Лямблия кишечная: (Giardia intestinalis)

Содержание

Лямблия (Lamblia (Giardia) intestinalis)

ЛЯМБЛИЯ

Lamblia (Giardia) intestinalis – возбудитель лямблиоза. Паразитирует только у человека. Заболевание распространено повсеместно.

Морфологические особенности: имеет грушевидную форму с заостренным задним концом (рис.10). Размер тела – 10-18 мкм. На переднем конце имеется 4 пары жгутиков. Есть 2 опорных стержня (аксостили), разделяющие тело на 2 симметричные половины, имеющие по 1 ядру и присасывательному диску. Питание осмотическое, размножение бесполое (продольное деление надвое). Цисты овальной или округлой формы, размером 10-14 мкм.

Рис. 10. Морфология лямблии (Lamblia intestinalis)

А – схема трофозоита, Б – трофозоиты ( 7х40), В – бинарное деление, Г – циста

Жизненный цикл (рис.11): имеются 2 стадии: вегетативная (трофозоит) и циста. Заражение происходит алиментарным путем при заглатывании цист лямблий с немытыми овощами и фруктами, с водой. Эксцистирование происходит в двенадцатиперстной кишке. Обитает лямблия в верхнем отделе тонкого кишечника и в желчных ходах.

Патогенное действие.

Механическое (раздражение слизистой двенадцатиперстной кишки, нарушение пристеночного пищеварения и всасывания, особенно жиров и жирорастворимых витаминов).

Токсико-аллергическое (отравление организма продуктами жизнедеятельности).

Питание за счет организма хозяина и нарушение обменных процессов

(поглощение питательных веществ и витаминов).

Лямблиоз отягощает течение других заболеваний пищеварительной системы.

Рис. 11. Жизненный цикл возбудителя лямблиоза

Характерные симптомы: общее недомогание, снижение аппетита, тошнота, боли в эпигастральной области и в правом подреберье, неустойчивый стул (поносы, запоры).

Лямблии часто встречаются у совершенно здоровых людей. Лабораторная диагностика: обнаружение вегетативных форм

(трофозоитов) в фекалиях или в дуоденальном содержимом.

Профилактика: соблюдение правил личной гигиены, выявление и лечение больных, санитарно-просветительная работа.

Лямблия кишечная: фото, лечение, симптомы

Наука

26/06/2014

– Возбудителя лямблиоза – простейшиего паразита Lamblia intestinalis (синонимы Giardia intestinalis, Giardia duodenalis) – впервые увидел под микроскопом в 1681 году голландский натуралист Антон ван Левенгук

– Название «лямблии» паразиты получили в честь профессора патологической анатомии Харьковского императорского университета, чеха по национальности, Душана Лямблия, который в 1859 году опубликовал статью, где подробно описал их

– Лямблия – один из немногих эукариотических организмов, лишенных митохондрий (органелл, обеспечивающих клетку энергией)

– Термины «лямблии» и «лямблиоз» широко используются отечественными специалистами. На Западе чаще можно услышать соответствующие синонимы: «жиардиа» и «жиардиоз» (Giardia и giardiasis)

– Согласно данным ВОЗ лямблии выявляют примерно у 20-25% детей, что в 3 раза выше, чем у взрослых

– В Украине ежегодно регистрируют 30-40 тысяч случаев лямблиоза, два случая из трех – у детей

– В благоприятных условиях – в тонком кишечнике человека и животных – лямблии существуют в вегетативной (подвижной) форме.

Вегетативные особи лямблий называются трофозоиды, они активно питаются и размножаются. В вегетативной форме лямблии имеют 4 пары жгутиков и специальный диск, с помощью которого они прикрепляется к слизистой оболочке тонкой кишки. В неблагоприятных условиях лямблии теряют подвижность и переходят в форму цист, устойчивых к различным воздействиям. Если трофозоиды во внешней среде сохраняются в течение 30-60 мин, то цисты – до 4 месяцев. Цисты выделяются с калом

– Больной лямблиозом ребенок может ежесуточно выделять с калом до 900 млн цист лямблий. Для заражения достаточно 10-100 цист

– Заражение происходит при употреблении загрязнённых цистами воды и продуктов питания (фрукты, овощи), через загрязненные цистами руки и предметы

– Лямблиозная инфекция может протекать бессимптомно, и тогда говорят о лямблионосительстве

– Клинические проявления лямблиоза неспецифичны:  боль в животе, тошнота, вздутие живота, запоры, сменяющиеся поносами, кожные аллергические реакции, повышенная утомляемость, снижение аппетита и др

– Общая интоксикация при лямблиозе может оказывать влияние на нервную систему: человек становится раздражительным, плаксивым, угнетенным.

  В связи с этим “крестный отец” Lamblia intestinalis Душан Лямбль называл их “паразитами тоски и печали”

– Диагностика лямблиоза – повторные анализы кала и анализ дуоденального содержимого. Через 2-4 недели после заражения в крови обнаруживаются специфические антитела, поэтому возможна также серологическая диагностика лямблиоза

– Целесообразность лечения при бессимптомной форме лямблиоза дискутируется. При острой форме лямблиоза назначают противопаразитарную терапию (метронидазол, орнидазол, тинидазол, альбендазол, фуразолидон и др.). При хронической форме лямблиоза противопаразитарной терапии предшествует  ликвидация токсикоза. В ходе лечения назначают  также антигистаминные и ферментные препараты,  пробиотики, витаминные комплексы, а также диету, улучшающую перистальтику кишечника.

 

На фото: возбудитель лямблиоза Lamblia intestinalis (вегетативная форма) на слизистой оболочке кишечника; электронная микроскопия

Поділіться цим з друзями!

Жиардиаз [лямблиоз] — причины, симптомы и лечение — Медкомпас

Жиардиаз [лямблиоз]

Жиардиаз (лямблиоз) — представляет собой патологическое состояние, при котором происходит поражения организма больного, за счет заражения одноклеточными микроорганизмами (лямблиями).

Симптомы болезни

Лямблиоз, паразитарное заболевание, в ходе развития которого происходит возникновение следующих жалоб:

  • Болезненные ощущения в верхней трети живота, или около пупка
  • Раздутие живота, тошнота, спазмы
  • Запоры чередующиеся с поносом, наблюдаются характерные испражнения желтого цвета, с примесью слизи
  • Нарушение работы желчевыводящей системы, проявляется в виде болей в правом подреберье, изжоги, пожелтения белков глаз, и т. п.
  • Развитие кожных высыпаний, сопровождающихся зудом, жжением
  • Развитие общей слабости, снижение аппетита, повышение раздражительности, нарушения сна.

Причины болезни

Причиной развития лямблиоза является заражение организма больного одноклеточными микроорганизмами — лямблиями. Лямблии — представляют собой паразитические микроорганизмы, размером в 10-14 микрометров, которые обитают в тонком кишечнике млекопитающих и птиц. Специфической для человека является Giardia intestinalis (кишечная лямблия) именно попадание ее в тонкий кишечник человека провоцирует заболевание.

Питаться лямблии могут только в переваренной человеком пищей. При кипячении погибают, почти моментально.

Диагностика

Диагностика лямблиаза, включает в себя два этапа. На первом этапе, врач оценивает предъявляемые больным жалобы, при наличии симптомов характерных для данного заболевания, назначаются дополнительные исследования:

  • Основным методом окончательного подтверждения диагноза является копрологическое исследование. В ходе выполнения этого исследования происходит поиск следов возбудителя в каловых массах больного.
  • Исследование содержимого тонкой кишки, в поисках возбудителя
  • Исследование крови, в поисках специфических белков иммунной системы, выделенных в ответ на вторжение возбудителя

Осложнения

Специфических осложнений лямблиоза не выявлено, как побочный эффект его лечения может формироваться дисбактериоз и нарушения ферментативной активности тонкой кишки.

Лечение болезни

Перед началом лечения заболевания следует оценить тяжесть состояния, в большинстве случаев, терапия будет выглядеть следующим образом:

  • На первом этапе лечения производится уменьшение выраженности токсикоза, в кишечнике создаются условия не благоприятные для жизни возбудителя. Это достигается за счет сочетания ферментативной терапии, диеты, желчегонных препаратов. Первый этап длится 7-14 дней. Назначаются противоаллергические препараты, с целью уменьшения местного отека и снятие остроты кожных проявлений.
  • На втором этапе лечения, больному, назначается противопаразитарная терапия, направленная на непосредственное уничтожение возбудителя. При выраженном токсикозе, она дополняется внутривенным вливанием физиологического раствора и глюкозы.
  • На третьем этапе лечения формируются условия, препятствующие повторному развитию инфекции, ключевая роль в этом отводится диете.

При остром течении заболевания, допускается применении одноэтапной схемы, когда назначение противопаразитарных препаратов происходит одновременно с коррекцией диеты, но такая схема лечения тяжелее переносится больными, и оправданна только при тяжелом течении лямблиоза.

Ученые: паразиты-лямблии "взламывают" наши клетки

Автор фото, Science Photo Library

Подпись к фото,

Лямблиями может быть заражена грязная вода или не прошедшая достаточной термической обработки еда

Ученые изучили механизм питания паразитов-гиардий, которые возбуждают одно из самых часто встречающихся в мире заболеваний желудка. Как оказалось, паразиты, живущие у человека в тонкой кишке, имитируют некоторые функции организма, чтобы получить доступ к питательным веществам внутри клеток тонкой кишки.

Гиардии, также известные как лямблии, паразитируют в тонкой кишке человека, других млекопитающих и птиц.

Впервые кишечная лямблия была описана чешским медиком-анатомом Лямблем в 1859 году как возбудитель лямблиоза.

В России этим заболеванием болеют главным образом дети, но лямблиоз - большая проблема в странах Азии и Африки и в регионах мира, где нет доступа к чистой воде или где едят не обработанную термически пищу.

Каждый год в мире диагностируется около полумиллиона случаев лямблиоза, но до сих пор ученым не было известно, каким образом лямблии извлекают из тканей человека питательные вещества.

Как выяснили ученые из Университета Восточной Англии, паразиты пользуются для этого механизмом, который напоминает некоторые функции человеческого организма. Статья об исследовании опубликована в журнале GigaScience.

"Готовые блюда"

Как выяснилось, лямблии, живущие в тонком кишечнике, выделяют специальные вещества, чтобы расщеплять клетки стенок тонкого кишечника, в котором они живут.

Лямблии выделяют два вида белков, которые помогают им растворить слизистую оборочку кишечника и разорвать связь между отдельными клетками, чтобы получить доступ к питательным веществам.

Один из этих белков имитирует белок тенасцин, который может либо усиливать связь между клетками, либо ослаблять ее в случаях когда это необходимо, например при заживании ран.

Но "тенасцин", который используют лямблии, предотвращает заживание связывающих клетки элементов.

"После того как гиардии ломают межклеточные барьеры, открывая доступ к питательным веществам, другие бактерии получают возможность воспользоваться этими "готовыми блюдами", что в некоторых случаях усугубляет симптомы лямблиоза".

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Лямблиоз может грозить туристам или отдыхающим, которые пьют неочищенную воду

"Плохие бактерии"

Лямблиоз как правило через некоторое время проходит, либо для его лечения используют антибиотики.

Однако примерно половина носителей лямблии не испытывают никаких симптомов заболевания.

Как говорит доктор Тайлер, это может зависеть от соотношения "хороших" и "плохих" бактерий у нас в кишечнике.

Те, кто испытывают тяжелые симптомы, по версии доктора, имеют в кишечнике больше "плохих" бактерий, которые поглощают питательные вещества, высвобождаемые лямблиями.

"У некоторых в кишечнике доминируют достаточно хорошие бактерии, которые не вызывают воспаления и болей, а могут даже от них защищать.

"Мы считаем, что у некоторых людей в кишечнике много плохих бактерий, употребляющих высвобожденные лямблиями питательные вещества и вызывающих воспаление," - продолжает ученый.

"Лямблия наносит изначальный ущерб, высвобождая питательные вещества внутрь кишки, а потом, если у вас много плохих бактерий, начинается цикл воспаления", - говорит Тайлер.

Именно поэтому для профилактики лямблиоза полезны йогурты и другие напитки с "хорошими" бактериями, добавляет доктор.

Кишечная инфекция - ЛЯМБЛИОЗ! | Исследования на паразитарные заболевания | Лабораторные исследования, испытания, измерения | Наши услуги | ФБУЗ "Центр гигиены и эпидемиологии в Липецкой области"

Лямблиоз - часто встречающееся паразитарное заболевание тонкого кишечника человека, вызываемое Lamblia intestinalis (Giardia Lamblia) - представитель семейства простейших, существующая в двух формах - цистах и трофозоитах (рис.1). Лямблии считаются причиной более 20% острых кишечных заболеваний.

Источником распространения возбудителей лямблиоза служит инвазированный человек, выделяющий зрелые цисты лямблий с фекалиями в окружающую среду. Не исключается эпидемиологическая роль животных, являющихся носителями лямблий (собак, кошек, морских свинок, кроликов и др. ). Механическими переносчиками возбудителей могут являться мухи, тараканы и другие насекомые. Заражение лямблиозом происходит по фекально-оральному механизму - водным, пищевым, контактно-бытовым путями. Ведущими факторами передачи инфекции выступают некипяченая вода, продукты питания, руки, предметы общего пользования, почва, загрязненные цистами лямблий. Заражающая доза составляет порядка 10 - 100 цист.

Цисты лямблий устойчивы и способны сохраняться во внешней среде до 66 дней при условии увлажнения. Оптимальными являются температура 2 - 6°С и относительная влажность воздуха 80 - 100%. В водопроводной и прудовой воде цисты лямблий выживают в течение 1 - 3 месяцев при температуре воды от 4 до 20°С. В сточной воде в летнее время цисты лямблий выживают до 3 - 4 месяцев. На продуктах питания цисты сохраняются жизнеспособными несколько часов, а при большой влажности продукта - и до нескольких суток. К мгновенной гибели цист лямблий приводит: кипячение, высушивание на воздухе в течение суток, ультрафиолетовое излучение при дозе облучения не менее 40 мДж/см2. Концентрации хлора, рекомендуемые для бактериального обеззараживания воды, неэффективны по отношению к цистам лямблий.

Клиническими проявлениями болезни могут быть: боли в верхней части живота или в области пупка, вздутие живота, урчание, тошнота, диарея, дискинезии желчных путей, атопический дерматит, общая слабость, утомляемость, раздражительность, снижение аппетита, головные боли, головокружение, плохой сон. Доказанной является и патогенная роль лямблий при других заболеваниях желудочно - кишечного тракта, течение которых отягощается при сопутствующем лямблиоз.

Показаниями к лабораторному обследованию для исключения лямблиоза являются: наличие болезней пищеварительного тракта, стойкая эозинофилия крови, аллергические проявления, нейроциркуляторная дисфункция, особенно в сочетании с патологией пищеварительного тракта.

Традиционная диагностика возбудителя лямблиоза проводится на обнаружение цистных или вегетативных форм в фекалиях или дуоденальном содержимом микроскопическими методами. Эффективность их не высокая из - за прерывистости выделения возбудителя из кишечника и трудностей в определении атипичных форм. По этим причинам приходится проводить исследования биологического материала с кратностью от 3-х и более раз. Несомненно, микроскопические методы исследования считаются «золотым стандартом» для диагностики кишечных паразитозов и постановка диагноза проводится только после микроскопического исследования, но если однозначной идентификации паразита не может быть или паразитарный агент не выявлен, образец может быть проанализирован с помощью метода полимеразной цепной реакцией (ПЦР). Метод ПЦР обладает высочайшей чувствительностью – обладает возможностью найти всего один фрагмент генетического материала возбудителя. Следующий плюс — его высокая специфичность, в материале определяется уникальная последовательность нуклеотидов, характерная только для конкретного возбудителя. Кроме того метод позволяет одновременно, в одном и том же материале, проводить поиск нескольких возбудителей без какого-либо ущерба для качества ответа. При помощи ПЦР определяют возбудителя, а не реакцию на его внедрение со стороны организма. Таким образом, появилась возможность точно диагностировать, а также заподозрить заболевание еще в инкубационном периоде, когда нет никаких клинических или лабораторных признаков болезни.

Дополнительным методом диагностики лямблиоза, является иммуноферментный анализ (ИФА), основанный на обнаружении в крови больного антител, специфичных к антигенам лямблий. Установлено, что антитела (АТ) к антигенам (АГ) лямблий присутствуют в крови человека практически на всех стадиях заболевания. Ранние АТ класса IgM появляются на 10 - 14 день от начала инвазии, затем накапливаются специфические иммуноглобулины классов IgG, IgА, последние после излечения могут сохранятся до 6 - 9 месяцев. Попадание АГ лямблий в переферическую кровь происходит при увеличении резорбции слизистой оболочки кишечника, проницаемость которой, возрастает при ее воспалении. В связи с этим выявление антител к антигенам лямблий в сыворотке крови может свидетельствовать о наличии патологического процесса.

Конечно - это эффективные диагностические методы. Но в любом случае нельзя ограничиваться только одним из них. Лучше всего комбинировать их – помимо определения ДНК самого возбудителя методом ПЦР необходимо оценивать и иммунный ответ организма, который определяется серологическим методом ИФА, а также использовать классические микроскопические методы исследования.

 

Необходимую информацию по обследованию Вы можете получить по адресу: г.Липецк, ул. Гагарина, 60 А, тел. 308-651 (доб. 679), 308-651 (доб. 671)

 

  

Ссылки по теме:

Отряд Diplomonadida

Простейшие этого отряда обладают двойным набором всех органоидов и характеризуются билатеральной симметрией.

Они имеют 2 ядра, некоторые свободноживущие - 2 цитостома. Происхождение этих жгутиконосцев, видимо, связано с не доведенным до конца продольным делением.

Из числа паразитических дипломонад наибольший интерес представляет род Lamblia. Известно около 40 видов лямблий - паразитов млекопитающих: собак, кошек, волков, белок, мышей и др. , включая человека. Лямблии имеют характерную грушевидную форму с расширенным передним и суженным задним концом. Спинная сторона тела выпуклая, на брюшинной стороне отчетливо видна впадина - присасывательный диск, ограниченный опорными фибриллами. Это органоид прикрепления к поверхности кишечника.

Лямблия кишечная(Lamblia intestinalis) - возбудитель лямблиоза.

Этиология. Лямблии (L. intestinalis) - представители одной из ранних ветвей филогенетического дерева эукариотов, но имеют особенности, свойственные прокариотам (отсутствие митохондрий, интронов в генах и др.).

Этот возбудитель впервые был обнаружен в фекалиях человека, больного диареей, и описан Антони ван Левенгуком в 1684 г.; в 1859 г. его подробно описал Д. Ф. Лямбль, который наблюдал этого представителя жгутиковых простейших в фекалиях детей с диареей в клинике Праги.

Лямблия по форме напоминает грушу, разрезанную пополам, имеет тело длиной 10-18 мкм, 2 ядра и 4 пары жгутиков. По средней линии вдоль всего тела проходят два тонких аксостиля. В расширенной части тела расположены два присасывательных диска, с помощью которых паразит прикрепляется к ворсинкам кишечника. Питаются лямблии веществами с поверхности клеток кишечного эпителия. Лямблии обитают в тонкой кишке, иногда проникают в желудок и желчный пузырь.

Биологияразвития (рис. 2.21). Существуют вегетативные формы лямблий и цисты, которые из них образуются. Из одной цисты при заглатывании ее новым хозяином образуется 2 трофозоита. Вегетативная форма имеет длину 10-18 мкм, ширину 8-10 мкм. Дорсальная сторона тела выпуклая, вентральная уплощена, и на передней расширенной стороне имеются присасы-

Рис. 2.21.Жизненный цикл Lamblia intestinalis. i - инфекционная стадия; d - диагностическая стадия.

вательные диски. Захватывая с помощью диска микроворсинки щеточной каемки, лямблия удерживается на поверхности слизистой оболочки. Она «откачивает» раствор питательных веществ из промежутков между ворсинками. У человека максимум численности лямблий приходится на верхние 2,5 м тонкой кишки. Здесь же наиболее высока интенсивность контактного пищеварения и всасывается большая часть углеводов, белков, жиров, витами-

нов, минеральных солей и микроэлементов. Лямблии способны поглощать питательные вещества и различные ферменты непосредственно из щеточной каемки, а следовательно, вмешиваться в процесс мембранного пищеварения и нарушать его. В более поздние периоды лямблии перемещаются из проксимальных в средние или дистальные отделы тонкой кишки.

Большинство исследователей отрицают возможность паразитирования лямблий в желчных путях, желчном пузыре. Концентрированная желчь оказывает губительное действие не только на лямблий, но и на другие простейшие.

Образование цист происходит в дистальном отделе тонкой кишки и в ободочной кишке и длится 12-14 ч. Здесь под влиянием неблагоприятных для них условий лямблии инцистируются. Вначале они теряют подвижность, на поверхности их тела появляются псевдоподиеобразные выпячивания цитоплазмы, жгутики отбрасываются. Тело приобретает овальную форму, происходит деление ядер. Цисты, покрытые плотной оболочкой, имеют округлую или овальную форму. На переднем конце видны 4 ядра, тесно прилегающие друг к другу, аксонемы и серповидно изогнутые фибриллы, длина которых 8-12 мкм, ширина 7-10 мкм. Как правило, из кишечника хозяина наружу выходят только цисты. Вегетативные стадии могут попадать во внешнюю среду лишь при очень сильных кишечных расстройствах.

Размножение лямблий происходит путем продольного деления. Сначала делятся ядра, потом присасывательный диск и кинетосомы. У дочерних особей жгутики формируются заново. Цитокинез начинается с расширенного переднего конца тела.

Эпидемиология. Лямблиоз распространен во всем мире. В большинстве стран, в том числе в России, случаи лямблиоза (жиардиаза) подлежат обязательной регистрации и статистическому учету. Во всем мире клинические формы лямблиоза обнаруживают примерно у 500 тыс. больных в год. В Российской Федерации ежегодно регистрируют более 100 тыс. больных, из них до 90 тыс. детей.

Лямблиоз относится к контагиозным протозоозам. Факторами передачи возбудителя являются грязные руки, вода, пища, содержащие цисты лямблий. Насекомые (мухи, тараканы, мучные хрущаки, навозные жуки) также могут способствовать распространению цист лямблий. Механизм передачи инвазии гео-оральный. Заражающая доза составляет 10-100 цист.

Период выделения цист у человека начинается в среднем на 9-12-е сутки после заражения и может длиться многие месяцы. Возможно бессимптомное носительство.

Частота лямблиоза у детей в возрасте до 9 лет в 2-3 раза превышает таковую у взрослых. Дети начинают заражаться с 3-месячного возраста.

Патогенез. Лямблии размножаются в кишечнике человека в огромных количествах, что не может быть безразличным для организма хозяина. В течение жизни они многократно прикрепляются к стенке кишки и открепляются от нее, что вызывает механическое раздражение, а также воздействует на нервные окончания стенки кишки и может привести к патологическим рефлекторным реакциям со стороны органов пищеварения. Происходят усиление митотических процессов и частая смена эпителия с заменой зрелых и функционально полноценных клеток молодыми, функционально незрелыми. Это приводит к нарушению всасывания пищевых веществ, в первую очередь жиров и жирорастворимых витаминов, а также углеводов и белков.

Длительное паразитирование лямблий в организме человека вызывает нарушение функций печени и кишечника.

Клинические проявления. Острый период лямблиоза характеризуется диареей, тошнотой, анорексией, резкими болями в эпигастрии и мезогастрии,

вздутием кишечника. Часты жалобы на головные боли, уменьшение массы тела, повышенную утомляемость.

Диагностика. Диагноз устанавливают путем микроскопического исследования фекалий и дуоденального содержимого. В дуоденальном соке обнаруживают вегетативные формы. В плотных оформленных фекалиях обнаруживают только цисты, а в жидких наряду с цистами можно найти и вегетативные формы.

Профилактика. Основными мерами профилактики лямблиоза являются предотвращение фекального загрязнения внешней среды, продуктов питания, воды, соблюдение правил личной гигиены, уничтожение механических переносчиков (мух и тараканов).

Тип Apicomplexa

Род Toxoplasma. Этот род представлен одним видом - T. gondii.

Токсоплазма(Toxoplasma gondii). T. gondii вызывает токсоплазмоз - широко распространенное заболевание. Заражение человека в основном происходит алиментарным путем при употреблении пищи, зараженной токсоплазмами, или при контакте с инфицированными кошками.

Биология развития (рис. 2.22). Возбудитель токсоплазмоза - облигатный внутриклеточный паразит. Доказана возможность внутриядерного паразитизма токсоплазмы. Она была обнаружена в 1908 г. независимо друг от друга Ш. Николем и А. Мансо в Тунисе у грызунов гонди и А. Сплендоре в Бразилии у кроликов. Родовое обозначение токсоплазмы отражает полулунную форму бесполой стадии паразита (греч. toxon - лук с натянутой тетевой, plasma - форма), видовое - название грызунов гонди.

С общебиологической точки зрения T. gondii характеризуется признаками, позволяющими рассматривать ее как паразита с очень глубокими приспособлениями. Он обнаружен на всех континентах и на всех географических широтах, может паразитировать и размножаться в сотнях видов млекопитающих и птиц, поражать самые разнообразные ткани и клетки хозяев.

В 1965 г. Хатчисон впервые экспериментально доказал, что в передачу T. gondii вовлечены кошки. В 1970 г. ученые Англии, Дании и США почти одновременно и независимо друг от друга обнаружили в фекалиях токсоплазмозных кошек ооцисты, очень похожие на таковые у кокцидий. Тем самым была доказана принадлежность токсоплазмы к кокцидиям, и вскоре был точно определен жизненный цикл паразита, состоящий из двух фаз: кишечной и внекишечной, или тканевой.

Кишечная фаза жизненного цикла токсоплазмы включает развитие в клетках слизистой оболочки кишечника окончательных хозяев, которыми являются домашняя кошка и другие представители кошачьих (дикая кошка, рысь, бенгальский тигр, оцелот, снежный барс, ягуарунди, эйр).

Полный цикл развития T. gondii может проходить только в организме представителей семейства кошачьих. Жизненный цикл токсоплазмы включает 4 основных этапа развития: шизогонию, эндодиогению (внутреннее почкование), гаметогонию, спорогонию. Все они проходят в разной экологической среде: шизогония, гаметогония и начало спорогинии протекают только в кишечнике представителей кошачьих (окончательные хозяева токсоплазмы), спорогония завершается во внешней среде, а эндодиогения проходит в клетках тканей промежуточного хозяина (в том числе человека) и в клетках основных хозяев - кошачьих.

Рис. 2.22.Жизненный цикл Toxoplasma gondii.

i - инвазионная стадия; d - диагностическая стадия: 1) серологический метод диагностики или 2) прямое обнаружение паразита в периферической крови, амниотической жидкости или тканях.

Кишечная фаза развития токсоплазмы в организме окончательного хозяина. Кишечная стадия развития начинается при заражении (пероральном) кошачьих - основных хозяев паразита - как ооцистами со спорозоитами, так и вегетативными стадиями - эндозоитами и цистозоитами, заглатываемыми с тканями промежуточных хозяев. Цистозоиты попадают в кишечник в тканевых цистах, оболочка которых под действием протеолитических ферментов быстро разрушается. Эндозоиты и освободившиеся от оболочки цистозоиты проникают в клетки слизистой оболочки кишечника и путем бесполого размножения - эндодиогении и шизогонии - интенсивно размножаются.

Рис. 2.23.Ультраструктура оокинеты токсоплазмы и малярийного плазмодия.

п - проток роптрий; пм - поверхностная мембрана; пк - полярное кольцо; в - воротник; к - кольцо; мт - микротрубочки; р - роптрии.

Примерно через 2 сут в результате многократно повторяющихся циклов бесполого размножения (шизогонии) образуется особый тип шизонтов (мерозоиты), которые дают начало следующей стадии развития паразита - гаметогонии.

При попадании в кишечник кошки зрелых ооцист токсоплазмы, освободившихся от оболочек, спорозоиты проникают в клетки реснитчатого эпителия кишечника и также начинают размножаться путем шизогонии. В результате бесполого размножения из одного шизонта образуется от 4 до 30 мерозоитов.

Развитие микрогаметоцитов сопровождается рядом последовательных делений яйца. Развитие макрогаметоцита происходит без деления ядра. Оплодотворение, т. е. слияние макро- и микрогамет, происходит в клетке эпителия, в результате чего образуется зигота, которая формирует плотную оболочку и превращается в оокинету (рис. 2.23), а затем в ооцисту. Ооцисты имеют оваль-

ную форму и диаметр от 9-11 до 10-14 мкм. Некоторое время ооцисты остаются в клетках эпителия, но затем выпадают в просвет кишечника, и токсоплазма вступает в следующий этап развития - спорогонию, которая продолжается в фекалиях и во внешней среде.

При достаточных влажности, температуре и доступе кислорода через несколько дней внутри ооцисты формируются две спороцисты с четырьмя банановидными спорозоитами в каждой.

Внекишечная (тканевая) фаза развития токсоплазмы в организме промежуточных хозяев. В клетках различных тканей промежуточных хозяев, в том числе человека, происходит бесполое размножение токсоплазм путем эндодиогении, т. е. образования двух дочерних клеток внутри материнской. В 1969-1970 гг. выявлен способ множественного внутреннего почкования, для которого предложен термин «эндополигения». Бесполое размножение этими двумя способами наряду с шизогонией было обнаружено также в кишечнике основного хозяина паразита - кошки.

Тканевая фаза развития токсоплазмы начинается при попадании в кишечник животных и человека (промежуточных хозяев) либо половых стадий паразита - ооцист со спорозоитами, либо бесполых стадий (эндозоитов и цистозоитов) с тканями инвазированных животных. В тонком отделе кишечника под влиянием протеолитических ферментов высвободившиеся из ооцист спорозоиты либо высвободившиеся из цист цистозоиты или эндозоиты проникают в эпителиальные клетки слизистой оболочки кишечника, где начинается их бесполое размножение - эндодиогения и эндополигения.

В результате размножения развиваются эндозоиты. Через 2-10 ч после внедрения в клетку спорозоита (эндозоита) из разрушенной клетки хозяина выходит 12-24-32 дочерних эндозоита. Вновь образовавшиеся эндозоиты активно внедряются в соседние клетки.

Постепенно вокруг скоплений эндозоитов образуется истинная паразитарная оболочка, и токсоплазма переходит в новую стадию - истинную тканевую цисту. В образование сложной оболочки цисты вовлечены сами паразиты, и это наблюдается при хроническом токсоплазмозе. Такие оболочки непроницаемы для антител и обеспечивают жизнеспособность паразита в течение многих лет, а иногда и пожизненно. Цисты, как правило, находятся внутри клетки, хотя доказана и внеклеточная их локализация. Диаметр цист составляет от 50-70 до 100-200 мкм. С формированием цисты эндозоиты в ней превращаются в новую стадию - цистозоиты. В зрелой цисте может присутствовать несколько тысяч цистозоитов.

Биологическое назначение тканевых цист очень велико. Прежде всего цисты обеспечивают выживание паразита в иммунном организме и тем самым повышают вероятность заражения токсоплазмозом как окончательного, так и новых особей промежуточных хозяев. Образование цистной стадии является важным этапом в жизненном цикле токсоплазмы, так как цистозоиты значительно устойчивее к внешним факторам, чем эндозоиты.

Таким образом, из описания жизненного цикла токсоплазмы следует, что промежуточные хозяева (дикие и сельскохозяйственные животные, а также человек) являются носителями вегетативных (тканевых) стадий паразита, т. е. эндозоитов в цистах. Именно с ними при диагностике токсоплазмоза приходится иметь дело врачам, ветеринарам и паразитологам.

Первично токсоплазма - паразит кошачьих, в организме которых она способна без участия других хозяев завершить как кишечную, так и внекишечную (тканевую) фазы развития. Тем самым кошачьи могут одновременно выполнять функции промежуточных и окончательных хозяев. Между тем токсоплазма - не моноксенный паразит. В его жизненный цикл вовлечены промежуточные хозяева, хотя их участие и необязательно; поэтому для токсоплазмы характерна факультативная гетерогенность, причем эндозоитами и цистозоитами - стадиями из промежуточных хозяев - могут заражаться не только окончательные хозяева, но и новые промежуточные хозяева (плотоядные животные и человек). В данном случае имеет место своего рода пассирование или перевивка без участия окончательного хозяина и без выхода токсоплазмы во внешнюю среду.

У многих животных (мыши, крысы, морские свинки, хомяки, кролики, собаки, овцы, свиньи) и человека отмечена трансплацентарная передача возбудителя в стадии эндозоита, что свидетельствует о существовании врожденного токсоплазмоза.

Эпидемиология. Токсоплазмоз - первично природно-очаговая инвазия, т. е. зооноз диких животных [Засухин Д. Н., 1952; Jirovec, 1952]. В настоящее время, однако, токсоплазмоз с эпидемиологической точки зрения следует расценивать как зооноз сельскохозяйственных и домашних животных. Человек вовлекается в циркуляцию возбудителя, как правило, в населенном пункте, т. е. в синантропном очаге токсоплазмоза. Есть основания считать, что наиболее распространенным фактором передачи возбудителя человеку является мясо инвазированных сельскохозяйственных животных. Гео-оральный механизм передачи инвазии человеку реализуется, по-видимому, гораздо реже, однако это не должно преуменьшать эпидемиологическую значимость кошек.

Клинические проявления. В соответствии с Международной статистической классификацией болезней и проблем, связанных со здоровьем, принятой ВОЗ в 1998 г., выделяют следующие нозологические формы: токсоплазмоз с вовлечением глаз, токсоплазмоз с гепатитом, токсоплазмоз с менин-

гоэнцефалитом, токсоплазмоз с пневмонией, пневмонитом, токсоплазмоз с вовлечением других органов, миокардит при токсоплазмозе и миозит при токсоплазмозе, а также врожденный токсоплазмоз.

Токсоплазмоз с вовлечением глаз протекает по типу катаракты. Он может также сочетаться с поражением ЦНС и сердца. Поражение глаз носит хронический характер с рецидивами, постепенно развиваются очаги пигментной дегенерации, атрофические очаги на сетчатке глаза, атрофия диска зрительного нерва, приводящие к прогрессирующему ухудшению зрения и слепоте.

Токсоплазмоз с гепатитом характеризуется увеличением печени (основной симптом), которая при пальпации может быть болезненной, однако значительных нарушений функции печени, как правило, не наблюдается. Нередко регистрируют и увеличение селезенки.

Токсоплазмоз с менингоэнцефалитом проявляется симптомами общей интоксикации, высокой температурой тела, сильной головной болью, нарушением сознания, судорогами. Важное диагностическое значение имеет исследование ликвора, в котором можно обнаружить токсоплазмы.

Токсоплазмоз с пневмонией, пневмонитом обычно развивается в острой стадии заболевания при генерализации инфекции. Пневмония при этом чаще всего двусторонняя, интерстициальная, характеризуется затяжным течением. После угасания острого процесса в легких остаются мелкие рассеянные кальцификаты.

Миокардит при токсоплазмозе диагностируют, когда доминирующим симптомом заболевания является поражение сердца. Между тем следует подчеркнуть, что клиническая картина существенно не отличается от картины миокардитов другой этиологии.

Миозит при токсоплазмозе характеризуется болями в мышцах. При рентгенологическом обследовании в них обнаруживают кальцификаты.

По характеру течения инфекции выделяют острую, хроническую и латентную формы. При острой форме после продромального периода (до 2 нед), во время которого отмечают слабость, повышенную утомляемость, мышечные боли, наиболее характерным симптомом является увеличение лимфатических узлов (в шейной, затылочной, подчелюстной и подмышечной областях), возможно повышение температуры тела. Могут наблюдаться образование кальцификатов, увеличение печени и селезенки, миокардиты и пневмонии, а также тяжелые поражения ЦНС (энцефалит, менингоэнцефалит). Инкубационный период длится от 3 до 14 дней. Лечение токсоплазмоза в острой форме наиболее эффективно.

Хроническая форма токсоплазмоза чаще всего протекает бессимптомно, но возможны слабость и быстрая утомляемость, иногда головные боли, а также субфебрильная температура.

Для хронического приобретенного токсоплазмоза характерно длительное течение с периодическими обострениями. Заболевание протекает нетяжело, за исключением нейротоксоплазмоза. Лечение хронического токсоплазмоза целесообразно проводить в периоды обострения.

При латентной форме инфекция протекает скрытно, без клинических симптомов.

Врожденный токсоплазмоз. Трансплацентарное заражение плода происходит только при свежем инфицировании матери во время беременности. Врожденный токсоплазмоз может иметь острое течение и затем переходить в хроническую или латентную форму. Острая форма крайне тяжелая (судороги, параличи, тяжелые поражения мозга), характеризуется высокой летальностью, в том числе внутриутробной (самопроизвольный выкидыш, мертворождение).

Хроническая форма врожденного токсоплазмоза характеризуется волнообразной лихорадкой с прогрессирующим поражением ЦНС (гидроцефалия, эпилепсия и др.), глаз (хориоретинит) и других органов (резидуальный врожденный токсоплазмоз). Клиническая картина врожденного токсоплазмоза зависит от сроков беременности на момент заражения и массивности инвазии. Возможно и латентное течение врожденного токсоплазмоза без клинических проявлений.

Токсоплазмоз и беременность. Актуальность проблемы токсоплазмоза обусловливают серьезные последствия первичного заражения женщин в период органогенеза, в ранние сроки беременности (гибель плода, уродства и т. д.). Все женщины, планирующие беременность, и беременные (желательно в ранние сроки) должны быть обследованы на наличие в сыворотке крови антител к токсоплазме.

Лабораторная диагностика заболевания, перенесенного в прошлом, или обнаружение острой инфекции T. gondii у беременной женщины предусматривает применение серологических методов. Сероконверсию обычно оценивают путем определения IgG или к антигенам токсоплазмы в парных сыворотках, взятых с интервалом 2-3 нед.

Токсоплазмоз у детей. Внутриутробный токсоплазмоз является результатом первичной инфекции у матери, протекающей с клиническими симптомами или бессимптомно. Признаки внутриутробного токсоплазмоза у новорожденных при первичном заражении во второй половине беременности, проявляющиеся в первые месяцы жизни, чаще всего неврологические. Появление последствий или рецидив возможны в более поздние сроки развития ребенка (хориоретиниты, ретинопатия недоношенных или субклиническая симптоматика).

Пути заражения. Основной путь - пероральный. Человек заражается ооцистами при употреблении овощей, ягод, сырой воды, при контакте с кошками и почвой, цистами либо тахизоитами - при употреблении непрожаренного мяса и сырого молока.

При контактном пути заражение происходит через слизистые оболочки и поврежденную кожу; такой путь возможен при тесном контакте с больными животными.

Трансплацентарный (конгенитальный) путь предполагает внутриутробное заражение плода через плаценту. Источником инфекции является беременная женщина со свежей инфекцией, когда имеет место паразитемия и токсоплазмы через плаценту, где формируется первичный очаг, гематогенным путем попадают в плод.

Трансплантационный путь заражения реализуется при пересадке органов от донора с токсоплазмозом. Также доказана передача возбудителя при переливании крови или лейкоцитной массы.

Заболеваемость населения токсоплазмозом в различных странах часто зависит от степени употребления полусырых мясных блюд, предусмотренных кулинарной практикой (до 90 % во Франции, 45-80 % в Голландии, 18-20 % в США).

Диагностика включает применение паразитологических и иммунологических методов. Для обнаружения токсоплазм проводят микроскопические исследования, реакцию прямой иммунофлюоресценции и биопробы на белых мышах. Разработаны метод иммуноблоттинга с IgМ, IgG, IgA для выявления белков возбудителя и полимеразная цепная реакция. Для диагностики внутриутробного токсоплазмоза используют методы кордоцентеза и амниоцентеза. Между тем эти методики имеют ограниченное применение в практической медицине, поскольку требуют больших денежных затрат, специальных оборудования и подготовки персонала.

В подавляющем большинстве случаев прибегают к серологическим тестам. Серодиагностика токсоплазмоза основана на обнаружении Ig классов G, М, А, Е.

Профилактика. Теоретически наиболее радикальные пути профилактики токсоплазмоза человека - элиминация и надежная санация окончательных хозяев паразита, т. е. кошек. В этом смысле профилактика токсоплазмоза близка к профилактике бешенства. Нет сомнения в том, что полное уничтожение беспризорных кошек и надежный ветеринарный надзор за домашними кошками - залог если не полного оздоровления синантропных очагов токсоплазмоза, то во всяком случае - снижения пораженности населения в них в десятки и тысячи раз.

Род Plasmodium. Малярийные плазмодии вызывают малярию - острое протозойное заболевание человека с трансмиссивным механизмом заражения, характеризующееся выраженными симптомами интоксикации, циклическим течением с чередованием приступов лихорадки и периодов апирексии, увеличением селезенки и печени, развитием гемолитической анемии при прогредиентном течении, рецидивами.

Историческая справка. Изучение малярии (одной из древнейших болезней человека) неразрывно связано с историей развития человеческой цивилизации. Предполагается, что малярия стала распространяться на Земле (из Африканского региона Средиземноморья) около 10 000 лет назад в связи с интенсивным развитием земледелия, торговли, освоением новых земель. В старинных египетских папирусах, древней китайской литературе и канонах (Charaka и Sushrutha) классической древнеиндийской медицины (Ayurveda) до нашего времени сохранились описания клинической картины и эпидемий малярии, и уже тогда высказывались предположения о возможной связи болезни с укусами комаров. Позже (VI-V вв. до н. э.) врачи Древней Греции Гиппократ и Эмпедокл подробно описали клинику малярии. Гиппократу принадлежит заслуга в том, что он выделил малярию из группы лихорадочных заболеваний и предложил различать 3 формы болезни: «quotidian» (ежедневные приступы), «tertian» (приступы через день) и «quartan» (приступы через 2 дня).

Эпоха научных открытий в изучении малярии началась в 1640 г., когда испанский врач-конкистадор Хуан дель Вего впервые для лечения больных малярией использовал настой коры хинного дерева, ранее использовавшийся индейцами Перу и Эквадора как противолихорадочное средство. Своим названием малярия обязана итальянскому естествоиспытателю Д. Ланчизи (1717), который связывал заражение людей с «ядовитыми» испарениями болот (итал. mal aria - дурной воздух). В 1880 г. французский врач A. Лаверан, работая в Алжире, подробно описал морфологию возбудителя малярии. В 1897 г. английским военным врачом Р. Россом в Индии был установлен трансмиссивный механизм передачи малярии.

В настоящее время малярия является одной из серьезнейших проблем здравоохранения для более 100 стран Африки, Азии и Южной Америки, около половины населения Земли живут в условиях риска заражения малярией. Практически во всех странах Европы и Северной Америки ежегодно регистрируют сотни завозных случаев малярии среди людей, прибывших из регионов ее распространения; растет число случаев так называемой «аэропортной» малярии. По данным ВОЗ, ежегодно в мире малярией заболевают 200-250 млн человек, не менее 80 % всех случаев малярии регистрируют в странах Африки, расположенных к югу от Сахары. Каждый год от малярии умирают от 1 до 2 млн человек, в основном детей в возрасте до 5 лет. Социальные и экономические потери только в Африке оценивают в 2 млрд долл. США в год. С 1998 г. под эгидой ВОЗ, Всемирного банка и

ЮНИСЕФ реализуется научнопрактическая программа (Roll Back Malaria Initiative) по контролю за малярией (в основном в развивающихся странах). Программа рассчитана до 2010-2015 гг. Активно ведутся разработки по созданию эффективной противомалярийной вакцины, однако для этого потребуется как минимум еще 10-15 лет. Поиск, разработка и совершенствование препаратов для лечения малярии являются одними из приоритетных направлений деятельности ВОЗ, различных фармацевтических компаний, научно-исследовательских институтов во всем мире. В последние годы в России в результате роста миграционных процессов, интенсивного развития международного туризма отмечено увеличение числа завозных случаев малярии.

Этиология. Название болезни «малярия» фактически обобщает четыре отдельных протозойных заболевания, вызываемых соответственно четырьмя видами возбудителей. Возбудители малярии относятся к подцарству Protozoa, типу Apicomplexa, роду Plasmodium, который подразделяется на два подрода: Plasmodium и Laverania (табл. 2.3).

Для каждой из четырех форм малярии характерны свои клинические, патогенетические и эпидемиологические особенности. Важнейшее место занимает малярия falciparum, возбудитель которой относится к особому подроду (Laverania). Только малярия falciparum может протекать злокачественно, приводя к летальному исходу, на ее долю приходится 80-90 % от всех случаев малярии в мире.

Эпидемиология. При малярии возможны различные механизмы передачи инфекции.

♦ Трансмиссивный механизм (при укусе комара). Этот механизм является основным, обеспечивающим существование плазмодиев как биологического вида. Источник инфекции - человек (больной малярией или паразитоноситель), в крови которого имеются зрелые гаметоциты (мужские и женские половые клетки паразита) (рис. 2.24). Переносчики малярии - только женские особи комаров рода Anopheles.

В желудке комара, куда вместе с кровью попадают мужские и женские гаметоциты, находящиеся внутри эритроцитов, происходит их дальнейшее созревание (после лизиса эритроцитов), слияние и многократное деление с образованием спорозоитов, которые накапливаются в слюнных железах комара. Бесполые формы паразита (трофозоиты, шизонты), попав в желудок комара, погибают.

Таким образом, в организме человека происходит бесполое развитие паразитов (шизогония) с образованием и накоплением гаметоцитов, в организме комара - половое развитие (спорогония), слияние мужских и женских гамет с дальнейшим развитием и образованием спорозоитов.

♦ Вертикальный механизм передачи (от матери плоду или от матери новорожденному, в процессе родов - парентеральный механизм). При вертикальной передаче плод редко заражается через плаценту. Чаще заражение происходит во время родов при попадании в кровоток новорожденного не-

Таблица 2.3. Возбудители и формы малярии

Рис. 2.24.Эритроциты, пораженные малярийным плазмодием.

которого количества материнской крови, в эритроцитах которой находятся бесполые формы паразита.

♦ Парентеральный механизм заражения приводит к развитию так называемой шизонтной малярии. Он наблюдается при гемотрансфузиях и реже при нарушениях асептики при инъекциях (например, среди наркоманов, использующих один шприц). В случае заражения при переливании крови источником инфекции является донор-паразитоноситель, часто имеющий субпатентную паразитемию (количество паразитов менее 5 в 1 мкл крови). В связи с этим в эндемичных по малярии регионах мира для контроля донорской крови необходимо использовать наряду с паразитологическими методами (определение паразита в препаратах толстой капли и мазках крови) и серологические (иммунологические) методы лабораторной диагностики малярии - реакцию непрямой иммунофлюоресценции (РНИФ), иммуноферментный анализ (ИФА) и др. Поскольку при парентеральном заражении обычно вводится небольшое количество паразитов (особенно при инъекциях), инкубационный период может длиться до 3 мес (при массивном заражении инкубационный период, наоборот, может быть и очень коротким - несколько дней), что важно знать при диагностике малярии у больных, перенесших хирургическую операцию, наркоманов.

Для распространения малярии в определенном регионе (стране, крае, области) необходимы следующие условия.

♦ Источник инфекции (больной малярией или паразитоноситель).

♦ Наличие эффективного переносчика (комары рода Anopheles).Восприимчивость к малярийным паразитам - главное качество конкретного вида комаров из этого рода. Численность комаров родаAnopheles среди популяций других видов не столь высока, как немалярийных комаров, и они в редких случаях серьезно беспокоят своими укусами. Между тем и малочисленные виды при прочих благоприятных условиях (близость мест вы-

плода комаров к жилищу людей) могут играть достаточно существенную роль. Более 70 видов комаров рода Anopheles (среди более 200 известных видов) могут служить эффективными переносчиками малярии.

♦ Благоприятные климатические условия (среднесуточная температура воздуха выше 16 оС и наличие мест для выплода комаров: водоемы, резервуары для воды, ирригационные сооружения и др. ). Минимальная среднесуточная температура воздуха, необходимая для развития в организме комара P. vivax, - 16 оС, P. falciparum - 18 оС, при более низкой температуре спорогонии не происходит. Продолжительность спорогонии тем меньше, чем выше температура, но до определенного уровня, так как среднесуточная температура 30 оС и выше неблагоприятна для спорогонии. При оптимальной среднесуточной температуре (25-26 оС) спорогония P. vivax длится 8-9 дней, P. falciparum - 10-11 дней.

Весь ареал распространения малярии на земном шаре (от 45о с. ш. и 40ою. ш. до 64о с. ш. и 45о ю. ш. в разные годы) занимает малярия vivax. Ареал малярии falciparum и малярии malariae несколько меньше вследствие необходимости в более высокой температуре для эффективной спорогонии, ареал малярии ovale расположен в двух не связанных территориально регионах - тропической Африке и государствах западной части Тихого океана (Индонезия, Вьетнам, Филиппины, Новая Гвинея и др. ). В горных странах очаги малярии могут формироваться до высоты 1000 м в зоне умеренного климата и до 1500-2500 м в зоне субтропиков и тропиков, причем на больших высотах (1000-1500 м и выше) встречаются очаги только малярии vivax.

Малярия отличается выраженной сезонностью. В условиях умеренного и субтропического климата малярийный сезон делится на периоды эффективной заражаемости комаров, передачи инфекции и массовых проявлений заболевания. Начало периода эффективной заражаемости комаров (при наличии источников инфекции - больных, паразитоносителей) совпадает с моментом устойчивого повышения среднесуточной температуры до 16 оС. Начало периода передачи инфекции связано с завершением спорогонии в организме комара, что зависит от конкретных среднесуточных температур данного года. В Московском регионе длительность периода передачи малярии vivax может достигать 1,5-2 мес и более, до первых осенних заморозков. Границы периода массовых проявлений менее определенны. В очагах, где передается только трехдневная малярия, период массовой заболеваемости может начинаться задолго до начала периода передачи. Наблюдаемые случаи представляют собой первичные проявления малярии vivax с длительной инкубацией (3- 10 мес) за счет заражения в прошлом сезоне и сохранения в печени гипнозоитов (без первичных проявлений с короткой инкубацией), а также отдаленные экзоэритроцитарные рецидивы (после серии приступов малярии с короткой инкубацией в прошлом сезоне без адекватной противорецидивной терапии).

Восприимчивость к малярии всеобщая. Исход заражения после попадания возбудителя в кровоток и клиническое течение болезни зависят от индивидуального иммунологического статуса, активности действия факторов неспецифической врожденной резистентности, напряженности постинфекционного иммунитета, а у новорожденных - от уровня специфических антител класса G, полученных от матери. Исключение составляют коренные жители Западной Африки и Новой Гвинеи, в большинстве своем невосприимчивые к заражению P. vivax, что связано с генетически детерминированным отсутствием у них эритроцитарных изоангигенов системы Даффи, выполняющих функцию рецепторов для мерозоитов P. vivax. Соответственно в этом регионе значительно реже, чем в других регионах тропической Африки, регистрируют случаи малярии vivax.

Относительной устойчивостью к заражению всеми видами плазмодиев обладают лица, являющиеся носителями аномального гемоглобина (при талассемии, серповидно-клеточной анемии, носительстве гемоглобинов Е и С и др.), имеющие нарушения строения цитоскелета эритроцитов (при наследств


Узнать еще:

Кишечный паразит разрушает клетки под видом человеческого белка - Наука

С лямблиями человечество «знакомо лично» уже более трехсот лет: впервые их увидел в свой микроскоп Антони ван Левенгук, основоположник научной микроскопии. Это крошечный эукариотический организм (длиной 10—20 микрометров) с четырьмя жгутиками, который не является ни животным, ни растением, ни грибом, то есть относится к протистам. Один из наиболее известных представителей рода — кишечная лямблия, которая паразитирует в человеческом кишечнике, вызывая боли в животе и диарею. По данным ВОЗ, ежегодно лямблиозом заражаются более 200 миллионов человек во всем мире.

В экспериментах ученые изучали секретОм лямблий — совокупность органических и неорганических молекул, которые они выделяют во внешнюю среду. Особенно исследователей интересовали белки лямблий, которые, попадая в кишечник человека, могут взаимодействовать с человеческими клетками. Для этого лямблий выращивали in vitro в питательной среде, а затем растворенные в ней белки анализировали при помощи масс-спектрометрии.

Анализ белковый семейств, которые лямблии выделяют в окружающую среду, показал, что одно из них — тенесцины — очень похоже на человеческое. Это группа белков, которая у человека регулирует клеточную адгезию — способность «прилипать» друг другу и к субстрату. Это необходимо при заживлении ран и формировании тканей: при необходимости тенесцины помогают разрушать клетки и балансируют «склеивающие» белки.

Лямблии под микроскопом. Фото: Suha Al Naimi and Kevin Tyler

Лямблии производят белки с аналогичными функциями, используя их во вред хозяину, тормозя заживление ран и нарушая межклеточные контакты. Более того, разрушая клетки кишечника, лямблии высвобождают питательные вещества, на которые «налетают» условно-патогенные обитатели кишечника. Это дополнительно смещает баланс кишечной микрофлоры, на фоне чего лямблии успешнее размножаются.

В дальнейшем ученые планируют выяснить, можно ли остановить развитие лямблиоза, заблокировав действие этих белков.

Статья с результатами исследования опубликована в журнале GigaScience.

Недавно произошла вспышка еще одного инфекционного заболевания пищеварительной системы — так называемого «желудочного гриппа», вызванного норовирусом. «Чердак» разобрался, что от него ждать и как спастись.

Лямблиоз: причины, симптомы и лечение

Что такое лямблиоз?

Лямблиоз - это инфекция тонкого кишечника. Это вызвано микроскопическим паразитом Giardia lamblia . Лямблиоз распространяется при контакте с инфицированными людьми. И вы можете заразиться лямблиозом, употребляя зараженную пищу или пить зараженную воду. Домашние собаки и кошки также часто заражаются лямблиозом.

По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), это заболевание встречается во всем мире.Однако это чаще встречается в перенаселенных развивающихся странах, где отсутствуют санитарные условия и контроль качества воды.

G. lamblia обнаруживается в кале животных и человека. Эти паразиты также процветают в зараженной пище, воде и почве и могут выживать вне хозяина в течение длительных периодов времени. Случайное употребление этих паразитов может привести к инфекции.

Самый распространенный способ заразиться лямблиозом - пить воду, содержащую G. lamblia . Загрязненная вода может быть в плавательных бассейнах, спа и водоемах, например, в озерах.Источники загрязнения включают фекалии животных, подгузники и сельскохозяйственные стоки.

Лямблиоз через пищу встречается реже, потому что тепло убивает паразитов. Плохая гигиена при обращении с продуктами питания или употреблении продуктов, промытых в зараженной воде, может привести к распространению паразита.

Лямблиоз передается также при личном контакте. Например, незащищенный анальный секс может передать инфекцию от одного человека к другому.

Смена детского подгузника или заражение паразитом во время работы в детском саду также являются распространенными способами заражения.Дети подвержены высокому риску развития лямблиоза, потому что они могут столкнуться с фекалиями при ношении подгузников или при приучении к горшку.

Некоторые люди переносят паразитов лямблии без каких-либо симптомов. Симптомы лямблиоза обычно проявляются через 1-2 недели после заражения. Общие симптомы включают:

Возможно, вам придется сдать один или несколько образцов стула на анализ. Техник проверит ваш образец стула на наличие паразитов лямблии. Во время лечения вам может потребоваться сдать больше образцов.Ваш врач может также провести энтероскопию. Эта процедура заключается в том, чтобы ввести гибкую трубку в горло и в тонкий кишечник. Это позволит вашему врачу осмотреть ваш пищеварительный тракт и взять образец ткани.

В большинстве случаев лямблиоз проходит самостоятельно. Ваш врач может прописать лекарства, если ваша инфекция тяжелая или длительная. Большинство врачей порекомендуют лечение противопаразитарными препаратами, вместо того, чтобы оставлять это дело само по себе. Для лечения лямблиоза обычно используются определенные антибиотики:

  • Метронидазол - это антибиотик, который необходимо принимать в течение пяти-семи дней.Это может вызвать тошноту и оставить металлический привкус во рту.
  • Тинидазол так же эффективен, как и метронидазол, и часто лечит лямблиоз однократной дозой.
  • Нитазоксанид - популярный препарат для детей, потому что он доступен в жидкой форме и его нужно принимать только в течение трех дней.
  • У паромомицина меньше шансов вызвать врожденные дефекты, чем у других антибиотиков, хотя беременным женщинам следует подождать после родов, прежде чем принимать какие-либо лекарства от лямблиоза.Это лекарство вводится в трех дозах в течение 5-10 дней.

Лямблиоз может привести к таким осложнениям, как потеря веса и обезвоживание из-за диареи. Инфекция также может вызывать непереносимость лактозы у некоторых людей. Дети до 5 лет, страдающие лямблиозом, подвержены риску недоедания, которое может мешать их физическому и умственному развитию.

Лямблиоз нельзя предотвратить, но можно снизить риск его заражения, тщательно вымыв руки, особенно если вы работаете в местах, где легко распространяются микробы, например в детских садах.

Пруды, ручьи, реки и другие водоемы могут быть источниками лямблий. Не глотайте воду, если купаетесь в одном из них. Не пейте поверхностную воду, если она не была кипяченой, обработанной йодом или фильтрованной. Берите с собой воду в бутылках, когда идете в поход или в поход.

Путешествуя по региону, где наблюдается лямблиоз, не пейте водопроводную воду. Также не следует чистить зубы водой из-под крана. Имейте в виду, что водопроводная вода также может присутствовать в составе льда и других напитков. Избегайте употребления сырых местных продуктов.

Будьте осторожны с сексуальными практиками, связанными с распространением этой инфекции, например анальным сексом. Используйте презерватив, чтобы снизить риск заражения лямблиозом.

Лямблиоз обычно длится от шести до восьми недель, но такие проблемы, как непереносимость лактозы, могут сохраняться после того, как инфекция пройдет.

Лямблиозная инфекция (лямблиоз) - Симптомы и причины

Обзор

Лямблиозная инфекция - это кишечная инфекция, характеризующаяся спазмами желудка, вздутием живота, тошнотой и приступами водянистой диареи.Инфекция Giardia вызывается микроскопическим паразитом, который встречается во всем мире, особенно в районах с плохими санитарными условиями и небезопасной водой.

Лямблиоз (лямблиоз) - одна из наиболее частых причин заболеваний, передающихся через воду в Соединенных Штатах. Паразиты встречаются в отдаленных ручьях и озерах, а также в общественных водопроводах, бассейнах, гидромассажных ваннах и колодцах. Инфекция лямблий может передаваться через пищу и при личном контакте.

Инфекции лямблий обычно проходят в течение нескольких недель.Но проблемы с кишечником могут возникнуть еще долго после того, как паразиты исчезнут. Некоторые препараты обычно эффективны против паразитов лямблии, но не все на них реагируют. Профилактика - ваша лучшая защита.

Продукты и услуги

Показать больше продуктов от Mayo Clinic

Симптомы

У некоторых людей с инфекцией лямблиоза никогда не появляются признаки или симптомы, но они все еще являются переносчиками паразита и могут передавать его другим через стул.У тех, кто действительно заболел, признаки и симптомы обычно появляются через одну-три недели после заражения и могут включать:

  • Водянистая диарея, иногда с неприятным запахом, которая может чередоваться с мягким жирным стулом
  • Усталость
  • Спазмы и вздутие живота
  • Газ
  • Тошнота
  • Похудание

Признаки и симптомы инфекции лямблии могут длиться от двух до шести недель, но у некоторых людей они сохраняются дольше или рецидивируют.

Когда обращаться к врачу

Позвоните своему врачу, если у вас жидкий стул, спазмы желудка и вздутие живота, а также тошнота, длящаяся более недели, или если у вас наступило обезвоживание. Обязательно сообщите своему врачу, если вы подвержены риску заражения лямблиозом - то есть у вас есть ребенок в учреждении присмотра за детьми, вы недавно ездили в район, где инфекция распространена, или вы глотали воду из озера. или поток.

Причины заболевания

Лямблии-паразиты обитают в кишечнике людей и животных.Прежде чем микроскопические паразиты попадают со стулом, они заключаются в твердые оболочки, называемые цистами, что позволяет им выживать вне кишечника в течение нескольких месяцев. Попав внутрь хозяина, цисты растворяются, и паразиты высвобождаются.

Заражение происходит при случайном проглатывании цисты паразита. Это может произойти при проглатывании небезопасной воды, употреблении инфицированной пищи или при личном контакте.

Проглатывание зараженной воды

Самый распространенный путь заражения лямблиозом - проглатывание небезопасной (зараженной) воды.Паразиты лямблии встречаются в озерах, прудах, реках и ручьях по всему миру, а также в общественных системах водоснабжения, колодцах, цистернах, плавательных бассейнах, аквапарках и курортах. Грунтовые и поверхностные воды могут инфицироваться лямблиями из сельскохозяйственных стоков, сточных вод или фекалий животных. Дети в подгузниках и люди с диареей могут случайно заразить бассейны и спа.

Употребление в пищу зараженных пищевых продуктов

Паразиты лямблий могут передаваться через пищу - либо потому, что работники пищевых продуктов с инфекцией лямблии не моют тщательно руки, либо потому, что сырые продукты орошаются или промываются небезопасной (зараженной) водой.Поскольку приготовление пищи убивает лямблии, пища является менее распространенным источником инфекции, чем вода, особенно в промышленно развитых странах.

Контакт между людьми

Лямблиозом можно заразиться, если руки испачканы фекалиями - родители, меняющие подгузники, особенно подвержены риску. То же самое и с работниками по уходу за детьми и детьми в детских учреждениях, где вспышки болезни становятся все более частыми. Паразиты лямблии также могут передаваться при анальном сексе.

Факторы риска

Паразиты лямблии - очень распространенные кишечные паразиты. Хотя паразитами лямблии может заразиться кто угодно, некоторые люди особенно подвержены риску:

  • Детский. Лямблии чаще встречаются у детей, чем у взрослых. Дети с большей вероятностью будут контактировать с фекалиями, особенно если они носят подгузники, приучены к туалету или проводят время в детском саду. Люди, которые живут или работают с маленькими детьми, также подвержены более высокому риску развития инфекции лямблии.
  • Люди, не имеющие доступа к чистой питьевой воде. Инфекция лямблий широко распространена там, где санитарные условия недостаточны или вода небезопасна для питья. Вы подвергаетесь риску, если путешествуете по местам, где распространена лямблиозная инфекция, особенно если вы не заботитесь о том, что вы едите и пьете. Риск наиболее высок в сельской местности или в дикой природе.
  • Мужчины, практикующие секс с мужчинами. Мужчины, вступающие в половые отношения с другими мужчинами без использования презерватива, подвергаются повышенному риску заражения лямблиозом, а также инфекций, передаваемых половым путем.

Осложнения

Лямблии почти никогда не заканчиваются смертельным исходом в промышленно развитых странах. Но это может вызвать затяжные симптомы и серьезные осложнения, особенно у младенцев и детей. К наиболее частым осложнениям относятся:

  • Обезвоживание. Часто в результате сильной диареи обезвоживание происходит, когда организму не хватает воды для выполнения своих обычных функций.
  • Отказ от роста. Хроническая диарея, вызванная лямблиозом, может привести к недоеданию и нанести вред физическому и умственному развитию детей.
  • Непереносимость лактозы. У многих людей с лямблиозом развивается непереносимость лактозы - неспособность правильно переваривать молочный сахар. Проблема может сохраняться еще долго после того, как инфекция исчезнет.

Профилактика

Никакие лекарства или вакцины не могут предотвратить заражение лямблиозом. Но разумные меры предосторожности могут иметь большое значение для уменьшения шансов, что вы заразитесь или передадите инфекцию другим.

  • Вымойте руки. Это самый простой и лучший способ предотвратить большинство видов инфекций. Мойте руки водой с мылом не менее 20 секунд после посещения туалета или смены подгузников, а также перед едой или приготовлением пищи. Когда мыло и вода недоступны, вы можете использовать дезинфицирующие средства на спиртовой основе. Однако дезинфицирующие средства на спиртовой основе неэффективны в уничтожении цистовой формы лямблии, которая выживает в окружающей среде.
  • Очистить воду из дикой природы. Избегайте пить неочищенную воду из неглубоких колодцев, озер, рек, источников, прудов и ручьев, если вы сначала не отфильтруете ее или не кипятили не менее 10 минут при 158 F (70 C).
  • Моющие средства. Вымойте сырые фрукты и овощи безопасной чистой водой. Перед употреблением очистите плод. Не ешьте сырые фрукты или овощи, путешествуя по странам, где они могут контактировать с небезопасной водой.
  • Держите рот закрытым. Старайтесь не глотать воду при купании в бассейнах, озерах или ручьях.
  • Используйте воду в бутылках . Путешествуя в те части мира, где водоснабжение может быть небезопасным, пейте и чистите зубы бутилированной водой, которую вы открываете сами.Не используйте лед.
  • Практикуйте более безопасный секс. Если вы занимаетесь анальным сексом, используйте презерватив каждый раз. Избегайте орально-анального секса, если вы полностью не защищены.

17 ноября 2020 г.

Лямблиоз: история болезни, патофизиология, этиология

Автор

Хишам Назер, MBBCh, FRCP, DTM & H Профессор педиатрии, консультант по детской гастроэнтерологии, гепатологии и клиническому питанию, Медицинский факультет Иорданского университета, Иордания

Хишам Назер, MBBCh, FRCP, DTM & H является членом следующих медицинских общества: Американская ассоциация врачей-лидеров, Королевский колледж педиатрии и здоровья детей, Королевский колледж хирургов в Ирландии, Королевское общество тропической медицины и гигиены, Королевский колледж врачей и хирургов Соединенного Королевства

Раскрытие информации: не раскрывать.

Главный редактор

Берт Кагир, доктор медицинских наук, FACS Клинический профессор хирургии Медицинской школы Содружества Гейзингер; Директор программы ординатуры по общей хирургии, больница Гатри Роберт Пакер; Лечащий хирург, больница Гатри Роберт Пакер и больница Корнинг

Берт Кагир, доктор медицины, FACS является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа хирургов, Ассоциации директоров программ по хирургии, Общества хирургии пищеварительного тракта

Раскрытие: Нечего раскрывать.

Благодарности

Мануп С. Бутани, доктор медицины Профессор, содиректор Центра эндоскопических исследований, обучения и инноваций (CERTAIN), директор Центра эндоскопического ультразвука, Департамент медицины, Отделение гастроэнтерологии, Медицинское отделение Техасского университета; Директор отдела эндоскопических исследований и разработок, Онкологический центр Андерсона Университета Техаса,

Мануп С. Бутани, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американской ассоциации развития науки, Американского колледжа гастроэнтерологии, Американского колледжа врачей, Американской гастроэнтерологической ассоциации, Американского института ультразвука в медицине и Американского общества гастроэнтерологической эндоскопии.

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Брукс Д. Кэш, доктор медицины, FACP Директор клинических исследований, доцент медицины, отделение гастроэнтерологии, Национальный военно-морской медицинский центр

Брукс Д. Кэш, доктор медицины, FACP является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американского колледжа гастроэнтерологии, Американской гастроэнтерологической ассоциации и Американского общества гастроэнтерологической эндоскопии

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Steven C Dronen, MD, FAAEM Председатель, отделение неотложной медицины, Медицинский центр LeConte

Стивен Дронен, доктор медицинских наук, FAAEM является членом следующих медицинских обществ: Американской академии неотложной медицины и Общества академической неотложной медицины

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Мишель Эрвин, доктор медицины , заведующий, отделение неотложной медицины, больница Ховардского университета

Мишель Эрвин, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии неотложной медицины, Американского колледжа врачей неотложной помощи, Американской медицинской ассоциации, Национальной медицинской ассоциации и Общества академической неотложной медицины

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Гленн Феннелли, доктор медицины, магистр здравоохранения Директор отдела инфекционных заболеваний, отделение педиатрии им. Льюиса М. Фрада, Медицинский центр Якоби; Клинический доцент педиатрии, Медицинский колледж Альберта Эйнштейна

Гленн Феннелли, доктор медицины, магистр здравоохранения, является членом следующих медицинских обществ: Общество педиатрических инфекционных болезней

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Мурат Хёкелек, MD, PhD Технический консультант лаборатории паразитологии, профессор кафедры клинической микробиологии, Медицинская школа Университета Ондокуз Майис, Турция

Мурат Хёкелек, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Турецкое общество паразитологов

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Марк Х. Джонстон, доктор медицины Адъюнкт-профессор медицины Университета медицинских наук военного персонала; Консультант, Lancaster Gastroenterology Inc

Марк Х. Джонстон, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа гастроэнтерологии, Американского колледжа врачей, Американской гастроэнтерологической ассоциации и Христианского медицинского и стоматологического общества

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Сандип Мукерджи, MB, BCh, MPH, FRCPC Адъюнкт-профессор, Отделение внутренней медицины, Отделение гастроэнтерологии и гепатологии, Медицинский центр Университета Небраски; Консультант отделения гастроэнтерологии и гепатологии Медицинского центра по делам ветеранов

Сандип Мукерджи, MB, BCh, MPH, FRCPC является членом следующих медицинских обществ: Королевский колледж врачей и хирургов Канады

Раскрытие информации: Merck Honoraria Выступление и обучение; Членство в Правлении Ikaria Pharmaceuticals Honoraria

Майкл Д. Ниссен, MBBS, FRACP, FRCPA Адъюнкт-профессор биомолекулярных, биомедицинских наук и здравоохранения, Университет Гриффита; Директор по инфекционным болезням и руководитель отделения детской инфекционной лаборатории Квинсленда, Центр вирусных исследований сэра Альберта Сакжевски, Королевская детская больница

Майкл Д. Ниссен, MBBS, FRACP, FRCPA является членом следующих медицинских обществ: Американской академии педиатрии, Американского общества микробиологии, Общества педиатрических инфекционных болезней, Королевского австралазийского колледжа врачей и Королевского колледжа патологов Австралии

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Андре Пеннард, MD, FACEP, FAAEM, FAWM Клинический доцент кафедры неотложной медицины, Медицинский колледж Джорджии; Доцент кафедры военной и неотложной медицины Университета медицинских наук военнослужащих; Консультанты, отделения неотложной медицины, авиационной медицины и подводной медицины, Медицинский центр армии Вомак

Андре Пеннард, доктор медицины, FACEP, FAAEM, FAWM является членом следующих медицинских обществ: Американской академии неотложной медицины, Американского колледжа врачей неотложной помощи, Ассоциации военных хирургов США, Международного общества горной медицины, Национальной ассоциации скорой медицинской помощи. Врачи, Медицинская ассоциация специальных операций и Медицинское общество дикой природы

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Барри Дж. Шеридан, DO Главный воин в переходных службах, Армейский медицинский центр Брук

Barry J Sheridan, DO является членом следующих медицинских обществ: American Academy of Emergency Medicine

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Russell W. Steele, MD Руководитель отделения детских инфекционных болезней, Детский оздоровительный центр Ochsner; Клинический профессор кафедры педиатрии медицинского факультета Тулейнского университета

Рассел Стил, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии педиатрии, Американской ассоциации иммунологов, Американского педиатрического общества, Американского общества микробиологов, Американского общества инфекционных заболеваний, Медицинского общества штата Луизиана, Общества педиатрических инфекционных болезней, Общество педиатрических исследований и Южная медицинская ассоциация

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Франсиско Талавера, фармацевт, доктор философии Адъюнкт-профессор, фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие информации: Medscape Salary Employment

Тучно-зависимый контроль инфекций Giardia lamblia у мышей

РЕФЕРАТ

Тучные клетки важны для защитного иммунитета против кишечных гельминтозов и как медиаторы аллергических заболеваний. Их роль в протозойных инфекциях описана хуже.Поэтому мы проанализировали ответы тучных клеток и борьбу с паразитами у мышей, инфицированных простейшими Giardia lamblia . Мы также измерили иммуноглобулин A (IgA) ответы на паразита, поскольку IgA может играть защитную роль в этой модели. Мышам c-kit w / wv не удалось продуцировать паразитоспецифический IgA, вызвать ответ тучных клеток или устранить инфекцию. Мыши C57BL / 6, обработанные анти-c-kit, имели нормальные ответы IgA, отсутствовали ответы тучных клеток, имели пониженную мРНК интерлейкина-6 (IL-6) в тонком кишечнике и не могли контролировать инфекцию в течение 10 дней.Мыши с дефицитом IL-9 имели значительный, но сниженный ответ тучных клеток, и все же контролировали инфекцию в течение 2 недель. Интересно, что мыши с дефицитом IL-6 имели усиленный ответ тучных клеток, но не смогли быстро контролировать инфекцию. Однако предотвращение ответа тучных клеток у мышей с дефицитом IL-6 путем лечения анти-c-kit не приводило к уничтожению паразитов. И IL-6-, и IL-9-дефицитные мыши имели нормальную продукцию IgA. У мышей с дефицитом IL-6 после заражения наблюдались значительные сывороточные уровни медиаторов тучных клеток, гистамина и протеазы 1 тучных клеток.Вместе эти результаты показывают, что тучные клетки важны для быстрого контроля инфекций Giardia у мышей. Кроме того, они показывают, что IL-6 не является необходимым для этих ответов тучных клеток. Вместо этого они предполагают, что продукция IL-6 тучными клетками, по-видимому, важна для борьбы с этой инфекцией.

Giardia lamblia (син. Giardia duodenalis , Giardia Кишечник ) - простейший паразит, который размножается исключительно в просвете тонкой кишки у самых разных млекопитающих-хозяев (см. Ссылку 11). Giardia инфекций практически универсальны в развивающемся мире, и по оценкам Центров по контролю и профилактике заболеваний, в Соединенных Штатах ежегодно происходит два миллиона случаев заражения. Особенно часто встречаются инфекции у маленьких детей. В некоторых случаях эти инфекции приводят к острым или хроническим симптомам, включая мальабсорбтивную диарею, судороги и тошноту, хотя бессимптомные инфекции являются обычным явлением. Большинство людей эффективно контролируют эти инфекции в течение нескольких недель, хотя точные иммунные механизмы, ответственные за уничтожение паразитов, неизвестны.Также остается неясным, вызвано ли симптоматическое заболевание иммуноопосредованной патологией, паразитарными факторами или обоими.

Иммунитет к G. lamblia , как было показано, у мышей проявляется по крайней мере в двух различных фазах. Обычно мыши устраняют эту инфекцию в течение 2 недель. Т-клетки и интерлейкин-6 (ИЛ-6) важны на этой ранней стадии, поскольку мыши SCID, мыши, принимающие анти-CD4, мыши, нацеленные на ген Tcrβ, и мыши с дефицитом ИЛ-6 не могут контролировать эти инфекции в течение этого периода. временные рамки (2, 4, 29, 36).Напротив, на этой фазе антитела не нужны, поскольку мыши с дефицитом В-клеток уничтожают большинство паразитов в течение 2 недель (29). Если инфекции сохраняются после этой начальной фазы, может возникнуть вторая фаза иммунного ответа. Лучше всего это видно у мышей с дефицитом ИЛ-6, которые уничтожают паразитов между 4 и 8 неделями после заражения (36). Это коррелирует с появлением в кишечной жидкости антител к антипаразитарному иммуноглобулину А (IgA), которые реагируют со всеми паразитами, присутствующими в популяции, экспрессирующими различные поверхностные антигены.Более продолжительное время, необходимое для антителозависимого контроля этих инфекций, согласуется со способностью паразита претерпевать антигенные изменения (23). Мыши с дефицитом В-клеток лишены этой второй фазы иммунитета и имеют продолжительные инфекции низкого уровня, что еще больше подтверждает роль антител в контроле хронических инфекций (19, 32). Таким образом, IL-6-зависимый путь может контролировать инфекцию на раннем этапе, в то время как B-клеточный путь играет роль позже и может быть важен для предотвращения хронических инфекций.Точно так же пациенты с Х-сцепленной агаммаглобулинемией или общим вариабельным иммунодефицитом подвержены риску хронического лямблиоза.

Иммунитет к родственному паразиту Giardia muris аналогичен, хотя B-клетки, по-видимому, раньше играли более важную роль. Мыши, обработанные анти-IgM, и мыши с мутантами xid имеют дефекты в контроле этой инфекции, и Langford et al. и Снайдер и др. недавно показали, что мыши с дефицитом B-клеток и мыши с дефицитом IgA имеют значительные дефекты в контроле G.muris на ранней стадии (19, 30, 31). Тем не менее, значительное снижение численности паразитов наблюдалось между 1 и 3 неделями после заражения в отсутствие антител, что согласуется с существованием независимого от антител механизма контроля этой инфекции. Т-клетки также важны в этой модели, поскольку голые мыши и мыши, обработанные анти-CD4, имеют дефекты, контролирующие инфекцию G. muris (16, 27).

Ответы тучных клеток были предложены для защиты как от G.lamblia и G. muris . Инфекции песчанок G. lamblia или мышей G. muris показали, что тучные клетки накапливаются в тонком кишечнике после заражения (15, 20, 34). Кроме того, мыши с дефицитом тучных клеток (c-kit w / wf ) были неспособны контролировать инфекций G. muris (8), что позволяет предположить, что ответы тучных клеток могут быть вовлечены в борьбу с этими инфекциями. Однако животные с мутантами c-kit демонстрируют множественные дефекты, включая анемию, аномальное развитие γδ Т-клеток и отсутствие активности стимуляции кишечника (13, 26, 28).Ципрогептадин (антагонист гистаминовых рецепторов h2) лечил длительные инфекции с помощью G. muris , что позволяет предположить, что высвобождение гистамина из тучных клеток может быть связано с иммунитетом Giardia (34). Важно отметить, что попытки восстановить ответ тучных клеток у мышей c-kit w / wf путем адоптивного переноса тучных клеток костного мозга не восстановили резистентность к инфекции (8), а ципрогептадин обладает многочисленными эффектами, не связанными с его антигистаминными свойствами, в результате чего На основании этих данных сложно точно определить участие тучных клеток в устойчивости к инфекции Giardia .

Таким образом, мы проанализировали инфекций G. lamblia и ответы тучных клеток и IgA у мутантных c-kit, а также мышей, получавших анти-c-kit, чтобы определить, играют ли тучные клетки роль в Т-клеточно-зависимом иммунитете к Лямблии . Мы также исследовали инфекции и измерили ответы тучных клеток и IgA у мышей с мутантами по IL-6 и IL-9, чтобы определить, важны ли эти цитокины для ответов тучных клеток в кишечнике во время инфекций Giardia .

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Мыши.BALB / c, C57BL / 6J, B6.129S2- Il6 tm1Kopf , WBB6 F1 / J c-kit + / + и WBB6 / F1J c-kit w / wv мышей были получены от Jackson Laboratories. (Бар-Харбор, Мэн). Мышей, нацеленных на ген IL-9 (33), подвергали обратному скрещиванию на фоне BALB / c в течение шести поколений, а затем поддерживали как инбредную линию. Мыши с мутантом IL-9 были получены от Эндрю Маккензи (Кембриджский университет) и разводились в Джорджтаунском университете в условиях отсутствия специфических патогенов, хотя колония была инфицирована Helicobacter hepaticus . Все эксперименты проводились с одобрения Комитета по уходу и использованию животных Джорджтаунского университета.

Паразиты и инфекции. G. lamblia (штамм GS / M / H7) культивировали и использовали для лечения инфекций, как описано ранее (36). Мышей инфицировали через желудочный зонд паразитами от 5 × 10 5 до 10 × 10 5 в фосфатно-солевом буфере (PBS), и количество паразитов в тонком кишечнике определяли в разные дни после заражения. Для подсчета паразитов 10-сантиметровые срезы тонкой кишки измельчали ​​в 4 мл PBS, выдерживали на льду более 30 минут для высвобождения паразитов и считали на гемоцитометре.Поскольку Giardia требует для роста желчи, мы регулярно анализировали количество паразитов в двенадцатиперстной кишке, начиная с дистального места соединения тонкой кишки с общим желчным протоком.

Блокада тучных клеток in vivo. Анти-c-kit крысиный IgG2b (ACK-2) (25) и контрольный крысиный IgG2b (J1.2) были предоставлены Фредом Финкельманом (Университет Цинциннати) в виде асцитной жидкости, очищенной сульфатом аммония. Мышам вводили 0,5 мг антитела в 200 мкл PBS путем внутрибрюшинной инъекции на 2, 4, 6 и 8 дни постинфекции.Мышей анализировали на 10-й день после инфицирования.

Ответы кишечных антител. Кишечные смывы собирали с 5-сантиметрового сегмента тощей кишки, дистальнее того, который использовался для подсчета паразитов, путем промывания просвета 0,5 мл PBS / мышь. Наличие антипаразитарных антител определяли, как описано ранее (36). Вкратце, культурам паразитов позволяли прикрепиться к предметным стеклам и фиксировали холодным метанолом-ацетоном (1: 1). Слайды блокировали 5% козьей сывороткой в ​​PBS, а затем инкубировали с промывками кишечника, разведенными 1: 5 в PBS плюс 5% козьей сыворотки, с последующим добавлением козьих антимышиных IgA, козьих антимышиных IgG или козьих антимышиных IgM, конъюгированных с флуоресцеина изотиоцианат (Southern Biotechnology Associates, Бирмингем, Алабама).). Giardia -специфические моноклональные антитела каждого изотипа использовали в качестве контроля специфичности и чувствительности каждого вторичного реагента. Слайды закрепляли с помощью Vectashield плюс йодид пропидия (Vector Laboratories, Burlingame, CA) и просматривали с помощью микроскопа Zeiss Axiophot. Изображения были получены с помощью камеры CoolSnap fx (Roper Scientific, Трентон, Нью-Джерси) с использованием программного обеспечения OpenLab (Improvision, Кембридж, Массачусетс). Изображения обрабатывались в программе Photoshop (Adobe Systems, Сан-Хосе, Калифорния.).

Окрашивание тучных клеток. От двух до трех сантиметровых сегментов тонкой кишки дистальнее сегмента, используемого для сбора паразитов (после сбора кишечных промывок), фиксировали в 10% формалине, заливали парафином и делали срезы. Срезы тканей окрашивали на активность хлорацетатэстеразы, как описано ранее (12), и окрашивали гематоксилином. Слайды просматривали как для флуоресцентной микроскопии, за исключением того, что микроскоп также был оборудован колесом с фильтром CRI (Cambridge Research, Cambridge, Mass.). Затем количество тучных клеток определялось наблюдателем, который не знал идентичности образцов.

Измерения сывороточного гистамина и протеазы тучных клеток. Венозную кровь собирали у мышей непосредственно перед умерщвлением и оставляли для свертывания в течение ночи при 4 ° C. Сыворотки собирали после центрифугирования и хранили в аликвотах при -20 ° C до тестирования. Уровни гистамина измеряли в сыворотке, разведенной 1:20 PBS, с использованием конкурентной системы иммуноферментного анализа (Immunotech; Beckman Coulter, Fullerton, Calif.). Уровни протеазы тучных клеток мыши определяли с помощью иммуноферментного иммуноферментного анализа (Moredun Scientific, Midlothian, Scotland, United Kingdom).

ОТ-ПЦР. РНК тонкого кишечника получали из 1-2 см сегмента тонкой кишки, дистальнее того, который использовался для подсчета паразитов. РНК очищали с использованием RNA-STAT-60 (Teltest, Inc., Midland, Tex.). Обратную транскрипцию (ОТ) и амплификацию кДНК ИЛ-6 и гипоксантинфосфорибозилтрансферазы проводили, как описано ранее (36).Вкратце, 5 мкг РНК подвергали обратной транскрипции с помощью обратной транскриптазы SuperScript II (Invitrogen, Carlsbad, CA). Затем кДНК амплифицировали с полимеразой Taq и праймерами для гипоксантинфосфорибозилтрансферазы, чтобы определить, содержат ли образцы аналогичные количества кДНК. Затем кДНК IL-6 амплифицировали и анализировали на 1,5% агарозных гелях в 0,5-кратном буфере трис-борат-ЭДТА.

Статистика. Данные были проанализированы с помощью критерия Стьюдента t или критерия Манна-Уитни.Непараметрический тест Манна-Уитни использовался при анализе численности паразитов, поскольку данные не были нормально распределены, а тесты t использовались для сравнения числа тучных клеток, гистамина и уровней протеазы тучных клеток. Анализы выполняли с помощью GraphPad Prism (версия 3.0cx; GraphPad Software, Inc., Сан-Диего, Калифорния). P Значения <0,05 считались значимыми.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Мыши с дефицитом тучных клеток не справляются с инфекциями. Наша лаборатория недавно показала, что антитела не требуются для контроля G.lamblia у мышей (29). На этой фазе инфекции для борьбы с паразитами требуется IL-6, и обычно это происходит в течение первых 2 недель (2, 36). Поскольку предполагается, что тучные клетки контролируют инфекций G. muris (8, 34), мы хотели определить, участвовали ли тучные клетки в раннем контроле инфекций G. lamblia и как ответы тучных клеток были связаны с IL- 6. Поэтому мы начали с заражения мышей c-kit w / wv с генетическим дефицитом тучных клеток G.lamblia и выяснение того, смогли ли они контролировать инфекцию. В то время как мыши дикого типа контролировали инфекций G. lamblia в течение 1-2 недель, мыши с мутантами c-kit не смогли контролировать инфекции даже через 5 месяцев (таблица 1). Небольшое снижение количества паразитов, наблюдаемое на поздних этапах инфицирования мутантных мышей c-kit, не было статистически значимым. Как и ожидалось, тучные клетки не наблюдались в кишечнике мутантных мышей c-kit даже после инфицирования G. lamblia (данные не показаны). Таким образом, мыши c-kit w / wv демонстрируют полную неспособность контролировать инфекции, вызванные G. lamblia , на ранней фазе инфекции, а также дефект на более поздней стадии.

ТАБЛИЦА 1.

G. lamblia инфекции у мышей с дефицитом тучных клеток

Уже давно считается, что IgA участвует в борьбе с лямблиозом (19). Кроме того, результаты на мышах с дефицитом IL-6 показали, что, хотя IgA не может первоначально контролировать инфекции с G. lamblia из-за способности паразита претерпевать антигенные изменения, IgA был эффективен позже при инфекции (36).Поскольку мыши c-kit w / wv не смогли контролировать инфекцию через 5 месяцев, мы также исследовали продукцию паразитоспецифического IgA у мышей c-kit w / wv и контрольных животных дикого типа. Как и ожидалось, IgA продуцировал через 14 дней после заражения у мышей дикого типа, реагировавших только с подмножеством паразитов, присутствующих в разнообразной популяции in vitro (рис. 1A). Антипаразитарные IgG и IgM не были обнаружены в смывах кишечника этих мышей, что согласуется с тем, что IgA является основным изотипом антител, секретируемых в тонкий кишечник (данные не показаны).Более того, у мутантных мышей c-kit в это время не было антипаразитарного IgA в кишечной жидкости (рис. 1B). Это предполагает, что дефект продукции IgA у мышей c-kit w / wv может быть связан с их неспособностью контролировать инфекции Giardia .

РИС. 1.

ответов кишечного IgA у мышей, инфицированных G. lamblia . Кишечную жидкость собирали из тощей кишки 14-дневных инфицированных мышей c-kit + / + (A) или c-kit w / wv (B) и использовали для окрашивания трофозоитов из культур in vitro G. .ламблия . Анти-IgA, конъюгированный с флуоресцеина изотиоцианатом, использовали для демонстрации присутствия или отсутствия IgA в кишечной жидкости, а йодид пропидия (данные не показаны) использовали для идентификации паразитов.

Неспособность мышей c-kit w / wv продуцировать антипаразитарный IgA не позволяет сделать вывод о том, что отсутствие тучных клеток у этих мышей является причиной неспособности контролировать инфекцию Giardia . Отсутствие IgA само по себе может способствовать неспособности контролировать инфекции или может отражать дефект Т-клеточных иммунных ответов в целом.Поэтому мы использовали второй подход для изучения функции тучных клеток in vivo, блокировку ответов тучных клеток нецитолитическими антителами против c-kit. Анти-c-kit-антитело ACK-2 было использовано для специфического ингибирования ответов тучных клеток во время заражения мышей Trichinella spiralis (14) и во время диареи, зависимой от тучных клеток (3). Кроме того, хотя лечение ACK-2 новорожденных мышей может повлиять на развитие множества типов клеток, включая меланоциты и интерстициальные клетки Кахаля в кишечном тракте, эти эффекты требуют лечения в течение первых нескольких дней после родов (21, 24).Кратковременное лечение взрослых мышей этим антителом не влияет на эти другие клетки. Поэтому мы проанализировали ответы тучных клеток у мышей дикого типа, инфицированных Giardia , с инъекцией антител anti-c-kit во время инфекций и без нее. В то время как у неинфицированных мышей было мало тучных клеток в тонком кишечнике, у мышей, инфицированных G. lamblia , накопилось большое количество тучных клеток в тонком кишечнике (рис. 2A и B). Как и ожидалось, инъекция антител против c-kit полностью предотвращала накопление тучных клеток в тонком кишечнике инфицированных мышей (рис.2С). Это также подавляло способность этих мышей устранять свои инфекции (рис. 2D). Поскольку лечение ACK-2 могло препятствовать развитию гемопоэтических клеток, мы также исследовали продукцию IgA у мышей, получавших anti-c-kit, чтобы определить, были ли затронуты Т-клеточно-зависимые ответы антител. В то время как кишечная жидкость от неинфицированных мышей не содержала определяемого IgA к Giardia (рис. 3A), жидкость от инфицированных мышей содержала IgA, который реагировал с подмножеством паразитов, присутствующих в наших популяциях in vitro (рис.3B - D). Этот образец реактивности IgA согласуется с антителами, специфичными к вариантно-специфическим поверхностным белкам паразита. Никаких различий в характере реактивности IgA не наблюдалось среди инфицированных мышей, которые не получали IgG или которые получали либо контрольный IgG, либо анти-c-kit IgG (фиг. 3B-D). По-прежнему возможно, что лечение антителом ACK-2 могло привести к различиям в количестве IgA, секретируемого в кишечник. Важно отметить, что эти данные показывают, что отсутствие IgA у мутантных мышей c-kit не связано с отсутствием тучных клеток, а представляет собой дополнительный дефект у этих мышей.Кроме того, вместе эти данные убедительно доказывают, что тучные клетки необходимы на ранней стадии борьбы с инфекциями Giardia у мышей.

РИС. 2.

Ответы тучных клеток и инфекции у мышей, получавших anti-c-kit. Мыши C57BL / 6J не были инфицированы (A) или инфицированы (B и C) 10 6 трофозоитами G. lamblia и лечились на 2, 4, 6 и 8 дни либо контрольным IgG (B), либо анти- c-kit антитело (C). На 10-й день после инфицирования тонкий кишечник фиксировали в формалине и парафиновые срезы окрашивали на активность хлорацетатэстеразы (красный) для визуализации тучных клеток и контрастировали гематоксилином. Аналогичные результаты были получены с 8 мышами / группой. (D) Количество паразитов определяли у мышей C57BL / 6J, инфицированных Giardia в течение 10 дней и необработанных (ромбы), обработанных anti-c-kit (треугольники) или обработанных контрольным IgG (кружки). Каждый символ представляет одну мышь ( n = 8 мышей / группа). *, P <0,05 по сравнению с контролями дикого типа. Данные представляют результаты трех независимых экспериментов.

РИС. 3.

IgA-ответов у мышей, получавших anti-c-kit, инфицированных G.ламблия . Промывание кишечника от неинфицированных мышей C57BL / 6J (A), инфицированных мышей C57BL6 / J в возрасте 10 дней, получавших контрольное антитело J1.2 (B), необработанных (C) или обработанных антителом против c-kit ACK-2 (D) использовали для окрашивания культур in vitro G. lamblia с помощью IgA-специфических вторичных антител. Обнаружение IgA было выполнено по крайней мере на 8 мышах / группе с аналогичными результатами. Данные представляют результаты трех независимых экспериментов.

IL-9 не нужен для накопления тучных клеток.IL-9 участвует в индукции ответа тучных клеток во время гельминтозов. Townsend et al. показали, что у мышей с дефицитом ИЛ-9 заметно уменьшилось накопление тучных клеток в легких мышей, которым было введено яиц Schistosoma mansoni (33). Чтобы определить, нужен ли IL-9 также для ответов тучных клеток кишечника и защиты от инфекций Giardia , мышей с дефицитом IL-9 инфицировали G. lamblia . Поскольку делеция IL-9 присутствовала на фоне BALB / c, мы инфицировали мышей BALB / c и C57BL / 6 дикого типа в качестве контроля, чтобы облегчить сравнение с нашими предыдущими анализами с мышами C57BL / 6.Через 5 дней после инфицирования количество паразитов у мышей с дефицитом IL-9 было таким же, как у мышей C57BL / 6, и значительно ниже, чем у контрольных мышей BALB / c (таблица 2). Через 2 недели после инфицирования мыши с дефицитом IL-9 полностью элиминировали выявляемых паразитов Giardia , как и обе группы контрольных животных дикого типа (таблица 2). Антипаразитарный IgA был обнаружен в кишечной жидкости всех инфицированных мышей с дефицитом IL-9, как и у мышей дикого типа (данные не показаны). Поразительно, но количество тучных клеток в тонком кишечнике мышей с дефицитом IL-9 после заражения составляло примерно одну треть от количества тучных клеток, обнаруженных у инфицированных контрольных мышей BALB / c, и было сходным с таковым у мышей C57BL / 6 (рис.4). Во всех случаях это число было намного больше, чем у неинфицированных мышей (фиг. 5A и данные не показаны). Это согласуется с недавними сообщениями, показывающими, что IL-9 не является абсолютно необходимым для ответов тучных клеток кишечника, хотя, по-видимому, усиливает эти ответы (9).

РИС. 4.

Ответы тучных клеток у мышей с дефицитом IL-9. Мышей BALB / c, IL-9-дефицитных и C57BL / 6 инфицировали 10 6 трофозоитами G. lamblia , и количество тучных клеток определяли на 14 день после инфицирования.Количество тучных клеток определяли на закодированных слайдах для 4 мышей / генотип. Подсчитывали количество тучных клеток на три поля микроскопа, а не количество тучных клеток на 10 единиц ворсинок-крипта, как на фиг. 5, поскольку срезы тканей многих из этих мышей не содержали полных единиц ворсинок-крипт, а представляли собой сагиттальные срезы через ворсинки. Показаны средние значения и стандартные отклонения. *, P <0,05 по сравнению с мышами BALB / c. Данные представляют результаты двух независимых экспериментов.

РИС.5.

Ответы тучных клеток у мышей с дефицитом IL-6. Мышей C57BL / 6J (треугольники) и B6.129S2- Il6 tm1Kopf (квадраты) инфицировали 500 000 трофозоитов G. lamblia и умерщвляли в разное время после заражения. Тучные клетки визуализировали, как описано для фиг. 2. Количество тучных клеток показано в виде средних значений и стандартных отклонений для 4 мышей / момент времени (А). Сыворотку отбирали у мышей C57BL / 6J (треугольники) и B6.129S2- Il6 tm1Kopf (квадраты) на 10-й день после инфицирования (закрашенные символы) и неинфицированных мышей (светлые символы) и анализировали на гистамин (B) и MMCP- 1 (С). *, P <0,05 по сравнению с контролями дикого типа. Данные панели А представляют результаты трех независимых экспериментов.

ТАБЛИЦА 2.

G. lamblia инфекции у C57BL / 6, BALB / c и IL-9-дефицитных мышей BALB / c

IL-6 не является необходимым для ответа тучных клеток. Мы и другие недавно показали, что IL-6 необходим для эффективной борьбы с инфекциями Giardia lamblia у мышей (2, 33). Кроме того, хотя IL-6 был впервые описан как фактор роста B-клеток, он также является фактором роста тучных клеток человека и обычно используется для культивирования этих клеток из периферической или пуповинной крови.Поэтому мы спросили, зависели ли ответы тучных клеток во время инфекций Giardia от IL-6, исследуя ответы у мышей с дефицитом IL-6. Как мы сообщали ранее, мыши C57BL / 6 дикого типа через 2 недели после заражения снижали количество паразитов в тонком кишечнике до уровней ниже пределов обнаружения, тогда как мыши с дефицитом IL-6 все еще были сильно инфицированы в это время (Таблица 3 ) (36). Тучные клетки начали накапливаться в тонком кишечнике мышей дикого типа и мышей с дефицитом IL-6 через 7 дней после заражения, что совпало с началом элиминации паразитов у мышей дикого типа (рис.5А). К 14 дню постинфекции у мышей с дефицитом ИЛ-6 накопилось примерно в три раза больше тучных клеток, чем у мышей дикого типа, хотя у этих мышей все еще было большое количество паразитов. Таким образом, ответ тучных клеток во время инфицирования Giardia происходит независимо от IL-6. Однако накопление тучных клеток у мышей с дефицитом IL-6 недостаточно для эффективного контроля инфекции. Чтобы определить, действительно ли усиленное накопление тучных клеток, наблюдаемое у мышей с дефицитом IL-6, было причиной неспособности этих мышей контролировать инфекции, мышей с дефицитом IL-6, инфицированных Giardia , лечили антителами против c-kit для блокируют скопление тучных клеток.У мышей с дефицитом IL-6, обработанных anti-c-kit, было столько же паразитов, сколько у мышей, получавших контрольное антитело (5,0 × 10 6 ± 0,2 × 10 6 по сравнению с 5,5 × 10 6 ± 0,5 × 10 6 , n = 4 на группу). Как и ожидалось, обработка анти-c-kit действительно блокировала накопление тучных клеток у мышей с дефицитом IL-6 (данные не показаны). Таким образом, усиленные ответы тучных клеток у мышей с дефицитом IL-6 не способствуют их неспособности контролировать инфекции.

ТАБЛИЦА 3.

G. lamblia Инфекции у мышей с дефицитом IL-6

Если тучные клетки вносят вклад в контроль инфекций у мышей дикого типа, почему они не контролируют инфекцию у мышей с дефицитом IL-6? Возможный ответ заключается в том, что тучным клеткам требуется IL-6 для производства медиаторов, необходимых для борьбы с инфекциями. Действительно, недавно было показано, что IL-6 усиливает продукцию гистамина культивируемыми тучными клетками периферической крови человека (18). Поэтому мы измерили сывороточные уровни двух медиаторов тучных клеток, гистамина и протеазы 1 тучных клеток мыши (MMCP-1) у мышей дикого типа и мышей с дефицитом IL-6 до и после заражения Giardia .Сыворотка мышей дикого типа содержала в три раза больше гистамина через 10 дней после инфицирования, чем сыворотка неинфицированных мышей (рис. 5B) (3451 ± 638 нМ против 1009 ± 448 нМ, n = 3, P <0,05), что соответствует с наблюдаемым ответом тучных клеток. ИЛ-6-дефицитные мыши имели повышенные уровни гистамина в сыворотке в отсутствие инфекции, и эти уровни не менялись в зависимости от инфекции (рис. 5B) (2,929 ± 1,474 нМ против 2,592 ± 379 нМ, n = 3, P > 0,05). Аналогичным образом, хотя MMCP-1 не обнаруживался в сыворотке неинфицированных мышей, как мыши дикого типа, так и мыши с дефицитом IL-6 показали повышенные уровни MMCP-1 в сыворотке через 10 дней после инфицирования (рис.5С). Ответ у мышей дикого типа был ниже, чем у мышей с дефицитом ИЛ-6 (9,4 ± 2,5 нг / мл и 16,0 ± 1,6 нг / мл, n = 4, P <0,01), что соответствует увеличение количества тучных клеток у этих животных. Как и ожидалось, этот ответ был полностью заблокирован обработкой антителом против c-kit. Таким образом, у мышей с дефицитом IL-6 не было недостатка ни в продукции гистамина, ни в MMCP-1.

Тучные клетки как источник ИЛ-6. Поскольку ИЛ-6 не был необходим для накопления или активации тучных клеток, мы затем исследовали, действительно ли тучные клетки являются источником ИЛ-6 во время инфекции Giardia .Анализ RT-PCR мРНК IL-6 от инфицированных мышей дикого типа, обработанных антителом anti-c-kit для блокирования ответа тучных клеток, показывает, что уровни мРНК IL-6 снижаются в отсутствие тучных клеток по сравнению с инфицированными мышами, обработанными контрольный IgG или не обработанный антителом (фиг. 6). Однако уровни мРНК IL-6 у инфицированных мышей, обработанных anti-c-kit, все еще кажутся выше, чем у неинфицированных мышей. Тучные клетки не являются единственным источником этого цитокина в кишечном тракте, и эти данные предполагают, что несколько типов клеток вносят вклад в ответ IL-6 in vivo.Эти данные согласуются с идеей о том, что тучные клетки являются источником ИЛ-6 во время инфекции Giardia , и что эта продукция ИЛ-6 важна для контроля инфекции.

РИС. 6. Экспрессия мРНК

IL-6 у мышей с дефицитом тучных клеток. РНК выделяли от неинфицированных мышей C57BL / 6 (дорожка 1) и инфицированных мышей, которых не лечили антителами (дорожка 2), антителами против c-kit (дорожка 3) или контрольным IgG (дорожка 4). РНК была преобразована в кДНК, и уровни IL-6 были определены из объединенных образцов ( n = 4).

ОБСУЖДЕНИЕ

Наши результаты ясно демонстрируют, что тучные клетки важны для борьбы с инфекциями мышей G. lamblia . Мыши, инфицированные Giardia , накапливали тучные клетки в тонком кишечнике по мере устранения инфекции. Кроме того, мыши, у которых не удалось вызвать ответ тучных клеток либо из-за мутации в гене c-kit, либо из-за лечения антителами против c-kit, также не смогли устранить инфекцию. Результаты также показывают, что ответы тучных клеток не требуют IL-6 или IL-9.Мыши с дефицитом IL-6, инфицированные Giardia , накапливали больше тучных клеток в тонком кишечнике, чем контрольные мыши дикого типа. Мыши с дефицитом IL-9 также накопили значительное количество тучных клеток по сравнению с неинфицированными мышами, хотя в этой модели накопление тучных клеток было снижено по сравнению с контролем дикого типа. Наконец, наши данные показывают, что IL-6 не является необходимым для продукции медиаторов тучных клеток, таких как гистамин и MMCP-1, но вместо этого предполагают, что продукция IL-6 тучными клетками является важным элементом иммунного ответа на Giardia .

В предыдущем исследовании c-kit w / wf мышей, инфицированных G. muris , наблюдались длительные инфекции в этой модели (8). Однако они не смогли восстановить иммунитет путем адоптивного переноса тучных клеток костного мозга. Мы обнаружили, что мыши c-kit w / wv также не устраняют инфекций G. lamblia , а также контрольных мышей. Мы также задокументировали дефект в продукции паразитоспецифических IgA у этих мышей. Насколько нам известно, это первое сообщение о дефекте продукции антител у мутантных мышей c-kit.Кроме того, хотя неспособность этих мышей уничтожить паразитов не исключает роли тучных клеток в этой инфекции, необходимо использовать другой подход, чтобы продемонстрировать потребность в тучных клетках. Обработка антителами против c-kit явно ингибировала элиминацию паразитов и блокировала ответы тучных клеток без снижения уровня специфичных для паразитов антител. Этот результат подтверждает идею о том, что необходимы тучные клетки, поскольку обработка ACK-2 взрослых мышей не подавляет выработку паразитоспецифического IgA и не влияет на моторику кишечника, координируемую интерстициальными клетками Кахаля, которые иннервируют мускулатуру кишечника (17 , 35).Хотя обработка взрослых мышей ACK-2 действительно подавляет развитие сперматогонии, трудно понять, как это может повлиять на инфекцию Giardia в кишечнике. Кроме того, эти эксперименты проводились на самках мышей, и обработка ACK-2 не препятствовала развитию ооцист.

Иммунитет к Giardia проявляется в отдельных фазах. Ранее было показано, что IL-6 играет важную роль в раннем иммунном ответе (36), и представленные здесь данные свидетельствуют о том, что тучные клетки также участвуют в этой фазе.Следовательно, вероятно, что ответы тучных клеток действуют по тому же пути, что и IL-6. IL-6 явно не требуется для накопления тучных клеток, так как количество тучных клеток, наблюдаемых у инфицированных мышей с дефицитом IL-6, было примерно в три раза больше, чем у мышей дикого типа. IL-6 также не требуется для продукции гистамина или MMCP-1, поскольку оба они были обнаружены у мышей с дефицитом IL-6. По-прежнему возможно, что IL-6 необходим для продукции какого-либо другого медиатора, производимого тучными клетками, и что этот медиатор необходим для борьбы с инфекциями.Альтернативно, медиаторы тучных клеток в сочетании с ИЛ-6 из неизвестного источника требуются совместно для борьбы с этой инфекцией. Однако самая простая связь между тучными клетками и IL-6 в этой системе состоит в том, что продукция IL-6 собственно тучными клетками участвует в элиминации Giardia . В соответствии с этой идеей, мыши, обработанные антителами против c-kit для предотвращения ответов тучных клеток, имели более низкие уровни мРНК IL-6 в тонком кишечнике, чем контрольные. Другие типы клеток также могут продуцировать IL-6 во время инфекций Giardia , однако, блокада ответов тучных клеток не устраняет полностью индукцию уровней мРНК IL-6.

Наши исследования также подтверждают роль антител на более позднем этапе, но не на раннем этапе, в борьбе с инфекциями G. lamblia у мышей. Как и мыши с дефицитом IL-6, мыши, получавшие anti-c-kit, продуцировали антипаразитарный IgA, но не смогли быстро контролировать эту инфекцию, что указывает на недостаточность антител на раннем этапе. Неспособность мышей c-kit w / wv продуцировать антипаразитарный IgA и контролировать инфекции, вызываемые G. lamblia , даже через 4 месяца, подчеркивает важность IgA в этом втором пути.Аналогичным образом Langford et al. Недавно было обнаружено, что у мышей с дефицитом IgA развиваются хронические инфекции, вызванные G. muris и G. lamblia , хотя на ранних стадиях этих инфекций наблюдалось резкое снижение численности паразитов (19). У людей хронический лямблиоз связан с гипогаммаглобулинемиями, включая агаммаглобулинемию Брутона и общий вариабельный иммунодефицит (11), что позволяет предположить, что IgA также может иметь важное значение для контроля хронических инфекций у людей.

IL-9, но не IL-6, участвует в выработке ответа тучных клеток на инфекцию Giardia .У мышей с дефицитом ИЛ-9 после заражения в тонком кишечнике было примерно на треть меньше тучных клеток, чем у контрольных мышей. Это было намного меньше различий, чем было ранее замечено в легких мышей с дефицитом IL-9 после заражения яиц S. mansoni (33). Однако отсутствие ИЛ-9 меньше влияло на ответы тучных клеток кишечника на Nippostrongylus brasiliensis (9). Было показано, что IL-4 компенсирует отсутствие IL-9 в этих экспериментах. Повышенный ответ тучных клеток, наблюдаемый у мышей с дефицитом IL-6, также согласуется с ролью IL-4 в стимулировании ответов тучных клеток, поскольку повышенная экспрессия IL-4 ранее наблюдалась в G.lamblia -инфицированные мыши с мутантным IL-6 (2). Наконец, отсутствие ответа тучных клеток у мышей с дефицитом STAT-6, инфицированных G. lamblia (S. M. Singer и Z. Petrin, неопубликованные данные), указывает на то, что передача сигналов IL-4 необходима для ответов тучных клеток кишечника в этой модели.

Изменчивые исходы инфекции при лямблиозе человека давно отмечены. Мы наблюдали, что через 5 дней после заражения количество паразитов, наблюдаемых у мышей BALB / c, было больше, чем у мышей C57BL / 6.Оба штамма, однако, смогли снизить количество паразитов ниже пределов обнаружения через 12 дней после заражения. Точно так же инфекции G. muri s разрешаются быстрее у мышей C57BL / 10, чем у мышей BALB / c (34). Действительно, лечение гамма-интерфероном задерживало элиминацию G. muris у мышей C57BL / 10, но не у мышей BALB / c (34). Были отмечены различия между этими штаммами в ответ на несколько других инфекций, которые обычно коррелируют с повышенными Th3-ответами у мышей BALB / c по сравнению с Th2-смещенными ответами у мышей C57BL / 6 или C57BL / 10 (1).Это также согласуется с повышенной продукцией IL-4, отмеченной у мышей с дефицитом IL-6 (2; E. Li и S. M. Singer, неопубликованные данные).

Ответы тучных клеток могут вносить вклад в патофизиологию лямблиоза в дополнение к борьбе с инфекциями. Симптомы лямблиоза включают мальабсорбционную диарею, судороги и тошноту и аналогичны симптомам пищевой аллергии, целиакии и других кишечных расстройствах. В некоторых из этих заболеваний и в нескольких моделях на животных тучные клетки участвуют в развитии этой патологии (см. Ссылку 10).Кроме того, анализ пациентов с лямблиозом человека показал возможное участие ответов тучных клеток во время симптоматических инфекций (5, 7). Повышение сывороточного уровня MMCP-1 и гистамина, наблюдаемое после заражения мышей C57BL / 6, предполагает, что симптомы лямблиоза могут быть связаны с аллергическими процессами. В соответствии с этой идеей, лямблиоз у людей связан как с аллергическими реакциями, так и с хронической крапивницей (6, 7, 22). Роль тучных клеток в патофизиологии лямблиоза у пациентов явно требует дальнейшего изучения.

Мы показали, что тучные клетки важны для быстрого контроля заражения мышей простейшими паразитами G. lamblia . Мы также показали, что IL-6 контролирует эту инфекцию на раннем этапе и что тучные клетки, вероятно, являются важным источником IL-6 во время этой инфекции. Идентификация этих ответов обеспечивает корреляты защиты для улучшения дизайна и оценки новых вакцин. Важность ответа тучных клеток при этой инфекции также предполагает новые стратегии борьбы с симптомами этой инфекции.Наконец, дальнейшее изучение регуляции этих ответов должно дать новое понимание регуляции иммунитета и воспаления в желудочно-кишечном тракте.

БЛАГОДАРНОСТИ

Эта работа была поддержана грантом Службы общественного здравоохранения AI-49565 Национального института аллергии и инфекционных заболеваний (для S.M.S.) и премией Американского фонда Крона и колита за исследования для летних студентов (для Z.P.).

Мы благодарим Эндрю МакКензи за предоставление мышей с дефицитом IL-9, Фреда Финкельмана за предоставление ACK-2 и J1.2, Ресурсы по тканям комплексного онкологического центра Ломбарди для подготовки парафиновых срезов, Джозефа Скофи за техническую помощь, а также Наврита Нанды и Теда Нэша за полезные комментарии к рукописи.

СНОСКИ

    • Получено 5 апреля 2004 г.
    • Возвращено для модификации 22 мая 2004 г.
    • Принято 3 августа 2004 г.
  • Авторское право © 2004 Американское общество микробиологии

ССЫЛКИ

  1. 1.№

    Аббас, А. К., К. М. Мерфи и А. Шер. 1996. Функциональное разнообразие хелперных Т-лимфоцитов. Nature383 : 787-793.

  2. 2.

    Биенц, М., У. Дж. Дай, М. Велле, Б. Готтштейн и Н. Мюллер. 2003. Мыши с дефицитом интерлейкина-6 очень восприимчивы к инфекции Giardia lamblia , но демонстрируют нормальные ответы кишечного иммуноглобулина А против паразита. Заразить. Иммун.71 : 1569-1573.

  3. 3.№

    Brandt, E. B., R. T. Strait, D. Hershko, Q. Wang, E. E. Muntel, T. A. Scribner, N. Zimmermann, F. D. Finkelman, M. E. Rothenberg. 2003. Тучные клетки необходимы для экспериментальной пероральной диареи, вызванной аллергеном. J. Clin. Исследование.112 : 1666-1677.

  4. 4.

    Берд, Л. Г., Дж. Т. Конрад и Т. Э. Нэш. 1994. Giardia lamblia инфекций у взрослых мышей. Инфекция Immun.62 : 3583-3585.

  5. 5.↵

    D'Anchino, M., D. Orlando, and L. De Feudis. 2002. Giardia lamblia инфекции становятся клинически очевидными, вызывая симптомы синдрома раздраженного кишечника. J. Infect. 45 : 169-172.

  6. 6.

    Ди Приско, М. К., И. Хейгел, Н. Р. Линч, Р. М. Барриос, Н. Альварес и Р. Лопес. 1993. Возможная связь между аллергическим заболеванием и заражением Giardia lamblia. Ann. Аллергия70 : 210-213.

  7. 7.↵

    Ди Приско, М. К., И. Хагель, Н. Р. Линч, Дж. К. Хименес, Р. Рохас, М. Гил и Э. Мата. 1998. Связь лямблиоза и аллергии. Анна. Allergy Asthma Immunol. 81 : 261-265.

  8. 8.↵

    Эрлих, Дж. Х., Р. Ф. Андерс, И. К. Робертс-Томсон, Дж. У. Шредер и Г. Ф. Митчелл. 1983. Изучение различий в специфичности сывороточных антител и реакций гиперчувствительности как факторов, способствующих хронической инфекции кишечным простейшим паразитом, Giardia muris , у мышей.Aust. J. Exp. Биол. Med. Sci.61 : 599-615.

  9. 9.

    Фэллон, П. Г., Х. Э. Джолин, П. Смит, К. Л. Эмсон, М. Дж. Таунсенд, Р. Фэллон и А. Н. Маккензи. 2002. IL-4 вызывает характерные ответы Th3 даже в сочетании с отсутствием IL-5, IL-9 и IL-13. Иммунитет17 : 7-17.

  10. 10.↵

    Фартинг, М. Дж. 2003. Патология, опосредованная иммунным ответом, при кишечной паразитарной инфекции.Parasite Immunol.25 : 247-257.

  11. 11.↵

    Faubert, G. 2000. Иммунный ответ на Giardia duodenalis. Clin. Microbiol. Ред. 13 : 35-54.

  12. 12.↵

    Friend, D. S., N. Ghildyal, M. F. Gurish, J. Hunt, X. Hu, K. F. Austen и R. L. Stevens. 1998. Обратимая экспрессия триптаз и химаз в тучных клетках тощей кишки мышей, инфицированных Trichinella spiralis .J. Immunol. 160 : 5537-5545.

  13. 13.↵

    Галли, С. Дж., М. Цай, Дж. Р. Гордон, Э. Н. Гейсслер и Б. К. Вершил. 1992. Анализ развития и функции тучных клеток с использованием мышей, несущих мутации в локусах W / c-kit или Sl / MGF (SCF). Анна. Акад. Sci.664 : 69-88.

  14. 14.

    Гренцис, Р. К., К. Дж. Эльсе, Дж. Ф. Хантли и С. И. Нисикава. 1993. Роль фактора стволовых клеток (лиганд c-kit) in vivo на мастоцитоз и защитный иммунитет хозяина к кишечной нематоде Trichinella spiralis у мышей.Parasite Immunol.15 : 55-59.

  15. 15.

    Хардин, Дж. А., А. Г. Бурет, М. Э. Олсон, М. Х. Кимм и Д. Г. Галл. 1997. Гиперплазия тучных клеток и повышенное поглощение макромолекул на животной модели лямблиоза. J. Parasitol. 83 : 908-912.

  16. 16.↵

    Хейворт, М. Ф., Дж. Р. Карлсон и Т. Х. Ермак. 1987. Для устранения инфекции Giardia muris необходимы хелперные / индукторные Т-лимфоциты.J. Exp. Мед. 165 : 1743-1748.

  17. 17.

    Хейзинга, Дж. Д., Л. Тунеберг, М. Клуппель, Дж. Малиш, Х. Б. Миккельсен и А. Бернштейн. 1995. W / kit ген, необходимый для интерстициальных клеток Кахаля и для деятельности водителя ритма кишечника. Nature373 : 347-349.

  18. 18.↵

    Кикучи, Т., С. Исида, Т. Киношита, С. Сакума, Н. Сугавара, Т. Ямасита и К. Койке. 2002. IL-6 усиливает IgE-зависимое высвобождение гистамина из культивируемых тучных клеток периферической крови человека.Cytokine20 : 200-209.

  19. 19.

    Лэнгфорд, Т. Д., М. П. Хаусли, М. Боуз, Дж. Чен, М. Ф. Кагнофф, Ф. Д. Гиллин и Л. Экманн. 2002. Центральное значение иммуноглобулина А в защите хозяина от Giardia spp. Заразить. Immun.70 : 11-18.

  20. 20.↵

    Лейтч, Г. Дж., И. А. Удезулу, К. Хе и Г. С. Висвесвара. 1993. Влияние белковой недостаточности на экспериментальный лямблиоз у монгольской песчанки.Сканд. J. Gastroenterol. 28 : 885-893.

  21. 21.↵

    Маэда, Х., А. Ямагата, С. Нисикава, К. Ёсинага, С. Кобаяси и К. Ниши. 1992. Потребность в c-kit для разработки системы кардиостимулятора кишечника. Разработка116 : 369-375.

  22. 22.↵

    Макнайт, Дж. Т. и П. Э. Титце. 1992. Дерматологические проявления лямблиоза. Варенье. Board Fam. Практик 5 : 425-428.

  23. 23.↵

    Nash, T. E. 1997. Антигенная изменчивость Giardia lamblia и иммунный ответ хозяина. Филос. Пер. R. Soc. Лондон. Сер. B352 : 1369-1375.

  24. 24.↵

    Nishikawa, S., M. Kusakabe, K. Yoshinaga, M. Ogawa, S. Hayashi, T. Kunisada, T. Era и T. Sakakura. 1991 г. Внутриутробные манипуляции с формированием цвета шерсти с помощью моноклональных антител против c-kit: две отдельные волны зависимости от c-kit во время развития меланоцитов.EMBO J.10 : 2111-2118.

  25. 25.↵

    Окада, С., Х. Накаучи, К. Нагайоши, С. Нисикава, Ю. Миура и Т. Суда. 1991. Обогащение и характеристика гемопоэтических стволовых клеток мышей, которые экспрессируют молекулу c-kit. Blood78 : 1706-1712.

  26. 26.↵

    Puddington, L., S. Olson, and L. Lefrancois. 1994. Взаимодействия между фактором стволовых клеток и c-Kit необходимы для гомеостаза иммунной системы кишечника.Иммунитет1 : 733-739.

  27. 27.↵

    Робертс-Томсон, И. К., и Г. Ф. Митчелл. 1978. Лямблиоз у мышей. I. Продолжительные инфекции у некоторых линий мышей и мышей с гипотимией (голые). Гастроэнтерология75 : 42-46.

  28. 28.↵

    Сандерс, К. М. 1996. Случай интерстициальных клеток Кахаля в качестве водителей ритма и посредников нейротрансмиссии в желудочно-кишечном тракте. Гастроэнтерология 111 : 492-515.

  29. 29.↵

    Сингер, С. М. и Т. Э. Нэш. 2000. Т-клеточно-зависимый контроль острых инфекций Giardia lamblia у мышей. Заразить. Immun.68 : 170-175.

  30. 30.↵

    Снайдер, Д. П., Дж. Гордон, М. Р. МакДермотт и Б. Дж. Андердаун. 1985. Хроническая инфекция Giardia muris у мышей, получавших анти-IgM. I. Анализ иммуноглобулинов и паразитоспецифических антител у нормальных животных и животных с дефицитом иммуноглобулина.J. Immunol. 134 : 4153-4162.

  31. 31.↵

    Снайдер, Д. П., Д. Скеа и Б. Дж. Андердаун. 1988. Хронический лямблиоз у мышей с дефицитом В-клеток, экспрессирующих ген xid. Заразить. Иммун. 56 : 2838-2842.

  32. 32.↵

    Stager, S., and N. Muller. 1997. Giardia lamblia инфекции у трансгенных мышей с дефицитом В-клеток. Заразить. Immun.65 : 3944-3946.

  33. 33.↵

    Townsend, M. J., P. G. Fallon, D. J. Matthews, P. Smith, H. E. Jolin и A. N. McKenzie. 2000. Мыши с дефицитом IL-9 определяют фундаментальную роль IL-9 в легочном мастоцитозе и гиперплазии бокаловидных клеток, но не в развитии Т-клеток. Иммунитет13 : 573-583.

  34. 34.↵

    Venkatesan, P., R.G. Finch и D. Wakelin. 1997. Сравнение воспалительных реакций слизистой оболочки на Giardia muris у устойчивых B10 и чувствительных мышей BALB / c.Parasite Immunol.19 : 137-143.

  35. 35.↵

    Уорд, С. М., А. Дж. Бернс, С. Торихаши и К. М. Сандерс. 1994. Мутация протоонкогена c-kit блокирует развитие интерстициальных клеток и электрическую ритмичность в кишечнике мышей. J. Physiol. (Лондон) 480 : 91-97.

  36. 36.↵

    Чжоу, П., Э. Ли, Н. Чжу, Дж. Робертсон, Т. Нэш и С. М. Сингер. 2003. Роль интерлейкина-6 в борьбе с острыми и хроническими инфекциями Giardia lamblia у мышей.Заразить. Immun.71 : 1566-1568.

Giardia Кишечник - обзор

Введение

Род Giardia , простейший паразит, в настоящее время относящийся к типу Metamonada, отряду Diplomonadida и семейству Hexamitidae, состоит из шести различных видов: Giardia duodenalis (син. Giardia lamblia и Giardia Кишечник ), инфицирующая широкий спектр млекопитающих-хозяев, Giardia agilis , инфицирующая земноводных, Giardia muris , инфицирующая мышей, Giardia, , микротик Giardia ardeae и Giardia psittaci , заражающие птиц.Для целей этой главы мы сосредоточимся только на G. duodenalis , что важно как для здоровья населения, так и для ветеринарии.

Специфичность хозяина и генетические различия привели к предположению, что G. duodenalis представляет собой комплекс видов и должен быть переописан как ряд различных видов. Это еще не получило широкого признания, и в настоящее время вид разделен на ряд генетически отличных групп, известных как сообщества. Некоторые из этих комплексов были далее подразделены на генотипы.Различные группы и генотипы также характеризуются специфическими особенностями хозяина. Giardia duodenalis в комплексе A1 является наиболее важным зоонозным генотипом, A2 преимущественно инфицирует людей, но может также быть зоонозным, а A3 распространен среди диких копытных. Giardia в комплексе B, по-видимому, более гетерогенный, но преимущественно встречается у людей и также может быть зоонозным. Тем не менее, важность лямблиоза как зооноза остается нерешенной. Похоже, что большинство случаев заражения животных Giardia не представляют практически никакого риска для здоровья населения. Лямблии в группах C и D, по-видимому, заражают исключительно собак, группа E заражает жвачных, а группа H заражает ластоногих.

Giardia duodenalis , как правило, считается широко распространенным кишечным паразитом человека, с более чем 2,5 × 10 8 случаев ежегодно. В развивающихся странах лямблиоз особенно распространен и особенно распространен среди детей дошкольного и школьного возраста, при этом в некоторых группах населения его распространенность достигает 70%.

Жизненный цикл G. duodenalis прост и прямолинеен и включает две морфологически различные формы: вегетативные трофозоиты, которые обитают в просвете тонкой кишки, прикрепляются к энтероцитам на поверхности слизистой оболочки, и устойчивые к окружающей среде цисты, которые являются выводится с фекалиями хозяина и составляет стадию передачи инфекции. Хотя обычно считается, что G. duodenalis размножается только бесполым путем, путем простого бинарного деления, данные свидетельствуют о том, что генетический обмен действительно происходит, хотя механизм полового размножения остается нерешенным, и значение полового размножения для патогенности и эпидемиологии лямблий. также неизвестен.

Таким образом, инфицирование G. duodenalis начинается, когда жизнеспособная киста (яйцевидная, 8–18 мкм на 7–10 мкм) попадает в организм восприимчивого хозяина. Это может быть прямой фекально-оральный прием внутрь или через носитель, например, через загрязненную воду или пищу. Инфекционная доза теоретически составляет одну кисту; в ранних исследованиях инфекции сообщалось, что доза в 10 кист вызвала инфекцию у двух из двух добровольцев. Воздействие таких факторов, как желудочная кислота, пепсин и щелочная среда тонкого кишечника, вызывает эксцистацию кист в верхнем отделе тонкой кишки, где образуются трофозоиты (обычно грушевидной формы, 9–20 мкм на 5–15 мкм, с двумя ядра, восемь жгутиков, линейные аксонемы, изогнутые срединные тела и вентральный адгезивный диск) либо прикрепляются к краю щетки энтероцита адгезивным диском, либо являются подвижными.Повторное бинарное деление приводит к образованию огромного количества трофозоитов. Поскольку трофозоиты постепенно проходят по тонкой кишке, происходит энцистация, вероятно, из-за ряда факторов, включая голодание по холестерину и воздействие солей желчных кислот и щелочной pH. Образовавшиеся цисты, которые выделяются с фекалиями, немедленно становятся инфекционными для восприимчивого хозяина без дальнейшего созревания в окружающей среде. Стенка кисты Giardia имеет нитевидную структуру, содержащую углевод и белок в соотношении 3: 2 (мас. / Мас.), Причем углеводный фрагмент состоит из гомополимера β (1-3) -N-ацетил-d-галактопиранозамина. .Было высказано предположение, что полисахарид образует упорядоченные спирали или, возможно, множественные спиральные структуры с сильными межцепочечными взаимодействиями, обеспечивая прочность стенки кисты, которая позволяет выживать в течение длительных периодов времени во влажной среде.

Заражение человека G. duodenalis обычно связано с диареей, которая имеет тенденцию быть жирной и неприятным запахом, но может протекать бессимптомно или вызывать широкий клинический спектр с симптомами от острых до хронических.Хроническая инфекция обычно связана с диареей и кишечной мальабсорбцией, что приводит к стеатореи, дефициту лактазы и дефициту витаминов. Возможные механизмы для этого включают эпителиальный транспорт и дисфункцию барьера.

Вопрос о том, связан ли конкретный спектр симптомов с большей вероятностью с инфекцией группы А или инфекцией группы В, не решен, и, похоже, возникают географические или популяционные различия. Диагностика лямблиоза обычно основана на обнаружении кист (и, реже, трофозоитов) в образцах кала или иногда в дуоденальном аспирате, также часто используются быстрые тесты на антигены.Хотя лямблиоз можно эффективно лечить с помощью лекарств, хотя и с некоторыми неприятными побочными эффектами, для некоторых пациентов лечение оказывается неэффективным, и необходимо испробовать различные химиотерапевтические режимы. У пациентов также наблюдались длительные абдоминальные симптомы и симптомы усталости даже после успешного лечения.

Развитие функциональных желудочно-кишечных расстройств после инфицирования Giardia lamblia | BMC Gastroenterology

В этом исследовании описаны клинические характеристики относительно большого числа пациентов, обращающихся за помощью по поводу длительных абдоминальных симптомов после инфекции Giardia .Обширное наблюдение за этими пациентами в течение трех лет не выявило каких-либо конкретных заболеваний, которые могли бы объяснить симптомы, наблюдаемые в нашей исследуемой популяции. Длительные симптомы у успешно пролеченных паразитологами пациентов стали неожиданностью, поскольку ранее после заражения Giardia такие осложнения не описывались.

Было описано несколько вспышек Giardia , в том числе в Сольне, Швеция [14], Крестоне, Канада [15] и высокогорье Аспена, США [16].Однако в последующих исследованиях не наблюдались стойкие симптомы после искоренения паразита. Эпидемиологическое исследование, проведенное в Мичигане, США [17], не обнаружило никакой связи между инфекцией Giardia и СРК, сопоставив новые случаи Giardia с назначением трех препаратов (дицикломина, тегасерода и алосетрона), используемых при СРК. В нашей исследуемой популяции такая корреляция, вероятно, также не была бы обнаружена, поскольку пациенты ранее были в основном здоровыми, активными молодыми людьми, не привыкшими принимать наркотики ежедневно.Лишь у некоторых были жалобы со стороны брюшной полости такой степени, что можно было бы рассмотреть любое из этих лекарств.

В нашей исследуемой популяции мы обнаруживаем набор подтипов СРК с высокой частотой диарейных симптомов и небольшими запорами. Это хорошо согласуется с предыдущими описаниями PI-IBS как особой подгруппы пациентов с IBS [18]. В общей популяции в Норвегии недавнее исследование с участием 4622 респондентов показало, что 10% в соответствующей возрастной группе соответствовали критериям СРК, а структура подтипов контрастирует с нашими результатами с наиболее часто сообщаемым подтипом А-СРК (53%), за которым следует аналогичная распространенность. двух других подтипов D-IBS (23%) и C-IBS (24%) [19].

Известно, что Giardia может вызывать длительные симптомы в течение нескольких недель после успешного лечения из-за вторичной непереносимости лактозы [20]. В настоящем исследовании мы обнаружили, что многие пациенты сообщали, что употребление различных видов пищи ухудшало симптомы, и это сохранялось в течение многих лет после заражения. Предыдущее исследование не показало, что непереносимость лактозы является фактором этиологии PI-IBS после бактериального гастроэнтерита [21]. Предварительные данные тестирования активности дуоденальной лактазы у впервые направленных в нашу больницу пациентов с СРК после лямблиоза подтверждают этот вывод (не опубликовано).

Известно, что желудочно-кишечные симптомы, связанные с пищевыми продуктами, распространены среди населения в целом и часто совпадают с СРК. Предыдущее исследование показало, что 51% пациентов с СРК считали, что их симптомы были связаны с отдельными продуктами питания [8], а также сообщалось об улучшении после диеты исключения [22]. Однако объективные методы измерения, такие как кожный укол или кишечная проницаемость, не согласуются с сообщениями о пищевой непереносимости [23]. Вне этого исследования многие пациенты были направлены на аллергологическое обследование без каких-либо конкретных результатов.Таким образом, кажется, что симптомы, связанные с питанием, наблюдаемые у нашей популяции пациентов, могут быть неразрывно связаны с развитием FGID.

Вывод о том, что около половины пациентов чувствовали, что физический или психический стресс влияет на их абдоминальные симптомы, согласуется с предыдущими выводами у пациентов с СРК всех причин, обращающихся за медицинской помощью в Норвегии [9].

Остается предположить, что может быть причиной развития FGID после заражения Giardia . Предыдущие исследования указали на психологические факторы, молодой возраст, тяжесть и продолжительность острой инфекции как на факторы, повышающие риск FGID после бактериального гастроэнтерита [2, 5].В предыдущем исследовании мы показали, что высокая частота микроскопического воспаления двенадцатиперстной кишки была обнаружена в нашей исследуемой популяции, когда продолжительность заболевания составляла 2–4 месяца, что указывает на то, что серьезность реакции организма хозяина может быть фактором риска FGID в нашей популяции [11]. Первоначально высокая частота микроскопического воспаления двенадцатиперстной кишки нормализовалась в течение года, но тонкое легкое воспаление, не распознаваемое рутинной микроскопией, может продолжаться.

Конкретный генотип Giardia , ответственный за эпидемию, также может быть релевантным фактором риска сам по себе, поскольку было показано, что разные штаммы различаются по своей способности вызывать повреждение тонкого кишечника у крыс [24].Более высокая доля женщин в исследуемой популяции, вероятно, не указывает на повышенный риск, а скорее отражает увеличение числа женщин, заболевших лямблиозом во время эпидемии, вероятно, как следствие повышенного потребления воды [25]. Факторы-хозяева, такие как возраст, отсутствие предшествующего заражения или инфекции Giardia , ранее существовавшая кишечная микробиота, иммунологическая и генетическая предрасположенность также могут иметь значение. Это будут интересные вопросы для дальнейшего исследования.

Все пациенты получали один или несколько курсов метронидазола от лямблиоза.Хотя одно исследование указывает на связь между лечением антибиотиками в целом и FGID [26], длительные желудочно-кишечные симптомы не рассматриваются как побочный эффект метронидазола. Хотя мы не можем полностью исключить эту возможность, мы думаем, что инфекция Giardia является гораздо более вероятной причиной более поздней FGID, чем ее лечение.

Сильной стороной этого исследования является относительно большое количество лабораторно подтвержденных случаев лямблиоза, которые были тщательно исследованы и отслеживались в течение длительного периода времени.Тем не менее, поэтому также важно отметить, что наши данные взяты из популяции, которая, вероятно, будет более серьезно затронута, и могут не отражать пациентов с более легкими абдоминальными симптомами после лямблиоза. Было бы желательно иметь контрольную группу с таким же последующим наблюдением и анкетой.

Пациентов опрашивали о предыдущих жалобах на брюшную полость ретроспективно, через один-два года после инфицирования Giardia . Предвзятость воспоминаний может повлиять на данные ответы. Следует соблюдать осторожность при исключении хронического лямблиоза.Микроскопия трех образцов кала на кисты Giardia имеет чувствительность 85–90% [27]. У нашей популяции пациентов были повторные серии из Giardia отрицательных образцов фекалий до направления и во время осмотра в больнице, поэтому мы считаем риск хронических инфекций низкой степени тяжести очень низким.

Контуры патологии - Giardia lamblia

Тонкий кишечник и ампула

Инфекционные заболевания

Giardia lamblia


Тема завершена: 1 августа 2012 г.

Незначительные изменения: 6 октября 2020 г.


Copyright : 2003-2021, PathologyOutlines.com, Inc.

PubMed Search : Giardia lamblia [TI] тонкий кишечник [mh]


просмотров страниц в 2020 г .: 5,698

просмотров страниц в 2021 г. на сегодняшний день: 512

Цитируйте эту страницу: Gulwani H. Giardia lamblia. Сайт PathologyOutlines.com. https://www.pathologyoutlines.com/topic/smallbowelgiardiasis.html. По состоянию на 8 февраля 2021 г.

Определение / общее

  • Протозойная инфекция, связанная с мальабсорбцией, хронической диареей
  • Распространяется через воду, зараженную фекалиями, часто встречается в слаборазвитых странах.
  • Поражает 1/3 гомосексуальных мужчин в городских сообществах.
  • Прикрепляется к слизистой оболочке, но не вторгается
  • Может вызывать эндоскопическую узловатость двенадцатиперстной кишки (Indian J Pathol Microbiol 2011; 54: 312)
  • Вызывает дисфункцию эпителиального барьера за счет подавления клаудина1 и увеличения эпителиальных апоптозов (Gut 2007; 56: 328)

Диаграммы / таблицы


Образы, размещенные на других серверах:

Жизненный цикл

Диагностика

  • Обнаружение кист, трофозоитов или антигенов в кале

Общее количество изображений


Предоставлено Центрами по контролю и профилактике заболеваний

Giardia

Микроскопическое (гистологическое) описание

  • Различное притупление ворсинок, увеличение воспалительных клеток, микроорганизмы имеют форму капли (груши) с парными ядрами в просвете между ворсинками
  • Размер организма аналогичен ядрам энтероцитов

Микроскопические (гистологические) изображения


Предоставлено Bobbi Pritt, M.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *