Легкая синусовая тахикардия: Причины синусовой тахикардии и других тахикардий. Симптомы, ЭКГ-признаки, лечение

Содержание

Синусовая тахикардия сердца — лечение, причины, симптомы

Автор: врач, научный директор АО «Видаль Рус», Жучкова Т. В., [email protected]

Оглавление:

Синусовая тахикардия представляет собой вид наджелудочковой тахиаритмии, характеризующаяся ускоренным синусовым ритмом с частотой сердечных сокращений более 100 в минуту у взрослого человека.

Причины синусовой тахикардии

Причинами возникновения синусовой тахикардии могут стать сердечные и внесердечные факторы.

Сердечные причины возникновения тахикардии:

  • Сердечная недостаточность
  • Кардиомиопатия и кардиосклероз
  • Инфаркт миокарда
  • Миокардиты, эндокардиты и перикардиты
  • Стенокардия пороки сердца

Внесердечные причины развития синусовой тахикардии:

  • Физические нагрузки
  • Эмоциональный стресс
  • Неврозы
  • Эндокринные нарушения
  • Острые болевые приступы
  • Лихорадка
  • Применение некоторых лекарственных средств, например, ваголитиков, кортикостероидов, диуретиков и других.
  • Злоупотреблением чаем, кофе, алкоголем и сигаретами

Синусовая тахикардия классифицируется на адекватную и неадекватную.

Неадекватная синусовая тахикардия сохраняется в покое и не зависит от нагрузки и приема лекарственных препаратов. Сопровождаться ощущениями сильного сердцебиения и нехваткой воздуха.

Симптомы синусовой тахикардии

Проявления синусовой тахикардии зависит от степени ее выраженности, длительности и характера основного заболевания, повлекшего за собой изменение сердечного ритма.

При синусовой тахикардии пациенты могут жаловаться на сердцебиение, неприятные ощущения, чувство тяжести или боли в области сердца.

Также состояние может сопровождаться нехваткой воздуха и слабостью, частыми головокружениями, повышенной утомляемостью и снижение работоспособности, бессоницей и ухудшением настроения.

При синусовой тахикардии отмечаются постепенное начало и конец приступа. При длительной тахикардии наблюдается снижение артериального давления и похолодание конечностей.

Диагностика синусовой тахикардии

В комплексном обследовании пациента с подозрением на синусовую тахикардию проводится ряд обследований, в том числе и для выявления причины нарушения сердечного ритма.

План обследования включает:

  • ЭКГ для определения частоты и ритмичности сердечных сокращений
  • Холтеровское мониторирование позволяет оценить изменение деятельности сердца в условиях обычной активности пациента
  • Эхокардиография и МРТ сердца проводят для определения внутрисердечной патологии — причины тахикардии
  • Электрофизиологическое исследование позволяет определить механизм тахикардии и нарушений проводимости сердца
  • Дополнительно могут потребоваться общий анализ крови, определение содержания тиреотропных гормонов в крови, электроэнцефалография головного мозга и другие.

Что можете сделать Вы

Самолечение недопустимо, необходимо обратиться к врачу. А также исключить факторы, способствующие повышению частоты сердечных сокращений: крепкий чай, кофе, алкоголь, сигареты, острую пищу и шоколад. По возможности следует оградить себя от психоэмоциональных и физических перегрузок.

Лечение

Что может сделать врач

Лечение в первую очередь направлено на устранение первопричины синусовой тахикардии, то есть основного заболевания. Основным специалистом является кардиолог, но ему могут потребоваться дополнительные консультации невролога, эндокринолога и других докторов.

Пациенту с синусовой тахикардией могут быть назначены седативные средства, β-блокаторы, антагонисты кальция и другие препараты.

При отсутствии эффекта от консервативной терапии может быть назначена трансвенозная РЧА сердца, то есть восстановление нормального сердечного ритма путем прижигания пораженного участка сердца. В тяжелых случаях может быть рекомендована имплантация электрокардиостимулятора (ЭКС) – искусственного водителя ритма.

Профилактика синусовой тахикардии

Соблюдение правил здорового образа жизни.

Аритмия у детей. Синусовая аритмия у детей

Забота о здоровье детей возлагается в первую очередь на родителей. От своевременности выявления заболеваний во многом зависит успех лечения. Особенно это касается сердечных нарушений. Посещение кардиолога – обязательная процедура, особенно если наблюдаются признаки неправильной работы сердца

Признаки аритмии у детей

Сердечная аритмия у детей выявляется далеко не в каждом случае, так как нередко не создает никаких видимых проблем и тем самым не подает повода обратиться к врачу. Довольно часто, при плановом обследовании, аритмию обнаруживают у детей, чувствующих себя вполне здоровыми.

Иногда нарушения сердечного ритма могут быть приводить и к заметному ухудшению состояния здоровья ребенка. Малыш, не понимая, что происходит, не может оценить свое самочувствие и пожаловаться на него. Родители обязаны знать признаки, указывающие на проблемы с правильностью сердечного ритма. Визит к кардиологу требуется, если у ребенка наблюдаются:

  •   регулярно возникающая бледность кожных покровов, посинение губ, ногтей, стоп;
  •   беспричинное беспокойство или напротив приступы вялости;
  •   частые нарушения сна и аппетита;
  •   приступы потливости;
  •   одышка, особенно возникающая без значительной физической нагрузки.

Это симптомы могут указывать на пароксизмальную тахикардию, фибрилляцию предсердий и желудочков, синусовую аритмию, различные комбинированные расстройства сердечного ритма.

Синусовая аритмия у детей

Причина возникновения синусовой аритмии состоит в том, что, так называемый, водитель ритма сердца отчасти подвержен влиянию нервной системы, которая в свою очередь, зависима от состояния всего организма. Непрерывно развивающийся детский организм находится в неустойчивом состоянии, что не может не сказываться на нагрузках на нервную и сердечнососудистую систему. Поэтому синусовая аритмия у детей является частым явлением.

Разумеется, если у ребенка была найдена такая патология, то за его состоянием следует наблюдать более внимательно и строже подходить к режиму нагрузок и отдыха. Так же необходимо постоянно посещать кардиолога. При незначительных отклонениях от нормальной частоты сокращений сердца, а так же общем хорошем самочувствии ребенка она тревоги не вызывает.

Считать серьезно больным малыша, у которого ни разу не проявлялись описанные выше признаки не стоит. Нормальный режим нагрузок, предписанный врачом, сбалансированное питание и дополнительные профилактические меры позволят ему благополучно перерасти проблему.

Данная статья размещена исключительно в познавательных целях и не является научным материалом или профессиональным медицинским советом.

результат на ЭКГ, легкая форма у ребенка от 1 до 7 лет

Любые проблемы с сердцебиением ребенка настораживают и вызывают беспокойство, но родителям нужно знать, что некоторые из нарушений ритма бывают не только при болезнях, но и у здоровых деток.

Одним из таких нарушений является синусовая тахикардия.

Что это

Под диагнозом «синусовая тахикардия» подразумевается изменение количества ударов сердца в минуту, при котором частота сокращений возрастает, но ритм остается нормальным (его называют синусовым, поскольку такой ритм исходит от синусового узла).

Для каждого возраста число сердцебиений, при котором говорят о тахикардии, будет своим, поскольку норма ЧСС в разном возрасте отличается. Тахикардией является превышение нормы на 10-20% и более.

Причины

Главной причиной появления синусовой тахикардии выступает активизации работы синусового узла, однако повышение его автоматизма может быть связано и с неопасными физиологическими состояниями, и с заболеваниями.

Физиологические

К этой группе факторов, провоцирующих возникновение тахикардии синусового типа, относят:

  • Физическую активность.
  • Волнение и переживание.
  • Страх.
  • Пребывание в душном помещении.
  • Эмоциональное напряжение.
  • Перепад температур.
  • Повышение температуры тела.
  • Пеленание или осмотр новорожденного.

Патологические

Такие причины появления синусовой тахикардии связаны с поражением сердца или внесердечными заболеваниями.

Учащение сердцебиения встречается при:

  • Поражении ЦНС.
  • Врожденном сердечном пороке.
  • Миокардите.
  • Ацидозе.
  • Анемии.
  • Обезвоживании.
  • Падении уровня глюкозы в крови.
  • Нарушении работы щитовидной железы.
  • Опухоли надпочечников.
  • Ожирении.
  • Сердечной недостаточности.

Возраст

У новорожденных и детей 2-3 лет

Автоматизм синусового узла у только что родившихся деток повышен, поэтому кратковременные эпизоды учащения количества сердцебиений для деток до года считают нормой, если такие приступы самостоятельно проходят без медицинского вмешательства.

Однако в некоторых случаях появление синусовой тахикардии у младенца 1 года жизни является признаком проблем с миокардом или другими органами. Так может проявляться врожденный порок или заболевание нервной системы.

У школьников и подростков

В возрасте 6-7 лет и старше синусовую тахикардию могут провоцировать и эмоциональные либо физические перегрузки, и приобретенные болезни сердца.

В подростковом возрасте появление такой аритмии нередко связано с активным ростом и гормональными изменениями.

Среди патологических причин, вызывающих возникновение синусовой тахикардии в возрасте 10 лет и старше, чаще всего встречаются железодефицитные анемии и болезни эндокринных желез.

Симптомы

Тахикардия, которую спровоцировали физиологичные причины, зачастую не проявляется у ребенка какими-то опасными симптомами. Такая легкая синусовая тахикардия довольно быстро проходит и многие дети не отмечают никакого дискомфорта.

Вызванная болезнями сердца тахикардия может дополняться такими симптомами, как одышка, головокружение, болезненные ощущения в груди, выраженная слабость, потемнение в глазах. Иногда бывает потеря сознания. Такая клиническая картина называется приступом тахикардии. Если он длится больше 10 минут, это способно сказаться на обменных процессах в сердечной мышце.

Что делать

Если тахикардия у ребенка возникла как следствие физиологической причины (из-за страха, переживаний или физической нагрузки), как правило, она быстро проходит сама и не требует вмешательства врача.

Приступ тахикардии у деток первого года жизни купируют лишь при его большой длительности, чтобы предотвратить сердечную недостаточность.

Возникновение приступа синусовой тахикардии у детей школьного или подросткового возраста требует внимания родителей и врачей, так как это состояние может вызывать осложнения.

Диагностика

Легче всего выявить синусовую тахикардию на ЭКГ, так как это исследование позволяет точно подсчитать число сердцебиений, а по изменениям комплексов и отрезков выяснить, действительно ли тахикардия синусовая. Для уточнения диагноза может использоваться и Холтеровский мониторинг, при котором ЭКГ у ребенка непрерывно регистрируют в течение суток.

Чтобы выявить сердечные патологии, проявляющиеся тахикардией, ребенку могут назначить эхокардиографию. Для исключения внесердечных патологий у малыша требуется сдать общий анализ крови, оценить уровень гормонов щитовидной железы и сделать ЭЭГ. Из узких специалистов ребенку может потребоваться консультация эндокринолога и невролога.

Лечение

Если у ребенка возник приступ тахикардии, родителям следует оказать крохе такую первую помощь:

  • Обеспечить доступ кислорода, расстегнув или сняв одежду с верхней части туловища, а также открыв окно.
  • Умыть карапуза прохладной водой либо приложить смоченную в воде ткань ко лбу малыша.
  • Попросить малыша сделать вдох и ненадолго задержать дыхание.
  • Вызвать врача, даже в ситуации, когда приступ уже прошел.

Лечение тахикардии должно назначаться только врачом, поскольку оно будет зависеть от причины, спровоцировавшей приступ.

Профилактика

Для предотвращения проблем с сердечным ритмом в детском возрасте важно приучать кроху к здоровому образу жизни. Для этого у малыша должен быть оптимальный режим дня, умеренная физическая активность, сбалансированный разнообразный рацион, полноценный сон.

Врач-педиатр в следующем видеоролике расскажет подробнее о детской тахикардии и даст некоторые советы родителям, столкнувшимся с этим недугом.

Синусовая тахикардия у ребенка 1 год — Вопрос кардиологу

Если вы не нашли нужной информации среди ответов на этот вопрос, или же ваша проблема немного отличается от представленной, попробуйте задать дополнительный вопрос врачу на этой же странице, если он будет по теме основного вопроса. Вы также можете задать новый вопрос, и через некоторое время наши врачи на него ответят. Это бесплатно. Также можете поискать нужную информацию в похожих вопросах на этой странице или через страницу поиска по сайту. Мы будем очень благодарны, если Вы порекомендуете нас своим друзьям в социальных сетях.

Медпортал 03online.com осуществляет медконсультации в режиме переписки с врачами на сайте. Здесь вы получаете ответы от реальных практикующих специалистов в своей области. В настоящий момент на сайте можно получить консультацию по 74 направлениям: специалиста COVID-19, аллерголога, анестезиолога-реаниматолога, венеролога, гастроэнтеролога, гематолога, генетика, гепатолога, гериатра, гинеколога, гинеколога-эндокринолога, гомеопата, дерматолога, детского гастроэнтеролога, детского гинеколога, детского дерматолога, детского инфекциониста, детского кардиолога, детского лора, детского невролога, детского нефролога, детского онколога, детского офтальмолога, детского психолога, детского пульмонолога, детского ревматолога, детского уролога, детского хирурга, детского эндокринолога, дефектолога, диетолога, иммунолога, инфекциониста, кардиолога, клинического психолога, косметолога, липидолога, логопеда, лора, маммолога, медицинского юриста, нарколога, невропатолога, нейрохирурга, неонатолога, нефролога, нутрициолога, онколога, онкоуролога, ортопеда-травматолога, офтальмолога, паразитолога, педиатра, пластического хирурга, подолога, проктолога, психиатра, психолога, пульмонолога, ревматолога, рентгенолога, репродуктолога, сексолога-андролога, стоматолога, трихолога, уролога, фармацевта, физиотерапевта, фитотерапевта, флеболога, фтизиатра, хирурга, эндокринолога.

Мы отвечаем на 96.75% вопросов.

Оставайтесь с нами и будьте здоровы!

Неадекватная синусовая тахикардия при синдроме после COVID-19

Насколько нам известно, это первая проспективная серия последовательных пациентов с СПКЯ, у которых была проведена комплексная сердечно-сосудистая оценка для исследования ИСТ. Мы обнаружили, что ИСТ преобладает среди пациентов с СПКЯ (затронув 20% в нашей серии), и это заболевание чаще встречается у молодых женщин без предшествующих сопутствующих заболеваний и с легкой инфекцией SARS-CoV-2. ИСТ обеспечивает правдоподобное объяснение некоторых распространенных симптомов утомляемости, нарушения способности к физической нагрузке и сердцебиения, которые характеризуют СПКЯ и ограничивают способность больных вести нормальный образ жизни (рис.3). Наконец, наши результаты свидетельствуют о важной роли ВНС в патофизиологии ИСТ. Это подтверждается данными суточного мониторирования ЭКГ, так как ИСТ сопровождалась снижением большинства показателей ВСР, преимущественно в дневное время, причем наиболее снижены компоненты, связанные с тонусом сердечно-сосудистой системы (pNN50 и HF-диапазон). Соответственно, потеря ВСР свидетельствует о дисбалансе сердечной ВНС со сниженной парасимпатической активностью и компенсаторной симпатической активацией. Гипоактивность парасимпатического тонуса может объяснить не только наши результаты ИСТ, связанного с СПКЯ, но и другие распространенные симптомы в этой ситуации, такие как утомляемость, желудочно-кишечный дискомфорт, головная боль, боль в горле, нейрокогнитивные расстройства и измененная структура сна (центральная иллюстрация).Наши результаты согласуются с предыдущими исследованиями, предполагающими, что СПКЯ может быть формой постинфекционной дизавтономии.

Рисунок 3

Иллюстрация патофизиологических механизмов, лежащих в основе синдрома после COVID-19.

Тревожные расстройства, общепризнанная причина синусовой тахикардии, систематически не оценивались у наших пациентов. Тем не менее, наблюдаемая низкая ВСР в нашей когорте и выраженные физические ограничения во время 6MWT делают IST, вызванную тревогой, довольно маловероятным.

Механизмы ИСТ с предшествующей вирусной инфекцией или без нее плохо изучены и изучены, но многие из постулируемых механизмов включают изменения в нервной системе: дисбаланс симпатовагуса, гиперчувствительность бета-адренорецепторов и нарушение регуляции ствола мозга, среди прочего. Учитывая это, представляется разумным, что механизмы, приводящие к ИСТ после заражения SARS-CoV-2, носят смешанный характер, при этом важную роль играет поражение ВНС, которая постоянно регулирует частоту сердечных сокращений и тонус сосудов.

Некоторые исследования показали, что COVID-19 имеет значительное поражение сердечно-сосудистой системы, но ни одно из предыдущих исследований не было посвящено ИСТ после заражения SARS-CoV-2. Однако это не первый случай описания ИСТ после заражения коронавирусом. В 2006 г. Ю и соавт. обнаружили, что ИСТ была наиболее частым сердечно-сосудистым осложнением в когорте из 121 пациента с атипичной пневмонией. ИСТ возникала при отсутствии лихорадки и сохранялась почти у 40 % пациентов в течение 3 недель наблюдения. Авторы отметили, что сердечно-сосудистые исходы не коррелировали с возникновением гипоксемии, госпитализацией в отделение интенсивной терапии или аналитическими отклонениями 9 .Маджид и др. ранее описали слабую связь между острым тяжелым острым респираторным синдромом Коронавирус-1 (SARS-CoV-1) и острым средним респираторным синдромом (MERS) и сердечно-сосудистыми осложнениями, такими как аритмия и транзиторная диастолическая дисфункция. Кроме того, обзор 28 исследований, оценивающих долгосрочные проявления SARS-CoV-1 и MERS, показал, что наиболее распространенными симптомами были утомляемость, одышка и слабость, аналогичные PCS 10 .

С одной стороны, постинфекционная дизавтономия ранее была описана в отношении других возбудителей, включая болезнь Шагаса, вирус иммунодефицита человека (ВИЧ), вирус Эпштейна-Барр и вирус бешенства 11,12 .Вегетативная дисфункция относительно распространена среди ВИЧ-инфицированных пациентов, о чем свидетельствует снижение ВСР на ранних стадиях инфекции у многих из этих пациентов 13 . С другой стороны, пациенты с IST или POTS часто сообщают о предшествующем триггере, таком как вирусная инфекция 14,15 . В предыдущих обсервационных исследованиях предшествующее инфекционное заболевание было провоцирующим событием для ИСТ в 5–10% случаев, а зарегистрированными возбудителями были вирус гриппа, вирус Эпштейна-Барр и опоясывающий герпес, среди прочих 16 .Во всех этих исследованиях упоминалось нарушение ВНС. Был предложен ряд механизмов для объяснения возникновения дисфункции ВНС после вирусной инфекции: среди прочего, денервация ВНС, вирусозависимое повреждение тканей из-за персистирующей инфекции и иммуноопосредованное повреждение. Однако распространенность и механизмы, лежащие в основе сердечно-сосудистых последствий постинфекционной дизавтономии, неясны и требуют дальнейшего изучения.

Как и в случае с другими патогенами, имеются убедительные доказательства того, что SARS-CoV-2 может повреждать ВНС.Предыдущие исследования предположили ряд параллельных механизмов, включая прямую инвазию в головной мозг через решетчатую кость или через обонятельную луковицу во время острой инфекции или распространения вируса через кровь, а также использование рецептора ACE2 для внутриклеточного проникновения. Этот рецептор также присутствует на глиальных клетках и нейронах. Несколько линий доказательств также поддерживают «косвенные» механизмы как наиболее важные механизмы, участвующие в неврологическом повреждении, включая васкулит, тромбоз и повреждение эндотелия, наряду с преувеличенным воспалением и иммунными реакциями 17,18,19,20,21,22 .

Кроме того, данные не только подтверждают, что SARS-CoV-2 может поражать нервную систему в острой фазе, но и все больше доказательств у пациентов с ортостатическими синдромами и обмороками после инфекции SARS-CoV-2, что подтверждает патофизиологическую связь между ПКС и дисфункцией ВНС. Ярким примером способности вируса изменять ВНС является так называемая «тихая гипоксия», характерный признак COVID-19. Это состояние было связано с повреждением эндотелия, поражающим центральные и периферические нервные рецепторы, изменяя контроль дыхания и восприятие одышки.В частности, постулируется, что повреждение происходит в волокнах блуждающего нерва, афферентах языкоглотки и в ядре одиночного пути, которые являются ключевыми в дыхательном и вегетативном гомеостазе 23,24 . В нашем исследовании у большинства пациентов невозможно было оценить тихую гипоксемию, поскольку газы артериальной крови не выполнялись в острую фазу. Тем не менее почти все пациенты с тихой гипоксемией в какой-то момент госпитализируются, так как это состояние приводит к критической диагностической задержке; в отличие от нашей исследуемой популяции пациентов с легким течением заболевания, которым не потребовалась госпитализация (следовательно, при условии отсутствия скрытой гипоксемии).

Наконец, вмешательство COVID-19 в синтез ангиотензина II можно постулировать как последний возможный патофизиологический механизм, ведущий к дисавтономии. Как обсуждалось выше, SARS-CoV-2 проникает в клетки, присоединяясь к рецептору ACE2, влияя на синтез эндогенного ангиотензина II, гормона, который непосредственно активирует СНС. Нарушение функции ренин-ангиотензин-альдостероновой системы с компенсаторной активацией СНС также может способствовать развитию ИСТ. Однако наше исследование не смогло продемонстрировать участие СНС в ИСТ, и необходимы дальнейшие исследования для выяснения и характеристики этого патофизиологического аспекта.

Причины абсолютного преобладания этого патологического явления у молодых женщин, сопутствующая высокая распространенность экологической аллергии и отсутствие соответствия индекса тяжести острой инфекции SARS-CoV-2 остаются невыясненными. Хотя ИСТ и СПОТ являются сложными гетерогенными синдромами с перекрывающимися клиническими проявлениями и потенциальными общими механизмами, по-прежнему важно проводить различие между этими состояниями, чтобы обеспечить наиболее подходящее лечение.Результаты нашего исследования показывают, что пациентам с СПКЯ и ИСТ, вероятно, может помочь фармакологическое лечение, такое как бета-блокаторы, которые притупляют реакцию симпатической нервной системы. Однако предпочтительный фармакологический агент, время его введения и клиническая реакция требуют отдельного исследования.

Распространенность, характеристики и естественное течение неадекватной синусовой тахикардии | EP Европас

Аннотация

Цели

Изучить распространенность, характеристики и естественное течение неадекватной синусовой тахикардии (ИСТ).

Методы и результаты

Распространенность и характеристики ИСТ оценивались на случайной выборке из 604 человек среднего возраста. Семь субъектов (1,16%) соответствовали современным диагностическим критериям ИСТ. Систолическое (147 ± 11  мм рт. ст. против 130 ± 13  мм рт. ст., P < 0,001) и диастолическое амбулаторное артериальное давление (92 ± 7  мм рт. ст. против 81 ± 8  мм рт. ст., P < 0,001) были выше у пациентов с ИСТ. чем среди контрольных. Другие лабораторные, эхокардиографические и личностные измерения, за исключением оценки враждебности (10 ± 2 против 10).8 ± 3, P < 0,001), различий между группами не выявлено. Естественное течение и прогноз заболевания оценивали среди субъектов, отвечающих критериям ИСТ, и девяти ранее диагностированных пациентов с ИСТ. В течение среднего периода наблюдения 6,0 ± 2,4 года ни у одного из субъектов не было выявлено клинических или эхокардиографических признаков структурного заболевания сердца, несмотря на сохраняющееся сердцебиение, и не было значительного снижения средней ЧСС за 24 часа (94 ± 2  уд/мин по сравнению с 89 ± 8 уд/мин, P = 0. 204).

Заключение

Распространенность ИСТ среди населения среднего возраста оказалась выше, чем предполагалось ранее. Несмотря на хронический характер заболевания, прогноз ИСТ был благоприятным. Причинно-следственная связь между ИСТ и гипертензией и/или враждебным типом личности остается спекулятивной.

Введение

Неадекватная синусовая тахикардия (ИСТ) представляет собой непароксизмальную тахиаритмию, характеризующуюся учащением частоты сердечных сокращений в покое (ЧСС) и/или преувеличенной реакцией ЧСС на минимальную нагрузку или изменение положения тела [1] .ЧСС постоянно превышает физиологический диапазон без соответствующей связи с метаболическими или физиологическими потребностями [2]. Таким образом, ИСТ не является ни реакцией на патологический процесс, такой как сердечная недостаточность, гипертиреоз, гиповолемия, анемия, инфекция, диабетическая вегетативная дисфункция, феохромоцитома, ортостатическая гипотензия или реакция на препараты, ускоряющие ЧСС, ни результатом физической декондиции [1]. Пациенты с ИСТ имеют широкий спектр клинических проявлений, начиная от бессимптомной или малосимптомной синусовой тахикардии, выявляемой при обычном физикальном обследовании, до инвалидизирующей непрекращающейся тахикардии.

Первоначально считалось, что ИСТ является редким заболеванием, которое может привести к полной инвалидности, но в последние годы его диагностируют все чаще благодаря совершенствованию диагностических методов и более конкретной клинической характеристике [3] . Однако, несмотря на широкое использование амбулаторных записей ЭКГ в диагностической и прогностической оценке больных с аритмиями, ранее не было сообщений о распространенности ИСТ в общей популяции. Точно так же характеристики пациентов и естественное течение ИСТ у пациентов без специфического лечения расстройства в значительной степени неизвестны.Таким образом, это исследование было разработано для: (1) оценки распространенности и характеристик субъектов, соответствующих диагностическим критериям ИСТ в случайной выборке субъектов среднего возраста, и (2) оценки естественного течения и прогноза ИСТ в течение длительного времени. следовать за.

Методы

Популяция пациентов

Распространенность ИСТ была оценена в случайно выбранной популяции из 604 человек среднего возраста (335 мужчин). Население состояло из 290 гипертоников и 314 нормотоников среднего возраста, которые первоначально были включены в исследование Oulu Project Ilucidating Risk of Atherosclerosis (OPERA).OPERA представляет собой популяционное эпидемиологическое исследование случай-контроль, в котором рассматриваются факторы риска и конечные точки сердечно-сосудистых заболеваний [4]. Вся популяция исследования OPERA состояла из 1200 человек в возрасте от 40 до 59 лет на момент включения. Субъекты с артериальной гипертензией (300 мужчин и 300 женщин) были случайным образом отобраны по возрастной стратификации (15 мужчин и 15 женщин на каждый год рождения) из реестра Национального института социального страхования для возмещения расходов на лекарства от гипертонии. Нормотензивные контроли соответствующего возраста и пола были получены из регистра социального страхования, охватывающего все население города Оулу [5]. Антигипертензивная терапия включала препараты с отрицательным хронотропным действием (например, бета-адреноблокаторы) у 149 пациентов.

В текущем анализе все субъекты с аномальной морфологией или осью зубца P на ЭКГ в 12 отведениях, структурным заболеванием сердца, диабетом или любым патологическим состоянием (например, анемией, гиповолемией, заболеванием щитовидной железы) или приемом лекарств (например,г., заместительная терапия гормонами щитовидной железы, противоастматические препараты), которые, как известно, ускоряют ЧСС, были исключены. Кроме того, поскольку несколько исследователей сообщали о временном повышении частоты синусового ритма после катетерной аблации [6–10], все пациенты с предшествующей аблацией атриовентрикулярных узловых реципрокных или других наджелудочковых тахиаритмий были исключены [8].

В период с 1996 по 1998 год у девяти пациентов, направленных в университетскую клинику Оулу для оценки симптоматической наджелудочковой тахиаритмии, была диагностирована ИСТ. Для оценки естественного течения и прогноза ИСТ эти девять пациентов были сгруппированы вместе с семью субъектами из случайной популяции, которые соответствовали диагностическим критериям ИСТ. Все испытуемые дали письменное информированное согласие, а протоколы исследования были одобрены местным комитетом по этике учреждения.

Определение IST

В соответствии с современными электрокардиографическими критериями ИСТ определяется как непароксизмальная тахиаритмия с частотой сердечных сокращений в покое в дневное время выше 100 уд/мин или средней частотой сердечных сокращений выше 90 уд/мин при 24-часовой амбулаторной записи ЭКГ с аналогичной морфологией и осью зубца Р в норме. синусовый ритм и тахикардия на стандартной ЭКГ в 12 отведениях [3].Синдром не связан ни со структурным заболеванием сердца, ни с какой-либо вторичной причиной синусовой тахикардии. Здесь только случайные выборки субъектов среднего возраста, которые имели как среднюю ЧСС > 90  уд/мин во время 24-часового амбулаторного измерения ЧСС, так и ЧСС в покое > 100 уд/мин в положении лежа или сидя, считались соответствующими критериям ИСТ.

Измерение частоты сердечных сокращений

Чтобы подтвердить непароксизмальный характер расстройства и избежать систематических ошибок, вызванных временными изменениями частоты синусового узла, ЧСС в случайной популяции измеряли с использованием трех разных методов в три отдельных дня в течение одного месяца: (1) Амбулаторно 24-ч. Регистрацию ЧСС проводили с помощью полностью автоматического осциллометрического блока SpaceLabs (SpaceLabs Inc., Редмонд, Нью-Джерси) во время обычной повседневной деятельности. ЧСС и артериальное давление измерялись автоматически каждые 15 минут с 4:00 до полуночи и каждые 20 минут с полуночи до 4:00. (2) Амбулаторная 45-минутная ЭКГ была получена утром (между 8:00 и 10:00) с использованием регистратора Холтера Dynacord (модель 420, DM Scientific, Ирвин, Калифорния, США). За каждым испытуемым наблюдали в течение 15 минут в спокойном положении лежа и с нормальным дыханием, в течение 15 минут в положении сидя и в течение 15 минут во время стандартизированной спокойной ходьбы. (3) Стандартная ЭКГ в 12 отведениях была записана после как минимум 15-минутного отдыха. Пациенты с артериальной гипертензией продолжали принимать антигипертензивные препараты во время записи.

У стационарных пациентов с симптомами ЧСС измерялась по ЭКГ в 12 отведениях, записанной в покое, и амбулаторной 24-часовой записи ЭКГ с модифицированным расположением отведений V 1 и V 5 во время обычной повседневной деятельности. Все лекарства были прекращены по крайней мере за четыре периода полувыведения до измерений. В дополнение к неинвазивным тестам четыре симптоматических стационарных пациента прошли инвазивное электрофизиологическое исследование, но ни один из них не лечился с помощью радиочастотной катетерной аблации.

Вариабельность сердечного ритма

Показатели частотной области вариабельности ЧСС в случайной популяции были проанализированы с использованием методов, рекомендованных Целевой группой Европейского общества кардиологов [11]. Спектральная мощность была количественно определена с помощью анализа быстрого преобразования Фурье в двух частотных диапазонах 0,01–0,15 Гц (низкая частота [НЧ]) и 0,15–0,40 Гц (высокая частота [ВЧ]) [12, 13]. Компоненты LF и HF за 15 минутный период в положении лежа, сидя и стандартной ходьбе рассчитывали в абсолютных единицах, а отношение LF/HF использовали как показатель симпатовагусного баланса.

Прочие обследования

Все испытуемые из случайной выборки были опрошены врачом, и был заполнен стандартизированный вопросник о состоянии здоровья с указанием истории болезни, привычек курения, употребления алкоголя, физической активности и типа личности. Потребление алкоголя было переведено в граммы абсолютного этанола в неделю. Физическая активность в свободное время была классифицирована с использованием модификации метода, описанного Гримби [14]. Тип личности оценивался тремя различными методами: шкалой паттернов поведения типа А Фремингема [15], короткой оценочной шкалой паттернов поведения Бортнера [16] и шкалой враждебности [17]. У симптоматических стационарных пациентов с ИСТ не проводилось систематического тестирования физической активности в свободное время или шкалирования типов личности.

Всем пациентам с ИСТ проводилось трансторакальное эхокардиографическое исследование с использованием стандартного оборудования и методик. Измерения были получены в соответствии с рекомендациями Американского общества эхокардиографии [18]. Образцы крови брали после ночного голодания для анализа уровней гемоглобина, тиреотропина, глутамилтрансферазы и глюкозы.Для выявления латентного диабета в случайной популяции использовали 2-часовой пероральный тест на толерантность к глюкозе (75 г).

Последующее наблюдение за пациентами с ИСТ

Для оценки естественного течения и прогноза ИСТ были проанализированы все доступные истории болезни пациентов, а также клинические и эхокардиографические исследования, а также ЭКГ в 12 отведениях и 24-часовая амбулаторная ЭКГ были повторены через 72 ± 29 месяцев (диапазон 36–133 месяцев). ) после первичного осмотра. Все лекарства, которые могли повлиять на ЧСС, были отменены за два дня до контрольных визитов.Пациенты, принимающие лекарства от астмы, были исключены из последующего наблюдения.

Статистический анализ

Результаты выражены как среднее значение ± стандартное отклонение. Статистический анализ проводили с использованием программного обеспечения SPSS для Windows версии 10.1. Независимые образцы t -тест использовали для сравнения двух групп, а парные образцы t -тест использовали для сравнения ЧСС и эхокардиографических измерений между исходным и контрольным посещениями. Различия частот между переменными класса были проверены критерием хи-квадрат, а между переменными с ненормальным распределением — критерием Манна-Уитни.Считалось, что значение P <0,05 указывает на статистическую значимость.

Результаты

Распространенность IST

Распределение средней 24-часовой ЧСС в случайно выбранной популяции среднего возраста показано на рис. 1. Распределение явно смещено вправо после точки отсечки примерно 85–90 ударов в минуту. Средняя 24-часовая ЧСС превышала 90 ударов в минуту у 19 из 604 испытуемых (3,2%). Десять пациентов (1,7%) имели ЧСС > 100 уд/мин в положении лежа на спине и 15 пациентов (2.5 %) в положении сидя, а у 70 пациентов (11,6 %) ЧСС > 100  уд/мин при ходьбе. Однако только у семи из этих субъектов ЧСС в дневное время > 100 уд/мин в положении лежа или сидя, а также средняя за 24 часа ЧСС > 90 уд/мин (95 ± 4 уд/мин), что дает общую распространенность ИСТ 1,16% в случайном среднем пожилого населения.

Рисунок 1

Распределение частоты сердечных сокращений в случайной выборке людей среднего возраста.

Рисунок 1

Распределение частоты сердечных сокращений в случайной выборке лиц среднего возраста.

Характеристики субъектов с IST

Характеристики субъектов, отвечающих диагностическим критериям ИСТ, и контрольной группы в случайно выбранной популяции среднего возраста приведены в Таблице 1. Единственным демографическим различием между группами был тип личности по шкале враждебности (10 ± 2 против 8 ± 3, P < 0,001). В случайно выбранной популяции четыре человека, отвечающие диагностическим критериям ИСТ, были женщинами (57%) и тремя мужчинами.Средний возраст испытуемых составил 47 ± 7 лет. У пяти человек (71%) ранее была диагностирована артериальная гипертензия, а два человека (29%) были медицинскими работниками. Амбулаторное систолическое (147 ± 11 мм рт. ст. против 130 ± 13 мм рт. ст., P < 0,001) и диастолическое (92 ± 7 мм рт. ст. против 81 ± 8 мм рт. ст., P < 0,001) артериальное давление было значительно выше у пациентов с ИСТ. . Достоверных различий между группами по эхокардиографическим, лабораторным показателям и показателям вариабельности сердечного ритма не наблюдалось, хотя наблюдалась недостоверная тенденция к снижению отношения LF/HF при ходьбе по сравнению с положением лежа (табл. 2).

Таблица 1

Характеристики случайной совокупности среднего возраста

. ИСТ ( n = 7) . Управление ( n = 597) . Значение .
Возраст (лет) 47 ± 7 51 ± 6 NS NS
Секс (Женский / мужской) 4/3 332/265 NS
ИМТ (кг/м 2 )   27.1 ± 3.3 27,4 ± 4,4 NS
Талия / бедро 0,86 ± 0,97 0,87 ± 0.86 NS
Текущее Курение статуса
Не курить 4 (57%) 421 (71%) NS
Умеренное курение (≤20 / день) 2 (29%) 154 (25%) NS
Большой курение ( > 20 / день) 1 (14%) 22 (4%) 22 (4%) NS
Расход алкоголя
Нет питья 1 (14%) 89 (15%) NS
1-100 г / неделя 4 (57%) 369 (61%) NS
> 100 г / неделя 2 (29%) 143 ( 24%) NS
Физическая активность в свободное время
Нет активности 2 (29%) 24 (4%) 24 (4%) NS
NS
Mild Activity 2 (29%) 166 (28%) NS
Умеренная активность 1 (14%) 198 (33%) NS
NS
тяжелая активность 2 (29%) 208 (35%) 208 (35%) NS
Тип личности
Framingham 27 ± 7 26 ± 7 26 ± 5 NS
NS
Brortner 22 ± 3 22 ± 3 NS
HOSTILITY 8 ± 3 <0. 001 
. ИСТ ( n = 7) . Управление ( n = 597) . Значение .
Возраст (лет) 47 ± 7 51 ± 6 NS NS
Секс (Женский / мужской) 4/3 332/265 NS
ИМТ (кг/м 2 )   27.1 ± 3.3 27,4 ± 4,4 NS
Талия / бедро 0,86 ± 0,97 0,87 ± 0.86 NS
Текущее Курение статуса
Не курить 4 (57%) 421 (71%) NS
Умеренное курение (≤20 / день) 2 (29%) 154 (25%) NS
Большой курение ( > 20 / день) 1 (14%) 22 (4%) 22 (4%) NS
Расход алкоголя
Нет питья 1 (14%) 89 (15%) NS
1-100 г / неделя 4 (57%) 369 (61%) NS
> 100 г / неделя 2 (29%) 143 ( 24%) NS
Физическая активность в свободное время
Нет активности 2 (29%) 24 (4%) 24 (4%) NS
NS
Mild Activity 2 (29%) 166 (28%) NS
Умеренная активность 1 (14%) 198 (33%) NS
NS
тяжелая активность 2 (29%) 208 (35%) 208 (35%) NS
Тип личности
Framingham 27 ± 7 26 ± 7 26 ± 5 NS
NS
Brortner 22 ± 3 22 ± 3 NS
HOSTILITY 8 ± 3 <0. 001 
Таблица 1

Характеристики случайной совокупности среднего возраста

. ИСТ ( n = 7) . Управление ( n = 597) . Значение .
Возраст (лет) 47 ± 7 51 ± 6 NS NS
Секс (Женский / мужской) 4/3 332/265 NS
ИМТ (кг/м 2 )   27.1 ± 3.3 27,4 ± 4,4 NS
Талия / бедро 0,86 ± 0,97 0,87 ± 0.86 NS
Текущее Курение статуса
Не курить 4 (57%) 421 (71%) NS
Умеренное курение (≤20 / день) 2 (29%) 154 (25%) NS
Большой курение ( > 20 / день) 1 (14%) 22 (4%) 22 (4%) NS
Расход алкоголя
Нет питья 1 (14%) 89 (15%) NS
1-100 г / неделя 4 (57%) 369 (61%) NS
> 100 г / неделя 2 (29%) 143 ( 24%) NS
Физическая активность в свободное время
Нет активности 2 (29%) 24 (4%) 24 (4%) NS
NS
Mild Activity 2 (29%) 166 (28%) NS
Умеренная активность 1 (14%) 198 (33%) NS
NS
тяжелая активность 2 (29%) 208 (35%) 208 (35%) NS
Тип личности
Framingham 27 ± 7 26 ± 7 26 ± 5 NS
NS
Brortner 22 ± 3 22 ± 3 NS
HOSTILITY 8 ± 3 <0. 001 
. ИСТ ( n = 7) . Управление ( n = 597) . Значение .
Возраст (лет) 47 ± 7 51 ± 6 NS NS
Секс (Женский / мужской) 4/3 332/265 NS
ИМТ (кг/м 2 )   27.1 ± 3.3 27,4 ± 4,4 NS
Талия / бедро 0,86 ± 0,97 0,87 ± 0.86 NS
Текущее Курение статуса
Не курить 4 (57%) 421 (71%) NS
Умеренное курение (≤20 / день) 2 (29%) 154 (25%) NS
Большой курение ( > 20 / день) 1 (14%) 22 (4%) 22 (4%) NS
Расход алкоголя
Нет питья 1 (14%) 89 (15%) NS
1-100 г / неделя 4 (57%) 369 (61%) NS
> 100 г / неделя 2 (29%) 143 ( 24%) NS
Физическая активность в свободное время
Нет активности 2 (29%) 24 (4%) 24 (4%) NS
NS
Mild Activity 2 (29%) 166 (28%) NS
Умеренная активность 1 (14%) 198 (33%) NS
NS
тяжелая активность 2 (29%) 208 (35%) 208 (35%) NS
Тип личности
Framingham 27 ± 7 26 ± 7 26 ± 5 NS
NS
Brortner 22 ± 3 22 ± 3 NS
HOSTILITY 8 ± 3 <0. 001
Таблица 2

Гемодинамические и лабораторные показатели в случайно выбранной популяции среднего возраста

9179 160 1049 79 ± 1005 9 <0,001 9 <0,01
. ИСТ ( n = 7) . Управление ( n = 597) . Значение .
Частота сердечных сокращений (уд/мин)
ЭКГ в 12 отведениях в покое 87 ± 8
24-H Амбулаторная запись 95 ± 4 70 ± 10 70 ± 10
В течение 15-миллиметров курсина 94 ± 8 67 ± 10 <0,001
Во время 15-минутного периода заседания 100 ± 8 71 ± 10 71 ± 10 <0,001
в течение 15 минут ходьбы 83 ± 12 <0,001
Вариабельность сердечного ритма  
Отношение НЧ/ВЧ в покое 2.03 ± 1.22 2.33 ± 1.45 2,33 ± 1,45 NS
LF / HF Соотношение на сидение 1.99 ± 1.17 2,9 ± 2.27 NS
LF / HF Соотношение на ходьбу 1,55 ± 1,45 2.47 ± 2.12 NS
24-H Амбулаторное систолическое давление 147 ± 11 130 ± 13
24-H Амбуляторная диастолическое давление 92 ± 7 81 ± 8 <0.01
Эхокардиографические измерения
Дейный элемент предсердий (мм) 39 ± 5 39 ± 5 NS
Дисметр левого желудочка (мм) 49 ± 5 49 ± 5 49 ± 5 52 ± 5 NS
дробное сокращение (%) 35 ± 6 35 ± 6 35 ± 6 NS
NS
Масса левого желудочка (G) 175 ± 46 207 ± 62 NS
Лабораторные измерения
Тиротропин сыворотки (мЕд/л) 1.7 ± 0,8 2.1 ± 1,9 NS
сывороточный гемоглобин (г / л) 137 ± 15 143 ± 13 143 ± 13 NS
NS
постка глюкозы в крови (MMOL / L) 4.4 ± 0.5 NS NS
NS
2-H Глюкоза в крови (MMOL / L) 4,6 ± 1,1 5,4 ± 1,5 5,4 ± 1,5 NS
NS
Общий сывороточный холестерин (ммоль / л) 5,4 ± 0,97 5.7 ± 1.0 NS
Сывороточные триглицериды (ммоль / л) 1.1 ± 0.3 1,5 ± 0,9 NS NS
9179 160 1049 79 ± 1005 9 <0,001 9 <0,01 Таблица 2

Гемодинамические и лабораторные параметры в случайном возрасте среднего возраста

. ИСТ ( n = 7) . Управление ( n = 597) . Значение .
Частота сердечных сокращений (уд/мин)
ЭКГ в 12 отведениях в покое 87 ± 8
24-H Амбулаторная запись 70 ± 10 70 ± 10
В течение 15-миллиметров курсина 94 ± 8 67 ± 10 <0,001
Во время 15-минутного периода заседания 100 ± 8 71 ± 10 71 ± 10 <0,001
в течение 15 минут ходьбы 110 ± 4 83 ± 12 <0,001
Вариабельность сердечного ритма  
Отношение НЧ/ВЧ в покое 2.03 ± 1.22 2.33 ± 1.45 2,33 ± 1,45 NS
LF / HF Соотношение на сидение 1.99 ± 1.17 2,9 ± 2.27 NS
LF / HF Соотношение на ходьбу 1,55 ± 1,45 2. 47 ± 2.12 NS
24-H Амбулаторное систолическое давление 147 ± 11 130 ± 13
24-H Амбуляторная диастолическое давление 92 ± 7 81 ± 8 <0.01
Эхокардиографические измерения
Дейный элемент предсердий (мм) 40 ± 5 39 ± 5 39 ± 5 NS
Дисметр левого желудочка (мм) 49 ± 5 49 ± 5 49 ± 5 52 ± 5 NS
дробное сокращение (%) 35 ± 6 35 ± 6 35 ± 6 NS
NS
Масса левого желудочка (G) 207 ± 62 NS
Лабораторные измерения
Тиротропин сыворотки (мЕд/л) 1.7 ± 0,8 2.1 ± 1,9 NS
сывороточный гемоглобин (г / л) 137 ± 15 143 ± 13 143 ± 13 NS
NS
постка глюкозы в крови (MMOL / L) 4.6 ± 0,4 4.4 ± 0.5 NS NS
NS
2-H Глюкоза в крови (MMOL / L) 4,6 ± 1,1 5,4 ± 1,5 5,4 ± 1,5 NS
NS
Общий сывороточный холестерин (ммоль / л) 5,4 ± 0,97 5.7 ± 1,0 NS
Триглицериды сыворотки (MMOL / L) 1.5 ± 0,9 1,5 ± 0,9 NS
NS
9 0,005 9 <0,001 9 <0,001 5 9 NS
. ИСТ ( n = 7) . Управление ( n = 597) . Значение .
12-свинец ЭКГ в покое 87 ± 12 73 ± 13 73 ± 13
24-H Амбулаторная запись 95 ± 4 70 ± 10 <0.001 <0.001
Во время 15-миллиметрого числа лежачих 94 ± 8 67 ± 10 67 ± 10
в течение 15-минутного периода заседаний 71 ± 10 <0.001
Во время 15-минутного пешеходного периода 110 ± 4 83 ± 12 83 ± 12
Изменчивость сердечных сокращений
LF / HF соотношение в покое 2,03 ± 1,22 2.33 ± 1,45 9049 2,33 ± 1,45 NS
NS
LF / HF Соотношение на сидение 1.99 ± 1,17 2,9 ± 2.27 2,9 ± 2,27 NS
Соотношение LF / HF на ходьбе 1,55 ± 1.45 2.47 ± 2.12 NS
24-H Амбулаторное систолическое давление 147 ± 11 130 ± 13 <0,01
24- h амбулаторного диастолического давления 81 ± 8 <0,01
Эхокардиографические измерения
Действительность левого предсердия (мм) 40 ± 5 39 ± 5 NS
левый желудочковый диазлет диаметром (мм) 49 ± 5 52 ± 5 52 ± 5
NS
дробное сокращение (%) 35 ± 6 35 ± 6 NS
масса желудочка (г) 175 ± 46 207 ± 62 NS
Лабораторные измерения  
2 90 Тиреотропин сыворотки (мЕд/л) 1.7 ± 0,8 2.1 ± 1,9 NS
сывороточный гемоглобин (г / л) 137 ± 15 143 ± 13 NS
NS
постка глюкозы в крови (MMOL / L) 4.6 ± 0,4 4.4 ± 0.5 NS NS
NS
2-H Глюкоза в крови (MMOL / L) 4,6 ± 1,1 5,4 ± 1,5 5,4 ± 1,5 NS
NS
Общий сывороточный холестерин (ммоль / л) 5,4 ± 0,97 5.7 ± 1.0 NS
Сывороточные триглицериды (ммоль / л) 1.1 ± 0.3 1,5 ± 0,9 NS NS
9 <0,001 9 <0,01
. ИСТ ( n = 7) . Управление ( n = 597) . Значение .
Частота сердечных сокращений (уд/мин)
ЭКГ в 12 отведениях в покое 95 ± 4 70 ± 10 70 ± 10
В течение 15-миллиметров курсина 94 ± 8 67 ± 10 <0,001
Во время 15-минутного периода заседания 100 ± 8 71 ± 10 71 ± 10 <0,001
в течение 15 минут ходьбы 110 ± 4 83 ± 12 <0,001
Вариабельность сердечного ритма  
Отношение НЧ/ВЧ в покое 2.03 ± 1.22 2.33 ± 1.45 2,33 ± 1,45 NS
LF / HF Соотношение на сидение 1.99 ± 1.17 2,9 ± 2.27 NS
LF / HF Соотношение на ходьбу 2.47 ± 2.12 NS
24-H Амбулаторное систолическое давление 147 ± 11 130 ± 13
24-H Амбуляторная диастолическое давление 92 ± 7 81 ± 8 <0.01
Эхокардиографические измерения
Дейный элемент предсердий (мм) 40 ± 5 39 ± 5 39 ± 5 NS
Дисметр левого желудочка (мм) 49 ± 5 49 ± 5 49 ± 5 52 ± 5 NS
дробное сокращение (%) 35 ± 6 35 ± 6 35 ± 6 NS
NS
Масса левого желудочка (G) 207 ± 62 NS
Лабораторные измерения
Тиротропин сыворотки (мЕд/л) 1.7 ± 0,8 2.1 ± 1,9 NS
сывороточный гемоглобин (г / л) 137 ± 15 143 ± 13 143 ± 13 NS
NS
постка глюкозы в крови (MMOL / L) 4.6 ± 0,4 4.4 ± 0.5 NS NS
NS
2-H Глюкоза в крови (MMOL / L) 4,6 ± 1,1 5,4 ± 1,5 5,4 ± 1,5 NS
NS
Общий сывороточный холестерин (ммоль / л) 5,4 ± 0,97 5.7 ± 1,0 NS
Сыворотка триглицериды (ммоль / л) 1,5 ± 0,9 1,5 ± 0,9 NS
NS

в популяции симптоматической больницы, средний HR пациентов с IST 110 ± 11 уд/мин (диапазон 101–129 уд/мин) на ЭКГ в 12 отведениях в покое и 94 ± 3 уд/мин (диапазон 91–98 уд/мин) на 24-часовой записи ЭКГ. Средний возраст пациентов составил 46 ± 7 лет, восемь (89%) из них были женщинами. У трех пациентов была артериальная гипертензия (33%), и один был медицинским работником (11%).Результаты анализов крови, М-режим и 2-D эхокардиография у всех пациентов были в норме. Когда этих пациентов сравнивали с пациентами из случайной выборки, которые соответствовали диагностическим критериям ИСТ, было выявлено несколько параллельных признаков. Не было существенной разницы в возрасте (47 ± 7 против 46 ± 7 лет) или средней ЧСС за 24 часа (95 ± 4  уд / мин против 94 ± 36 уд / мин) между случайными и больничными популяциями. Точно так же артериальная гипертензия была относительно частым явлением в обеих популяциях. Однако, в отличие от случайной популяции, почти все больные с симптомами ИСТ были женщинами (57% против 57%).89%).

Естественный ход IST

При оценке естественного течения и прогноза ИСТ были объединены субъекты, соответствующие критериям ИСТ в случайной выборке ( n = 7) и больные с клиническими симптомами ( n = 9). Со всеми этими пациентами связывались по телефону. Два субъекта (по одному в каждой популяции) были исключены из дальнейших исследований, поскольку они использовали симпатомиметические препараты для лечения астмы. Ни у одного из них не было серьезных сердечных симптомов.Два субъекта из случайной выборки и один из больничной популяции не захотели участвовать в последующем исследовании. У всех было некоторое сердцебиение, но никаких других сердечных симптомов не было.

У всех испытуемых ( n = 11), давших согласие на посещение контрольных обследований, во время контрольного визита были симптомы учащенного сердцебиения. В случайно выбранной популяции двое испытуемых почувствовали учащение пульса во время физической нагрузки, у одного было сердцебиение в состоянии покоя, а у одного пациента наблюдалось «сильное сердцебиение».В симптоматической больничной популяции у всех пациентов отмечалось сердцебиение в покое или при незначительной физической нагрузке. После среднего периода наблюдения 6,0 ± 2,4 года значительных изменений в ЧСС не наблюдалось. Средняя частота сердечных сокращений при 24-часовой амбулаторной записи ЭКГ составила 94 ± 2 уд/мин (диапазон 91–98 уд/мин) при исходном обследовании и 89 ± 8 уд/мин (диапазон 80–103 уд/мин, P = 0,204) при последующем обследовании. визит вверх ( рис. 2 ). Аналогичным образом, не было выявлено существенных различий в ЧСС в покое, измеренной по ЭКГ в 12 отведениях, между исходным уровнем и при последующем визите (104 ± 14 уд/мин против98 ± 15  ударов в минуту, P = 0,068). Однако, несмотря на сохраняющиеся симптомы и относительно высокую ЧСС при контрольном обследовании, только у четырех из 11 человек по-прежнему соответствовали комбинированным диагностическим критериям ИСТ, в то время как у остальных средняя ЧСС в 24-часовой записи Холтера упала ниже 90 ударов в минуту (рис. 2).

Рисунок 2

Естественная динамика частоты сердечных сокращений в случайной выборке лиц среднего возраста.

Рисунок 2

Естественная динамика частоты сердечных сокращений в случайной выборке лиц среднего возраста.

Прогноз ИСТ был благоприятным. Все субъекты были живы при последующем наблюдении, и ни у кого не было симптомов или клинических признаков серьезного структурного заболевания сердца. Не было никаких существенных изменений в эхокардиографических параметрах между исходными и последующими исследованиями, хотя у одного субъекта в случайной популяции развилась гипертония.

Обсуждение

Это первое исследование, посвященное описанию распространенности и характеристик неадекватной синусовой тахикардии (ИСТ) в случайно выбранной популяции среднего возраста, а также оценке естественного течения и прогноза ИСТ во время длительного наблюдения.

Распространенность IST

Цель настоящего исследования состояла в том, чтобы оценить распространенность субъектов, отвечающих современным электрокардиографическим и клиническим критериям ИСТ. Таким образом, диагноз расстройства был основан на неинвазивных измерениях ЧСС с помощью серийных записей ЭКГ и холтеровского мониторирования. Наши результаты показывают, что IST, определяемая как средняя за 24 часа ЧСС > 90  уд/мин и ЧСС > 100 уд/мин в положении лежа или сидя, является частой находкой среди субъектов среднего возраста.Распространенность ИСТ (1,16%) превышала таковую для синдрома Вольфа-Паркинсона-Уайта (0,15-0,31%), пароксизмальной суправентрикулярной тахикардии (0,23%) и эктопической предсердной тахикардии (0,46%) [19-23]. В случайной популяции распределение средней ЧСС за 24 часа было явно смещено вправо. Таким образом, вполне вероятно, что повышение ЧСС не просто представляет континуум общего гауссовского распределения частоты синусового узла в общей популяции.

Диагноз ИСТ затруднен.Это требует не только типичных электрокардиографических данных, но и тщательного исключения всех обратимых причин синусовой тахикардии [3, 24]. Таким образом, очевидно, что оценка фактической распространенности ИСТ в случайной популяции не может основываться на случайных измерениях ЧСС. Здесь были исключены все субъекты с аномальным зубцом P во время тахикардии, структурных заболеваний сердца, диабета и любых патологических состояний или лекарств, которые, как известно, ускоряют ЧСС. Во избежание систематических ошибок, вызванных временными изменениями синусового ритма, диагноз ИСТ в случайной популяции был основан на трех разных измерениях ЧСС.Измерение ЧСС по случайной ЭКГ в 12 отведениях значительно завышало распространенность ИСТ, а 24-часовая и 45-минутная запись ЭКГ в стандартных условиях также давала гораздо более высокую распространенность ИСТ, чем использование комбинированных диагностических критериев. Кроме того, в настоящее исследование были включены только пациенты с повышенной ЧСС как в положении лежа, так и в положении стоя. Если бы в исследование были включены пациенты с ортостатической непереносимостью (синдром постуральной ортостатической тахикардии, POTS) [25], распространенность ИСТ была бы еще выше.Эти данные ставят под сомнение специфичность современных диагностических критериев ИСТ и подчеркивают важность повторных амбулаторных записей ЭКГ в диагностике ИСТ.

Характеристики субъектов с IST

Характеристики пациентов, отвечающих диагностическим критериям ИСТ, ранее не изучались в случайной популяции. Согласно более ранним сообщениям, почти все высокосимптомные пациенты с ИСТ были женщинами, многие из них были гипертониками, и многие были работниками здравоохранения [6, 24, 26, 27].Результаты нашего исследования подтвердили, что повышенная ЧСС чаще встречается у лиц с артериальной гипертензией, чем у лиц с нормальным артериальным давлением. В пяти ранее опубликованных сериях около 90% пациентов с ИСТ были женщинами [6, 24, 26–28]. В настоящем исследовании в случайной популяции не наблюдалось явных гендерных различий, но большинство пациентов с ИСТ в стационарной популяции с симптомами были женщины. Причины этой разницы неясны, но возможно, что женщины с повышенной ЧСС могут чаще проявлять симптомы и/или легче обращаться за диагностическими обследованиями и лечением.Учитывая наблюдение, что не было никаких других различий в характеристиках пациентов, маловероятно, что субъекты, отвечающие диагностическим критериям ИСТ в случайной выборке, и больничная популяция с симптомами представляли бы разные диагностические единицы.

Помимо более высокого артериального давления у лиц с ИСТ других различий в демографических характеристиках, образе жизни, типах личности, за исключением враждебности, лабораторных показателей или эхокардиографических параметров, между субъектами ИСТ и контрольной группой не было.Таким образом, повышение ЧСС не может быть объяснено аномальным метаболизмом глюкозы, ожирением, более высокой активностью щитовидной железы или более низкой физической активностью. Хотя ИСТ может иметь некоторые общие черты с артериальной гипертензией, причинно-следственная связь между высоким артериальным давлением и повышенной ЧСС представляется маловероятной. Связь между оценкой враждебности и повышенным ЧСС остается спекулятивной.

В некоторых предыдущих исследованиях высокая частота синусового ритма и инвалидизирующие симптомы, такие как учащенное сердцебиение, усталость, головокружение и непереносимость физической нагрузки, были связаны с ортостатической непереносимостью, вызванной легкой вегетативной дисфункцией [25]. Характерным признаком у этих больных является постуральная синусовая тахикардия, т. е. у больных отмечается выраженное увеличение ЧСС после вставания из положения лежа [25]. В настоящем исследовании не было выявлено различий в реакции ЧСС на постуральные изменения или стандартную ходьбу между субъектами с ИСТ и контрольной группой. Кроме того, не наблюдалось существенных различий в их симпатовагусном балансе (соотношение LF/HF), оцененном с помощью спектрального анализа вариабельности ЧСС. Следовательно, измененный вегетативный вход в синусовый узел и постуральные изменения, по-видимому, не были преобладающей причиной ИСТ в этой случайной популяции.Эти наблюдения подтверждают, что повышение ЧСС у пациентов с ИСТ связано с внутренним усилением, а не с измененной вегетативной регуляцией активности синусового узла [29].

Естественный ход IST

Были отмечены лишь незначительные изменения в ЧСС субъектов с ИСТ в течение среднего периода наблюдения в шесть лет. Хотя некоторые пациенты больше не соответствовали диагностическим критериям ИСТ, средняя ЧСС существенно не отличалась между исходными и контрольными измерениями.Большинство испытуемых жаловались на умеренные симптомы повышенной ЧСС при контрольном посещении, но явное ухудшение симптомов встречалось редко.

Сообщалось, что непароксизмальная наджелудочковая тахикардия может вызывать кардиомиопатию и ухудшать прогноз пациента [30]. В настоящем исследовании ни у одного из пациентов с ИСТ не было клинических или эхокардиографических признаков дисфункции левого желудочка при контрольном обследовании. Кроме того, обширный поиск в Medline выявил только один случай, в котором хроническая непароксизмальная синусовая тахикардия вызвала тяжелую дисфункцию левого желудочка [31].В соответствии с приведенными выше данными и выводами Lopera et al. [32] у пожилых женщин наши наблюдения свидетельствуют о том, что, несмотря на постоянно повышенную ЧСС и сохраняющуюся симптоматику, прогноз ИСТ благоприятный.

Ограничения исследования

Иногда трудно провести различие между ИСТ и другими предсердными тахиаритмиями. Хотя рутинное инвазивное электрофизиологическое тестирование не проводилось, мы считаем, что совпадение между ИСТ и предсердными тахиаритмиями маловероятно, поскольку не было ЭКГ или клинической документации каких-либо предсердных тахиаритмий.Точно так же отсутствие какой-либо доказуемой ортостатической непереносимости делает POTS маловероятным вариантом дифференциальной диагностики. С другой стороны, возможно, что настоящий анализ недооценил фактическую распространенность ИСТ среди гипертоников в случайной выборке, потому что 149 из 604 пациентов принимали бета-блокаторы в исходном исследовании. Наконец, следует отметить, что исследуемая популяция была относительно небольшой, и некоторые пациенты были потеряны для последующего наблюдения. Следовательно, требуется определенная осторожность при интерпретации данных о характерном и естественном течении больных с ИСТ.

Выводы

IST, по-видимому, является более распространенным заболеванием, чем предполагалось ранее. Несмотря на хронический характер заболевания и длительные симптомы, естественное течение ИСТ является доброкачественным. Таким образом, хотя раннее успокоение или медикаментозное лечение необходимы, инвазивная терапия должна быть ограничена только наиболее симптоматическими пациентами, как это предлагается в рекомендациях ACC/AHA/ESC по ведению пациентов с ИСТ [33].

Это исследование было поддержано грантами Финского фонда сердечно-сосудистых исследований, Исследовательского фонда Университета Оулу, Исследовательского фонда Orion, AstraZeneca и Медицинского совета Академии Финляндии.

Ссылки

[1].

Несоответствующая синусовая тахикардия: обновление

,

Кардиоэлектрофизиология, ред.

,

1997

1/2

(стр.

61

66

) [2], et al.

Классификация трепетания предсердий и регулярной предсердной тахикардии в соответствии с электрофизиологическим механизмом и анатомическими основами: заключение совместной экспертной группы Рабочей группы по аритмиям Европейского общества кардиологов и Североамериканского общества кардиостимуляции и электрофизиологии

,

J Cardiovasc Электрофизиол

,

2001

, том.

12

 (стр. 

852

866

)[3],  .

Неуместная синусовая тахикардия. Диагностика и лечение

,

Кардиол клин

,

1997

, том.

15

 (стр. 

599

605

)[4],  ,  , и др.

Изменение локусов гена ангиотензинпревращающего фермента и гена ангиотензиногена в связи с артериальным давлением

28

 (стр. 

1070

1075

)[5],  ,  ,  ,  ,  .

Распространенность метаболического синдрома у пациентов с артериальной гипертензией, получающих медикаментозное лечение, и у контрольных субъектов

245

 (стр. 

163

174

)[6],  ,  , и др.

Радиочастотная катетерная модификация синусового узла при «неадекватной» синусовой тахикардии

,

Кровообращение

,

1995

, том.

92

 (стр. 

2919

2928

)[7],  ,  ,  ,  ,  .

Неадекватная синусовая тахикардия после радиочастотной аблации АВ-узловой тахикардии: частота и клиническое значение

17

 (стр. 

924

927

)[8],  ,  , и др.

Вариабельность сердечного ритма и неадекватная синусовая тахикардия после катетерной аблации суправентрикулярной тахикардии

16

 (стр. 

1637

1640

)[9],  .

Вариабельность сердечного ритма и неадекватная синусовая тахикардия после высокочастотной аблации: признак поражения вегетативной нервной системы?

,

Eur Heart J

,

1995

, vol.

16

 (стр. 

1459

1461

)[10],  ,  , и др.

Рецидивирующая тахикардия после селективной аблации медленного пути у пациентов с атриовентрикулярной узловой реципрокной тахикардией

76

 (стр. 

131

137

)[11]

Вариабельность сердечного ритма: стандарты измерения, физиологическая интерпретация и клиническое использование

Целевая группа Европейского общества кардиологов и Североамериканского общества кардиостимуляции и электрофизиологии

,

Тираж

,

1996

, том.

93

 (стр. 

1043

1065

)[12],  ,  , и др.

Отклонения в пошаговой динамике частоты сердечных сокращений до спонтанного возникновения жизнеугрожающих желудочковых тахиаритмий у больных, перенесших инфаркт миокарда

93

 (стр. 

1836

1844

)[13],  ,  , и др.

Степенная зависимость вариабельности сердечного ритма как предиктор смертности в пожилом возрасте

97

 (стр. 

2031

2036

)[14].

Физическая активность и тренировка мышц у пожилых людей

,

Acta Med Scand

,

1986

, vol.

711

 

Доп.

(стр.

233

237

)[15],  ,  ,  ,  .

Отношение психосоциальных факторов к ишемической болезни сердца в исследовании Framingham. I. Методы и факторы риска

,

Am J Epidemiol

,

1978

, vol.

107

 (стр. 

362

383

)[16].

Короткая рейтинговая шкала как потенциальная мера модели поведения А

22

 (стр. 

87

91

)[17],  ,  , и др.

Враждебность как фактор риска смертности и ишемической болезни сердца у мужчин

,

Psychosom Med

,

1988

, том.

50

 (стр. 

330

340

)[18],  ,  ,  .

Комитет по стандартизации М-режима Американского общества эхокардиографии: рекомендации по количественному анализу в М-эхокардиографии: результаты обзора эхокардиографических измерений

58

 (стр. 

1072

1083

)[19],  ,  .

Анализ электрокардиограмм, полученных от 1000 молодых здоровых авиаторов: десятилетнее наблюдение

,

Тираж

,

1954

, том.

10

 (стр. 

384

400

)[20].

Электрокардиографический синдром короткого интервала P–R и широких комплексов QRS: клиническое исследование 80 случаев

54

 (стр. 

708

721

)[21],  ,  ,  ,  ,  .

Распространенность и эволюция синдрома Вольфа-Паркинсона-Уайта в популяции 138 048 человек

,

Ann Med Interne (Paris)

,

1985

, vol.

136

 (стр.

474

478

) [22], , , и др.

Пароксизмальная суправентрикулярная тахикардия у населения в целом

31

 (стр.  

150

157

)[23],  ,  , и др.

Распространенность и естественное течение эктопической предсердной тахикардии

,

Eur Heart J

,

1999

, vol.

20

 (стр. 

694

700

)[24],  ,  ,  .

Неадекватная синусовая тахикардия: оценка и лечение

6

 (стр. 

1124

1128

)[25],  ,  ,  .

Синдром постуральной ортостатической тахикардии: потенциально излечимая причина хронической усталости, непереносимости физической нагрузки и когнитивных нарушений у подростков

23

 (стр. 

344

351

)[26],  ,  ,  ,  ,  .

Механизм «неадекватной» синусовой тахикардии. Роль симпатовагального баланса

,

Кровообращение

,

1994

, том.

90

 (стр. 

873

877

)[27],  ,  ,  ,  ,  .

Хроническая непароксизмальная синусовая тахикардия у здоровых людей

,

Ann Intern Med

,

1979

, vol.

91

 (стр. 

702

710

)[28],  ,  ,  ,  ,  .

Вегетативный дисбаланс у пациентов с неадекватной синусовой тахикардией [Аннотация]

,

J Am Coll Cardiol

,

1995

, том.

25

 

Реферат Прил.

стр.

193A

 [29],  ,  , и др.

Нарушение отрицательного хронотропного ответа на аденозин у пациентов с неадекватной синусовой тахикардией

13

 (стр. 

557

562

)[30],  ,  ,  ,  ,  .

Кардиомиопатия, индуцированная тахикардией: обзор моделей на животных и клинических исследований

29

 (стр. 

709

715

)[31],  .

Полиморфная желудочковая тахикардия, вызванная брадикардией, после аблации атриовентрикулярного соединения при кардиомиопатии, вызванной синусовой тахикардией

6

 (стр. 

630

633

)[32],  ,  ,  ,  .

Хроническая неадекватная синусовая тахикардия у женщин пожилого возраста

8

 (стр. 

139

143

)[33],  ,  , и др.

Рекомендации ACC/AHA/ESC по ведению пациентов с суправентрикулярными аритмиями – краткое изложение: отчет Целевой группы Американского колледжа кардиологов по практическим рекомендациям Американской кардиологической ассоциации и Комитета Европейского общества кардиологов по практическим рекомендациям (Комитет по написанию рекомендаций по разработке рекомендации по ведению пациентов с наджелудочковыми аритмиями)

,

Тираж

,

2003

, том.

108

 (стр. 

1871

1909

)

© 2005 Европейское общество кардиологов. Опубликовано Elsevier Ltd. Все права защищены.

Неуместная синусовая тахикардия


Статья по теме: Наджелудочковые тахикардии.

Неадекватная синусовая тахикардия — это тахикардия, генерируемая в синусовом узле, которая возникает в покое или при незначительном усилии и сопровождается рядом симптомов, которые могут вывести пациента из строя.

Механизмы неадекватной синусовой тахикардии до конца не уточнены.

Важно отличать ее от самой синусовой тахикардии и других подобных, таких как синдром постуральной ортостатической тахикардии, поскольку их симптомы можно спутать  1 .

Клиническая картина неадекватной синусовой тахикардии

Неадекватная синусовая тахикардия является редкой аритмией. Чаще встречается у женщин и в возрасте от 15 до 45 лет.

Он представляет разнообразную симптоматику. Наиболее частыми симптомами являются учащенное сердцебиение и одышка, хотя могут появиться боль в груди, головокружение, предобморочное состояние, а в некоторых случаях и обморок  2 .

Эти симптомы связаны с синусовой тахикардией и обычно вызываются легкой физической нагрузкой, психологическим стрессом или изменением положения тела.

Хотя симптомы могут быть инвалидизирующими, неадекватная синусовая тахикардия имеет благоприятный прогноз.

Его часто путают с психологическими симптомами или тревогой, что, как правило, задерживает постановку диагноза.

Электрокардиограмма неадекватной синусовой тахикардии

Электрокардиограмма синусовой тахикардии

  • Частота сердечных сокращений более 100 ударов в минуту.
  • Синусовые зубцы P (положительные в нижних и прекардиальных отведениях V2-V6).
  • За всеми зубцами P следует комплекс QRS

Как поставить диагноз неадекватной синусовой тахикардии

Диагноз синусовой тахикардии ставится методом исключения.

Необходимо исключить другие более частые суправентрикулярные тахикардии, такие как реципрокная АВ-узловая тахикардия, трепетание предсердий или предсердная тахикардия.

В некоторых случаях необходимо провести электрофизиологическое исследование для исключения других причин тахикардии. Следует исключить другие причины «соответствующей» синусовой тахикардии (лихорадка, гипертиреоз, гипоксия, употребление наркотиков и др.).

Наличие синусовой тахикардии в ситуациях, не соответствующих физиологическим потребностям больного, сопровождающееся симптомами, может помочь в постановке диагноза.


Лечение неадекватной синусовой тахикардии

При неадекватной синусовой тахикардии чаще всего используются бета-адреноблокаторы (бета-блокаторы) и недигидропиридиновые блокаторы кальциевых каналов (дилтиазем и верапамил).

Лечение часто начинают с низких доз, которые могут увеличиваться в зависимости от симптоматики.

Также увеличение потребления соли и воды может уменьшить симптоматику.

В последнее время появился ивабрадин (селективный ингибитор канала I f ), препарат, который действует на уровне синусового узла и показан при ишемической болезни сердца и сердечной недостаточности. Возникает как альтернатива при лечении неадекватной синусовой тахикардии 3 .


Резюме

Неадекватная синусовая тахикардия — это редкая аритмия, генерируемая в синусовом узле и вызывающая высокую частоту сердечных сокращений в ответ на слабые раздражители, не связанные с физиологическими потребностями пациента.

На электрокардиограмме наблюдается синусовая тахикардия, которая, несмотря на выраженную симптоматику, имеет благоприятный прогноз.

В настоящее время его лечение основано на применении препаратов, снижающих частоту синусового узла, особенно бета-блокаторов и недигидропиридиновых блокаторов кальциевых каналов.


Статья по теме: Наджелудочковые тахикардии.

Ссылки

Если вам это нравится. .. поделитесь им.

Повышение частоты сердечных сокращений и неадекватная синусовая тахикардия после криобаллонной изоляции легочных вен по поводу фибрилляции предсердий

Целью данного исследования было определить распространенность и временную динамику аномального ответа синусового ритма после криобаллонной ИВЛ.У 4,1% пациентов после криобаллонной аблации наблюдалась аномальная синусовая ЧСС. Через год после процедуры это увеличение ЧСС все еще присутствовало, но не в группе с ИСТ-подобным паттерном.

В этом исследовании мы использовали комбинацию наличия ИСТ-подобного паттерна и увеличения ЧСС в качестве концепции аномальной синусовой реакции ЧСС. Возникновение ИСТ после криобаллонной ИВЛ также было описано другими. В небольшом отчете у одного из 66 пациентов развилась ИСТ с ЧСС 65 ударов в минуту до процедуры и 100 ударов в минуту после процедуры [14].Сопоставимые результаты были описаны в отчете о клиническом случае (ЧСС до криобаллона PVI 65 ударов в минуту, через месяц после процедуры 89 ударов в минуту) [15]. ИСТ после ПВИ может возникать независимо от источника энергии. Паппоне и др. сообщили о 24 пациентах, у которых развилась ИСТ после радиочастотной ПВИ, которая продолжалась до одного месяца после процедуры [9]. Эти наблюдения аналогичны наблюдениям, описанным в нашем исследовании. Однако в вышеупомянутых работах не сообщалось о долгосрочных данных по ИСТ или восстановлению ИСТ во время последующего наблюдения.Наши данные свидетельствуют о том, что паттерн, подобный IST, встречается редко, но является временным, поскольку восстановление нормальной ЧСС происходит в течение года.

Ранее также наблюдалось увеличение ЧСС после криобаллонной ИВЛ. Сакабе и соавт. исследовали сердечную вегетативную нервную систему (КАНС) после криобаллонной ИВЛ и обнаружили значительное увеличение ЧСС в покое у 105 пациентов с 58,9 ± 9,2 до 72,4 ± 9,5 ударов в минуту [12]. Кроме того, Миядзаки и соавт. была направлена ​​на оценку модуляции CANS, которая обычно приводит к увеличению ЧСС, и ее влияние на результаты криобаллонной ИВЛ [11]. Они наблюдали увеличение ЧСС у 69,5% пациентов, которое вернулось к уровню до абляции через 6–12 месяцев после ПВИ у 31,6%, но оставалось повышенным через 12 месяцев у 37,9%. Они сообщили о среднем увеличении ЧСС на 18 ударов в минуту через 3 месяца, что сравнимо с увеличением на 22,7 ударов в минуту в нашем исследовании. Не было существенной разницы в характеристиках пациентов между группами с модуляцией CANS и без нее, что сопоставимо с нашими результатами. Киллу и др. включили 1152 пациента с радиочастотной ПВИ и сообщили о значительном увеличении ЧСС с 61 ± 11 до 76 ± 13 ударов в минуту после аблации [19].

 Возможным объяснением увеличения ЧСС является изменение CANS. Эта система состоит из симпатических, парасимпатических и чувствительных нервных волокон, которые располагаются в так называемых ганглионарных сплетениях в предсердном эпикарде [20, 21]. Эти сплетения в основном располагаются вокруг антрального отдела легочных вен, иннервируя одну из четырех легочных вен и окружающий предсердный миокард [21,22,23]. Функция ганглиозных сплетений заключается в модуляции взаимодействий между внешней вегетативной нервной системой и CANS, что позволяет осуществлять локальную регуляцию синусового ритма [20, 23].Из-за своего расположения основные ганглиозные сплетения поражаются криобаллонной ПВИ. Было показано, что это лечение вызывает вагусные реакции, связанные с модуляцией CANS [11, 24, 25]. Эта модуляция привела к снижению парасимпатической активности, что привело к увеличению ЧСС. Однако эффект может сохраняться только в течение 3 мес после ПВИ [24]. Это соответствует пику средней ЧСС, который мы наблюдали через 3 месяца наблюдения.

В исследовании, проведенном Yu et al., 695 пациентам с пароксизмальной ФП была проведена радиочастотная ИВЛ, а 296 пациентам с персистирующей ФП была проведена радиочастотная ИВЛ в сочетании с «Далласовым поражением» (которое включает аблацию линии крыши, задней нижней линии и передней линия) [26].Авторы наблюдали значительное увеличение средней ЧСС через 3 месяца (с 68,8 ±   13,1 до 71,4 ±   0,7 ударов в минуту). Они определили группу с высокой синусовой частотой после абляции (средняя ЧСС >2 SD [≥92 ударов в минуту] при 24-часовом холтеровском мониторировании) и обнаружили, что 36% сохраняли эту более высокую ЧСС через 12 месяцев после процедуры. Кроме того, не было существенной разницы в частоте высокой частоты синусового узла после абляции между группой только PVI и группой PVI плюс поражение Далласа.

Другим прогностическим параметром, описанным в литературе, является вариабельность сердечного ритма (ВСР).Паппоне и др. обнаружили, что временные и частотные параметры ВСР снижались после ПВИ [9]. Произошло увеличение отношения низкой частоты/высокой частоты с 1,09±0,05 до аблации до 1,20±0,07 через один месяц после аблации. Это соотношение оставалось повышенным в течение 3 месяцев (1,17 ±   0,06), возвращаясь к уровню до абляции через 6 месяцев (1,09 ±   0,05). Сакабе и соавт. сообщили о коэффициенте вариации уменьшения интервала RR с 2,36% ± 1,08 до абляции до 1,24% ±   0,68 через один день после абляции ( p < 0. 01).[12] В нашем исследовании у нас не было данных о ВСР.

Что это означает для роли CANS в AF и, следовательно, PVI? Было показано, что нарушение функционирования CANS способствует развитию ФП [21, 27]. Были предложены различные механизмы, одним из которых является стимуляция блуждающего нерва. Стимуляция блуждающего нерва сокращает рефрактерный период, увеличивая риск повторного входа сигналов и тем самым повышая индуцируемость ФП [28]. Другой механизм заключается в симпатической активации, способствующей эктопической активности путем воздействия на деполяризацию [29].Кроме того, одновременная активация парасимпатических и симпатических волокон также была описана как триггер ФП [30].

Однако с помощью современных методов трудно точно определить роль CANS в развитии ФП. Роль КАНС в развитии ФП вместе с наблюдением, что криобаллонная ИВЛ связана с модуляцией КАНС (приводящей к увеличению ЧСС), может объяснить связь увеличения ЧСС после ИВЛ с выживаемостью без ФП [19].

Клинические последствия

Мы наблюдали значительное увеличение ЧСС после ПВИ. В нескольких исследованиях была обнаружена связь между увеличением ЧСС и выживаемостью без ФП [10, 13, 19]. Для наших пациентов с повышенным ЧСС после ПВИ это будет означать более низкий риск рецидива ФП по сравнению с пациентами без или с меньшим увеличением. Поскольку мы включили только отдельных пациентов без ФП в их холтеровские записи, мы не смогли оценить связь с исходом или рецидивом ФП.

Кроме того, наше исследование показало, что пациенты могут испытывать симптомы после ПВИ из-за аномальной реакции синусового ритма, которая была проиллюстрирована продолжающимся приемом лекарств.Во время амбулаторных визитов врачи должны заверить пациентов, что эти симптомы связаны с процедурой и что со временем они исчезнут. Тем не менее, необходимы дальнейшие исследования, чтобы лучше понять эту тему.

Сильные стороны и ограничения

Сильные стороны этого исследования включают большой начальный размер когорты и объем данных Холтера, доступных для анализа.

Ограничением является то, что только 7 пациентов соответствовали критериям аномальной реакции синусового ритма. Это могло дать недостаточно данных для выявления каких-либо различий, кроме самых больших.Кроме того, для исследования симптомов, связанных с аномальной синусовой реакцией ЧСС, мы использовали данные, о которых сообщали сами пациенты во время холтеровского мониторирования. Эти ограничения усложнили возможность сделать надежные выводы об аномальной частоте синусового ритма и связанных с ней симптомах. Важным прогностическим параметром, который было бы интересно исследовать, помимо средней ЧСС, является ВСР. Однако данные о ВСР для нашей группы исследования отсутствовали.

Проблемы с сердцем при COVID-19: что с нами делает пандемия?

Обновлено в 10:51.м. ET 4 сентября 2020 года.

Лестница стала моим ежедневным Эверестом. Всего шесть месяцев назад крутой подъем на мой четвертый этаж в Бруклине доставлял неудобства только тогда, когда я нес сумки с продуктами. Теперь, каждый раз, когда я преодолеваю эти 53 шага, как бы медленно я ни был, даже если я с пустыми руками, мой сердечный ритм подскакивает до марафонского уровня. Я действительно чувствую, как тук-тук у меня в горле. Иногда мне приходится делать паузу между приземлениями, чтобы лечь на пол и поднять ноги в воздух, чтобы не потерять сознание.

Это необычайно быстрое биение также может быть вызвано, казалось бы, ничем – сидением в постели, вставанием из унитаза. Я впервые заметил это в марте, когда заболел COVID-19. Или, по крайней мере, кажется очевидным, что я заболел COVID-19. Вся моя семья заболела незадолго до пика эпидемии в Нью-Йорке. Как и большинство американцев в первые недели пандемии, мы не смогли пройти тестирование, поэтому мой лечащий врач диагностировал мою болезнь на основании симптомов: бесконечные дни лихорадки, потеря вкуса и обоняния, боль в горле, тошнота, истощение организма. боли, резкий сухой кашель и интенсивная борьба с дыханием.

Большинство из этих симптомов исчезли в середине апреля, но некоторые из них остались. В течение нескольких месяцев мне требовалась доза стероидного ингалятора два раза в день, чтобы нормально дышать. Я более устал и затуманен, чем обычно. И я все еще имею дело со своим бьющимся сердцем. Я всегда был немного слабее: много лет назад мне поставили диагноз ортостатическая гипотензия, внезапное, быстрое снижение артериального давления, которое иногда возникает, когда я слишком быстро встаю. Но теперь, вместо того, чтобы падать в обморок один или два раза в год, я чувствую, как одурманенный переходит от светлого к темному ежедневно, иногда даже ежечасно.Несколько недель назад я встал, чтобы сделать смузи, и мой сердечный ритм увеличился от «лежа в гамаке» до «бас-барабана».

Официальное название моей новой болезни сердца, как мне недавно поставили диагноз, — синдром постуральной ортостатической тахикардии, или POTS. Состояние, загадочная дисфункция как сердца, так и нервной системы, мешает тому, как тело регулирует непроизвольные функции, включая пульс. Известно, что POTS поражает примерно 500 000 человек в США, как правило, молодых женщин в возрасте позднего подросткового возраста или в начале 20-летнего возраста. Но теперь несколько кардиологов, с которыми я разговаривал, говорят, что замечают тревожную тенденцию. Ранее подтянутые и здоровые женщины всех возрастов, переболевшие COVID-19, появляются в их офисах, жалуясь на необъяснимо учащенное сердцебиение.

Читайте: COVID-19 может длиться несколько месяцев.

Чем больше мы узнаем о COVID-19, тем страннее кажутся его последствия. Помимо предательской лихорадки и кашля, накапливаются тревожные ранние доказательства того, что болезнь может повредить многие органы в организме, включая легкие, мозг и — да, как вы уже догадались — сердце.Возник целый ряд сердечных дисфункций, что сбило с толку исследователей и показало, что COVID-19 является гораздо более сложным и потенциально длительным заболеванием, чем люди первоначально ожидали. Эти сердечные заболевания привлекли особое внимание со стороны спорта: некоторые футболисты из колледжа, переболевшие COVID-19, в этом сезоне переживают миокардит — редкое заболевание, которое может привести к летальному исходу, если его не лечить. Питчер «Ред Сокс» Эдуардо Родригес делает то же самое.

Как ни странно, мне повезло.POTS не опасен для жизни — по крайней мере, кроме риска травмы головы из-за потери сознания. Но это дестабилизирует, как физически, так и морально, бродить, не зная, что мое тело готовит для меня каждую минуту. Как и многие другие аспекты этой пандемии, этот последний синдром в моем параде болезней является загадочным, разрушительным и пугающе неопределенным.


После инцидента со смузи я позвонила своей двоюродной сестре Эмили Весслер, детскому кардиологу из Стэнфорда, и спросила ее, что происходит в моем теле всякий раз, когда я чувствовала, что вот-вот потеряю сознание.«Ты не получаешь достаточного количества крови к мозгу, — сказала она мне, — поэтому мозг говорит: «Заткнись! Неисправность! Неотложная помощь!» Она читала все больше и больше профессиональной болтовни о случаях POTS и других сердечно-сосудистых расстройствах после COVID, поэтому она призвала меня записаться на прием к кардиологу. Она добавила, что я также, возможно, захочу поговорить с неврологом. Есть много врачей, к которым можно обратиться, если вы чувствуете, что все ваше тело работает со сбоями, что не идеально в то время, когда миллионы американцев теряют свою медицинскую страховку.

Начинал с кардиолога. В NYU Langone Соль Ён Хан Хван подключил меня к ЭКГ, которая сразу же выдала плохие новости. «Синусовая тахикардия», — гласило оно. «Аномальная ЭКГ». Другими словами, мое сердце билось намного быстрее, чем должно было, учитывая, что я полулежал на смотровом столе. Хан попросил меня носить холтеровское мониторирование в течение недели, чтобы отслеживать капризы моего сердца. Он показал резкие ежедневные всплески, во время которых мой сердечный ритм подскакивал с 51 удара в минуту в состоянии покоя до 163 ударов в минуту.

Я вернулся в больницу для УЗИ сердца и проверки способности моего сердца справляться с физическими нагрузками. Эхокардиограмма была нормальной. Стресс-теста не было. Сьюзен Полицци, еще один кардиолог из Лангоне, заставила меня медленно увеличить частоту сердечных сокращений до 161 удара в минуту на беговой дорожке с постепенно увеличивающейся крутизной. Тест подтвердил, что я в хорошей форме для своего возраста (54 года) и пола, но когда Полицци заставил меня сесть и отдохнуть, мой сердечный ритм оставался повышенным значительно выше 100 ударов в минуту в течение следующих четырех минут, вместо того, чтобы быстро замедлиться. как и должно быть.Когда оно, наконец, пришло в норму, Полицци сказал мне встать. Мой сердечный ритм сразу же подскочил, и я чувствовал себя на грани обморока.

«Ага, это POTS», — сказал Полицци. С точки зрения непрофессионала, наличие POTS означает, что кровь слишком быстро скапливается в вашем тазу и ногах, когда вы встаете, и ваше сердце сходит с ума, чтобы компенсировать это. Эта телесная реакция на самом деле является преувеличенной версией системы, которая позволяет нам ходить на двух ногах. Но знание этого не делает состояние более терпимым.Я просто завидую собакам.

POTS признается врачами под разными названиями уже более 160 лет, но первопричина синдрома до сих пор плохо изучена. Его очевидная связь с COVID-19 является еще большей загадкой на самой зарождающейся стадии исследований. «Мы знаем гораздо больше о POTS в целом, чем о пост-COVID POTS», — говорит Мэтью Томей, директор отделения интенсивной терапии сердца в Mount Sinai Morningside и один из растущего числа кардиологов, которые начали изучать затяжные заболевания. Влияние COVID-19 на сердце.«В группе пациентов, у которых действительно есть POTS, более 40 процентов описывают симптомы предшествующего вирусного заболевания. И поэтому, хотя мы все больше и больше узнаем о COVID-19 конкретно, у нас есть веские основания полагать, что это еще одно вирусное заболевание, которое может предшествовать возникновению POTS».

Читайте: Коронавирус никогда не исчезнет.

Томей занимается сбором данных о выживших после COVID-19, страдающих всевозможными симптомами, поэтому он не смог поделиться какими-либо конкретными цифрами о людях с POTS, которые могли бы указать на то, насколько широко распространены перекрывающиеся условия.На данный момент доказательства анекдотичны. Но Томей и другие кардиологи, с которыми я разговаривал, встревожены всплеском СПОТ и других форм дизавтономии — дисфункции нервов, регулирующих непроизвольные функции тела, — в их практике. Это расстраивает всех участников. Неясное происхождение POTS и широкий спектр симптомов вызывают раздражение у врачей. И они облегчают выписку пациентов.

Многие подростки и молодые женщины, у которых развивается POTS, вырастают из этого состояния. Но очевидный всплеск случаев в более широком возрастном диапазоне усложнил для кардиологов предположения о том, как долго могут сохраняться эти симптомы или каковы могут быть длительные последствия.Самая большая опасность POTS, по словам Томи, — это не сердечный приступ сегодня, а нисходящая спираль физической активности, которая в конечном итоге может привести к сердечной недостаточности в будущем. Другими словами, если случаи, связанные с COVID-19, не являются срочным кризисом, они, возможно, могут быть более тонкими пагубными. Наиболее значительный ущерб здоровью может быть трудно отследить, и он может проявиться далеко в будущем, спустя много времени после окончания пандемии.


Перед тем, как покинуть стресс-тест, я спросил Полицци, как лучше управлять POTS.Она посоветовала мне купить пару компрессионных носков и штанов, чтобы кровь не скапливалась в нижней части тела, есть больше соли и пить больше жидкости с электролитами, а также следовать режиму лежачих упражнений, разработанному для пациентов с СПОТ. Плавание, гребной тренажер, лежачий велосипед — ни к чему у меня нет доступа во время пандемии. (Примечательно, что POTS может совпадать с миалгическим энцефаломиелитом/синдромом хронической усталости, и в этом случае пациенты должны быть очень осторожны в отношении того, как они подходят к физическим упражнениям.)

Я вышел из офиса Полицци в еще большем замешательстве, чем когда-либо.Хотя диагноз POTS был полезным подтверждением, в основном он вызывал больше вопросов. Когда я снова смогу подниматься по лестнице? Было ли это новой нормой на всю оставшуюся жизнь? После месяцев беспокойства и недомоганий, как могло случиться, что два лучших решения, доступных мне, были просто… Gatorade и Spanx? «Некоторым из моих пациентов с СПОТ часто делают уколы огуречного сока, — сказал мне позже Хан во время последующего визита. Да, нет, спасибо.

Меня не удивил недостаток ни лекарств, ни данных.Как и многие другие, я стал полагаться на замешательство как на единственную константу, которую я могу ожидать в этой пандемии. Исследования показали, что у большинства пациентов с COVID-19 вырабатываются антитела, которые остаются в организме на месяцы, если не дольше. Тем не менее, когда через два месяца после того, как я заболел, мне наконец удалось пройти тест на антитела, я получил отрицательный результат — дважды. Тестирование не может подтвердить, что у меня вообще был COVID-19. Но в этом заболевании нет ничего простого. Как указал Эд Йонг в The Atlantic , «большинство существующих исследований антител были сосредоточены либо на госпитализированных пациентах, либо на пациентах с легкими симптомами и быстрым выздоровлением.Дэвид Путрино, физиотерапевт в больнице Маунт-Синай, который обследовал более 1000 человек с длительными симптомами, соответствующими COVID-19, обнаружил, что около двух третей этих «дальнобойщиков», у которых были тесты на антитела, получили отрицательные результаты. (Путрино не отслеживал, когда в ходе болезни они проходили тестирование.)

Читайте: дальнобойщики переопределяют COVID-19.

Здесь важно отметить, что я не склонен к ипохондрии. На самом деле, я привык игнорировать и проталкивать болезнь и выздоровление.Однажды я путешествовал по предгорьям Гималаев через две недели после экстренной операции. Я внесла последние штрихи в телевизионный новостной сюжет, пока рожала с дочерью. На этот раз, однако, я чувствую себя одновременно раздраженным и ограниченным. Я застрял в пост-COVID-подвешенном состоянии, ожидая, когда я снова смогу волшебным образом подняться по лестнице, не чувствуя себя так, будто проглотил барабан Дэйва Грола. В прошлом месяце, во время долгожданной семейной поездки в сельскую местность штата Мэн, вместо похода в Акадию с детьми, как я планировала, мне пришлось отвезти их в дикую природу, пока я оставался в нашем Airbnb и читал.

Вероятно, пройдет какое-то время, прежде чем исследования найдут для меня новые решения. «В настоящее время упор почти полностью делается на разработку вакцины, тестирование и механизмы вирусного заболевания, и, очевидно, все это является ключевым», — говорит Дэвид С. Гольдштейн, руководитель отдела вегетативной медицины в Национальных институтах здравоохранения и первооткрыватель химического дисбаланса, приводящего к обморокам. Но Гольдштейн верит, что это внимание сместится в сторону долговременных последствий вируса, как только мы сможем укротить его глобальное буйство.«Я предполагаю, что вскоре основная угроза общественному здравоохранению от этой пандемии перестанет быть острой критической болезнью или смертью», — сказал он мне. «Вместо этого это будет пост-COVID-синдром, похожий на синдром хронической усталости, но резко усиленный».

Похоже, это будущее уже наступило. Сторонники COVID-19 запустили свои собственные онлайн-группы поддержки и исследовательские проекты, чтобы привлечь внимание к устойчивым симптомам, которые сначала широко игнорировались. Survivor Corps, одна из крупнейших из этих групп, выявила 98 различных симптомов, о которых сообщали сами дальнобойщики, такие как туман в голове, хроническая одышка, проблемы с пищеварением, сухость глаз, усталость и депрессия, а также диагнозы волчанки. , сахарный диабет и тахикардия.Сам Гольдштейн заразился COVID-19, и теперь у него легкие пост-COVID-симптомы, такие как одышка и усталость, которые он назвал «ощущением, что если мне больше нечего делать, я собираюсь пойти в спать.»

По крайней мере, с POTS у меня есть надежда на менее душераздирающее будущее. И Гольдштейн, и Томей сразу же отметили, что многие астронавты, включая, по их словам, каждую женщину-астронавта, которая когда-либо летала в космос и провела длительное время в невесомости, возвращались домой со случаями ортостатической непереносимости, похожей на POTS.Все восстановилось относительно быстро. Как бы странно это ни звучало, связь между космическими путешествиями и COVID-19 может действительно существовать: физическое ухудшение состояния, которое происходит как во время длительного пребывания в невесомости, так и во время лежания в постели в борьбе с вирусом, может играть ключевую роль в возникновении синдрома.

Что касается того, почему женщины страдают непропорционально больше, у Гольдштейна есть то, что он называет «любимой теорией»: женский таз, где кровь слишком быстро скапливается при POTS, должен быть более «растяжимым» в отношении сосудов, чем у мужчин, чтобы вырастить ребенка, поэтому « некоторые женщины могут быть просто слишком эластичными», — сказал он. Никто, насколько ему известно, не получил гранта на изучение этого. «Это проблема женского здоровья», — сказал он, явно огорченный нехваткой научных ресурсов, предназначенных для половины человечества.

Ради развития науки о пост-COVID я добровольно предложил свое женское тело присоединиться к исследованию Томи этой осенью. Это потребует дополнительных поездок вверх и вниз по моей лестнице. Я спросил Томея, не поменять ли мне квартиру. — Нет, — сказал он. «Какими бы трудными ни были эти лестницы для тебя сейчас, они могут стать решением проблемы.Такова убийственная ловушка-22 POTS. Учащенное сердцебиение ограничивает физическую активность. Но чтобы выздороветь, я должен быть активным.

Это, однако, может быть спорным. Менее чем через неделю после моего разговора с Томи у подножия моей лестницы на Эверест появился сервер процессов с письмом, в котором сообщалось, что мой арендодатель не будет продлевать нашу аренду, когда она истечет 30 ноября. «Это шутка?» — спросил я, когда спустился, чтобы получить его. «Нет», — сказал процесс-сервер и ушел.

С тех пор мы получили разрешение остаться до конца учебного года.Тем не менее, поскольку никто не скажет нам, почему мы не можем остаться еще дольше, все это еще больше запутывает. Ответы на, казалось бы, элементарные вопросы: почему вы выгоняете семью из дома во время пандемии? Почему я все еще болен? Когда мне станет лучше? – как-то безумно неуловимы. Сжимая письмо в одной руке и перила в другой, я поднялся по 53 ступенькам, одну за другой, останавливаясь на каждой площадке, чтобы прилечь и отдышаться между подъемами.

%PDF-1.2 % 22 0 объект > эндообъект внешняя ссылка 22 76 0000000016 00000 н 0000001867 00000 н 0000002364 00000 н 0000002571 00000 н 0000002818 00000 н 0000007181 00000 н 0000007666 00000 н 0000008055 00000 н 0000009210 00000 н 0000009544 00000 н 0000010085 00000 н 0000010486 00000 н 0000010859 00000 н 0000011454 00000 н 0000011779 00000 н 0000012661 00000 н 0000012874 00000 н 0000016217 00000 н 0000016511 00000 н 0000016989 00000 н 0000018173 00000 н 0000018353 00000 н 0000018731 00000 н 0000018800 00000 н 0000026476 00000 н 0000026871 00000 н 0000027435 00000 н 0000027546 00000 н 0000027923 00000 н 0000029542 00000 н 0000029729 00000 н 0000030054 00000 н 0000030075 00000 н 0000030764 00000 н 0000030908 00000 н 0000032781 00000 н 0000039746 00000 н 0000040135 00000 н 0000040745 00000 н 0000041261 00000 н 0000041614 00000 н 0000041922 00000 н 0000042344 00000 н 0000042904 00000 н 0000042925 00000 н 0000043689 00000 н 0000043988 00000 н 0000044261 00000 н 0000044579 00000 н 0000044651 00000 н 0000045225 00000 н 0000045246 00000 н 0000045931 00000 н 0000046229 00000 н 0000046642 00000 н 0000046977 00000 н 0000047097 00000 н 0000049226 00000 н 0000049247 00000 н 0000049901 00000 н 0000049922 00000 н 0000050545 00000 н 0000050835 00000 н 0000051099 00000 н 0000051302 00000 н 0000051368 00000 н 0000051854 00000 н 0000051875 00000 н 0000052534 00000 н 0000052555 00000 н 0000053198 00000 н 0000053219 00000 н 0000053635 00000 н 0000053713 00000 н 0000001940 00000 н 0000002343 00000 н трейлер ] >> startxref 0 %%EOF 23 0 объект > эндообъект 96 0 объект > поток Hb«f«

68 причины зубца Т, аномалии сегмента ST

Как часто вы видите ЭКГ, которая немного отличается? Возможно, зубец T плоский, неправильной формы или перевернутый. Может быть, сегмент ST вогнут, очень минимально депрессирован или показывает некоторое возвышение точки J.

Они называются «неспецифическими» изменениями зубца T и сегмента ST на ЭКГ, потому что они просто не сигнализируют о каком-либо заболевании. Здесь мы рассматриваем потенциально лежащие в основе причины этих раздражающих минимальных изменений ЭКГ и исследуем различные клинические ситуации, которые могут вызвать отклонение зубца T и сегмента ST от нормы.

В некоторых случаях изменения зубца Т могут свидетельствовать о специфических состояниях, таких как заостренный зубец Т при гиперкалиемии или симметричная инверсия зубца Т при ишемии миокарда.Но как насчет всех других аномалий зубца Т, таких как плоские зубцы Т, двухфазные зубцы Т или асимметричная инверсия зубца Т?

Точно так же аномалии сегмента ST на ЭКГ иногда могут быть вызваны определенной причиной, такой как инфаркт миокарда с подъемом сегмента ST, перикардит или ишемия миокарда. В других случаях есть только тонкие аномалии.

Просмотрите следующие результаты ЭКГ, когда изменение сегмента ST или изменение зубца Т действительно свидетельствует о конкретном состоянии.Это очень важно, чтобы не ошибиться.

После полного прочтения приведенного ниже списка вы полностью поймете, почему упомянутые выше изменения зубца Т и сегмента ST иногда называют неспецифическими. Хотя некоторые в тяжелой форме имеют более классический вид ЭКГ, который может помочь в постановке диагноза, каждая ситуация индивидуальна. Легкая аномалия (т. е. легкая гиперкалиемия или очень небольшой ИМ) может показать только легкое изменение ЭКГ, а не полноценную аномалию. Когда обнаружение иногда может быть классическим, оно указывается рядом с причиной.

  1. Гипокалиемия (депрессия сегмента ST, уплощение зубца Т)
  2. Гиперкалиемия (множественные возможные изменения; в тяжелых случаях классическим признаком являются остроконечные зубцы T)
  3. Гипомагниемия (плоские, широкие зубцы T; приводит к удлинению интервала QT)
  4. Гипермагниемия (увеличение амплитуды Т)
  5. Гиперкальциемия (короткий зубец T с укороченным интервалом QT; «зубец J» в тяжелых случаях)
  6. Гипокальциемия (плоские, широкие зубцы T; приводит к удлинению интервала QT)
  7. Гипонатриемия (неишемическая элевация сегмента ST)
  8. Аномалия зубца T памяти после кардиостимуляции
  9. Память Аномалия зубца Т, постчастотно-зависимая ГЭБ
  10. Аномалии ST-T, связанные с БЛНК
  11. Аномалии ST-T, связанные с LPFB
  12. Аномалии ST-T, связанные с БЛНПГ
  13. Аномалии ST-T, связанные с БПНПГ
  14. Аномалии ST-T, связанные с NSIVCD
  15. Аномалии ST-T, связанные с WPW
  16. Аномалии ST-T, связанные с кардиостимуляторами
  17. Аномалии ST-T, связанные с ЖЭ
  18. Миокардит
  19. Ишемия миокарда (классическим является выраженная депрессия сегмента ST; в легкой форме может быть просто неспецифическим изменением)
  20. Инфаркт миокарда (ИМ без подъема сегмента ST)
  21. ОЧЕНЬ раннее повреждение миокарда (классика — «сверхострые зубцы T»)
  22. Реципрокные ишемические изменения
  23. Аневризма левого желудочка (классический вариант — стойкий подъем сегмента ST через 6 недель после ИМ)
  24. Коронарный спазм
  25. Дигоксин
  26. Хинидин
  27. Трициклические антидепрессанты (изменение зубца Т; классическим является расширение комплекса QRS)
  28. Многие передозировки лекарственных препаратов (см. приведенный ниже пример передозировки клонидина; этот случай выглядел как сверхострый зубец T)
  29. Трепетание предсердий (волны трепетания, перекрывающие зубцы T)
  30. Инфильтративная кардиомиопатия
  31. Кардиомиопатия такоцубо
  32. Гипертрофическая обструктивная кардиомиопатия
  33. Верхушечная гипертрофическая кардиомиопатия
  34. Аритмогенная дисплазия правого желудочка
  35. Синдром Бругада
  36. Синдромы удлиненного интервала QT
  37. ЛВХ со штаммом
  38. РВХ со штаммом
  39. Перикардит 3 стадии (зубцы T уплощены)
  40. Токсичность кокаина
  41. Опухоль сердца
  42. Эндокардит Леффлера
  43. Гипотемия
  44. Пролапс митрального клапана
  45. Перикардиальный выпот
  46. Абсцесс перикарда
  47. Субарахноидальное кровоизлияние (глубокие перевернутые зубцы Т, удлинение интервала QT)
  48. Субдуральная гематома (глубокий перевернутый зубец T, удлинение интервала QT)
  49. Внутричерепное кровоизлияние (глубокий перевернутый зубец Т, удлинение интервала QT)
  50. Инсульт (глубокий перевернутый зубец T, удлинение интервала QT)
  51. После каротидной эндартерэктомии (глубокий перевернутый зубец Т, удлинение интервала QT)
  52. Гипервентиляция (может вызвать депрессию сегмента ST)
  53. Реверсирование отведений конечностей
  54. Смещение электрода ЭКГ
  55. Физиологическая узловая депрессия (возникает при синусовой тахикардии)
  56. Псевдодепрессия ST (блуждающая базовая линия из-за артефакта, плохой контакт электрода с кожей)
  57. Повышенное адренергическое состояние (боль, паническая атака и др. ..)
  58. Ранняя реполяризация
  59. Гипотиреоз
  60. Стволовая ваготомия
  61. Гипопитуитаризм
  62. Болезнь желчного пузыря
  63. Надпочечниковая недостаточность
  64. Легочная эмболия
  65. После еды
  66. Стойкий ювенильный зубец T
  67. Левосторонний плеврит
  68. Обычный вариант

Каждый раз, когда вы видите на ЭКГ зубец T или сегмент ST, которые не соответствуют норме, используйте этот список для определения возможных причин.Возможны дополнительные сценарии, которые я не упомянул здесь; пожалуйста, используйте раздел комментариев, чтобы добавить в список.

— Стивен Ломе

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.