Как ломают человека психологически: Психолог Илья Латыпов о шести правилах уничтожения человеческого достоинства

Содержание

Психолог Илья Латыпов о шести правилах уничтожения человеческого достоинства

Психоаналитик Бруно Беттельхейм в книге «Просвещенное сердце» описывает свой опыт узника концлагерей Дахау и Бухенвальда в 1938–1939 годах, а также опыт других людей, столкнувшихся с системой уничтожения человеческого достоинства позднее, когда нацисты «раскрылись» на полную мощь. Психолог Илья Латыпов, оценивая психологическое состояние общества сегодня, перечитал эту книгу заново.

Меня интересовал психологический аспект того, что творилось в концентрационных лагерях. Как нацистская система ломала личности, как личности противостояли системе и чудовищно деструктивному психологическому полю, какие стратегии использовали и как они деформировались.

В конце концов, личность — это и есть наши стратегии адаптации к существующему вокруг миру. От того, какой он, этот мир, во многом, хотя и не во всем, зависит то, какие мы.

Нацистская система в 1938–1939 годах — время пребывания Беттельхейма в Дахау и Бухенвальде — еще не была нацелена на тотальное истребление, хотя с жизнями тогда тоже не считались.

Она была ориентирована на «воспитание» рабской силы: идеальной и послушной, не помышляющей ни о чем, кроме милости от хозяина, которую не жалко пустить в расход.

Соответственно, необходимо было из сопротивляющейся взрослой личности сделать испуганного ребенка, силой инфантилизировать человека, добиться его регресса — до ребенка или вовсе до животного, живой биомассы без личности, воли и чувств.

Биомассой легко управлять, она не вызывает сочувствия, ее легче презирать, и она послушно пойдет на убой. То есть она удобна для хозяев.

Обобщая основные психологические стратегии подавления и слома личности, описанные в работе Беттельхейма, я для себя выделил и сформулировал ряд ключевых стратегий, которые, в общем-то, универсальны. В разных вариациях они повторялись и повторяются практически на всех уровнях жизни общества: от семьи до государства. Нацисты только собрали это все в единый концентрат насилия и ужаса. Что же это за способы превращения личности в биомассу?

Правило первое. Заставь человека заниматься бессмысленной работой

Одно из любимых занятий эсэсовцев — заставлять людей делать совершенно бессмысленную работу, причем заключенные понимали, что она не имеет смысла. Таскать камни с одного места на другое, рыть ямы голыми руками, когда лопаты лежали рядом. Зачем? «Потому что я так сказал!»

Чем это отличается от «потому что надо» или «твое дело выполнять, а не думать»?

Правило второе. Введи взаимоисключающие правила, нарушения которых неизбежны

Это правило создавало атмосферу постоянного страха быть пойманным. Люди были вынуждены договариваться с надзирателями или капо (помощники СС из числа заключенных), впадая от них в полную зависимость. Разворачивалось большое поле для шантажа: надзиратели и капо могли обращать внимание на нарушения, а могли и не обращать в обмен на те или иные услуги.

Абсурдность и противоречивость родительских требований или государственных законов — полный аналог.

Правило третье. Введи коллективную ответственность

Коллективная ответственность размывает личную — это давно известное правило. Но в условиях, когда цена ошибки слишком высока, коллективная ответственность превращает всех членов группы в надзирателей друг за другом. Сам коллектив становится невольным союзником СС и лагерной администрации.

Нередко, повинуясь минутной прихоти, эсэсовец отдавал очередной бессмысленный приказ. Стремление к послушанию въедалось в психику так сильно, что всегда находились заключенные, которые долго соблюдали этот приказ (даже когда эсэсовец о нем забывал минут через пять) и принуждали к этому других.

Так, однажды надзиратель приказал группе заключенных мыть ботинки снаружи и внутри водой с мылом. Ботинки становились твердыми, как камень, натирали ноги. Приказ больше никогда не повторялся. Тем не менее многие давно находящиеся в лагере заключенные продолжали каждый день мыть изнутри свои ботинки и ругали всех, кто этого не делал, за нерадивость и грязь.

Принцип групповой ответственности… Когда «все виноваты» или когда конкретного человека видят только как представителя стереотипной группы, а не как выразителя собственного мнения.

Это три «предварительных правила». Ударным звеном выступают следующие три, дробящие уже подготовленную личность в биомассу.

Правило четвертое. Заставь людей поверить в то, что от них ничего не зависит

Для этого нужно создать непредсказуемую обстановку, в которой невозможно что-либо планировать, и заставить людей жить по инструкции, пресекая любую инициативу.

Группу чешских заключенных уничтожили так. На некоторое время их выделили как «благородных», имеющих право на определенные привилегии, дали жить в относительном комфорте без работы и лишений. Затем чехов внезапно бросили на работу в карьер, где были самые плохие условия труда и наибольшая смертность, урезав при этом пищевой рацион. Потом обратно — в хорошее жилище и легкую работу, через несколько месяцев — снова в карьер и т.

п. В живых не осталось никого.

Полная неподконтрольность собственной жизни, невозможность предсказать, за что тебя поощряют или наказывают, выбивают почву из-под ног. Личность попросту не успевает выработать стратегии адаптации, она дезорганизуется полностью.

«Выживание человека зависит от его способности сохранить за собой некоторую область свободного поведения, удержать контроль над какими-то важными аспектами жизни, несмотря на условия, которые кажутся невыносимыми… Даже незначительная, символическая возможность действовать или не действовать, но по своей воле позволяла выжить мне и таким, как я», — пишет Бруно Беттельхейм.

Жесточайший распорядок дня постоянно подгонял людей. Если одну-две минуты промедлишь на умывании — опоздаешь в туалет. Задержишься с уборкой своей кровати (в Дахау тогда еще были кровати) — не будет тебе завтрака, и без того скудного. Спешка, страх опоздать, ни секунды задуматься и остановиться… Постоянно тебя подгоняют отличные надзиратели: время и страх. Не ты планируешь день. Не ты выбираешь, чем заниматься. И ты не знаешь, что с тобой будет потом. Наказания и поощрения шли безо всякой системы. Если на первых порах заключенные думали, что хороший труд их спасет от наказания, то потом приходило понимание, что ничто не гарантирует от отправки добывать камни в карьере (самое смертоносное занятие). И награждали просто так. Это просто дело прихоти эсэсовца.

Авторитарным родителям и организациям очень выгодно это правило, потому что оно обеспечивает отсутствие активности и инициативы со стороны адресатов сообщений вроде «От тебя ничего не зависит», «Ну и чего вы добились?», «Так было и будет всегда».

Правило пятое. Заставь людей делать вид, что они ничего не видят и не слышат

Беттельхейм описывает такую ситуацию. Эсэсовец избивает человека. Мимо проходит колонна рабов, которая, заметив избиение, дружно поворачивает головы в сторону и резко ускоряется, всем своим видом показывая, что «не заметила» происходящего. Эсэсовец, не отрываясь от своего занятия, кричит: «Молодцы!» Потому что заключенные продемонстрировали, что усвоили правило «не знать и не видеть того, что не положено». А у заключенных усиливается стыд, чувство бессилия, и одновременно они невольно становятся сообщниками эсэсовца, играя в его игру.

В семьях, где процветает насилие, нередка ситуация, когда кто-либо из родственников все видит и понимает, но делает вид, что ничего не видит и не знает. Например, мать, ребенок которой подвергается сексуальному насилию со стороны отца/отчима. В тоталитарных государствах правило «все знаем, но делаем вид…» — важнейшее условие их существования.

Правило шестое. Заставь людей переступить последнюю внутреннюю черту

«Чтобы не стать ходячим трупом, а остаться человеком, пусть униженным и деградировавшим, необходимо было все время осознавать, где проходит та черта, из-за которой нет возврата, черта, дальше которой нельзя отступать ни при каких обстоятельствах, даже если это угрожает жизни. Сознавать, что если ты выжил ценой перехода за эту черту, то будешь продолжать жизнь, потерявшую всякое значение». Это вновь цитата из Беттельхейма.

Дальше он приводит очень наглядную историю о «последней черте».

Однажды эсэсовец обратил внимание на двух евреев, которые «сачковали». Он заставил их лечь в грязную канаву, подозвал заключенного-поляка из соседней бригады и приказал закопать впавших в немилость живьем. Поляк отказался. Эсэсовец стал его избивать, но поляк продолжал отказываться. Тогда надзиратель приказал им поменяться местами, и те двое получили приказ закопать поляка. И они стали закапывать своего товарища по несчастью без малейших колебаний.

Когда поляка почти закопали, эсэсовец приказал им остановиться, выкопать его обратно, а затем снова самим лечь в канаву. И снова приказал поляку их закопать. На этот раз он подчинился — или из чувства мести, или думая, что эсэсовец их тоже пощадит в последнюю минуту. Но надзиратель не помиловал: он притоптал сапогами землю над головами жертв. Через пять минут их — одного мертвого, а другого умирающего — отправили в крематорий.

Результат реализации всех правил

«Заключенные, усвоившие постоянно внушаемую СС мысль, что им не на что надеяться, поверившие, что они никак не могут влиять на свое положение, — такие заключенные становились в буквальном смысле ходячими трупами», — пишет Беттельхейм.

Процесс превращения в таких зомби был прост и нагляден. Сначала человек прекращал действовать по своей воле: у него не оставалось внутреннего источника движения, все, что он делал, определялось давлением со стороны надзирателей. Они автоматически выполняли приказы, без какой-либо избирательности. Потом они переставали поднимать ноги при ходьбе, начинали очень характерно шаркать. Затем они начинали смотреть только перед собой. И тогда наступала смерть.

В зомби люди превращались тогда, когда отбрасывали всякую попытку осмыслить собственное поведение и приходили к состоянию, когда они могли принять все что угодно, все, что исходило извне.

«Те, кто выжил, поняли то, чего раньше не осознавали: они обладают последней, но, может быть, самой важной человеческой свободой — в любых обстоятельствах выбирать свое собственное отношение к происходящему», — заключает автор книги «Просвещенное сердце».

Там, где нет собственного отношения, начинается зомби.

Автор — кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии ДВГГУ (г. Хабаровск), практикующий психолог

Человек из гранита: законы психологической защищенности

Автор: Cepгeй Юрьeвич Kлючникoв, практический психолог, академик Российской академии естественных наук (PAЕН), член Союза писателей России и Российского союза журналистов.

 

Потратив на изучение этой темы много лет, проконсультировав множество людей, я, как мне кажется, постепенно увидел основные психологические законы, регулирующие процесс отражения ударов. Мне кажется, эти законы объективны и существуют вне зависимости от сознания человека, однако работать они начинают все-таки в зависимости от уровня его сознания. Это не какой-то интеллектуальный парадокс, но факт, с которым мне приходилось встречаться сотни, если не тысячи раз. Рассмотрим данные законы.

 

Закон первый. Для наилучшего отражения ударов защищенность должна быть избыточной, а защита адекватной

Чтобы жить без невыносимых проблем и упруго парировать угрозы на улице, хамство на работе и насмешки дома, требуется и защищенность и защита. Если в психологическом арсенале человека есть множество изощренных психотехник, но его общая защищенность, то есть запас жизненной силы, находится на нуле, то перед нами тип информированного слабака.

Если же человек силен и уверен в себе, но при этом не знает ни одной техники и на все удары реагирует только одним способом: не замечает их, то перед нами тип грубого силача, своего рода психологического носорога. И то и другое не есть хорошо. Поэтому нужен здоровый баланс между силой и умением.

Почему же сила защищенности должна быть избыточна? Потому что в этом случае она играет не только отражающую, но и профилактическую роль. Если человек брызжет силою и уверенностью в себе, то кто захочет на него нападать? Победа наполовину одержана еще до сражения, что на Востоке считается высшим пилотажем искусства битвы. Даже когда нападение произошло, и удар пришелся по избыточно мощной ауре, то столкновение быстро прекращается.

Моська, скорее всего, продолжит свой лай, но слон, мирно щиплющий травку, может позволить себе просто ее не замечать. Избыточная защищенность дает возможность человеку тратить на отражение ударов минимум напряжения и энергии — ведь даже по законам физики рост мощности уменьшает силу напряжения.

Почему же защита должна быть адекватной удару или нападению? Во-первых, потому, что обычно удар или нападение носит разовый быстро проходящий характер, и не стоит в ответ напрягаться так, как если бы вы имели дело с постоянными военными действиями. Во-вторых, не стоит стрелять из пушек по воробьям. Зачем специально напрягать себя сверх меры, когда у вас еще в запасе бронежилет общей защищенности?

 

Закон второй. Сильный в драку не пойдет, его драка обойдет

Профилактика нападения — это все-таки искусство более высокого порядка, нежели умение грамотно вести психологическую войну. Конечно, всегда важна цена, которую мы платим за мир. Если мы, чтобы избежать неприятного для себя ощущения борьбы, то и дело заключаем с каждым хамом и манипулятором невыгодный для себя «Брестский мир», то это не решает проблему.

Агрессора невозможно умиротворить по определению, а себе мы наносим подобными излишними компромиссами ненужные травмы. Потому мирная стратегия поведения должна иметь подтекст силы. Мы должны научиться так общаться с людьми, чтобы они чувствовали нашу силу и понимали, что имеют дело не с беззубыми пацифистами, а с сильными и уверенными людьми, способными за себя постоять.

Что представляет собой подобная защищенная сила, отводящая конфликты? Она является сплавом мудрости, предвидящей возможность нападения и заранее принимающей меры, обаяния. Это создает вокруг человека такую атмосферу, что на него не хочется нападать.

Такая сила уверенной мощи включает в себя волю, парирующую атаки, а также достаточно высокую самооценку, не поддающуюся прямому влиянию, умение не лезть за словом в карман, хорошее чувство юмора как в отношении других людей, так и в отношении себя. Человек, излучающий такую силу, отводит от себя многие виды конфликтов и нападений.

 

Закон третий. В конфликтах страшны не столько прямые удары, сколько их хронические последствия

Жесткий психологический удар, даже если он сильный и неожиданный, может серьезно повредить нашу личность и ухудшить состояние, но он редко за один раз ломает внутренний стержень человека. Если это одноразовое явление, то его следы постепенно затягиваются. Но если вы получили несколько сильных ударов подряд или же вы в течение длительного времени подвергались мелким, но настойчивым издевательствам, провокациям, манипуляциям, тогда полученная душевная рана начинает кровоточить постоянно.

Возникает психологическая травма, что угадывается другими людьми и периодически провоцирует их на агрессию, насмешку, грубость, щелчки именно по этому слабому месту. Рана не заживает, с одной стороны, из-за этих внешних воздействий, а с другой — из-за депрессивных переживаний человека, изнутри разъедающих его душевную ткань и усиливающих травму.

Многие психологические проблемы, переживаемые человеком — это своего рода удары, растянутые во времени. Говоря медицинским языком, это хроника, которая лечится труднее, нежели острые заболевания. Потому без серьезной работы по избавлению от душевных травм вы никогда не сможете обрести истинную защищенность.

 

Закон четвертый. Человека можно психологически «пробить», но невозможно сломать до конца без его согласия

Каждый из нас может получить неожиданный удар или просто встретить агрессивного и одновременно более сильного человека, нежели мы. Возможно, что испытания, выпадающие на нашу долю, окажутся более тяжелыми, нежели мы сможем вынести. Они пробивают нашу личность. Однако стержень человека невозможно сломать внезапно и за один раз — он находится слишком глубоко.

Чтобы сломать человеческую личность, требуется согласие человека, хотя бы даже бессознательное. Если вы будете отстаивать себя и свое достоинство, до конца сломать вас невозможно. Потому если хотите сохранить целостность своей личности в критических и экстремальных ситуациях, учитесь стоять до конца и не соглашаться на поражение и уступку даже на бессознательном уровне.

 

Закон пятый. Внутренняя психологическая опора всегда прочнее любых внешних опор

Когда на вас часто нападают и вам начинает не хватать сил, вы обычно теряете равновесие и пытаетесь искать поддержку и опору вовне. На какое-то время вам это удается, но затем по тем или иным причинам внешняя поддержка прекращается, и человек теряет равновесие вновь. Наилучшим вариантом опоры и защиты будет внутренняя опора человека, которая предполагает обращение в трудный момент к серьезным психологическим целям и ценностям.

Внешняя поддержка человека, подвергающегося ударам и нападениям, может быть очень эффектной и впечатляющей, но она непрочна, а внутренняя опора при всей внешней хрупкости и непрезентабельности, оказывается очень реальной и прочной.

 

Закон шестой. Страшна не слабость и незащищенность, а нежелание ее побеждать

Вы можете быть очень слабым человеком и обладать хрупкой болезненной психикой, но если вы будете сознательно работать над собой, это будет для вас менее опасно, нежели если вы будете сильным и уверенным существом, прекратившим работу над собой. Прикладывая старание, энергию и волю, можно из слабости выковать силу, но если не прикладывать никакой силы, то можно растерять природные данные.

 

Закон седьмой. В процессе реальной жизни неполная открытость не дает человеку истинную защищенность

Если вы превратили свою жизнь в сплошную защиту, ничего хорошего в этом нет — вы прекращаете здоровый обмен энергией и информацией, превращаетесь в вечно отстающего ретрограда, обкрадывающего себя и лишенного живого опыта. Если же вы приняли модную среди псевдоэзотериков и биоэнергетиков идею, что при чистом сердце защищаться вообще не нужно, то вы стали открытой площадкой для всех ветров и влияний жизни. Ваши действия напоминают поведение государства, распустившего свои пограничные войска, ликвидировавшего границы и таможню. Как вы думаете, через границу хлынут прежде всего хорошие люди?

Постоянная защищенность нужна всегда. Это означает, что личность человека должна быть целостной, крепко охраняющей человека от ударов и нападений, подобно государственной границе. Приемы защиты могут и должны периодически меняться и чередоваться в зависимости от того, с кем человек имеет дело.

С близкими друзьями достаточно просто быть сильным, защищенным но открытым человеком, не пользующимся никакими специальными методами защиты. При общении с врагами нужна защищенность и защита, основанная на чередовании разных приемов, то есть на принципе полной закрытости. В целом в жизни нужен разумный баланс между закрытостью и открытостью.

 

По-настоящему защищенный человек не может быть зацикленным на себе эгоцентриком, махровым эгоистом, замкнутым интровертом. Он обладает здоровой открытостью миру и способен легко устанавливать отношения с внешним миром, с людьми, со своим ближайшим окружением. Контактность, открытость, доброжелательность в общении помогают ему свободно притягивать к себе все новых друзей, которые защищают его в трудную минуту.

Защищенный человек сумел обуздать в себе глубинную агрессивность. Потому в отношениях с людьми он не склонен делать резкие движения и наносить необдуманные удары, неизбежно вызывающие ответные действия. Он преобразил свою врожденную агрессивность в твердость и волю к достижениям.

По-настоящему защищенный человек не склонен к болезненному самокопанию и мысленному анализу чужих мнений по поводу собственной персоны. Он является целостным человеком, для которого мысль и действие неразрывны между собой. Он может какое-то время серьезно размышлять, стоит ли ему совершать то или иное действие или нет. Однако если решение принято, он уже не будет колебаться и сможет отбросить все сомнения.

Если он от природы слишком чувствителен, он постепенно формирует в себе некий корсет защищенности, смягчающий удары. Защищенный человек — это целеустремленная личность. В любой ситуации он хорошо знает и помнит, чего он в конечном счете хочет. Он не блуждает по извилистым тропинкам жизни, а старается выбрать дорогу, наиболее кратким путем приводящую его к цели.

В случае неудач, трудноразрешимых проблем или совершенных ошибок защищенный человек умеет пользоваться прекрасным методом защиты, который мгновенно обесценивает угрозу, уменьшая ее силу — юмором. Он применяет это лекарство не только по отношению к прямому противнику или другим людям, участвующим в конфликте, но и ко всей ситуации, умея посмотреть на нее как бы со стороны и посмеяться над ней.

Защищенный человек — это уравновешенный человек, умеющий спокойно воспринимать злобные выпады, вспышки раздражения и угрозы. Он пребывает в согласии с самим собой, умеет принимать себя таким, каков он, как исходную точку для дальнейшего улучшения и совершенствования.

 

Больше знаний — больше защищенности и возможностей. Составьте свою учебную программу и учитесь только самому интересному и нужному.

Как тюрьма изменяет личность человека

  • Кристиан Джаррет
  • BBC Future

Длительное заключение влияет на личность человека, затрудняет его возвращение к нормальной жизни в обществе. Возможно, пришло время изменить наше отношение к системе наказания?

Автор фото, Getty Images

Днями, месяцами, годами вы живете, не имея собственного пространства, возможности выбирать, с кем провести время, что съесть или куда пойти.

Вы живете в окружении постоянной опасности и подозрений. Любовь и близкие человеческие отношения практически не доступны. Семья и друзья — далеко.

Чтобы не сойти с ума, заключенным приходится меняться и приспосабливаться к этой среде.

Прежде всего это касается тех, кто отбывает длительный срок — в Англии и Уэльсе почти 43% приговоров сегодня составляют более четырех лет.

В докладе правительства США о психологическом воздействии заключения социальный психолог Крейг Хейни высказался однозначно: «Мало для кого опыт тюрьмы проходит бесследно и не меняет психику».

Крейг Хейни сотрудничал с Филиппом Зимбардо в его печальном эксперименте со Стэнфордской тюрьмой.

(Тогда исследователи по жребию разделили участников эксперимента, студентов, на «смотрящих» и «заключенных». В ходе опыта каждый третий охранник обнаружил садистские наклонности и жестокость. — Ред.)

Исследователи Института криминологии Кембриджского университета, которые взяли интервью у сотен заключенных, пришли к еще более радикальному выводу: длительное заключение «меняет человека целиком и полностью».

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Реинтеграция в общество после длительного заключения происходит очень трудно

Ранее психологи придерживались теории, что наша личность во взрослом возрасте практически не меняется.

Но недавние исследования показали, что, несмотря на относительную стабильность, наш образ мышления, поведение и эмоции претерпевают значительные и последовательные изменения.

Это прежде всего происходит в ответ на различные социальные роли, которые нам приходитсяиграть в течение жизни.

Очевидно, что жизнь в жестко структурированной и социально опасной среде вызывает неизбежную трансформацию личности.

Эти психологические изменения прежде всего беспокоят тех, кто занимается благосостоянием заключенных и возможностью их реинтеграции в общество после освобождения.

И хотя психологическая адаптация помогает человеку выжить в тюрьме, в жизни на свободе она становится контрпродуктивной.

Ключевые особенности тюремной среды, которые приводит к личностным изменениям, — потеря свободы выбора, отсутствие частного пространства, повседневная стигматизация.

А также — постоянный страх, необходимость скрывать свои эмоции, носить маску «неуязвимости» (во избежание злоупотребления со стороны других) и ежедневно подчиняться жестким правилам и процедурам.

«Вживание в тюремную среду»

Существует на удивление мало исследований того, как тюрьма влияет на так называемую Большую пятерку (принятую в современной психологии модель личности, которая состоит из пяти базовых черт: открытость опыту, добросовестность, экстраверсия, доброжелательность, нейротизм. — Ред. )

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Заключенные постепенно приспосабливаются к своей среде, и их личность претерпевает существенные изменения

Впрочем, психологи и криминалисты широко признают понятие «вживание в тюремную среду», следствием которого является «посттюремный синдром».

Исследователи из США провели детальное интервью 25 бывших пожизненных заключенных (в том числе двух женщин) в Бостоне, которые провели в среднем около 19 лет в тюрьме.

Анализируя их рассказы, психолог Марике Лима и криминалист Маартен Кунст обнаружили, что во всех них развились «институционализованные черты личности»: недоверие к другим, трудности в заведении отношений и принятии решений».

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Підпис до відео,

Позолоченная тюрьма: отель, в котором «сидит» саудовская элита

Один 42-летний бывший узник отметил: «Я до сих пор веду себя так, будто я все еще в тюрьме. Ты же не выключатель света или водопроводный кран, который можно одним движением переключить. Когда вы что-то делаете в течение определенного времени .. . оно становится частью вас».

Наибольшей изменением в психике, которую отметили практически все опрошенные, была неспособность доверять другим, которая достигала масштабов паранойи.

«Ты никому не можешь доверять в камере, — говорит другой участник исследования, человек 52 лет. — И теперь мне очень трудно довериться людям».

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Тюрьма может «стать частью вас», говорит один бывший заключенный

Заключенные также описывают «эмоциональный ступор».

«Становишься черствее, дистанцируешься от того, что происходит», — говорят они, объясняя, почему люди скрывают и подавляют свои чувства.

С точки зрения Большой пятерки личности, эти изменения соответствуют очень низкому уровню нейротизма (или эмоциональной вялости, безразличия), в сочетании с низким уровнем экстраверсии и добросовестности.

Далеко не идеальный психологический портрет для возвращения к нормальной жизни.

Впрочем, исследование, обнародованное в феврале 2018 года, показало, что даже недолгое пребывание в тюрьме также значительным образом влияет на личность.

• Cпритнисть рук и никакого мошенничества

Группа ученых под руководством Джесс Майерс из Амстердамского свободного университета наблюдала за 37-ю заключенными с начала их срока. Уже через три месяца психологические тесты обнаружили у них повышенную импульсивность и снижение внимания.

Такие изменения могут свидетельствовать об ухудшении добросовестности — черты личности, которую связывают с самодисциплиной, аккуратностью и амбициями.

Автор фото, Alamy

Підпис до фото,

Заключение усиливает импульсивность и снижает внимание

Впрочем, некоторые другие наблюдения все же оставляют надежду.

В недавно опубликованном исследовании ученые сравнили психологические портреты жителей тюрем строгого режима с контрольной группой, в которую входили очень разные группы людей, в частности, студенты и тюремные надзиратели.

Выводы показали, что хотя заключенные набрали низкие баллы по показателям «экстраверсия», «открытость опыту» и «доброжелательность», они имели выше контрольных результаты в категории «добросовестность», прежде всего в том, что касается организованности и самодисциплины.

По мнению ученых, выводы демонстрируют положительную адаптацию личности к тюремной среде, требующей строгого подчинения нормам и правилам тюрьмы.

Иными словами, чтобы избежать неприятностей, нужно быть добросовестным.

Автор фото, Melissa Hogenboom

Підпис до фото,

Группа голландских заключенных продемонстрировала улучшение способности планировать пространство

Хотя, возможно, это может объясняться особенностями именно шведской пенитенциарной системы, которая уделяет гораздо больше внимания отношению к заключенным и их реабилитации, чем другие страны.

Достаточно обнадеживающими были выводы и двух других исследований, в ходе которых заключенные показали высокую способность к кооперации.

Данные всех этих исследований очень важны для вопроса реинтеграции бывших преступников в общество, считает Сигбьорн Биркленд из Норвежской школы экономики.

«Мы обычно считаем, что все преступники — плохие парни, способные действовать в интересах общества. Такое мнение оправдывает жесткие приговоры», — отмечает исследователь.

«Однако преступники могут иметь такую ​​же мотивацию к общественному взаимодействию, как и все другие люди», — добавляет он.

Рост осведомленности в этом вопросе приведет к большим усилиям в исследовании влияния тюрьмы на личность. Следовательно, будет способствовать реабилитации при возвращении к нормальной жизни.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Наблюдения показывают, что длительное заключение меняет личность преступника

Положительные изменения в личности заключенных, такие как повышение добросовестности и способности к сотрудничеству, должны стать точкой опоры в ходе реабилитационных программ.

В конце концов, мы можем встать перед выбором. Наказывать преступников более строго — и получать людей, неспособных адаптироваться к жизни в обществе.

Или разрабатывать такие судебные решения и создавать такие условия в тюрьмах, которые способствовали бы улучшению личности преступников и помогали бы им исправиться.

Прочитать оригинал статьи на английском языке вы можете на сайте BBC Future.

«Человека можно уничтожить одной фразой» / Статьи / Newslab.Ru

Словом «невротик» люди начинают уже ругаться, как словами «дурак», «псих», «фашист» — столь же часто и неосмысленно. Между тем у слова есть научное понимание. И говорить о «невротизации общества», пожалуй, следует с профессионалом. У моего собеседника — докторская по неврозам. Некогда Вадим Кожевников был врачом-психологом олимпийской сборной СССР, потом ушел в преподавание, более десяти лет заведует кафедрой клинической психологии СФУ. Параллельно консультирует политиков, бизнесменов, телеведущих, спортсменов и даже простых смертных.

В режиме истощения

— Давайте, Вадим Николаевич, начнем с того, чем невротик отличается от полноценного клиента сумасшедшего дома. Где грань?
— Есть так называемые истинные психические заболевания. При них человек себя не осознает, он невменяем и не осуждаем. Как правило, такие болезни коренятся в его природе, они в дисфункции головного мозга и запрограммированы с рождения.

— Шизофрения, паранойя?
— Они самые, к ним же относится и маниакально-депрессивный синдром. Они не обязательно проявлены прямо с рождения, но болезнь заложена в человеке и рано или поздно активируется. Такие болезни необратимы. А есть неврозы. Приобретенные функциональные расстройства нервной системы.

— Их признаки?
— В основе сшибка разных рефлексов в нервной системе. Главный признак — тревожность, страх. При этом человек себя осознает, он понимает, что с ним что-то ненормально (в отличие от «истинных психических»). И такие расстройства лечатся.

— Вы сказали — тревожность. Где грань тревожности нормальной и патологической? Когда человек ночью обходит компании молодых людей в спортивных штанах — это уже невроз или нет? Или проверяет все приборы, выходя из дома?
— Это нормально. Ненормально, когда тревожность не оправдана. Например, проверять приборы три раза. Или обходить, зайдя в университет, всех молодых людей, стоящих группой. Постоянно оглядываться, идя по улице. Это уже дезадаптация, когда вы начинаете бояться необусловленно, то есть страх — внутри вас. В основе этого состояния — астения: человек расходует энергию, не компенсируя ее. В итоге получает истощение нервной системы.

— Хорошо, а что обусловливает — будет нервная система истощаться или нет? Одни и те же ситуации — один истощается, другой закаляется.
— Есть преморбидные состояния. Это готовность к невротическому сценарию жизни, обусловленная опять-таки генетически.

— Меланхолики более расположены, чем сангвиники?
— Эти деления времен академика Павлова устарели. Но если говорить грубо, то да: то, что подразумевалось под меланхолическим темпераментом, — более расположено к неврозу, чем темперамент сангвиника. Но вообще скажу — истощает любая работа более 6 часов в сутки. Человек, говорящий, что работает более 6 часов, или притворяется, или работает на истощение. Полноценно трудиться 10 или 15 часов — нельзя.

— Вы больше 6 часов не работаете?
— Не работаю, это вредно. И бесполезно с точки зрения дела. Также нельзя спать меньше 8 часов в день, за меньшее время организм не успевает расслабиться. А трудоголизм сам по себе — это уже признак расстройства. Трудоголик — это невротик. Он работает, но он работает белкой в колесе. Человек так борется с тревожностью, как иные борются с ней при помощи алкоголя.

— Много ли невротиков в крае?
— Я бы не хотел называть процент. Но больше, чем кажется… Вообще в крае ситуация хуже, чем в стране. Сказываются экологическая ситуация, климат, малый световой день.

«Все от нервов»

— Есть такая обыденная поговорка, что «все болезни от нервов». Насколько она верна?
— Это так. Причина большинства болезней — невроз. В конечном счете все болезни, кроме физических травм, так или иначе связаны с дезорганизацией нервной системы. В начале же неорганизованная работа, неорганизованная жизнь вообще.

— Простите, и даже ОРЗ с ОРВИ? Не вирусы их причина?
— Пока нервная система не ослаблена, иммунитет не позволит заболеть. И есть люди, никогда не болеющие «простудой». Если вас интересует конкретно, то в причинах ОРВИ — снижение энергетики мозга, неправильные отношения между полушариями. Гипертония, стенокардия, бронхиальная астма, аллергии, заболевания кишечника — напрямую связаны со стрессами, психогениями. Невроз на стадии состояния включает соматический компонент. Иными словами, стенокардия и инфаркт миокарда — это не заболевания сердца. Это невроз, отраженный на сердце. Сейчас наконец-то стали признавать эти вещи.

— Мой остеохондроз — тоже?
— 100-процентный психогенный характер. Следствие образа жизни, длительного, хронического напряжения без восстановления. Напряжение фиксируется в мышцах, а в основе болевого синдрома — локальное кровообращение, сокращение мышц и спазм сосудов. И лечить нужно причину, то есть работать с центральной нервной системой. Все лекарства — они для скорой помощи. На любых лекарствах вредно сидеть более 10 дней. Надо заниматься мозговой регуляцией, таблетки лишь снимают симптомы. Массаж может восстановить на пару месяцев, потом все вернется. Кстати, большинство массажистов еще и немного психологи, обратите внимания, как они много говорят.

— Рак — тоже психогенное?
— Да. В основе — психологическая фрустрация, слабость центральной нервной системы. По сути, это бессознательное самоубийство. Рак начинается с бессознательной установки «я не хочу больше жить». И он лечится психологически. Я не говорю о четвертой стадии, когда уже метастазы и необратимость, но в своем начале — лечится.

— Я слышал от знакомых, как вы лечите много чего, оставаясь в рамках психологии… Тех же аллергиков, астматиков… Какой алгоритм?
— Сначала выясняем характер заболевания, как человек заболел. Проводим психологическое тестирование. Далее главное — психотерапия. Но это долго рассказывать.

— Современная медицина, как правило, не лечит хроников. Вы лечите. Тогда почему в поликлиниках и больницах не сидят психотерапевты? Вместо тех, кто там сейчас?
— На самом деле современная медицина работает на болезнь. Врачу платят не за то, что он вылечил. Его задача — ставить диагноз, потом купировать симптомы и синдромы. Работают с болезнью, когда надо работать с человеком. Для начала помочь человеку осознать свою болезнь, откуда пошел патогенез. Возможно, излечение потребует изменения всей жизни. Но не все на это готовы. Из 100% невротиков 60% лечиться никогда не захотят и не будут, еще 20% готовы прийти к врачам, но чтобы врач все сделал за них. Работать сами готовы лишь 20%. А это необходимое условие. К тому же официально не признаются психогенные корни болезней. Признать их означает менять всю систему здравоохранения, а кто на это пойдет? У нас психологи сейчас даже не в каждой поликлинике и больнице.

— Но вы не беретесь за алкоголиков и наркоманов?
— От удовольствия не лечат. Человек, пришедший с астмой, на самом деле хочет от нее избавиться. Алкоголик и наркоман, как правило, лечиться не хочет. И идет к врачу — не за этим. Срывается после первого сеанса.

— Знакомый врач, работавший в наркологии, говорит, что эффективность — 5—10%.  В общем-то, это люди, что ушли бы в завязку и самостоятельно.
— Да. Причем есть люди, которые без наркотиков и алкоголя действительно умрут. Для большинства же употребляющих это опять-таки компенсаторная функция (как и большинство болезней). В основе опять-таки слабость нервной системы, истощение без восстановления.

— Импотентов бы лечить взялись?
— Да. Что там в основе? Все импотенты — истерики, не умеющие любить, расположенные брать, а не давать. Но это обратимо. Любить учатся.

— Гомосексуализм, педофилия, прочие перверсии — тоже от мозга?
— Гомосексуализм, к примеру — это гормональное расстройство и сшибка на этом уровне. Мальчик, у которого гормоны девочки, или наоборот. По сути, это болезнь, но не приобретенная, а врожденная.

Тесты на ходу

— Можно ли по одному виду человека судить, есть ли у него невроз и какой именно?
— Можно. По асимметрии лица, например. Какой глаз шире раскрыт, какие гримасы, есть ли слезотечение. Дальше: как человек говорит? Насколько быстро, внятно, какие использует слова? Толстый он или худой — тоже важно. И то и другое — указатель на определенный дисбаланс. Даже по марке машины я уже могу о чем-то судить.

— Даже так? Хорошо, вот «Жигули» девятой модели что значат?
— Владельцев таких машин опасаюсь больше всего. Слишком часто это молодые люди с излишними амбициями. Обгоняют иномарки, сами часто в грязи, пытаются что-то доказать.

— А владельцы «шестерок»?
— Хозяйственные люди, без понтов, такие примерные домочадцы. Им нужна именно машина, любая машина, чтобы ехать.

— «Волги»?
— У меня у самого были две «Волги». Это наша юность, когда не было ничего круче «Волги», это ностальгия по прошлому. Такой здоровый консерватизм.

— А дорогие джипы, мотоциклы, велосипеды?
— Вы же понимаете, что джип — вообще не для города. А по городам ездят скорее машины, стилизованные под джип. Чаще всего это опять-таки понты. А мотоциклы, велосипеды — индивидуалисты, такой шизоидный тип.

— Стиль одежды что-то может рассказать о патологии?
— Если нет dress-кода, то стиль одежды, думаю, может быть любой. Важно лишь, чтобы была чистота и целостность. Если прическа, то имеющая четкую форму, и у женщин, и у мужчин.

— А цвет?
— Известный тест Люшера, когда о человеке судят по цветам. Зеленый — уверенность, сила, земные основы. Красный — раздражительность, энергия, стремление вперед. И так далее.

Богатые тоже плачут

— Если говорить о психическом здоровье нации, как обстоят дела в России?
— Дегенерация и деградация конкретной личности как плата за прогресс — логика всей истории. А характерная черта нынешнего положения дел — депрессия, в медицинском смысле. Думаю, что именно депрессия будет главной причиной смертности в XXI веке. Уточню: через те заболевания, которые будут из нее следовать. Отсюда же будут следовать и конфликты — с депрессирующим невротиком невозможно договориться, отсюда и силовые решения. А что такое депрессия? Это когда «нет будущего». Я бы вообще делил людей по тому, где они живут — в прошлом или будущем.

— Можно ли как-то поделить страны и эпохи — по типичным для них расстройствам?
— Психологические патологии характерны для всех базовых эмоций, всех эпох, всех народов.

— Есть мнение, что психиатрия не только лечит, но и создает болезни. Придумывая практики, названия, ярлыки.
— Чье мнение?

— Допустим, французский философ Мишель Фуко.
— Это глупости. Болезни были всегда и будут всегда. Названий не было. Но те же самые неврозы, та же шизофрения — были и в античности, и в Средние века.

— А если сравнивать на предмет невротизированности, к примеру, Россию и США?
— Мое мнение, что русские и американцы как раз очень похожи. По психотипу именно. И им будет проще договориться друг с другом, чем обоим с европейцами. Весь мир боится и американцев, и русских, а мы друг друга — нет. На подсознательном уровне есть уважение, и я думаю, что «горячей» войны с Америкой у нас не будет никогда. Именно по этой причине подсознательной комплиментарности.

— Какие страты в России пребывают в большем неврозе? Давайте посмотрим — по половому признаку, возрастному, социальному.
— Более невротизированы пожилые. Если смотреть по полам, то мужчины. Мужчины в целом более ригидны, то есть стереотипны. Они переживают больший стресс, но имеют меньше возможностей его сбросить, например, в разговоре. Для мужчин более характерны почти все пороки, что тоже следствие стрессов. Если смотреть по профессиям, то наиболее стрессогенные — где работают с людьми: педагоги, врачи, политики. Технарям полегче. Если брать социальные слои, сложно тем, кто не адаптировался. И это могут быть вполне богатые люди! Но ставшие богатыми внезапно и к этому не привыкшие. Они утверждают себя через чрезмерность, но, по сути, им плохо. Вот была эпидемия туберкулеза — среди благополучных… Это всегда считалось болезнью трущоб, болезнью «ненавидящих эту жизнь». Но кто сказал, что нувориши ее сильно любят? Слишком часто жизнь ненавистна им, как и бомжу.

— Если бы вы писали памятку старшекласснику на тему «Как упасти себя от невроза» — что бы там было?
— Ставить себе только позитивные оценки. Иметь старших товарищей, они могут дать то, что не могут родители. Помнить, что быть добрым, честным, благородным — выгоднее, чем наоборот. Учиться строить отношения и разговаривать. У нас не любят разговаривать, отсюда много бед.

— Может ли невротик вытащить себя из болезни сам или обращение к психологу обязательно?
— Теоретически может, практически — вряд ли. Чтобы преодолеть болезнь, нужна воля. А невроз — это и есть слабый волевой процесс.

Душа в цифрах

— Но можно ли доверять каждому, имеющему диплом психолога?
— У нас в СФУ две кафедры выпускающие — моя кафедра клинической психологии и кафедра психологии развития. За этих выпускников ручаюсь. За кого не ручаюсь? Есть филиалы центральных вузов, есть ряд технических вузов. Они тоже берутся готовить психологов. Но есть опасность суррогата. Для меня подготовка специалиста-психолога связана с классическим университетским образованием. Надо иметь соответствующие кадры. Но даже если нам кадров не хватает, что говорить о других?

— В книжных магазинах — целые стеллажи как бы по психологии. Как правило, книжки переводные, обложки яркие. Насколько это действительно «психология»?
— Не прочитал ни одной такой книжки. По книжкам вообще научиться психологии нельзя, ее надо пережить. Но если говорить о литературе, то есть четыре государством утвержденных учебника. Всего четыре. Неплохих учебника. Вот они у меня. Все остальное — беллетристика.

— В чем особенность вашей кафедры?
— Мы подходим к человеку как к единству души и биологии, но делаем ставку на прикладной подход, технику. На то, что можно измерить. Вот у меня на столе прибор, по нему была моя кандидатская. Вот сюда кладут пальцы, смотрят на датчик, попробуйте… (Я смотрю на шкалу. У меня 70—80 единиц. Пальцы кладет Кожевников, у него 200. Прибор — пропускаю его сложное описание — меряет спокойствие человека. 10 баллов — жуткая паника, 50—120 — состояние студента в аудитории, человека на улице, 300 баллов — у спящего. Через минуту научаюсь управлять шкалой в пределах от 50 до 100, просто думая о разных вещах) Мозг — всему голова. Мы доказали, что психологически можно влиять и на иммунную систему, и на эндокринную. Есть результаты опытов. В цифрах.

— Может ли сам психолог быть невротиком?
— Да, все врачи этому подвержены, особенно психиатры. Уже само желание получить такое образование показательно. В психологи часто идут люди, уже невротизированные. Понимающие, что с ними что-то не в порядке, желающие понять. Всех будущих психологов мы тестируем, они прекрасно знают себя. Психолог может не быть абсолютно здоров, но он должен быть абсолютно объективным к себе. Знать себя и правильно к себе относиться. Этому мы учим.

— Насколько можно доверять объявлениям о психологических тренингах, консультациях и т.  д.?
— Надо быть осторожным, дилетантов на рынке — огромное количество. Большая часть объявлений от них. На тренингах ответственность за каждое слово, но они ее не чувствуют. В конечном счете на них плюнут, не придут во второй раз, но уже пострадают.

— Вы рисуете чудовищный потенциал психологических знаний. Можно ли их сознательно обратить во зло?
— Очень легко. Человека можно уничтожить одной фразой, и специалист знает, кого чем бить, чтобы сломать наверняка. Есть так называемые «падшие психологи», которые способны на это. Но такие люди в профессии не задерживаются. И их немного. На этапе отбора и обучения мы смотрим на нравственные качества, потом прививаем осторожность. Очень легко навредить. Поэтому я очень бережно отношусь к своим словам. Даже чтобы задать человек вопрос, прошу у него разрешения.

Досье ВК

Вадим Николаевич Кожевников родился в Красноярске 30 сентября 1946 года. Окончил Красноярский государственный медицинский институт по специальности «врач-лечебник». Закончил аспирантуру Ленинградского НИИ физической культуры. До 1982 года работал в лечебных учреждениях Красноярска. С 1982 года – врач-психолог в комплексной научной группе, работавшей со сборными командами Советского Союза по горнолыжному и санному спорту. Также работал со спортсменами Высшей лиги по баскетболу.

Выполнил кандидатскую диссертацию на стыке дисциплин – педагогики, психологии, физиологии. Диссертация посвящена методам диагностики работоспособности у спортсменов. Защитил докторскую диссертацию, связанную с разработкой лечебно-профилактических и реабилитационных программ для людей с неврологическими и неврозоподобными расстройствами. С 1990 года – сотрудник психолого-педагогического факультета КГУ (ныне СФУ). С 1997 года – заведующий кафедрой клинической психиатрии.

Автор более 100 научных работ. Область научно-практических интересов: изучение психологических механизмов патологий человека, разработка превентивных методов психологической помощи.

Александр Силаев, «Вечерний Красноярск», фото Александра Паниотова

Как тренинги личностного роста ломают психику человека

Почему люди готовы выполнять самые нелепые задания своих учителей.

Психотренинги ‑ одно из модных течений в современном обществе. Их организаторы обещают решить все наши проблемы, раскрыть личностный потенциал каждого и, как следствие, сделать каждого заплатившего счастливым человеком. Как ни странно, находятся те, кто ведется на обещания совершенно незнакомых людей и готов платить им огромные деньги. Правда, когда они все же осознают, что попали в сети шарлатанов, им зачастую требуется помощь настоящих медиков, чтобы восстановить психику.

На профессиональные тренинги люди приходят с конкретными проблемами: личная жизнь, работа, неуверенность в себе, неудачи в жизни, в карьере. Тренеры обещают, что по окончанию курсов все проблемы будут решены.

По словам директора психологического центра «Просвет» Сергея Мартынова, первые занятия, как правило, не вызывают у слушателей подозрений, их учат безобидным техникам медитации, которую применяют буддийские монахи. Затем людям начинают ломать психику. При помощи различных приемов объясняют, что прежняя жизнь – это ошибка.

‑ Например, слушателя сажают в центр, и команда должна сказать ему что-то неприятное, унизить. С этими людьми он лично не знаком, они, как он думает, говорят о нем свое мнение. После чего подходит тренер и спрашивает: «Меняться будем?» — рассказывает Сергей Мартынов.

«Учителя» вторгаются в личностное пространство человека: на занятиях люди должны признаваться в самых своих тайных нелицеприятных поступках. Им дают самые нелепые задания: от помыть чужому человеку ноги до стать бомжом или проституткой. Так, якобы, снимаются моральные ограничения, которые мешают стать лидером и т.д. Гуру психологии делают все, чтобы их адепты порвали все семейные и дружеские связи, убеждая людей, опять же при помощи психологических приемов, что они их не понимают и не принимают их роста.

Как считает религиовед Вадим Розенфельд, который изучает проблему подобных тренингов на протяжении семи лет, в их основе лежат психологические приемы, но по форме влияния на людей они очень близки к сектам.

Что такое психотравмы и какими они бывают

Многие психические расстройства, проблемы в общении с людьми и даже заболевания, связанные с физиологией, появляются из-за психотравм, нанесенных человеку в детстве. «Афиша Daily» с помощью психотерапевтов составила список типичных психотравм, которые влияют на отношения человека с миром уже во взрослом возрасте.

Александра Меньшикова

Клинический психолог, психотерапевт, кандидат психологических наук, член Американской психологической ассоциации

Анфиса Белова

Психолог, психоаналитик

Дороти Берман

Врач-психиатр, психотерапевт клиники «Преображение»

Екатерина Василевская

Психотерапевт

Наталия Феоктистова

Психоаналитик, кандидат психологических наук

Психотравма — это результат переживания сильного стресса или совершенного по отношению к человеку насилия. Она может нарушить организацию психики и привести к пограничным или клиническим состояниям, неврозам, психосоматическим заболеваниям. Последние бывает сложно распознать без участия психиатра, потому что они проявляются на физиологическом уровне. Чаще всего жертвами физического или психологического насилия становятся дети, потому что они зависят от взрослых и не способны защитить себя.

Также именно в детском возрасте происходят самые сложные психотравмы — и они, как правило, связаны с насилием в семье. Психотерапевт Екатерина Василевская говорит, что у 90% процентов ее клиентов проблемы начались из-за детских травм. «Труднее всего скорректировать те, которые связаны с игнорированием ребенка», — добавляет она.

Исследования показывают, что дети, подвергшиеся насилию, в будущем страдают от тревоги, депрессии, низкой самооценки, симптомов ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство. — Прим. ред.) и суицидальных наклонностей, причем последствия эмоционального насилия по воздействию равны последствиям физического и сексуального или даже превышают его.

Тот факт, что детская травма влияет на физическое здоровье человека во взрослом возрасте, также доказан. Психиатр Дороти Берман говорит, что последствия психотравмы могут выходить на физиологический уровень: «Это такие психосоматические болезни, как нейродермит, стенокардия, инфаркт миокарда или язвенная болезнь желудочно-кишечного тракта». По словам Берман, такие последствия появляются из-за того, что психотравма не прожита, гештальт не завершен и эмоции продолжают давить на человека.

Психотерапевт Александра Меньшикова считает, что психотравма оказывает влияние на мозг, вследствие чего люди теряют способность адаптироваться к стрессу и получают повышенный уровень тревожности и депрессивности.

Люди с психотравмой в течение всей жизни переживают процесс ретравматизации, постоянно возвращаясь в одно и то же событие.

Меньшикова приводит такой пример: если ребенка в детстве били родители, то в будущем он может построить семью, где по отношению к нему тоже будут применять физическое насилие. К тому же травма не бывает одна: если происходило физическое насилие, значит, вместе с ним и эмоциональное.

Специалисты подчеркивают, что постоянно повторяющееся насилие намного тяжелее пережить, чем единичные случаи. «Нет ни одной семьи с идеальными родителями. Всегда недостает каких-то ресурсов, в которых нуждается ребенок, поэтому психотравмирующие события случаются в жизни каждого», — считает Берман.

Ниже мы приводим список типичных психотравм, которые чаще всего переживаются в детстве. Специалисты настаивают: если вы узнали себя в этих ситуациях и почувствовали, что травмирующие события до сих пор на вас влияют, обратитесь за профессиональной помощью.

6 типичных детских психотравм

«От тебя одни неприятности»

Оскорбления, обесценивания

Как выглядит: «Родители могут обесценивать ребенка открыто: оскорблять, обзывать, называть ничтожеством, — говорит психоаналитик Анфиса Белова. — То же самое можно делать в пассивно-агрессивной форме: через сарказм и якобы шутливые прозвища. Взрослые могут оправдывать свое поведение тем, что таким образом пытаются мотивировать своих детей на какие-то достижения». Белова описывает типичный пример обесценивания так: ребенок приносит родителям показать свой рисунок, а вместо похвалы и одобрения слышит, что руки у него растут не из того места и что художник он от слова «худо», да и вообще лучше бы он занялся чем-то полезным.

Александра Меньшикова добавляет, что крик также является формой обесценивания: например, когда у отца на работе неприятности и он срывается на ребенке, чтобы разрядиться. Еще один вариант такого травмирования — когда ребенку задают высокие стандарты, например, в учебе, а он получает четверки, и ему повторяют, что он никто и ничего из себя не представляет.

К чему приводит: Берман и Белова говорят, что в такой ситуации происходит невротическое формирование личности, которое может перерасти в синдром отличника или перфекционизм — болезненное стремление быть во всем лучшим, когда человек втайне надеется все-таки заслужить любовь и признание родителей. Также обесценивание в семье может привести к неуверенности в своих силах, страху поражения и пассивности. Теряется связь с собой: человек не знает, как себя успокоить, не может понять, что придаст ему уверенности в себе. По словам Беловой, у ребенка формируется установка, что любое его дело обречено на провал и что он может встретить со стороны других людей только критику, поэтому будет безопаснее отказаться от активных действий и оставаться в тени. «Когда человек не может найти радость внутри, он ищет ее извне — это может вылиться, например, в стремление к потребительству, шопоголизм», — говорит Берман.

Как справиться: Белова считает, что обесценивание практически невозможно пережить самому, поэтому для глубинной проработки проблемы необходима поддержка специалиста, которая поможет двигаться в нужном направлении. В процессе психоанализа травма осознается и заново проживается: человек учится заново строить взаимоотношения с миром и окружающими людьми.

Подробности по теме

«Отец меня не любил»: почему взрослые люди все еще обижаются на своих родителей

«Отец меня не любил»: почему взрослые люди все еще обижаются на своих родителей

«Давай потом»

Пренебрежение

Как выглядит: Вместо того чтобы общаться с ребенком, родители все свое время работают над тем, чтобы его обеспечить. Анфиса Белова называет это «подменой понятий», когда под любовью к ребенку подразумевается лишь содержание его в комфортных условиях. «Внешне такая семья может выглядеть вполне благополучно: ребенок сыт и одет, у него хорошие игрушки, он ходит на различные развивающие занятия, но при этом счастья они ему не приносят», — добавляет она.

Александра Меньшикова говорит, что в такой ситуации, если ребенок пытается поговорить о своих проблемах, ему отвечают: «Ты не видишь? Мы устали! Отстань!» Ребенка никто не слушает, он чувствует себя отвергнутым.

К чему приводит: «Возникает ощущение одиночества, брошенности и недоверия, — говорит психотерапевт Екатерина Василевская. — Эти ощущения остаются с человеком в дальнейшей жизни. Он может вступать в отношения, но детское чувство брошенности никуда не уйдет». Меньшикова добавляет, что такой человек не будет находиться в контакте со своими эмоциональными потребностями, не сможет осознавать своих границ — это значит, что ему будет легче соглашаться на неудобные для себя условия. В будущем он может выбирать себе партнеров, которые также будут отвергать и игнорировать его чувства.

Психоаналитик Белова предупреждает, что нехватка внимания и общения дома может приводить к тому, что ребенок начнет искать его в другом месте, где он почувствует, что в нем нуждаются и его ценят. Часто дети, не получающие тепло в семье, рано вступают в романтические и сексуальные отношения. Чтобы справиться с одиночеством, некоторые прибегают к помощи алкоголя или наркотических средств. Они могут использовать вызывающее или асоциальное поведение, для того чтобы завоевать любовь и внимание родителей.

Как справиться: Василевская и Белова говорят, что ощущение безопасности и заботы, которое не было получено в детстве, должно компенсироваться в будущем. Построение собственных гармоничных взаимоотношений может помочь справиться с этой травмой. Также компенсировать нехватку родительской любви могут и другие родственники (бабушки, дедушки). Если таких взаимоотношений нет, безопасную среду, в которой человек сможет получить недостающую заботу, может создать психотерапевт.

«Вместе ради ребенка»

Неблагополучная семейная обстановка

Как выглядит: «Это происходит в семьях, где люди несчастны друг с другом, но продолжают жить вместе ради ребенка, когда между родителями нет коммуникации и есть откровенная ненависть, — говорит психотерапевт Меньшикова. — Ребенок замечает эти страдания и получает сигнал, что источник зла — он сам». Анфиса Белова говорит, что в таких семьях родители приносят свою жизнь в жертву ради мнимого благополучия ребенка. Но даже если они стараются не проявлять свое отношение друг к другу открыто, напряжение все равно витает в воздухе, выражаясь в мелочах. И ребенок, конечно, все это чувствует. Еще хуже, если родители постоянно ругаются при ребенке или заставляют его вставать на чью-то сторону.

К чему приводит: «Ребенок учится чему-то на примере родителей, и если он не видит любви и коммуникации между мамой и папой, то и сам не научается любить и выражать свои чувства, — говорит Екатерина Василевская. — Такой человек будет эмоционально закрытым и холодным, будет жить с ощущением, что он — проблема для других людей. Такая установка способствует появлению суицидальных мыслей и наклонностей».

Анфиса Белова считает, что в результате такого опыта человека часто преследует сильное чувство вины. Он может винить себя за то, что разрушил жизнь родителей, считать, что без него их жизнь была бы лучше. Неблагополучная семейная обстановка может приводить к различным невротическим расстройствам, депрессиям, проблемам в построении межличностных отношений, нежеланию и страху заводить собственную семью.

Как справиться: «Понять, что жизнь вместе — это выбор родителей и ребенок за него ответственности не несет», — советует Белова. Психотерапевт Василевская утверждает, что с проблемой можно справиться, если удастся построить теплые доверительные отношения с другими людьми. Это могут быть родственники, друзья, учителя, наставники, любимый человек и все те люди, с которыми человек получает опыт принятия, поддержки и заботы. В роли такого человека может выступить психолог или психотерапевт.

Подробности по теме

Когда пора идти к психологу и как выбрать профессионала

Когда пора идти к психологу и как выбрать профессионала

«Мамино золотко»

Гиперопека

Как выглядит: «Со стороны гиперопека может выглядеть как сильная любовь родителей к ребенку и забота о его безопасности и благополучии, — говорит Белова. — Но за этой заботой скрывается нежелание отпускать ребенка от себя и видеть в нем личность, стремление реализовать собственные амбиции через ребенка, страхи и даже агрессия». Белова и Берман утверждают, что гиперопека — результат повышенной тревожности родителей.

Екатерина Василевская говорит, что в ситуации гиперопеки ребенок не участвует в принятии семейных решений, за него решают все: на какие кружки ходить, в какой университет поступать. От ребенка скрывают важные семейные события — например, похороны и развод. «Для ребенка гораздо более травмирующим опытом станет правда, которую он узнает спустя время, — говорит психоаналитик Наталия Феоктистова. — Если детей не берут на похороны близкого человека, у них не будет возможности пережить совершенно естественный процесс потери. Совсем недавно я наблюдала на детской площадке конфликт девочек пяти лет и девочек постарше. Одна из бабушек побежала спасать свою внучку от лап страшных взрослых девочек, тем самым формируя у нее позицию жертвы. Нужно дать возможность ребенку самому справиться с этой ситуацией или подсказать, как быть, но не решать конфликт за него».

К чему приводит: Василевская и Белова говорят, что в гиперопекающей семье ребенок часто не учится слышать себя, свои чувства и желания, потому что за него все решают родители. Он не знает, чего он хочет, и не может отделить свои желания от родительских установок. Ему кажется, что он не может на себя положиться.

Феоктистова считает, что из-за гиперопеки человек вырастает несамостоятельным. Он всегда будет ориентироваться на мнение других людей. «Подросший ребенок либо начнет бунтовать, чтобы отстоять свое право быть отдельной личностью, либо капитулирует и поплывет по течению, — говорит Анфиса Белова. — Во втором случае это может привести к депрессии, апатии, психосоматическим заболеваниям».

Как справиться: Екатерина Василевская советует учиться понимать свои желания, определять, что важно, а что второстепенно, ставить цели и принимать решения. Психоаналитик Анфиса Белова говорит, что в этом случае надо физически и эмоционально отделиться от родителей: иногда достаточно начать жить отдельно и начать обеспечивать себя.

«Для профилактики»

Физическое насилие

Как выглядит: Меньшикова и Белова говорят, что в нашей культуре насилие — это размытая категория. Многие считают, что бить детей нормально — мол, так они лучше усвоят урок. В российском обществе под физическим насилием до сих пор понимается лишь избиение ребенка до травм и синяков, хотя на самом деле любое посягательство на его личные границы (подзатыльник, шлепок по попе или битье ремнем) тоже является насилием. Единственное, чему учится ребенок в такой ситуации, — это бояться и ненавидеть наказующего.

Меньшикова и Феоктистова говорят, что если единственный контакт родителей с ребенком возникает, только когда они его бьют, у него возникает связь, что битье лучше безразличия. «Часто родители жалуются, что их дети нарочно делают что-то плохое. Возможно, это и есть та ситуация, когда ребенок вызывает вас на контакт, потому что это единственный способ получить внимание», — добавляет Меньшикова.

Феоктистова считает, что больший вред психологическому состоянию ребенка наносит не систематическое битье, а непредсказуемая реакция родителей. Когда за один и тот же проступок ребенка бьют, а через некоторое время этой же ситуации не придают никакого значения. В таком случае ребенок не знает, чего ожидать, он не может адаптироваться и понять, как ему поступать. «В так называемой благополучной семье ребенка могут наказывать ремнем за плохие оценки, считая это всего лишь методом воспитания, а в семье, где родители, например, страдают алкогольной зависимостью, ребенок может подвергаться насилию только за то, что он есть», — заключает Белова.

К чему приводит: Меньшикова и Белова говорят, что у ребенка может нарушиться контакт с телом: будет сложно расслабиться из-за высокого уровня тревоги и постоянного внутреннего напряжения.

Чаще всего, если физическое насилие есть дома, этот опыт продолжается и в школе: бьют его или он. Физическое насилие в семье может задавить личность ребенка, поставив его навсегда в положение жертвы. Есть много детей, которые не могут постоять за себя, потому что дома у них подчиненная позиция. Не имея возможности дать отпор родителю, ребенок может начать отыгрываться на тех, кто младше и слабее (в том числе на животных), а впоследствии, когда он станет взрослым, будет вести себя так же по отношению к своим детям.

Как справиться: Психоаналитик Белова и психотерапевт Василевская говорят, что в некоторых случаях с последствиями физического насилия в семье человек может справиться самостоятельно: через осознание причин такого поведения родителей и работы над собой. Но, как и при других детских травмах, здесь чаще всего необходима помощь специалиста, который поможет переосмыслить этот непростой опыт.

Подробности по теме

«Не ты — так тебя»: жертвы и агрессоры о том, как происходит школьная травля

«Не ты — так тебя»: жертвы и агрессоры о том, как происходит школьная травля

«Это будет нашим секретом»

Сексуальное насилие

Как выглядит: Психотерапевт Меньшикова говорит, что дети и подростки плохо осознают границы своего тела, ведь часто им никто не объясняет, что такое насилие, а что такое нормальная коммуникация. Из-за этого они могут подвергаться сексуальному насилию и оказаться в ловушке. По статистике каждая четвертая девочка и один из шести мальчиков сталкиваются с этим до 18 лет. Сексуальным насилием считается не только пенетрация, но и любое нарушение границ тела, например поглаживание.

«Взрослым человеком это может преподноситься как «игра», как нечто безобидное, ребенок же в силу своего возраста не всегда полностью осознает происходящее, не знает, как на это реагировать, боится сказать нет», — говорит Белова. Меньшикова и Белова уверяют, что чаще всего дети сталкиваются с сексуальным насилием от близких людей. «Все происходит за закрытыми дверями, когда все члены семьи знают и молчат, — рассказывает Александра Меньшикова. — Популярная история, когда дочь — расплата за счастье матери: мама делает вид, что дочку не насилуют, потому что боится, что от нее уйдет мужчина. Больше всего от сексуального насилия страдают девочки. Что касается мальчиков, то многие из них не воспринимают ранний сексуальный опыт как насилие, им кажется, что иметь секс до 14 лет со взрослой тетенькой якобы круто».

К чему приводит: Эксперты Белова и Меньшикова говорят, что люди, пережившие сексуальное насилие, достаточно негативно относятся к себе и своему телу. Их преследует чувство стыда, они считают себя грязными и недостойными любви. Тем, кто пережил сексуальное насилие в детстве, бывает сложно построить здоровые и гармоничные отношения во взрослом возрасте.

Последствиями сексуального насилия также могут быть невротические расстройства, страхи, фобии, депрессии. По некоторым данным, самым распространенным последствием сексуального насилия становится посттравматический стресс. Вызывающее поведение, низкая самооценка, гиперсексуальность и злоупотребление психоактивными веществами также часто встречаются среди жертв сексуального злоупотребления.

Как справиться: «С последствиями сексуального насилия справиться самостоятельно очень сложно. Для проработки этой травмы необходима индивидуальная или групповая работа с психологом или психотерапевтом», — говорит психоаналитик Белова. Психотерапевт Василевская также считает, что пережить опыт сексуального насилия необходимо с поддержкой специалиста, который поможет сформировать здоровое отношение к себе и своему телу.

Как работает психологическая поддержка заключенных в России

Более 60% бывших заключенных возвращаются в тюрьму после освобождения. Часто проблема заключается не в склонности к правонарушениям, а в том, что человек не может социализироваться. «Афиша Daily» поговорила о психологической помощи с бывшими заключенными, отцом осужденного на пожизненный срок, психологом и правозащитницей.

Александр 

Бывший заключенный

Когда мне был 31 год, я сел в тюрьму на 11,5 лет по статьям 105 УК РФ «Убийство», 162 УК РФ «Разбой» и 222 УК РФ «Незаконное приобретение оружия». Вышел на свободу в 2011 году. 

Первые две недели, когда меня держали в СИЗО, я вообще не вылезал из «ямы». Так называют карцер, куда сажают людей, чтобы добиться от них тех показаний, которые нужны ментам. В карцере очень холодно, [по размеру] он 180 на 70 сантиметров — два шага вперед и шаг в бок. Я сидел, прыгал, отжимался: 15 минут спишь, 15 минут отжимаешься, чтобы не замерзнуть, — и так круглые сутки. Это физическое и психологическое давление на заключенного. Бить они тебя вроде как не могут, поэтому следователь дает указание работникам тюрьмы — они выдумывают разные нарушения и сажают тебя в изолятор. СИЗО было тяжело вынести, но, мне кажется, я сам себя к этому подготовил и старался принимать все как должное. Все-таки не случайно туда попал, не по неосторожности, а осознанно совершил преступление и знал, что меня за это ждет. 

Когда попал на зону, я был уже взрослый, сразу адаптировался и стал «игровым». Игровые — это, по сути, блатные. Я сидел, играл в карты, этим и зарабатывал, занимался спортом, на промзону не ходил, читал много книг. Так прошли первые годы.

[Результат] психологического давления тюрьмы, вся адаптация зависят только от человека. Нельзя сказать, что вот это можно пережить и перетерпеть, а вот это нельзя. Потому что некоторые с первых дней [совершают самоубийство], а некоторые принимают [ситуацию], сидят 20 лет и умудряются выйти нормальными людьми. 

Я много читал, про психологическое состояние человека в том числе. По сути, основное давление в тюрьме создают сотрудники — милиционеры. Но когда ты включаешь с ними контролируемую глупость, то есть подчиняешься им на моральном уровне, то никаких проблем у тебя не будет. Но, конечно, не у всех так получается.

Когда ты приезжаешь на зону, ты попадаешь в общество, которое состоит из людоедов, педофилов, боевиков, депутатов. От самых низших слоев до высших.

У нас даже бывший священник сидел за педофилию — он говорил, что пошел против РПЦ и его как бы подставили. Но потом он там еще одного зэка совратил, и в итоге стало ясно, что не из‑за проблем с церковью он туда попал. И вот сможешь ты вытерпеть все это или нет, зависит только от тебя самого.

Я лично доставал человека из ситуации на грани смерти: он только заехал, всего год просидел и повесился. По-моему, он сел за убийство в драке. Не знаю, что у него творилось в голове. Потом еще один совершил подобное, вроде как из‑за того, что девушка бросила. Такие ситуации в тюрьме сложно переживать, не всем удается. 

Менты обычно давят на тех, кто не соблюдает режим строго. Меня несколько раз ловили с картами, сажали в изолятор, — но это не такой изолятор, как в СИЗО, там нормально. Просто сидишь один. 

У нас был психолог в бараке. Никто к нему [не ходил], а мы своим кругом из пяти человек решили сходить один раз, и нам понравилось. Мы там собирались слушать кассеты с медитацией или просто музыку. Это было полезно для того, чтобы сменить обстановку, посидеть в мягких креслах, из зоны выйти. В бараке 60 человек, ты видишь их год за годом, поэтому эти встречи были как глоток свежего воздуха. Но это все носило официальный характер, психолог у нас был не очень-то заинтересованный. Мне кажется, что я мог больше ему рассказать, чем он мне посоветовать. Но мне и не нужна была его помощь.

Были там у нас забитые, загнанные, с психологическими расстройствами — вот им бы помощь оказывать, а их там никто не лечит. Иногда давали какие‑то таблетки, иногда увозили на больничку ненадолго, потом снова возвращали. В итоге многие из них так и сошли с ума.

Когда я вышел из тюрьмы, меня встретили одноклассники. Они ко мне часто приезжали и привозили передачки. В тюрьме сидит много людей, к которым вообще никто никогда не приезжает, потому что у них никого нет. Мне кажется, что им как раз сложнее всех. А ко мне у моих близких отношение не поменялось: все знали, какой я человек. Поэтому у меня не было ощущения, что мне на воле будет тяжело. Но проблема была в том, что я не знал, чем буду заниматься. Поехал к другу, начал искать работу. И проблема с этим есть до сих пор, потому что во всех фирмах спрашивают, сидел ли я. И скрыть это практически никогда не удается. Вот это, пожалуй, моя единственная проблема сейчас, связанная с тюрьмой.

Юрий Гвасалия

Отец боксера Пааты Гвасалии, который был осужден на пожизненное заключение за поджог казино в 2003 году. Версия суда основывается на показаниях двух охранников, один из них отказался давать показания в суде. В официальной версии следствия есть множество несостыковок, которые отмечают адвокаты и журналисты. Гвасалия свою вину не признает до сих пор.

Сейчас моему сыну 46 лет. Уже 17 лет он сидит в тюрьме за то, чего не делал, и мне до сих пор ужасно неприятно говорить об этом. Российская система выбрала бандитские деньги — они оказались важнее, чем человек, который приносил славу этой стране (Паата Гвасалия — заслуженный мастер спорта России и мастер спорта СССР международного класса. — Прим. ред.). Он сейчас сидит в «Белом лебеде» (исправительная колония особого режима для пожизненно осужденных в городе Соликамске. — Прим. ред.). В мире нет места хуже, чем тюрьма для пожизненно заключенных. [Обычно] люди сидят в тюрьме, понимая, что рано или поздно они выйдут на волю и увидят близких, а там нет этого, нет жизни, нет надежды. То, что он продержался там 17 лет, — это большое счастье. Это благодаря людям, местным, которые верят, что он невиновен, и помогают. Мы тысячу раз пытались обжаловать решение суда в разных инстанциях, но никаких результатов. 

Сколько лет он там сидит, каждый раз, когда приходит начальник, он кричит: «Освободите меня, я не виновен». Несколько лет назад у него сломалась психика. Я теперь редко приезжаю к нему, потому что мне тяжело видеть его таким, моя племянница его навещает и помогает чем может. Я знаю, что местные врачи там что‑то делают. Они просили нас покупать какие‑то лекарства, мы покупали и привозили ему.  

Я сам сидел пять лет за мошенничество, когда был молодой. Но я все равно не представляю, каково ему. Он говорил мне раньше: «Папа, ты знал, за что ты сидишь, а я не понимаю, за что мне это». Он, конечно, отчаялся. Раньше сидел в общей камере, их было 3–4 человека, так хотя бы с кем‑то общался.

А сейчас, когда у него начались проблемы с нервами, его посадили в одиночную камеру. Его водят на прогулку, кормят, но он ни с кем не общается. 

Иногда его забирают в больницу, дают таблетки, а потом возвращают в барак. Я приезжал к нему в прошлом месяце, он чувствовал себя намного лучше, нормально отвечал на все мои вопросы. Говорит, что врачи делают все, что могут. Не знаю, общается ли он психологом, он мне не говорил. Но в нашем случае никакой психолог ему уже не поможет. 

Россия была готова отдать нам его в Грузию, мы несколько лет собирали документы и вели переговоры о том, чтобы его перевели домой. Но у нас в стране начался бардак, отношения с Россией испортились. И мы уже полгода не можем получить документ о том, что Грузия согласна принять его. Но мы стараемся как‑то решить этот вопрос. Я хочу, чтобы он был дома, в стране, где его родные и близкие. И если умрет, то пускай умрет дома. И мы уже даже признаем, что он виновен, лишь бы только нам его отдали. 

У него жизнь сломана. Да и я уже не могу бороться, очень устал. У меня нет никакой надежды на освобождение, самый лучший вариант для нас — уехать домой. 

Михаил 

Бывший заключенный

Я сидел почти семь лет за мошенничество в особо крупном размере. Сел в 22 года, до этого успел получить диплом юриста, поработать по профессии. И я точно знал, чего хочу от жизни.

Все, чем я занимался на зоне, — читал книги. Еще у меня был свой компьютер и интернет: я писал статьи, и все было хорошо. Но, конечно, психологическая адаптация необходима тем парням, которые лет в 20–25 попадают в тюрьму за наркотики и которым грозит от 10 лет. Потому что, когда приходит осознание, что ты сел в 20, а выйдешь в 30–35, совершенно не понимая, чем дальше заниматься, становится тошно и страшно. Лично я смог привыкнуть и приспособиться. 

Когда ты только попадаешь на зону, это жопа. Во-первых, целый год, пока идет суд, ты надеешься, что тебя отпустят. А потом тебе дают срок 10–15 лет, и это большой удар, потому что дальше тебя ждут серьезные испытания. Как только ты попадаешь туда, тебе надо понять, кем ты будешь, как себя вести и какая у тебя будет социальная роль в обществе, состоящим из 1000 зэков и 200 ментов, которые абсолютно такие же, как эти зэки, просто по другую сторону баррикад. У нас была шутка среди зэков: «Ну че ты, Палыч, ты ж такой же, как и мы, просто тебя пока не посадили». Я бы сказал, что в первый месяц очень нужна помощь в адаптации, чтобы понять, как все устроено. Но проблема в том, что психолог тебе в этом вряд ли поможет. 

Психологи не всегда знают, что происходит в том или ином бараке. Например, во Владимире зона «красная»«Красной» называют зону, которая полностью контролируется администрацией. «Черной» — там, где последнее слово за зеками. — там нет никаких понятий, кроме как «кто сильнее, тот и прав». А вот у нас была хорошая зона: там есть правила, адекватные менты и связь с родственниками по телефону. А эти тонкости важно знать, чтобы выстраивать работу с заключенными. 

Я был блатным юристом. У меня была интересная роль, я хорошо общался с блатными — это была своего рода защита, потому что блатные на зоне — это очень важные ребята. И если их бесил какой‑нибудь мент, я писал через компьютер во все инстанции жалобы на этого мента якобы от матерей заключенных. К нам приезжали проверки, и его в итоге увольняли. Поэтому меня и из ментов особо никто не трогал.

В общем, я провел там время очень интересно, но это потому что я смог себя правильно настроить. Те, кто не может, впоследствии, конечно, очень страдают.  

У нас был какой‑то актовый зал, кабинет соцзащиты и психолога. В коридоре, где были двери в эти помещения, всегда висели объявления, что можно обратиться за психологической помощью, либо список вакансий, куда можно попробовать устроиться при освобождении. Это в основном вакансии сварщика, токаря, сантехника. Конечно, нужные профессии, но в большинстве случаев заключенные — бездельники, и им это неинтересно. В целом у большинства зэков, с которыми я сидел, не было никаких идей и целей на дальнейшую жизнь. Они разговаривали и обсуждали, как бы грабануть технично, чтобы новую тачку купить. 

Какой бы хороший психолог ни был, на него не будет спроса. Скорее всего, люди будут к нему ходить, чтобы как‑то пошутить или просто отдохнуть, а за психологической помощью не пойдут. 

С другой стороны, и психологи-то не особо заинтересованы в общении с зэками. Наша вот брала у меня заявление об УДО. Я должен был заполнить какую‑то анкетку, чтобы она посмотрела и написала на меня характеристику. Она позвонила мне и начала задавать вопросы из разряда, помню ли я, как совершал преступление, мол, я же был в нетрезвом виде. А у меня четыре эпизода за мошенничество, при чем тут вообще моя трезвость. То есть она меня с кем‑то перепутала. В общем, чаще всего им самим абсолютно плевать, что там и с кем происходит. Они сами не заинтересованы в оказании помощи, потому что понимают: ничем помочь не могут. 

У меня ни разу не было сомнения, что у меня будет своя юридическая компания. Я с этой идеей шел всю жизнь, и тюрьма ничего не изменила. А тем, у кого никаких целей по жизни нет, никакой психолог не поможет.

Михаил Дебольский

Заведующий кафедрой пенитенциарной психологии МГППУ, организатор психологической службы ФСИН России

Кто занимается оказанием психологической помощи заключенным?

Психологическая служба помощи заключенным — это относительно молодой структурный компонент в уголовно-исполнительной системе. Первые должности психологов-практиков начали вводить еще в советский период в воспитательных колониях для несовершеннолетних в 1974 году. Тогда в стране мало было психологов, на должность назначали не профессионалов, чаще педагогов, поэтому ожидаемого эффекта не наступило. В конце восьмидесятых годов была попытка провести эксперименты и опробовать работу психологов во всех колониях. И эксперимент дал положительные результаты. В 92-м должности психологов стали постепенно вводиться во все исправительные колонии. 

Зачем это было нужно? В 43-й статье Уголовного кодекса написано: «Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений». То есть государство стремится не просто наказать человека, а сделать все возможное, чтобы осужденный возвратился в общество законопослушным гражданином и больше не совершал преступлений. Для достижения этой цели используются различные средства исправительного воздействия: труд, общеобразовательное и профессиональное обучение, достаточно жесткий режим содержания, воспитательная работа, общественное воздействие, и в том числе работа с психологом.

В настоящее время около 3500 психологов работает в этой системе. И практически во всех учреждениях, даже в следственных изоляторах, где находятся подозреваемые.

В чем заключается работа тюремных психологов?

Опираясь на зарубежный опыт, мы поняли, что нельзя допустить, чтобы психологи превышали свои полномочия и каким‑то образом оказывали давление на заключенных. Поэтому был принят специальный закон, который внес некоторые изменения в Уголовно-исполнительный кодекс. В статье 12, пункт 6.1. написано: «Осужденный имеет право на психологическую помощь, оказываемую сотрудниками психологической службы исправительного учреждения и иными лицами, имеющими право на оказание такой помощи. Участие осужденных в мероприятиях, связанных с оказанием психологической помощи, осуществляется с их согласия». 

Мы никогда насильно не обследуем ни одного осужденного. Но всегда пытаемся поговорить с осужденным именно на этапе прибытия в исправительное учреждение.

Важно изучить его психическое состояние, чтобы избежать различных чрезвычайных происшествий — например, суицида. И оказать ему необходимую помощь.

Обычно вновь прибывшие заключенные дают согласие на такие обследования. 

Психолог изучает материалы дела и может выявить по составу преступления, что человек, например, склонен к проявлению агрессии. Тогда он пытается предложить ему личные беседы несколько раз в неделю. И вообще-то, люди часто соглашаются, потому что знают, что психологу рано или поздно придется писать на них характеристику, чтобы им разрешили выйти по УДО. А если он отказывается работать со своим гневом, то психолог, скорее всего, ничего хорошего не напишет. Поэтому они сначала ходят ради собственной выгоды, а потом часто втягиваются и приходят с удовольствием. Понимают, что им необходимо работать над собой, учиться управлять своим гневом, уметь справится с тоской, депрессией или ночными кошмарами. Но многое зависит от психолога. Я был на групповом тренинге в одной из колоний строгого режима и застал очень интересную ситуацию. В конце занятия психолог сообщила, что она уходит в отпуск на месяц — осужденные очень расстроились и пытались уговорить ее приходить хотя бы раз в неделю. Но бывает и наоборот, конечно. 

В настоящее время существует много психокоррекционных программ и методик, начиная от групповых дискуссий и заканчивая арт-терапией. Например, есть художественная терапия, когда заключенные рисуют. Еще используется терапия сказкой, когда осужденные пишут свои рассказы: для психолога это способ понять какие‑то скрытые проблемы, а для заключенного это хороший метод для выплеска эмоций. При подготовке осужденных к освобождению используются когнитивно-поведенческие тренинги, анализируются причины совершенного преступления, прорабатывается отношение к пострадавшим, чувство вины, формируется ответственность за свои поступки.

Технологии есть, но главные факторы — это желание самого осужденного и профессионализм психолога. И эти составляющие есть далеко не в каждой колонии.

Еще есть важное направление — работа с осужденными на пожизненное лишение свободы. У меня порой спрашивают: а зачем с такой категорией работать? Но если мы видим, что человек страдает и можно хоть как‑то облегчить его участь, то почему нет? В Мордовии есть колония для осужденных с пожизненным лишением свободы, и там уже больше десяти лет работает доктор психологических наук, известный отечественный психолог Валерия Сергеевна Мухина. Она регулярно проводит встречи с заключенными, они ее очень уважают, пишут ей письма. Там, например, был осужденный, склонный к депрессии, который постоянно плакал. Она начала с ним работать, и оказалось, что у него два высших образования. Он с ее помощью начал делать переводы зарубежных книг и немного восстановился, духовно подтянулся

Есть ли службы, занимающиеся адаптацией бывших заключенных?

На федеральном уровне службы пробации, которая помогает и опекает бывших заключенных, у нас нет. Но во всех исправительных учреждениях осуществляется специальная подготовка осужденных к освобождению. Она многоплановая. Социальные службы решают вопрос о будущей регистрации, возможном месте проживания. Также решается вопрос о трудоустройстве, для этого приглашаются специалисты с центра занятости. С теми, кто этого хочет, работает психолог, они вместе анализируют трудности, с которыми придется столкнуться на свободе.

Во многих колониях сегодня создаются центры профилактики. Там учат, как правильно распределить деньги, как ездить на метро, трамвае и так далее. Обучают даже пользованию бытовой техникой, если нужно. Социальные работники пытаются установить контакты с близкими. Нужно обязательно выяснить, как они к нему относятся, смогут ли позаботиться о нем. Может ли он с ними жить, готовы ли они принять его. 

Большую помощь бывшим осужденным оказывают центры профилактики, которые создаются местными органами власти и общественными организациями. Например, в Москве для женщин есть центр профилактики «Аврора». Там оказывают психологическую помощь, обучают новым профессиям и консультируют по семейно-бытовым вопросам. Буквально в августе я был в Краснодарском крае, там есть два центра профилактики. Они там даже с жильем помогают, выделяют какие‑то общежития. 

Часто проблема не только в психологическом состоянии заключенного, но и в отношении общества к нему. Оно ведь у нас двоякое. Мы вроде сначала кричим, что над людьми в тюрьмах издеваются, бьют их и унижают. А потом сами очень осторожно и порой пренебрежительно относимся к тем, кто сидел.

И человек, вышедший из тюрьмы, порой снова идет на преступление, чтобы как бы подтвердить то отношение, которое к нему складывается. Он, может, и пытается измениться, но из‑за того, что общество его не принимает, ничего не получается. 

Рано или поздно, но мы придем к созданию государственной службы пробации, которая возьмет на себя функции оказания помощи людям, освободившимся из мест лишения свободы. И уверен, как только это произойдет, уровень рецидива в нашей стране существенно уменьшится.

Ева Меркачева

Журналистка, правозащитница

У нас на самом деле мало психологов, несмотря на то, что в последние годы они действительно стали появляться. Тем не менее пробел очевиден. Я видела прямо потрясающих специалистов. Например, в Бутырке работает девушка-психолог, которая читает литературу, о которой я слышала из уст каких‑то очень известных психотерапевтов. Но не все такие, как она. Многие действуют по старинным принципам, работают с заключенными по учебникам советских времен. Тут рассчитывать на особую эффективность не приходится. И это большая проблема.

В наших колониях есть комнаты психолога и залы психологической разгрузки. Обычно они представляют из себя небольшое помещение, где стоит аквариум, висит одна или несколько картин, еще там может лежать ковер, могут стоять мягкие диваны и кресла. При входе всех обязательно просят разуваться. Когда приходит заключенный, его усаживают в кресло, включают музыку и предлагают расслабиться. Он слушает, релаксирует. И в зависимости от того, какой это специалист, он может начать задавать вопросы, пытаться понять его состояние и как‑то повести заключенного в нужном направлении. Либо он просто оставляет его в этой комнате, закрывает и уходит. Все по-разному. Но это в любом случае хорошо.

Потому что в колониях нет мест для уединения. Нет такой комнаты, куда заключенный мог бы уйти, чтобы сменить обстановку и отдохнуть от людей, с которыми он проводит все свое время в течение долгих лет.

Эти психологические комнаты — единственная возможность заслониться от всего шума и побыть наедине с собой. К тому же это место, которое напоминает домашний уют. У человека появляется возможность ненадолго окунуться в эту атмосферу. Но для того чтобы это работало для всех заключенных, таких комнат нужно много, психологов нужно больше раза в два-три. 

Мы сейчас настаиваем на том, чтобы в колониях проводились занятия по йоге, цигуну и прочим методикам, которые позволяли бы снять накопившийся стресс. У нас все это начинает работать, но пока очень медленно. Но тем не менее процесс запущен. В СИЗО Москвы сейчас возьмут на постоянную основу двух специалистов, они будут на должностях реабилитологов: один из них будет преподавать йогу, а второй цигун. Это большой прорыв, раньше ничего подобного не было.  

Еще считается, что освоение новых специальностей тоже относится к процессу реабилитации. Некоторые осужденные осваивали даже профессию психолога, будучи за решеткой. Наша задача в том, чтобы человек из тюрьмы вышел здоровый психически и умеющий реализовать себя в социуме. Я считаю, что реабилитируют даже театральные кружки, которые есть при некоторых колониях. Мне известны истории, когда некоторые заключенные, которые играли в театральных кружках, потом на воле искали такие же занятия в домах творчества. Это все-таки тоже способ как‑то закрепиться в жизни.

Все очень зависит от учреждения. У нас в колониях сидит в среднем 800–1000 человек. И как один психолог может поработать со всеми? Никак, поэтому бывает и так, что работа психолога в учреждении не приносит никакой пользы. Я помню, что в одной из колоний была замечательная женщина-психолог: она собрала огромную стопку рисунков, которые нарисовали осужденные, и проанализировала их, а потом вызывала тех, кто, по ее мнению, больше всего подвержен негативному влиянию и психическому расстройству. Но не везде есть такие психологи. А нормативов, которые обязывали бы сотрудников тестировать, наблюдать, разговаривать с заключенными, нет.

Материал подготовлен при помощи документального проекта «Это реальная история», созданного студией «Амурские волны» и телеканалом ТВ-3. 12 сентября вышел второй сезон проекта, а 26-го покажут серию о Сергее Помазуне — «белгородском стрелке», который убил шесть человек в центре города. По словам близких, он стал психически нестабильным после первого освобождения из колонии, что, по одной из версий, и привело к последующим трагическим событиям.

Как расставание с кем-то влияет на нас психологически

  • Расставание с кем-то болезненно.
  • Согласно научным исследованиям, это происходит потому, что одни и те же области мозга активируются, когда мы чувствуем горе и физическую боль.
  • Другие исследования также показали, что любовь похожа на зависимость, и ее потеря может быть похожа на ломку.
  • Психолог Гай Винч считает, что понимание того, почему мы чувствуем, думаем и ведем себя после разрыва отношений, важно для выздоровления.


Любой, кто пережил расставание, скажет вам, как это больно. Когда человек, о котором вы заботитесь больше всего, говорит вам, что он больше не хочет быть с вами, может показаться, что весь ваш мир рушится.

Боль также может быть мучительной.

Расставания могут сильно повлиять на наш организм. Например, синдром разбитого сердца — это реальное состояние с серьезными и болезненными симптомами.Другие исследования также показали, как стресс при расставании может вызвать прыщи, потерю аппетита и боль в мышцах.

Но помимо тела, наш мозг тоже через многое проходит после расставания. В посте на Psychology Today психолог Гай Винч написал о влиянии расставания с партнером на наш мозг.

Когда кто-то говорит вам, что ему больно после расставания, он, вероятно, говорит правду.

Исследование 2011 года, опубликованное в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America (PNAS), показало, что романтическое неприятие означает активацию областей мозга, связанных с чувством боли.

Психолог Эдвард Смит из Колумбийского университета в Нью-Йорке набрал 40 добровольцев, которые за последние шесть месяцев пережили нежелательный разрыв отношений. Затем, находясь в аппарате МРТ, их попросили посмотреть на фото своих бывших партнеров и подумать о том, как они были отвергнуты.

МРТ показало, что пока участники думали о своих романтических потрясениях, области мозга, связанные с физической болью, загорались.

В другом исследовании 2010 года, опубликованном в Журнале нейрофизиологии, изучалось, почему романтический отказ вызывает глубокое чувство утраты.

Антрополог Хелен Э. Фишер из Университета Рутгерса и ее команда изучили области мозга, связанные с кокаиновой зависимостью, чтобы выяснить, могут ли они помочь объяснить навязчивое поведение, связанное с любовью.

Они обнаружили, что отсутствие близкого человека активизирует те же части вашего мозга, что и потребители кокаина, ожидающие следующей очереди. Другими словами, любовь вызывает привыкание, а расставание с кем-то похоже на абстиненцию.

«Эти сильные симптомы абстиненции (от потери любви) влияют на нашу способность думать, фокусироваться и функционировать в самых общих чертах», — написал Винч, психолог, в своем блоге.

«Мы никогда не ожидаем, что зависимый в разгар абстиненции сможет функционировать на работе или в личной жизни, потому что мы понимаем, что он временно находится в ненормальном психическом состоянии.Мы должны думать о разбитом сердце в тех же терминах и соответствующим образом изменять наши ожидания от себя и других».

Винч добавляет, что навязчивые мысли о наших бывших могут загнать нас в прошлое. Нам всегда говорят, что время — великий целитель, но иногда может показаться, что времени не хватит, чтобы преодолеть душевную боль

Проблема в том, что наш мозг продолжает вызывать в воображении воспоминания о нашем бывшем, которые могут появиться из ниоткуда Это может быть счастливое воспоминание, разговор , или мысли «а что, если?»

«Каждый раз, когда появляется навязчивая мысль, она прерывает нас, вновь открывает нашу рану, реактивирует нашу эмоциональную боль и вызывает симптомы отмены», — сказал Винч.

«Учитывая, что навязчивые мысли могут возникать десятки раз в течение часа, и учитывая, насколько сильно они могут отбросить нас назад, становится ясно, почему многие из нас изо всех сил стараются справиться с разбитым сердцем и своевременно восстановиться».

Этот жуткий психологический метод подорвет чью-то самооценку

Хотите изменить чье-то мнение, притворяясь, что подбадриваете его? Все, что вам нужно сделать, это установить высокие стандарты для чего-то и дать им немного времени.Даже если они достигают ваших стандартов, они уже саботировали себя.

Добро пожаловать в еще один небольшой путеводитель по практическому злу. Сегодня мы покажем вам, как можно использовать «эвристику доступности», чтобы разрушить чью-то жизнь. Эвристика — это своего рода умственное практическое правило, которое люди используют, когда у них нет времени или желания проводить исчерпывающие исследования. Эвристика доступности показывает, что, не имея полной информации, люди будут формировать мнение, основанное на информации, которая легко приходит на ум. Например, если в заголовках много финансовых скандалов, люди скажут, что наблюдается всплеск беловоротничковой преступности, даже если общий уровень такой же.Спросите, есть ли еще слова, в которых «w» является первой буквой или «h» является второй буквой, они скажут, что есть больше слов с w в качестве первой буквы, потому что мы лучше находим слова, основанные на их первой букве. буква, чем их вторая буква. Это умственная трудность или легкость определяют их мнение.

Естественно, психологи придумали способ обратить эту эвристику во зло. Команда под руководством психолога Норберта Шварца решила разрушить уверенность людей в себе, попросив их перечислить несколько примеров своей напористости, а затем попросив их оценить, были ли они напористыми людьми.Оказалось, что разница в том, считает ли человек себя напористым или пассивным, заключается в количестве требуемых от него примеров. Те, кого попросили перечислить шесть примеров, сделали это легко и в целом считали себя напористыми. Тем, кого попросили перечислить двенадцать примеров, пришлось потрудиться, но в конце концов они нашли двенадцать примеров. У них было в два раза больше причин считать себя напористыми, но они считали себя относительно кроткими. Дело было не в количестве примеров, на которых они основывали свою самооценку, а в том, что им было трудно придумать примеры.

Оказывается, этот обман разума работает, когда люди что-то оценивают. Попросите человека придумать множество причин, чтобы сменить работу, сделать предложение своей второй половинке или купить дом. Хотя они завершат список, они с меньшей вероятностью сочтут это хорошей идеей, чем тот, кто придумал всего несколько причин, но легко их придумал. Люди будут думать, что если у них так много проблем с придумыванием причин, то это не может быть хорошей идеей. И бинго — мгновенный злодейский контроль над разумом.

[Простота получения информации: еще один взгляд на эвристику доступности]

G/O Media может получить комиссию

Скидка 57% Программное обеспечение позволяет вам выбирать место для резервного копирования, экспортировать, сохранять и распечатывать iMessages, данные отдельных сторонних приложений и с легкостью восстанавливать свой iPhone.

4 способа психологически манипулировать кем-то

Все мы время от времени выходим из себя, и выражение гнева на самом деле полезно для здоровья в наших отношениях с другими.Выражение наших различий во мнениях позволяет нам иметь здоровый конфликт и много раз приходить к соглашению или пониманию, которое работает для всех. Однако бывают моменты, когда гнев может стать невыносимым или разрушительным, и в это время важно научиться справляться с гневом.

Неуместное выражение гнева может нанести вред отношениям, как личным, так и профессиональным. Вы можете выражать слишком много гнева, слишком часто или время от времени, что только ухудшит ситуацию, а не улучшит ее.В этой статье мы рассмотрим техники управления гневом, которые помогут вам лучше контролировать свои эмоции.

Давайте подробнее рассмотрим, как справляться с гневом.

Выражение гнева

Гнев — естественная и нормальная часть почти любых отношений. Это включает в себя отношения с вашими близкими, детьми, начальником, друзьями, семьей и т. д. Гнев дает нам ценную информацию, если мы готовы ее выслушать. Это подсказывает нам области, в которых мы не согласны с другими, и вещи, которые необходимо изменить или изменить.

Нездоровые способы выражения гнева

Вот несколько распространенных, но нездоровых способов выражения гнева, которых вам следует избегать:

Быть пассивно-агрессивным

Этот термин знаком многим из нас. Пассивно-агрессивное поведение возникает, когда кто-то злится, но использует косвенную коммуникацию, чтобы выразить свой гнев.

Некоторые из наиболее распространенных пассивно-агрессивных форм поведения включают в себя молчаливое обращение, комментирование кого-либо за его спиной, сварливость, капризность или надутое выражение лица или просто невыполнение задач или поручений, которые они должны.

Это способ пассивно-агрессивного человека показать свой гнев. Это не очень продуктивно, но очень распространено.

Не вовремя

Некоторые люди ошеломлены и выражают гнев в ситуации, когда это не может принести никакой пользы.

Примером может быть гнев на одного человека перед толпой людей. Все, что делает, это заставляет людей чувствовать себя некомфортно и закрывает их. Это нездоровый способ выразить гнев или несогласие с кем-то.

Постоянный гнев

Постоянное раздражение чаще всего является симптомом чего-то другого.Это здорово и нормально выражать гнев, когда вы с кем-то не согласны. Однако, если кто-то злится большую часть времени и всегда, кажется, выражает свой гнев всем вокруг, это не сослужит ему хорошую службу.

Со временем люди начнут избегать этого человека и контактировать с ним как можно меньше. Причина в том, что никому не нравится находиться рядом с кем-то, кто все время злится; это безвыходная ситуация.

Здоровые способы выражения гнева

Как насчет здоровых способов адаптации? Чтобы научиться справляться с гневом, вот несколько здоровых способов, с которых можно начать.

Быть честным

Честно выражайте свой гнев или несогласие. Будьте правдивы в том, что именно вас злит. Иногда это потребует уйти и немного подумать, прежде чем ответить.

Не говорите, что вы злитесь из-за того, что кто-то сделал или сказал, когда на самом деле вас расстроило что-то другое.

Быть прямым

Подобно честности, прямота — это здоровый способ выразить гнев.

Не говори о том, что тебя злит.Не говорите, что вас злит что-то одно, когда на самом деле это что-то другое, и не складывайте предметы друг на друга, чтобы через 6 месяцев выгрузить на кого-то около 10 разных вещей.

Говорите прямо и откровенно о том, что вас злит. Убедитесь, что вы выражаете свой гнев человеку, который вас расстроил или на которого вы злитесь, а не кому-то еще. Это очень контрпродуктивно.

Своевременность

Когда вас что-то злит, гораздо лучше своевременно это выразить.Не держите его внутри себя, так как это принесет больше вреда, чем пользы.

Подумайте о браках, которые, кажется, воспламеняются из ниоткуда, когда на самом деле кто-то молчал годами, пока не достиг предела.

Выражение гнева в тот момент, когда он возникает, — гораздо более здоровый способ использовать гнев, чтобы помочь нам управлять нашими отношениями в данный момент.

Как справиться с гневом

Если вы чувствуете гнев, как вы должны справиться с этим прямо сейчас?

1.Замедлить

Время от времени я получаю электронное письмо на работе, которое меня так злит, что, наверное, пар идет из моих ушей.

В моменты, когда я был менее сдержанным, я, как известно, давал быстрый ответ, и обычно это заканчивалось так хорошо, как вы можете себе представить.

Когда я на самом деле отхожу от компьютера и занимаюсь чем-то другим, я успокаиваюсь и думаю более рационально. После этого я могу реагировать более уместно и продуктивно.Делая вещи, которые помогут вам научиться высвобождать гнев, вы сможете сделать неудобную ситуацию более управляемой, прежде чем она выйдет из-под контроля.

2. Фокус на «Я»

Помните, что вы расстроены. Не обвиняйте людей в том, что они вас расстраивают, потому что, в конце концов, ваша реакция на то, что кто-то сделал, действительно вызвала ваш гнев. Вы же не хотите возлагать вину на себя, говоря что-то вроде: «Почему ты никогда не убираешь посуду?» Скажите что-то вроде: «Меня расстраивает грязная посуда, лежащая на прилавке. Могли бы вы вместе со мной найти решение?»

Когда вы обвиняете кого-то, все, что происходит, это увеличивает напряжение.Обычно это ничего не дает, кроме как усиливает ваш гнев.

3. Разминка

Когда вы учитесь справляться с гневом, упражнения — отличный выход. Если произойдет что-то, что вас разозлит, посмотрите, есть ли у вас возможность сжечь часть гнева.

Возможность пойти в спортзал, чтобы усердно потренироваться, — это здорово. Если такой возможности нет, попробуйте пробежаться или покататься на велосипеде. Если вы находитесь на работе, когда злитесь, и погода позволяет, по крайней мере, выйдите на улицу и прогуляйтесь быстрым шагом.

Помимо того, что вы избавляетесь от своего гнева с помощью упражнений, это также помогает вашему разуму найти способы справиться с тем, что вас расстраивает.

4. Обращайтесь за помощью, когда это необходимо

Бывают моменты, когда нам всем нужна помощь. Жизнь может быть напряженной и подавляющей. Совершенно нормально обратиться за помощью к специалисту в области психического здоровья, если это поможет вам вернуться к здоровому равновесию. контролировать сильные эмоции.Они могут дать вам несколько полезных советов и идей о том, как перевести гнев на более управляемый и здоровый уровень.

5. Практика расслабления

Мы все, кажется, ведем невероятно занятую жизнь, и это хорошо, если мы любим жизнь, которой живем. При этом очень полезно для нашего физического и психического благополучия выделять время для отдыха.

Это может означать, что мы проводим время, занимаясь тем, что помогает нам успокоиться и расслабляться, например, быть рядом с людьми, которые нам нравятся, практиковать глубокое дыхание или слушать музыку. Это может быть время для вещей, которые помогают нам сбалансироваться, таких как здоровое питание и физическая активность.

Многие люди используют такие техники, как йога и медитация, чтобы успокоить свой разум и снять напряжение, когда учатся справляться с гневом. Каким бы ни был ваш выбор, убедитесь, что вы нашли время, чтобы расслабиться, когда предупреждающие признаки гнева начинают появляться.

6. Смейтесь

Регулярное использование юмора и смеха поможет держать гнев под контролем и поможет вам быстрее преодолеть плохое настроение и чувство гнева.Это не часть формальных методов управления гневом, но вы удивитесь, насколько хорошо это работает. Помните, что жизнь — это путешествие, которое предназначено для того, чтобы в полной мере насладиться им благодаря здоровым эмоциям. Убедитесь, что вы находите время, чтобы посмеяться и повеселиться. Окружите себя людьми, которые любят смеяться и радоваться жизни. Не работайте на работе, которая просто вызывает у вас стресс, который может привести к гневу. Работайте над тем, что вам нравится делать.

7. Будьте благодарны

Легко сосредоточиться на плохом в жизни и вещах, которые вызывают у нас негативные эмоции.Жизненно важно напоминать себе обо всех прекрасных вещах в жизни, которые приносят нам положительные эмоции, о вещах, которые мы легко забываем, потому что попадаем в водоворот повседневной жизни.

Каждый день выделяйте время, чтобы напоминать себе о нескольких вещах, за которые вы благодарны, чтобы научиться высвобождать гнев и вызывать больше положительных эмоций.

Заключительные мысли

Жизнь иногда может быть подавляющей. Кажется, что мы испытываем постоянное давление, чтобы достичь большего и всегда быть в движении или быть мотивированными.Окружающие нас люди и ситуации, в которых мы находимся, могут вызывать стресс, гнев и негативные эмоции. Иногда это может показаться слишком, и мы злимся, и наши эмоции начинают выходить из-под контроля.

В это время помните, что жизнь — это невероятное путешествие, полное чудес и вещей, которые приносят вам радость. Когда вы обнаружите, что злитесь чаще, чем здорово, найдите время, чтобы вспомнить хорошие вещи в жизни — вещи, которые мы, кажется, забываем, но приносим нам столько положительной энергии и эмоций.

Воспользуйтесь приведенными здесь советами, чтобы помочь справиться с гневом и лучше контролировать свои эмоции.

Дополнительные ресурсы по управлению гневом

Автор фото: Андре Хантер, unsplash.com

Что делать, когда вы достигли критической точки

Сколько раз вы думали или говорили себе: «Я так больше не могу?»

Все мы время от времени сталкиваемся с переломным моментом. Успешные люди тоже.Никто не застрахован от постоянного стресса или беспокойства. Тем не менее, научиться преодолевать переломный момент имеет решающее значение для вашего успеха.

Критические моменты проверяют нас. И с мужеством и стойкостью мы можем превратить их в решающие моменты к лучшему.

Переломные моменты не случаются в одночасье

«У каждого человека есть переломный момент, как бы ни был силен его дух. Где-то глубоко внутри него есть изъян, который может найти только непостоянная жестокость судьбы».

— Дэвид Геммелл

У каждого есть предел.Отрицать это может быть опасно. Чем раньше вы распознаете признаки, тем раньше вы сможете что-то с этим сделать.

Большинство людей сходят с ума, когда их уровень стресса становится невыносимым. Критический момент — это не изолированный инцидент, а кульминация внутреннего процесса; напряжение и стресс часто накапливаются со временем, пока нам не становится достаточно. Несмотря на то, что усталость накапливается, мы продолжаем работать и хотим идти по намеченному курсу. Мы не обращаем внимания на разум, который говорит нам остановиться. Пока не стало слишком поздно.

Каждый переживает переломный момент по-своему.

Некоторые люди сопротивляются давлению и сразу отключаются. Другие игнорируют симптомы, позволяя стрессу накапливаться до тех пор, пока они внезапно не вырвутся наружу. Многие люди слишком остро реагируют на ситуации, которые другим могут казаться нормальными.

Хронический стресс подобен звуку капающего крана, по словам Дипака Чопры: «Сначала вы это замечаете, затем раздражаетесь и, наконец, уже не можете этого выносить.К тому времени, когда вы доберетесь до стадии 3, пора починить капельницу».

Стресс воздействует на нас по капле за каплей, пока мы не можем больше его терпеть. Ваш мозг вынужден реагировать  — он выделяет гормоны стресса, которые выводят вас из равновесия.

Дипак Чопра выделяет три этапа, которые превращают капающий кран в решающую ситуацию.

Стадия 1: Вы осознаете, что находитесь под давлением, но все еще чувствуете себя сосредоточенным.

Стадия 2: Стресс затуманивает ваши суждения, и вы начинаете терять контроль.Вы должны сделать сознательное усилие, чтобы не реагировать гневом, тревогой или нетерпением.

Стадия 3: Вы больше не можете справляться и взрываетесь — на мгновение снимаете напряжение, но чувствуете смущение и сожаление.

Стресс накапливается; не пропустите знаки.

Как бороться с переломными моментами

Точка разрыва — это момент наибольшего напряжения. Интересно, что переломные моменты — это моменты, когда нам нужно сохранять спокойствие.Исследования показывают, что попытки контролировать каждое событие увеличивают наш стресс.

Джордж Бонанно из Колумбийского университета ввел термин «ПТЭ» (потенциально травматическое событие)  — «событие не является травмирующим, если мы не переживаем его как таковое». Вы можете превратить неблагоприятный момент в переломный момент или нет.

Всегда адаптируйся, никогда не реагируй

Борьба с тем, чего мы не знаем или не можем контролировать, по своей природе человеческая. Наш мозг любит командовать. Вот почему мы чувствуем тревогу, когда сталкиваемся с переломными моментами  —  мы хотим контролировать любую ситуацию.

Найдите время, чтобы признать свои эмоции. Ты злишься? Грустный? Разочарованный?

Самосознание имеет решающее значение для паузы и размышлений  —  соединитесь со своими эмоциями, но не реагируйте. Научитесь признавать и наблюдать за своими мыслями, а не через них. Не позволяйте эмоциям затмить ваше видение.

Устойчивость требует практики

Восстановление после критической точки требует времени и практики. Устойчивость — это навык, который вы развиваете со временем  —  будьте терпеливы и готовы приложить усилия.

Напомните себе о подобных прошлых ситуациях, которые вы смогли преодолеть: «Я был там, сделал это. Я могу сделать это снова».

Отправить сообщение миру

Когда вы против веревок, сохранение точки останова повышает вашу уверенность в себе  —  вы говорите, что вы живы и здоровы.

Относитесь к переломным моментам как к совпадению. Не позволяйте своему «оппоненту» победить  —  оставайтесь сосредоточенными и уравновешенными. Каково ваше послание миру?

Превратите свой разум в союзника

Рутина, отвлекающие факторы и занятость истощают наш разум  —  мы чувствуем, что живем на автопилоте.Медитация и другие практики осознанности могут превратить ваш разум в вашего лучшего союзника.

Практикуйтесь в укреплении своего ума  —  познакомьтесь с собой, чтобы лучше справляться с неожиданными событиями. Принятие собственной уязвимости сделает вас сильнее.

Использовать социальную поддержку

Вам не нужно бороться с пределом прочности в одиночку. Мы так же сильны, как и сила наших отношений. Кому вы доверяете? Кто может обеспечить спокойное место, чтобы помочь вам очистить свой разум?

Наличие партнера по успеху облегчает решение жизненных проблем.Проверьте это простое упражнение, чтобы начать создавать свои собственные.

Дай мне перерыв

В нашем занятом современном обществе слишком многим из нас приходилось обедать за рабочим столом или даже работать весь полдень без пропитания, и все это во имя решения задач в наших списках дел. К сожалению, работа без паузы может принести больше вреда, чем пользы, говорят психологи.

Перерывы могут улучшить наше настроение, общее самочувствие и работоспособность, говорит Шарлотта Фриц, доктор философии, доцент кафедры промышленной/организационной (I/O) психологии Портлендского государственного университета в Орегоне.

Хотя может показаться очевидным, что перерывы освежают, не так ясно, как извлечь из них максимальную выгоду. Как часто вы должны делать перерывы в работе, как долго должны длиться перерывы и чем вы должны заниматься, зависит от человека к человеку и от работы к работе. Но исследования дают нам более глубокое понимание перерывов, показывая, что регулярное отвлечение от ваших рабочих задач — как в течение рабочего дня, так и в нерабочее время — может помочь восстановить энергию в краткосрочной перспективе и предотвратить выгорание в долгосрочной перспективе.

Как и регулярные физические упражнения и сон, перерывы в работе служат одновременно и профилактикой, и вмешательством, говорит Фриц. «Регулярные перерывы помогают нам быть более устойчивыми, когда возникают стрессовые факторы, и они действуют как вмешательство, помогающее нам справиться с ежедневной рутиной».

Исчерпание ментального топлива

Даже короткие перерывы могут помочь нам работать с максимальной отдачей. В одном примере Уильям С. Хелтон, доктор философии, профессор человеческого фактора и прикладного познания в Университете Джорджа Мейсона в Фэрфаксе, штат Вирджиния, и его коллеги показали, что короткие перерывы могут улучшить внимание.Они дали студентам университета тест, который требовал от них следить за картами железнодорожных путей на экране, задача, которая требовала постоянного внимания, когда они отслеживали запланированные маршруты поездов. Одна группа не получала перерыва в течение 45-минутного задания. Остальные участники сделали пятиминутный перерыв в середине задания и были случайным образом назначены для одного из пяти действий: спокойно посидеть, послушать музыку, посмотреть музыкальное видео, выбрать между музыкой или видео или провести перерыв по своему усмотрению. не выходя из комнаты.Независимо от типа перерыва, все учащиеся в группах перерывов справились с задачей на внимание лучше, чем те, кто продолжал работать без перерыва ( Прикладная когнитивная психология , том 31, № 3, 2017 г. ) .

Это одно из многих исследований, которое показало, что слишком долгое сосредоточение внимания может утомить нас. Продолжительная работа, кажется, истощает. «Вы начинаете угасать, и производительность снижается», — говорит Хелтон. Ученые все еще выясняют, связано ли это снижение с нервной усталостью, накоплением шлаков в мозгу, нарушением исполнительной функции или чем-то еще, но результат ясен.«Мы не знаем точно, что в мозгу истощается, но когда вы выполняете когнитивно-сложную задачу, он работает так, как будто сжигается «умственное топливо», — говорит он.

Недостаток умственного топлива, конечно, может быть особенно опасен на некоторых работах. Два примера — пилоты и авиадиспетчеры, чья работа требует пристального внимания. Когнитивное истощение также может оказать заметное влияние на успеваемость. Ханс Хенрик Сивертсен, доктор философии из Бристольского университета в Соединенном Королевстве и Датского центра прикладных социальных наук, и его коллеги изучили данные стандартизированных тестов государственных школьников в Дании. Они обнаружили, что когда тесты проводились сразу после 20–30-минутного перерыва, результаты улучшались до уровня, эквивалентного 19 дополнительным дням в школе. Эффект был наибольшим для слабоуспевающих учащихся ( Proceedings of the National Academy of Sciences , Vol. 113, No. 10, 2016).

Возьми пять за видео с собаками

Возможно, неудивительно, что брейкскан также улучшает настроение. ЯнгА Пак, доктор философии, доцент Иллинойского университета в Урбана-Шампейн, и его коллеги изучали влияние неформальных «микроперерывов» продолжительностью в несколько минут на телемаркетологов в колл-центрах в Корее.Исследователи классифицировали эти перерывы как отдых (например, растяжка или мечтание), социальные (общение с коллегами или отправка текстовых сообщений друзьям), познавательные (чтение новостей или просмотр видеоклипа) или питательные (перекус или напиток). Исследователи обнаружили, что участники, которые делали больше микроперерывов, чтобы расслабиться, пообщаться или заняться познавательной деятельностью, имели больший положительный эффект на работе. (Перерывы, увы, не давали такого же подъема.) Среди сотрудников, которые были менее вовлечены в работу в целом, это повышение настроения также предсказывало более высокие показатели продаж, но производительность не повышалась среди сотрудников, которые уже сообщали о большей вовлеченности в свои дела. вакансии ( Журнал прикладной психологии , Vol.103, № 7, 2018).

Действительно, связь между настроением и работоспособностью не очевидна. Хелтон и его коллеги проверили, как различные типы перерывов влияют на производительность людей при выполнении компьютеризированной задачи на внимание. Некоторые участники сделали небольшой перерыв, чтобы посмотреть видео с собаками или роботами, в то время как некоторые смотрели цифровой обратный отсчет на экране, а у других не было перерыва вообще. В целом, те, кто сделал перерыв, показали лучшие результаты, чем те, кто этого не сделал. Но в то время как люди, которые смотрели видео с собаками, сообщали о меньшем стрессе, чем в других группах, они не справились с заданием лучше ( Сознание и познание , том 10, стр. 42, № 1, 2016).

«Многие люди думают, что, поскольку перерыв улучшает их самочувствие, он помогает им работать лучше, но это не всегда так, — говорит Хелтон.

Другая работа предполагает, что люди не всегда хорошо разбираются в наиболее полезных типах перерывов. Марьяана Сианоя, доктор философии, научный сотрудник Орегонского института наук о гигиене труда Орегонского университета здравоохранения и науки, изучала учителей, работников государственного управления и специалистов в области информационных технологий в Финляндии.Исследователи случайным образом поручили участникам потратить 15 минут обеденного перерыва на неторопливую прогулку в парке или выполнение упражнений на расслабление (для чего они были проинструктированы). Дважды в неделю во второй половине дня участников просили сообщать об уровне стресса, усталости и способности концентрироваться. Они также заполняли анкету каждый вечер, сообщая о том, насколько им понравился перерыв и насколько они смогли отвлечься от работы.

В обеих группах участники сообщали о лучшей концентрации во второй половине дня, когда они гуляли или отдыхали, по сравнению с теми днями, когда они обычно проводили обеденный перерыв.Но когда дело доходило до стресса, возник разрыв между тем, что им нравилось, и тем, что помогало снять стресс в наибольшей степени. «Сотрудникам больше нравились прогулки в парке, но упражнения на релаксацию на самом деле лучше снимали стресс во второй половине дня», — говорит Сианоя ( Journal of Occupational Health Psychology , Vol. 23, No. 3, 2018). Техники релаксации, по-видимому, лучше помогали людям отвлечься от требований их работы, и эта отстраненность, в свою очередь, предсказывала меньшее напряжение, меньшую усталость и большую концентрацию.

В исследовании Сианоя участникам были назначены разные условия перерыва, но она предполагает, что возможность выбора перерыва также может повысить его положительный эффект. Другие исследования показывают, например, что перерывы в занятиях, которые доставляют вам удовольствие, могут улучшить самочувствие. В Университете Бейлора психолог I/O и адъюнкт-профессор менеджмента Эмили Хантер, доктор философии, и ее коллега Синди Ву, доктор философии, опросили административных работников об их привычках перерыва, как формальных, так и неформальных.Исследователи обнаружили, что работники, которые делали перерывы, чтобы заняться любимым делом, сообщали о меньшем количестве симптомов со здоровьем, таких как головные боли, напряжение глаз и боли в пояснице. Они также сообщили о более высокой удовлетворенности работой и более низких показателях эмоционального выгорания ( Journal of Applied Psychology , Vol. 101, No. 2, 2016).

Удивительно, но эти перерывы были намного эффективнее, если принимать их утром, Хантер и Ву также обнаружили.Хотя люди обычно приберегают свои перерывы для послеобеденного спада, кажется, что пять (или 10, или 15) минут утром лучше восстанавливают энергию и уменьшают симптомы послеобеденного здоровья, чем перерывы в конце дня.

«Мы считаем, что это потому, что ваши ресурсы не так сильно истощаются в начале дня, поэтому вам легче вернуться к дорабочему уровню энергии и концентрации», — говорит Хантер.

Доступно ночью и в выходные дни

В наши дни профессионалы обычно берут работу с собой домой, разбираются с документами или отвечают на электронные письма спустя много времени после того, как в офисе погас свет.Тем не менее, подобно тому, как отстраненность помогает людям максимально использовать перерывы в работе, также важно использовать ночи, выходные и отпуска, чтобы отключиться от требований работы, показывают исследования.

В ходе недавнего исследования работников Лесной службы США Фриц и его коллеги обнаружили, что когда сотрудникам приходилось сталкиваться с неуважительным поведением на работе, они размышляли об этом и чаще испытывали бессонницу. Но когда они могли отвлечься после работы или заняться расслабляющими видами деятельности, такими как йога, ходьба или прослушивание музыки, они сообщали о меньшем количестве проблем со сном ( Journal of Occupational Health Psychology , опубликовано в Интернете, 2018 г.).

Другое исследование показало, что сотрудники, которые испытывают большую психологическую отстраненность от работы в нерабочее время, сообщают о более высокой удовлетворенности жизнью и меньшем психологическом напряжении, чем те, кто не отключается от работы в нерабочее время, согласно обзору Сабины Зоннентаг, Доктор философии, организационный психолог Мангеймского университета в Германии. Важно то, что она обнаружила, что работники, которые были более отстранены после работы, были не менее вовлечены во время работы ( Current Directions in Psychological Science , Vol.21, № 2, 2012).

Sonnentag также исследовала влияние отпуска. В метаанализе исследования она и ее коллеги обнаружили, что отпуск оказывает небольшое положительное влияние на здоровье и благополучие людей: люди сообщают о меньшей усталости, меньшем количестве жалоб на здоровье и большей удовлетворенности жизнью после длительного отсутствия. Однако эти льготы уменьшились в течение нескольких недель после возвращения ( Journal of Occupational Health , Vol. 51, No. 1, 2009).

В ходе последующего наблюдения Зоннентаг изучил учителей и обнаружил, что после возвращения из двухнедельного отпуска их вовлеченность в работу повысилась, а уровень эмоционального выгорания снизился.Однако опять же эти эффекты исчезли в течение месяца ( Journal of Organizational Behavior , Vol. 32, No. 1, 2011).

Это не значит, что отпуск бесполезен. Но точно так же, как сон по выходным не является лекарством от хронического недосыпания, отпуск в течение одной недели в году не нейтрализует последствия перепланированного рабочего дня. «Особенно, если сотрудники чувствуют выгорание, им нужен более длительный перерыв», — говорит Сианоя. «Но также важно иметь свободные выходные и свободное время после работы для снятия стресса и повышения самочувствия.

Сделать перерывы приоритетом

Хотя есть убедительные доказательства того, что перерывы полезны, не совсем ясно, как организовать идеальный перерыв — на самом деле это зависит от человека, типа работы и ситуации.

Возьмем, к примеру, общение. Обед с коллегами может показаться интересным способом отвлечься от работы и имеет дополнительное преимущество, заключающееся в увеличении социальной поддержки и улучшении настроения сотрудников. Но у него может быть темная сторона. Скажем, ваш руководитель сидит за обеденным столом. Если вам приходится следить за тем, что вы говорите и делаете, и регулировать свои эмоции, вы сильно используете свои когнитивные ресурсы.

Хотя не всегда возможно спланировать идеальный перерыв, есть несколько полезных практических правил, позволяющих оптимизировать время, проведенное вне рабочего места. Хелтон предлагает выбирать занятия, которые не слишком похожи на работу, которую вы выполняете. «Если вы сделаете перерыв в уплате налогов, чтобы решить некоторые математические задачи, это, вероятно, не сильно поможет», — говорит он.

Для большинства людей, которые работают на работах, требующих умственных усилий, перерывы, связанные с физическими упражнениями и проведением времени на природе, вероятно, являются хорошим выбором, добавляет Хелтон.Физическая активность имеет множество преимуществ, включая снятие стресса. А исследование, проведенное Шэрон Токер, доктором философии, доцентом Тель-Авивского университета, показало, что сотрудники, страдающие депрессией, более склонны к профессиональному выгоранию, в то время как те, у кого профессиональное выгорание, более склонны к депрессии. Но в обоих случаях такое прогрессирование было гораздо менее вероятным среди сотрудников, регулярно занимающихся физической активностью ( Journal of Applied Psychology , Vol. 97, No. 3, 2012).

Проведение времени в естественной среде (или просмотр сцен) также снижает стресс и может восполнить дефицит когнитивных функций, связанный с повышенным стрессом, как описано в обзоре литературы Ритой Берто, доктором философии, из Университета Вероны в Италии ( Behavioral Sciences). , Том.4, № 4, 2014).

Как бы вы ни проводили перерывы, самое главное — сделать их приоритетными, — говорит Хантер. «Люди знают, что перерывы полезны, но мы не всегда ими пользуемся».

Расставания: как помочь себе двигаться дальше

Разрыв отношений может быть трудным, даже если вы понимаете, что это к лучшему.
Пока вы приспосабливаетесь к расставанию, вы можете кое-что сделать, чтобы помочь себе двигаться дальше и быть счастливым!

Почему так тяжело пережить расставание?

  • Расставание — это потеря не только отношений, но и планов, мечтаний и надежд, которые вы разделяли со своим партнером.
  • Многие люди испытывают разочарование, горе и чувство неудачи, когда отношения заканчиваются.
  • Расставания часто означают большие изменения в вашем распорядке дня; это резкое изменение может показаться ошеломляющим.
  • Помимо привычного распорядка, могут измениться и те, с кем вы проводили время. Вы можете потерять другие отношения, связанные с вашим бывшим партнером. Если вы поддерживаете отношения, связанные с вашим бывшим партнером, эти отношения могут каким-то образом измениться.
  • Ваше самоощущение может быть затронуто
     

Советы, как пережить горе после расставания

  • Почувствуйте чувства
    Скорее всего, вы испытаете множество противоречивых эмоций; игнорирование или подавление их только усложнит и продлит процесс скорби.Итак, позвольте себе испытать свои чувства, зная, что они временны.
  • Получить поддержку
    •  Обратитесь к друзьям и родственникам, которые вас поддержат. Общение с другими поможет вам чувствовать себя менее одиноким. И постарайтесь найти баланс между разговорами о разрыве и участием в других темах/мероприятиях.
    •  Отдавайте предпочтение общению с теми, кто поддерживает, ценит и заряжает вас энергией, и минимизируйте время с теми людьми, которые, кажется, вас не понимают и не поддерживают.
    •  Если вы потеряли много друзей после разрыва отношений, постарайтесь найти новых людей, с которыми вы сможете завязать новые дружеские отношения.
    •  Попробуйте что-то новое, подумайте о вступлении в студенческий клуб/организацию — не изолируйте себя!
  • Помните, ваша цель — двигаться дальше
    Важно испытывать и выражать свои чувства, но вы не хотите зацикливаться на негативном мышлении. Чрезмерный анализ прошлого и обида на бывшего партнера истощают вашу энергию и затрудняют движение вперед.
  • Сохраняйте надежду на будущее
    Помните, что у вас будет много возможностей (многие из них вы даже не можете себе представить прямо сейчас).
  • Обратите внимание на то, как вы себя чувствуете в целом.
    Обратите внимание, если ваша реакция на расставание вызывает у вас столько трудностей, что вам становится слишком сложно справляться с такими вещами, как школа. Это показатель того, что может потребоваться дополнительная помощь (подумайте об индивидуальных или групповых консультациях в PACS).

Забота о себе

  • Заботьтесь о себе
    Планируйте делать что-то успокаивающее и расслабляющее КАЖДЫЙ ДЕНЬ. Некоторые вещи, которые можно попробовать: медитация, йога, ведение дневника, музыка, прогрессивная мышечная релаксация, прогулка или что-то еще, что вы найдете успокаивающим.
  • Прислушивайтесь к тому, что вам нужно
    Важно уметь сказать «нет», когда вы действительно не хотите что-то делать. И знайте, что то, что вам нужно, будет меняться день ото дня (даже от момента к моменту).
  • Примите тот факт, что ваши эмоции будут колебаться.
    Исцеление от разрыва отношений — не гладкий, линейный процесс. Хотя со временем вы почувствуете себя лучше, обычно это не постоянный процесс.
  • Найдите свой новый распорядок дня
    Структура вашей жизни может быть приятной.
  • Подождите
    Вы не хотите принимать важные решения, когда вы очень эмоциональны.
  • Будьте здоровы
    Избегайте употребления алкоголя, наркотиков или пищи, чтобы «справиться» со своими эмоциями. Выбирайте более здоровые способы справиться со своим бедствием. Сосредоточьтесь на основах (достаточный сон, правильное питание, физические упражнения).
  • Примите новое
    Попробуйте новые интересы и веселые занятия, которые позволят вам наслаждаться жизнью.
  • Установите ограничения в социальных сетях
    Может быть заманчиво, но бесполезно тратить время на просмотр сообщений вашего бывшего партнера в социальных сетях.

Возможные уроки, которые можно извлечь из разрыва отношений

Расставание — это возможность переоценить свою жизнь и узнать о себе и своих отношениях.

Несколько вопросов, которые следует задать себе, КОГДА ВЫ БУДЕТЕ ГОТОВЫ:

  • Замечаете ли вы закономерность в типах людей, с которыми вы ищете отношения?
  • Как вы реагируете на стресс и конфликты? Есть ли какие-то другие способы, которыми вы могли бы отреагировать, которые могли бы улучшить ваши отношения с другими?
  • Насколько вы открыты для того, чтобы принимать других такими, какие они есть на самом деле, вместо того, чтобы заставлять их быть теми, кем, по вашему мнению, они «должны» быть?
  • Склонны ли вы радикально меняться, когда находитесь в отношениях, чтобы быть тем, кем, по вашему мнению, хочет быть ваш партнер?
  • Чувствуете ли вы, что контролируете свои чувства ИЛИ вам кажется, что они контролируют вас?
  • Умеете ли вы четко сообщать другим о своих потребностях и желаниях?
  • Оглядываясь назад, что вы могли сделать, чтобы усугубить проблемы в отношениях?

 Размышляя над этими вопросами, будьте честны с собой и не корите себя за прошлое поведение (это никогда не бывает полезным).
Вместо этого сосредоточьтесь на том, что вы можете сделать, чтобы помочь себе сделать лучший выбор в будущем.

Версия для печати в формате PDF

Разорвать старые шаблоны? Ожидайте психологического отказа

Источник: Pixabay

Мы обычно связываем абстиненцию с зависимостями: телевизионные образы наркомана, бросающего курить или алкоголь, и борющегося с тягой и тревогой. Пока поведение прекратилось, мозговые цепи продолжают активироваться.

Но это понятие ухода можно применить и к более повседневным событиям. Всякий раз, когда мы внезапно идем против своей воли, нарушаем какую-то поведенческую линию и ломаем давние шаблоны, наш мозг продолжает работать по-старому; мы можем внезапно оказаться затопленными эмоциями, которые кажутся непреодолимыми.

Вот некоторые из распространенных симптомов поведенческой абстиненции:

Вина

Вы совершенно забываете о дне рождения лучшего друга, годовщине ваших родителей. Возникает чувство вины. Почему? Потому что чувство вины связано с правилами: вы должны помнить об этих случаях, и именно нарушение этого правила в вашей голове вызывает чувство вины.

Но чувство вины также может быть вызвано более тонкими правилами, которые вы усвоили и научились жить по ним; правила, такие как всегда брать на себя ответственность или избегать конфликтов и не расстраивать других. Итак, когда вы чувствуете, что подвели коллегу, или делаете какой-то небрежный, шутливый комментарий по поводу внешности своей подруги, а она вдруг вспыхивает, вы тут же чувствуете себя виноватым: правило было нарушено.

Беспокойство

С чувством вины часто приходит тревога — беспокойство или одержимость последствиями. Это может захлестнуть вас после того, как ваш друг вспылил, но у вас может быть такая же тревога, когда вы начинаете разглагольствовать о новой политике на собрании персонала или с вашим партнером, наконец, говоря ему, что вы устали от его ухода. его рабочие вещи по всему обеденному столу. Ваша голова начинает погружаться в кроличью нору от беспокойства о том, что вы испортили отношения с другом или партнером, что теперь у вас проблемы с начальником.

Причина, по которой вас все это время не забрасывали такой тревогой или чувством вины, заключается только в том, что вы следовали своим правилам, оставались в своей зоне комфорта или использовали рутину, чтобы регулировать свою эмоциональную жизнь. Как только вы выходите из своих старых паттернов, особенно в важных отношениях, тревога захлестывает вас, и вы становитесь сверхбдительны к опасностям, связанным с проникновением на неизвестную территорию.

Самокритика

Самокритика, наряду с чувством вины и тревогой, скорее всего, была частью этого набора средств контроля.Ваше беспокойство о вашем друге, партнере, руководителе, вероятно, приведет к тому, что вас будут пинать — вы нарушили правило; это твоя вина — вот ты и разгребаешь себя по углям.

Горе

Вина, тревога и самокритика обычно связаны с детством и детскими механизмами выживания — соблюдением правил и распорядков, преодолением тревоги путем выполнения ожидаемого — и поэтому, когда вы нарушаете эти шаблоны, эти старые маленькие дети вспыхивают чувства и тревоги.

Но горе приходит откуда-то еще — из-за разрыва привязанности, потери в настоящем. Мы легко видим это, скажем, у собак, когда их хозяин госпитализирован на несколько дней, и собака выглядит потерянной и подавленной. Мы видим это у детей, когда ваша уже ученица среднего класса уходит в большую новую школу, где она не знает никого из своих классов, скучает по своим друзьям и знакомым учителям, чувствует себя подавленной и подавленной в течение нескольких недель или месяцев, пока она становится на ноги.

Или вы можете чувствовать это, когда ваша партнерша уехала в командировку, и вы скучаете по ней и чувствуете ее отсутствие в доме, или когда вы дома больны, знаете, что это то место, где вам нужно быть, но также чувствуете себя немного дезориентированным и скучать по знакомым друзьям по работе и рутине. Это мини-уход от того, к чему мы привыкли, мини-чувство потери.

Как управлять мини-снятием средств

Отправной точкой для управления чувством вины, тревогой, самокритикой и горем является ожидание этого. Как и при отказе от наркотиков, ваше тело и мозг реагируют на внезапные изменения. Понимание того, что это нормально, может помочь вам не слишком остро реагировать на собственные реакции.

Отделить иррациональную вину от рациональной. Есть иррациональная и рациональная вина.Иррациональная вина возникает из-за нарушения этих правил, навязанных нам извне родителями и похожими на родителей фигурами, которые связаны с этими детскими чувствами и хорошим поведением. Рациональная вина, напротив, возникает из-за нарушения наших собственных ценностей — сознательных и активных решений, которые мы приняли во взрослом возрасте о том, что важно, о том, как относиться к другим, о том, как мы хотим жить. Это наши собственные стандарты, а не установленные другими.

Итак, когда возникает чувство вины, спросите себя: откуда берется это чувство вины? Чье правило я нарушил? Если это то, что вы слепо унаследовали, важно признать это, решить, хотите ли вы сохранить это, и поместить в свою собственную ценностную корзину.Если нет, пришло время мысленно потренироваться нажимать эту кнопку удаления.

Но если речь идет о рациональной вине, пора исправляться. Это не означает, что вы уступаете — никогда больше не шутите с другом, снова прикусываете язык из-за беспорядка на столе, никогда не высказываете свое мнение на работе — но вы извиняетесь перед своим другом, своим партнером, может быть, даже перед своим начальником. для ваших комментариев. Не потому, что вы беспокоитесь о том, что у вас проблемы, а потому, что вы осознаете, что непреднамеренно причинили боль и нарушили свои собственные ценности.

Хватит копаться в кроличьей норе тревоги. Как только ваша тревожность достигает пика с ее наихудшими сценариями, у вас появляется туннельное зрение и вы начинаете верить, что единственный способ почувствовать себя лучше — это получить больше информации; вы теряетесь, пытаясь разгадать все содержание ситуации. Не делайте этого; это не продуктивно.

Вместо этого мысленно отойдите от всего этого содержания и скажите себе, что вы по понятным причинам беспокоитесь, и вам нужно исправить свое беспокойство прямо сейчас, а не ситуацию.Сосредоточьтесь на том, чтобы успокоиться, делая глубокое дыхание, осознанное отвлечение, медитацию, упражнения. Как только вы успокоитесь, вы сможете лучше решить, что делать дальше.

Дайте отпор самокритике. Подобно беспокойству, самокритика ведет к собственной кроличьей норе одержимости ужасным собой, и, как и тревога, вы хотите сосредоточиться на самом процессе самокритики, а не на том, что говорит ваш мозг. Вот вы говорите себе, что вы это раздуваете, что вы сделали все, что могли в то время, что это не конец света, и вы можете зачистить и отремонтировать.

Признать и позволить горе. Вы знаете, как поддержать свою одинокую и борющуюся ученицу средней школы, признав, что да, новая школа и новый класс кажутся ей подавляющими, и что вы знаете, как сильно она скучает по своим друзьям. Вы хотите относиться к себе таким же образом со своим горем — признавая, что вы скучаете по отсутствующему партнеру, своей работе и рутине, что это мини-потеря, и у вас нормальный мини-отход — вместо того, чтобы надевать смелое, отрицающее реальность лицо.Пришло время позаботиться о себе, быть нежным с собой. Поступая так, вы быстрее справитесь с потерей.

Здесь речь идет об уважении того факта, что нашему мозгу и телу нужно время, чтобы приспособиться к новым изменениям, что старые схемы будут продолжать работать некоторое время, пока не смогут догнать наши внешние действия. По мере того, как вы расширяете свою зону комфорта, признайте свое отстранение, обуздайте чрезмерные реакции… и продолжайте двигаться вперед.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *