М д машковский лекарственные средства: Книга: «Лекарственные средства» — Михаил Машковский. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-7864-0345-0

Содержание

ЛЕКАРСТВЕННЫЕ ПРЕПАРАТЫ, РАЗРАБОТАННЫЕ АО «ВНЦ БАВ» ПОД РУКОВОДСТВОМ АКАДЕМИКА М. Д. МАШКОВСКОГО (ОБЗОР) | Скачилова

1. Авторское свидетельство SU 452196. Способ получения гаммааминомасляной кислоты / Скачилова С. Я., Плешаков М. Г., Кривашов А. В., Корнилов А. А. – Заявл. 12.02.1973, опубл. 12.05.1976.

2. Машковский М. Д., Плешаков М. Г., Альтшулер Р. А., Скачилова С. Я. Новый нейротропный препарат аминалон. Химико-фармацевтический журнал. 1975; 9: 60–62.

3. Авторское свидетельство SU 1094263. Способ получения дофамина / Глушков Р. Г., Скачилова С. Я., Зуева Э. Ф., Саяпина Ф. А. – Заявл. 15.12.1982, зарегистрировано в Госреестре 22.01.1984.

4. Авторское свидетельство SU 1098217. Способ очистки 2-(3,4-оксифенил)-этиламина гидрохлорида / Скачилова С. Я., Зуева Э. Ф., Фелицына М. И. – Заявл. 15.06.1982, зарегистрировано в Госреестре 15.02.1984.

5. Авторское свидетельство SU 1282705. Способ количественного определения 2-(3-метокси-4-оксифенил)-этиламина в дофамине / Скачилова С. Я., Дозорова И. И., Колчанова Л. А., Зуева Э. Ф. – Заявл. 23.03.1985, зарегистрировано в Госреестре 08.09.1986.

6. Машковский М. Д., Трубицина Т. К., Скачилова С. Я., Голубева М. И., Шашкина Л. Ф., Абсава Г. И. Фармакологические свойства и клиническое изучение дофамина. Химико-фармацевтический журнал. 1989; 8: 1018–1023.

7. Авторское свидетельство SU 882184. Способ выделения анальгина / Скачилова С. Я., Фелицына М. И., Воронин В. Г., Зуева Э. Ф., Аристов Л. И., Крюкова Ю. И., Рыжова З. А., Соколов Ю. А., Варвенко Н. Т. – Заявл. 13.04.1979, зарегистрировано в Госреестре 14.07.1981.

8. Дозорова И. И., Колоскова Л. И., Грешных Р. Д., Чичиро В. Е., Скачилова С. Я., Маркова В. А. К вопросу о повышении качества анальгина для инъекций. Химико-фармацевтический журнал. 1982; 10: 1236–1238.

9. Авторское свидетельство SU 823384. Способ очистки анальгина / Скачилова С. Я., Фелицына М. И., Зуева Э. Ф., Воронин В. Г., Дозорова И. И. – Заявл. 27.12.1978, опубл. 23.04.1981.

10. Авторское свидетельство SU 1011125. Способ получения раст вора анальгина для инъекций / Скачилова С. Я., Маркова В. А., Зуева Э. Ф., Воронин В. Г., Пуоджюнас А. С., Дуденас Г. Э., Макаускас И. И., Дозорова И. И., Чичиро В. Е., Серафимене З. И., Грешных Р. Д., Лукошевичене Г.-Р. П. – Заявл. 04.08.1981, опубл. 15.04.1983.

11. Авторское свидетельство SU 1474918. Способ получения анальгина для инъекций / Скачилова С. Я., Зуева Э. Ф., Воронин В. Г., Шамшин В. П., Мирошников Ф. Ф., Крюкова Ю. И., Варвенко Н. Т., Пыресева Е. А. – Заявл. 02.10.1986, зарегистрировано в Госреестре 22.12.1988.

12. Патент RU 1833612. Гидрохлориды 1-фенил-1-(N-нитробензоиламино)-5-(N-пиперидино) или (N-диэтиламино)пентанов, проявляющие антиаритмическую и антифибриллятроную активность / Машковский М.Д., Глушков Р.Г., Скачилова С.Я., Дородникова Е.В., Розенштраух Л.В., Воронин В.Г., Желтухин Н.К.,. Анюховский В.В, Нестеренко В.В., Черкасова Е.М. Патентообладатель ЦХЛС, ВНЦ БАВ, ВКНЦ АМН СССР. – Заявл. 08. 12.1987, зарегистрировано в Госреестре 13.10.1992.

13. Скачилова С. Я., Желтухин Н. К., Сергеев В. Н., Давыдова Н. К. Восстановительное аминирование стерически затрудненных ариламинокетонов с использованием модифицированной реакции Лейкарта. Химико-фaрмацевтический журнал. 2018; 52(6): 44–48. DOI: 10.30906/0023-1134-2018-52-6-44-48.

14. Авторское свидетельство SU 1249903. Способ получения 5-(N-пиперидино)-1-фенил-1-бензоиламинопентана / Глушков Р. Г., Скачилова С. Я., Желтухин Н. К., Петругова Н. П., Борисова Е. Я., Черкасова Е. М. Заявл. 20.12.1984, зарегистрировано в Госреестре 03.04.1986.

15. Авторское свидетельство SU 1822143. Гидрохлориды 1-фенил (или его замещенные)-1-(N-ациламино)-5-пиперидинопентанов, проявляющие антиаритмическую активность / Машковский М. Д., Глушков Р. Г., Дородникова Е. В., Зайцева К. А., Скачилова С. Я., Воронин В. Г., Желтухин Н. К., Черкасова Е. М. Заявл. 08.12.1987, зарегистрировано в Госреестре 12.10.1992.

16. Желтухин Н. К. Аминоамиды арилпентанового ряда. Синтез и свойства: диссертация к.хим.н. – М., 1989; 137 с.

17. Дородникова Е. В. Антиаритмические и антифибрилляторные свойства аминоамидов арилпентанового ряда: диссертация к.мед.н. – М., 1989; 143 с.

18. Машковский М. Д., Глушков Р. Г., Дородникова Е. В., Южаков С. Д. Поиск антиаритмических средств среди производных 1,5-диаминопентана. Химико-фармацевтический журнал. 1995; 3: 27–31.

19. Глушков Р. Г., Голицын С. П., Дородникова Е. В., Майков Е. Б., Машковский М. Д., и др. Первый оригинальный отечественный антиаритмик III класса нибентан. Вестник РАМН. 1998;11: 38–41.

20. Патент RU 2059612. Способы получения гидрохлорида 1-фенил-1-п-нитробензоиламино-5-N,N-диэтиламинопентана и 1-фенил-1-амино-5-N,N-диэтиламинопентана / Глушков Р. Г., Львов А. И., Давыдова Н. К., Сизова О. С.,Санжарова Г. М., Полякова М. Я., Скачилова С. Я., Желтухин Н. К., Черкасова Е. М. Патентообладатель ЦХЛС-ВНИХФИ. – Заявл. 25.02.1993. Опубл. Бюл. “Изобретения”. 10.05.1996; 13: 177.

21. Glushkov R. G., Mashkovski M. D., Yuzhakov S. D. Nibentan. Drugs of the Future. 1997; 22(1): 30–33.

22. Davydova N. K., Sizova O. S., Vinogradova, S. M., L’vov A. I., Glushkov R. G., Yuzhakov S. D., Mashkovskiy M. D. Synthesis and antifibrillatory activity of nibentan and its analogues. European Journal of Medicinal Chemistry. 2000; 35(2): 205–215.

23. Синтез и применение в медицине антиаритмического препарата Нибентан // Сборник тезисов докладов. С. 51–52. Научно-практическая конференция «Биологически активные вещества: фундаментальные и прикладные вопросы получения и применения». Новый Свет, Крым, Украина. 23–28 мая 2011 (In Ukraine).

24. Давыдова Н. К. Изучение зависимости «структура-активность» среди производных 1-фенилпентана // Сборник тезисов докладов. С. 107–108. Международная междисциплинарная научная конференция «Биологически активные вещества и материалы: фундаментальные и прикладные вопросы получения и применения. Новый Свет, Крым, Украина. 27 мая – 1 июня 2013 (In Ukraine).

25. Davydova N. K, Fominova O. S., Glushkov R. G. The Synthesis of Structural Analogues of the Antiarrythmic Drug Nibentan // Abstract Book for Organic Chemistry. Р. 77. 26th National Chemistry Congress. – Mugla, Turkey. 1–6 October, 2012 (In Turkey).

26. Патент RU 2415128. Гидрохлорид N-1-[(4-фторфенил)-2-(1- этил-4-пиперидил)этил]-4-нитробензамида, проявляющий антиаритмическую и антифибрилляторную активность / Глушков Р. Г., Южаков С. Д., Давыдова Н. К., Жихарева Г. П., Розенштраух Л. В., Голицын С. П., Соколов С. Ф. – Заявл. 07.05.2009, опубл. Бюл. «Изобретения». 27.03.2011; 9: 1–9.

27. Глушков Р. Г., Южаков С. Д., Львов А. И., Жихарева Г. П., Давыдова Н. К., Сизова О. С., Аснина В. В., Салин Е. Н. Новая группа антиаритмических средств III класса – производных пиперидил-4- этана. Химико-фармацевтический журнал. 2011; 45 (2): 3–12. DOI: 10.1007/s11094-011-0562-6.

28. Давыдова Н. К., Глушков Р. Г. Создание российских антиаритмических препаратов // Сборник тезисов докладов. С. 50. Первая Российская конференция по медицинской химии с международным участием. – Москва, Россия. 8–12 сентября 2013.

29. Davydova N. K., Skachilova S. Ya., Sergeev V. N. Research and development of Russian class III antiarrhythmic drugs // Book of Abstracts. Р. 18. 5th International Conference on Recent Advances in Health and Medical Sciences. – Paphos, Cyprus. July 6–12th, 2014.

30. Майков Е. Б. Антиаритмические препараты III класса нибентан и ниферидил: электрофизиологические эффекты, механизмы антиаритмического действия и антиаритмическая эффективность у больных с наджелудочковыми тахикардиями: автореферат диссертации д.мед.н. 14.01.05. – М., 2014; 49 с.

Михаил Давыдович Машковский (1908–2002) | Шварц Г.Я.

1 марта 2008 г. исполнилось 100 лет со дня рождения Михаила Давыдовича Маш­ковского – одного из основоположников современной отечественной фармакологии, выдающегося специалиста в области создания лекарственных средств, Ге­роя социалистического тру­да, заслуженного деятеля науки РСФСР, академика РАМН, участника Великой Отечественной войны.

Михаил Давидович родился в г. Пинске (Белоруссия) 1 марта 1908 года в семье учителя. После окончания гимназии в 1927 году переехал в Москву. М.Д. Машковский окончил лечебно–профилактический факультет 2–го МГМИ им. Н.И. Пирогова в 1934 г., был призван на военную службу, которую проходил в качестве научного сотрудника отделов физиологии, а затем токсикологии НИИ Санитарного института Красной Армии. В 1938 году начал работу в отделе фармакологии Всесоюзного научно–исследо­ватель­ского химико–фармацевтического института (ВНИХФИ, ныне Центр по химии лекарственных средств – ЦХЛС–ВНИХФИ), руководимом в то время известным фармакологом, профессором Владиславом Иринарховичем Скворцовым, у которого учился во 2–м МГМИ и которого считал своим учителем.

Именно во ВНИХФИ произошло формирование Михаила Давыдовича как специалиста по поиску и созданию новых лекарственных средств, здесь раскрылся его талант ученого, здесь его работа воплощалась в создание новых препаратов. Первые исследования молодого ученого, проведенные под руководством профессора В.И. Скворцова, были посвящены фармакологии дыхания, изучению алкалоидов из отечественного растительного сырья. Результатом этих оригинальных исследований явилось создание стимулятора дыхания – препарата цитизина, превосходящего по активности зарубежный лобелин, для получения которого в нашей стране отсутствовала сырьевая база. Ампульный раствор цитизина под названием цититон был внедрен в производство и широко применялся в хирургии и анестезиологии в течении нескольких десятилетий. Часть этих исследований вошла в кандидатскую М.Д. Машковского «Материалы по фармакологии дыхания», которую он защитил в 1939 году. Война прервала активную исследовательскую работу Михаила Давыдовича. С 23 июня 1941 г. по август 1946 г. он служил в армии, воевал сначала на Калининском, а затем на Юго–Западном и 3–м Украинском фронтах в должностях армейского, а затем главного токсиколога фронта. В период войны М.Д. Маш­ковский находил время для научной работы, опубликовал несколько статей по вопросам фармакологии и военной токсикологии.
В конце 1941 г. в Медгизе была выпущена его первая книга «Новые лекарственные препараты» (Справочник для врачей), сданная автором в издательство в мае того же года и явившаяся прообразом принесшей автору без преувеличения мировую известность книги «Лекарственные средства».
В 1946 г. после демобилизации Михаил Давыдович возвратился во ВНИХФИ. В 1948 г. он защитил докторскую диссертацию, посвященную фармакологии алкалоидов гелиотриданового ряда, возглавил отдел фармакологии, а в 1950 г. получил звание профессора. К концу 40–х – началу 50–х годов прошлого века относится начало проведения во ВНИХФИ широких исследований, направленных на разработку и внедрение новых, прежде всего синтетических лекарственных препаратов. Формально в рамках этих работ М.Д. Машковский руководил только фармакологическими исследованиями. Но и работы химиков–синтетиков проводились в тесном контакте с ним и его коллективом и, как правило, в тех направлениях, которые Михаил Давы­дович благодаря своим глубоким знаниям, научной интуиции и умению своевременно оценивать перспективность тех или иных теоретических открытий в биологии и медицине предлагал и развивал в своих исследованиях по созданию новых лекарственных препаратов, как оригинальных, так и воспроизведенных (генерических).

Благодаря этим исследованиям в нашей стране появились лекарственные средства, без которых трудно представить практическое здравоохранение: первые антигистаминные (антиаллергические) препараты – пипольфен и др.; первые нейролептики – аминазин и пропазин; первые антидепрессанты – ипразид и имипрамин; первые ноотропные средства – ацефен, аминалон и пирацетам; средство для ингаляционного наркоза – фторотан; нестероидные противовоспалительные препараты бутадион, ибупрофен; сердечно–сосудистые средства – празозин и пармидин; местный анестетик и антиаритмик лидокаин и многие другие. Многие из этих препаратов не являются оригинальными. Но как сложно было их изучить и внедрить, какой неоценимый вклад был сделан их разработкой для обеспечения здравоохранения нашей страны эффективными и признанными во всем мире медикаментами.
Особенности стиля работы М.Д. Машковского, его энциклопедическая образованность и талант исследователя, умение создать команду высокопрофессиональных ученых, помноженные на постоянный и самоотверженный труд, а также высокая требовательность как к самому себе, так и своим сотрудникам, были важными составляющими выдающихся достижений в создании оригинальных отечественных лекарственных препаратов, осуществленных под его руководством и при его непосредственном участии во ВНИХФИ. Среди нескольких десятков таких препаратов (точнее, 39 препаратов) наркотический анальгетик промедол, холиномиметик ацеклидин, альфа–ад­ре­ноблокатор с выраженными антисеротониновыми свойствами тропафен, центральный холинолитический препарат тропацин, антигистаминные препараты фенкарол и бикарфен, бронхорасширяющий препарат тровентол, антидепрессанты азафен, инказан, пиразидол и тетриндол, психостимулирующие средства сиднокарб и сиднофен, ганглиоблокатор димеколин, курареподобные препараты диплацин и квалидил, антигипертензивый препарат метиаприл, антиаритмик нибентан, альфа–бе­та–ад­реноблокатор проксодолол и ряд других. Эти неоспоримые достижения сделали Михаила Давыдовича неформальным, но общепризнанным национальным лидером в области создания новых лекарственных средств.
В научной деятельности Михаила Давыдовича решение прикладных задач фармакологии и практической медицины всегда было тесно связано с разработкой фундаментальных проблем. К числу таких проблем, которым посвящены многочисленные экспериментально–теоретические работы ученого и его сотрудников, относятся исследования по связи между химическим строением и фармакологическим действием в различных рядах химических соединений, разработка вопросов психофармакологии (антидепрессанты, психостимуляторы, ноотропы), фармакологии кининовой системы организма и моноаминергических процессов, исследования механизмов действия наркотических и ненаркотических анальгетиков, противовоспалительных и противоаллергических средств, альфа– и бета–адрено­блокаторов, ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента, бронхорасширяющих, противоязвенных, холинергических и антихолинергических средств, ганглиоблокаторов и курареподобных препаратов, антиаритмиков и др.

Михаил Давыдович еще в 60–70–е гг. минувшего века начал разрабатывать такие направления и проблемы фармакологии, как биохимическая фармакология, фармакокинетика, фармакологическая рецепция, связь между экспериментальной и клинической фармакологией, использование данных о биогенных физиологически активных веществах для поиска новых лекарств. С его именем связаны первые в нашей стране выступления и публикации по серотонину (середина 50–х), простагландинам (начало 70–х), энкефалинам и эндорфинам (середина 70–х).
Большое внимание М.Д. Машковский уделял воспитанию высококвалифицированных кадров фармакологов. Им подготовлены 12 докторов наук; под его руководством было выполнено более 30 кандидатских диссертаций. Школу Михаила Давыдовича прошли многие специалисты не только России, но и фармакологи Узбекистана, Таджикистана, Украины, Грузии и Армении.
Наряду с исследованиями по созданию и изучению лекарственных средств Михаил Давыдович уделял много внимания научно–литературной работе. Без преувеличения можно говорить о выдающемся значении для здравоохранения нашей страны, информирования специалистов о лекарствах его книги «Лекарственные средства», первое издание которой вышло в 1954, а затем, тщательно перерабатываясь в соответствии с изменением номенклатуры лекарственных средств и накоплением данных об их свойствах, механизмах действия и опыте клинического применения, переиздавалась 15 раз (последнее, 15–е издание, поступившее в издательство незадолго до кончины автора, увидело свет в 2005 г.). Для нескольких поколений врачей эта книга стала настольной, не только с точки зрения справочного издания, но и как объективный источник современных и постоянно обновляемых знаний, касающихся всех основных аспектов фармакологии. Именно это уникальное издание сделало М.Д. Машковского самым известным фармакологом в нашей стране. Перу Михаила Давыдовича в соавторстве с Н.И. Андреевой и А.И. Полежаевой принадлежит монография «Фармакология антидепрессантов», обобщающая мировой и собственный опыт авторов по созданию препаратов для лечения депрессий.
Своё видение развития фармакологической науки на фоне развития медицины в уходящем столетии он представил в весьма интересной монографии «Лекарства ХХ века» (1998). В этой книге рассказывается об истоках и содержании происшедшей в ХХ веке «фармакологической революции», в корне изменившей возможности медицины и имеющей далеко идущие позитивные медицинские и медико–социальные последствия. Специальные главы посвящены вкладу отечественных специалистов–фармакологов в создание оригинальных отечественных лекарственных средств, перспективам фармакологии в ХХI веке. М.Д. Машковский является автором более 500 научных публикаций, 120 авторских свидетельств и патентов на изобретения. Он был членом редколегий ряда научных журналов, главным редактором русского издания многотомного фундаментального информационного издания «Информация о лекарственных средствах для специалистов здравоохранения», выпускаемого Фармакопейной конвенцией США, возглавлял редакционный совет первых томов уникальной серии руководств для практикующих врачей «Рациональная фармакотерапия».

М.Д. Машковский осуществлял большую научно–об­щест­венную деятельность. Она была связана с главными учреждениями государственной разрешительной системы в области лекарственных средств – Фармакологическим и Фармакопейным комитетами Министерства здравоохранения. Свыше 30 лет он был председателем Фарма­ко­пейного комитета, и существующие в нашей стране высокие требования к качеству медикаментов во многом связаны с его деятельностью. Под редакцией Михаила Да­выдовича были подготовлены и выпущены IX и X издания Государственной Фармакопеи, первые выпуски ее нового XI издания. В течение многих лет он был заместителем председателя Фармакологического комитета, дающего путевку в жизнь новым лекарственным препаратам, представлял нашу страну в комитете экспертов ВОЗ по Международной Фармакопее и качеству лекарственных средств, участвовал в деятельности Международного союза фармакологов и сотрудничал с другими международными организациями.
Высокий уровень научных заслуг М.Д. Машковского был оценен избранием его действительным членом Рос­сийской академии медицинских наук, членом ряда зарубежных научных обществ, почетным президентом Рос­сийского научного общества фармакологов, награждением многими государственными наградами и премиями, присвоением званий Героя социалистического труда (1991) и заслуженный деятель науки и техники РСФСР.
Академик РАМН, профессор Михаил Давыдович Машковский прожил долгую и яркую жизнь, являющуюся образцом служения науке и людям. Результаты его трудов еще многие годы будут востребованы, а память об этом выдающимся фармакологе, патриоте и гражданине будет жить долгие годы.

Профессор Г.Я. Шварц,
Институт прикладной фармакологии, Москва

UNODC — Bulletin on Narcotics — 1958 Issue 1

Site Search

Sections

Method
Results
Conclusion
Bibliography

Details

Author: V. V. Vasilyeva, K. M. Lakin, P. V. Sergeev
Pages: 13 к 19
Дата создания: 01.01.1958

(Экспериментальное исследование)

В. В. Васильева
М. 2 К.

33


П.В. Сергеев
(кафедра фармакологии 2-го Московского государственного медицинского института)

Обезболивающие средства являются важным средством патогенетической терапии при многих заболеваниях. Болевые импульсы, сопровождающие различные патогенетические процессы, вызывают чрезмерное раздражение центральной нервной системы, истощают кору головного мозга, способствуют затяжению и усугублению болезни. Ослабляя или устраняя рецепцию болевых импульсов, анальгетики предотвращают перераздражение центральной нервной системы, способствуют развитию лечебно-защитных торможений и возобновлению функций высших регуляторных механизмов.

Из обезболивающих веществ значительный интерес представляет промедол — синтетический заменитель морфина. Это новый анальгетик, синтезированный в 1951 г. академиком И. Н. Назаровым. Говоря химическим языком, он состоит из гидрохлорида 1,2,5-триметил-4-фенил-4-пропионоксипиперидина.

Белый кристаллический порошок с горьким вкусом. Он растворим в воде, спирте и хлороформе, нерастворим в эфире и бензоле. Растворы промедола имеют почти нейтральную реакцию, остаются стабильными при хранении и стерилизуются нагреванием до 100° в течение тридцати минут или до 120° в течение пятнадцати минут. Его фармакологические свойства изучали М. Д. Машковский, В. И. Ищенко, В. И. Легостев, Сю Бинь, Л. И. Гребенник, Е. Н. Гусева и другие.

Обезболивающее действие промедола напоминает действие морфина и его синтетических заменителей. Организм обычно поддерживает его лучше, чем морфин или пантопон; не вызывает рвоты и запоров, обладает спазмолитическим действием.

Промедол применяют как болеутоляющее средство при болях различного генеза: язвенных болях, холецистите, стенокардии, инфаркте миокарда, коликах кишечника и почек и других заболеваниях, сопровождающихся болевым синдромом.

В хирургии промедол показан при различных травмах для введения перед операцией и при послеоперационных болях.

Обезболивающий эффект наблюдается также при злокачественных опухолях.

В акушерстве промедол ценен как анальгетик и для ускорения родов. Не оказывает токсического действия на мать и ребенка (Г. А. Тонких, А. М. Фой, В. М. Каратыгин, З. И. Рошнова, С. В. Базанова и др. ). Несмотря на такой относительно широкий спектр применения, влияние промедола на высшую нервную деятельность после одной или (что особенно важно) нескольких доз изучено недостаточно.

В исследовательском тесте, описанном ниже, мы наблюдали влияние одной или нескольких доз промедола на биоэлектрическую активность коры головного мозга у животных.

Методика

Опыты выполнены на кроликах обоего пола массой 2000-3220 г.

Биопотенциалы коры головного мозга животных регистрировали с помощью шестиканальной электроэнцефалографической машины. Во время эксперимента кроликов привязывали к специальной скамье и помещали в звукоизолированную камеру, изолированную от помех.

В большинстве случаев электроэнцефалограмму делали с униполярной правой и левой лобной и затылочной локализацией после того, как животное оставляли на пятнадцать минут для адаптации к темноте внутри камеры. Биопотенциалы животных регистрировали сначала в норме, а затем через 5, 15 и 30 минут и 1, 11/2, 2 и 3 часа после введения промедола в виде различных доз 1% водного раствора.

Результаты

В опытах с однократным подкожным введением промедола в дозах 0,25, 0,5 и 1 мг/кг выраженных изменений потенциалов коры головного мозга не наблюдалось.

При дозах от 3 до 5 мг/кг развивались заметные изменения. Увеличилось количество медленных волн (от 1 до 6,5 имп/с) и альфа-волн (от 7,5 до 12 имп/с), а также количество бета-волн (от 15 до 30 имп/с) и более быстрых (30 имп/с и более). уменьшилось. Амплитуда биоэлектрических волн увеличилась. Эти отклонения были особенно заметны через 30 и 60 минут после инъекции, но становились более умеренными через 2,5—3 часа, когда волны более или менее возвращались к своему первоначальному образцу.

В случае кролика № 12 перед инъекцией; например, на ЭЭГ преобладали нерегулярные медленные волны на фоне большого количества быстрых волн (фото № 1). В частности, на участке левой лобной записи, показывающем биопотенциалы в течение пяти секунд, было 10 медленных, 14 альфа- и 80 бета-волн, всего 107 волн. Среднее напряжение биопотенциалов, рассчитанное планиметром, составило 5,13 мкВ.

Фотография № 1. — Исходное состояние. Кролик № 12, масса 2400 г
Фото № 2. — через 30 мин после подкожного введения промедола в дозе 5 мг/кг

Справа, затылочная запись: 12 медленных, 20 альфа- и 30 бета-волн, при этом общее количество волн 72. Среднее напряжение около 3,4 мкВ.

Через 30 мин после подкожного введения промедола в дозе 5 мг/кг на ЭЭГ регистрировались высокие медленные волны на фоне большого количества быстрых волн очень малой амплитуды (фото № 2). На левой лобной записи число альфа-зубцов увеличилось с 14 до 19.количество медленных волн с 10 до 14. Частота медленных волн снизилась с 5-6 до 1-3 имп/с, количество бета-волн с 80 до 29 и общее число волн с 107 до 70. Среднее напряжение выросло с 5,13 до 11,33 мкВ.

На правой затылочной записи количество медленных волн увеличилось с 12 до 19, они были очень длинными. Количество бета-волн уменьшилось с 30 до 9, а общее число волн — с 72 до 55. Среднее напряжение возросло с 3,4 до 7,2 мкВ.

Через 3 часа потенциалы коры головного мозга практически вернулись к исходной картине (фото № 4).

В работах разных авторов (С. А. Саркисов, В. С. Русинов, М. Н. Ливанов, П. И. Спилберг, П. И. Гуляев и др.) показано, что уменьшение числа быстрых волн и увеличение числа медленных свидетельствует об увеличении тормозного процессов в коре головного мозга. Из приведенных выше изменений ЭЭГ следует, что в исследованных дозах промедола преобладают процессы торможения в коре головного мозга. Это согласуется с данными, полученными Н. Д. Машковским, В. И. Ищенко, В. И. Легостевым, О. Н. Воеводиной, Сиу Бином и др., обнаружившими условно-рефлекторным и импульсно-агрегационным методами, что промедол в этих дозах снижает возбудимость коры головного мозга. полушария головного мозга.

В клинической практике важнейшим критерием определения ценности анальгетиков является привыкание и привыкание к ним со стороны больного. Этому вопросу уделялось большое внимание в экспериментальных и клинических испытаниях анальгетиков (статьи Х. Исбелла, Г. Ф. Фрейзера, А. Виклера и др.), однако адекватного изучения привыкания к промедолу еще предстоит провести. В то время как Б. И. Легостев, Син Бин и Е. Н. Гусева говорят, что привыкание происходит, М. Д. Машковский и В.И. Ищенко заявляют, что у крыс и собак после испытаний с повторными инъекциями промедола не наблюдалось.

Фото № 3, — через 60 минут после подкожного введения 5 мг/кг промедола
Фото № 4. — через 3 часа после введения промедола
Фото № 5. — Через две недели ежедневного введения 5 мг/кг инъекции промедола. Исходное состояние перед очередной инъекцией

Следующим этапом нашего исследования было наблюдение за изменениями потенциалов коры головного мозга после введения кроликам промедола в течение двух недель.

Фотография № 6. — 30 минут после подкожной инъекции промедола 5 мг/кг
Фото № 7 — через 60 минут после введения
Фото № 8.
— через 3 часа после введения

Животным вводили подкожно 3-5 мг/кг два раза в день. Каждые трое суток констатировали изменения биоэлектрических потенциалов на фоне регулярных инъекций промедола.

Эксперименты показали, что после недельного приема промедола последующая инъекция всегда вызывала описанные выше изменения электрических волн, т. е. увеличение числа медленных и альфа-волн, большее количество быстрых волн и увеличение в амплитуде биоэлектрических волн. Но эти изменения длились меньше времени, и после 1-1? часов картина волны ЭЭГ напоминала исходную.

Фотография № 9 . — Две недели от начала ежедневных инъекций промедола 5 мг/кг. Исходное состояние
Фотография № 10. — Тот же кролик, через 30 минут после подкожной инъекции промедола в дозе 15 мг/кг

К концу второй недели было обнаружено, что обычная инъекция промедола уже не давала такого эффекта (фотографии №№ 6, 7 и 8).

Из полученных данных можно сделать вывод, что привыкание развивается у кроликов после длительной серии инъекций промедола. Привыкание выражалось в наших опытах в том, что реакция биоэлектрических волн на регулярную инъекцию становилась все слабее и, наконец, исчезала.

У кроликов, которым делали инъекции в течение двух недель, эти изменения биоэлектрических волн происходили только при увеличении дозы до 10-15 мг/кг.

До регулярного введения промедола на ЭЭГ кроликов (фото № 9) регистрировались неправильные медленные волны, формирующие фон для быстрых волн. В левой лобной записи было 10 медленных и 16 альфа-волн, всего 56 бета-волн и 97 волн. Среднее напряжение составило 7,13 мкВ.

В правой затылочной записи 14 медленных, 19альфа и 34 бета волны, всего 71 волна. Среднее напряжение составило 10,33 мкВ.

После инъекции кролику 15 мг/кг ЭЭГ показала высокие медленные волны (фото № 10). Количество быстрых волн уменьшилось.

Фотография № 11. — Через 60 минут после подкожной инъекции промедола 15 мг/кг
Фотография № 12. — Через три часа после подкожной инъекции промедола 15 мг/кг

В левой фронтальной записи медленные волны увеличились в с 10 до 15 и резко уменьшилась по частоте. Количество бета-волн сократилось с 56 до 24, а общее количество волн — с 9.с 7 до 70. Среднее напряжение выросло с 7,13 до 9,4 мкВ.

Хотя в правой затылочной записи количество медленных волн практически не изменилось (15), частота их уменьшилась с 5-6 до 1-3 имп/с. Количество бета-волн уменьшилось с 34 до 21, а общее количество волн — с 71 до 60. Среднее напряжение выросло с 10,33 до 12,2 мкВ.

Однако в данном случае картина биопотенциалов приблизилась к исходной через три часа после введения промедола (фото № 12).

Заключение

Из наших опытов можно сделать вывод, что у кроликов, которым вводили подкожно 0,25-0,5-1 мг/кг промедола, заметных изменений потенциалов коры головного мозга не происходит.

При увеличении дозы до 3-5 мг/кг увеличивалось количество альфа-волн и медленных волн. Их частота значительно уменьшилась, а амплитуда увеличилась. Количество быстрых волн неизменно падало. Это может свидетельствовать о преобладании тормозных процессов в центральной нервной системе.

При повторных инъекциях у животных развивается привыкание к промедолу, о чем свидетельствует исчезновение нормальной реакции биоэлектрических волн мозга на регулярное введение.

Усиление процесса торможения у этих животных может быть достигнуто только увеличением дозы до 10-15 мг/кг. Это свидетельствует о снижении чувствительности ЦНС к промедолу и возникновении привыкания к нему.

Библиография

БАЗАНОВА С. В.: Клиническая медицина , 1954, Вып. 32, № 6, стр. 80-81.

БАЗАНОВА С.В.: Советская медицина , 1954, № 10, стр. 39-40.

БАЗАНОВА С.В. КЛИМЕНТЬЕВ Ф.В. : Клиническая медицина , 1954, Vol. 32, № 6, стр. 77-79.

ВОЕВОДИНА О.Н.: Фармакология и токсикология , 1954, т. 1, с. 17, № 1, стр. 8-12.

ГЕФТЕР А.И. & МАТУСОВА, А. Ф. .: Советская медицина , 1955, № 8, стр. 22-25.

ГОРОБец Э. Ф., НАСОНОВ Б. А.: Медицинские дела (Врачебное дело) , 1956, № 4, стр. 425-428.

ГРАЩЕНКОВА З.П. и Хохлова Г.П.: Акушерство и гинекология , 1954, № 6, стр. 36-38.

ГРЕБЕННИК Л. И.: Фармакология и токсикология , 1954, № 4, вып. 17, стр. 48-51.

ГУЛЯЕВ П.И.: Доклады, прочитанные на I конференции по физическим методам исследования в биологии, Москва, 1954, с. 19.

ДИЧЕСКУЛ, С.В.: Греков Вестник хирургии , 1955, № 9, вып. 76, стр. 81-84.

ИЗОСИМОВ В.В.: Клиническая медицина , 1954, № 8, стр. 63-65.

КАРАТЫГИН В.М. & РОЖНОВА, З. И.: Клиническая медицина , 1953, № 3, т. 1, с. 31, стр. 64-67.

КРУГЛИКОВА-ЛЬВОВА, Р.П.: Фармакология и токсикология , 1953, Vol. 16, № 3, стр. 8-11.

Крупко А. Я.: Акушерство и гинекология , 1955. № 1, с. 8-13.

ЛЕГОСТЕВ, В.И.: Фармакология и токсикология , 1952, № 4, стр. 20-23.

ЛИВАНОВ М. Н.: Советская невропатология, психиатрия и психическое здоровье , 1945, Vol. 3, № 11-12, с. 98.

ЛИВАНОВ М. Н.: Труды института мозга , 1938, 3-4, с. 483.

ЛИВАНОВ М.Н. : Доклады, прочитанные на VIII Всесоюзном съезде физиологов, биохимиков и фармакологов, 1955, с. 384.

МАШКОВСКИЙ М.Д., ИЩЕНКО В.И.: Фармакология и токсикология , 1952, № 4, стр. 11-19.

НАЗАРОВ И. Н., МАШКОВСКИЙ М. Д., РУДЕНКО В. А., ПРОСТАКОВ Н. С., ИЩЕНКО В. И.: Клиническая медицина , № 8, стр. 60-63.

РАДУГИН К.Б.: Вестник оториноларингологии , 1954, № 2, стр. 68-70.

РУСИНОВ В. С.: Бюллетень экспериментальной и биологической медицины , 1944, т. 1, с. 17, № 6, с. 18.

РУСИНОВ В.С.: Труды VII Всесоюзного съезда физиологов, биохимиков и фармакологов , 1947, с. 201.

РУСИНОВ В. С. Доклады I конференции по физическим методам в биологии, М., 1954, с. 57.

САРКИСОВ С.А.: Советская невропатология, психиатрия и психическое здоровье , 1935, Vol. 4, № 6, с. 1.

САРКИСОВ С.А., ЛИВАНОВ М.Н.: Советская невропатология, психиатрия и психическое здоровье , 1933, Vol. 2, № 10, с. 1.

САРКИСОВ С.А., ЛИВАНОВ М.Н.: Первая сессия нейрохирургического совета, 1937, с. 67.

СИГИДИН Я. А.: Советская медицина , 1953, № 10, стр. 25-27.

СОКОЛОВ И.В.: Советская медицина , 1955, № 8, стр. 26-28.

СИУ БИН.: Фармакология и токсикология , 1955, Вып. 18, № 4, стр. 8-12.

СИУ БИН: Доклады, прочитанные на VIII Всесоюзном съезде физиологов, биохимиков и фармакологов, Москва, 1955, стр. 596-597.

СИУ БИН: Фармакология и токсикология , 1956, Вып. 19, № 3, стр. 33-36.

ТЕСАЛОВА О.Т. Социалистическая забота о здравоохранении в Узбекистане, 1955, 4, стр. 80-81.

ТОНКИХ В. А.: Фармакология и токсикология , 1952, № 4, стр. 24-25.

FOY, A. M.: Фармакология и токсикология , 1952, № 4, стр. 25-26.

ХОДАСЕВИЧ А. П.: Вопросы химии (Аптечное дело) , Vol. 4, № 5, с. 38.

ЦОБКАЛЛО Г. И., САФРОНОВ Н. С., ФЕДОРОВ В. К.: Доклады на VIII Всесоюзном съезде физиологов, биохимиков и фармацевтов, Москва, 1955, стр. 663-664.

ШАРЦ, С.Е. & КОТОВА Е.С.: Советская медицина , 1955, № 2, стр. 75-77.

ШПИЛЬБЕРГ, П.И.: Труды VII Всесоюзного съезда физиологов, биохимиков и фармакологов , 1947, с. 131.

ЭЙДИНОВА М.Б.: Советская медицина , 1954, № 11, с. 12-14.

* * *

ISBELL, H. & FRASER, H. F.: Journal of Pharmacology and Experimental Therapy , 1950, Том. 99, стр. 355-397.

WIKLER, A.: Journal of Pharmacology and Experimental Therapy , 1950, Vol. 100, стр. 435-506.

МЕДИЦИНСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ И СТАНДАРТИЗАЦИЯ АНТИОКСИДАНТОВ: ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ И ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ ВЕЩЕСТВ

Фармация

Научно-прикладной журнал // ISSN 0367-3014 // eISSN 2541-9218

DOI: https://doi.org/None

Выпуск:

E.

Год: 3 900. Жучкова*, О.Ю. Щепочкина, к.б.н.; О.И. Терешкина, к.б.н.; Э.А. Петрыкина, к.м. н. Первый МГМУ им. И.М. Сеченова; Трубецкая, 8, корп. 2, Москва 119991

В статье проведен обзор литературы по классификации экзогенных и эндогенных антиоксидантов по принципу действия, фармакологическому эффекту соединений, используемых в качестве активных фармацевтических субстанций (АФС), показаны аспекты безопасности медицинского применения антиоксидантов, особенности стандартизации АФС и препаратов на их основе в соответствии с требованиями фармакопей США, Великобритании, Европы и России. Рассмотрены вопросы использования антиоксидантных вспомогательных веществ в качестве стабилизаторов различных лекарственных форм для предотвращения окисления АПС.

Ключевые слова:

Антиоксиданты

Классификация

Стандартизация

Практическое использование

Безопасность

Ссылки:

  1. BABENKOVA I.V. Механизм ингибирующего действия дигидрокверцетина на процесс пероксидного окисления фосфолипидов мембраны. Биомедицинские технологии и радиоэлектроника, 2003; 6: 37–43. [Бабенкова И.В., Теселкин Ю.О., Ребров Л.Б. Механизм ингибирующего действия дигидрокверцетина на перекисное окисление мембранных фосфолипидов. Биомедицинские технологии и электроника, 2003; 6: 37–43 (на русском языке).]
  2. Государственный реестр лекарственных средств. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://grls.rosminzdrav.ru/grls.aspx – май, 2013. Государственный [Реестр изделий медицинского назначения. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://grls.rosminzdrav.ru/grls.aspx – май 2013 г. (на русском языке).
  3. Государственная фармакопея СССР Х изд. М.: Медицина, 1968; 1081. [Государственная фармакопея СССР X издание. Москва: Медицина, 1968; 1081 (на русском языке).
  4. Государственная фармакопея СССР XI изд. М.: Медицинская, 1990; 400. [Государственная фармакопея СССР XI издание. Москва: Медицина, 1990; 400 (на русском языке)].
  5. Зайцев В.Г., Островский О.В., Закревский В.И. Связь между химическим строением и мишенью действия как основа классификации антиоксидантов прямого действия. Экспериментальная клиническая фармакология, 2003; 66 (4): 66–70. [Зайцев В.Г., Островский О.В., Закревский В.И. Связь между химической структурой и целевым действием как основа классификации антиоксидантов прямого действия. Экспериментальная клиническая фармакология, 2003; 66 (4): 66–70.
  6. Ильина И.Г., Рудакова И.П., Самылина И.А. Антиоксиданты: фармацевтические и биохимические аспекты применения. Фармация, 2013; 8: 3–6. [Ильина И.Г., Рудакова И.П., Самылина И.А. Антиоксиданты: фармацевтические и биохимические аспекты применения. Фармация, 2013; 8: 3–6 (на русском языке).
  7. Краснюк И.И., Михайлова Г.В. Фармацевтическая технология. Технология лекарственных форм. М.: Геотар-Мед., 2011; 654. [Краснюк И.И., Михайлова Г.В. Фармацевтическая технология. Технология лекарственных форм. Москва: Геотар-Мед., 2011; 654 (на русском языке)].
  8. Машковский М.Д. Лекарственные средства. 15-е изд. М.: Новая волна, 2005; 1200. [Машковский М.Д. Лекарства. 15-е изд. Москва: Новая волна, 2005; 1200 (на русском языке).
  9. Плотников Е.Ю., Бакеева Л.Е. я доктор Производное пластохинона, адресованное в митохондрии, как средство, прерывающее программу старения. Терапия некоторых старческих патологий, опосредованных АФК. Биохимия, 2008; 73 (12): 1607–1621. [Плотников Е.Ю., Бакеева Л.Е. и др. Производное пластохинона, адресованное митохондриям, как средство прерывания программы старения. Терапия некоторых застарелых патологий, опосредованных АФК. Биохимия, 2008; 73 (12):1607–1621 (на русском языке).
  10. Прадедова Е.В., Ишеева О.Д., Саляев Р.К. Классификация систем антиоксидантной защиты как основа рациональной организации экспериментального окислительного стресса у растений. Физиология растений, 2011; 58 (2): 177–185. [Прадедова Е.В., Ишеева О.Д., Саляев Р.К. Классификация систем антиоксидантной защиты как основа рациональной организации опытно-промышленной установки оксидативного стресса. Физиология растений, 2011; 58 (2): 177–185.
  11. Сенин И.И., Иомдина Е.Н., Щипанова А.И и др. Изучение клинической безопасности глазных капель «Визомитин». Материалы XVIII Российского национального конгресса «Человек и лекарство». М., 2011. [Сенин И.И., Иомдина Е.Н., Шипанова А.И. и др. Изучение клинической безопасности глазных капель «Визомитин». Материалы XVIII Всероссийского конгресса «Человек и медицина». Москва, 2011.
  12. Яни Е.В., Скулачев М.В. Первый опыт использования препарата «Визомитин» в терапии «сухого глаза». Практическая медицина, 2011; 1 (59): 134–137. [Яни Е.В., Скулачев М.В. Первый опыт применения препарата «Визомитин» в лечении «сухого глаза». Практическая медицина, 2011; 1 (59): 134–137.
  13. Альфадда А., Саллам М. Активные формы кислорода в области здоровья и болезней. Ж. Биомед Биотехнолог., 2012; 2012: 1–14. Номер статьи 936486
  14. Американская травяная фармакопея, 2011 г.
  15. Британская фармакопея, 2012 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://bp2012.infostar.com.cn/Bp2012.aspx
  16. Doc/Ref/EMEA/CHMP/QWP/396951/2006 «Руководство по вспомогательным веществам в досье для заявки на регистрацию лекарственного препарата ».
  17. Европейская фармакопея 7,0. Том 2.
  18. Харман Д. Старение: теория, основанная на свободных радикалах и радиационной химии. Ж. Геронтология, 1956; 11: 298–300.
  19. Mills S. Фармацевтические вспомогательные вещества – обзор, включая рекомендации по педиатрическому дозированию. Учебный семинар ВОЗ: Фармацевтическая разработка с упором на педиатрические составы. Пекин, 2010.
  20. Мерфи М.П. и другие. Направленный на митохондрии антиоксидант митохинон уменьшает повреждение печени в исследовании фазы II пациентов с гепатитом С. Ливер Интернэшнл., 2010; 30, I.7: 1019–1026.
  21. Росс М.Ф., Кохеме Х.М., Келсо Г.Ф. и другие. Митохондриальное нацеливание хинонов: терапевтические последствия. Митохондрия., 2007; 7С: 94–102.
  22. Шольц Р.В., Грэм К.С., Редди К.С. Механизм взаимодействия витамина Е и глутатиона в защите мембран от перекисного окисления липидов. Анналы Нью-Йоркской академии наук. 1989; 570: 514–517.
  23. Скулачев В.П. и другие. Попытка предотвратить старение: митохондриальный подход.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *