Инвазивная диагностика плода: Инвазивная пренатальная диагностика и неинвазивные пренатальные тесты

Содержание

Инвазивная диагностика в Санкт-Петербурге - клиника АВА-ПЕТЕР

Инвазивная пренатальная диагностика (ИПД) предполагает биопсию тканей плода или его оболочек и дальнейшее кариотипирование полученных клеток. При этом, как правило, специалист-генетик имеет возможность непосредственно изучить все хромосомы плода, определить их количество и структуру. Такое исследование является наиболее точным и информативным. Недостатком инвазивных методов является необходимость хирургического воздействия на плод. На практике вероятность прерывания беременности из-за проведения ИПД оценивается в 0,5% (что гораздо меньше, чем средний популяционный риск невынашивания (15-25%)). Для кариотипирования используется материал оболочек плода (ворсины хориона) или пуповинной крови, при этом не оказывается никакого воздействия непосредственно на тело плода. 

Особую осторожность следует проявлять при резус-конфликте, так как проведение биопсии может стимулировать выработку антител, разрушающих эритроциты плода. В случае наличия резус-конфликта матери и плода, пациентке после операции профилактически назначается введение антирезусного Д-иммуноглобулина.

Носительство гемоконтактных инфекций (например, ВИЧ) является противопоказанием для ИПД.

Все инвазивные процедуры выполняются профессиональным акушером-гинекологом в условиях операционной комнаты под контролем УЗИ-аппарата. Манипуляции занимают около 10 минут и не требуют анестезии. После операции проводится контрольное УЗИ-плода, а пациентка несколько часов проводит в стационаре клиники под наблюдением медицинского персонала для исключения любых нарушений самочувствия.

В зависимости от срока беременности ИПД может проводиться следующими способами:

Хорионбиопсия — проводится на сроке беременности 10-13 недель. Во время операции при помощи шприца проводится отбор фрагментов хориона (ворсин), то есть внешней оболочки плодного яйца. При этом сама оболочка не прокалывается и содержимое плодного яйца никак не затрагивается.

Преимуществами этого метода является его проведение на ранних сроках беременности (во время скрининга I триместра) и скорость получения ответа — в нашей лаборатории результат будет готов уже через три-четыре дня после забора материала. В случае выявления тяжёлых хромосомных патологий несовместимых с рождением здорового ребёнка прерывание беременности можно произвести также на ранних сроках, что наиболее безопасно для организма женщины.

При кариотипировании хориона есть небольшой риск ложноположительных результатов в связи с явлением плацентарного мозаицизма — хромосомной нестабильностью тканей хориона. При подозрении на мозаицизм может быть рекомендовано повторное вмешательство на более поздних сроках — кордоцентез (см. ниже).

Плацентобиопсия — получение материала плаценты при сроке беременности 14-20 недель. Технически эта процедура аналогична хорионбиопсии и отличается только по сроку беременности и используемому при анализе материалу (здесь специалисты цитогенетики оценивают не материал хориона, а материал плаценты). В нашей клинике анализ кариотипа по материалу плаценты выполняется также 3-4 дня.

Кордоцентез — проводится на более поздних сроках беременности: от 19-20 недель. Для анализа отбирается небольшое количество пуповинной кови плода с помощью специального шприца. Как и предыдущих операциях, сам плод никак не затрагивается. При кордоцентезе помимо кариотипирования и молекулярно-генетических исследований возможно выполнение практически всех анализы, которые можно сделать при обычном анализе крови (гормональное обследование, биохимические показатели, инфекции, иммунологические состояния и др.).

Поскольку для анализа кариотипа клеток крови необходимо предварительное культивирование в течение 3 суток, кариотипирование методом кордоцентеза выполняется дольше, чем при хорион- или плацентобиопсии. В нашей лаборатории срок выполнения анализа составляет 5-7 дней. Преимуществом кордоцентеза является то, что анализ проводится непосредственно на клетках плода, таким образом, снимается вопрос плацентарного мозаицизма. Кроме того, на цитогенетических препаратах крови значительно выше качество и количество метафазных пластинок, а значит анализ оказывается более информативным. В частности, только кордоцентез позволяет достоверно выявить низкоуровневый хромосомный мозаицизм плода. Недостаток кордоцентеза — выполнение операции только на более поздних сроках беременности.

Кариотипирование – метод, который анализирует материал плода на хромосомном уровне (то есть, может выявлять численные отклонений в кариотипе, а также крупные структурные перестройки в хромосомах). К сожалению, уровень разрешения этого метода не позволяет исключить все возможные патологические мутации, которые могут присутствовать у плода. Поэтому, если после проведения кариотипирования не выявлено никаких патологий, но при этом сохраняются УЗИ-маркеры (специфические признаки плода, свидетельствующие о его патологическом развитии), врач акушер-гинеколог может направить пациента на консультацию с врачом-генетиком и дополнительные обследования.

В нашей клинике возможно выполнение различных молекулярно-генетических анализов, которые способны выявить патологические мутации на генном уровне.

На материале, полученном при ИПД, возможно выполнение двух типов диагностики (обратите внимание, что повторная операция ИПД не требуется – для этих анализов будет достаточно материала, собранного ранее).

1. Диагностика методом мультиплексной лигазозависимой амплификации зондов (MLPA)

В ходе данной диагностики материал тестируется на определенный ряд мутаций, ответственных за развитие ряда синдромов (Ди-Джорджи, Ретта, Прадера-Вилли, Ангельмана, кошачеьго крика, субтеломерные мутации и др.). Данная методика обладает высокой точностью (позволяет различать последовательности ДНК, отличающиеся всего одним нуклеотидом – то есть может находить точечные мутации) и специфичностью. Анализ позволяет за один раз протестировать более 15 известных широко распространенных генетических синдромов.

Сроки выполнения анализа – до 10 рабочих дней.

Анализ рекомендуется выполнять только по направлению врача-генетика или УЗИ-специалиста.

2. Диагностика методом хромосомного микроматричного анализа (aCGH)

Наиболее полный молекулярно-генетический анализ, доступный на сегодняшний день. Анализ проводится путем гибридизации небольших фрагментов ДНК на специальной матрице (чипе). На одном чипе анализируются более 250 известных синдромогенных областей и более 100 функционально значимых генов. Результаты анализа содержат расшифровку и обязательное заключение врача-генетика.

Сроки выполнения анализа – до 17 рабочих дней.

Анализ рекомендуется выполнять только после консультации с врачом-генетиком.


Пренатальная диагностика и медицина плода во время пандемии COVID-19: руководство IFMSS

Оригинал: Karger

Авторы: Jan Deprest et al. (от имени International Fetal Medicine and Surgery Society)

Опубликовано: 6 мая 2020, Fetal Diagnosis and Therapy

Перевод: Елена Алексеенкова, Наталья Карпова, Фонд профилактики рака

Краткое изложение

Пандемия COVID-19 стала серьезным испытанием как для пациентов, так и для системы здравоохранения, и бросила вызов устоявшимся практикам оказания медицинской помощи беременным женщинам, в том числе, проведения пренатальной диагностики и лечения внутриутробного плода. Целью издания данного документа являлось проведение обзора актуальной информации для оптимизации оказания пренатальной помощи. Приведено обсуждение возможных тактик ведения беременности и проведения внутриутробных вмешательств при пороках и аномалиях развития плода во время беременности на фоне как отрицательного, так и положительного результата исследования на SARS-CoV-2. Возможность применения большинства методов лечения плода имеет время-зависимый характер и не может быть отложено. В отсутствие дефицита ресурсов и персонала следует предлагать проведение манипуляций с доказанной эффективностью, с учетом всех рисков для плода и матери, а также для медицинских работников. На сегодняшний день данных о возможности вертикальной передачи инфекции недостаточно, но теоретически ее вероятность может возрастать при проведении некоторых манипуляций. Обследование беременной на коронавирусную инфекцию перед операцией позволит избежать или отложить определенные процедуры, если та является источником инфекции, а также надлежащим образом защитить медицинских работников. Лечение некоторых врожденных заболеваний может проводиться после родов. Консультирование по поводу фетальных вмешательств, которые могут повысить интра- или послеоперационную заболеваемость, должно проводиться с учетом доступности необходимых ресурсов. Методы лечения с недоказанной эффективностью предлагать не следует. Мы поддерживаем включение женщин в регистры и исследования, которые могут помочь понять воздействие COVID-19 на состояние беременной, внутриутробного плода и новорожденного.

Пренатальная диагностика и скрининг в эпоху COVID-19

Уже опубликован ряд руководств по особенностям ведения беременности и родов в эпоху COVID-19 [1–10]. Посещения медицинского учреждения во время беременности могут быть разнесены по времени [10], и, по возможности, должны применяться телемедицинские технологии [11] и оказание медицинской помощи на дому [6][7][10]. Первая консультация во время беременности может быть проведена дистанционно, по результатам домашнего теста на беременность. Цель первой консультации – выявление факторов риска, проявляющихся в первом триместре. Консультирование по поводу скрининга синдрома Дауна и получение согласия могут быть проведены виртуально. УЗИ при сроке 12–13 недель может быть использовано для определения сроков беременности, жизнеспособности плода, количества плодов и хорионов, исключения значимых структурных аномалий и определения толщины воротникового пространства плода. Посещение медицинского учреждения для проведения УЗИ предпочтительно совместить с взятием крови для проведения рутинных исследований, а также биохимического или неинвазивного пренатального скрининга. Последующие консультации для обсуждения результатов исследований могут быть виртуальными. УЗИ с целью оценки анатомических структур следует отложить до срока 20–22 недели, когда его результаты будут более точными.

Ведение беременности у женщин с инфекцией, вызванной SARS-CoV-2

По-видимому, беременные женщины не являются более склонными к развитию COVID-19 и тяжелой степени его течения. До 9% случаев COVID-19 на фоне беременности могут сопровождаться тяжелым течением, но более, чем у 90% пациенток течение легкое [12][13][14][15][16][17].

  • Для бессимптомных пациенток или при малой выраженности симптомов COVID-19 большинство скринингов плода можно безопасно отложить до выздоровления. Если пропущено временное окно для скрининга на трисомию 21, его рациональной альтернативой является неинвазивный пренатальный скрининг.
  • Инфекция SARS-CoV-2 во время беременности может увеличивать риск преждевременных родов или задержки роста плода [4], поэтому некоторые врачи рекомендуют проводить УЗИ-мониторинг с интервалом в 4 недели для определения темпов роста, объема околоплодных вод и проведения допплерографии кровотока в пупочной артерии [2][4].
  • У симптомных беременных необходимо оценивать состояние плода, так как дыхательная недостаточность матери может привести к дистрессу плода. По возможности, роды следует вести через естественные родовые пути. Относительно назначения глюкокортикоидов (ГКС) с целью созревания легких плода при инфекции COVID-19 обсуждаются потенциально возможные побочные эффекты. Данные о них частично основываются на наблюдениях, согласно которым ГКС усиливают репликацию вируса при определенных обстоятельствах [23]. По этой причине ГКС не следует назначать SARS-CoV-2-положительным пациенткам без или со слабовыраженными симптомами, кроме случаев угрожающих преждевременных родов до 34+0 недель [2][24]. Решение о назначении ГКС пациенткам, находящимся в интенсивной терапии, а также при сроке более 34+0 недель гестации, должно быть тщательно взвешено.

В настоящее время свидетельств спонтанной вертикальной передачи SARS-CoV-2 мало, что является несколько контринтуитивным, если учитывать высокую экспрессию его рецептора – ангиотензинпревращающего фермента 2 – в плаценте [26][27]. Одно из возможных объяснений заключается в том, что в плаценте не экспрессируется трансмембранная сериновая протеаза TMPRSS2, которая также играет роль в процессе проникновения вируса SARS-CoV-2 в клетку, – однако это лишь гипотеза [28][29].

Сообщений об обнаружении вируса в околоплодных водах или пуповинной крови (пока) нет [13]. Еще слишком рано утверждать, является ли спонтанная передача вируса при ранних сроках беременности более вероятной и/или имеет ли она более неблагоприятные последствия, но регистры исходов беременности при COVID-19 должны помочь это прояснить. Антитела IgM были обнаружены в сыворотке крови вскоре после рождения у трех новорожденных с симптомами заболевания [32][33], что свидетельствует в пользу внутриутробного вирусного воздействия, но исследование на основе IgM может быть ложно положительным [34].

Медицина плода в период пандемии COVID-19

Большинство манипуляций, связанных с медициной плода, являются время-зависимыми, и их отсрочка может ухудшить исходы для плода, новорожденного и даже матери [35][36][37][38].

Любая инвазивная процедура у SARS-CoV-2-положительной женщины теоретически является опасной в отношении вертикальной передачи инфекции.

Нет никаких доказательств того, что такая вертикальная передача возможна для COVID-19, поэтому следует продолжать предлагать минимально инвазивные процедуры (например, амниоцентез или фетоскопию). В идеале следует избегать трансплацентарного доступа, который увеличивает риск внутриамниотического кровотечения и нарушает фето-плацентарный барьер. Таким образом, амниоцентез может быть предпочтительнее биопсии ворсин хориона (Таблица 1).

Для беременных с симптомным течением COVID-19 предпочтительно по возможности отложить внутриутробные вмешательства.

Вмешательства, направленные на сохранение жизни плода

Следует продолжать проведение жизненно необходимых вмешательств, которые выполняются в условиях местной анестезии и седации [41], в их числе – фетоскопическая лазерная абляция плацентарных анастомозов при синдроме фето-фетальной трансфузии (СФФТ). Также следует продолжать проведение переливания крови и шунтирования при водянке плода, связанной с кистозно-аденоматозной мальформацией легкого (Таблица 1). Не следует продолжать проведение инвазивных исследований или вмешательств с недоказанной эффективностью.

Таблица 1. Диагностические и терапевтические вмешательства, оценка рисков и пользы, а также точка зрения, основанная на текущих данных и доступных ресурсах

закрыть меню

Версия для печати

Обследование на SARS-CoV-2 перед внутриутробным вмешательством

Зачем проводить скрининг?

При положительном результате исследования может потребоваться изоляция пациентки, отсрочка или отмена проведения вмешательства и/или обязательное использование медицинскими работниками средств индивидуальной защиты (СИЗ).

У всех бессимптомных пациентов, которые перенесли крупную плановую операцию под общей анестезией во время инкубационного периода COVID-19, что было установлено ретроспективно, развилась пневмония; 44% были госпитализированы в ОРИТ и 20% умерли от острого респираторного дистресс-синдрома [40]. Средний возраст в выборке (55 лет, диапазон 21–84 года) не репрезентативен для беременных женщин, но хирургическое вмешательство при общей анестезии во время инкубационного периода инфекции представляет более высокий риск прогрессирования заболевания и осложнений, чем в сопоставимых контрольных группах [43]. Для пациентов, которые перенесли хирургическое вмешательство меньшего объема (в том числе, кесарево сечение), риск был ниже (8%), но все же значительно выше нормы [40].

Выявление и изоляция SARS-CoV-2-положительных пациентов также предотвращает появление в медицинских учреждениях «суперспредеров» (суперраспространителей), которые потенциально могут инфицировать многих пациентов и медицинских работников [44], особенно если они проходят процедуры с генерацией аэрозолей. Наконец, существует теоретический риск вертикальной передачи инфекции во время операции у активно выделяющих вирус пациенток.

Как проводить скрининг?

  • анкетирование на наличие симптомов;
  • взятие мазка из носоглотки и исследование методом RT-PCR на РНК SARS-CoV-2 – золотой стандарт диагностики;
  • исследование крови на IgM и IgG к SARS-CoV-2.

Кому проводить скрининг?

Исходя из современных данных, представляется логичным проводить обследование всех пациентов, поступающих в стационар (включая женщин, у которых планируются внутриутробные вмешательства).

Послеродовое обследование новорожденного с врожденными аномалиями/пороками развития во время пандемии COVID-19

Если у матери положительный результат исследования на SARS-CoV-2, новорожденные должны быть проверены через 24 ч после рождения. RT-PCR является золотым стандартом, и достоверным подтверждением инфекции считается положительный результат исследования методом RT-PCR носо-/ротоглоточного или ректального мазка [51].

Аспекты интенсивной терапии новорожденного, находившегося в контакте с больным COVID-19

На сегодняшний день нет сообщений о новорожденных с врожденными аномалиями развития и сопутствующей инфекцией COVID-19. Неонатальные рентгенографические критерии еще не установлены.

Новорожденные в ОРИТН в идеале должны находиться в кувезе в помещении с отрицательным давлением. Рекомендуется соблюдать меры предосторожности в отношении контактной и воздушно-капельной передачи инфекции, кроме случаев, когда новорожденный подвергается аэрозоль-генерирующим процедурам (например, санация дыхательных путей, неинвазивная вентиляция легких, в т.ч. с непрерывным положительным давлением в дыхательных путях, интубация/экстубация или механическая вентиляция легких) и становится необходимым соблюдение мер в отношении аэрозольной передачи и ношение полного комплекта СИЗ. С учетом распространенности использования у новорожденных трубок без манжеты, как обычная, так и высокочастотная вентиляция легких связана с некоторым риском образования аэрозолей.

Бессимптомная пациентка может инфицировать новорожденного во время ухода или грудного вскармливания. Рутинное ношение лицевой маски матерью и соблюдение мер гигиены могут снизить риск инфицирования.

Лечение новорожденных с врожденными аномалиями или патологическими состояниями должно продолжаться насколько позволяют ресурсы. По возможности, хирургическое вмешательство следует отложить до тех пор, пока результаты исследования на COVID-19 не будут отрицательными.

Краткосрочные исходы у новорожденных, положительных на SARS-CoV-2, представляются благоприятными, причем у большинства из них наблюдаются только легкие симптомы. До сих пор среди новорожденных не было зарегистрировано случаев тяжелой коронавирусной пневмонии или смерти в результате этой болезни [13][31][33][55][56][57]. Симптомы одного новорожденного в тяжелом состоянии были связаны, вероятно, с недоношенностью и с бактериальной, а не вирусной инфекцией [33].

Нет никаких доказательств того, что иммуноглобулины, противовирусные препараты или стероиды улучшают результаты лечения.

Использование ресурсов

Возможно, логичным является приостановление вмешательств повышенной сложности в сфере фетальной хирургии ввиду необходимости привлечения для них дополнительного медицинского персонала, потенциальной потребности в койках интенсивной терапии и/или длительности пребывания в стационаре [41]. В отличие от них, жизненно необходимые переливания крови плоду и фетоскопическая лазерная коагуляция при СФФТ часто могут быть выполнены в амбулаторных условиях или требуют кратковременной госпитализации.

Заключение

COVID-19 оказывает огромное давление на пациентов, медицинских работников и систему здравоохранения. Тем не менее, необходимо поддерживать медицину плода и оказание медицинской помощи беременным женщинам, и мы должны стремиться защитить уязвимую популяцию беременных женщин и их детей. Наши рекомендации кратко изложены в Таблице 2. Они касаются как SARS-CoV-2-отрицательных, так и SARS-CoV-2-положительных пациенток с аномалиями и пороками развития плода, для которых проведение внутриутробного вмешательства может нести пользу. При мультидисциплинарном обсуждении отдельных случаев следует задействовать все доступные ресурсы. Медицинский персонал должен обсудить с родителями риски и преимущества любой процедуры, включая возможность хирургических осложнений. В конечном счете, принимаемые решения будут зависеть от состояния плода и матери, а также от текущей местной обстановки.

Таблица 2. Краткое изложение рекомендаций

  • Рутинная медицинская помощь беременным женщинам должна быть скорректирована с использованием дополнительных временных интервалов между посещениями пациенток, телемедицины и методов оказания помощи на дому. Проведение УЗ- и неинвазивного пренатального скрининга также может потребовать корректировки.
  • Если позволяют ресурсы, возможно, найдется место для проведения всеобщего тестирования беременных женщин на наличие инфекции SARS-CoV-2. Мы настоятельно рекомендуем проводить тестирование перед любым оперативным вмешательством.
  • Заболевание, связанное с SARS-CoV-2, может протекать у беременных женщин с различной степенью тяжести. Неясно, являются ли они более восприимчивыми к SARS-CoV-2. Тактика ведения пациентки должна определяться тяжестью течения заболевания и характером осложнений. Кесарево сечение следует проводить по обычным акушерским показаниям и рассматривать в случаях септического шока или острой органной недостаточности. Роды также могут облегчить вентиляцию легких у матери.
  • В настоящее время имеются недостаточные и неподтвержденные данные о спонтанной вертикальной передаче SARS-CoV-2. Теоретически этот риск может увеличиваться при проведении внутриутробных вмешательств при повреждении фето-плацентарного барьера или кожи плода. Следует избегать трансплацентарного доступа.
  • Вмешательства, относящиеся к медицине плода, носят время-зависимый характер, поэтому не должны рассматриваться как плановые. У пациентов с SARS-CoV-2 можно рассмотреть возможность отсрочки вмешательства, чтобы избежать хирургических осложнений, при условии, что процедура может быть отложена. Особенно это касается сложных процедур, требующих использования общей анестезии, и вмешательств у симптомных пациенток. И, наоборот, проведение жизненно необходимых малоинвазивных вмешательств должно продолжаться.
  • Не следует предлагать процедуры с недоказанной эффективностью.
  • При уходе за новорожденным, у матери которого подозрение или подтвержденный COVID-19, должны применяться строгие меры контроля за распространением инфекции, в том числе, карантин. На основании имеющихся данных, у новорожденных обычно наблюдается легкое течение инфекции COVID-19, и краткосрочные исходы для них благоприятные.
  • Медицинские работники подвергаются значительному риску инфицирования SARS-CoV-2, что является аргументом в пользу тестирования пациентов. При уходе за больными с подозрением или подтвержденным SARS-CoV-2 всегда следует использовать соответствующие средства индивидуальной защиты.
  • Пандемия COVID-19 поражает мир неравномерно. Центры должны периодически пересматривать и корректировать свой подход к медицине плода по мере изменения потребностей и имеющихся ресурсов.
  • При согласии женщин с SARS-CoV-2 на проведение внутриутробных вмешательств с доказанной эффективностью нет этического обязательства предоставлять информацию о теоретических рисках. Информированное согласие предоставляет информацию о разумных вариантах, их преимуществах и рисках, а также поддерживает понимание и оценку пациентом своих собственных ценностей и убеждений.
  • Возможность прерывания беременности зависит от времени, и его проведение не должно рассматриваться как «не экстренное».
  • Рекомендуется документировать исходы для матери и плода, потому что данные о большой когорте пациентов быстро приумножат наши знания.

Список литературы:

  1. Deprest J, Van Ranst M, Lannoo L, Bredaki E, Ryan G, David A, et al. Feto-placental surgeries during the covid-19 pandemic: starting the discussion. Prenat Diagn. 2020. doi: 10.1002/pd.5702.
  2. Favre G, Pomar L, Qi X, Nielsen-Saines K, Musso D, Baud D. Guidelines for pregnant women with suspected SARS-CoV-2 infection. Lancet Infect Dis. 2020 Mar;S1473-3099(20)30157-2.
  3. Bahtiyar MO, Baschat A, Deprest J, Emery S, Goodnight W, Johnson A, McCullough L, Moldenhauer J, Ryan G, Tsao KB, Van Mieghem T, Wagner A, Zaretsky Z. Fetal interventions in the setting of COVID-19 pandemic: statement from the North American Fetal Therapy Network (NAFTNet). Am J Obstet Gynecol. 2020. doi: 10.1016/j.ajog.2020.04.025.
  4. Dashraath P, Wong JL, Lim MX, Lim LM, Li S, Biswas A, et al. Coronavirus disease 2019 (COVID-19) pandemic and pregnancy. Am J Obstet Gynecol. 2020 Mar;S0002-9378(20)30343-4.
  5. NHS. Specialty guides: coronavirus. 2020. Available from: england.nhs.uk.
  6. Abu-Rustum RS, Sotiriadis A, et al. ISUOG consensus statement on organization of routine and specialist obstetric ultrasound services in the context of COVID‐19. Ultra Obstet Gynecol. 2020. doi: 10.1002/uog.22029.
  7. Boelig RC, Bellussi F, Berghella V. MFM Guidance for COVID-19. Am J Obstet Gynecol. Forthcoming 2020.
  8. Chen D, Yang H, Cao Y, Cheng W, Duan T, Fan C, et al. Expert consensus for managing pregnant women and neonates born to mothers with suspected or confirmed novel coronavirus (COVID-19) infection. Int J Gynaecol Obstet. 2020 May;149(2):130–6.
  9. Chen Y, Li Z, Zhang YY, Zhao WH, Yu ZY. Maternal health care management during the outbreak of coronavirus disease 2019. J Med Virol. 2020 Mar;jmv.25787.
  10. Poon LC, Yang H, Lee JC, Copel JA, Leung TY, Zhang Y, et al. ISUOG Interim Guidance on 2019 novel coronavirus infection during pregnancy and puerperium: information for healthcare professionals. Ultrasound Obstet Gynecol. 2020 Mar;uog.22013.
  11. Hollander JE, Carr BG. Virtually Perfect? Telemedicine for Covid-19. N Engl J Med. 2020 Mar;NEJMp2003539.
  12. World Health Organization. Report of the WHO-China joint mission on coronavirus disease 2019 (COVID-19). Geneva: WHO; 2020.
  13. Chen H, Guo J, Wang C, Luo F, Yu X, Zhang W, et al. Clinical characteristics and intrauterine vertical transmission potential of COVID-19 infection in nine pregnant women: a retrospective review of medical records. Lancet. 2020 Mar;395(10226):809–15.
  14. Huang C, Wang Y, Li X, Ren L, Zhao J, Hu Y, et al. Clinical features of patients infected with 2019 novel coronavirus in Wuhan, China. Lancet. 2020 Feb;395(10223):497–506.
  15. Liu H, Liu F, Li J, Zhang T, Wang D, Lan W. Clinical and CT imaging features of the COVID-19 pneumonia: focus on pregnant women and children. J Infect. 2020 May;80(5):e7–13.
  16. Qiao J. What are the risks of COVID-19 infection in pregnant women? Lancet. 2020 Mar;395(10226):760–2.
  17. Rasmussen SA, Smulian JC, Lednicky JA, Wen TS, Jamieson DJ. Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) and pregnancy: what obstetricians need to know. Am J Obstet Gynecol. 2020 Feb;222(5):S0002-9378(20)30197-6.
  18. Ashokka B, Loh MH, Tan CH, Su LL, Young BE, Lye DC, et al. Care of the Pregnant Woman with COVID-19 in Labor and Delivery: Anesthesia, Emergency cesarean delivery, Differential diagnosis in the acutely ill parturient, Care of the newborn, and Protection of the healthcare personnel. Am J Obstet Gynecol. 2020 Apr;S0002-9378(20)30430-0.
  19. Rothe C, Schunk M, Sothmann P, Bretzel G, Froeschl G, Wallrauch C, et al. Transmission of 2019-nCoV Infection from an Asymptomatic Contact in Germany. N Engl J Med. 2020 Mar;382(10):970–1.
  20. Wei WE, Li Z, Chiew CJ, Yong SE, Toh MP, Lee VJ. Presymptomatic Transmission of SARS-CoV-2 - Singapore, January 23-March 16, 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep. 2020 Apr;69(14):411–5.
  21. Wang W, Xu Y, Gao R, Lu R, Han K, Wu G, et al. Detection of SARS-CoV-2 in Different Types of Clinical Specimens. JAMA. 2020. doi: 10.1001/jama.2020.3786.
  22. Zhou F, Yu T, Du R, Fan G, Liu Y, Liu Z, et al. Clinical course and risk factors for mortality of adult inpatients with COVID-19 in Wuhan, China: a retrospective cohort study. Lancet. 2020 Mar;395(10229):1054–62.
  23. Van Damme E, Sauviller S, Lau B, Kesteleyn B, Griffiths P, Burroughs A, et al. Glucocorticosteroids trigger reactivation of human cytomegalovirus from latently infected myeloid cells and increase the risk for HCMV infection in D+R+ liver transplant patients. J Gen Virol. 2015 Jan;96(Pt 1):131–43.
  24. ObGproject. COVID-19: the SMFM/SOAP guidelines for labor and delivery. 2020. Available from: obgproject.com.
  25. Melamed N, Asztalos E, Murphy K, Zaltz A, Redelmeier D, Shah BR, et al. Neurodevelopmental disorders among term infants exposed to antenatal corticosteroids during pregnancy: a population-based study. BMJ Open. 2019 Sep;9(9):e031197.
  26. Levy A, Yagil Y, Bursztyn M, Barkalifa R, Scharf S, Yagil C. ACE2 expression and activity are enhanced during pregnancy. Am J Physiol Regul Integr Comp Physiol. 2008 Dec;295(6):R1953–61.
  27. Zhou P, Yang XL, Wang XG, Hu B, Zhang L, Zhang W, et al. A pneumonia outbreak associated with a new coronavirus of probable bat origin. Nature. 2020 Mar;579(7798):270–3.
  28. Hoffmann M, Kleine-Weber H, Schroeder S, Kruger N, Herrler T, Erichsen S, et al. SARS-CoV-2 cell entry depends on ACE2 and TMPRSS2 and is blocked by a clinically proven protease inhibitor. Cell. 2020 Apr 16;181(2):271-80 e8.
  29. The Human Protein Atlas. TMPRSS2. Available from: proteinatlas.org, accessed April 19th 2020.
  30. Fan C, Lei D, Fang C, Li C, Wang M, Liu Y, et al. Perinatal Transmission of COVID-19 Associated SARS-CoV-2: Should We Worry? Clin Infect Dis. 2020 Mar;ciaa226.
  31. Zhu H, Wang L, Fang C, Peng S, Zhang L, Chang G, et al. Clinical analysis of 10 neonates born to mothers with 2019-nCoV pneumonia. Transl Pediatr. 2020 Feb;9(1):51–60.
  32. Dong L, Tian J, He S, Zhu C, Wang J, Liu C, et al. Possible Vertical Transmission of SARS-CoV-2 From an Infected Mother to Her Newborn. JAMA. 2020. doi: 10.1001/jama.2020.4621.
  33. Zeng L, Xia S, Yuan W, Yan K, Xiao F, Shao J, et al. Neonatal early-onset infection with SARS-CoV-2 in 33 neonates born to mothers with COVID-19 in Wuhan, China. JAMA Pediatr. 2020. doi: 10.1001/jamapediatrics.2020.0878.
  34. Kimberlin DW, Stagno S. Can SARS-CoV-2 infection be acquired in utero? More definitive evidence is needed. JAMA. 2020. doi: 10.1001/jama.2020.4868.
  35. Braun T, Brauer M, Fuchs I, Czernik C, Dudenhausen JW, Henrich W, et al. Mirror syndrome: a systematic review of fetal associated conditions, maternal presentation and perinatal outcome. Fetal Diagn Ther. 2010;27(4):191–203.
  36. Chimenea A, García-Díaz L, Calderón AM, Heras MM, Antiñolo G. Resolution of maternal Mirror syndrome after succesful fetal intrauterine therapy: a case series. BMC Pregnancy Childbirth. 2018 Apr;18(1):85.
  37. American College of Obstetricians and Gynecologists. Joint statement on abortion access during the COVID-19 outbreak 2020. 2020. Available from: acog.org.
  38. SMFM. Joint statement on elective surgeries. 2020. Available from: s3.amazonaws.com.
  39. Zhang L, Jiang Y, Wei M, Cheng BH, Zhou XC, Li J, et al. [Analysis of the pregnancy outcomes in pregnant women with COVID-19 in Hubei Province]. Zhonghua Fu Chan Ke Za Zhi. 2020 Mar;55(0):E009.
  40. Lei S, Jiang F, Su W, Chen C, Chen J, Mei W, et al. Clinical characteristics and outcomes of patients undergoing surgeries during the incubation period of COVID-19 infection. EClinicalMedicine. 2020 Apr 5:100331.
  41. Sacco A, Van der Veeken L, Bagshaw E, Ferguson C, Van Mieghem T, David AL, et al. Maternal complications following open and fetoscopic fetal surgery: A systematic review and meta-analysis. Prenat Diagn. 2019 Mar;39(4):251–68.
  42. Peralta CF, Botelho RD, Romano ER, Imada V, Lamis F, Júnior RR, et al. Fetal open spinal dysraphism repair through a mini-hysterotomy: influence of gestational age at surgery on the perinatal outcomes and postnatal shunt rates. Prenat Diagn. 2020. doi: 10.1002/pd.5675.
  43. Wang D, Zhou M, Nie X, Qiu W, Yang M, Wang X, et al. Epidemiological characteristics and transmission model of Corona Virus Disease 2019 in China. J Infect. 2020 May;80(5):e25–7.
  44. Li YK, Peng S, Li LQ, Wang Q, Ping W, Zhang N, et al. Clinical and transmission characteristics of Covid-19: a retrospective study of 25 cases from a single thoracic surgery department. Curr Med Sci. 2020 Apr;40(2):295–300.
  45. Centers for Disease Control and Prevention. Symptoms of coronavirus. 2020. Available from: cdc.gov.
  46. Sutton D, Fuchs K, D’Alton M, Goffman D. Universal screening for SARS-CoV-2 in women admitted for delivery. N Engl J Med. 2020 Apr;NEJMc2009316.
  47. Wölfel R, Corman VM, Guggemos W, Seilmaier M, Zange S, Müller MA, et al. Virological assessment of hospitalized patients with COVID-2019. Nature. 2020. doi: 10.1038/s41586-020-2196-x.
  48. Iacobucci G. Covid-19: hospitals can remove 15% cap on testing of NHS staff. BMJ. 2020 Apr;369:m1339.
  49. To KK, Tsang OT, Leung WS, Tam AR, Wu TC, Lung DC, et al. Temporal profiles of viral load in posterior oropharyngeal saliva samples and serum antibody responses during infection by SARS-CoV-2: an observational cohort study. Lancet Infect Dis. 2020 Mar;S1473-3099(20)30196-1.
  50. Zhao J, Yuan Q, Wang H, Liu W, Liao X, Su Y, et al. Antibody responses to SARS-CoV-2 in patients of novel coronavirus disease 2019. Clin Infect Dis. 2020 Mar;ciaa344.
  51. Cook TM, El-Boghdadly K, McGuire B, McNarry AF, Patel A, Higgs A. Consensus guidelines for managing the airway in patients with COVID-19: Guidelines from the Difficult Airway Society, the Association of Anaesthetists the Intensive Care Society, the Faculty of Intensive Care Medicine and the Royal College of Anaesthetists. Anaesthesia. 2020. doi: 10.1111/anae.15054.
  52. Zhang J, Wang S, Xue Y. Fecal specimen diagnosis 2019 novel coronavirus-infected pneumonia. J Med Virol. 2020 Mar;92(6):680–2.
  53. Zhang W, Du RH, Li B, Zheng XS, Yang XL, Hu B, et al. Molecular and serological investigation of 2019-nCoV infected patients: implication of multiple shedding routes. Emerg Microbes Infect. 2020 Feb;9(1):386–9.
  54. Cascella M, Rajnik M, Cuomo A, Dulebohn SC, Di Napoli R. Features, Evaluation and Treatment Coronavirus (COVID-19). Treasure Island (FL): StatPearls; 2020.
  55. Lu Q, Shi Y. Coronavirus disease (COVID-19) and neonate: what neonatologist need to know. J Med Virol. 2020 Mar;92(6):564–7.
  56. Schwartz DA. An analysis of 38 pregnant women with COVID-19, their newborn infants, and maternal-fetal transmission of SARS-CoV-2: maternal coronavirus infections and pregnancy outcomes. Arch Pathol Lab Med. 2020. doi: 10.5858/arpa.2020-0901-SA.
  57. Yu N, Li W, Kang Q, Xiong Z, Wang S, Lin X, et al. Clinical features and obstetric and neonatal outcomes of pregnant patients with COVID-19 in Wuhan, China: a retrospective, single-centre, descriptive study. Lancet Infect Dis. 2020 Mar;S1473-3099(20)30176-6.
  58. Huang L, Lin G, Tang L, Yu L, Zhou Z. Special attention to nurses’ protection during the COVID-19 epidemic. Crit Care. 2020 Mar;24(1):120.
  59. Ling L, Joynt GM, Lipman J, Constantin JM, Joannes-Boyau O. COVID-19: A critical care perspective informed by lessons learnt from other viral epidemics. Anaesth Crit Care Pain Med. 2020 Feb;39(2):S2352-5568(20)30029-1.
  60. icmanaesthesiacovid-19.org, accessed 19 April 2020.
  61. David JB, Nicholas CC, Matthew JH, et al. Consensus statement: safe airway Society principles of airway management and tracheal intubation specific to the COVID-19 adult patient group. Med J Aust. 2020. Available from: mja.com.au.
  62. Centers for Disease Control and Prevention. Guidelines for environmental infection control in health-care facilities: Appendix B – Air. 2003. Available from: cdc.gov.
  63. McCullough LB, Chervenak FA. Professional Ethics in Obstetrics and Gynecology. Cambridge, New York: Cambridge University Press; 2020.
  64. Musso D, Ko AI, Baud D. Zika Virus Infection - After the Pandemic. N Engl J Med. 2019 Oct;381(15):1444–57.
  65. PRIORITY (Pregnancy CoRonavIrus Outcomes RegIsTrY). PRIORITY. 2020. Available from: priority.ucsf.edu.
  66. PAN COVID. An international registry of pregnancy and neonatal outcomes of COVID. 2020. Available from: pan-covid.yolasite.com.
  67. CHUV. COVI-Preg International COVID-19 and Pregnancy Registry. 2020. Available from: covi-preg.ch.
  68. Wellcome. Sharing research data and findings relevant to the novel coronavirus (COVID-19) outbreak. 2020. Available from: wellcome.ac.uk.

Инвазивная пренатальная диагностика плода в Уфе, цена, записаться на прием

Консультирует о необходимости проведения инвазивной диагностики во время беременности 

Крюкова Нурия Искандаровна

врач ультразвуковой диагностики высшей категории, к.м.н., специалист по медицине плода 

Если при ультразвуковом исследовании были найдены маркеры (признаки) хромосомной патологии плода, то это еще НЕ означает, что у плода есть хромосомная патология, и надо обязательно прерывать беременность. Всем женщинам, у которых были найдены ультразвуковые маркеры хромосомной патологии плода, предлагается инвазивная пренатальная диагностика хорионбиопсия/плацентобиопсия с целью взятия клеток плода и их тонкого микроскопического анализа.

Хорионбиопсия – это взятие нескольких ворсинок из хориона плода под ультразвуковым контролем и подсчет количества хромосом в его клетках. Хорион – орган плода, из которого потом образуется плацента. Его клетки идентичны клеткам плода. Поэтому если количество и структура хромосом в клетках хориона нормальны, то хромосомные болезни у плода исключаются с вероятностью более 99%. Тонкой иглой через переднюю брюшную стенку делается укол, игла проходит в хорион и в нее попадает несколько ворсинок хориона. Процедура проводится в стерильных условиях, используются одноразовые перчатки и стерильные иглы, поэтому риск инфицирования во время процедуры практически отсутствует. Любая процедура, даже простейший анализ крови, имеет риск осложнений. При проведении хорионбиопсии тоже есть риск – риск прерывания беременности. Однако, при соблюдении всех правил проведения процедуры этот риск не превышает 1%. Поэтому в тех случаях, когда индивидуальный риск хромосомной патологии плода достаточно высок, должна быть выполнена эта процедура. 


Хорионбиопсия выполняется до 14 недель беременности, после этого срока на месте хориона образуется плацента и тогда проводится уже плацентобиопсия. Техника выполнения и риск при плацентобиопсии принципиально не отличаются от хорионбиопсии. В нашем центре вы можете пройти инвазивную диагностику хромосомных болезней плода и получить полный ответ.

Пренатальная диагностика в Красноярске - Семейная клиника Арника, Красноярск

В настоящее время медицина шагнула далеко вперед и позволяет оценить состояние здоровья ребенка еще на этапе его внутриутробного развития. Такая оценка имеет огромное значение, так как процент внутриутробных пороков развития плода и наследственных заболеваний не снижается. Пренатальная диагностика плода позволяет своевременно выявить практически все отклонения от нормы и принять необходимые меры.

Пренатальная диагностика: что это?

 

Дородовая или пренатальная диагностика — это совокупность исследований плода, которая позволяет выявить или опровергнуть внутриутробные аномалии развития, хромосомные и генные заболевания будущего ребенка. Пренатальная диагностика является самой молодой, но успешно развивающейся отраслью репродуктивной медицины. После получения результатов исследования проводится медико-генетическое консультирование супругов и решается вопросы: имеется ли смысл пролонгировать беременность, возможно ли лечение ребенка с выявленной патологией после рождения или внутриутробно и как предупредить отклонения от нормального развития плода в следующей беременности.

Методы пренатальной диагностики

Все методы пренатальной диагностики подразделяются на 2 группы. К первой относится малоинвазивная или неинвазивная пренатальная диагностика (пренатальный скрининг), включающая:

  • ультразвуковое исследование

  • исследование родословной родителей

  • проведение генетического исследования супругов

  • УЗИ с доплерометрией (оценка кровотока в системе мать-плацента плод) по показаниям

  • кардиотокография (проводится с 32 недель, по показаниям с 28 недель)

  • кровь на содержание сывороточных маркеров («на уродства плода»)

Ко второй группе относятся инвазивные методы, которые подразумевают хирургическое проникновение в полость матки:

  • биопсия хориона

  • плацентоцентез

  • кордоцентез

  • амниоцентез

  • биопсия тканей плода

Неинвазивная пренатальная диагностика

Пренатальный скрининг (отсев или сортировка) проводится в обязательном порядке среди всех беременных и включает 2 главных исследования, которые позволяют выявить грубые пороки развития и маркеры патологии плода. Ультразвуковое исследование в Красноярске

Ультразвуковое исследование является абсолютно безопасным методом и должно проводиться во время беременности как минимум 3 раза и в определенные сроки: в 10 — 14 недель, в 22 — 24 недели и в 32 — 34 недели. Отклонение от рекомендованных сроков значительно снижает процент выявления патологии. Так, при первом УЗИ определенные признаки, свидетельствующие о грубой патологии, до 10-ой недели еще не появились, а после 14 недели уже исчезли. Но даже во время проведения второго УЗИ не всегда возможно выявить патологию и пороки развития (например, мелкие дефекты в перегородках сердца). Поэтому УЗИ обязательно (в любом случае) дополняется исследованием крови на маркеры плода.

Методика проведения УЗИ:

Проводится при помощи трансабдоминального датчика, который испускает ультразвуковые волны. Датчик водится по поверхности передней брюшной стенки, а волны, передаваемые им, отражаются от тканей будущего малыша и обрабатываются компьютером. После чего на мониторе формируется сонограмма — изображение, которое описывается врачом. Трансабдоминальное исследование лучше выполнять во втором — третьем триместрах.

Предпочтительно проводить в ранних сроках гестации. Вагинальный датчик, помещенный в презерватив, вводится во влагалище.

Что позволяет выявить УЗИ:

  • локализацию эмбриона (маточная или внематочная беременность)

  • количество плодов

  • срок беременности в неделях

  • задержку развития плода

  • замершую беременность

  • пол ребенка

  • локализацию плаценты (предлежание, низкую плацентацию)

  • состояние плаценты (инфаркт, кальцинаты, степень зрелости)

  • количество амниотической жидкости (много- или маловодие)

  • состояние пуповины, число сосудов в ней, узлу пуповины

  • тонус миометрия (гипертонус при угрозе прерывания или преждевременных родах)

  • сердцебиение плода и его характер (брадикардию, тахикардию)

  • нарушенный кровоток в плацентарных сосудах

  • аномалии развития плода (в первую очередь пороки нервной трубки, сердца и почек, патологию печени и кишечника, состояние конечностей и лицевого отдела черепа)

  • определение ранних специфических симптомов синдрома Дауна (до 12 недель) — ширина шейно-воротникового пространства

  • положение (продольное, поперечное, косое) и предлежание (головное, тазовое, лицевое) плода

Кроме того, УЗИ позволяет диагностировать пузырный занос и анэмбрионию (отсутствие зародыша).

Биохимический скрининг

Для проведения биохимического скрининга исследуется венозная кровь беременной, взятая в сроки 15 — 20 недель (оптимально в 16 — 18). Первый этап скрининга — «двойной тест» проводится в 9 — 13 недель, в эти сроки определяются плацентарные белки РРАР-Р и ХГЧ, в России проводится редко. Второй этап биохимического скрининга осуществляется во втором триместре беременности и определяется содержание альфа-фетопротеина (АФП), хорионического гонадотропина человека (ХГЧ) и свободного эстриола. В Российской Федерации исследуется лишь первые 2 маркера.

Что позволяет выявить биохимический скрининг:

  • синдром Дауна или трисомию

  • аномалии развития головного и спинного мозга (отсутствие головного мозга — анэнцефалию, грыжи головного и спинного мозга)

  • хромосомные аномалии

К достоинствам биохимического скрининга можно отнести:

  • высокая эффективность (выявление синдрома Дауна и пороков нервной трубки достигает 70%)

  • ранняя диагностика патологии плода (15 — 22 недели), когда беременность еще можно прервать

  • отсутствие риска для плода

Из недостатков стоит отметить влияние различных факторов (многоплодная беременность, осложнения гестации, заболевания органов половой сферы женщины и другие) на достоверность результатов. Ввиду чего исследование биохимических маркеров может показать ложноотрицательный или ложноположительный результат.

В подозрительных случаях отклонений от нормы биохимических маркеров назначается УЗИ более высокого уровня (в перинатальном центре или в областной/республиканской больнице) и проведение инвазивной дородовой диагностики.

Инвазивная пренатальная диагностика

Дородовая инвазивная диагностика предоставляет 100% гарантию результата (выявление наследственных заболеваний, пороков развития и хромосомных аббераций), к тому же отличается быстрым получением результатов исследования. Также к плюсам инвазивной диагностики относится выявление патологии в малых сроках беременности (до 14 недель), а родителям предоставляется выбор: либо провести аборт, либо пролонгировать беременность. В случае сохранения эмбриона у врачей имеется достаточное количество времени для проведения коррекции пороков развития и лечения заболеваний плода внутриутробно.

Показания к проведению инвазивной пренатальной диагностики

Учитывая внедрение в полость матки при проведении инвазивных методов, они выполняются по строгим показаниям:

  • возраст женщины (всем матерям старше 35 лет, так как с возрастом возрастает риск хромосомных аномалий плода)

  • близкородственный брак

  • отягощенный анамнез: выкидыши на ранних сроках, рождение ребенка с хромосомной аномалией

  • хромосомная патология у одного из будущих родителей

  • необходимость определения отцовства

  • отклонения от нормы в крови сывороточных маркеров

  • воздействие на родителей мутагенных факторов (радиация, загрязненная экология, химические вещества, прием лекарств и прочее)

  • в анамнезе рождение ребенка с врожденными пороками развития, отклонением в умственном развитии или наследственными обменными заболеваниями (фенилкетонурия)

  • отклонения от нормальных показателей биохимических маркеров

  • ультразвуковые признаки аномалий плода

Методы инвазивной дородовой диагностики

Биопсия хориона

Метод заключается в заборе и последующем исследовании клеток хориона. Хорион является зародышевой оболочкой, которая в будущем преобразуется в плаценту. Выполняется хорионбиопсия в 10 — 11-недельном сроке гестации двумя способами:

Трансцервикальный способ

Отсасывание небольшого количества ткани хориона шприцем через цервикальный катетер (установлен в цервикальном канале).

Трансабдоминальный способ

Проводится пункция матки через переднюю брюшную стенку шприцем с длинной иглой и производится забор хориональной ткани.

Хорионбиопсию проводят под контролем ультразвукового исследования. Как правило, выполняется под местной анестезией. Результаты анализа готовы уже через 3 — 4 суток. К плюсам метода можно отнести его быстроту получения результатов, что дает возможность прервать беременность в безопасном сроке, выявление генных и хромосомных заболеваний, подтверждение отцовства и установление пола эмбриона.

Плацентоцентез

Метод аналогичен биопсии хориона, так же проводится забор клеток плаценты, но уже в более поздних сроках (второй триместр беременности). Тоже возможно получение клеток плаценты при вхождении в матку через цервикальный канал или посредством прокола передней брюшной стенки. В отличие от биопсии хориона культивирование клеток, полученных плацентоцентезом, может оказаться не показательным, что требует повтора процедуры.

Проведение амниоцентеза значительно увеличивает риск возможных осложнений беременности из-за больших сроков и осуществляется только в условиях стационара с последующей (минимум на 3 дня) госпитализацией.

Амниоцентез

Метод заключается в заборе околоплодных вод путем прокола передней брюшной стенки, матки и амниона. Исследуется амниотическая жидкость на содержание гормонов, ферментов и аминокислот, от которых зависит рост плода. Вместе с амниотической жидкостью исследует слущенные клетки эпителия кожи плода и мочевыводящих путей. Исследование проводится на 16 — 18 неделе. Метод высокоинформативен и его эффективность достигает 99%. К недостаткам относится длительность проведения анализа (от 2 недель до 1,5 месяцев). Позволяет диагностировать генные и хромосомные абберации, определить зрелость легких плода, тяжесть резус-конфликта, некоторые аномалии развития плода и степень внутриутробной гипоксии.

Кордоцентез

Метод заключается в заборе крови плода из пуповины. Проводится на 18 — 24 неделе и позволяет выявить не только хромосомные и генные отклонения, но иммунологический и гормональный статус плода, определить биохимические показатели крови и прочее. Результаты анализа готовятся 4 — 5 суток. Кордоцентез по эффективности диагностики приближается к 100%.

Биопсия тканей плода

Проводится во втором триместре, под обязательным контролем УЗИ. Исследование показано для определения тяжелых наследственных кожных заболеваний у будущего ребенка — гиперкератоза и ихтиоза. При данных патологиях нарушен процесс ороговения кожных покровов, что ведет к утолщению поверхностного слоя, а кожа выглядит как рыбья чешуя.

Забор материала производят так же, как и при получении хориональной или плацентарной ткани. Специальная длинная игла, вводимая в маточную полость, снабжена щипчиками, которыми захватывают и отделяют небольшой кусочек кожи. После материал отсылается на исследование, включающее три вида:

Цитогенетическое исследование

Позволяет определить количество хромосом, присутствие дополнительных или нехватку хромосом. Например, при синдроме Дауна выявляется дополнительная 21 хромосома, при синдроме Клайнфельтера в паре половых хромосом у плода мужского пола лишние Х или У-хромосомы, при синдроме Тернера — нехватка у девочки Х-хромосомы.

Молекулярно-генетическое исследование

Данный метод позволяет выявить внутрихромосомные дефекты, то есть генные мутации, в результате которых развиваются некоторые заболевания: гемофилия, фенилкетонурия, мышечная дистрофия Дюшенна и муковисцидоз.

Биохимическое исследование

Позволяет оценить зрелость легких и определить ее степень, диагностировать гипоксию плода (метаболический ацидоз), выявить резус-конфликт и его тяжесть.

Недостатки инвазивной диагностики

Несмотря на все плюсы и высокую информативность методов инвазивной дородовой диагностики, они имеют и ряд отрицательных моментов:

  • угроза прерывания беременности (для профилактики назначаются спазмолитики до проведения процедуры и после нее, а также госпитализация, длительность которой зависит от применяемого метода)

  • прерывание беременности

  • риск внутриутробного инфицирования плода

  • риск увеличения тяжести резус-конфликта

  • риск дородового излития вод при амниоцентезе

  • риск кровотечения у женщины

  • риск отслойки плаценты

Противопоказания к инвазивной диагностике
Проведение инвазивной пренатальной диагностики не показано при следующих состояниях женщины:

  • угроза прерывания беременности

  • кровотечение из половых путей

  • отслойка плаценты

  • выраженная спаечная болезнь малого таза

  • истмико-цервикальная недостаточность

  • аномалии развития матки

  • гнойничковое поражение кожи живота

  • инфекционные заболевания матери

  • воспаление шейки матки и влагалища

  • узлы миомы больших размеров.

Также противопоказанием является категорический отказ женщины от проведения инвазивной дородовой диагностики.

Инвазивная пренатальная диагностика (ИПД) – процедура взятия плодного материала с последующим исследованием хромосом и ДНК плода.

В зависимости от сроков проводятся разные виды ИПД:

 

  • С 10 по 14 неделю

Хорионбиопсия — взятие нескольких ворсинок из хориона плода под ультразвуковым контролем и подсчет количества хромосом в его клетках. Хорион – орган плода, из которого потом образуется плацента. Его клетки идентичны клеткам плода. Поэтому если количество и структура хромосом в клетках хориона нормальны, то хромосомные болезни у плода исключаются с вероятностью более 99%.

  • С 14 по 18 неделю

Плацентоцентез — взятие нескольких ворсинок из плаценты плода под ультразвуковым контролем и подсчет количества хромосом в его клетках. Техника выполнения и риск при плацентобиопсии принципиально не отличаются от хорионбиопсии.

  • С 16 по 21 неделю

Амниоцентез — это забор околоплодных вод под ультразвуковым контролем для получения образца амниотической жидкости с целью исключения хромосомной патологии у плода. Это наиболее инвазивная процедура с низким риском и высокими диагностическими возможностями.

Кордоцентез — это трансабдоминальная пункция сосудов пуповины плода под ультразвуковым контролем с целью забора образцов крови плода.

Техника проведения процедур: тонкой иглой под ультразвуковым контролем через переднюю брюшную стенку делается укол, игла проходит в хорион (при аспирации ворсин хориона), в плодный пузырь (при амниоцентезе) или в сосуды пуповины (при кордоцентезе) и происходит забор плодного материала.

Процедуры проводятся в амбулаторных условиях, используются одноразовые перчатки и стерильные иглы, поэтому риск инфицирования во время процедур практически отсутствует.

Показания к ИПД:

  • возраст беременной больше 37 лет;
  • наличие ультразвуковых маркеров патологии плода;
  • в анамнезе — ребенок с хромосомной патологией или врожденными пороками развития;
  • наличие у кого-либо из родителей сбалансированной хромосомной перестройки или наследственного заболевания;
  • риск передачи генетического заболевания, сцепленного с полом;
  • индивидуальный генетический риск после прохождения комбинированного теста первого триместра 1:150 и выше.

Риск осложнений после ИПД – 0,5 – 2 %.

При подготовке к вмешательству женщина проходит стандартный перечень обследований:

  1. Общий анализ крови и мочи;
  2. Определение группы и резус-фактора крови;
  3. Исследование на ВИЧ, гепатиты, сифилис;
  4. Осмотр гинеколога с забором мазков на влагалищную флору.

Срок исполнения:

Хорионбиопсия — 4 дней

Плацентоцентез — 4 дней

Амниоцентез — 4 дней

Кордоцентез – 5 рабочих дней

На базе медикогенетической консультации, отделения ультразвуковой диагностики и гинекологического отделения Республиканской больницы проводится пренатальная инвазивная диагностика врожденных и наследственных заболеваний плода

Дородовая диагностика хромосомых аберраций (ХА)остается одной из основных проблем пренатальной диагностики (ПД). По данным ВОЗ более половины всех наследственных заболеваний обусловлены хромосомными аномалиями, частота которых составляет 6,9 на 1000 населения. Около 5% мертворожденных детей имеют ХА. Патология хромосом является причиной многих врожденных пороков развития. Например пороки сердца встречаются у 8 – 10 новорожденных из 1000, при этом 50% этих пороков вызваны ХА. Частота ХА у плодов значительно выше, чем у новорожденных, поскольку эта патология в большинстве случаев приводит к антенатальной гибели. Многочисленными исследованиями доказано, что до 70% самопроизвольных прерываний беременностей во все сроки происходит по причине ХА. 

С января 2004 года на базе медикогенетической консультации (МГК), отделения ультразвуковой диагностики (УЗД) и гинекологического отделения Республиканской больницы проводитсяпренатальная инвазивная диагностика врожденных и наследственных заболеваний плода и определение пола ребенка с 10 недель беременности. Инвазивными методами пренатальной диагностики (ПД) называются внутриматочные вмешательства под ультразвуковым контролем, выполняемые в операционных условиях с целью получения плодного материала для последующих анализов. 

Эта диагностика позволяет во время беременности выявить врожденные и наследственные заболевания плода (например, болезнь Дауна), которые другими методами диагностировать невозможно. 
Показания для направления на инвазивную ПД: 

  • ультразвуковые маркеры хромосомных болезней плода
  • высокий риск болезни Дауна по результатам биохимического скрининга в 16-20 недель беременности,
  • наличие в семье ребенка с болезнью Дауна, другими хромосомными заболеваниями или с множественными врожденными пороками развития,
  • семейное носительство хромосомных перестроек, моногенных заболеваний,
  • возраст женщины старше 35 лет.

Диагностические процедуры проводятся специалистами высшей квалификационной категории в специальной операционной на высокотехнологическом оборудовании под ультразвуковым контролем. Исследование материала осуществляется по современным цитогенетическим методикам. Точность диагностики составляет 99,9%. 

В зависимости от срока беременности материал для анализа берется:

  • из хориона - при сроке беременности 10-14 недель (аспирация ворсин хориона),
  • из плаценты - при сроке беременности 15-17 недель (плацентобиопсия),
  • из вены пуповины плода - при сроке беременности 20-24 недели (кордоцентез).

При недостаточном количестве клеток в полученном материале требуется повторная диагностическая манипуляция. 
После проведения манипуляции пациентки в течение трех часов наблюдаются в гинекологическом отделении и выписываются после ультразвукового контроля состояния плода и места пункции. 

Риск прерывания беременности в течение первых двух недель после манипуляции согласно нашим данным составляет от 0,2% до 1,2%, что соответствует среднероссийским показателям. За последние два года случаев прерывания беременности не было 
Сроки получения цитогенетического ответа:

  • через 2 дня - после хорион- и плацентобиопсии,
  • через 5 дней - после кордоцентеза.

За период работы выполнено более 260 инвазивных диагностических процедур.Диагностированы синдромы:

  • Дауна - у 15 плодов,
  • Эдвардса - у 3 плодов,
  • Патау - у 1 плода,
  • Другие хромосомные болезни - у 2 плодов.

По желанию женщин беременности прерваны. Во всех случаях диагноз был подтвержден. 
Удалось предотвратить рождение 21 ребенка с тяжелыми, неизлечимыми наследственными заболеваниями. 

Адрес медико-генетической консультации ГУЗ «Республиканская больница им. В.А.Баранова»: 
г.Петрозаводск, Леной проспект, д.40, клинико-диагностический центр. 

Заведующая МГК 
Новожилова Тамара Семеновна
 
Врач генетик высшей категории. 
Контактный телефон: (8142) 753-517.

В Перинатальном центре расширен спектр инвазивной пренатальной диагностики

Перинатальный центр Тамбовской областной детской клинической больницы активно расширяет спектр пренатальной диагностики с использованием инвазивных методов исследования. Основная цель – выявление на ранних этапах пороков развития плода, в том числе хромосомных заболеваний.

До открытия в Тамбовской области Перинатального центра вся инвазивная диагностика проводилась за пределами региона. С 2019 года данное направление активно развивается. В стенах Перинатального центра специалисты проводят необходимый спектр пренатальной инвазивной диагностики.

Существует несколько способов получить материал для исследования болезней, вызванных нарушениями на генном уровне. Для этого необходимо получить кровь плода, амниотическую жидкость, ворсины хориона.

«Такой вид исследования, как хорионбиопсия проводится в нашем регионе с 2019 года. За этот период времени проведено свыше 120 исследований. Учитывая, что забор ворсин хориона проводится с 11 по 14 неделю, это позволяет диагностировать патологию на самых ранних сроках беременности», - рассказывает заведующая консультативно-диагностическим отделением Перинатального центра Оксана Земскова.

Процедура хорионбиопсии проводится в Перинатальном центре в малой операционной, в асептических условиях, избирательно под местной анестезией. Делается эта процедура врачом ультразвуковой диагностики, имеющим соответствующую квалификацию, прошедшим обучение по инвазивной диагностике. Процедура выполняется под контролем ультразвука, который осуществляется ассистентом. После проведения манипуляции пациентка находится под наблюдением в палате в течение 2 часов.

Амниоцентез – еще один вид инвазивной диагностики, который представляет собой пункцию с забором небольшого количества околоплодных вод. Специалисты Перинатального центра провели 20 подобных исследований.

Кордоцентез – забор крови из пуповины плода, которая отправляется в генетическую и при необходимости в биохимическую лабораторию для исследования. Этот метод позволяет с очень высокой степенью достоверности диагностировать хромосомные, генетические и дисметаболические заболевания у плода. Основными показаниями для процедуры являются неблагоприятные или сомнительные результаты скрининговых исследований. К ним относят также высокие риски развития у ребенка генетически детерминированных заболеваний. Кордоцентез может быть рекомендован врачом также при наличии резус-конфликта, подозрении на внутриутробное инфицирование плода, гемофилию.

Опыт, высокая квалификация специалиста, хорошая степень УЗ-визуализации и обеспечение необходимых условий на этапе транспортировки крови в лабораторию – основные условия для получения достоверных результатов с минимизацией рисков при заборе пуповинной крови.

«Именно такими условиями обладает наш Перинатальный центр, в котором с июня 2020 года мы стали проводить данное исследование. Пренатальная диагностика позволяет получить прямой ответ на вопрос о здоровье будущего ребенка. Но главным аспектом в профилактике пороков развития является прегравидарная дородовая подготовка женщины и ранняя диспансеризация по беременности. Именно тогда большинство неинвазивных методов исследования позволяют нам диагностировать заболевания плода и не прибегать к более сложным инвазивным методам исследования», - отметил Алексей Прокопов, заместитель главного врача Тамбовской областной детской клинической больницы по оказанию акушерской, гинекологической и перинатологической помощи.

На современном этапе одной из основных задач Перинатального центра является не только развитие новых технологий, но и эффективное и качественное выполнение отработанных методик.

Все права на материалы и новости, опубликованные на сайте Управления здравоохранения Тамбовской области, охраняются в соответствии с законодательством РФ. Допускается цитирование с обязательной прямой ссылкой на Управление здравоохранения Тамбовской области.

Инвазивная пренатальная диагностика | GENNET Прага, Либерец

Инвазивная пренатальная диагностика

Исследование тканей плода во время беременности (инвазивная пренатальная диагностика):

Целью пренатальной диагностики является определение состояния здоровья и уровня развития плода. По методу исследования мы различаем пренатальные неинвазивные тесты (УЗИ, анализы крови) и инвазивные тесты, которые непосредственно исследуют ткань плода, полученную путем введения (инвазии) инструментов для отбора проб плоду.

Отбор и исследование плацентарной ткани (CVS) и околоплодных вод (AMC) являются наиболее распространенными исследованиями.

CVS
  • Взятие пробы ворсинок хориона (ткани, из которой возникает плацента) проводится между 10 и 13 неделями беременности с помощью пункции иглой через брюшную стенку под контролем УЗИ. Игла для отбора проб избегает как плода, так и околоплодных вод. Перед процедурой необходима местная кожная анестезия.Собирается около 15-20 мг ткани.
AMC
  • Амниоцентез в основном проводится примерно на 16 неделе беременности. Амниотическая жидкость - это прозрачная жидкость, содержащая как свободные биохимические вещества, так и живые клетки плода. Забор проводится под УЗИ через брюшную стенку очень тонкой иглой (диаметром около 0,5 мм). Врач четко видит кончик иглы на всем протяжении сбора, поэтому травма плода маловероятна.Беременные женщины указывают уровень боли, как при взятии крови или применении обычной инъекции. Собирается около 15-20 мл околоплодных вод. Это небольшое количество самопроизвольно пополняется в течение следующих нескольких часов после сбора.
Риск осложнений при взятии проб ткани плода

Самым серьезным осложнением беременности, связанным с взятием образцов, является самопроизвольный аборт. Риск, описанный в литературе, примерно на 0,5% (1/200) превышает базовый риск выкидыша для каждой беременности.Однако реальный риск забора тканей плода определить сложно. Базовый риск самопроизвольного аборта между 16-й и 20-й неделями беременности составляет около 1-2% по возрасту матери, независимо от того, проводился отбор пробы или нет. Также невозможно сформировать контрольную группу беременных с риском для плода, которые были случайно отобраны для контрольной группы без возможности проведения диагностических тестов.

Ткань плода, полученная инвазивным методом, исследуется в первую очередь на предмет хромосомных дефектов. При использовании метода «QF-PCR» обнаруживаются наиболее частые хромосомные дефекты (включая синдром Дауна), и они становятся известны в течение 24 часов после сбора. Примерно через неделю известен результат полного хромосомного исследования с использованием микроматрицы, который намного точнее обычного «кариотипа».

Инвазивное диагностическое тестирование - пренатальный скрининг, Онтарио

Инвазивные диагностические тесты - это необязательные тесты, финансируемые OHIP, которые дадут однозначный ответ о конкретных хромосомных различиях у вашего ребенка, например о трисомии 21 (синдром Дауна), трисомии 18 и трисомии 13.

Кто может проходить инвазивное диагностическое тестирование?

Пренатальное инвазивное диагностическое тестирование обычно предлагается, если:

Обратитесь к своему врачу, если у вас есть вопросы об инвазивном диагностическом тестировании или вы хотите, чтобы вас направили для дальнейшего консультирования.

Варианты инвазивной диагностики

В Онтарио существует 2 варианта пренатального инвазивного тестирования в зависимости от того, на каком этапе беременности вы находитесь и какие услуги доступны в вашем районе.

  1. Взятие пробы ворсинок хориона (CVS) - обычно выполняется в 1 триместре беременности
  2. Амниоцентез - доступен после 15 недель беременности

Что вам скажут инвазивные диагностические исследования

Результаты инвазивного диагностического тестирования зависят от региона и от того, какое тестирование было заказано. Важно обсудить с вашим лечащим врачом, какое тестирование проводится в вашем регионе и какие будут результаты.

Преимущества

  • Наиболее значительным преимуществом инвазивного диагностического тестирования является то, что оно может дать вам однозначный ответ («да» или «нет») о конкретных состояниях.
  • Поскольку и CVS, и амниоцентез исследуют все хромосомы ребенка, вы получите больше информации в результате этого тестирования, чем в результате скринингового теста.

Риски

  • И CVS, и амниоцентез являются «инвазивными» тестами, что означает, что они создают риск выкидыша во время беременности.
  • Результаты CVS и амниоцентеза могут дать вам информацию о вашем ребенке, которую вы не ожидали.

Важно поговорить со своим генетическим консультантом, если вы рассматриваете CVS или амниоцентез и у вас есть дополнительные вопросы о рисках и преимуществах.

Сроки получения результатов

Результаты инвазивного диагностического тестирования зависят от типа заказанного тестирования. Ваш генетический консультант может дать вам дополнительную информацию о том, когда ожидать результатов.

Найдите региональный генетический центр в вашем районе

Пренатальное тестирование: подходит ли оно вам?

Пренатальное тестирование: подходит ли оно вам?

Пренатальное тестирование, включая скрининговые и диагностические тесты, может предоставить ценную информацию о здоровье вашего ребенка. Понять риски и преимущества.

Персонал клиники Мэйо

Беременность - время больших ожиданий, а иногда и беспокойства.Вы можете беспокоиться о том, что у вашего ребенка будут проблемы со здоровьем. Хотя большинство детей рождаются здоровыми, важно понимать, какие у вас есть варианты получения подробной информации о здоровье вашего ребенка.

Виды пренатального тестирования

Два основных типа пренатального тестирования:

  • Отборочные испытания. Пренатальные скрининговые тесты могут определить, более или менее вероятно наличие у вашего ребенка определенных врожденных дефектов, многие из которых являются генетическими нарушениями. Эти тесты включают анализы крови, конкретный тип ультразвука и пренатальный бесклеточный скрининг ДНК.Пренатальные скрининговые тесты обычно предлагаются в течение первого или второго триместра. Скрининговые тесты не могут поставить окончательный диагноз. Если результаты указывают на повышенный риск генетического заболевания, ваш лечащий врач обсудит ваши варианты диагностического теста для подтверждения диагноза.
  • Диагностические тесты. Если скрининговый тест указывает на возможную проблему - или ваш возраст, семейный анамнез или история болезни подвергают вас повышенному риску рождения ребенка с генетической проблемой - вы можете рассмотреть возможность проведения инвазивного пренатального диагностического теста.Диагностический тест - единственный способ убедиться в правильности диагноза. Некоторые диагностические тесты, такие как забор проб ворсинок хориона и амниоцентез, несут в себе небольшой риск выкидыша.

Виды скрининговых тестов

Пренатальные скрининговые тесты включают:

  • Скрининговые тесты в первом триместре. В течение первого триместра ваш лечащий врач предложит вам анализ крови и УЗИ, чтобы измерить размер свободного пространства в тканях на задней части шеи ребенка (затылочная прозрачность).При синдроме Дауна и при некоторых других состояниях показатель прозрачности воротниковой зоны аномально большой.
  • Скрининговые тесты во втором триместре. Во время вашего второго триместра ваш лечащий врач предложит вам еще один анализ крови, называемый квадратором. Этот тест измеряет уровень четырех веществ в вашей крови. Результаты указывают на ваш риск вынашивания ребенка с определенными хромосомными нарушениями, такими как синдром Дауна. Тест также может помочь обнаружить дефекты нервной трубки - серьезные аномалии головного или спинного мозга.
  • Пренатальный бесклеточный ДНК-скрининг. Этот анализ крови исследует ДНК плода в кровотоке матери, чтобы выявить повышенную вероятность определенных хромосомных проблем, таких как синдром Дауна. Этот скрининг также может предоставить информацию о поле ребенка и резус-группе крови.

Вопросы для рассмотрения

Пренатальные скрининговые тесты на аномалии плода не являются обязательными. Важно принять обоснованное решение о пренатальном тестировании, особенно если вы проводите скрининг на состояния плода, которые нельзя вылечить.Прежде чем двигаться дальше, рассмотрите следующие вопросы:

  • Что вы будете делать с результатами теста? Нормальные результаты могут облегчить ваше беспокойство. Однако, если пренатальный анализ покажет, что у вашего ребенка может быть врожденный дефект, вы можете столкнуться с мучительными решениями, например, продолжать ли беременность. С другой стороны, вы могли бы приветствовать возможность заранее спланировать уход за своим ребенком.
  • Сформирует ли информация вашу дородовую помощь? Некоторые пренатальные тесты выявляют проблемы, которые можно вылечить во время беременности.В других случаях пренатальное тестирование предупреждает вашего врача о состоянии, которое требует немедленного лечения после рождения.
  • Насколько точны результаты? Пренатальный скрининг не идеален. Частота получения неточных результатов, известных как ложноотрицательные или ложноположительные результаты, варьируется от теста к тесту.
  • Какие риски? Взвесьте риски конкретных пренатальных тестов, такие как беспокойство, боль или возможный выкидыш, и ценность знания результатов.

Решение о пренатальном тестировании зависит от вас. Если вас беспокоит пренатальное тестирование, обсудите риски и преимущества со своим врачом. Вы также можете встретиться с генетическим консультантом, чтобы помочь выбрать тест и понять результаты.

Потратив время на оценку имеющихся вариантов, вы сможете принять лучшее решение для вас и вашего ребенка.

25 августа 2020 г. Показать ссылки
  1. Американский колледж акушеров и гинекологов Комитет по генетике.Мнение Комитета № 693: Консультации по генетическому тестированию и сообщение результатов генетических тестов. Акушерство и гинекология. 2017; 129: 96.
  2. Американский колледж акушеров и гинекологов (ACOG) Комитет по практическим бюллетеням - акушерство, Комитет по генетике и Общество медицины матери и плода. Бюллетень практики ACOG № 162: Пренатальная диагностика генетических нарушений. Акушерство и гинекология. 2016; 127: 108.
  3. Американский колледж акушеров и гинекологов (ACOG) Комитет по практическим бюллетеням - акушерство, Комитет по генетике и Общество медицины матери и плода.Бюллетень ACOG № 163: Скрининг на анеуплоидию плода. Акушерство и гинекология. 2016; 127: 979.
  4. Часто задаваемые вопросы. Часто задаваемые вопросы о беременности 165. Пренатальные генетические скрининговые тесты. Американский колледж акушеров и гинекологов. https://www.acog.org/Patients/FAQs/Prenatal-Genetic-Screening-Tests. Доступ 20 августа 2018 г.
Узнать больше Подробно

Продукция и услуги

  1. Книга: Руководство клиники Мэйо по здоровой беременности

.

Пренатальная диагностика - обзор

Пренатальный скрининг хромосомных аберраций

До 1985 года основным показанием для пренатальной диагностики с помощью амниоцентеза было увеличение возраста матери, поскольку с возрастом возрастал риск синдрома Дауна и других серьезных аутосомных трисомий. Например, по оценкам, риск рождения ребенка с синдромом Дауна увеличивается с 1 из 1500 для матерей в возрасте 20 лет до 1 из 28 для матерей в возрасте 45 лет. В возрасте матери 35 лет риск рождения с синдромом Дауна составляет примерно 1 из 380.Частота синдрома Дауна при беременности, проверенной амниоцентезом в 16 недель в возрасте матери 35 лет, составляет 1 из 260, разница связана с естественной убылью плода с синдромом Дауна в период от 16 недель до доношенного ребенка.

Поскольку только около 40% родов с синдромом Дауна происходит у женщин в возрасте 35 лет и старше, многие молодые матери раньше не имели никаких указаний на то, находятся ли они в группе риска. Ситуация изменилась в конце 1980-х, когда было обнаружено, что все затронутые беременности, независимо от возраста матери, были связаны во втором триместре с аномальными уровнями определенных биохимических аналитов в материнской крови.Таким образом, уровни альфа-фетопротеина в сыворотке были снижены в среднем до 0,7 кратной нормальной медианы (MOM), хорионический гонадотропин человека (ХГЧ) был повышен до более чем 2 MOM, а уровень неконъюгированного эстриола был снижен до 0,6 MOM. Результаты для любой одной беременности можно объединить для оценки риска, и эта стратегия скрининга широко известна как «скрининг материнской сыворотки». Совсем недавно ХГЧ был заменен свободным бета-ХГЧ и был добавлен ингибин. Четыре аналита, протестированные во втором триместре (вместе с возрастным риском для матери), связаны с уровнем выявления синдрома Дауна 76–80% при частоте ложноположительных результатов 5%.Аналогичная схема скрининга синдрома Дауна в первом триместре, основанная на свободном бета-ХГЧ, связанном с беременностью плазменном протеине-A (PAPP-A) и ультразвуковом измерении затылочной прозрачности, была разработана для повышения скорости выявления. чем 90% для 3% ложноположительных результатов. Так называемый протокол условного скрининга основан на скрининге в первом триместре, за которым следует скрининг во втором триместре у женщин, чей предполагаемый риск, основанный на результатах первого триместра, либо очень низок и, следовательно, не требует инвазивных диагностических тестов, либо очень высок и проводится немедленно. в CVS.Женщины с промежуточным результатом риска в первом триместре (около 25% беременностей) проходят дополнительный скрининг во втором триместре. Эта стратегия способна обеспечить общий уровень обнаружения 94% при уровне ложноположительных результатов 3% и привела к заметному сокращению количества амниоцентеза, необходимого для пациентов из группы риска.

В Великобритании пренатальный скрининг с использованием комбинации ультразвукового сканирования и биохимии материнской сыворотки, по-видимому, приемлем примерно для 70% женщин, хотя не все из группы высокого риска согласны с инвазивными диагностическими тестами; тем не менее, около 90% из тех, кто дал положительный результат при амниоцентезе, прерывают его.Фактически, около 70% затронутых беременностей (живорождений плюс прерывание) у женщин в возрасте 37 лет и старше в настоящее время диагностируются пренатально. У женщин моложе 37 лет доля беременностей, диагностированных пренатально, увеличилась с 3% в 1996 году до более 40% в 2008 году. Из-за тенденции среди женщин создавать семьи в более старшем возрасте число живорождений с синдромом Дауна снизилось. всего на 1% за этот период. Однако, если бы не было пренатального скрининга, по оценкам, число затронутых живорождений увеличилось бы на 48%.

Следует подчеркнуть, что скрининг материнской сыворотки позволяет оценить риск и не является диагностическим; действительно, 3% из протестированных имеют ложноположительный результат. Таким образом, пациентам с положительным результатом (то есть с риском более одного из 250) предлагается пройти диагностический тест амниоцентеза (или CVS в случае скрининга в первом триместре).

Взгляд женщин на этические последствия неинвазивного пренатального тестирования: качественный анализ для принятия обоснованных решений в отношении политики в области здравоохранения | BMC Medical Ethics

  • 1.

    Читти Л.С., Хилл М., Уайт Х, Райт Д., Моррис С. Неинвазивные пренатальные тесты на анеуплоидию - готовы к прайм-тайму? Am J Obstet Gynecol. 2012. 206 (4): 269–75.

    Артикул Google ученый

  • 2.

    Hill M, Barrett AN, White H, Chitty LS. Использование бесклеточной ДНК плода в материнском кровотоке. Лучшие практики и исследования в области клинического акушерства и гинекологии. 2012. 26 (5): 639–54.

    Артикул Google ученый

  • 3.

    Райт С., Вей И., Хиггинс Дж., Сагу Г. Точность неинвазивного пренатального диагностического теста на определение пола плода с использованием бесклеточной ДНК - обзор и метаанализ. Примечания к исследованиям BMC. 2012; 5 (1): 476.

    Артикул Google ученый

  • 4.

    Грегг А.Р., Бест Р., Монаган К., Баджадж К., Скотко Б. Заявление ACMG о неинвазивном пренатальном скрининге на анеуплоидию плода. врожденные аномалии. 2013; 16:19.

    Google ученый

  • 5.

    Vanstone M, King C, de Vrijer B, Nisker J. Неинвазивное пренатальное тестирование: этические и политические соображения. J Obstet Gynaecol Can. 2014; 36 (6): 515–26.

    Артикул Google ученый

  • 6.

    Райт С., Бертон Х. Использование бесклеточных нуклеиновых кислот плода в материнской крови для неинвазивной пренатальной диагностики. Обновление Hum Reprod. 2009. 15 (1): 139–51.

    Артикул Google ученый

  • 7.

    Аллдред С.К., Таквоинги Ю., Го Б., Пеннант М., Дикс Дж. Дж., Нилсон Дж. П. и др. Сывороточные тесты в первом триместре для скрининга синдрома Дауна. Cochrane Libr. 2015; 30 (11): CD011975.

  • 8.

    Читаят Д., Ланглуа С., Уилсон Р.Д., Аудиберт Ф., Блайт С., Брок Дж.-А и др. Пренатальный скрининг на анеуплоидию плода при одноплодной беременности. J Obstet Gynaecol Can. 2011; 33 (7): 736–50.

    Артикул Google ученый

  • 9.

    Нортон М.Э., Брар Х., Вайс Дж., Карими А., Лоран Л.С., Каугей А.Б. и др.Исследование неинвазивной хромосомной оценки (NICE): результаты многоцентрового проспективного когортного исследования для выявления трисомии плода 21 и трисомии 18. Am J Obstet Gynecol. 2012; 207 (2): 137. e1–8.

    Артикул Google ученый

  • 10.

    Паломаки Г.Е., Десиу К., Клоза Е.М., Ламберт-Мессерлиан Г.М., Хаддов Д.Е., Неве Л.М. и др. Секвенирование ДНК материнской плазмы надежно идентифицирует трисомию 18 и трисомию 13, а также синдром Дауна: международное совместное исследование.Генетика в медицине. 2012; 14 (3): 296.

    Артикул Google ученый

  • 11.

    Hofmann BM. Почему этика должна быть частью оценки технологий здравоохранения. Int J Technol Оценка здравоохранения. 2008. 24 (04): 423–9.

    Артикул Google ученый

  • 12.

    Ньюсон А.Дж. Этические аспекты неинвазивной диагностики плода. Semin Fetal Neonatal Med. 2008. 13 (2): 103–8.

  • 13.

    Minear MA, Alessi S, Allyse M, Michie M, Chandrasekharan S. Неинвазивное пренатальное генетическое тестирование: текущие и возникающие этические, правовые и социальные проблемы. Анну Рев Геномикс Хум Генет. 2015; 16: 369–98.

    Артикул Google ученый

  • 14.

    Равицкий В. Меняющийся ландшафт пренатального тестирования: между репродуктивной автономией и общественным здоровьем. Центр Гастингса, 2017; 47 (S3): S34 – S40.

  • 15.

    Бенн П., Чепмен АР.Этические и практические проблемы в обеспечении неинвазивного пренатального тестирования на хромосомные аномалии: обновленная информация. Curr Opin Obstet Gynecol. 2016; 28 (2): 119–24.

    Google ученый

  • 16.

    Мердок Б., Равицкий В., Огбогу Ю., Али-Хан С., Бертье Г., Бирко С. и др. Неинвазивное пренатальное тестирование и выявление нарушения процесса перевода. J Obstet Gynaecol Can. 2017; 39 (1): 10–7.

    Артикул Google ученый

  • 17.

    Пархэм Л., Мичи М., Эллис М. Расширение использования скрининга вкДНК во время беременности: текущие и возникающие этические, правовые и социальные проблемы. Текущие отчеты по генетической медицине. 2017; 5 (1): 44–53.

    Артикул Google ученый

  • 18.

    Parens E, Asch A. Критика пренатального генетического тестирования с точки зрения прав инвалидов: размышления и рекомендации. Обзоры исследований нарушений развития. 2003. 9 (1): 40–7.

    Артикул Google ученый

  • 19.

    van den Heuvel A, Chitty L, Dormandy E, Newson A, Deans Z, Attwood S и др. Подорвет ли внедрение неинвазивного пренатального диагностического тестирования осознанный выбор? Экспериментальное исследование специалистов здравоохранения. Советы по обучению пациентов. 2010. 78 (1): 24–8.

    Артикул Google ученый

  • 20.

    Press N, Browner CH. Почему женщины говорят «да» пренатальной диагностике. Soc Sci Med. 1997. 45 (7): 979–89.

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Markens S, Browner CH, Press N. Из-за рисков: как беременные женщины в США объясняют отказ от пренатального скрининга. Soc Sci Med. 1999. 49 (3): 359–69.

    Артикул Google ученый

  • 22.

    Агарвал А., Сейрес Л.С., Чо М.К., Кук-Диган Р., Чандрасекхаран С. Коммерческий ландшафт неинвазивного пренатального тестирования в США. Prenat Diagn. 2013. 33 (6): 521–31.

    Артикул Google ученый

  • 23.

    Gamma Dynacare. OHIP теперь покрывает оплату пренатального теста на гармонию. Лаваль, Квебек: Gamma Dynacare; 2014. № контракта: 52

    Google ученый

  • 24.

    Ванстон М., Якуб К., Джакомини М., Хулан Д., Макдональд С. Опыт женщин в отношении неинвазивного пренатального тестирования, финансируемого государством, в Онтарио, Канада. Соображения относительно разработки политики в области технологий здравоохранения. Qual Health Res. 2015; 25 (8): 1069–84.

    Артикул Google ученый

  • 25.

    Carroll JC, Reid AJ, Woodward CA, Permaul-Woods JA, Domb S, Ryan G, et al. Программа скрининга материнской сыворотки Онтарио: практика, знания и мнения медицинских работников. Can Med Assoc J. 1997; 156 (6): 775–84.

    Google ученый

  • 26.

    Совет Наффилда по биоэтике. Неинвазивное пренатальное тестирование: этические вопросы. Лондон, Великобритания: Совет Наффилда по биоэтике; 2017.

    Google ученый

  • 27.

    г. до н.э. Неинвазивное пренатальное тестирование: Управление здравоохранения провинции; 2017 Доступно по адресу: http://www.perinatalservicesbc.ca/health-professionals/professional-resources/screening/prenatal-genetic/non-invasive-prenatal-testing-nipt.

    Google ученый

  • 28.

    Minear MA, Lewis C, Pradhan S, Chandrasekharan S. Глобальные перспективы клинического внедрения НИПТ. Prenat Diagn. 2015; 35 (10): 959–67.

    Артикул Google ученый

  • 29.

    Boseley S. NHS предложит беременным женщинам более безопасный тест на синдром Дауна. Хранитель. 2016 Октябрь; 29: 2016.

    Google ученый

  • 30.

    Абельсон Дж., Вагнер Ф., ДеДжин Д., Босвельд С., Говен Ф.П., Бин С. и др. Участие общественности и пациентов в оценке медицинских технологий: основа для действий. Int J Technol Оценка здравоохранения. 2016; 32 (4): 256–64.

  • 31.

    Бомбард Ю., Абельсон Дж., Симеонов Д., Говен Ф.-П. Выявление этических и социальных ценностей в оценке технологий здравоохранения: подход с участием заинтересованных сторон.Soc Sci Med. 2011. 73 (1): 135–44.

    Артикул Google ученый

  • 32.

    Facey K, Boivin A, Gracia J, Hansen HP, Scalzo AL, Mossman J, et al. Перспективы пациентов в оценке медицинских технологий: путь к надежным доказательствам и справедливому обсуждению. Int J Technol Оценка здравоохранения. 2010; 26 (03): 334–40.

    Артикул Google ученый

  • 33.

    Hogg CN. Участие пациентов и общественности: что ждет NHS? Ожидайте здоровья.2007. 10 (2): 129–38.

    Артикул Google ученый

  • 34.

    Van de Bovenkamp HM, Trappenburg MJ, Grit KJ. Участие пациентов в коллективном принятии решений в области здравоохранения: голландская модель. Ожидайте здоровья. 2010. 13 (1): 73–85.

    Артикул Google ученый

  • 35.

    Фольц Ф. Пять аргументов в пользу расширения участия общественности в разработке научной политики. Bull Sci Technol Soc.1999. 19 (2): 117–27.

    Артикул Google ученый

  • 36.

    Уильямсон Л. Участие пациентов и граждан в охране здоровья: необходимость улучшения этической поддержки. Am J Bioeth. 2014; 14 (6): 4–16.

    Артикул Google ученый

  • 37.

    O'Doherty KC, Hawkins AK, Burgess MM. Вовлечение граждан в этику исследований биобанков: информирование институциональной политики посредством структурированного общественного обсуждения.Soc Sci Med. 2012. 75 (9): 1604–11.

    Артикул Google ученый

  • 38.

    ДеДжин Д., Джакомини М., Шварц Л., Миллер Ф.А. Этика в канадской оценке технологий здравоохранения: описательный обзор. Int J Technol Оценка здравоохранения. 2009; 25 (4): 463.

    Артикул Google ученый

  • 39.

    de Jong A, de Wert GMWR. Пренатальный скрининг: этическая повестка дня на ближайшее будущее.Биоэтика. 2015; 29 (1): 46–55.

    Артикул Google ученый

  • 40.

    Deans Z, Newson AJ. Этические соображения при выборе одной из возможных моделей использования НИПД для обнаружения анеуплоидии. J Med Ethics. 2012. 38 (10): 614–8.

    Артикул Google ученый

  • 41.

    Dondorp W., de Wert G, Bombard Y, Bianchi DW, Bergmann C, Borry P, et al. Неинвазивное пренатальное тестирование на анеуплоидию и не только: проблемы ответственных инноваций в пренатальном скрининге.Eur J Hum Genet. 2015; 23 (11): 1438–50.

    Артикул Google ученый

  • 42.

    Гекас Дж., Ланглуа С., Равицкий В., Аудиберт Ф., ван ден Берг Д.Г., Хайдар Х. и др. Неинвазивное пренатальное тестирование хромосомных аномалий плода: обзор клинических и этических вопросов. Appl Clin Genet. 2016; 9: 15–26.

    Артикул Google ученый

  • 43.

    Гриффин Б., Эдвардс С., Читти Л.С., Льюис К.Клинические, социальные и этические вопросы, связанные с неинвазивным пренатальным тестированием на анеуплоидию. J Psychosom Obstet Gynecol. 2018; 39 (1): 11–18.

  • 44.

    Бишоп А.Дж., Марто Т.М., Армстронг Д., Читти Л.С., Лонгворт Л., Бакстон М.Дж. и др. Предпочтения женщин и медицинских работников в отношении скрининговых тестов на синдром Дауна: совместное аналитическое исследование. BJOG Int J Obstet Gynaecol. 2004. 111 (8): 775–9.

    Артикул Google ученый

  • 45.

    Дэвис В., Гледхилл Дж., Макфадьен А., Уитлоу Б., Экономидес Д. Психологический исход у женщин, прерывающих беременность, в связи с обнаруженной ультразвуком аномалией плода в первом и втором триместрах: пилотное исследование. Ультразвуковой акушерский гинекол. 2005. 25 (4): 389–92.

    Артикул Google ученый

  • 46.

    Флойд Э., Эллис М.А., Мичи М. Взгляды испаноязычных и англоязычных беременных женщин на внДНК и другие пренатальные исследования: практические и этические размышления.Дж. Жене Коунс. 2016; 25 (5): 965–77.

  • 47.

    Farrimond HR, Kelly SE. Общественные точки зрения на новые неинвазивные пренатальные генетические тесты. Public Underst Sci. 2013. 22 (6): 730–44.

    Артикул Google ученый

  • 48.

    Гаммон Б., Крафт С., Мичи М., Эллис М. «Я думаю, что у нас слишком много тестов!»: Размышления провайдеров дородовой помощи об этических и клинических проблемах в практике интеграции бесклеточного ДНК-скрининга . Этика, медицина и общественное здоровье.2016; 2 (3): 334–42.

    Артикул Google ученый

  • 49.

    Льюис С., Силкок С., Читти Л. Неинвазивное пренатальное тестирование на синдром Дауна: взгляды беременных женщин и вероятное распространение. Геномика общественного здравоохранения. 2013. 16 (5): 223–32.

    Артикул Google ученый

  • 50.

    Schendel RV, Dondorp WJ, Timmermans DR, Hugte EJ, Boer A, Pajkrt E, et al. Скрининг на синдром Дауна и не только на основе НИПТ: что думают беременные? Prenat Diagn.2015; 35 (6): 598–604.

    Артикул Google ученый

  • 51.

    Мозерский Дж. Надежда никогда не наступит: отказ от этических представлений о неинвазивном пренатальном тестировании. AJOB Эмпирическая биоэтика. 2015; 6 (1): 31–41.

    Артикул Google ученый

  • 52.

    Скиртон Х, Голдсмит Л., Читти Л.С. Легкое испытание, но трудное решение: этические вопросы, касающиеся неинвазивного пренатального тестирования на аутосомно-рецессивные расстройства.Eur J Hum Genet. 2015; 23 (8): 1004–9.

    Артикул Google ученый

  • 53.

    Флойд Э., Эллис М.А., Мичи М. Взгляды беременных женщин, говорящих на испанском и английском языках, на внДНК и другие пренатальные исследования: практические и этические размышления. Дж. Жене Коунс. 2016; 25 (5): 965–77.

    Артикул Google ученый

  • 54.

    Пиечан Дж. Л., Хайнс К. А., Коллер Д. Л., Стоун К., Куэйд К., Торрес-Мартинес В. и др.НИПТ и информированное согласие: оценка понимания пациентом отрицательного результата НИПТ. Дж. Жене Коунс. 2016; 25 (5): 1127–37.

  • 55.

    Кибель М., Ванстон М. Согласование этических и экономических концепций ценности в политике здравоохранения с использованием подхода возможностей: качественное исследование неинвазивного пренатального тестирования. Soc Sci Med. 2017; 195: 97–104.

    Артикул Google ученый

  • 56.

    Шервин С. Реляционный подход к автономии в здравоохранении.Чтения по здравоохранению. Этика. 2000: 69–87.

  • 57.

    Mackenzie C, Stoljar N. Относительная автономия: феминистские взгляды на автономию, свободу действий и социальную самость: Oxford University Press; 2000.

    Google ученый

  • 58.

    Агентство общественного здравоохранения Канады. Что говорят матери: канадское исследование материнства. Оттава: Агентство общественного здравоохранения Канады; 2009.

    Google ученый

  • 59.

    Канада S. Женщины в Канаде: гендерный статистический отчет. Министр промышленности: Оттава, Онтарио; 2017.

    Google ученый

  • 60.

    Benn PA, Chapman AR. Практические и этические аспекты неинвазивной пренатальной диагностики. ДЖАМА. 2009. 301 (20): 2154–6.

    Артикул Google ученый

  • 61.

    Мозерский Дж., Равицкий В., Рапп Р., Мичи М., Чандрасекаран С., Эллис М.К этически чувствительному внедрению неинвазивного пренатального скрининга в глобальном контексте. Представитель Центра Гастингса, 2017; 47 (2): 41–9.

    Артикул Google ученый

  • 62.

    Эллис М., Майнир М.А., Берсон Э., Шридхар С., Роте М., Хунг А. и др. Неинвазивное пренатальное тестирование: обзор международного внедрения и проблем. Международный журнал женского здоровья. 2015; 7: 113–26.

    Артикул Google ученый

  • 63.

    Yi H, Yung Ngan OM, Griffiths S, Sahota D. Этические проблемы при внедрении неинвазивного пренатального тестирования на основе секвенирования ДНК на анеуплоидию плода среди специалистов-акушеров в Гонконге. AJOB Эмпирическая биоэтика. 2015; 6 (1): 81–93.

    Артикул Google ученый

  • 64.

    Dondorp WJ, Page-Christiaens GCML, de Wert GMWR. Геномное будущее пренатального скрининга: этические размышления. Clin Genet. 2016; 89 (5): 531–8.

    Артикул Google ученый

  • 65.

    Deans Z, Newson AJ. Должна ли неинвазивность изменить процедуры информированного согласия для пренатальной диагностики? Здравоохранение Анальный. 2011. 19 (2): 122–32.

    Артикул Google ученый

  • 66.

    Грегг А.Р., Скотко Б.Г., Бенкендорф Ю.Л., Монаган К.Г., Баджадж К., Бест Р.Г. и др. Неинвазивный пренатальный скрининг на анеуплоидию плода, обновление 2016 г .: заявление о позиции Американского колледжа медицинской генетики и геномики. Genet Med. 2016; 18 (10): 1056–65.

    Артикул Google ученый

  • 67.

    Льюис С., Хилл М., Скиртон Х, Читти Л.С. Разработка и валидация меры осознанного выбора для женщин, проходящих неинвазивное пренатальное тестирование на анеуплоидию. Eur J Hum Genet. 2016; 24 (6): 809–16.

    Артикул Google ученый

  • 68.

    van Schendel RV, Kater-Kuipers A, van Vliet-Lachotzki EH, Dondorp WJ, Cornel MC, Henneman L.Что родители детей с синдромом Дауна думают о неинвазивном пренатальном тестировании (НИПТ)? Дж. Жене Коунс. 2017; 26 (3): 522–31.

    Артикул Google ученый

  • 69.

    van Schendel RV, Kleinveld JH, Dondorp WJ, Pajkrt E, Timmermans DRM, Holtkamp KCA, et al. Отношение беременных женщин и партнеров-мужчин к неинвазивному пренатальному тестированию и расширению масштабов пренатального скрининга. Eur J Hum Genet. 2014; 22 (12): 1345–50.

    Артикул Google ученый

  • 70.

    Фаррелл Р.М., Мерсер М.Б., Агатиса П.К., Смит М.Б., Филипсон Э. Это больше, чем анализ крови: взгляд пациентов на неинвазивное пренатальное тестирование. Журнал клинической медицины. 2014; 3 (2): 614–31.

    Артикул Google ученый

  • 71.

    Льюис С., Хилл М., Читти Л.С. Опыт и предпочтения женщин в отношении оказания услуг по неинвазивному пренатальному тестированию на анеуплоидию в условиях общественного здравоохранения: исследование с использованием смешанных методов. PLoS One.2016; 11 (4): e0153147.

    Артикул Google ученый

  • 72.

    Льюис С., Хилл М., Скиртон Х, Читти Л.С. Определение пола плода с использованием внеклеточной ДНК плода: опыт пользователей услуг и их предпочтения в отношении оказания услуг. Prenat Diagn. 2012. 32 (8): 735–41.

    Артикул Google ученый

  • 73.

    Rogowski WH, Grosse SD, Schmidtke J, Marckmann G. Критерии справедливого распределения ограниченных ресурсов здравоохранения на генетические тесты: какие из них важнее всего? Eur J Hum Genet.2014; 22 (1): 25–31.

    Артикул Google ученый

  • 74.

    Мэн М, Ли Х, Ге Х, Чен Ф, Хан М, Чжан И и др. Неинвазивное пренатальное тестирование на аутосомно-рецессивные состояния путем секвенирования материнской плазмы в случае врожденной глухоты. Генетика в медицине. 2014; 16 (12): 972–6.

    Артикул Google ученый

  • 75.

    Читти Л.С., Мейсон С., Барретт А.Н., Маккей Ф., Ленч Н., Дейли Р. и др.Неинвазивная пренатальная диагностика ахондроплазии и танатофорной дисплазии: секвенирование следующего поколения обеспечивает более безопасный, точный и комплексный подход. Prenat Diagn. 2015. 35 (7): 656–62.

    Артикул Google ученый

  • 76.

    Стэплтон Г. Квалификационный выбор: этические размышления о масштабах пренатального скрининга. Философия медицинского обслуживания. 2017; 20 (2): 195–205.

    Артикул Google ученый

  • 77.

    Хайдар Х, Дюпрас С., Равицкий В. Неинвазивное пренатальное тестирование: обзор этических, правовых и социальных последствий. 2016.

    Google ученый

  • 78.

    Чандрасекхаран С., Минеар М.А., Хунг А., Эллис М.А. Неинвазивное пренатальное тестирование становится глобальным. Sci Transl Med. 2014; 6 (231): 231fs15.

    Артикул Google ученый

  • 79.

    Jong A, Wert GM. Пренатальный скрининг: этическая повестка дня на ближайшее будущее.Биоэтика. 2015; 29 (1): 46–55.

    Артикул Google ученый

  • 80.

    Уилкинсон С. Пренатальный скрининг, репродуктивный выбор и общественное здоровье. Биоэтика. 2015; 29 (1): 26–35.

    Артикул Google ученый

  • 81.

    Нискер Дж., Мартин Д.К., Блум Р., Даар А.С. Театр как инструмент участия общественности в разработке политики здравоохранения. Политика здравоохранения. 2006. 78 (2): 258–71.

    Артикул Google ученый

  • 82.

    Кокс С.М., Казубовски-Хьюстон М., Нискер Дж. Генетика на сцене: участие общественности в разработке политики здравоохранения по доимплантационной генетической диагностике. Soc Sci Med. 2009. 68 (8): 1472–80.

    Артикул Google ученый

  • Неинвазивное пренатальное тестирование | ACOG

    Введение

    Пренатальный скрининг на хромосомные аномалии предоставляет врачу и пациенту точную оценку риска вынашивания плода с хромосомным заболеванием, таким как синдром Дауна (трисомия 21).Напротив, пренатальное генетическое диагностическое тестирование предназначено для определения с максимально возможной уверенностью, присутствует ли у плода конкретное генетическое заболевание или состояние. Доступны несколько скрининговых и диагностических тестов. Все пациенты должны иметь возможность обсудить варианты скрининга и диагностического тестирования со своим врачом, чтобы понять варианты, риски и преимущества доступных скрининга и тестирования. Ориентированное на пациента консультирование должно основываться на клиническом контексте пациента, его ценностях, интересах и целях, а также на доступных ресурсах здравоохранения и приводить к осознанному выбору пациента.Все пациенты должны иметь право согласиться или отказаться от скрининга или тестирования после консультации.

    Полисы медицинского страхования не должны быть препятствием для оказания всем пациентам помощи, основанной на фактических данных и ориентированной на пациента.

    Клинические рекомендации Американской коллегии акушеров и гинекологов (ACOG) по скринингу на хромосомные аномалии плода (Практический бюллетень № 226) содержат основанный на фактических данных анализ доступной медицинской литературы, в результате которого была вынесена рекомендация предлагать всем пациентам варианты как скрининга, так и диагностического тестирования, независимо от возраста матери и риска хромосомной аномалии.Доступ к этим научно обоснованным, клинически необходимым тестам не следует откладывать, и они должны быть доступны без каких-либо препятствий, таких как требования предварительного разрешения, для всех беременных пациенток. Основные моменты обновленной клинической информации и рекомендаций включают:

    • Появление хромосомного микроматричного анализа (CMA) сделало возможным пренатальное обнаружение субмикроскопических хромосомных приростов и потерь, которые могут иметь важные клинические последствия, приводящие к нежизнеспособной беременности или рождению новорожденного с ограничивающим жизнь состоянием.
    • Хромосомные аномалии встречаются примерно у 1 из 150 живорождений, а частота хромосомных аномалий плода увеличивается с возрастом женщины, но может поражать пациентов в любом возрасте и не связана с расой или этнической принадлежностью.
    • Пренатальный генетический скрининг (скрининг сыворотки с или без УЗИ на затылочную прозрачность [NT] или бесклеточный скрининг ДНК) И диагностические тесты (отбор проб ворсинок хориона [CVS] или амниоцентез) следует обсудить и предложить всем беременным пациенткам независимо от возраста или возраста. риск хромосомной аномалии.
    • Пациентам, которые предпочитают всестороннее пренатальное обнаружение как можно большего числа хромосомных аберраций, следует предложить диагностическое тестирование и КМА.
    • Внеклеточный анализ ДНК - наиболее чувствительный и специфический скрининговый тест на общие анеуплоидии плода; это не эквивалентно диагностическому тестированию. Даже если пациенты имеют отрицательный результат скринингового теста, пациент может выбрать диагностическое обследование позже.
    • Всем пациентам следует предложить ультразвуковое исследование во втором триместре для выявления структурных дефектов плода.

    Несмотря на это обновленное клиническое руководство, политика частного плана медицинского страхования и государственного агентства Medicaid в отношении неинвазивного пренатального тестирования (НИПТ) различается. Примерно 80% застрахованных пациенток в США покрываются НИПТ независимо от риска, и почти 100% застрахованы при беременности с высоким риском. Тем не менее, по-прежнему требуется работа для обеспечения 100% -ного покрытия, независимо от статуса страховки или риска хромосомной аномалии, без административного бремени и задержек. В то время как ACOG участвует на федеральном и национальном уровнях, региональные, региональные и местные планы требуют усилий на низовом уровне.

    Этот набор инструментов содержит:

    • Обзор покрытия основных плательщиков
    • Шаблоны писем, которые врачи и пациенты могут использовать для пропаганды политики
    • Требования к предварительному разрешению
    • Дополнительные ресурсы


    Цель набора инструментов для пропагандистской деятельности по неинвазивному пренатальному тестированию (НИПТ) - предоставить врачам и пациентам материалы, которые могут использоваться для обеспечения покрытия плательщиками для этого важного скрининга.

    Доказательства и клинические рекомендации, представленные в этом наборе инструментов, взяты из клинических рекомендаций Американского колледжа акушеров и гинекологов (ACOG) по скринингу на хромосомные аномалии плода (Практический бюллетень ACOG № 226. Американский колледж акушеров и гинекологов. Obstet Gynecol 2020; 136: e48–69). Практический бюллетень был разработан Комитетом по практическим бюллетеням Американского колледжа акушеров и гинекологов - акушерством и Комитетом по генетике, а также Обществом материнско-фетальной медицины в сотрудничестве с Нэнси К.Роуз, доктор медицины, и Анджали Дж. Каймал, доктор медицины, магистр медицины, при содействии Лоррейн Дугофф, доктора медицины, и Мэри Э. Нортон, доктора медицины, от имени Общества медицины матери и плода.

    Ссылка на процедуры, указанные в Current Procedural Terminology (CPT), является авторским правом Американской медицинской ассоциации 2021 года (AMA). Все права защищены. В CPT не включены графики сборов, базовые единицы, относительные значения или связанные списки. AMA не несет ответственности за данные, содержащиеся или не содержащиеся в данном документе. Применимые ограничения FARS / DFARS применяются к государственному использованию.

    CPT® является товарным знаком Американской медицинской ассоциации.

    Неинвазивная пренатальная диагностика (НИПД) серповидно-клеточной болезни путем массового параллельного секвенирования внеклеточной ДНК плода в материнской сыворотке | Кровь

    Серповидно-клеточная анемия (ВСС) - наиболее распространенное генетическое гематологическое заболевание во всем мире. Ежегодно рождается около 300 000 детей грудного возраста, в том числе не менее 1000 в США. В настоящее время пренатальная диагностика проводится с использованием образцов околоплодных вод или ворсинок хориона.Считается, что эти инвазивные процедуры имеют небольшой риск выкидыша. Предполагается, что доступность неинвазивной пренатальной диагностики (НИПД) увеличит популярность пренатальной диагностики ВСС, поскольку она не имеет предполагаемого риска выкидыша. НИПД также может быть легче внедрено, чем инвазивная пренатальная диагностика в странах с ограниченными ресурсами, в которых ВСС наиболее распространена. Однако точное определение НИПД аутосомно-рецессивных заболеваний, таких как серповидно-клеточная анемия, оказалось сложной задачей, поскольку для этого требуется выявление фетального наследования материнского аллеля из смешанного материнско-плодного пула бесклеточной ДНК.

    Мы сообщаем о разработке целевого метода массового параллельного секвенирования для NIPD SCD плода с использованием внеклеточной ДНК плода из материнской плазмы. Никаких образцов отцовства или предыдущего потомства не требовалось. Было проанализировано 44 клинических образца, в том числе 37 образцов плазмы от беременных носительниц SCD и 7 образцов плазмы от женщин с SCD из-за Hb SC. Мы использовали подход, основанный на относительной дозировке мутаций, для 37 образцов от материнских носителей SCD (Hb AS или Hb AC), интегрировав в анализ уникальные молекулярные идентификаторы (UMI), чтобы повысить точность подсчета аллелей дикого типа и мутантных аллелей.Мы использовали отдельный подход к обнаружению аллелей дикого типа для 7 образцов от женщин с сложной гетерозиготной SCD, у которых обнаружение внеклеточной ДНК дикого типа указывает на наличие плода-носителя. Успех анализа оценивали путем сравнения результатов с установленным статусом серпа плода, определенным либо с помощью инвазивной пренатальной диагностики, либо с помощью скрининга новорожденных.

    Во время разработки два ключевых фактора повысили точность результатов: i) Выборочный анализ только меньших внеклеточных фрагментов ДНК увеличил фракцию плода для всех образцов, с более значительными эффектами, наблюдаемыми в образцах от более ранних беременностей.Такой подход повысил диагностическую точность: для 3 из 44 образцов генотип был неубедительным или неверным до выбора размера, но верным после выбора размера. ii) Модификации захвата гибридизацией фрагментов ДНК оптимизировали разнообразие анализируемых молекул, меченных уникальным молекулярным идентификатором. Это привело к улучшению результатов, полученных для 5 образцов, при этом 3 ранее неубедительных образца были правильно названы, а 2 ранее несовместимых результата перешли в неубедительный диапазон.

    Всего 37 результатов соответствовали установленному статусу серпа плода; это включало 30/37 образцов от женщин-носителей и 7/7 образцов от женщин с серповидно-клеточной анемией из-за Hb SC.Остальные 7 образцов носителя дали неубедительный результат, который для 3 образцов был отнесен к низкой фракции плода.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *