Менингеальные знаки у взрослых: Nie znaleziono strony — Внутренняя Mедицина

Содержание

менингиальные симптомы

Основными, наиболее постоянными и информативными признаками раз­дражения мозговых оболочек являются ригидность затылочных мышц и симп­том Кернига. Их должен знать и уметь выявить врач любой специальности.

Ригидность затылочных мышц — следствие рефлекторного повышения то­нуса мышц-разгибателей головы. При проверке этого симптома обследующий осуществляет пассивное сгибание головы больного, лежащего на спине, при­ближая его подбородок к грудине. В случае ригидности затылочных мышц действие это выполнить не удается из-за выраженного напряжения разгиба­телей головы (рис. 32.1а). Попытка согнуть голову пациента может привести к тому, что вместе с головой приподнимается верхняя часть туловища, при этом не провоцируются боли, как это бывает при проверке корешкового сим­птома Нери. Кроме того, надо иметь в виду, что ригидность мышц-разгибате­лей головы может быть и при выраженных проявлениях акинетико-ригидного синдрома, тогда ему сопутствуют и другие характерные для паркинсонизма признаки.

Симптом Кернига, описанный в 1882 г. петербургским врачом-инфекцио­нистом В.М. Кернигом (1840—1917), получил заслуженное широкое признание во всем мире. Проверяется этот симптом следующим образом: нога больного, лежащего на спине, пассивно сгибается под углом 90° в тазобедренном и колен­ном суставах (первая фаза проводимого исследования), после чего обследую­щий делает попытку разогнуть эту ногу в коленном суставе (вторая фаза). При наличии у больного менингеального синдрома разогнуть его ногу в коленном суставе оказывается невозможным в связи с рефлекторным повышением то­нуса мышц-сгибателей голени; при менингите этот симптом в равной степени положителен с обеих сторон (рис. 32.16). Вместе с тем надо иметь в виду, что при наличии у больного гемипареза на стороне пареза в связи с изменением мышечного тонуса симптом Кернига может быть отрицательным. Однако у пожилых людей, особенно при наличии у них мышечной ригидности, может возникнуть ложное представление о положительном симптоме Кернига.

 

 

Рис. 32.1. Выявление менингеальных симптомов: а — ригидности затылочных мышц и верхнего симптома Брудзинского; б — симптома Кернига и нижнего симптома Бруд-зинского. Объяснение в тексте.

Кроме упомянутых двух основных менингеальных симптомов, имеется зна­чительное количество других симптомов этой же группы, которые могут спо­собствовать уточнению синдроматического диагноза.

Так, возможным проявлением менингеального синдрома является симптом Лафоры (заострившиеся черты лица больного), описанный испанским вра­чом G.R. Lafora (род. в 1886 г.) как ранний признак менингита. Он может сочетаться с тоническим напряжением жевательных мышц (тризмом), который характерен для тяжелых форм менингита, а также для столбняка и некоторых

других инфекционных болезней, сопровождающихся выраженной общей ин­токсикацией. Проявлением тяжело протекающего менингита является и свое­образная поза больного, известная как поза «легавой собаки» или поза «взве­денного курка»: больной лежит с запрокинутой назад головой и подтянутыми к животу ногами. Признаком резко выраженного менингеального синдрома может быть и опистотонус — напряжение мышц-разгибателей позвоночника, ведущее к запрокидыванию головы и тенденции к переразгибанию позвоноч­ного столба. При раздражении мозговых оболочек возможны

симптом Биккеля, для которого характерно почти перманентное пребывание больного с согну­тыми в локтевых суставах предплечьями, а также симптом одеяла — тенден­ция к удержанию больным стягиваемого с него одеяла, который проявляется у некоторых больных менингитом даже при наличии измененного сознания. Немецкий врач О. Leichtenstern (1845-I900) в свое время обратил внимание на то, что при менингите перкуссия лобной кости вызывает усиление головной боли и общее вздрагивание (симптом Лихтенштерна).

Возможными признаками менингита, субарахноидального кровоизлияния или сосудисто-мозговой недостаточности в вертебрально-базилярной систе­ме являются усиление головной боли при открывании глаз и при движениях глазных яблок, светобоязнь, шум в ушах, свидетельствующие о раздражении мозговых оболочек. Это менингеальный синдром Манна—Гуревича, описанный немецким невропатологом L. Mann (I866—1936) и отечественным психиатром М.Б. Гуревичем (1878-1953).

Давление на глазные яблоки, а также надавливание введенными в наружные слуховые проходы пальцами на переднюю их стенку сопровождается выражен­ной болезненностью и болевой гримасой, обусловленными рефлекторным то­ническим сокращением мышц лица. В первом случае речь идет о бульбофасци-альном тоническом симптоме, описанном при раздражении мозговых оболочек G. Mandonesi, во втором — о менингеальном симптоме Менделя (описал как проявление менингита, немецкий невропатолог К. Mendel (1874—1946).

Широко известен менингеальный скуловой симптом Бехтерева (В.М. Бехте­рев, 1857—1927): перкуссия скуловой кости сопровождается усилением голов­ной боли и тоническим напряжением мышц лица (болевой гримасой) преиму­щественно на той же стороне.

Возможным признаком раздражения мозговых оболочек может быть и вы­раженная болезненность при глубокой пальпации ретромандибулярных точек (симптом Синьорелли), который описал итальянский врач A. Signorelli (1876— 1952). Признаком раздражения мозговых оболочек может быть и

болезненность точек Керера (описал их немецкий невропатолог F. Kehrer, род. в 1883 г.), со­ответствующих местам выхода основных ветвей тройничного нерва — надглаз­ничные, в области клыковой ямки {fossa canina) и подбородочные точки, а также точки в подзатылочной области шеи, соответствующие местам выхода больших затылочных нервов. По той же причине возможна и болезненность при давлении на атлантозатылочную мембрану, обычно сопровождающая­ся страдальческой мимикой (симптом Кулленкампфа, описал немецкий врач Kullencampf С, род. в 1921 г.).

Проявлением общей гиперестезии, характерной для раздражения мозговых оболочек, можно признать иногда наблюдаемое при менингите расширение зрачков при любом умеренном болевом воздействии (симптом Перро), который описал французский физиолог J. Parrot (род. в 1907 г.), а также при пассивном

сгибании головы (зрачковый симптом Флатау), описанный польским невропа­тологом Е. Flatau (I869-1932).

Попытка больного менингитом по заданию согнуть голову так, чтобы под­бородок коснулся грудины, иногда сопровождается раскрытием рта

(менинге-альный симптом Левинсона).

Польский невропатолог Е. Герман описал два менингеальных симптома: 1) пассивное сгибание головы больного, лежащего на спине с вытянутыми ногами, вызывает разгибание больших пальцев стоп; 2) сгибание в тазобедрен­ном суставе выпрямленной в коленном суставе ноги сопровождается спонтан­ным разгибанием большого пальца стопы.

Широкую известность получили четыре менингеальных симптома Брудзинс-кого, описанные также польским врачом педиатром J. Brudzinski (1874—I917):

1)  щечный симптом — при надавливании на щеку под скуловой дугой на той же стороне приподнимается надплечье, рука сгибается в локтевом суставе;

2)  верхний симптом при попытке согнуть голову лежащего на спине боль­ного, т.е. при попытке выявления ригидности затылочных мышц, ноги его непроизвольно сгибаются в тазобедренных и коленных суставах, подтягиваясь к животу; 3) средний, или лобковый, симптом

при давлении кулаком на лобок лежащего на спине больного ноги его сгибаются в тазобедренных и коленных суставах и подтягиваются к животу; 4) нижний симптом попытка разогнуть в коленном суставе ногу больного, согнутую до этого в тазобедренном и ко­ленном суставах, т.е. проверка симптома Кернига, сопровождается подтягива­нием к животу и другой ноги (см. рис. 32.16).

Непроизвольное сгибание ног в коленных суставах при попытке обследу­ющего приподнять верхнюю часть тела больного, лежащего на спине со скре­щенными на груди руками, известен как менингеальный симптом Холоденко (описал отечественный невролог М.И. Холоденко, 1906—1979).

Австрийский врач Н. Вайсе (Weiss N., 1851 — 1883) заметил, что в случаях менингита при вызывании симптомов Брудзинского и Кернига происходит спонтанное разгибание 1-го пальца стоп (симптом Вайсса). Спонтанное разги­бание большого пальца стопы и иногда веерообразное расхождение остальных ее пальцев может быть также при надавливании на коленный сустав лежаще­го на спине с вытянутыми ногами больного менингитом — это менингеаль­ный

симптом Штрюмпля, который описал немецкий невропатолог A. Strumpell (1853-1925).

Французский невролог G. Guillain (1876—1961) установил, что при давлении на переднюю поверхность бедра или сжатии передних мышц бедра у лежащего на спине больного менингитом непроизвольно сгибается в тазобедренном и коленном суставах нога на другой стороне (менингеальный симптом Гийена). Отечественный невролог Н.К. Боголепов (1900—1980) обратил внимание на то, что при вызывании симптома Гийена, а иногда и симптома Кернига у боль­ного возникает болевая гримаса (менингеальный симптом Боголепова). Разги­бание большого пальца стопы при проверке симптома Кернига как проявле­ние раздражения мозговых оболочек (симптом Эдельмана) описал австрийский врач A. Edelmann (1855-I939).

Надавливание на коленный сустав больного, сидящего в постели с вытя­нутыми ногами, вызывает спонтанное сгибание в коленном суставе другой ноги — это симптом Неттера — возможный признак раздражения мозговых оболочек. При фиксации к постели коленных суставов лежащего на спине больного он не может сесть, так как при попытке к этому спина откидывается

назад и между нею и выпрямленными ногами образуется тупой угол — менин-] сальный симптом Мейтуса.

Американский хирург G. Simon (I866—1927) обратил внимание на возмож­ное у больных менингитом нарушение корреляции между дыхательными дви­жениями грудной клетки и диафрагмы (менингеальный симптом Саймона).

У больных менингитом иногда после раздражения кожи тупым предме­том возникают выраженные проявления красного дермографизма, ведущие к формированию красных пятен (пятна Труссо). Этот признак как проявле­ние туберкулезного менингита описал французский врач A. Trousseau (1801 — 1867). Нередко в тех же случаях у больных наблюдается напряжение брюшных мышц, обусловливающее втянутость живота (симптом «ладьевидного» живота). В ранней стадии туберкулезного менингита отечественный врач Сырнев опи­сал увеличение лимфатических узлов брюшной полости и обусловленное этим высокое стояние диафрагмы и проявления спастичности восходящего отдела толстой кишки

(симптом Сырнева).

Когда больной менингитом ребенок садится на горшок, он стремится опе­реться руками о пол позади спины (менингеальный симптом горшка). Положи­телен в таких случаях бывает и феномен «поцелуя колена»: при раздражении мозговых оболочек больной ребенок не может коснуться губами колена.

При менингите у детей первого года жизни французский врач A. Lesage описал симптом «подвешивания» : если здорового ребенка первых лет жизни взять под мышки и приподнять над постелью, то при этом он «семенит» но­гами, как бы ища опору. Ребенок, больной менингитом, оказавшись в таком положении, подтягивает ноги к животу и фиксирует их в этой позиции.

Французский врач P. Lesage—Abrami обратил внимание, что у детей, боль­ных менингитом, нередко наблюдаются сонливость, прогрессирующее исхуда­ние и нарушение ритма сердечной деятельности (синдром Лесажа—Абрами).

Завершая эту главу, повторим, что при наличии у больного признаков ме-нингеального синдрома с целью уточнения диагноза должен быть произведен поясничный прокол с определением при этом ликворного давления и с после­дующим анализом ЦСЖ. Кроме того, больному следует провести тщательное общесоматическое и неврологическое обследование, а в дальнейшем — в про­цессе лечения больного необходим систематический контроль за состоянием терапевтического и неврологического статуса.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Завершая книгу, авторы надеются, что изложенная в ней информация мо­жет служить основой при освоении знаний, необходимых врачу-неврологу. Однако предлагаемую вашему вниманию книгу по общей неврологии следует рассматривать лишь как введение в эту дисциплину.

Нервная система обеспечивает интеграцию различных органов и тканей в единый организм. Поэтому от врача-невролога требуется широкая эрудиция. Он должен быть в той или иной степени ориентирован практически во всех областях клинической медицины, так как ему нередко приходится участво­вать в диагностике не только заболеваний неврологического профиля, но и в определении сущности патологических состояний, которые врачами других специальностей признаются выходящими за рамки их компетенции. Невролог

в повседневной работе должен проявлять себя и как психолог, умеющий пони­мать личностные особенности своих пациентов, характер воздействующих на них экзогенных влияний. От невролога в большей степени, чем от врачей дру­гих специальностей, ожидается понимание душевного состояния пациентов, особенностей влияющих на них социальных факторов. Общение невролога с больным должно по мере возможности сочетаться с элементами психотерапев­тического воздействия.

Сфера интересов квалифицированного врача-невролога весьма широка. Нужно иметь в виду, что поражения нервной системы являются причиной многих патологических состояний, в частности нарушения функций внутрен­них органов. В то же время неврологические расстройства, проявляющиеся у больного, часто бывают следствием, осложнением имеющейся у него сома­тической патологии, общих инфекционных заболеваний, эндогенных и экзо­генных интоксикаций, патологического воздействия на организм физических факторов и многих других причин. Так, острые нарушения мозгового крово­обращения, в частности инсульты, как правило, обусловлены осложнением заболеваний сердечно-сосудистой системы, лечение которых до появления не­врологических расстройств проводилось кардиологами или врачами общего профиля; хроническая почечная недостаточность почти всегда сопровождается эндогенной интоксикацией, ведущей к развитию полиневропатии и энцефа­лопатии; многие болезни периферической нервной системы бывают сопряже­ны с ортопедической патологией и т.д.

Границы неврологии как клинической дисциплины размыты. Это обсто­ятельство требует от врача-невролога особой широты знаний. Со временем стремление к улучшению диагностики и лечения неврологических больных привело к узкой специализации части неврологов (сосудистая неврология, нейроинфекции, эпилептология, паркинсонология и пр.), а также к появле­нию и развитию специальностей, занимающих пограничное положение между неврологией и многими другими врачебными профессиями (соматоневроло-гия, нейроэндокринология, нейрохирургия, нейроофтальмология, нейроотиат-рия, нейрорентгенология, нейропсихология и др.). Это способствует развитию теоретической и клинической неврологии, расширяет возможности оказания наиболее квалифицированной помощи неврологическим больным. Однако су­женная профилизация отдельных неврологов и тем более наличие специалис­тов по смежным с неврологией дисциплинам возможны лишь в крупных кли­нических и научно-исследовательских учреждениях. Как показывает практика, каждый квалифицированный невролог должен иметь широкую эрудицию, в частности быть ориентирован в проблемах, которые в таких учреждениях изу­чаются и разрабатываются специалистами более узкого профиля.

Неврология находится в состоянии развития, которому способствуют дости­жения в различных областях науки и техники, совершенствование сложнейших современных технологий, а также успехи специалистов многих теоретических и клинических медицинских профессий. Все это требует от врача-невролога постоянного повышения уровня знаний, углубленного понимания морфологи­ческого, биохимического, физиологического, генетического аспектов патоге­неза различных заболеваний нервной системы, информированности о дости­жениях в смежных теоретических и клинических дисциплинах.

Одним из путей, способствующих повышению квалификации врача, явля­ется периодическое обучение на курсах усовершенствования, проводимое на базе соответствующих факультетов медицинских вузов. Вместе с тем первосте-

пенное значение имеет самостоятельная работа со специальной литературой, в которой можно найти ответы на многие вопросы, возникающие в практичес­кой деятельности.

Для облегчения подбора литературы, которая может быть полезна начина­ющему врачу-неврологу, нами приведен список некоторых книг, изданных за последние десятилетия на русском языке. Так как нельзя объять необъятное, в него вошли далеко не все литературные источники, отражающие проблемы, возникающие перед неврологом в практической работе. Список этот следует признать условным, ориентировочным, и по мерс необходимости он может и должен пополняться. Особое внимание рекомендуется уделять новым отечест­венным и иностранным публикациям, при этом необходимо следить не только за выходящими в свет монографиями, но и за журналами, которые относи­тельно быстро доводят до сведения врачей новейшие достижения в различных областях медицины.

Желаем читателям дальнейших успехов в освоении и совершенствовании знаний, способствующих повышению профессиональной квалификации, что несомненно положительно скажется на эффективности работы, направленной на улучшение состояние здоровья пациентов.

Клинико-лабораторные особенности течения энтеровирусных менингитов у взрослых и детей

Adams, M. J., King, A. M. Q., & Carstens, E. B. (2013). Ratification vote on taxonomic proposals to the International Committee on Taxonomy of Viruses. Archives of Virology, 158, 2023–2030.

Ooi, M. H., Wong, S. C., Lewthwaite, P., Cardosa, M. J., & Solomon, T. (2010). Clinical features, diagnosis and management of human enterovirus 71 infection. Lancet Neurol., 9(10), 1097–1105. doi: 10.1016/S1474-4422(10)70209-X.

Kemball, C. C., Alirezaei, M., & Whitton, J. L. (2010). Type B coxsackieviruses and their interactions with the innate and adaptive immune systems. Future Microbiol., 9(5), 1329–1347. doi: 10.2217/fmb.10.101.

Duong, V., Mey, C., Eloit, M. Zhu, H., Danet, L., Huang, Z., et al. (2016). Molecular epidemiology of human enterovirus 71 at the origin of an epidemic of fatal hand, foot and mouth disease cases in Cambodia. Emerging Microbes & Infections, 5(9), 104. doi: 10.1038/emi.2016.101.

Khanh, T. H., Sabanathan, S., Thanh, T. T., Thoa, P. K., Thuong, T. C., Hang, V. T., et al. (2012). Enterovirus 71-associated Hand, Foot, and Mouth Disease, Southern Vietnam. Emerg. Infect. Dis., 8(12), 2002–2005. doi: 10.3201/eid1812.120929.

Zeng, M., El Khatib, N. F., Tu, S., Ren, P., Xu, S., Zhu, Q., et al. (2012). Seroepidemiology of Enterovirus 71 infection prior to the 2011 season in children in Shanghai. J. Clin. Virol., 53(4), 285–289. doi: 10.1016/j.jcv.2011.12.025.

Huaman, J. L., Carrion, G., Ampuero, J. S., Ocaña, V., Laguna-Torres, V. A., & Hontz, R. D. (2016). Enterovirus-71 genotype C isolated in Peru between 2006 and 2009. Journal of clinical virology, 85, 40–43. doi: 10.1016/j.jcv.2016.10.023.

Li, W., Gao, H. H., & Zhanq, Q. (2016). Large outbreak of herpangina in children caused by enterovirus in summer of 2015 in Hangzhou, China. Journal of Scientific Reports, 6, 353–388. doi: 10.1038/srep35388.

Logan, S. A. E. (2008). Viral meningitis. BMJ, 7634(336), 36–40.

Pickering, L. K. (2012). Enterovirus (nonpoliovirus) and parechovirus infections (group A and B coxsackieviruses, echoviruses, numbered enteroviruses, and human parechoviruses). Red Book. American Academy of Pediatrics, Elk Grove Village, IL.

Solomon, T., Lewthwaite, P., Perera, D., Cardosa, M. J., McMinn, P., & Ooi, M. H. (2010). Virology, epidemiology, pathogenesis, and control of enterovirus 71. Lancet Infect. Dis., 11(10), 778–790. doi: 10.1016/S1473-3099(10)70194-8.

Zeng, M., El Khatib, N. F., Tu, S., Ren, P., Xu, S., Zhu, Q., et al. (2012). Seroepidemiology of Enterovirus 71 infection prior to the 2011 season in children in Shanghai. J. Clin. Virol., 53(4), 285–289. doi: 10.1016/j.jcv.2011.12.025.

Уважаемые горожане! Соблюдайте профилактические меры - Объявления

Бактериальный менингит

Бактериальный менингит - воспаление оболочек головного или спинного мозга, развивающееся в результате бактериальной инфекции. В мире регистрируют 3-10 случаев менингококкового менингита на 100000 населения (в России - 3:100000).

Бактериальный менингит: причины возникновения болезни

Основные возбудители поражений у новорождённых -стрептококки группы В или D

Факторы риска

  • Иммунодефицитные состояния;
  • Алкоголизм;
  • Нейрохирургические вмешательства;
  • Черепно-мозговые травмы;
  • Хирургические вмешательства на брюшной полости

Заболевание регистрируют повсеместно (особенно часто у новорождённых, младенцев и пожилых). В большинстве случаев возбудители передаются воздушно-капельным путём; листерии способны инфицировать плод внутриутробно либо при прохождении его по родовым путям

Бактериальный менингит: механизм возникновения болезни

В большинстве случаев входные ворота - слизистые оболочки зева и носоглотки. Генерализация инфекции происходит гематогенным путём. Бактериальные токсины действуют на ЦНС и вегетативную (симпатоадреналовую) нервную систему, приводя к развитию инфекционно-токсического шока, ДВС с кровоизлияниями в кожу, слизистые оболочки, надпочечники, сердце, конечности, с последующим некрозом очагов поражения. При менингите поражаются мягкие оболочки мозга. Периваскулярное распространение инфекции в вещество мозга приводит к менингоэнцефалиту, при переходе воспаления на эпендиму возникает эпендиматит. Повышение внутричерепного давления может приводить к смещению мозга, сдавливанию продолговатого мозга в большом затылочном отверстии и смерти при симптомах бульбарного паралича дыхания.

Бактериальный менингит: признаки болезни

Инкубационный период - 2-12 сут. Затем в течение 1-3 дней развивается острый назофарингит с высокой температурой тела (до 38 °С). Проникновение возбудителей в кровоток сопровождается внезапным приступом озноба, головной болью и повышением температуры тела до 40 °С. Менингит развивается остро, с ознобом, повышением температуры тела, головной болью, тошнотой, рвотой, гиперестезией. Характерны менингеальные симптомы (ригидность затылочных мышц, симптом Кернига, симптомы Брудзйньского), у детей грудного возраста - выбухание и напряжение родничков. Могут появиться патологические рефлексы (Бабинскй, Оппенхапма), признаки поражения черепных нервов (чаще III, IV, VII пар). Возможно появление геморрагической экзантемы на конечностях, туловище и лице; первоначально она имеет вид петехий, затем звёздочек неправильной формы и крупных кровоизлияний. При остром отёке и набухании головного мозга возможны кома, клоникотонические судороги, одышка. При тяжёлом течении ступорозное состояние сменяется психомоторным возбуждением и бредом. Позднее менингеальные симптомы угасают и развиваются отёк лёгких и гемипарезы. При присоединении эпендиматита - сонливость, мышечная ригидность, развитие симптомов гидроцефалии.

При менингоэнцефалите в клинической картине преобладают очаговые расстройства, патологические рефлексы, парезы и параличи, признаки поражения черепных нервов.

Бактериальный менингит: диагностика

сепсис, абсцесс головного мозга, эпилепсия, менингиты другой этиологии.

Бактериальный менингит: лечение болезни

Режим. Больным показана госпитализация в отделение интенсивной терапии. При подозрении на менингит обязательно проводят поясничную пункцию под прикрытием антибактериальной терапии (до выявления возбудителя и определения его чувствительности назначают антибиотики широкого спектра). Постоянное медицинское наблюдение, чтобы не пропустить момент начала припадка и предотвратить возможное развитие асфиксии. Терапия любых сопутствующих заболеваний. Профилактика гипотермии и дегидратации. Хирургическое лечение показано в случае развития гнойных осложнений (абсцесс, эмпиема). Применяют антибиотики - лечение начинают немедленно после забора материала для бактериологического исследования и определения чувствительности микрофлоры.

 

МЕНИНГИТ ВИРУСНЫЙ

Вирусный менингит — инфекционное серозное воспаление мягких мозговых оболочек; обычно протекает остро, возможны рецидивы.

Частота

10000 случаев/год.

Этиология

Возбудители — вирусы ECHO (70-80% всех случаев), вирусы Коксаки типов А и В, вирус эпидемического паротита, вирус Эпстата-Варр, тогавирусы, буньявирусы, аренавирусы, ВПГ 2 типа, цитомегаловирус и аденовирусы (обычно 2, 6, 7, 12 и 32 сероваров).

Эпидемиология

• Заболевание широко распространено
• Основные пути передачи — воздушно-капельный и контактный, также возможен трансмиссивный путь передачи или внутриутробное заражение
• Пик заболеваемости менингитами, вызванными арбовирусами, — лето, а поражений, вызываемых вирусом эпидемического паротита, — зима и весна.
Патоморфология Лимфатическая инфильтрация мягкой мозговой оболочки и желудочков.

Клиническая картина

• Начало острое — головная боль, тошнота, рвота, выраженные менингеальные симптомы (ригидность затылочных мышц, симптом Кёрнига, верхний и нижний симптомы Брудзинъского). В ряде случаев отмечают фотобоязнь
• У детей грудного возраста — выбухание и напряжение родничков
• При тяжёлом течении ступорозное состояние сменяется психомоторным возбуждением и бредом
• Возможны патологические рефлексы (Бабински, Оппенгей-ма), поражения черепных нервов (чаще III, IV, VII пар)
• При остром отёке и набухании головного мозга нарастают общемозговые расстройства, возможны потеря сознания, клоникотонические судороги, одышка
• В отличие от бактериальных менингитов, кожные высыпания наблюдают редко.

Методы исследования

• Исследование СМЖ (поясничная пункция)
• Отмечают плеоцитоз; обычно преобладают мононуклеары, но иногда на ранних стадиях доминируют полинуклеары. Цитоз достигает 3000-4000, но обычно 50-200
• Давление в СМЖ повышено; содержание белка более 150 мг% (иногда более 1500 мг/л). Содержание глюкозы обычно нормальное (исключая менингиты, вызываемые ВПГ и вирусом инфекционного паротита)
• Общий анализ крови: нормальное или слегка увеличенное содержание полиморфо-нуклеаров.

Дифференциальный диагноз

• Бактериальные менингиты
• Энцефалиты
• Острая энцефалопатия
• Постинфекционные энцефаломие-литы
• Параменингеальные инфекции (например, субдуральная эмпиема)
• Карциноматозный менингит
• Мигрень
• Абсцессы головного мозга
• Туберкулёз
• Сифилис
• Амебиаз
• Лептоспироз.

Лечение:

Препараты выбора
• Противовирусные препараты и антибиотики не показаны

Лечение

симптоматическое
• При выраженной головной боли — наркотические анальгетики парентерально
• При рвоте — противорвотные средства, например прометазин (дипразин) 25 мг в/м через 3-4 ч
• После купирования тошноты и рвоты для снятия головной боли -анальгетики внутрь, например таблетки, содержащие парацетамол и кодеин, по 1 -2 таблетки через 3-4 ч (взрослым)
• При высокой температуре тела — ацетаминофен (парацетамол) -взрослым по 650 мг внутрь или в суппозиториях каждые 4 ч, детям 60 мг на год жизни или по 10-15 мг/кг
• Антибиотики применяют до подтверждения вирусной этиологии менингита или в сомнительных случаях (в этом случае в/в назначают антибиотики широкого спектра действия, проникающие через ГЭБ, см. Менингит бактериальный).

Меры предосторожности

• Не следует назначать ацетилсалициловую кислоту (аспирин) детям и подросткам в связи с возможным развитием синдрома Рея
• Производные фенотиазина могут вызывать дистонические реакции, особенно у подростков
• Повторные поясничные пункции проводят только при атипичном течении заболевания.

Осложнения

• Глухота
• Судорожные припадки (редко). Течение и прогноз
• Прогноз большинства поражений благоприятный
• Полное выздоровление отмечают в течение 2-7 дней
• Головная боль и другие симптомы могут сохраняться, периодически появляясь и исчезая, в течение 1-2 нед.

 

Менингеальный синдром - причины, симптомы, диагностика и лечение

Менингеальный синдром – симптомокомплекс, характерный для поражения церебральных оболочек. Может иметь инфекционную, токсическую, ликворно-гипертензионную, сосудистую, травматическую, карциноматозную этиологию. Проявляется головной болью, мышечной ригидностью, рвотой, гиперестезией, алгическими феноменами. Диагностический базис составляют клинические данные, результаты исследования спинномозговой жидкости. Лечение осуществляется соответственно этиологии антибактериальными, противовирусными, противогрибковыми, антипротозойными средствами, включает симптоматическую терапию, снижение внутричерепного давления.

Общие сведения

Менингеальный (оболочечный) синдром — распространённая патология, с которой сталкиваются неврологи, инфекционисты, педиатры, терапевты, отоларингологи и многие другие специалисты. Своё название синдром получил от латинского термина «менингеа», обозначающего оболочки мозга. В случаях, когда менингеальный синдром обусловлен раздражением церебральных оболочек без их воспалительных изменений, в медицинской практике используется определение менингизм. Пик активного изучения патологии пришелся на конец XIX века, различными авторами были предложены многочисленные специфические симптомы заболевания, применяемые по настоящее время. Менингеальный синдром наблюдается в любом возрасте без гендерных предпочтений. У пожилых пациентов имеет стёртую клиническую картину.

Менингеальный синдром

Причины менингеального синдрома

Этиофакторами выступают многие внутричерепные и полисистемные патологические процессы. Наиболее часто менингеальный синдром провоцирует воспаление мозговых оболочек (менингит), субарахноидальное кровоизлияние, черепно-мозговая травма. В соответствии с воздействием на церебральные оболочки этиологические причины разделяют на две основные группы – воспалительные и невоспалительные поражения.

Воспалительные поражения:

  • Бактериальные. Неспецифические – обусловленные менингококковой инфекцией, гемофильной палочкой, стрептококками, пневмококками, у новорожденных – сальмонеллами, кишечной палочкой. Специфические – возникающие при проникновении в оболочки возбудителей туберкулеза, сифилиса.
  • Вирусные. В 75% случаев провоцируются энтеровирусами, реже – вирусом Эпштейна-Барр, аренавирусом, герпетической инфекцией, вирусом клещевого энцефалита.
  • Грибковые. Основные возбудители – криптококки, кандиды, аспергиллы, гистоплазма. Вызывают серозное воспаление оболочек с петехиальными кровоизлияниями.
  • Протозойные. Наблюдаются при токсоплазмозе, малярии.

Невоспалительные поражения:

  • Кровоизлияния в оболочки мозга. Могут возникать вследствие острого нарушения мозгового кровообращения, выраженной артериальной гипертензии, ЧМТ, церебрального васкулита.
  • Внутричерепная гипертензия. Развивается вследствие гидроцефалии, объёмных образований (опухоли головного мозга, интракраниальной кисты, абсцесса, внутримозговой гематомы).
  • Интоксикации. Экзогенные – лакокрасочное производство, токсикомания, алкоголизм. Эндогенные – уремия, гипопаратиреоз.
  • Нейротоксикоз при общих инфекционных заболеваниях (гриппе, сыпном тифе, дизентерии, ОРВИ).
  • Карциноматоз – инфильтрация церебральных оболочек опухолевыми клетками при различных онкопроцессах, в том числе лейкоцитарная инфильтрация при нейролейкозе.

Патогенез

Менингеальный синдром имеет два механизма развития. Первый – воспалительный процесс – реализуется в ответ на проникновение инфекционных агентов. Инфицирование церебральных оболочек происходит контактным (при открытой ЧМТ, остеомиелите костей черепа), лимфогенным, периневральным, гематогенным путём. Занос возбудителей с током крови чаще наблюдается при наличии очагов гнойной инфекции (синусита, гнойного отита, мастоидита). При энцефалите воспаление в веществе головного мозга распространяется на ткани оболочек с развитием менингоэнцефалита. Второй патогенетический механизм – раздражение мозговых оболочек. Раздражающее действие оказывают скопления крови при субарахноидальном кровоизлиянии, повышение интракраниального давления, токсические вещества, поступающие в организм извне или образующиеся в результате дисметаболических процессов, жизнедеятельности болезнетворных микроорганизмов, тканевого распада при онкологических заболеваниях.

Симптомы менингеального синдрома

Оболочечный симптомокомплекс формируют общемозговые проявления и собственно менингеальная симптоматика. Типична интенсивная диффузная цефалгия (головная боль), рвота без предшествующей тошноты. Рвота не сопровождается облегчением общего состояния больного. В тяжёлых случаях наблюдается возбуждение, сменяющееся апатией, возможны эпилептические приступы, галлюцинации, угнетение сознания до сопора, комы. Характеризующая менингеальный синдром патогномоничная симптоматика включает три группы симптомов: признаки гиперестезии, мышечно-тонические проявления, болевые феномены.

Гиперестезия проявляется повышенной восприимчивостью звуков (гиперакузией), света (светобоязнью), прикосновений. Наиболее распространённым мышечно-тоническим симптомом выступает ригидность (гипертонус) затылочных мышц, выявляемая при попытке пассивного сгибания головы пациента. Повышение мышечного тонуса обуславливает типичное положение: лежа на боку с выгнутой спиной, запрокинутой головой, согнутыми и приведёнными к телу конечностями («поза легавой собаки»). Реактивные алгические симптомы включают болезненность глаз при движении и надавливании на веки, боли в триггерных точках тройничного нерва, точках Керера на затылке, в области скул.

Диагностика

Менингеальный синдром диагностируется специалистами в области инфектологии, педиатрии, неврологии, терапии. При осмотре обращают внимание на наличие менингеальной позы, гиперестезии, болевых и тонических феноменов. Гипертонус менингеального генеза дифференцируют от мышечного напряжения, сопровождающего миозит, радикулит. В неврологическом статусе определяют характерные изменения рефлекторной сферы: оживление рефлексов, сменяющееся их неравномерным снижением. Если менингеальный синдром связан с поражением вещества мозга, то обнаруживается соответствующий очаговый неврологический дефицит (пирамидная недостаточность, афазия, мозжечковая атаксия, парез лицевого нерва). Существует более 30 клинических симптомов, помогающих диагностировать оболочечный синдром. Наиболее широко среди неврологов и врачей общей практики применяются следующие:

  • Симптом Кернига – в положении больного лёжа на спине пассивно сгибают нижнюю конечность в тазобедренном и коленном суставе. Последующие попытки врача разогнуть ногу в колене оказываются невозможными вследствие тонического сокращения сгибающих голень мышц.
  • Симптомы Брудзинского – в положении на спине отмечается непроизвольное подтягивание нижних конечностей к животу при сгибании головы пациента (верхний), надавливании на лобок (средний), проверке симптома Кернига (нижний).
  • Симптом Эдельмана – разгибание большого пальца на стопе при исследовании по методу Кернига.
  • Симптом Неттера – в положении сидя с вытянутыми в постели ногами нажатие на колено одной ноги вызывает сгибание другой.
  • Симптом Холоденко – сгибание коленей при попытке врача приподнять пациента за плечи.
  • Симптом Гийена – в положении пациента на спине с выпрямленными ногами сжатие мышц передней поверхности одного бедра приводит к сгибанию второй ноги.
  • Симптом Лессажа – при удержании ребёнка в воздухе в вертикальном положении за подмышки происходит подтягивание ножек к животу. Характерен для детей раннего возраста.

Важнейшую роль в диагностике оболочечного синдрома играет люмбальная пункция. Она противопоказана при выраженной интракраниальной гипертензии, опасности масс-эффекта, проводится после исключения этих состояний по данным офтальмоскопии и эхоэнцефалографии. Исследование цереброспинальной жидкости помогает установить этиологию синдрома. Мутный ликвор с преобладанием нейтрофилов свидетельствует о гнойном, опалесцирующий с повышенным содержанием лимфоцитов – о серозном характере воспаления. Примесь крови наблюдается при субарахноидальном кровоизлиянии, раковые клетки – при онкологическом поражении.

Менингеальный синдром дифференцируют по этиологии. Верификация окончательного диагноза достигается при помощи бактериологического и вирусологического исследования ликвора, бакпосева крови, ПЦР-исследований, электроэнцефалографии, МРТ головного мозга.

Лечение менингеального синдрома

Развёрнутый менингеальный симптомокомплекс требует лечения в условиях стационара. Терапия осуществляется дифференцировано с учетом этиологии и клинических проявлений, включает следующие направления:

  • Этиотропное лечение. При бактериальной этиологии назначают антибиотикотерапию препаратами широкого спектра, вирусной – противовирусными средствами, грибковой – антимикотиками. Производится дезинтоксикация, лечение основного заболевания. До установления возбудителя этиотропная терапия осуществляется эмпирически, после уточнения диагноза – в соответствии с этиологией.
  • Противоотёчная терапия. Необходима для предупреждения отёка головного мозга, направлена на снижение интракраниального давления. Проводится мочегонными, глюкокортикостероидами.
  • Симптоматическая терапия. Направлена на купирование возникающей симптоматики. Гипертермия является показанием к применению антипиретиков, артериальная гипертензия – гипотензивных средств, многократная рвота – противорвотных. Психомоторное возбуждение купируют психотропные препараты, эпилептический пароксизм – антиконвульсанты.

Прогноз и профилактика

В большинстве случаев своевременно начатое корректное лечение приводит к выздоровлению пациента. Несколько месяцев могут наблюдаться остаточные явления: астения, эмоциональная лабильность, цефалгии, интракраниальная гипертензия. Неблагоприятный исход имеет менингеальный синдром, сопровождающий тяжёлое заболевание ЦНС, молниеносное течение инфекционного процесса, онкопатологию. Профилактика оболочечного синдрома включает повышение иммунитета, предупреждение инфекционных заболеваний, травм, интоксикаций, своевременную терапию цереброваскулярной и сердечно-сосудистой патологии. Специфическая профилактика возможна в отношении менингококковой, пневмококковой инфекции.

Черепно-мозговая травма

Черепно-мозговая травма

    Черепно-мозговая травма — механическое повреждение черепа и (или) внутричерепных образований (головного мозга, мозговых оболочек, сосудов, черепных нервов). Составляет 25—30% всех травм, а среди летальных исходов при травмах ее удельный вес достигает 50—60%. Как причина смертности лиц молодого и среднего возраста Ч.-м. т. опережает сердечно-сосудистые и онкологические заболевания.

             Черепно-мозговую травму по тяжести делят на 3 стадии: легкую, среднюю и тяжелую. К легкой Ч.-м. т. относят сотрясение мозга и ушибы мозга легкой степени; к средней тяжести — ушибы мозга средней степени; к тяжелой  — ушибы мозга тяжелой степени, диффузное аксональное повреждение и сдавление мозга.

    Основными клиническими формами черепно-мозговой травмы являются сотрясение мозга, ушибы мозга (легкой, средней и тяжелой степени), диффузное аксональное повреждение мозга и сдавление мозга.

    Сотрясение головного мозга отмечается у 60—70% пострадавших. Легкая диффузная черепно-мозговая травма, характеризующаяся нарушением сознания.     Хотя часто указывается на кратковременный характер этого нарушения, но четкой договоренности о его продолжительности нет. Обычно не наблюдается макро- и микроскопических повреждений мозгового вещества. На КТ и МРТ изменений нет. Также считается, что потеря сознания не является обязательной. Возможные изменения сознания: спутанность, амнезия (главный признак СГМ) или полная утрата сознания. После восстановления сознания возможны жалобы на головную боль, головокружение, тошноту, слабость, шум в ушах, приливы крови к лицу, потливость. Другие вегетативные симптомы и нарушение сна. Общее состояние больных быстро улучшается в течение 1-й, реже 2-й нед. после травмы.

    Ушиб (контузия) мозга. Различают ушибы головного мозга легкой, средней и тяжелой степени.

    Ушиб головного мозга легкой степени отмечается у 10—15% больных с Ч.-м. т. Характеризуется нарушением сознания после травмы, длительность возможна до нескольких минут. После восстановления сознания типичны жалобы на головную боль, головокружение, тошноту и др. Неврологическая симптоматика обычно легкая (нистагм, признаки легкой пирамидной недостаточности в виде рефлекторных парезов в конечностях, менингеальные симптомы), чаще регрессирующая на 2—3 нед. после травмы. Лечение консервативное, проводится первоначально обязательно в стационарных условиях нейрохирургического отделения.

    Ушиб мозга средней степени отмечается у 8—10% пострадавших. Характеризуется выключением сознания после травмы продолжительностью от нескольких десятков минут до нескольких часов. Выражена амнезия (ретро-, кон-, антероградная). Головная боль нередко сильная. Может наблюдаться повторная рвота. Иногда отмечаются психические нарушения. Отчетливо проявляется очаговая симптоматика, характер которой обусловлен локализацией ушиба мозга; зрачковые и глазодвигательные нарушения, парезы конечностей, расстройства чувствительности, речи и др. Эти симптомы постепенно (в течение 3—5 нед.) сглаживаются, но могут держаться и длительно. Лечение, в большинстве случаев, консервативное в нейрохирургическом отделении. В некоторых случаях, течение данного вида травмы осложняется появлением вторичных кровоизлияний и даже формированием внутримозговой гематомы, когда может потребоваться хирургическая помощь. 

    Ушиб головного мозга тяжелой степени отмечается у 5—7% пострадавших. Характеризуется выключением сознания после травмы продолжительностью от суток до нескольких недель. Данный вид травмы особенно опасен тем, что проявляется нарушением стволовых функций головного мозга, наблюдаются тяжелые нарушения жизненно важных функций – дыхания и системной гемодинамики.  Пациент госпитализируется в отделение реанимации. Лечением коллегиально занимается врач-нейрореаниматолог и врач-нейрохирург.          Общемозговая и очаговая симптоматика регрессируют медленно. Характерны стойки остаточные явления в виде нарушений психики, двигательного дефицита.

В случае формирования внутримозговой гематомы, являющейся причиной сдавления головного мозга показано оперативное лечение – трепанация черепа, удаление гематомы.

 

Внутримозговая гематома правой височной доли.

    Диффузное аксональное повреждение головного мозга характеризуется длительным (до 2—3 нед.) коматозным состоянием, выраженными стволовыми симптомами (парез взора вверх, разностояние глаз по вертикальной оси, двустороннее угнетение или выпадение световой реакции зрачков, нарушение или отсутствие окулоцефалического рефлекса и др.). Часто наблюдаются нарушения частоты и ритма дыхания, нестабильность гемодинамики.   Характерной особенностью клинического течения диффузного аксонального повреждения является переход из длительной комы в стойкое или транзиторное вегетативное состояние, о наступлении которого свидетельствует появление ранее отсутствовавшего открывания глаз спонтанно либо в ответ на различные раздражения. При этом нет признаков слежения, фиксации взора или выполнения хотя бы элементарных инструкций (данное состояние называют апаллическим синдромом). Вегетативное состояние у таких больных длится от нескольких суток до нескольких месяцев и характеризуется функциональным и/или анатомическим разобщением больших полушарий и ствола мозга.    По мере выхода из вегетативного состояния неврологические симптомы разобщения сменяются преимущественно симптомами выпадения. Среди них доминирует экстрапирамидный синдром с выраженной мышечной скованностью, дискоординацией, брадикинезией, олигофазией, гипомимией, мелкими гиперкинезами, атаксией. Одновременно четко проявляются нарушения психики: резко выраженная аспонтанность (безразличие к окружающему, неопрятность в постели, отсутствие любых побуждений к какой-либо деятельности), амнестическая спутанность, слабоумие и др. Вместе с тем наблюдаются грубые аффективные расстройства в виде гневливости, агрессивности.

КТ картина при диффузно-аксональном повреждении головного мозга (диффузный отек, множество мелких кровоизлияний).

  Лечение данного вида травмы проводится консервативно с участием нейрореаниматолога, нейрохирурга, врача и инструктора ЛФК (проводится ранняя двигательная реабилитация с целью предупреждения формирования контрактур в суставах).

    Сдавление (компрессия) головного мозга отмечается у 3—5% пострадавших. Характеризуется нарастанием через тот или иной промежуток времени после травмы либо непосредственно после нее общемозговых симптомов (появление или углубление нарушений сознания, усиление головной боли, повторная рвота, психомоторное возбуждение и т.д.), очаговых (появление или углубление гемипареза, фокальных эпилептических припадков и др.) и стволовых симптомов (появление или углубление брадикардии, повышение АД, ограничение взора вверх, тоничный спонтанный нистагм, двусторонние патологические знаки и др.).

   . Среди причин сдавления на первом месте стоят внутричерепные гематомы (эпидуральные, субдуральные, внутримозговые, внутрижелудочковые). Причиной сдавления мозга могут быть и вдавленные переломы костей черепа, очаги размозжения мозга, субдуральные гигромы, пневмоцефалия.

    Эпидуральная гематома на компьютерной томограмме имеет вид двояковыпуклой, реже плосковыпуклой зоны повышенной плотности, примыкающей к своду черепа. Гематома имеет ограниченный характер и, как правило, локализуется в пределах одной-двух долей.

Эпидуральная гематома задней черепной ямки.

 

Лечение острых эпидуральных гематом.

Консервативное лечение:

- эпидуральная гематома объемом менее 30 см3, толщиной менее 15 мм, при смещении срединных структур менее 5 мм у пострадавших с уровнем сознания по ШКГ более 8 баллов и отсутствием очаговой неврологической симптоматики. Клинический контроль осуществляется в течение 72 часов с периодичностью каждые 3 часа.

Оперативное лечение

1. Экстренное оперативное вмешательство

острая эпидуральная гематома у пострадавшего в коме (менее 9 баллов по ШКГ) при наличии анизокории.

2. Срочное оперативное вмешательство

эпидуральная гематома более 30 см3 независимо от степени угнетения сознания по ШКГ. В отдельных случаях при незначительном превышении указанного объёма эпидуральной гематомы и полностью компенсированном состоянии пострадавшего с отсутствием симптоматики допустима консервативная тактика с динамическим КТ контролем ситуации.

Абсолютными показаниями к хирургическому лечению при повреждениях задней черепной ямки являются эпидуральные гематомы > 25 см3, повреждения мозжечка латеральной локализации > 20 см3, окклюзионная гидроцефалия, латеральная дислокация IV желудочка

 

Методы операций:

1.Декомпрессивная трепанация

2.Костно-пластическая трепанация

 

    Для субдуральной гематомы на компьютерной томограмме чаще характерно наличие серповидной зоны измененной плотности  плосковыпуклой, двояковыпуклой или неправильной формы.

Субдуральная гематома.

 Лечение острых субдуральных гематом.

Оперативное лечение

1. При острой субдуральной гематоме толщиной >10 мм или смещении срединных структур > 5 мм независимо от неврологического статуса пострадавшего по ШКГ.

2. Пострадавшим в коме с субдуральной гематомой толщиной < 10 мм и смещением срединных структур < 5 мм, если наблюдается ухудшение неврологического статуса в динамике – нарастание глубины комы, появление стволовой симптоматики. У пострадавших с острой субдуральной гематомой, при наличии показаний к операции, хирургическое вмешательство должно быть выполнено в экстренном порядке. Удаление острой субдуральной гематомы осуществляется путем краниотомии в большинстве случаев с удалением костного лоскута и пластикой твердой мозговой

   

Лечение вдавленных переломов костей черепа.

Оперативное лечение показано при наличии признаков повреждения твердой мозговой оболочки (ТМО), значительной внутричерепной гематомы, вдавления больше 1 см, вовлечения воздухоносных пазух, косметического дефекта.

 Принципы оперативного лечения..

для снижения риска инфицирования рекомендуется раннее хирургическое вмешательство; устранение вдавления и хирургическая обработка раны являются основными элементами операции. При отсутствии инфицирования раны возможна первичная костная пластика.

 Оскольчатый перелом костей черепа с наличием вдавления в полость черепа.

    Прогноз при легкой Ч.-м. т. (сотрясение, ушиб мозга легкой степени) обычно благоприятный (при условии соблюдения рекомендованного пострадавшему режима и лечения).

    При среднетяжелой травме (ушиб мозга средней степени) часто удается добиться полного восстановления трудовой и социальной активности пострадавших. У ряда больных развиваются лептоменингит и гидроцефалия, обусловливающие астенизацию, головные боли, вегетососудистую дисфункцию, нарушения статики, координации и другую неврологическую симптоматику.

    При тяжелой травме (ушиб мозга тяжелой степени, диффузное аксональное повреждение, сдавление мозга) смертность достигает 30—50%. Среди выживших значительна инвалидизация, ведущими причинами которой являются психические расстройства, эпилептические припадки, грубые двигательные и речевые нарушения. При открытой Ч.-м. т. могут возникать воспалительные осложнения (менингит, энцефалит, вентрикулит, абсцессы мозга), а также ликворея.

что это, как проверить наличие менингеальных знаков

Менингеальные симптомы – это группа типичных признаков, которые появляются при менингите всех видов (гнойный, вирусный, серозный) и при некоторых других инфекционных и неинфекционных заболеваниях. Менингит развивается вследствие воспаления оболочек, покрывающих мозг (головной, спинной), что определяет характер и тип неврологических нарушений. Общепринятые диагностические критерии помогают дифференцировать патологию и выбирать верную тактику лечения.

Общие сведения

Менингеальный синдром – это комплекс признаков, которые отражают диффузное поражение тканей мозга (головного и спинного). Проявления, типичные для менингита инфекционной этиологии, нередко наблюдаются при различных патологиях, которые сопровождаются раздражением оболочек, покрывающих мозг (головной, спинной).

Состояние, не связанное с воспалительным процессом, сопровождающееся менингеальными признаками, получило название менингизм. Характерная симптоматика появляется у пациентов детского возраста при заболеваниях:

  • Воспалительные процессы, затронувшие органы, расположенные в области грудной клетки.
  • Инфекционные поражения верхних дыхательных путей.
  • Инфекции органов желудочно-кишечного тракта, которые сопровождаются процессом нейроинтоксикации (специфическая симптоматика развивается вследствие повышения значений внутричерепного давления и раздражения оболочечных рецепторов).

В вышеперечисленных случаях в цереброспинальной жидкости, полученной в результате люмбальной пробы, отсутствуют следы воспалительных процессов. У пациентов любого возраста типичные для менингита проявления могут возникать в случаях:

  1. Кровоизлияние в субарахноидальное пространство.
  2. Опухоли с локализацией в тканях мозга (преимущественно в области ствола мозга или в районе задней ямки черепа).
  3. Туберкулез.
  4. Интоксикации химическими веществами, угарным газом.
  5. Черепно-мозговая травма (в результате сопутствующего отека мозговых тканей).
  6. Острые нарушения мозгового кровотока.

Менингеальный симптомокомплекс может появляться вследствие длительной инсоляции, из-за перегрева головы и тела, на фоне артериальной гипертензии. Менингеальный синдром представляет собой симптомокомплекс, где характерные признаки объединены общим патогенезом, в основе которого при инфекционной этиологии лежит повышение значений внутричерепного давления и воспалительная инфильтрация оболочек.

При менингизме показатели внутричерепного давления повышаются из-за гиперпродукции или нарушения оттока цереброспинальной жидкости. В этом случае в возникновении менингеальной симптоматики не последнюю роль играет отек мозговых структур и оболочек. Менингеальные знаки могут появляться при ОРВИ, гриппе, гепатите вирусной этиологии, пневмонии, дизентерии, при обострении соматических заболеваний, которые протекают в хронической форме. Менингит инфекционного генеза провоцируют:

  • Бактерии (менингококк, стафилококк, пневмококк).
  • Вирусы (парамиксовирус, Rubella virus).
  • Грибки (кандида, Cryptococcus neoformans).
  • Простейшие микроорганизмы (амебы, токсоплазмы).

Неверифицированный (неподтвержденной этиологии) первичный диагноз менингит ставят по совокупности присутствующих синдромов – оболочечного (менингеального), ликворологического (изменения воспалительного характера в цереброспинальной жидкости), интоксикационного.

Классификация менингеальных знаков

Различают менингеальные, общемозговые, общеинфекционные признаки, которые всегда сопутствуют патологиям, связанным с поражением оболочечных тканей мозга. Во втором случае наблюдается:

  1. Боль в зоне головы, которая распространяется чаще диффузно, носит распирающий, напряженный, мучительный характер.
  2. Тошнота, которая обычно сопровождается приступами рвоты. Рвота может возникать спонтанно без предшествующего ощущения тошноты, не приносит облегчения.
  3. Помрачение сознания, психическое и двигательное возбуждение, галлюцинации. При тяжелом течении патологии наступает кома, сопор.
  4. Судороги разной интенсивности и объема – от подергивания единичных мышц до генерализованного (распространенного по всему организму) судорожного статуса.

Подобные проявления характерны для многих патологий ЦНС. Они возникают как следствие отека мозговых структур, раздражения оболочечных отделов мозга, нарушения ликвородинамики. Боль в области головы – типичный менингеальный симптом, который появляется в начале заболевания и наблюдается на протяжении всего периода течения, вплоть до выздоровления.

У новорожденных детей цефалгический синдром часто проявляется характерным гидроцефальным криком – пронзительные, внезапные, резкие звуки, которые младенец издает даже в бессознательном состоянии, во сне. Цефалгический синдром связан с раздражением нервных окончаний, отходящих от тройничного и блуждающего нервов, а также иннервирующих мозговые оболочки и кровеносные сосуды, расположенные в мозге. Рвота у младенцев преимущественно носит фонтанирующий характер. Общеинфекционные признаки включают:

  1. Недомогание, плохое самочувствие.
  2. Повышенную раздражительность.
  3. Повышение показателей температуры тела.
  4. Нарушение сердечного ритма (брадикардия, тахикардия, аритмия).
  5. Гиперемия (покраснение, прилив крови) кожных покровов лица.
  6. Учащенное дыхание.

Следует учитывать вариабельность отдельных проявлений. К примеру, температура тела при гнойном менингите нередко превышает отметку 40°C, при серозной или туберкулезной форме менингита температура значительно ниже, при сифилитической форме температура остается нормальной. Непосредственно менингеальные симптомы включают:

  • Гиперестезию – повышенную чувствительность к внешним раздражителям.
  • Напряжение мышц тонического типа, в том числе ригидность (неподатливость, твердость) мышц шеи, рефлексы, описанные Брудзинским, Кернигом, Лессажем (у детей).
  • Типичные реакции в виде болезненных ощущений при надавливании на область на лице, где находится выход тройничных нервов, или на глазные яблоки, патологические рефлексы, описанные Бехтеревым, Менделем, Пулатовым.
  • Изменение неврологических рефлексов – периостальных (надкостничных), сухожильных, брюшных. Характерно оживление рефлексов с последующим неравномерным понижением реакции.

Полный набор типичных признаков наблюдается у 7% больных с диагнозом менингит, инициированный менингококками. В остальных случаях проявления вариабельны, многие менингеальные знаки могут быть отрицательными – не проявляться вообще. Выраженность проявлений зависит от возраста больного, вида и особенностей течения заболевания.

Проверка менингеальных симптомов

Чтобы проверить менингеальные симптомы, используют такие методы, которые отражают состояние мышечного тонуса, выраженность и адекватность рефлексов преимущественно таких, как сухожильные и мышечные. В неврологии различают типичные менингеальные симптомы у взрослых:

  1. Брудзинского верхний. Проверяется в позиции, лежа на спине. При попытке выполнить наклон головы в направлении грудной клетки непроизвольно сгибаются нижние конечности в зоне суставов бедра и колена.
  2. Брудзинского средний. Проверяется в позиции, лежа на спине. Нажатие на область лобковой кости вызывает бессознательное сгибание ног в области суставов бедра и колена.
  3. Брудзинского нижний. Проверяется в позиции, лежа на спине. Попытка пассивно разогнуть согнутую в суставах бедра и колена ногу, вторая нижняя конечность самопроизвольно сгибается в области тех же суставов.
  4. Кернига. Больному, который находится в лежачем положении на спине, согнув ноги в суставах бедра и колена (90°), невозможно разогнуть нижние конечности в коленях до 180° из-за сильных болезненных ощущений. Состояние вызвано ригидностью (неподатливостью, твердостью) мышц в области спины и конечностей.
  5. Фанкони. Проверяется в позиции, лежа на спине. Нижние конечности пациента разогнуты в коленных суставах и зафиксированы в таком положении. Находясь в такой позиции, пациент не может сесть без посторонней помощи.
  6. Амосса. Проверяется в позиции, сидя на постели. Пациент находится в сидячем положении, опираясь на обе верхние конечности, теряя равновесие и падая без опоры на руки.
  7. Гийена. Проверяется в позиции, лежа на спине. Сдавление четырехглавой мышцы, находящейся в зоне бедра, приводит к тому, что другая нижняя конечность непроизвольно сгибается в зоне суставов бедра и колена.

Пациент испытывает болезненные ощущения, пытаясь опустить голову в направлении к груди. Подобные затруднения возникают из-за повышенного напряжения мышц разгибателей шеи. Типичная менингеальная поза, известная как позиция легавой собаки, предполагает расположение пациента лежа на боку с сильно наклоненной назад головой, ногами, согнутыми в коленях и притянутыми к животу. Поза связана с ригидностью длинных спинных мышц. Болевые феномены считаются характерными менингеальными знаками у взрослых:

  1. Реакция Бехтерева. Перкуссия (легкие удары) по зоне скуловой дуги провоцирует (усиливает) боль в области головы. Состояние возникает из-за сокращения мимических лицевых мышц.
  2. Реакция Лобзина. Болезненные ощущения возникают в результате давления руками на глазные яблоки при закрытых веках.
  3. Реакция Мандонези. Надавливание на область глазных яблок (веки закрыты) приводит к сокращению мимических лицевых мышц по тоническому типу.

Реакция Биккеля основана на пассивном разгибании рук больного, которые согнуты в локтях. Врач встречается с бессознательным сопротивлением, выполняя движение. Исследование менингеальных симптомов выполняется врачом-неврологом. Для постановки окончательного диагноза используются специальные диагностические алгоритмы.

Менингеальные признаки у детей

В неврологии менингеальный синдром у детей часто определяется при помощи реакции Флатау. Резкий наклон головы в направлении вперед, вниз сопровождается расширением зрачков. Чтобы проверить менингеальные симптомы у новорожденных детей, используют такие методы, как рефлекс Лессажа.

Ребенка удерживают под мышки на весу. В этом положении ноги младенца рефлекторно сгибаются в коленях и приподнимаются к животу. Этот менингеальный знак у детей до года указывает на раздражение оболочечных структур мозга. Здоровый младенец свободно свешивает прямые ноги. Реакция Левинсона предполагает рефлекторное открывание рта при произвольном движении головой в направлении к груди. Реакция Германа – бессознательное разгибание больших пальцев, расположенных на стопах, при произвольном движении головой в направлении к груди.

Выявление положительных, типичных для патологии реакций основывается на выполнении и изучении пассивных движений. Нормальными показателями считаются – разгибание рук в суставе локтя до 180°, разгибание ног в суставе колена (при согнутых в суставе бедра ногах) на 150°, разгибание стоп в дорсальном направлении возможно на 120°. Ограничение объема движений указывает на повышенный мышечный тонус.

Стоит обратить внимание на общие, неспецифические признаки заболевания – плохой аппетит, непрерывный плач, потерю сознания, плохо поддающиеся терапии отиты, паралич глазодвигательной группы мышц. Типичные менингеальные симптомы у детей младше 1 года:

  • Гиперестезия. Повышенная чувствительность к яркому свету, громким звукам, тактильным раздражителям.
  • Судорожные приступы.
  • Тремор конечностей.
  • Двигательное беспокойство или вялость, помрачение сознания.
  • Набухание, выпирание родничка, часто с пульсацией.
  • Расхождение швов черепа.
  • Расширение видимых вен, расположенных под кожей в области головы.

Следует учитывать, что у новорожденных детей многие признаки отсутствуют из-за морфологической структуры и строения костей черепа, благодаря чему создаются условия для естественного понижения значений внутричерепного давления. У детей в первые месяцы жизни нередко нет менингеальных знаков, связанных с мышечными реакциями, или они проявляются незначительно из-за общего повышенного мышечного тонуса, что является физиологической нормой.

При наличии триады признаков – лихорадка, повторяющиеся приступы рвоты, боль в области головы, назначают люмбальную пункцию. Показанием для проведения люмбальной пункции также являются судороги невыясненной этиологии.

Противопоказанием для проведения процедуры считаются состояния: шок, дыхательная недостаточность, геморрагический синдром с тенденцией к нарастанию, острая церебральная гипертензия с угрозой дислокации мозговых структур. При менингите результат исследования пробы цереброспинальной жидкости указывает на наличие воспалительного процесса.

Дифференциальная инструментальная и лабораторная диагностика позволяет точно выявлять причины нарушений, которые связаны с такими патологиями, как менингит, менингизм, опухоль с локализацией в мозговых структурах, кровоизлияние в ткани мозга или в субарахноидальное пространство.

Менингеальные знаки – это набор типичных признаков, характерных для менингита и менингизма разной этиологии. Подобные проявления, обнаруженные у пациента, требуют тщательной инструментальной и лабораторной диагностики для дифференциации патологии, точной постановки диагноза и назначения корректного лечения.

Просмотров: 1 517

Менингеальные симптомы у детей. Менингеальные симптомы (знаки) у взрослых и детей

Заболевания головного мозга характеризуются наличием специфической симптоматики, основу которой составляют менингеальные симптомы. Данные симптомы являются главным свидетельством начала серьезных изменений в нервной системе, и чем раньше будет распознана болезнь и начато лечение, тем больше шанс на выздоровление без серьезных последствий.

Менингеальные знаки носят такое название неслучайно, так как в подавляющем большинстве случаев причиной их проявления служит менингит. Для разных его форм характерны те или иные симптомы, но основу составляют именно менингеальные.

При менингите, помимо воспалительных процессов в головном мозгу, происходят заметные изменения в спинномозговой жидкости, и это является одной из особенностей течения болезни. Существует ряд причин, которые могут вызывать симптоматику, схожую с менингеальными синдромами, но не затрагивать спинной мозг, в частности:

  • злоупотребление солнечными ваннами
  • чрезмерное насыщение организма человека водой (обычно происходит после сильного обезвоживания)
  • тяжелое течение инфекционных болезней (сальмонеллез, тиф, грипп)
  • алкогольное отравление
  • преходящее нарушение мозгового кровообращения (ПНМК)
  • аллергии
  • опухоли головного мозга
  • радиоактивное поражение организма

Все вышеперечисленное может послужить причиной развития менингеального синдрома, но в данной ситуации лечение отличается от лечения менингита.

Помимо того, существует такое понятие, как «псевдоменингеальные симптомы», которые возникают при некоторых болезнях, которые не связаны с поражением мозговых оболочек (психические расстройства, остеохондроз). Именно поэтому важно учитывать все проявления и правильно ставить диагноз.

Классификация

Пора рассмотреть непосредственно сами симптомы, которые принято называть менингеальными. К менингеальному симптомокомплексу относят:

а — поза легавой собаки, б — симптом Кернига, в — симптом Брудзинского

  • симптом Кернига
  • синдром Брудзинского
  • головная боль
  • рвота
  • симптом Бехтерева
  • рефлекс Гордона
  • рефлекс Гийена
  • синдром Лесажа
  • ригидность шейных мышц
  • наличие позы «легавой собаки»
  • гиперестезия

Для диагностики такого синдрома, как симптом Кернига больного просят принять лежачее положение, после чего доктор сгибает ему ногу в тазобедренном и коленном суставе под углом 90°. Сгибание происходит беспрепятственно, а с разгибанием возникают проблемы. Так, в связи с напряжением мышц задней поверхности бедра больной самостоятельно не может этого сделать.

Синдром Брудзинского

Менингеальный синдром Брудзинского имеет несколько вариаций, в том числе:

  1. Щечный.
  2. Нижний.
  3. Верхний.
  4. Средний.

Щечный – доктор осуществляет надавливание на щеку больного, в результате чего происходит непроизвольное сгибание рук в локтевом суставе, а также своеобразное пожимание плечами.

Нижний – В положении сидя больному, сгибают одну из ног, вторая автоматически сгибается вместе с первой.

Верхний – больному наклоняют вперед голову, автоматически происходит сгибание ног.

Средний – при надавливании на лобок пациента происходит сгибание ног.

Зачастую синдромы Кернига и Брудзинского при менингите проявляются вместе.

Головная боль

При проявлении менингита головная боль сопровождает больного постоянно и не прекращается ни на минуту. Является одним из наиболее ярко выраженных менингеальным симптомом.

Рвота

Рвотные рефлексы могут возникать у пациента и при отсутствии таких проявлений, как первичные признаки, таких как тошнота. Рвота возникает внезапно на фоне сильной головной боли и характеризуется фонтанирующим излиянием.

В некоторых случаях отмечается снижение интенсивности головной боли после приступов фонтанирующей рвоты.

Синдром Бехтерева

Менингеальный синдром Бехтерева диагностируется постукиванием пальцем по скуле пациента. Данное постукивание вызывает сильную головную боль на той стороне лица, где имеется воспаление, кроме того, данная сторона скорчиться в гримасе боли.

Менингеальный синдром Гордона диагностируется врачом-неврологом следующим образом, доктор обхватывает рукой голень пациента и производит сильное сдавливание. В результате у больного разжимается большой палец ноги, а также расходятся в разные стороны пальцы рук.

Рефлекс Гийена

Больного просят принять лежачее положение, после чего доктор производит надавливание на переднюю поверхность бедра одной из ног либо ее сдавливание. В результате этого противоположная нога непроизвольно сгибается в колене.

Синдром Лесажа

Данный симптом характерен для грудных детей, и в большинстве случаев диагностируется именно у них. Больной приподнимается за подмышечные впадины над полом, в результате чего у малыша непроизвольно поджимаются ножки (подтягиваются к груди).

Ригидность мышц шеи

Данное состояние характеризуется гипертонусом затылочных и шейных мышц и проявляется в невозможности или в затруднении выполнения простых действий, таких как поворот головы или ее наклоны.

Зачастую ригидность мышц характерна для маленьких детей, но не в качестве , а в связи с тем, что периферическая нервная система не до конца сформировалась. Поэтому крайне важно диагностику болезни проводить комплексно и основываться на нескольких факторах.

Поза «Легавой собаки»

В некоторых источниках встречается такое название, как поза «взведенного курка». Проявляется следующим образом: больной запрокидывает голову назад, туловище напряжено и вытянуто, руки плотно прижаты к груди, ноги также подтянуты к грудному отделу.

Гиперестезия

Менингеальный синдром гиперестезия, или повышенная свето- и шумочувствительность проявляется в виде болезненного восприятия больным яркого света и громких звуков. По этой причине пациенту рекомендовано нахождение в затемненном помещении, и по возможности полностью исключить раздражающие звуки.

Особенности течения болезни у детей

Что касается детей, то в раннем возрасте затруднена диагностика болезни по менингеальным симптомам, так как основная их часть не проявляется.

Основным симптомом, характерным для малышей является синдром Лесажа, а также сильная головная боль, на фоне которой ребенок становится раздражительным, отказывается есть и у него появляется апатия.

Редкие виды

Современная неврология, помимо вышеназванных имеются другие менингеальные синдромы, однако, их проявления являются редкостью, к ним относят:

  1. Симптом Левинсона (открытие рта при попытке коснуться подбородком груди).
  2. Симптом Перро(расширение зрачков при любом болевом воздействии).
  3. Симптом Менделя(надавливание на глазные яблоки или на ушные раковины вызывает болезненные ощущения).

Таким образом, как только менингеальный синдром проявляется у пациента, больной должен немедленно принять меры для обращения к специалисту и в короткий срок начать лечение, так как помимо легких форм менингита есть вероятность заболеть и острыми его формами, которые могут привести к летальному итогу.

Менингеальные симптомы (менингеальные знаки) - понятие, включающее в себя субъективные нарушения и объективные симптомы, которые можно определить при осмотре больного.

Кардиальный менингеальный симптом - это головная боль, которая характеризуется большой интенсивностью (настолько сильной, что больные могут хвататься за голову, стонать и даже кричать от боли), диффузностью (то есть, болит вся область головы) и ощущением, что голову распирает.

Больные, страдающие от менингеальных симптомов, постоянно ощущают давление на уши, глаза и затылок. Кроме того, боль в области головы может сопровождаться неприятными ощущениями в шее, позвоночнике. Также происходит ее усиление при ярком свете, громком звуке или просто перемене положения тела человека.

Если же в основном поражены боль может быть не такой сильной. Она почти проходит после того, как человек примет петлевой дуаретик.

Менингеальные симптомы характеризуются чаще всего тем, что головная боль сопровождается рвотой и тошнотой. Причем рвота оказывается никак не связанной с приемом пищи. Она возникает внезапно. Кроме слишком большой чувствительности к фото- и звукораздражителям, отмечается еще и выраженная Болезненные ощущения могут возникать при пальпации, поглаживании плеч, бедер и живота. В некоторых случаях такие симптомы, особенно в совокупности с рвотой и тошнотой, обманчиво имитируют картину острого живота.

Наиболее демонстративными из объективных симптомов менингеального синдрома можно назвать: нижние и верхние симптомы Брудзинского, и симптомы Кернинга.

Ригидность можно проверить, положив человека на спину и сгибая голову при сомкнутых челюстях. Когда синдром присутствует, больной не может достать подбородком до грудной клетки. Это обусловлено тем, что повышен мышечный тонус в мышцах-разгибателях головы.

Менингеальные симптомы могут иметь разную степень выраженности: слабую, в таком случае пациенту не хватает для касания грудной клетки всего одного-двух сантиметров. Умеренные менингеальные симптомы, когда у больного подбородок не доходит до грудины на 3-5 сантиметров. При резко выраженном симптоме голова вообще не выходит из вертикального положения и запрокидывается назад.

Нужно различать ригидность мышц и корешковый симптом Нери. При последнем согнуть голову либо вообще нельзя, либо очень сложно из-за того, что возникает сильная боль. Стоит отметить, что ригидность может сочетаться с Нери-симптомом. Кроме того, трудности со сгибанием головы могут быть связаны с тем, что началось поражение шейного отдела позвоночника.

Существует несколько степеней выраженности менингеальных симптомов - от довольно незначительной до резко выраженной. Когда болезнь достигла поздних сроков, а адекватного лечения так и не было проведено, пациенты принимают характерную для данного заболевания позу: лежа на боку, с головой запрокинутой назад и прижатыми ногами к животу. Ее еще называют позой легавой собаки.

У больного могут определять все менингеальные симптомы:

Полный синдром;

Когда отсутствует часть характерных симптомов;

Неполный синдром, появляющийся при вирусных серозных менингитах.

Существует еще такое понятие, как псевдоменингеальный синдром. Он возникает из-за причин, которые затрудняют или исключают движение в шее, коленях, тем самым приводя к тому, что возникают менингеальные и ригидность мышц шеи).

Чаще всего он обусловлен тем, что повышается мышечный тонус (паркинсонизм), паратонии или ортопедические патологии, вроде спондилоартроза и спондилеза. Всегда присутствует сильный болевой синдром.

Воспаления и поражения оболочек головного мозга – проблемы более чем серьезные, которые требуют сложного и оперативного лечения. Менингеальные симптомы позволяют достоверно диагностировать заболевание и вовремя начать лечение. Появляться они могут из-за слишком высокого давления или в результате кровоизлияния. Некоторые из них можно распознать самостоятельно, опознание других невозможно без вмешательства специалиста.

Основные симптомы менингеального синдрома

Симптомов менингеального синдрома существует немало, и большинство из них являются уникальными. То есть, спутать признаки менингеального синдрома с какими-либо другими заболеваниями довольно сложно. Изучением болезни занимались многие специалисты. Самые распространенные симптомы, которые им удалось выявить, таковы:

  1. Главным признаком менингеального синдрома считается ригидность шейных и затылочных мышц. Симптомы могут проявляться в сильной или умеренной степени. Ригидность мышц шеи распознать несложно: больной не может прикоснуться подбородком к груди. Причем соприкосновение не происходит даже при слабой выраженности симптома. А у пациентов с резко выраженной ригидностью мышц затылка голова и вовсе может всегда может быть немного запрокинутой назад.
  2. Люди, страдающие менингеальным синдромом, очень часто жалуются на . В большинстве случаев болезненные ощущения расползаются по всей голове, но иногда могут концентрироваться в одном месте: затылке, висках, лобной части. У некоторых пациентов головная боль сопровождается рвотой, бороться с которой бывает невозможно.
  3. Еще один распространенный менингеальный симптом – Кернига. Заключается он в невозможности разогнуть согнутую в колене ногу. Определить симптом несложно: пациенту нужно под девяносто градусов согнуть ногу и попытаться выровнять ее. При менингеальном синдроме сделать это нереально: во время попыток разогнуть коленный сустав нога сгибается непроизвольно, при этом пациент чувствует боль.
  4. Верным признаком менингеального синдрома считается симптом Гиллена. Проверяется наличие его нажатием на четырехглавую мышцу бедра. Если человек действительно страдает менингеальным синдромом, он непроизвольно согнет ногу в колене и поднесет ее к груди. Проверка проводится для пациента, находящегося в лежачем положении.
  5. Неврологи менингеальный синдром могут определять также с помощью симптома Бехтерева. При легких постукиваниях по скуловой дуге головная боль усиливается, а лицо искривляется в болезненной гримасе.
  6. Симптом Фанкони констатирует заболевание, если пациент не может подняться при разогнутых фиксированных коленных суставах.

Менингеальные симптомы Брудзинского

Большинство специалистов диагностику менингеального синдрома начинают с проверки четырех основных симптомов Брудзинского.

Менингит – одно из самых тяжелых заболеваний, которое может привести к опасным осложнениям и даже смерти. Его лечение в домашних условиях недопустимо, поэтому важно вовремя распознать болезнь. Но опасность в том, что первые признаки менингита очень напоминают симптомы гриппа. Характерными признаками раздражения мозговых оболочек являются менингеальные симптомы.


Как начинается болезнь менингит?
  • Существует несколько форм болезни менингит . Чаще всего, независимо от формы, первые признаки менингита – это общеинфекционные симптомы:
  • острый приступ слабости
  • резкое повышение температуры до 39 градусов
  • ломота во всем теле
  • учащенный пульс и нарушение ритма дыхания

В течение нескольких часов или дней у больного появляются симптомы, вызванные раздражением мозговых оболочек:

  • , которая усиливается. Это резкая, интенсивная, распирающая боль, которая может отдавать в шею, спину, реже – в конечности
  • Рвота, возникающая во время усиления головной боли
  • Гиперестезия (повышенная чувствительность к прикосновениям и световым раздражителям)
  • Ригидность затылочных мышц
  • Менингеальная поза, симптомы Кернига, Брудзинского, скуловой симптом Бехтерева и др.
  • Судороги (у детей часто, у взрослых редко)

Врачи объединяют эти симптомы в менингиальный синдром. Комбинация симптомов при менингите может отличаться. Основными и наиболее постоянными признаками раздражения мозговых оболочек являются ригидность затылочных мышц и симптом Кернига.

Рассмотрим главные менингеальные симптомы более подробно.

Ригидность затылочных мышц

Вследствие рефлекторного повышения , которые отвечают за разгибание головы, возникает ригидность затылочных мышц. Попытка согнуть голову больного человека, лежащего на спине, приводит к тому, что вместе с головой приподнимается и верхняя часть туловища.

Ригидность затылочных мышц обуславливает менингеальную позу, которая проявляется:

  • Запрокинутой головой
  • Выгнутым туловищем
  • «Ладьевидным» втянутым животом
  • Руки прижаты к груди, ноги подтянуты к животу

Симптом Кернинга

Этот ранний симптом поражения мозговых оболочек выражается в невозможности больного разогнуть в коленном суставе ногу, которая была согнута другим человеком под прямым углом в тазобедренном и коленном суставах.

Вместе с тем, у маленьких детей симптом Кернига может не проявляться. А у детей до 2-х месячного возраста, а также у людей с болезнью Паркинсона и миотонией этот менингеальный симптом может быть не признаком менингита, а следствием физиологического или патологического повышения тонуса мышц.

К другим менингеальным симптомам относятся:

  • Скуловой симптом Бехтерева. При постукивании скуловой дуги усиливается головная боль и возникает непроизвольная болезненная гримаса на соответствующей части лица
  • Верхний симптом Брудзинского. Попытка привести голову к груди больного, находящегося в положении лежа, вызывает непроизвольное сгибание ног в коленях
  • Скуловой симптом Брудзинского. Такая же реакция при простукивании скуловой дуги
  • Лобковый симптом Брудзинского. В ответ на надавливание на лонное сочленение происходит сгибание ног в коленях.
  • Симптом Фанкони. Больной не способен самостоятельно сесть в кровати при разогнутых и фиксированных коленях.

Особенности менингеальных симптомов у детей

Менингит у детей раннего возраста сопровождается симптомом подвешивания Лесажа. Больной ребенок, поднятый под мышки, подтягивает ноги к животу и держит их в этом положении, а голову слегка запрокидывает назад.

Кроме того, для детей раннего возраста характерен такой признак менингита как симптом Флатау - расширение зрачков при быстром наклоне головы вперед.

Характерным признаком менингита у грудных детей является продолжительное и стойкое выбухание большого родничка.

При этом некоторых менингиальных симптомов у детей раннего возраста может не быть. Главными признаками менингита у них являются судороги, рвота фонтаном, срыгивания, сужение зрачков, парезы конечностей, изменения характера крика ребенка.

Диагноз болезни менингит подтверждается по результатам анализа цереброспинальной жидкости.

Елена Кукуевицкая

Менингеальные симптомы обязан знать каждый врач. Эта группа симптомов имеет важнейшее значение в неврологии. Возникают менингальные симптомы, когда происходит раздражение оболочек мозга. Появляется раздражение обычно в результате менингита, но может быть спровоцировано, к примеру, кровоизлиянием внутри мозга или распадом опухоли. Менингиальные знаки имеют огромное значение для диагностирования заболевания. При малейшем воспалении менингеальных оболочек пациента надо обследовать, особенно это касается детей. Сегодня медицина определила более 30 симптомов. Менингеальные знаки обычно имеют название по автору, открывшему его. О наиболее значимых симптомах речь пойдет ниже.

Симптоматика Кернига характерна не только для детей и пациентов, у которых развивается менингит, но и для людей с проблемами в коленных суставах. Менингеальный синдром Кернига позволяет установить точный диагноз у детей и взрослых. Суть данного синдрома состоит в том, что при сгибании и разгибании колена, тазобедренного сустава (при помощи доктора) нет полного выпрямления ноги. Исследуется данный менингеальный синдром в 2 этапа.

Сначала доктор сгибает ногу пациента, лежащего на животе, а затем ослабляет давление и отпускает ногу, которая начинает пассивно разгибаться.

У здоровых детей и взрослых этот синдром не проявляется, и нога спокойно возвращается в исходную позицию. Синдром Кернига позволяет не только диагностировать наличие менингитов, но и установить, в какой степени мозг поражен инфекцией. Кроме того, возможно определить прогноз патологического изменения нервной ткани, и в какой динамике развивается болезнь.

Иные варианты

Менингеальный синдром Штрюмпеля проявляется медленно прогрессирующей нижней спастической параплегией. Функция рук сохраняется. Сохраненной остается черепная иннервация. На поздних стадиях может проявляться недержание мочи. Иногда снижение болевых ощущений. Проверяется симптом нажатием на коленный сустав. Воспаление мозговых оболочек диагностируется, если при нажатии пальцы раскрываются веером, а также в спонтанном разгибании большого пальца ноги. Когда форма патологии сложная, то к симптомам может присоединиться тугоухость, мозжечковая атаксия, ихтиоз и др.

Менингеальный синдром Гийена у детей и взрослых проявляется следующими симптомами:

  1. Катаральное воспаление дыхательных путей.
  2. Общая слабость, усталость, недомогание.
  3. Повышение температуры тела до предельных значений.
  4. Сбой в функционировании ЖКТ.
Hq4rH7Vk8d0

Менингеальный синдром Гийена у детей и взрослых на начальном этапе проявляется общей слабостью в мышцах конечностей, что свидетельствует о разрушении нервных клеток. На поздних этапах развития патологии присоединяется потеря чувствительности в конечностях. Еще один менингеальный симптом называется симптомом Менделя. Характерные черты развития патологического состояния заключаются в том, что у детей или взрослого пациента развивается тупая боль в области аппендикса. Может развиться тошнота и рвота. На языке может появиться белый налет. Следующий менингеальный признак – симптом Флатау. Проявляется симптом в расширении зрачков пациента, когда тот пассивно, либо интенсивно сгибает голову.

Проверять менингеальные симптомы очень важно. Симптоматика Брудзинского проверяет не только орган-мишень, но и все системы, потому как обычно поражение касается оболочек мозга и всего организма в целом. Признаки Брудзинского проверяются так:

  1. Верхний признак. Пациент должен лечь на спину и попытаться достать подбородком до груди. Если воспаление оболочек присутствует, то у него непроизвольно согнется нога в колене и тазобедренном суставе.
  2. Средний признак. Пациенту несильно надавливают на лобок. Воспаление присутствует, если тот притянет ноги к животу.
  3. Нижний признак проверяется, как симптом Кернига.
  4. Щечный признак. Пациенту надавливают на область под скулой, и если воспаление оболочек мозга присутствует, то у заболевшего человека согнется рука или приподнимется кисть.

В практику данные признаки ввел польский врач Йозеф Брудзинский. С начала 20 века они являются стандартными при диагностировании менингита у детей и взрослых.

Еще один менингеальный синдром, позволяющий диагностировать менингит, – это ригидность затылочных мышц. Проверить его можно за счет сгибания головы пациента из лежачего положения. Доктор пытается притянуть голову пациента к грудной клетке, но если есть ригидность (высокий тонус мышц), то сделать это не получится. При проверке может быть замечено приподнимание тела. Ригидность затылочных мышц имеет огромное значение в диагностике кровоизлияния в мозг и менингитов.

Следующий симптом – это поза лежачей собаки. При тяжелых поражениях нервной системы нарушается работа всего организма.

При менингеальном синдроме происходит повышение тонуса мышц, и пациент приобретает позу лежачей собаки, или иначе позу взведенного курка. Данная поза свидетельствует о том, что менингит протекает крайне тяжело. Симптом является неблагоприятным.

Опистотонус, тризм жевательных мышц

Опистотонус – это поза, которую характеризует откинутая назад голова, прогиб в позвоночном столбе и разгиб нижних конечностей. Человек принимает такую позу при воспалении оболочек мозга, менингите, опухолях, столбняке или геморрагическом инсульте. Редко такую позу человек занимает, когда у него происходит истерический припадок. У детей опистотонус проявляется при гнойном менингите или столбняке, свидетельствует о поражении мозга. Еще одним симптомом воспаления оболочек мозга является тризм жевательных мышц. Проявляется он спазмом этих мышц, неспособностью свободно двигать челюстью. Симптом горшка обычно проявляется у детей, которые больны бактериальным менингитом. Когда малыш садится на горшок, он стремительно старается опереться о пол позади спины.

RcQIuMc7m6o

Делает он это для того, чтобы избежать натяжения мышц в затылке. Симптом Левинсона очень важен в диагностике вирусного, бактериального и туберкулезного менингитов. Проверяется симптом очень просто. Пациент при попытке притянуть голову к грудной клетке непроизвольно открывает рот. Этот признак не является специфичным и применяется в сложных случаях. При серозном, туберкулезном, вирусном менингитах проявляется симптом Биккеля. Развитие его происходит, когда идет серьезное воспаление мозговых оболочек. Иногда симптом Биккеля проявляется при мозговом кровоизлиянии. Выражается признак постоянно согнутыми в локтях руками. Также пациент постоянно хочет удержать стягиваемое с него одеяло. Это состояние остается прежним, даже если пациент находится в лихорадочном состоянии.

Благодаря всем вышеперечисленным симптомам можно своевременно диагностировать опасные для жизни человека патологии и назначить лечение. Ведь вовремя начатое лечение дает благополучный исход на 80%.


Чувствительность и специфичность менингеальных признаков у пациентов с менингитом

J Gen Fam Med. 2019 сен; 20 (5): 193–198.

, д.м.н., 1 , 2 , д.м.н., 2 , 3 , д.м.н., 1 , д.м.н., 1 , д.м.н., 4 , д.м.н., 2 и, д.м.н. 1

Тэцуя Акаиси

1 Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сендай, Япония,

2 Отделение неврологии, Медицинский факультет Университета Тохоку, Сендай, Япония,

Дзюнпей Кобаяши

2 Отделение неврологии, Медицинский факультет Университета Тохоку, Сендай, Япония,

3 Отделение неврологии, Национальная больничная организация Национальная больница Ёнэдзава, Ёнэдзава, Япония,

Мичиаки Абе

1 Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сендай, Япония,

Кота Исидзава

1 Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сендай, Япония,

Ичиро Накашима

4 Кафедра неврологии, Медицинский и фармацевтический университет Тохоку, Сендай, Япония,

Масаси Аоки

2 Кафедра неврологии, Медицинский факультет Университета Тохоку, Сендай, Япония,

Тадаши Исии

1 Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сендай, Япония,

1 Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сендай, Япония,

2 Отделение неврологии, Медицинский факультет Университета Тохоку, Сендай, Япония,

3 Кафедра неврологии, Национальная больничная организация Национальная больница Ёнэдзава, Ёнэдзава, Япония,

4 Отделение неврологии, Медицинский и фармацевтический университет Тохоку, Сендай, Япония,

Автор, ответственный за переписку. * Переписка
Тэцуя Акаиси, Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сейрё-мати 1-1, Аоба-ку, Сендай, 980-8574 Мияги, Япония.
Электронная почта: [email protected],

Поступила в редакцию 26 марта 2019 г .; Пересмотрено 30 мая 2019 г .; Принято 24 июня 2019 г.

Авторские права © 2019 Авторы. Журнал общей и семейной медицины , опубликованный John Wiley & Sons Australia, Ltd от имени Японской ассоциации первичной медико-санитарной помощи.Это статья в открытом доступе в соответствии с условиями http://creativecommons.org/licenses/by-nc/4.0/ лицензии, которая разрешает использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинальная работа правильно процитирована и не используется в коммерческих целях. Эту статью цитировали в других статьях в PMC.

Abstract

Предпосылки

Для диагностики менингита используются несколько типов физических обследований, включая ригидность затылочной кости, акцентуацию толчков, симптом Кернига и симптом Брудзинского.Сообщалось, что акцентуация толчков имеет чувствительность почти 100% и является высокоэффективной для исключения менингита, но более поздние исследования показали, что у ряда пациентов с менингитом этот тест может быть отрицательным.

Методы

Мы систематически рассмотрели исследования вышеупомянутых тестов физического осмотра и выполнили метаанализ их диагностических характеристик для оценки клинической полезности. В анализ были включены девять исследований, в которых приняли участие 599 пациентов с плеоцитозом в спинномозговой жидкости (CSF) и 1216 пациентов без плеоцитоза CSF.

Результаты

Акцентуация толчков показала приличный уровень отношения шансов (3,62; 99% доверительный интервал (ДИ): 1,13-11,60, P = 0,004), сравнимый с ригидностью затылочной кости (2,52; 1,21-5,27, P = 0,001) для правильного прогноза плеоцитоза спинномозговой жидкости у субъектов с подозрением на менингит. Расчетная чувствительность была относительно высокой (40-60%) в тестах на ригидность затылочной кости или акцентуацию при толчке. С другой стороны, признаки Кернига и Брудзинского показали относительно низкую чувствительность (20-30%).Расчетная специфичность была выше у симптомов Кернига и Брудзинского (85–95%), чем у тестов на ригидность затылочной кости или акцентуации толчка (65–75%).

Заключение

Примерно половина пациентов с менингитом может не иметь типичных менингеальных признаков при физикальном обследовании. Сочетание нескольких обследований для выявления менингеальных признаков может снизить риск ошибочного диагноза.

Ключевые слова: акцентуация толчков, симптом Кернига, менингит, метаанализ, ригидность затылочной кости

1.ВВЕДЕНИЕ

Правильная диагностика менингита на основе физического осмотра - одна из самых сложных и важных тем в области клинической неврологии. Большинство случаев вирусного менингита, как правило, проходят сами по себе и не приводят к летальному исходу, но тяжелые случаи, такие как бактериальный, туберкулезный и грибковый менингит, могут быть фатальными, если вовремя не назначить надлежащие антибиотики. 1 , 2 Таким образом, очень важно, могут ли врачи первичной медико-санитарной помощи правильно диагностировать менингит с плеоцитозом спинномозговой жидкости путем проведения диагностического физического обследования или нет.

В настоящее время медицинские осмотры на менингит в основном включают следующие четыре маневра: ригидность затылочной кости (ригидность шеи), акцентуация толчков, признак Кернига и признак Брудзинского. 3 Хотя тест на ригидность затылочной кости является наиболее известным и распространенным физическим обследованием, правильная оценка ригидности в клинических условиях может быть довольно сложной задачей даже для хорошо подготовленных клиницистов. В качестве альтернативного диагностического метода с относительно высокой чувствительностью акцентуация на толчке была введена в конце 20 века. 4 Маневр акцентирования толчков включает вращение головы с частотой 2–3 раза в секунду и исследование, усиливается ли головная боль или нет. Из-за своей простоты акцент на толчке стал популярным и преобладал в странах Азии и Ближнего Востока, но не в странах Запада. Кроме того, большинство последующих исследований для проверки исходных данных показали, что чувствительность акцентуации толчков была намного ниже, чем сообщалось изначально. 5 , 6 , 7 , 8 , 9 В результате полезность акцентуации встряски для диагностики менингита в учреждениях первичной медико-санитарной помощи подвергалась сомнению и не решалась.Тем не менее, простота выполнения и интерпретации акцентуации встряски даже врачами, не являющимися неврологами, привлекательна и требует пересмотра. Следовательно, требуется объективная оценка пользы акцентуации встряски на основе предыдущих клинических исследований во всем мире.

В этом отчете после систематического обзора статей, посвященных диагностическим характеристикам (т. Е. Чувствительности и специфичности) тестов физического осмотра, применяемых для выявления менингеальных признаков, включая акцентуацию толчков, мы оценили и сравнили клиническую полезность каждого теста, выполнив метаанализ подходящих исследований.

2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

2.1. Метод поиска

Мы провели поиск в MEDLINE, PubMed, Cochrane Library, Embase и Google Scholar в декабре 2018 года. Ключевые слова поиска были следующими: «менингит», «физический осмотр», «акцентуация на толчке», «затылочная ригидность», «Керниг, «Брудзинский», «чувствительность», «отношение шансов» и «обзор». Эти поисковые запросы были подходящим образом объединены в повторных поисках, чтобы не упустить из виду подходящие исследования; например, в PubMed использовалась следующая комбинация: («менингит» [термины MeSH]) И («затылочная ригидность» [все поля] ИЛИ «скованность шеи [все поля]») И («акцентуация тряски» [все поля] ИЛИ «Керниг» [Все поля]) И («чувствительность» [Все поля] ИЛИ «специфичность» [Все поля]) НЕ («Дело» [НАЗВАНИЕ] ИЛИ «обзор» [НАЗВАНИЕ]).Обзоры или письма в редакцию, не содержащие исходных данных, были вручную исключены после первоначального поиска. В результате девять исследований были признаны подходящими для последующего метаанализа. 4 , 5 , 6 , 7 , 8 , 9 , 10 , 11 , 12 Кроме того, мы подтвердили, что не было отчета о метаанализе, который оценивал или сравнили полезность тестов на ригидность затылочной кости и акцентуации на толчке.Обзор описанного выше дизайна исследования проиллюстрирован на рисунке. Подробная информация о включенных девяти исследованиях случай-контроль сведена в Таблицу.

Обзор дизайна исследования. После первоначального поиска отзывы и письма без исходных наборов данных были исключены из следующего метаанализа. В результате в последующий метаанализ было включено в общей сложности девять исследований случай-контроль

Таблица 1

Обзор данных, включенных в метаанализ

6 1 )
Автор Год публикации Местоположение Плеоцитоз: поз./ отр. (n) NR JA KS BS
Afhami 5 2017 Иран 64/163 (+) 1 9020 ) (+)
Ala 10 2018 Иран 45/75 (+) (+) (+) (+) 11 M 11
2017 Иран 33/15 (+) (+) (+) (+)
Накао 7 2013 U.SA 47/183 (+) (+) (+) (+)
Sato 11 2017 Япония 58/60 (+) (+) (-)
Тамуне 8 2013 Япония 139/392 (+) (+) (+)
Thomas 12 2002 U.SA 80/217 (+) (-) (+) (+)
Учихара 4 1991 Япония 34/20 ( (+) (+) (-)
Вагдхаре 9 2010 Индия 99/91 (+) (+) (+) (+)

2.2. Статистический анализ и программное обеспечение

Мы провели систематический обзор девяти отобранных исследований относительно их права на участие в метаанализе с обсервационными исследованиями. 13 , 14 Для выполнения метаанализа соответствующих критериям девяти исследований случай-контроль в отношении точности тестов при диагностике менингита использовалось программное обеспечение Review Manager 5.3. 15 , 16 Поскольку заранее предполагалось наличие значительной неоднородности среди включенных в исследование исследований, была применена модель случайных эффектов. Неоднородность включенных исследований по каждой из исследуемых переменных оценивалась с помощью прибора Higgins I . 2 (статистика неоднородности) и τ 2 (дисперсия неоднородности между исследованиями), оба из которых являются параметрами дисперсии между исследованиями. 17 , 18 Контрольный список PRISMA использовался в процессе метаанализа. 19 Статистический анализ в других частях этого исследования был выполнен с использованием программного обеспечения SPSS Statistics Base 22 (IBM) и MATLAB R2015a. Из-за одновременных сравнений мы посчитали значение P ниже 0,01 значимым в этом исследовании.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ

3.1. Результаты метаанализа с лесными участками

Результаты метаанализа (лесные участки) для каждого физического осмотра представлены на рисунке.Неоднородности в тесте на ригидность затылочной кости, акцентировании толчков и признаке Кернига были высокими по неизвестным причинам. В качестве причин этих неоднородностей маловероятны этническая принадлежность или подтипы менингита. Различия в пороговых значениях для оценки положительности этих медицинских осмотров среди врачей могут быть одной из возможных причин, но не окончательной.

Лесные участки медосмотра при менингите. Обследования, отличные от симптома Кернига, показали значительное отношение шансов для прогноза плеоцитоза в спинномозговой жидкости

Несмотря на высокую гетерогенность в 3 из 4 медицинских обследований, тест на затылочную жесткость (2.52; 99% доверительный интервал (ДИ): 1,21-5,27, P = 0,001), акцентуация толчка (3,62; 1,13-11,60, P = 0,004) и знак Брудзинского (2,91; 1,23-6,87, P = 0,001. ) предполагалось иметь значительное отношение шансов для дифференциации пациентов с менингитом с плеоцитозом спинномозговой жидкости от других пациентов, не страдающих менингитом, без плеоцитоза спинномозговой жидкости. С другой стороны, знаковый метод Кернига не достиг статистической значимости с отношением шансов 2,37 (99% ДИ: 0,76-7,36, P = 0.05).

Рассчитанные баллы неоднородности включенных исследований и рассчитанные отношения шансов с их 99% доверительным интервалом приведены в таблице. Рассчитанное положительное отношение правдоподобия было наилучшим для признака Кернига (2,61; 1,83–3,71), а отрицательное отношение правдоподобия было наилучшим для акцентуации толчков (0,67; 0,58-0,77).

Таблица 2

Расчетная величина эффекта для каждого из исследованных диагностических исследований

0,001 0,05
Наборы данных (n) τ 2 I 2 [%] Чувствительность (99% ДИ) Специфичность (99% ДИ) LR + (99% ДИ) LR- (99% ДИ) Отношение шансов (99% ДИ) P -значения
Жесткость затылочной кости 9 0.51 77 46,1% (40,5-51,7) 71,3% (67,6-74,9) 1,60 (1,35-1,91) 0,76 (0,67-0,85) 2,52 (1,21-5,27)
Акцент на толчке 8 1,27 85 52,4% (46,2-58,6) 71,1% (66,7-75,5) 1,81 (1,50-2,20) 0,67208 0,67- 0,58 3,62 (1,13-11,60) 0,004
Признак Кернига 9 1.20 78 22,9% (17,9-28,0) 91,2% (88,8-93,6) 2,61 (1,83-3,71) 0,84 (0,79-0,91) 2,37 (0,76-7,36)
Знак Брудзинского 7 0,42 58 27,5% (21,5-33,4) 88,8% (85,8-91,7) 2,44 (1,74-3,44) 0,8208 0,75 2,91 (1,23-6,87) 0,001

3,2. Расчетная чувствительность и специфичность для каждого теста физического осмотра

Предварительная общая чувствительность, если просто суммировать случаи из включенных в девять исследований, составила 46.1% (242/525) для ригидности затылка, 52,4% (229/437) для акцентуации толчка, 22,9% (106/462) для знака Кернига и 27,5% (103/375) для знака Брудзинского. Расчетный 99% ДИ суммарной предварительной чувствительности составлял 40,5-51,7% для ригидности затылочной кости, 46,2-58,6% для акцентуации толчков, 17,9-28,0% для симптома Кернига и 21,5-33,4% для симптома Брудзинского. Что касается специфичности тестов физического осмотра, предварительная общая специфичность составила 71,3% (727/1020) для ригидности затылочной кости, 71,1% (505/710) для акцентуации толчков, 91.2% (819/898) для знака Кернига и 88,8% (663/747) для знака Брудзинского. В заключение, тесты на ригидность затылочной кости и акцентуацию толчка показали более высокую чувствительность и меньшую специфичность, чем признаки Кернига и Брудзинского.

4. ОБСУЖДЕНИЕ

В этом метаанализе мы сравнили клиническую значимость и надежность теста на ригидность затылочной кости, акцентуации толчков, симптомов Кернига и Брудзинского в прогнозировании плеоцитоза спинномозговой жидкости. Наши результаты показали, что акцентуация толчков имеет аналогичные уровни чувствительности, специфичности и отношения шансов с тестом на ригидность затылочной кости при дифференцировании пациентов с плеоцитозом спинномозговой жидкости от других пациентов.

Протокол акцентуации толчков (т. Е. Вращение головы 2–3 раза в секунду) прост, и результаты гораздо более согласованы среди клиницистов, чем результаты теста на ригидность затылочной кости. Несомненно, наиболее популярным и преобладающим физическим обследованием является ригидность затылочной кости. В отличие от акцентуации толчков, ригидность затылка может применяться даже у пациентов с нарушенным сознанием. Ригидность шеи можно оценить у пациентов с заторможенным телом или в коматозном состоянии, потому что это субъективный результат, оцениваемый исключительно врачом.Таким образом, если врач может правильно оценить ригидность затылочной кости, это будет наиболее полезным физическим обследованием для диагностики менингита. Между тем, правильно оценить ригидность затылочной кости в случаях только слабой ригидности шеи не всегда легко, и диагноз может варьироваться в зависимости от обследуемого. Принимая во внимание вышесказанное, а также тот факт, что предлагаемая чувствительность и отношение шансов акцентуации толчка были такими же высокими, как и у ригидности затылочной кости, акцентуация толчков может быть еще одним полезным и надежным диагностическим физикальным тестом для прогнозирования плеоцитоза спинномозговой жидкости.

Здесь мы должны признать, что чувствительность акцентуации толчков при диагностике менингита намного ниже, чем сообщалось изначально. 4 В поликлинике несколько пациентов с менингитом имеют отрицательную акценту на толчке. Основываясь на настоящем исследовании, предполагаемая чувствительность акцентуации толчков при диагностике менингита будет около 40-60%, что намного ниже, чем первоначально сообщалось. Акцентуация встряхивания, несомненно, является полезным и надежным диагностическим физикальным обследованием на менингит, но его необходимо выполнять и интерпретировать вместе с другими менингеальными признаками, сопутствующими симптомами и историей болезни.В противном случае пациенты с менингитом могут быть неправильно диагностированы.

В качестве перспективы для будущих исследований было бы полезно оценить характеристики каждого диагностического физикального обследования после классификации пациентов на основе обнаруженных вызывающих менингит микроорганизмов, то есть вирусов или бактерий. Поскольку бактериальный менингит обычно является более неотложным и смертельным, чем вирусный менингит, 20 , 21 знание чувствительности и специфичности каждого физического обследования для каждого типа возбудителя микроорганизма может помочь клиницистам оценить риск бактериального менингита в первичной медико-санитарной помощи. параметр.Аналогичным образом, анализ подгрупп для характеристик каждого теста физического осмотра с переменными, отличными от микроорганизма, такими как тяжесть заболевания или уровень плеоцитоза спинномозговой жидкости, также был бы важен. Другой перспективой для будущих исследований будет оценка перекрывающейся модели четырех тестов физического осмотра при обнаружении менингеальных признаков. Если менингеальные признаки независимо обнаруживаются в каждом из четырех тестов, выполнение всех четырех медицинских осмотров в сочетании снизит риск неправильной диагностики случаев менингита.С другой стороны, если есть совпадения в обнаружении менингеальных признаков среди четырех тестов, их комбинация не приведет к значительному снижению риска ошибочного диагноза.

В этом исследовании есть некоторые ограничения. Во-первых, большинство предыдущих исследований, в которых оценивалась полезность акцентуации толчков, проводились в основном группами в Японии и Иране. Необходимы дополнительные данные из западных стран, чтобы сделать вывод о полезности акцентуации толчков в диагностике менингита. Другое ограничение заключается в том, что неоднородность среди включенных в исследование исследований была высокой по ригидности затылочной кости, акцентуации толчков и симптому Кернига по неизвестным причинам.Порог положительности в каждом из четырех тестов физического осмотра мог варьироваться среди клиницистов и влиять на результаты. Дальнейшее накопление клинических данных с последующим систематическим обзором и метаанализом новых наборов данных будет необходимо, чтобы сделать вывод о превосходстве среди четырех медицинских обследований.

В заключение, отношение шансов, чувствительность и специфичность в прогнозировании плеоцитоза спинномозговой жидкости почти одинаковы между тестами на акцентуацию толчка и ригидность затылочной кости.Поскольку правильная оценка ригидности затылочной кости не всегда легко для клиницистов, акцент на толчке может быть полезным дополнительным физическим обследованием, чтобы избежать неправильной диагностики менингита. Однако чувствительность как в тестах на ригидность затылочной кости, так и в тестах на акцентуацию толчка ниже 40-60%. Таким образом, клиницистам необходимо помнить, что у некоторых пациентов с менингитом могут отсутствовать менингеальные признаки. Тщательный анализ истории болезни и симптомов, а также менингеальных признаков необходим, чтобы снизить риск ошибочного диагноза.

КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ

Авторы прямо заявили об отсутствии конфликта интересов в связи с этой статьей.

БЛАГОДАРНОСТЬ

Мы благодарим доктора Сатоши Мията (отделение сердечно-сосудистой медицины, университетская больница Тохоку) за его профессиональные комментарии о статистическом методе мета-анализа.

Банкноты

Акаиси Т., Кобаяси Дж., Абэ М. и др. Чувствительность и специфичность менингеальных признаков у больных менингитом.J Gen Fam Med. 2019; 20: 193–198. 10.1002 / jgf2.268 [CrossRef] [Google Scholar]

ЛИТЕРАТУРА

1. Брайан Дж. П., де Сильва Х. Р., Таварес А., Роча Х., Шельд В. М.. Этиология и смертность от бактериального менингита на северо-востоке Бразилии. Rev Infect Dis. 1990; 12: 128–35. [PubMed] [Google Scholar] 2. ван де Бик Д., де Ганс Дж., Тункель А. Р., Вейдикс Э. Ф. Внебольничный бактериальный менингит у взрослых. N Engl J Med. 2006; 354: 44–53. [PubMed] [Google Scholar] 3. Аттиа Дж., Хатала Р., Кук Диджей, Вонг Дж. Дж. Рациональное клиническое обследование.У этого взрослого пациента острый менингит? ДЖАМА. 1999; 282: 175–81. [PubMed] [Google Scholar] 4. Учихара Т., Цукагоши Х. Ударное усиление головной боли: наиболее чувствительный признак плеоцитоза спинномозговой жидкости. Головная боль. 1991; 31: 167–71. [PubMed] [Google Scholar] 5. Афхами С., Дехган Маншади С.А., Резахосейни О. Ударная головная боль: может ли этот маневр исключить острый менингит? BMC Res Notes. 2017; 10: 540. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 6. Мофиди М., Негареш Н., Фарси Д., Резаи М., Махшидфар Б., Аббаси С. и др.Акцентуация толчков и ее значение как признак диагностики менингита у пациентов с лихорадкой и головной болью. Turk J Emerg Med. 2017; 17: 29–31. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 7. Накао Дж. Х., Джафри Ф. Н., Шах К., Ньюман Д. Х. Толчковое усиление головной боли и других клинических признаков: плохие предикторы менингита у взрослых. Am J Emerg Med. 2014; 32: 24–8. [PubMed] [Google Scholar] 8. Tamune H, Takeya H, Suzuki W, Tagashira Y, Kuki T, Nakamura M. Отсутствие резкого акцентирования головной боли не может точно исключить менингит у взрослых.Am J Emerg Med. 2013; 31: 1601–4. [PubMed] [Google Scholar] 9. Waghdhare S, Kalantri A, Joshi R, Kalantri S. Точность физических признаков для выявления менингита: исследование точности диагностики на базе больниц. Clin Neurol Neurosurg. 2010; 112: 752–7. [PubMed] [Google Scholar] 10. Ала А., Рахмани Ф., Абдоллахи С., Парсиан З. Точность жесткости шеи, Керниг, Брудзински и акцентирование признаков головной боли при раннем выявлении менингита. Emerg (Тегеран). 2018; 6: e8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11.Сато Р., Курияма А., Люте СК. Можно ли исключить менингит по негативному акценту на толчке? Ретроспективное когортное исследование. Головная боль. 2017; 57: 586–92. [PubMed] [Google Scholar] 12. Томас KE, Hasbun R, Jekel J, Quagliarello VJ. Диагностическая точность симптомов Кернига, Брудзинского и ригидности затылочной кости у взрослых с подозрением на менингит. Clin Infect Dis. 2002; 35: 46–52. [PubMed] [Google Scholar] 13. Строуп Д.Ф., Берлин Дж. А., Мортон С. К., Олкин И., Уильямсон Г. Д., Ренни Д. и др. Метаанализ наблюдательных исследований в эпидемиологии: предложение по отчетности.Группа метаанализа наблюдательных исследований в эпидемиологии (MOOSE). ДЖАМА. 2000; 283: 2008–12. [PubMed] [Google Scholar] 14. Мартин Д.О., Остин Х. Точный метод метаанализа случай-контроль и последующих исследований. Эпидемиология. 2000; 11: 255–60. [PubMed] [Google Scholar] 16. Leeflang MM. Систематические обзоры и метаанализ точности диагностических тестов. Clin Microbiol Infect. 2014; 20: 105–13. [PubMed] [Google Scholar] 17. Биггерстафф Б.Дж., Твиди Р.Л. Включение изменчивости в оценки неоднородности в модели случайных эффектов в метаанализе.Stat Med. 1997. 16: 753–68. [PubMed] [Google Scholar] 18. Рукер Дж., Шварцер Дж., Карпентер Дж. Р., Шумахер М. Чрезмерное использование I (2) при оценке неоднородности может ввести в заблуждение. BMC Med Res Methodol. 2008; 8: 79. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 19. Либерати А., Альтман Д.Г., Тецлафф Дж., Малроу С., Гётше П.С., Иоаннидис Дж. И др. Заявление PRISMA для составления отчетов о систематических обзорах и метаанализах исследований, оценивающих медицинские вмешательства: объяснение и уточнение. PLoS Med. 2009; 6: e1000100.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20. Макгилл Ф., Гриффитс М.Дж., Боннетт Л.Дж., Геретти А.М., Майкл Б.Д., Бичинг, штат Нью-Джерси, и др. Заболеваемость, этиология и последствия вирусного менингита у взрослых в Великобритании: многоцентровое проспективное наблюдательное когортное исследование. Lancet Infect Dis. 2018; 18: 992–1003. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21. Mount HR, Boyle SD. Асептический и бактериальный менингит: оценка, лечение и профилактика. Я семейный врач. 2017; 96: 314–22. [PubMed] [Google Scholar]

Чувствительность и специфичность менингеальных признаков у пациентов с менингитом

J Gen Fam Med.2019 сен; 20 (5): 193–198.

, д.м.н., 1 , 2 , д.м.н., 2 , 3 , д.м.н., 1 , д.м.н., 1 , д.м.н., 4 , д.м.н., 2 и, д.м.н. 1

Тэцуя Акаиси

1 Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сендай, Япония,

2 Отделение неврологии, Медицинский факультет Университета Тохоку, Сендай, Япония,

Дзюнпей Кобаяши

2 Отделение неврологии, Медицинский факультет Университета Тохоку, Сендай, Япония,

3 Отделение неврологии, Национальная больничная организация Национальная больница Ёнэдзава, Ёнэдзава, Япония,

Мичиаки Абе

1 Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сендай, Япония,

Кота Исидзава

1 Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сендай, Япония,

Ичиро Накашима

4 Отделение неврологии, Медицинский и фармацевтический университет Тохоку, Сендай, Япония,

Масаси Аоки

2 Отделение неврологии, Медицинский факультет Университета Тохоку, Сендай, Япония,

Тадаши Исии

1 Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сендай, Япония,

1 Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сендай, Япония,

2 Отделение неврологии, Медицинский факультет Университета Тохоку, Сендай, Япония,

3 Отделение неврологии, Национальная больничная организация Национальная больница Ёнэдзава, Ёнэдзава, Япония,

4 Отделение неврологии, Медицинский и фармацевтический университет Тохоку, Сендай, Япония,

Автор, ответственный за переписку. * Переписка
Тэцуя Акаиси, Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сейрё-мати 1-1, Аоба-ку, Сендай, 980-8574 Мияги, Япония.
Электронная почта: [email protected],

Поступила в редакцию 26 марта 2019 г .; Пересмотрено 30 мая 2019 г .; Принято 24 июня 2019 г.

Авторские права © 2019 Авторы. Журнал общей и семейной медицины , опубликованный John Wiley & Sons Australia, Ltd от имени Японской ассоциации первичной медико-санитарной помощи.Это статья в открытом доступе в соответствии с условиями http://creativecommons.org/licenses/by-nc/4.0/ лицензии, которая разрешает использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинальная работа правильно процитирована и не используется в коммерческих целях. Эту статью цитировали в других статьях в PMC.

Abstract

Предпосылки

Для диагностики менингита используются несколько типов физических обследований, включая ригидность затылочной кости, акцентуацию толчков, симптом Кернига и симптом Брудзинского.Сообщалось, что акцентуация толчков имеет чувствительность почти 100% и является высокоэффективной для исключения менингита, но более поздние исследования показали, что у ряда пациентов с менингитом этот тест может быть отрицательным.

Методы

Мы систематически рассмотрели исследования вышеупомянутых тестов физического осмотра и выполнили метаанализ их диагностических характеристик для оценки клинической полезности. В анализ были включены девять исследований, в которых приняли участие 599 пациентов с плеоцитозом в спинномозговой жидкости (CSF) и 1216 пациентов без плеоцитоза CSF.

Результаты

Акцентуация толчков показала приличный уровень отношения шансов (3,62; 99% доверительный интервал (ДИ): 1,13-11,60, P = 0,004), сравнимый с ригидностью затылочной кости (2,52; 1,21-5,27, P = 0,001) для правильного прогноза плеоцитоза спинномозговой жидкости у субъектов с подозрением на менингит. Расчетная чувствительность была относительно высокой (40-60%) в тестах на ригидность затылочной кости или акцентуацию при толчке. С другой стороны, признаки Кернига и Брудзинского показали относительно низкую чувствительность (20-30%).Расчетная специфичность была выше у симптомов Кернига и Брудзинского (85–95%), чем у тестов на ригидность затылочной кости или акцентуации толчка (65–75%).

Заключение

Примерно половина пациентов с менингитом может не иметь типичных менингеальных признаков при физикальном обследовании. Сочетание нескольких обследований для выявления менингеальных признаков может снизить риск ошибочного диагноза.

Ключевые слова: акцентуация толчков, симптом Кернига, менингит, метаанализ, ригидность затылочной кости

1.ВВЕДЕНИЕ

Правильная диагностика менингита на основе физического осмотра - одна из самых сложных и важных тем в области клинической неврологии. Большинство случаев вирусного менингита, как правило, проходят сами по себе и не приводят к летальному исходу, но тяжелые случаи, такие как бактериальный, туберкулезный и грибковый менингит, могут быть фатальными, если вовремя не назначить надлежащие антибиотики. 1 , 2 Таким образом, очень важно, могут ли врачи первичной медико-санитарной помощи правильно диагностировать менингит с плеоцитозом спинномозговой жидкости путем проведения диагностического физического обследования или нет.

В настоящее время медицинские осмотры на менингит в основном включают следующие четыре маневра: ригидность затылочной кости (ригидность шеи), акцентуация толчков, признак Кернига и признак Брудзинского. 3 Хотя тест на ригидность затылочной кости является наиболее известным и распространенным физическим обследованием, правильная оценка ригидности в клинических условиях может быть довольно сложной задачей даже для хорошо подготовленных клиницистов. В качестве альтернативного диагностического метода с относительно высокой чувствительностью акцентуация на толчке была введена в конце 20 века. 4 Маневр акцентирования толчков включает вращение головы с частотой 2–3 раза в секунду и исследование, усиливается ли головная боль или нет. Из-за своей простоты акцент на толчке стал популярным и преобладал в странах Азии и Ближнего Востока, но не в странах Запада. Кроме того, большинство последующих исследований для проверки исходных данных показали, что чувствительность акцентуации толчков была намного ниже, чем сообщалось изначально. 5 , 6 , 7 , 8 , 9 В результате полезность акцентуации встряски для диагностики менингита в учреждениях первичной медико-санитарной помощи подвергалась сомнению и не решалась.Тем не менее, простота выполнения и интерпретации акцентуации встряски даже врачами, не являющимися неврологами, привлекательна и требует пересмотра. Следовательно, требуется объективная оценка пользы акцентуации встряски на основе предыдущих клинических исследований во всем мире.

В этом отчете после систематического обзора статей, посвященных диагностическим характеристикам (т. Е. Чувствительности и специфичности) тестов физического осмотра, применяемых для выявления менингеальных признаков, включая акцентуацию толчков, мы оценили и сравнили клиническую полезность каждого теста, выполнив метаанализ подходящих исследований.

2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

2.1. Метод поиска

Мы провели поиск в MEDLINE, PubMed, Cochrane Library, Embase и Google Scholar в декабре 2018 года. Ключевые слова поиска были следующими: «менингит», «физический осмотр», «акцентуация на толчке», «затылочная ригидность», «Керниг, «Брудзинский», «чувствительность», «отношение шансов» и «обзор». Эти поисковые запросы были подходящим образом объединены в повторных поисках, чтобы не упустить из виду подходящие исследования; например, в PubMed использовалась следующая комбинация: («менингит» [термины MeSH]) И («затылочная ригидность» [все поля] ИЛИ «скованность шеи [все поля]») И («акцентуация тряски» [все поля] ИЛИ «Керниг» [Все поля]) И («чувствительность» [Все поля] ИЛИ «специфичность» [Все поля]) НЕ («Дело» [НАЗВАНИЕ] ИЛИ «обзор» [НАЗВАНИЕ]).Обзоры или письма в редакцию, не содержащие исходных данных, были вручную исключены после первоначального поиска. В результате девять исследований были признаны подходящими для последующего метаанализа. 4 , 5 , 6 , 7 , 8 , 9 , 10 , 11 , 12 Кроме того, мы подтвердили, что не было отчета о метаанализе, который оценивал или сравнили полезность тестов на ригидность затылочной кости и акцентуации на толчке.Обзор описанного выше дизайна исследования проиллюстрирован на рисунке. Подробная информация о включенных девяти исследованиях случай-контроль сведена в Таблицу.

Обзор дизайна исследования. После первоначального поиска отзывы и письма без исходных наборов данных были исключены из следующего метаанализа. В результате в последующий метаанализ было включено в общей сложности девять исследований случай-контроль

Таблица 1

Обзор данных, включенных в метаанализ

6 1 )
Автор Год публикации Местоположение Плеоцитоз: поз./ отр. (n) NR JA KS BS
Afhami 5 2017 Иран 64/163 (+) 1 9020 ) (+)
Ala 10 2018 Иран 45/75 (+) (+) (+) (+) 11 M 11
2017 Иран 33/15 (+) (+) (+) (+)
Накао 7 2013 U.SA 47/183 (+) (+) (+) (+)
Sato 11 2017 Япония 58/60 (+) (+) (-)
Тамуне 8 2013 Япония 139/392 (+) (+) (+)
Thomas 12 2002 U.SA 80/217 (+) (-) (+) (+)
Учихара 4 1991 Япония 34/20 ( (+) (+) (-)
Вагдхаре 9 2010 Индия 99/91 (+) (+) (+) (+)

2.2. Статистический анализ и программное обеспечение

Мы провели систематический обзор девяти отобранных исследований относительно их права на участие в метаанализе с обсервационными исследованиями. 13 , 14 Для выполнения метаанализа соответствующих критериям девяти исследований случай-контроль в отношении точности тестов при диагностике менингита использовалось программное обеспечение Review Manager 5.3. 15 , 16 Поскольку заранее предполагалось наличие значительной неоднородности среди включенных в исследование исследований, была применена модель случайных эффектов. Неоднородность включенных исследований по каждой из исследуемых переменных оценивалась с помощью прибора Higgins I . 2 (статистика неоднородности) и τ 2 (дисперсия неоднородности между исследованиями), оба из которых являются параметрами дисперсии между исследованиями. 17 , 18 Контрольный список PRISMA использовался в процессе метаанализа. 19 Статистический анализ в других частях этого исследования был выполнен с использованием программного обеспечения SPSS Statistics Base 22 (IBM) и MATLAB R2015a. Из-за одновременных сравнений мы посчитали значение P ниже 0,01 значимым в этом исследовании.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ

3.1. Результаты метаанализа с лесными участками

Результаты метаанализа (лесные участки) для каждого физического осмотра представлены на рисунке.Неоднородности в тесте на ригидность затылочной кости, акцентировании толчков и признаке Кернига были высокими по неизвестным причинам. В качестве причин этих неоднородностей маловероятны этническая принадлежность или подтипы менингита. Различия в пороговых значениях для оценки положительности этих медицинских осмотров среди врачей могут быть одной из возможных причин, но не окончательной.

Лесные участки медосмотра при менингите. Обследования, отличные от симптома Кернига, показали значительное отношение шансов для прогноза плеоцитоза в спинномозговой жидкости

Несмотря на высокую гетерогенность в 3 из 4 медицинских обследований, тест на затылочную жесткость (2.52; 99% доверительный интервал (ДИ): 1,21-5,27, P = 0,001), акцентуация толчка (3,62; 1,13-11,60, P = 0,004) и знак Брудзинского (2,91; 1,23-6,87, P = 0,001. ) предполагалось иметь значительное отношение шансов для дифференциации пациентов с менингитом с плеоцитозом спинномозговой жидкости от других пациентов, не страдающих менингитом, без плеоцитоза спинномозговой жидкости. С другой стороны, знаковый метод Кернига не достиг статистической значимости с отношением шансов 2,37 (99% ДИ: 0,76-7,36, P = 0.05).

Рассчитанные баллы неоднородности включенных исследований и рассчитанные отношения шансов с их 99% доверительным интервалом приведены в таблице. Рассчитанное положительное отношение правдоподобия было наилучшим для признака Кернига (2,61; 1,83–3,71), а отрицательное отношение правдоподобия было наилучшим для акцентуации толчков (0,67; 0,58-0,77).

Таблица 2

Расчетная величина эффекта для каждого из исследованных диагностических исследований

0,001 0,05
Наборы данных (n) τ 2 I 2 [%] Чувствительность (99% ДИ) Специфичность (99% ДИ) LR + (99% ДИ) LR- (99% ДИ) Отношение шансов (99% ДИ) P -значения
Жесткость затылочной кости 9 0.51 77 46,1% (40,5-51,7) 71,3% (67,6-74,9) 1,60 (1,35-1,91) 0,76 (0,67-0,85) 2,52 (1,21-5,27)
Акцент на толчке 8 1,27 85 52,4% (46,2-58,6) 71,1% (66,7-75,5) 1,81 (1,50-2,20) 0,67208 0,67- 0,58 3,62 (1,13-11,60) 0,004
Признак Кернига 9 1.20 78 22,9% (17,9-28,0) 91,2% (88,8-93,6) 2,61 (1,83-3,71) 0,84 (0,79-0,91) 2,37 (0,76-7,36)
Знак Брудзинского 7 0,42 58 27,5% (21,5-33,4) 88,8% (85,8-91,7) 2,44 (1,74-3,44) 0,8208 0,75 2,91 (1,23-6,87) 0,001

3,2. Расчетная чувствительность и специфичность для каждого теста физического осмотра

Предварительная общая чувствительность, если просто суммировать случаи из включенных в девять исследований, составила 46.1% (242/525) для ригидности затылка, 52,4% (229/437) для акцентуации толчка, 22,9% (106/462) для знака Кернига и 27,5% (103/375) для знака Брудзинского. Расчетный 99% ДИ суммарной предварительной чувствительности составлял 40,5-51,7% для ригидности затылочной кости, 46,2-58,6% для акцентуации толчков, 17,9-28,0% для симптома Кернига и 21,5-33,4% для симптома Брудзинского. Что касается специфичности тестов физического осмотра, предварительная общая специфичность составила 71,3% (727/1020) для ригидности затылочной кости, 71,1% (505/710) для акцентуации толчков, 91.2% (819/898) для знака Кернига и 88,8% (663/747) для знака Брудзинского. В заключение, тесты на ригидность затылочной кости и акцентуацию толчка показали более высокую чувствительность и меньшую специфичность, чем признаки Кернига и Брудзинского.

4. ОБСУЖДЕНИЕ

В этом метаанализе мы сравнили клиническую значимость и надежность теста на ригидность затылочной кости, акцентуации толчков, симптомов Кернига и Брудзинского в прогнозировании плеоцитоза спинномозговой жидкости. Наши результаты показали, что акцентуация толчков имеет аналогичные уровни чувствительности, специфичности и отношения шансов с тестом на ригидность затылочной кости при дифференцировании пациентов с плеоцитозом спинномозговой жидкости от других пациентов.

Протокол акцентуации толчков (т. Е. Вращение головы 2–3 раза в секунду) прост, и результаты гораздо более согласованы среди клиницистов, чем результаты теста на ригидность затылочной кости. Несомненно, наиболее популярным и преобладающим физическим обследованием является ригидность затылочной кости. В отличие от акцентуации толчков, ригидность затылка может применяться даже у пациентов с нарушенным сознанием. Ригидность шеи можно оценить у пациентов с заторможенным телом или в коматозном состоянии, потому что это субъективный результат, оцениваемый исключительно врачом.Таким образом, если врач может правильно оценить ригидность затылочной кости, это будет наиболее полезным физическим обследованием для диагностики менингита. Между тем, правильно оценить ригидность затылочной кости в случаях только слабой ригидности шеи не всегда легко, и диагноз может варьироваться в зависимости от обследуемого. Принимая во внимание вышесказанное, а также тот факт, что предлагаемая чувствительность и отношение шансов акцентуации толчка были такими же высокими, как и у ригидности затылочной кости, акцентуация толчков может быть еще одним полезным и надежным диагностическим физикальным тестом для прогнозирования плеоцитоза спинномозговой жидкости.

Здесь мы должны признать, что чувствительность акцентуации толчков при диагностике менингита намного ниже, чем сообщалось изначально. 4 В поликлинике несколько пациентов с менингитом имеют отрицательную акценту на толчке. Основываясь на настоящем исследовании, предполагаемая чувствительность акцентуации толчков при диагностике менингита будет около 40-60%, что намного ниже, чем первоначально сообщалось. Акцентуация встряхивания, несомненно, является полезным и надежным диагностическим физикальным обследованием на менингит, но его необходимо выполнять и интерпретировать вместе с другими менингеальными признаками, сопутствующими симптомами и историей болезни.В противном случае пациенты с менингитом могут быть неправильно диагностированы.

В качестве перспективы для будущих исследований было бы полезно оценить характеристики каждого диагностического физикального обследования после классификации пациентов на основе обнаруженных вызывающих менингит микроорганизмов, то есть вирусов или бактерий. Поскольку бактериальный менингит обычно является более неотложным и смертельным, чем вирусный менингит, 20 , 21 знание чувствительности и специфичности каждого физического обследования для каждого типа возбудителя микроорганизма может помочь клиницистам оценить риск бактериального менингита в первичной медико-санитарной помощи. параметр.Аналогичным образом, анализ подгрупп для характеристик каждого теста физического осмотра с переменными, отличными от микроорганизма, такими как тяжесть заболевания или уровень плеоцитоза спинномозговой жидкости, также был бы важен. Другой перспективой для будущих исследований будет оценка перекрывающейся модели четырех тестов физического осмотра при обнаружении менингеальных признаков. Если менингеальные признаки независимо обнаруживаются в каждом из четырех тестов, выполнение всех четырех медицинских осмотров в сочетании снизит риск неправильной диагностики случаев менингита.С другой стороны, если есть совпадения в обнаружении менингеальных признаков среди четырех тестов, их комбинация не приведет к значительному снижению риска ошибочного диагноза.

В этом исследовании есть некоторые ограничения. Во-первых, большинство предыдущих исследований, в которых оценивалась полезность акцентуации толчков, проводились в основном группами в Японии и Иране. Необходимы дополнительные данные из западных стран, чтобы сделать вывод о полезности акцентуации толчков в диагностике менингита. Другое ограничение заключается в том, что неоднородность среди включенных в исследование исследований была высокой по ригидности затылочной кости, акцентуации толчков и симптому Кернига по неизвестным причинам.Порог положительности в каждом из четырех тестов физического осмотра мог варьироваться среди клиницистов и влиять на результаты. Дальнейшее накопление клинических данных с последующим систематическим обзором и метаанализом новых наборов данных будет необходимо, чтобы сделать вывод о превосходстве среди четырех медицинских обследований.

В заключение, отношение шансов, чувствительность и специфичность в прогнозировании плеоцитоза спинномозговой жидкости почти одинаковы между тестами на акцентуацию толчка и ригидность затылочной кости.Поскольку правильная оценка ригидности затылочной кости не всегда легко для клиницистов, акцент на толчке может быть полезным дополнительным физическим обследованием, чтобы избежать неправильной диагностики менингита. Однако чувствительность как в тестах на ригидность затылочной кости, так и в тестах на акцентуацию толчка ниже 40-60%. Таким образом, клиницистам необходимо помнить, что у некоторых пациентов с менингитом могут отсутствовать менингеальные признаки. Тщательный анализ истории болезни и симптомов, а также менингеальных признаков необходим, чтобы снизить риск ошибочного диагноза.

КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ

Авторы прямо заявили об отсутствии конфликта интересов в связи с этой статьей.

БЛАГОДАРНОСТЬ

Мы благодарим доктора Сатоши Мията (отделение сердечно-сосудистой медицины, университетская больница Тохоку) за его профессиональные комментарии о статистическом методе мета-анализа.

Банкноты

Акаиси Т., Кобаяси Дж., Абэ М. и др. Чувствительность и специфичность менингеальных признаков у больных менингитом.J Gen Fam Med. 2019; 20: 193–198. 10.1002 / jgf2.268 [CrossRef] [Google Scholar]

ЛИТЕРАТУРА

1. Брайан Дж. П., де Сильва Х. Р., Таварес А., Роча Х., Шельд В. М.. Этиология и смертность от бактериального менингита на северо-востоке Бразилии. Rev Infect Dis. 1990; 12: 128–35. [PubMed] [Google Scholar] 2. ван де Бик Д., де Ганс Дж., Тункель А. Р., Вейдикс Э. Ф. Внебольничный бактериальный менингит у взрослых. N Engl J Med. 2006; 354: 44–53. [PubMed] [Google Scholar] 3. Аттиа Дж., Хатала Р., Кук Диджей, Вонг Дж. Дж. Рациональное клиническое обследование.У этого взрослого пациента острый менингит? ДЖАМА. 1999; 282: 175–81. [PubMed] [Google Scholar] 4. Учихара Т., Цукагоши Х. Ударное усиление головной боли: наиболее чувствительный признак плеоцитоза спинномозговой жидкости. Головная боль. 1991; 31: 167–71. [PubMed] [Google Scholar] 5. Афхами С., Дехган Маншади С.А., Резахосейни О. Ударная головная боль: может ли этот маневр исключить острый менингит? BMC Res Notes. 2017; 10: 540. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 6. Мофиди М., Негареш Н., Фарси Д., Резаи М., Махшидфар Б., Аббаси С. и др.Акцентуация толчков и ее значение как признак диагностики менингита у пациентов с лихорадкой и головной болью. Turk J Emerg Med. 2017; 17: 29–31. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 7. Накао Дж. Х., Джафри Ф. Н., Шах К., Ньюман Д. Х. Толчковое усиление головной боли и других клинических признаков: плохие предикторы менингита у взрослых. Am J Emerg Med. 2014; 32: 24–8. [PubMed] [Google Scholar] 8. Tamune H, Takeya H, Suzuki W, Tagashira Y, Kuki T, Nakamura M. Отсутствие резкого акцентирования головной боли не может точно исключить менингит у взрослых.Am J Emerg Med. 2013; 31: 1601–4. [PubMed] [Google Scholar] 9. Waghdhare S, Kalantri A, Joshi R, Kalantri S. Точность физических признаков для выявления менингита: исследование точности диагностики на базе больниц. Clin Neurol Neurosurg. 2010; 112: 752–7. [PubMed] [Google Scholar] 10. Ала А., Рахмани Ф., Абдоллахи С., Парсиан З. Точность жесткости шеи, Керниг, Брудзински и акцентирование признаков головной боли при раннем выявлении менингита. Emerg (Тегеран). 2018; 6: e8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11.Сато Р., Курияма А., Люте СК. Можно ли исключить менингит по негативному акценту на толчке? Ретроспективное когортное исследование. Головная боль. 2017; 57: 586–92. [PubMed] [Google Scholar] 12. Томас KE, Hasbun R, Jekel J, Quagliarello VJ. Диагностическая точность симптомов Кернига, Брудзинского и ригидности затылочной кости у взрослых с подозрением на менингит. Clin Infect Dis. 2002; 35: 46–52. [PubMed] [Google Scholar] 13. Строуп Д.Ф., Берлин Дж. А., Мортон С. К., Олкин И., Уильямсон Г. Д., Ренни Д. и др. Метаанализ наблюдательных исследований в эпидемиологии: предложение по отчетности.Группа метаанализа наблюдательных исследований в эпидемиологии (MOOSE). ДЖАМА. 2000; 283: 2008–12. [PubMed] [Google Scholar] 14. Мартин Д.О., Остин Х. Точный метод метаанализа случай-контроль и последующих исследований. Эпидемиология. 2000; 11: 255–60. [PubMed] [Google Scholar] 16. Leeflang MM. Систематические обзоры и метаанализ точности диагностических тестов. Clin Microbiol Infect. 2014; 20: 105–13. [PubMed] [Google Scholar] 17. Биггерстафф Б.Дж., Твиди Р.Л. Включение изменчивости в оценки неоднородности в модели случайных эффектов в метаанализе.Stat Med. 1997. 16: 753–68. [PubMed] [Google Scholar] 18. Рукер Дж., Шварцер Дж., Карпентер Дж. Р., Шумахер М. Чрезмерное использование I (2) при оценке неоднородности может ввести в заблуждение. BMC Med Res Methodol. 2008; 8: 79. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 19. Либерати А., Альтман Д.Г., Тецлафф Дж., Малроу С., Гётше П.С., Иоаннидис Дж. И др. Заявление PRISMA для составления отчетов о систематических обзорах и метаанализах исследований, оценивающих медицинские вмешательства: объяснение и уточнение. PLoS Med. 2009; 6: e1000100.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20. Макгилл Ф., Гриффитс М.Дж., Боннетт Л.Дж., Геретти А.М., Майкл Б.Д., Бичинг, штат Нью-Джерси, и др. Заболеваемость, этиология и последствия вирусного менингита у взрослых в Великобритании: многоцентровое проспективное наблюдательное когортное исследование. Lancet Infect Dis. 2018; 18: 992–1003. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21. Mount HR, Boyle SD. Асептический и бактериальный менингит: оценка, лечение и профилактика. Я семейный врач. 2017; 96: 314–22. [PubMed] [Google Scholar]

Чувствительность и специфичность менингеальных признаков у пациентов с менингитом

J Gen Fam Med.2019 сен; 20 (5): 193–198.

, д.м.н., 1 , 2 , д.м.н., 2 , 3 , д.м.н., 1 , д.м.н., 1 , д.м.н., 4 , д.м.н., 2 и, д.м.н. 1

Тэцуя Акаиси

1 Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сендай, Япония,

2 Отделение неврологии, Медицинский факультет Университета Тохоку, Сендай, Япония,

Дзюнпей Кобаяши

2 Отделение неврологии, Медицинский факультет Университета Тохоку, Сендай, Япония,

3 Отделение неврологии, Национальная больничная организация Национальная больница Ёнэдзава, Ёнэдзава, Япония,

Мичиаки Абе

1 Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сендай, Япония,

Кота Исидзава

1 Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сендай, Япония,

Ичиро Накашима

4 Отделение неврологии, Медицинский и фармацевтический университет Тохоку, Сендай, Япония,

Масаси Аоки

2 Отделение неврологии, Медицинский факультет Университета Тохоку, Сендай, Япония,

Тадаши Исии

1 Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сендай, Япония,

1 Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сендай, Япония,

2 Отделение неврологии, Медицинский факультет Университета Тохоку, Сендай, Япония,

3 Отделение неврологии, Национальная больничная организация Национальная больница Ёнэдзава, Ёнэдзава, Япония,

4 Отделение неврологии, Медицинский и фармацевтический университет Тохоку, Сендай, Япония,

Автор, ответственный за переписку. * Переписка
Тэцуя Акаиси, Департамент образования и поддержки региональной медицины, Университетская больница Тохоку, Сейрё-мати 1-1, Аоба-ку, Сендай, 980-8574 Мияги, Япония.
Электронная почта: [email protected],

Поступила в редакцию 26 марта 2019 г .; Пересмотрено 30 мая 2019 г .; Принято 24 июня 2019 г.

Авторские права © 2019 Авторы. Журнал общей и семейной медицины , опубликованный John Wiley & Sons Australia, Ltd от имени Японской ассоциации первичной медико-санитарной помощи.Это статья в открытом доступе в соответствии с условиями http://creativecommons.org/licenses/by-nc/4.0/ лицензии, которая разрешает использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинальная работа правильно процитирована и не используется в коммерческих целях. Эту статью цитировали в других статьях в PMC.

Abstract

Предпосылки

Для диагностики менингита используются несколько типов физических обследований, включая ригидность затылочной кости, акцентуацию толчков, симптом Кернига и симптом Брудзинского.Сообщалось, что акцентуация толчков имеет чувствительность почти 100% и является высокоэффективной для исключения менингита, но более поздние исследования показали, что у ряда пациентов с менингитом этот тест может быть отрицательным.

Методы

Мы систематически рассмотрели исследования вышеупомянутых тестов физического осмотра и выполнили метаанализ их диагностических характеристик для оценки клинической полезности. В анализ были включены девять исследований, в которых приняли участие 599 пациентов с плеоцитозом в спинномозговой жидкости (CSF) и 1216 пациентов без плеоцитоза CSF.

Результаты

Акцентуация толчков показала приличный уровень отношения шансов (3,62; 99% доверительный интервал (ДИ): 1,13-11,60, P = 0,004), сравнимый с ригидностью затылочной кости (2,52; 1,21-5,27, P = 0,001) для правильного прогноза плеоцитоза спинномозговой жидкости у субъектов с подозрением на менингит. Расчетная чувствительность была относительно высокой (40-60%) в тестах на ригидность затылочной кости или акцентуацию при толчке. С другой стороны, признаки Кернига и Брудзинского показали относительно низкую чувствительность (20-30%).Расчетная специфичность была выше у симптомов Кернига и Брудзинского (85–95%), чем у тестов на ригидность затылочной кости или акцентуации толчка (65–75%).

Заключение

Примерно половина пациентов с менингитом может не иметь типичных менингеальных признаков при физикальном обследовании. Сочетание нескольких обследований для выявления менингеальных признаков может снизить риск ошибочного диагноза.

Ключевые слова: акцентуация толчков, симптом Кернига, менингит, метаанализ, ригидность затылочной кости

1.ВВЕДЕНИЕ

Правильная диагностика менингита на основе физического осмотра - одна из самых сложных и важных тем в области клинической неврологии. Большинство случаев вирусного менингита, как правило, проходят сами по себе и не приводят к летальному исходу, но тяжелые случаи, такие как бактериальный, туберкулезный и грибковый менингит, могут быть фатальными, если вовремя не назначить надлежащие антибиотики. 1 , 2 Таким образом, очень важно, могут ли врачи первичной медико-санитарной помощи правильно диагностировать менингит с плеоцитозом спинномозговой жидкости путем проведения диагностического физического обследования или нет.

В настоящее время медицинские осмотры на менингит в основном включают следующие четыре маневра: ригидность затылочной кости (ригидность шеи), акцентуация толчков, признак Кернига и признак Брудзинского. 3 Хотя тест на ригидность затылочной кости является наиболее известным и распространенным физическим обследованием, правильная оценка ригидности в клинических условиях может быть довольно сложной задачей даже для хорошо подготовленных клиницистов. В качестве альтернативного диагностического метода с относительно высокой чувствительностью акцентуация на толчке была введена в конце 20 века. 4 Маневр акцентирования толчков включает вращение головы с частотой 2–3 раза в секунду и исследование, усиливается ли головная боль или нет. Из-за своей простоты акцент на толчке стал популярным и преобладал в странах Азии и Ближнего Востока, но не в странах Запада. Кроме того, большинство последующих исследований для проверки исходных данных показали, что чувствительность акцентуации толчков была намного ниже, чем сообщалось изначально. 5 , 6 , 7 , 8 , 9 В результате полезность акцентуации встряски для диагностики менингита в учреждениях первичной медико-санитарной помощи подвергалась сомнению и не решалась.Тем не менее, простота выполнения и интерпретации акцентуации встряски даже врачами, не являющимися неврологами, привлекательна и требует пересмотра. Следовательно, требуется объективная оценка пользы акцентуации встряски на основе предыдущих клинических исследований во всем мире.

В этом отчете после систематического обзора статей, посвященных диагностическим характеристикам (т. Е. Чувствительности и специфичности) тестов физического осмотра, применяемых для выявления менингеальных признаков, включая акцентуацию толчков, мы оценили и сравнили клиническую полезность каждого теста, выполнив метаанализ подходящих исследований.

2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

2.1. Метод поиска

Мы провели поиск в MEDLINE, PubMed, Cochrane Library, Embase и Google Scholar в декабре 2018 года. Ключевые слова поиска были следующими: «менингит», «физический осмотр», «акцентуация на толчке», «затылочная ригидность», «Керниг, «Брудзинский», «чувствительность», «отношение шансов» и «обзор». Эти поисковые запросы были подходящим образом объединены в повторных поисках, чтобы не упустить из виду подходящие исследования; например, в PubMed использовалась следующая комбинация: («менингит» [термины MeSH]) И («затылочная ригидность» [все поля] ИЛИ «скованность шеи [все поля]») И («акцентуация тряски» [все поля] ИЛИ «Керниг» [Все поля]) И («чувствительность» [Все поля] ИЛИ «специфичность» [Все поля]) НЕ («Дело» [НАЗВАНИЕ] ИЛИ «обзор» [НАЗВАНИЕ]).Обзоры или письма в редакцию, не содержащие исходных данных, были вручную исключены после первоначального поиска. В результате девять исследований были признаны подходящими для последующего метаанализа. 4 , 5 , 6 , 7 , 8 , 9 , 10 , 11 , 12 Кроме того, мы подтвердили, что не было отчета о метаанализе, который оценивал или сравнили полезность тестов на ригидность затылочной кости и акцентуации на толчке.Обзор описанного выше дизайна исследования проиллюстрирован на рисунке. Подробная информация о включенных девяти исследованиях случай-контроль сведена в Таблицу.

Обзор дизайна исследования. После первоначального поиска отзывы и письма без исходных наборов данных были исключены из следующего метаанализа. В результате в последующий метаанализ было включено в общей сложности девять исследований случай-контроль

Таблица 1

Обзор данных, включенных в метаанализ

6 1 )
Автор Год публикации Местоположение Плеоцитоз: поз./ отр. (n) NR JA KS BS
Afhami 5 2017 Иран 64/163 (+) 1 9020 ) (+)
Ala 10 2018 Иран 45/75 (+) (+) (+) (+) 11 M 11
2017 Иран 33/15 (+) (+) (+) (+)
Накао 7 2013 U.SA 47/183 (+) (+) (+) (+)
Sato 11 2017 Япония 58/60 (+) (+) (-)
Тамуне 8 2013 Япония 139/392 (+) (+) (+)
Thomas 12 2002 U.SA 80/217 (+) (-) (+) (+)
Учихара 4 1991 Япония 34/20 ( (+) (+) (-)
Вагдхаре 9 2010 Индия 99/91 (+) (+) (+) (+)

2.2. Статистический анализ и программное обеспечение

Мы провели систематический обзор девяти отобранных исследований относительно их права на участие в метаанализе с обсервационными исследованиями. 13 , 14 Для выполнения метаанализа соответствующих критериям девяти исследований случай-контроль в отношении точности тестов при диагностике менингита использовалось программное обеспечение Review Manager 5.3. 15 , 16 Поскольку заранее предполагалось наличие значительной неоднородности среди включенных в исследование исследований, была применена модель случайных эффектов. Неоднородность включенных исследований по каждой из исследуемых переменных оценивалась с помощью прибора Higgins I . 2 (статистика неоднородности) и τ 2 (дисперсия неоднородности между исследованиями), оба из которых являются параметрами дисперсии между исследованиями. 17 , 18 Контрольный список PRISMA использовался в процессе метаанализа. 19 Статистический анализ в других частях этого исследования был выполнен с использованием программного обеспечения SPSS Statistics Base 22 (IBM) и MATLAB R2015a. Из-за одновременных сравнений мы посчитали значение P ниже 0,01 значимым в этом исследовании.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ

3.1. Результаты метаанализа с лесными участками

Результаты метаанализа (лесные участки) для каждого физического осмотра представлены на рисунке.Неоднородности в тесте на ригидность затылочной кости, акцентировании толчков и признаке Кернига были высокими по неизвестным причинам. В качестве причин этих неоднородностей маловероятны этническая принадлежность или подтипы менингита. Различия в пороговых значениях для оценки положительности этих медицинских осмотров среди врачей могут быть одной из возможных причин, но не окончательной.

Лесные участки медосмотра при менингите. Обследования, отличные от симптома Кернига, показали значительное отношение шансов для прогноза плеоцитоза в спинномозговой жидкости

Несмотря на высокую гетерогенность в 3 из 4 медицинских обследований, тест на затылочную жесткость (2.52; 99% доверительный интервал (ДИ): 1,21-5,27, P = 0,001), акцентуация толчка (3,62; 1,13-11,60, P = 0,004) и знак Брудзинского (2,91; 1,23-6,87, P = 0,001. ) предполагалось иметь значительное отношение шансов для дифференциации пациентов с менингитом с плеоцитозом спинномозговой жидкости от других пациентов, не страдающих менингитом, без плеоцитоза спинномозговой жидкости. С другой стороны, знаковый метод Кернига не достиг статистической значимости с отношением шансов 2,37 (99% ДИ: 0,76-7,36, P = 0.05).

Рассчитанные баллы неоднородности включенных исследований и рассчитанные отношения шансов с их 99% доверительным интервалом приведены в таблице. Рассчитанное положительное отношение правдоподобия было наилучшим для признака Кернига (2,61; 1,83–3,71), а отрицательное отношение правдоподобия было наилучшим для акцентуации толчков (0,67; 0,58-0,77).

Таблица 2

Расчетная величина эффекта для каждого из исследованных диагностических исследований

0,001 0,05
Наборы данных (n) τ 2 I 2 [%] Чувствительность (99% ДИ) Специфичность (99% ДИ) LR + (99% ДИ) LR- (99% ДИ) Отношение шансов (99% ДИ) P -значения
Жесткость затылочной кости 9 0.51 77 46,1% (40,5-51,7) 71,3% (67,6-74,9) 1,60 (1,35-1,91) 0,76 (0,67-0,85) 2,52 (1,21-5,27)
Акцент на толчке 8 1,27 85 52,4% (46,2-58,6) 71,1% (66,7-75,5) 1,81 (1,50-2,20) 0,67208 0,67- 0,58 3,62 (1,13-11,60) 0,004
Признак Кернига 9 1.20 78 22,9% (17,9-28,0) 91,2% (88,8-93,6) 2,61 (1,83-3,71) 0,84 (0,79-0,91) 2,37 (0,76-7,36)
Знак Брудзинского 7 0,42 58 27,5% (21,5-33,4) 88,8% (85,8-91,7) 2,44 (1,74-3,44) 0,8208 0,75 2,91 (1,23-6,87) 0,001

3,2. Расчетная чувствительность и специфичность для каждого теста физического осмотра

Предварительная общая чувствительность, если просто суммировать случаи из включенных в девять исследований, составила 46.1% (242/525) для ригидности затылка, 52,4% (229/437) для акцентуации толчка, 22,9% (106/462) для знака Кернига и 27,5% (103/375) для знака Брудзинского. Расчетный 99% ДИ суммарной предварительной чувствительности составлял 40,5-51,7% для ригидности затылочной кости, 46,2-58,6% для акцентуации толчков, 17,9-28,0% для симптома Кернига и 21,5-33,4% для симптома Брудзинского. Что касается специфичности тестов физического осмотра, предварительная общая специфичность составила 71,3% (727/1020) для ригидности затылочной кости, 71,1% (505/710) для акцентуации толчков, 91.2% (819/898) для знака Кернига и 88,8% (663/747) для знака Брудзинского. В заключение, тесты на ригидность затылочной кости и акцентуацию толчка показали более высокую чувствительность и меньшую специфичность, чем признаки Кернига и Брудзинского.

4. ОБСУЖДЕНИЕ

В этом метаанализе мы сравнили клиническую значимость и надежность теста на ригидность затылочной кости, акцентуации толчков, симптомов Кернига и Брудзинского в прогнозировании плеоцитоза спинномозговой жидкости. Наши результаты показали, что акцентуация толчков имеет аналогичные уровни чувствительности, специфичности и отношения шансов с тестом на ригидность затылочной кости при дифференцировании пациентов с плеоцитозом спинномозговой жидкости от других пациентов.

Протокол акцентуации толчков (т. Е. Вращение головы 2–3 раза в секунду) прост, и результаты гораздо более согласованы среди клиницистов, чем результаты теста на ригидность затылочной кости. Несомненно, наиболее популярным и преобладающим физическим обследованием является ригидность затылочной кости. В отличие от акцентуации толчков, ригидность затылка может применяться даже у пациентов с нарушенным сознанием. Ригидность шеи можно оценить у пациентов с заторможенным телом или в коматозном состоянии, потому что это субъективный результат, оцениваемый исключительно врачом.Таким образом, если врач может правильно оценить ригидность затылочной кости, это будет наиболее полезным физическим обследованием для диагностики менингита. Между тем, правильно оценить ригидность затылочной кости в случаях только слабой ригидности шеи не всегда легко, и диагноз может варьироваться в зависимости от обследуемого. Принимая во внимание вышесказанное, а также тот факт, что предлагаемая чувствительность и отношение шансов акцентуации толчка были такими же высокими, как и у ригидности затылочной кости, акцентуация толчков может быть еще одним полезным и надежным диагностическим физикальным тестом для прогнозирования плеоцитоза спинномозговой жидкости.

Здесь мы должны признать, что чувствительность акцентуации толчков при диагностике менингита намного ниже, чем сообщалось изначально. 4 В поликлинике несколько пациентов с менингитом имеют отрицательную акценту на толчке. Основываясь на настоящем исследовании, предполагаемая чувствительность акцентуации толчков при диагностике менингита будет около 40-60%, что намного ниже, чем первоначально сообщалось. Акцентуация встряхивания, несомненно, является полезным и надежным диагностическим физикальным обследованием на менингит, но его необходимо выполнять и интерпретировать вместе с другими менингеальными признаками, сопутствующими симптомами и историей болезни.В противном случае пациенты с менингитом могут быть неправильно диагностированы.

В качестве перспективы для будущих исследований было бы полезно оценить характеристики каждого диагностического физикального обследования после классификации пациентов на основе обнаруженных вызывающих менингит микроорганизмов, то есть вирусов или бактерий. Поскольку бактериальный менингит обычно является более неотложным и смертельным, чем вирусный менингит, 20 , 21 знание чувствительности и специфичности каждого физического обследования для каждого типа возбудителя микроорганизма может помочь клиницистам оценить риск бактериального менингита в первичной медико-санитарной помощи. параметр.Аналогичным образом, анализ подгрупп для характеристик каждого теста физического осмотра с переменными, отличными от микроорганизма, такими как тяжесть заболевания или уровень плеоцитоза спинномозговой жидкости, также был бы важен. Другой перспективой для будущих исследований будет оценка перекрывающейся модели четырех тестов физического осмотра при обнаружении менингеальных признаков. Если менингеальные признаки независимо обнаруживаются в каждом из четырех тестов, выполнение всех четырех медицинских осмотров в сочетании снизит риск неправильной диагностики случаев менингита.С другой стороны, если есть совпадения в обнаружении менингеальных признаков среди четырех тестов, их комбинация не приведет к значительному снижению риска ошибочного диагноза.

В этом исследовании есть некоторые ограничения. Во-первых, большинство предыдущих исследований, в которых оценивалась полезность акцентуации толчков, проводились в основном группами в Японии и Иране. Необходимы дополнительные данные из западных стран, чтобы сделать вывод о полезности акцентуации толчков в диагностике менингита. Другое ограничение заключается в том, что неоднородность среди включенных в исследование исследований была высокой по ригидности затылочной кости, акцентуации толчков и симптому Кернига по неизвестным причинам.Порог положительности в каждом из четырех тестов физического осмотра мог варьироваться среди клиницистов и влиять на результаты. Дальнейшее накопление клинических данных с последующим систематическим обзором и метаанализом новых наборов данных будет необходимо, чтобы сделать вывод о превосходстве среди четырех медицинских обследований.

В заключение, отношение шансов, чувствительность и специфичность в прогнозировании плеоцитоза спинномозговой жидкости почти одинаковы между тестами на акцентуацию толчка и ригидность затылочной кости.Поскольку правильная оценка ригидности затылочной кости не всегда легко для клиницистов, акцент на толчке может быть полезным дополнительным физическим обследованием, чтобы избежать неправильной диагностики менингита. Однако чувствительность как в тестах на ригидность затылочной кости, так и в тестах на акцентуацию толчка ниже 40-60%. Таким образом, клиницистам необходимо помнить, что у некоторых пациентов с менингитом могут отсутствовать менингеальные признаки. Тщательный анализ истории болезни и симптомов, а также менингеальных признаков необходим, чтобы снизить риск ошибочного диагноза.

КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ

Авторы прямо заявили об отсутствии конфликта интересов в связи с этой статьей.

БЛАГОДАРНОСТЬ

Мы благодарим доктора Сатоши Мията (отделение сердечно-сосудистой медицины, университетская больница Тохоку) за его профессиональные комментарии о статистическом методе мета-анализа.

Банкноты

Акаиси Т., Кобаяси Дж., Абэ М. и др. Чувствительность и специфичность менингеальных признаков у больных менингитом.J Gen Fam Med. 2019; 20: 193–198. 10.1002 / jgf2.268 [CrossRef] [Google Scholar]

ЛИТЕРАТУРА

1. Брайан Дж. П., де Сильва Х. Р., Таварес А., Роча Х., Шельд В. М.. Этиология и смертность от бактериального менингита на северо-востоке Бразилии. Rev Infect Dis. 1990; 12: 128–35. [PubMed] [Google Scholar] 2. ван де Бик Д., де Ганс Дж., Тункель А. Р., Вейдикс Э. Ф. Внебольничный бактериальный менингит у взрослых. N Engl J Med. 2006; 354: 44–53. [PubMed] [Google Scholar] 3. Аттиа Дж., Хатала Р., Кук Диджей, Вонг Дж. Дж. Рациональное клиническое обследование.У этого взрослого пациента острый менингит? ДЖАМА. 1999; 282: 175–81. [PubMed] [Google Scholar] 4. Учихара Т., Цукагоши Х. Ударное усиление головной боли: наиболее чувствительный признак плеоцитоза спинномозговой жидкости. Головная боль. 1991; 31: 167–71. [PubMed] [Google Scholar] 5. Афхами С., Дехган Маншади С.А., Резахосейни О. Ударная головная боль: может ли этот маневр исключить острый менингит? BMC Res Notes. 2017; 10: 540. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 6. Мофиди М., Негареш Н., Фарси Д., Резаи М., Махшидфар Б., Аббаси С. и др.Акцентуация толчков и ее значение как признак диагностики менингита у пациентов с лихорадкой и головной болью. Turk J Emerg Med. 2017; 17: 29–31. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 7. Накао Дж. Х., Джафри Ф. Н., Шах К., Ньюман Д. Х. Толчковое усиление головной боли и других клинических признаков: плохие предикторы менингита у взрослых. Am J Emerg Med. 2014; 32: 24–8. [PubMed] [Google Scholar] 8. Tamune H, Takeya H, Suzuki W, Tagashira Y, Kuki T, Nakamura M. Отсутствие резкого акцентирования головной боли не может точно исключить менингит у взрослых.Am J Emerg Med. 2013; 31: 1601–4. [PubMed] [Google Scholar] 9. Waghdhare S, Kalantri A, Joshi R, Kalantri S. Точность физических признаков для выявления менингита: исследование точности диагностики на базе больниц. Clin Neurol Neurosurg. 2010; 112: 752–7. [PubMed] [Google Scholar] 10. Ала А., Рахмани Ф., Абдоллахи С., Парсиан З. Точность жесткости шеи, Керниг, Брудзински и акцентирование признаков головной боли при раннем выявлении менингита. Emerg (Тегеран). 2018; 6: e8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11.Сато Р., Курияма А., Люте СК. Можно ли исключить менингит по негативному акценту на толчке? Ретроспективное когортное исследование. Головная боль. 2017; 57: 586–92. [PubMed] [Google Scholar] 12. Томас KE, Hasbun R, Jekel J, Quagliarello VJ. Диагностическая точность симптомов Кернига, Брудзинского и ригидности затылочной кости у взрослых с подозрением на менингит. Clin Infect Dis. 2002; 35: 46–52. [PubMed] [Google Scholar] 13. Строуп Д.Ф., Берлин Дж. А., Мортон С. К., Олкин И., Уильямсон Г. Д., Ренни Д. и др. Метаанализ наблюдательных исследований в эпидемиологии: предложение по отчетности.Группа метаанализа наблюдательных исследований в эпидемиологии (MOOSE). ДЖАМА. 2000; 283: 2008–12. [PubMed] [Google Scholar] 14. Мартин Д.О., Остин Х. Точный метод метаанализа случай-контроль и последующих исследований. Эпидемиология. 2000; 11: 255–60. [PubMed] [Google Scholar] 16. Leeflang MM. Систематические обзоры и метаанализ точности диагностических тестов. Clin Microbiol Infect. 2014; 20: 105–13. [PubMed] [Google Scholar] 17. Биггерстафф Б.Дж., Твиди Р.Л. Включение изменчивости в оценки неоднородности в модели случайных эффектов в метаанализе.Stat Med. 1997. 16: 753–68. [PubMed] [Google Scholar] 18. Рукер Дж., Шварцер Дж., Карпентер Дж. Р., Шумахер М. Чрезмерное использование I (2) при оценке неоднородности может ввести в заблуждение. BMC Med Res Methodol. 2008; 8: 79. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 19. Либерати А., Альтман Д.Г., Тецлафф Дж., Малроу С., Гётше П.С., Иоаннидис Дж. И др. Заявление PRISMA для составления отчетов о систематических обзорах и метаанализах исследований, оценивающих медицинские вмешательства: объяснение и уточнение. PLoS Med. 2009; 6: e1000100.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20. Макгилл Ф., Гриффитс М.Дж., Боннетт Л.Дж., Геретти А.М., Майкл Б.Д., Бичинг, штат Нью-Джерси, и др. Заболеваемость, этиология и последствия вирусного менингита у взрослых в Великобритании: многоцентровое проспективное наблюдательное когортное исследование. Lancet Infect Dis. 2018; 18: 992–1003. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21. Mount HR, Boyle SD. Асептический и бактериальный менингит: оценка, лечение и профилактика. Я семейный врач. 2017; 96: 314–22. [PubMed] [Google Scholar]

Диагностика и лечение вирусного менингита | Журнал этики

Вирусный менингит - это воспаление лептоменигов, вызванное вирусным агентом.Это наиболее частая причина менингита, с ежегодной заболеваемостью от 10 до 11 человек на 100 000 человек. Вирусный менингит чаще всего встречается у лиц моложе 30 лет, с преобладанием у новорожденных и детей. Заболевание обычно проходит самостоятельно, редко требует госпитализации, а симптомы обычно проходят через 7-10 дней. Энтеровирус является наиболее распространенным этиологическим агентом и ответственен за 85 процентов случаев вирусного менингита. Пик сезона энтеровируса приходится на летние месяцы, когда предполагается, что теплая погода способствует его распространению [1].

Симптомы вирусного менингита неотличимы от симптомов бактериального менингита или асептического менингита. Классическими симптомами являются лихорадка, головная боль и скованность шеи (ригидность затылочной кости). Маленькие дети или младенцы могут просто проявлять повышенную температуру и раздражительность. Другие симптомы включают светобоязнь, миалгию, тошноту и рвоту, диарею, летаргию и даже симптомы со стороны верхних дыхательных путей (которые могут предшествовать классическим симптомам или возникать одновременно с ними) [2].

Оценка менингита

Маневры физического осмотра на ригидность затылочной кости включают признаки Кернига и Брудзинского.Кернига выполняется, когда пациент лежит на спине с согнутыми бедрами и коленями и пассивно разгибает ногу. Тест положительный, если разгибание ноги вызывает боль. Признак Брудзинского положительный, когда пассивное сгибание шеи вперед заставляет пациента непроизвольно поднимать колени или бедра при сгибании. Несмотря на их историческое значение, положительный результат любого теста не является надежным индикатором менингита.

Крайне важно различать бактериальную и вирусную этиологию, поскольку бактериальный менингит протекает быстро и потенциально смертельно.Только анамнез и физический осмотр недостаточны для подтверждения диагноза, особенно у маленьких детей или младенцев. Менингит окончательно диагностируется при люмбальной пункции, которая при вирусном менингите обычно выявляет прозрачную спинномозговую жидкость (CSF) с повышенным количеством лейкоцитов, в которых преобладают лимфоциты, в отличие от PMN (полиморфно-ядерных лейкоцитов), которые типичны для бактериальной этиологии. Уровни глюкозы в спинномозговой жидкости обычно нормальны; белок может быть нормальным или немного повышенным.

Анализ

CSF должен включать окрашивание по Граму, кислотостойкое окрашивание и посев для дальнейшей помощи в диагностике. Если возможно, полимеразная цепная реакция (ПЦР) на наличие геномного материала от вероятных вирусных патогенов может быстро помочь определить, является ли менингит у пациента бактериальным или вирусным. В настоящее время доступны тесты ПЦР для энтеровируса, цитомегаловируса, вируса простого герпеса и возбудителей ВИЧ. Положительный результат ПЦР на энтеровирус в отделении неотложной помощи может спасти пациента с легкими симптомами от ненужной госпитализации при условии надлежащей поддержки и обеспечения дома.Имейте в виду, что легкие менингеальные симптомы на фоне предшествующего приема антибиотиков могут маскировать молниеносную причину. Как и в случае с любой потенциально инфекционной картиной, важно уточнить иммунный статус, поскольку микобактериальные и грибковые причины более вероятны у людей с ослабленной иммунной системой.

Лечение вирусного менингита

Лечение вирусного менингита в первую очередь поддерживающее, особенно в случае энтеровируса. Некоторым пациентам требуется госпитализация для введения жидкости и снятия боли, в то время как других можно безопасно лечить дома.Исключение составляют менингит, вызванный ветряной оспой и вирусом простого герпеса, которые в тяжелых случаях лечат противовирусными препаратами, такими как ацикловир.

Список литературы

  1. Центры по контролю за заболеваниями. Неполиомиелитные энтеровирусные инфекции. По состоянию на 11 июня 2007 г.

  2. Бег Э, Николози А., Курланд Л. Т., Малдер Д. В., Хаузер В. А., Шустер Л.Энцефалит и асептический менингит, округ Олмстед, Миннесота, 1950–1981: I. Эпидемиология. Энн Нейрол . 1984; 16 (3): 283-294.

Цитата

Виртуальный наставник. 2007; 9 (7): 497-498.

DOI

10.1001 / virtualmentor.2007.9.7.cprl1-0707.

Точки зрения, выраженные в этой статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и политику AMA.

Информация об авторе

  • Александра Ли, доктор медицины , третий год учится в отделении внутренних болезней Университета Алабамы в Бирмингеме. Она окончила Принстонский университет и Медицинскую школу Университета Алабамы. Она надеется стать главным ординатором и надеется на карьеру в академической медицине.

Симптом Брудзинского - обзор

Общие физические данные

Признаки менингеального раздражения обычно присутствуют, что подтверждается ригидностью шеи, симптомом Кернига и симптомом Брудзинского.Хотя классическая триада, состоящая из лихорадки, ригидности шеи и изменения психического статуса, присутствует только в 44% эпизодов, комбинация двух из четырех симптомов (головная боль, лихорадка, ригидность шеи и изменение психического статуса) обнаруживается в 95% случаев. пациенты. Результаты менингита можно легко упустить из виду у младенцев, пациентов с обструкцией, пожилых пациентов с сердечной недостаточностью или пневмонией или лиц с ослабленным иммунитетом, у которых может быть менингит без выраженных менингеальных признаков; У таких пациентов следует тщательно исследовать летаргию, искать менингеальные признаки и при любых сомнениях показано исследование спинномозговой жидкости.У пожилых пациентов может быть трудно оценить жесткость шеи из-за остеоартрита шеи или жесткости мышц шеи, вторичных по отношению к нарушениям базальных ганглиев. Когда жесткость шеи вызвана менингитом, шея сопротивляется сгибанию, но может пассивно вращаться из стороны в сторону; однако при заболеваниях шейного отдела позвоночника сопротивление присутствует во всех направлениях движения шеи. Скованность шеи исчезает во время комы.

Наличие петехиальной или экхимотической сыпи (см. Рис. 306-3 в главе 306) у пациента с менингеальными поражениями почти всегда указывает на менингококковую инфекцию и требует немедленного лечения из-за скорости, с которой эта инфекция может прогрессировать (Глава 306) .Редко обширные петехиальные и экхимотические поражения возникают при менингите, вызванном S. pneumoniae , H. influenzae или эховирусом типа 9 . Очень редко поражения кожи, почти неотличимые от поражений менингококковой бактериемии, возникают у пациентов с острым эндокардитом, вызванным S. aureus (см. Рис. 76-1), и у которых также есть менингеальные признаки и плеоцитоз (вторичный либо из-за стафилококкового менингита, либо из-за эмболии). инфаркт мозга). Обычно у такого пациента одно или два очага представляют собой гнойную пурпуру; при аспирации материала при окраске по Граму обнаруживаются стафилококки.Летом вирусный асептический менингит может вызывать менингеальные признаки, макулярные и петехиальные поражения кожи и плеоцитоз нескольких сотен клеток, иногда с преобладанием нейтрофилов на начальном этапе.

Фульминантная менингококковая септицемия может вызывать кровоизлияния в надпочечники и приводить к синдрому Уотерхауса-Фридериксена (Глава 234), состоянию, характеризующемуся внезапным началом лихорадочного заболевания, крупных петехиальных кровоизлияний в слизистые оболочки и кожу, сердечно-сосудистого коллапса и др. диссеминированное внутрисосудистое свертывание.Напротив, у пациентов с менингитом, вызванным H.influenzae , могут развиваться гипонатриемия и синдром неадекватной секреции антидиуретического гормона. Сопутствующая инфекция дыхательных путей или острый средний отит могут иметь место при заражении H. influenzae или S. pneumoniae .

У пациентов с переломом базилярного черепа на возможность развития твердой мозговой оболочки и бактериального менингита указывает наличие спинномозговой ринореи, периорбитальных экхимозов, синяков за ухом (знак Баттла), гемотимпанума или крови в наружном слуховом проходе. канал.Менингит, осложняющий нейрохирургические процедуры, может быть незаметным в начале и его трудно отличить от измененного сознания и признаков раздражения менингеальной оболочки, ожидаемых в послеоперационном периоде. Тем не менее, лихорадка или длительное помутнение сознания являются показанием для оценки ЦСЖ.

Менингизм - обзор | Темы ScienceDirect

A.

Определите все неврологические нарушения, включая наличие менингизма и их продолжительность (острый, продолжающийся от нескольких часов до нескольких дней, и подострый, проявляющийся в течение нескольких недель).Определите в анамнезе случаи ВИЧ или подавления иммунитета и путешествий, контакта с животными и насекомыми, контакты с больными, вакцины и сексуальный анамнез. Перечислите все лекарства и запрещенные наркотики. Помимо подробного неврологического обследования, проверьте наличие отека диска зрительного нерва и необычных высыпаний.

B.

Обследование на предмет декомпенсированной почечной или печеночной недостаточности, лекарственной интоксикации или системной инфекции. Хотя эти результаты могут предоставить альтернативный диагноз, они не исключают тщательного обследования на энцефалит.Тестирование на ВИЧ следует проводить при подострых проявлениях.

C.

Сделайте компьютерную томографию головы, если есть очаговые неврологические аномалии, отек диска зрительного нерва, сильно сниженный уровень возбуждения, судороги или если у пациента подавлен иммунитет. Результаты КТ помогут исключить отек мозга и риск образования грыжи, что может потребовать кортикостероидов и консультации нейрохирурга.

D.

Выполнение люмбальной пункции и отправка спинномозговой жидкости (ЦСЖ) для определения белка, глюкозы, подсчета и дифференциала клеток, окраски по Граму и бактериальных культур, вируса простого герпеса (ВПГ) 1 и 2 типов и вируса ветряной оспы. полимеразная цепная реакция (VZV PCR).Если проявление подострое или имеется иммуносупрессия или ВИЧ, получите окрашивание и культуру на грибковые и кислотоустойчивые бациллы (КУБ) в спинномозговой жидкости, VDRL и ПЦР на вирус JC, вирус герпеса человека (HHV) типа 6, цитомегаловирус (CMV) и Эпштейна. -Вирус Барра (EBV). В зависимости от времени года, воздействия и географического местоположения, тестирование показано на арбовирусы (энцефалиты Западного Нила, восточных и западных лошадей и Сент-Луис), энтеровирусы или другие патогены (Таблица 1). Эти тесты включают вирусспецифический иммуноферментный анализ IgM / IgG (ELISA) сывороток и ПЦР CSF.

E.

Начните эмпирическое внутривенное введение ацикловира 10 мг / кг каждые 8 ​​часов сразу после люмбальной пункции (с поправкой на функцию почек). Если проявление острое или включает менингизм, начните терапию бактериального менингита. Хотя низкий уровень глюкозы в спинномозговой жидкости (<50 мг / дл), высокий уровень белка в спинномозговой жидкости (> 250 мг / дл) или количество клеток> 1000 с преобладанием нейтрофилов предполагает бактериальный менингит, ранний вирусный энцефалит может проявляться нейтрофильным плеоцитозом и ранним бактериальным энцефалитом. менингит может иметь преобладание лимфоцитов.Количество лейкоцитов в спинномозговой жидкости <5 свидетельствует против энцефалита, но если подозрения высоки, повторите люмбальную пункцию через 24–48 часов. Если люмбальная пункция, окраска по Граму или посев выявляют микроорганизмы, подбирайте терапию соответствующим образом. Если результаты бактериального посева ЦСЖ отрицательны через 48 часов, прекратите прием антибиотиков, но продолжите прием ацикловира.

F.

Если первоначальное окрашивание спинномозговой жидкости не указывает на этиологию, перейдите к МРТ головного мозга. Лептоменингеальное усиление - неспецифическая находка при менингоэнцефалите.Арбовирусная инфекция может вызывать диффузную гиперинтенсивность паренхиматозного Т2 или может концентрироваться на стволе мозга, как это может быть с Listeria или энтеровирусами, тогда как ВПГ часто имеет склонность к височным долям. Гиперинтенсивность Т2, связанная с белым веществом, часто отражает вирусную инфекцию ВИЧ или JC, в отличие от очаговых поражений, занимающих пространство, обнаруживаемых при токсоплазмозе, абсцессах или злокачественных новообразованиях. ЭЭГ полезна у пациентов с судорогами; активность височной доли предполагает ВПГ или другие вирусы герпеса. Если после первоначальной люмбальной пункции и визуализации диагноз не поставлен, рассмотрите возможность повторной люмбальной пункции через 48 часов и отправьте на ПЦР на ВПГ и вирусные исследования, которые не были получены изначально.Очаговые поражения на МРТ требуют стереотаксической биопсии головного мозга, если пациент не отвечает на эмпирическую терапию и диагноз не определен.

G.

Если ПЦР ЦСЖ положительна на ВПГ или ВЗВ, продолжайте прием ацикловира в течение 14–21 дней. Если выделены другие вирусы семейства герпеса, следует начать специфическую терапию под руководством специалиста-инфекциониста. Если результаты МРТ указывают на наличие ПМЛ или ВИЧ-энцефалопатии у пациента с ВИЧ, начните антиретровирусную терапию. Для большинства других причин вирусного энцефалита лечение является поддерживающим, хотя экспериментальный протокол оказался успешным в отношении бешенства.Если этиология не очевидна, но клинический синдром сильно указывает на энцефалит, продолжайте прием ацикловира при предполагаемом ВПГ в течение 14–21 дней, если только результаты двух отдельных ПЦР ЦСЖ с интервалом 48 часов не будут отрицательными.

H.

Если исчерпывающая инфекционная оценка отрицательна или у пациента в анамнезе есть злокачественные новообразования, васкулит или заболевание соединительной ткани, оцените энцефалит на предмет неинфекционной этиологии.

Признаки и симптомы менингита у взрослых


НЕ ждать сыпи.Если взрослый заболел и ему становится хуже, немедленно обратитесь за медицинской помощью.

Симптомы могут появляться в любом порядке. Некоторые могут вообще не появляться.

Общие признаки и симптомы менингита и сепсиса у взрослых

  • Лихорадка, холодные руки и ноги

  • Рвота

  • Сонливость, трудно проснуться

  • Растерянность и раздражительность

  • Сильная мышечная боль

  • Кожа бледная, с пятнами.Пятна / сыпь
    See the Glass Test

  • Сильная головная боль

  • Жесткая шея

  • Не люблю яркий свет

  • Судороги / припадки

Ранние симптомы могут включать:

Лихорадка, головная боль, рвота, мышечные боли и лихорадка с холодными руками и ногами.

Человеку с менингитом или сепсисом может очень быстро стать хуже.Продолжайте проверять их.

Доверяйте своим инстинктам - немедленно обратитесь за медицинской помощью

Немедленно обратитесь за медицинской помощью
Взрослые тоже получают

Исследование, проведенное для нас *, показывает, что 96% людей старше 65 лет не считают себя подверженными риску менингита и сепсиса, несмотря на то, что риск менингита возрастает у пожилых людей. Исследование также подчеркивает, что три четверти этой возрастной группы не уверены в распознавании признаков и симптомов болезни.

Вот почему мы призываем людей старше 65 лет узнать признаки и симптомы, которые помогут позаботиться о себе и своих близких. Без вакцин от всех типов менингита жизненно важно сохранять бдительность. Вы можете загрузить информационное руководство, которое включает признаки и симптомы менингита, а также информацию о менингите у взрослых.

Мы также ищем людей старше 65 лет, переболевших менингитом, чтобы поделиться своей историей и повысить осведомленность. Вы можете помочь?

* Populous Research провел опрос среди 1100 взрослых по всей Великобритании, чтобы понять отношение взрослых к менингиту и уровень риска, который, по их мнению, представляет для них эта болезнь.

Загрузите дополнительную информацию о менингите у взрослых.

Запросите комплект материалов «Взрослые тоже»

Узнайте больше о менингите и его симптомах в этом коротком видео:


.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *