Лимфоциты 58 у женщины что это значит: Нормы лимфоцитов в крови

Содержание

Что такое авидность? Определение авидности anti-Toxo-IgG антител и anti-CMV-IgG

ВАЖНО!

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

Определение авидности anti-Toxo-IgG антител и определение авидности anti-CMV-IgG антител даёт дополнительную информацию, полезную в диагностическом и прогностическом плане при подозрении на токсоплазмоз и цитомегаловирусную инфекции, в особенности во время беременности или планировании беременности.

В лаборатории ИНВИТРО определение авидности антител класса IgG проводится в составе серологических тестов для диагностики токсоплазмоза и цитомегаловирусной инфекции (тесты №80, №81 и №82, №83) в качестве дополнительных подтверждающих тестов, которые выполняются бесплатно для пациента при выявлении комбинации результатов:

  1. anti-Toxo-IgG > 6 Ед/мл (больше порогового значения), anti-Toxo-IgM положительно или сомнительно;
  2. anti-CMV-IgG > 0,7 Ед/мл, anti-CMV-IgM положительно или сомнительно.

Авидность (лат. — avidity) характеристика прочности связи специфических антител с соответствующими антигенами. В ходе иммунного ответа организма на проникновение инфекционного агента стимулированный клон лимфоцитов начинает вырабатывать сначала специфические IgM-антитела, а несколько позже и специфические IgG-антитела. IgG-антитела обладают поначалу низкой авидностью, то есть достаточно слабо связывают антиген. Затем развитие иммунного процесса постепенно (это могут быть недели или месяцы) идёт в сторону синтеза лимфоцитами высокоавидных IgG-антител, более прочно связывающихся с соответствующими антигенами. Высокая авидность специфических IgG-антител позволяет исключить недавнее первичное инфицирование.

Подтверждение или исключение факта недавнего первичного инфицирования Toxoplasma gondii и Сytomegalovirus особенно важно при обследовании беременных женщин, поскольку риск патологии развития плода существенно увеличен при остром первичном инфицировании во время беременности, по сравнению с хронической инфекцией и реактивацией латентной инфекции. Поэтому постоянно идёт поиск новых диагностических подходов, позволяющих максимально достоверно оценить стадию и форму инфекционного процесса. Использование авидности IgG-антител в качестве индикатора срока первичного инфицирования, впервые предложенное финскими исследователями (Hedman K. M. с соавт.,1989), в настоящее время в ряде стран введено в практику серологических исследований на TORCH-инфекции. Так, во Франции, где, как и в России, проблема токсоплазмоза по-прежнему актуальна, этот тест входит в обязательный алгоритм обследования при подозрении на токсоплазмоз у беременных женщин.

Выявление в сыворотке присутствия одновременно IgG- и IgM-антител к инфекционному агенту можно трактовать как свидетельство недавнего первичного инфицирования, поскольку, как известно, срок исчезновения IgM-антител обычно составляет около 3 месяцев от начала инфекционного процесса. Но период циркуляции IgM антител может значительно варьировать в зависимости от инфекционного возбудителя и индивидуальных особенностей иммунного ответа организма. При инфицировании Toxoplasma gondii и Сytomegalovirus, следовые количества IgM-антител к этим инфекционным агентам в некоторых случаях выявляются в течение 1 — 2 и более лет.

Таким образом, их присутствие в крови беременной женщины не всегда является подтверждением первичного инфицирования в период беременности. Кроме того, специфичность даже лучших коммерческих тест-систем для обнаружения IgM-антител не абсолютна. В некоторых ситуациях, как следствие очень высокой чувствительности тестов, возможны неспецифические ложноположительные результаты. Выявление в крови высокоавидных IgG антител в этой ситуации позволяет исключить недавнее первичное инфицирование. Низкоавидные IgG-антитела, в среднем, выявляются в течение 3 —  5 месяцев от начала инфекции (это может в определённой степени зависеть от метода определения), но иногда вырабатываются и в течение более длительного срока. Само по себе выявление низкоавидных IgG-антител не является безусловным подтверждением факта свежего инфицирования, но служит дополнительным подтверждающим свидетельством в ряду остальных серологических тестов. При реактивации инфекции выявляются специфические IgG высокой авидности.

Показания к назначению теста. В комплексе серологических тестов для диагностики токсоплазмоза и цитомегаловирусной инфекции — при выявлении положительных результатов определения IgG и IgM-антител (в целях исключения или подтверждения вероятности недавнего первичного инфицирования).

Подготовка к исследованию: не требуется.

Метод исследования. В основе этих тестов лежит метод дифференциации высоко- и низкоавидных антител с помощью обработки комплексов антиген-антитело раствором мочевины, вызывающим денатурацию белка. После такой обработки связь низкоавидных антител с антигеном нарушается. Авидность IgG-антител в пробе оценивается с помощью расчётного показателя индекса авидности, который представляет собой отношение результата иммуноферментного определения концентрации IgG-антител в пробе, подвергнутой обработке мочевиной, к результату измерения концентрации IgG-антител в пробе, не обработанной диссоциирующим агентом.

Единицы измерения: результаты приводятся в виде индекса авидности.

Интерпретация результатов теста. Внимание! Фирма-производитель наборов предупреждает, что любой результат теста, особенно при обследовании беременных женщин, должен быть подтверждён при повторном тестировании.

При диагностике токсоплазмоза:

  • индекс авидности anti-Toxo-IgG антител меньше 0,3 означает присутствие низкоавидных anti-Toxo-IgG антител, в этом случае нельзя исключить первичное инфицирование Toxoplasma gondii в течение последних 4 месяцев;
  • индекс авидности anti-Toxo-IgG антител больше или равный 0,35 означает присутствие высокоавидных anti-Toxo-IgG антител — результат позволяет исключить первичное инфицирование Toxoplasma gondii в последние 4 месяца;
  • значения индекса авидности anti-Toxo-IgG антител от 0,3 до 0,35 соответствуют пограничной авидности anti-Toxo-IgG антител в пробе.

При диагностике цитомегаловирусной инфекции:

  • индекс авидности anti-CMV-IgG антител меньше 0,3 означает присутствие низкоавидных anti-CMV-IgG антител, в этом случае нельзя исключить первичное инфицирование Сytomegalovirus в течение последних 3 месяцев.
  • индекс авидности anti-CMV-IgG антител больше или равный 0,3 означает присутствие высокоавидных anti-CMV-IgG антител — результат позволяет исключить первичное инфицирование Сytomegalovirus в течение последних 3 месяцев.

ВАЖНО!

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

Иммунная система женщин стареет медленнее :: Общество :: Газета РБК

Ученые объяснили, почему женщины живут дольше мужчин

Японские ученые провели исследование, которое показало, что женская иммунная система стареет медленнее, чем мужская. Оказалось, что с возрастом количество лимфоцитов у мужчин уменьшается, а у женщин увеличивается, что влияет на продолжительность жизни.

Специалисты из Токийского университета медицины и стоматологии изучили образцы крови здоровых добровольцев из Японии в возрасте от 20 до 90 лет. Среди участников исследования были как женщины, так и мужчины. Анализы показали, что с возрастом количество одной из форм лейкоцитов — нейтрофилов — снижается у представителей обоих полов. А количество Т-лимфоцитов и В-лимфоцитов снижается только у мужчин, в то время как у женщин, наоборот, увеличивается. При этом у молодых мужчин, как правило, уровень лимфоцитов выше, чем у их ровесниц, а с возрастом этот показатель становится одинаковым. Кроме того, ученые обнаружили, что снижение уровня эритроцитов также присуще только мужчинам.

Эта разница в процессе старения иммунной системы является одним из многих факторов, которые влияют на продолжительность жизни.

«Мужчина и женщина стареют по-разному по многим причинам. В организме женщины больше эстрогена, чем в организме мужчины, и это защищает женщин от сердечно-сосудистых заболеваний до менопаузы. Половые гормоны также влияют на иммунную систему, особенно на определенные типы лимфоцитов», — рассказал один из авторов исследования профессор Катсуику Хирокава из Токийского университета медицины и стоматологии.

Результаты работы были опубликованы в журнале Immunity & Ageing.

Аллерголог-иммунолог ГКБ №29 им. Баумана Ирина Токарева рассказала, что причина того, что женская иммунная система стареет медленнее, кроется в генетике, но в то же время женщины чаще обращаются к врачам с различными проблемами из-за того, что они более мнительные, чем мужчины.

По словам доцента кафедры биохимии медико-биологического факультета РНИМУ им. Н.И. Пирогова Николая Адрианова, женские половые гормоны лучше защищают иммунную систему, чем мужские.

«В-лимфоциты продуцируют антитела против бактерий, вирусов и чужеродных белков. Т-лимфоциты непосредственно реагируют на чужеродные организмы в теле человека и вырабатывают особые вещества, которые их убивают. Основное различие связано с гормональным фоном мужчин и женщин. Женские половые гормоны дольше поддерживают иммунную систему, защищают от стресса. А у мужчин количество половых гормонов с возрастом сильно падает. Именно поэтому во всех странах мира продолжительность жизни у женщин больше, чем у мужчин. В Японии эта разница примерно пять лет, а в России доходит до десяти лет», — отметил г-н Адрианов.

Иммунологи объяснили, какую угрозу для иммунитета несет COVID-19

Пациенты, перенесшие COVID-19, еще долгое время страдают от дисфункции иммунитета, выяснили ученые из Уханя. Врачи, которых опросила «Газета.Ru», не советуют бежать в аптеку за таблетками, а призывают дать иммунитету прийти в себя самостоятельно — для этого может потребоваться до шести месяцев.

Ученые из Института вирусологии Уханя установили, что коронавирус наносит серьезный удар по иммунной системе человека. Согласно данным, опубликованным в препринте научной статьи, лимфопения — временное или стойкое снижение уровня лимфоцитов в крови — является одним из наиболее распространенных симптомов у пациентов с COVID-19. При этом, как показали результаты обследования 55 выздоровевших от коронавирусной инфекции человек, количество иммунных клеток в их крови не восстанавливается даже спустя несколько недель после выздоровления.

«У пациентов с COVID-19 все еще наблюдались значительные фенотипические изменения в лимфоцитах после клинического выздоровления через 4-11 недель. Это говорит о том, что инфекция SARS-CoV-2 глубоко влияет на лимфоциты и приводит к длительным потенциальным дисфункциям», — сказано в тексте исследования.

Как объяснил «Газете.Ru» академик РАН, президент НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева Александр Румянцев, сам коронавирус не может снижать иммунитет — он скорее нарушает регуляцию иммунного ответа организма, тем самым вызывая ряд сбоев.

«Во время этой инфекции часть пациентов, которые переносят заболевание тяжело, сталкиваются с цитокиновым штормом. Это мощная воспалительная реакция организма, которая является патологическим фактором, вызывающим развитие тромбозов, воспаление сосудов и другие проблемы для жизненно важных органов. Естественно, после этого возникают последствия для организма, которые сейчас активно изучают ученые», — сообщил врач.

По его словам, для объективных выводов обо всех последствиях коронавируса должно пройти определенное количество времени. Тогда же станет ясно, насколько сильно страдает иммунитет после заболевания.

«Многие вещи связаны не только непосредственно с самим коронавирусом, но уже и с процессом его лечения. Те же антибиотики, препараты, которые используются для сохранения эритроцитов — они все влияют на организм. Восстанавливаться система будет сама — для этого ей нужно как минимум шесть месяцев. Думаю, к концу осени мы уже сможем увидеть все отдаленные последствия как самой инфекции, так и лечения, которое получали тяжелые пациенты», — подчеркнул Румянцев.

Специалисты нередко сравнивают коронавирус с вирусом иммунодефицита человека. В частности, лауреат Нобелевской премии 2008 года, французский вирусолог Люк Монтанье заявлял о возможном лабораторном происхождении COVID-19 и о том, что его геном содержит в себе элементы ВИЧ. Однако научное сообщество с этой идеей категорически не согласилось.

«COVID-19 — это вирус, вызывающий острую, а значит, краткосрочную инфекцию. На сегодняшний день нет ни одного случая коронавируса, который бы перешел из острой фазы в хроническую, то есть стал жить в организме человека», — рассказывал «Известиям» руководитель лаборатории геномной инженерии МФТИ Павел Волчков.

Как уточнил ученый, данный патоген поражает фактически все органы и ткани — это происходит из-за того, что рецепторы на поверхности клеток, за которые он цепляется, находятся практически на всех типах тканей. В связи с этим могут заразиться и клетки иммунной системы, что действительно может вызывать их гибель.

Однако в случае с коронавирусом восстановление иммунной системы возможно — пусть это и занимает достаточно много времени. Замедленная реакция организма может также быть связана с тем, что во время заражения в организме появляется слишком много лимфоцитов. Однако потом они просто становятся не востребованы и умирают сами по себе.

«После активации иммунные клетки живут недолго, а затем исчезают либо становятся «клетками памяти». Это мы и называем иммунитетом. Система так устроена, что во время отправки солдат-лимфоцитов «в запас» могут обнаруживаться небольшие колебания в их количестве. Но потом провал будет восстановлен новыми клетками», — объяснил Волчков.

Сейчас специалисты тщательно изучают инфекционные процессы в организме переболевших COVID-19 пациентов, чтобы добиться понимания в вопросе выработки иммунного ответа на вирус. Со своей стороны перенесшие коронавирус пациенты могут помогать организму соблюдением банальных правил заботы о нем.

«В целом рекомендации для поддержания иммунной системы, особенно после перенесенных вирусных инфекций, одинаковы. Больше свежего воздуха, здоровый сон, правильное питание. Но самое главное — нужно уменьшить объем стресса тем, кто уже перенес коронавирус. Им нужно поменьше вникать в эту тему, поменьше об этом думать», — сказала «Газете.Ru» врач аллерголог-иммунолог, член Европейской Академии Аллергологии и Клинической иммунологии Мария Польнер.

Она подчеркнула, что витамины, безусловно важные для ослабшего организма, лучше получать из сбалансированного питания. Однако если в голову все же пришла идея принимать определенные витаминные комплексы, то лучше проконсультироваться со специалистом и изначально выявить дефицит конкретных веществ, которых не хватает в организме.

«После перенесенных вирусных инфекция достаточно часто встречается снижение иммунной защиты — появляются какие-то вторичные бактериальные инфекции, герпетические высыпания. В целом надо сказать, что организму нужно дать время, чтобы восстановиться. Никакие иммуномодулирующие и иммуностимулирующие препараты я бы не рекомендовала в этом случае — все компенсирует здоровый образ жизни», — заключила собеседница «Газеты.Ru».

Расшифровка общего анализа крови. Клинический анализ крови

Общий анализ крови, пожалуй, самый распространенный анализ, который назначают врачи, чтобы правильно установить диагноз и провести исследование состояния здоровья пациента. Но то, что приходит в ответе ничего не говорит пациенту, чтобы понять, что же означают все эти цифры мы предоставляем Вам расшифровку значений анализа крови.

Общий анализ крови подразделяется на:

  • Биохимический анализ крови;
  • Иммунологический анализ крови;
  • Гормональный анализ крови;
  • Серологические анализы крови.

Расшифровка анализа крови:
Обозначения,
сокращения
Нормальные величины — общий анализ крови
дети в возрасте взрослые
1 день 1 мес 6 мес 12 мес 1-6 лет 7-12 лет 13-15 лет мужчина женщина
Гемоглобин
Hb, г/л
180-240 115-175 110-140 110-135 110-140 110-145 115-150 130-160 120-140
Эритроциты
RBC
4,3-7,6 3,8-5,6 3,5-4,8 3,6-4,9 3,5-4,5 3,5-4,7 3,6-5,1 4-5,1 3,7-4,7
Цветовой показатель
MCHC, %
0,85-1,15 0,85-1,15 0,85-1,15 0,85-1,15 0,85-1,15 0,85-1,15 0,85-1,15 0,85-1,15 0,85-1,15
Ретикулоциты
RTC
3-51 3-15 3-15 3-15 3-12 3-12 2-11 0,2-1,2 0,2-1,2
Тромбоциты
PLT
180-490 180-400 180-400 180-400 160-390 160-380 160-360 180-320 180-320
СОЭ
ESR
2-4 4-8 4-10 4-12 4-12 4-12 4-15 1-10 2-15
Лейкоциты
WBC, %
8,5-24,5 6,5-13,8 5,5-12,5 6-12 5-12 4,5-10 4,3-9,5 4-9 4-9
Палочкоядерные, % 1-17 0,5-4 0,5-4 0,5-4 0,5-5 0,5-5 0,5-6 1-6 1-6
Сегментоядерные, % 45-80 15-45 15-45 15-45 25-60 35-65 40-65 47-72 47-72
Эозинофилы
EOS, %
0,5-6 0,5-7 0,5-7 0,5-7 0,5-7 0,5-7 0,5-6 0-5 0-5
Базофилы
BAS, %
0-1 0-1 0-1 0-1 0-1 0-1 0-1 0-1 0-1
Лимфоциты
LYM, %
12-36 40-76 42-74 38-72 26-60 24-54 25-50 18-40 18-40
Моноциты
MON, %
2-12 2-12 2-12 2-12 2-10 2-10 2-10 2-9 2-9

 

Теперь подробнее об основных показателях общего анализа крови.

Гемоглобин

Гемоглобин является кровяным пигментом эритроцитов. Его функция сводится к переносу кислорода из легких к тканям и органам, а углекислый газ обратно к легким.

Повышение гемоглобина:

  • пребывание на больших высотах
  • полицитемия (увеличение количества эритроцитов)
  • обезвоживание и сгущение крови
  • высокая физическая нагрузка

Снижение гемоглобина:

Цветовой показатель

Цветовой показатель показывает относительное содержание гемоглобина в эритроцитах. Этот показатель важен при диагностике анемий.

Повышение цветового показателя:

Снижение цветового показателя:

  • железодефицитная анемия
Эритроциты

Эритроциты представляют собой красные кровяные тельца, которые образуются в красном костном мозге. Эритроциты содержат гемоглобин и переносят кислород.

Повышение эритроцитов:

  • обезвоживание
  • полицитемия

Снижение эритроцитов:

Лейкоциты

Белые кровяные тельца. Образуются в красном костном мозге. Функция лейкоцитов заключается в защите организма от чужеродных веществ и микробов. Другими словами — это иммунитет.

Существуют разные виды лейкоцитов, поэтому диагностическое значение имеет изменение числа отдельных видов, а не всех лейкоцитов в общем.

Повышение лейкоцитов:

  • инфекции, воспаление
  • аллергия
  • лейкоз
  • состояние после острого кровотечения, гемолиза

Снижение лейкоцитов:

  • патология костного мозга
  • инфекции (грипп, краснуха, корь и т.д.)
  • генетические аномалии иммунитета
  • повышенная функция селезенки
Лейкоцитарная формула

Процентное соотношение разных видов лейкоцитов. Нейтрофилы: клетки, отвечающие за воспаление, борьбу с инфекцией (кроме вирусных), неспецифическую защиту (иммунитет), удаление собственных погибших клеток. У зрелых нейтрофилов есть сегментированное ядро, у молодых — палочковидное.

Повышение лейкоцитарной формулы:

  • интоксикации
  • инфекции
  • воспалительный процесс
  • злокачественные опухоли
  • психоэмоциональное возбуждение

Снижение лейкоцитарной формулы:

  • апластическая анемия, патология костного мозга
  • генетические нарушения иммунитета
  • некоторые инфекции (вирусные, хронические)
Эозинофилы

Эозинофилы принимают участие в борьбе с паразитарными инвазиями, аллергией.

Повышение эозинофилов:

  • злокачественные опухоли
  • аллергические состояния
  • миелолейкоз
  • паразитарные инвазии

Cнижение эозинофилов:

  • роды
  • гнойные инфекции
  • шок
  • оперативное вмешательство
Базофилы

Выходя в ткани, базофилы, превращаются в тучные клетки, которые отвечают за выделение гистамина — реакцию гиперчувствительности на пищу, лекарства и пр.

Повышение базофилов:

  • ветряная оспа
  • реакции гиперчувствительности
  • хронические синуситы
  • гипотиреоз

Снижение базофилов:

  • беременность
  • овуляция
  • острые инфекции
  • гипертиреоз
  • стресс
Лимфоциты

Лимфоциты являются основными клетки иммунной системы организма человека. Они борятся с вирусными инфекциями, уничтожают чужеродные клетки и измененные собственные клетки, выделяют в кровь антитела (иммуноглобулины) — вещества, блокирующие молекулы антигенов и выводящие их из организма.

Повышение лимфоцитов:

  • лимфолейкоз
  • вирусные инфекции

Снижение лимфоцитов:

  • потеря лимфы
  • апластическая анемия
  • острые инфекции (невирусные) и заболевания
  • иммунодефицитные состояния
  • системная красная волчанка
Моноциты

Моноциты являются самыми крупными лейкоцитами. Окончательно уничтожают чужеродные клетки и белки, очаги воспаления, разрушенные ткани. Моноциты являются важнейшими клетки иммунной системы, именно моноциты первые встречают антиген, и представляют его лимфоцитам для развития полноценного иммунного ответа.

Повышение моноцитов:

  • лейкозы
  • туберкулез, саркоидоз, сифилис
  • инфекции (вирусные, грибковые, протозойные)
  • системные заболевания соединительной ткани (артриты, узелковый периартериит, системная красная волчанка)

Снижение моноцитов:

  • волосатоклеточный лейкоз
  • апластическая анемия
СОЭ

СОЭ — это скорость оседания эритроцитов при отстаивании крови. Уровень СОЭ зависит напрямую от количества эритроцитов, их «веса» и формы, а также от свойств плазмы крови — количества белков, а также вязкости.

Повышение СОЭ:

  • воспалительный процесс
  • инфекции
  • анемия
  • злокачественные опухоли
  • беременность
Ретикулоциты

Ретикулоциты являются молодыми формами эритроцитов. В норме они должны находиться в костном мозге. Их избыточный выход кровь говорит о повышенной скорости образования эритроцитов.

Повышение ретикулоцитов:

  • усиление образования эритроцитов при анемии (при кровопотере, железодефицитной, гемолитической)

Снижение ретикулоцитов:

  • заболевания почек
  • нарушения созревания эритроцитов (В12-фолиево-дефицитная анемия)
  • апластическая анемия
Тромбоциты

Тромбоциты представляют собой кровяные пластинки, которые образуются из гигантских клеток костного мозга. Тромбоциты отвечают за свертывание крови.

Повышение тромбоцитов:

  • воспалительный процесс
  • миелолейкоз
  • полицитемия
  • состояние после хирургических операций

Снижение тромбоцитов:

  • апластическая анемия
  • системная красная волчанка
  • тромбоцитопеническая пурпура
  • гемолитическая болезнь, изоиммунизация по группам крови, резус-фактору
  • гемолитическая анемия

Однако стоит помнить, что правильно поставить диагноз и интерпертировать анализы может только врач. Все вышеописанное только для ориентировки, но не для самостоятельного постановки диагноза.

Для расшифровки своих анализов, пожалуйста, обратитесь к врачу!

Если Вы действительно ищете своего доктора…

Врач клинической лабораторной диагностики

Повышены лейкоциты в моче – причины лейкоцитурии и лечение

Лейкоциты или белые кровяные тельца играют важную роль в нашем организме. Именно они принимают на себя первый удар при столкновении с патогенной флорой и вирусами. Именно поэтому при изучении результатов анализов мочи в первую очередь обращают внимание на их показатели. При повышении числа лейкоцитов в моче сверх нормы возникает состояние, которое называется лейкоцитурией.

Нефрологи и педиатры рекомендуют сдавать мочу не только в период болезни, но и в качестве профилактики. Такой подход позволяет заметить многие патологии на начальной стадии. Показатели мочи могут многое сказать о здоровье человека в целом. Опытный врач только по ним может многое сказать о здоровье человека и поставить предварительный диагноз.

Откуда в моче лейкоциты?

Лейкоциты – это клетки крови. Поэтому многие не понимают, откуда они берутся в моче и зачем нужны там?

Термин «лейкоциты» включает целую группу различных клеток. Сюда входят:

  • моноциты;
  • эозинофилы;
  • базофилы;
  • нейтрофилы;
  • лимфоциты.

Все они относятся к одной и той же группе и отвечают за защиту нашего организма от патогенных агентов. Эти клетки всегда присутствуют в нашем организме, однако при столкновении с болезнью их количество значительно возрастает.

При этом каждый из видов лейкоцитов отвечает за защиту от определенных инфекций. Например, повышение эозинофилов свидетельствует о наличии в организме аллергенов или паразитов. Если иммунная система сталкивается с вирусами, то наблюдается повышение моноцитов. При иммунных дисфункциях в несколько раз подскакивают показатели лимфоцитов. Таким образом, глядя на результаты анализов, врач может поставить предварительный диагноз пациенту.

Давайте разберемся, откуда в мочу попадают клетки крови? Лейкоциты всегда находятся в нашем организме. Они циркулируют по кровеносным сосудам и моментально реагируют на столкновение с патогенными агентами. В очаг заболевания сразу же направляются миллионы лейкоцитов. Чем дольше прогрессирует болезнь, тем больше белых кровяных телец накапливается в месте болезни.

Вся кровь, имеющаяся в нашем организме, регулярно фильтруется. Она проходит через почки и очищается от ненужных веществ, выводя их с мочей. Лейкоциты, содержащиеся в очаге воспаления в повышенном количестве тоже проходят через почечный «фильтр» и таким образом попадают в мочу. Также сама моча, омывая мочевыводящие органы может собирать на своем пути лейкоциты и патогенную флору. У здорового человека лейкоциты в моче содержатся в минимальных количествах или не содержатся вовсе.

После того как врач получит результаты анализов с повышенными лейкоцитами, ему остается определить, где находится очаг болезни и что именно спровоцировало выброс белых кровяных телец. Для этого внимательно изучаются жалобы пациента, а при необходимости назначаются дополнительные обследования.

Нормальное количество лейкоцитов в моче

Как было отмечено выше, у здорового человека лейкоциты в моче должны полностью отсутствовать. Тем не менее, нормальными считаются результаты с показателями лейкоцитов в пределах 1-5.

Как же они проникают в мочу, если в организме нет очагов заболевания? Дело в том, что моча, покидая стерильную среду мочевого пузыря, сразу же сталкивается с тканями промежности и наружными мочеполовыми органами. В результате она «собирает» в себя всевозможные микроорганизмы, в том числе и лейкоциты.

Иногда у детей может наблюдаться изолированная лейкоцитурия. Это патологическое состояние, при котором количество лейкоцитов в моче превышает норму. Однако сам ребенок не имеет никаких признаков заболевания, например, недомогания или повышенной температуры. В этом случае для выяснения причины может потребоваться комплексное обследование.

Что такое изолированная лейкоцитурия?

Прежде всего врач должен убедиться в том, что анализ был собран правильно. Нарушение технологии сбора мочи может привести к искажению результатов. Для исключения подобной ошибки может потребоваться повторное исследование.

Также очень важно исключить заболевания наружных половых органов. У девочек вызвать повышение лейкоцитов могут такие патологии, как вагинит, вульвит и т. п. У мальчиков чаще всего диагностируются фимоз и сужение крайней плоти. Кроме того, необходимо обратить внимание на наличие врожденных патологий.

Помимо перечисленного, спровоцировать изолированную лейкоцитурию могут:

  • микроорганизмы, обитающие в мочеполовых органах;
  • глисты;
  • патологии мочевыводящей системы;
  • поликистоз почек;
  • пузырно-мочеточниковый рефлюкс;
  • мегауретер и т. п.

Несмотря на хорошее самочувствие ребенка и полное отсутствие жалоб, игнорировать подобное состояние нельзя. Важно как можно быстрее обнаружить причину, чтобы избежать серьезных проблем в дальнейшем.

Какие виды исследований мочи используют для диагностики заболеваний?

Если ребенок попал к врачу с конкретными жалобами, например, болями во время мочеиспускания, повышенной температурой и общим недомоганием, в этом случае причиной повышения лейкоцитов могут стать патологии почек или мочевыделительной системы. Если диагноз заранее понятен врачу, он может назначить лечение, не дожидаясь результатов смежных обследований.

Однако в некоторых случаях поставить диагноз с первого раза бывает непросто. Существует несколько методик исследования мочи, позволяющих получить более точные сведения о нужных показателях. Наиболее распространенными способами являются:

Для получения более развернутого результата помимо мочи назначаются исследования крови:

Если анализов для постановки диагноза и назначения терапевтического курса недостаточно, пациенту назначают инструментальное обследование. Сюда относят:

  • УЗИ;
  • внутривенную урографию;
  • цистографию.

Если результаты анализов не удовлетворяют нормальным значениям, пациента могут направить для дополнительной консультации к нефрологу, педиатру, терапевту, гинекологу или урологу.

Как правильно собирать мочу?

Чтобы получить максимально точные результаты, необходимо соблюдать следующие правила:

  • Сдавать мочу только в чистой таре. Лучше всего купить стерильную баночку в аптеке.
  • Подмываться не только перед анализом, но и накануне вечером.
  • Стараться мочиться сразу в тару.

Помните о том, что сдавать мочу важно не только для постановки диагноза, но и для профилактики. Такой подход позволит вовремя обнаружить проблему и остановить болезнь.

Расшифровка лейкоцитарной формулы крови в анализе

Зачем нужна лейкоцитарная формула крови?

Лейкоцитарная формула представляет собой процентное соотношение лейкоцитов в сыворотке крови (эозинофилов, нейтрофилов, лимфоцитов, базофилов, моноцитов). Этот анализ позволяет определить текущее состояние иммунной системы, выявить воспалительные процессы в организме пациента и определить этиологию аллергии.

Известно, что лейкоциты защищают организм человека от опасных микроорганизмов. Одна из главных задач лейкоцитов — разрушение инородных частиц. Если в организме пациента происходит воспалительный процесс, он сразу же отражается на формуле лейкоцитов.

При изменении показателей лейкоцитов в крови необходимо определить, в какую сторону происходит отклонение. Данное исследование поможет быстрее найти проблему и поставить диагноз. Однако следует принять во внимание, что изменения в показателях крови без углубленной диагностики не являются характерным и конечным признаком для постановки диагноза.

Когда назначают анализ?

Клинический анализ крови с лейкоцитарной формулой показан пациентам с различными патологиями. Он позволяет оценить состояние здоровья человека при комплексной и своевременной диагностике заболеваний, в том числе протекающих в скрытой форме.

Показаниями к клиническому анализу крови с лейкоцитарной формулой являются:

  • диспансеризация или плановое медицинское обследование;
  • подготовка к хирургическому лечению;
  • инфекция или подозрение на инфекцию;
  • подозрение на воспаление или паразитарную инвазию в организме пациента;
  • аллергические реакции;
  • назначение определенных лекарств;
  • мониторинг эффективности лечения.

Перед сдачей капиллярной крови рекомендуется не употреблять алкоголь в течение дня, не есть в течение 2–3 часов, не курить в течение 30 минут и избегать стрессов и чрезмерных физических нагрузок.

Что такое лейкоциты?

Лейкоциты — это клетки, которые в очень больших количествах содержатся в крови и почти во всех тканях. Их основная функция — защитная и иммунная. Однако они не смогли бы в полной мере выполнять эти функции, если бы не были разделены на несколько разновидностей внутри своей группы, каждая из которых играет свою особую роль.

Основных разновидностей лейкоцитов в крови пять. Они определяются в анализах в виде лейкоцитарной формулы, поэтому уровень лейкоцитов в крови оценивается не только в целом. Всегда подсчитывается еще и содержание этих клеток. К ним относятся:

  • нейтрофилы;
  • лимфоциты;
  • моноциты;
  • эозинофилы;
  • базофилы.

У них разные функции, но они работают вместе, влияют друг на друга, передают информацию между собой и другое. Высокие или низкие лейкоциты в крови, принадлежащие к определенному типу, указывают на различные заболевания, поэтому определение их количества очень важно в медицинской практике.

Норма у беременных женщин

Триместр

Количество белых кровяных
телец (*109)

первый

4–9

второй

4–10

третий

14–12


Норма у женщин

Возраст

Количество лейкоцитов (*109)

до 16 лет

4,5–12,5

до 20 лет

4,2–10,5

от 21 года

4–9,0


Норма у мужчин

Возраст мужчины

Количество лейкоцитов (*109)

12–18 лет

3,5–8

18–25 лет

4–9

25–40 лет

4–8

Старше 40 лет

3–9


Норма у детей

Возраст

Количество лейкоцитов (*109)

новорожденный

10–30

с пятого дня жизни

9–15

с десятого дня жизни до месяца

8,5–14

от месяца до года

8–12

от года до пяти лет

7–11

от 5 до 15 лет

6–10

старше 15 лет

5–9


Лейкоцитарная формула:

Показатель

× 10х9/л

соотношение, %

Нейтрофилы

сегментоядерные

2,1–5,4

43–71

палочкоядерные

0,4–0,3

1–5

Базофилы

до 0,063

до 1

Эозинофилы

0,02–0,3

0,5–5

Лимфоциты

1,1–3,1

17–38

Моноциты

0,08–0,5

3–12


Нейтрофилы

Нейтрофилы происходят из красного костного мозга, они образуются из одной стволовой клетки, которая является предком всех форменных элементов крови. Однако стволовые клетки не сразу превращаются в нейтрофилы. Между этими двумя формами есть несколько стадий, несколько промежуточных форм.

Всего существует 6 разновидностей нейтрофилов:

  • миелобласты;
  • промиелоциты;
  • миелоциты;
  • метамиелоциты;
  • палочкоядерные нейтрофилы;
  • сегментоядерные нейтрофилы.

Больше всего в крови последних. Они присутствуют в количестве 40–75 % от общего количества лейкоцитов. Значительно меньше количество палочковидных нейтрофилов, их может быть 1–6 %. Число молодых клеток не достигает 1 %.

Лимфоциты

Норма лимфоцитов составляет 20–40 % всех присутствующих в ней лейкоцитов. Большинство из них образуется в красном костном мозге. Некоторые лимфоциты рождаются в других органах иммунной системы, таких как тимус. В этом случае они происходят из лимфоидной ткани.

Моноциты

Моноциты — это клетки иммунной системы, которые одними из первых реагируют на проникновение агрессоров в организм. Если силы местного иммунитета не смогли сдержать атаку бактерий, грибков или вирусов, то именно моноциты первыми бросаются защищать здоровье.

Моноциты образуются в красном костном мозге и выделяются в кровь. Там они начинают активно функционировать, но это длится недолго, всего 2-3 дня. Затем, используя свою способность двигаться, они выходят за пределы сосудов через специальные небольшие поры между клетками и проникают в ткани. Там моноциты немного меняют свою структуру и превращаются в макрофаги — более эффективные фагоциты.

Эозинофилы

Эозинофилы — это небольшое количество лейкоцитов, которые содержатся в крови и тканях человека. Они являются незаменимым элементом, обуславливающим иммунитет.

Как и другие лейкоциты, они образуются из костного мозга, и их прародителем является одна стволовая клетка. Норма составляет 1–4 %.

В общей сложности эозинофилы живут около 12 дней, но не проводят все это время в кровотоке. После 3-4 дней созревания они попадают в кровоток и остаются там всего 6–12 часов. Затем они переходят в ткани и накапливаются в особенно больших количествах в легких, под слизистой оболочкой пищеварительного тракта, в коже.

Когда количество эозинофилов увеличивается, это состояние называется эозинофилия, а обратное изменение — эозинопения. Как правило, яркие сдвиги являются симптомами заболеваний, но некоторые физиологические колебания их количества возможны в пределах нормы. Например, увеличение и уменьшение эозинофилов может наблюдаться в зависимости от времени суток, ночью их обычно больше всего в крови.

Базофилы

Базофилы — это гранулоциты, которые распределяются в периферической крови. Они вырабатываются в костном мозге и высвобождаются в сыворотку крови, после чего оседают в тканях. Жизненный цикл базофила составляет около 7–12 дней. В норме относительное количество базофилов в крови не должно превышать 1 %.

Лейкоцитарная формула крови: расшифровка результатов

Повышение показателей

Повышение нейтрофилов в крови происходит во время инфекционных заболеваний и во время некоторых специфических состояний пациента. Например, при острых инфекционных заболеваниях, кандидозах, ревматизме, опухолевых процессах, отравлении свинцом или ртутью, во время сахарного диабета. Также на увеличение числа нейтрофилов могут влиять состояния, не связанные с заболеваниями, например: сильные физические нагрузки, стрессовые ситуации, перегрев или переохлаждение.

Увеличение количества лимфоцитов говорит о наличии инфекционного заболевания, патологии крови, отравлении свинцом или мышьяком. Некоторые лекарственные средства могу влиять на увеличение лимфоцитов.

Перенесенное инфекционное заболевание влияет на повышение моноцитов. Моноциты увеличиваются при аутоиммунных заболеваниях, при наличии онкологических заболеваний, во время отравления углеродом и фосфором.

Увеличение эозинофилов происходит в ответ на аллергические реакции, при приеме некоторых антибиотиков, лекарственных средств от туберкулеза и судорожных состояний. Также изменять показатели могут паразитарные инфекции, заболевания кожи и органов дыхания, острое течение инфекционного заболевания.

Базофилы в крови повышаются во время гриппа, ветряной оспы, при туберкулезе, при аллергических реакциях, язвенном колите из-за повышенной чувствительности к любой пище, а также увеличение может указывать на наличие раковых опухолей в организме.

Снижение показателей

При уменьшении числа нейтрофилов врач может предположить наличие у пациента инфекционного заболевания, повышенной чувствительности к лекарственным средствам, анемии и анафилактического шока.

Лимфоциты снижаются в условиях иммунодефицита, острых воспалительных процессов в организме, почечной недостаточности и системной красной волчанки.

Снижение моноцитов происходит во время онкогематологических заболеваний, гнойных инфекций и апластической анемии, применения определенных препаратов и в состоянии сильного шока.

На снижение эозинофилов влияет тяжелая гнойная инфекция и отравление тяжелыми металлами.

Беременность, сильный стресс и период овуляции могут быть естественной причиной снижения базофилов. Патологические причины включают инфекционные заболевания и синдром Кушинга.

Что значит сдвиг лейкоцитарной формулы влево и вправо?

Нейтрофилы формируют антибактериальную и противогрибковую защиту организма, и когда определенный микроб попадает в организм, количество нейтрофилов увеличивается. В этом случае изменяется не только их общее количество, но и количество отдельных форм этих клеток.

Цепочка нейтрофилов, расположенных по созреванию:

Юные — палочкоядерные — сегментоядерные.

Сдвиг формулы влево — это увеличение количества молодых клеток, а сдвиг вправо — это увеличение количества старых клеток.

Причины сдвига лейкоцитарной формулы

В медицинской практике чаще случается сдвиг влево. На это влияет наличие в организме острой бактериальной или грибковой инфекции. Костный мозг мобилизуется для защиты организма и начинает интенсивно вырабатывать нейтрофилы. Они начинают борьбу с инфекцией и погибают в процессе. На смену зрелым клеткам вырабатываются молодые. В определенный момент количество молодых клеток превышает число зрелых.

Повышение сегментоядерных нейтрофилов приводит к смещению лейкоцитарной формулы вправо. Это происходит не только на фоне увеличения, но еще чаще при уменьшении количества лейкоцитов. Этому способствуют длительные хронические инфекции, при которых запасы костного мозга истощаются и молодые формы клеток перестают формироваться. Отравление, облучение, химиотерапия и лучевая терапия, при которых также подавляется костный мозг, могут привести к правильному сдвигу.

Для предотвращения изменения числа лейкоцитов и изменений в лейкоцитарной формуле необходимо следить за своим здоровьем. Для поддержания работы иммунитета стоит заниматься спортом, соблюдать режим труда и отдыха, правильно питаться и избегать стрессовых ситуаций. Также не стоит забывать о прохождении планового осмотра у терапевта.

Низкое количество лимфоцитов и высокое количество моноцитов предсказывают плохой прогноз рака желудка | BMC Gastroenterology

  • 1.

    Zhang XJ, Liu YG, Shi XJ, Chen XW, Zhou D, Zhu DJ. Прогностическая роль соотношения нейтрофилов и лимфоцитов и количества тромбоцитов при раке желудка: метаанализ. Int J Surg. 2015; 21: 84–91.

    Артикул Google ученый

  • 2.

    Ма JY, Лю К. Клинико-патологическое и прогностическое значение соотношения лимфоцитов и моноцитов у пациентов с раком желудка: метаанализ.Int J Surg. 2018; 50: 67–71.

    Артикул Google ученый

  • 3.

    Сор Д., Диас А. Р., Перейра М. А., Рамос МФКП, Зильберштейн Б., Чекконелло И. и др. Прогностическая роль соотношения нейтрофилов / лимфоцитов при удаленном раке желудка: систематический обзор и метаанализ. Клиники (Сан-Паулу). 2018; 73: e360.

    Артикул Google ученый

  • 4.

    Xu Z, Xu W, Cheng H, Shen W, Ying J, Cheng F и др.Прогностическая роль соотношения тромбоцитов и лимфоцитов при раке желудка: метаанализ. PLoS One. 2016; 11 (9): e0163719.

    Артикул Google ученый

  • 5.

    Camp RL, Dolled-Filhart M, Rimm DL. X-tile: новый инструмент биоинформатики для оценки биомаркеров и оптимизации точек отсечения на основе результатов. Clin Cancer Res. 2004. 10 (21): 7252–9.

    CAS Статья Google ученый

  • 6.

    Eo WK, Jeong DW, Chang HJ и др. Прогностическая оценка абсолютного количества моноцитов и лимфоцитов для пациентов с раком желудка. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2015; 21 (9): 2668–76.

    CAS Статья Google ученый

  • 7.

    Heras P, Hatzopoulos A, Kritikos N, Kritikos K. Количество тромбоцитов и прогрессирование опухоли у пациентов с раком желудка. Сканд Дж Гастроэнтерол. 2010. 45 (7–8): 1005–6.

    Артикул Google ученый

  • 8.

    Розалес С. Нейтрофилы: клетка, играющая множество ролей в воспалении, или клетки нескольких типов? Front Physiol. 2018; 9: 113.

    Артикул Google ученый

  • 9.

    Бауш Д., Пауш Т., Краусс Т. и др. MMP-9, полученный из нейтрофильных гранулоцитов, является независимым от VEGF функциональным компонентом ангиогенного переключателя при аденокарциноме протока поджелудочной железы. Ангиогенез. 2011. 14 (3): 235–43.

    CAS Статья Google ученый

  • 10.

    Tecchio C, Кассателла Массачусетс. Хемокины нейтрофильного происхождения на пути к иммунитету. Semin Immunol. 2016; 28 (2): 119–28.

    CAS Статья Google ученый

  • 11.

    Тан К.В., Чонг С.З., Вонг Ф.Х. и др. Нейтрофилы способствуют воспалительному лимфангиогенезу, увеличивая биодоступность VEGF-A и секретируя VEGF-D. Кровь. 2013. 122 (22): 3666–77.

    CAS Статья Google ученый

  • 12.

    Спайсер Дж. Д., Макдональд Б., Кулс-Лартиг Дж. Дж. И др. Нейтрофилы способствуют метастазированию в печень через мак-1-опосредованные взаимодействия с циркулирующими опухолевыми клетками. Cancer Res. 2012. 72 (16): 3919–27.

    CAS Статья Google ученый

  • 13.

    Шау Х.Й., Ким А. Подавление индукции лимфокин-активированных киллеров нейтрофилами. J Immunol. 1988. 141 (12): 4395–402.

    CAS PubMed Google ученый

  • 14.

    Ван С.К., Чжоу Дж. Ф., Стронг В. Е., Бреннан М. Ф., Капану М., Койт Д. Г.. Отношение нейтрофилов к лимфоцитам перед лечением независимо предсказывает выживаемость при конкретном заболевании при резектабельном гастроэзофагеальном переходе и аденокарциноме желудка. Ann Surg. 2016; 263 (2): 292–7.

    Артикул Google ученый

  • 15.

    Куигли Д.А., Кристенсен В. Предсказание прогноза и терапевтического ответа от взаимодействий между лимфоцитами и опухолевыми клетками. Мол Онкол.2015; 9 (10): 2054–62.

    CAS Статья Google ученый

  • 16.

    Эриксен А.С., Соренсен Ф. Б., Линдебьерг Дж., Хагер Х., де Пон Кристенсен Р., Кьер-Фрифельдт С. и др. Прогностическая ценность инфильтрирующих опухоль лимфоцитов при II стадии рака толстой кишки. Общенациональное популяционное исследование. Перевод Онкол. 2018; 11 (4): 979–87.

    Артикул Google ученый

  • 17.

    Toss MS, Miligy I, Al-Kawaz A, Alsleem M, Khout H, Rida PC, et al.Прогностическое значение инфильтрирующих опухоль лимфоцитов при протоковой карциноме in situ молочной железы. Мод Pathol. 2018; 31 (8): 1226–36.

    Артикул Google ученый

  • 18.

    Чжоу Ц., Ву И, Цзян Л., Ли З, Дяо П, Ван Д. и др. Плотность и расположение CD3 + и CD8 + лимфоцитов, инфильтрирующих опухоль, коррелируют с прогнозом плоскоклеточного рака полости рта. J Oral Pathol Med. 2018; 47 (4): 359–67.

    CAS Статья Google ученый

  • 19.

    Miura T, Yoshizawa T., Hirai H, Seino H, Morohashi S, Wu Y и др. Прогностическое влияние макрофагов CD163 + в строме опухоли и CD8 + Т-клеток в гнездах раковых клеток в инвазивном раке внепеченочных желчных протоков. Anticancer Res. 2017; 37 (1): 183–90.

    CAS Статья Google ученый

  • 20.

    Джениди Ф., Адам Дж., Губар А., Дюрго А., Мерис Дж., Де Монпревиль В. и др. CD8 + CD103 + лимфоциты, инфильтрирующие опухоль, являются опухолеспецифическими тканевыми резидентными Т-клетками памяти и прогностическим фактором выживания пациентов с раком легких.J Immunol. 2015; 194 (7): 3475–86.

    CAS Статья Google ученый

  • 21.

    Шитара К., Нисикава Х. Регуляторные Т-клетки: потенциальная мишень в иммунотерапии рака. Ann N Y Acad Sci. 2018; 1417 (1): 104–15.

    CAS Статья Google ученый

  • 22.

    Иида Т., Ивахаши М., Кацуда М. и др. Проникающие в опухоль клетки CD4 + Th27 продуцируют IL-17 в микроокружении опухоли и способствуют прогрессированию опухоли при раке желудка человека.Онкологический отчет 2011; 25 (5): 1271–7.

    CAS Google ученый

  • 23.

    Шигета К., Косака Т., Китано С., Ясумизу Ю., Миядзаки Ю., Мизуно Р. и др. Высокое абсолютное количество моноцитов предсказывает плохой клинический исход у пациентов с устойчивым к кастрации раком простаты, получавших химиотерапию доцетакселом. Энн Сург Онкол. 2016; 23 (12): 4115–22.

    Артикул Google ученый

  • 24.

    Lee YY, Choi CH, Sung CO, et al.Прогностическое значение количества циркулирующих моноцитов до лечения у пациентов с раком шейки матки: сравнение с уровнем SCC-ag. Gynecol Oncol. 2012. 124 (1): 92–7.

    Артикул Google ученый

  • 25.

    Сасаки А., Ивашита Ю., Сибата К., Мацумото Т., Охта М., Китано С. Прогностическое значение предоперационного подсчета моноцитов периферической крови у пациентов с гепатоцеллюлярной карциномой. Операция. 2006. 139 (6): 755–64.

    Артикул Google ученый

  • 26.

    Габрилович Д.И., Нагарадж С. Миелоидные супрессорные клетки как регуляторы иммунной системы. Nat Rev Immunol. 2009. 9 (3): 162–74.

    CAS Статья Google ученый

  • 27.

    Петти А.Дж., Ян Ю. Макрофаги, связанные с опухолью: значение в иммунотерапии рака. Иммунотерапия. 2017; 9 (3): 289–302.

    CAS Статья Google ученый

  • 28.

    Ян Л., Чжан Ю.Макрофаги, ассоциированные с опухолями: от фундаментальных исследований до клинического применения. J Hematol Oncol. 2017; 10 (1): 58.

    Артикул Google ученый

  • 29.

    Sawa-Wejksza K, Kandefer-Szerszeń M. Опухолевые макрофаги как мишень для противоопухолевой терапии. Arch Immunol Ther Exp. 2018; 66 (2): 97–111.

    CAS Статья Google ученый

  • 30.

    Schreiber RD, Old LJ, Smyth MJ.Иммуноредактирование рака: интеграция роли иммунитета в подавлении и продвижении рака. Наука. 2011; 331 (6024): 1565–70.

    CAS Статья Google ученый

  • 31.

    Shou LM, Zhang QY, Li W, et al. Кантаридин и норкантаридин подавляют способность клеток MCF-7 прикрепляться к тромбоцитам посредством зависимого от пути протеинкиназы C подавления альфа2-интегрина. Oncol Rep. 2013; 30 (3): 1059–66.

    CAS Статья Google ученый

  • 32.

    Zhou X, Du Y, Huang Z, et al. Прогностическое значение PLR при различных онкологических заболеваниях: метаанализ. PLoS One. 2014; 9 (6): e101119.

    Артикул Google ученый

  • 33.

    Benoy I, Salgado R, Colpaert C, Weytjens R, Vermeulen PB, Dirix LY. Сывороточный интерлейкин 6, плазменный VEGF, сывороточный VEGF и нагрузка тромбоцитов VEGF у пациентов с раком молочной железы. Clin рака груди. 2002. 2 (4): 311–5.

    CAS Статья Google ученый

  • Материнский микрохимеризм у здоровых взрослых в лимфоцитах, моноцитах / макрофагах и NK-клетках

    Субъекты

    Пробанды здоровых женщин были набраны, если мать пробанда также была готова участвовать.(Термин «пробанд» используется для обозначения предметного исследования индекса, чтобы избежать любой потенциальной путаницы при обсуждении материнской Mc, поскольку рожавшие женщины также являются матерями.) Еще одним требованием к пробандам, которые были родившими, было то, что все дети должны быть готовы участвовать. Критерии включения женщины в качестве «здорового» пробанда в наши исследования заключались в том, что у нее не было аутоиммунного заболевания, как это определено Роуз и Бона. 14 Семейные демографические данные, проблемы со здоровьем и история беременности были собраны с помощью анкеты, заполненной пробандами.Всего было набрано 110 человек, в том числе 31 пробанд, 31 мать и 48 детей. Средний возраст пробанда на момент забора крови составлял 39 лет (диапазон 14–62), а соответствующий средний возраст матери пробанда 66 лет (36–91). Большинство пробандов были европеоидной расы (30 из 31, один из которых был испаноязычным европеоидом) с одной женщиной, у которой один из родителей был азиатом, а другой европеоидом, и все были набраны из района Сиэтла (штат Вашингтон). Двадцать два пробанда были беременными женщинами со средним числом детей 2.2 (средний возраст 12,6 года). Пробанды были отобраны из большой базы данных семейных исследований HLA, в которой 80% пробандов были информативными для материнского Mc. Дополнительным требованием для этих исследований было то, что материнский полиморфизм HLA не был общим с одним из детей пробанда. Внутренний наблюдательный совет Научно-исследовательского института рака имени Фреда Хатчинсона одобрил исследование. Все субъекты дали информированное согласие.

    В целях сравнения мы также изучили 27 здоровых женщин на наличие Mc плода, что было оценено по мужской ДНК у женщин с сыновьями, поскольку некоторые клеточные подмножества ранее не изучались для Mc плода.Для этих исследований средний возраст пробанда на момент забора крови составлял 43,8 года (диапазон 26–57), а средний возраст детей пробанда составлял 13,8 года (диапазон 1–34).

    Генотипирование HLA

    Генотипирование HLA было выполнено для пробандов, их матерей и всех детей пробандов. Генотипирование HLA было включено для всех детей пробандов, чтобы гарантировать, что тестирование на неразделенный материнский аллель HLA не может быть спутан с аналогичным аллелем HLA от эмбрионального Mc. Генотипирование HLA было проведено из ДНК, выделенной из цельной крови для пробандов и из образцов жидкости для полоскания рта для членов семьи, как описано ранее. 15 Все субъекты были генотипированы по локусам HLA-B, DRB1, DRB3, DRB4, DRB5, DQA1 и DQB1. Типирование на основе ДНК проводили с использованием панелей зондов-специфичных для последовательности олигонуклеотидов, как описано ранее 10 или, альтернативно, обнаружение полосок DRB и DQB1 (Dynal RELI ™ SSO, Великобритания) использовали для первоначального определения семейств DRB и DQB1 с последующей идентификацией конкретных аллелей. путем секвенирования (Applied Biosystems, Фостер-Сити, Калифорния, США). HLA-B-типирование выполняли с помощью наборов для обнаружения стрипов HLA-B с использованием специфичного для последовательности олигонуклеотидного зонда (Dynal RELI ™ SSO, UK).

    Сортировка клеток с активацией флуоресценции для выделения клеточных субпопуляций

    Образцы цельной крови объемом 50 мл были взяты в пробирки A-vacutainer с кислым раствором лимонной декстрозы и обработаны для выделения PBMC с помощью Ficoll-Hypaque (Pharmacia Biotech AB, Uppsula, Швеция) с плотностью градиентное центрифугирование 1,077 г / мл. PBMC ресуспендировали в фосфатно-солевом буфере (PBS) / 1% фетальной бычьей сыворотки. Окрашивание проводили, как описано ранее: 16 10–15 × 10 6 клеток окрашивали анти-CD3-FITC и анти-CD56 / 16-PE или анти-CD14-FITC и моноклональными антителами против CD19-PE ( BD Biosciences, Маунтин-Вью, Калифорния, США).Клетки сортировали на FACSVantage ™ SE Cell Sorter (BD Biosciences, Маунтин-Вью, Калифорния, США). Собирали аликвоту отсортированных клеток и рассчитывали процент правильно отсортированных клеток для оценки чистоты. Большинство (91%) субпопуляций PBMC были отсортированы по чистоте ≥97%, с большинством (59%) ≥99%. Отсортированные образцы с чистотой ниже 95% были исключены из анализа. Проверка чистоты не проводилась для популяции CD3 + CD56 / 16 +, потому что эти клетки встречаются нечасто, количество собранных событий было низким, и эта популяция описывается как обогащенная NK T-клетками.Подмножества клеток промывали, а затем замораживали в виде сухих гранул для экстракции ДНК. Т-лимфоциты (CD3 +), В-лимфоциты (CD19 +), моноциты / макрофаги (CD14 +), NK (CD56 / CD16 +) и NK T (CD3 + CD56 / CD16 +) представлены, соответственно, 58 ± 8, 8 ± 3, 16 ± 7 , 10 ± 4 и 2,4 ± 1,7% отсортированных РВМС (медиана ± стандартное отклонение, все пробанды).

    Экстракция ДНК для Q-PCR

    ДНК

    экстрагировали из сухих гранул с помощью набора для очистки геномной ДНК Wizard ® (Promega, Мэдисон, Висконсин, США) в соответствии с инструкциями производителя и ресуспендировали в 50 мкл л воды. .

    Обнаружение и количественная оценка материнского Mc с помощью HLA-специфической Q-PCR в реальном времени. Количественная оценка мужских Mc с помощью Q-PCR для последовательности, специфичной для Y-хромосомы

    Двенадцать HLA-специфичных анализов Q-PCR использовали для идентификации и количественной оценки материнской Mc. Панель Q-PCR анализирует последовательности, специфичные для DRB1 * 01, DRB1 * 15/16, DRB1 * 0301, DRB1 * 04, DRB1 * 11, DRB1 * 1001 , DQA1 * 01, DQA1 * 03, DQB1 * 02, DQB1 * 0301/0304, DRB4 * 01 и HLA-B * 44.Недавно было сообщено о разработке и валидации панели HLA-специфичных анализов Q-PCR 9 с добавлением четырех новых анализов. Вкратце, реакции Q-PCR в реальном времени были установлены в реакционном объеме 50 мкл л. Во всех анализах использовали TaqMan Universal Master Mix, как рекомендовано производителем (Applied Biosystems, Foster City, CA, USA), с 300 нМ каждого праймера для амплификации и 100 нМ зонда с двойной меткой. Условия амплификации состояли из начальной инкубации при 50 ° C в течение 2 минут с последующей инкубацией при 95 ° C в течение 10 минут, 45 циклов при 95 ° C в течение 15 секунд и 60 ° C в течение 1 минуты (за исключением DRB1 * . 15/16 и DQB1 * 02, для которых температура отжига составляла 62 ° C, и DRB1 * 04, DRB1 * 11, DQA1 * 01 и DQA1 * 03, для которых температура отжига составляла 64 ° С).Данные амплификации собирали детектором последовательностей Applied Biosystems 7000 и анализировали с помощью программного обеспечения Sequence Detection System (Applied Biosystems, Foster City, CA, USA).

    Специфичность была подтверждена путем тестирования каждой пары HLA-специфичных праймеров Q-PCR и зонда с расширенной панелью из 47 хорошо охарактеризованных линий клеток HLA из 13-й Международной рабочей группы HLA, представляющих все HLA – DRB1, DRB3, DRB4, DRB5, DQA1 , Группы аллелей DQB1 и B. 9 Чувствительность определяли путем тестирования разведений эквивалентной ДНК клеток, гомозиготных по HLA-специфическому полиморфизму, на фоне клеток, отрицательных по этому полиморфизму HLA.Все HLA-специфические анализы имели одинаковую чувствительность одной клетки на фоне 20 000 эквивалентов отрицательных клеток (чувствительность 0,005%).

    От четырех до шести аликвот ДНК из клеточных субпопуляций и PBMC тестировали с помощью HLA-специфической Q-PCR. Две дополнительные аликвоты ДНК амплифицировали одновременно для гена домашнего хозяйства, β -глобина, для определения общей концентрации ДНК в тестируемом образце с использованием стандартной кривой β -глобина. Для количественного измерения материнской ДНК на каждом планшете были построены две HLA-специфичные калибровочные кривые с использованием разведений эквивалентной ДНК 500, 100, 50, 10, 5, 1, 0.5 клеток, гомозиготных по специфическому полиморфизму HLA, на фоне 20 000 эквивалентов клеток отрицательны. 9 Использовали коэффициент преобразования 6,6 пг ДНК на клетку. 17 Для обеспечения однородности внутри и между анализами, HLA-специфические стандартные кривые и стандартная кривая β -глобина были построены одновременно на всех планшетах. Для всех стандартных кривых коэффициент корреляции составил 0,99. Образцы считались положительными, если хотя бы одна лунка давала кривую амплификации, пересекающую пороговое значение.Большинство образцов (67%) имели положительные результаты более чем в двух лунках. Среднее общее число эквивалентов генома (gEq), протестированных для CD3, CD19, CD14, NK-клеток и PBMC, было соответственно: 88 705; 65 193; 99 147; 70 575 и 98 969 г-экв. Для включения в анализ требовалось, чтобы любая тестируемая аликвота не превышала гэкв ДНК 30 000 клеток (198 нг), поскольку ранее мы обнаружили, что большие количества ДНК могут быть ингибирующими для реакции Q-PCR. 9 Поскольку некоторые отсортированные подмножества давали небольшие числа, мы также включили требование, чтобы не менее 20 000 г-экв были протестированы для включения в анализ.Поскольку предполагается, что каждая лунка имеет распределение Пуассона Mc, для каждого субъекта усредняли количество микрохимерных клеток gEq, комбинируя информацию по аликвотам ДНК, как описано ранее. 15 Результаты были представлены как количество ДНК материнских клеток в gEq на 100 000 клеток пробанда (gEq / 100 000).

    В дополнительных исследованиях оценивали Mc плода, измеряемую по мужчинам Mc у женщин, родивших сыновей, с использованием Q-PCR для специфической для Y-хромосомы последовательности DYS14, как сообщалось ранее. 15 DYS14 и все HLA-специфические анализы Q-PCR были разработаны с такой же чувствительностью, как описано выше.

    Процедуры защиты от заражения

    Были приняты строгие меры против заражения методом ПЦР. Всегда использовались аэрозольно-стойкие наконечники для пипеток и чистые перчатки. Выделение ДНК и настройка реакций амплификации выполнялись в разных местах. Использование dUTP вместо dTTP и добавление урацил- N -гликозилазы в TaqMan Universal Master Mix использовали для предотвращения переноса продукта ПЦР.Отрицательные контроли были включены в каждый планшет Q-PCR без ДНК и с фоновой ДНК от человека, не несущего тестируемый полиморфизм HLA. Отрицательные контроли всегда были отрицательными на всех экспериментальных планшетах.

    Статистический анализ

    Сравнения распространенности материнской и эмбриональной МЦ проводились с использованием моделей логистической регрессии с поправкой на общее количество собранных клеток. Сообщенные значения P являются двусторонними и основаны на статистике Вальда.

    Скорость оседания (скорость оседания) | Мичиган Медицина

    Обзор теста

    Анализ крови на скорость оседания (скорость седиментации) измеряет, насколько быстро красные кровяные тельца (эритроциты) оседают в пробирке за один час. Чем больше эритроцитов упадет на дно пробирки за один час, тем выше будет скорость седации.

    Когда в организме присутствует воспаление, определенные белки заставляют эритроциты слипаться и опускаться на дно пробирки быстрее, чем обычно.Эти белки вырабатываются печенью и иммунной системой во многих аномальных условиях, таких как инфекция, аутоиммунное заболевание или рак.

    Существует множество возможных причин высокой скорости осаждения. По этой причине для подтверждения диагноза проводится оценка седативной нагрузки с другими тестами. После постановки диагноза может быть проведена оценка седативного эффекта, чтобы помочь определить заболевание или оценить эффективность лечения.

    Зачем это нужно

    Тест на скорость седиментации (скорость седиментации) проводится для:

    • Выявить воспаление или инфекцию.
    • Проверить прогресс болезни.
    • Посмотрите, насколько эффективно лечение.

    Как подготовиться

    Вам не нужно ничего делать перед этим тестом.

    Поговорите со своим врачом о любых проблемах, которые у вас есть относительно необходимости теста, связанных с ним рисков, того, как это будет проводиться или что будут означать результаты. Чтобы помочь вам понять важность этого теста, заполните информационную форму медицинского теста.

    Как это делается

    Медицинский работник берет кровь:

    • Оберните эластичную ленту вокруг вашего плеча, чтобы остановить кровоток.Это увеличивает размер вены под лентой, что упрощает введение иглы в вену.
    • Очистите место иглы спиртом.
    • Введите иглу в вену. Может потребоваться более одной иглы.
    • Присоедините к игле трубку, чтобы наполнить ее кровью.
    • Снимите повязку с руки, когда наберется достаточно крови.
    • При извлечении иглы приложите марлевую салфетку или ватный диск к месту укола.
    • Приложите давление к участку, а затем наложите повязку.

    Каково это

    Образец крови берется из вены на руке. Плечо оборачивается резинкой. Может ощущаться стеснение. Вы можете вообще ничего не чувствовать от иглы или можете почувствовать быстрое укусывание или защемление.

    Риски

    Анализ крови

    Очень мала вероятность возникновения проблем из-за взятия пробы крови из вены.

    • На месте прокола может образоваться небольшой синяк.Вы можете снизить риск образования синяков, удерживая давление в этом месте в течение нескольких минут после извлечения иглы.
    • В редких случаях после взятия пробы крови вена может воспаляться. Это состояние называется флебитом и обычно лечится теплым компрессом, прикладываемым несколько раз в день.

    Результаты

    Анализ крови на скорость оседания (седиментация) измеряет, насколько быстро красные кровяные тельца (эритроциты) оседают в пробирке.

    Нормальный

    Нормальные значения, перечисленные здесь, называемые эталонным диапазоном, являются лишь ориентировочными.Эти диапазоны варьируются от лаборатории к лаборатории, и ваша лаборатория может иметь другой диапазон от нормального. Отчет вашей лаборатории должен содержать диапазон, который использует ваша лаборатория. Кроме того, ваш врач оценит ваши результаты на основе вашего здоровья и других факторов. Это означает, что значение, выходящее за пределы нормальных значений, перечисленных здесь, может быть нормальным для вас или вашей лаборатории.

    Результаты обычно доступны сразу.

    Скорость оседания сноска 1

    Мужчины

    0–15 миллиметров в час (мм / час), или 0–20 мм / час для мужчин старше 50 лет

    Женщины

    0–20 мм / час или 0–30 мм / час для женщин старше 50 лет

    Дети

    0–10 мм / час

    Новорожденные

    0–2 мм / ч

    Высокие значения

    Высокие скорости оседания могут быть вызваны:

    Низкими значениями

    Низкими значениями могут быть вызваны:

    Что влияет на тест

    Причины, по которым вы не можете пройти тест или почему его результаты могут оказаться бесполезными, включают:

    • Беременность.
    • Анемия.
    • У вас менструальный цикл.
    • Лекарства. Многие лекарства могут изменить результаты этого теста. Обязательно сообщите своему врачу обо всех лекарствах, которые вы принимаете без рецепта и по рецепту.

    Что думать о

    • Несмотря на то, что некоторые проблемы, такие как гигантоклеточный артериит, почти всегда вызывают высокую скорость оседания (седиментации), тест не может использоваться сам по себе для выявления конкретного заболевания.Результаты теста на скорость седативного воздействия рассматриваются вместе с вашими симптомами, результатами других тестов и медицинской информацией.
    • Некоторые заболевания, вызывающие воспаление, не увеличивают скорость седативного воздействия, поэтому нормальная скорость седативного эффекта не всегда исключает заболевание.
    • Некоторые врачи используют анализ крови на С-реактивный белок (СРБ) вместо теста на уровень седативного осадка, чтобы определить воспалительные процессы. Чтобы узнать больше, см. Тему C-реактивный белок (CRP).

    Список литературы

    Цитаты

    1. Fischbach FT, Dunning MB III, ред.(2009). Руководство по лабораторным и диагностическим исследованиям , 8-е изд. Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс.

    Кредиты

    Текущий по состоянию на: 5 августа 2020 г.

    Автор: Healthwise Staff
    Медицинский обзор:
    Энн К. Пуанье, врач-терапевт,
    Мартин Дж.Габика, доктор медицины, семейная медицина,
    Э. Грегори Томпсон, врач, терапевт
    , Кэтлин Ромито, доктор медицины, семейная медицина,
    Адам Хусни, доктор медицины, семейная медицина,

    По состоянию на: 5 августа 2020 г.

    Автор: Здоровый персонал

    Медицинское обозрение: Энн К. Пуанье, врач-терапевт и Мартин Дж. Габика, доктор медицины, семейная медицина и Э.Грегори Томпсон, врач-терапевт, Кэтлин Ромито, врач, семейная медицина, Адам Хусни, врач, семейная медицина,

    Fischbach FT, Dunning MB III, ред. (2009). Руководство по лабораторным и диагностическим исследованиям , 8-е изд. Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс.

    Инфекционный мононуклеоз вируса Эпштейна-Барра — Американский семейный врач

    1. Bailey RE. Диагностика и лечение инфекционного мононуклеоза. Врач Фам . 1994; 49: 879–88 ….

    2. Henke CE, Курляндия LT, Elveback LR. Инфекционный мононуклеоз в Рочестере, штат Миннесота, с 1950 по 1969 год. Am J Epidemiol . 1973; 98: 483–90.

    3. Фрай Дж. Инфекционный мононуклеоз: некоторые новые наблюдения 15-летнего исследования. Дж. Практик . 1980; 10: 1087–9.

    4. Van Cauwenberge PB, Vander Mijnsbrugge A .. Фарингит: обзор микробиологической этиологии. Pediatr Infect Dis J . 1991; 1010 доп .: S39–42.

    5. Конфеты Б, Чалдер Т, Очистить AJ, Уэсли С, Белый ПД, Хотопф М. Выздоровление от инфекционного мононуклеоза: больше, чем симптоматическая терапия? Систематический обзор. Br J Gen Pract . 2002; 52: 844–51.

    6. Aronson MD, Комаров А.Л., Пройдите TM, Эрвин CT, Филиал WT. Гетерофильные антитела у взрослых с болью в горле: частота и клинические проявления. Энн Интерн Мед. . 1982; 96: 505–8.

    7. Andersson JP. Клинические аспекты вирусной инфекции Эпштейна-Барра. Scand J Infect Dis Suppl . 1991; 80: 94–104.

    8. Hoagland RJ. Инфекционный мононуклеоз. Prim Care . 1975. 2: 295–307.

    9. Аксельрод П., Finestone AJ. Инфекционный мононуклеоз у пожилых людей. Врач Фам . 1990; 42: 1599–606.

    10. Бригден М.Л., Au S, Томпсон С, Бригден С, Дойл П, Цапарас Ю.Инфекционный мононуклеоз в амбулаторной популяции: диагностическая ценность двух автоматических гематологических анализаторов, а также чувствительность и специфичность критериев Хогланда у гетерофил-положительных пациентов. Arch Pathol Lab Med . 1999; 123: 875–81.

    11. Ho-Yen DO, Мартин К.В. Взаимосвязь атипичного лимфоцитоза и серологических тестов при инфекционном мононуклеозе. J Заразить . 1981; 3: 324–31.

    12. Центры по контролю и профилактике заболеваний.Цитомегаловирусная (ЦМВ) инфекция. Доступ онлайн 16 августа 2004 г. по адресу: http://www.cdc.gov/ncidod/diseases/cmv.htm.

    13. Реа ТД, Руссо Дж. Э., Катон W, Эшли Р.Л., Баквальд Д.С. Проспективное изучение естественного течения инфекционного мононуклеоза, вызванного вирусом Эпштейна-Барра. J Am Board Fam Pract . 2001; 14: 234–42.

    14. Гровер С.А., Баркун А.Н., Сакетт DL. Рациональное клиническое обследование. Есть ли у этого пациента спленомегалия? ЯМА .1993; 270: 2218–21.

    15. Линдерхольм М, Боман Дж, Джуто П, Линде А. Сравнительная оценка девяти наборов для быстрой диагностики инфекционного мононуклеоза и серологии, специфичной для вируса Эпштейна-Барра. Дж. Клин Микробиол . 1994; 32: 259–61.

    16. Бруу А.Л., Hjetland R, Холтер Э, Мортенсен Л, Натас О, Петтерсон В., и другие. Оценка 12 коммерческих тестов для обнаружения специфичных к вирусу Эпштейна-Барра и гетерофильных антител. Clin Diagn Lab Immunol . 2000; 7: 451–6.

    17. Элгх Ф, Линдерхольм М. Оценка шести имеющихся в продаже наборов с использованием очищенного гетерофильного антигена для быстрой диагностики инфекционного мононуклеоза по сравнению с серологией, специфичной для вируса Эпштейна-Барра. Клин Диагн Вирол . 1996; 7: 17–21.

    18. Пол JR, Баннелл WW. Классика по инфекционным болезням. Наличие гетерофильных антител при инфекционном мононуклеозе по Джону Р.Пол и У. В. Баннелл. Американский журнал медицинских наук, 1932. Rev Infect Dis . 1982; 4: 1062–8.

    19. Дэвидсон И. Серологический диагноз инфекционного мононуклеоза. ЯМА . 1937; 108: 289–95.

    20. Грот I, Мимуни Д, Уэрта М, Мимуми М, Коэн Д., Робин Джи, и другие. Клинические и лабораторные проявления инфекционного мононуклеоза с положительным результатом ВЭБ у молодых людей. Эпидемиологическая инфекция . 2003; 131: 683–9.

    21. Далримпл В. Инфекционный мононуклеоз. 2. Связь постельного режима и активности с прогнозом. Постградская медицина . 1964; 35: 345–9.

    22. Торре Д., Тамбини Р. Ацикловир для лечения инфекционного мононуклеоза: метаанализ. Сканд Дж. Инфекция Дис. . 1999; 31: 543–7.

    23. Vendelbo Johansen L, Лилдхольдт Т, Бенде М, Тофт А, Браге Педерсен C, Danielsson GP.Инфекционный мононуклеоз, леченный антигистаминными препаратами: сравнение эффективности ранитидина (Зантак) по сравнению с плацебо при лечении инфекционного мононуклеоза. Клин Отоларингол . 1997; 22: 123–5.

    24. Болден К.Дж. Кортикостероиды в лечении инфекционного мононуклеоза. Оценка с использованием двойного слепого исследования. J R Coll Gen Pract . 1972; 22: 87–95.

    25. Прут С, Далримпл В. Двойное слепое исследование восьмидесяти двух случаев инфекционного мононуклеоза, получавших кортикостероиды. J Am Coll Health Assoc . 1966; 15: 62–6.

    26. Тайнелл Э., Аврелий Э, Бранделл А, Юландер I, Дерево М, Яо QY, и другие. Лечение острого инфекционного мононуклеоза ацикловиром и преднизолоном: многоцентровое двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. J Заразить Dis . 1996. 174: 324–31.

    27. Рой М., Бейли Б, Амре Д.К., Джиродиас JB, Bussieres JF, Годро П.Дексаметазон для лечения боли в горле у детей с подозрением на инфекционный мононуклеоз: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое клиническое исследование. Arch Pediatr Adolesc Med . 2004. 158: 250–4.

    28. Вирус Эпштейна-Барра и инфекционный мононуклеоз. Доступ онлайн 16 августа 2004 г., по адресу: http://www.cdc.gov/ncidod/diseases/ebv.htm.

    29. Кретьен Дж. Х., Esswein JG. Насколько часто встречается бактериальная суперинфекция глотки при инфекционном мононуклеозе? Наблюдения за заболеваемостью, распознаванием и лечением антибиотиками. Clin Pediatr [Phila] . 1976; 15: 424–7.

    30. Merriam SC, Килинг Р.П. Бета-гемолитический стрептококковый фарингит: нечасто при инфекционном мононуклеозе. Саут Мед Дж. . 1983; 76: 575–6.

    31. Dommerby H, Stangerup SE, Станжеруп М, Ханке С. Гепатоспленомегалия при инфекционном мононуклеозе, оцениваемая с помощью ультразвукового сканирования. Дж Ларингол Отол . 1986; 100: 573–9.

    32.Берроуз KE. Спортсмены возобновляют деятельность после инфекционного мононуклеоза. Арк Фам Мед . 2000; 9: 1122–3.

    33. Фарли Д.Р., Zietlow SP, Бэннон депутат, Фарнелл МБ. Самопроизвольный разрыв селезенки из-за инфекционного мононуклеоза. Mayo Clin Proc . 1992; 67: 846–53.

    34. Маки Д.Г., Рейх РМ. Инфекционный мононуклеоз у спортсмена. Диагностика, осложнения и лечение. Am J Sports Med .1982; 10: 162–73.

    35. Eichner ER. Инфекционный мононуклеоз. Физ Спортсмен . 1996; 24: 49–54.

    36. Рутков И.М. Разрыв селезенки при инфекционном мононуклеозе: критический обзор. Arch Surg . 1978; 113: 718–20.

    37. Sevier TL. Инфекционное заболевание у спортсменов. Мед Клин Норт Ам . 1994; 78: 389–412.

    38. Verma N, Арунабх С, Brady TM, Чарытан К.Острый интерстициальный нефрит, вторичный по отношению к инфекционному мононуклеозу. Клин Нефрол . 2002; 58: 151–4.

    39. Коннелли К.П., ДеВитт ЛД. Неврологические осложнения инфекционного мононуклеоза. Педиатр Нейрол . 1994; 10: 181–4.

    40. Андерсон MD, Кеннеди, Калифорния, Льюис А.В., Кристенсен ГР. Ретробульбарный неврит, осложняющий острую инфекцию, вызванную вирусом Эпштейна-Барра. Клин Инфекция Дис . 1994; 18: 799–801.

    41. MacGowan JR, Махендра П., Агер С, Маркус RE. Тромбоцитопения и спонтанный разрыв селезенки, связанные с инфекционным мононуклеозом. Clin Lab Haematol . 1995; 17: 93–4.

    Границы | Аутореактивные Т-лимфоциты при воспалительных заболеваниях кожи

    Введение

    Во время развития Т-клеток, Т-клеточные рецепторы (TCR) генерируются случайным образом и впоследствии подвергаются процессу отбора в тимусе (рис. 1).Это включает в себя положительный раунд отбора, чтобы гарантировать самоограничение МНС, и отрицательный раунд, чтобы исключить Т-клетки, которые слишком сильно распознают аутоантигены. Судьба развивающейся Т-клетки зависит от силы и продолжительности взаимодействия между ее TCR, с одной стороны, и комплексами собственного пептида-MHC, представленными клетками тимуса, с другой. Хотя могут образовываться TCR с теоретически бесконечным сродством, развивающиеся Т-клетки должны соответствовать бинарной судьбе: жизнь или смерть. Внутренний механизм отбора, таким образом, предрасположен к развитию аутореактивных клеток, особенно тех, которые несут TCR со сродством, близким к порогу отрицательного отбора (1).Другая проблема заключается в наличии тканеспецифичных генов, которые не экспрессируются в тимусе и плохо регулируются аутоиммунным регулятором [AIRE, (2)], по отношению к которым Т-клетки не истощаются во время отбора тимуса. В результате этих механизмов аутореактивные Т-клетки высвобождаются в кровоток и неизбежно существуют у всех людей (3). Аутореактивные Т-лимфоциты ведут себя так же, как «нормальные», а именно, они распознают антигенные пептиды, представленные им в контексте антигенпредставляющей молекулы HLA хозяина, и активируются при наличии соответствующих сигналов.Разница заключается в антигенном пептиде, который для «нормальных» Т-лимфоцитов представляет собой чужеродную структуру, например, часть патогена, в то время как аутореактивные Т-лимфоциты специфичны для пептидов, представляющих «себя», например, часть заякоренного белка кератиноциты.

    Рисунок 1 . Формирование репертуара Т-клеток. Т-лимфоциты подвергаются положительной селекции, чтобы гарантировать ограничение для антигенпредставляющих молекул хозяина, а также отрицательной селекции для устранения сильно аутореактивных клеток в тимусе до заселения периферии.Т-клетки, чье сродство к TCR близко к порогу отрицательной селекции, обладают высоким потенциалом аутореактивности и избегают тимуса отрицательной селекции. Подмножество этих клеток запрограммировано на то, чтобы стать клетками T reg , другие (потенциально патогенные аутореактивные клетки) находятся под контролем периферической толерантности.

    Аутореактивный компартмент включает по крайней мере два типа клеток: аутореактивные клетки, запрограммированные во время развития для контроля иммунного ответа как часть механизма периферической толерантности (это случай регуляторных Т-клеток, T regs ), и аутореактивные клетки, которые могут оказаться вредными и вызвать аутоиммунитет.Последние, однако, обнаруживаются на низких частотах в пуле периферических Т-клеток, и их функции скрыты механизмами периферической толерантности. Вредные аутореактивные Т-клетки, которые избегают центральной толерантности, действительно становятся безвредными из-за анергии, невежества и активного подавления T regs [обзор в (4)].

    T regs можно разделить на T regs тимуса, regs периферического T и in vitro, индуцированные T regs (5).Эти подмножества обнаруживают функциональное и фенотипическое сходство, но отличаются эпигенетически. T regs напрямую взаимодействует с различными типами клеток врожденной и адаптивной иммунной систем, но также проявляет свои противовоспалительные эффекты через цитокины, такие как IL-10, IL-35, TGF-β и галектин-1.

    Частота аутореактивных Т-клеток, специфичных для данного аутоантигена, была оценена с помощью технологии тетрамеров пептид-MHC, чтобы быть подобной частоте, специфичной для чужеродных антигенов, в порядке от 1 до 10 на миллион Т-клеток (6).Однако изучению общего репертуара аутореактивных Т-клеток у здоровых людей мешает тот факт, что механизмы периферической толерантности делают аутореактивные Т-клетки функционально неразличимыми. Ричардс и его коллеги обратились к этой проблеме, проанализировав «экспонированные» самореактивные Т-клетки после удаления клеток T reg у мышей Foxp3 DTR . Самореактивность наблюдалась примерно у 4% периферических CD4 + и CD8 + Т-клеток, частота подобна ответам на комплексы алло-MHC или суперантигены (7).

    Таким образом, аутореактивные Т-клетки легко обнаруживаются у здоровых людей, но они эффективно контролируются периферической толерантностью. Когда толерантность нарушена, аутореактивные Т-клетки могут активироваться и вызывать явный аутоиммунитет. В этом отношении интересные идеи были получены при терапевтическом использовании ингибиторов контрольных точек, например, CTLA-4 и антител, блокирующих белок 1 (PD-1) программируемой гибели клеток. Эти соединения представляют собой многообещающий подход к лечению различных видов рака, поскольку они усиливают специфический противоопухолевый Т-клеточный иммунитет за счет ограничения толерогенных механизмов, используемых опухолью.Недостатком является то, что периферическая толерантность ослабляется, и у пациентов могут развиваться так называемые иммунные нежелательные явления (ирНЯ). Эти ирАЭ отличаются от «классических» органоспецифических аутоиммунных заболеваний, поскольку они влияют на более широкий круг органов и клеток (8). Эти данные ясно показывают, как аутореактивные Т-клетки могут реактивироваться в определенных ситуациях.

    Каким образом толерантность нарушается или уклоняется во время «классического» аутоиммунитета — вопрос сложный и не до конца изученный. В настоящее время считается, что аутоиммунные реакции возникают в результате сочетания генетических факторов и факторов окружающей среды.Например, полиморфизм HLA может приводить к изменению регуляции или снижению порога для аутореактивных Т-клеток, при этом факторы окружающей среды являются исходным триггером для несоответствующей активации (9). Что касается периферической толерантности, T regs может стать дисфункциональным по крайней мере за счет 4 различных механизмов, а именно пластичности (способности продуцировать IL-17 после потери фактора транскрипции FOXP3), снижения экспрессии CD18, эпигенетических изменений и ингибирования мРНК, нацеленной на FOXP3.Это позволяет провоспалительным клеткам, таким как лимфоциты Th2 и Th27, избегать регуляции и неконтролируемо выполнять свои эффекторные функции (10).

    Активация аутореактивных Т-лимфоцитов является ключевым событием практически любого вида аутоиммунного ответа: хотя Т-клетки являются важными эффекторами при некоторых заболеваниях (например, псориазе), их основной способ действия при других заболеваниях заключается в оказании помощи для B- лимфоциты продуцируют аутоантитела, опосредующие заболевание (например, буллезный пемфигоид).Клиническим следствием является то, что препараты, нацеленные на функцию Т-клеток, очень эффективны для лечения первых, в то время как препараты, направленные на В-клетки, в настоящее время представляют собой золотой стандарт для последних.

    Теперь мы обсудим текущие патофизиологические концепции наиболее значимых с клинической точки зрения воспалительных заболеваний кожи, для которых роль аутореактивных Т-лимфоцитов либо хорошо известна, либо предполагается, основываясь на данных.

    Витилиго

    Витилиго (11) (таблица 1) встречается примерно у 1% населения во всем мире и, таким образом, является наиболее частой причиной приобретенной кожи, волос и депигментации полости рта.Характеризуется появлением ярко выраженных беловатых пятен. Гистология пораженной кожи характеризуется воспалительным инфильтратом дермы и гипопигментацией в базальном слое эпидермиса, причиной которой является разрушение меланоцитов. Гипотеза о том, что он представляет собой аутоиммунное заболевание, опосредованное Т-клетками, подтверждается его ассоциацией с HLA, идентификацией потенциальных аутоантигенов, происходящих из меланоцитов (12, 13), и демонстрацией того, что CD8 + Т-лимфоциты нацелены на меланоциты и разрушают их (14).Следовательно, большинство стратегий, используемых для лечения витилиго, влияют на функцию Т-клеток. Это справедливо для местных глюкокортикостероидов и ингибиторов кальциневрина, а также для фототерапии, в то время как использование других системных иммунодепрессантов не рекомендуется в соответствии с текущими рекомендациями (15).

    Таблица 1 . Роль аутореактивных Т-лимфоцитов в воспалительных заболеваниях кожи.

    Часто после прекращения терапии наблюдаются быстрые рецидивы в идентичных местах (16), что свидетельствует в пользу сохраняющейся кожной аутоиммунной памяти, которая реактивирует заболевание после прекращения лечения.Резидентные Т-лимфоциты памяти (T RM ) являются кандидатами, представляющими эту память (17), и несколько групп описали их присутствие при витилиго (18–20). Усилия по предоставлению доказательств в пользу их прямого патогенетического участия затруднены, поскольку в настоящее время нет инструментов, которые позволили бы их специфическое удаление или блокаду, не затрагивая другие популяции Т-клеток. Недавно Richmond et al. подтвердил фенотип T RM аутореактивных Т-лимфоцитов в очагах поражения у пациентов с витилиго (21).Используя модель на мышах, они продемонстрировали, что блокирование рецептора интерлейкина-15 (IL-15) — критического цитокина для образования и функции T RM — специфическим антителом обращает заболевание и истощает T RM после длительная терапия. Интересно, что даже краткосрочное местное внутрикожное лечение обеспечивало стойкую репигментацию без истощения аутореактивных Т-лимфоцитов. Взятые вместе, авторы предполагают, что аутореактивные Т-лимфоциты рекрутируются в кожу, сталкиваются с IL-15, представленным им кератиноцитами, активируют гамма-интерферон (IFN-γ) и зависят от IL-15 для выживания, когда они становятся резидентными. в эпидермисе.

    Alopecia Areata

    Alopecia areata (AA) (22) (Таблица 1) имеет совокупную заболеваемость в течение жизни около 2%. Это проявляется в виде очагового выпадения волос без образования рубцов с сужением стержня волоса около кожи головы, что является отличительным признаком. Гистология выявляет перибульбарный лимфоцитарный инфильтрат, состоящий из CD8 + Т-лимфоцитов в фолликулярном эпителии и CD4 + Т-лимфоцитов вокруг волосяных фолликулов. Доказательства в пользу аутоиммунного патогенеза получены из его ассоциации с HLA (23), ассоциации с другими аутоиммунными заболеваниями, такими как витилиго (24), и ответом на иммуносупрессивную терапию (25).

    Подобно центральной нервной системе или плаценте, волосяной фолликул считается привилегированным участком иммунной системы. Доказательства в пользу этой гипотезы прибывают из экспериментов, показывающих выживаемость меланоцитов в волосяных фолликулах, пересаженных из кожи черной морской свинки на морских свинок-альбиносов, и жизнеспособность тканей кожной оболочки человека в трансплантатах несовпадающего пола (26, 27). Именно потеря этой иммунной привилегии считается краеугольным камнем патогенеза АА. Механизмы сохранения иммунных привилегий в волосяных фолликулах, а также потенциальные причины их коллапса недавно были рассмотрены в другом месте (28).

    Несколько линий доказательств, включая элегантные эксперименты с использованием эксплантатов скальпа человека, трансплантированных мышам с тяжелым иммунодефицитом, указывают на CD8 + Т-лимфоциты как на важные эффекторные клетки. Однако для максимальной индукции фенотипа АК требуется помощь CD4 + Т-лимфоцитов (29, 30). Использование хорошо зарекомендовавшей себя модели мышей C3H / HeJ (31), характеризующейся спонтанным развитием алопеции и воспроизводящей многие патологические особенности АК у человека, Xing et al. идентифицировали подмножество цитотоксических Т-лимфоцитов памяти (CD8 + NKG2D +) как релевантные эффекторные клетки для аутоиммунного ответа на волосяной фолликул и предположили, что IFN-γ, секретируемый CD8 + Т-лимфоцитами, стирает иммунные привилегии в волосяном фолликуле, вызывая производство IL-15 и дальнейшее развитие клеточного аутоиммунитета (32).Эта гипотеза поразительно похожа на нынешнюю патогенную концепцию витилиго (см. Выше).

    Прогресс в идентификации предполагаемых аутоантигенов в АК был достигнут с использованием двухэтапного подхода к скринингу: во-первых, пептиды-кандидаты, полученные из белков, экспрессируемых кератиноцитами или меланоцитами (в качестве предполагаемых мишеней аутореактивных Т-лимфиоцитов), были разработаны in silico на основе их сродство к АА-ассоциированному аллелю HLA-A * 0201. Затем их проверяли на их способность активировать CD8 + Т-лимфоциты от пациентов с АА.Используя этот подход, антигены трихогиалина волосяного фолликула и связанный с тирозиназой протеин-2 были идентифицированы как предполагаемые аутоантигены, при этом трихогиалин способен индуцировать мононуклеарные клетки секретировать проапоптотические факторы, вредные для кератиноцитов волосяного фолликула (33).

    Псориаз

    Псориаз (34) (Таблица 1) поражает около 2% населения. Характерные красные чешуйчатые бляшки, которые часто возникают на локтях, коленях и коже головы, но могут поражать любой участок тела, уже подчеркивают два основных патогенетических процесса, действующих параллельно при псориазе, а именно воспаление (объясняющее покраснение) и гиперпролиферацию эпидермиса ( отсюда чешуйчатый налет).Это гистологически отражается эпидермальным акантозом (утолщение жизнеспособных слоев), гиперкератозом (утолщенный ороговевший слой) и паракератозом (клеточные ядра, присутствующие в ороговевшем слое). Гребни Rete проникают глубоко в сосочковый слой дермы, что приводит к глубокому вдавливанию обоих слоев. Внутри дермы кровеносные сосуды расширяются, искажаются и достигают кончиков дермальных сосочков. Наконец, имеется смешанный эпидермальный мононуклеарный воспалительный инфильтрат, богатый Т-лимфоцитами, наряду с повышенным количеством макрофагов, тучных клеток и нейтрофилов.Накопление последних в эпидермисе приводит к образованию так называемых пустул Когожа и подкорнеальных микроабсцессов (микроабсцессов Манро).

    С момента введения циклоспорина А в терапевтический арментарий псориаз считался заболеванием, управляемым Т-клетками, и важная роль Т-лимфоцитов, запускающих псориаз, была показана с помощью экспериментов по переносу Т-клеток в модели ксеногенной трансплантации ( 35). Наблюдение Boyman et al. То, что кожные трансплантаты из неповрежденной кожи пациентов с псориазом, перенесенные на мышей с иммунодефицитом, спонтанно развили фенотип пораженной кожи, было принято в качестве доказательства присутствия T RM (36).Клиническое исследование, оценивающее блокаду Е-селектина как средство предотвращения экстравазации Т-лимфоцитов в кожу, показало небольшую терапевтическую эффективность при лечении псориаза (37). Это было воспринято как доказательство того, что псориаз зависит в первую очередь от резидентных Т-лимфоцитов кожи, а не от рециркулирующих Т-лимфоцитов. С другой стороны, ингибирование миграции CD8 + Т-клеток в эпидермис блокировало псориатическую трансформацию трансплантатов в модели, использованной Boyman et al. (38), а блокада LFA-1, другой молекулы адгезии, участвующей в транспортировке Т-клеток в кожу, действительно демонстрирует клиническую эффективность (39).Расхождение между двумя цитируемыми здесь клиническими исследованиями можно объяснить сложностью взаимодействия молекул адгезии, а также медиаторов в рекрутировании лимфоцитов в кожу (40). Имеет ли вмешательство в рекрутирование лимфоцитов на кожу терапевтическую эффективность, таким образом, это может зависеть от точной молекулярной мишени (ей), а также от степени, в которой достигается функциональное ингибирование данной молекулы адгезии in vivo . Вышеупомянутые наблюдения подтверждают идею о продолжающемся псориазе, истощающем пул резидентных в коже патогенных Т-лимфоцитов и требующем замены в лимфоидных органах, где эти клоны могут находиться как Т-лимфоциты центральной памяти (41).

    Ассоциация

    HLA, а именно с HLA класса I (42, 43), и олигоклональность Т-клеточного инфильтрата (44) были интерпретированы как свидетельство антиген-управляемого, возможно, аутоиммунного патогенеза. На сегодняшний день HLA-C * 06:02 считается наиболее важным аллелем риска псориаза (45). В серии элегантных экспериментов Аракава и др. намеревались идентифицировать потенциальные аутоантигены (46). Во-первых, они идентифицировали меланоциты, экспрессирующие HLA-C * 06:02, в качестве мишеней для Т-клеточных гибридом, экспрессирующих рецептор, который ранее был идентифицирован как функционально значимый для пациентов.Они продолжили идентифицировать меланоцитарный ADAMTS-подобный белок 5 как предполагаемый аутоантиген и наблюдали, как Т-лимфоциты атакуют меланоциты при псориазе у пациентов.

    Другой потенциальный аутоантиген LL-37 генерируется внеклеточным расщеплением антимикробного пептида кателицидина из 170 аминокислот (47). Однако, насколько известно авторам, еще предстоит показать, что механизм процессинга и презентации антигена клетки-мишени способен генерировать ограниченный по HLA класс I пептид из исходного белка.Без такого подтверждения роль аутоантигена CD8 + Т-лимфоцитов следует интерпретировать с осторожностью (48).

    Наконец, неолипидные антигены, генерируемые фосфолипазой тучных клеток, были описаны как мишени для псориатических ограниченных CD1a Т-клеток (49).

    Считается, что помимо аутореактивных Т-лимфоцитов, T regs также способствует развитию псориаза за счет неэффективного контроля провоспалительных клеток: в то время как клетки CD4 + CD25 + FOXP3 + легко обнаруживаются в крови больных псориазом, они не могут подавить Th2-эффекты.Напротив, T regs , выделенный у здоровых людей и культивированный совместно с Th2-клетками пациентов с псориазом, был способен подавлять биологические эффекты последних (50). В соответствии с этим выводом, была показана положительная корреляция между T regs и клетками Th27 (ключевыми эффекторными клетками в контексте псориатического воспаления) при псориазе (51, 52), что позволяет предположить, что иммунная система пытается подавить продолжающееся воспаление. из-за повышенного присутствия T regs , но они не могут эффективно подавлять заболевание.Как указано во введении, существует по крайней мере четыре механизма, по которым T regs не работает.

    Склеродермия

    Склеродермия (системный склероз, SSc) (53) (таблица 1) встречается примерно у одного из 10 000 человек во всем мире и имеет заметное преобладание среди женщин. Склеродермия, хотя и редко, связана с высокой смертностью, большей, чем при любом другом ревматическом заболевании. Клинические проявления неоднородны, и прогрессирование может варьироваться от в некоторой степени стабильных ситуаций до иногда быстро прогрессирующего заболевания.Случаи склеродермии обычно классифицируются на одну из двух основных подгрупп в зависимости от степени фиброза кожи: ограниченная форма определяется поражением кожи дистальнее локтей и колен, тогда как пациенты, пораженные диффузной формой, имеют обширное поражение кожи и внутренних органов.

    Патофизиология склеродермии включает три основных особенности: прогрессирующий фиброз, диффузную фибропролиферативную микроангиопатию и воспаление. Хотя точная этиология на данный момент остается неизвестной, экологические, а также генетические факторы считаются важными на начальной стадии заболевания.Несколько линий доказательств предполагают, что аутореактивные Т-клетки и хронические воспалительные события участвуют в инициации или поддержании фиброзного процесса (54).

    Первый намек дают генетические и эпигенетические исследования. Локусы в области HLA класса II демонстрируют наиболее сильную генетическую связь с заболеванием, за ними следуют гены, участвующие в активации B- и T-клеток и врожденном иммунитете. Точно так же эпигенетические изменения обычно включают гены, играющие роль в аутоиммунитете и функции или регуляции Т-клеток (55).

    Затем оценка кожи при склеродермии показала, что инфильтрат мононуклеарных клеток предшествует фиброзному изменению и что синтез коллагена максимален над ним (56, 57). Интересно, что Т-клетки, проникающие в пораженную кожу, демонстрируют ограниченное использование TCR, что позволяет предположить, что они подверглись клональной экспансии в ответ на определенный аутоантиген (58).

    Еще одним аспектом, лежащим в основе аутоиммунной природы склеродермии, является характерное присутствие антиядерных антител, включая антитела против центромеры, антител к топоизомеразе 1 (анти-topo1) и к РНК-полимеразе III (RNApolIII).Антитела против topo1 обладают высокой специфичностью в отношении склеродермии (20–40% пациентов) и предсказывают более тяжелое заболевание и смертность (59). Подтверждая участие аутореактивных Т-клеточно-зависимых В-клеток, известно, что антитела против topo1 демонстрируют переключение классов и демонстрируют сильные ассоциации со специфическими аллелями HLA (60). Семенные работы групп Боина и Райта доказали, что толерантность к антигенам topo1 эффективно нарушается и у пациентов, представляющих эти антитела, обнаруживаются topo1-аутореактивные Т-клетки (61, 62).Возможная патогенная роль ядерных антител остается, однако, дискуссионной, в то время как частота циркулирующих аутореактивных CD4 + Т-клеток, как было показано, предсказывает развитие интерстициального легочного заболевания (62).

    Что касается наличия аутоантител, поразительной особенностью является то, что пациенты, имеющие антитела против RNApolIII, но не другие типы, демонстрируют временную кластеризацию между началом рака и склеродермией. Rosen et al. предоставили некоторые доказательства в пользу причинной связи и предположили, что соматическая мутация RNApolIII в опухоли может фактически запускать активацию аутореактивных Т-клеток, которые перекрестно реагируют с мутировавшим опухоль антигеном, что приводит к инициации ответа аутоиммунной склеродермии ( 63).

    Наконец, три рандомизированных контролируемых испытания проверяли эффективность трансплантации аутологичных стволовых клеток для лечения склеродермии. Было достигнуто стойкое улучшение показателей фиброза кожи, легочных функций и качества жизни, что позволяет предположить, что иммунная «замена» и, следовательно, удаление возможных аутореактивных лимфоцитов могут быть полезными (64).

    Хотя аутореактивные Т-клетки, вероятно, представляют собой неотъемлемую или причинную часть патогенеза склеродермии, аутоантигены и задействованные механизмы остаются в значительной степени неизвестными.

    Помимо аутореактивных Т-клеток, количественная оценка T regs в тканях пациента дала противоречивые результаты: в большинстве исследований сообщалось о снижении частоты, в то время как в некоторых было обнаружено увеличение количества T reg , особенно при раннем и активном заболевании. Тем не менее, регистры T regs , по-видимому, постоянно обладают дефектной подавляющей способностью при склеродермии, что приводит к более слабой периферической толерантности (65, 66).

    Буллезный пемфигоид

    Буллезный пемфигоид (БП) (67) (Таблица 1) развивается у 12–66 человек на миллион человек в год.Он характеризуется напряженными волдырями и эрозиями, которым часто предшествуют крапивницы. Волдыри часто возникают на сгибателях конечностей, а также туловища; они могут сохраняться в течение нескольких дней, прежде чем превратиться во вторичные поражения, а именно эрозии и корки. Гистопатология образца пораженной кожи показывает субэпидермальное расщепление, оставляя дермо-эпидермальное соединение неповрежденным, и плотный инфильтрат, богатый гранулоцитами, в первую очередь эозинофилами и нейтрофилами.

    В отличие от обсуждаемых до сих пор сущностей, BP считается аутоиммунным заболеванием, опосредованным антителами.Он характеризуется аутоантителами иммуноглобулинов (Ig) G и E, распознающими ВР230 и ВР180, оба антигена локализуются в гемидесмосомах. В то время как ВР230 представляет собой внутриклеточный компонент, ВР180 представляет собой трансмембранный гликопротеин кератиноцитов, составляющих базальный слой. Внеклеточный домен NC16A коллагена XVII типа ВР180 содержит иммунодоминантные В-клеточные эпитопы. Многочисленные эксперименты in vitro и , а также модели на животных установили ключевую роль эффектов, опосредованных рецептором Fc, в процессе образования пузырей (68).

    Неоднократно публиковались сообщения о возможном участии CD4 + хелперных Т-лимфоцитов (69, 70). Однако, хотя ключевая роль ответов аутоантител на ВР180 хорошо известна при АД, доказательства и клиническая значимость специфических для заболевания ответов Т-лимфоцитов остаются неясными. Более поздняя работа Пикфорда и др. пролили больше света на участие Т-лимфоцитов в аутореактивности АД (71). Они протестировали пролиферативные и цитокиновые ответы мононуклеарных клеток периферической крови пациентов и контрольной группы на рекомбинантный NC16A и панель перекрывающихся пептидов, охватывающих эту область BP180.Они определили множество факторов, связанных с заболеванием, которые влияют на состав цитокиновых ответов. Самая сильная связь с АД наблюдалась для специфических ответов IL-4 и IgE, что указывает на потенциальную роль аутореактивных лимфоцитов Th3. Эти результаты хорошо согласуются с более ранними наблюдениями с использованием модели гуманизированных мышей, где была продемонстрирована важность специфичных для NC16A Th-лимфоцитов (72, 73). Интересно, что этот ответ NC16A со стороны Т-лимфоцитов был ограничен HLA-DQB1 * 0301, известным аллелем чувствительности к БП (74).

    Роль T regs в BP была недавно задокументирована Haeberle et al. на мышиной модели БП: они показали, что аутоантитела против различных известных аутоантигенов, включая ВР230, развиваются спонтанно у мышей с дефицитом T reg , покрытых царапинами, что приводит к образованию волдырей. Это исследование предполагает, что аутореактивные Т-лимфоциты инициируют заболевание в отсутствие надлежащего иммунного контроля (75).

    Пемфигус обыкновенная

    Pemphigus vulgaris (PV) (76) — еще одно пузырчатое аутоиммунное заболевание с иммунопатогенезом, сопоставимым с пемфигоидом.Заболеваемость составляет от 1 до 5 новых случаев на миллион человек в год. Клинически ПВ часто прогрессирует с поражений слизистой оболочки, а затем с обширных волдырей на дряблой коже. Образование пузырей происходит внутриэпидермально. Аутореактивные антитела IgG распознают десмоглеин (Dsg) 3 и 1 в десмосомах, адгезионных комплексах между кератиноцитами. HLA-DRB1 * 04:02 и HLA-DQB1 * 05:03 были идентифицированы как ассоциированные с заболеванием аллели HLA класса II.

    Подобно BP, роль аутореактивных хелперных Т-лимфоцитов давно постулируется в PV, но ее трудно продемонстрировать.Несколько лет назад Emig et al. показали на модели трансгенных мышей HLA-DRB1 * 04:02, что Т-лимфоциты распознают эпитопы десмоглеина 3 человека в контексте HLA-DRB1 * 04:02, что приводит к индукции патогенных аутоантител IgG, которые, в свою очередь, вызывают образование внутриэпидермальных волдырей (77). Активация Dsg3-реактивных CD4 + Т-лимфоцитов ограничена аллелем HLA-DRB1 * 04:02. Аутоантитела IgG продуцируются после взаимодействий CD40-CD40L-зависимых Т-клеток с В-клетками и проявляют специфичность как к N-, так и к С-концевым эпитопам эктодомена Dsg3 человека.С тех пор были получены дополнительные доказательства активной роли CD4 + хелперных Т-лимфоцитов (78), но функциональные исследования у пациентов все еще отсутствуют, и большинство групп, работающих в этой области, не придают этому аспекту трансляционных исследований высокий приоритет. в ПВ (79).

    Атопический дерматит

    Атопический дерматит (АД) (80) (Таблица 1) имеет распространенность в течение жизни порядка 10–20% в развитых странах, при этом зуд является ведущим симптомом. Экзематозные поражения могут быть острыми, подострыми или хроническими, и участки их предрасположенности меняются с возрастом.Совместное возникновение измененной структуры и функции эпидермиса, с одной стороны, и кожного воспаления, вызванного патологическими иммунными ответами на антигены, встречающиеся в коже, с другой стороны, характерны для AD.

    Многочисленные типы клеток вносят вклад в презентацию антигена при БА, включая дермальные дендритные клетки, эпидермальные клетки Лангерганса и воспалительные дендритные эпидермальные клетки, экспрессирующие высокоаффинный рецептор для IgE (81). Последнее объясняет, как эти клетки могут представлять аллергены, обычно вызывающие аллергические реакции типа I (немедленного типа), впоследствии вызывающие опосредованные Т-лимфоцитами реакции типа IV (замедленного типа).

    Аутореактивность — известное явление при атопическом дерматите. Систематический обзор предоставил доказательства того, что до трети пациентов обнаруживают аутореактивные антитела IgE (82). Это может быть основано на молекулярной мимикрии, поскольку некоторые IgE-связывающие антигены кератиноцитов обладают гомологией с аллергенами окружающей среды (83). Кроме того, сообщения об аутореактивных Т-лимфоцитах относятся к началу этого десятилетия (84, 85). На основании этих наблюдений, которые предполагают роль аутоаллергена Hom s 2, α-цепи растущего полипептид-ассоциированного комплекса (α-NAC), Roesner et al.провели углубленный анализ ответов CD8 + Т-клеток, специфичных для α-NAC (86). Они обнаружили большее количество α-NAC-специфичных, терминально дифференцированных периферических Т-лимфоцитов у сенсибилизированных пациентов с атопией по сравнению с контрольной группой, не страдающей атопией. Эти клетки секретируют IL-4 и IFN-γ, что указывает на патогенную роль в AD.

    Как и при псориазе, существуют доказательства значительной дисрегуляции T regs при атопическом дерматите. Положительная корреляция этих клеток с тяжестью заболевания как на моделях мышей, так и на пациентах (87, 88) подтверждает попытку иммунной системы подавить текущее воспаление за счет увеличения присутствия T regs , которые, однако, не могут подавлять болезнь.

    Терапевтические перспективы

    До сих пор мы рассмотрели установленную или потенциальную роль аутореактивных Т-лимфоцитов в ряде различных воспалительных заболеваний кожи. Эти Т-лимфоциты в основном делятся на две основные категории: (1) они функционируют либо как эффекторные клетки, либо представляют иммунологическую память в коже, которая может быть ответственной за рецидив заболевания, или (2) они помогают В-лимфоцитам производить патогенные микроорганизмы. аутоантитела, как в случае BP и PV.При атопическом дерматите есть доказательства наличия обеих ролей.

    На сегодняшний день таргетные методы лечения, такие как биопрепараты или небольшие молекулы, позволяют напрямую и специфически влиять на центральные патомеханизмы. Эти методы лечения часто более эффективны по сравнению с традиционными противовоспалительными методами, что делает их ключевыми компонентами текущих алгоритмов лечения (89, 90). Однако, несмотря на терапевтические эффекты, которые иногда выходят далеко за пределы периода полужизни соответствующих молекул (91), все эти доступные в настоящее время методы лечения не могут предотвратить рецидив после их прекращения.Поэтому дискуссии о том, в какой степени такие доступные в настоящее время методы лечения модифицируют болезнь, как мы все чаще наблюдаем в контексте проектов, спонсируемых компаниями, например, в области псориаза (92), кажутся преждевременными. Вместо этого более подходящим термином в этом контексте может быть ремиссия.

    Как указывалось в различных главах выше, T RM являются особенно важной субпопуляцией в патофизиологии нескольких аутоиммунных кожных заболеваний. Их наличие элегантно объясняет рецидив таких заболеваний после, казалось бы, успешной терапии.Это делает T RM привлекательной мишенью для достижения надежных откликов. Бонифаций и Сенешаль недавно указали на потенциальные стратегии в этом отношении, рассматривая витилиго как модель болезни памяти кожи (93) (Таблица 2):

    • Стратегии предотвращения дифференцировки и сохранения T RM в коже могут быть нацелены на соответствующих медиаторов этого процесса, включая IL-15, как обсуждалось выше. Хотя эффективное истощение резидентного в коже T RM посредством прямой блокады рецептора IL-15 было показано на модели мыши (21), данные пациентов еще не доступны.Другой способ подавления сигнального пути IL-15 — ингибирование Янус-киназы 3 (JAK3). Примечательно, что клиническое испытание продемонстрировало эффективность неспецифического ингибитора JAK тофацитиниба в сочетании с фототерапией для лечения витилиго (95).

    • Далее, может потребоваться стратегия предотвращения накопления T RM в коже. Поскольку T RM может накапливаться после повторяющихся обострений болезни, поддерживающая терапия после успешного начального контроля болезни может быть адекватным подходом.В соответствии с этой гипотезой поддерживающая терапия с использованием местного ингибитора кальциневрина два раза в неделю у пациентов с репигментированными поражениями снижает рецидивы старых очагов витилиго (16).

    • Наконец, в то время как истощение T RM еще предстоит продемонстрировать у пациентов, представляется возможным попытаться ослабить активацию T RM за счет длительного использования иммуномодулирующих агентов. Фактически, оба упомянутых выше клинических исследования подтверждают эффективность такого подхода (16, 95).Исследование Liu et al. оценили эффекты ингибирования JAK и фототерапии отдельно, что позволило сделать вывод, что фототерапия, по-видимому, необходима для регенерации меланоцитов, в то время как ингибирование JAK подавляет Т-клеточные медиаторы витилиго (95).

    Таблица 2 . Инновационные терапевтические стратегии, исследующие роль Т-лимфоцитов.

    Примечательно, что современная патогенетическая концепция АК также предполагает роль Т-лимфоцитов памяти, IFN-γ и IL-15 (32).В той же публикации авторы продемонстрировали терапевтическую эффективность неспецифического ингибитора JAK тофацитиниба, а также ингибитора JAK1 / 2 руксолитиниба не только на их мышиной модели, но и у всех трех пациентов с АА, получавших руксолитиниб (32). . Как и при витилиго, терапевтическое применение ингибиторов JAK в настоящее время изучается при АК (94).

    Что касается буллезных аутоиммунных заболеваний, инженерные Т-лимфоциты рецептора химерного антигена (CAR) могут иметь потенциал (Таблица 2).Этот подход оказался эффективным при лейкемии, где CD19-специфический CAR, состоящий из внеклеточного одноцепочечного вариабельного фрагмента антитела, слитого с цитоплазматическими сигнальными доменами, запускает цитотоксические Т-клеточные реакции при контакте с CD19 + B-лимфоцитами, что приводит к специфическим и постоянным устранение соответствующих В-лимфоцитов, приводящее к стойкой ремиссии (102). Ellebrecht et al. применил эту концепцию к PV, предполагая, что экспрессия Dsg3 как внеклеточного домена CAR должна специфически нацеливаться на цитотоксические ответы на те B-лимфоциты, несущие анти-Dsg3 B-клеточные рецепторы; это должно привести к таргетной терапии, избегающей общей иммуносупрессии (96).Используя модель на мышах, им удалось показать, что такие клетки увеличиваются в размерах, сохраняются и специфически устраняют аутореактивные B-лимфоциты Dsg3.

    В то время как стратегии, обсуждаемые до сих пор, документируют значительные усилия по атаке провоспалительных элементов, гораздо меньше исследований оценивают потенциал усиления регулирующих элементов. В связи с этим представляют интерес недавние наблюдения в области псориаза. Часто цитируемая гипотеза рассматривает ось IL-23 / IL-17 как центральную в ее патогенезе, при этом IL-23 запускает продукцию IL-17A во многих типах клеток, в основном в Т-лимфоцитах; IL-17A сам по себе является подходящей мишенью для высокоэффективной терапии (34, 103).Поскольку ингибирование IL-23 демонстрирует длительную терапевтическую эффективность, превышающую период полужизни используемых биопрепаратов (91), можно предположить, что дополнительные эффекты, помимо постулируемого «предшествующего» ингибирования продукции IL-17A, могут иметь клиническое значение. T regs — потенциальные цели в этом отношении. Эти лимфоциты обладают значительной пластичностью. Они могут потерять свою иммуносупрессивную функцию под влиянием провоспалительных цитокинов, таких как IL-23, IL-1β и IL-2, из-за потери FOXP3, в конечном итоге переключившись на провоспалительную функцию (104).Блокада IL-23 может препятствовать этой трансформации. Этой концепции соответствует наблюдение Максвелла и др. которые использовали модель колита на мышах, чтобы показать, что регуляторная противовоспалительная среда в кишечнике может быть усилена посредством блокады IL-23 (105). Изучение роли регуляторных элементов как потенциальных терапевтических мишеней может в будущем заслужить большего внимания (10).

    «Святым Граалем» лечения аутоиммунных заболеваний является восстановление периферической толерантности, что может быть лучше всего отражено концепцией восстановительной иммунной терапии (Таблица 2).В этом отношении рассеянный склероз стал модельным заболеванием. При этом заболевании были изучены многочисленные подходы к «перезагрузке» иммунной системы, включая импульсное лимфо- или миелоаблативное лечение с помощью химиотерапии, моноклональных антител, таких как алемтузумаб, и трансплантации аутологичных гемопоэтических стволовых клеток (AHSCT). Основное исследование, подтверждающее возможность применения AHSCT при рассеянном склерозе, было опубликовано в 1997 г. (97). Текущее состояние этой области исследований недавно было рассмотрено в этом журнале (98), в котором подтверждается концепция восстановления состояния периферической толерантности посредством делеции патогенных клонов, достижимого с помощью прямой абляции в сочетании с индуцированием лимфопении, причем последнее способствует развитию лимфопении. репликативное старение и клональное истощение.Нормализация генетических сигнатур вместе с измененными популяциями регуляторных Т-клеток свидетельствует о том, что действительно происходит восстановление регуляторной сети иммунной системы. Более того, AHSCT, вероятно, инициирует «перезагрузку» программы интратимической селекции, которая потенциально приведет к регенерации разнообразного репертуара наивных Т-клеток, которые снова будут способны соответствующим образом модулировать иммунные ответы на будущие встречи с антигенами. Подобные наблюдения были сделаны в области скеродермии (64).

    Альтернативный подход появляется в ревматологии, но его также можно использовать при воспалительных заболеваниях кожи, о которых говорилось выше. Эта стратегия основана на роли механистической мишени рапамицина (mTOR) как центрального регулятора спецификации клонов Т-клеток (106). Оба комплекса mTOR 1 (mTORC1) и 2 (mTORC2) необходимо блокировать одновременно, чтобы позволить дифференцировку T reg . Изучая системную красную волчанку (СКВ), Като и Перл показали, что IL-21, идентифицированный как ключевой провоспалительный цитокин при этом заболевании, стимулировал как TORC-1, так и -2, и отменял дифференцировку, а также функцию T regs вместе с аутофагия, феномен, лежащий в основе дисфункции T reg при СКВ (99).В свою очередь, двойная блокада TORC-1 и -2 через 4 недели лечения рапамицином вызвала аутофагию и скорректировала функцию T reg . Прогрессивное улучшение активности заболевания, связанное с коррекцией спецификации провоспалительных Т-лимфоцитов, также наблюдалось у пациентов с активной СКВ в течение 12 месяцев лечения сиролимусом (100). Этот подход может иметь потенциал для восстановления толерантности и при других аутоиммунных заболеваниях, включая псориаз (101).

    Таким образом, очевидно, что существует множество путей, посредством которых аутореактивные Т-лимфоциты вносят вклад в патогенез воспалительных заболеваний кожи, некоторые из которых только недавно были идентифицированы как классические аутоиммунные нарушения.При всех этих заболеваниях нацеливание на субпопуляцию аутореактивных Т-клеток является многообещающей и в некоторых случаях уже хорошо зарекомендовавшей себя терапевтической стратегией. T RM — особенно подходящие мишени для обеспечения длительного терапевтического эффекта; то же самое верно и для стратегий, которые усиливают иммуносупрессивные функции T regs . Наблюдения за рассеянным склерозом и склеродермией предполагают, что перезагрузка иммунной системы для восстановления состояния толерантности как конечной цели в управлении аутоиммунитетом в целом может быть осуществима.

    Авторские взносы

    W-HB и NB совместно выбрали тему для обзора, выполнили обзор литературы, написали рукопись и разработали рисунок вместе с таблицами.

    Финансирование

    Работа поддержана грантом Швейцарского национального научного фонда (310030_175470 / 1).

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    1. Koehli S, Naeher D., Galati-Fournier V, Zehn D., Palmer E. Оптимальное сродство к Т-клеточным рецепторам для индукции аутоиммунитета. Proc Natl Acad Sci USA. (2014) 111: 17248–53. DOI: 10.1073 / pnas.1402724111

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    2. Элдершоу С.А., Сансом Д.М., Нарендран П. Экспрессия и функция гена аутоиммунного регулятора (Aire) в нетимической ткани. Clin Exp Immunol. (2011) 163: 296–308.DOI: 10.1111 / j.1365-2249.2010.04316.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    6. Ю. В., Цзян Н., Эберт П. Дж., Кидд Б. А., Мюллер С., Лунд П. Дж. И др. Клональная делеция сокращает, но не устраняет самоспецифические лимфоциты CD8 (+) T. Иммунитет. (2015) 42: 929–41. DOI: 10.1016 / j.immuni.2015.05.001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    7. Ричардс Д.М., Руджеро Э., Хофер А.С., Сефрин Дж. П., Шмидт М., фон Калле С. и др.Содержащийся репертуар самореактивных периферических Т-клеток: размер, разнообразие и клеточный состав. J Immunol. (2015) 195: 2067–79. DOI: 10.4049 / jimmunol.1500880

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    8. Kong YC, Flynn JC. Оппортунистические аутоиммунные расстройства, усиливаемые ингибиторами иммунных контрольных точек анти-CTLA-4 и анти-PD-1. Front Immunol. (2014) 5: 206. DOI: 10.3389 / fimmu.2014.00206

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    10.Уттаркар С., Брембилла, Северная Каролина, Бёнке WH. Регуляторные клетки кожи: патофизиологическая роль и потенциальные мишени для противовоспалительной терапии. J Allergy Clin Immunol. (2019) 143: 1302–10. DOI: 10.1016 / j.jaci.2018.12.1011

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    11. Бонифас К., Сенешаль Дж, Пикардо М., Тайеб А. Витилиго: внимание к клиническим аспектам, иммунопатогенезу и терапии. Clin Rev Allergy Immunol. (2018) 54: 52–67. DOI: 10.1007 / s12016-017-8622-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    12.Ян Ц., Ву Дж., Чжан Х, Вэнь Л., Сунь Дж., Ченг И и др. Анализ точного картирования области MHC для витилиго на основе новой эталонной панели Han-MHC. Gene. (2018) 648: 76–81. DOI: 10.1016 / j.gene.2018.01.053

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    13. Yi X, Cui T, Li S, Yang Y, Chen J, Guo S, et al. Идентификация аллелей HLA-A и аутоантигена риска у пациентов с ханьским витилиго и связи реактивности CD8 + Т-клеток с характеристиками заболевания. Med Sci Monit. (2018) 24: 6489–97. DOI: 10.12659 / MSM.

    5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    14. van den Boorn JG, Konijnenberg D, Dellemijn TA, van der Veen JP, Bos JD, Melief CJ, et al. Аутоиммунное разрушение меланоцитов кожи перилезионными Т-клетками пациентов с витилиго. J Invest Dermatol. (2009) 129: 2220–32. DOI: 10.1038 / jid.2009.32

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    15. Тайеб А., Аломар А., Бом М., Делланна М.Л., Де Пазе А., Элефтериаду В. и др.Рекомендации по лечению витилиго: консенсус Европейского форума дерматологов. Br J Dermatol. (2013) 168: 5–19. DOI: 10.1111 / j.1365-2133.2012.11197.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    16. Кавали М., Эззедин К., Фонтас Е., Монтоди Х., Кастела Е., Бахадоран П. и др. Поддерживающая терапия витилиго у взрослых 0,1% мазью такролимуса: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. J Invest Dermatol. (2015) 135: 970–4.DOI: 10.1038 / jid.2014.527

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    17. Кларк Р.А. Резидентные Т-клетки памяти в здоровье и болезнях человека. Sci Transl Med. (2015) 7: 269rv261. DOI: 10.1126 / scitranslmed.3010641

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

    18. Cheuk S, Schlums H, Gallais Serezal I., Martini E, Chiang SC, Marquardt N, et al. Экспрессия CD49a определяет резидентные в ткани CD8 (+) Т-клетки, готовые к цитотоксической функции в коже человека. Иммунитет. (2017) 46: 287–300. DOI: 10.1016 / j.immuni.2017.01.009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    19. Малик Б.Т., Бирн К.Т., Велла Д.Л., Чжан П., Шабанех Т.Б., Штейнберг С.М. и др. Резидентные Т-клетки памяти в коже обеспечивают устойчивый иммунитет к меланоме. Sci Immunol. (2017) 2: eaam6346. DOI: 10.1126 / sciimmunol.aam6346

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    20. Бонифас К., Жакмен К., Дарригейд А.С., Дессарт Б., Мартинс К., Бухедуни Н. и др.Кожа витилиго отпечатана резидентными Т-клетками памяти CD8, экспрессирующими CXCR3. J Invest Dermatol. (2018) 138: 355–64. DOI: 10.1016 / j.jid.2017.08.038

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    21. Ричмонд Дж. М., Страсснер Дж. П., Сапата Л. мл., Гарг М., Райдинг Р. Л., Рефат М. А. и др. Блокада антителами передачи сигналов IL-15 может надолго обратить вспять витилиго. Sci Transl Med. (2018) 10: eaam7710. DOI: 10.1126 / scitranslmed.aam7710

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    23.Бец Р.К., Петухова Л., Рипке С., Хуанг Х., Менелау А., Редлер С. и др. Полногеномный метаанализ при очаговой алопеции разрешает ассоциации HLA и выявляет два новых локуса восприимчивости. Nat Commun. (2015) 6: 5966. DOI: 10.1038 / ncomms6966

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    24. Го С., Финкель М., Христос П.Дж., Синха А.А. Профиль 513 пациентов с очаговой алопецией: ассоциации подтипов заболевания с атопией, аутоиммунным заболеванием и положительным семейным анамнезом. J Eur Acad Dermatol Venereol. (2006) 20: 1055–60. DOI: 10.1111 / j.1468-3083.2006.01676.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    26. Баркер С.Ф., Биллингем Р.Э. Анализ местных анатомических факторов, влияющих на продолжительность жизни гомотрансплантатов чистого эпидермиса и полнослойной кожи морских свинок. Ann Surg. (1972) 176: 597–604. DOI: 10.1097 / 00000658-197211000-00004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    29.Гилхар А., Ульманн Ю., Беркутски Т., Асси Б., Калиш Р.С. Аутоиммунное выпадение волос (очаговая алопеция), переносимое Т-лимфоцитами на эксплантаты скальпа человека на мышах SCID. J Clin Invest. (1998) 101: 62–7. DOI: 10.1172 / JCI551

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    30. Гильхар А., Ландау М, Ассы Б, Шалагинов Р., Серафимович С., Калиш Р.С. Посредничество очаговой алопеции за счет сотрудничества между CD4 + и CD8 + Т-лимфоцитами: перенос на эксплантаты скальпа человека на мышах Prkdc (scid). Arch Dermatol. (2002) 138: 916–22. DOI: 10.1001 / archderm.138.7.916

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    32. Xing L, Dai Z, Jabbari A, Cerise JE, Higgins CA, Gong W, et al. Гнездная алопеция вызывается цитотоксическими Т-лимфоцитами и устраняется ингибированием JAK. Nat Med. (2014) 20: 1043–9. DOI: 10,1038 / нм 3645

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    33. Wang EHC, Yu M, Breitkopf T., Akhoundsadegh N, Wang X, Shi FT, et al.Идентификация эпитопов аутоантигенов при очаговой алопеции. J Invest Dermatol. (2016) 136: 1617–26. DOI: 10.1016 / j.jid.2016.04.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    36. Бойман О., Хефти Х.П., Конрад К., Николофф Б.Дж., Сутер М., Нестле Ф.О. Спонтанное развитие псориаза на новой модели животных показывает важную роль резидентных Т-клеток и фактора некроза опухоли альфа. J Exp Med. (2004) 199: 731–6. DOI: 10.1084 / jem.20031482

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    37.Бхушан М., Блейкер Т.О., Боллсдон А.Е., Аллен М.Х., Сопвит М., Робинсон М.К. и др. Анти-Е-селектин неэффективен при лечении псориаза: рандомизированное исследование. Br J Dermatol. (2002) 146: 824–31. DOI: 10.1046 / j.1365-2133.2002.04743.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    38. Конрад К., Бойман О., Тонель Дж., Тун-Чжи А., Лаггнер Ю., де Фужероль А. и др. Интегрин Alpha1beta1 имеет решающее значение для накопления эпидермальных Т-клеток и развития псориаза. Nat Med. (2007) 13: 836–42. DOI: 10,1038 / нм1605

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    39. Frampton JE, Plosker GL. Эфализумаб: обзор его использования в лечении хронического бляшечного псориаза от средней до тяжелой степени. Am J Clin Dermatol. (2009) 10: 51–72. DOI: 10.2165 / 0128071-200

    0-00009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    40. Schon MP, Zollner TM, Boehncke WH. Молекулярные основы рекрутирования лимфоцитов в кожу: ключи к патогенезу и селективной терапии воспалительных заболеваний. J Invest Dermatol. (2003) 121: 951–62. DOI: 10.1046 / j.1523-1747.2003.12563.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    41. Гайде О., Эмерсон Р.О., Цзян X, Гулати Н., Ницца С., Десмаре С. и др. Общее клональное происхождение центральных и резидентных Т-клеток памяти после иммунизации кожи. Nat Med. (2015) 21: 647–53. DOI: 10,1038 / нм. 3860

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    43. Schmitt-Egenolf M, Eiermann TH, Boehncke WH, Stander M, Sterry W.Семейный ювенильный псориаз связан со стороной лейкоцитарного антигена человека (HLA) класса I расширенного гаплотипа Cw6-B57-DRB1 * 0701-DQA1 * 0201-DQB1 * 0303: на основе популяции и семьи учиться. J Invest Dermatol. (1996) 106: 711–4. DOI: 10.1111 / 1523-1747.ep12345600

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    44. Менсен А., Троммлер П., Фоллмер С., Шендель Д., Альберт Е., Гуртлер Л. и др. Доказательства антиген-специфического клеточного иммунного ответа при поражениях кожи пациентов с вульгарным псориазом. J Immunol. (1995) 155: 4078–83.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    45. Lenz TL, Deutsch AJ, Han B, Hu X, Okada Y, Eyre S, et al. Широко распространенные неаддитивные эффекты и эффекты взаимодействия в локусах HLA модулируют риск аутоиммунных заболеваний. Nat Genet. (2015) 47: 1085–90. DOI: 10,1038 / нг.3379

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    46. Аракава А., Сиверт К., Стор Дж., Бесген П., Ким С.М., Рул Г. и др. Антиген меланоцитов вызывает аутоиммунитет при псориазе человека. J Exp Med. (2015) 212: 2203–12. DOI: 10.1084 / jem.20151093

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    47. Ланде Р., Ботти Е., Джандус С., Дойчинович Д., Фанелли Г., Конрад С. и др. Антимикробный пептид LL37 является аутоантигеном Т-клеток при псориазе. Nat Commun. (2014) 5: 5621. DOI: 10.1038 / ncomms6621

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    49. Cheung KL, Jarrett R, Subramaniam S, Salimi M, Gutowska-Owsiak D, Chen YL, et al.Псориатические Т-клетки распознают неолипидные антигены, генерируемые фосфолипазой тучных клеток, доставляемой экзосомами и представляемой CD1a. J Exp Med. (2016) 213: 2399–412. DOI: 10.1084 / jem.20160258

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    50. Bovenschen HJ, van de Kerkhof PC, van Erp PE, Woestenenk R, Joosten I., Koenen HJ. Foxp3 + регуляторные Т-клетки пациентов с псориазом легко дифференцируются в продуцирующие IL-17A клетки и обнаруживаются в пораженной коже. Дж.Инвестировать. Дерматол. (2011) 131: 1853–60. DOI: 10.1038 / jid.2011.139

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    51. Ма Л., Сюэ Х. Б., Гуань XH, Шу CM, Ван Ф, Чжан Дж. Х. и др. Нарушение баланса клеток Th27 и клеток CD4 + CD25highFoxp3 + Treg у пациентов с атопическим дерматитом. J Euro Acad Dermatol Venereol. (2013) 28: 1079–86. DOI: 10.1111 / jdv.12288

    CrossRef Полный текст

    52. Zhang L, Li Y, Yang X, Wei J, Zhou S, Zhao Z и др.Характеристика клеток Th27 и FoxP3 (+) treg у детей, больных псориазом. Scand J Immunol. (2016) 83: 174–80. DOI: 10.1111 / sji.12404

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    54. Чиццолини С., Брембилла, Северная Каролина, Монтанари, Э, Трюкетет, Мэн. Фиброз и нарушение иммунной регуляции при системном склерозе. Autoimmun Rev. (2011) 10: 276–81. DOI: 10.1016 / j.autrev.2010.09.016

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    56.Кахари В.М., Сандберг М., Калимо Х., Вуорио Т., Вуорио Э. Идентификация фибробластов, ответственных за повышенное производство коллагена в локализованной склеродермии, путем гибридизации in situ. J Invest Dermatol. (1988) 90: 664–70. DOI: 10.1111 / 1523-1747.ep12560826

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    57. Прескотт Р.Дж., Фримонт А.Дж., Джонс К.Дж., Хойланд Дж., Филдинг П. Последовательные кожные микрососудистые и периваскулярные изменения в развитии склеродермии. J Pathol. (1992) 166: 255–63. DOI: 10.1002 / путь.1711660307

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    60. Kuwana M, Medsger TA Jr., Wright TM. Пролиферативный ответ Т-клеток, индуцированный ДНК-топоизомеразой I у пациентов с системным склерозом и здоровых доноров. J Clin Invest. (1995) 96: 586–96. DOI: 10.1172 / JCI118071

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    61. Kuwana M, Medsger TA Jr., Райт TM. Анализ растворимых факторов и факторов клеточной поверхности, регулирующих продукцию аутоантител против ДНК топоизомеразы I, демонстрирует синергизм между аутореактивными Т-клетками Th2 и Th3. J Immunol. (2000) 164: 6138–46. DOI: 10.4049 / jimmunol.164.12.6138

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    62. Fava A, Cimbro R, Wigley FM, Liu QR, Rosen A, Boin F. Частота циркулирующих Т-лимфоцитов CD4, специфичных для топоизомеразы I, позволяет прогнозировать наличие и прогрессирование интерстициального заболевания легких при склеродермии. Arthritis Res Ther. (2016) 18:99. DOI: 10.1186 / s13075-016-0993-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    63. Джозеф К.Г., Дарра Э., Шах А.А., Скора А.Д., Кашиола-Розен Л.А., Уигли FM и др. Связь аутоиммунного заболевания склеродермией с иммунологической реакцией на рак. Наука. (2014) 343: 152–7. DOI: 10.1126 / science.1246886

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    64. Del Papa N, Pignataro F, Zaccara E, Maglione W, Minniti A.Аутологичная трансплантация гемопоэтических стволовых клеток для лечения системного склероза. Front Immunol. (2018) 9: 2390. DOI: 10.3389 / fimmu.2018.02390

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    68. Лю З., Диаз Л.А., Трой Дж. Л., Тейлор А. Ф., Эмери Д. Д., Фэрли Дж. А. и др. Модель пассивного переноса органоспецифического аутоиммунного заболевания, буллезного пемфигоида, с использованием антител, выработанных против гемидесмосомного антигена, BP180. J Clin Invest. (1993) 92: 2480–8.DOI: 10.1172 / JCI116856

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    69. Эминг Р., Будингер Л., Ричерс Р., Кристенсен О., Болен Х., Калиш Р. и др. Частотный анализ аутореактивных Т-хелперов 1 и 2 в буллезном пемфигоиде и вульгарной пузырчатке с помощью иммуноферментного анализа. Br J Dermatol. (2000) 143: 1279–82. DOI: 10.1046 / j.1365-2133.2000.03901.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    70.Lin MS, Fu CL, Giudice GJ, Olague-Marchan M, Lazaro AM, Stastny P и др. Эпитопы, на которые нацелены Т-лимфоциты буллезного пемфигоида и аутоантитела, картируются в одних и тех же сайтах на эктодомене буллезного пемфигоида 180. J Invest Dermatol. (2000) 115: 955–61. DOI: 10.1046 / j.1523-1747.2000.00153.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    71. Пикфорд В.Дж., Гуди В., Хаггарт А.М., Льюис Б.Дж., Херриот Р., Баркер Р.Н. и др. Участие Т-клеток в аутореактивности к эпитопам NC16a буллезного пемфигоида. Clin Exp Immunol. (2015) 180: 189–200. DOI: 10.1111 / cei.12566

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    72. Budinger L, Borradori L, Yee C., Eming R, Ferencik S, Grosse-Wilde H, et al. Идентификация и характеристика аутореактивных Т-клеточных ответов на буллезный пемфигоидный антиген 2 у пациентов и здоровых людей. J Clin Invest. (1998) 102: 2082–9. DOI: 10.1172 / JCI3335

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

    73.Thoma-Uszynski S, Uter W., Schwietzke S, Schuler G, Borradori L, Hertl M. Аутореактивные Т- и В-клетки пациентов с буллезным пемфигоидом (БП) распознают эпитопы, сгруппированные в различных областях ВР180 и ВР230. J Immunol. (2006) 176: 2015–23. DOI: 10.4049 / jimmunol.176.3.2015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    74. Delgado JC, Turbay D, Yunis EJ, Yunis JJ, Morton ED, Bhol K, et al. Общий аллель класса II главного комплекса гистосовместимости HLA-DQB1 * 0301 присутствует в клинических вариантах пемфигоида. Proc Natl Acad Sci USA. (1996) 93: 8569–71. DOI: 10.1073 / pnas.93.16.8569

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    75. Haeberle S, Wei X, Bieber K, Goletz S, Ludwig RJ, Schmidt E, et al. Дефицит регуляторных Т-клеток приводит к патогенному буллезному пемфигоидному антигену 230 и аутоиммунному буллезному заболеванию. J. Allergy Clin. Иммунол. (2018) 142: 1831–1842.e1837. DOI: 10.1016 / j.jaci.2018.04.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    77.Эминг Р., Хеннеричи Т., Баклунд Дж., Фелициани С., Висконти К.С., Вилленборг С. и др. Патогенные IgG-антитела против десмоглеина 3 в пузырчатке обыкновенной регулируются HLA-DRB1 * 04: 02-рестриктированными Т-клетками. J Immunol. (2014) 193: 4391–9. DOI: 10.4049 / jimmunol.1401081

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    78. Сезин Т., Воробьев А., Садик С.Д., Зилликенс Д., Гупта Ю., Людвиг Р.Дж. Анализ экспрессии генов показывает новые общие сигнатуры генов и возможные молекулярные механизмы между пузырчаткой и системной красной волчанкой в ​​CD4 (+) Т-клетках. Front Immunol. (2017) 8: 1992. DOI: 10.3389 / fimmu.2017.01992

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    79. Spindler V, Eming R, Schmidt E, Amagai M, Grando S, Jonkman MF и др. Механизмы, вызывающие потерю сцепления кератиноцитов при пузырчатке. J Invest Dermatol. (2018) 138: 32–7. DOI: 10.1016 / j.jid.2017.06.022

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    82. Тан Т.С., Бибер Т., Уильямс ХК.Играет ли «аутореактивность» роль в развитии атопического дерматита? J. Allergy Clin. Иммунол. (2012) 129: 1209–15.e1202. DOI: 10.1016 / j.jaci.2012.02.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    83. Зеллер С., Райнер С., Мейер Н., Шмид-Грендельмайер П., Акдис К.А., Крамери Р. Изучение репертуара IgE-связывающих аутоантигенов, связанных с атопической экземой. J Allergy Clin Immunol. (2009) 124: 278–85, 285.e271–7. DOI: 10.1016 / j.jaci.2009.05.015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    84.Баладжи Х., Гератизаде А., Вичманн К., Нибур М., Крамери Р., Шейниус А. и др. Тиоредоксин-специфические Т-клетки Malassezia sympodialis обладают высокой перекрестной реактивностью с тиоредоксином человека при атопическом дерматите. J. Allergy Clin. Иммунол. (2011) 128: 92–9 e94. DOI: 10.1016 / j.jaci.2011.02.043

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    85. Гератизаде А., Миттерманн И., Баладжи Х., Вичманн К., Нибур М., Валента Р. и др. Роль реактивности Т-клеток по отношению к аутоантигену альфа-NAC при атопическом дерматите. Br J Dermatol. (2011) 164: 316–24. DOI: 10.1111 / j.1365-2133.2010.10090.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    86. Roesner LM, Heratizadeh A, Wieschowski S, Mittermann I., Valenta R, Eiz-Vesper B, et al. Альфа-NAC-специфические аутореактивные CD8 + Т-клетки при атопическом дерматите относятся к типу эффекторной памяти и секретируют IL-4 и IFN-гамма. J Immunol. (2016) 196: 3245–52. DOI: 10.4049 / jimmunol.1500351

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    87.Гаспар К., Барат С., Надь Дж., Мочсаи Дж., Дьимеси Э., Сзодорай П. и др. Подгруппы регуляторных Т-лимфоцитов с приобретенными функциональными нарушениями: важные показатели тяжести заболевания при атопическом дерматите. Acta Derm Venereol. (2015) 95: 151–5. DOI: 10.2340 / 00015555-1882

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    88. Roesner LM, Floess S, Witte T, Olek S, Huehn J, Werfel T. Регуляторные Т-клетки Foxp3 (+) увеличиваются у пациентов с тяжелым атопическим дерматитом. Аллергия. (2015) 70: 1656–60. DOI: 10.1111 / all.12712

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    89. Фелициани С., Джоли П., Йонкман М.Ф., Замбруно Г., Зилликенс Д., Иоаннидес Д. и др. Лечение буллезного пемфигоида: консенсус Европейского форума дерматологов в сотрудничестве с Европейской академией дерматологии и венерологии. Br J Dermatol. (2015) 172: 867–77. DOI: 10.1111 / bjd.13717

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    90.Nast A, Amelunxen L, Augustin M, Boehncke WH, Dressler C, Gaskins M и др. S3 Руководство по лечению вульгарного псориаза, обновление — краткая версия, часть 2 — особые группы пациентов и лечебные ситуации. J Dtsch Dermatol Ges. (2018) 16: 806–13. DOI: 10.1111 / ddg.13538

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    91. Крюгер Дж. Г., Феррис Л. К., Ментер А., Вагнер Ф., Уайт А., Висванатан С. и др. MAb BI 655066 против IL-23A для лечения псориаза средней и тяжелой степени: безопасность, эффективность, фармакокинетика и биомаркеры результатов рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого исследования с однократным увеличением дозы. J. Allergy Clin. Иммунол. (2015) 136: 116–24.e117. DOI: 10.1016 / j.jaci.2015.01.018

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    92. Иверсен Л., Эйдсмо Л., Остад Дж., Де Ри М., Османцевич А., Сков Л. и др. Лечение секукинумабом при впервые возникшем псориазе: цель понять потенциал модификации заболевания — обоснование и дизайн рандомизированного многоцентрового исследования STEPIn. J Eur Acad Dermatol Venereol. (2018) 32: 1930–9. DOI: 10.1111 / jdv.14979

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    93. Бонифас К., Сенешаль Дж. Витилиго как заболевание памяти кожи: необходимость раннего вмешательства с иммуномодулирующими агентами и поддерживающей терапии для нацеливания на резидентные Т-клетки памяти. Exp Dermatol. (2019). DOI: 10.1111 / exd.13879. [Epub перед печатью].

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    95. Лю Л. Я., Штрасснер Дж. П., Рефат М. А., Харрис Дж. Э., Кинг Б.А.Репигментация при витилиго с использованием ингибитора киназы Janus тофацитиниба может потребовать сопутствующего воздействия света. J. Am. Акад. Дерматол. (2017) 77: 675–82.e671. DOI: 10.1016 / j.jaad.2017.05.043

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    96. Ellebrecht CT, Bhoj VG, Nace A, Choi EJ, Mao X, Cho MJ, et al. Реинжиниринг химерных антигенных рецепторных Т-клеток для таргетной терапии аутоиммунных заболеваний. Наука. (2016) 353: 179–84. DOI: 10.1126 / наука.aaf6756

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    97. Фассас А., Анагностопулос А., Казис А., Капинас К., Сакеллари И., Кимискидис В. и др. Трансплантация стволовых клеток периферической крови в лечении прогрессирующего рассеянного склероза: первые результаты пилотного исследования. Пересадка костного мозга. (1997) 20: 631–8. DOI: 10.1038 / sj.bmt.1700944

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    98. Massey JC, Sutton IJ, Ma DDF, Moore JJ.Восстановление иммунотолерантности при рассеянном склерозе с помощью трансплантации аутологичных гемопоэтических стволовых клеток. Front Immunol. (2018) 9: 410. DOI: 10.3389 / fimmu.2018.00410

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    99. Като Х., Перл А. Блокада дифференцировки и функции treg-клеток с помощью интерлейкин-21-механистической мишени рапамициновой оси посредством подавления аутофагии у пациентов с системной красной волчанкой. Arthritis Rheumatol. (2018) 70: 427–38.DOI: 10.1002 / art.40380

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    100. Лай З.В., Келли Р., Винанс Т., Марчена И., Шадакшари А., Ю Дж. И др. Сиролимус у пациентов с клинически активной системной красной волчанкой, резистентной к обычным лекарствам или не переносящей их: открытое исследование фазы 1/2 в одной группе. Ланцет. (2018) 391: 1186–96. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (18) 30485-9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    101.Leducq S, Giraudeau B, Tavernier E, Maruani A. Актуальное использование млекопитающих-мишеней ингибиторов рапамицина в дерматологии: систематический обзор с метаанализом. J Am Acad Dermatol. (2019) 80: 735–42. DOI: 10.1016 / j.jaad.2018.10.070

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    102. Schuster SJ, Svoboda J, Chong EA, Nasta SD, Mato AR, Anak O, et al. Химерные антигенные рецепторные Т-клетки в рефрактерных В-клеточных лимфомах. N Engl J Med. (2017) 377: 2545–54.DOI: 10.1056 / NEJMoa1708566

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    103. Хоукс Дж. Э., Чан Т. С., Крюгер Дж. Г.. Патогенез псориаза и разработка новых методов таргетной иммунной терапии. J Allergy Clin Immunol. (2017) 140: 645–53. DOI: 10.1016 / j.jaci.2017.07.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    104. Каннан А.К., Су З., Говин Д.М., Липперт С.Е., Мари Х.П., МакГараути С.П. и др. IL-23 индуцирует пластичность регуляторных Т-клеток с последствиями для воспалительных заболеваний кожи. J. Immunol. (2017) 198 (1 приложение): 220.213–20.213.

    Google Scholar

    105. Максвелл Дж. Р., Чжан Ю., Браун В. А., Смит С. Л., Бирн Ф. Р., Фиорино М. и др. Различная роль интерлейкина-23 и интерлейкина-17 в иммунорегуляции кишечника. Иммунитет. (2015) 43: 739–50. DOI: 10.1016 / j.immuni.2015.08.019

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    106. Делгоффе Г.М., Поллицци К.Н., Вайкман А.Т., Хейкамп Э., Мейерс Д.Д., Хортон М.Р. и др.Киназа mTOR регулирует дифференцировку хелперных Т-клеток посредством избирательной активации передачи сигналов с помощью mTORC1 и mTORC2. Nat Immunol. (2011) 12: 295–303. DOI: 10.1038 / ni.2005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    человек с отрицательным результатом на Covid-19, несмотря на воздействие, могут иметь «иммунную память» | Коронавирус

    Все мы знаем этого человека, который, несмотря на то, что все его домохозяйства заразились Covid-19, никогда не давал положительного результата на это заболевание.Теперь ученые нашли объяснение, показывающее, что часть людей испытывает «абортивную инфекцию», при которой вирус проникает в организм, но удаляется Т-клетками иммунной системы на самой ранней стадии, что означает, что ПЦР и тесты на антитела дают отрицательный результат.

    Около 15% медицинских работников, которые отслеживались во время первой волны пандемии в Лондоне, Англия, похоже, соответствовали этому сценарию.

    Это открытие может проложить путь для нового поколения вакцин, нацеленных на Т-клеточный ответ, которые могут вызывать гораздо более длительный иммунитет, говорят ученые.

    Лео Сведлинг, иммунолог из Университетского колледжа Лондона и ведущий автор статьи, сказал: «У всех есть анекдотические свидетельства того, что люди подвергаются воздействию инфекции, но не умирают. Чего мы не знали, так это того, действительно ли этим людям удалось полностью избежать заражения или они избавились от вируса естественным путем до того, как его можно было обнаружить с помощью обычных тестов ».

    В последнем исследовании проводился интенсивный мониторинг медицинских работников на предмет признаков инфекции и иммунных реакций во время первой волны пандемии.Несмотря на высокий риск заражения, у 58 участников ни разу не было положительного результата теста на Covid-19. Однако образцы крови, взятые у этих людей, показали, что у них было увеличение Т-клеток, которые реагировали на Covid-19, по сравнению с образцами, взятыми до начала пандемии, и по сравнению с людьми, которые вообще не подвергались воздействию вируса. У них также был повышен уровень другого маркера вирусной инфекции в крови.

    Работа предполагает, что подгруппа людей уже имела Т-клетки памяти от предыдущих инфекций от других сезонных коронавирусов, вызывающих простуду, которые защищали их от Covid-19.

    Эти иммунные клетки «нюхают» белки в аппарате репликации — области Covid-19, общей с сезонными коронавирусами, — и у некоторых людей этот ответ был быстрым и достаточно мощным, чтобы инфекция исчезла на самой ранней стадии. «Эти уже существующие Т-клетки готовы к распознаванию SARS-CoV-2», — сказал Свадлинг.

    Исследование расширяет известный спектр возможностей после контакта с Covid-19, начиная от полного побега от инфекции до тяжелого заболевания.

    Александр Эдвардс, адъюнкт-профессор биомедицинских технологий в Университете Рединга, сказал: «Это исследование определяет [новый] промежуточный результат — достаточно воздействия вируса, чтобы активировать часть вашей иммунной системы, но недостаточно для проявления симптомов, выявления значительных уровней вируса. вирус или установить ответ антител.”

    Это открытие особенно важно, поскольку Т-клеточное плечо иммунного ответа имеет тенденцию обеспечивать более длительный иммунитет, обычно на годы, а не на месяцы, по сравнению с антителами. Практически все существующие вакцины против Covid-19 ориентированы на праймирование антител против жизненно важного белка-шипа, который помогает SARS-CoV-2 проникать в клетки. Эти нейтрализующие антитела обеспечивают отличную защиту от тяжелых заболеваний. Однако со временем иммунитет ослабевает, и потенциальная слабость спайковых вакцин состоит в том, что эта область вируса, как известно, мутирует.

    Напротив, ответ Т-клеток не имеет тенденции к исчезновению так быстро, и механизм внутренней репликации, на который он нацелен, высококонсервативен для всех коронавирусов, что означает, что вакцина, которая также нацелена на эту область, вероятно, защитит от новых штаммов — и, возможно, даже от совершенно новые возбудители.

    «Выводы из этого исследования могут иметь решающее значение при разработке вакцины другого типа», — сказал Эдвардс. «Вакцина, которая прививает Т-клеточный иммунитет против различных вирусных белковых мишеней, которые являются общими для многих различных коронавирусов, могла бы дополнить наши спайковые вакцины, которые индуцируют нейтрализующие антитела.Поскольку это компоненты вируса, антитела менее эффективны — вместо этого в игру вступают Т-клетки ».

    Каков нормальный диапазон количества лимфоцитов

    Лейкоциты в организме человека предназначены для защиты организма от внешних атак. Когда лейкоциты низкие, пациент подвержен инфекции. Сначала вам может быть интересно, что же такое лимфоциты? Лимфоциты Функция — это тип лейкоцитов, который отличается от остальных отсутствием гранул.Функция лимфоцитов играет ключевую роль в иммунной системе. Это связано с тем, что лимфоциты способны реагировать на неизвестные агенты, вырабатывая антитела, предназначенные для защиты от вирусов и опухолевых клеток [1] .

    Вам интересно, сколько у вас лимфоцитов? Если вы хотите узнать о нормальном диапазоне лимфоцитов , продолжайте читать здесь, на oneHOWTO, чтобы узнать!

    Лимфоциты — нормальный диапазон

    Уровень ваших лимфоцитов можно проанализировать с помощью анализа крови.Ваше абсолютное значение лимфоцитов будет видно в разделе CBC . Его значение рассчитывается на миллилитр крови; нормальный диапазон лимфоцитов находится между 1300 и 4000 клеток / мл .

    Взгляните на таблицу ниже, чтобы узнать, какой диапазон лимфоцитов считается нормальным для вашей возрастной группы. В этом случае все диапазоны выражены в процентах и ​​ALC (абсолютное количество лимфоцитов):

    • От 0 до 6 дней: лимфоциты 26 — 36% (2000 — 11000 ALC)
    • От 7 до 13 дней: лимфоциты 36 — 46 % (2000 — 17000 ALC)
    • От 1 до 5 месяцев: лимфоциты 43 — 53% (2500 — 16500 ALC)
    • От 6 до 11 месяцев: лимфоциты 45 — 75% (4000 — 13500 ALC)
    • От 1 до 3 лет: лимфоциты 50-70% (3000-9000 ALC)
    • От 4 до 9 лет: лимфоциты 40-60% (2000-8000 ALC)
    • От 10 до 20 лет: лимфоциты 25-45% (1500-6500 ALC)
    • Более 20: лимфоциты 18–44% (1300–4000 ALC)

    Вам также может быть дан процентное значение, хотя оно включает Т-клетки, В-клетки и NK-клетки.Нормальное количество лимфоцитов должно составлять от 15% до 40% лейкоцитов.

    Чтобы узнать больше о состоянии вашей иммунной системы, рекомендуется измерить и проанализировать другие типы лейкоцитов в вашем организме. Эти результаты следует интерпретировать в контексте индивидуального случая пациента.

    Высокое количество лимфоцитов

    Количество лимфоцитов высокое, если количество лимфоцитов в вашем анализе крови превышает 4000 на миллилитр. Увеличение количества лимфоцитов обозначается как лимфоцитоз , и указывает на острый или хронический инфекционный процесс. Высокое количество лимфоцитов может указывать на наличие таких патологий, как;

    • Мононуклеоз
    • Пневмония
    • Краснуха или туберкулез
    • Лекарственная аллергия
    • Линфопролиферативные процессы, такие как лейкоз .

    Маленькие дети (от 1 до 4 лет) считаются лимфоцитозом, если количество лимфоцитов превышает 9000 на миллилитр. Однако считается, что высокое количество лимфоцитов у детей от 5 до 12 лет превышает 7000 на миллилитр.

    Но не стоит сразу паниковать. Существует множество причин высокого количества лимфоцитов, которые мы подробнее обсудим в нашей статье, что означает высокое количество лимфоцитов. Это всего лишь общее руководство, только врач может поставить вам надежный диагноз в соответствии с вашим конкретным случаем.

    Высокое количество лимфоцитов — что делать?

    Как мы уже упоминали, высокое количество лимфоцитов может быть вызвано множеством разных обстоятельств, но часто является неопровержимым признаком основного заболевания.Следовательно, , лечение для увеличения количества лимфоцитов будет зависеть от вашего конкретного диагноза (поставленного профессионалом). Если вы хотите узнать больше о лечении лимфоцитов, прочтите нашу статью: как лечить лимфоцитоз.

    Однако есть определенные изменения в жизни, которые вы можете внести, чтобы попытаться снизить уровень лимфоцитов. Если у вас высокое количество лимфоцитов, мы рекомендуем избегать сладких продуктов, увеличить потребление омега-3 жирных кислот и улучшить потребление витаминов C и D.Также рекомендуется умеренная физическая нагрузка [2] .

    Низкое количество лимфоцитов

    Низкое количество лимфоцитов обычно обозначается как лимфопения . Это происходит, когда количество лимфоцитов ниже 1300 / мл. Лимфопения часто встречается у людей, чья иммунная система подвергалась иммуносупрессивному лечению, например Химиотерапия . Чтобы узнать больше о лимфопении, мы рекомендуем взглянуть на нашу статью о; что произойдет, если у вас низкое количество лимфоцитов. для получения дополнительной информации.

    Низкое количество лимфоцитов также может наблюдаться у людей, страдающих волчанкой, хронической уремией, СПИДом, апластиканемией, туберкулезом или болезнью Ходжкина [3] .

    Низкий уровень лимфоцитов часто встречается во время беременности, и в этом случае не о чем беспокоиться. Если вы беременны и у вас низкое количество лимфоцитов, мы рекомендуем посмотреть: причины низкого уровня лимфоцитов при беременности.

    У меня низкое количество лимфоцитов — что делать?

    Лимфопения обычно вызывается ослабленной иммунной системой, поэтому вам нужно работать над ее укреплением.В этом случае сосредоточьтесь на сбалансированном питании, включив в него: в основном фрукты и овощи, сложные углеводы и только здоровые жиры являются основными. Кроме того, мы рекомендуем увеличить потребление цинка (кленовый сироп, водоросли, семена льна, тыквенные семечки …), бета-каротина и сохранить как можно более гидратированный, а также значительно снизить уровень стресса и регулярно заниматься спортом.

    Эта статья носит чисто информативный характер, oneHOWTO не имеет полномочий назначать какие-либо медицинские процедуры или ставить диагноз.Мы приглашаем вас посетить врача, если у вас есть какое-либо заболевание или боль.

    Если вы хотите прочитать статьи, похожие на Каков нормальный диапазон количества лимфоцитов , мы рекомендуем вам посетить нашу категорию «Заболевания и вторичные эффекты».

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *