology of innate immune system: dendritic cells. Immunologiya. 2006; 27(6): 368-78. (in Russian)

10. Alekseev L.P., Haitov R.M. The regulatory role of the immune system in the body. Rossiyskiy fiziologicheskiy zhurnal im. I.M. Sechenova. 2010; 96(8): 787-805. (in Russian)

II National Research Council. Treating Infectious Diseases in a Microbial World: Report of Two Workshops on Novel Antimicrobial Therapeutics. Washington, Dc: The National Academies Press, 2006. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK19846/

12. Morton B., Pennington S.H., Gordon S.B. Immunomodulatory adjuvant therapy in severe community-acquired pneumonia. Expert Rev. of Respir. Medicine. 2014; 8(5): 587-96. doi:10.1586/17476348.201 4.927736

13. Semenov B.F., Zverev V.V., Klimenko S.M. A hypothesis about the relationship of the so-called non-communicable diseases with infectious pathogens. Novosti vakcinoprofilaktiki. Vakcinaciya. 2004; 4 (34): 3-4. (in Russian)

14. Waldmann T.A. Immunotherapy; past, present and future. Nature Med. 2003; 9 (3): 269-77.

15. Haitov R.M., Pinegin B.V. Modern immunomodulators: classification, mechanism of action. Ros allergol zhur. 2005; 4: 30-43. (in Russian)

16. Jushkov V.V. Quality information on the rational use of immunomodulators. Vestnik Uralskoy med akadem nauki. 2011; 2-2 (35): 76-7. (in Russian)

17. Immunomodulators and vaccines [Immunomodulyatory i vakci-naciya] / Pod redakciey M.P. Kostinova, I.L. Solov'evoy. Moscow: Mpress, 2013. (in Russian)

18. Bulgakova V.A., Balabolkin I.I. Immunopharmacotherapy children with allergic diseases. Pediatricheskaya farmakologiya. 2006; 3(5): 22-9. (in Russian)

19. Koval'chuk L.V., Gankovskaja L.V., Meshkova R.Ja. Clinical Immunology and Allergology with the basics of General Immunology [Klinicheskaya immunologiya i allergologiya s osnovami obshhey immunologii]. M.: Geotar-Media, 2012. (in Russian)

20. Barlam TF, Morgan JR, Wetzler LM, Christiansen CL, Drainoni ML. Antibiotics for respiratory tract infections: a comparison of prescribing in an outpatient setting. Infect Control Hosp Epidemiol. 2015; 36(2): 153-9. doi: 10.1017/ice.2014.

21. Hersh, A.L., Shapiro, D.J., Pavia, A.T., Shah, S.S. Antibiotic prescribing in ambulatory pediatrics in the United States. Pediatrics. 2011; 128(6): 1053-61. doi:10.1542/peds.2011-1337

22. Al'bickiy V.Ju., Baranov A.A., Kamaev I.A., Ogneva M.L. Sickly children [Chasto boleyushhie deti]. Nizhniy Novgorod: Izd-vo Ni-zhegorodskoy gosudarstvennoy medicinskoy akademii, 2003. (in Russian)

23. Ivanov V.A., Sharapov N.V., Zaplatnikov A.L. The condition of frequently ill children and improving their health improvement. Russkiy meditsinskiy shurnal. 2007; 15 (21): 1559-64. (in Russian)

24. Samsygina G.A. The problem of sickly children in pediatrics. Pediatriya. Zhurnal im G.N. Speranskiy. 2015; 94(1): 167-8. (in Russian)

25. Smirnova G.I. Sickly children - prevention and rehabilitation [Chasto boleyushhie deti -profilaktika i reabilitaciya]. M.: Pervyi MGMU im. I. M. Sechenova. 2013: 126. (in Russian)

26. Kucherenko A.G., Smirnov I.E., Meshcheryakov K.L., Yakushen-kova A.P., Svetlova E.A. Cytokines in chronic inflammatory pathology of lymphoid tissue of the pharynx in children. Rossiyskiy pediatricheskiy zhurnal. 2010; 4: 7-11. (in Russian)

27. Smirnov I.E., Mityushin I.L., Kucherenko A.G., Bakradze M.D. Cytokine profile in bacterial and viral infections in children. Rossiyskiy pediatricheskiy zhurnal. 2014; 17(4): 14-9. (in Russian)

28. Esposito S., Marchisio P., Principi N. PediatricInfectiou.sDi.sea.se Journal. 2008; 27(11): 149-53. doi: 10.1097/INF.0b013e31818a542b

29. Bleek G.M., Osterhaus, A.D., Swart R.L. RSV 2010: recent advances in research on respiratory syncytial virus and other pneumoviruses. Vaccine. 2011; 29: 7285-91.

30. Baranov A.A., Namazova-baranova L.S., Ilin A.G., Bulgakova V.A., Antonova E.V., Smirnov I.E. Scientific research in pediatrics: directions, achievements, prospects. Rossiyskiy pediatricheskiy zhurnal. 2013; 5: 4-14. (in Russian)

31. Pinegin B.V., Nekrasov A.V., Haitov R.M. Immunomodulator Poly-oxidonium: mechanisms of action and clinical aspects of application. Citokiny i vospalenie. 2004; 3(3): 41-7. (in Russian)

32. Bangerta M., Wrighta AK., Rylanceb J., Kellyb MJ., Wrighta AD., Carlonec GM., Sampsonc JS., Rajamc G., Adesc EW., Kadioglud A., Gordona SB. Immunoactivating Peptide P4 Augments Alveolar Macrophage Phagocytosis in Two Diverse Human Populations. Anti-microb. Agents Chemother. 2013; 57(9): 4566-9.

Партнерский материал. Иммуномодуляция как фактор успешного бизнеса — Агроинвестор

«Кемин»

Здоровье животных и птицы, пожалуй, является одним из главных индикаторов эффективности производства. Статус здоровья определяется иммунитетом. Уже достаточно много исследований доказывают, что кормление является эффективным инструментом повышения иммунитета

Компания «Кемин» разработала новый продукт, который не только повысит сопротивляемость животных различным вирусам и бактериями, но и поддержит их продуктивность. О том, что он собой представляет, в интервью «Агроинвестору» рассказал руководитель технической поддержки (птицеводство/свиноводство) по России и СНГ компании «Кемин» Антон Клименко.

— Антон Сергеевич, в нынешних условиях развития птицеводства и свиноводства какое направление кормления, на ваш взгляд, является наиболее перспективным и обеспечивающим инвестору эффективное производство?

— Как правило, компании, работающие в агропромышленном комплексе, сейчас уделяют большее внимание одному из двух основных направлений. Одни делают упор на составление программ кормления — чтобы получить максимальную продуктивность, то есть стремятся использовать все резервы корма для полной реализации генетического потенциала роста или продуктивности животного или птицы. Другие ориентированы на формирование хорошего статуса здоровья, высокой сопротивляемости организма всевозможным стрессам и внешним воздействиям. А ведь два этих параметра (продуктивность и статус здоровья) своего рода «живые весы»: чем весомее один, тем слабее становится другой, то есть чем выше продуктивность, тем слабее становится иммунный статус, и наоборот. Однако для успешного ведения бизнеса все-таки нужно найти «золотую середину»: и подготовить иммунитет животного/птицы к любым внешним негативным воздействиям, и сохранить продуктивность.

— А как это можно сделать?

— Иммунитет можно поддерживать — стимулировать или модулировать. Понятия схожие, но по сути несколько отличаются. Стимуляция — это очень интенсивный, активный процесс, который заставляет организм использовать значительные силы на борьбу с патогеном или на противодействие стрессовой ситуации. Как правило, при стимуляции снижается продуктивность животного, так как большая часть биологических веществ направляется на синтез иммунных клеток и других компонентов иммунитета. А модуляция является пограничным состоянием: организм становится готовым оперативно отразить какую-либо атаку на него, но при этом не находится в состоянии активного иммунного ответа. То есть стимуляция заставляет иммунитет интенсивно отвечать, а модуляция — готовиться к оперативному ответу. Таким образом, получается, что модуляция — более «мягкий» способ подготовки организма животного к любому стрессу или стороннему воздействию. И поэтому при нем показатели продуктивности не «обваливаются».

— Какие компоненты корма обладают подобными иммуномодулирующими свойствами?

— Такими свойствами обладают разные компоненты. В частности, витамины С и Е, хром, различные аминокислоты, функциональная клетчатка, пре- и пробиотики, а также бета-глюканы. И, как показывают современные исследования, именно последние могут достаточно эффективно и быстро модулировать иммунитет животных и птицы.

— А благодаря чему это происходит? Какие механизмы организма запускают бета-глюканы, что позволяет повысить иммунный ответ?

— Сначала стоит отметить, что этими функциями обладает 1,3-бета-глюкан (есть и другие формы). Попадая в организм животного или птицы, он связывается с рецептором дендритной клетки (популяция особых клеток организма, функция которых заключается в презентации «вражеских» антигенов другим клеткам) и/или макрофага (клетки, способные поглощать и переваривать чужеродные или вредные для организма частицы — бактерии, вирусы и т. д.). Получив информацию от рецептора, эти клетки, в свою очередь, начинают выделять сигнальные молекулы (цитокины, хемоцитокины), которые активируют Т- и В-клетки иммунитета, а также естественные клетки-«убийцы». Весь этот ряд клеток выстраивается на границе кишечной стенки и полости кишечника и тем самым оперативно приводит организм в состояние готовности противостоять патогенам, особенно в стрессовых ситуациях, когда организм становится более слабым для сопротивления.

— И где же можно встретить эти бета-глюканы, в каких компонентах корма?

— До некоторых пор наиболее распространенным источником этих бета-глюканов являлись дрожжи. Но компания «Кемин» нашла новый и еще малоизвестный рынку источник для их извлечения. Это водоросль Euglena gracilis. Она продуцирует линейный 1,3-бета-глюкан в качестве собственного источника энергии, который накапливается в цитоплазме. Проведенные исследования показали, что бета-глюканы, полученные из водоросли, действительно имеют иммуномодулирующие свойства, поскольку они легко фагоцитируются антигенпрезентирующими клетками, что приводит к высвобождению иммуномодулирующих цитокинов, а они, в свою очередь, активируют первую линию защиты в кишечнике. Помимо этого, получены данные, что бета-глюканы эффективны и в поддержании показателей продуктивности при неблагоприятных условиях кормления и/или микроклимата и при прочих стрессах.

— В каком же продукте компании «Кемин» можно встретить этот компонент? И какой эффект дает его использование в кормлении?

— Наш иммуномодулятор на основе водорослей получил название «Алита». Добавка взаимодействует с иммунной системой, и результатом такого взаимодействия является иммуномодуляция. Иммунные клетки быстро прибывают к месту контакта и активируются, повышая способность животного быстро бороться с чужеродными агентами. Следовательно, кормовая добавка «Алита» будет поддерживать животных и птиц во время стрессов, инфекций, а также в период вакцинации. Эта добавка также способствует укреплению иммунной системы у молодняка. Кроме того, продукт может поддерживать здоровье поголовья в рамках программ по уменьшению использования антибиотиков и замещения антибиотических стимуляторов роста. Получается, «Алита» обеспечивает стабильный возврат инвестиций за счет того, что способствует сохранению продуктивности животных в условиях повышенного риска заболеваний и стрессовых ситуаций.

— Для каких групп животных можно использовать «Алиту»?

— Продукт необходимо добавлять в корма молодым животным — поросятам, цыплятам. Помимо этого, он эффективен в кормлении родительского стада свиней и птицы для модуляции иммунного ответа, снижения стрессовой нагрузки, повышения эффективности вакцинации. Также «Алиту» активно используют в кормлении свиноматок для повышения иммунного потенциала молозива. Таким образом, наш продукт оказывает иммуномодулирующее действие на организм почти всех групп животных и может быть экономически выгодным кормовым решением для многих сельхозпредприятий.

Фитотерапия: иммуномодуляция и другие эффекты

Авторы: О.Ф. Мельников,Д.Д. Заболотная,О.Г. Рыльская и др.

Статья в формате PDF.

Многие фитопрепараты характеризуются разновекторным влиянием на патологические процессы в организме. Одним из основных механизмов действия таких средств является их способность в той или иной степени изменять характер иммунологических реакций, т. е. проявлять иммуностимулирующую или иммуномодулирующую активность, которая может быть ключевым звеном в системе мер по иммунореабилитации пациента (Бездетко Г.Н. и соавт., 1981; Дранник Г.Н. и соавт., 1994). Воздействуя на патологический очаг либо патологические сдвиги, возникающие в результате воспалительного (особенно инфекционно-воспалительного) процесса, многие противовоспалительные препараты растительного происхождения могут неспецифически активировать реакции иммунитета.

Согласно последним выводам относительно проблемы лечения вторичных иммунодефицитов инфекционно-воспалительного характера можно отметить все большую конвергенцию одновременного применения антибиотиков или химиопрепаратов и иммуномодуляторов (Hadden, 1999; Новиков Д.К. и соавт., 2002; Манько В.М. и соавт., 2002; Москалец О.В. и соавт., 2002). В соответствии с современными тенденциями иммуномодулирующая терапия может быть проведена одновременно или последовательного с антибиотикотерапией, при этом более эффективно использование иммунотропного препарата с самого начала применения химиотерапевтического средства. Целесообразно назначать иммуномодуляторы в виде монотерапии при неполном выздоровлении после перенесенного острого инфекционного заболевания либо обострения хронического процесса (Хаитов Р.М., Пинегин Б.В., 1999).

Фитосредства в лечении воспалительных заболеваний любой локализации, в т. ч. ЛОР-органов, использовались давно, преимущественно в виде галеновых препаратов. В последние десятилетия прошлого века интенсивно исследовались иммуномодулирующие свойства препаратов на основе элеутерококка, лимонника, женьшеня, левзеи, родиолы розовой. Среди широко известных и достаточно однородных сведений о спектре защитного действия рассматриваемых средств на организм данные об иммунотропном влиянии отличаются противоречивостью. Так, сообщалось о снижении заболеваемости гриппом и ОРВИ при профилактическом приеме экстрактов элеутерококка и лимонника, также были получены обнадеживающие результаты в отношении защитного действия указанных препаратов при введении патогенных микроорганизмов животным (Лазарева Д.Н., Алехин А.К., 1985). По данным других авторов, применение экстрактов адаптогенов в остром периоде инфекционно-воспалительных заболеваний может отягощать течение воспалительного процесса и снижать неспецифическую резистентность организма (Саратикова А.С., 1974). Мобилизация адаптационных реакций, повышающих резистентность организма к разнообразным воздействиям, включая инфекционные, позволяет предполагать, что растительные экстракты с иммуностимулирующим (адаптогенным) влиянием активируют энергетическое обеспечение защитных реакций путем ускорения действия ключевых ферментативных систем и процессов биосинтеза ферментов.

Каждое растение является уникальной «химической фабрикой», продуцирующей многообразие действующих веществ. Из 350 тыс. видов растений приблизительно у 4% изучена биологическая активность. В фармакогнозии принято все вещества, встречающиеся в растении, делить на биологически активные и сопутствующие. Биологически активные (или физиологически активные, действующие) вещества обладают лечебными свойствами, сопутствующие – меняют действие основного соединения (повышают его всасываемость, ускоряют усвоение, усиливают полезное действие, уменьшают/снижают вредное воздействие). Присутствие сопутствующих веществ в лекарствах, выделенных из растений, считается преимуществом таких медикаментов перед химиопрепаратами.

От синтетических препаратов растительные средства отличаются разносторонностью положительного действия. Каждое растение одновременно содержит большое количество соединений различных химических групп, в связи с чем создание идеальной классификации лекарственных растений затруднительно. Органические вещества, содержащиеся в лекарственных растениях, делят на соединения первичного и вторичного биосинтеза (Кретович В.Л., 1986; Муравьева Д.А., 1991). К первым относятся белки, нуклеиновые кислоты, углеводы, липиды, ферменты, витамины, органические кислоты. Вещества вторичного биосинтеза включают гидроароматические, фенольные соединения, гликозиды, алкалоиды, эфирные масла, терпены и терпеноиды, каучук, гутту, регуляторы роста растений, антибиотики. Термин «вещества вторичного происхождения» является условным, так как обозначаемые им соединения играют важную роль в обмене веществ растений и имеют значение для их выживания (защищают их от грибов, бактерий, насекомых, делают несъедобными для животных, способствуют опылению, привлекая насекомых, повышают устойчивость к засухе или морозу и т. д.).

 

Аминокислоты, протеолитические ферменты

Ведущая роль в обмене веществ принадлежит белковым соединениям и нуклеиновым кислотам. Они составляют основу протоплазменных структур и выполняют каталитические функции. Растения синтезируют все входящие в состав белка аминокислоты за счет аммиака и нитратов. Из простых белков в растениях наиболее часто встречаются альбумины и глобулины. Так, основную массу белков масличных семян (сои, арахиса и др.) составляют глобулины. В растениях также в значительных количествах содержатся белки с небелковыми компонентами (фосфо-, липо-, глико-, хромо-, метало-, нуклеопротеины). При участии нуклеиновых кислот осуществляются синтез белков, явления роста, передача наследственных свойств растений. В некоторых растениях содержатся в свободном состоянии пиримидиновые и пуриновые основания, а также их производные. Они образуют с рибозой и дезоксирибозой нуклеозиды. Каждый вид растений имеет постоянный и свойственный ему нуклеотидный состав ДНК и РНК.

 

Углеводы

Крахмал – запасной углевод, содержащийся преимущественно в высших растениях. В состав крахмала входят полисахариды (96-98%), минеральные вещества (0,2-0,7%), твердые жирные кислоты (до 0,6%), другие вещества (Муравьева Д.А., 1991). Полисахариды крахмального зерна представлены амилазой (17-24%) и амилопектином (76-83%), которые под действием кислот и ферментов подвергаются гидролизу. В результате частичного гидролиза образуются декстрины. В эту категорию относят фруктозан инулин, полисахарид клеточных стенок растений пектин, камеди (кальциевые, магниевые, калиевые соли высокомолекулярных кислот).

 

Витамины

В растениях содержатся витамины (А, Е, F, группы В и др.), которые придают им целебные свойства. Витамины синтезируются как высшими, так и низшими растениями. Ряд витаминов поступают из растений в форме провитаминов. К ним относятся предшественники витамина А (каротиноиды) и группы В (стерины, в т. ч. эргостерол; в животном организме растительные фитостеролы превращаются в холестеролы). Все растения содержат витамины и провитамины. Обычно они сочетаются в растениях, что увеличивает силу биологического влияния последних на организм человека; при этом некоторые растения накапливают витамины в больших количествах.

Из водорастворимых витаминов в растениях широко распространена аскорбиновая кислота. При медленной сушке растений она разрушается под действием ферментов. Под влиянием содержащейся в растениях аскорбиновой кислоты в организме человека активизируется фагоцитоз, возрастает сопротивляемость инфекциям, простудным заболеваниям, усиливаются дезинтоксикационные процессы. Аскорбиновая кислота способствует ликвидации воспалительного процесса, заживлению эрозий, изъязвлений слизистых оболочек. Аналогичные эффекты оказывает витамин Р (биофлавоноид), поэтому максимальное действие наблюдается при их совместном использовании. Высокую Р-витаминную активность проявляют флавоноиды и их гликозиды. Одной из форм проявления синергизма аскорбиновой кислоты и полифенольных соединений является их антибиотическая активность (Петрова В.П., 1986). Антибиотический эффект комплекса объясняют ингибирующим действием флавонов на ферментативные системы клеток: агликоновая фракция флавоновых гликозидов ингибирует действие полифенолоксидазы и цитохромоксидазы. Предполагают, что биофлавоноиды вступают в соединение с железом и медью, которые являются активными группами этих ферментных систем. Растения – важный источник каротинов. Известно более 70 каротиноидов (большинство из них содержит 40 атомов углерода), на образование которых влияют такие факторы, как особенности внешней среды (условия вегетационного периода), солнечный свет, влажность (Петрова В.П., 1986). Накоплению каротина способствует повышенная температура. Молодые растущие растения содержат больше каротина, чем старые. Из витаминов группы К в растениях содержится только К1.

 

Органические кислоты

К летучим алифатическим кислотам относятся муравьиная, уксусная, пропионовая, масляная, изомасляная, изовалериановая; к нелетучим – кислоты, которые содержат гидроксильные (оксикислоты) или карбонильные группы. Почти во всех растениях присутствуют яблочная и лимонная кислоты, в некоторых – щавелевая кислота. Растения южных широт содержат винную кислоту (например, виноград). Высокой физиологической активностью обладают кетокислоты – пировиноградная, щавелевоуксусная, α α-кетоглутаровая. Из ароматических кислот широко распространены в растениях бензойная, галловая, салициловая, сиреневая, протокатеховая, коричная, кофейная. Производными коричной кислоты являются кумаровая и кумариновая кислоты.

 

Вещества вторичного синтеза

К веществам вторичного синтеза относятся алкалоиды, гликозиды, терпеноиды, эфирные масла. Действие алкалоидов на организм человека многогранно: они влияют на нервную систему, имеют антибиотическую, противовоспалительную активность, оказывают фунгистатическое и бактериостатическое влияние на микобактерии туберкулеза, способствуют задержке роста злокачественных опухолей, способны воздействовать на вирус гриппа.

Тритерпены. При приеме внутрь, настоя трав, содержащих сапонины, наблюдается отхаркивающее действие. Они усиливают секрецию бронхиальных желез, разжижают мокроту, понижают ее вязкость. Некоторые сапонины оказывают мочегонное (например, почечный чай), потогонное действие, обладают свойством понижать артериальное давление, вызывать рвоту. Некоторые тритерпеновые сапонины солодки обнаруживают гипохолестеринемический и гормоноподобный эффекты (фитогормоны).

Эфирные масла. Известно около 2500 видов растений, выделяющих эфирные масла. В атмосферу Земли в течение года поступает около 175 млн тонн эфирных масел. Эфирные масла содержатся как в надземных, так и в подземных частях (органах) растений. Из 100 кг растительного сырья можно получить эфирного масла эвкалипта 3 кг, лаванды 2,9 кг, шалфея 1,4-1,7 кг и т. д. (Шеврыгин Б.В., 1997).
У ряда растений эфирные масла, особенно содержащие фенольные соединения, служат своеобразной химической защитой от бактерий. Для терпеновых соединений характерен широкий спектр биологической активности. Они воздействуют на все органы и системы, влияют на различные процессы в организме, обладают низкой токсичностью. Монотерпеноиды оказывают многогранное действие: антимикробное, антивирусное, антифунгальное, антигельминтное, инсектицидное, антисептическое, обезболивающее, антигистаминное, противовоспалительное, противоревматическое, противоартритное, противоопухолевое, противосудорожное, спазмолитическое, отхаркивающее, диуретическое, гипотензивное, слабительное, успокаивающее (Sticher O., 1977). Удачное сочетание антимикробных свойств и способности повышать неспецифическую реактивность организма, по мнению исследователей, позволяет использовать эфирные масла как лечебно-профилактические средства при острых респираторных заболеваниях, для искусственного обогащения внутренней среды помещений детских ясельных коллективов биологически активными веществами растительного происхождения. Фитотерапию (эфирные масла мяты, лаванды, аниса) применяли в зимне-весенние месяцы, учитывая, что в это время у детей наблюдается снижение напряженности клеточного и гуморального иммунитета (Андрущук А.А. и соавт., 1982; Макарчук Н.М. и соавт., 1990). В результате проведенных курсов профилактики получен положительный клинический эффект. Так, значительно уменьшились частота и продолжительность респираторных заболеваний, их тяжесть, снизилось количество вялотекущих, затяжных ринитов. Периоды выздоровления после различных респираторных заболеваний протекали без осложнений. Среднее количество пропущенных по болезни дней снизилось в ≥3 раза, в группе часто болеющих детей – в 4-5 раз. После 3-недельного курса фитотерапии активность Т-системы лимфоцитов весной не снижалась, а абсолютное и относительное количество Т-лимфоцитов, их функциональная активность устанавливались на уровне весенней нормы. Динамика и количество В-лимфоцитов соответствовали сезонной норме у здоровых детей. Применение летучих биологически активных веществ приводило к улучшению показателей неспецифической защиты (авторы изучали количественный и качественный состав поверхностной и глубокой аутофлоры кожи, индекс и коэффициент бактерицидности), снижению микробной обсемененности помещений.

 

В поисках «идеального» растения

Лекарственные растения применяются человеком с незапамятных времен. В результате научно-технической революции, бурного развития химического производства и всеобщей ориентации на синтетические препараты фитотерапия на время отошла на второй план. Однако в начале ХХІ столетия, проанализировав статистику побочных эффектов и негативных последствий лекарственной терапии химически синтезированными препаратами, медицинская общественность вновь обратилась к использованию растительных препаратов как наиболее щадящему и физиологичному воздействию на организм. Так, в США в 1998 г. прямой экономический ущерб от побочных эффектов и негативных последствий лекарственной терапии (в основном синтетическими лекарственными средствами) превысил объем всего фармацевтического рынка страны. Кроме того, вниманию к растительным препаратам способствует все большее распространение хронической патологии, требующей щадящей и в то же время многовекторной терапии. В связи с данными тенденциями 70% патологических состояний, по мнению экспертов ВОЗ, следует лечить с использованием средств на основе лекарственных растений, которые отличаются от химически синтезированных медикаментов существенно лучшим профилем безопасности и комплексным воздействием на организм.

Вместе с тем ряд проблем и сложностей препятствует раскрытию потенциала фитотерапии. Как известно, эффективность фитопрепаратов напрямую зависит от качества растительного сырья и концентрации активных веществ в готовом экстракте. Главная проблема заключается в том, что лекарственные растения негомогенны по содержанию биологически активных веществ (БАВ), определяющих их лекарственную ценность. В растениях, собранных в природной среде произрастания или выращенных в нестандартизированных условиях, уровень этих субстанций может отличаться в 2-4 раза (рис. 1).

Несмотря на то что промышленность давно научилась извлекать какое-либо одно активное вещество из растительного сырья, отсутствие биохимической гомогенности диких растений не позволяет получить стандартизированный нативный экстракт (как сложную смесь активных веществ), гарантирующий высокое и неизменное содержание всех активных субстанций растений, а также их оптимальные пропорции. Поэтому до настоящего времени возможности целенаправленного эффективного воздействия на патологический процесс (как при применении синтетических лекарственных средств) при помощи растительных препаратов были крайне ограниченными. Трудно представить использование в медицинской практике нестандартизированного синтетического препарата, например антибиотика, в котором содержалось бы только примерное количество активной субстанции с диапазоном возможных отклонений почти в 4 раза. Тем не менее в фитотерапии повсеместно используются нестандартизованные фитопрепараты.

Концепция фитониринга, разработанная компанией «Бионорика СЕ» с целью устранения указанных недостатков фитопрепаратов, подразумевает замкнутый цикл производства, начиная с производства собственного стандартизированного растительного сырья (гомогенного по содержанию активных веществ) и заканчивая получением стандартизированных экстрактов и готовых лекарственных форм.

Для этого на базе института химии растений (г. Инсбрук, Австрия) в лабораторных условиях проводят изучение лекарственных растений и биохимическую идентификацию БАВ, которые обусловливают лекарственные свойства растений. После определения действующих фитосубстанций проводится поиск «идеального» растения: сотни экземпляров дикорастущих растений подвергаются биохимическому анализу с целью выделения «идеального» представителя с рекордным содержанием БАВ. Впоследствии путем вегетативного размножения «идеального» экземпляра формируются собственный пул растений и семенной фонд для промышленной культивации, чтобы обеспечить производство сырьем наивысшего качества.

Культивация растений в компании «Бионорика СЕ» также проводится в стандартизованных условиях, минимизирующих воздействие человеческого фактора и влияний внешней среды. Этот инновационный подход позволяет добиться биохимической гомогенности растительного материала, а значит, соблюдения главного условия получения стандартизированного экстракта с высоким содержанием БАВ (рис. 2).

Использование инновационных запатентированных методов получения экстрактов, адаптирорванных к физико-химическим особенностям биологически активных фитосубстанций (низкотемпературная вакуумная экстракция, автоматизация производственных процессов, лабораторный контроль биохимического состава экстракта на каждой стадии производственного процесса и др.), позволяет получать готовые специальные экстракты, отличающиеся рекордным содержанием БАВ лекарственных растений с постоянным соблюдением их пропорций и концентрации независимо от партии и года сбора урожая.

Медична газета «Здоров’я України 21 сторіччя» №4 (377), лютий 2016 р.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Алергія та імунологія

03.07.2021 Алергія та імунологія Терапія та сімейна медицина Вибір антигістамінного препарату при лікуванні алергічного риніту

У ході Міжнародного форуму «Респіраторна медицина – виклики 2021», що відбувся 14-15 травня, було обговорено провідні проблеми сьогоднішньої пульмонології й алергології, зокрема лікування коронавірусної пневмонії, антибіотикорезистентність респіраторних патогенів і нюанси останніх рекомендацій фахових товариств. Захід зібрав велику кількість оториноларингологів, пульмонологів, сімейних лікарів, терапевтів, педіатрів і лікарів інших спеціальностей, які цікавляться цими питаннями....

17.06.2021 Алергія та імунологія Педіатрія Труднощі первинної діагностики та сучасні можливості лікування алергічного риніту у дітей раннього віку

У дітей раннього віку перебіг алергічного риніту (АР) часто схожий на повторні епізоди ангіни чи гострих респіраторних вірусних інфекцій (ГРВІ), що призводить до необґрунтованого призначення антибіотиків, імуномодуляторів тощо. АР – захворювання, яке потребує ретельної диференційної діагностики з іншими патологічними станами та обґрунтованого призначення дієвих і безпечних антигістамінних препаратів (АГП) нового покоління....

Местная иммуномодуляция при заболеваниях верхних дыхательных путей | Леонова

1. Tinkelman D.G., Falliers C.J., Naspitz C.K. Childhood asthma: Pathophysiology and Treatment. Ed. Marcel Dekker, NY Basel Inc. 1987 p.23-35.

2. Богомильский М.Р. с соавт. Опыт применения ИРС19 в лечении острых заболеваний верхних дыхательных путей // Детский доктор, 2000, №2, с. 26-28. Богомильский М.Р., Гаращенко Т.И., Радциг Е.Ю. и др. Опыт применения препарата ИРС19 в лечении острых респираторных заболеваний верхних дыхательных путей у детей // Детский доктор, 2000, №2, с. 10-13.

3. Богомильский М.Р., Гаращенко Т.И, Тарасова Г.Д. Тезисы Всероссийского конгресса по аудиологии, Суздаль, 1999 г.

4. Богомильский М.Р., Маркова Т.П., Гаращенко Т.И. и др. Клинико-иммунологическое обоснование применения топического бактериального иммунокорректора ИРС 19 для профилактики заболеваний верхних дыхательных путей // Детский доктор, 2000, №4, с. 16-211.

5. Гаращенко Т.И. Современные методы имуннотерапии синуситов у детей // В кн.: Заболевания носа и придаточных носа у детей. Сб. трудов 2-го МОЛГМИ. М., 1985, с. 30-37.

6. Ершов Ф.И. Система интерферона в норме патологии. М.: Медицина, 1996. Караулов А.В. Клиническая иммунология. М., с. 604.

7. Караулов А.В., Сокуренко С.И., Бармотин Г.В. Принципы иммунопрофилактики и иммунотерапии рецидивирующих респираторных заболеваний // Иммунопатология, 2000, №1, с.71-73.

8. Караулов А.В., Сокуренко С.И, Климов Э.В. Молекулярно-биохимическое и клинико-иммунологическое обоснование применения иммуномодулятора ИРС19 при рецидивирующих респираторныхзаболеваниях // Иммунопатология, 2000, №1, с. 71-73.

9. Кручинина И.Л. Острые и хронические заболевания придаточных пазух носа у детей, современные методы лечения // В кн.: Заболевания носа и придаточных пазух носа у детей. Сборник трудов 2-го МОЛГМИ. М., 1985, с. 3-11.

10. Лучихин Л.А., Полякова Т.С., Миронов А.А. Опыт применения препарата ИРС19 для профилактики и лечения воспалительных заболеваний верхних дыхательных путей// Вестник оториноларингологии, 2000, №4, с. 54-56.

11. Полевщиков А.В., Рязанцев С.В. Отчет об оценке эффективности применения препарата ИРС19 производства компании Солвей Фарма в лечении острых ринофарингитов, СПб., 2000.

12. Хаитов P.M., Пинегин Б.В., Истамов Х.И. Экологическая иммунология. ВНИРО, 1995.

13. Шмелева Н.И, Леонова М.В., Ефременкова О.В., Белоусов Ю.Б. Оценка эффективности препарата ИРС19 при лечении острых инфекций верхних дыхательных путей у детей // Детский доктор, 2000, №6, с. 16-18.

14. Каргаполов С.А., Тузанкина И.А., Писклакова В.Н., Власова Е.В. Место бактериальных лизатов топического применения в иммунореабилитации детей с нарушениями противоинфекционной защиты // Материалы III региональной научно-практической конференции «Современные средства и технологии для лечения и иммунореабилитации в педиатрии». Екатеринбург, 2000 (www.solvay-pharma.ru).

15. Балаболкин И.И, Булгакова В.И., Сенцова Т.Б., Катосова Л.К. Эффективность вакцинопрофилактики респираторных инфекций у детей с бронхиальной астмой // Детский доктор, 2001, №1, с. 16-18.

16. Лыткина И.Н., Ежлова Е.Б., Писарева В.А., Иваненко Т.Н., Шаханина И.Л. Оценка эффективности применения препарата ИРС19 для профилактики гриппа и острых респираторных заболеваний у детей // Детский доктор, 2000, №4, с. 63-65.

17. Шаханина И.Л, Самсонова И.М. Экономическое обоснование различных стратегий стратегий специфической профилактики Hib-инфекции // Эпидемиология и инфекционные болезни, 2000, №1, с.13-17.

18. Кладова О.В, Харламова Ф.С., Щербакова А.А., Легкова Т.П., Знаменская А.А., Учайкин В.Ф. Результаты применения интраназальной вакцины (бактериального лизата) ИРС19 у часто болеющих детей с синдромом крупа и другими поражениями бронхолегочной системы // Детский доктор. Спецвыпуск, №4, 2001.

19. Rebuck J.W., Crowley J.H. Leukocytic function in vivo. Ann NY Wacad Sci, 1955, vol. 49, p. 757-794.

Страница статьи : Российский педиатрический журнал

Атауллаханов Р.И., Гинцбург А.Л. Иммунитет и инфекция: динамичное противостояние живых систем. Детские инфекции. 2005; 4(1): 11-21.

Beceiro A., Tomas M., Bou G. Antimicrobial Resistance and Virulence: a Successful or Deleterious Association in the Bacterial World? Clin Microbiol Rev. 2013; 26(2): 185-230.

Noel M.K. Immunomodulators in infectious diseases: panoply of possibilities. inter immunopharm. 2000; 22(12): 1083-91.

Караулов А.В., Калюжин О.В. Иммунотерапия инфекционных болезней: проблемы и перспективы. Терапевтический архив. 2013; 85(11): 100-8.

Булгакова В.А., Балаболкин И.И., Смирнов И.Е., Ларькова И.А., Ксензова Л.Д., Седова М.С. Иммуномониторинг в оценке эффективности иммунотерапии атопической бронхиальной астмы у детей. Российский педиатрический журнал. 2013; 4: 15-9.

Балаболкин И.И., Булгакова В.А., Смирнов И.Е., Ксензова Л.Д., Ларькова И.А. Современный взгляд на развитие бронхиальной астмы у детей. Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 2014; 93(3): 92-100.

Иммунотерапия: руководство / Под редакцией Р.М. Хаитова, Р.И. Атауллаханова. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2011: 672.

Козлов И.Г. Сигнальные рецепторы врожденного иммунитета: новая молекулярная мишень для диагностики и терапии воспалительных заболеваний. Вестник РАМН. 2011; 1: 42-50.

Пащенков М.В., Пинегин Б.В. Физиология клеток врожденной иммунной системы: дендритные клетки. Иммунология. 2006; 27(6): 368-78.

Алексеев Л.П., Хаитов Р.М. Регуляторная роль иммунной системы в организме. Российский физиологический журнал им. И.М. Сеченова. 2010; 96(8): 787-805.

National Research Council. Treating Infectious Diseases in a Microbial World: Report of Two Workshops on Novel Antimicrobial Therapeutics. Washington, DC: The National Academies Press, 2006. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK19846/

Morton B., Pennington S.H., Gordon S.B. Immunomodulatory adjuvant therapy in severe community-acquired pneumonia. Expert Review of Respiratory Medicine. 2014; 8(5): 587-96. doi:10.1586/17476348.2014.927736

Семенов Б.Ф., Зверев В.В., Клименко С.М. Гипотеза о связи так называемых неинфекционных заболеваний с инфекционными возбудителями. Новости вакцинопрофилактики. Вакцинация. 2004; 4 (34): 3-4.

Waldmann T.A. Immunotherapy; past, present and future. Nature Med. 2003; 9 (3): 269-77.

Хаитов Р.М., Пинегин Б.В. Современные иммуномодуляторы. классификация, механизм действия. Российский аллергологический журнал. 2005; 4: 30-43.

Юшков В.В. Качественная информация по рациональному использованию иммунокорректоров. Вестник Уральской медицинской академии наук. 2011; 2-2 (35): 76-7.

Возможности иммуномодуляции для повышения устойчивости телят к заражению вирусом лейкоза | Смирнов

1. Петров Р.В. Иммунология. М.: Мед., 1987. 416 с.

2. Макаров В.В. О проблеме причинности инфекционных заболеваний // Ветеринарный консультант. 2003. № 20. С. 10-15.

3. Земсков В.М. Современная концепция и общие закономерности иммуномодулирующей терапии // Успехи современной биологии. 2014. Т. 134. № 1. С. 26-34.

4. Зюсс Р. Рак: эксперименты и гипотезы. М.: Мир, 1977. 360 с.

5. Матэ Ж. Досье рака: Пер. с франц. М., 1983. 268 с.

6. Александров И.Д. Фармакокоррекция при лейкозе крупного рогатого скота //Межд. вестник ветеринарии. Тематический выпуск: Эффективные и безопасные ветеринарные лекарственные средства. СПб., 2009. № 2. С. 126-129.

7. Сюрин В.Н. Проблемы вирусов и молекулярные основы рациональной терапии вирусных инфекций // Актуальные проблемы ветеринарной медицины в России: сб. научн. тр., посвященный 100-летию вет. науки в России и 30-летию СО РАС-ХН. Новосибирск, 1998. С. 400-407.

8. Способ профилактики лейкоза крупного рогатого скота: пат. 2188655 Рос. Федерация. № 2000104287/13; заявл. 24.04.2000; опубл. 10.09.2002. Бюл. 25. 8 с.

9. Островский М.В., Моисеев А.Н., Сахаров Е.Д. Ронколейкин: методические рекомендации для ветеринарных врачей. ООО «Биотех» - СПб.: Альто Эго, 2010. 28 с.

10. Малахова М.Я. Методы эндогенной интоксикации. СПб., 1995. 50 с.

11. Способ выявления криоглобулинов: пат. 1569707, МПК А 61310/00. Рос. Федерация. № 4422771/30-15, заявл. 15.03.1988; опубл. 07.06.1990. Бюл. № 21. 8 с.

12. Гриневич Ю.А., Алферов А.Н. Определение иммунных комплексов в крови онкологических больных // Лабораторное дело. 1981. № 8. С.493-496.

13. СмирноваО.В., КузьминаТ.А. Фотонефелометрический способ определения бактерицидной активности сыворотки крови // ЖМЭИ. 1966. № 4. С. 8-11.

14. Дорофейчук В.Г. Определение активности лизоцима нефелометрическим методом // Лабораторное дело. 1968. № 1. С.28-30.

15. Симонян Г.А., Хисамутдинов Ф.Ф. Ветеринарная гематология. М.: Колос, 1995. 256 с.

Пероральные и системные побочные эффекты

Реферат

Цели: Основные цели - представить различные неблагоприятные эффекты иммуномодулирующих препаратов, которые могут ухудшать качество жизни пациентов с ослабленным иммунитетом, и изучить влияние иммуномодуляции на заболевания полости рта. Иммуномодулирующие препараты изменили протоколы лечения многих заболеваний, в которых иммунные функции играют центральную роль, таких как ревматические заболевания. Однако их влияние на здоровье полости рта систематически не исследовалось.Дизайн исследования: мы рассматриваем текущие данные о новых иммуномодулирующих препаратах с точки зрения здоровья полости рта на основе открытого поиска литературы по этой теме. Результаты: Эти специфические лекарственные препараты, по-видимому, имеют меньшее лекарственное взаимодействие, чем более ранние иммуномодулирующие препараты, но, тем не менее, имеют потенциальные побочные эффекты, такие как активация скрытых инфекций. Есть некоторые данные, показывающие, что новые иммуномодулирующие препараты могут также играть роль в лечении некоторых заболеваний полости рта, таких как красный плоский лишай, или облегчения симптомов синдрома Шегрена, но результаты не были слишком многообещающими.Выводы. В целом, данные о влиянии этих новых препаратов на заболевания полости рта немногочисленны, и нет опубликованных рандомизированных контролируемых исследований по этой теме с должной мощностью.

Ключевые слова: Иммуномодулирующие препараты, заболевания полости рта, побочные эффекты, терапевтическое действие.

Введение

Иммуномодулирующие препараты изменяют ответ иммунной системы, увеличивая (иммуностимуляторы) или уменьшая (иммунодепрессанты) продукцию сывороточных антител (1).Иммуностимуляторы назначаются, в частности, для усиления иммунного ответа против инфекционных заболеваний, опухолей, первичного или вторичного иммунодефицита и изменений передачи антител (2). Иммунодепрессанты используются для снижения иммунного ответа на пересаженные органы и для лечения аутоиммунных заболеваний, таких как пузырчатка, волчанка или аллергия (3,4). В этой обзорной статье мы описываем концепцию и роль иммуномодуляции в стоматологии и стоматологии с акцентом на новые иммуномодулирующие препараты.

Материалы и методы

Обзор основан на открытом поиске в PubMed до июня 2012 г. с использованием следующих ключевых слов: иммуномодулирующие препараты и здоровье полости рта (17 совпадений), заболевания полости рта (40 совпадений), стоматология (12 совпадений), красный плоский лишай. (4 удара), пузырчатка обыкновенная (3 удара), пемфигоид (8 ударов), многоформная эритема (2 удара), синдром Стивенса-Джонсона (2 удара), системная красная волчанка (31 случай), синдром Шегрена (11 ударов) , аутоиммунное заболевание (426 обращений). Затем были изучены соответствующие статьи.

Эта работа была преобразована в исследовательский проект Mutua Madrileña, присужденный профессору Антонио Басконес-Мартинес (ref. AP87102011)

Результаты и обсуждение

-Механизмы действия иммуномодуляторов

Иммуномодуляторы действуют на разных уровнях иммунной системы . Поэтому были разработаны различные виды лекарств, которые выборочно либо ингибируют, либо усиливают определенные популяции и субпопуляции иммунно-чувствительных клеток, то есть лимфоцитов, макрофагов, нейтрофилов, естественных киллеров (NK) и цитотоксических Т-лимфоцитов (CTL).Иммуномодуляторы влияют на клетки, продуцирующие растворимые медиаторы, такие как цитокины (5). Таким образом, в иммунотерапии иммунная система нацелена на то, чтобы помочь излечить данное заболевание. В качестве примера на рисунке показаны воспалительные процессы, связанные с ревматоидным артритом.

Воспаление ревматоидного сустава. Экзогенные антигены захватываются антигенпрезентирующими клетками (APC). К ним относятся: фагоцитарные клетки, такие как дендритные клетки и макрофаги, и В-лимфоциты (В-клетки).Цитокины производятся путем стимуляции полиморфноядерных лейкоцитов и макрофагов.

Иммунодепрессанты подавляют иммунный ответ при трансплантации органов и аутоиммунных заболеваниях, тогда как иммуностимуляторы усиливают иммунный ответ при инфекциях, иммунодефиците (например, СПИДе) и раковых заболеваниях. Термин иммуномодуляция используется, а не иммуностимулятор, для вещества, которое вызывает измеримые изменения иммунной функции. Их действие может быть специфическим или неспецифическим.

Иммуномодуляторы специфического действия влияют на иммунную систему клеток в зависимости от наличия определенного антигена или иммуногена с избирательной специфичностью иммунного ответа.Иммуномодуляция является избирательной, когда стимуляция трансформируется в иммунореакцию на один или несколько антигенов, как в случае адъювантов или терапевтических вакцин. Иммунологические адъюванты усиливают действие вакцин с синтетическими антигенами, в том числе антигенами нового поколения. Эти агенты также используются в экспериментальной иммунизации для получения поликлональных антисывороток и моноклональных антител для использования в вакцинах (5).

Иммуномодуляторы неспецифического действия используются для стимуляции или подавления иммунного ответа, не направляя активность стимулированных клеток на определенный антиген.Они делятся на три типа: тип I, действующий на нормальную иммунную систему; тип II, действующий на иммуносупрессивную иммунную систему; и тип III, действующий на функционально нормальную и иммуносупрессивную иммунную систему (5).

Аутоиммунные заболевания проявляются с различными симптомами и признаками в зависимости от типа заболевания и индивидуума. Так, например, кожа и суставы могут быть вовлечены в волчанку, тогда как кожа, почки и легкие могут быть вовлечены в другие аутоиммунные заболевания. Иммунодепрессанты являются одними из самых эффективных лекарств также при лечении воспалительных заболеваний кишечника.Например, кортикостероиды используются при болезни Крона, чтобы избежать реактивации и послеоперационного рецидива (6).

-Терапевтическое действие различных иммуномодуляторов

, придающих иммуностимулирующие и иммунодепрессанты, соответственно, и их фармакологические эффекты. Иммуномодуляторы используются, когда иммунная система неадекватна, например, для уменьшения инфекции или борьбы с раком (6). Но, как видно из таблиц, существует ряд различных агентов с иммуномодулирующим действием, используемых для различных терапевтических целей.Из иммуномодуляторов нового поколения здесь особо упоминаются антагонисты фактора некроза опухоли (TNF). TNF-α, воспалительный цитокин, высвобождаемый активированными моноцитами, макрофагами и Т-лимфоцитами, способствует воспалительным реакциям, которые важны в патогенезе ревматоидного артрита. Пациенты с ревматоидным артритом имеют высокие концентрации TNF-α в синовиальной жидкости (7). Следовательно, антагонисты TNF широко используются при ревматических заболеваниях.

Таблица 1

Иммуностимуляторы.

Таблица 2

Иммунодепрессанты.

-Побочные эффекты

Воздействуя на иммунную систему, все эти препараты могут увеличивать риск заражения. Хотя обычно они протекают в легкой форме и без риска, инфекции также могут быть тяжелыми, в том числе вызванными условно-патогенными агентами (8). Реактивация латентного туберкулеза также является известным нежелательным эффектом, о котором особенно сообщается в связи с иммуномодулирующими препаратами нового поколения (8). В целом, побочные эффекты ухудшают качество жизни пациента с ослабленным иммунитетом, а фармакологические эффекты, например, являются основной причиной смерти пациентов после трансплантации (9).Интересно, что мы не смогли найти никакой литературы о возможной активации пародонтоза, например, у пациентов, принимающих иммуномодулирующие препараты. Теоретически такое нежелательное развитие событий возможно (10).

Азатиоприн и 6-меркаптопурин могут вызывать угнетение мозгового вещества, поэтому для пациентов, получающих эти препараты, обязательно проводить периодический анализ крови. Также рекомендуется принимать желудочные протекторы, чтобы избежать возможного раздражения желудка. Среди других побочных эффектов - панкреатит, гепатит, миалгия и головокружение.Из-за побочных эффектов азатиоприн необходимо отменить у 15–30% пациентов (11). Побочные эффекты наблюдаются у 10% пациентов, принимающих 50 мг азатиоприна в день, и их можно разделить на дозозависимые или идиосинкразические эффекты (сыпь, лихорадка, алопеция, диарея и панкреатит) и дозозависимые или токсические эффекты (тошнота, миелотоксичность и др.). гепатотоксичность) (12,13). Приблизительно у 5% пациентов наблюдается повышенный уровень трансаминаз (14), и были сообщения о тяжелых бактериальных инфекциях, туберкулезе, атипичной микобактериальной инфекции, аспергиллезе, гистоплазмозе, кокцидиоидомикозе, листериозе, пневмонии Pneumocystis carinii, криптококковых инфекциях, цитомегаловирусе (8 и других инфекциях). ).Эти инфекции распространены среди пациентов старше 65 лет.

Метотрексат, который можно вводить внутримышечно или внутривенно, а также перорально, может вызывать гриппоподобный синдром, тошноту, рвоту, усталость, диарею, интоксикацию мозгового вещества и пагубное воздействие на легкие или печень. Токсичность метотрексата зависит от дозы и, следовательно, зависит от факторов, влияющих на его абсорбцию, распределение и выведение (15). Высокие дозы вызывают резкое и временное повышение аспартаттрансферазы (AST) и связаны с миелосупрессией, кожно-слизистыми реакциями, пневмонитом и желудочно-кишечными расстройствами (анорексией, тошнотой и диареей).Длительное введение низких доз, например, при лечении псориаза, ревматоидного артрита, воспалительных заболеваний кишечника и заболеваний печени, вызывает отклонения, начиная от аналитических изменений и заканчивая хроническими заболеваниями печени, фиброзом и циррозом (15). Метотрексат противопоказан беременным и кормящим женщинам.

Циклоспорин вводят перорально или внутривенно. Побочные эффекты включают, среди прочего, гипертонию, нефропатию, судороги, гиперкалиемию, дрожь и гепатит (11).Наиболее частые побочные эффекты возникают из-за нефротоксичности циклоспорина, включая гипертензию, нейротоксичность, гирсутизм, эпилепсию, головную боль, парестезию и гиперплазию десен. В клинической практике поражение печени, вызванное циклоспорином, характеризуется повышенным уровнем щелочной фосфатазы в сыворотке крови и умеренным повышением аминотрансфераз и конъюгированного билирубина. Эти биохимические отклонения обычно появляются между второй неделей и третьим месяцем после начала лечения и имеют тенденцию нормализоваться после снижения дозы (15).Применение циклоспорина при беременности не рекомендуется. Микофенолат и такролимус являются альтернативой циклоспорину, но эти препараты могут повышать риск диабета (16). Сообщаемые побочные эффекты такролимуса включают местное раздражение, покалывание, ощущение жжения, изменение вкуса, тошноту, головную боль и умеренную диарею, даже если абсорбция препарата находится в терапевтическом диапазоне абсорбции согласно анализу мочи, крови и печени; однако гепатотоксичность такролимуса встречается относительно редко (17).

Антагонисты TNF представляют собой моноклональные антитела, такие как инфликсимаб, адалимумаб, цертолизумаб пегол и голимумаб, или слитый белок циркулирующего рецептора, такой как этанерцепт. Препараты могут активировать туберкулез чаще всего из-за реактивации скрытой инфекции и обычно в течение первых двух-пяти месяцев лечения. Головная боль, тошнота, головокружение, изменения уровня глюкозы в крови, носовые кровотечения, инфекции и снижение количества тромбоцитов и лейкоцитов также были описаны как побочные эффекты антагонистов TNF.Но также сообщалось о лимфоме, связанной с антагонистами TNF, хотя причинно-следственная связь является спорной (7).

Наконец, необходимо упомянуть кортикостероиды, широко используемые по ряду показаний. Наиболее тяжелым острым побочным эффектом от применения кортикостероидов является надпочечниковый криз из-за их резкой отмены после длительного приема. Другие зарегистрированные побочные эффекты: гипертония, гиперхолестеринемия, непереносимость глюкозы, бессонница, эмоциональная лабильность, психотические расстройства, катаракта, остеопения со сдавлением позвонков, диабет и косметические изменения, такие как «лунное лицо» (синдром Кушинга), «буйволиный горб», угри. и гирсутизм.Эти побочные эффекты появляются у 80% пациентов после 2 лет лечения и исчезают после отмены кортикостероидов. Что касается воздействия на печень, высокие дозы глюкокортикоидов могут вызывать стеатоз печени, способствуя мобилизации и перераспределению жира, увеличивая количество свободных жирных кислот в плазме за счет ингибирования этерификации жирных кислот в печени (18).

-Лекарственные взаимодействия

Лекарственное взаимодействие - это изменение фармакодинамики и / или фармакокинетики лекарственного средства в результате совместной обработки других лекарств или пищевых продуктов или привычек, таких как употребление нюхательного табака или частое употребление алкоголя.Например, лефлуномид может повышать антикоагулянтную активность варфарина (19, 20). Спектр лекарственных взаимодействий широко варьируется от тех, которые не имеют никакого клинического значения, до тех, которые вызывают тяжелую неблагоприятную реакцию у пациента.

В целом, лекарства, используемые практикующим стоматологом, такие как антибиотики, обезболивающие и местные анестетики, хорошо переносятся новыми биологическими лекарствами. Большинство лекарств перед тем, как вывести их из организма, подвергаются некоторой биотрансформации. Хорошо известно, что биологическая мишень для подавляющего большинства этих метаболических взаимодействий лекарственных средств находится в системе цитохрома P450 (CYP) (21).Schmitt et al. показали, что тоцилизумаб, ингибитор рецептора интерлейкина-6, может обратить вспять индуцированное IL-6 подавление активности CYP3A4 и, таким образом, «нормализует» активность CYP3A4 до уровня, аналогичного таковому у здоровых людей (22). Это открытие продемонстрировало важность осторожности с пациентами, принимающими тоцилизумаб и симвастатин, и, следовательно, с любыми другими препаратами, метаболизируемыми изоферментом CYP3A4. Особый интерес для стоматологического лечения представляют субстраты CYP3A4, такие как местный анестетик лидокаин и популярные анксиолитики мидазолам и диазепам, а также ингибиторы CYP3A4, такие как эритромицин и клариттромицин и макролидные антибиотики в целом, и азольные противогрибковые препараты в частности (21,23). ).Однако, помимо повышенных концентраций лекарств, наблюдаемых при одновременном применении определенных противогрибковых средств и иммуномодуляторов, нет никаких доказательств взаимодействия с лекарствами, обычно используемыми в стоматологической практике, и новыми биологическими агентами, обсуждаемыми здесь.

-Влияние иммонумодуляции на заболевания полости рта

Аутоиммунные заболевания часто затрагивают слизистую оболочку полости рта, которая часто является первым местом проявления (24). Подробное клиническое обследование слизистой оболочки полости рта бессимптомного пациента может быть лучшей возможностью для ранней диагностики и лечения этих аутоиммунных заболеваний, позволяя контролировать их распространение на кожу и / или другие органы тела (25).перечисляет важные аутоиммунные заболевания с оральными проявлениями.

Таблица 3

Оральные проявления аутоиммунных заболеваний.

Новые методы лечения, основанные на патогенезе

Интерес к терапии, направленной на В-клетки, возрос во всем мире после недавних убедительных доказательств того, что врожденный иммунитет, в первую очередь опосредованный передачей сигналов ИНФ, играет роль в начальной активации В-клеток. Многочисленные препараты, находящиеся в настоящее время в оценке, включая эпратузумаб, моноклональное антитело, направленное против поверхностного антигена В-клеток CD22, которое может преимущественно нацеливаться на аутореактивные В-клетки, нацелены на патогенную ось В-лимфоцитов (см.рис.). Баминерцепт, слитый белок рецептора лимфоцитотоксина и бета, который вместе с BAFF поддерживает образование зародышевых центров в слюнных железах, представляет собой еще одну молекулу, представляющую интерес для аутоиммунных заболеваний (26).

Особую перспективу показал белимумаб, моноклональное антитело, которое специфически нацелено на рецептор BAFF и может нарушить цикл активации В-клеток и продукции антител. Белимумаб, по-видимому, эффективен при системной красной волчанке (СКВ) и на ранней стадии развивается при СС (27).

Потенциальные новые цитокиновые терапевтические мишени были недавно предложены данными о вовлечении провоспалительных клеток Th27 в SS. IL-17 и IL-23, а также родственные провоспалительные цитокины IL-12 и IL-6 явно экспрессируются в ткани SS слюнной железы (26).

Ритуксимаб был первой терапией, направленной на В-клетки, которая оценивалась при СС. Ритуксимаб представляет собой (химерное) антитело мыши и человека, направленное против поверхностного антигена CD20, присутствующего на В-клетках. Он был введен для лечения первичной лимфомы и приводит к истощению циркулирующих В-клеток.Полезность ритуксимаба для лечения лимфомы и знание роли, которую играет гиперактивность В-клеток в системных проявлениях СС, привели к его предложению для терапевтического применения при СС несколько лет назад (28). Использование терапии, истощающей В-клетки при СС, подтверждается доказательствами того, что лечение ритуксимабом истощает В-клетки в ткани околоушной железы и в периферической крови, а также восстанавливает нормальную регуляторную функцию Т-клеток, уменьшает воспаление желез и улучшает функция и регресс лимфоэпителиальных поражений, которые предрасполагают к развитию лимфомы (29).

Было обнаружено, что ритуксимаб улучшает субъективные симптомы сухости, усталость и качество жизни (29). Два небольших рандомизированных двойных слепых контролируемых исследования продемонстрировали его эффективность и безопасность при СС (30,31). Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что ритуксимаб эффективен при внегландулярных проявлениях СС (29–31).

В отличие от ингибитора В-клеток, ритуксимаб как средство против TNG не продемонстрировал каких-либо доказательств эффективности при лечении СС (32). Аналогичные результаты были обнаружены с другим антителом против TNF-альфа (этанерцепт, инфликсимаб.Тем не менее, похоже, что новые иммонумодулирующие препараты в целом показали неутешительные результаты в лечении СС по обзору Carsons (4). Автор подчеркивает необходимость проведения должным образом обоснованных и контролируемых исследований по данной теме.

Этанерцепт, эфализумаб и алефасепт использовались для лечения красного плоского лишая полости рта (OLP). Этанерцепт ингибирует связывание TNF-альфа с рецепторами TNF на клеточной поверхности и, таким образом, предотвращает клеточные ответы, опосредованные TNF. Было показано, что он облегчает симптомы OLP через две недели после начала терапии и клиническое улучшение через четыре недели (33).Сообщалось также, что эфализумаб и алефасепт, оба ингибитора Т-клеток, были успешными в лечении OLP (34). Считается, что причина эффективности этих агентов связана с повышенной активацией Т-клеток и их пролиферацией. В отличие от этого открытия, Asarch et al. продемонстрировали высыпания, похожие на красный плоский лишай, после терапии инфликсимабом и адалимумабом при псориазе (35). Они предположили, что ингибирование TNF-альфа может ускорить лихеноидные реакции из-за нарушения тонкого баланса между TNF-альфа и интерфероном-альфа у восприимчивых пациентов.Аналогичный результат был получен у пациента с болезнью Крона после лечения цертолизумабом пеголом (36). Следовательно, вопрос остается спорным, и необходимы дополнительные исследования для получения дополнительных доказательств того, играют ли эти препараты роль в лечении красного плоского лишая.

При СКВ TNF является провоспалительным и регуляторным цитокином с дивергентным эффектором в иммунной системе. Таким образом, ингибирование TNF инфликсимабом и этанерцептом представляет интерес для лечения СКВ. Было показано, что при краткосрочной терапии инфликсимаб эффективен и относительно безопасен при лечении СКВ, но при длительной терапии инфликсимаб, однако, был связан с тяжелыми инфекциями, и, возможно, лимфомы также вызывают беспокойство при продолжении терапии (37 , 38).

Активация В-клеток и аутоантитела характерны для СКВ. Таким образом, ритуксимаб как антитело к CD20 представляет интерес для оценки его эффективности при лечении СКВ. Результаты показали, что ритуксимаб действительно эффективен при СКВ, и клинические ответы подтверждаются тесной корреляцией с количеством В-клеток (39,40). Более того, СКВ известна как весьма неоднородное заболевание. Это может объяснить, почему не все пациенты демонстрируют ответ на лечение ритуксимабом, тогда как при применении абатацепта, ингибитора Т-клеток, результаты были многообещающими (41-43).Однако ритуксимаб считается биологическим агентом первого выбора у пациентов с СКВ (42).

Интерлейкин-6 (ИЛ-6) является ключевым провоспалительным цитокином, и уровни ИЛ-6 в сыворотке повышены у пациентов с СКВ (44). Ингибирование IL-6 тоцилизумабом показало многообещающие ответы при клинических и серологических проявлениях активности волчанки у пациентов с СКВ (45). Тем не менее, Illei et al. обнаружили развитие дозозависимой нейтропении и высокие показатели инфекций почти у всех пациентов в своем исследовании, получавшем лечение тоцилизумабом (45,46).Таким образом, необходимы дальнейшие исследования ингибирования рецептора IL-6 и СКВ. Будущее использование этих препаратов в пероральной медицине остается открытым (47). обобщены биологические препараты, используемые при лечении аутоиммунных заболеваний.

Таблица 4

Биологические агенты в лечении аутоиммунных заболеваний.

Пероральные и системные побочные эффекты

Реферат

Цели: Основные цели - представить различные неблагоприятные эффекты иммуномодулирующих препаратов, которые могут ухудшить качество жизни пациентов с ослабленным иммунитетом, и изучить влияние иммуномодуляции на заболевания полости рта.Иммуномодулирующие препараты изменили протоколы лечения многих заболеваний, в которых иммунные функции играют центральную роль, таких как ревматические заболевания. Однако их влияние на здоровье полости рта систематически не исследовалось. Дизайн исследования: мы рассматриваем текущие данные о новых иммуномодулирующих препаратах с точки зрения здоровья полости рта на основе открытого поиска литературы по этой теме. Результаты: Эти специфические лекарственные препараты, по-видимому, имеют меньшее лекарственное взаимодействие, чем более ранние иммуномодулирующие препараты, но, тем не менее, имеют потенциальные побочные эффекты, такие как активация скрытых инфекций.Есть некоторые данные, показывающие, что новые иммуномодулирующие препараты могут также играть роль в лечении некоторых заболеваний полости рта, таких как красный плоский лишай, или облегчения симптомов синдрома Шегрена, но результаты не были слишком многообещающими. Выводы. В целом, данные о влиянии этих новых препаратов на заболевания полости рта немногочисленны, и нет опубликованных рандомизированных контролируемых исследований по этой теме с должной мощностью.

Ключевые слова: Иммуномодулирующие препараты, заболевания полости рта, побочные эффекты, терапевтическое действие.

Введение

Иммуномодулирующие препараты изменяют ответ иммунной системы, увеличивая (иммуностимуляторы) или уменьшая (иммунодепрессанты) продукцию сывороточных антител (1). Иммуностимуляторы назначаются, в частности, для усиления иммунного ответа против инфекционных заболеваний, опухолей, первичного или вторичного иммунодефицита и изменений передачи антител (2). Иммунодепрессанты используются для снижения иммунного ответа на пересаженные органы и для лечения аутоиммунных заболеваний, таких как пузырчатка, волчанка или аллергия (3,4).В этой обзорной статье мы описываем концепцию и роль иммуномодуляции в стоматологии и стоматологии с акцентом на новые иммуномодулирующие препараты.

Материалы и методы

Обзор основан на открытом поиске в PubMed до июня 2012 г. с использованием следующих ключевых слов: иммуномодулирующие препараты и здоровье полости рта (17 совпадений), заболевания полости рта (40 совпадений), стоматология (12 совпадений), красный плоский лишай. (4 удара), пузырчатка обыкновенная (3 удара), пемфигоид (8 ударов), многоформная эритема (2 удара), синдром Стивенса-Джонсона (2 удара), системная красная волчанка (31 случай), синдром Шегрена (11 ударов) , аутоиммунное заболевание (426 обращений).Затем были изучены соответствующие статьи.

Эта работа была преобразована в исследовательский проект Mutua Madrileña, присужденный профессору Антонио Басконес-Мартинес (ref. AP87102011)

Результаты и обсуждение

-Механизмы действия иммуномодуляторов

Иммуномодуляторы действуют на разных уровнях иммунной системы . Поэтому были разработаны различные виды лекарств, которые выборочно либо ингибируют, либо усиливают определенные популяции и субпопуляции иммунно-чувствительных клеток, т.е.е. лимфоциты, макрофаги, нейтрофилы, естественные киллеры (NK) и цитотоксические Т-лимфоциты (CTL). Иммуномодуляторы влияют на клетки, продуцирующие растворимые медиаторы, такие как цитокины (5). Таким образом, в иммунотерапии иммунная система нацелена на то, чтобы помочь излечить данное заболевание. В качестве примера на рисунке показаны воспалительные процессы, связанные с ревматоидным артритом.

Воспаление ревматоидного сустава. Экзогенные антигены захватываются антигенпрезентирующими клетками (APC).К ним относятся: фагоцитарные клетки, такие как дендритные клетки и макрофаги, и В-лимфоциты (В-клетки). Цитокины производятся путем стимуляции полиморфноядерных лейкоцитов и макрофагов.

Иммунодепрессанты подавляют иммунный ответ при трансплантации органов и аутоиммунных заболеваниях, тогда как иммуностимуляторы усиливают иммунный ответ при инфекциях, иммунодефиците (например, СПИДе) и раковых заболеваниях. Термин иммуномодуляция используется, а не иммуностимулятор, для вещества, которое вызывает измеримые изменения иммунной функции.Их действие может быть специфическим или неспецифическим.

Иммуномодуляторы специфического действия влияют на иммунную систему клеток в зависимости от наличия определенного антигена или иммуногена с избирательной специфичностью иммунного ответа. Иммуномодуляция является избирательной, когда стимуляция трансформируется в иммунореакцию на один или несколько антигенов, как в случае адъювантов или терапевтических вакцин. Иммунологические адъюванты усиливают действие вакцин с синтетическими антигенами, в том числе антигенами нового поколения.Эти агенты также используются в экспериментальной иммунизации для получения поликлональных антисывороток и моноклональных антител для использования в вакцинах (5).

Иммуномодуляторы неспецифического действия используются для стимуляции или подавления иммунного ответа, не направляя активность стимулированных клеток на определенный антиген. Они делятся на три типа: тип I, действующий на нормальную иммунную систему; тип II, действующий на иммуносупрессивную иммунную систему; и тип III, действующий на функционально нормальную и иммуносупрессивную иммунную систему (5).

Аутоиммунные заболевания проявляются с различными симптомами и признаками в зависимости от типа заболевания и индивидуума. Так, например, кожа и суставы могут быть вовлечены в волчанку, тогда как кожа, почки и легкие могут быть вовлечены в другие аутоиммунные заболевания. Иммунодепрессанты являются одними из самых эффективных лекарств также при лечении воспалительных заболеваний кишечника. Например, кортикостероиды используются при болезни Крона, чтобы избежать реактивации и послеоперационного рецидива (6).

-Терапевтическое действие различных иммуномодуляторов

, придающих иммуностимулирующие и иммунодепрессанты, соответственно, и их фармакологические эффекты.Иммуномодуляторы используются, когда иммунная система неадекватна, например, для уменьшения инфекции или борьбы с раком (6). Но, как видно из таблиц, существует ряд различных агентов с иммуномодулирующим действием, используемых для различных терапевтических целей. Из иммуномодуляторов нового поколения здесь особо упоминаются антагонисты фактора некроза опухоли (TNF). TNF-α, воспалительный цитокин, высвобождаемый активированными моноцитами, макрофагами и Т-лимфоцитами, способствует воспалительным реакциям, которые важны в патогенезе ревматоидного артрита.Пациенты с ревматоидным артритом имеют высокие концентрации TNF-α в синовиальной жидкости (7). Следовательно, антагонисты TNF широко используются при ревматических заболеваниях.

Таблица 1

Иммуностимуляторы.

Таблица 2

Иммунодепрессанты.

-Побочные эффекты

Воздействуя на иммунную систему, все эти препараты могут увеличивать риск заражения. Хотя обычно они протекают в легкой форме и без риска, инфекции также могут быть тяжелыми, в том числе вызванными условно-патогенными агентами (8).Реактивация латентного туберкулеза также является известным нежелательным эффектом, о котором особенно сообщается в связи с иммуномодулирующими препаратами нового поколения (8). В целом, побочные эффекты ухудшают качество жизни пациента с ослабленным иммунитетом, а фармакологические эффекты, например, являются основной причиной смерти пациентов после трансплантации (9). Интересно, что мы не смогли найти никакой литературы о возможной активации пародонтоза, например, у пациентов, принимающих иммуномодулирующие препараты.Теоретически такое нежелательное развитие событий возможно (10).

Азатиоприн и 6-меркаптопурин могут вызывать угнетение мозгового вещества, поэтому для пациентов, получающих эти препараты, обязательно проводить периодический анализ крови. Также рекомендуется принимать желудочные протекторы, чтобы избежать возможного раздражения желудка. Среди других побочных эффектов - панкреатит, гепатит, миалгия и головокружение. Из-за побочных эффектов азатиоприн необходимо отменить у 15–30% пациентов (11). Побочные эффекты наблюдаются у 10% пациентов, принимающих 50 мг азатиоприна в день, и их можно разделить на дозозависимые или идиосинкразические эффекты (сыпь, лихорадка, алопеция, диарея и панкреатит) и дозозависимые или токсические эффекты (тошнота, миелотоксичность и др.). гепатотоксичность) (12,13).Приблизительно у 5% пациентов наблюдается повышенный уровень трансаминаз (14), и были сообщения о тяжелых бактериальных инфекциях, туберкулезе, атипичной микобактериальной инфекции, аспергиллезе, гистоплазмозе, кокцидиоидомикозе, листериозе, пневмонии Pneumocystis carinii, криптококковых инфекциях, цитомегаловирусе (8 и других инфекциях). ). Эти инфекции распространены среди пациентов старше 65 лет.

Метотрексат, который можно вводить внутримышечно или внутривенно, а также перорально, может вызывать гриппоподобный синдром, тошноту, рвоту, усталость, диарею, интоксикацию мозгового вещества и пагубное воздействие на легкие или печень.Токсичность метотрексата зависит от дозы и, следовательно, зависит от факторов, влияющих на его абсорбцию, распределение и выведение (15). Высокие дозы вызывают резкое и временное повышение аспартаттрансферазы (AST) и связаны с миелосупрессией, кожно-слизистыми реакциями, пневмонитом и желудочно-кишечными расстройствами (анорексией, тошнотой и диареей). Длительное введение низких доз, например, при лечении псориаза, ревматоидного артрита, воспалительных заболеваний кишечника и заболеваний печени, вызывает отклонения, начиная от аналитических изменений и заканчивая хроническими заболеваниями печени, фиброзом и циррозом (15).Метотрексат противопоказан беременным и кормящим женщинам.

Циклоспорин вводят перорально или внутривенно. Побочные эффекты включают, среди прочего, гипертонию, нефропатию, судороги, гиперкалиемию, дрожь и гепатит (11). Наиболее частые побочные эффекты возникают из-за нефротоксичности циклоспорина, включая гипертензию, нейротоксичность, гирсутизм, эпилепсию, головную боль, парестезию и гиперплазию десен. В клинической практике поражение печени, вызванное циклоспорином, характеризуется повышенным уровнем щелочной фосфатазы в сыворотке крови и умеренным повышением аминотрансфераз и конъюгированного билирубина.Эти биохимические отклонения обычно появляются между второй неделей и третьим месяцем после начала лечения и имеют тенденцию нормализоваться после снижения дозы (15). Применение циклоспорина при беременности не рекомендуется. Микофенолат и такролимус являются альтернативой циклоспорину, но эти препараты могут повышать риск диабета (16). Сообщаемые побочные эффекты такролимуса включают местное раздражение, покалывание, ощущение жжения, изменение вкуса, тошноту, головную боль и умеренную диарею, даже если абсорбция препарата находится в терапевтическом диапазоне абсорбции согласно анализу мочи, крови и печени; однако гепатотоксичность такролимуса встречается относительно редко (17).

Антагонисты TNF представляют собой моноклональные антитела, такие как инфликсимаб, адалимумаб, цертолизумаб пегол и голимумаб, или слитый белок циркулирующего рецептора, такой как этанерцепт. Препараты могут активировать туберкулез чаще всего из-за реактивации скрытой инфекции и обычно в течение первых двух-пяти месяцев лечения. Головная боль, тошнота, головокружение, изменения уровня глюкозы в крови, носовые кровотечения, инфекции и снижение количества тромбоцитов и лейкоцитов также были описаны как побочные эффекты антагонистов TNF.Но также сообщалось о лимфоме, связанной с антагонистами TNF, хотя причинно-следственная связь является спорной (7).

Наконец, необходимо упомянуть кортикостероиды, широко используемые по ряду показаний. Наиболее тяжелым острым побочным эффектом от применения кортикостероидов является надпочечниковый криз из-за их резкой отмены после длительного приема. Другие зарегистрированные побочные эффекты: гипертония, гиперхолестеринемия, непереносимость глюкозы, бессонница, эмоциональная лабильность, психотические расстройства, катаракта, остеопения со сдавлением позвонков, диабет и косметические изменения, такие как «лунное лицо» (синдром Кушинга), «буйволиный горб», угри. и гирсутизм.Эти побочные эффекты появляются у 80% пациентов после 2 лет лечения и исчезают после отмены кортикостероидов. Что касается воздействия на печень, высокие дозы глюкокортикоидов могут вызывать стеатоз печени, способствуя мобилизации и перераспределению жира, увеличивая количество свободных жирных кислот в плазме за счет ингибирования этерификации жирных кислот в печени (18).

-Лекарственные взаимодействия

Лекарственное взаимодействие - это изменение фармакодинамики и / или фармакокинетики лекарственного средства в результате совместной обработки других лекарств или пищевых продуктов или привычек, таких как употребление нюхательного табака или частое употребление алкоголя.Например, лефлуномид может повышать антикоагулянтную активность варфарина (19, 20). Спектр лекарственных взаимодействий широко варьируется от тех, которые не имеют никакого клинического значения, до тех, которые вызывают тяжелую неблагоприятную реакцию у пациента.

В целом, лекарства, используемые практикующим стоматологом, такие как антибиотики, обезболивающие и местные анестетики, хорошо переносятся новыми биологическими лекарствами. Большинство лекарств перед тем, как вывести их из организма, подвергаются некоторой биотрансформации. Хорошо известно, что биологическая мишень для подавляющего большинства этих метаболических взаимодействий лекарственных средств находится в системе цитохрома P450 (CYP) (21).Schmitt et al. показали, что тоцилизумаб, ингибитор рецептора интерлейкина-6, может обратить вспять индуцированное IL-6 подавление активности CYP3A4 и, таким образом, «нормализует» активность CYP3A4 до уровня, аналогичного таковому у здоровых людей (22). Это открытие продемонстрировало важность осторожности с пациентами, принимающими тоцилизумаб и симвастатин, и, следовательно, с любыми другими препаратами, метаболизируемыми изоферментом CYP3A4. Особый интерес для стоматологического лечения представляют субстраты CYP3A4, такие как местный анестетик лидокаин и популярные анксиолитики мидазолам и диазепам, а также ингибиторы CYP3A4, такие как эритромицин и клариттромицин и макролидные антибиотики в целом, и азольные противогрибковые препараты в частности (21,23). ).Однако, помимо повышенных концентраций лекарств, наблюдаемых при одновременном применении определенных противогрибковых средств и иммуномодуляторов, нет никаких доказательств взаимодействия с лекарствами, обычно используемыми в стоматологической практике, и новыми биологическими агентами, обсуждаемыми здесь.

-Влияние иммонумодуляции на заболевания полости рта

Аутоиммунные заболевания часто затрагивают слизистую оболочку полости рта, которая часто является первым местом проявления (24). Подробное клиническое обследование слизистой оболочки полости рта бессимптомного пациента может быть лучшей возможностью для ранней диагностики и лечения этих аутоиммунных заболеваний, позволяя контролировать их распространение на кожу и / или другие органы тела (25).перечисляет важные аутоиммунные заболевания с оральными проявлениями.

Таблица 3

Оральные проявления аутоиммунных заболеваний.

Новые методы лечения, основанные на патогенезе

Интерес к терапии, направленной на В-клетки, возрос во всем мире после недавних убедительных доказательств того, что врожденный иммунитет, в первую очередь опосредованный передачей сигналов ИНФ, играет роль в начальной активации В-клеток. Многочисленные препараты, находящиеся в настоящее время в оценке, включая эпратузумаб, моноклональное антитело, направленное против поверхностного антигена В-клеток CD22, которое может преимущественно нацеливаться на аутореактивные В-клетки, нацелены на патогенную ось В-лимфоцитов (см.рис.). Баминерцепт, слитый белок рецептора лимфоцитотоксина и бета, который вместе с BAFF поддерживает образование зародышевых центров в слюнных железах, представляет собой еще одну молекулу, представляющую интерес для аутоиммунных заболеваний (26).

Особую перспективу показал белимумаб, моноклональное антитело, которое специфически нацелено на рецептор BAFF и может нарушить цикл активации В-клеток и продукции антител. Белимумаб, по-видимому, эффективен при системной красной волчанке (СКВ) и на ранней стадии развивается при СС (27).

Потенциальные новые цитокиновые терапевтические мишени были недавно предложены данными о вовлечении провоспалительных клеток Th27 в SS. IL-17 и IL-23, а также родственные провоспалительные цитокины IL-12 и IL-6 явно экспрессируются в ткани SS слюнной железы (26).

Ритуксимаб был первой терапией, направленной на В-клетки, которая оценивалась при СС. Ритуксимаб представляет собой (химерное) антитело мыши и человека, направленное против поверхностного антигена CD20, присутствующего на В-клетках. Он был введен для лечения первичной лимфомы и приводит к истощению циркулирующих В-клеток.Полезность ритуксимаба для лечения лимфомы и знание роли, которую играет гиперактивность В-клеток в системных проявлениях СС, привели к его предложению для терапевтического применения при СС несколько лет назад (28). Использование терапии, истощающей В-клетки при СС, подтверждается доказательствами того, что лечение ритуксимабом истощает В-клетки в ткани околоушной железы и в периферической крови, а также восстанавливает нормальную регуляторную функцию Т-клеток, уменьшает воспаление желез и улучшает функция и регресс лимфоэпителиальных поражений, которые предрасполагают к развитию лимфомы (29).

Было обнаружено, что ритуксимаб улучшает субъективные симптомы сухости, усталость и качество жизни (29). Два небольших рандомизированных двойных слепых контролируемых исследования продемонстрировали его эффективность и безопасность при СС (30,31). Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что ритуксимаб эффективен при внегландулярных проявлениях СС (29–31).

В отличие от ингибитора В-клеток, ритуксимаб как средство против TNG не продемонстрировал каких-либо доказательств эффективности при лечении СС (32). Аналогичные результаты были обнаружены с другим антителом против TNF-альфа (этанерцепт, инфликсимаб.Тем не менее, похоже, что новые иммонумодулирующие препараты в целом показали неутешительные результаты в лечении СС по обзору Carsons (4). Автор подчеркивает необходимость проведения должным образом обоснованных и контролируемых исследований по данной теме.

Этанерцепт, эфализумаб и алефасепт использовались для лечения красного плоского лишая полости рта (OLP). Этанерцепт ингибирует связывание TNF-альфа с рецепторами TNF на клеточной поверхности и, таким образом, предотвращает клеточные ответы, опосредованные TNF. Было показано, что он облегчает симптомы OLP через две недели после начала терапии и клиническое улучшение через четыре недели (33).Сообщалось также, что эфализумаб и алефасепт, оба ингибитора Т-клеток, были успешными в лечении OLP (34). Считается, что причина эффективности этих агентов связана с повышенной активацией Т-клеток и их пролиферацией. В отличие от этого открытия, Asarch et al. продемонстрировали высыпания, похожие на красный плоский лишай, после терапии инфликсимабом и адалимумабом при псориазе (35). Они предположили, что ингибирование TNF-альфа может ускорить лихеноидные реакции из-за нарушения тонкого баланса между TNF-альфа и интерфероном-альфа у восприимчивых пациентов.Аналогичный результат был получен у пациента с болезнью Крона после лечения цертолизумабом пеголом (36). Следовательно, вопрос остается спорным, и необходимы дополнительные исследования для получения дополнительных доказательств того, играют ли эти препараты роль в лечении красного плоского лишая.

При СКВ TNF является провоспалительным и регуляторным цитокином с дивергентным эффектором в иммунной системе. Таким образом, ингибирование TNF инфликсимабом и этанерцептом представляет интерес для лечения СКВ. Было показано, что при краткосрочной терапии инфликсимаб эффективен и относительно безопасен при лечении СКВ, но при длительной терапии инфликсимаб, однако, был связан с тяжелыми инфекциями, и, возможно, лимфомы также вызывают беспокойство при продолжении терапии (37 , 38).

Активация В-клеток и аутоантитела характерны для СКВ. Таким образом, ритуксимаб как антитело к CD20 представляет интерес для оценки его эффективности при лечении СКВ. Результаты показали, что ритуксимаб действительно эффективен при СКВ, и клинические ответы подтверждаются тесной корреляцией с количеством В-клеток (39,40). Более того, СКВ известна как весьма неоднородное заболевание. Это может объяснить, почему не все пациенты демонстрируют ответ на лечение ритуксимабом, тогда как при применении абатацепта, ингибитора Т-клеток, результаты были многообещающими (41-43).Однако ритуксимаб считается биологическим агентом первого выбора у пациентов с СКВ (42).

Интерлейкин-6 (ИЛ-6) является ключевым провоспалительным цитокином, и уровни ИЛ-6 в сыворотке повышены у пациентов с СКВ (44). Ингибирование IL-6 тоцилизумабом показало многообещающие ответы при клинических и серологических проявлениях активности волчанки у пациентов с СКВ (45). Тем не менее, Illei et al. обнаружили развитие дозозависимой нейтропении и высокие показатели инфекций почти у всех пациентов в своем исследовании, получавшем лечение тоцилизумабом (45,46).Таким образом, необходимы дальнейшие исследования ингибирования рецептора IL-6 и СКВ. Будущее использование этих препаратов в пероральной медицине остается открытым (47). обобщены биологические препараты, используемые при лечении аутоиммунных заболеваний.

Таблица 4

Биологические агенты в лечении аутоиммунных заболеваний.

Иммуномодуляция | Encyclopedia.com

С терапевтической точки зрения иммуномодуляция относится к любому процессу, при котором иммунный ответ изменяется до желаемого уровня. Микроорганизмы также способны модулировать реакцию иммунной системы на свое присутствие, чтобы установить или закрепить инфекцию. Таким образом, иммуномодуляция может быть полезной или вредной для хозяина.

Многие поставщики пищевых добавок заявляют, что продукт усиливает определенные аспекты иммунной системы, чтобы более эффективно защищать организм от инфекции или развития заболеваний, таких как рак. Однако тщательная проверка этих утверждений обычно отсутствует, и поэтому утверждения о связи питания с улучшением иммунной системы в настоящее время являются незначительными.

Между упражнениями и иммуномодуляцией существует более прочная связь. Известно, что у умеренно активных людей есть макрофаги, которые более способны убивать опухоли из-за повышенного производства соединения, называемого оксидом азота. В этой группе населения также наблюдается более низкий уровень заболеваемости раком и другими хроническими заболеваниями. Даже спорадические упражнения повышают способность компонента иммунной системы, называемого естественными клетками-киллерами, уничтожать опухоли.

И наоборот, слишком много упражнений связано с повышенной восприимчивостью к инфекциям дыхательных путей, что указывает на то, что иммунная система ослаблена в способности предотвращать инфекции.

Иммуномодуляция микроорганизмами направлена ​​на несколько аспектов иммунной системы. Одной из мишеней являются небольшие молекулы, известные как цитокины , которые действуют как посредники иммунной системы. Другими словами, цитокины стимулируют различные иммунные ответы, такие как , воспаление, , производство антител. Другие цитокины участвуют в подавлении иммунных ответов.

Некоторые микроорганизмы способны продуцировать и выделять белки, имитирующие структуру и функцию цитокинов.Часто результатом является подавление воспалительной реакции хозяина. Примерами микробов, которые продуцируют цитокиноподобные молекулы, являются вирус Эпштейна-Барра , , поксвирус, вирус осповакцины.

Другие микробы, такие как простейшие Trypanosoma cruzi , блокируют активацию цитокинов по еще неизвестному механизму. Результат - серьезное подавление иммунной системы. Аденовирусы также блокируют экспрессию цитокинов на уровне транскрипции .

Манипуляции с экспрессией и действием цитокинов также можно использовать для производства вакцин. Например, вакцины, разработанные для аннулирования или усиления активности определенных цитокинов, могут вызывать большую активность определенных компонентов иммунной системы. Хотя вакцины еще не достигли такого уровня активности, специфическое экспериментальное нацеливание на дезоксирибонуклеиновую кислоту подавляло определенные цитокины.

Другой частью иммунной системы, способной к иммуномодуляции, является комплемент . Вирусы простого герпеса типов 1 и 2, вирусы , вызывающие герпес и генитальный герпес у людей, сопротивляются действию комплемента. Необходимо присутствие специфических вирусных белков, которые могут действовать, разрушая ключевой фермент, необходимый для производства комплемента.

Вирус осповакцины также может уклоняться от действия комплемента через белок, который по своей структуре напоминает белок хозяина, с которым связывается комплемент. Кроме того, другой вирусный белок, называемый белком, модулирующим воспаление, действует, уменьшая воспалительную реакцию в месте инфекции, таким образом предохраняя ткань хозяина от повреждения и обеспечивая вирусным частицам относительно неповрежденные клетки, в которых они могут расти.

Простейшее Trypanosoma cruzi может регулировать активность комплемента до заражения клеток человека. Попав внутрь клеток хозяина, паразит может уклониться от иммунного ответа.

Разнообразные бактерии , вирусы и паразиты также способны модулировать иммунную систему, влияя на то, как антигены экспонируются на своей поверхности. Презентация антигена представляет собой сложную серию шагов. Контролируя или модулируя даже один из этих этапов, можно нарушить процесс презентации антигена.Таким образом, нарушается образование антитела .

Иммуномодуляцию могут вызывать не только биологические агенты, но и физиологические факторы. Например, известно, что стресс способен подавлять различные аспекты клеточного иммунного ответа. Высвобождение различных гормонов может нарушить нормальную экспрессию цитокинов. В частности, те цитокины, которые подавляют воспаление, более очевидны либо из-за их повышенной выработки, либо из-за снижения выработки цитокинов, активирующих воспаление.

См. Также Иммунологические методы лечения

Что такое иммуномодулятор и как он помогает поддерживать иммунитет?

Иммуномодуляторы и их влияние на иммунитет - это тема в авангарде растущих исследований того, как дрожжевые бета-глюканы могут поддерживать здоровье иммунной системы. Присоединяйтесь к Соне Нодланд, ведущему научному сотруднику Wellmune ® , в разделе вопросов и ответов об иммуномодуляторах и последних исследованиях их влияния на здоровье иммунной системы.

Вопрос: Расскажите немного о своем прошлом и о том, почему для вас важно здоровье иммунной системы.

A: У меня есть степень магистра клеточной биологии Вашингтонского университета в Сент-Луисе и докторская степень по программе микробиологии, иммунологии и биологии рака в Университете Миннесоты. Мое академическое исследование было посвящено изучению того, как различные типы иммунных клеток (в основном В-клетки и нейтрофилы) «рождаются» и развивают нормальные функции в организме человека. С тех пор мои научные интересы расширились, включив макрофаги, а также то, как на нашу иммунную систему влияет наша диета и микроорганизмы, присутствующие в нашем организме.

Одна тема, проходящая через все эти темы, заключается в том, что здоровая иммунная система имеет решающее значение для общего физического здоровья, и мы обнаруживаем, что она также может способствовать психическому здоровью. Из-за той центральной роли, которую иммунное здоровье играет в нашем общем здоровье и качестве жизни, эта тема меня очень интересует.

Q: Что такое иммуномодуляторы?

A: Иммуномодуляторы - это вещества, которые могут помочь поддерживать иммунную функцию, изменяя, как правило, положительным образом реакцию иммунной системы на угрозу.

Посмотрите видео, чтобы узнать больше о том, как бета-глюканы поддерживают иммунную систему.

Q: Как они работают для поддержки иммунитета?

A: Когда вы впервые сталкиваетесь с патогеном, иммунная система сначала реагирует быстро и неспецифично благодаря своей врожденной иммунной функции. Симптомы, связанные с этой реакцией, такие как боль и отек, являются результатом воспалительной реакции организма.

За этим следует более медленный, специфический ответ на патоген, выполняемый адаптивной стороной иммунной системы. Адаптивная иммунная система - это часть иммунной системы, которая обладает долговременной памятью и предотвращает заражение многих патогенов более чем один раз.

Иммуномодулирующие молекулы, некоторые из которых могут потребляться с пищей, могут помочь организму защищаться от патогенов, регулируя нормальный иммунный ответ для более эффективного ответа при обнаружении патогена.

Вопрос: Как дрожжевой бета-глюкан действует как иммуномодулятор?

A: Определенные типы бета-глюканов дрожжевого происхождения влияют на воспалительную и антимикробную активность нейтрофилов и макрофагов, клеток, которые являются частью врожденной иммунной системы. Появляются доказательства того, что бета-глюканы дрожжей могут «тренировать» иммунные клетки организма, чтобы они реагировали более эффективно при обнаружении патогена.

Вопрос: Что означает «тренировать иммунную систему»?

A: Тренировка иммунной системы организма относится к недавно признанному явлению, которое происходит, когда клетки врожденного иммунитета сталкиваются с определенными частями микробов (живых или неживых), заставляя клетки принимать более эффективный ответ на будущую угрозу.По сути, это означает, что клетки врожденного иммунитета, испытав один из этих тренировочных стимулов, сохраняют «память» об этом опыте, что позволяет им реагировать более быстро и эффективно, когда они сталкиваются с другим патогеном.

Вопрос: Чем тренировка врожденного иммунитета отличается от традиционной иммунной памяти?

A: Ключевое различие между тренировкой врожденного иммунитета и традиционной иммунной памятью заключается в том, насколько широка тренированная реакция. В традиционной иммунной памяти иммунная система встречает патоген (например, корь) в результате болезни или вакцинации, а адаптивная иммунная система создает несколько типов специфических молекул, чтобы распознать этот патоген (корь) в будущем и заблокировать заражение организма.

Напротив, при тренированном иммунитете встреча врожденной иммунной системы с живыми или неживыми микробами («тренерские» стимулы) регулирует врожденный иммунный ответ, позволяя более эффективно реагировать на патогены, не связанные с «тренером». ” Этот более общий эффект важен для иммунной защиты, потому что помогает иметь определенный уровень защиты от патогенов, с которыми вы никогда раньше не сталкивались.

Тренированный иммунитет, вызванный первой встречей с тренировочным стимулом, таким как дрожжевой бета-глюкан, приводит к усиленной реакции на последующие инфекции.Несколько различных функций иммунных клеток ориентированы на более быструю активацию этого процесса, включая производство противомикробных молекул.

На этом рисунке показано, что происходит, когда иммунная система «тренируется» как иммуномодулятор.

В: Способствует ли Wellmune
® , ведущий бета-глюкан естественных дрожжей, тренировке врожденного иммунитета для поддержания здоровья иммунной системы?

A: Как упоминалось ранее, в последнее десятилетие появились новые доказательства того, что дрожжевой бета-глюкан может быть тренировочным стимулом для иммунной системы.Хотя это еще не научный факт, текущие данные указывают в этом направлении. Кроме того, некоторые наблюдения из ранее опубликованных исследований, изучающих механизм действия Wellmune, согласуются с тем, как действует тренер врожденного иммунитета. Это активная область исследований среди тех, кто работает над тренировкой врожденного иммунитета, и я ожидаю, что в ближайшие пару лет мы узнаем гораздо больше. Между тем портфель клинических исследований Wellmune является убедительным доказательством его иммуномодулирующих свойств.

Вопрос: Существуют ли разные типы дрожжевых бета-глюканов? Какая разница в том, как они поддерживают здоровье иммунной системы?

A: Исследования подтверждают иммуномодулирующие свойства дрожжевого бета-глюкана, но не все дрожжевые бета-глюканы из видов Saccharomyces cerevisiae одинаковы. Пекарские дрожжи и пивные дрожжи - это два штамма Saccharomyces cerevisiae, которые продуцируют бета-1,3 / 1,6-глюканы, но бета-глюканы, извлеченные из клеточных стенок пекарских дрожжей, имеют молекулярную структуру, отличную от той, что извлекается из пивных дрожжей.

Кроме того, процесс очистки может повлиять на структуру дрожжевого бета-глюкана. Поскольку в научных статьях хорошо задокументировано, что молекулярная структура влияет на иммуномодулирующие свойства бета-глюкана, источник бета-глюкана имеет значение. В связи с этим важно учитывать исследования, специально проводимые с интересующим бета-глюканом. Результаты исследований с использованием конкретных бета-глюканов, полученных из пекарских дрожжей, нельзя отнести к каким-либо другим типам бета-глюканов дрожжевого происхождения, таким как пивные дрожжи или бета-глюканы пекарских дрожжей, очищенные с помощью различных производственных процессов.

Вопрос: Как выбрать эффективный дрожжевой бета-глюкановый ингредиент?

A: При выборе ингредиента для иммунного здоровья ваше внимание должно быть сосредоточено на качестве ингредиента. Качество сводится к тому, насколько хорошо обоснованы преимущества. На Wellmune было опубликовано более десятка клинических испытаний на людях, демонстрирующих его эффективность в поддержке иммунной системы человека. Было доказано, что Wellmune помогает улучшить общее иммунное здоровье и поддерживать общее состояние здоровья.Wellmune также может помочь защитить от вредного воздействия стресса и способствовать здоровому уровню энергии и ясности ума.

Иммуномодуляция врожденных иммунных клеток

Активация врожденной иммунной системы лежит в основе как патологических, так и физиологических воспалительных реакций и имеет решающее значение для хозяина. Таким образом, регулируемый врожденный иммунный ответ важен не только для устранения вторгшихся патогенов, но и для восстановления гомеостаза тканей.Врожденный иммунитет ...

Активация врожденной иммунной системы лежит в основе как патологических, так и физиологических воспалительных реакций и имеет решающее значение для хозяина. Таким образом, регулируемый врожденный иммунный ответ важен не только для устранения вторгшихся патогенов, но и для восстановления гомеостаза тканей. Врожденная иммунная система основана на экспрессии семейств высококонсервативных рецепторов распознавания образов (PRR) специализированными иммунными клетками, такими как макрофаги или дендритные клетки.Вовлечение PRR с помощью сигналов опасности, исходящих от микробов или хозяев, координирует клеточный врожденный иммунный ответ. В то время как некоторые рецепторы, такие как Toll-подобные рецепторы (TLR) и лектиновые рецепторы C-типа (CLR), связаны с мембраной, другие, такие как рецепторы, подобные гену I, индуцируемому ретиноевой кислотой (RIG-I), связываются с нуклеотидами. Рецепторы типа домена олигомеризации (NOD) (NLR) и несколько рецепторов ДНК (например, AIM2, cGAS) экспрессируются в цитозоле. Более того, несколько молекул, высвобождаемых клетками врожденного иммунитета, включая белки комплемента и членов семейства пентраксинов, действуют как растворимые PRR.Активация PRR инициирует каскады специфической передачи сигнала, которые приводят к транскрипции и секреции медиаторов воспаления, тем самым облегчая воспаление. Кроме того, некоторые PRR могут образовывать большие олигомерные белковые комплексы, называемые инфламмасомами, которые вызывают протеолитическое созревание членов семейства цитокинов IL-1, тем самым управляя воспалительной запрограммированной гибелью клеток.

Текущие исследования иммуномодуляции сосредоточены на понимании фундаментальных механизмов, контролирующих активацию и регуляцию функции клеток врожденного иммунитета.Это включает захватывающие достижения в понимании сигналов, которые могут поляризовать клетки врожденного иммунитета в различные функциональные состояния, например, от более воспалительного до более толерогенного профиля. Однако этот ответ клеток врожденного иммунитета критически зависит от нескольких внутренних и внешних факторов, таких как их собственный биологический статус и контекст их микроокружения, соответственно. Например, известно, что внеклеточный матрикс или биоматериалы могут модулировать поведение макрофагов и что поток аутофагии является критическим регулятором воспаления.В соответствии с этим наблюдается рост разработки новых лекарств и биоматериалов, направленных на индукцию иммуномодулирующих реакций в целевых популяциях клеток врожденного иммунитета, которые будут использоваться в контексте регенерации тканей, рака, аутоиммунных заболеваний и т. Д. Таким образом, глубокое понимание иммуномодулирующие механизмы клеток врожденного иммунитета будут определять развитие новых терапевтических стратегий, направленных на контроль патологий, опосредованных воспалением. В этой теме исследования мы стремимся осветить последние достижения в нашем понимании фундаментальных механизмов, контролирующих активацию клеток врожденного иммунитета, и задокументировать новые стратегии изучения и управления их иммуномодуляцией.

Мы приветствуем представление оригинальных исследовательских статей, обзоров и комментариев, которые охватывают, но не ограничиваются:

(1) Модуляция памяти врожденного иммунитета
(2) Модели in vitro и in vivo для изучения модуляции врожденного иммунитета клетки
(3) Модуляция путей врожденного иммунитета внутренними процессами клетки, такими как здоровье митохондрий и аутофагия
(4) Модуляция путей врожденного иммунитета внешними факторами клетки, такими как биоматериалы, инфекции и воспалительные состояния
(5) Модуляция путей врожденного иммунитета для лечения рака

Важное примечание : Все материалы по данной теме исследования должны находиться в рамках того раздела и журнала, в который они были отправлены, как это определено в их заявлениях о миссии.Frontiers оставляет за собой право направить рукопись, выходящую за рамки объема, в более подходящий раздел или журнал на любом этапе рецензирования.

Почему иммуномодуляция является следующим логическим шагом в борьбе с глаукомой

Доктор Тезель, Нью-Йорк - Исследования в области глаукомы, которые оценивают молекулярные взаимодействия между резидентными и системными иммунными клетками и нейронами, продвигаются с целью предоставления трансляционных приложений для иммуномодуляции в качестве «нейропротективная стратегия у пациентов с глаукомой», - сказал Гюльгюн Тезель, доктор медицины.

Иммунная система сохраняет и восстанавливает ткань, но продолжительная активация глии и постоянное высвобождение провоспалительных медиаторов могут привести к нарушению иммунного ответа. Глиальная цитотоксичность, аутореактивные Т-клетки, аутоантитела и избыточная активация комплемента являются мощными стимулами для повреждения сом, аксонов и синапсов ганглиозных клеток сетчатки (RGC) при глаукоме. Доктор Тезел сказал, что лечение, направленное на эти факторы, должно контролировать прогрессирование глаукомы.

Еще из этого номера: Nicox, B + L, чтобы продвигать лечение глаукомы в США.S.

«Помимо повышенного ВГД, многие факторы влияют на клеточный гомеостаз при глаукоме», - пояснил д-р Тезел, профессор кафедры офтальмологии Глазного института Эдварда С. Харкнесса Медицинского центра Колумбийского университета, Нью-Йорк. «Текущие результаты выявили взаимосвязанные нисходящие пути клеточных процессов в RGC, которые подвергаются глаукоматозному стрессу, то есть митохондриальной дисфункции, каскаду протеолитических каспаз, стрессу эндоплазматического ретикулума и окислительному стрессу.”

ДАЛЕЕ: Страница 2 + рисунок

Иммунная активность при глаукоме создает порочный круг накапливаемых факторов риска, нейронального повреждения, длительной глиальной активации и устойчивого высвобождения провоспалительных медиаторов, которые, если их не контролировать, увеличивают риск прогрессирования заболевания у пациентов с глаукомой (см. рисунок).

Изображение предоставлено Gülgün Tezel, MD

«Что касается разрушительных последствий неконтролируемой иммунной активности, терапевтическое манипулирование иммунными ответами может ослабить нейровоспаление, защитить нервную ткань от побочного повреждения и усилить эндогенные процессы восстановления», -- сказал Тезел.

На случай, если вы пропустили: Как «определить» детскую глаукому

Необходимо лечение, направленное на окислительный стресс и глиальные медиаторы / регуляторы воспаления, в частности провоспалительные цитокины и ядерный фактор-каппа B.

Эта статья адаптирована из презентации доктора Тезела на встрече Ассоциации исследований в области зрения и офтальмологии в 2014 году.

Чтобы увидеть больше статей в этом выпуске электронного отчета Ophthalmology Times , щелкните здесь.

Чтобы получать еженедельные клинические новости и обновления в офтальмологии, подпишитесь на электронный отчет Ophthalmology Times.

Иммуномодуляция - ключ к благополучию и продуктивности птицеводства - Zinpro

Это вторая часть серии из 4 частей, посвященных изучению того, как целостность эпителия является первой линией защиты от иммуномодуляции, BCO и безопасности пищевых продуктов. Читайте часть 1 здесь .

иммунная система представляет собой сложную сеть, состоящую из физических барьеров и специализированные клетки.Он обеспечивает как пассивную, так и активную защиту от вредных вещества и возбудители. Воспаление имеет решающее значение для защиты птицы, но процесс потребляет большое количество питательных веществ. В результате длительные или хронические, воспаление может ухудшить работоспособность. Вот почему иммуномодуляция является ключом к благополучие и продуктивность птицы.

Подробнее: Что Воспаление есть и почему вам следует беспокоиться

Иммуномодуляция относится к способности животного регулировать иммунный ответ.Когда птица заражается, должна сработать воспалительная реакция, направленная на устранение возбудителя и, в конечном итоге исцеление или восстановление. Однако не менее важна способность иммунная система, чтобы остановить воспаление, как только проблема была нейтрализован. Это позволит птице возобновить использование этих питательных веществ для производительность, а не подпитка воспалительной реакции.

Врожденные и адаптивные иммунные системы

Есть два ответвления иммунной системы, называемые врожденным и адаптивным иммунными ответами.Врожденная иммунная система неспецифична - без памяти - и запускает каскад иммунных событий, которые начинаются с неспецифических лейкоцитов, которые атакуют любой антиген, заражающий птицу. Адаптивная иммунная система более сложна. Адаптивная иммунная система вырабатывает клетки и иммуноглобулины, которые нацелены на определенные антигены и запоминают их. Адаптивный иммунный ответ намного более эффективен с точки зрения потребности в питании и вызывает меньшее повреждение тканей.

Цель иммунной системы - убить патогены и восстановить гомеостаз, но лучше вообще избежать заражения.Этот здесь играет роль целостность эпителия. Эпителий - один из наиболее важные части врожденной иммунной системы и служит физическим барьер, не позволяющий антигенам проникать в органы птиц. Два основных сайта инфекции - кишечные и дыхательные пути - имеют структуры для обеспечить целостность эпителия.

Подробнее: Эпителий: первая линия защиты

Клеточная оболочка, связанная плотными контактами, играет важную роль в поддержании целостности эпителия и предотвращении неконтролируемой иммунной стимуляции.Это помогает предотвратить заражение организма. Данные показывают, что факторы стресса, такие как тепловой стресс, могут ослабить плотные контакты и привести к хроническому воспалению.

Хроническое воспаление может снизить продуктивность птицы

Воспаление и особенно активация врожденного иммунитета очень дороги. условия использования питательных веществ. Когда иммунный ответ сохраняется и возникает хроническое воспаление, питательные вещества и энергия отвлекаются вдали от продуктивности животных, включая рост, воспроизводство и кормление эффективность, а также производство мяса, молока или яиц.

Когда животное не получает достаточного количества энергии и питательных веществ, он начнет разрушать мускулы, чтобы удовлетворить этот спрос. Это может еще больше снизить выход мяса в зависимости от серьезности и продолжительности задачи.

Сочетание как местного, так и системного настораживают последствия чрезмерного или хронического воспаления. Иногда симптомы трудно прочитать, и это может незаметно подвергать опасности животное производительность и рентабельность операции.

Минералы и иммунная система

Обеспечение соответствия требованиям к микроэлементам. соблюдение критически важно для животного, чтобы справляться с повседневными проблемами производства.Удовлетворяются ли потребности животного в микроэлементах, зависит от не только количество добавок, но и источник микроэлементов, количество антагонистов в диете / воде и уровне стресса.

Цинк помогает поддерживать целостность эпителия, укрепляя связи между клетками, которые линии желудочно-кишечного тракта и дыхательных путей. Целостность эпителия также поддерживается антиоксидантным действием цинка и других минералов, таких как селен .

Марганец , вместе с цинком участвует в производстве муцина, чтобы избежать заражения в первые место. Эта улучшенная целостность снижает активацию иммунной системы и воспаление, сохранение питательных веществ для своей основной функции: роста мышц или производства яиц.

Хром - это также сообщалось о благотворном влиянии на иммунную компетентность птиц в клеточный и гуморальный уровни за счет снижения циркулирующего кортикостерона, особенно у животных, находящихся в стрессовом состоянии, улучшая продуктивность и благополучие.Кортикостерон, гормон, выделяемый в периоды стресса, является иммунодепрессантом.

Минералы Zinpro Performance улучшают иммунную систему птицы

Дополнение рациона птицы цинком из Availa ® Zn может помочь справиться с воспалением, укрепляя связи между эпителиальными клетками в желудочно-кишечном и дыхательном путях и поддерживая плотные контакты. Обобщение 23 испытаний показало, что прочность кишечника у домашней птицы с добавлением цинка и марганца или их комбинации из Zinpro Performance Minerals ® увеличилась более чем на 15% по сравнению с диетами для птицы, дополненными неорганическими формами тех же минералов.

Исследования показали рост распространения и активности различных иммунных клеток, с более высокой опухолевой активностью макрофагов у бройлеров, получавших Zinpro Performance Minerals, по сравнению с птицами, получавшими только неорганические источники. Было показано, что кормление цинком из Availa-Zn повышает чувствительность к липополисахаридам (ЛПС) от Salmonella typhimurium вводится курам-несушкам, что приводит к более быстрому снижению температуры и кровообращения. Интерлейкин-1 β, сильнодействующий провоспалительный цитокин.Это означает более быстрый и надежный ответ, сокращение острой фазы ответа и более быстрое возвращение к гомеостаз.

Более высокие уровни интерлейкина-10 (ИЛ-10) были наблюдается в слепой кишке бройлеров, получавших Zinpro Performance Minerals, с Eimeria spp . IL-10 - важный противовоспалительный цитокин, отвечает за баланс иммунного ответа, избегая чрезмерного воспаление.

Благодаря нескольким механизмам Zinpro Performance Minerals эффективно модулирует иммунную систему, улучшая ее производительность и прибыльность.Чтобы узнать больше о включении микроэлементов в вашу программу кормления птицы, свяжитесь с вашим представителем Zinpro сегодня.

* Примечание: не все продукты доступны для всех рынки

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *