На протяжении всего пути вереницы навьюченных верблюдов: Шаманы сожгли пять верблюдов для «укрепления России». Что это было?

Содержание

Шаманы сожгли пять верблюдов для «укрепления России». Что это было?

Автор фото, Kirill Kukhmar/Tass

Прокуратура Ангарска Иркутской области начала проверку информации о ритуальном обряде, в ходе которого шаманы сожгли пять верблюдов с целью «укрепления России и ее народов». Загадочный и жестокий обычай вызвал горячие споры как в шаманской среде, так и в соцсетях. Русская служба Би-би-си разбирается в ситуации.

Все началось с видеоролика, который появился на YouTube еще 1 февраля. На записи видно, как шаманы сначала ведут верблюдов на убой, а затем в кадре появляется большой костер, сложенный из туш убитых животных. Попутно заместитель верховного шамана России Артур Цыбиков рассказывает, что у бурятов верблюд считается «наивысшим» животным.

«Беспрецедентный по своей силе, масштабу и значению, он [обряд] направлен на укрепление России и ее народов», — поясняется в видео.

«Мы, как люди верующие, хотим своими молитвами все возродить, восстановить и сделать нашу родину сильной, красивой, мощной и суверенной», — говорит Цыбиков.

В описании к видео отмечается, что верблюды — это «исключительное подношение с исключительными же целями, которое берутся делать лишь шаманы высшего посвящения».

На этой неделе видеозапись привлекла внимание сначала региональных, а затем и федеральных российских СМИ. Под роликом появились сотни возмущенных комментариев пользователей.

В пятницу глава комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов сообщил, что намерен обратиться в генпрокуратуру и добиваться привлечения организаторов обряда по уголовной статье о жестоком обращении с животными.

Чем недовольны шаманы?

На видеозапись гневно отреагировали представители нескольких шаманских объединений.

В религиозном шаманском центре «Тэнгэри» в Бурятии сочли подобный ритуал варварством.

«Мы полностью отвергаем все эти ритуалы, которые делают люди с животными. Верблюд считается священным животным для бурят, его никогда не приносим в жертву. Это неошаманизм, они нарушают все каноны», — цитирует комментарий организации издание «Байкал-Daily».

Раскритиковал жертвоприношение и глава совета местной религиозной организации шаманов «Байкал» Виталий Балтаев, который отметил, что ни способ, ни время его проведения не соответствуют шаманским канонам.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

Скандал на конкурсе красоты: верблюдов кололи ботоксом

Руководитель Иркутской областной общественной организации «Центр бурятской культуры» Сергей Шоткинов в беседе с РИА Новости также предположил, что речь идет о неошаманских практиках.

«Шаманский дар — это большая редкость, он передается по наследству и расценивается как тяжелое бремя. Сегодня к шаманистам, к сожалению, примкнуло немало случайных людей, которые не являются истинными приверженцами этой веры», — сказал он.

Шоткинов пояснил, что для жертвоприношений шаманы традиционно используют баранов или лошадей, но не верблюдов, а в зимнее время шаманские обряды вообще не проводятся.

Что говорит организатор обряда?

Заместитель верховного шамана России Артур Цыбиков, проводивший обряд, пояснил агентству Интерфакс, что такой обряд с верблюдами проводится впервые за 300 лет.

«Многие из молодого поколения даже не знают о таком обряде, так как он очень редкий. Мы результата уже достигли — люди, посмотрев ролик в интернете и почитав комментарии, изливают негатив, а мы его принимаем, тем самым делая людей счастливее», — рассказал Цыбиков.

Изданию «Коммерсант» он сказал, что в обряде приняли участие около 500 человек — ученики, знакомые и прихожане. Он прошел на территории религиозного центра «Вечно синее небо» 27 января.

Он добавил, что животные не были сожжены заживо: сначала их убили. «Рамзан Кадыров по пять верблюдов каждый год сжигает, к нему же нет претензий», — заявил Цыбиков.

Глава Чечни Рамзан Кадыров регулярно принимает участие в традиционных жертвоприношениях в честь праздника Курбан-байрам, но мясо забитых жертвенных животных в Чечне, как и в других мусульманских регионах, сжигать не принято — обычно его раздают малоимущим и вдовам.

Ранее в интервью «Комсомольской правде» шаман говорил, что выкупил верблюдов у некого заводчика из Бурятии, который собирался забить часть животных перед началом весеннего гона. Деньги от их продажи, по словам Цыбикова, пошли на подъем сельского хозяйства и животноводства в Бурятии.

Шаман сказал, что уже побывал в прокуратуре, дал объяснения по поводу обряда и теперь готов принять любое наказание.

Зачем в Сибири верблюды?

Двугорбые верблюды, бактрианы, в отличие от одногорбых дромадеров устойчивы к морозам. Их можно встретить как на севере Китая, так и в Монголии и в России.

Во времена СССР двугорбых верблюдов разводили в Калмыкии, Туве, Волгоградской, Читинской и Астраханской областях. В современной России верблюдоводство наиболее развито в Бурятии — там разводятся самые северные представители семейства.

Верблюдов используют как вьючных животных, а также как источник молока, мяса, шерсти и шкур. Их разводят как в национальных парках и заказниках, так и на частных фермах.

«Уходите, вы нам не нужны!» Как афганцы на верблюдах оказались в Австралии и почему их ценили не больше животных?: Люди: Из жизни: Lenta.ru

Немногие знают, но огромную роль в развитии Австралии сыграли «афганцы». Трудом этих людей были проложены телеграфные линии и построены железные дороги, но их самих часто презирали, преследовали и пытались изгнать. Сегодня из столицы штата Южная Австралия Аделаиды в город Алис-Спрингс в самом сердце континента, идет поезд под названием The Ghan — это одно из немногих напоминаний о трудолюбивых погонщиках верблюдов, которые несли цивилизацию в дикие пустоши, но так и остались изгоями на земле, ставшей для многих из них родной. «Лента.ру» рассказывает историю «афганцев» Австралии, далеко не все из которых были настоящими афганцами.

Другая пустыня

Австралийский аутбэк — одна из самых неприветливых для человека территорий на планете. Внутреннюю часть южного континента занимают бескрайние пустыни и степи, населенные кенгуру, страусами эму, собаками динго… и верблюдами. «Какими еще верблюдами?» — спросит человек, твердо помнящий из школьной программы, что верблюды живут на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и в Северной Африке. Вопрос вполне справедливый.

Ехать верхом на верблюде намного приятнее, чем я ожидал. Намного приятнее, чем трястись на спине лошади. Животные очень спокойные и, в отличие от лошадей, почти не требуют ухода

Уильям Уиллсиз дневника, 1860 год

Экспедиция Берка и Уиллса 1860-1861 годов закончилась плохо. Своей цели — пересечь Австралию с юга на север — она достигла, но на обратном пути все, кроме Джона Кинга, погибли от голода. Умирающего исследователя нашли и выходили аборигены. В списке участников экспедиции Кинг значился как погонщик верблюдов. Что случилось с 20 животными, вышедшими из Мельбурна 20 августа 1860 года, не сообщается.

Именно эта трагическая экспедиция положила начало широкому использованию одногорбых верблюдов в Австралии, что в свою очередь привело к появлению новой этнической группы южного континента — «афганцев».

Берк и Уиллс на пути к Mount Hopeless

Иллюстрация: картина Джорджа Вашингтона Ламберта / National Gallery of Australia

Опасный Гарри

Я перезаряжал ружье, чтобы подстрелить птицу, когда Гарри неожиданно толкнул меня. Я случайно нажал на спуск, и пуля оторвала мне палец и пробила верхнюю челюсть

Джон Эйнсворд Хорроксиз дневника, сентябрь 1846 года

Одногорбый верблюд Гарри был не только первым представителем своего вида, которого упомянули не только в официальном документе, но и в личном, но и вообще первым верблюдом в Австралии. 23 сентября 1846 года Джон Хоррокс умер от полученных ран. После несчастного случая животное застрелили.

Самое первое упоминание о верблюдах в контексте Австралии относится еще к февралю 1837 года. Тогда губернатор Нового Южного Уэльса Ричард Борк получил от подчиненных предложение привести на континент верблюдов. Идея обсуждалась долго и вызвала в обществе нешуточные дебаты.

Например, в 1839 году разгорелась открытая полемика между столичными газетами The Sydney Morning Herald и The Monitor. Первая выступала за ввоз верблюдов, указывая на перспективу экономических выгод. Вторая откровенно высмеивала идею, называя ее абсурдной и считая, что выходцы с Ближнего Востока и из Азии, которых придется привезти с верблюдами, станут угрозой для английского сообщества.

В итоге партия одногорбых верблюдов все-таки отправилась в Аделаиду с острова Тенерифе. Пережило путешествие и сошло на берег 12 октября 1840 года только одно животное. Это и был так глупо погибший Гарри.

Джон Эйнсворд Хоррокс

Фото: State Library of South Australia

Корабли пустыни

С одной стороны, заселив плодородные побережья Австралии, колонисты не особенно задумывались об освоении безжизненных пустошей центральной части континента — поход в пустыню всегда был лотереей, что собственным примером доказали многие пропавшие там исследователи и путешественники. С другой стороны, связь между городами, находившимися на разных побережьях, осуществлялась только морским путем, а судам приходилось преодолевать тысячи километров, огибая континент.

В том самом 1846 году, когда погиб первый австралийский верблюд Гарри, к северу от Аделаиды, в районе горы Ремакбл были обнаружены залежи меди и галенита. С этого момента считавшаяся ранее бесплодной и бесполезной пустошь заинтересовала правительство и коммерсантов — ведь, может быть, в этой выжженной солнцем земле залегает не только медь, но и золото? Было принято решение развивать регион и двигаться дальше на север, вглубь пустыни.

Караван в Австралии, конец XIX века

Фото: State Library of South Australia

Лошади, которыми австралийцы пользовались при освоении «зеленых» частей континента, для пустынь и степей не годились. Они великолепно чувствовали себя на прибрежных территориях, и Австралия очень быстро стала одним из крупных экспортеров этих непарнокопытных. Но вот на пустошах от лошадей было немного толку — они точно, как люди, страдали от нестерпимой жары и погибали в дальних походах.

И здесь верблюды, которых уже стали потихоньку привозить на континент, пригодились как никогда. Адаптация к местному климату и пище этим животным не потребовалась, и они быстро стали важнейшими помощниками людей в деле освоения Аутбэка.

Начиная с 1860-х годов одногорбые верблюды дромедары участвовали в научных экспедициях, перевозили грузы, почту и стройматериалы. Они использовались и при прокладке важнейших коммуникационных линий Австралии — наземной трансконтинентальной телеграфной линии, соединившей города Дарвин и Аделаиду на противоположных концах континента, и железных дорог. Без верблюдов и их погонщиков эти грандиозные проекты были бы просто неосуществимы или потребовали бы куда больших затрат.

Караван во время отдыха, 1891 год

Фото: Stale Library of South Australia

«Афганцы»

Если с животными все более-менее понятно, то люди, прибывавшие вместе с ними в основном из Центральной Азии, на протяжении десятилетий оставались безвестным, безымянным приложением к верблюдам. Обычно их нанимали из народов, населяющих современные территории Афганистана, Пакистана и Индии.

Пуштуны, белуджи и синдхи приезжали в Австралию с верблюдами десятками, а ближе к концу века — сотнями. С погонщиками заключался трехлетний контракт, но они не получали никакого миграционного статуса в Новом Свете и после выполнения своих обязательств выдворялись обратно. Фактически, они ничем не отличались от животных, за которыми ухаживали, — были частью сделки.

Очень быстро белые австралийцы прозвали погонщиков «афганцами», или просто «ганами», хотя среди них были далеко не только, собственно, афганцы, но и индийцы, и даже египтяне и турки. Чаще всего они вообще не говорили по-английски или знали несколько фраз. Кроме того, в массе своей «ганы» были мусульманами и жили обособленными коммунами на некотором отдалении от поселений белых

Тем не менее услуги погонщиков верблюдов, похоже, действительно неплохо оплачивались. По крайней мере, на Востоке уже со второй половины XIX века распространились слухи, что поездка по контракту в Австралию может принести целое состояние, и многие отправлялись туда, несмотря на опасности и изоляцию, которые их ожидали.

Впрочем, были места, где «афганцы» и белые австралийцы вполне неплохо уживались. Город Марри в 600 километрах к северу от Аделаиды стал одной из важнейших точек региона и столицей погонщиков Австралии. Он стоит на перекрестке нескольких торговых путей и долгие годы служил перевалочной базой, где караваны отдыхали и пополняли запасы.

Именно здесь в 1880-х годах погонщики построили первую мечеть, и именно с этим местом связано имя одного из самых известных «афганцев» Австралии — Дервиша Бийджи Джакхрани Балоша.

Австралийцы в гостях у погонщиков, 1891 год

Фото: State Library of South Australia

Дервиш Бийджа

Дервиш прибыл в Австралию в 1890 году из Индии. Ему было уже около 30 лет. Он успел послужить в британской армии и, как и многие его соплеменники, погнался за «австралийской мечтой».

На конец XIX-начало XX веков пришелся пик верблюжьих перевозок, и Бийджа был одним из тех, кто решил после службы попытать счастья в Новом Свете. Благо английский он выучил неплохо, да и вообще был вполне цивилизованным человеком.

Марри к тому времени представлял из себя интересный пример интернационального общежития. Город был разделен надвое железнодорожным полотном. На одной его стороне жили «афганцы», на другой — белые австралийцы, а чуть дальше в сторону пустыни располагался поселок осевших рядом с цивилизацией аборигенов. В конце XIX века Марри называли «Маленькой Азией» или «Маленьким Афганистаном».

Дервиш Бийджа прибыл в Марри сразу же после приезда в Австралию и занялся работой с верблюдами. Рассказывают, что здесь в 1891 году у него родился сын от женщины-аборигенки, которого назвали Беном Мюрреем, правда, никаких иных подробностей об этом союзе нет.

 Дервиш Бийджа

Фото: Townsend Duryea / State Library of South Australia

Плохая экспедиция

В 1896 году Дервиш стал участником печально знаменитой экспедиции Калверта по изучению Большой Песчаной пустыни. Все с самого начала пошло наперекосяк. Запасов воды оказалось недостаточно, намеченные места водопоев пересохли, а верблюды умудрились наесться каких-то ядовитых колючек и заболели.

Вскоре двое исследователей отделились от основной группы, намереваясь пойти до точки следующей стоянки другим маршрутом, и пропали. Их мумифицированные тела Бийджа нашел только в следующем году. Этот эпизод описан в стихотворении Стюарта Дугласа под названием «Афганец».

Лоб цвета меди под белым тюрбаном платком промокая,
Старый Бийджа говорит мне, огромный и бородатый:
«Я откопал из песка мертвеца. С ним и второго
Поодаль. Совсем молодые. Погибли от жажды»

Стюарт Дугласстихотворение «Афганец»

В 1902 году Бийджа вернулся в Марри, где стал работать погонщиком на более спокойных маршрутах. Через семь лет он женился на вдове Амелии Джейн Шон, и у них родился сын Абдул Джубар, которого местные звали просто Джеком. Когда в 1920-1930-х годах необходимость в верблюжьих караванах отпала, Дервиш занялся выращиванием фиников.

Бийджа прожил почти 100 лет и умер в 1957 году, успев стать одним из лидеров сообщества Марри, которого признавали как «афганцы», так и белые австралийцы. Многочисленные истории о приключениях Дервиша стали частью местного фольклора, а в 1954 году о нем сняли документальный фильм «The Back of Beyond».

Участники экспедиции Калверта

Фото: State Library of South Australia

Джек Акбар и запретная любовь

Большинство погонщиков возвращались на родину, но люди вроде Дервиша Бийджи уже не представляли своей жизни вне Австралии. Они нашли здесь любовь и создали семьи. Однако если судьба Дервиша сложилась достаточно удачно, и он даже стал местной знаменитостью, то многие другие австралийские «афганцы», решившие остаться, сталкивались с нападками белых расистов.

В конце XIX века развернулась целая кампания против «азиатских погонщиков». Утверждалось, что белые могут управляться с верблюдами не хуже «афганцев», а приток мигрантов из Азии угрожает целостности английского населения Австралии.

Афганцы, которые поставили на этой земле свои палатки, кажутся достойными людьми, но мы боимся, что за ними последуют орды диких, дегенеративных, нечистокровных человеческих существ. Чтобы защитить нашу англо-саксонскую расу, мы говорим: «Уходите, вы нам не нужны!»

Фредерик Воспериз статьи, 16 июня 1894 года

Одним из самых известных примеров дискриминации, стала история Джека Акбара и девушки-аборигенки по имени Лалли из городка Маунт-Морган в штате Западная Австралия. Они встретились и полюбили друг друга в 1920-х годах, однако на пути чувства встали австралийские законы, которые запрещали «азиатам» вступать в брак с представителями других рас.

Как рассказывала Лалли, даже старейшины ее племени разрешили свадьбу с чужаком, что само по себе было огромной редкостью, но вот местные полицейские чиновники блюли расистский закон до конца. Тогда молодые решили убежать в Аделаиду, почти за тысячу километров от дома, где их брак все-таки зарегистрировали официально.

Однако вскоре из Западной Австралии пришла ориентировка на молодоженов, их арестовали и вернули в Маунт-Морган. После нескольких лет судебных разбирательств молодым людям разрешили остаться вместе, но изгнали их с территории штата навсегда.

Если папа верил в то, что делает, — его невозможно было остановить. Он сражался до последнего, чтобы добиться справедливости

Мона Уилсондочь Джека и Лалли Акбар

Джек Акбар и Лалли

Фото: «The Book of Marriage: Histories of Muslim Women in Twentieth-Century Australia» / Gender & History

Наследие «афганцев»

К 1930-м годам, с развитием автомобильного и железнодорожного транспорта, надобность в караванах отпала. «Афганцы» со своими животными строили современную Австралию вместе в англичанами, оставаясь при этом изгоями в обществе. Со временем те немногие, кто остался на южном континенте, растворились среди местного населения.

В Марри, население которого сегодня составляет менее 200 человек, каждый год проводятся гонки на верблюдах в память о погонщиках, которым городок обязан своим существованием. Потомки Дервиша Бейджи, Джека Акбара и других знаменитых «афганцев» сегодня превратились в обыкновенных жителей Австралии, но они хранят память о том, кем были их предки.

А одногорбые верблюды дромедары, которые когда-то помогали нести цивилизацию в аутбэк, одичали и бродят по пустыне. Более чем миллионная популяция диких дромедаров Австралии — единственная в мире. Силуэты этих животных на фоне голубого австралийского неба — последнее напоминание о давно ушедшей эпохе освоения пустошей.

Старый погонщик, скиталец пустыни, огромный афганец,
Жизненный путь пролагал он по компасу и по Корану.
«Верю Аллаху-спасителю, отринутому молодыми.
Он помогает, путь освещает в бесплодной пустыне»

Стюарт Дугласстихотворение «Афганец»

Одичавшие верблюды в Австралии

Фото: Reuters

Проза : О войне : Глава десятая : Георгий Свиридов : читать онлайн

Глава десятая

1

На восходе солнца Ми-24, ведомый капитаном Паршиным взлетел с аэродрома в Джелалабаде, плавно развернулся, легко набрал высоту и взял курс на тот же самый квадрат, граничащей с Пакистаном. И с той же самой боевой задачей.

Так они летали еще целую неделю, иногда и по два-три раза в день. Совершили восемнадцать боевых вылетов. Заминировали все перевалы и высокогорные тропы на протяжении более ста километров. Четыре раза натыкались на мелкие группы душманов, переходивших границу, и залпами ракет и пулеметным огнем уничтожали их.

В полете над горами и по ущелью Паршин часто передавал управление боевой винтокрылой машиной лейтенанту Беляку, ставил перед ним разнообразные задачи и видел, с какой радостью тот выполнял далеко не простые маневры. Раз за разом капитан усложнял задания и, к своему удовлетворению убеждался, что лейтенант справляется с ними легко и уверенно.

В последний раз подлетая к перевалу, сквозь дымку утреннего тумана, они неожиданно обнаружили на глухой тропе вооруженный конный отряд, который цепочкой начал выползать из-за скалистого поворота.

— Командир, справа по курсу душманы, — доложил Беляк по внутреннему переговорному устройству.

— Вижу, — ответил Паршин и спросил.  — Твое решение?

— Подняться выше, полететь прямиком к перевалу, заминировать тропу и перекрыть им отход назад в Пакистан.

— Правильно решил, — сказал капитан, набирая высоту.

Паршину было приятно, что лейтенант тактически грамотно подошел к решению боевой задачи, а не предложил расстреливать отряд душманов с ходу, тем более, что им пока еще даже неизвестно, что из себя представляет этот отряд, сколько врагов движется по тропе.

— А потом вернуться обратно сюда и заминировать тропу впереди движения отряда, — продолжал Александр Беляк, словно он сам командовал вертолетом. — Возьмем гадов в клещи!

— Так и поступим, — согласился капитан.

А передовой отряд моджахедов, пара десятков всадников, заметив винтокрылую машину, по сигналу старшего, поднявшего руку, придержали коней. Всадники напряженно застыли, в тревоге следя за полетом вертолета. Но к их радости проклятая «летающая шайтан-арба», не причинив им никакого вреда, взметнулась вверх и улетела в небо.

— Бисмиля рахмон раим, — с нескрываемым удовлетворением произнес слова мусульманской молитвы бородач, возглавлявший передовой отряд, и повелительно махнул рукой, разрешая продолжать путь. Вереница вооруженных всадников и большой караван навьюченных верблюдов, ишаков, лошадей, подобно длинной ядовитой змее, медленно и угрожающе ползла по тропе. Не знали вооруженные до зубов моджахеды, идущие из Пакистана, где прошли специальную подготовку, что они движутся навстречу неминуемой гибели…

А тем временем вертолет капитана Паршина подлетал к знакомому высокогорному перевалу. Утреннее солнце ярко высвечивало ослепительно белые вершины гор. На снегу были отчетливо видны следы, прошедшего каравана.

Паршин на низкой высоте прошел над тропою, а Беляк быстро и сноровисто заминировал ее и все ближайшие выходы к границе Пакистана.

— Все, командир, заблокировал! Обратного хода теперь им нет! — доложил Александр капитану. — Теперь назад, в ущелье. Пока они далеко не ушли, заткнем минами и выход в долину.

Сделав разворот над снежными горами, перевалив крутую вершину, одолев ледниковый перевал, винтокрылая машина стала плавно снижаться и заходить уже со стороны долины в темноту ущелья, оказываясь на несколько километров впереди идущего навстречу каравана.

Быстро заминировали тропу и с этой стороны. «Теперь-то они никуда не денутся! Бери их хоть голыми руками», — думал Александр Беляк. День начинался хорошо! Сегодня им все удавалось как нельзя лучше.

Но летчики даже не могли представить, какой крупный отряд они заблокировали на горной тропе, что пролегала узкой лентой высоко над пропастью…

— Командир, а теперь можно и врезать душманам! — сказал Беляк, опережая приказ Паршина.

— Так и сделаем, — деловито произнес командир и обратился к бортовому механику. — Пулемет приготовь!

— Есть приготовить пулемет, — отозвался Иван Чубков.

Душманы увидели «шайтан-арбу», которая стремительно летела по мрачному ущелью им навстречу. Они стали судорожно и торопливо срывать оружие с плеч.

А вертолетчики с удивлением обнаружили на горной тропе не группу моджахедов, как они предполагали, а растянувшийся на сотни метров отряд хорошо вооруженных всадников. За ними следовал большой караван, теряющийся в темной дали ущелья…

Капитан Паршин срочно передал по внешнему переговорному устройству на свой командный пункт, что ими обнаружена крупная банда душманов, запросил поддержки и сообщил о том, что принимает бой.

Отсчет времени шел на секунды. Моджахеды палили по летящей над ними «шайтан-арбе» из всего, что могло стрелять — винтовок, ручных пулеметов, автоматов, гранатометов…

Капитан, резко увеличив скорость, повел винтокрылую машину крутыми зигзагами, насколько это ему позволяла ширина ущелья. Одновременно Паршин и Беляк стреляли из всего комплексного вооружения. Не отставал от них и бортовой техник. Пулемет дрожал и отрывисто пульсировал в его крепких руках. Горное эхо многократно повторяло взрывы реактивных ракет, грохот скорострельной пушки, отрывистые очереди крупнокалиберного пулемета, сумбурную пальбу винтовок, трескотню автоматов и ручных пулеметов, буханье гранатометов. И все эти грохочущие звуки смешивались с отчаянными криками и воплями падающих в пропасть людей, надрывным ржанием коней, гортанными криками раненых верблюдов…

Извергая смертоносный огонь, вертолет стремительно летел по ущелью, и полету, казалось, не будет конца.

Когда же, наконец, они миновали хвост каравана, когда все опасения оказались позади, Паршин выровнял линию полета, и винтокрылая машина стала уходить, набирая высоту, вырываясь из гудящего ущелья в солнечные просторы неба.

Капитану не верилось, что удалось вырваться из кромешного ада, в который превратилось ущелье, что он остался жив, и, главное, — вертолет остается послушным и уверенно несет их над горами. Глянул на приборы — показатели в норме, лишь горючее на исходе. Паршин облегченно вздохнул, и, как можно спокойнее, спросил экипаж:

— Как вы там?

— Живой! — первым отозвался Александр Беляк.

— Точнее?

— Пуля пробила боковое стекло и чиркнула по шлему.

— Не задела?

— Нет!

— А у тебя? — спросил бортового техника.

— У меня все хорошо, командир! — ответил Чубков. — Если не считать того, что коленки еще подрагивают.

— Дрожь это еще не страх, — сказал Паршин и спросил: — Как двигатели?

— В норме!

Капитан включил внешнее переговорное устройство, назвал свои позывные. Земля тут же отозвалась и, узнав о том, что экипаж жив, что машина в порядке, запросила:

— Доложите обстановку?

Паршин кратко уточнил данные по банде и каравану.

Земля сообщила о том, что в их квадрат вылетели два звена «крокодилов» и звено с десантниками.

— А вам возвращаться на базу!

— Есть возвращаться на базу.

Доканчивали остатки банды моджахедов уже другие и без них.

Караваны верблюдов древней Сахары

Караваны верблюдов, которые пересекали большие дюны пустыни Сахара, начинались в древности, но достигли своего золотого периода с 9 века нашей эры. В период своего расцвета караваны состояли из тысяч верблюдов, путешествующих из Северной Африки через пустыню в регион саванн на юге и обратно в опасном путешествии, которое могло занять несколько месяцев. Останавливаясь по пути в жизненно важных оазисах, караваны в значительной степени контролировались берберами, которые действовали как посредники при обмене такими желанными товарами, как соль, золото, медь, шкуры, лошади, рабы и предметы роскоши.Транссахарская торговля принесла с собой идеи в искусстве, архитектуре и религии, изменив многие аспекты повседневной жизни в городах до сих пор изолированной части Африки.

Camel Caravan, Марокко

Фред Данн (CC BY-NC-SA)

Верблюд

Хотя в Северной Африке когда-то обитало верблюжье животное, Camelus thomazi , оно вымерло в каменном веке. Верблюд-одногорбый верблюд ( Camelus dromedarius ), возможно, был завезен из Аравии в Египет в IX веке до нашей эры, а в остальную часть Северной Африки не ранее V века до нашей эры (хотя точные даты оспариваются между историки).Однако верблюды не были обычным явлением до 4 века нашей эры. Караваны лошадей и ослов пересекали части Сахары в древности, но именно выносливые верблюды позволяли древним народам перевозить больше товаров через негостеприимную Сахару и делать это быстрее, снижая как затраты, так и риски. Энциклопедия древней истории содержит следующее резюме преимуществ верблюдов как транспортных средств:

Ценность верблюда не ограничивается его высокой адаптацией к суровым условиям пустыни и регулированием тепла и воды через потовые железы. : его способность преодолевать дальние расстояния около 48 км в день и его высокая грузоподъемность (240 кг) делают его «кораблем пустыни» по сравнению с грузоподъемностью лошадей, ослов и мулов примерно 60 кг. .Действительно, продолжительность жизни верблюда, составляющая 50 лет, превосходит продолжительность жизни осла (30-40 лет) и лошади (25-30 лет). (1281)

Начиная с 8-го века нашей эры, марокканцы успешно разводили верблюдов в огромных масштабах, и они даже создали помесь верблюда-дромадера и двугорбого двугорбого верблюда из Азии ( Camelus bactrianus ). В результате этих экспериментов были получены два варианта дромадеров: гладкий, быстро бегающий верблюд, полезный для курьерских служб, и более тяжелый, медленный верблюд, который мог нести больший вес, чем чистый дромадер.

Караваны в древности

Задолго до появления великих транссахарских караванов средневековья существовала более локальная торговля между кочевыми народами пустыни и племенами региона саванн к югу от Сахары, часто называемого регионом Судан.

Каменная соль из самой Сахары, которая остро нуждалась в обедненной солью саванне, была обменена на злаки (например, рис, сорго и просо), которые нельзя было выращивать в пустыне.

Маршруты менялись на протяжении веков, как песчаные дюны пустыни, когда империи росли и падали.

Греческий историк Геродот, писавший в V веке до нашей эры ( History , Bk 4. 181-5), отметил путь каравана верблюдов, который шел из Фив в Египте в Нигер (хотя Мемфис, скорее всего, был отправной точкой). точка). Римский писатель Плиний Старший (23–79 гг. Н. Э.) Отмечал в своей книге « Natural History » (5.35–8–8), что караваны управлялись гарамантами, вероятно древними берберами, которые жили к югу от Ливии. Гараманты, контролирующие оазисы финиковых пальм в Феццане, выступали посредниками между народами Северной Африки и Африки к югу от Сахары.Такой порядок сохранялся на протяжении всей истории транссахарской торговли, потому что те, кто контролировал пустыню, знали секреты решения ее огромных проблем, также контролировали торговлю.

Римская Триполитания (современная Ливия) снабжалась золотом, слоновой костью, черным деревом, кедром и экзотическими животными, предназначенными для цирков, в то время как оливковое масло и предметы роскоши, такие как прекрасная керамика, стеклянная посуда и ткани, отправлялись на юг в обмен. Дальше на восток были также караваны верблюдов, связывающие Дарфур на северо-западе Судана с Асьютом на Ниле, по крайней мере, с 1 века нашей эры.Известный как Дарб аль-Арбейн («Дорога 40 дней»), он принес слоновую кость и слонов из глубин Африки и процветал в эпоху поздней античности.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Транссахарские торговые пути

По-настоящему большие караваны верблюдов, которые преодолели минимум 1000 километров (620 миль), чтобы пересечь всю пустыню Сахара, действительно начали свое развитие с 8-го века нашей эры с появлением исламских государств Северной Африки и таких империй, как Гана Империя Суданского региона (VI-XIII века н. э.).Маршруты менялись на протяжении веков, как песчаные дюны пустыни, по мере того как империи поднимались и падали по обе стороны от Сахары, и когда открывались новые ресурсы, которые можно было использовать в торговле, которая никогда не прекращалась.

Транссахарские торговые пути

Aa77zz (общественное достояние)

Первый маршрут, по-видимому, проходил между Вади Драа (южное Марокко) и империей Гана (южный Мали) в середине 8-го века нашей эры и проходил через территорию Сахары, контролируемой берберами Санхаджа.В течение 50 лет были проложены еще два основных маршрута, которые проходили через территорию Сахары, контролируемую туарегами, ответвлением санхаджи. Они проходили от западного Алжира до королевства Сонгай на излучине реки Нигер и от Ливии до озера Чад (путь, благословленный множеством маленьких оазисов и очень большим, Кавар). В середине 11 века н.э. главный маршрут пролегал между городами Альморавидов Сиджилмаса к северу от Сахары и Авдагостом на юге. В следующем столетии, с возвышением Альмохадов в Северной Африке, Валата заменит Авдагхост на южном конце маршрута.Валата находилась дальше на восток и, таким образом, была в лучшем положении, чтобы действовать как сборный пункт после открытия новых золотых приисков. Гао и Тимбукту на реке Нигер также теперь привлекали достаточно торговли, чтобы стать конечным пунктом назначения для караванов, отправляющихся из нынешнего Туниса и южного Алжира. Великие города Северной Африки Марракеш, Фес, Тунис и Каир были важными отправными точками или пунктами назначения для транссахарских караванов.

В типичном караване могло быть 500 верблюдов, но в некоторых ежегодных караванах могло быть до 12 000 верблюдов.

Примерно с 1450 года нашей эры португальские корабли плавали вдоль атлантического побережья Африки и предлагали альтернативу транссахарским караванным маршрутам. С 1471 года н.э. эти корабли заходили в удачно названный Золотой Берег на юге Западной Африки. Однако с ростом империи Сонгай (1460–1591 гг. Н.э.) в регионе саванны по-прежнему существовал огромный рынок и поставки товаров для сахарских торговцев, которые могли использовать их.

Путешествие по Сахаре

В типичном караване могло быть 500 верблюдов, но в некоторых из ежегодных караванов было до 12 000 верблюдов.Эти великие караваны обычно путешествовали в лучшее время для путешествий — зимой. Чтобы избежать жары полуденного солнца, караваны обычно отправлялись на рассвете по зову рогов и литавр, затем отдыхали в тени палаток в середине дня и снова отправлялись в путь ближе к вечеру, продолжаясь намного позже. темно.

Путешествие через Сахару могло занять от 40 до 60 дней, и это стало возможным только благодаря остановкам в оазисах по пути, но даже с этими водными остановками путешествие было жестоким и опасным.Существование установленных маршрутов и то, что арабские средневековые писатели так тщательно составляли их карты, является убедительным доказательством того, что любое импровизированное отклонение, взятие коротких путей или пропадание следующих оазисов из-за плохой навигации или песчаной бури с большой вероятностью приведет к катастрофе. . Среди других опасностей были бандиты, ядовитые змеи, скорпионы и сверхъестественные демоны, обитающие в пустыне, которые, как часто считалось, обитают в определенных частях Сахары.

Trans-Saharan Camel Caravan

Holger Reineccius (CC BY-SA)

Самой большой проблемой, конечно же, была вода.В пустыне в оптимальных условиях человеку требуется минимум один литр воды в день, но это вряд ли поможет выжить. Типичный расход составляет 4,5 литра в день. К счастью, верблюдам не нужно ничего пить в течение нескольких дней, хотя, когда они достигают источника воды, они пьют много. Таким образом, главным ограничением для каравана было количество воды, которое он мог унести и как быстро он мог добраться до следующего источника воды на маршруте.

Помимо погонщиков верблюдов и рабов для выполнения основных черных задач, в караване могут быть определенные должностные лица, такие как писец для записи транзакций, специальные гиды для определенных участков маршрута, посыльные и имам для проведения ежедневных молитв . Самым важным был вождь каравана по имени хабир , который обладал всей полнотой власти в пути. Как и в случае с большинством властных должностей, также возникали серьезные обязанности, и хабир нес ответственность за любые убытки и несчастные случаи (если только он не смог продемонстрировать, что он не виноват в них). Историк Х. Дж. Фишер описывает множество качеств, необходимых для хорошего хабира :

Он знал маршруты в пустыне и водоемы, и он мог ориентироваться по звездам ночью или, если нужно, по запаху и прикосновению. из песка и растительности.Он должен был понимать правила гигиены пустыни, средства от скорпионов и змей, как лечить болезни и лечить переломы. Он должен был знать различных вождей городов и племен, с которыми каравану приходилось иметь дело на своем пути, и в этом отношении ответственный хабир мог укрепить свое положение путем стратегических браков в нескольких местах или на несколько племен.

(цитируется в Fage, 267)

Помимо звезд и запаха песка и растений, берберы пустыни, как и сегодня, использовали многие другие индикаторы направления, такие как высота солнца и луны, рельеф местности. земля, горы на горизонте, тени дюн, направление ветра, брызги песка, уносимые с вершин дюн, древние размытые овраги, распределение камней и гальки, присутствие миражей и положение верблюжьего навоза , который имеет форму с точкой всегда в направлении следующего источника воды.

Таким образом, перебраться через пустыню было непросто, вести верблюдов, нагруженных плитами каменной соли, тоже было достаточно сложно, но если перевозили рабов, это становилось для всех путешествием на истощение, как для одного 11-го. Писатель века н.э. отмечал в своем описании проблем лидера каравана на полпути:

Он был утомлен своими рабами, мужчинами и женщинами. Эта женщина похудела, эта была голодна, эта была больна, эта сбежала, эта была поражена гвинейским червем.Когда они расположились лагерем, им было чем занять его.

(цитируется в Fage, 639)

Геродот описал караваны, останавливающиеся каждые 10 дней в известном оазисе, жизненном пути пустыни. Некоторые из этих оазисов могли быть простыми колодцами и несколькими домами, но другие, такие как Авдила, группа Феццана и группа Куфра (все в Ливии), представляли собой огромные просторы пышной зелени, действительно зрелище для глаз больного путешественника по пустыне. Здесь росли финиковые пальмы, лимонные деревья и фиговые деревья, а также выращивались пшеница и виноград с использованием оросительных каналов.С другой стороны, многие оазисы со временем просто исчезли под зыбучими песками или их воды высохли, и их бросила следующая песчаная буря. Остановка для пополнения запасов в оазисе также не была бесплатной, поскольку племена, которые контролировали их, взимали налог на провоз товаров через их территорию. Чтобы гарантировать, что никакие посторонние не вмешиваются в прибыльное управление караванами, народы Сахары часто засыпали небольшие колодцы в пустыне песком, чтобы скрыть их.

Western Sahara, Catalan Atlas

Gallica Digital Library (Public Domain)

Были попытки сделать путешествие менее негостеприимным, увеличивая по пути скудные дары природы.Абд аль-Рахман, губернатор Магриба (годы правления 747–755 гг. Н. Э.), Приказал вырыть ряд колодцев на пути из южного Марокко в район Судана. Воду из таких колодцев набирали с помощью веревок из верблюжьей шерсти и кожаных ведер, которые тащил верблюд, уходящий от колодца по прямой линии.

Продаваемые товары

Сколько именно стоило всех хлопот по транспортировке на большие расстояния, во многом зависело от конкретных богатых элит на севере и юге пустыни, что изменилось не только из-за вкусов и моды, но и из-за подъема и падение государств и их доступ к товарам, которые можно было бы обменять.

Соль была основным товаром на юге, который обменивали на золото, слоновую кость, шкуры и рабов (приобретаемые у африканских племен, завоеванных империями к югу от Сахары). Товары собирались со всего региона Западной Африки и переправлялись по рекам Нигер и Сенегал в торговые «порты», такие как Тимбукту. По мере того как в Судане появлялись новые и более богатые империи, такие как Империя Мали (1240–1645 гг. Н. Э.) И Империя Сонгай, богатая элита искала все более экзотические и дорогие товары из Северной Африки и Средиземноморья.

Помимо соли, караваны перевозили на юг глазурованную керамику (роскошные вазы, чашки, масляные лампы и курильницы), драгоценные и полудрагоценные камни (особенно гранат и амазонит), ракушки каури и медную проволоку, которая использовалась в качестве валюты, медь слитки, лошади, промышленные товары, тонкая ткань, бусы, кораллы, финики, изюм и стеклянная посуда (чашки, кубки и флаконы для духов). По мере того, как суданские империи распространяли свое влияние и росли новые силы, такие как Хаусаленд, это принесло в транссахарскую торговлю новые товары, такие как орехи кола (мягкий стимулятор), страусиные перья, духи и табак.

Наследие

Основным и наиболее непосредственным следствием транссахарской торговли было то, что она дала государствам огромную власть в своих регионах, поскольку они стали владеть товарами, которые высоко ценились их собственным населением и населением конкурирующих государств. Эти товары можно было потреблять для повышения престижа правящего класса, продавать или облагать налогами, что делало правящие элиты еще богаче, чем раньше, и, благодаря оплате армий, оставляло их в еще более доминирующем положении над покоренными племенами и меньшими государствами.Более тонко, помимо торговых товаров, был и другой вид багажа, который привозили купцы, пересекавшие Сахару. Распространяются также идеи, технологии и религия.

Хотя степень культурного влияния того или иного направления трудно определить точно, мы действительно знаем, что ислам был введен в Судан через северных торговцев в 9 веке нашей эры. В городах Судана стали появляться мечети и исламское городское планирование. Принятие точных весов с использованием точных стеклянных весов было принято в некоторых культурах Судана, почти наверняка в ответ на необходимость точного измерения золотой пыли.Однако некоторые вещи, похоже, не прижились. Например, импорт средиземноморской керамики мало повлиял на производство традиционных суданских керамических форм и узоров. Точно так же лучшие печи, способные работать с более высокими температурами обжига, были обнаружены археологами на севере, но не были приняты в Судане. С другой стороны, техника заливки грязью и щебнем для заполнения пустот в стенах могла быть заимствована на севере из практики Судана.

Караваны, хотя и в гораздо меньшем масштабе, чем во времена их расцвета, все еще ходят сегодня.Сахарская соль из Тауденни до сих пор перевозится караванами туарегов на верблюдах, 90-килограммовые плиты теперь в конечном итоге предназначены для нефтеперерабатывающих заводов Бамако в Мали. Полноприводные автомобили и спутниковые телефоны могут иметь огромную ценность для современных путешественников по пустыне, но верблюд по-прежнему остается одним из самых надежных способов добраться и перевезти товары в отдаленные части Сахары.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

арабский верблюд (одичалый) | National Geographic

Общее название:
Арабские верблюды (Дромадеры)

Научное название:
Camelus dromedarius

Тип:
Млекопитающие

Название:
Караван, стадо

Размер:
Более 7 футов высотой по горбу

Вес:
До 1600 фунтов

Статус Красного списка МСОП:?
Не оценивался

Вымершие наименее опасные

Текущая демографическая тенденция:
Неизвестно

Древний вопрос о верблюдах: один или два горба? Арабские верблюды, также известные как дромадеры, имеют только один горб, но они используют его очень эффективно. Горб хранит до 80 фунтов жира, который верблюд может расщепить на воду и энергию, когда пропитание недоступно. Эти горки дают верблюдам легендарную способность преодолевать до 100 миль по пустыне без воды. Верблюды редко потеют, даже при температуре в пустыне, достигающей 120 ° F, поэтому, когда они все же потребляют жидкости, они могут хранить их в течение длительного времени. Зимой даже пустынные растения могут удерживать достаточно влаги, чтобы верблюд мог жить без воды в течение нескольких недель.

Однако верблюды, пополняя запасы, впитывают воду, как губка.Животное, испытывающее сильную жажду, может выпить 30 галлонов воды всего за 13 минут.

Приспособления для пустыни

Другие приспособления помогают дромадерам выжить в условиях пустыни. Их ноздри закрыты, чтобы не допустить попадания песка, а густые брови и два ряда длинных ресниц защищают глаза. Большие жесткие губы позволяют им ковырять сухую и колючую растительность пустыни. Большие толстые ступни помогают им перемещаться по пересеченной каменистой местности и зыбким пескам пустыни.

Одомашнивание

Арабских верблюдов приручили около 3 500 лет назад, и издавна они считались вьючными животными.Они могут перевозить большие грузы на расстояние до 25 миль в день. В некоторых культурах судят о богатстве человека по количеству верблюдов, которыми он владеет. Сегодня почти все верблюды в мире — домашние животные. Они обитают в Северной Африке и Юго-Западной Азии и были завезены в Австралию.

В Сахаре солонкавальцы сражаются с поездами

Со времен средневековья караваны верблюдов двигались на север от легендарного города Тимбукту в современной Мали, Западная Африка, в поисках золота пустыни Сахара. соль.

Путешествуя по продуваемым ветрами песчаным дюнам, караваны, насчитывающие более сотни человек, направлялись к соляным шахтам Тауденни, в 500 милях (800 км) к северу от Тимбукту. Соль, необходимая для людей и источник торговли, пользуется большим спросом в Западной Африке с XII века, когда ее впервые нашли в песчаных дюнах пустыни.

Его открытие привело к активной торговле товарами, которая быстро проложила почти мифический путь, соединяющий Тимбукту с Европой, южной Африкой и Персией.Благодаря торговле ценной солью Тауденни появилась возможность перемещать людей, информацию и идеи через пустыню Сахара. В XII и XIII веках Тимбукту стал не только центром огромного богатства, но и центром изучения ислама. Ученые со всего исламского мира, некоторые из которых были даже из Персии, месяцами путешествовали по пескам Сахары, чтобы преподавать и учиться в таинственном оазисе Тимбукту.

Сегодня великие караваны верблюдов Тимбукту все еще путешествуют 14 дней и около 500 миль (800 километров) до соляных шахт Тауденни.

Путешествуя в качестве фотографа для National Geographic Cultures Initiative, я недавно путешествовал с Уэйдом Дэвисом, исследователем Национального географического общества, по священной географии Сахары, проезжая четыре на четыре Land Rover. древние соляные копи Тауденни. В наших поисках к нам присоединились Алекс Чедвик из Radio Expeditions National Public Radio, и съемочная группа из National Geographic Channel.

«Библейская» сцена

Достигнув соляных шахт, мы наткнулись на действующую шахту, которая появилась из песчаной дымки пустыни, мифическая сцена со страниц Библии.Шахта была вырезана на древнем морском дне, в пустой песчаной местности, простирающейся во всех направлениях. Несколько сотен человек работают на рудниках в качестве наемных рабов, раскалывая землю под землей в затхлых, забитых солью пещерах.

После того, как соль извлечена из шахты, плиты загружаются в караваны верблюдов. Караваны направляются на юг к Тимбукту, путешествуя почти две недели через безликие песчаные дюны, искажающие восприятие глубины. То, что кажется близким, на самом деле уже на горизонте.То, что кажется на много миль отсюда, превращается в небольшой камень, который можно обнаружить в нескольких ярдах от того места, где вы стояли.

Пустыня Сахара сдает очень мало реальностей, только иллюзии.

По прибытии в Тимбукту соль передается местным торговцам и распределяется вниз по реке вдоль Нигера до самого большого соляного рынка в Западной Африке: речного города Мопти. Там соляные блоки разрезаются на более мелкие плиты, которые затем продаются по всей Западной Африке, богатый и дефицитный товар, который несет в себе мистику, порожденную пустыней.

Духовное путешествие

Взаимодействуя с многовековой торговлей солью и путешествиями верблюжьих караванов по пескам Северной Африки, лежит духовная метафора, которую путешествие означает для жителей Тимбукту.

Местные тамашеки и берберы, ведущие караваны верблюдов, знают силу пустоты Сахары.

«Уйти в пустыню — значит попасть в царство духа», — сказал бывший профессор Университета Тимбукту Салем Ульд Эльхагг.«Поскольку молодой вожак верблюдов должен отправиться в пустыню, и в ее изоляции, он будет страдать. Именно из-за этого страха он получит духовное пробуждение. Пустыня приведет человека к Аллаху, к Богу».

Люди пустыни видят в соли не только товар на продажу, но и как божественный дар — причину духовного роста. Для мусульманина Тимбукту пустыня Сахара может считаться зеркалом души, местом, где можно увидеть себя и духовно приблизиться к Богу.

Desert Pathfinders

Караваны верблюдов ведет один человек, следопыт, через пустоту пустыни.Рабочие, иногда молодые мальчики в их первое путешествие в пустыню, доверяют проводникам, избранным, чтобы вести караваны через песчаную пустоту.

Гиды выбраны из-за их особой способности читать пустыню и точно определять, где они находятся. Ошибка даже на несколько миль может привести к верной смерти в месте, где вода измеряется каплями, а на тысячи миль ничто не растет.

В обязанности гидов входит отвести верблюдов и людей к соляной шахте на севере, а затем вернуться в Тимбукту на юг.

Наш гид Тамашек, маленький пожилой мужчина с кроткими глазами, водил караваны через Сахару с 20 лет. Он вел наш караван грузовиков, вооруженный только знанием преобладающих ветров на песках и звездах. выгравированный на ночном небе, меняющийся цвет песка и старинный компас времен Второй Мировой войны, безнадежно треснувший по стеклу, но все же в некоторой степени надежный.

На отметку каждый день наш гид Тамашек предсказывал, когда именно мы прибудем к следующей водоёме.Природные источники / колодцы — это жизненный путь каждого человека, проходящего через пустыню.

Моторизованная угроза

На протяжении столетий караваны верблюдов и следящие за ними пересекали пустыню Сахара в поисках соли Тауденни. Путешествие за солью для большинства, кто выдерживает масштабы изоляции Сахары, представляет собой гораздо больше, чем поиск экономической выгоды. Это становится путешествием в душу, путешествием обновления для последователя ислама, шансом приблизиться к своему Богу.

В последние годы торговле солью для верблюжьих караванов угрожает прибытие полноприводных грузовиков, которые совершают трудное путешествие за считанные дни. С внедрением этой новой технологии цена на соль упала, что поставило под угрозу средства к существованию тех, кто возглавляет караваны верблюдов.

Угроза утраты древней традиции соляных караванов приведет к потере священного путешествия, необходимого паломничества через пустыню для мальчика Тамашека. А без этого священного паломничества верблюды Тимбукту теряют самобытность и теряют культуру.

Как сказал профессор Университета Тимбукту Салем Ульд Эльхагг: «Утрата соляных караванов приводит к потере нашей культуры и нашего духовного благополучия. Единственная разница между человеком и животным — это культура. Мы не должны терять нашу священную жизнь. культура «.

Я недавно прочитал, что одни из ворот в Иерусалим назывались «Око иглы», и с ними было довольно сложно договориться, так как они были довольно маленькими. Означает ли это, что, когда Иисус сказал: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в Царство Небесное», Он имел в виду, что это далеко не невозможно, а просто сложно? | Примечания и запросы


NOOKS AND CRANNIES

Недавно я прочитал, что одни из ворот в Иерусалим назывались «Око иглы», и с ними было довольно сложно договориться, так как они были довольно маленькими. Означает ли это, что, когда Иисус сказал: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в Царство Небесное», Он имел в виду, что это далеко не невозможно, а просто сложно?

Dara O’Reilly, Лондон, Великобритания

  • Вот такая интерпретация, которая кажется разумной. «Игольное ушко» действительно было узкими воротами в Иерусалим. Поскольку верблюды были сильно загружены товарами и всадниками, их нужно было разгрузить, чтобы проехать через них.Таким образом, можно провести аналогию с тем, что богатому человеку пришлось бы аналогичным образом разгрузить свое материальное имущество, чтобы попасть на небеса.

    Rick, Брайтон, Великобритания

  • Мне сказали, что узость ворот означает, что верблюда нужно было разгружать, чтобы пройти через них. Таким образом, богатому человеку нужно будет освободиться от своего имущества, чтобы попасть в рай.

    крис, бристоль англия

  • Я слышал, что это, вероятно, неправильное редактирование греческого языка. Похоже, что оригинал был «камилос», что означает «узел», который был ошибочно принят за «камелос», что означает «верблюд». Я не знаю ворот с «игольным ушком» в Иерусалиме …

    Стив, Клируотер, США

  • Нет. Ошибка в переводе. Первоначальное слово, которое следовало перевести, было «камелла», что означает веревка. (предположительно греческий, но я открыт для исправления.) «Легче веревке пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в Царство Небесное» имеет больше смысла для сравнения.

    Уильям Элсом, Великобритания

  • Нас учили, что в Иерусалиме действительно были такие ворота и что суть изображения заключалась в том, что верблюдов нужно было выгрузить из всего, что они несли, прежде чем они пройдут через них. Другими словами, не богатый человек как личность, а богатый человек со своим «багажом» не может войти в королевство.

    Билл Ирвинг, Clacton UK

  • В настоящее время я изучаю арамейский язык, и действительно, слово «гамла» (транслитерированное) действительно означает и «верблюд», и «толстая веревка». «Если исходный манускрипт с этим учением Иисуса был записан на арамейском языке, а затем переведен на греческий язык, переводчик мог быть знаком только с определением этого слова« верблюд ». Мне не удалось найти какой-либо достоверной информации о городе ворота, названные «Око иглы». Тем не менее, эти объяснения не исключают возможность того, что они были предназначены для того, чтобы их услышали так, как они представлены в большинстве английских Библий сегодня: «Верблюду легче пройти сквозь глаз игла… «В этом нам нужно будет положиться на Бога 🙂

    Xakk, FL USA

  • Я слышал, что это были небольшие ворота для орошения.

    «Раптор», Эфрата, США

  • Удивительно, как Слово Божье заставляет нас стремиться к пониманию. В Иерусалиме не было определенных Игольчатых ворот. Возможны ошибки перевода на греческий и арамейский языки. Должна ли швейная игла быть иглой для ковра? Должен ли верблюд быть тросом? «Учись, чтобы показать себя одобренным». Богатым, которые сосредоточены на материалистических вещах и несут любовь к ним через жизнь, будет трудно попасть на Небеса.

    Кейт Лауэр, Ашленд, Вирджиния, США

  • Реальность такова. Верблюд не может пройти через ушко швейной иглы. Итак, если Иисус имеет в виду швейную иглу, то на небесах не будет богатых людей. В глубине души я знаю, что это неправда. Если это так, почему Библия побуждает нас сеять, чтобы мы могли расти? Это также заставит бога уважать людей, чего мы знаем из Священных Писаний, что он им не является! Игольное ушко — это не швейная игла, и мне очень важно маленькое отверстие.

    мл. Хелмик, Парсонс, США

  • В Библии NLT Иисус говорит в Евангелии от Матфея 19:24: «Я скажу еще раз — легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в Царство Божье!» Обратите внимание, что Он говорит «игла», а не «игла». Мне кажется, что он использует запоминающуюся метафору о том, как трудно богатому человеку попасть на небеса, не ссылаясь на конкретные ворота в Иерусалиме.

    Дэн Стовалл, Пратвилл, Алабама, США

  • Я чувствую, что Расс прав!

    Лиза Артур, Флорида, США

  • При таком большом количестве разных мнений я хотел бы увидеть некоторые доказательства, чтобы доказать, что это реально или нет.

    Дженис Торрес, Кирбивилль, Техас, США

  • Не слишком ли усложняем? Конечно, это просто означает то, что говорит. Богатый человек не может взять это с собой, когда попадает на Небеса. Мы обязательно откажемся от всего материального. Не думайте, что земное богатство принесет какую-то пользу Небесам.

    Дик, Лондон, Великобритания

  • Иисус никогда не использовал фразу «игольное ушко». Он сказал: «dia trypamatos raphidos», что по-гречески означает «сквозное отверстие, проделанное шилом».Попробуй пройти через это верблюда!

    Charles, Лос-Анджелес, США

  • Кажется, что большинство людей полагаются на то, во что они традиционно верили или что слышали. На самом деле игольное ушко не только узкое, но и достаточно высокое, чтобы человек мог пройти через него. Таким образом, верблюду нужно будет не только выгружать багаж, но и пройти через ворота на коленях. Таким образом, чтобы спастись, богатый человек должен не только разгрузить свое имущество, но и преклонить колени перед Богом.Это согласуется с ответом Христа богатому человеку, который велел ему раздать свое имущество и следовать за Ним. Оба необходимы.

    Майк, Чикаго США

  • Нет никаких надежных источников, которые обсуждали бы существование каких-либо ворот, называемых игольным ушком. Это произошло из-за единственного источника IX века. Он говорит о том, что это значит, независимо от того, насколько это неудобно для богатых. Используйте свое богатство, чтобы заботиться о бедных.

    E Individual, Чикаго, США

  • Давайте не будем забывать о реальной проблеме, о которой Иисус говорил в этой истории.Богатый человек спросил Иисуса, что он должен сделать, чтобы попасть на Небеса, и был сослан на Божьи заповеди. Его ответ был: «Все это я наблюдал с юности». Но ему не хватало самого важного, основополагающего принципа Закона Божьего — Любви! Помните, что Иисус сказал в другом месте, что «весь закон и пророки» зависят от нашей любви к Богу и людям. Только Бог может дать нам эту любовь, поэтому человек не может соблюдать закон без Божьей любви, обитающей в нем! «Любовь — это исполнение закона.Рим.13: 10. Мы должны умереть для себя («возьми крест», Марка 10:21) и эгоизма, чтобы жить во Христе и Его любви. Любовь Христа побудит нас поделиться тем, что у нас есть, с теми, кто нет, что является «чистой религией и непорочной»! (Джеймс 1:27)

    Рэнди, Техас, США

  • Забавно наблюдать, как богатые христиане танцуют вокруг этого отрывка, защищая свое богатство. Количество слухов о воротах и ​​горных переходах … Богатый человек не может попасть на небеса, потому что его богатство могло быть использовано для спасения людей от голода, болезней или других болезней.Но этого не произошло. Жесткий, жестокий пример: «По состоянию на 2007 год Билл и Мелинда Гейтс были вторыми по величине филантропами в Америке, пожертвовав на благотворительность более 28 миллиардов долларов; пара планирует в конечном итоге пожертвовать 95% своего состояния на благотворительность». В мае 2013 года состояние Билла Гейтса оценивалось в 72,7 миллиарда долларов. Никто другой не пожертвует 95% своего состояния на благотворительность, но Билл все равно будет собирать более 3 миллиардов долларов, как только он закончит. Эти деньги все еще могут принести много христианской пользы, но это не так.Это будет финансировать образ жизни Билла. Теперь для нас с тобой это справедливо. Он заработал эти деньги. Это его дело с тем, что ему нравится. Но с чисто христианской точки зрения Билл Гейтс не попадет на небеса с 3 миллиардами долларов, оставшимися в его кармане, что не принесло никакой пользы. Я помню притчу, не уверен, есть ли она в Библии. Богатый мужчина пожертвовал половину своего состояния на благотворительность, а бедняк — все, что у него было. Вещи бедняка имели гораздо меньшее влияние, чем имущество богача, но бедняк был благословлен.

    Лиам Пентланд, Дарем, Великобритания

  • Евреи создали религиозную систему, согласно которой люди должны были платить священникам за жертвоприношения на алтаре. Богатым людям было фактически гарантировано Небо, потому что они могли купить себе дорогу. Иисус знал сердце богатого человека и видел его гордость в его послушании системе ложных законов, созданной евреями. Я считаю, что он говорил богатому человеку, что его Бог был его богатством, но он также говорил своим ученикам, что никто не может купить себе путь на небеса.Я думаю, он хотел проиллюстрировать невозможность этого факта, используя невозможность буквального прохождения верблюда через ушко буквальной иглы. Я не думаю, что этот отрывок имеет какое-то отношение к деньгам. Речь идет о том, как Иисус провозглашает, что есть только один путь на небеса, и Бог предоставил его через Своего Сына (с Отцом все возможно). Когда его ученики спрашивали, как можно тогда спастись, они спрашивали, исходя из своего понимания религиозной системы, которую они знали.Иисус говорил, что если вы следуете закону и системе, вы должны быть в ней совершенны. Невозможно сделать

    Ken Sierk, Arkansas, US

  • Есть хороший документальный фильм BBC, который свидетельствует о том, что Иисус шел шелковым путем на Восток и учился в буддийском монастыре, и что он вернулся туда после своего предполагаемого воскресения, чтобы проповедовать до своей смерти в преклонном возрасте. Все его притчи происходят из буддийских учений, переосмысленных в еврейском обществе, которое он пытался привести к пробуждению к благодати.Здесь он кратко излагает буддийское учение. В богатстве нет ничего плохого, если вы делаете с ним добро. Как было сказано выше, Иисуса поддерживали многие богатые сторонники, а также следующие после того, как он ушел. Многие из них были богатыми перемещенными греками, которые не могли стать римскими гражданами. Я склонен думать, что неправильный перевод с арамейского — правильный, а сноска X века верна. Тот факт, что какой-то человек сегодня «прогулялся» и нашел немалые ворота, не означает, что 2000 лет назад не было маленьких выходных ворот, которые назывались таковыми.Богатые, которые платили десятину в храме, чтобы купить там путь к богу, обманывали себя. Фактически все должны покинуть эту землю ни с чем. Так что лучше всего на 1% творить добро со своим богатством, пока вы здесь. Хватит твоего второго и третьего домов, модных машин, бриллиантов и жемчуга.

    джим, дельмар, штат Нью-Йорк, сша

Добавьте свой ответ

Почему «утиная кривая», создаваемая солнечной энергией, является проблемой для коммунальных служб

Давайте поговорим о «кривой утки», не так ли? Каждый, кому небезразлична солнечная энергия, должен знать о кривой утки.К тому же весело сказать. Утка кривая. Утка кривая.

Подробная история ниже, но короткая история такова: «Утиная кривая» относится к влиянию солнечной энергии на спрос на электроэнергию коммунальных предприятий.

В течение многих-многих десятилетий спрос на электроэнергию следовал довольно предсказуемой повседневной траектории, что позволяло менеджерам коммунальных сетей стать экспертами в прогнозировании и удовлетворении его.

Добавление большого количества солнечной энергии в сеть обещает коренным образом изменить форму этого дневного профиля спроса, заставляя операторов сети нервничать по поводу поддержания мощности и надежности.И в том, что делает его похожим на утку.

Кривая утка — это проблема, хотя и решаемая. В следующем посте я расскажу о различных способах ее решения. Но на сегодня я просто выложу это. И, возможно, подшутите над утиными шутками.

Начнем с начала.

Спрос на электроэнергию имел предсказуемую, управляемую форму (а именно, верблюд)

Спрос на электроэнергию меняется в течение дня, но это происходит довольно предсказуемо.Он повышается утром до небольшой горбинки до полудня, выравнивается к полудню, а затем поднимается до более высокой горбинки вечером, когда все возвращаются с работы домой и включают свои телевизоры и печи.

Вот типичная «кривая нагрузки» для региона Новой Англии в октябре 2010 г .:

EIA

Если прищуриться, можно увидеть спину верблюда с двумя горбами.

Очевидно, что точная форма этой кривой варьируется от места к месту и от сезона к сезону.В некоторых случаях и в некоторых местах горбинки более выражены; в умеренном климате, с меньшей потребностью в отоплении и охлаждении, они более плоские.

Но в большинстве случаев кривые нагрузки имеют несколько общих характеристик. Есть два суточных горба. Спрос никогда не становится слишком высоким или слишком низким, что означает, что он остается в разумно управляемом диапазоне. И рост и падение спроса довольно постепенное.

В течение почти столетия коммунальные предприятия удовлетворяли этот спрос, и они действительно преуспели в этом.

Для того базового количества энергии, которое всегда необходимо — «базовая нагрузка» — они круглосуточно управляют большими электростанциями, обычно ядерными и угольными. Эти заводы обычно медленные (и дорогие) запускаются или останавливаются, но дешевы, когда они запущены.

Затем идет «промежуточная нагрузка» со следующим по дешевизне уровнем электростанций, и на вершине этого второго горба «пиковая нагрузка», удовлетворяемая (обычно природным газом) «пиковыми электростанциями», которые дороги в эксплуатации, но просты в эксплуатации. быстро подниматься и опускаться.

Все шло хорошо, пока не появились ветер и солнце. Однако они по-разному влияют на кривую нагрузки, и сегодня мы сосредоточимся на солнечной энергии.

Привет, Ньюман. Shutterstock

Проблема с солнечной энергией в том, что вы не можете планировать ее, как электростанцию. Солнце светит, когда светит солнце, обычно с утра до полудня. Когда солнце не светит и солнечные панели потребителя вырабатывают энергию, этот покупатель потребляет меньше энергии, передаваемой в сеть коммунальным предприятием.

Другими словами, с точки зрения сетевого оператора, солнечная энергия совсем не похожа на электростанцию ​​(они управляются, или «диспетчеризованы», на жаргоне), это похоже на сокращение спроса. Это сокращение спроса на электроэнергию, поставляемую электростанциями сетевого оператора, — снижение в некоторой степени предсказуемое, но не контролируемое.

Таким образом, теперь сетевым операторам больше не нужно удовлетворять общий спрос. Они должны удовлетворить общий спрос минус солнечной энергии.Полная нагрузка за вычетом солнечной энергии известна как «чистая нагрузка». Это новая цель, в которую должны попасть коммунальные предприятия.

И когда солнечная энергия начинает расти, полезная нагрузка начинает сильно отличаться от старомодной нагрузки.

При большом количестве солнечной энергии кривые нагрузки начинают напоминать утки

Это подводит нас к кривой утки.

Несколько лет назад Калифорнийский независимый системный оператор (ISO), или CAISO, опубликовал небольшой доклад о кривой утки, который привлек много внимания. Калифорния испытала самый высокий уровень проникновения солнечных фотоэлектрических систем из всех штатов и ожидает колоссального роста в ближайшие годы.

В 2012 году кривая нагрузки в Калифорнии двигалась как обычно, как верблюд. В качестве иллюстрации я привожу вам восхитительный набросок журналиста Джордана Вирфс-Брок (из ее замечательной статьи о кривой утки):

(CAISO / Jordan Wirfs-Brock)

Эта голубая линия, очерчивающая верблюжьи неровности, является формой фактической кривой нагрузки Калифорнии в 2012 году.

Но в 2013 году, когда солнечная энергия увеличилась, все начало меняться.Спрос подавлялся больше днем, когда восходило солнце. В ближайшие годы CAISO ожидает, что эффект будет становиться все более и более заметным, пока кривая нагрузки не станет похожей на… утку:

CAISO / Jordan Wirfs-Brock

Ладно, вот она без утки:

CAISO

Что не так с уткой?

Одна примечательная черта кривой утки заключается в том, что она наносит ущерб доходам производителей электроэнергии и коммунальных предприятий. Это дает им все основания преувеличивать его неизбежность и опасность — помните об этом, мы вернемся к этому позже.

С точки зрения оператора сети беспокойство по поводу кривой утки тройное:

1) Крутые высокие пандусы

Пандусы в те моменты, когда полезный груз поднимается или опускается, больше не похожи на пологий склон верблюжьего горба. Они становятся крутыми и высокими (как утиная спина) и относительно быстрыми.

Это означает, что сетевые операторы вынуждены быстро отключить несколько электростанций или подключить их к сети.

Что особенно прискорбно, так это то, что солнце имеет тенденцию садиться непосредственно перед вечерним пиком спроса, что означает, что полезная нагрузка меняется от очень низкой до очень высокой, очень быстро (13000 МВт за три часа, в примере CAISO), а затем снижается. снова низкий.

Сетевые операторы не любят крутых пандусов. Выключить (или выключить) несколько растений, а затем снова запустить все сразу — это дорого и сильно загрязняет окружающую среду. Это также затрудняет управление напряжением и частотой.

Уголь не подходит для этой роли, так как он медленно нарастает.Ядерная промышленность в некоторых местах оказывается немного более гибкой, но пока не в такой степени в США. По большей части, для быстро реагирующих электростанций коммунальные предприятия обращаются к природному газу.

Итак, Калифорнии требуется достаточно мощностей природного газа для обеспечения вечернего пика, но большую часть полудня он не нужен. Это означает, что множество заводов по производству природного газа простаивают большую часть времени с низкими «коэффициентами мощности», но часто наращивают и сокращают объемы работы, увеличивая эксплуатационные расходы и затраты на техническое обслуживание.

Это все заставляет операторов электросетей раздражаться.

Не идеальный профиль нагрузки. (Shutterstock)
2) Избыточное производство и сокращение

Когда утка действительно толстеет, ее живот начинает свисать ближе к нижней части диаграммы — чистая нагрузка приближается к нулю около полудня. Это означает, что остановятся все электростанции с пиковыми нагрузками, остановятся все станции с промежуточной нагрузкой, а некоторые станции с базовой нагрузкой также начнут сокращаться.

А затем, несколько часов спустя, все снова начинают работать.

Во-первых, это дорого. С другой стороны, сетям требуется определенное количество резервной мощности в режиме онлайн в любое время в качестве буфера на случай аварии или сбоя. Если в сеть поступит так много солнечной энергии, что она начнет поглощать эти запасы, солнечная энергия будет «сокращена», то есть сеть перестанет принимать ее. (Сокращение также происходит по экономическим причинам.)

На Гавайях, где у 10 процентов клиентов теперь есть солнечные батареи на крышах, утка живот несколько раз ударился о дно, как рассказывает история Джеффа Ст.Джон подробности. Обратите внимание на красную линию:

(GTM)

Как видите, нагрузка на сеть была минус в течение нескольких часов 8 августа — была «обратная подача» в сеть, которая может испортить напряжение и стабильность.

На Гавайях у утки такая низкая спина и такой высокий подъем к голове, что они начали называть ее «кривой Несси» в честь Лох-Несского чудовища.

Эти опасения привели компанию Hawaiian Electric Co.(HECO), чтобы отказаться от солнечной энергии и ввести новые стандарты межсетевого взаимодействия. (Прямо сейчас, что несколько безумно, сеть не имеет связи с большинством этих солнечных панелей и не имеет возможности их контролировать или прогнозировать.)

3) Амплитудно-частотная характеристика

Для стабильности сеть должна балансировать спрос и предложение, посекундно. Частота поддерживается на отметке 60 герц. В случае внезапного сбоя — неожиданной потери электростанции, линии электропередачи или большой нагрузки — энергосистеме требуются ресурсы, способные быстро увеличиваться или уменьшаться для компенсации.

Это делается с помощью автоматизированных систем АЧХ, обычно на обычных электростанциях. Если солнечная энергия начнет отключать все эти электростанции в середине дня, сеть потеряет эти ресурсы, а вместе с ними и некоторую стабильность.

(Прямо сейчас большинство солнечных систем не имеют автоматической частотной характеристики, но они способны на это — подробнее об этом в следующем посте.)

Расплющивание утки

Помните, солнечная энергия портит бизнес-модель коммунальных предприятий, но фраза «мы зарабатываем меньше денег» не тронет сердца регулирующих органов, особенно когда это является реакцией на выбор потребителей.

Так что с их стороны есть стимул преувеличивать статус «кривой утки» как техническую проблему.

Более плоская утка. (Shutterstock)

Так что стоит подчеркнуть: Есть много-много способов сплющить утку . С инженерной точки зрения проблема разрешима, по крайней мере, в обозримом будущем. Может быть некоторый уровень проникновения ветра и солнца, когда стоимость их интеграции в сеть превышает выгоду, но мы еще далеко не приблизились к этому уровню.

Следующие шаги по размещению большего количества солнечной энергии в сети очевидны. Я расскажу о некоторых из них в своем следующем посте. Радуйтесь, ради утки.

Сахарский караван верблюдов идет золотыми тропами

ГИЗА, Египет —

Авантюристы особого сорта могут подумать о путешествии на верблюдах по Сахаре, и мы были шестью кочевниками, которые это сделали.

Мы думали не о бесплодии пустыни, а о караванах другого времени, перевозящих золото и рабов, о мерцающих миражах и бродячих племенах.Мы хотели отправиться туда, где Тутмос II, его жена Хатшепсут и ветхозаветные бедуины Авраам, Исаак и Иаков ушли задолго до того, как турки, персы, греки и римляне пришли грабить.

Когда мы собрались в Гизе, за Микерином (Менкауром), самой маленькой из трех Великих пирамид, мы хранили наше снаряжение в украшенных кистями седельных сумках. С стройных минаретов муэдзины перестали призывать верующих мусульман на утреннюю молитву. Солнце представляло собой белый диск на красном горизонте, окрашивая одну сторону каждой из трех пирамид в пыльно-розовый цвет.

Ранняя утренняя марля

Вдали купола мечетей, современные отели и старые дома плыли в утренней дымке вечной дымки Каира.

Наш караван состоял из 10 арабских верблюдов, четырех бедуинов и шести членов Национального исследовательского института.

Хадж Камель Абду-паша был нанят, чтобы вести нас в пустыню. На нем была выцветшая синяя галабия (длинный халат) и белый тюрбан с бахромой, лихорадочно свисающей над ухом. «Со мной ты будешь в безопасности, — сказал он.«Мой отец и все мои деды были бедуинами. Зовите меня «Хадж». Это название для паломничества в Мекку, Медину и Джебель-эр-Ран ».

Он говорил с верблюдами звуками «z». Zizz означало «спуститься», а zist означало «вставать», усиленное палкой, не слишком грубо уложенной на шею животного. От этого пухлого и искрометного потомка бедуинов я надеялся узнать об исчезающей кочевой культуре.

Когда все снаряжение было закреплено, мы сели на наших жалующихся верблюдов и, выполнив инструкции Хаджа, «откиньтесь назад!» чтобы помочь животным подняться из положения на коленях на задние лапы с последующим рывком на все четыре лапы.

После этого верблюдов связали в линию, и мы повернули от города и пирамид и направились на юг, в открытую пустыню. Погода стояла холодная 45 градусов, дул сильный западный ветер.

Вскоре мы привыкли к легкому ритму и радостно воскликнули: «Это правильный путь!» Под предводительством Хаджа, идущего рядом с Дейзи, ведущей верблюдиц, мы раскачивались в седле, когда вспыхнувшее чувство напомнило истории об Али-Бабе и Лоуренсе Аравийском.

В тылу, высоко нагруженные лагерным снаряжением и кормом для верблюдов, трое сморщенных бедуинов ехали легко, словно сидя на креслах-качалках.Когда первая миля прошла под раздвоенными копытами Дейзи, Хадж вскочил на лошадь, и мы пошли быстрее, пытаясь синхронизировать свое сиденье с тяжелой походкой, которую наш товарищ назвал «чук-чак-бах-бах».

В последовательности движений наши верхние позвонки выполняли восьмерки, пытаясь догнать нижние позвонки.

Отсутствие комфорта при езде

Еще до того, как мы отправились в путь, мы знали, что путешествие будет нелегким. Мы знали, что катание на Camelus dromedarius — это нечто большее, чем просто сиденье в штанах, поскольку это в первую очередь вьючные животные, способные нести 400-фунтовый груз на большие расстояния.У представителей этого рода высокогибкие, сводчатые, с одним горбом, они определенно не предназначены для комфортной езды.

Несмотря на все это, и невзирая на дурную репутацию, которая искажает всех верблюдов, я был готов полюбить Гимену, мою белую верблюдицу с длинными ресницами, если она проявит терпение к моему незнанию того, как все устроено. в ее части мира.

Гимена по-арабски означает «красивая», и хотя это не совсем буквально — у нее были шершавые колени и квадратные зеленые зубы, но она вела себя надменно и отстраненно.

Еще недалеко от пирамид — последних сохранившихся великих чудес древнего мира — мы миновали помет 20 века. Пластиковая упаковка, обдуваемая ветром, скатанная по не поддающемуся биологическому разложению перекати-поле. Мы смотрели за выброшенную обувь и ржавые банки до горизонта.

Прямо впереди Сахара извивалась вокруг Египта. Справа от нас полоса невысоких известняковых холмов с белыми полосами вторгалась на слегка морщинистый песочный ковер цвета оленя, простирающийся на запад. На востоке весь мир казался наполовину туманным небом и наполовину плоской пустыней.

Я заметил, что Гимена часто нарушала походку, потому что ей нужно было скорректировать шаг, чтобы не отставать от Дейзи. Я почувствовал себя комфортно в боковом седле примерно в то время, когда появились черные тучи и ветер поднял легкую песчаную бурю. Хадж заверил нас, что его молитва к Аллаху о хорошей погоде будет услышана.

Словно исполняя пророчество, ветер стих, солнце снова появилось, и мы почувствовали ауру таинственности, окружающую наше уединенное присутствие в этой пустыне, которая больше, чем Соединенные Штаты, простирается от Атлантического океана до Красного моря и дальше.

Закопанные норы

Изредка мы встречали норы, заросшие маленькими неуловимыми животными, и одинокие скопления пустынной травы и низкорослые колючие кусты того же цвета, что и песок.

В 10 часов Хадж остановил караван, чтобы заварить восхитительный чай на четырех горящих палочках. Погонщики верблюдов курили табак в кальяне, а Хадж в вечном хорошем расположении духа пел и танцевал, используя свою верблюжью палку в качестве фольги.

Хотя прошло три часа, Пирамиды все еще маячили позади нас, поэтому девять миль, которые мы прошли, казались не очень далекими по сравнению с 65 милями до нашего пункта назначения, оазиса в Файюме.Вернувшись в седло после чая, мы чувствовали себя спокойно и непринужденно в пустыне.

Хадж крикнул: «Как ты сидишь? У тебя все в порядке? » Мы заверили его, что все действительно «замечательно», за исключением того, что линии высокой мощности, несущие энергию от Асуанской плотины, протянулись по нашему маршруту, напоминая нам, что, как бы мы ни хотели испытать ощущение династического прошлого Птолемеев, мы были в значительной степени людьми часть электронного подарка.

Когда мы протестовали по поводу проводов, спрашивая: «Хадж, мы можем уйти от них?» он ответил: «Иншаллах» (если Аллах пожелает). Мы, конечно, успели.

Вскоре после этого, чтобы избежать военного лагеря, мы пошли по асфальтированной дороге, где устроили зрелище. Водители грузовиков просигналили. Туристы остановились, чтобы сфотографировать нас. Когда вдали гасла ракетная установка, наш караван продолжал свой путь на юг от признаков цивилизации, пока, наконец, не вернулась тишина, за исключением «стручка, стручка, стручка» верблюжьих лап.

Во время ланча из козьего сыра, фруктов и вареных яиц мы обнаружили, что только 20% пустыни — это песок, а остальная часть состоит из гравия и камней из алебастра, известняка, базальта и гетита.Много свидетельств тому, что небольшие морские ракушки, отложенные во время мезозойской эры, были весьма очевидны.

Покрытые лесами

В более недавнее геологическое время, между 60 000 и 6 000 до н.э., эта территория была покрыта лесами, которые бурлили жизнью. Когда леса умирали, животные отступали, как и доисторический человек, который бродил по региону на протяжении многих тысячелетий.

До христианской эры неолитические племена, первые пастухи и земледельцы вели проигрышную битву с пустыней. Затем они тоже бежали к северному побережью и к берегам Нила.Все уехали, кроме стойких бедуинов, которые оставались там до тех пор, пока экономика последних нескольких десятилетий не загнала большинство из них в перенаселенные города.

Убаюканные качками в безмерном одиночестве, мы думали о династиях высокой культуры, построенных королями и священниками на основе экономики, основанной на крепостном праве и плодородной черной почве, создаваемой ежегодным разливом Нила. Мы задавались вопросом, следует ли наш караван по маршруту Аменхотепа III и Нефертити.

Проехав семь часов, Хадж крикнул: «Ты устал? Хочешь остановиться? Если мы продолжим движение, завтра будет меньше путешествовать.«Мы заверили его, что хотим продолжать. Солнце было теплым, ласкало нас; темп был легким. Сонный и довольный этим опытом, кто-то напевал дуэт из Аиды, «O terra addio», в исполнении Радамеса и египетского раба. Он висел в неподвижном воздухе.

Незадолго до наступления темноты Хадж выбрал место для лагеря между двумя высокими защитными дюнами. Когда солнце зашло, поднялся ветер, и потребовалась сила мускулов египтян и американцев, чтобы удерживать веревки и вздымающийся холст при раскладывании палаток.Когда палатки были закреплены, на песке были расстелены яркие ковры из верблюжьей шерсти, на которые мы бросили свое снаряжение и измученные тела.

Керосиновый фонарь согрел палатку и над жаровней. Хадж поджаривал белый хлеб для бутербродов с тунцом и сыром, несомненно, думая, что это типичная американская еда и то, что мы хотели бы. Собственно, пресный хлеб, каркадай, (цветочный напиток) и коза, запеченная на пылающем огне, были тем, что мы имели в виду.

Но что бы то ни было, эти кулинарные мечты приснились нам еще до того, как наши тела узнали цену, которую нужно заплатить за путешествие по пустыне.Мы были слишком утомлены, чтобы жевать. Но, взращенные хорошим настроением Хаджа и вкусным чаем, мы вскоре возродились и стали наслаждаться черным небом, где луна в конце ноября соревновалась за блеск с Венерой.

В другой палатке на кассете воспроизводилась арабская музыка, а мужчины сгрудились у небольшого костра, разговаривали и курили. Когда мы застегнули наши спальные мешки, Хадж заявил, что будет бодрствовать, охраняя нас, не от гадюки или скорпионов, но, как он сказал: «Солдаты, возможно, увидели свет и пришли ограбить вас.”

40-градусная погода

Закутанный в старое шерстяное пальто, он всю ночь фыркал и хмыкнул возле нашей палатки в ветреную 40-градусную погоду. Мы хорошо спали, будучи уверенными в его внушительной внешности и силе его верблюжьей палки.

В 5:30 верблюдов накормили, мы позавтракали тостами, чаем и апельсинами, и палатки были поражены. Трое из нас прошли первые две мили, чтобы расслабить мышцы, прежде чем заставить их сесть в седло.

После утреннего чая мы снова оказались на горбине, которая, как говорят, у взрослого арабского верблюда хранит от 40 до 100 фунтов жира, который обеспечивает энергию и воду.

Хадж ехал задом на своем седле, чтобы с ностальгией рассказывать нам о своих кочевых предках-бедуинах.

«Они были самыми уважаемыми из всех мужчин. . . жить в пустыне со звездами вместо крыши », — сказал он. «Они были выше арабов. Выше купцы или фермеры привязаны к участку земли.

«Это печально. Бедуинская культура почти закончилась. Когда мы выходим из пустыни и переезжаем в дом, мы оставляем в комнате сложенную палатку. Когда мальчик хочет жениться на моей дочери, он приезжает с родителями в гости.Если они из хорошей семьи (которая не пьет и не играет в карты), я спрашиваю свою дочь, достаточно ли он ей нравится, чтобы жить вечно. Если она скажет «да», он ей нравится, то они вместе выходят в свет.

«Когда дочь выходит замуж, если можно устроить, ставят палатку для свадебного торжества».

На вопрос, что произойдет, если дочь забеременеет до замужества, Хадж провел пальцем по горлу. «Мы стреляем в него. Он исчезает. Пока.»

На вопрос о разводе он ответил: «У нас нет развода.Если он хороший муж и ремонтирует мебель, то в этом нет причин ».

«А что будет, если они устанут друг от друга?»

«Затем ее возвращают в отцовский дом с мебелью. Иногда бывает не в хорошем состоянии. Нет, у нас нет развода ».

В последний день, погнав верблюдов на неуклюжем галопе, мы достигли оазиса, где носильщики помогли разгрузить наше снаряжение в отеле Oberoi Auberge Fayoum. Мы сказали «Прощай, шукран» (спасибо) Хаджу, человеку, который чувствовал себя свободным танцевать под полуденным солнцем, когда у него было хорошее настроение.Затем он, другие бедуины и верблюды повернули на север в долгое путешествие обратно в Каир.

Мы купались впервые за три дня и спали на широких кроватях в роскошном отеле на берегу озера Куаран, где ветер из окружающей пустыни поднимал белоснежные волны, а в пальмах щебетали ласточки.

Можно составить планы на это или более короткое приключение в пустыне от Гизы до Саккары, 20 миль. Рядом с Мемфисом находится Саккара — некрополь или могильник, содержащий более 14 пирамид и сотни гробниц.Свяжитесь с компанией Misr Travel, ул. Талаат Харб, 7, Каир, Египет. Национальный исследовательский институт, Box 3494 Round Barn Station, Шампейн, штат Иллинойс, 61821; (217) 352-3667) занимается организацией путешествий по местам, связанным с приключениями.

Поездка, описанная в этой статье, длилась 10 дней за 2000 долларов, включая все отели, питание и транспорт на верблюдах.

Эксперимент «Корпус верблюдов» армии США — Кампания за Национальный музей армии США

Винс Хокинс

В июне 1859 года при попытке взобраться на наклонную голую скалу на юго-западе Техаса, один из армейских верблюдов потерял равновесие и упал, разбив одну из драгоценных бочек с водой, которые он нес.Офицер, сопровождавший экспедицию, быстро перерезал веревки, поймавшие верблюда, предотвратив ухудшение плохой ситуации. («Верблюды в Техасе», автор Томас Ловелл, любезно предоставлено Фондом Абелла-Хангера и Музеем нефти Пермского бассейна, Библиотекой и Залом славы Мидленда, штат Техас, где картина находится в постоянной экспозиции.)

В 1830-х годах Америка начала экспансию на запад. будучи серьезно ограничены суровым климатом и местностью, с которыми столкнулись пионеры и поселенцы. Это было особенно характерно для юго-запада, где засушливые пустыни, горные вершины и непроходимые реки оказались почти непреодолимым препятствием как для людей, так и для животных. В 1836 году лейтенант армии США Джордж Х. Кросман придумал необычную идею, как разрешить ситуацию. При умелой помощи друга, Э. Х. Миллера, Кросман изучил проблему и отправил отчет о своих выводах в Вашингтон, в котором говорилось, что:

«Верблюд и верблюд (как называют арабского верблюда) не имеют себе равных среди животных по силе переноски бремени, терпеливому труду, лишению пищи, воды и отдыха, а также в некоторых отношениях скорости. Обычный груз для верблюдов составляет от семи до девятисот фунтов каждый, и с ними они могут преодолевать расстояние от тридцати до сорока миль в день в течение многих дней подряд.Они будут обходиться без воды и с небольшим количеством еды в течение шести или восьми дней, или, как говорят, даже дольше. Их ступни одинаково хорошо подходят для пересечения травянистых или песчаных равнин, или грубых каменистых холмов и троп, и они не требуют подковки… »

Военное министерство проигнорировало их отчет. Однако именно с этим довольно простым предложением Кросман впервые представил концепцию того, что впоследствии станет самым уникальным экспериментом в истории армии США.

MAJ Генри С.Уэйн, офицер квартирмейстерского отдела, был одним из первых сторонников использования верблюдов в армии. Он ушел из армии 31 декабря 1860 года и позже был назначен бригадным генералом в армии Конфедерации. (Библиотека Конгресса)

Идея лежала в бездействии в течение нескольких лет до 1847 года, когда Кросман, теперь уже майор, встретил MAJ Генри К. Уэйна из отдела квартирмейстера, еще одного энтузиаста верблюдов, который подхватил эту идею. MAJ Wayne представил отчет в военное министерство и Конгресс, рекомендуя U.Ввоз верблюдов правительством С. Тем самым он привлек внимание сенатора Джефферсона Дэвиса от Миссисипи, который считал предложения Уэйна практичными и заслуживающими внимания. Дэвис, как председатель сенатского комитета по военным делам, в течение нескольких лет пытался добиться одобрения и финансирования проекта, но безуспешно. Только в 1853 году, когда Дэвис был назначен военным министром, он смог представить идею импорта верблюдов как президенту Франклину Пирсу, так и все еще скептически настроенному Конгрессу.

В своем годовом отчете за 1854 год Дэвис сообщил Конгрессу, что в «…. Департамент Тихого океана в некоторых случаях был усовершенствован транспортные средства, и есть надежда, что дальнейшие разработки и усовершенствования все же уменьшат эту крупную статью расходов нашей армии. В этой связи … я снова обращаю внимание на преимущества, которых можно ожидать от использования верблюдов и дромадеров в военных и других целях, и по причинам, изложенным в моем последнем годовом отчете, рекомендую выделить средства на введение небольшого количества верблюдов. нескольких разновидностей этого животного, чтобы проверить их адаптацию к нашей стране… »

3 марта 1855 года Конгресс согласовал и принял поправку о щите к законопроекту об ассигнованиях, постановив: «И в дальнейшем будет введена в действие сумма в 30 000 долларов, и она будет ассигнована под руководством военного министерства в покупка и ввоз верблюдов и дромадеров для использования в военных целях. Секретарь Дэвис наконец-то получит своих верблюдов.

Дэвис, не теряя времени, начал эксперимент. В мае 1855 года он назначил Уэйна возглавить экспедицию по добыче верблюдов. Корабль-склад USS Supply был предоставлен ВМФ для перевозки верблюдов в США. Корабль Supply находился под командованием LT Дэвида Диксона Портера, который, узнав о миссии и ее грузе, позаботился о том, чтобы она была оборудована специальными люками, конюшнями, «верблюжьей машиной», подъемниками и стропами. чтобы погрузить и транспортировать животных с относительным комфортом и безопасностью во время долгого путешествия.

Моряки и арабский верблюдов погружают двугорбого верблюда на борт авианосца USS Supply во время одной из двух экспедиций по добыче верблюдов. (Национальный архив)

Когда Уэйн осмотрел Supply , он был одновременно поражен и очень впечатлен тщательной и тщательной подготовкой Портера. Было решено, что пока Уэйн поехал в Лондон и Париж, чтобы посетить зоопарки и побеседовать с военными и учеными, имеющими непосредственные знания и опыт обращения с верблюдами, Портер отправится на судне Supply в Средиземное море и доставит припасы в США. С. Здесь базируется военно-морская эскадра. 24 июля Уэйн присоединился к Портеру в Специи (Ла Специя), Италия, и оттуда они отплыли в Левант, прибыв в Голетту (Ла Гулетт) в Тунисском заливе 4 августа.

В Голетте экспедиция приобрела первых трех верблюдов, двое из которых, как они позже обнаружили, были заражены «зудом», формой чесотки. По прибытии в Тунис к ним присоединился г-н Гвинн Харрис Хип, зять Портера, отец которого был консулом США в Тунисе. Хип был знаком с восточными языками и обычаями, и его обширные познания в области верблюдов оказались бесценным активом для экспедиции.В течение следующих пяти месяцев экспедиция пересекла Средиземное море с остановками на Мальте, в Греции, Турции и Египте. Уэйн, Портер и Хип также самостоятельно отправились в Крым, чтобы поговорить с британскими офицерами о том, как они использовали верблюдов во время Крымской войны. Аналогичное побочное путешествие было совершено в Каир, когда судно Supply пришвартовалось в Александрии.

Джефферсон Дэвис сначала поддержал использование верблюдов в армии во время службы в Сенате США. В 1855 году военный министр Дэвис убедил скептически настроенный Конгресс выделить 30 000 долларов на покупку и ввоз верблюдов для армии.(Джефферсон Дэвис, Дэниел Хантингтон, Армейское собрание произведений искусства)

После многочисленных трудностей, связанных с отсутствием подходящих животных и получением разрешений на экспорт, экспедиция, наконец, приобрела посредством покупки и в качестве подарков достаточное количество верблюдов. Всего они получили тридцать три животных: девятнадцать самок и четырнадцать самцов. Тридцать три экземпляра включали двух бактрийских (двугорбых), девятнадцати дромадеров (одногорбых), девятнадцати арабов, одного тунисского вьючного тельца, одного арабского теленка и одного верблюда Tuili или бугди верблюдов.Арабские дромадеры известны своей быстротой, а бактрийцы — своей силой и способностью нести бремя. Благодаря знанию Хипа верблюдов и его умению вести переговоры, стоимость в среднем составляла около 250 долларов за животное, и большинство из них находилось в хорошем состоянии. Экспедиция также наняла пятерых туземцев — арабов и турок — чтобы они помогали ухаживать за животными во время плавания и работали погонщиками, когда они достигли Америки. 15 февраля 1856 года, благополучно погрузив животных на борт, экспедиция отправилась в путь домой.

Экспедиция, замедленная из-за штормов и сильных штормов, длилась почти три месяца. Именно дальновидность и усердие Портера в уходе за животными позволили им выжить в ужасных погодных условиях. Корабль Supply окончательно разгрузил свой груз 14 мая в Индианоле, штат Техас. Во время плавания один самец верблюда умер, но родилось шесть телят, из которых двое выжили. Таким образом, экспедиция высадилась с тридцатью четырьмя верблюдами, и все они были в лучшем состоянии, чем когда они покинули свою родную землю.

4 июня, дав верблюдам немного отдохнуть и акклиматизироваться, Уэйн провел стадо за 120 миль до Сан-Антонио, прибыв туда 18 июня. Уэйн планировал создать ранчо и предоставить помещения для разведения верблюдов, но у секретаря Дэвиса были другие идеи, заявив, что «создание племенной фермы не входило в планы департамента. В настоящее время цель состоит в том, чтобы выяснить, адаптировано ли животное к военной службе и может ли оно экономично и с пользой использоваться в ней. Несмотря на свои возражения, Дэвис действительно видел преимущества отправки Портера во вторую поездку, чтобы заполучить больше верблюдов. Оставалось более половины ассигнований, и Supply все еще находился в ссуде у ВМФ. По указанию Дэвиса Портер снова уехал в Египет. 26-27 августа Уэйн переместил стадо примерно в шестидесяти милях к северо-западу в лагерь Верде, более подходящее место для его караван-сарая. Он построил верблюжий загон (хан) в точности как те, что были найдены в Египте и Турции.Лагерь Верде на долгие годы стал домом для «корпуса».

Чтобы удовлетворить опасения Дэвиса по поводу военной полезности верблюдов, Уэйн разработал небольшое полевое испытание. Он послал в Сан-Антонио три фургона, каждый с упряжкой из шести мулов, и шесть верблюдов за овсом. Фургонам, запряженным мулами, каждый из которых везло 1800 фунтов овса, потребовалось почти пять дней, чтобы вернуться в лагерь. Шесть верблюдов несли 3648 фунтов овса и совершили путешествие за два дня, наглядно продемонстрировав как свои способности, так и скорость.Еще несколько тестов подтвердили способность верблюдов к транспортировке и их превосходство над лошадьми и мулами. Дэвис был очень доволен результатами и заявил в своем годовом отчете за 1857, гг.: «Эти испытания полностью подтверждают ожидание их полезности при транспортировке военного снаряжения…». Пока что результат настолько благоприятен, насколько оптимистичные могли надеяться ».

Во время исследовательских экспедиций конца 1850-х годов, которые проводились в суровом климате юго-запада, верблюды доказали свою ценность, неся большое количество груза и потребляя мало воды по сравнению с лошадьми и мулами.(«В поисках воды» Эрнеста Этьена де Франчвилля Наржо, Дом-музей Стивена Декейтера)

В течение следующих нескольких месяцев Уэйн работал с гражданскими погонщиками и солдатами, чтобы приучить их к верблюдам и наоборот. Они научились ухаживать за животными и кормить их, управлять громоздкими верблюжьими седлами, правильно упаковывать животных и, что наиболее важно, обращаться с манерами и темпераментом верблюда. По своей природе верблюд — послушное животное, но может демонстрировать жестокий, агрессивный характер при жестоком обращении или жестоком обращении, буквально пиная, кусая или топая антагониста до смерти.Верблюды, как и коровы, жуют жвачку и, когда их раздражают, часто выплевывают большую студенистую массу с неприятным запахом жвачки в своего недоброжелателя. Мужчинам труднее всего было привыкнуть к резкому запаху верблюда. Хотя на самом деле верблюды пахнут не хуже лошадей, мулов или немытых людей, их запах был другим и имел тенденцию пугать лошадей, незнакомых с этим запахом.

30 января 1857 года Портер вернулся в США с еще 41 верблюдом.Поскольку к этому времени пятеро из первоначальных умерли от болезней, вновь прибывшие довели общее количество верблюдов до семидесяти. 10 февраля животных высадили в Индианоле, а затем перевезли в Кэмп-Верде.

В марте 1857 года Джеймс Бьюкенен стал президентом, и в него были внесены несколько изменений, которые напрямую повлияли на эксперимент с верблюдами. Джон Б. Флойд сменил Дэвиса на посту военного министра, и М.Дж. Уэйн был переведен обратно в квартирмейстерский департамент в Вашингтоне, округ Колумбия, что одним ударом устранило двух основных сторонников эксперимента с верблюдами.Тем не менее госсекретарь Флойд решил продолжить эксперимент своего предшественника.

В ответ на петицию, поданную примерно 60 000 граждан о строительстве постоянной дороги, которая поможет связать восточные территории с территориями крайнего запада, Конгресс санкционировал контракт на обследование и строительство дороги для повозок вдоль тридцать пятой параллели от форта Дефайанс. Территория Нью-Мексико, до реки Колорадо на границе Калифорнии и Аризоны. Контракт выиграл г-н Эдвард Фицджеральд Бил, бывший суперинтендант по делам индейцев Калифорнии и Невады, который имел звание бригадного генерала калифорнийской милиции.Бил был хорошим выбором для исследования, поскольку он путешествовал по некоторым частям этого региона во время мексиканской войны и во время съемки маршрута трансконтинентальной железной дороги.

Только после того, как Бил принял контракт, он узнал об особых условиях военного министра. Флойд приказал Билу взять с собой в исследовательскую экспедицию двадцать пять верблюдов. Бил яростно протестовал против того, что его заставили верблюдов, но Флойд был непреклонен. С тех пор, как Уэйн покинул Кэмп-Верде, верблюды не использовались.Правительство потратило некоторое время и средства, чтобы проверить верблюдов именно в такой ситуации, и Флойд был полон решимости посмотреть, оправдают ли они потраченные на них деньги. Хотя Бил категорически против этой идеи, в конце концов согласился.

25 июня 1857 г. исследовательская экспедиция отправилась в форт Дефианс. Группа состояла из двадцати пяти верблюдов, двух погонщиков, сорока четырех солдат, двенадцати повозок и примерно девяноста пяти собак, лошадей и мулов. Сначала выступление на верблюдах убедило Била в том, что его первоначальные протесты были хорошо обоснованы, поскольку животные двигались медленнее, чем лошади и мулы, и обычно опаздывали на несколько часов в лагерь. Однако на второй неделе путешествия Бил изменил свою мелодию и заметил, что верблюды «идут лучше». Позже он объяснил медленный старт верблюдов месяцами безделья и непринужденности в лагере Верде. Вскоре после этого верблюды выполнили свою задачу и начали опережать лошадей и мулов, набирая 700-фунтовый груз на постоянной скорости и пересекая землю, что заставляло других животных упираться. К тому времени, когда в начале августа экспедиция прибыла в Форт Дефайанс, Бил убедился в способностях верблюда.24 июля он написал Флойду, : «Мне доставляет большое удовольствие сообщить обо всем успехе экспедиции с верблюдами, насколько я это испытал. Работая со всеми неудобствами … мы прибыли сюда без происшествий, и хотя мы использовали верблюдов каждый день с тяжелыми рюкзаками, у нас гораздо меньше болей в спине и у них меньше инвалидов, чем было бы в случае путешествия с вьючными мулами. Поначалу я упаковал почти семьсот фунтов на каждого верблюда, что, боюсь, было слишком тяжелым бременем для начала столь долгого путешествия; они, однако, упаковывали его ежедневно, пока этот вес не уменьшился из-за того, что мы использовали его в качестве корма для наших мулов.

Найдя воду, лошади в исследовательской экспедиции охотно утоляют жажду, в то время как сопровождающие их верблюды не проявляют особого интереса. Армейские верблюды доказали, что они могут противостоять суровому климату юго-запада Америки и другим невзгодам, которые могли вызвать панику у лошадей и мулов. («Лошади утоляют жажду, верблюды презирают», с картины Эрнеста Этьена де Франшвилля Наржо, Дом-музей Стивена Декейтера)

В конце августа экспедиция покинула форт для осмотра.Бил был обеспокоен опасностями, связанными с таким путешествием по такой опасной местности, но эти опасения оказались необоснованными в отношении верблюдов. «Иногда мы забываем, что они с нами. Конечно, никогда не было ничего более терпеливого, выносливого и столь незначительного, как это благородное животное. Они пакуют свой тяжелый груз кукурузы, из которой никогда не пробуют зерна; безропотно терпят любую предложенную им пищу, всегда стоят рядом с повозками и, к тому же, настолько послушны и спокойны, что вызывают восхищение всего лагеря. …. (A) t на этот раз в лагере нет человека, который бы не в восторге от них. Сегодня они лучше, чем когда мы уезжали с ними из Камп-Верде; особенно с тех пор, как наши люди на собственном опыте узнали, как лучше всего их укладывать ».

Верблюды ели мало корма, вместо этого довольствуясь кустарником и колючими растениями, растущими вдоль тропы. Они могли проезжать от 30 до 40 миль в день, обходиться без воды от 8 до 10 дней, и, похоже, их нисколько не беспокоил суровый климат.В какой-то момент экспедиция заблудилась и по ошибке попала в непроходимый каньон. Последующее отсутствие травы и воды более тридцати шести часов привело мулов в бешенство. Небольшой разведывательный отряд верхом на верблюдах был отправлен на поиски следа. Они нашли реку примерно в двадцати милях от них и повели экспедицию к ней, буквально спасая жизни людей и животных. С тех пор верблюдов использовали для поиска всех водопоев.

Экспедиция достигла реки Колорадо 17 октября, последнего препятствия в их путешествии. Готовясь перейти реку, Бил написал Флойду 18 октября года: «Важную часть всех наших операций выполняли верблюды. Без помощи этого благородного и полезного животного многие невзгоды, которые нам удалось избежать, выпали бы на нашу долю; и наше восхищение ими возрастало день ото дня, поскольку некоторые новые трудности, которые мы терпеливо переносили, более полно развили их полную адаптацию и полезность в исследовании дикой природы. Иногда мне казалось невозможным, что они могут выдержать испытание, которому они подверглись, но они, кажется, поднялись наравне с каждым испытанием и выходили из каждого исследования с такой же силой, как и до начала….Я подверг их испытаниям, которые никакое другое животное не могло бы вынести; и все же я прибыл сюда не только без потери верблюда, но и те, кто видел их в Техасе, признали, что они находятся в таком же хорошем состоянии, как когда мы уезжали из Сан-Антонио…. Я полагаю, что в настоящее время я могу говорить от имени каждого человека в нашей партии, когда я говорю, что нет ни одного из них, кто не предпочел бы самого равнодушного из наших верблюдов четырем нашим лучшим мулам ».

19 октября, когда экспедиция начала пересекать Колорадо, Бил был обеспокоен переходом верблюдов, поскольку ему сказали, что они не умеют плавать.Он был приятно удивлен, когда самого большого верблюда вывели к реке, погрузили в нее полностью загруженным и переплыли без труда. Остальные верблюды также переправились без происшествий, но при попытке утонули две лошади и десять мулов. Завершив свою геодезическую миссию, Бил возглавил экспедицию в Форт Теджон, примерно в 100 милях к северу от Лос-Анджелеса, чтобы отдохнуть и пополнить запасы запасов. Экспедиция длилась почти четыре месяца и преодолела более тысячи двести миль.

Флойд остался очень доволен результатами.Он приказал Билу вернуть верблюдов в лагерь Верде, но Бил возразил, оправдавшись тем, что, если войска в Калифорнии будут вовлечены в «мормонскую войну», верблюды окажутся бесценными для перевозки припасов. Вместо этого Бил перевез верблюдов на ранчо своего делового партнера Сэмюэля А. Бишопа в нижней части долины Сан-Хоакин. Бишоп использовал верблюдов в своем личном бизнесе, перевозя грузы на свое ранчо и в новый город, возникший недалеко от форта Теджон. Во время одного из таких предприятий Бишоп и его люди подверглись угрозе нападения со стороны большой группы индейцев мохаве.Бишоп оседлал своих людей на верблюдах и бросился в атаку, разгромив индейцев. Это было единственное боевое действие с использованием верблюдов, и оно проводилось не армией США, а гражданскими лицами.

В апреле 1858 года Билу было приказано обследовать второй маршрут по тридцать пятой параллели от Форт-Смита, штат Арканзас, до реки Колорадо, чтобы использовать его в качестве дороги для повозок и этапов. Ему было предоставлено использование еще двадцати пяти верблюдов из лагеря. Верде для этой экспедиции. Биллу потребовался почти год, чтобы завершить эту миссию, и его отчет Флойду снова превозносил образцовые действия верблюдов.

В своем ежегодном отчете Конгрессу в декабре 1858 года Флойд с энтузиазмом заявил: «Полное приспособление верблюдов к боевым действиям на равнинах теперь можно рассматривать как продемонстрированное». Далее он заявил, что верблюд доказал свою «большую полезность и превосходство над лошадью для всех перемещений по равнинам и пустыням» и рекомендовал Конгрессу «разрешить покупку 1000 верблюдов». Конгресс, однако, не был убежден и не санкционировал дальнейшее финансирование.Не испугавшись, Флойд снова сослался на свою правоту в своем ежегодном отчете за 1859 г., : «Проведенные до сих пор эксперименты — а они довольно полны — демонстрируют, что верблюды представляют собой наиболее полезное и экономичное средство передвижения людей и припасов через великую пустыню и бесплодие. части нашего интерьера… Обильные поставки этих животных позволили бы нашей армии обеспечить большую и более надежную защиту наших границ и всех наших межокеанских маршрутов, чем в три раза больше их стоимости, затраченной другим способом.В качестве меры экономии я не могу слишком настоятельно рекомендовать покупку полного запаса на рассмотрение Конгресса ». Несмотря на обилие доказательств и веских аргументов, Конгресс не сдвинулся с места. Флойд повторил попытку в 1860 году, но к тому времени тучи гражданской войны привлекли безраздельное внимание Конгресса, и идея покупки верблюдов была далека от их мыслей.

В ноябре 1859 года армия взяла на себя заботу о двадцати восьми верблюдах на ферме Бишопа и перевезла их в Форт Теджон. Хотя животные были в довольно плохой физической форме, теперь их стало на три больше, чем Бил первоначально оставил на ранчо, что демонстрирует теорию МАДжа Уэйна о том, что верблюды — если им будет предоставлена ​​возможность — могут размножаться сами по себе.Это стадо оставалось в форте Теджон до марта 1860 года, когда они были переселены на арендованные пастбища примерно в двенадцати милях от форта. В сентябре несколько верблюдов были отправлены в Лос-Анджелес, чтобы принять участие в первом официальном испытании верблюдов в Калифорнии.

Испытание под командованием помощника квартирмейстера CPT Уинфилда Скотта Хэнкока заключалось в том, чтобы увидеть, можно ли эффективно использовать верблюдов в качестве курьерских служб. Верблюды были испытаны против существующей службы, двухмуловой доски, для перевозки сообщений примерно в трехстах милях от лагеря Фитцджеральд до лагеря Мохаве на реке Колорадо.Было проведено два тестовых прогона, и в обоих верблюды погибли от истощения, что привело армию к пониманию того, что уже показали другие тесты: верблюдов разводили не для скорости, а для транспортировки. Хотя испытание доказало, что «верблюжий экспресс» был значительно дешевле, он был не быстрее, чем услуга перевозки мулов и дощатых досок, и была намного тяжелее на верблюдах. Это был единственный тест, который они когда-либо провалили.

Второй армейский эксперимент был проведен в начале 1861 года, когда четыре верблюда были назначены сопровождать Пограничную комиссию в их исследовательской экспедиции на границе Калифорнии и Невады.Экспедиция, с самого начала безнадежно дезорганизованная, закончилась полным провалом и едва не закончилась катастрофой. Экспедиция заблудилась и заблудилась в безжалостной пустыне Мохаве. Потеряв нескольких мулов и бросив большую часть своего снаряжения, именно стойкие верблюды спасли положение и привели выживших в безопасное место.

Начало гражданской войны фактически остановило эксперимент с верблюдами. Войска повстанцев заняли Кэмп-Верде 28 февраля 1861 года и захватили несколько оставшихся верблюдов, используя их для перевозки соли и почты по Сан-Антонио.Верблюды сильно пострадали от рук похитителей, которые очень не любили животных. С ними жестоко обращались, оскорбляли, и некоторые из них были намеренно убиты.

Стадо около форта Теджон, насчитывавшее 31 верблюда, было переведено в квартирмейстерское депо в Лос-Анджелесе 17 июня 1861 года. В течение следующих трех лет верблюдов содержали хорошо кормили и продолжали размножаться, часто переходя с одного поста на другой. никто не знал, что еще с ними делать. Было предложено несколько рекомендаций по их использованию для почтовой службы, но они так и не были приняты.Расходы на кормление и уход за неиспользованными животными в конце концов стали слишком большими, и по рекомендации Департамента Тихого океана военный министр Эдвин М. Стэнтон приказал продать их на публичных аукционах. По-видимому, не зная о многочисленных успешных испытаниях, проведенных на верблюдах, Стэнтон заявил, : «Я не могу утверждать, что они когда-либо использовались так, чтобы приносить какую-либо пользу военной службе, и я не думаю, что будет практично проводить они полезны. »

26 февраля 1864 года тридцать семь верблюдов из Калифорнии были проданы за 1945 долларов, или 52 доллара.56 на верблюда. Уцелевшие сорок четыре верблюда из Кэмп-Верде были наконец обнаружены в конце войны. 6 марта 1866 года они тоже были выставлены на аукцион, по цене 1364 доллара, или 31 доллар за верблюда. Генерал-квартирмейстер армии М.Г. Монтгомери Мейгс одобрил сделку, выразив надежду, что гражданские предприятия смогут более успешно использовать верблюдов, и выразив искреннее сожаление по поводу того, что эксперимент закончился неудачей.

Верблюды попадали в цирки, катали детей, участвовали в «верблюжьих бегах», жили на частных ранчо или работали вьючными животными для шахтеров и старателей. Они стали привычным зрелищем в Калифорнии, на юго-западе, северо-западе и даже так далеко, как Британская Колумбия, их странная внешность часто привлекала толпы любопытных людей. В 1885 году, будучи маленьким мальчиком пяти лет, живущим в Форт-Селдоне, штат Нью-Мексико, GEN Дуглас Макартур вспоминал, как видел верблюда: «Однажды любопытное и устрашающее животное с пятнистой головой, длинной и изогнутой шеей и шаркающими ногами бродило вокруг. гарнизон…. животное было одним из старых армейских верблюдов ».

В конце концов, когда любопытство улеглось или их новые владельцы просто перестали в них нуждаться или больше не нуждались, многие из верблюдов были выпущены на волю в дикой природе, чтобы они сами заботились о себе.Спустя много лет их видели блуждающими по пустыням и равнинам Юго-Запада. Последний из первых армейских верблюдов, Топси, как сообщалось, умер в апреле 1934 года в Гриффит-парке, Лос-Анджелес, в возрасте восьмидесяти лет, но сообщения о наблюдениях за верблюдами продолжались десятилетиями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.