История болезни перитонит: Произошла ошибка

Содержание

Острый гангренозный аппендицит. Местный серозно-фибринозный перитонит (Реферат)

МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДННИ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РФ АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра факультетской хирургии

История болезни

Больной:

Клинический диагноз:

Острый гангренозный аппендицит. Местный серозно-фибринозный перитонит

Барнаул-2009

Паспортная часть

ФИО:

Возраст: 30 лет

Пол: мужской

Место жительства: г.Барнаул, Павловский тракт 128, кв.44.

Профессия: электрик

Дата поступления: 16.06.2009

Дата курации: 23.06.2009

Клинический диагноз: острый гангренозный аппендицит, местный перитонит.

Операция: Видеолапароскопическая аппендэктомия, дренирование брюшной полости (16.06.2009)

Жалобы

Основные жалобы:

На наличие операционных ран в трех типичных точках: над пупком, на 4 см. ниже пупка, между наружной и средней третью линии, соединяющей переднюю верхнюю ость подвздошной кости и пупок. На умеренную боль в области операционной раны при напряжении мышц брюшного пресса.

Дополнительные жалобы:

Система органов дыхания: носовое дыхание не затруднено, свободное; выделяемого из носа не отмечает. Больной отмечает небольшое першение и дискомфорт в горле, во время разговора.

Система органов кровообращения: периферических отёков, чувства похолодания и онемения конечностей не отмечает.

Система органов пищеварения: аппетит не изменен, тошноты нет, вкус не извращен, неприятного запаха изо рта нет.

Стул регулярный, оформленный, 1 раз в сутки, без патологических примесей.

Мочевыделительная система: болей внизу живота не отмечает, мочеиспускание регулярное, 3-4 раза в день, безболезненное.

Эндокринная система: масса тела в последний месяц без изменений, сердцебиения, тремора рук не отмечает.

Нервная система: сон спокойный, не нарушен, настроение спокойное; параличей и парезов нет.

Система опорно-двигательных органов: ломоты, болей в костях и ограничения подвижности в суставах не отмечает.

Заключение по жалобам: Исчезновение жалоб, предъявляемых при поступлении свидетельствует о правильно выбранной тактике лечения и отсутствии ранних осложнений операции.

Anamnesis morbi

Считает себя больным с 14 июня, когда появились постоянные тянущие боли, умеренной интенсивности в эпигастрии. На следующий день боль распространилась в правую подвздошную область. Самостоятельно принимал таблетки анальгина, боль стихала, но полностью не купировалась. 16 июня (3-ий день) боль значительно усилилась в той же области, присоединились головная боль, озноб, двухкратный жидкий стул, незначительная тошнота, вызвал скорую помощь, доставлен в ГБ№1, госпитализирован с диагнозом: острый аппендицит.

Объективно: положение на спине, сознание ясное, ЧСС- 110 в минуту, АД-120/80 мм.рт.ст., ЧД-18 в минуту, температура тела- 38,1 С.

Язык суховат, обложен белым налетом. Живот не вздут, симметрично участвует в акте дыхания. Наблюдается напряжение мышц брюшного пресса, особенно в правой подвздошной области. При лёгких ударах пальца кисти по передней брюшной стенке наибольшая болезненность наблюдается в правой подвздошной области (симптом Менделя). При толчкообразном движении в левой подвздошной области – боль в левой подвздошной области (симптом Ровзинга). При плавном нажатии кистью на переднюю брюшную стенку и резком отнятии кисти боль в момент отнятия в правой подвздошной области (симптом Щеткина-Блюмберга).

При повороте на левый бок боль усиливалась (симптом Ситковского). При поднятии прямой ноги и надавливании на правую подвздошную область резкая болезненность проекции аппендикса (симптом Образцова) В крови лейкоцитоз- 17*10в 9 степени. По абсолютным показаниям под интубационным наркозом, проведена срочная видеоляпароскопическая аппендэктомия, дренирование брюшной полости. В послеоперационном периоде назначено: Цефатоксим 2,0х2 раза в день, в течении 5 дней. Анальгин 50% 2 ml. 3 раза в день на 5 дней. Димедрол 2% 1 ml. 3 раза в день на 5 дней. По дренажам скудное серозно-гемморагическое отделяемое. На третий день после операции дренажные трубки удалены. В течении 3 дней после операции была субфебрильная гипертермия.

Заключение по анамнезу заболевания: Следует отметить, что заболевание началось остро, и имело прогрессирующий характер. Позднее обращение пациента к врачу привело к гангренозному процессу червеобразного отростка и осложнению в виде местного перитонита.

Anamnesis vitae

Родился 25 апреля 1979 года в г. Чита, первый ребенок в семье, доношенный, есть младший брат. Рос и развивался нормально, в умственном и физическом развитии от сверстников не отставал. В юношестве занимался спортом (легкая атлетика). Социально-бытовые условия были удовлетворительные.

В настоящее время (в течении 2 последних лет проживает в городе Барнауле в благоустроенной квартире на 4 этаже, социально-бытовые условия удовлетворительные, питание удовлетворительное, преобладает животная пища. Женат. Работает в ЗАО «Автоспецкомплект» электриком.

Перенесенные заболевания: в детстве дифтерия, корь, простудные заболевания 1-2 раза в год, 3 года назад выявили глистную инвазию, санирован, после этого не обследовался. Хронические заболевания: хронический тонзиллит, кариес зубов. Травм и ранений не было. Операций не производилось. Гемотрансфузии отрицает. Туберкулез, вирусный гепатит, венерические заболевания отрицает у себя и у родственников. Аллергологический анамнез: реакция на пенициллин, новокаин – крапивница.

Вредные привычки: курит с 18 лет по 20 сигарет в день. Алкоголь употребляет умеренно. У отца и у брата был аппендицит.

Заключение: На основании анамнеза жизни можно выделить следующие предрасполагающие факторы развития аппендицита: наличие очагов хронической инфекции: хронический тонзиллит, кариес зубов; преобладание в пище мяса, возможна глистная инвазия, наследственная предрасположенность, сенсибилизация организма.

История болезни по хирургии перитонит. История болезни по хирургии

Этот файл взят из коллекции Medi fo E-mail: medi [email protected] or medrefera [email protected] e or [email protected] er .org Fido e 2:5030/434 A drey ovicov Пишем рефераты на заказ — e-mail: medi [email protected] В Medi fo для вас самая большая русская коллекция медицинских рефератов, историй болезни, литературы, обучающих программ, тестов. Заходите на — Русский медицинский сервер для всех! План реферата: 1. Частота возникновения перитонитов. 2. Анатомические особенности брюшины. 3. Этиология перитонита. 4. Классификация перитонитов. 5. Патогенез перитонита. 6. Алгоритм лечения перитонита. 7. Лечение перитонита (литературные данные). 8. Список использованной литературы.Перитонит — воспаление брюшины, сопровождающееся как местными, так и общими симптомами. Частота 1. Первичные перитониты встречаются редко, приблизительно в 1% случаев. 2. Вторичные перитониты — осложнение острых хирургических заболеваний и травм органов брюшной полости. Прогноз 1. Летальность при тяжелых формах гнойного перитонита составляет 25-30%, а при развитии полиорганной недостаточности — 80-90%. 2. В прогностическом отношении хирургии вернулись к позициям, которые еще в 1926 г. сформулировал С.И. Спасокукоцкий: «При перитонитах операция в первые часы дает до 90% выздоровлений, в первый день — 50%, позже третьего дня — всего 10%». Анатомические особенности строения брюшины Она является слоем полигональной формы плоских клеток, тесно соприкасающихся друг с другом и получивших название мезотелия. За ним следуют пограничная (базальная) мембрана, затем поверхностный волокнистый коллагеновый слой, эластическая сеть и глубокий решетчатый коллагеновый слой. Брюшина обильно пронизана сетью лимфатических и кровеносных сосудов, которые в глубоком решетчатом слое.Кровеносные сосуды сопровождаются большим числом нервных стволов с нервными ганглиями. Брюшина не только выполняет роль покрова, но, главным образом, несет защитную, резорбционную, выделительную и пластическую функции. Даже при тяжелых гнойных перитонитах, если устраняется источник воспаления, происходит рассасывание больших количеств гноя из брюшной полости. Общая площадь брюшины колеблется от 17000 до 20400 см2. Брюшина человека за сутки может всосать до 70 л жидкости. Это ее ведущая защитная функция.Этиология Основная причина развития перитонита — инфекция. 1. Микробный (бактериальный) перитонит. — Неспецифический, вызванный микрофлорой ЖКТ. Наибольшее значение имеют штаммы следующих микроорганизмов: — Аэробы грамотрицательные — кишечная палочка, синегнойная палочка, протей, клебсиеллы, энтеробактер, акинетобактер, цитробактер — Аэробы грамоположительные: стафилококки, стрептококки — Анаэробы грамотрицательные: бактероиды, фузобактерии, вейлонеллы; — Анаэробы грамоположительные: клостридии, эубактерии, лактобациллы, пептострептококки, пептококки — Специфические, вызванный микрофлорой не имеющей отношения к ЖКТ — гонококки, пневмококки, гемолитический стрептококк, микобактерии туберкулеза 2. Асептический (абактериальный, токсико-химический) перитонит — воздействие на брюшину агрессивных агентов неинфекционного характера: кровь, желчь, желудочный сок, хилезная жидкость, панкреатический сок, моча — асептический некроз внутренних органов 3.

Особые формы перитонита: — Канцероматозный (при запущенных стадиях опухолей органов брюшной полости) — Паразитарный — Ревматоидный — Гранулематозный (в результате высыхания поверхности брюшины в ходе операции, воздействия талька с перчаток хирурга, нитей перевязочного или частиц шовного материала).Классификация перитонитов По клиническому течению различают острый и хронический перитонит. Последний в подавляющем большинстве случаев носит специфический характер: туберкулезный, паразитарный, канкрозный асцит-перитонит и т. д. В практической хирургии чаще всего приходится встречаться с острым перитонитом как проявлением нагноительного процесса в брюшной полости. В связи с этим по характеру экссудата и выпота различают серозный, фибринозный, серозно-фибринозный, гнойный, фибринозно-гнойный, гнилостный, геморрагический, сухой; чаще встречаются чисто гнойные перитониты. По происхождению перитониты делят на первичные и вторичные. В большинстве случаев перитонит не самостоятельная болезнь, а осложнение воспалительных заболеваний или повреждений органов брюшной полости. По нашим данным, около 20% острых хирургических заболеваний органов брюшной полости осложняется перитонитом. Источниками перитонитов являются: 1. Червеобразный отросток (30—65%) — аппендициты: перфоративный, флегмонозный, гангренозный; 2. Желудок и двенадцатиперстная кишка (7-14%) — прободная язва, перфорация рака, флегмона желудка, инородные тела и др.; 3. Женские половые органы (3 — 12%) — сальпингооофорит, эндометрит, пиосальпинкс, разрыв кист яичника, гонорея, туберкулез; 4. Кишечник (3 — 5%) — непроходимость, ущемление грыжи, тромбоз сосудов брыжейки, перфорация брюшнотифозных язв, перфорация язв при колите, туберкулез, болезнь Крона, дивертикулы; 5. Желчный пузырь (10 — 12%) — холециститы: гангренозный, перфоративный, флегмонозный, пропотной желчный перитонит без перфорации; 6. Поджелудочная железа (1%) — панкреатит, панкреонекроз. 7. Послеоперационные перитониты составляют 1% от всех перитонитов. Редко встречающиеся перитониты возникают при абсцессах печени и селезенки, циститах, нагноении хилезного асцита, прорыве паранефрита, плеврите, некоторых урологических заболеваниях и других. В некоторых случаях первопричину перитонита невозможно установить даже на вскрытии; такой перитонит называют криптогенным. Общепринятым является деление перитонитов по распространенности воспалительного процесса, поскольку от этого зависит тяжесть течения заболевания. Основываясь на общепризнанном делении брюшной полости на девять анатомических областей (подреберье, эпигастрий, мезогастрий, гипогастрий, пупочная, лобковая и т. д.), выделяют распространенные и местные формы заболевания. Перитонит считается: — местным, если он локализуется не более чем в двух из девяти анатомических областей брюшной полости, — во всех остальных случаях перитонит обозначают как распространенный. — в свою очередь среди местных перитонитов выделяют: — неограниченные и ограниченные формы. В последнем случае речь идет об абсцессах брюшной полости. Распространенные перитониты подразделяют на диффузный (воспалительный процесс занимает от двух до пяти анатомических областей) и разлитой (свыше пяти анатомических областей).

В течении острого гнойного перитонита выделяются несколько стадий (фаз). В основу классификации перитонитов по фазам (стадиям), предложенной И. И. Грековым (1952), был положен фактор времени: — ранняя стадия — до 12 ч, — поздняя — 3 — 5 дней — конечная — 6 — 21 день от момента заболевания. Однако в практической работе наблюдается значительная разница динамики патологического процесса в зависимости от индивидуальных особенностей организма, причин и условий развития перитонита. Выделение стадий (фаз) перитонита в зависимости от мобилизации, угнетения защитных механизмов, от наличия или отсутствия паралича кишечника, представляется чрезмерно общим, исключающим возможность выработки достаточно убедительных клинических критериев. Наиболее целесообразной считается классификация перитонитов с выделением реактивной, токсической и терминальной фаз (Симонян К. С., 1971). Преимущество такой классификации состоит в стремлении увязать тяжесть клинических проявлений с патогенетическими механизмами перитонита. Характеристика стадий заболевания острого гнойного перитонита такова: 1. реактивная (первые 24 ч) — стадия максимальных местных проявлений и менее выраженных общих проявлений; 2. токсическая (24 — 72 ч) — стадия стихания местных проявлений и превалирования общих реакций, типичных для интоксикации; 3. терминальная (свыше 72 ч) — стадия глубокой интоксикации на грани обратимости. Экспериментальные и клинические данные многих авторов, в том числе и результаты исследований, выполненных И. А. Ерюхиным и соавт., привели к убеждению, что патогенетическая сущность перехода от реактивной фазы перитонита к токсической состоит в прорыве биологических барьеров, сдерживающих эндогенную интоксикацию (к ним, прежде всего, относятся печень, брюшина, кишечная стенка), переход к терминальной фазе перитонита определяется истощением защитно-компенсаторных механизмов. Патогенез Перитониты независимо от причины, их вызвавшей, в подавляющем большинстве случаев представляют собой типичное бактериальное воспаление. Наиболее частыми возбудителями гнойных перитонитов являются кишечная палочка (65%) и патогенные кокки (30%). В современных условиях отмечается также значительная активация условно-патогенной флоры, участвующей в нагноительном процессе в брюшной полости: необлигатных анаэробов, бактероидов и пр. Нередко возникновение перитонита обусловлено несколькими бактериальными возбудителями одновременно; подобные ассоциации наблюдаются у 35% больных. В патогенезе перитонитов основная роль принадлежит интоксикации. Подсчитано, что брюшинный покров человека примерно равен по площади кожному покрову. Поэтому развивающийся в брюшной полости нагноительный процесс быстро приводит к наводнению организма токсинами как бактериального, так и небактериального (эндогенного) происхождения, способными как избирательно, так и в различных сочетаниях вызывать резкую иммунологическую перестройку организма, получившую в литературе название стресса. В начальной стадии перитонитов наблюдается стойкий парез кишечника, гиперемия брюшины, ее отечность и начало экссудации в полость живота через растянутые клетки эндотелия кровеносных сосудов.

Самой частой хирургической патологией в ургентной хирургии является острый аппендицит (78,4%). Острый холецистит и острый панкреатит наблюдаются в 11,8%, ущемленная грыжа – в 4%, острая кишечная непроходимость – в 3,6%, прободная язва желудка – в 2,2% случаев note 17. Наиболее опасен перитонит, который может стать осложнением каждого из этих заболеваний. Особенностями экстренной хирургии является острое начало заболевания, необходимость срочной операции, строгий лимит времени, отведенного на диагностику и подготовку к операции. Условия экстренной хирургии требуют от анестезиолога и хирурга быстрой профессиональной ориентации и согласованных действий при выработке единой лечебной тактики. Патофизиологическая характеристика. Несмотря на различия в этиологии и патогенезе экстренных заболеваний органов брюшной полости, с точки зрения принципов анестезии и интенсивной терапии они имеют много общего. Эта общность обусловлена единой патофизиологической основой тех сложных изменений в организме больного, которые нарастают по мере развития заболевания и превращения местного патологического процесса в общую неспецифическую реакцию организма. Общим характерным признаком для больных с острой хирургической патологией является наличие болевого синдрома

Читать «История болезни (документальная повесть) — часть первая» — Уланов Александр Николаевич — Страница 1

А.Н. Уланов

«История Болезни»

(документальная повесть)

Часть первая

Республиканская больница

г.Саранск

А.Н. Уланов

«История болезни»

(Документальная повесть)

Ф.И.О. больного: Уланов Александр Николаевич

Год рождения: 26.12.1953

Время поступления: 24.11.1968

(Республиканская клиническая больница г.

Саранск Мордовская АССР)

Время выписки: 30.07.1971

(НИИ скорой помощи им.Склифосовского г.Москва)

Посвящается

с благодарностью родной маме Улановой (Ларькиной)

Фёкле Никифоровне и

названному отцу — хирургу Беляеву Александру Анатольевичу

Все имена персонажей и даты в повести реальны,

но возможно некоторые из них не совпадают (минуло 50 лет).

Простите!

2018-2019 гг.

Республиканская клиническая больница. г. Саранск

Диагноз: острый гангренозно-перфоративный аппендицит.

Первая операция 24.11.1968 года.

Аппендэктомия.

Осложнение: несостоятельность культи. Периаппендикулярный абсцесс. Распространенный гнойно-фиброзный перитонит. Парез кишечника(динамическая кишечная непроходимость). Абдоминальный сепсис.

Вторая операция 29.

11.1968 года.

Лапаротомия. Дренирование брюшной полости через срединный разрез и разрезы в подвздошных областях.

Осложнение: межпетлевые абсцессы. Множественные тонко и толсто кишечные свищи. Несостоятельность швов передней брюшной стенки.

Третья операция 05.12.1968 года

Релапаротомия. Ревизия брюшной полости.

Осложнение: дефект передней брюшной стенки (20×14 см.). Спаечная болезнь.

Четвёртая операция 08.12.1968 года.

Ушивание доступных свищей.

Осложнение: несостоятельность нескольких ушитых свищей. Образование новых свищей тонкого и толстого кишечника. Спаечная болезнь.

Пятая операция 31.12.1968 года.

Ревизия брюшной полости. Ушивание свищей кишечника.

Рассечение межпетлевых спаек.

Осложнение: несостоятельность ушитых свищей.

24 ноября 1968 год.

Мне 14 лет. Я ученик 8 «А» класса школы №3 города Саранска.

Воскресенье. В школу идти не надо, но все равно на душе «хреново» — целый день ноет живот. Решил прогуляться.

Мать возится на кухне – готовит еду:

— Куда сорвался? Уроки сделал?

— Сделал.

Взял хоккейную клюшку и вышел из дома. Серый от замершей грязи поселок «ТЭЦ-2», так именуют окраину нашего города, преобразился. Белизна первого снега режет глаза. Даже наш обшарпанный двухэтажный дом, окруженный

заснеженными деревьями, выглядит красиво. За сараями ребята лопатами чистят каток. Стою и думаю: «Стоит ли подходить? Не поверят, что болею – скажут притворяюсь». Разворачиваюсь и возвращаюсь домой.

Мать по-прежнему на кухне гремит посудой, но дверь прикрыта. Тихонько вешаю пальто, шапку, снимаю валенки и незаметно прохожу в спальню. Заваливаюсь на застеленную кровать. Свернувших «калачиком», засыпаю…

Просыпаюсь от болей в животе. За окном темнеет, в проеме двери стоит мама.

— Сашка! Ты чего это делаешь? — остатки сна мгновенно улетучиваются. Лицо ее сердито: – Совсем совесть потерял! Что лень с человеком делает!

Сажусь на кровать, голова немного кружится и подташнивает.

— Мам! У меня живот болит.

-Сейчас огрею по хребту хоккейной клюшкой, быстро поправишься – голос у мамы дрожит: – Только знаешь, жрешь и в хоккей играешь. Немецкий учил?

— Мам, правда живот болит, а ты со своими уроками!

— Разве мне их задали? На родительском собрании не знаешь куда глаза от стыда прятать. Бери учебник! Если еще раз Фаина Васильевна в школу вызовет, точно сломаю клюшку о твою голову — хлопнув дверью, выходит из комнаты.

Встаю с кровати, ноющая боль разливается по животу и рука интуитивно ложится на него. Обреченно достаю из сумки учебник немецкого языка. Сажусь за стол, раскрываю книгу на первой попавшейся странице, а сам смотрю в окно на заснеженную улицу — рассуждаю: «Почему в Германии, даже маленькие дети могут говорить на немецком языке, а я четвертый год его учу и «тишина». Эх! Пожить бы годок среди немцев — «шпрехал» бы, не хуже своей училки.»

Фаина Васильевна, эту четверть спрашивает каждый урок и раз за разом ставит мне в журнале двойки. Там их набралось тринадцать или четырнадцать. Последний раз разнервничалась, накричала и выгнала из класса. Другие предметы даются легко, даже есть четверки. Здесь же надо зубрить, а это выше моих сил.

В комнату заглядывает мама – удивляется:

– Учишь?

– Нет! Третий раз говорю, у меня болит живот, тошнит и знобит.

Она подходит, кладет свою ладонь мне на лоб.

– Набегался! Иди поешь.

– Не хочу. Сказал же, тошнит.

Мама садится на помятую мной кровать, и нерешительно спрашивает:

– Саша, может «скорую» вызвать?

– Не надо, пройдет. Пойду приму ванну, что-то замерз.

Лежу в ванне, но горячая вода не согревает. Успокаивая боль, поглаживаю живот. Неожиданно сильный позыв тошноты подступает к горлу, быстро встаю и одеваюсь. Кружится голова. Открываю дверь — стоит мама.

– Ну как?

Обреченно машу рукой.

– Вызывай «скорую» …

Разбивая бампером снежные заносы, машина скорой помощи увозит меня из дома. Освещенные фарами, бесчисленные снежинки несутся на встречу и мгновенно исчезают во мгле.

В салоне машины холодно, сильно трясет. Одной рукой держусь за вибрирующую перегородку, за которой весело переговариваются фельдшер и водитель, другой крепко прижимаю живот. Каждая «колдобина» на дороге отдается в ней болью, но просить водителя ехать аккуратнее, не решаюсь — терплю…

Долгое нудное ожидание в приемном отделении Республиканской больницы закончилось — пришел дежурный хирург. «Железные» пальцы вонзились в мой живот, вызвав острейшую боль и приступ тошноты, вскрикнув, отбрасываю руками его кисть. Врач, поправляя пальцем массивные роговые очки сползающие с его крупного носа, спокойно изрекает:

Аппендицит. Готовься парень к операции.

Мое сердце вдруг заколотилось быстро-быстро.

– Когда?

– Сейчас! – хирург ободряюще хлопает меня по плечу, встает и уходит.

Сажусь на кушетку – снова жду. Подходит маленькая худенькая девушка в медицинском халате, на голове белый колпак.

– Больной, пойдемте за мной – шагаю за ней…

Переодетый в застиранную полосатую пижаму, продолжаю следовать за медсестрой. Поднимаемся по мраморным ступенькам на второй этаж, затем идем по длинному слабо освещенному коридору. Слева огромные окна, справа двойные белые двери палат. Никого. Слышны только ритмичное цоканье туфелек медсестры и шарканье безразмерных шлепанцев на моих ногах. Поворот налево, и мы упираемся в застеклённую закрашенную белой краской перегородку. В центре ее широкая дверь, над ней крупными красными буквами по стеклу написано: «Операционная». Внутри что-то екает: «Вот и пришли».

Перфоративный рак желудка

О случаях прободения рака желудка редко сообщается в литературе. от 1,7 до 16,7% всех перфораций желудка вызвано раком желудка [1—6]. В среднем рак желудка осложняется перфорацией у 0,3—7,6% больных [1, 5—17]. Даже в Японии, где доля раннего рака желудка составляет более 50%, не менее чем в 1% случаев эта болезнь манифестирует перфорацией [6, 9, 18, 19]. По данным Е.В. Волостникова [20], каждый 4-й пациент, у которого впервые диагностирован рак желудка, имеет осложненное течение [20]: до 10% из них подвергаются операциям по жизненным показаниям по поводу перфорации желудка и кровотечения из опухоли. Операции по жизненным показаниям, как правило, производят дежурные хирурги, в большинстве случаев не имея данных о распространенности заболевания.

До сих пор не представлены единые четкие рекомендации относительно показаний и видов лечения, объема оперативного вмешательства в зависимости от вида осложнения и его тяжести, необходимости и объема лимфаденэктомии, методов профилактики послеоперационных осложнений [20].

Перфорация у больных раком желудка является экстренной ситуацией и реализуется в виде острого абдоминального синдрома из-за попадания желудочного содержимого в брюшную полость с развитием перитонита [6]. При перфорации раковой опухоли желудка не всегда можно проследить классические признаки прободения: клиника может характеризоваться симптомами типичной перфорации полого органа и атипичной двухэтапной перфорации (прикрытой перфорации полого органа) [17, 21]. Иногда прикрытая перфорация может манифестировать в виде динамической непроходимости неясного генеза в ответ на местный перитонит или абсцесс в зоне перфорации, могут наблюдаться только клиника шока с падением артериального давления и тахикардия неясного генеза при невыраженных симптомах раздражения брюшины [21—23]. Как правило, присутствуют симптомы, которые не сильно отличаются от клинической картины при доброкачественных перфорациях желудка или перфорации других полых органов [3, 15, 21, 24]. Достаточно сложно поставить диагноз перфорации опухоли желудка при местно-распространенном и диссеминированном раке желудка на фоне канцероматоза брюшины. При запоздалой постановке правильного диагноза, несвоевременном выполнении операции появляются признаки распространенного перитонита: вздутие живота, отсутствие перистальтики, положительный симптом Щеткина—Блюмберга [2, 22].

Клиническая картина перфорации определяется рядом факторов: локализацией и величиной перфорационного отверстия, распространенностью опухолевого процесса, временем от начала перфорации на момент осмотра, развитием осложнений. Установить диагноз перфорации желудка нетрудно, но не всегда можно распознать опухолевый характер процесса [2, 22, 23].

Диагноз перфорации рака желудка (ПРЖ) подтверждается обзорной рентгенографией брюшной полости: в вертикальном положении определяется газ под диафрагмой. Клинико-рентгенологические признаки перфорации полого органа являются показанием к экстренной операции — лапаротомии. В случае установленного диагноза перфорации полого органа, перитонита, в стандарте УЗИ брюшной полости не выполняется [2, 22, 24, 25]. При неясной клинико-рентгенологической картине применяют диагностическую лапароскопию, при этом удается не только выявить перфорацию желудка, но и заподозрить опухолевый характер поражения, определить распространенность опухолевого заболевания, что во многих случаях позволяет обсудить тактику лечения и объем вмешательства до начала экстренной операции [7, 26, 27]. По данным Л.Ф. Соловьевой [17], у 68,7% больных интраоперационно выявляют метастазы.

Перфорация желудка должна вызывать подозрения на злокачественность процесса, особенно если речь идет о пожилом пациенте [3]. Средний возраст пациентов с ПРЖ, по данным ряда авторов [9, 28], колеблется в интервале 61 года—72 лет в отличие от среднего возраста больных с перфоративной пептической язвой, который составляет 51 год [3, 5, 6, 10, 11, 15, 29].

Е. Ergul и соавт. [4] провели многофакторный анализ данных 67 историй болезни больных ПРЖ. Авторы предложили ряд критериев, позволяющих с большой вероятностью отнести процесс, приведший к перфорации, к злокачественному поражению желудка, если срочное морфологическое исследование выполнить невозможно: 1) возраст пациента более 60 лет; 2) язва диаметром более 6 см; 3) диаметр перфорации более 0,5 см; 4) продолжительность проявления симптомов перфорации более 20 ч; 5) лейкоцитоз более 15.106/л. Эта система, по данным авторов [13], имеет специфичность 98,7% и чувствительность 53,7% [13]. Эти критерии имеют большое значение для определения тактики лечения, но не являются окончательными для диагностики злокачественности.

Спонтанные ПРЖ — серьезное осложнение с очень высоким уровнем летальности, зависящей в основном от продолжительности симптомов перфорации и предоперационного шока [5]. По некоторым данным [11], средняя продолжительность симптомов ПРЖ составляет 34 ч (от 12 до 72 ч). Среднее время между госпитализацией и операцией 9 ч (2—27 ч). По другим данным [10], в среднем больные поступают в общехирургические стационары через 6 ч после перфорации, а оперативное вмешательство выполняется в среднем через 2—2,5 ч от момента поступления в стационар. Большинство пациентов на момент экстренной операции находятся в достаточно тяжелом состоянии, чтобы справиться с обширным перитонитом [15]. По данным О.Э. Луцевича и соавт. [30], на момент поступления в общехирургический стационар у 35% больных наблюдается реактивная стадия перитонита, у 44% — токсическая стадия, у 22% — терминальная стадия. Это связано с поздним обращением больных за медицинской помощью. Соответственно к моменту принятия решения и выполнения операции стадия перитонита и состояние больного только усугубляются [23]. Многофакторный анализ показал, что распространенный перитонит, период между перфорацией и операцией более 24 ч, тяжелое общее состояние больного влияют на прогноз [5, 31, 32].

Существует много классификаций перитонита, но практически целесообразно выделять только местный и распространенный перитонит [2, 22—24]. В.С. Савельев и соавт. [28] в своей классификации выделяют также перитонит по характеру экссудата: серозно-фибринозный, фибринозно-гнойный, гнойный и др. О химическом перитоните уместно говорить на ранних стадиях перфорации желудка: агрессивные химические агенты способствуют ранней клинической манифестации ПРЖ. Также тактически целесообразно выделение стадий перитонита по К.С. Симоняну [23, 24]: реактивная, токсическая, терминальная.

Выбор объема операции при ПРЖ зависит не только от локализации опухоли в желудке, распространенности опухолевого процесса, состояния больного, но и в равной степени от выраженности перитонита [22]. Чаще всего ПРЖ сопровождался развитием распространенного перитонита (79,3%), реже — местного перитонита (14,7%) [17]. По данным Л.Ф. Соловьевой, в 24,3% наблюдался двухэтапный характер перфорации.

Экстренная операция при распространенном перитоните — это основной этап лечения и детоксикации. Основными задачами хирургического вмешательства при перитоните (которое в ряде случаев выполняется повторно) являются ликвидация источника перитонита, детоксикация путем удаления экссудата из брюшной полости и инфекционного материала, санация брюшной полости, адекватное дренирование брюшной полости, декомпрессия кишечника [22, 27, 30]. Особенности дренирования брюшной полости зависят от характеристики и распространенности перитонита [24]. Диаметр дренажей должен быть не менее 1 см, более тонкие дренажи забиваются фибрином и перестают функционировать.

В основе синдрома интоксикации при перитоните лежит микробный фактор. В развитии и поддержании эндотоксикоза при перитоните основная роль принадлежит парезу кишечника, который ведет к транслокации бактерий из кишечника [8, 22, 23, 30]. Декомпрессия кишечника — один из главных этапов вмешательства при перитоните, так как способствует восстановлению кровообращения в кишечной стенке и эвакуации кишечного содержимого из паретичного ЖКТ [2, 27]. Распространенный перитонит (поражение более 2 анатомических областей брюшной полости) с развитием паралитической кишечной непроходимости является показанием к назоинтестинальной интубации [2, 7, 22, 27, 34].

Наиболее спорным остается вопрос о способах завершения операции (например, закрытие лапаротомных ран при распространенном перитоните), применении в послеоперационном периоде повторных ревизий брюшной полости (санационных лапароскопий), которые планируются в большинстве случаев во время первой операции [27, 28, 34—36]. Эффективность первой операции по ликвидации источника перитонита и послеоперационная летальность прежде всего зависят от правильной первичной оценки степени распространенности перитонита [22, 35]. По мнению ряда авторов [27,32, 34, 35, 37—39], прогрессирующий перитонит у части больных обусловлен отказом от динамического санационного вмешательства в послеоперационном периоде.

Основной причиной плохих результатов лечения перитонита является прогрессирование перитонита с развитием хирургических осложнений в виде формирования множественных абсцессов брюшной полости и кишечных свищей, нагноения послеоперационной раны, эвентрации, сепсиса, спаечной непроходимости [39—43].

Можно сказать, что на сегодняшний день стандартизированы тактика и объемы пособий при перитоните, которые, по-видимому, не претерпят изменений в будущем [22, 24, 36, 44]. Успех лечения абдоминального сепсиса зависит от строгого соблюдения трех стратегических принципов терапии: адекватной хирургической санации, оптимизированной антимикробной терапии и корригирующего интенсивного лечения [8].

Абдоминальный сепсис характеризуется быстрым развитием системной полиорганной дисфункции и септического шока [28]. Летальность при хирургическом сепсисе составляет 35—70% [23]. По мнению авторов, у каждого 2-го больного в различные сроки послеоперационного периода развиваются некорригируемый инфекционно-токсический шок и выраженная полиорганная недостаточность, при которых летальность достигает 60—80% [5, 8, 23, 45—47]. Наличие предоперационного шока — значимый фактор прогнозирования госпитальной летальности [1, 15, 48]. P. Gertsch и соавт. [10] сообщили, что 21% пациентов с ПРЖ на момент поступления в стационар находились в состоянии шока. M. Ozmen и соавт. [15] сообщили, что 50% (7 из 14) пациентов поступили в стационар в состоянии шока.

Общие хирурги не всегда знакомы со спецификой онкологических заболеваний, поэтому при выполнении экстренного вмешательства иногда не учитывают возможности современного комбинированного лечения рака желудка. Напротив, в онкологических стационарах при выполнении экстренного вмешательства хирурги иногда не знают нюансов ургентной хирургии [24]. К тому же работают сложившиеся тактические стереотипы: ургентный хирург стремится выполнить минимальный объем вмешательства в условиях перитонита, а онколог предпочитает расширить хирургическое вмешательство до радикального, не учитывая тяжесть состояния больного и стадию перитонита. Диалога между ургентными хирургами и онкологами по этой теме нет. На сегодняшний день мнение хирургов совпадает только в том, что единственным методом лечения перитонита является экстренная операция, направленная на устранение источника перитонита и санацию брюшной полости [24, 40].

Успех лечения при ПРЖ зависит от общей программы и единых рекомендаций [24]. С одной стороны, операция должна быть минимального объема для устранения перитонита и его источника, с другой — хирург должен выполнить онкологическую операцию в адекватном объеме резекции желудка и с полноценной лимфаденэктомией [3, 6, 11, 24, 49]. Эти две задачи при перитоните не всегда удается одномоментно решить, особенно в условиях распространенного гнойно-фибринозного перитонита [5, 17]. В принципе, не существует оптимальной тактики лечения ПРЖ [5, 32, 33]. Основными условиями, определяющими хирургическую тактику, по мнению авторов, являются стадия заболевания и распространенность перитонита [7].

Даже во время операции хирургу часто трудно определить характер язвы желудка (доброкачественная или злокачественная), особенно на ранних стадиях рака желудка [3, 5]. Лишь срочное морфологическое исследование краев язвы в некоторых случаях позволяет установить диагноз рака желудка [17, 50]. Довольно часто интраоперационная биопсия не проводится, что оправдывает ушивание перфорации [1, 21]. S. Jwo и соавт. [51] сообщили о 31% случаев интраоперационной диагностики злокачественных образований, что позволило выполнить одноэтапную резекцию желудка и избежать второй операции. Однако, по данным авторов [11], чувствительность интраоперационной биопсии составляет только 50%. Если рак желудка был диагностирован до операции или интраоперационно, все равно трудно оценить истинный объем опухолевого процесса и определить резектабельность опухоли на фоне перитонита [1, 4—7, 9, 18, 23]. Ошибочная трактовка воспалительных изменений на фоне перитонита приводит к переоценке местной опухолевой инфильтрации и степени поражения лимфатических узлов, поэтому некоторые хирурги рекомендуют выполнять двухэтапные операции при ПРЖ [3, 5, 49].

Хирургу, выполняющему экстренное вмешательство по поводу ПРЖ, предстоит принять решение о резекции желудка в резектабельных случаях либо о двухэтапном вмешательстве, включающем ушивание перфорации с ликвидацией перитонита на первом этапе и радикальное резекционное вмешательство на втором этапе. В литературе этот вопрос слабо освещен, и тактика лечения не разработана [1, 3, 6, 9, 10, 16].

Как известно, хирургическое лечение рака желудка является единственным радикальным методом лечения [24]. Экстренная резекция желудка до сих пор является операцией выбора у пациентов с ПРЖ при условии, что нет сомнений в диагнозе, признаков шока или обширного перитонита [5, 24]. На протяжении последних лет количество резекций увеличивается, а показатель общей летальности снижается [5]. Однако на фоне перфорации R0-резекция или лимфаденэктомия может оказаться невозможной из-за нестабильности гемодинамики [5]. Иногда выполняются атипичные резекции желудка, основанные на субъективных суждениях хирургов, которые объясняют выбранный объем операции тяжелым состоянием больного, при этом производится нерадикальное вмешательство [50, 52]. Ограниченная операция может поставить под угрозу длительность выживания пациента с потенциально излечимым злокачественным новообразованием желудка [6]. Ни в одном из исследований не сообщается о сколько-нибудь значительной продолжительности жизни пациентов, лечение которых было ограничено только ушиванием перфорации без последующей попытки резекции желудка [5, 10, 15, 18].

При отсутствии возможности выполнить гистологическое исследование интраоперационно авторы предлагают производить резекцию желудка, так как при перфоративной язве методом выбора тоже является резекция желудка для снижения частоты рецидивов [3, 6, 16]. По мнению авторов [16, 21, 24], только интраоперационная нестабильность гемодинамики и неподготовленность хирургической бригады к выполнению такого вида операций оправдывают ушивание перфорации желудка. В таких случаях допустимо в качестве временного пособия выполнить пластику дефекта желудка по методу Оппеля—Поликарпова с дренированием желудочного содержимого через назогастральный зонд. Это позволит временно герметизировать желудок и подготовить больного к последующей радикальной операции. Пластику по Оппелю—Поликарпову также выполняют при нерезектабельной опухоли желудка, когда атипичная резекция желудка технически невыполнима. Однако эти вмешательства часто осложняются несостоятельностью швов, так как края резекции инфильтрированы, ушивание перфорации может быть неэффективным при распадающейся опухоли и не обеспечивает надежную герметизацию прободного отверстия [3, 21, 24].

По мнению некоторых авторов [1, 6, 15, 21, 29], наиболее важными факторами, определяющими тактику у пациентов с гистологически диагностированным ПРЖ, являются: 1) наличие предоперационного шока; 2) тяжесть перитонита; 3) резектабельность опухоли; 4) сопутствующие заболевания. Если пациент имеет резектабельную опухоль без признаков шока, локализованный перитонит, и у него нет тяжелой сопутствующей патологии, методом выбора является радикальная гастрэктомия или субтотальная резекция желудка с лимфаденэктомией D2 или D3. С целью менее агрессивного подхода некоторые хирурги предпочитают выполнять двухэтапную радикальную гастрэктомию. Симптоматический объем экстренных операций, по мнению F. Roviello и соавт. [6], следует выполнять лишь у ослабленных больных с нерезектабельными опухолями.

У операбельных больных необходимо производить одноэтапную радикальную гастрэктомию с расширенной лимфаденэктомией, если позволяют условия [20, 22, 53]. В 1997 г. большое исследование японских специалистов [12] показало высокий уровень радикально выполненных операций у больных с ПРЖ — 40%. По мнению S. Jwo и соавт. [51], в случае ошибочной трактовки изменений желудочной стенки в пользу перфоративной пептической язвы нерадикальная резекция желудка достаточна для лечения ранних стадий рака желудка. Даже при распространенных стадиях рака желудка рекомендуют при хорошем общем состоянии больного и наличии технической возможности паллиативную гастрэктомию [3, 6, 16, 54]. Такие рекомендации даны авторами с учетом достигнутой ими низкой послеоперационной летальности [3, 6, 17]. Однако есть и другое мнение — экстренная проксимальная резекция или экстирпация желудка сопровождаются весьма высокой летальностью, поэтому их выполняют редко — около 16,5% [14, 21, 49]. Кроме того, пациенты на фоне или после химиотерапии изначально имеют нарушения питания на момент экстренной операции, что играет роль при определении хирургом объема операции [16].

По распространенному мнению, перфорацию можно рассматривать как признак поздней стадии заболевания, которая может привести к диссеминации раковых клеток и раннему рецидиву. Поэтому ушивание перфорации и ограниченные операции являются общепринятой практикой [6, 15]. При общем тяжелом состоянии больного, распространенном гнойно-фибринозном перитоните, массивном местно-распространенном процессе показаны ушивание прободного отверстия, назоинтестинальная интубация, дренирование брюшной полости [2, 3, 7, 21—23, 27]. K. Cetin и соавт. указывают, что частота симптоматических операций составила 46%. Авторы объясняют это большим числом пациентов с распространенными стадиями рака желудка [3].

Выполнить лапароскопическое ушивание перфорации желудка, аналогичное таковому при перфоративной язве, как правило, не удается из-за массивной инфильтрации окружающих тканей [24]. Однако сегодня должно обсуждаться лапароскопическое ушивание перфорации как первый этап лечения ПРЖ с последующей гастрэктомией и лимфаденэктомией D2 [11].

Двухэтапные операции обсуждены в 5 исследованиях [5, 6, 10, 15, 18]. В 2000 г. T. Lehnert и соавт. [55] предложили выполнять двухэтапную радикальную гастрэктомию как операцию выбора у большинства пациентов с ПРЖ. Этот подход сочетает стремление избежать обширной операции в экстренной ситуации с сохранением возможности выполнения в дальнейшем радикальной гастрэктомии или резекции. Такого рода подход был одобрен M. Ozmen и соавт. [15]. Многими авторами установлено, что предоперационный шок является плохим прогностическим фактором, влияющим на периоперационную летальность [5, 7, 15, 24, 25, 50, 52, 53]. Двухэтапная операция при ПРЖ ассоциируется со спаечным процессом и неопределенным временем проведения второй радикальной операции [11, 20, 50, 52], однако может обеспечить приемлемые результаты длительной выживаемости пациентов [10, 16, 58].

Общие хирурги часто не учитывают прогноз рака желудка и возможности современного лекарственного лечения [24, 53]. Поэтому двухэтапный подход к лечению ПРЖ был предложен в качестве наиболее подходящего метода [5, 16, 50]. После излечения пациента от перитонита и гистологического подтверждения злокачественности, точного стадирования заболевания лечение может быть завершено радикальным хирургическим вмешательством и адъювантной химиотерапией [3, 5]. T. Lehnert и соавт. [55] сообщили о 8 пациентах с ПРЖ, которым выполнено двухэтапное радикальное хирургическое лечение, при этом летальных исходов не было.

Примерно в 10—16% случаев перфораций желудка злокачественный характер перфорации устанавливается только при проведении послеоперационного гистологического исследования [4, 5, 11, 31, 32]. Y. Kasakura и соавт. [18, 56] сообщили, что в случаях, когда при первой операции выполнена ограниченная лимфаденэктомия в объеме удаления только парагастральных лимфатических узлов при подтверждении диагноза рака желудка, выполняли второе вмешательство с обширной лимфаденэктомией. Интервал между этапами хирургического лечения ПРЖ в значительной степени влияет на возможность выполнения радикальной резекции на втором этапе. По данным Б.И. Годованец и соавт. [1], при повторном вмешательстве спустя 6—11 мес после экстренной операции ни одному из больных не удалось выполнить радикальную операцию из-за прогрессирования процесса.

S. Jwo и соавт. [51] считают, что нет никакой разницы в выживаемости пациентов, перенесших экстренную радикальную операцию с лимфаденэктомией, и пациентов, перенесших резекцию желудка без лимфаденэктомии. Однако S. Jwo и соавт. [51] полагают оправданным выполнение повторной операции с расширенной лимфаденэктомией у больных с опухолями Т4а или после R1/R2-резекции.

Некоторые авторы представляют данные о 11—17% летальности у больных ПРЖ после экстренных операций [16, 18, 29, 57]. Сообщают также о 36—46% госпитальной летальности. Однако все эти пациенты имели исходно тяжелое общее состояние и распространенную стадию заболевания [3, 15]. Этот высокий уровень госпитальной летальности можно также объяснить отсутствием возможности контролировать сепсис [3]. Успех лечения любой экстренной патологии брюшной полости зависит от решения проблемы перитонита [40]. По данным ряда авторов [22, 30, 40, 41], летальность при лечении распространенного перитонита различной этиологии составляет 16—80%. В группе больных пожилого возраста летальность близка к 100% [40]. Сочетание прободения злокачественной опухоли желудка и кровотечения из нее встречается редко (5,3%) и сопровождается летальностью, достигающей 100% [58]. Вообще, диапазон представленных в литературе значений госпитальной летальности при спонтанной перфорации желудка чрезвычайно широк (0—82%) [4].

В исследовании J. So и соавт. [29] установили, что возраст более 65 лет и уровень гемоглобина менее 10 г/дл при поступлении — предвестники послеоперационных осложнений, которые развились в 63% случаев и в 13% потребовали повторного хирургического вмешательства. Послеоперационные сердечно-легочные осложнения, гипотензия были независимыми факторами риска, связанными с периоперационной летальностью.

По данным Л.Ф. Соловьевой [17], наилучшие результаты хирургического лечения ПРЖ отмечены при резекции желудка. Самая высокая послеоперационная летальность, в большинстве случаев превышающая 50%, отмечается после тампонады перфорационного отверстия фрагментом сальника (от 8 до 100%) [6, 9, 15, 18, 59, 60]. Высокая летальность 10—40% также отмечена и при незлокачественной перфорации желудка [32, 33]. T. Lehnert и соавт. [55] сообщают противоположные данные: из 12 пациентов, которым выполнено ушивание ПРЖ, в раннем послеоперационном периоде умер 1 (8%). Нередко развиваются несостоятельность швов ушитой перфорации, кровотечение из зоны ушитой перфорации, что требует повторного вмешательства [10, 15, 17, 21]. Пациенты, перенесшие ушивание перфорации, вероятно, изначально представляют наиболее тяжелую группу больных, и ушивание перфорации может оказаться для них единственно приемлемым вариантом лечения [5].

Проанализирована госпитальная летальность в двух группах больных: после экстренной гастрэктомии летальность составила 11,4%, после двухэтапной гастрэктомии — 1,9%. В тех же группах выполнены следующие операции: в 50% случаев R0-резекции при экстренной гастрэктомии, в 78,4% R0-резекции при двухэтапном лечении. Среди случаев R0-резекций у операбельных больных не было никакого существенного различия в общей выживаемости [18, 49, 50]. Улучшение общей выживаемости было именно при R0-резекции желудка: у 50% пациентов отмечена 5-летняя выживаемость. Однако иногда можно выполнить экстренную радикальную операцию даже при нестабильном состоянии пациента и распространенном перитоните [5, 18]. В многофакторном анализе T. Hata и соавт. [49] выявили, что R0-резекция и глубина инвазии опухоли являются независимыми прогностическими факторами.

Длительный срок от начала перфорации, предоперационный шок являются значимыми факторами прогнозирования высокой госпитальной летальности [3, 8, 15, 18, 47]. По данным Н.И. Махова и соавт. [44], после экстренной гастрэктомии значительное количество пациентов умерли в раннем послеоперационном периоде.

Несмотря на то что экстренная гастрэктомия при ПРЖ сопровождается высокой послеоперационной летальностью (от 11,4 до 58,7%), отдаленные результаты лечения больных, перенесших ее, лучше по сравнению с локальными операциями [1, 3, 5, 6,18, 49, 51]. Некоторые авторы [14] считают, что в случае ПРЖ онкологически адекватная экстренная операция является операцией выбора.

H. Lee и соавт. [19] сообщили о 13 случаях ПРЖ, когда была выполнена экстренная резекция желудка без летальных исходов.

Перфорация желудка при раке, как правило, свидетельствует о запущенной стадии заболевания. От 45 до 92% оперированных больных с ПРЖ имеют III и IV стадии рака [3, 5, 6, 9, 10, 16, 50, 54]. По данным C. Shih и соавт. [59], медиана выживаемости в этой группе больных составила 17,3 мес.

Частота ПРЖ при I и II стадиях заболевания колеблется, по данным различных авторов, от 0 до 36%; ¾ случаев осложненного рака желудка выявлено на фоне поздних стадий заболевания (UICC — стадии III и IV) [3, 5, 6, 9, 14, 16, 59].

Достоверность представленных данных нужно интерпретировать осторожно, так как можно ожидать, что были случаи неадекватно выполненной лимфаденэктомии в экстренных ситуациях и у пациентов могла быть недооценена стадия заболевания [10, 11, 16, 18, 57, 59, 60]. Различие в продолжительности жизни после операции можно объяснить различным количеством ранних стадий ПРЖ в исследованиях разных авторов, поскольку стадия заболевания признана значимым фактором исхода заболевания [5, 6, 10, 51].

Когда радикальная операция может быть выполнена, выживаемость после ПРЖ схожа с таковой у больных после плановых радикальных операций [6, 30]. Существуют исследования, в которых авторы сообщают о достаточно длительной выживаемости больных, оперированных по поводу ПРЖ [6, 9]. Как отмечают исследователи, сама по себе перфорация желудка не имеет статистически значимой корреляции с отдаленными результатами лечения рака желудка, только стадия заболевания по TNM определяет отдаленные результаты хирургического лечения этой категории больных [6, 9, 57].

При анализе результатов лечения 155 японских пациентов Y. Adachi и соавт. [60] показали, что 83% пациентов перенесли экстренную гастрэктомию с госпитальной летальностью 7% и 5-летней выживаемостью 40%. В исследовании P. Gertsch и соавт. [10] экстренные резекции желудка выполнены в 88% случаев. Послеоперационная летальность составила 16%, а общая 5-летняя выживаемость — 40%. Инфильтративный тип опухоли, наличие серозной инвазии, метастазов в лимфатических узлах, III—IV стадия заболевания были негативными прогностическими факторами, влияющими на выживаемость [9, 10].

P. Vasas и соавт. [16] проанализировали истории болезни 291 больного раком желудка за 6 лет и получили следующие результаты: общая выживаемость в течение 1 года после экстренных вмешательств составила 48,3%, при этом только 33,3% больных имели резектабельную опухоль. Плановые больные раком желудка со стадией заболевания IА — IIIВ имели 2-летнюю выживаемость 54,95%, в экстренной группе только 20% больных пережили 2-летний рубеж. Никто из группы больных после экстренных операций не пережил 3 года [16].

5-летняя выживаемость пациентов, перенесших плановое радикальное оперативное вмешательство, составляет, по данным ряда авторов [5, 18, 51, 56], от 33,3 до 50%.

Обсуждалась в литературе гипотеза, что выход фрагментов опухоли в свободную брюшную полость в момент перфорации способствует диссеминации [5, 9, 44, 61, 62]. Однако в исследованиях не доказаны жизнеспособность и метастатическая активность свободных раковых клеток в брюшной полости в условиях перитонита у больных с ПРЖ. Перитонеальная контаминация, по мнению ряда авторов, не оказывает отрицательного влияния на продолжительность жизни этих пациентов, принимая во внимание длительно живущих пациентов после радикальной операции. 5-летняя выживаемость пациентов с ПРЖ была сопоставима с результатами рака желудка без перфорации [3, 5, 9—11, 18, 19, 29, 51].

Интра- и послеоперационная летальность связана с острым состоянием и сепсисом на фоне перфорации желудка, в то время как выживаемость пациентов определяется стадией заболевания [5, 6, 9, 16, 19, 50, 52]. Результаты экстренных операций у больных ПРЖ связаны с низким уровнем операбельности и высокой частотой послеоперационных осложнений [19].

Фактором, повышающим выживаемость в выборных группах, может быть более широкое использование адъювантной химиотерапии: продолжительность жизни в единичных случаях может достигать 7 лет [9, 16, 63].

Ушивание перфорации как первый этап лечения с последующей гастрэктомией и полноценной лимфаденэктомией следует рассматривать в качестве рекомендуемого хирургического лечения ПРЖ [3, 6, 9—11, 16]. Тщательно отобранные пациенты могут иметь преимущества при агрессивной хирургической тактике [5].

Необходимо подчеркнуть важность послеоперационной ЭГДС с биопсией во всех случаях перфорации желудка [6, 11, 50].

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Сведения об авторах

Будурова Марина Дмитриевна — ст. науч. сотр. отд-ния хирургического торакоабдоминального отдела; e-mail: [email protected]

Вирусные болезни кошек. Короновирус. Инфекционный перитонит кошек

КОРОНОВИРУСНЫЙ ЭНТЕРИТ И ИНФЕКЦИОННЫЙ ПЕРИТОНИТ КОШЕК.

Оба заболевания имеют вирусную этиологию и одинакового возбудителя – короновирус, который относится к распространенным вирусам для представителей семейства кошачьих. В племенном разведении, при скученном содержании, поражение поголовья составляет до 80%.

Короновирус представлен двумя биотипами: энтеральным короновирусом и вирусом инфекционного перитонита кошек.

Поведение вируса in vivo (в организме) носит несколько необычный характер, поэтому проявления болезни варьируются от обычного энтерита до более серьезных и фатальных повреждений в организме. Поэтому и возникла необходимость выделения нозологических форм: короновирусный энтерит и инфекционный перитонит кошек.

Короновирусный энтерит (FeCov)

Клинические признаки наличия энтерального короновируса в организме кошек:

  1. Наличие капелек крови в кале, иногда диарея. Это тот симптом, который ветврачи часто определяют, как банальный колит.
  2. Гепатит, панкреатит, нарушение функции почек, гломерулонефрит.

Лабораторно это может выражаться как полисистемное поражение организма, проявляющееся в повышении как печеночных показателей (АЛаТ, АСат, щелочная фосфотаза), так и почечных показателей (креатинин, мочевина), лейкопенией или лейкоцитозом (сниженным или увеличенным содержанием лейкоцитов в крови) при проведении анализа крови; а также протеинурией и макрогематурией при проведении анализа мочи.

Часто развивается вялотекущее воспаление слизистой кишечника, ферментативная недостаточность и, как результат – аллергические проявления или псевдоаллергии. Последние клинически проявляются дерматитами, алопециями, зудом.
Сами энтеровирусы вызывают лишь энтерит у котов.

При регистрации вышеописанного клинического статуса обязательно проведение диагностического исследования больных животных на исключение или подтверждение наличия короновируса.

Вирусологическое исследование на наличие антигена короновирусной инфекции и определения уровня антител к коронорирусной инфекции можно провести в лабораториях Доктор Вет.

Лечение при короновирусе сводится преимущественно к симптоматической терапии, направленной на регуляцию работы пораженной системы, на борьбу с вторичной микрофлорой, на подавление воспалительной реакции организма.

Инфекционный перитонит кошек (FIP)

Вирус инфекционного перитонита кошек является вторым биотипом короновируса, возникающим в результате мутации энтерального короновируса в желудочно-кишечном тракте и вызывающим в инфицированном организме тяжелый системный васкулит, который чаще всего приводит к летальному исходу.

Для вируса FIP характерен тропизм к клеткам иммунной системы – моноцитам и макрофагам.

Гуморальный иммунитет при инфекционном перитоните кошек является не только защитным, но и стимуляция выработки антител (IgG) вызывает ускорение течения и усиление болезни. От этого применение иммуностимулирующих препаратов при данном заболевании носит не рациональный характер, в силу возможного обострения процесса.

Клиническая картина ИПК(FIP) полностью зависит от того, в каких органах преобладают васкулярные поражения.

Определить сроки инкубационного периода сложно, он может составлять от нескольких недель до несколько месяцев, и даже лет.

Первые симптомы при влажной и сухой формах неспецифичны. Вначале болезнь может сопровождаться антибиотико-резистентной лихорадкой (применение антибиотиков дает нулевой результат – важный симптом!), прогрессирующим истощением животного, снижением активности и аппетита. Реже наблюдают гастроэнтерит, анемию, одышку, желтуху.

Различают две формы клинического проявления заболевания:

  1. Влажная форма связана со скоплением жидкостей в перитонеальной или плевральной полостях. Вследствие асцита происходит увеличение брюшной стенки, в то время как плеврит обычно вызывает гидроторакс и одышку.
  2. Сухая форма болезни характеризуется поражением внутренних органов: почек, печени, кишечных лимфоузлов, поджелудочной железы, а также поражения глаз и ЦНС, но не сопровождается выраженным скоплением экссудата в полостях тела.
    ИПК (FIP) может протекать в скрытой форме, без каких-либо клинических признаков. У кошек при скрытой форме болезни может рождаться мертвый или нежизнеспособный приплод.

ДИАГНОСТИКА

Во всем мире на сегодняшний день нет единственного подтверждающего анализа на наличие инфекционного перитонита. Диагноз ставится на основании результатов проведенного целого ряда исследований.

Во-первых, не существует прогностического теста на предмет выявления, произойдет мутация попавшего в организм короновируса или нет. Пока ученые не могут точно ответить: мутация вируса связана с его определенными особенностями на генетическом уровне, или же причина кроется в организме зараженной кошки, у которой клеточный иммунитет слишком слаб, чтобы удержать его в кишечнике, предотвращая, тем самым, активную его циркуляцию в системе.

Во-вторых, используемые методы диагностики, к сожалению, не отвечают прямо на вопрос о наличии инфекционного перитонита, а лишь ориентируют в направлении патологического процесса.

Методики, используемые для постановки диагноза инфекционный перитонит кошек.

  1. Определение уровня антител к короновирусу в сыворотке крови.

Данный тест указывает на то, что организм инфицирован короновирусом, а иммунитет уже вырабатывает специфические антитела для элиминации возбудителя. Но интерпретировать результат нужно осторожно, учитывая в первую очередь то, что данный вид исследования отображает состав сыворотки крови и только. Если клинически регистрируется скопление экссудата в грудной или брюшной полостях, а титр антител нулевой, то это может говорить о том, что в асцитической жидкости слишком много вирусных частиц, с которыми и связываются антитела, поэтому результат в этом случае может быть ложно отрицательным. При сухой форме перитонита высокий уровень антител все же указывает на ФИП, при условии наличия в истории пациента соответствующей симптоматики, в противном случае результат можно рассматривать, как ложно положительный.

2. Проба Ривальта – биохимический тест для дифференцировки транссудатов и экссудатов

Предназначается для определения характера асцитической жидкости. Если результат отрицательный, то 98% достоверности, что это не ФИП. При положительном результате в зависимости от симптоматики назначаются дополнительные исследования (УЗИ, рентген, цитологическое исследование выпотной жидкости).

3. Общее содержание белка в выпотной жидкости и соотношение альбумин/глобулин (A/G).

Общее содержание белка в выпотной жидкости у кошек с FIP обычно превышает 35 г/л и обычно больше за счет глобулинов, чем альбуминов, снижая A/G отношение. При A/G ниже 0,4 вероятность FIP очень высока; при A/G выше 0,8 FIP можно исключить; A/G в пределах 0,4-0,8 – необходимо учесть остальные диагностические параметры. Измерение A/G в выпотной жидкости – весьма ценный тест для подтверждения/исключения инфекционного перитонита в практической ветеринарии .

4. Метод ПЦР.

Детекция РНК вирусов в исследуемых биоптатах(кровь, фекалии) методом ПЦР. Метод оправдан при наличии вирусов в биоптатах. Но в латентной (не активной) форме вирусы могут не присутствовать в биоптатах. Поэтому определение антител (ИФА) является обязательным для подтверждения наличия вируса.

ЛЕЧЕНИЕ

Активные методы лечения данного заболевания не разработаны. Упоминание об излечении FIP носит спонтанный характер и может относиться к самоизлечению организма.

Мировая ветеринария не смотря ни на, что продолжает исследование данной инфекции и предпринимает множество попыток в поиске лекарства от страшной болезни, но до сегодняшнего дня полноценного описания проведенных фармакологических опытов с положительным результатом пока нет.

Публикуется немало информации о применении различных препаратов, например, кошачий омега-интерферон (Вирбаген), полипренол, фоспренил, гамапрен и др. , но данные из разных источников противоречивы, соответственно предложить одну признанную эффективную схему лечения никому не удалось.

Как правило, лечение носит симптоматический характер и зависит от поражения конкретной системы.

Прогноз.

При выпотной форме инфекционного перитонита помочь безнадежным животным нельзя из-за отсутствия лекарства и прогрессирования болезни. Поэтому животное, как правило, быстро погибает, даже если на момент постановки диагноза кошечка все еще охотно принимает корм и, возможно, с удовольствием играет.

В зависимости от состояния питомца, по показаниям, в качестве крайней меры, направленной на недопущение мучения животного, проводится эвтаназия.

Читайте также

Страница не найдена |

Страница не найдена |

404. Страница не найдена

Архив за месяц

ПнВтСрЧтПтСбВс

28293031   

       

       

       

     12

       

     12

       

      1

3031     

     12

       

15161718192021

       

25262728293031

       

    123

45678910

       

     12

17181920212223

31      

2728293031  

       

      1

       

   1234

567891011

       

     12

       

891011121314

       

11121314151617

       

28293031   

       

   1234

       

     12

       

  12345

6789101112

       

567891011

12131415161718

19202122232425

       

3456789

17181920212223

24252627282930

       

  12345

13141516171819

20212223242526

2728293031  

       

15161718192021

22232425262728

2930     

       

Архивы

Апр

Май

Июн

Июл

Авг

Сен

Окт

Ноя

Дек

Метки

Настройки
для слабовидящих

Пациент с тяжелым перитонитом

Malawi Med J. 2013 Sep; 25(3): 86–87.

,

, 1 , 2 , 1 , 2 и 1 1 и 1

JC Samuel

1 Департамент хирургии, Университет Северной Каролины, Часовня Hill NC USA

EK Ludzu

2 Хирургическое отделение Центральной больницы Камузу, Лилонгве Малави

BA Cairns

1 Хирургическое отделение Университета Северной Каролины, Чапел-Хилл, Северная Каролина, США

C Varela

Центральное хирургическое отделение Каму 2 Hospital, Lilongwe Malawi

AG Charles

1 Отделение хирургии, Университет Северной Каролины, Чапел-Хилл, Северная Каролина, США

1 Отделение хирургии, Университет Северной Каролины, Чапел-Хилл, Северная Каролина, США

2 0 5 Отделение хирургии, Центральная больница Камузу, Лилонгве Малави

Автор, ответственный за переписку.

Представление случая

42-летний мужчина доставлен в Центральную больницу Камузу для оценки усиления болей в животе, тошноты и рвоты, начавшихся за 3 дня до поступления. При поступлении его история была примечательна четырьмя аналогичными предшествующими эпизодами за предыдущие пять лет, которые длились от 3 до 5 дней. Он отрицал какие-либо запоры, запоры или связанную с ними кровавую рвоту, лихорадку, озноб или симптомы мочеиспускания. Во время первого эпизода пять лет назад он был обследован в отдаленном медицинском центре, где ему поставили диагноз пептическая язва и периодически лечили омепразолом.Его предыдущая медицинская и хирургическая история не способствовала этому, у него не было аллергии, и он отрицал употребление алкоголя или табака. Его серостатус на ВИЧ был отрицательным примерно за год до обращения.

При осмотре: лихорадка, ЧСС 120 уд/мин, АД 135/78 мм рт.ст., ЧДД 22/мин. При осмотре брюшной полости выявлено легкое вздутие живота с генерализованной настороженностью и выраженной болезненностью в эпигастрии. Пальпаторных образований не было, кишечные шумы отсутствовали.Общий анализ крови и биохимический анализ сыворотки были недоступны. Рентгенограммы брюшной полости и грудной клетки в положении стоя и лежа были нормальными, однако УЗИ брюшной полости выявило свободную жидкость в брюшной полости и тазу.

На основании основных показателей жизнедеятельности и физикального обследования он был реанимирован путем внутривенного введения жидкостей и срочно доставлен в операционную для диагностической лапаротомии с предварительным диагнозом прободной пептической язвы и дифференциальными диагнозами разрыва аппендицита, заворота средней кишки, панкреатита и брюшного тифа.Доступ к брюшине осуществляли через вертикальный срединный разрез. При входе в брюшную полость обнаружено и эвакуировано около 2 литров прозрачной красновато-коричневой жидкости. Передняя часть желудка, двенадцатиперстная кишка, желчный пузырь, печень, тонкая кишка, толстая кишка и аппендикс были нормальными.

При пальпации через желудок и поперечную брыжейку толстой кишки определяется плотная структура, похожая на объемное образование по средней линии.

При пальпации явных камней в желчном пузыре не обнаружено. На поперечном брыжейке толстой кишки имелись множественные субсантиметровые белые узелки ().

Интраоперационная фотография, показывающая поперечный мезолон (1a) и поджелудочную железу (1b).

Поскольку источник его патологии еще не был диагностирован, малый мешок был введен между поперечной ободочной кишкой и желудком для оценки патологии задней части желудка или поджелудочной железы. Было значительное воспаление между желудком, поперечной брыжейкой толстой кишки и поджелудочной железой, что затрудняло это воздействие. Однако при освобождении плоскостей рубцово-воспаленной ткани стал ясен вероятный диагноз ().

Какой вероятный диагноз?

Чем можно объяснить маленькие белые узелки на поперечном брыжейке?

Обсуждение случая

Явления острого панкреатита. Маленькие белые узелки на поперечном брыжейке толстой кишки, вероятно, являются областями жирового некроза, что осложняет этот синдром. Дифференциальным или дополнительным диагнозом в этом случае является туберкулезный перитонит.

Большой дренаж (24 french) был вставлен через правую среднюю часть живота над поджелудочной железой и размещен для гравитационного дренажа.Биопсии беловатых узелков и воспаленной ткани поджелудочной железы были получены для тестирования на туберкулез, который был отрицательным по мазку кислотоустойчивых бактерий и амплификации нуклеиновых кислот 1 , 2 . После ирригации брюшная полость была закрыта, и его перевели в хирургическое отделение интенсивной терапии, где лечили нулевым лечением per os, внутривенными жидкостями, назогастральной декомпрессией и внутривенными антибиотиками (цефтриаксон и метронидазол). Он выздоровел без осложнений и был выписан на 5-й послеоперационный день с 10-дневным курсом пероральных антибиотиков (цефалексин и метронидазол) и инструкциями по опорожнению дренажа и ежедневному учету выхода из дренажа.Его также попросили получить профиль липидов натощак, включая триглицериды. Он вернулся через неделю для осмотра с нормальным профилем липидов. Его дренаж первоначально выделял 100 мл серозно-геморрагической жидкости в день, но за два дня до этого выход уменьшился до 5 мл серозно-желтой жидкости в день и, следовательно, был удален. Он отрицал лихорадку, озноб, тошноту, рвоту или боль в животе.

Швы на коже брюшной полости сняты. Он закончил свой курс антибиотиков и оставался бессимптомным.Ему посоветовали есть меньше и чаще, избегать обезвоживания и вернуться в больницу, если его симптомы вернутся. Ему также посоветовали, что если у него появится раннее чувство насыщения или боль в животе, ему может потребоваться компьютерная томография для оценки псевдокисты поджелудочной железы и эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография (ЭРХПГ).

Панкреатит — это воспаление поджелудочной железы, которое может быть острым или хроническим. Типичные результаты включают тошноту, рвоту и боль в животе, которая часто иррадиирует в спину 3 . Наиболее распространенными причинами в развитых странах являются потребление алкоголя, камни в желчном пузыре и идиопатическая 4 . Другие этиологии включают аутоиммунную, анатомическую (pancreas divisum) и медикаментозную. В Малави камни в желчном пузыре встречаются редко, и более распространенная этиология включает употребление алкоголя и лекарств (таких как изониазид и ставудин) 5 , 6 . Отдельное заболевание, тропический панкреатит, наблюдается у молодых людей во время длительных периодов снижения потребления пищи, особенно в теплом климате 7 .Острый панкреатит может быть рецидивирующим, как в этом случае. Иногда поддающейся лечению причиной рецидивирующего панкреатита является эхинококковая болезнь печени (кисты могут выделяться в билиарную систему и, следовательно, в проток поджелудочной железы). Поэтому целесообразно провести ультразвуковое сканирование печени у такого пациента, чтобы найти эхинококковую кисту (кисты). Обычно хронический панкреатит имеет более вялотекущее течение, возникает после многократных приступов острого панкреатита и нередко приводит к панкреатической недостаточности.

Некротизирующий панкреатит — тяжелая форма острого панкреатита, возникающая в результате ишемии и некроза тканей, часто приводящая к тяжелым инфекциям и имеющая высокую смертность (до 25%) 8 .

Этот случай является типичным проявлением рецидивирующего острого панкреатита с тяжелой атакой, приводящей к панкреонекрозу. Диагноз панкреатита подтверждается повышенным уровнем липазы (более чем в три раза выше нормы) 9 . В острых случаях компьютерная томография часто помогает в оценке панкреонекроза, выявляя неперфузированную ткань поджелудочной железы и перипанкреатический газ.Некротизирующий панкреатит требует вмешательства либо путем чрескожного дренирования (часто под контролем УЗИ или компьютерной томографии), либо хирургического вмешательства, если есть признаки перипанкреатического газа или инфекции. При наличии возможности чрескожное вмешательство предпочтительно в качестве начального шага 10 . Однако в KCH это недоступно, поэтому лечение было хирургическим с промыванием брюшной полости, хирургической обработкой и дренированием.

Осложнения острого панкреатита, помимо некротизирующего панкреатита, включают псевдокисты поджелудочной железы и панкреатическую недостаточность.Небольшие псевдокисты поджелудочной железы часто разрешаются при поддерживающей терапии. Однако более крупные псевдокисты часто приводят к постоянной боли в животе, быстрому насыщению и/или выходной обструкции желудка и требуют таких вмешательств, как эндоскопическая цистогастростомия или хирургическое лечение, такое как цистеюностомия или открытая цистогастростомия 11 .

В заключение панкреатит варьируется от легких острых приступов до молниеносного панкреонекроза. Для достижения лучших результатов у этих пациентов необходима своевременная диагностика и соответствующее лечение. Этот случай представляет собой пример и краткий обзор темы, который должен помочь клиницистам, ухаживающим за этими пациентами.

Благодарности

Мы благодарим Коллегию хирургов Восточной, Центральной и Южной Африки, Медицинский колледж Малави и Хирургическое отделение Центральной больницы Королевы Елизаветы за техническую поддержку и консультации по разработке программы обучения общей хирургии в Камузу. Центральная больница.

Мы также благодарим Johnson and Johnson, ожоговый центр NC Jaycee и отделение хирургии Университета Северной Каролины за поддержку партнерства между отделениями хирургии Университета Северной Каролины и Центральной больницы Камузу, а также UNC Project за административную поддержку и предоставление Тестирование на туберкулез.

Эта работа была поддержана Международным центром Фогарти Национальных институтов здравоохранения под номером награды K01TW009486. Содержание является исключительной ответственностью авторов и не обязательно отражает официальную точку зрения Национальных институтов здравоохранения.

Ссылки

1. Marlowe EM, Novak-Weekley SM, Cumpio J, Sharp SE, Momeny MA, Babst A, et al. Оценка анализа Cepheid Xpert MTB/RIF для прямого обнаружения комплекса Mycobacterium tuberculosis в образцах из дыхательных путей.Дж. Клин Микробиол. 2011 г., апрель; 49 (4): 1621–1623. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]2. Яйко Д.М., Нассос П.С., Сандерс К.А., Мадей Дж.Дж., Хэдли В.К. Высокая прогностическая ценность кислотоустойчивого мазка на Mycobacterium tuberculosis, несмотря на высокую распространенность комплекса Mycobacterium avium в образцах из дыхательных путей. Клин Инфекция Дис. 1994 авг.; 19 (2): 334–336. [PubMed] [Google Scholar]3. Брэдли Э.Л., 3-я Клинически обоснованная система классификации острого панкреатита. Резюме Международного симпозиума по острому панкреатиту, Атланта, Джорджия, 11–13 сентября 1992 г.Арка Сур. 1993 г., май; 128 (5): 586–590. [PubMed] [Google Scholar]4. Wang GJ, Gao CF, Wei D, Wang C, Ding SQ. Острый панкреатит: этиология и общий патогенез. Мир J Гастроэнтерол. 2009 28 марта; 15 (12): 1427–1430. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]5. Пандей А.С., Сурана А. Рецидивирующий острый панкреатит, вызванный изониазидом. Троп Док. 2011 г., октябрь; 41 (4): 249–250. [PubMed] [Google Scholar]6. ван Остерхаут Дж. Дж., Маллева Дж., Каунда С., Чагома Н., Нджалале Й., Кампира Э. и др. Токсичность ставудина у взрослых пациентов, длительно получающих АРТ, в Блантайре, Малави.ПЛОС Один. 2012;7(7):e42029. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]7. Нвоколо С., Оли Дж. Патогенез синдрома ювенильного тропического панкреатита. Ланцет. 1980 г., 1 марта; 1 (8166): 456–459. [PubMed] [Google Scholar]8. Buchler MW, Gloor B, Muller CA, Friess H, Seiler CA, Uhl W. Острый некротизирующий панкреатит: стратегия лечения в зависимости от статуса инфекции. Энн Сург. 2000 г., ноябрь; 232 (5): 619–626. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]9. Гумасте В.В., Родитис Н., Мехта Д., Дэйв П.Б. Уровни липазы в сыворотке при непанкреатической боли в животе по сравнению с острым панкреатитом. Am J Гастроэнтерол. 1993 декабрь; 88 (12): 2051–2055. [PubMed] [Google Scholar] 10. Бесселинк М.Г., ван Сантвоорт Х.К., Ньювенхуйс В.Б., Бурмистер М.А., Боллен Т.Л., Бускенс Э. и соавт. Минимально инвазивный «ступенчатый подход» по сравнению с максимальной некрэктомией у пациентов с острым некротизирующим панкреатитом (испытание PANTER): дизайн и обоснование рандомизированного контролируемого многоцентрового исследования [ISRCTN13975868] BMC Surg. 2006; 6:6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]11. Lerch MM, Stier A, Wahnschaffe U, Mayerle J. Псевдокисты поджелудочной железы: наблюдение, эндоскопический дренаж или резекция? Dtsch Arztebl Int.2009 г., сен; 106 (38): 614–621. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

История перитонита | SpringerLink

  • Baue AE: Множественные, прогрессирующие или последовательные сбои системы: синдром 1970-х годов. Арч Сург 1975; 110: 779–781.

    ПабМед КАС Google ученый

  • Bigelow HJ: Потеря чувствительности во время хирургических операций, вызванная вдыханием. Boston Med Surg J 1846; 35: 309–317.

    Google ученый

  • Bode F: Новый метод лечения перитонита и дренирования через диффузор Peritonitis Zbl Chir 1900; 27: 33–35.

    Google ученый

  • Bouvenot G, Delfoy, Ch: Geschichte der großen physiologischen Konzepte. In: Toellner R (Hrsg): Illustrierte Geschichte der Medizin, Bd. В. Вадуц, Андреас и Андреас, 1992.

    Google ученый

  • Cranefield PF: переработанное издание Клода Бернара «Введение в экспериментальную медицину». Нью-Йорк, Публикации истории науки, 1976.

    Google ученый

  • Deitch EA: полиорганная недостаточность. Энн Сург, 1992 г.; 216: 117–134.

    ПабМед Статья КАС Google ученый

  • Durham HE: Механизм реакции на перитонеальную инфекцию. Дж. Патол Бактериол 1897; 4: 338–382.

    Артикул Google ученый

  • Fitz RH: Перфоративное воспаление веретенообразного отростка с особым вниманием к его ранней диагностике и лечению.Trans Assoc Am Physicians 1886; 1: 1007–1044.

    Google ученый

  • Hau T: Бактерии, токсины и брюшина. Мир J Surg 1990; 14: 167–175.

    ПабМед Статья КАС Google ученый

  • Hau T, Haaga JR, Aeder MI: Патофизиология, диагностика и лечение абсцессов брюшной полости. Curr Probl Surg 1984; 21: 1–82.

    ПабМед Статья КАС Google ученый

  • Hau T, Ohmann C, Wolmershäuser A, Wacha H, Yang Q: Запланированная релапаротомия против релапаротомии по требованию при лечении внутрибрюшных инфекций. Арч Сург 1995; 130: 1193–1197.

    ПабМед КАС Google ученый

  • Hillemand P: Geschichte der Magen-Darm-Heilkunde. В: Toellner R (Hrsg): Illustrierte Geschichte der Medizin. Bd IV, Вадуц, Андреас и Андреас, 1992.

    Google ученый

  • Гиппократ: Fünf auserlesene Schriften, übertragen von W. Capelle. Цюрих, Artemis Verlag, 1955.

    Google ученый

  • Hudspeth AS: Радикальная хирургическая обработка при лечении распространенного генерализованного бактериального перитонита.Энн Сург 1975; 110: 1233–1236.

    КАС Google ученый

  • Kedrowski W: Ueber die Bedingungen, unter welchen anaerobe Bakterien auch bei Gegenwart von Sauerstoff exsieren können. Zschr f Hygiene 1895; 20: 358–375.

    Артикул Google ученый

  • Kirschner M: Die Behandlung der akuten eitrigen freien Bauchfellentzündung. Арка Лангенбека Чир 1926; 142: 253–311.

    Google ученый

  • Knaus WA, Draper EA, Wagner DP, Zimmerman JE: Apache II: система классификации тяжести заболевания. Crit Care Med 1985; 13: 818–829.

    ПабМед Статья КАС Google ученый

  • Koch R: Über die Aetiologie der Wundinfektionskrankheit. Лейпциг, Фогель, 1878 г.

    Google ученый

  • Koch R: Этиология туберкулеза.Берл Клин Вшр 1882; 19: 221–230.

    Google ученый

  • Körte W: Die Chirurgie des Peritoneums. In: Kuttner H (Hrsg): Neue Deutsche Chirurgie. Бд. 39. Штутгарт, Энке, 1927.

    Google ученый

  • Krönlein RU: Оперативное лечение острого диффузного желтого перитонита. Арка Лангенбека Клин Чир 1886; 33: 507–524.

    Google ученый

  • Lichenthaeler Ch: Geschichte der Medizin, 4.Ауфляж. Кёльн, Deutscher Ärzteverlag, 1987.

    Google ученый

  • Linder MM, Wacha H, Feldmann U, Wesch G, Streifensand RA, Gundlach EL: Der Mannheimer Peritonitis Index. Инструмент для интраоперационного прогноза перитонита. Чирург 1987; 58: 84–92.

    ПабМед КАС Google ученый

  • Lister JJ: О принципах антисептики в хирургической практике, Lancet 1867; 2353–356.

  • McBurney Ch: Опыт раннего оперативного вмешательства при заболеваниях веретенообразного отростка. NY Med J 1889; 50: 676–684.

    Google ученый

  • McDowell E: Три случая экстирпации больного яичника. Отчет об редактировании 1817 г .; 7: 242–244.

    Google ученый

  • McKenna JP, Currie DJ, MacDonald JA и др.: Использование непрерывного послеоперационного перитонеального лаважа при лечении разлитого перитонита.Surg Gynecol Obstet 1970; 130: 254–258.

    ПабМед КАС Google ученый

  • Мелени Ф.Л., Олпп Дж., Харви Х.Д., Зайцев-Джерн Х.: Перитонит: II. Синергизм бактерий обычно обнаруживается в перитонеальном экссудате. Архург 1932; 25: 709–721.

    Google ученый

  • Mikulicz J: Ueber die Laparotomie bei Magenperforation. Volkmann Klin Vorträge No. 262, 1885.

  • Mikulicz J: Weitere Erfahrungen über die operative Behandlung der Perforationsperitonitis. Арка Лангенбека Клин Чир 1889; 39: 756–783.

    Google ученый

  • Мортон Т.Г.: Диагностика перицекального абсцесса и его радикальное лечение путем удаления червеобразного отростка. ЯМА 1888; 10: 733–740.

    Google ученый

  • Мерфи JB: Лечение перфоративного перитонита. Энн Сург 1908; 47: 870–872.

    ПабМед Статья КАС Google ученый

  • Noetzel W: Zur Peritonitis behandlung nach Rehn.Арка Клин Чир 1910; 114: 381–402.

    Google ученый

  • Nordmann O: Erfahrungen über die chirurgische Behandlung der диффузный перитонит. Verh Deutsch Ges Chir 1909; 38: 153–219.

    Google ученый

  • Ohmann C, Yang Q, Hau T, Wacha H и группа по изучению перитонита Европейского общества хирургических инфекций. Прогностическое моделирование при перитоните. Евр Дж Сург 1997; 163: 1102–1151.

    Google ученый

  • Onderdonk AB, Bartlett JG, Louie TJ, In: Sullivan-Siegler N, Gorbach SL: Микробная синергия при экспериментальных внутрибрюшных абсцессах. Заразить Иммуном 1976; 13: 22–26.

    ПабМед КАС Google ученый

  • Пастер Л.: Исследование гниения. Compt Med Acad Sc 1863; 56: 1189–1194.

    Google ученый

  • Pawlowsky AD: Das Schicksal einiger pathogener (hauptsächlich pyrogener) Mikroben bei ihrem Eindringen in den Tierorganismus von den Gelenken, der Pleura, dem Auge, der Mundhöhle, dem Darmkanale und der Vagina aus.Zschr f Hygiene u Infekt Krankh 1907; 62: 433–451.

    Артикул Google ученый

  • Peiser A: Zur Kenntnis der peritonealen Resorbment und ihrer Bedeutung bei bakterieller Peritonitis. Бейтр Клин Чир 1900 г.; 51: 681–698.

    Google ученый

  • фон Реклингхаузен Ф: Цур Феттресорбция. Арка Патол Анат Физиол 1863 г .; 26: 172–208.

    Артикул Google ученый

  • Scholz W: Ueber das Wachstum anaerober Bakterien bei ungehindertem Luftzutritt.Zschr f Hygiene 1902; 27: 132–142.

    Артикул Google ученый

  • Semmelweis IP: Die Ätiologie, der Begriff und die Prophylaxe des Kindbettfiebers, 1861, eingeleitet von P. Zweifel, Leipzig, J. A. Barth, 1912.

    Google ученый

  • Сигрист HE: История медицины. Том I: Первобытная и архаическая медицина. Нью-Йорк, издательство Оксфордского университета, 1951.

    . Google ученый

  • Симпсон JY: Открытие нового анестетика более эффективного, чем серный эфир, Лондон. Мед Газ 1847; 5: 934–937.

    Google ученый

  • Тейт Л.: отчет о двухстах восьми последовательных случаях разреза брюшной полости, выполненных в период с 1 ноября 1881 г. по 31 декабря st , 1882 г. Br Med J 1883; 1: 300–304.

    Артикул Google ученый

  • Teichmann W, Wittmann DH, Andreone PA: плановые повторные операции (этаппенлаваж) при диффузном перитоните.Арч Сург 1986; 121: 147–152.

    ПабМед КАС Google ученый

  • Thadepalli H, Gorbach SL, Broido PW, Norsen J, Nyhus L: Абдоминальная травма, анаэробы и антибиотики. Surg Gynecol Obstet 1973; 137: 270–276.

    ПабМед КАС Google ученый

  • Veillon A, Zuber A: Récherches sur quelques microbes strictement anaérobies et leur rôle en pathologie, Arch de méd exper et d’anat path 1898; 10: 517–529.

    Google ученый

  • Virchow R: Die Cellularpathologie und ihre Begründung auf physiologische und pathologische Gewebelehre. Vorlesungen gegeben während der Monate März und April 1858 im pathologischen Institut zu Berlin mit einem Vorwort von Heinz Goerke. Репро. Начдр. д. Ausgabe Berlin 1858. Хильдесхайм, Омс, 1966.

    Google ученый

  • Wacha H, Interwies E: Geschichte der Peritonitis.В: Wacha H (Hrsg): Peritonitis, Grundsätzliches zur Therapie. Берлин — Гейдельберг — Нью-Йорк — Лондон — Париж — Токио, Springer, 1987.

    Google ученый

  • Wangensteen OH, Wangensteen SP: Восхождение хирургии от эмпирического ремесла к научной дисциплине. Миннеаполис, Университет Миннесоты, 1978.

    . Google ученый

  • Wegener G: Chirurgische Bemerkungen über die Peritonealhöhle mit besonderer Berücksichtigung der Ovariotomie. Арка Лангенбека Клин Чир 1876; 20: 51–145.

    Google ученый

  • Weil S: Острый свободный перитонит. Эрг Чир Ортоп 1911; 2: 278–357.

    Google ученый

  • Weinberg M, Prévot AR, Davesne J, Renard C: Исследования по бактериологии и серотерапии эпидемического аппендицита. Энн Инт Пастер 1928; 42: 1167–1241.

    Google ученый

  • Физикальное обследование при вторичном перитоните — wikidoc

    Главный редактор: C.Майкл Гибсон, MS, MD [1] Заместитель главного редактора: Шивани Чапарала MBBS [2]

    Обзор

    При физикальном обследовании у пациента обнаруживаются классические признаки острого живота, такие как болезненность в животе, болезненность при рикошете, ригидность и т. д. При прогрессировании перитонита появляются признаки септицемии и шока.

    Физикальное обследование

    Внешний вид пациента

    • Пациент может казаться токсичным и испытывать дистресс из-за болей в животе.
    • Больные с перитонитом обычно выглядят болезненно, если они связаны с сепсисом, вначале они кажутся настороженными, беспокойными и раздражительными. Позже они могут стать апатичными и бредовыми.
    • Их часто замечают лежащими спокойно на спине, на кровати с согнутыми коленями и с частым ограниченным межреберным дыханием, так как любое движение усиливает боль в животе.

    Основные показатели жизнедеятельности

    Температура
    Импульс
    • Тахикардия со слабым, нитевидным периферическим пульсом свидетельствует о снижении эффективного объема циркулирующей крови, что указывает на стадию шока на более поздних стадиях болезни.
    Дыхание
    Артериальное давление

    Кожа

    Брюшная полость

    Практические рекомендации по оказанию первичной медицинской помощи при остром животе, 2015 г. [1]

    Признаки перитонита в зависимости от давности заболевания и степени патологической перестройки течения перитонита
    Реактивный Токсичный Терминал
    Первые 24 часа 24-72 часа Через 72 часа
    Максимальное проявление местных признаков перитонита Постепенно уменьшающиеся местные признаки и нарастающие признаки общей интоксикации. Тяжелая, часто необратимая интоксикация с резко выраженными местными проявлениями воспаления брюшины.
    Боль в животе, мышечная ригидность и болезненность при отскоке часто сопровождаются умеренной тахикардией и артериальной гипертензией Боль в животе и мышечная ригидность имеют тенденцию к уменьшению, но при пальпации мышечная болезненность и рикошетная болезненность остаются на том же уровне. [2] Более выражены признаки пареза кишечника в виде вздутия живота, отсутствия перистальтики. Общее состояние больного ухудшается. Больной апатичен, кожные покровы бледные или синюшные. Наблюдается прогрессирование тахикардии, гипотонии, гипертермии. В анализе крови обнаружен лейкоцитоз и сдвиг дифференциального счета влево. Наблюдаются системные признаки воспаления. Больной динамичен, черты лица осунувшиеся, кожные покровы синюшные. Пульс тахикардический, гиповолемический, нитевидный. Артериальное давление имеет тенденцию к снижению. Боль исчезает, но может быть неукротимая рвота застойным каловым содержимым.При аускультации перистальтика отсутствует, кишечные шумы не выслушиваются. Рикошетная болезненность слабо выражена. Дыхание учащенное, с застойными хрипами, развивается олигурия. Эта клиническая картина напоминает септический шок. Прогноз на этой стадии серьезный, и пациент умрет на этой стадии, если его не стабилизировать.
    • Видны ограниченные движения брюшной стенки обычно над очагом воспалительного процесса.
    • При перкуссии живота определяется область максимальной болезненности, соответствующая месту поражения, высокий тимпанический звук вследствие газовой дилатации кишечника, иногда притупление, обусловленное скоплением большого количества экссудата.
    • Болезненность в брюшной полости и ощущение напряжения, которое усиливается при движении брюшины, например, при кашле (в качестве пробы можно использовать принудительный кашель), сгибании бедер или появлении симптома Блюмберга (также известного как болезненность отскока, означающего, что надавливание рукой на живот вызывает меньшую боль, чем резкое отпускание руки, которое усилит боль, так как брюшина встанет на место).
    • Диффузная ригидность живота («живот как стиральная доска») является признаком генерализованного перитонита.
    • Прямая и отраженная рикошетная болезненность почти всегда присутствует и свидетельствует о раздражении париетальной брюшины.
    • Мышечная ригидность брюшной стенки, вызванная произвольной защитой и рефлекторным мышечным спазмом, присутствует почти всегда.
    • Гиперрезонанс при перкуссии, если он присутствует, указывает на вздутие кишечника газами.
    • Пневмоперитонеум, возникающий в результате попадания газа/воздуха в брюшную полость, обычно возникающий в результате разрыва полого органа, вызывает печеночную тупость при перкуссии
    • Кишечные шумы варьируют в зависимости от течения перитонита, изначально гипоактивны и могут исчезнуть позже. Отсутствие кишечных шумов может быть единственным проявлением перитонита у некоторых пациентов, что требует высокой степени настороженности 90–137.
    • Отсутствие любого из этих признаков не исключает перитонит.
    • Тазовый перитонит обычно вызывает менее выраженные клинические проявления. В таких случаях пальцевое исследование прямой кишки и бимануальная пальпация таза и нижней части живота выявляют нависание и болезненность передней стенки прямой кишки или заднего свода влагалища за счет скопления экссудата.

    References

    1. Mayumi, Toshihiko; Yoshida, Masahiro; Tazuma, Susumu; Furukawa, Akira; Nishii, Osamu; Shigematsu, Kunihiro; Azuhata, Takeo; Itakura, Atsuo; Kamei, Seiji; Kondo, Hiroshi; Maeda, Shigenobu; Mihara, Hiroshi; Mizooka, Masafumi; Nishidate, Toshihiko; Obara, Hideaki; Sato, Norio; Takayama, Yuichi; Tsujikawa, Tomoyuki; Fujii, Tomoyuki; Miyata, Tetsuro; Maruyama, Izumi; Honda, Hiroshi; Hirata, Koichi (2016). «Practice Guidelines for Primary Care of Acute Abdomen 2015». Журнал наук о печени, желчевыводящих путях и поджелудочной железе . 23 (1): 3–36. дои: 10.1002/jhbp.303. ISSN 1868-6974.
    2. Бадер, ФГ; Шредер, М; Куджат, П; Мюль, Э; Брух, HP; Экманн, К. (2009). «Разлитой послеоперационный перитонит — значение диагностических параметров и влияние раннего показания к релапаротомии». Европейский журнал медицинских исследований . 14 (11): 491. doi:10.1186/2047-783X-14-11-491. ISSN 2047-783X.

    Перитонит — Lahey Health

    Медицинского наблюдательного совета EBSCO

    Определение

    Перитонит – воспаление брюшины.Это тонкая ткань, покрывающая внутреннюю часть живота. Он также покрывает снаружи кишечник и другие органы брюшной полости.

    Есть три типа:

    • Первичный
    • Среднее
    • Диализ

    Эта проблема со здоровьем требует немедленного лечения. Это может быть смертельно.

    Причины

    Эта проблема со здоровьем вызвана инфекцией. Общие причины:

    • Первичный — жидкость скапливается в животе и заражается из-за проблем со здоровьем, таких как цирроз печени .
    • Вторичный — бактерии попадают в желудок из-за травмы или проблемы со здоровьем, например, разрыва аппендикса.
    • Связанный с диализом — бактерии попадают в брюшную полость во время или после диализа. перитонеальный диализ для лечения заболеваний почек
    Вторичный перитонит
    Copyright © Nucleus Medical Media, Inc.

    Факторы риска

    Факторы, которые могут повысить риск возникновения этой проблемы:

    Симптомы

    Проблемы могут быть:

    • Боль в животе, усиливающаяся при движении
    • Вздутие живота
    • Запор
    • Лихорадка
    • Тошнота и рвота
    • Отсутствие энергии
    • Головокружение
    • Одышка
    • Быстрое сердцебиение
    • Выделение меньшего количества мочи

    Диагностика

    Врач спросит о ваших симптомах и истории болезни. Будет проведен физический осмотр.

    Будут сделаны анализы крови.

    Жидкость может быть взята из брюшины для исследования. Это можно сделать с парацентез .

    Можно сделать снимки живота. Это можно сделать с рентген .

    Операция может быть сделана, чтобы заглянуть внутрь живота. Это можно сделать с лапаротомия .

    Лечение

    Потребуется лечение основной причины.Это может включать такие вещи, как операция по удалению разорванного аппендикса.

    Целью лечения является уменьшение воспаления. Это можно сделать с помощью антибиотиков или противогрибковых препаратов для лечения инфекции.

    Профилактика

    В настоящее время нет рекомендаций по предотвращению этой проблемы со здоровьем.

    Каталожные номера

    Марчиано С., Диас Х.М. и др. Спонтанный бактериальный перитонит у больных циррозом печени: частота, исходы и тактика лечения. Гепат Мед. 2019;11:13-22.

    Спонтанный бактериальный перитонит. Веб-сайт EBSCO DynaMed. Доступны на: https://www.dynamed.com/condition/spontaneous-bacterial-peritonitis. По состоянию на 23 марта 2021 г.

    Спонтанный бактериальный перитонит (СБП). Веб-сайт профессиональной версии руководства Merck. Доступно по адресу: http://www.merckmanuals.com/professional/hepatic-and-biliary-disorders/approach-to-the-patient-with-liver-disease/spontaneous-bacterial-peritonitis-sbp.По состоянию на 23 марта 2021 г.

    Аппендикулярный перитонит in situs inversus totalis: клинический случай | Журнал медицинских историй болезни

    Situs inversus — позиционная аномалия, при которой происходит ротация внутренних органов брюшной полости. Он известен как situs inversus totalis , когда он связан с транспозицией органов грудной клетки. Situs inversus — редкая врожденная аномалия с частотой в популяции всего 0. 001% до 0,01% [1, 2] с соотношением мужчин и женщин 3:2 [3]. Его путь передачи является аутосомно-рецессивным, но его точный генетический механизм еще не идентифицирован [1, 3].

    Situs inversus возникает в результате поворота внутренних органов в противоположную сторону в процессе развития зародыша [2, 3]. Пациенты с situs inversus могут столкнуться с диагностическими проблемами из-за необычной локализации симптомов. В случае болей в левой подвздошной ямке у нашего пациента дифференциальная диагностика была обширной.Даже у пациентов без situs inversus правые подвздошные аппендикулярные симптомы будут обнаружены только в 60% случаев [1, 3]. Наличие симптомов в левой подвздошной ямке при отсутствии situs inversus может быть связано с аномально длинным аппендиксом, выступающим влево, или с гиперкинезом кишечника.

    Исследование 71 000 пациентов с аппендикулярными симптомами показало, что 0,04% случаев связаны с левой подвздошной локализацией, в том числе 0,024% с абдоминальной situs inversus и 0. 016% с situs inversus totalis [3, 4]. До 2008 г. в литературе сообщалось о менее чем 10 случаях аппендицита, связанного с situs inversus [3]. Половина этих пациентов сообщали о боли в правой подвздошной ямке, несмотря на наличие situs inversus [1]. Поэтому, учитывая редкость этой связи, диагноз аппендицита с 90 577 situs inversus 90 578 не ставится автоматически, что задерживает надлежащее лечение пациентов.Как следствие, как и в случае с нашим пациентом, со временем может развиться перитонеальная диффузия.

    Между тем, обычный дифференциальный диагноз боли в левом нижнем квадранте живота у взрослого мужчины включает, среди прочего, дивертикулит сигмовидной кишки, эпидидимит, непроходимость кишечника, абсцесс поясничной мышцы и, в этом редком случае, situs inversus с острым аппендицитом. Медицинская визуализация может помочь клиницистам поставить правильный диагноз. Рентгенография брюшной полости, УЗИ и томоденситометрия также могут способствовать точной и ранней диагностике, если пациент не подозревает об этой аномалии положения [1, 3, 4]. Медицинская визуализация также может помочь в выборе соответствующего терапевтического средства, показании к хирургическому вмешательству, а также типа и местоположения разреза [4]. Вклад лапароскопии в этих ситуациях бесспорно полезен, так как он способствует малоинвазивному хирургическому подходу в диагностике и лечении [5].

    Женщина 90 лет с острым перитонитом

    Обсуждение

    Подавляющее большинство проглоченных мелких инородных тел проходят через желудочно-кишечный тракт, не вызывая проблем.Повреждение кишечника может произойти, если инородное тело является острым или неперевариваемым, например, куриные кости, рыбьи кости, зубочистки, гвозди или маленькие угловатые украшения для торта (1) – (3), которые могут вызвать кровотечение, изъязвление, образование свищей или перфорацию. Желудочно-кишечные осложнения из-за упаковки таблеток встречаются редко, но были описаны ранее (4). Перфорация кишечника часто возникает в терминальном отделе подвздошной кишки, на несколько сантиметров выше илеоцекального клапана. Перфорации могут возникать и в других отделах тонкой кишки – слепой кишке, сигмовидной кишке или двенадцатиперстной кишке (5) – (8).Этому риску более подвержены дети, а также пожилые люди со сниженным зрением и/или другими тяжелыми заболеваниями.

    Таблетки часто продаются в коробках, содержащих таблетки в пластиковых полостях, запечатанных в картонную упаковку, покрытую алюминиевой фольгой (блистеры). Таблетки следует проталкивать через алюминиевую фольгу перед приемом внутрь. Иногда между отдельными блистерами есть перфорация, чтобы облегчить выдавливание дозы или таблетки, сохраняя при этом ее защиту.Многие карточки не имеют этих перфораций, и, возможно, их придется вырезать из карточки, если желательны однодозовые единицы. Наш пациент проглотил одну таблетку в блистерной упаковке. Блистерная упаковка была сломана или отрезана от карточки и состояла из твердого предмета квадратной формы с очень острыми углами, который ей вручили и проглотили вместе с другими ее обычными наркотиками. Тот факт, что она только что перенесла еще одну болезнь, из-за которой она ослабла, а также то, что у нее было плохое зрение и сниженная чувствительность в полости рта из-за зубных протезов, были одной из причин, по которым она не заметила, что таблетка все еще находилась в блистерной упаковке. и поэтому проглотил его целиком.

    Клинически невозможно отличить перфорации тонкой кишки от перфораций других отделов желудочно-кишечного тракта. КТ брюшной полости с контрастным веществом является наилучшей формой обследования для быстрого определения причины острых состояний брюшной полости, в данном случае инородного тела, и локализации перфорации кишечника (8). Необходима лапаротомия с резекцией тонкой кишки. Лапараскопическое вмешательство может быть альтернативным методом.

    В ближайшие годы число пожилых, больных пациентов, принимающих таблетки, будет неуклонно расти.Одним из способов предотвращения этого состояния является использование других форм упаковки по одной таблетке, кроме блистерной упаковки.

    Перитонит // Миддлсекс Здоровье

    Обзор

    Перитонит — это воспаление брюшины — шелковистой оболочки, выстилающей внутреннюю брюшную стенку и покрывающей органы брюшной полости, — обычно вызванное бактериальной или грибковой инфекцией. Различают два типа перитонита:

    • Спонтанный бактериальный перитонит. Иногда перитонит развивается как осложнение заболевания печени, например цирроза, или заболевания почек.
    • Вторичный перитонит. Перитонит может возникнуть в результате разрыва (перфорации) брюшной полости или как осложнение других заболеваний.

    Перитонит требует неотложной медицинской помощи для борьбы с инфекцией и, при необходимости, для лечения любых основных заболеваний. Лечение перитонита обычно включает антибиотики и, в некоторых случаях, хирургическое вмешательство.При отсутствии лечения перитонит может привести к серьезной, потенциально опасной для жизни инфекции во всем организме.

    Частой причиной перитонита является перитонеальный диализ. Если вы проходите перитонеальный диализ, вы можете помочь предотвратить перитонит, соблюдая правила гигиены до, во время и после диализа.

    Симптомы

    Признаки и симптомы перитонита включают:

    • Боль или болезненность в животе
    • Вздутие живота или чувство распирания в животе
    • Лихорадка
    • Тошнота и рвота
    • Потеря аппетита
    • Диарея
    • Низкий диурез
    • Жажда
    • Невозможность дефекации или газов
    • Усталость
    • Путаница

    Если вы проходите перитонеальный диализ, симптомы перитонита могут также включать:

    • Мутная диализирующая жидкость
    • Белые пятна, нити или сгустки (фибрин) в диализирующем растворе

    Когда обратиться к врачу

    Перитонит может быть опасным для жизни, если его не лечить быстро.Немедленно обратитесь к врачу, если у вас сильная боль или болезненность в животе, вздутие живота или чувство переполнения, связанное с:

    • Лихорадка
    • Тошнота и рвота
    • Низкий диурез
    • Жажда
    • Невозможность дефекации или газов

    Если вы проходите перитонеальный диализ, немедленно обратитесь к своему лечащему врачу, если ваш диализирующий раствор:

    • Мутно или имеет необычный цвет
    • Содержит белые вкрапления
    • Содержит тяжи или комки (фибрин)
    • Имеет необычный запах, особенно если область вокруг трубки (катетера) красная или болезненная.

    Перитонит может возникнуть в результате разрыва аппендикса или связанной с травмой травмы живота.

    • Немедленно обратитесь за медицинской помощью , если боль в животе настолько сильная, что вы не можете сидеть спокойно или найти удобное положение.
    • Позвоните по номеру 911 или обратитесь за неотложной медицинской помощью по номеру , если у вас сильная боль в животе после несчастного случая или травмы.

    Причины

    Заражение брюшины может произойти по разным причинам.В большинстве случаев причиной является разрыв (перфорация) брюшной стенки. Хотя это редко, состояние может развиваться без разрыва брюшной полости.

    Общие причины разрывов, приводящих к перитониту, включают:

    • Медицинские процедуры, такие как перитонеальный диализ. При перитонеальном диализе используются трубки (катетеры) для удаления продуктов жизнедеятельности из крови, когда ваши почки больше не могут этого делать должным образом. Инфекция может возникнуть во время перитонеального диализа из-за грязного окружения, плохой гигиены или зараженного оборудования.Перитонит также может развиться как осложнение операции на желудочно-кишечном тракте, использования зонда для кормления или процедуры по отведению жидкости из брюшной полости и редко как осложнение колоноскопии или эндоскопии.
    • Разрыв аппендикса, язва желудка или перфорация толстой кишки. Любое из этих состояний может позволить бактериям попасть в брюшину через отверстие в желудочно-кишечном тракте.
    • Панкреатит. Воспаление поджелудочной железы (панкреатит), осложненное инфекцией, может привести к перитониту, если бактерии распространяются за пределы поджелудочной железы.
    • Дивертикулит. Инфекция небольших выпуклых мешочков в пищеварительном тракте (дивертикулез) может вызвать перитонит, если один из мешочков разорвется, и кишечные отходы попадут в брюшную полость.
    • Травма. Травма или травма могут вызвать перитонит, позволяя бактериям или химическим веществам из других частей вашего тела попасть в брюшину.

    Перитонит, развивающийся без разрыва брюшной полости (спонтанный бактериальный перитонит), обычно является осложнением заболевания печени, например цирроза.Прогрессирующий цирроз вызывает накопление большого количества жидкости в брюшной полости. Это накопление жидкости восприимчиво к бактериальной инфекции.

    Факторы риска

    Факторы, повышающие риск перитонита, включают:

    • Перитонеальный диализ. Перитонит может возникнуть у людей, проходящих терапию перитонеальным диализом.
    • Другие медицинские состояния. Риск развития перитонита, среди прочих, повышают следующие заболевания: цирроз печени, аппендицит, болезнь Крона, язва желудка, дивертикулит и панкреатит.
    • История перитонита. После того, как у вас был перитонит, риск его повторного развития может быть выше, чем у человека, у которого никогда не было перитонита.

    Осложнения

    При отсутствии лечения перитонит может распространиться за пределы брюшины, где он может вызвать:

    • Инфекция по всему телу (сепсис). Сепсис — это быстро прогрессирующее опасное для жизни состояние, которое может вызвать шок, недостаточность органов и смерть.

    Профилактика

    Часто перитонит, связанный с перитонеальным диализом, вызывается микробами вокруг трубки (катетера). Если вы проходите перитонеальный диализ, примите следующие меры для предотвращения перитонита:

    • Вымойте руки, в том числе под ногтями и между пальцами, прежде чем прикасаться к катетеру.
    • Ежедневно обрабатывайте кожу вокруг катетера антисептиком.
    • Храните припасы в санитарной зоне.
    • Носите хирургическую маску во время замены диализирующего раствора.
    • Поговорите со своей бригадой по уходу за диализом о правильном уходе за катетером для перитонеального диализа.

    Если у вас ранее был перитонит или если у вас скопление перитонеальной жидкости из-за такого заболевания, как цирроз печени, врач может назначить антибиотики для предотвращения перитонита. Если вы принимаете ингибитор протонной помпы, врач может попросить вас прекратить его прием.

    Диагностика

    Чтобы диагностировать перитонит, врач расскажет вам о вашей истории болезни и проведет медицинский осмотр.Когда перитонит связан с перитонеальным диализом, ваших признаков и симптомов, особенно мутности диализирующей жидкости, может быть достаточно, чтобы врач поставил диагноз.

    В случаях перитонита, при котором инфекция может быть результатом других заболеваний (вторичный перитонит) или когда инфекция возникает в результате скопления жидкости в брюшной полости (спонтанный бактериальный перитонит), врач может порекомендовать следующие тесты для подтверждения диагностика:

    • Анализы крови. Образец вашей крови может быть взят и отправлен в лабораторию для проверки высокого уровня лейкоцитов. Также может быть проведена культура крови, чтобы определить, есть ли бактерии в вашей крови.
    • Визуальные тесты. Ваш врач может назначить рентген, чтобы проверить наличие отверстий или других перфораций в желудочно-кишечном тракте. Ультразвук также может быть использован. В некоторых случаях ваш врач может использовать компьютерную томографию (КТ) вместо рентгена.
    • Анализ перитонеальной жидкости. С помощью тонкой иглы врач может взять образец жидкости из брюшины (парацентез), особенно если вы проходите перитонеальный диализ или у вас жидкость в брюшной полости вследствие заболевания печени. Если у вас перитонит, исследование этой жидкости может показать повышенное количество лейкоцитов, что обычно указывает на инфекцию или воспаление. Культура жидкости также может выявить присутствие бактерий.

    Вышеупомянутые тесты также могут быть необходимы, если вы находитесь на перитонеальном диализе, а диагноз перитонита остается неопределенным после физического осмотра и исследования диализирующего раствора.

    Лечение

    Спонтанный бактериальный перитонит может быть опасным для жизни. Вам придется остаться в больнице. Лечение включает антибиотики и поддерживающую терапию.

    Вам также необходимо оставаться в больнице из-за перитонита, вызванного инфекцией, вызванной другими заболеваниями (вторичный перитонит). Лечение может включать:

    • Антибиотики. Скорее всего, вам назначат курс антибиотиков для борьбы с инфекцией и предотвращения ее распространения.Тип и продолжительность антибиотикотерапии будут зависеть от тяжести вашего состояния и вида перитонита. Вам могут назначить антибиотик, который лечит широкий спектр бактерий, пока у врачей не будет больше информации о конкретных бактериях, вызывающих вашу инфекцию. Тогда они смогут более точно нацелить ваш антибиотик.
    • Хирургия. Часто требуется хирургическое вмешательство для удаления инфицированной ткани, лечения основной причины инфекции и предотвращения распространения инфекции, особенно если перитонит вызван разрывом аппендикса, желудка или толстой кишки.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.