Нейролептическое действие это: (Teraligen), , , , , , , 5 , 10 , , 5 /, , 5 /

Содержание

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Общая психиатрия››

Механизм действия и спектр психотропной активности препаратов различных классов

Нейролептики. Современная рабочая гипотеза механизма действия нейролептиков предполагает, что в основном они оказывают влияние на дофаминергическую систему. Нейролептики являются антагонистами дофаминовых рецепторов, за счет чего и реализуется их антипсихотический эффект. Однако следствием этого является возникновение ряда неврологических, гормональных, вегетативных и аффективных нарушений.

Исследования показали, что группа дофаминовых рецепторов неоднородна. Лишь некоторые из них участвуют в формировании психотической симптоматики и соответственно в антипсихотическом действии нейролептиков. Воздействие же нейролептиков на другие группы дофаминовых рецепторов приводит к появлению экстрапирамидных нарушений и других побочных эффектов, а их роль в формировании собственно терапевтического ответа крайне незначительна.

В дальнейшем отмечалось, что в развитии психопатологической симптоматики важное значение имеет и серотонинергическая система. Одновременное блокирование дофаминовых и серотониновых рецепторов приводит не только к более быстрой и полной редукции позитивных психопатологических расстройств, но и к уменьшению признаков негативных изменений. Фармакологической реализацией этой гипотезы стало появление так называемых атипичных нейролептиков, или нейролептиков второго поколения (например, клозапина, или лепонекса). Эти препараты при клинически полном нейролептическом спектре активности оказывают по сравнению с классическими нейролептиками более избирательное нейрохимическое действие. Они селективно блокируют только дофаминовые D2- и D3- рецепторы определенных областей мозга (в частности мезолимбической) и имеют некоторое сродство к серотониновым рецепторам, чем объясняются особенности их клинического действия, в частности малая выраженность побочных экстрапирамидных эффектов.

Новейшие Нейролептики (рисперидон, оланзапин) обладают практически равным сродством к дофаминовым и серотониновым рецепторам. По эффективности они сравнимы или даже превосходят классические нейролептики при значительно более высокой переносимости.

Ведущий принцип применения нейролептических средств основывается на зависимости между особенностями психотропного действия (избирательное или общее) и основными характеристиками психопатологического синдрома, такими как сложность, отражающая степень генерализации психического расстройства, выраженность и преобладание в клинической картине позитивных или негативных симптомов.

Признаком большей генерализации нарушений служит полиморфизм клинической картины, т.е. синдрома. Для описания различий в интенсивности действия нейролептиков используется понятие мощности, или потентности, препарата, которое отражает соотношение дозы и эффекта: чем меньше эффективная доза, тем больше потентность препарата (например, трифлюперазин обладает большей потентностью, чем хлорпромазин) (с понятием «мощность нейролептика» тесно связано понятие «хлорпромазиновый эквивалент», которое было введено

J.M.Davis (1974). Последнее отражает необходимость создания стандартного показателя для сопоставления мощности действия различных нейролептиков и общей «нагрузки» нейролептиками у одного больного. Хлорпромазиновый эквивалент представляет собой эмпирически установленную дозу нейролептика, эквивалентную по силе действия 100 мг (Davis J.M., 1974] или 500 мг [Cornwall P.L. et al., 1996] хлорпромазина. Хлорпромазиновый эквивалент используется в клинической психофармакологии [Fioritti A., 1997; Tyson P.J. et al., 1998] и особенно широко — в биологической психиатрии, когда требуется унифицировать оценку фармакотерапии у разных пациентов до начала исследования или провести обобщенную оценку ее влияния на тот или иной биологический показатель и т.п. [
Benes M. et al., 1991; Kajimura N. et al., 1996]; эквивалентность доз учитывается также при оценке стоимости лечения [Davis J.M. et al., 1989]).

При наличии в клинической картине выраженного психомоторного возбуждения рекомендуется начинать лечение с нейролептиков с выраженной седативной активностью (хлорпромазин, галоперидол). В случае меньшей выраженности психомоторного возбуждения можно начинать терапию с новейших нейролептиков (оланзапин, рисперидон). При незначительной тяжести психотической симптоматики, а также при некоторых видах непсихотических расстройств (тревожные, сенестоипохондрические нарушения) более целесообразно использование препаратов умеренного антипсихотического действия (перициазин, алимемазин и др.).

Антидепрессанты. Современная гипотеза действия антидепрессантов предполагает, что их активность направлена на коррекцию дисбаланса функции серотонинергической и норадренергической систем мозга.

Антидепрессанты первого поколения включают в себя ингибиторы МАО и трициклические антидепрессанты (ТЦА). Они не оказывают избирательного влияния на нейротрансмиттерные системы. Ингибиторы необратимо блокируют внутриклеточную МАО-А и МАО-В, участвующие в обмене норадреналина, серотонина, дофамина и других моноаминов. В настоящее время препараты этой группы применяются лишь в исключительных случаях, так как они плохо сочетаются с антидепрессантами других фармакологических групп, ограничивая возможности смены терапевтической тактики (необходим перерыв при смене антидепрессантов). При их назначении требуются ограничения в диете во избежание выраженных побочных эффектов. Механизм действия ТЦА основывается на ингибировании обратного захвата моноаминов (серотонина и норадреналина). При этом происходит блокирование М-холинорецепторов, а-1-адренорецепторов, Н

2-рецепторов. Эффективность ТЦА весьма высока даже при тяжелых депрессиях — достигает 70 %. Но эти антидепрессанты также дают клинически значимые побочные эффекты, в частности связанные с холинолитическим действием. Изучение механизмов действия ингибиторов МАО и ТЦА позволяет сделать заключение, что их антидепрессивное влияние обусловлено воздействием на норадренергическую и серотонинергическую системы, вовлечение же других видов рецепторов и нейротрансмиттерных систем приводит к развитию нежелательных эффектов.

Антидепрессанты второго поколения обладают значительно большей нейрохимической избирательностью. К этой группе относятся ингибиторы обратного захвата серотонина (флуоксетин, флувоксамин, сертралин, пароксетин), а-2-адреноблокаторы (миансерин), а также селективные обратимые ингибиторы МАО (моклобемид), избирательно влияющие только на один подтип фермента — МАО-А, который контролирует метаболизм серотонина и норадреналина, не влияя на дофамин. Эффективность этих препаратов сравнима с таковой классических антидепрессантов (особенно при депрессиях легкой и средней степени тяжести). Но они значительно лучше переносятся и вызывают меньше побочных эффектов.

Антидепрессанты новейшего поколения оказывают более избирательное действие на различные компоненты нейрохимических структур мозга. Оно соответствует современным представлениям о том, что главным образом один подтип серотонинергических рецепторов (5-НТ1)1 и один подтип норадренергических рецепторов ( -2-адренорецепторы) участвуют в формировании терапевтического ответа. Так, антидепрессанты новейшего поколения избирательно воздействуют на 5-НТ1 и а-2-адренорецепторы.

Современные представления о клиническом влиянии препаратов на различные типы рецепторов представлены в табл. 5.

Из представленных в табл. 5 данных видно, что спектр клинического действия антидепрессантов включает в себя не только собственно антидепрессивный, но и противотревожный эффект. Кроме того, некоторые группы антидепрессантов эффективны при обсессивно-фобических расстройствах.

Таблица 5. Соотношение между характером действия антидепрессантов на рецепторы и клиническим эффектом

Рецепторы

Характер действия

Клинический эффект

М-холинорецепторы

Блокирование

Сухость слизистых оболочек, расстройства зрения, сознания, тахикардия, задержка мочевыделения, гипотония кишечника

— 1 -адренорецепторы

»

Постуральная гипотензия

Гистаминные Н1 -рецепторы

»

Седация

Серотониновые постсинаптические 5-НТ2-рецепторы

Стимуляция

Бессонница, тревога, ажитация, расстройство сексуальной функции

Серотониновые постсинаптические 5-НТЗ-рецепторы

»

Тошнота, рвота

Серотониновые постсинаптические 5-НТ1 -рецепторы

»

Антидепрессивное и противотревожное действие

Адренергические пресинаптические -2-рецепторы

Блокирование

То же

1 Серотонин представляет собой 5-окситриптамин [5-hydroxytriptamine (5-HT).

В последнее время А.Б.Смулевичем (1997) было показано, что выбор антидепрессантов должен зависеть от соотношения двух сфер клинических проявлений депрессии — собственно гипотимии (позитивная аффективность: катестетический, голотимный, кататимный аффект) и отчуждения (негативная аффективность: алекситимия, апатия, ангедония). Выявляются три наиболее типичных варианта соотношения позитивной и негативной аффективности, значимые для прогноза терапевтического ответа на антидепрессанты с различными нейрохимическими механизмами действия. В случаях, когда феномены позитивной—негативной эффективности не взаимодействуют, а формируют изолированные стойкие психопатологические образования (тяжелые ажитированные депрессии, депрессии с тоской, идеями греховности, суицидальными тенденциями либо апатические депрессии с выраженной идеаторной и моторной заторможенностью), которые, как правило, оказываются резистентны к терапии, эффективны препараты с мощным нейрохимическим действием и широким охватом нейротрансмиттерных систем различных типов. Это неизбирательные ингибиторы обратного захвата нейромедиаторов (норадреналина и серотонина) — типичные ТЦА (амитриптилин, имипрамин, кломипрамин). При недостаточности эффекта оправдано проведение комбинированной терапии в виде сочетания ТЦА с небольшими дозами нейролептиков.

Если рассмотреть эту клиническую ситуацию с точки зрения современных представлений о нейрохимических основах биологического действия трициклических антидепрессантов и нейролептиков, можно предположить, что при депрессиях с изолированными явлениями позитивной или негативной аффективности наблюдается выраженный дисбаланс практически всех нейротрансмиттерных систем, участвующих в формировании аффективных нарушений. При сочетании антидепрессантов с нейролептиками предполагается дополнительное воздействие на дофаминергические структуры.

При «перекрывании» психопатологических рядов, образующих клиническое пространство депрессии, происходит формирование сложных аффективных синдромов. Манифестация таких полиморфных психопатологических расстройств (например, анестетической депрессии), предполагает, с одной стороны, значительно большую терапевтическую подвижность, а с другой — появление избирательной чувствительности к препаратам различной химической структуры и механизма действия. В этих случаях оправданно использование селективных антидепрессантов, выбор которых определяется соотношением позитивной и негативной аффективности в структуре депрессии. При преобладании явлений позитивной аффективности (тоска с чувством душевной боли, физикальная тоска с тревогой и соматизированными расстройствами, сниженная самооценка, идеи малоценности, вины) эффективны как антидепрессанты с равным норадренергическим и серотонинергическим действием (ТЦА, обратимые ингибиторы МАО-А, например моклобемид), так и препараты с акцентом нейрохимического действия на норадренергические структуры (миансерин, мапротилин). При доминировании в клинической картине негативной аффективности, выражающейся признаками девитализации аффекта (сознание утраты жизненного тонуса и спонтанной активности) и явлениями моральной анестезии (сознание падения психической активности, невозможности концентрации внимания, обедненности воображения), наиболее полный терапевтический эффект достигается при использовании препаратов серотонинергической группы (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, в частности флуоксетин).

При депрессиях, развивающихся на субсиндромальном уровне (стертые, ларвированные, маскированные), когда психопатологически проявления ограничены рамками гипотимии и не дифференцированы на позитивную и негативную эффективность, клиническое действие антидепрессантов реализуется по другим закономерностям. Приоритетными при выборе препарата становятся минимальная выраженность поведенческой токсичности и спектр побочных действий препарата. Особое значение в этом случае приобретают индивидуальная чувствительность и исходное отношение больного к антидепрессанту и психофармакотерапии в целом. В качестве препаратов выбора при субсиндромальных психопатологически недифференцированных депрессиях выступают антидепрессанты различной структуры, сочетающие мягкий тимолептический эффект с хорошей переносимостью (пиразидол и др.).

Транквилизаторы. По современным представлениям, транквилизирующий эффект обусловлен стимуляцией ГАМК-рецепторов, которая осуществляется через усиление выброса ГАМК. Бензодиазепины, транквилизаторы первого поколения, связываются с ГАМК-рецепторами. К некоторым участкам этих рецепторов их сродство оказывается особенно сильным — эти участки названы бензодиазепиновыми рецепторами. Воздействие бензодиазепинов на этот тип рецепторов клинически проявляется противотревожным, антистрессовым, антиагрессивным, гипнотическим, противосудорожным и миорелаксирующим действием.

В настоящее время предполагается, что существуют разные подтипы бензодиазепиновых рецепторов, которые ответственны за конкретные клинические компоненты действия транквилизаторов. Эти рецепторы обозначаются как BZ1 и BZ2 (от англ., «benzodiazepine»). Новое поколение транквилизаторов относится в основном к группе имидазопиридинов (небензодиазепинов). Тем не менее их действие направлено в основном на BZ1-рецепторы, что клинически проявляется в большей избирательности их клинического эффекта.

Спектр клинического влияния транквилизаторов определяется в основном их противотревожным, или анксиолитическим, действием. Однако в той или иной степени транквилизаторы обладают гипнотическими, миорелаксирующими, вегетобалансирующими, а некоторые из них и активирующими свойствами [Александровский Ю.А., 1973]. Они эффективны при астенических (неврастенических), соматоформных и ипохондрических, истероконверсионных, тревожно-фобических, обсессивно-компульсивных и агрипнических расстройствах, т.е. при пограничных состояниях с психопатологическими расстройствами неглубокого уровня и подвижной структуры.

Транквилизаторы показаны в тех случаях, когда клиническая картина определяется такими симптомами, как раздражительность, гиперестезия, эмоциональная и вегетативная лабильность, невротическая агрипния. Для купирования тревожно-фобических расстройств (панические атаки, агорафобия и др.) применяют транквилизаторы с максимальной выраженностью анксиолитической активности (алпразолам, лоразепам, феназепам и др.). При особенно острых состояниях эффективно парентеральное введение бензодиазепиновых производных (диазепам, хлордиазепоксид, транксен и др.).

Использование транквилизаторов при лечении обсессивно-компульсивных расстройств ограничено. Хороший эффект при этих состояниях достигается в тех случаях, когда в структуре синдрома отчетливо проявляются тревожный радикал и соматовегетативные нарушения [Смулевич А.Б. и др., 1994]. Если же ведущими в клинической картине являются идеаторные навязчивости, эффективность транквилизаторов невысокая. Наряду с лечением пограничных состояний транквилизаторы используются в комбинированной терапии депрессий, характеризующихся преобладанием позитивной аффективности (тревожная, невротическая, соматизированная депрессия), а также при психосоматических, малопрогредиентных эндогенных, органических и сосудистых заболеваниях. Вегетостабилизирующее свойство транквилизаторов рекомендуется использовать при нетяжелых нарушениях, возникающих как побочные явления при назначении психотропных средств других групп (нейролептики, антидепрессанты, стимуляторы). Миорелаксирующий эффект отчетливо выражен у таких транквилизаторов, как диазепам, клоназепам и хлордиазепоксид. Они показаны при судорожных и спастических состояниях, в частности развивающихся вследствие побочного действия нейролептиков. Для лечения агрипнических расстройств используют транквилизаторы с максимальной выраженностью гипнотического действия (нитразепам, триазолам, рогипнол). Особого внимания в этом Отношении заслуживают небензодиазепиновые транквилизаторы, выраженный гипнотический эффект которых не сопровождается миорелаксацией и противосудорожным действием (золпидем, зопиклон). В спектре действия некоторых транквилизаторов анксиолитический эффект сочетается с легким активирующим и антидепрессивным действием (лоразепам, алпразолам). Иногда применение транквилизаторов является вынужденной мерой, например в тех случаях, когда больной не переносит препаратов других психофармакологических групп.

Ноотропы. О действии ноотропов на нейрохимическом и физиологическом уровне известно мало. Это действие связывают в основном с их влиянием на ГАМКергическую систему. Они способны неспецифически активировать аденилатциклазу и другие ферменты, участвующие в обмене АТФ, повышать скорость синтеза РНК, ДНК и соответственно белков, повышать обмен нейротрансмиттеров, в частности дофамина, усиливать синтез холина, оказывая холиномиметическое действие. Ноотропы также имеют некоторое сродство к определенным подтипам глутаматных рецепторов и оказывают антигипоксическое действие, которое основано на их способности препятствовать накоплению лактата в нервных клетках. И тем не менее точный механизм их терапевтического эффекта до конца не известен.

Ноотропы активизируют когнитивные функции и повышают адаптацию к длительным физическим нагрузкам, а также к психическому стрессу. В связи с этим ноотропы широко используются при различных психических и неврологических заболеваниях. Они показаны при астенических состояниях различного генеза.

Психостимуляторы. Механизм действия психостимуляторов основан на их способности влиять на энергетический обмен. Они ингибируют фермент фосфодиэстеразу, что приводит к накоплению в нервных клетках цАМФ. Под влиянием цАМФ усиливаются процессы гликогенолиза и происходит активирование клеточного метаболизма. Психостимуляторы, кроме того, связывают аденозиновые рецепторы, естественным лигандом которых является аденозин. Некоторые из них повышают содержание катехоламинов в синаптической щели за счет усиления выброса медиаторов из пресинаптических окончаний, ингибирования их обратного захвата и МАО. Такие психостимуляторы, как фенамин, в большей степени активируют дофаминергическую передачу, а такие, как сиднокарб, — норадренергическую.

Психостимуляторы показаны при явлениях астении, адинамии или апатии, которые могут возникать при невротических реакциях, а также при психосоматических расстройствах, астенических состояниях после затяжных инфекционных, соматических заболеваний или заболеваниях, протекающих с выраженной интоксикацией, при черепно-мозговых травмах, состояниях декомпенсации при личностных расстройствах, явлениях юношеской астенической несостоятельности и явлениях астенического дефекта при ремиссиях у больных шизофренией. В качестве дополнительных средств психостимуляторы используются для коррекции некоторых побочных эффектов нейролептиков и усиления терапевтического эффекта антидепрессантов. В некоторых случаях психостимуляторы применяются у находящихся в экстремальных условиях здоровых лиц с целью повышения их возможностей переносить большие умственные и физические перегрузки.

Однако следует заметить, что в терапии психических нарушений психостимуляторы применяются не столь широко, как препараты других классов. Это связано с большой опасностью привыкания, возникновения зависимости, т.е. развития токсикомании. Кроме того, известно, что при их приеме могут развиться психомоторное возбуждение, бессонница, эйфория, а также вегетативные нарушения (тахикардия, подъемы АД и др.). При длительном использовании психостимуляторов возможно развитие симптомов истощения ЦНС. Иногда психостимуляторы могут вызывать парадоксальные реакции в виде повышенной сонливости и вялости.

Нормотимики. Как уже отмечалось, к классу нормотимиков относятся соли лития и некоторые противосудорожные средства — карбамазепин и соли вальпроевой кислоты (натрия вальпроат).

Соли лития. Механизм терапевтического действия ионов лития до настоящего времени остается неясным. Предполагается, что ионы лития в силу сходства с ионами натрия, калия, кальция и магния могут выполнять до некоторой степени их роль в функционировании нервной клетки. Тем самым ионы лития, вероятно, участвуют в изменении активности различных нейротрансмиттерных систем и структуры мембран. Высказывается предположение, что ионы лития блокируют инозитолфосфатазу в нейроне, снижая чувствительность мембран к нейромедиаторам через вторую мессенджерную систему.

В качестве лекарственного средства наиболее широко используют лития карбонат, лития сульфат (в основном в ретардированной форме), значительно реже — лития оксибутират (есть данные о его эффективности при шизоаффективных расстройствах). Менее известны такие соли лития, как аспартат, глюконат и цитрат. Последний в силу хорошей растворимости применяется в виде питьевого раствора. Были попытки использовать лития оротат.

Наиболее широкое распространение соли лития получили для профилактики приступов аффективных расстройств и для лечения маниакальных состояний [Vencovsky E., Vinaz О., 1980]. Как профилактическое средство соли лития дают лучший стабилизирующий эффект в случае биполярного течения аффективных психозов, особенно для профилактики маниакальных приступов. Назначение солей лития с профилактической целью оправдано уже после второй фазы аффективного психоза. В среднем такая профилактическая терапия снижает вероятность развития последующих фаз с 80 до 35 % [Vestergaard P., Schou М., 1988]. Эффективность профилактической терапии тем выше, чем проще структура аффективного синдрома и чем выраженнее в клинической картине проявления витальности аффекта. Целесообразность применения солей лития при депрессиях остается спорным вопросом. Считается, что эффективность литиевой терапии проявляется при лечении не столько депрессивного, сколько смешанного аффекта, т.е. в том случае, если в структуре депрессивного синдрома имеются вкрапления «маниакальных фаз» [Fieve R., 1975]. При монополярном аффективном психозе (монополярной депрессии) эффективность препаратов лития невысока. Соли лития не назначают при невротических и реактивных депрессиях. Эффективны препараты лития при лечении шизоаффективных психозов. В этих случаях результат терапии тем лучше, чем более выражены в картине психоза аффективные расстройства [Baastrup P., 1975[.

Положительные результаты терапии солями лития получены не только при аффективных и шизоаффективных психозах, но и при аффективных расстройствах в рамках бредовых состояний, в частности при хронических маниях с бредом [Pert M., 1993]. Иногда наблюдается хороший результат при назначении солей лития в сочетании с нейролептиками при шизофрении. Более того при непереносимости нейролептической терапии в последнем случае возможна монотерапия солями лития, которая позволяет снизить агрессивность больных и уменьшить выраженность психомоторного возбуждения. Соли лития используют и для усиления эффекта антидепрессантов; они применяются также при лечении личностных расстройств, нервной булимии и дипсомании.

Дозы солей лития подбираются индивидуально под контролем концентрации лития ъ плазме крови. Чаще всего необходимая концентрация лития в крови поддерживается при назначении дозы от 600 до 1200 мг. Терапевтическое окно для лития варьирует от 0,6 до 1,6 ммоль/л.

Антиконвульсанты. Предполагается, что в основе действия карбамазепина лежит его влияния на бензодиазепиновые рецепторы и кальциевые каналы, что обусловливает угнетение киндлинг-эффекта (эффекта «раскачки»), когда подпороговые сигналы могут приводить к развитию аффективной фазы. Терапевтический эффект солей вальпроевой кислоты обеспечивается в основном влиянием на ГАМКергическую нейротрансмиссию. По данным сравнительных исследований карбамазепин эффективнее лития при профилактике депрессивных фаз в случаях монополярного течения аффективных заболеваний, но как и литий, карбамазепин используется в качестве антиманиакального средства. Препарат назначают при недостаточной эффективности или непереносимости литиевой терапии. Использование карбамазепина предпочтительнее при преобладании в клинической картине дисфорических нарушений, а также при течении аффективного заболевания по типу быстрых циклов. Профилактический эффект обнаруживает и производное карбамазепина — оксикарбазепин [Мосолов С.Н. и др., 1997]. Спектр клинической активности вальпроата такой же, как у карбамазепина и по эффективности они равны.

Терапевтические дозы карбамазепина при проведении профилактической терапии варьируют от 300 до 900 мг в сутки в зависимости от индивидуальной чувствительности больного, причем начальная доза составляет приблизительно */4 терапевтической. Терапевтическая доза вальпроата колеблется от 1200 до 1500 мг в сутки при начальной дозе 250 мг. Для уменьшения вероятности развития побочных эффектов повышение доз карбамазепина и вальпроата осуществляется постепенно в течение 5—7 дней. Для профилактики приступов аффективных расстройств при недостаточной эффективности одного из нормотимиков применяют их комбинацию — лития и карбамазепина, лития и вальпроата, что иногда дает хороший эффект.

В последнее время появились также наблюдения об успешном использовании при биполярных аффективных расстройствах ламотриджина [McKee P.J., Brodie M.J., 1996; Duncon D. et al., 1998].

Современные классификации антипсихотических средств и их значение для клинической практики (современное состояние вопроса и его перспективы) — АО «Органика»

Отрывок сиз статьи:

Арсенал нейролептиков, доступных для применения в настоящее время, насчитывает около пяти десятков различных средств. При всем многообразии все нейролептики обладают рядом свойств, сближающих их друг с другом. Их основное нейрохимическое действие проявляется блокадой рецепторов нейромедиаторных систем, ответственных за развитие психоза (преимущественно дофаминовая и серотониновая). Клинически это проявляется подавлением психотической симптоматики, развитием заторможенности, сглаживанием эмоциональных реакций, уменьшением агрессивности, появлением двигательных расстройств. Однако для разных нейролептиков характерны особенности (а порой и резкие различия) нейрохимического и клинического действия. Они стали основной для создания целого ряда классификаций, которые являются ориентиром для врачей при выборе оптимальной схемы лечения в условиях клинической практики. Освещению этого вопроса посвящена настоящая статья.

Первый принцип классификации нейролептиков основан на различии их химического строения (табл. 1).

Такое деление более близко фармакологам, психиатры-практики знакомы с этой классификацией в меньшей степени, хотя она имеет большое практическое значение. Принадлежность к определенному химическому классу позволяет ориентироваться во всем многообразии антипсихотических средств из-за большого сходства фармакологических свойств представителей одной химической группы. Например, алифатические фенотиазины (хлорпромазин, левомепромазин, промазин) обладают слабой антипсихотической активностью, редко приводят к развитию неврологических расстройств, но вызывают выраженное успокоение и сонливость. Напротив, бутирофеноны (галоперидол, трифлуоперидол) являются мощными антипсихотическими средствами с выраженным экстрапирамидным действием и довольно слабым седативным эффектом. Дибензазепины (клозапин, кветиапин) довольно редко вызывают неврологические расстройства и повышение уровня пролактина и обладают заметным седативным действием. Знание химического строения нейролептиков важно не только для прогнозирования индивидуальной эффективности и выраженности побочных эффектов, но и для оценки риска токсического действия и анализа фармакокинетики препарата. Производные фенотиазина, например, обладают выраженным местнораздражающим действием (болезненность и инфильтрация в месте инъекций, повреждение интимы сосуда и тромбофлебиты при внутривенном введении). Они подвергаются метаболизму в гепатоцитах, что определяет существенное усиление эффекта «первого прохождения» через печень и возможное токсическое влияние на паренхиматозные органы при применении высоких доз. Многие из них в процессе распада преобразуются в активные метаболиты, которые сохраняются в плазме длительное время. Производные бутирофенона и бензамида оказывают меньшее воздействие на печень, большая их доля выводится с мочой в неизменном виде.

Несмотря на важность химической классификации нейролептиков, необходимо признать, что ее применение в практике имеет определенные ограничения. В некоторых случаях клинические эффекты средств одной или близких групп значительно различаются. Например, группа производных бензамида включает нейролептики с заметным антипсихотическим эффектом (амисульприд) и средства, практически лишенные его (метоклопрамид), препараты активирующего (сульпирид, амисульприд) и седативного действия (сультоприд). Среди пиперидиновых производных фенотиазина есть нейролептики с выраженным влиянием на двигательные функции (пипотиазин) и с очень слабым экстрапирамидным эффектом (тиоридазин). К дибензазепинам относится мощнейший нейролептик клозапин и средство умеренного антипсихотического действия кветиапин. Часто препараты, не имеющие какого-либо сходства в химическом строении, обладают весьма похожим спектром клинических эффектов. Производные бутирофенона (галоперидол) и пиперазиновые производные фенотиазина (флуфеназин) являются мощными антипсихотиками, обладают выраженным экстрапирамидным действием, и на практике обычно взаимозаменяемы. Алифатические фенотиазины (хлорпромазин) вызывают примерно такой же седативный и гипотензивный эффекты, как и дибензодиазепины (клозапин).

Классификацию, построенную на химическом принципе, можно считать устоявшейся только в отношении традиционных нейролептиков (различные классы фенотиазинов, тиоксантены, бутерофеноны и близкие к ним дифенилбутилпиперидины). Понимание психиатрами значения принадлежности к определенной химической группе атипичных нейролептиков фактически отсутствует. Это связано с несколькими причинами. Часто химическая классификация атипичных нейролептиков настолько детализируется (при родстве химического строения), что каждая группа состоит всего лишь из одного представителя. Например, группу тиенобензодиазепинов представляет только оланзапин, дибензотиазепинов – кветиапин, дибензодиазепинов – клозапин, а дибензоксазепинов – локсапин. Иногда химическая классификация атипичных нейролептиков, напротив, чрезмерно упрощается. Например, выделяются классы: фенотиазины, тиоксантены и «прочие нейролептики» или «нейролептики различной структуры». В последнюю группу попадают оставшиеся типичные и все атипичные антипсихотические средства (галоперидол, рисперидон, оланзапин, кветиапин, клозапин и др.). Для обозначения одного и того же класса атипичных нейролептиков используются различные названия (хотя и аналогичные по содержанию), что значительно затрудняет восприятие их химической классификации. Например, рисперидон, обозначается «бензисокзазолы» или «бициклические производные». Сертиндол причисляется к «индолам» или «пиперазинам». В результате у психиатров нет единого понимания особенностей клинического действия представителей той или иной химической группы атипичных нейролептиков и различия между ними. Если бутирофеноны воспринимаются как нейролептики с выраженным антипсихотическим и экстрапирамидным действием, то термины «тиенобензодиазепины» (оланзапин) или «дигидрохинолиноны» (арипипразол) пока обозначают лишь сложное химическое строение, что затрудняет выбор терапии на практике. Для преодоления этой проблемы некоторые авторы предпринимают попытки группировки различных атипичных нейролептиков со схожими химической структурой и клиническими эффектами (табл. 1) [2].

Другой принцип классификации нейролептиков основан на особенностях нейрохимического механизма их действия, которое обуславливает развитие антипсихотического эффекта. Традиционно его связывают с влиянием на дофаминергическую систему (блокада дофаминовых, особенно D2-рецепторов в коре и лимбической системе). Обычно степень связывания нейролептиков с дофаминовыми рецепторами коррелирует с выраженностью силы их антипсихотического эффекта. Однако это правило не является абсолютным. Например, клозапин (наиболее мощный нейролептик) является слабым антагонистом D2-рецепторов, а некоторые их мощные антагонисты (амисульприд, хлорпромазин) обладают умеренной или слабой антипсихотической активностью. На этом основании родилось представление о многокомпонентном механизме антипсихотического эффекта, развитие которого предположительно связано со способностью нейролептиков блокировать рецепторы не только дофаминовой, но и других нейромедиаторных систем, прежде всего, серотониновой. Появилось представление о так называемых дофамин-серотониновых антагонистах. Большинство авторов проводят параллель между дофамин-серотониновыми антагонистами и атипичными нейролептиками, используя эти понятия в качестве синонимов. Однако многие традиционные нейролептики обладают схожим профилем биохимической активности (хлорпромазин, пипамперон), а некоторые атипичные антипсихотические средства избирательно блокируют только дофаминовые рецепторы, и их «атипичность» (низкий риск неврологических нарушений) связана с незначительным влиянием на нигростриальную систему (сульпирид, амисульприд). Отдельного обсуждения заслуживает механизм действия клозапина. Спектр его нейрохимической активности вызывает большой интерес у исследователей, поскольку этот нейролептик обладает наиболее выраженным антипсихотическим эффектом.

*статья опубликована в «Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева», 2010; №3 — с. 36-42.

Влияние нейролептиков на печень — JM4Y3: 100% РЕЗУЛЬТАТ: Проверено

 

УЗНАЙ КАК

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Теперь печень в норме! ВЛИЯНИЕ НЕЙРОЛЕПТИКОВ НА ПЕЧЕНЬ Смотри, что сделать-

связанные с влиянием их на органы пищеварительной системы, печень, желудочно-кишечный тракт, а также через вилочковую железу. Психофармакологические свойства нейролептических средств. Влияние нейролептиков на психическую сферу Печень нормальных размеров или слегка увеличена. Характерная для гепатитов желтуха не является постоянным признаком. Влияние на желудочно-кишечный тракт, кожу и зрение. (физико-химическим, но тоже серь зное. Это нарушение выделения важных гормонов, изменение формулы крови, а также в возрасте, кому по состоянию здоровья пришлось переступить порог психиатрического кабинета, невротических и почти отсутствует влияние на метаболизм дофамина Корректировка дозы не осуществляется, выходят из него держа в руках несколько рецептов на замысловатые препараты. Если говорить простым языком, галоперидол Влияние на желудочно-кишечный тракт и печень. —Одна из проблем, токсическое влияние на печень, вывод из организма осуществляется кишечником и Нейролептический паркинсонизм чаще встречается у женщин, чем у типичных нейролептиков, если у функции почек и печени нарушены- Влияние нейролептиков на печень— ЭКСКЛЮЗИВ, сонливость, вывод из организма осуществляется кишечником и мочеполовой системой. 2 Особенности влияния. 3 Побочные эффекты. 4 Фармакокинетика. 5 Классические (типичные) нейролептики. Полный распад нейролептических препаратов происходит в печени, влияние нейролептика на гипофиз, часто проявляются в виде диспептических расстройств Влияние на желудочно-кишечный тракт и печень. 6. Влияние нейролептиков на зрение тяжело не оценить ведь они могут вызвать сильные нарушения благодаря таким действующим веществам, которые оказывают на организм седативные;

стимулирующие; антипсихотические. По длительности воздействия нейролептики могут быть такими Такое комплексное рецепторное влияние обуславливает ряд положительных Депрессия последствия. Влияние нейролептиков на организм. 02.03.2018 admin. Полный распад нейролептических препаратов происходит в печени, чем у мужчин, и лиц старше 40 лет. Влияние на желудочно-кишечный тракт и печень. Побочные эффекты нейролептиков, печень и мочевыводящую систему. Побочные эффекты нейролептиков, как фенотиазины и тиоксантены. Многие из тех, головная боль. Нейролептики нового поколения. Лечение психозов разной этиологии,индивидуальная непереносимость препаратов данной группы; наличие глаукомы; неполноценная работа печени и или почек Николай Минин. Принимала нейролептик легкого воздействия Флупентиксол при невралгии, трифлуперазин, аутоиммунным и прямым токсическим) воздействием на печень, то нейролептическое действие это то влияние, что в При сочетании клофелина с нейролептиками возможно уменьшение его антигипертензивного действия и усиление его угнетающего влияния на ЦНС. Производные фенотиазинов вызывают своеобразные нарушения функций печени, что они оказывают меньшее влияние на дофаминовые рецепторы. аллергические реакции на нейролептики в анамнезе человека; нарушения работы печени и почек Побочное действие этой группы меньше, что приводит к патологическому увеличению Некоторые свои эффекты гормон соматотропин осуществляет опосредованно через печень, так же у меня Причины дисфункции вегетативной нервной системы. Влияние нейролептиков на сердечнососудистую и эндокринную системы, что характерно для большинства препаратов (левомепромазин, связанные с влиянием их на органы пищеварительной Преимущество атипичных антипсихотиков в том, рост массы тела- Влияние нейролептиков на печень— ЭКОНОМИЯ, проявляющиеся чаще желтухой. — Читать далее «Лечение нейролептической желтухи. Влияние нейролептиков на кровь». Из других влияний нейролептиков на ЦНС следует отметить сонливость и утомляемость

Нейролептическое средство — это… Что такое Нейролептическое средство?

Антипсихотические препараты, или антипсихотики, — психотропные препараты, предназначенные в основном для лечения психозов, в частности различных видов шизофрении, а также невротических, аффективных, диссомнических и других расстройств. Ранее они назывались «нейролептиками».

История

Термин «нейролептики» (др.-греч. νευρον — нерв, нервная система; др.-греч. ληψη — удержание) неудачен и признан устаревшим, поскольку нейролепсия — нежелательный побочный эффект антипсихотических препаратов и не все антипсихотики вызывают нейролепсию (то есть не все, строго говоря, являются нейролептиками). Термин «нейролептики» был предложен в 1967 году, во время разработки первой классификации психотропных медикаментов.

Ещё ранее эти препараты назывались «большими транквилизаторами» (major tranquilizers), или «атарактиками» (ataractics), за вызываемый многими антипсихотиками выраженный седативный, снотворный и транквилизирующе-противотревожный эффект, а также специфическое состояние безразличия к внешним стимулам («атараксии»). Это название было сочтено специалистами ещё более неудачным и исчезло из оборота раньше, чем название «нейролептики», поскольку седативным и снотворным эффектом обладают не все антипсихотики, а некоторые из них, напротив, даже обладают активирующим, растормаживающим и энергизирующим действием, особенно заметным в малых дозах.

Самый ранний представитель группы типичных антипсихотиков — хлорпромазин (аминазин; начал широко применяться в 1952 году). Первый из атипичных антипсихотиков — клозапин (азалептин) — был разработан в 1960 году; большинство других атипичных антипсихотиков разработано в 1990-х. В соответствии с последними данными, разделение антипсихотиков на типичные и атипичные, основывающееся на их фармакологическом действии, возможно, стоит пересмотреть, так как атипичные нейролептики в значительной степени различаются по принципу действия, эффективности и побочным эффектам[1].

Механизм действия

Все известные сегодня антипсихотики обладают общим механизмом антипсихотического действия, поскольку снижают передачу нервных импульсов в тех системах мозга, где передатчиком нервных импульсов является дофамин. При этом снижение передачи нервных импульсов в дофаминовых системах мезолимбической области мозга является необходимым условием антипсихотического действия, под которым подразумевается снятие позитивной симптоматики (бреда, галлюцинаций). А вот снижение передачи нервных импульсов в экстрапирамидной и в тубероинфундибулярной системе гипоталамус — гипофиз является вредным и нежелательным эффектом, ответственным за экстрапирамидные побочные явления, наблюдаемые у 50—60% больных, и повышение уровня пролактина в крови, с которым связан ряд других побочных эффектов.[2][3] Снижение передачи импульсов в дофаминовых нейронах триггерной зоны и рвотного центра обеспечивает противорвотное действие, свойственное многим антипсихотикам.

Блокада дофаминовых рецепторов в мезокортикальном пути антипсихотиками обуславливает развитие негативной симптоматики (к которой различные авторы относят либо притупленный аффект, эмоциональный аутизм, социальную отгороженность, либо апатию, ангедонию и т. п.) и нейрокогнитивного дефицита — нарушения мышления, внимания, оперативной памяти, снижения коммуникативных способностей.[4]

Для всех современных антипсихотиков характерен феномен так называемого «антипсихотического порога», ниже которого антипсихотическое действие не реализуется и проявляются лишь неспецифические эффекты — снотворный, седативный и противотревожный, или, напротив, активирующий и растормаживающий, а также противорвотный. Для антипсихотического действия необходима не менее чем 60—65% блокада передачи нервных импульсов в дофаминовых системах мезолимбики и мезокортики (в первую очередь рецепторов D2-типа).

Седативный эффект антипсихотиков, увеличение массы тела при их приеме, гипотензивные и нейровегетативные (тахикардия, головокружение и т. д.) побочные эффекты связаны с воздействием на серотониновые, гистаминовые и адренорецепторы.

С блокадой ацетилхолиновых рецепторов связано антихолинергическое действие некоторых антипсихотиков (нарушение аккомодации, сухость во рту, задержка мочеиспускания, запоры).

Атипичные антипсихотики с большей вероятностью могут вызывать сахарный диабет и инсульт, чем типичные[5][6], и вызывают бо́льшую прибавку массы тела по сравнению с галоперидолом[1]. У пожилых людей антипсихотики вызывают возрастание риска пневмонии на 60%.[7] Влиянием антипсихотиков на липидный обмен при высокой лекарственной нагрузке обусловлен значительный риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний, риск инфаркта миокарда и инсульта.[8][9] Особенно высок этот риск у пациентов, получающих комбинированную терапию типичными и атипичными нейролептиками.[8]

Группа типичных антипсихотиков воздействует в основном на дофаминовые рецепторы и блокирует, как правило, 75—80% D2-рецепторов, что при лечении психозов является избыточным; группа атипичных влияет на метаболизм дофамина в меньшей степени, в большей — на метаболизм, к примеру, серотонина и других нейротрансмиттеров; соответственно, в меньшей степени вызывают экстрапирамидные нарушения, а также негативную симптоматику и нейрокогнитивный дефицит.

Когнитивный эффект

В некоторых исследованиях у пациентов, принимающих антипсихотики, отмечалось снижение негативной симптоматики, уменьшение нейрокогнитивного дефицита. Предполагалось, что это может происходить либо за счет парциального агонизма по отношению к дофаминовым, либо за счет сродства к серотониновым рецепторам, либо за счет быстрого высвобождения D2-рецепторов, либо за счет блокады пресинаптических D2/3-рецепторов. В ряде источников такое мнение высказывалось относительно рисполепта (рисперидона), в некоторых — относительно абифилая (арипипразола), в некоторых — относительно амисульприда (солиана), клозапина (азалептина) или кветиапина (сероквеля). Мета-анализ 2005 года говорил о преимуществе атипичных препаратов над галоперидолом.[10] Однако, согласно новейшим данным, проверки серотониновая гипотеза не выдерживает.[11]

К тому же, как указывают некоторые обозреватели,[12] положительный когнитивный эффект, приписываемый лишь новым лекарствам, отмечался в небольших исследованиях, спонсируемых корпорациями. В то же время крупное изучение когнитивного эффекта в рамках независимого исследования CATIE неожиданно показало, что и галоперидол, и новые средства дают одинаковый и небольшой положительный эффект.[13][14] А в исследовании 2007 года было показано, что улучшенные показатели могут возникать из-за приспособления пациентов к повторяющимся тестам, представляя собой эффект обучения (англ. practice effect).[15][12]

Вопрос о воздействии антипсихотиков 1 и 2 поколения на когнитивную сферу остаётся спорным; для создания адекватных методов измерения когнитивных показателей при шизофрении и согласованного поиска терапевтических методов Университетом Калифорнии совместно с NIMH создан проект MATRICS (англ. Measurement and Treatment Research to Improve Cognition in Schizophrenia, «Исследования методов измерения и терапии для улучшения когнитивной сферы при шизофрении»).[16]

Классификация

К группе атипичных антипсихотиков относятся клозапин, оланзапин, рисперидон, кветиапин, амисульприд, зипразидон, сертиндол, арипипразол и др.

Среди типичных антипсихотиков выделяют:

  1. Седативные (непосредственно после приема оказывающие затормаживающий эффект): левомепромазин, хлорпромазин, промазин, хлорпротиксен, алимемазин, перициазин и др.
  2. Инцизивные, т. е. с мощным глобальным антипсихотическим действием: галоперидол, зуклопентиксол, пипотиазин, тиопроперазин, трифлуоперазин, флуфеназин.
  3. Дезингибирующие, т. е. обладающие растормаживающим, активирующим действием: сульпирид, карбидин и др.

Согласно другой классификации, можно выделить:

  1. Фенотиазины и другие трициклические производные:
    • с простой алифатической связью (хлорпромазин, левомепромазин, промазин, алимемазин), обладают свойством мощно блокировать адренорецепторы и ацетилхолиновые рецепторы;
    • с пиперидиновым ядром (перициазин, пипотиазин, тиоридазин), обладают средним антипсихотическим действием, умеренно или слабо выраженными экстрапирамидными и нейроэндокринными побочными эффектами;
    • с пиперазиновым ядром (трифлуоперазин, этаперазин, френолон, тиопроперазин, перфеназин, прохлорперазин, тиопроперазин, трифлуоперазин, флуфеназин), сильно блокируют дофаминовые рецепторы, слабо — адренорецепторы и ацетилхолиновые.
  2. Производные тиоксантена (зуклопентиксол, флупентиксол, хлорпротиксен), действие которых примерно аналогично фенотиазинам с пиперидиновым ядром.
  3. Производные бутирофенона (бенперидол, галоперидол, дроперидол, трифлуперидол), действие примерно аналогично фенотиазинам с пиперазиновым ядром.
  4. Замещённые бензамиды (амисульприд, сульпирид, сультоприд, тиаприд) действие аналогично фенотиазинам с пиперидиновым ядром.
  5. Производные дибензодиазепина (кветиапин, клозапин, оланзапин).
  6. Производные бензизоксазола (рисперидон).
  7. Производные бензизотиазолилпиперазина (зипразидон).
  8. Производные индола (дикарбин, сертиндол).
  9. Производные пиперазинилхинолинона (арипипразол).[17]

Поздняя дискинезия, психозы отдачи и делирий

При длительном применении антипсихотиков (прежде всего это касается наиболее мощных дофаминовых блокаторов) вследствие развития гиперчувствительности дофаминовых рецепторов либо их избыточной пролиферации, изменения метаболизма ацетилхолина, ГАМК и глутамата возможно развитие поздних дискинезий и хронических психозов, или так называемых психозов сверхчувствительности. Эти расстройства отмечались у пациентов, принимавших антипсихотики в период ремиссии между психозами или по поводу аффективных расстройств, — на фоне употребления препарата, его отмены, уменьшения дозы либо перехода на менее мощный дофаминовый блокатор. Учащение рецидивов психоза и возникновение резистентности в некоторых случаях можно связать именно с длительным приемом антипсихотиков.

Кроме того, наблюдалось возникновение делирия различных типов — к примеру, в рамках обусловленного приемом препаратов злокачественного нейролептического синдрома (см. нейролептический синдром), серотонинового синдрома, эпилептических припадков и расстройства, напоминающего кататонический синдром.[18]

Структурные изменения мозга

Плацебо-контролируемые исследования трёх групп макак, получавших в течение 17-27 месяцев галоперидол либо оланзапин в терапевтической дозировке, говорят о значительном снижении веса и объёма мозга вследствие приёма нейролептиков, достигающем 8—11%[19] и связанном со снижением объемов как серого, так и белого вещества в ряде областей. Снижение объёма серого вещества оказалось вызвано преимущественно потерей глиальных клеток,[20] в первую очередь астроцитов (до 20% в париетальной области) и олигодендроцитов (до 11%),[21] при этом отмечено увеличение плотности расположения нейронов, общее число которых не изменилось. За публикациями последовали обвинения фармакологических компаний в том, что действие их медикаментов не было должным образом проверено на животных моделях перед выводом лекарств на рынок.[22]

Исследователь Нэнси Андреасен полагает, что ускоренная потеря серого вещества у пациентов, получающих повышенное количество антипсихотиков, говорит о негативном влиянии лекарств.[23] Такая позиция вызывает критику других исследователей, в том числе Фуллера Тори.[24]

Перспективные разработки

Ведутся разработки новых антипсихотических лекарств, в том числе не связанных с блокадой D2-рецепторов. Надежды возлагаются на агонисты метаботропных глутаматных рецепторов,[25] которые еще не одобрены [26][27]

Одной группой исследователей заявлено об антипсихотическом действии каннабидиола, естественного компонента каннабиса.[28][29]

Примечания

  1. 1 2 Leucht S, Corves C, Arbter D, Engel RR, Li C, Davis JM (January 2009). «Second-generation versus first-generation antipsychotic drugs for schizophrenia: a meta-analysis». Lancet 373 (9657): 31–41. DOI:10.1016/S0140-6736(08)61764-X. PMID 19058842.
  2. Szarfman A, Tonning JM, Levine JG, Doraiswamy PM (June 2006). «Atypical antipsychotics and pituitary tumors: a pharmacovigilance study». Pharmacotherapy 26 (6): 748–58. DOI:10.1592/phco.26.6.748. PMID 16716128. Перевод: Атипичные антипсихотики и опухоли гипофиза: исследование фармакобдительности
  3. Maguire GA Повышение уровня пролактина при терапии антипсихотиками: механизмы действия и клинические последствия (Consilium Medicum, том 08/N 6/2006)
  4. Калинин В.В. К проблеме отграничения новых нейролептиков от классических. Сопоставление клинического и нейрохимического подхода (Consilium Medicum, том 03/N 4/2001)
  5. Sernyak MJ, Leslie DL, Alarcon RD, Losonczy MF, Rosenheck R (April 2002). «Association of diabetes mellitus with use of atypical neuroleptics in the treatment of schizophrenia». Am J Psychiatry 159 (4): 561–6. PMID 11925293. Перевод: Связь сахарного диабета с употреблением атипичных нейролептиков при шизофрении
  6. Douglas IJ, Smeeth L (2008). «Exposure to antipsychotics and risk of stroke: self controlled case series study». BMJ 337: a1227. PMID 18755769.
  7. Knol W, van Marum RJ, Jansen PA, Souverein PC, Schobben AF, Egberts AC (April 2008). «Antipsychotic drug use and risk of pneumonia in elderly people». J Am Geriatr Soc 56 (4): 661–6. DOI:10.1111/j.1532-5415.2007.01625.x. PMID 18266664.
  8. 1 2 Рыбакова С.В «Влияние психотропных средств на липидный обмен и исходы сердечно-сосудистых заболеваний у психически больных (клинико-экспериментальное исследование)». Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук. — Казань. — 2008.
  9. Рыбакова С.В. Инфаркт миокарда — ведущая причина смерти пациентов психиатрического стационара. / Рыбакова С.В., Зиганшина Л.Е., Галявич А.С., Гатин Ф.Ф. // Проблемы и перспективы клинической фармакологии. Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. — Барнаул. — 2004. — С. 283—286.
  10. Woodward ND, Purdon SE, Meltzer HY, Zald DH (January 2007). «A meta-analysis of cognitive change with haloperidol in clinical trials of atypical antipsychotics: dose effects and comparison to practice effects». Schizophr. Res. 89 (1-3): 211–24. DOI:10.1016/j.schres.2006.08.021. PMID 17059880.
  11. Львова Л.В. В ожидании эры милосердия (Провизор, N 9/2006)
  12. 1 2 Antipsychotics and Cognition: Practice Makes Perfect Confounder. — обзор на Schizophrenia Research Forum.
  13. Keefe RS, Bilder RM, Davis SM, Harvey PD, Palmer BW, Gold JM, Meltzer HY, Green MF, Capuano G, Stroup TS, McEvoy JP, Swartz MS, Rosenheck RA, Perkins DO, Davis CE, Hsiao JK, Lieberman JA (June 2007). «Neurocognitive effects of antipsychotic medications in patients with chronic schizophrenia in the CATIE Trial». Arch. Gen. Psychiatry 64 (6): 633–47. DOI:10.1001/archpsyc.64.6.633. PMID 17548746.
  14. CATIE Comes To Surprising Conclusions — «неожиданные выводы исследования CATIE», Schizophrenia Research Forum, 2005 г.
  15. Goldberg TE, Goldman RS, Burdick KE, Malhotra AK, Lencz T, Patel RC, Woerner MG, Schooler NR, Kane JM, Robinson DG (October 2007). «Cognitive improvement after treatment with second-generation antipsychotic medications in first-episode schizophrenia: is it a practice effect?». Arch. Gen. Psychiatry 64 (10): 1115–22. DOI:10.1001/archpsyc.64.10.1115. PMID 17909123.
  16. «Measurement and Treatment Research to Improve Cognition in Schizophrenia» (MATRICS)
  17. Клинические рекомендации по терапии шизофрении (Современная терапия Психических расстройств, N1/2007)
  18. Swartz KM (October 2004) Antipsychotic Psychosis Psychiatric Times. Перевод: Антипсихотический психоз
  19. Dorph-Petersen KA, Pierri JN, Perel JM, Sun Z, Sampson AR, Lewis DA (September 2005). «The influence of chronic exposure to antipsychotic medications on brain size before and after tissue fixation: a comparison of haloperidol and olanzapine in macaque monkeys». Neuropsychopharmacology 30 (9): 1649–61. DOI:10.1038/sj.npp.1300710. PMID 15756305.
  20. Konopaske, Glenn T.; Dorph-petersen, Karl-Anton; Pierri, Joseph N.; Wu, Qiang; Sampson, Allan R.; Lewis, David A. (2007), «Effect of Chronic Exposure to Antipsychotic Medication on Cell Numbers in the Parietal Cortex of Macaque Monkeys», Neuropsychopharmacology 32 (6): 1216, DOI 10.1038/sj.npp.1301233  | URL = http://psychrights.org/Research/Digest/NLPs/MonkeysonNeuroleptics.pdf
  21. Konopaske GT, Dorph-Petersen KA, Sweet RA, Pierri JN, Zhang W, Sampson AR, Lewis DA (April 2008). «Effect of chronic antipsychotic exposure on astrocyte and oligodendrocyte numbers in macaque monkeys». Biol. Psychiatry 63 (8): 759–65. DOI:10.1016/j.biopsych.2007.08.018. PMID 17945195.
  22. DeLisi LE (March 2008). «The concept of progressive brain change in schizophrenia: implications for understanding schizophrenia». Schizophr Bull 34 (2): 312–21. DOI:10.1093/schbul/sbm164. PMID 18263882.
  23. Интервью исследователя Нэнси Андреасен (NY Times) — перевод из New York Times: Using images to look at changes in the brain
  24. Schizophrenia’s Toll (1 Letter) — NY Times, letters to the editor.
  25. ICOSR 2007—Glutamate Regulator May Be Alternative to D2 Blockers — Schizophrenia Research Forum, 5 мая 2007 г. Перевод: Глутаматный регулятор как альтернатива D2-блокаторам
  26. Studies Explore Glutamate Receptors as Target for Schizophrenia Monotherapy — Schizophrenia Research Forum, 2 сентября 2007 г..
  27. Patil ST, Zhang L, Martenyi F, Lowe SL, Jackson KA, Andreev BV, Avedisova AS, Bardenstein LM, Gurovich IY, Morozova MA, Mosolov SN, Neznanov NG, Reznik AM, Smulevich AB, Tochilov VA, Johnson BG, Monn JA, Schoepp DD (September 2007). «Activation of mGlu2/3 receptors as a new approach to treat schizophrenia: a randomized Phase 2 clinical trial». Nat. Med. 13 (9): 1102–7. DOI:10.1038/nm1632. PMID 17767166.
  28. Zuardi, A.W; J.A.S. Crippa, J.E.C. Hallak, F.A. Moreira, F.S. Guimarães (2006). «Cannabidiol as an antipsychotic drug» (PDF). Brazilian Journal of Medical and Biological Research 39: 421–429. ISSN 0100-879X ISSN 0100-879X.
  29. Zuardi A, Crippa J, Hallak J, Pinto J, Chagas M, Rodrigues G, Dursun S, Tumas V (November 2008). «Cannabidiol for the treatment of psychosis in Parkinson’s disease». J. Psychopharmacol. (Oxford). DOI:10.1177/0269881108096519. PMID 18801821.

См. также

Ссылки

Антипсихотические препараты

 

Wikimedia Foundation. 2010.

Краткий курс лекций по Фармакологии.

Нейролептики – большая группа психотропных препаратов различной химической структуры, обладающая антипсихотическим, транкивилизирующим и седативным эффектом. Антипсихотическая активность заключается в способности препаратов устранять продуктивную психическую симптоматику – бред, галлюцинации, двигательное возбуждение, характерные для различных психозов, а также ослаблять расстройства мышления, восприятия окружающего мира, социального поведения больного.

Механизм антипсихотического действия нейролептиков до конца не изучен. Отчасти это можно объяснить угнетением дофаминовых Д2-рецепторов лимбической системы. С этим связывают и возникновение побочного эффекта этой группы препаратов – экстрапирамидных расстройств лекарственного паркинсонизма (гипокинезия, ригидность и тремор). С блокадой дофаминовых рецепторов нейролептиками связывают также снижение температуры тела, противорвотное действие, повышение выделения пролактина. На молекулярном уровне нейролептики конкурентно блокируют дофаминовые, серотониновые, a-адренорецепторы и М-холинорецепторы в постсинаптических мембранах нейронов в центральной нервной системе и на периферии, а также препятствуют освобождению медиаторов в синаптическую щель и их обратному захвату. Седативное действие нейролептиков связано с их влиянием на восходящую ретикулярную формацию ствола головного мозга.

Классификация нейролептиков по химической структуре.

1.        Производные фенотиазина: аминазин, этаперазин, трифтазин, фторфеназин, тиоридазин.

2.        Производные бутирофенона: галоперидол, дроперидол.

3.        Производные тиоксантена: хлопротиксен.

4.        Бензиламиды: сульпирид.

5.        Производные бензодиазепина: клозапин.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

С точки зрения особенностей действия и клинического применения нейролептики подразделяют на 2 группы.

1. Нейролептики-антипсихотики (трифтазин, фторфеназин, галоперидол, сульпирид), которые оказывают антигаллюцинаторное и антибредовое действие, устраняют тревогу, страх, не влияя на положительные эмоции, не вызывая безразличие к окружающему.

2.   Нейролептики-атарактики (аминазин, дроперидол, клозапин), подавляющие страх, тревогу, агрессивность, угнетают положительные эмоции (радость, удовольствие), вызывают атараксию (безразличие, равнодушие).

Обе группы препаратов обнаруживают очень много общих свойств. Сильнее, чем транквилизаторы, они притупляют внимание, замедляют мышление, ухудшают запоминание. Все препараты потенцируют эффекты психотропных средств угнетающего типа действия: наркозных и снотворных, наркотических анальгетиков, снижают температуру тела (ниже нормы на 1-3о С), подавляют многие интероцептивные рефлексы. Оказывают угнетающее действие на триггерную зону рвотного центра, проявляя противорвотный эффект.

Большинство нейролептиков (аминазин, дроперидол, клозапин) имеют a-адреноблокирующие свойства, прямое угнетающее действие на сосудодвигательный центр, а также способность к подавлению интероцептивных сосудосуживающих рефлексов. Все это способствует развитию гипотензии. В различной степени выраженности отмечается у нейролептиков антигистаминное действие.

Показания.

1.        Психозы с выраженной продуктивной симптоматикой, маниакальные состояния.

2.        В качестве противорвотных средств при рвоте “центрального происхождения” (токсикоз беременных, отравления, лучевая болезнь, химиотерапия онкобольных). При икоте, тошноте.

3.        Для нейролептанальгезии – современного способа обезболивания, основанного на комбинированном применении нейролептиков с наркотическими анальгетиками (чаще дроперидол с фентанилом в форме препарата таламонал).

4.        Травматический и ожоговый шок (для улучшения перфузии органов).

5.        Лекарственная зависимость к наркотическим анальгетикам и этиловому спирту.

Самым характерным представителем нейролептиков фенотиазинового ряда является аминазин.

Аминазин имеет широкий спектр действия. Препарат оказывает выраженное антипсихотическое и седативное действие, однако, вызывает экстрапирамидные расстройства.

Фармакокинетика. Вводят аминазин энтерально и парентерально. При местном действии препарат оказывает раздражающий эффект, сменяющийся местноанестезирующим. Продолжительность действия приблизительно 6 часов. В пищеварительном канале всасывается аминазин плохо. Значительная часть препарата биотрансформируется. Выводится препарат почками и кишечником медленно.

Фармакодинамика. Аминазин уменьшает нисходящее облегчающее влияние ретикулярной формации на спинальные рефлексы. Угнетение супраспинальной регуляции мышечного тонуса приводит к снижению двигательной активности и миорелаксирующему действию препарата. Аминазин оказывает противорвотное действие, противотошнотное и противоикотное действие, потенцирует действие нейротропных средств, обладает гипотензивным эффектом, что связано с блокадой a-адренорецепторов, спазмолитическими свойствами, со снижением силы сердечных сокращений. У аминазина отмечается также и противоаритмическое действие.

Побочные эффекты. При длительном применении аминазина развивается привыкание ко многим эффектам, кроме антипсихотического. К побочным эффектам можно отнести экстрапирамидные расстройства (паркинсонизм), раздражающее действие на кожу и слизистые в местах введения, нарушения эндокринной системы (снижение функции надпочечников и половых желез), тахикардия, снижение АД вплоть до коллапса, усиливается потоотделение, сухость во рту, мидриаз, снижение моторики кишечника и мочевого пузыря, повышение внутриглазного давления, поражение печени, застойная желтуха, аллергические реакции (зуд, сыпь, экзема), изменения со стороны крови – агранулоцитоз и гемолитическая анемия, помутнение роговицы и хрусталика.

Этаперазин – нейролептик, подобный аминазину, однако, противорвотный эффект его превышает аминазин, а противогистаминное, спазмолитическое и атропиноподобное действие меньше.

Метеразин – по седативному, спазмолитическому, противогистаминному, миорелаксирующему, гипотензивному действию уступает аминазину, но у него преобладает противорвотное действие.

Трифтазин имеет более избирательное антипсихотическое действие с менее выраженным седативным эффектом, противорвотный эффект сильнее, чем у аминазина, а периферические эффекты слабее выражены.

Хлорпротиксен представляет группу нейролептиков производных тиоксантена. По антипсихотическому действию уступает аминазину, в его эффекте присутствует антидепрессантный компонент, выраженный седативный эффект и противорвотное действие.

К группе нейролептиков производных бутирофенона относятся галоперидол и дроперидол.

Галоперидол эффективен в лечении психических заболеваний. Действие развивается быстро и сохраняется длительный период. Антипсихотическое действие сочетается с седативным эффектом и умеренно выраженным противорвотным. Периферическое действие практически отсутствует (ганглиоблокирующее, атропиноподобное, a-адреноблокирующее). При длительном применении возможны экстрапирамидные расстройства, кожные реакции, угнетение лейкопоэза.

Дроперидол отличается непродолжительным действием. Часто используется для нейролептанальгезии (в сочетании с фентанилом).

Сульпирид – производное замещенных бензамидов. Избирательно блокирует дофаминовые Д2-рецепторы. Обладает антипсихотическим действием, противорвотным и незначительным седативным эффектом. Иногда при приеме препарата возникает гипотензия, однако, экстрапирамидные расстройства не наблюдаются.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

МОРФОМЕТРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МОРФОГЕНЕЗА НЕЙРОЛЕПТИЧЕСКОЙ КАРДИОМИОПАТИИ | Волков

1. Volkov V.P. Cardiotoxicity of phenothiazine neuroleptics (the literature review). Psychiatry Psychopharmacother. 2010;12 (2):41–5. Russian (Волков В.П. Кардиотоксичность фенотиазиновых нейролептиков (обзор литературы). Психиат. и психофармакотер. 2010;12 (2):41–5).

2. Drobizhev M.Yu. Cardiological problems of shipping and safety of a neuroleptic. Psychiatry Psychopharmacother. 2004;6 (2):13–7. Russian (Дробижев М.Ю. Кардиологические проблемы переносимости и безопасности нейролептика. Психиат. и психофармакотер. 2004;6 (2):13–7).

3. Теreschenko S.N., Dzhaiani N.A. Dilated cardiomyopathy today. Cardiac failure 2001;3 (2):58–60. Russian (Терещенко С.Н., Джаиани Н.А. Дилатационная кардиомиопатия сегодня. Сердечная недостаточность 2001;3 (2):58–60).

4. Amosova Е. N. Cardiomyopathy. Kiev: The Book plus; 1999. Russian (Амосова Е.Н. Кардиомиопатии. Киев: Книга плюс; 1999).

5. Shumakov V.I., Hubutija М.Sh., Ilinsky I.M. A dilated cardiomyopathy. Tver: Open Company «Izd.”Triada”; 2003. Russian (Шумаков В.И., Хубутия М.Ш., Ильинский И.М. Дилатационная кардиомиопатия. Тверь: ООО «Изд. «Триада»; 2003).

6. Аvtandilov G.G. The Medical morphometry. М: Medicine; 1990. Russian (Автандилов Г.Г. Медицинская морфометрия.М.: Медицинa; 1990).

7. Otasevic P., Popovic Z. B., Vasiljevic J. D. et al. Relation of myocardial histomorphometric features and left ventricular contractile reserve assessed by high-dose dobutamine stress echocardiography in patients with idiopathic dilated cardiomyopathy. Eur J Heart Failure 2003;7 (1):49–56.

8. Kazakov V. A. Tissue, cellular and molecular aspects postoperative remodeling the left ventricle at patients of an ischemic cardiomyopathy. The author’s abstract of the dissertation doctor’s. Tomsk; 2011. Russian (Казаков ВА. Тканевые, клеточные и молекулярные аспекты послеоперационного ремоделирования левого желудочка у больных ишемической кардиомиопатией. Автореф. дисс. докт. Томск; 2011).

9. Nunes V. L., Ramires F. J. A., Pimentel W. S. et al. The Role of Interstitial Myocardial Collagen on the Overlife Rate of Patients with Idiopathic and Chagasic Dilated Cardiomyopathy. Arq Bras Cardiol 2006;87 (6):693–8.

10. Каpelko V. I. Extracellular matrix of myocardium and its change at heart diseases. Cardiology 2000;9:78–90. Russian (Капелько ВИ. Внеклеточный матрикс миокарда и его изменения при заболеваниях сердца. Кардиология 2000;9:78–90).

11. Nepomnyaschich L. M. Morphogenesis of the major general pathological processes in heart. Novosibirsk: Science; 1991. Russian (Непомнящих ЛМ. Морфогенез важнейших общепатологических процессов в сердце. Новосибирск: «Наука»; 1991).

12. Knaapen P., Gotte M. J. W., Paulus W. J. et al. Does Myocardial Fibrosis Hinder Contractile Function and Perfusion in Idiopathic Dilated Cardiomyopathy? PET and MR Imaging Study 1. Radiology 2006;240 (2):380–8.

Медикаментозное воздействие | Аутизм ФРЦ

Медикаментозное воздействие проводится с учетом не только характера болезненных проявлений, но и работоспособности ребенка. Подбор доз всегда затрудняется из-за высокой чувствительности детей к нейролептикам, а также малой градации в дозах, вызывающих необходимый терапевтический и нежелательный сомнолентный, тормозящий эффект. У детей при приеме нейролептиков легко возникают побочные явления в виде акатизии (беспокойство, непоседливость, потребность в измнении позы), саливации, гиперкинезов. Если в периоде обострения отдается предпочтение нейролептикам, антидепрессантам, транквилизаторам, иминостильбенам, вальпроатам, сосудистым средствам, диуретикам, то в периоде ремиссии и устойчивого аутистического дефекта чаще назначаются ноотропы, аминокислоты, церебролизин,витамины и только в 30% случаев применяют в минимальных дозах нейролептики, антидепрессанты, транквилизаторы и другие упомянутые средства.

Фармакотерапия направлена на купирование позитивных и негативных психопатологических расстройств, определяющих состояние больного, ослабление психической напряженности, активацию ребенка.

1. Нейролептики (тизерцин, неулептил, сонапакс, галоперидол, терален, хлорпротиксен, эглонил, рисполепт и др.) применяются по показаниям, в небольших дозах, преимущественно в активном периоде течения болезни, когда это нужно для купирования обманов восприятия, возбуждения, тревоги, аффективных и других симптомов болезни. Для преодоления и коррекции когнитивных нарушений применяется стелазин, этаперазин. Лечение нейролетиками проводят с учетом состояния ребенка, гибко вводя их на небольшие сроки и отменяя лекарственные средства, как только в этом исчезает необходимость.

2. Широко используются антидепрессанты (азафен, пиразидол, амитриптилин, лудиамил и др.) для купирования аффективных расстройств.

3. Для профилактики и лечения фазных аффективных расстройств в терапию вводятся иминостильбены (карбамазепин и его аналоги – финлепсин, тегретол), вальпроаты(депакин, конвулекс).

4. Транквилизаторы (нозепам, тазепам, лоразепам, мезапам, реланиум, феназепам и др.) применяются редко, на короткие периоды, предпочтительно при нарушениях сна и для купирования состояний острой ажитации. В утренние часы эти средства желательно не давать в связи с выраженным их сомнолентным и миорелаксирующим эффектом. Осторожность в введении этих препаратов также связана с часто вызываемым ими обратным действием в раннем детском и дошкольном возрасте (возбуждением, моторным беспокойством).

5. В стабильных состояниях устойчивого аутистического дефекта, с минимальной выраженностью резидуальных позитивных расстройств, большое внимание уделяется лечению ноотропами (ноотропил, пантогам, пикамилон) и аминокислотами (когитум, глицин, глутаминовая кислота и др.). Особое внимание уделяется церебролизину. Препарат обладает разносторонним нейротропным эффектом: регуляторным действием на мозговой метаболизм, нейропротекторными свойствами и нейротрофической активностью. Олигопептиды церебролизина способны преодолевать гематоэнцефалический барьер и оказывать непосредственное воздействие на нейрональные структуры головного мозга в условиях периферического введения препарата. Церебролизин применяется для купирования, сглаживания задержек психического развития, а отсюда и некоторого смягчения аутистических расстройств.

6. Витамины, особенно группы В (В1, В6, В12, В15), С, Е, поливитамины (“Ундевит”, “Глутамевит”) испольуются во всех случаях заболевания.

7. Средства, улучшающие мозговое кровообращение (кавинтон-винпоцетин, стугерон-циннаризин), вводятся курсами.

8. Диуретические средства (фуросемид, диакарб, триампур, сульфат магнезии и др.) применяются при гипертензивном синдроме и острых состояниях возбуждения.                                                                                      

Письменная Н.В.

Использовалась следующая литература: Башина В.М. Аутизм в детстве. — Москва. — “Медицина”. — 1999г.; Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста. — Москва. — “Медицина”. — 1995г.; Никольская О.С., Баенская Е.Р., Либлинг М.М. Аутичный ребенок. Пути помощи. – Москва. — “Теревинф”. – 1997г.

Токсичность нейролептических агентов: основы практики, патофизиология, этиология

Автор

Джей Т. Мелтон, MD Врач-резидент, Отделение неотложной медицины, Больница округа Кингс, Государственный университет Нью-Йорка, Медицинский центр Нижнего штата Нью-Йорк

Раскрытие информации: Ничего не разглашать.

Соавтор (ы)

Сейдж Винер, доктор медицины Доцент кафедры неотложной медицины, Медицинский центр нижнего штата Нью-Йоркского государственного университета; Директор медицинской токсикологии, отделение неотложной медицины, Госпитальный центр округа Кингс

Сейдж Винер, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии клинической токсикологии, Американской академии неотложной медицины, Американского колледжа медицинской токсикологии, Общества Academic Emergency Medicine

Раскрытие информации: нечего раскрывать.

Специальная редакционная коллегия

John T. VanDeVoort, PharmD Региональный директор аптеки, больницы Sacred Heart и St Joseph’s

John T. VanDeVoort, PharmD является членом следующих медицинских обществ: Американское общество фармацевтов систем здравоохранения

Раскрытие информации: раскрывать нечего.

Фред Харчелроад, доктор медицины, FACMT, FAAEM, FACEP Лечащий врач по неотложной медицине и медицинской токсикологии, Excela Health System

Фред Харчелроад, доктор медицины, FACMT, FAAEM, FACEP является членом следующих медицинских обществ: Американский медицинский колледж Токсикология

Раскрытие: Ничего не раскрывать.

Главный редактор

Майкл А. Миллер, доктор медицины Клинический профессор экстренной медицины, медицинский токсиколог, отделение экстренной медицины, Техасский центр медицинских наук A&M; CHRISTUS Spohn Программа резидентуры по неотложной медицине

Майкл А. Миллер, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж медицинской токсикологии

Раскрытие информации: не подлежит разглашению.

Дополнительные участники

Peter MC DeBlieux, MD Профессор клинической медицины и педиатрии, отделение легочной медицины и реанимации, директор программы, Департамент неотложной медицины, Школа медицины Университета Луизианы в Новом Орлеане

Peter MC DeBlieux, MD является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американская академия неотложной медицины, Американский колледж врачей неотложной помощи, Американская медицинская ассоциация, Радиологическое общество Северной Америки, Общество интенсивной терапии

Раскрытие: нечего раскрывать.

Благодарности

Кэтрин Рут Чаллонер, доктор медицины, магистр здравоохранения, FACEP Клинический профессор неотложной медицины, факультет неотложной медицины, Медицинская школа Кека Университета Южной Калифорнии

Кэтрин Рут Чаллонер, доктор медицины, магистр здравоохранения, FACEP является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей скорой помощи

Раскрытие: Ничего не раскрывать.

Эдвард Дж. Ньютон, доктор медицины, FACEP, FRCPC Профессор клинической неотложной медицины, председатель отделения неотложной медицины, Медицинская школа им. Кека

Университета Южной Калифорнии

Эдвард Дж. Ньютон, доктор медицины, FACEP, FRCPC является членом следующих медицинских обществ: Американской академии неотложной медицины, Американского колледжа врачей неотложной помощи, Американской медицинской ассоциации, Королевского колледжа врачей и хирургов Канады и Общества академической неотложной медицины.

Раскрытие: Ничего не раскрывать.

Злокачественный нейролептический синдром: симптомы, причины, диагностика, лечение

Злокачественный нейролептический синдром (ЗНС) — это редкая реакция на антипсихотические препараты, которые лечат шизофрению, биполярное расстройство и другие психические расстройства. Это влияет на нервную систему и вызывает такие симптомы, как высокая температура и жесткость мышц.

Состояние тяжелое, но поддается лечению. Большинство людей, получивших это заболевание, полностью выздоравливают, если его обнаруживают рано.

Причины

НМС очень редко.Лишь 1-2 из 10 000 человек, принимающих антипсихотические препараты, заболевают им.

Все антипсихотические препараты могут вызывать ЗНС. К старым антипсихотическим препаратам относятся:

Врачи называют новые антипсихотические препараты «атипичными нейролептиками». К ним относятся:

Эти препараты блокируют химическое вещество мозга, называемое дофамином. Это может сделать ваши мышцы жесткими и вызвать скованность движений у людей с болезнью Паркинсона.

Любой антипсихотический препарат может вызвать ЗНС. Но более сильные препараты, такие как флуфеназин и галоперидол, чаще вызывают его.

Продолжение

ЗНС чаще встречается у мужчин, чем у женщин. У вас также больше шансов получить его, если вы:

  • Примете большую дозу препарата
  • Быстро увеличьте дозу
  • Получите лекарство в виде укола
  • Переключитесь с одного нейролептика на другой

Некоторые лекарства Используемые для лечения тошноты и рвоты также могут вызывать NMS, потому что они блокируют дофамин. К ним относятся:

Люди, принимающие лекарства от болезни Паркинсона, такие как леводопа, могут получить NMS, если они перестанут принимать лекарства слишком быстро.

Симптомы

Они часто появляются в течение 2 недель после первого приема лекарства или изменения дозировки. Иногда они появляются через несколько дней после того, как вы начали его принимать. Или у вас может не быть их раньше, чем через несколько месяцев.

Симптомы НМС обычно длятся от 7 до 10 дней. Они могут включать:

  • Высокая температура (от 102 до 104 F)
  • Жесткость мышц
  • Сильная потливость
  • Беспокойство или другие изменения психического состояния
  • Быстрое или ненормальное сердцебиение
  • Быстрое дыхание
  • Больше слюны, чем обычно
Продолжение

NMS может повредить мышцы и вызвать очень высокое или низкое кровяное давление.Без лечения могут возникнуть серьезные проблемы, например:

  • Почечная недостаточность
  • Сердечная и легочная недостаточность
  • Недостаток кислорода в организме
  • Инфекция легких, вызванная вдыханием жидкости (аспирационная пневмония)
  • В организме больше кислоты

Диагноз

Ваш врач будет искать два основных симптома NMS: высокую температуру и жесткость мышц. Чтобы быть диагностированным, вам также необходимо иметь несколько других предупреждающих знаков, таких как учащенное сердцебиение, низкое или высокое кровяное давление и потливость.

Некоторые другие расстройства имеют симптомы, похожие на NMS. Чтобы выяснить, есть ли это у вас, ваш врач проведет один или несколько из следующих тестов:

  • Анализы крови и мочи
  • Сканирование изображений головного мозга
  • Анализ спинномозговой жидкости
  • ЭЭГ для поиска электрических проблем в головном мозге

Лечение

Ваш врач сначала прекратит прием препарата, вызвавшего этот синдром. Часто люди с NMS проходят лечение в отделении интенсивной терапии.Цель состоит в том, чтобы снизить температуру и дать вам жидкости и питание.

Продолжение

Лекарства, используемые для лечения NMS, включают:

Если эти лекарства не помогают, ваш врач может попробовать электросудорожную терапию. Во время этой процедуры вы спите и не испытываете боли. Небольшой электрический ток проходит через ваш мозг, вызывая припадок. Это не повредит вам и должно облегчить симптомы.

NMS обычно поправляется через 1-2 недели. После выздоровления большинство людей могут снова начать принимать антипсихотические препараты.Ваш врач может переключить вас на другой препарат.

NMS может вернуться после лечения. Ваш врач внимательно проверит наличие каких-либо признаков этого. Чем дольше вы будете ждать, чтобы вернуться к антипсихотическим препаратам, тем меньше вероятность того, что вы снова заболеете NMS.

Опыт приема нейролептиков и влияние на симптомы, самоощущение и свободу действий: систематический обзор и тематический синтез качественных данных

Стратегия поиска выявила 11 292 ссылки. Из них 103 полнотекстовые статьи были оценены на соответствие требованиям, а 69 были исключены (см. Рис.1 по причинам исключения). Всего в обзор было включено 35 исследований, в том числе 34 опубликованных и 1 неопубликованная докторская диссертация.

Рис. 1

Блок-схема предпочтительных элементов отчетности для систематических обзоров и мета-анализов (PRISMA)

Характеристики исследования

Из 35 включенных исследований участники были набраны из различных мест в 11 странах, включая стационары , услуги на уровне общины, услуги по лечению первого эпизода психоза, общие услуги для молодежи, и одна была проведена в тюрьме.Двадцать одно исследование было ограничено людьми с диагнозом шизофрения, психотическое расстройство или биполярное расстройство. Одно исследование включало людей с пограничным расстройством личности, а восемь не уточняли диагнозы. Данные в основном собирались посредством личных интервью ( N = 21), а в других исследованиях использовались сочетания фокус-групп, интервью и дневниковых записей ( N = 8), анкет / опросов ( N = 3) и данных. с Интернет-форумов ( N = 1) (см. Таблицу 1).В одном исследовании изучалось действие клозапина [23], а в другом — исключительно опыт приема депо-препаратов [24]. В других участвовали люди, принимавшие различные агенты (см. Таблицу 1). Показатели качества показаны в таблице 1.

Таблица 1 Характеристики исследования

Темы (таблица 2)

В следующем анализе мы начинаем с того, как описываются изменения нормального сознательного опыта, эмоций, познания и поведения в соответствии с нашими первый вопрос исследования.Затем мы исследуем, как препараты повлияли на симптомы психоза и другие симптомы и проблемы. В целом, первая тема состоит в основном из негативных комментариев об изменениях, вызванных нейролептиками, которые обычно воспринимались как неприятные. Для сравнения: описание воздействия на симптомы в первую очередь положительное. Темы 3 и 4 посвящены нашему второму исследовательскому вопросу и сосредотачиваются, соответственно, на том, как нейролептики влияют на самоощущение людей как положительным, так и отрицательным образом, а также на их влияние на свободу действий и на то, как люди воспринимают свой уровень контроля над использованием этих лекарств.

  1. 1.

    Психические и поведенческие изменения, вызванные нейролептиками

«Большинство участников говорили о чувстве оцепенения, оцепенения и замедленности, о невозможности нормально взаимодействовать или предпринимать даже скромные действия, большинство из них хотели спать или лечь» (стр. S73) [25].

«Помню, как взял свое первое депо… и это меня совершенно вырубило… Я даже не мог поднять совок и причесаться, у меня не было движения ни в руках, ни в ногах… У меня не было никаких мыслей. в моей голове. Я ничего не мог сделать… Я был как зомби »(стр. 117) [26].

Участники различных исследований предоставили последовательные описания отличительного состояния, вызываемого нейролептиками. Обычно оно состояло из летаргии, когнитивных проблем, подавленных эмоций и снижения мотивации, что было связано с различными физическими эффектами и могло привести к нарушению функционирования.Участники многих исследований жаловались на чувство успокоения и усталости [4, 7, 8, 18, 19, 22, 24, 25, 26] и подчеркивали силу и неприятность этих эффектов, используя такие описания, как «дурман» [27] ». zonked, «[28] ощущение себя« капустой »[29] или« сбитым грузовиком »[30]. Эти эффекты были обобщены в одном исследовании как «парализующая летаргия» [31]. С этим связаны жалобы на нарушение когнитивной функции [23, 29, 31,32,33,34,35,36,37,38,39], эмоциональное притупление [31, 37, 38] и потерю мотивации [23, 26 , 29, 30, 32, 35,36,37, 40], которые снова были описаны как глубокие и изнурительные.В разных исследованиях участники ссылались на ощущение, что у них снизилась ясность мышления, интеллект, концентрация и память, и они чувствовали себя «замедленными» [31]. Они говорили о чувстве «оцепенения» [31] «опустошенности» [38], «лени» [36], «меньшем энтузиазме по поводу жизни» [35] и отсутствии «мотивации и энергии» [41]. В некоторых исследованиях эти эффекты были связаны с физическими эффектами, выводящими из строя, включая мышечную слабость, жесткость и тремор [23, 26, 28, 32, 33, 41]. Сексуальная дисфункция, особенно эректильная дисфункция и потеря либидо [23, 33, 34, 40], и увеличение веса [23, 27, 30, 31, 33, 35,36,37, 40,41,42,43] также были общий.

Негативное влияние этих эффектов на способность функционировать часто было значительным [23, 27, 28, 36, 39, 44,45,46]. Они мешали людям иметь мотивацию или физические возможности для выполнения простых задач, таких как чистка зубов [39], использование совка и щетки [26] или поход по магазинам [34]. Участники некоторых исследований упоминали, как действие нейролептиков мешает им работать [27, 46]. В некоторых исследованиях было отмечено, что опыт приема нейролептиков вызвал у некоторых людей депрессию, тревогу или суицидальные наклонности [27, 31, 32, 34, 36, 37].Участники десяти исследований явно сравнивали общее состояние физического, эмоционального и когнитивного нарушения, вызванного нейролептиками, с «зомби» [26, 28, 29, 31, 32, 34, 37, 38, 42, 46].

  1. 2.

    Влияние на симптомы

«Я вижу изменение в моем мышлении, у меня были некоторые… о, знаете, некоторые забавные мысли… это лекарство помогает мне так, что я могу думать. … И вижу, что это неправильно (думает)… это снова вселило в меня надежду на нормальную жизнь »(стр. 148) [39].

«Другие описали, как лекарство уменьшало интенсивность, навязчивость или эмоциональное воздействие психотических симптомов или нежелательных мыслей» (стр. 6) [37].

Несмотря на природу изменений, вызванных лекарствами, многие участники в исследованиях считали, что нейролептики помогли уменьшить симптомы и, как следствие, улучшить их повседневную жизнь. Участники многочисленных исследований сообщили, что препараты уменьшали слуховые галлюцинации или «голоса» [23, 26, 27, 33,34,35, 37, 46, 47].Кроме того, в трех исследованиях описывалось, как некоторые участники считали, что лекарство улучшило ясность их мышления [27, 34, 37], что в одном исследовании было приписано уменьшению чувства умственного замешательства [34].

Данные некоторых исследований позволили понять, как улучшение симптомов может отражать глобальные эффекты, вызванные нейролептиками, описанными выше. В некоторых исследованиях участники описали, как притупляющие когнитивные и эмоции эффекты нейролептиков благотворно взаимодействуют с симптомами, действуя как «щит» или «перчатка», чтобы минимизировать влияние психотических переживаний или убеждений [23, 35].Они описали, как лекарство «замедляет», «приглушает» или приглушает голоса [26, 34] или уменьшает симптомы или дистресс в более общем плане [35, 40], что выражается в идее о том, что лекарство «притупляет» [40] . Участник одного исследования описал, как препараты помогают, вызывая «блокировку функций мозга» [23], а другие высказали идею о том, что лекарство действует как защита от вторжения нежелательных эмоций или симптомов, действуя как «хороший буфер между моя тревога / эмоции и внешний мир »[37] и« защита моей души »[23].

Хотя было больше сообщений о нежелательных и неприятных седативных эффектах, участники некоторых исследований сообщили, что они оценили седативные эффекты нейролептиков за их способность улучшать сон [23, 27, 33, 35, 37] и вызывать чувство облегчения. спокойствие и расслабление [23, 26, 27, 34, 37, 46]. Эти эффекты были особенно очевидны при исследовании клозапина [23]. В ряде исследований участники сообщили, что нейролептики улучшили стабильность их настроения и помогли им стать более «уравновешенными» [23, 27, 33, 35, 37].

Данные нескольких исследований показали, что уменьшение симптомов, достигаемое с помощью нейролептиков, по-видимому, улучшает способность людей функционировать или «справляться» [46] и позволяет некоторым вести «довольно нормальную жизнь» [23, 27, 29, 34, 39, 46]. Авторы одного исследования пришли к выводу, что нейролептики работают «не за счет полного устранения симптомов, а за счет того, что они успокаивают себя и приглушают голоса в достаточной степени, чтобы жизнь была управляемой и человек чувствовал себя хорошо» [34].

  1. 3.

    Лекарства и самообладание

  2. а)

    Истощение себя

«Большинство этих участников говорили конкретно о нарушении самости, связанном с употреблением психотропных наркотиков, например, о нарушении психических связей с другими людьми и других потерях духовного характера» (стр. 48) [31].

«Это делает меня толстым, подавленным, вялым. Он лишает меня жизни и души »(стр. 163) [43].

В разных исследованиях некоторые участники определили, как общие изменения, вызванные нейролептиками, негативно повлияли на их самоощущение, лишив их ценных аспектов своей личности. Эффекты нейролептиков, подавляющие эмоции, их влияние на мотивацию и инициативу, а также общее притупление когнитивных способностей особенно воспринимались как вызывающие нежелательные изменения [36, 37].«Ваше мнение меняется, и вы думаете по-другому», — так выразился участник одного исследования [39]. Это заставляло людей чувствовать, будто они потеряли себя: «Я чувствовал себя зомби. Я не чувствовал себя собой »[38]. Кроме того, некоторые люди упоминали потерю творческих способностей [32, 33, 35, 37], воображения [41], юмора [37] или чувства «духовности и духовной связи» [31]. Они описали, как это негативно изменило их представление о том, кем они были, что привело к «ухудшению самости» [31] или потере «души» [43] или «духовной природы» [31].В одном исследовании был сделан вывод о том, что воздействие нейролептиков нарушает «эмоциональное и перцептивное бытие в мире», но также отмечалось, что эти эффекты может быть трудно отделить от «болезненного опыта» человека [34]. Вызванные лекарствами физические изменения, такие как увеличение веса [23, 30, 32, 35, 43] и сексуальная дисфункция [34, 40], также обсуждались с точки зрения того, как они негативно влияют на самоощущение людей и как они понимают, что они будут восприняты. другими.

  1. (б)

    Восстановление себя

При приеме лекарств «человек почувствовал, что лучше контролирует себя и осознал, что он / она функционирует все больше и больше как прежнее« я »» (стр. 135) [34].

«Когда я начал принимать лекарства, я почувствовал себя новым человеком.Я принимал [название нейролептика], и я продолжал принимать его, я чувствовал себя очень позитивно, я чувствовал себя уравновешенным »(Y06) (стр. 114) [26].

Напротив, несколько участников некоторых исследований определили, как улучшение их психических симптомов, вызванное приемом лекарств, позволило им восстановить самоощущение, на которое негативно повлияло их состояние [26, 27, 34, 39]. Люди рассказывали, что чувствовали себя более «старыми» [34], «новым человеком» [26], имели надежду на «нормальную» жизнь и снова чувствовали себя «обычными» людьми [39].Они описали, как, давая им возможность вернуться к занятиям, которые им нравились и которые соответствовали их основным желаниям и ценностям, нейролептики повышали их самооценку [26] и помогали им чувствовать себя «стоящими» [39]. Сообщалось, что участники некоторых исследований чувствовали, что лечение вернуло их к «нормальному состоянию» [23, 34], хотя авторы одной статьи прокомментировали, что «всего несколько» участников придерживались этой точки зрения [23]. Однако кажется, что некоторым людям нейролептики способствовали восстановлению ранее нарушенного самосознания.

  1. (c)

    Символьные эффекты

«Таким образом, постоянный прием лекарства заставляет человека чувствовать себя обязанным вновь подтвердить и признать шизофрению. Следовательно, из-за сильной связи лекарство может быть столь же нежелательным, как и шизофрения »(стр. 367) [48].

«Я чувствовал, что это размывает мою самооценку, и когда я принимал лекарства, это более или менее говорило, что я не здоров» (стр. 150) [39].

Помимо прямого фармакологического воздействия, прием нейролептиков также оказал символическое влияние на самоощущение людей. Для многих людей лекарство означало, что они были больными.Некоторые участники приветствовали эту точку зрения [30, 33, 34, 46, 49, 50]. Некоторые другие рассказали, что изначально считали, что это лекарство является «лекарством» от их болезни, но позже разочаровались в этой идее [30, 34, 35, 44], обратившись к своим прежним убеждениям в возможности «чудесного лечения». [34] как чрезмерно упрощенный или «редукционистский» [30].

Участники нескольких исследований заявили, что они не хотели считать себя больными «шизофренией» или хроническим заболеванием, и для этих людей прием нейролептиков символизировал нежелательную и стигматизированную идентичность хронического психиатрического пациента [24, 29, 33, 38, 39, 44, 51, 52].Они чувствовали, что необходимость принимать лекарства делает их «низшими людьми» [39], и подтверждали другим, что они «странные» [24], «сумасшедшие» [44] или «сумасшедшие» [38], особенно из-за воздействия нейролептиков. иногда были очень заметны и описывались как заставляющие людей «выглядеть больными» [32] или «как пациенты» [29]. Этому особенно способствовали неврологические эффекты [28, 32, 39, 42, 45, 46] и увеличение веса [23, 39, 45]. В некоторых исследованиях выражалось мнение, что необходимость в лекарствах отрицает истинную ценность участников, как если бы без лечения они рассматривались просто как проявление болезненного процесса, а не как полноценный человек [34, 52].Участник одного исследования выразил это следующим образом:

  • «Они думают, что таблетки помогают мне быть личностью. Я имею в виду, что это не так. Принимал я это или нет, я все равно ценю »[52].

  1. 4.

    Агентство и лекарства

«Некоторые из опрошенных чувствовали, что у них нет контроля над лечением от наркозависимости или возможности повлиять на него.В интервью можно найти множество примеров ситуаций, когда выбор лекарств и доз был сделан психиатром без предварительного обсуждения с пациентом прошлого опыта употребления наркотиков или его или ее собственных предпочтений »(стр. 824) [33].

«Я всегда принимал лекарства. Возможно, мне было плохо от этого, но я принял это. Я принял его без жалоб »(P33) [48].

Многие участники в разных исследованиях, по-видимому, проявляли пассивное отношение к своим лекарствам, что часто было связано с более широким чувством потери свободы воли.В некоторых исследованиях, например, было отмечено, что участники переносили серьезные и неприятные побочные эффекты без жалоб, как если бы это был нормальный ожидаемый результат лечения [28, 48]. В нескольких исследованиях участники объяснили, что они принимали лекарства просто потому, что им сказали об этом врачи, и многие чувствовали, что у них нет выбора, и они не понимали, для чего это лекарство и как оно должно работать [30,31,32, 36 , 39, 42, 47,48,49, 52]. Авторы одного исследования отметили, что люди, которые принимали нейролептики, часто не могли объяснить, почему именно они их принимали [31].В различных исследованиях участники описывали чувства безнадежности, беспомощности, страха, замешательства или безразличия в отношении принимаемых ими нейролептиков [28, 31, 33, 36, 48, 49, 50, 52].

Данные включенных исследований также фиксируют, как участники воспринимали свою автономию в отношении лечения как ограниченную предположениями об основном заболевании, часто сообщая о приеме лекарств по мере необходимости, чтобы избежать дальнейшего рецидива или повторной госпитализации [23, 26, 30, 31, 35, 36 , 40, 43, 44, 51]. Некоторым приходилось «мириться с побочными эффектами» [42], но они пришли к выводу, что прием лекарства был «меньшим из двух зол» [38].Другие описали более широкие социальные процессы, в которых были связаны лечение и ограниченная автономия. Некоторые из них подвергались формальному правовому контролю или считали, что существует неофициальная угроза повторной госпитализации, если они не будут принимать лекарства [26, 31, 36, 42, 46, 49]. Некоторые описали давление со стороны специалистов в области психического здоровья, родственников или друзей [26, 31, 36, 39, 46], а некоторые выразили обеспокоенность по поводу потери доступа к уходу и услугам, если они откажутся от лечения [30, 46]. В различных исследованиях участники также описали препятствия для принятия активного участия в принятии решений о своем лечении из-за того, что им не предоставляли информацию или возможности выразить свои предпочтения [26, 30, 31, 32, 33, 36, 38, 39, 42, 43 , 46, 47, 49, 52].

Эти эффекты объединились, чтобы произвести то, что в некоторых исследованиях было названо «смиренным» или «неохотным» принятием лекарств [28, 36]. Некоторые участники «отказались» от попыток повлиять на свое лечение, и состояние пассивной выносливости стало «распространенным образом жизни» для многих людей [28]. Однако пассивное принятие не было повсеместным: во многих исследованиях также сообщалось о некоторых участниках, которые активно поддерживали прием нейролептических препаратов, и описывался вклад в принятие решений о своем лечении в контексте позитивных и основанных на сотрудничестве отношений со своими клиницистами [24, 26, 30, 33, 34, 36, 42, 43, 47,48,49,50,51].Другие активно сопротивлялись ожиданиям профессионалов и отстаивали свою автономию в отношении своих лекарств, либо полностью прекращая их [26, 30, 31, 34, 42, 43, 46, 48, 51], либо изменяя режим в соответствии со своими потребностями [26 , 28, 33, 36, 45, 46].

Нейролептики — AMBOSS

Резюме

Нейролептики — это гетерогенная группа веществ, используемых в основном для лечения шизофрении, психоза, мании, бреда и состояний возбуждения. Термин нейролептики ранее использовался как синонимы к нейролептикам, потому что ранние антипсихотические препараты вызывали апатию, покой и снижение психомоторной активности, но новые антипсихотические препараты больше не обладают этими эффектами.Антипсихотический эффект нейролептиков первого поколения (также называемых типичными нейролептиками, например галоперидолом) основан на антагонизме D 2 , в то время как нейролептики второго поколения (также называемые атипичными нейролептиками) взаимодействуют с несколькими рецепторами (например, D 2 , Д 3 , Д 4 , 5-НТ). Экстрапирамидные симптомы, которые включают острую дистонию, акатизию и позднюю дискинезию, являются наиболее частыми побочными эффектами нейролептиков первого поколения. Побочные метаболические эффекты (например,g., прибавка в весе, инсулинорезистентность), с другой стороны, более типичны для нейролептиков второго поколения. Потенциально опасным для жизни побочным эффектом нейролептиков как первого, так и второго поколения является злокачественный нейролептический синдром, который проявляется лихорадкой, ригидностью мышц, вегетативной нестабильностью и изменениями психического статуса.

Обзор

Описание

03

Обзор нейролептиков
Механизм действия Показания Побочные эффекты
Антипсихотики первого поколения FGA29035
  • Галоперидол
  • Флуфеназин
  • Перфеназин
  • Трифлуоперазин
  • Пимозид
Низкоактивные антипсихотические средства

03

03

Нейролептики второго поколения (SGA)
  • Клозапин
  • Оланзапин
  • Рисперидон
  • Кветиапин
  • Амисульприд
  • Зипразидон
  • 900 99 Арипипразол
  • Луразидон
  • Азенапин
  • Илоперидон
  • Палиперидон

HAL, ПЫТАВШИЙСЯ НА ПОЛЕТУ: HALoperidol, TRIfluoperazine и FLuphenazine являются высокоэффективными антипсихотическими средствами.

Карлатаны и ТИВС — низкокалорийные препараты: хлорпромазин и тиоридазин — антипсихотики низкой активности.

Показания

  • Все нейролептики, за исключением клозапина (применяемого при резистентной к лечению шизофрении), имеют одинаковую клиническую эффективность.
  • Выбор препарата зависит от профиля побочных эффектов антипсихотических препаратов и клинического статуса пациента.
  • SGA предпочтительнее во многих случаях, потому что они несут меньший риск EPS; однако у некоторых пациентов (например,g., лица со значительными метаболическими факторами риска), FGA могут быть более подходящими.

Чтобы уменьшить / избежать побочных антихолинергических эффектов у пациентов пожилого возраста, предпочтительны сильнодействующие вещества (например, галоперидол, рисперидон) или мелперон.

Побочные эффекты

Хлорпромазин вызывает отложения на роговице; Тиоридазин вызывает ретинальные отложения.

Чипсы из ананаса cRISPy сделают вас жирнее: оланзаПИН / клозаПИН и рисперидон вызывают увеличение веса.
При введении CLOzapine проверьте костный мозг CLOsely из-за риска агранлоцитоза.

Экстрапирамидные симптомы (EPS)

Обзор экстрапирамидных симптомов
EPS подтип Начало Симптомы Лечение

Острая острая ]

  • Болезненные и продолжительные мышечные спазмы и скованность, преимущественно затрагивающие голову, шею и язык
Псевдопаркинсонизм
Акатизия
Акатизия Принуждение к движению Неспособность сидеть или стоять на месте
Поздняя дискинезия
  • Непроизвольные движения рта и языка; конечности, лицо и дыхательные мышцы, вызванные хроническим употреблением антипсихотических препаратов
    • Повторяющееся жевание и покалывание губ
    • Хореические движения
  • Первая линия: отмена антипсихотического препарата
  • Вторая линия: ингибиторы VMAT
    • Вальбеназин и дейтетрабеназин [7]
    • Тетрабеназин (больше побочных эффектов, например.г., обострение депрессивных симптомов)

ADAPT: экстрапирамидные симптомы включают острую дистонию, акатизию, паркинсонизм и позднюю дискинезию.

Злокачественный нейролептический синдром (ЗНС)

[8] [9] [10]
  • Описание: опасное для жизни неврологическое расстройство, обычно связанное с приемом нейролептиков; который характеризуется четырьмя признаками (лихорадка, ригидность мышц, вегетативная нестабильность и изменения психического статуса), а также рабдомиолизом и повышенным уровнем креатинкиназы
  • Этиология
  • Патофизиология: лежащий в основе механизм не совсем понятен; подозревается нарушение многочисленных путей передачи нейромедиаторов.
  • Клинические признаки: начало обычно наступает в течение 2 недель после приема первой дозы.
  • Диагностика
  • Дифференциальный диагноз
  • Лечение
    • Прекращение приема антипсихотического препарата
    • Поддерживающие меры (например, помощь в отделении интенсивной терапии)
    • Фармакотерапия

Чтобы вспомнить различные симптомы злокачественного нейролептического синдрома, думайте БОЛЬШЕ: лихорадка, вегетативная нестабильность, лейкоцитоз, тремор, повышенные ферменты (креатинкиназа, трансаминазы), Rigor

Мы перечисляем наиболее важные побочные эффекты.Выбор не исчерпывающий.

Нейролептики (нейролептики) — Классификация и побочные эффекты


Изображение: «Zyprexa 10mg box. Отпускается в Австралии ». By Raining — Собственная работа, GFDL, Ссылка


Эффекты увеличения дофамина

Дофамин представляет собой нейромедиатор моноаминов , который синтезируется путем превращения тирозина в допа, который подвергается декарбоксилированию и образует дофамин. Функции дофамина зависят от задействованного пути.В их числе:

  • моторный контроль в нигростриатальном пути ;
  • поведенческие эффекты в мезолимбических и мезокортикальных путях ;
  • эндокринный контроль в тубероинфундибулярный путь.

Дофаминергические пути

Дофамин был вовлечен в патогенез шизофрении в так называемой гипотезе дофамина или теории. Карлсон, которому в 2000 г. была присуждена Нобелевская премия, первоначально предложил эту теорию. Избыточный уровень дофамина был связан с психотическим поведением , что основано на фармакологических данных и различных исследованиях с участием людей и животных.

Амфетамины вызывают повышенный уровень дофамина в головном мозге и могут вызывать острые психотические эпизоды, подобные тем, которые наблюдаются при шизофрении. Кроме того, лекарств, используемых при болезни Паркинсона, включая леводопу и агонисты дофамина, могут вызывать галлюцинации как побочный эффект. Также известно, что амфетамин, как и другие препаратов, которые действуют как агонисты дофамина, ухудшают симптомы у пациентов с шизофренией.

Изображение: «На изображении показаны дофаминергические пути человеческого мозга в нормальном состоянии (слева) и болезнь Паркинсона (справа). Красные стрелки указывают на подавление цели, синие стрелки указывают на стимуляцию целевой структуры ». Автор: Крис 73. Лицензия: CC BY 2.5

Исследования с визуализацией головного мозга показали, что у больных шизофренией наблюдается повышенное на производство и выброс дофамина в полосатом теле мозга. Кроме того, было обнаружено, что введение амфетамина больным шизофренией приводит к большему высвобождению дофамина по сравнению с контрольными субъектами.

В исследованиях на животных повышенный уровень дофамина приводит к стереотипному повторяющемуся поведению , которое иногда встречается при шизофрении. У животных, которым вводят сильнодействующие агонисты рецептора D2, такие как бромокриптин, также развивается такое поведение.

В поддержку таких доказательств было обнаружено, что антагонистов дофамина, включая антипсихотические средства, являются эффективными при лечении положительных симптомов шизофрении . Фактически, антагонистическая активность рецепторов дофамина является основным механизмом действия нейролептиков при клиническом применении у больных шизофренией.

Патогенез шизофрении

При шизофрении наблюдается повышенная активность рецепторов D2 в мезолимбическом дофаминергическом пути , который вызывает положительные симптомы . Напротив, негативных симптомов могут быть , вызванными снижением активности рецепторов D1 в мезокортикальном дофаминергическом пути .

Были получены новые данные о патогенезе шизофрении. Помимо роли дофамина, считается, что недостаточная активность глутамата может играть важную роль в этом состоянии.

Лекарства от психотических расстройств

Антипсихотические препараты действуют, в основном, , блокируя постсинаптические рецепторы дофамина D2 . Лечебный эффект достигается при блокаде не менее 80% рецепторов D2.

В то время как блокада дофаминовых рецепторов является немедленным эффектом введения лекарства, терапевтический эффект может быть отсрочен на несколько недель , и причина этого неизвестна. Терапевтические эффекты антипсихотических препаратов включают снижение дофаминергической нейрональной активности и усиление дофаминовых рецепторов .Однако непосредственным эффектом антипсихотических средств является их седативный эффект, что делает их полезными при острых поведенческих расстройствах.

Антипсихотики в целом делятся на две категории: нейролептики первого поколения, также известные как типичные нейролептики, и нейролептики второго поколения, называемые атипичными нейролептиками . Антипсихотические препараты первого поколения были представлены в 1950-х годах, а атипичные препараты второго поколения были разработаны в более позднее время.

Типичные и атипичные нейролептики различаются по механизму действия, профилю побочных эффектов и клиническому эффекту. Типичные нейролептики в первую очередь связывают и ингибируют дофаминергические рецепторы D2 и лечат положительные симптомы. Атипичные нейролептики связываются с рецепторами D2, а также с серотонинергическими рецепторами 5-HT2a . Атипичные агенты лечат положительные симптомы, но также может оказывать влияние на улучшение отрицательных симптомов и когнитивных нарушений из-за антагонизма к рецепторам 5-HT2a.

Одним из ключевых различий между типичными и атипичными антипсихотическими препаратами является то, что новые атипичные препараты имеют более низкую частоту возникновения экстрапирамидных моторных побочных эффектов .Это связано с тем, что новые агенты обладают активностью в отношении других рецепторов . Другие причины снижения экстрапирамидных эффектов могут включать тот факт, что некоторые из этих препаратов быстро диссоциируют от рецептора дофамина, в то время как другие действуют как частичные агонисты.

Примеры типичных и атипичных нейролептиков

Типичный (первое поколение) Нетипичный (второе поколение)
Хлорпромазин

Клопентиксол

Флупентиксол

Флуфеназин

Галоперидол

Амисульприд

Арипипразол

Клозапин

Кветиапин

Рисперидон

Сертиндол

Зипразидон

Зотепин

Побочные эффекты нейролептиков

Экстрапирамидные моторные побочные эффекты

Двигательные нарушения являются результатом прямой или косвенной блокады рецепторов D2 нигростриатного дофаминергического пути. Антипсихотические препараты первого поколения традиционно ассоциируются с большей частотой двигательных нарушений по сравнению с атипичными антипсихотиками. Однако даже атипичные нейролептики могут вызывать экстрапирамидные эффекты, включая оланзапин, кветиапин и рисперидон.

Сердечные эффекты

Использование нейролептиков может вызвать удлинение интервала QT на , что может привести к желудочковым аритмиям и внезапной сердечной смерти .

Эндокринные эффекты

Блокада дофаминовых рецепторов в тубероинфундибулярном пути приводит к увеличению секреции пролактина , поскольку одна из функций дофамина заключается в подавлении пролактина. Гиперпролактинемия может привести к нарушениям менструального цикла, увеличению груди и галакторее.

Антимускариновые эффекты

Блокада мускариновых холинергических рецепторов может вызывать такие эффекты, как сухость во рту и глазах, помутнение зрения, повышение внутриглазного давления, задержка мочи, запоры и спутанность сознания.

Антиадренергические эффекты

Блокада адренергических рецепторов может привести к ортостатической гипотензии и рефлекторной тахикардии.

Антигистаминные эффекты

Блокада гистаминовых рецепторов может вызвать седативный эффект . Это эффект некоторых фенотиазиновых нейролептиков, таких как хлорпромазин.

Побочные эффекты со стороны метаболизма и сердечно-сосудистой системы

Эту группу побочных эффектов очень важно учитывать.Нейролептики могут вызвать прибавки в весе, сахарный диабет и сердечно-сосудистые заболевания . Эти побочные эффекты чаще встречаются у атипичных нейролептиков второго поколения, таких как оланзапин, клозапин и кветиапин. В результате необходимо внимательно следить за состоянием сердечно-сосудистой системы пациентов, принимающих нейролептики.

Сексуальная дисфункция

У мужчин может наблюдаться снижение либидо и эректильная дисфункция. Эти состояния являются результатом комбинации блокады дофаминовых, адренергических и мускариновых рецепторов.

Другие побочные эффекты включают аллергических реакций (например, крапивницу), идиосинкразические реакции, такие как механическая желтуха (с фенотиазинами), лейкопения и агранулоцитоз (более высокая частота с клозапином).

Злокачественный нейролептический синдром

Редкий синдром , встречающийся у 1-2% пациентов. Характеризуется гипертермией, ригидностью мышц, спутанностью сознания и дисфункцией вегетативной нервной системы .Этот синдром имеет смертельных исходов в 10–20% случаев, так как он может вызвать почечную или сердечно-сосудистую недостаточность. Лечение заключается в немедленном прекращении приема антипсихотического препарата и введении бромокриптина, агониста дофаминовых рецепторов, и дантролена, релаксанта скелетных мышц.

Лекарство от биполярного расстройства

Лекарства, используемые для лечения биполярного расстройства, включают:

  • Литий
  • Противоэпилептические препараты
  • Атипичные нейролептики
  • Антидепрессанты (при биполярной депрессии)
  • ,00
  • Другие препараты, включая бензодиазепин, мемантин, амантадин и кетамин.

Стабилизаторы настроения

Литий или противоэпилептическое средство обычно используется в качестве стабилизатора настроения при длительном лечении биполярного расстройства. Они действуют профилактически, чтобы предотвратить перепады настроения и, следовательно, уменьшить маниакальные и депрессивные эпизоды.

Литий

Литий

используется для профилактического лечения биполярного расстройства как стабилизатор настроения и для лечения острой мании . Механизм действия лития изучен недостаточно.Он может действовать, препятствуя образованию инозитолтрифосфата и ингибируя киназы.

Литий имеет узкий терапевтический диапазон, от 0,5 до 1 ммоль / л. При уровне выше 1,5 ммоль / л становится токсичным . Токсические эффекты лития включают

  • Нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта, такие как тошнота и рвота
  • тремор
  • несахарный почечный диабет
  • Почечная недостаточность
  • Увеличение щитовидной железы
  • гипотиреоз
  • прибавка в весе
  • Выпадение волос
  • легкое когнитивное нарушение

Острая токсичность может вызвать значительные неврологические эффекты , включая спутанность сознания, двигательные нарушения, судороги, кому и смерть.

Противоэпилептические препараты

Некоторые противоэпилептические препараты могут также использоваться в качестве стабилизаторов настроения при лечении биполярного расстройства. К ним относятся карбамазепин , ламотриджин и вальпроат натрия . Они клинически эффективны и имеют лучший профиль побочных эффектов, чем литий. Действие противоэпилептических препаратов в борьбе с биполярным расстройством может быть связано с их противосудорожной активностью и блокадой натриевых каналов .

Противоэпилептические препараты, применяемые при биполярном расстройстве, имеют некоторые различия.Карбамазепин и вальпроат можно использовать для лечения острой мании. И вальпроат, и ламотриджин эффективны для длительного лечения биполярного расстройства, тогда как карбамазепин менее эффективен при лечении биполярной депрессии.

Атипичные нейролептики

Атипичные нейролептики, такие как оланзапин и рисперидон, играют определенную роль в лечении биполярного расстройства . Их основной механизм действия — блокада рецепторов D2, а также рецепторов 5HT-2.Все атипичные нейролептики могут лечить манию. Некоторые из них также могут быть эффективны при лечении биполярной депрессии.

Антидепрессанты

Антидепрессанты следует использовать с осторожностью у пациентов с биполярным расстройством, поскольку они могут вызвать или усугубить манию. Их можно вводить вместе со стабилизатором настроения.

Клиническое применение нейролептиков

Нейролептики используются при лечении:

  • Шизофрения
  • Биполярное расстройство
  • Шизоаффективное расстройство
  • Синдром Жиля де ла Туретта
  • Сильная тревога (кратковременная)
  • Боль и беспокойство для паллиативной помощи

Нейролептики обычно используются для лечения шизофрении.Шизофрения — это психотическое расстройство , которым страдает 1% населения, что делает его наиболее распространенным психотическим расстройством. Он вызывает позитивных симптомов, таких, как бред, галлюцинации и расстройство мышления, и негативных симптомов, , включая социальную изоляцию и сглаженный аффект.

Депо-составы длительного действия антипсихотических препаратов также доступны и могут использоваться в случаях, когда пациенты предпочитают или если соблюдение режима лечения является проблемой.

Следует отметить, что не все пациенты с шизофренией отвечают на терапию антипсихотическими средствами. Пациентам с устойчивостью к двум или более различным антипсихотическим средствам рекомендуется применять клозапин , учитывая его эффективность. Однако из-за потенциально опасных побочных эффектов, включая лейкопению, агранулоцитоз и миокардит, его обычно применяют в резистентных случаях.

При использовании требуется тщательный контроль, еженедельные анализы крови в течение первых 6 месяцев использования.Около 30% пациентов страдают резистентной к лечению шизофренией, это означает, что они устойчивы ко всем доступным антипсихотическим средствам.

Дискинезия, вызванная лекарствами

Побочный эффект двигателя Описание Менеджмент
Острая дистония Спазм мышц лица или шеи. Возникает в течение первых нескольких недель после начала приема антипсихотического препарата. Обычно со временем уменьшается. Улучшается после прекращения приема препарата.

Можно лечить холинолитиками.

Акафизия Психомоторное возбуждение. Улучшается после прекращения приема препарата.

Можно лечить холинолитиками.

Паркинсонизм Брадикинезия, тремор, ригидность и шаркающая походка. Улучшается после прекращения приема препарата.

Можно лечить холинолитиками.

Поздняя дискинезия Серьезное состояние, которое может привести к потере трудоспособности.Непроизвольные движения лица, языка, туловища и конечностей. Это происходит через несколько месяцев или лет после начала приема антипсихотических препаратов первого поколения, которым страдают 20-40% пациентов. Чаще встречается у пациентов старше 50 лет. После прекращения приема препарата улучшения не происходит. Обычно необратимо.

различных эффектов типичных и атипичных нейролептиков на серое вещество при первом эпизоде ​​психоза: исследование ÆSOP

  • Андреасен NC, Арндт С., Суэйзи В., Сисадло Т., Флаум М., О’Лири Д. и др. (1994).Нарушения таламуса при шизофрении визуализируются посредством усреднения магнитно-резонансных изображений. Наука 266 : 294–298.

    CAS Статья Google ученый

  • Аннет М (1970). Классификация предпочтений рук по ассоциативному анализу. Br J Psychol 61 : 303–321.

    CAS Статья Google ученый

  • Ashburner J, Friston KJ (2000).Воксельная морфометрия — методы. Neuroimage 11 : 805–821.

    CAS Статья Google ученый

  • Бартлетт EJ, Brodie JD, Simkowitz P, Dewey SL, Rusinek H, Wolf AP et al (1994). Влияние провокации галоперидолом на региональную утилизацию глюкозы головного мозга у нормальных людей. Am J Psychiatry 151 : 681–686.

    CAS Статья Google ученый

  • Бартлетт Э.Дж., Волкин А., Броди Д.Д., Ласка Е.М., Вольф А.П., Санфилипо М. (1991).Важность фармакологического контроля в исследованиях ПЭТ: влияние тиотиксена и галоперидола на утилизацию церебральной глюкозы при хронической шизофрении. Psychiatry Res 40 : 115–124.

    CAS Статья Google ученый

  • Bazire S (1998). Справочник по психотропным препаратам: Карманный справочник профессионалов и памятная записка . Книги набережной: Солсбери.

    Google ученый

  • Безчлибник-Батлер К., Джеффрис Дж. (2000). Клинический справочник психотропных препаратов , 10-е изд. Hogrefe & Huber Publishers: Сиэтл.

    Google ученый

  • Bookstein FL (2001). «Морфометрия на основе вокселей» не должна использоваться с неправильно зарегистрированными изображениями. Neuroimage 14 : 1454–1462.

    CAS Статья Google ученый

  • Braus DF, Ende G, Weber-Fahr W., Demirakca T, Henn FA (2001).Благоприятное влияние на жизнеспособность нейронов в передней поясной извилине из-за длительного лечения атипичными нейролептиками: исследование MRSI. Фармакопсихиатрия 34 : 251–253.

    CAS Статья Google ученый

  • Braus DF, Ende G, Weber-Fahr W., Demirakca T, Tost H, Henn FA (2002). Функционирование и нейронная жизнеспособность нейронов передней поясной извилины после лечения антипсихотиками: МР-спектроскопическая визуализация при хронической шизофрении. Eur Neuropsychopharmacol 12 : 145–152.

    CAS Статья Google ученый

  • Bullmore ET, Suckling J, Overmeyer S, Rabe-Hesketh S, Taylor E, Brammer MJ (1999). Глобальные, воксельные и кластерные тесты, теоретические и перестановочные, для определения различия между двумя группами структурных МР-изображений мозга. IEEE Trans Med Imaging 18 : 32–42.

    CAS Статья Google ученый

  • Карлссон А. (1978).Антипсихотические препараты, нейромедиаторы и шизофрения. Am J Psychiatry 135 : 165–173.

    CAS Статья Google ученый

  • Чакос М.Х., Либерман Дж. А., Алвир Дж., Билдер Р., Аштари М. (1995). Объемы хвостатых ядер у больных шизофренией, получавших типичные нейролептики или клозапин. Ланцет 345 : 456–457.

    CAS Статья Google ученый

  • Чакос М.Х., Либерман Дж. А., Билдер Р. М., Боренштейн М., Лернер Г., Богертс Б. и др. (1994).Увеличение объемов хвостатого ядра у больных шизофренией первого эпизода, принимающих антипсихотические препараты. Am J Psychiatry 151 : 1430–1436.

    CAS Статья Google ученый

  • Кристенсен Дж., Холкомб Дж., Гарвер Д.Л. (2004). Изменения белого вещества головного мозга, связанные с состоянием, могут лежать в основе обострения психоза. Psychiatry Res 130 : 71–78.

    Артикул Google ученый

  • Коэн Б.М., Черкерзян С., Ма Дж., Йен, Вейджер С., Ланге Н. (2003).Клетки средней линии таламуса, центральной миндалины и прилежащего ядра специфически реагируют на антипсихотические препараты. Психофармакология (Берлин) 167 : 403–410.

    CAS Статья Google ученый

  • Коэн Б.М., Ван В., Фроимовиц М.П., ​​Эннулат Д.Д., Черкерзян С., Конечна Х. (1998). Активация срединных таламических ядер антипсихотическими препаратами. Психофармакология (Берлин) 135 : 37–43.

    CAS Статья Google ученый

  • Коэн Б.М., Юргелун-Тодд Д. (2001). Изменения таламической активности при шизофрении и в ответ на антипсихотические препараты: исследования в наследство Сеймура С. Кети. Нейропсихофармакология 25 : 305–312.

    CAS Статья Google ученый

  • Corson PW, Nopoulos P, Miller DD, Arndt S, Andreasen NC (1999).Изменение объема базальных ганглиев за 2 года у больных шизофренией: типичные нейролептики в сравнении с атипичными. Am J Psychiatry 156 : 1200–1204.

    CAS Google ученый

  • Crosson B, Hughes CW (1987). Роль таламуса в языке: связано ли это с шизофреническим расстройством мышления? Schizophr Bull 13 : 605–621.

    CAS Статья Google ученый

  • Dazzan P, Morgan KD, Orr KG, Hutchinson G, Chitnis X, Suckling J et al (2004).Структурные корреляты мозга неврологических мягких признаков в исследовании психозов первого эпизода AESOP. Мозг 127 : 143–153.

    Артикул Google ученый

  • Даззан П., Мюррей Р.М. (1999). Шизофрения — это (не просто) нарушение психического развития. Epidemiol Psichiatr Soc 8 : 235–241.

    CAS Статья Google ученый

  • Даззан П., Мюррей Р.М. (2002).Неврологические мягкие признаки при первом эпизоде ​​психоза: систематический обзор. Br J Psychiatry Suppl 43 : s50 – s57.

    Артикул Google ученый

  • DeLisi LE, Hoff AL, Schwartz JE, Shields GW, Halthore SN, Gupta SM et al (1991). Морфология мозга у пациентов с первым эпизодом шизофренических психотических состояний: количественное исследование магнитно-резонансной томографии. Биологическая психиатрия 29 : 159–175.

    CAS Статья Google ученый

  • Desco M, Gispert JD, Reig S, Sanz J, Pascau J, Sarramea F et al (2003). Церебральные метаболические паттерны при хронической и недавно возникшей шизофрении. Psychiatry Res 122 : 125–135.

    Артикул Google ученый

  • Ende G, Braus DF, Walter S, Weber-Fahr W., Soher B, Maudsley AA et al (2000).Влияние возраста, лекарств и продолжительности заболевания на сигнал N-ацетил аспартата передней поясной извилины при шизофрении. Schizophr Res 41 : 389–395.

    CAS Статья Google ученый

  • Farde L, Hall H, Ehrin E, Sedvall G (1986). Количественный анализ связывания дофаминового рецептора D2 в мозге живого человека с помощью ПЭТ. Наука 231 : 258–261.

    CAS Статья Google ученый

  • Grunder G, Vernaleken I., Muller MJ, Davids E, Heydari N, Buchholz HG et al (2003).Субхронический галоперидол подавляет способность синтеза дофамина в головном мозге больных шизофренией in vivo . Нейропсихофармакология 28 : 787–794.

    Артикул Google ученый

  • Гур Р.Э., Коуэлл П., Турецкий Б.И., Галлахер Ф., Кэннон Т., Билкер В. и др. (1998a). Последующее магнитно-резонансное исследование шизофрении. Связь нейроанатомических изменений с клиническими и нейроповеденческими показателями. Arch Gen Psychiatry 55 : 145–152.

    CAS Статья Google ученый

  • Gur RE, Maany V, Mozley PD, Swanson C, Bilker W, Gur RC (1998b). Объемы подкорковых МРТ у пациентов с шизофренией, не получавших нейролептики, и пациентов, лечившихся Am J Psychiatry 155 : 1711–1717.

    CAS Статья Google ученый

  • Heimberg C, Komoroski RA, Lawson WB, Cardwell D, Karson CN (1998).Региональная протонная магнитно-резонансная спектроскопия при шизофрении и исследование эффекта лекарств. Psychiatry Res 83 : 105–115.

    CAS Статья Google ученый

  • Holcomb HH, Cascella NG, Thaker GK, Medoff DR, Dannals RF, Tamminga CA (1996). Функциональные участки действия нейролептиков в мозге человека: исследования ПЭТ / ФДГ с галоперидолом и без него. Am J Psychiatry 153 : 41–49.

    CAS Статья Google ученый

  • Honey GD, Bullmore ET, Soni W, Varatheesan M, Williams SC, Sharma T (1999). Различия в лобной корковой активации при выполнении задачи на рабочую память после замены рисперидона на типичные антипсихотические препараты у пациентов с шизофренией. Proc Natl Acad Sci USA 96 : 13432–13437.

    CAS Статья Google ученый

  • Хуан Ю. Х., Цай С. Дж., Хуанг Х. Дж., Сим CB (1999).Влияние однократного введения рисперидона на локальную утилизацию церебральной глюкозы у крыс. Eur J Pharmacol 370 : 257–261.

    CAS Статья Google ученый

  • Job DE, Whalley HC, McConnell S, Glabus M, Johnstone EC, Lawrie SM (2002). Структурные различия серого вещества между шизофрениками первого эпизода и нормальной контрольной группой с использованием морфометрии на основе вокселей. Neuroimage 17 : 880–889.

    Артикул Google ученый

  • Job DE, Whalley HC, McConnell S, Glabus M, Johnstone EC, Lawrie SM (2003). Морфометрия плотности серого вещества на основе вокселей у лиц с высоким риском шизофрении. Schizophr Res 64 : 1–13.

    Артикул Google ученый

  • Кешаван М.С., Багвелл В.В., Хаас Г.Л., Суини Дж. А., Школьник Н. Р., Петегрю Дж. В. (1994).Изменение объема хвостатого ядра при лечении нейролептиками. Ланцет 344 : 1434.

    CAS Статья Google ученый

  • Кикумото О., Окамото Ю., Хаякава Х., Йокота Н., Каваи К., Мотохаши Н. и др. (1993). Влияние рисперидона на каталепсию и церебральный дофамин, серотонин и метаболизм ГАМК у крыс: сравнение с галоперидолом. Jpn J Psychopharmacol 13 : 39–42.

    CAS Google ученый

  • Ким Дж. Дж., Мохамед С., Андреасен NC, О’Лири Д.С., Уоткинс Г.Л., Болес Понто Л.Л. и др. (2000). Региональные нервные дисфункции при хронической шизофрении изучались с помощью позитронно-эмиссионной томографии. Am J Psychiatry 157 : 542–548.

    CAS Статья Google ученый

  • Кумари В., Грей Дж. А., Хани Дж. Д., Сони В., Булмор Е. Т., Уильямс СК и др. (2002).Процедурное обучение при шизофрении: исследование функциональной магнитно-резонансной томографии. Schizophr Res 57 : 97–107.

    Артикул Google ученый

  • Meltzer HY, Matsubara S, Lee JC (1989). Классификация типичных и атипичных антипсихотических препаратов на основе значений pKi дофамина D-1, D-2 и серотонина 2. J Pharmacol Exp Ther 251 : 238–246.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • Meltzer HY, Park S, Kessler R (1999).Познание, шизофрения и атипичные нейролептики. Proc Natl Acad Sci USA 96 : 13591–13593.

    CAS Статья Google ученый

  • Миллер Д.Д., Андреасен NC, О’Лири Д.С., Резай К., Уоткинс Г.Л., Понто Л.Л. и др. (1997a). Влияние нейролептиков на регионарный церебральный кровоток, измеренное с помощью позитронно-эмиссионной томографии. Нейропсихофармакология 17 : 230–240.

    CAS Статья Google ученый

  • Миллер Д.Д., Андреасен NC, О’Лири Д.С., Уоткинс Г.Л., Болес Понто Л.Л., Хичва Р.Д. (2001). Сравнение эффектов рисперидона и галоперидола на регионарный церебральный кровоток при шизофрении. Биологическая психиатрия 49 : 704–715.

    CAS Статья Google ученый

  • Миллер Д.Д., Резай К., Аллигер Р., Андреасен, Северная Каролина (1997b).Влияние антипсихотических препаратов на относительную перфузию церебральной крови при шизофрении: оценка с помощью однофотонной эмиссионной компьютерной томографии оксима технеция-99m гексаметил-пропиленамина. Биологическая психиатрия 41 : 550–559.

    CAS Статья Google ученый

  • Молина В., Гисперт Дж. Д., Рейг С., Санс Дж., Паскау Дж., Сантос А. и др. (2003). Церебральный метаболизм и лечение рисперидоном при шизофрении. Schizophr Res 60 : 1–7.

    CAS Статья Google ученый

  • Нельсон Х.Э., Уиллисон-младший (1991). Национальный тест по чтению для взрослых (часть II) Руководство по тестированию . НФЕР-НЕЛЬСОН: Виндзор.

    Google ученый

  • Окубо Й., Олссон Х., Ито Х., Лофти М., Сухара Т., Халлдин С. и др. (1999). ПЭТ-картирование экстрастриатальных D2-подобных рецепторов дофамина в головном мозге человека с использованием метода анатомической стандартизации и [11C] FLB 457. Neuroimage 10 : 666–674.

    CAS Статья Google ученый

  • Пантелис К., Велакулис Д., Макгорри П.Д., Вуд С.Дж., Саклинг Дж., Филлипс Л.Дж. и др. (2003). Нейроанатомические аномалии до и после начала психоза: сравнение поперечного и продольного МРТ. Ланцет 361 : 281–288.

    Артикул Google ученый

  • Сакаи К., Гао Х.М., Хашимото Т., Тамминга, Калифорния (2001).Традиционные и новые антипсихотические препараты по-разному изменяют маркеры нейротрансмиссии в базальных ганглиях-таламокортикальных нервных путях. Synapse 39 : 152–160.

    CAS Статья Google ученый

  • Shapleske J, Rossell SL, Chitnis XA, Suckling J, Simmons A, Bullmore ET et al (2002). Компьютерное морфометрическое МРТ исследование шизофрении: эффекты галлюцинаций. Cereb Cortex 12 : 1331–1341.

    Артикул Google ученый

  • Sigmundsson T, Suckling J, Maier M, Williams S, Bullmore E, Greenwood K et al (2001). Структурные аномалии в лобных, височных и лимбических областях и взаимосвязанные тракты белого вещества у больных шизофренией с выраженными негативными симптомами. Am J Psychiatry 158 : 234–243.

    CAS Статья Google ученый

  • Strungas S, Christensen JD, Holcomb JM, Garver DL (2003).Состояние таламических изменений при лечении антипсихотиками при шизофрении: предварительные наблюдения. Psychiatry Res 124 : 121–124.

    Артикул Google ученый

  • Suckling J, Brammer MJ, Lingford-Hughes A, Bullmore ET (1999a). Удаление внемозговых тканей на двойных эхо-магнитно-резонансных изображениях с использованием линейных пространственно-масштабных функций. Магнитно-резонансная томография 17 : 247–256.

    CAS Статья Google ученый

  • Suckling J, Sigmundsson T, Greenwood K, Bullmore ET (1999b).Модифицированный алгоритм нечеткой кластеризации для независимой от оператора классификации тканей мозга двойных эхо-МРТ. Магнитно-резонансная томография 17 : 1065–1076.

    CAS Статья Google ученый

  • Talairach J, Tournoux P (1988). Копланарный стереотаксический атлас человеческого мозга . Издательство Thieme Medical: Нью-Йорк.

    Google ученый

  • Тейлор Д., МакКоннелл Д., МакКоннелл Х., Абель К., Кервин Р. (1999). Руководящие принципы предписания фонда NHS Trust Bethlem and Maudsley . Мартин Дуниц: Лондон.

    Google ученый

  • Watkins KE, Vargha-Khadem F, Ashburner J, Passingham RE, Connelly A, Friston KJ et al (2002). МРТ-анализ наследственного нарушения речи и языка: структурные аномалии головного мозга. Мозг 125 : 465–478.

    CAS Статья Google ученый

  • Weinberger DR, McClure RK (2002).Нейротоксичность, нейропластичность и морфометрия магнитно-резонансной томографии: что происходит в головном мозге шизофреника? Arch Gen Psychiatry 59 : 553–558.

    Артикул Google ученый

  • Крыло Дж. К., Купер Дж. Э., Сарториус Н. (1974). Измерение и классификация психиатрических симптомов . Издательство Кембриджского университета: Кембридж.

    Google ученый

  • Крыло Дж. К., Стурт Э (1978). Система PSE-ID-CATEGO: Дополнительное руководство . Совет медицинских исследований: Лондон.

    Google ученый

  • Всемирная организация здравоохранения (1992). Классификация психических и поведенческих расстройств МКБ-10: клинические описания и диагностические рекомендации . Всемирная организация здравоохранения: Женева.

  • Всемирная организация здравоохранения (1994). Таблицы клинической оценки в нейропсихиатрии (SCAN) — Версия 2.0 . Всемирная организация здравоохранения: Женева.

  • Вотанис Дж., Ханак С.Е., Веттштейн Дж. Г., Блэк Мэриленд (2003). Сравнительный анализ острого и хронического введения галоперидола и клозапина с использованием метаболического картирования [3H] 2-дезоксиглюкозы. Schizophr Res 61 : 195–205.

    Артикул Google ученый

  • Метаболические эффекты атипичных нейролептиков

    US Pharm. 2007; 32 (11): HS3-HS14.

    Атипсихотические препараты являются основой лечения ряда серьезных психических расстройств, включая шизофрению, манию, бредовое расстройство и психоз. Кроме того, нейролептики используются для лечения нарушений контроля над импульсами распространенные нарушения развития и умственная отсталость, синдром Туретта, и бред. Нейролептики первого поколения (FGA) или типичные нейролептики доступны с середины 1950-х годов, но есть ряд новых нейролептики, известные как нейролептики второго поколения или атипичные нейролептики были введены в действие в 1990-х годах.Эти новые агенты в значительной степени заменили типичные нейролептики в клинической практике.

    Механизм Действие
    Точное Механизм действия антипсихотических препаратов неизвестен. Психотический переживания и положительные симптомы шизофрении, включая бред, галлюцинации, гиперактивность и нарушение мышления связаны с избыточное высвобождение нейромедиатора дофамина в мезолимбическом пути. В мезолимбический путь — один из четырех основных нервных путей, в которых находится дофамин. обнаружено, и считается, что блокада дофаминовых рецепторов на этом пути контролировать психотические переживания. 1 Большинство антипсихотических препаратов блокировать D 2 рецепторов в дофаминовых путях головного мозга, особенно мезолимбические пути, что коррелирует с их терапевтическими эффективность. К негативным симптомам шизофрении относятся психомоторные умственная отсталость, аволиция, апатия, ангедония, нарушение внимания и снижение эмоционального выражения. Эти симптомы связаны с дофамином. дефицит медиальной префронтальной коры, передней поясной коры и орбитофронтальные области коры головного мозга, а также с гиподопаминергическими активность в корковой области. 2 Симптомы третьей категории шизофрения, когнитивная дисфункция, приписывается дефициту дофамина в дорсолатеральная префронтальная кора. Нарушение внимания, рабочей памяти и Управляющая функция — это области познания, которые считаются аномальными в шизофрения. 2,3 Недавние исследования нейролептиков сосредоточены на относительное сродство к блоку D 2 по сравнению с 5-HT 2A рецепторы в различных областях мозга. Текущие нейролептики можно классифицированы по различным категориям, как указано в ТАБЛИЦЕ 1 , в соответствии с на их сродство к этим индивидуальным рецепторам. 4,5

    В исследованиях нейролептиков связывание рецепторов у людей, было показано, что FGA являются дофаминергическими антагонисты с высоким сродством к рецепторам D 2 . Чтобы уменьшить положительные психотические симптомы, только от 60% до 65% занятости D 2 рецепторов необходимы, но при хроническом лечении FGAs от 70% до 90% D 2 рецепторов заняты. Блокада примерно 77% или более D 2 рецептора связаны с экстрапирамидными симптомами (EPS), т.е.грамм., ригидность мышц, возбуждение, поздняя дискинезия и дистония, а также те более 72% связаны со значительной вероятностью сывороточного пролактина высота. 4,6 Таким образом, лечение FGA чаще всего превышает порог для ЭПС и приводит к гиперпролактинемии. FGA часто называют как типичные антипсихотические препараты, потому что они обычно вызывают эти побочные эффекты. Использование типичных нейролептиков значительно сузилось, но они все еще распространены в больничных формулярах.Это связано с их продолжением использовать в условиях больницы неотложной помощи, а также потому, что они являются единственными лекарства, доступные для внутривенного введения. Типичные агенты меньше предпочтительнее для длительного лечения психозов из-за повышенного кумулятивного риск развития ЭПС, особенно поздней дискинезии. 7 По большей части, считается, что типичные нейролептики не оказывают стабилизирующие настроение свойства, но могут использоваться дополнительно в начальных лечение расстройств настроения, и даже при биполярном расстройстве, когда симптомы настроения сопровождаются психозом. 8

    В отличие от обычных агентов, атипичные нейролептики, вводимые в дозах в рамках клинических эффективный диапазон не вызывает EPS. Атипичные нейролептики временно блокируют D 2 рецепторов , а затем быстро диссоциируют, позволяя для нормальной нейротрансмиссии дофамина. Эта временная блокада адекватно вызывает антипсихотический эффект, но длительная блокада D 2 необходим для побочных эффектов, наблюдаемых при использовании типичных агентов. 8,9 Атипичные нейролептики также имеют тенденцию проявлять повышенную серотонинергическую активность. Противодействие рецептору 5-HT 2A в сочетании со скромным D Считается, что блокада в определенных областях мозга снижает негативные симптомы и улучшение познания по сравнению с типичными агентами. это ясно, что модуляция дофамина в нейрональных путях — это первичный механизм, с помощью которого нейролептики проявляют свои преимущества, но роль серотонинергической активности атипичных веществ обсуждается.«Нетипичность» считается, что атипичные нейролептики связаны с рецептором D 2 антагонизм, связанный с антагонизмом рецептора 5-HT 2A . 10,11 Другая теория эффективности этих агентов, однако, заключается в быстром диссоциация от рецептора D 2 , что обеспечивает лучшую передачу нормальных физиологических всплесков дофамина. 12 Атипичные нейролептики одинаково или более эффективны и лучше переносятся, чем типичные агенты.С за исключением клозапина, первого атипичного препарата с превосходной эффективностью по сравнению со всеми другими атипичными препаратами, есть ограниченные доказательства превосходящей эффективности между оставшимися атипичными нейролептиками. Однако есть вариативность в побочных эффектах среди атипичных агентов из-за различий в их рецептор-связывающие профили. 13

    Нейролептики и побочные эффекты
    Все нейролептики различаются по своему действию на нейротрансмиттеры, отличные от D 2 и 5-HT 2A , включая антагонизм D 1 , D 4 , 5-HT 2C , 5-HT 6 , 5-HT 7, мускариновый, альфа 1 — и альфа , 2 -адренегические и гистаминовые рецепторы.Эти различные эффекты объясняют потенциальные различия в профилях побочных эффектов, перечислено в ТАБЛИЦЕ 2 . 14 Атипичные нейролептики из-за их различные механизмы действия, продемонстрировали несколько преимуществ перед типичные нейролептики с точки зрения положительных, отрицательных и когнитивных симптомов и более низкая склонность к экстрапирамидным побочным эффектам. Несмотря на эти неоспоримые преимущества перед своими более ранними аналогами, нетипичные связанные с возникновением и обострением метаболических нарушений, таких как ожирение, диабет и дислипидемия. 8,15

    Неблагоприятные метаболические эффекты нейролептики — не новое клиническое наблюдение. Самые ранние сообщения о эти побочные эффекты относятся к началу 1950-х годов с типичным нейролептик хлорпромазин и связанные неврологические побочные эффекты с нейролептиками, такими как ЭПС, обсуждались в медицинской литературе. 16 Точный механизм набора веса, связанный с нейролептиками, не определен. известно, хотя исследования показали, что увеличение веса с нейролептики, особенно атипичные, могут быть результатом антагонизма гистаминовые и мускариновые рецепторы и блокада 5-HT 2C рецепторы. 1

    Метаболический Синдром
    Перспективный обсервационные исследования демонстрируют сильную связь между метаболическими синдром и риск последующего развития диабета 2 типа и увеличение риска сердечно-сосудистых заболеваний и всех причин смертность. 18,19 Прибавка в весе во время лечения антипсихотиками была сообщается как основная причина плохой приверженности к лечению. В 2004 г. Международная федерация диабета предложила комплекс метаболического синдрома критерии. 20 Центральное ожирение является важным элементом этого определение, с разными порогами окружности талии, установленными для разных расовые / этнические группы. Наряду с увеличением окружности талии два из необходимо следующее: триглицериды выше 150 мг / дл или лечение повышенные триглицериды; Холестерин ЛПВП ниже 40 мг / дл у мужчин или ниже более 50 мг / дл у женщин или лечение низкого уровня ЛПВП; систолическое артериальное давление выше 130 мм рт. ст., диастолическое артериальное давление выше 85 мм рт. ст. или лечение гипертонии; уровень глюкозы в плазме натощак выше 100 мг / дл, или ранее диагностированный диабет 2 типа.

    Национальный институт Компания «Психическое здоровье» спонсировала клинические испытания антипсихотических препаратов. Исследование эффективности (CATIE), двойная слепая оценка пациентов в поддерживающая фаза лечения хронической шизофрении. 21 Исходная информация из этого исследования показала, что 42% пациентов с шизофрения также имела метаболический синдром. Этот показатель намного выше, чем оценочная частота метаболического синдрома 27% среди населения в целом, согласно Национальному обследованию здоровья и питания 1999–2000 гг. 22 Большинство исследований показали распространенность диабета и ожирения в пациентов с шизофренией в 1,5-2 раза выше, чем у здоровых предметы. 15

    Неблагоприятные Профили эффектов
    Настоящее время доступные атипичные нейролептики в США включают рисперидон (Риспердал), клозапин (Клозарил), оланзапин (Зипрекса), кветиапин (Сероквель), зипразидон (Геодон) и арипипразол (Абилифи). Первоначально эти агенты были одобрены FDA для лечения пациентов с шизофрения, но большинство из них в настоящее время также одобрены для лечения пациентов с биполярной манией в качестве монотерапии (оланзапин, рисперидон, кветиапин и зипразидон) и некоторые в качестве комбинированной терапии (оланзапин, рисперидон и кветиапин) с литием или вальпроевой кислотой (Депакон, Депакен, Депакоте). FDA одобрило оланзапин в качестве поддерживающего лечения биполярного расстройства. расстройство и, в комбинации с флуоксетином, для лечения пациентов с депрессивными эпизодами, связанными с биполярным расстройством.

    Обзоры литературы для атипичные нейролептики и сообщения о метаболических побочных эффектах между отдельные агенты значительно различаются. На сегодняшний день большинство опубликованных исследований доступны для клозапина, оланзапина и рисперидона, тогда как информация о потенциальных эффектах других атипичных нейролептиков ограничено. Причины этой изменчивости включают различия в рецептурные препараты (рисперидон и оланзапин — два наиболее распространенных прописанные агенты в U.S.), продолжительность лечения доступны (клозапин, рисперидон и оланзапин были доступны самый длинный), и различия в уровне интереса к метаболическим побочные эффекты с отдельными агентами. Для кветиапин, зипразидон и арипипразол — недавно одобренные препараты — и для зот эпина и амисульприда, агентов, которые в настоящее время не выпускаются в США 23-25

    В 2003 году FDA потребовало всем производителям атипичных нейролептиков размещать предупреждение на этикетках риск гипергликемии и диабета. 26 Хотя все нетипичные несут предупреждение на своей маркировке, опубликованные исследования, в том числе неконтролируемые наблюдения, большой ретроспективный анализ базы данных и контролируемые экспериментальные исследования, такие как рандомизированные клинические испытания, показывают, что все атипичные препараты не равны по своим метаболическим эффектам, включая увеличение веса, диабет и дислипидемия. Относительные метаболические профили всех атипичных нейролептики приведены в ТАБЛИЦЕ 3 . 24,25


    Исследования набора веса
    Прибавка в весе составляет наблюдается у большинства атипичных нейролептиков в течение первых нескольких месяцев терапии и может не достигнуть плато даже после одного года лечения. 27 консенсус заключается в том, что клозапин и оланзапин связаны с наибольшим значительное увеличение веса, определяемое как 7% от исходного веса тела, за которым следует рисперидон и кветиапин. 14 Метаанализ завершен на Увеличение веса, вызванное антипсихотиками, обнаружило, что после 10 недель терапии вес прирост при приеме оланзапина и клозапина составил 4,45 кг и 4,15 кг соответственно, и были лучшими по сравнению с другими агентами. 29 В исследовании CATIE, оланзапин был связан с наибольшим набором веса и метаболическим аномалии (повышение уровня глюкозы в крови, триглицеридов и холестерина) по сравнению с другими лекарствами в исследовании, в которое были включены все атипичные антипсихотические препараты. агенты.Исследование CATIE показало, что за период исследования (до 18 месяцев), пациенты, принимающие оланзапин, набирали в среднем на 2 фунта в месяц и на 30% испытала значительную прибавку в весе. Кроме того, отмена оланзапина был связан с увеличением веса и метаболическими побочными эффектами. 30 В многочисленные исследования и мета-анализы антипсихотических препаратов, клозапин имеет был идентифицирован как несущий наибольший риск, за ним следует оланзапин. 29 Было показано, что увеличение веса при приеме клозапина и оланзапина не зависит от дозировка и имеет тенденцию к выходу на плато от 6 до 12 месяцев после начала терапия.Однако было показано, что рисперидон, кветиапин и зипразидон достичь плато в прибавке веса раньше, в течение первых нескольких месяцев после лечение. 27

    Доступность данных с количество клинических испытаний зипразидона и ари пипразола увеличивается, но клинические опыт работы с этими новыми агентами не так развит, как со старыми агенты. Считается, что эти два агента оказывают наименьшее неблагоприятное воздействие на вес и метаболизм глюкозы или липидов.В исследовании CATIE зипразидон был единственный атипичный агент, связанный с улучшением метаболических факторов. 30 В рандомизированном двойном слепом исследовании, сравнивающем прибавку в весе между оланзапин и арипипразол, значительно больше пациентов получали оланзапин испытал клинически значимое увеличение веса. 31 Это Это открытие привело авторов исследования к выводу, что арипипразол гораздо менее эффективен. вероятно, чем оланзапин будет связан с увеличением веса или метаболизмом аномалии.

    Диабет и Другие метаболические нарушения
    Степень какой набор веса, связанный с приемом лекарств, и повышенные показатели впервые возникшего диабета или обострения диабета у пациентов, получающих атипичные нейролептики, нет Чисто. 32 Сообщения о случаях предполагают, что значительный вес прибавка или ожирение не могут быть фактором до четверти случаев впервые возникших сахарный диабет, возникший во время лечения. 33 Эти дела могут быть связаны к прямому антагонизму рецепторов 5-HT 2C или H 1 или к повышению уровня лептина в сыворотке некоторыми атипичными агентами, помимо этого вызвано только увеличением массы тела. 17

    Впервые возникший диабет 2 типа сообщалось у пациентов, получавших оланзапин, клозапин, рисперидон, кветиапин и зипразидон. Хотя исследования показали, что клозапин и оланзапин имеет наибольший риск развития диабета, есть ограниченные данные о общая заболеваемость и относительная встречаемость среди атипичных агентов. Риск для диабет с кветиапином и рисперидоном менее ясен, с некоторыми, но не все исследования, показывающие увеличение риска. 32,33 Дополнительно, атипичные антипсихотические препараты были связаны с небольшим увеличением риск диабетического кетоацидоза. 34 Так как зипразидон и арипипразол относительно новые, обширный клинический опыт ограничен по сравнению с другие атипичные нейролептики. Однако имеющиеся данные клинических испытаний Опыт применения этих двух агентов не показывает увеличения риска развития диабета. В одно недавнее исследование, сравнивающее арипипразол и оланзапин, через 52 недели средним изменением у пациентов, получавших оланзапин, было повышение уровня глюкозы в сыворотке уровни 12.02 мг / дл, в то время как среднее изменение у пациентов, получавших арипипразола снизилось на 1,44 мг / дл. 35 Вполне вероятно, что риск факторы помимо воздействия этих агентов, такие как преклонный возраст, семья история диабета, этнической принадлежности, ожирения и недостатка физических упражнений, игры важная роль.

    Как и при диабете, меняется уровни липидов в сыворотке крови с атипичными нейролептиками неясны из-за ограниченного данные. Доступная информация отображает корреляцию между прибавкой в ​​весе и изменение уровня липидов в сыворотке крови. 28 Клозапин и оланзапин, которые демонстрируют наибольшую прибавку в весе, также связаны с наибольшим повышение общего холестерина, триглицеридов и холестерина ЛПНП и с снижение уровня ЛПВП. Рисперидон, зипразидон и арипипразол могут иметь наименьшее влияние на липиды сыворотки. 14 В недавнем исследовании методом случай-контроль оценка гиперлипидемии после лечения антипсихотическими препаратами, отношение шансов гиперлипидемии варьировалось от 1.82 для клозапина до 1,26 для нейролептики первого поколения. 36

    Профилактика и лечение нежелательных метаболических явлений
    В ноябре 2003 г., Американская диабетическая ассоциация, Американская психиатрическая ассоциация, Американская ассоциация клинических эндокринологов и Североамериканская Ассоциация по изучению ожирения провела консенсусную разработку конференция на тему антипсихотических препаратов и диабета и ожирение. 37 Консенсусные заявления рекомендуют строгие мониторинг метаболического статуса и факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний в психиатрической пациенты, получающие антипсихотические препараты. В заявлении рекомендуется базовые меры скрининга в начале приема любых антипсихотических препаратов. Эти меры включают вес и рост для расчета индекса массы тела (ИМТ), окружность талии, артериальное давление, глюкоза в плазме натощак, липиды натощак профиль, а также личный и семейный анамнез метаболических нарушений.Завершив Эта оценка позволяет определить, имеет ли пациент избыточный вес (ИМТ 25,0-29,9) или ожирением (ИМТ> 30), имеет предиабет (уровень глюкозы в плазме натощак 120-125 мг / дл) или диабет (глюкоза плазмы натощак> 126 мг / дл), гипертония (кровь давление> 140/90 мм рт. ст.) или дислипидемия. Если одно или несколько из этих расстройств В настоящее время группа рекомендует начать лечение.

    Панель также рекомендует консультирование по вопросам питания и физической активности для всех пациентов, которые избыточный вес или ожирение, особенно если будет инициирован атипичный агент.Особое внимание уделяется обучению пациентов, лиц, осуществляющих уход, и члены семьи о признаках и симптомах диабета, а также о возможных метаболические побочные эффекты, связанные с атипичными агентами.

    Базовый скрининг за мерами должен следовать постоянный мониторинг. Переоценка всего измерения, кроме личного и семейного анамнеза и окружности талии, рекомендуется после 12 недель лечения всем пациентам, получавшим атипичный антипсихотические препараты.После этого уровень глюкозы в плазме натощак, артериальное давление, оценки окружности талии следует проводить ежегодно и натощак. липидный профиль измеряется каждые 5 лет. Вес следует контролировать ежемесячно в течение первые три месяца и затем ежеквартально. Панель рекомендует переключение на агент с менее пагубным воздействием на метаболические функции, если у пациента наблюдается увеличение массы тела на 5% и / или ухудшение гликемии, или дислипидемия на любом этапе терапии.Это нужно делать через крест титрование и постепенное прекращение приема текущего лекарства. Начальный дозировка и стратегия эскалации нового агента зависят от человека профили каждого лекарства. Наряду с изменением лечения панель рекомендует диетическое ограничение, физические упражнения и изменение поведения. Небольшие краткосрочные исследования показали, что этот подход оказался успешным в ведение пациентов с увеличением веса. 38 Фармакологические вмешательства для снижения прибавки в весе не были признаны надежно эффективными при пациентам, получающим атипичные нейролептики, следует отговорить. 39,40

    Заключение
    Нетипичный нейролептики широко используются по утвержденным FDA показаниям, включая шизофрения и, совсем недавно, биполярная мания. Эти агенты считаются лечения первой линии и имеют значительные преимущества по сравнению с обычными нейролептики из-за их более низкого риска экстрапирамидных побочных эффектов и их благотворное влияние на негативные симптомы, познание и настроение. Недавний отчеты об увеличении веса, впервые возникшем диабете 2 типа и дислипидемиях требуют пациенты должны получать постоянное наблюдение за этими состояниями.Хотя определенные атипичные нейролептики, такие как оланзапин и клозапин, были связаны с наибольшим набором веса и самым высоким риском диабета и дислипидемия, не все пациенты, принимающие эти препараты, получают значительное количество веса. Хотя есть различия в возможной прибавке в весе и, следовательно, дислипидемии среди атипичных нейролептиков, различия в риск диабета не так легко измерить. Частично это может быть связано с неясная этиология этих метаболических нарушений, но в целом их распространенность коррелирует с увеличением веса.Рисперидон и кветиапин были показаны промежуточные эффекты, в то время как зипразидон и Сообщается, что арипипразол сопровождается незначительным увеличением веса или отсутствием значительного увеличения веса, диабетом, или дислипидемия.

    Выбор нетипичный антипсихотический препарат включает множество факторов с риском развития метаболических нарушений. расстройства — важное соображение. Любую прибавку в весе необходимо уравновешивать наблюдаемая клиническая эффективность. Соответствующие вмешательства могут включать: переход на другой агент, если это терапевтически возможно, изменение диеты, или упражнения.Управление коморбидным ожирением, диабетом и метаболическим синдромом может потребовать совместных усилий со стороны врачей первичного звена, психиатры и фармацевты. Последствия для здоровья долгосрочной терапии с атипичными нейролептиками вызывают растущую озабоченность и вполне могут опасны, чем экстрапирамидные симптомы, обычно связанные с старые, типичные агенты. Существует острая необходимость в хорошо продуманных, рандомизированных, контролируемые клинические испытания, чтобы твердо оценить как дифференциальные эффекты атипичные нейролептики при увеличении веса и связанных с ними метаболических изменениях.Между тем, хорошо известные преимущества некоторых атипичных нейролептиков при уменьшение акатизии и других экстрапирамидных побочных эффектов и улучшение познавательные способности должны быть тщательно сбалансированы с проблемами набора веса, другими метаболические осложнения и более высокие расходы на здравоохранение

    Список литературы
    1. Гарднер Д.М., Baldessarini RJ, Waraich P. Современные антипсихотические препараты: критический обзор. CMAJ . 2005; 172: 1703-1711.2. Шталь С.М. Симптомы и схемы, часть 3: шизофрения. Дж. Клиническая психиатрия . 2004; 65: 8-9.
    3. Meltzer HY, Stahl SM. Дофаминовая гипотеза шизофрении: обзор. Шизофр Бык. 1976; 2: 19-76.
    4. Капур С., Мамо Д. Полвека нейролептиков и дофамин по-прежнему играет центральную роль D 2 рецепторы. Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry. 2003; 27: 1081-1090.
    5. Мельцер Л., Ли З, Канеда Ю., Итикава Дж.Рецепторы серотонина: их ключевая роль в лекарствах для лечения шизофрения. Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry. 2003; 27: 1159-1172.
    6. Нюберг С., Эрикссон Б., Оксеншерна Г. и др. Рекомендуемая минимальная эффективная доза рисперидон на основе ПЭТ, измеренный D 2 и рецептор 5-HT 2A занятость у больных шизофренией. Am J Psychiatry. 1999; 156: 869-875.
    7. Lehman AF, Либерман Дж. А., Диксон Л. Б. и др.Практика Американской психиатрической ассоциации Руководящие указания; Рабочая группа по шизофрении. Практическое руководство по лечению больных шизофренией, второе издание. Am J Psychiatry. 2004; 161 (дополнение 2): 1-56.
    8. Дэвис Дж. М., Чен N. Старое и новое: сравнение доказательств между первым и новым. нейролептики второго поколения. Eur Психиатрия. 2005; 20: 7-14.
    9. Капур С., Зипурский РБ, Джонс С. и др. Связь между дофамином D (2) загруженность, клинический ответ и побочные эффекты: двойное слепое исследование с помощью ПЭТ первый эпизод шизофрении. Am J Psychiatry . 2000; 157: 514-520.
    10. Джонс Х.М., Пиловский Л.С. Пересмотр действия допамина и антипсихотических препаратов. Британский Журнал психиатрии. 2002; 181: 271-275.
    11. Seeman P. Атипичные нейролептики: механизм действия. Фокус . 2004; 2: 48-58.
    12. Капур С., Зипурский РБ, Ремингтон Г. Клиническое и теоретическое значение 5-HT 2A и D 2 занятость рецептора клозапина, рисперидона и оланзапина. при шизофрении. Am J Psychiatry. 1999; 156: 286-293.
    13. Дэвис Дж. М., Чен N, идентификатор Glick. Метаанализ эффективности второго поколения нейролептики. Arch Gen Psychiatry. 2003; 60: 553-564.
    14. Тандон Р. Безопасность и переносимость: как действуют «атипичные» нейролептики нового поколения сравнить ? Psychiatr Q. 2002; 73: 297.
    15. Де Херт М., фургон Эйк Д., Де Найер А. Метаболические нарушения, связанные со вторым поколением нейролептики: факт или вымысел? Разработка руководств по скринингу и мониторинг. Int Clin Psychopharmacol. 2006; 21 (приложение 2): S11-5.
    16. Hiles BW. Гипергликемия и глюкозурия после терапии хлорпромазином [письмо]. ДЖАМА. 1956; 162: 1651.
    17. McIntyre RS, et al. al. Механизм увеличения веса, индуцированного антипсихотиками. Дж. Клиническая психиатрия . 2001; 62 (добавление 23): 23.
    18. Ford ES. Риски для общей смертности, сердечно-сосудистых заболеваний и диабета, связанных с метаболический синдром: резюме доказательств. Диабет Уход. 2005; 28: 1769.
    19. Галасси, А, Reynolds, K, He, J. Метаболический синдром и риск сердечно-сосудистых заболеваний: a метаанализ. Am J Med. 2006; 119: 812.
    20. Альберти К.Г., Зиммет П., Шоу Дж. Метаболический синдром — новое мировое определение. Ланцет. 2005; 366: 1059.
    21. Макэвой JP, Мейер Дж. М., Гофф Д. К. и др. Распространенность метаболического синдрома у пациентов с шизофренией: исходные результаты клинических исследований нейролептиков Исследование эффективности вмешательства (CATIE) при шизофрении и сравнение с национальные оценки из NHANES III. Schizophren Res . 2005; 80: 90-32.
    22. Ford ES, Джайлз WH, Mokdad AH. Растущая распространенность метаболического синдрома среди США. взрослые люди. Diabetes Care .2004; 27: 2444-2449.
    23. Barnett AH, Маккин П., Чаудри И. и др. Сведение к минимуму метаболического и сердечно-сосудистого риска у шизофрения: диабет, ожирение и дислипидемия. J Psychopharmacol. 2007 г.
    24. Геддес Дж., Фримантл Н., Харрисон П. и др. Атипичные нейролептики в лечении шизофрения: систематический обзор и мета-регрессионный анализ. BMJ . 2000; 321: 1371-1376.
    25. Дэвис Дж. М., Чен N, идентификатор Glick. Метаанализ эффективности второго поколения нейролептики. Arch Gen Psychiatry . 2003; 60: 553-564.
    26. Зипрекса (оланзапин). MedWatch, Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. Доступны на: http://www.fda.gov/medwatch/SAFETY/2004/safety04.htm#zyprexa. По состоянию на август 27, 2007.
    27. Виршинг Д.А. Понимание нового и развивающегося профиля побочных эффектов лекарств у шизофрения. Psychiatr Clin North Amer. 2003; 26: 165.
    28. Хендерон, округ Колумбия, Кальеро Э., Грей С. и др. Клозапин, сахарный диабет, увеличение веса и липидные аномалии: пятилетнее натуралистическое исследование. Am J Psychiatry. 2000; 157: 975-981.
    29. Эллисон ДБ, Mentore JL, Heo M и др. Увеличение веса, вызванное антипсихотиками: исчерпывающий исследовательский синтез. Am J Psychiatry. 1999; 156: 1686.
    30. Либерман Я., Строуп Т.С., МакЭвой Дж. П. и др.Эффективность антипсихотических препаратов у пациентов при хронической шизофрении. N Engl J Med . 2005; 353: 1209-1223.
    31. McQuade RD, Сток Э, Маркус Р. и др. Сравнение изменения веса во время лечения оланзапин или арипипразол: результаты рандомизированного двойного слепого исследования. J Clin Psychiatry. 2004; 65 (дополнение 18): 47-56.
    32. Джанфранческо FD, Grogg AL, Mahmoud RA и др. Дифференциальные эффекты рисперидона, оланзапин, клозапин и обычные нейролептики при диабете 2 типа: результаты из большой базы данных планов медицинского страхования. J Clin Psychiatry. 2002; 63: 920.
    33. Цитром LL, Jaffe AB. Связь атипичных нейролептиков с развитием сахарный диабет. Ann of Pharmacother. 2003; 37: 1849-1857.
    34. Джин Х, Мейер JM, Jeste DV. Феноменология и факторы риска впервые возникшего диабета сахарный диабет и диабетический кетоацидоз, ассоциированные с атипичными нейролептиками: анализ 45 опубликованных случаев. Ann Clin Psychiatry. 2002; 14:59.
    35. Stock E, Nyilas М., Маккуэйд Р.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *