Нейролептик что такое: что это такое, когда назначают, побочные эффекты

Содержание

В центре внимания — Атипичные нейролептики

Атипичные нейролептики: что правда, а что реклама?

В информации, касающейся современных нейролептиков, особенно распространяемой в рекламных целях, бывает далеко не просто сориентироваться, принять решение о целесообразности назначения того или иного препарата при конкретной психической патологии. Основной целью нашего нового проекта является выработка ориентиров для оптимизации терапевтической стратегии посредством проведения сравнения информации об основных представителях класса атипичных антипсихотиков:

(Показать статьи, исследования по всем препаратам)

Сравнительные исследования по сопоставлению эффективности атипичных нейролептиков на основе анализа множества соответствующих исследований в настоящее время практически отсутствуют. В начале работы планировалось находить и использовать литературные источники, как русскоязычные, так и англоязычные, в которых проводится сравнительный анализ вышеназванных препаратов, а также статьи, касающиеся исследований клинической эффективности отдельных препаратов. Проведя обширный поиск (в интернете, в периодической научной печати, и т.д.) мы обнаружили, что по- настоящему методически корректных работ (с приведением, например, данных позитивной и негативной субшкалы PANSS, шкалы CGI, с учетом нежелательных явлений) совсем немного. На настоящий момент нам удалось использовать для создания базы данных по исследованиям PANSS лишь 14 источников (и не во всех приводятся подшкалы PANSS).

В дальнейшем планируется пополнять и расширять базу с приведением результатов исследований, касающихся других нейролептиков, как атипичных (зипразидон, арипипразол), так и конвенциональных, но еще недостаточно изученных практическими врачами (клопиксол, флюанксол, топрал).

Разработанный нами раздел сайта является основой для более широкого обзорного сравнения, которое мы надеемся провести в будущем с привлечением большинства препаратов, применяющихся для лечения эндогенных психических заболеваний. С этой целью планируется в дальнейшей работе использовать последние публикации, посвященные конвенциональным нейролептикам.

Статистические сведения, приводимые в статьях, организованы в отдельную базу данных, использована общеупотребительная шкала PANSS.

Arpimed

Что необходимо знать перед применением Рисперидона

Если у Вас есть сомнения, в том, что у Вас имеется какое-либо из указанных состояний, посоветуйтесь со своим врачом или фармацевтом, прежде чем использовать Рисперидон.

Особые указания и меры предосторожности

Проконсультируйтесь с Вашим врачом:

  • если у Вас есть проблемы с сердцем. Они включают нарушения сердечного ритма, или склонность к низкому артериальному давлению или если Вы используете лекарственные препараты для снижения артериального давления. Рисперидон может вызвать понижение кровяного давления. Требуется корректировка дозы,
  • если у Вас присутствуют факторы риска, предрасполагающие к развитию инсульта, такие как высокое артериальное давление, сердечно-сосудистые нарушения, патологические изменения в мозговых сосудах,
  • если Вы когда-либо испытывали непроизвольные движения языка, рта и лица,
  • если у Вас когда-либо было патологичное состояние, симптомы которых включают высокую температуру, ригидность мышц, потливость или нарушение сознания (также известное, как злокачественный нейролептический синдром),
  • если у Вас болезнь Паркинсона или деменция,
  • если у Вас наблюдался пониженный уровень лейкоцитов в крови в прошлом (лекарственного или иного генеза),
  • если у Вас диабет,
  • если у Вас эпилепсия,
  • если Вы мужчина и у Вас когда-нибудь была длительная или болезненная эрекция,
  • если у Вас есть проблемы с контролем температуры тела или наблюдается перегрев,
  • если у Вас есть проблемы с почками,
  • если у Вас проблемы с печенью,
  • если у Вас есть аномально высокий уровень гормона пролактина в крови или подозревается наличие пролактин-зависимой опухоли,
  • если Вы или другой член вашей семьи имеет в анамнезе случаи тромбообразования, так как нейролептики предрасполагают к образованию тромбов.

 

Если у Вас есть сомнения, если что- либо из вышеуказанного относится к Вам, поговорите с Вашим врачом или фармацевтом перед использованием Рисперидона.

 

Учитывая, что при применении Рисперидона наблюдались очень редкие случаи развития выраженной лейкоцитопении, лечащему врачу следует периодически контролировать уровень лейкоцитов в крови.

 

Рисперидон может привести к увеличению веса. Значительное увеличение веса может отрицательно повлиять на Ваше здоровье. Лечащий врач должен регулярно измерять  массу Вашего тела.

 

Как развитие сахарного диабета, так и обострение уже существовавшего сахарного диабета были отмечены у больных с сахарным диабетом, принимавших Рисперидон, Вашему лечащему врачу необходимо следить за наличием возникновения симптомов повышенного содержания сахара в крови. У пациентов, больных сахарным диабетом, уровень глюкозы в крови следует регулярно контролировать.

 

Во время операции на глазах возможно помутнение хрусталика (катаракта), зрачок (черный кружок в центре вашего глаза)  может не увеличиваться в размере при необходимости. Кроме того, радужная оболочка (цветная часть глаза) может стать излишне гибкой во время операции, что может привести к повреждению глаза. Если Вы планируете операцию на глазах, необходимо обязательно сообщить врачу, что Вы принимаете Рисперидон.

 

Пожилые люди с деменцией

У пожилых пациентов с деменцией, существует повышенный риск инсульта. Вы не должны принимать Рисперидон, если  у Вас присутствует деменция, вследствие инсульта.

Во время лечения рисперидоном следует часто посещать врача.

Терапевтические мероприятия нужно начинать сразу же, если Вы или Ваш опекун заметили внезапное изменение психического состояния или внезапную слабость, или онемение лица, рук или ног, особенно на одной стороне, или невнятную речь, даже в течении короткого периода времени. Они могут быть признаками инсульта.

 

Дети и подростки

Перед тем как начать лечение расстройства поведения  другие причины развития  агрессивного поведения должны быть исключены.

Если во время лечения рисперидоном наблюдается усталость, изменения  времени приема  могут устранить возникшие трудности в концентрации внимания.

Перед началом лечения, необходимо измерить Ваш вес или вес Вашего ребенка, что необходимо делать регулярно во время лечения.

 

Небольшое и незавершенное исследование показало, что наблюдается увеличение роста детей, принимавших рисперидон, но является ли это результатом действия препарата или произошло по какой-то другой причине не известно.

 

Другие лекарственные препараты и Рисперидон

Проинформируйте своего врача или фармацевта, если Вы принимаете, недавно принимали или должны принимать любые другие препараты.

 

Особенно важно проконсультироваться с Вашим врачом или фармацевтом, если Вы принимаете:

  • препараты, влияющие на деятельность вашего мозга, например, успокоительные (бензодиазепины) или некоторые лекарственные средства для лечения боли (опиаты), препараты для лечения аллергии (антигистаминные препараты), так как рисперидон может усилить их седативный эффект,
  • препараты, которые могут повлиять на электрическую активность вашего сердца, такие как лекарства от малярии, противоаритмические препараты, антигистаминные препараты, антидепрессанты или другие лекарства для лечения психических расстройств,
  • препараты, вызывающие медленное сердцебиение,
  • препараты, которые вызывают снижение уровня калия в крови (например, некоторые диуретики),
  • препараты для лечения повышенного кровяного давления. Рисперидон может понизить кровяное давление,
  • препараты для лечения болезни Паркинсона (например, леводопа),
  • диуретики, применяемые для лечения сердечных проблем или при отеках разных частей тела, вследствие накопления в них избыточной жидкости (например, фуросемид или хлортиазид). Рисперидон в качестве монотерапии или с фуросемидом, могут повысить риск развития инсульта или смерти у пожилых людей с деменцией.

 

Следующие препараты могут ослабить эффект Рисперидона

  • рифампицин (лекарство для лечения некоторых инфекций),
  • карбамазепин, фенитоин (лекарственные средства для лечения эпилепсии),
  • фенобарбитал.

Если Вы начинаете или прекращаете принимать такие препараты, Вам может понадобиться корректировка дозы рисперидона.

 

Следующие препараты могут усиливать эффект Рисперидона:

  • хинидин (используется для лечения некоторых видов сердечных заболеваний),
  • антидепрессанты, такие как пароксетин, флуоксетин, трициклические антидепрессанты,
  • бета-блокаторы (используемые для лечения повышенного артериального давления),
  • фенотиазины (например, препараты, используемые для лечения психоза или в качестве седативных),
  • циметидин, ранитидин (блокаторы повышенной кислотности желудка),
  • итраконазол и кетоконазол (лекарственные средства для лечения грибковых инфекций),
  • некоторые лекарственные средства, применяемые для лечения ВИЧ/СПИД, такие как Ритонавир,
  • верапамил, лекарство, используемое для лечения повышенного артериального давления и/или нарушений сердечного ритма,
  • сертралин и флувоксамин, препараты, используемые для лечения депрессии и других психических расстройств.

Если Вы начинаете или прекращаете принимать такие препараты, Вам может понадобиться корректировка дозы рисперидона.

 

Если у Вас есть какие либо сомнения по поводу приема препарата, то Вам следует проконсультироваться с лечащим врачом или фармацевтом перед применением.

 

Прием Рисперидона с пищей, напитками и алкоголем

Рисперидон  можно принимать независимо от приема пищи.  Вам следует избегать употребления алкоголя при приеме Рисперидона.

 

Беременность и кормление грудью

  • Если Вы беременны или, думаете, что можете быть беременны или при планировании беременности, проконсультируйтесь со своим лечащим врачом или фармацевтом перед тем, как принимать Рисперидон.
  • Следующие симптомы могут наблюдаться у новорожденных, матери, которых использовали Рисперидон в последние триместре (последние три месяца беременности): дрожь, ригидность мышц и/или слабость, сонливость, возбуждение, проблемы с дыханием, трудности в кормлении. Если у ребенка развивается любой из этих симптомов необходимо обратиться к врачу.
  • Рисперидон может увеличить уровень гормона под названием «пролактин», что может повлиять на рождаемость (см. побочныe эффекты).

 

Влияние на способность управления автомобилем и пользования механизмами

Головокружение, усталость, и проблемы со зрением могут возникать во время лечения  Рисперидоном.  В этом случае нужно прекратить вождение или работу с любыми механизмами и сообщить об этом своему врачу.

 

Важная информация об ингредиентах, входящих в состав Рисперидона

Рисперидон,  таблетки, покрытые оболочкой содержат лактозу.

Если врач сказал Вам, что у Вас имеется непереносимость к некоторым видам сахаров, то посоветуйтесь со своим врачом, прежде чем начинать прием Рисперидона.

 

Как принимать Рисперидон

Рисперидон следует принимать в точности так, как предписано врачом.

Если у Вас есть какие либо сомнения по поводу приема препарата, то Вам следует проконсультироваться с лечащим врачом или фармацевтом перед применением Рисперидона.

 

Рекомендуемые дозы

Лечение шизофрении

Взрослые

  • Начальная доза обычно составляет 2 мг в сутки, на второй день дозу можно увеличить до 4 мг в сутки
  • Дозировку можно индивидуально корректировать врачом, в зависимости от наблюдаемого эффекта
  • Для большинства пациентов оптимальной дозой является 4-6мг в сутки
  • Общая суточная доза может быть разделена на одну или две дозы в сутки. Ваш лечащий врач может подобрать оптимальную для Вас дозу.

 

Пациенты у пожилого возраста

  • Начальная доза обычно составляет 0,5 мг два раза в сутки
  • Дозировку можно постепенно увеличить лечащим врачом от 1 мг до 2 мг два раза в сутки
  • Оптимальную дозу Вам может подобрать лечащий врач

 

Для лечения маний

Взрослые

  • Начальная доза обычно составляет 2 мг один раз в сутки
  • Дозировку можно постепенно корректировать врачом, в зависимости от наблюдаемого эффекта
  • Для большинства пациентов оптимальной дозой является 1-6мг в сутки

 

Пациенты у пожилого возраста

  • Ваша начальная доза обычно составляет 0,5 мг два раза в сутки
  • При необходимости доза может быть повышена до 1-2мг два раза в сутки, в зависимости от наблюдаемого эффекта

 

Лечение приступов агрессии у  больных с болезнью Альцгеймера

Взрослые (включая пожилых людей)

  • Начальная доза обычно составляет 0,25 мг два раза в сутки
  • Дозировку может постепенно корректировать врач, в зависимости от наблюдаемого эффекта
  • Для большинства пациентов оптимальной дозой является 0,5 мг два раза в сутки. Некоторые пациенты могут нуждаться в дозе 1 мг два раза в сутки
  • Продолжительность лечения у больных с болезнью Альцгеймера должна быть не более 6 недель.

 

Применение у детей и подростков

Детям и подросткам до 18 лет не разрешается применять Рисперидон для лечения шизофрении и мании

 

Лечение расстройства поведения

Дозировка зависит от веса Вашего ребенка

Для детей, весом менее 50 кг:

  • начальная доза обычно составляет 0,25 мг один раз в сутки
  • при необходимости доза может быть увеличена постепенно через день на 0,25мг в сутки
  • обычная поддерживающая доза составляет 0,25 мг до 0,75 мг один раз в сутки

 

Для детей  весом 50 кг или более:

  • начальная доза обычно составляет 0.5мг один раз в сутки
  • при необходимости эта доза может быть повышена на 0,5мг в сутки, не чаще чем через день
  • обычная поддерживающая доза составляет 0,5 мг до 1,5 мг один раз в сутки.

 

Продолжительность лечения у больных с расстройством поведения должна быть не более 6 недель.

 

Не разрешается использовать Рисперидон детям младше 5 лет для лечения расстройства поведения

 

Пациенты с проблемами почек и печени

Вне зависимости от заболевания, подлежащего лечению, все начальные и последующие дозы рисперидона следует уменьшить вдвое. Увеличение дозы должна быть постепенным у этих пациентов. Рисперидон следует применять с осторожностью у данной группы пациентов.

 

Способ применения

Для приема внутрь

Вы должны проглотить таблетку, запивая водой.

 

Если Вы применили больше Рисперидона, чем Вам рекомендовано

  • Немедленно сообщите Вашему лечащему врачу, и обязательно возьмите упаковку с собой.
  • В случае передозировки Вы можете почувствовать сонливость или усталость, или неправильные движения тела, трудности при стоянии и ходьбе, головокружение из-за низкого артериального давления, или нарушения сердечного ритма, или судороги.

 

Если Вы забыли принять Рисперидон

  • Если Вы забыли принять очередную дозу препарата, применяйте ее как только вспомните. Однако если уже время для применения следующей дозы, пропустите пропущенную дозу и продолжайте прием в обычном режиме. Если Вы пропустили два или более доз, сообщите об этом своему врачу.
  • Не принимайте двойную дозу, чтобы возместить пропущенный прием.

 

Если Вы прекращаете прием Рисперидона

Не следует прекращать прием препарата Рисперидон самостоятельно, Вы должны посоветоваться со своим лечащим врачом, прежде чем прекратить использование этого препарата, так как возможен рецидив. Если Ваш врач решает прекратить прием лекарства, дозировку возможно следует постепенно уменьшить в течение нескольких дней.

 

Если  у  Вас возникнут какие-либо дополнительные вопросы по применению препарата следует обратиться к лечащему врачу или фармацевту.

Публикации в СМИ

Нейролептики (например производные фенотиазина — хлорпромазин, промазин, левомепромазин, прохлорперазин, трифлуоперазин) относят к группе психоседативных средств. Детоксикация в печени, выделение через кишечник и с мочой — не более 8% принятой дозы в течение 3 сут. В последнее время число случаев передозировки и отравлений ЛС этой группы растёт. Токсическая доза более 500 мг. Смертельная доза 5–10 г. Токсическая концентрация в крови — 1–2 мг/л, смертельная — 3–12 мг/л.

Этиопатогенез • Токсическое действие: психотропное, нейротоксическое (ганглиолитический, адренолитический эффекты; угнетение ретикулярной формации мозга; поражение таламокортикальной системы) • Гистологически преобладают признаки гипоксии в виде распространённых ишемических изменений нейронов, образования гомогенных коагулятов в сосудах и резко выраженных дистрофических изменений астроцитарной глии с появлением амебоидных форм клеток.
Клиническая картина. Основные стадии такие же, как и при отравлении снотворными средствами и транквилизаторами (см. Отравление снотворными средствами и транквилизаторами) • Резкая слабость, головокружение, выраженная сухость во рту, тошнота • Снижение или отсутствие реакции зрачков на свет при относительной сохранности роговичных рефлексов (у 70–80%), нарушение конвергенции • Неврологические расстройства •• Атаксия, снижение сухожильных и периостальных рефлексов, мышечный спазм, тризм жевательных мышц, судороги •• Акинетико-ригидный синдром, особенности: диссоциация симптомов — выраженная гипомимия и гипокинезия без значительного повышения мышечного тонуса (мышечную гипотонию наблюдают в 50% случаев) •• Гиперкинетический синдром — сочетание нескольких видов гиперкинезов (тортиколлис, оральные гиперкинезы, тремор кистей рук) или смена одного гиперкинеза другим (хореиформного ознобоподобным или крупноамплитудным тремором рук) •• Сохранены реакции на болевые раздражения (у 75%) • Учащение пульса, снижение АД без цианоза • При приёме внутрь — гиперемия и отёк слизистой оболочки рта, у детей — выраженное раздражение слизистой оболочки ЖКТ • Кожные аллергические реакции • Коматозное состояние — неглубокое, гипотермия, сухожильные рефлексы повышены; по выходе из комы возможны паркинсонизм, ортостатический коллапс • В некоторых случаях (в результате блокады дофаминовых рецепторов) возможно развитие нейролептического злокачественного синдрома: гипертермия с экстрапирамидными и вегетативными нарушениями, способными привести к смерти (Делея–Деникера синдром).

Диагностика • Спектрофотометрический метод определения токсического вещества в крови • ЭЭГ • ЭКГ — синусовая тахикардия, снижение ST ниже изолинии, отрицательный зубец Т.
Дифференциальная диагностика — см. Отравление снотворными средствами и транквилизаторами.

ЛЕЧЕНИЕ
Тактика ведения
(см. также Отравление снотворными средствами и транквилизаторами) • Промывание желудка через зонд с последующим введением сорбента (активированный уголь), рвотные средства • В последующем — инфузионная терапия, форсированный диурез без ощелачивания крови • Гемосорбция (в 2–3 раза сокращает длительность коматозного периода) • Симптоматическая терапия: ликвидация тяжёлых дыхательных и гемодинамических расстройств, купирование судорожного синдрома, устранение осложнений.
Лекарственная терапия • Дифенгидрамин 2–3 мг/кг в/в или в/м для подавления экстрапирамидных симптомов • Аналептики (камфора, никетамид, кофеин, эфедрин) — только при поверхностной коме. Во всех остальных случаях они строго противопоказаны (развитие судорожных состояний и дыхательных осложнений).
Осложнения — см. Отравление снотворными средствами и транквилизаторами.
Прогноз (см. также Отравление снотворными средствами и транквилизаторами) • Астенический синдром сохраняется даже через 2–3 года после интоксикации • Длительное сохранение паркинсонического синдрома (даже через 2–3 года после отравления) • Больные нуждаются в продолжительном наблюдении и лечении после выписки из стационара.

МКБ-10 • T43.3 Отравление антипсихотическими и нейролептическими препаратами

комфортный путь к душевному здоровью

Нейролептики или антипсихотики неохотно и с настороженностью назначаются большинством психиатров ввиду их тяжелых побочных эффектов. Тем не менее, они являются важным средством в устранении продуктивной симптоматики, например, при шизофрении.

Чтобы снизить риск здоровью пациента во время применения этой группы психотропных препаратов, были разработаны нейролептики нового поколения или атипичные нейролептики, обладающие более мягким воздействием на организм человека.

Что такое нейролептики


Нейролептики – это психотропные средства, главной функцией которых является купирование психотического расстройства, в частности, его продуктивной симптоматики. К таковой относят бред, галлюцинации, псевдогаллюцинации, мания, тревожность, агрессивность, расстройства поведения и мышления.

Именно поэтому антипсихотики назначают при психозах и других расстройствах с нарушениями поведения, возбудимостью и агрессивностью:

  • шизофрения;
  • биполярное расстройство;
  • мании;
  • фобии;
  • аффекты;
  • истерии;
  • тяжелые формы бессонницы;
  • старческое слабоумие;
  • аутизм;
  • невроз навязчивых состояний.

Механизм действия нейролептиков основан на блокировании D2-рецепторов нейромедиатора дофамина, а также на снижении его передачи в различных системах мозга.

Антипсихотическое, то есть главное действие этих препаратов связано с угнетением передачи дофамина в мезолимбическом пути. Благодаря этому и устраняется положительная симптоматика. Но эффект достигается только лишь при блокаде 65% нейромедиатора.

К другим эффектам относят:

  • снотворный;
  • седативный;
  • противотревожный;
  • противорвотный;
  • гипотермический;
  • гипотензивный;
  • стабилизирует поведение.

Впервые мир узнал об антипсихотиках в 1950 году с синтезированием аминазина. До этого для лечения психозов применяли белену, опиаты, бромиды, антигистаминные средства.

Побочные эффекты


Весь негатив, связанный с типичными антипсихотиками и с потребностью выведения атипичных препаратов этой группы, вызван их побочными реакциями.

Инактивируя передачу дофамина в мезолимбических путях, они, вместе с тем, действуют аналогично в мезокортикальном, нигростриарном и тубероинфундибулярном путях.

Активничая в нигростриарном пути, нейролептики вызывают такое осложнение, как нейролептические экстрапирамидные расстройства – самые типичные для данной группы препаратов. Проявляются они паркинсонизмом с нарушением двигательной активности в виде замедленных движений, мышечной скованности, тремора, слюнотечением.

Другим их проявлением является острая дистония, сопровождающаяся непроизвольными спастическими движениями, а также акатизией – стремлением к постоянному движению для снижения внутреннего дискомфорта и беспокойства.

Нейролептические экстрапирамидные расстройства могут проявляться как в начале терапии антипсихотиками, так и в более поздний период. Они являются довольно мучительными для пациента, осложняют его жизнь и усугубляют проявления основного заболевания.

Блокировка дофамина в мезокортикальном пути приводит к развитию нейролептической депрессии, то есть появляются негативные симптомы. Среди них – подавленность настроения, снижение двигательной активности, чувство безнадежности и т.д. Такое состояние повышает возможность суицида. На фоне действия нейролептиков снижаются и когнитивные функции, ухудшается внимание, снижается память.

Еще одно частое осложнение при терапии антипсихотическими препаратами – гиперпролактинемия (повышение пролактина в крови). Оно развивается на фоне изменения уровня дофамина в тубероинфундибулярном пути.

Расстройство сопровождается понижением уровня половых гормонов. Это влечет за собой изменения в половой сфере человека, например, фригидность, аноргазмия, нарушение эякуляции. Влияет на половое развитие, вызывает нарушения менструального цикла, изменение вторичных половых признаков. Меняет психоэмоциональный фон: человек становится раздражительным, нарастает тревожность, расстройства сна.

Среди других побочных эффектов от нейролептиков выделяют антихолинергические расстройства (запоры, сухость во рту, сонливость, спутанное сознание, изменение сердечного ритма). Они оказывают токсическое воздействие на печень и изменяют работу сердца, вплоть до внезапной смерти.

Надо отметить, что представители данной группы препаратов не одинаково воздействуют на организм человека. В зависимости от их вида, они проявляют побочные действия в большей или меньшей степени.

Атипичные антипсихотики: в чем преимущество


Нейролептики нового поколения были синтезированы с целью снизить проявления побочных эффектов и развития осложнений во время использования этой группы препаратов.

Действие их схоже с типичными представителями, но имеет принципиальные отличия. Атипичные нейролептики избирательно действуют на D2-рецепторы, то есть дофаминовые. Прежде всего, препараты этой группы влияют на те из них, которые расположены в мезолимбическом пути, и, таким образом, подавляют положительные симптомы психозов.

Одни представители этого класса препаратов проявляют тотальное антипсихотическое воздействие, то есть купируют все продуктивные симптомы, а другие действуют выборочно, купируя отдельные проявления. На рецепторы, находящиеся, например, в нигростриарном пути, эти средства не воздействуют, что значительно снижает риск возникновения экстрапирамидных расстройств. Это довольно существенный плюс атипичных антипсихотиков. Такое их свойство позволило кардинально изменить отношение к ним. Ведь ранее считалось, что антипсихотическое воздействие нейролептиков невозможно без проявления экстрапирамидных нарушений. На их выраженности основывались выводы о терапевтическом эффекте препарата.

Атипичными новые нейролептики и назвали потому, что они не проявляют типичного для этих средств побочного явления.

Первым нейролептиком нового поколения считают клозапин, разработанный еще в 1968. Его экстрапирамидные осложнения были минимальны, но все-таки его производство пришлось отменить. Это было связано с тем, что он вызывал тяжелое заболевание крови. Но впоследствии клозапин был восстановлен в связи с его уникальными функциями, а терапия им требовала постоянного контроля показателей крови.

 С 1980-х годов начали появляться и другие препараты нового поколения.

В связи с избирательным действием на дофаминовые рецепторы атипичных нейролептиков, снижается степень проявления при терапии ими нейролептической депрессии и гиперпролактинемии. Мало того, их даже назначают для снятия депрессивных проявлений. Хотя подобные сведения неоднозначны. Например, было установлено, что некоторые средства из этой группы способны, наоборот, вызывать двигательные неврологические осложнения даже в большей мере. К ним относят Оланзапин, Зелдокс. А Рисперидон, влияя на гипоталамус, вызывает гиперпролактинемию.

Атипичные нейролептики в меньшей степени влияют на дофаминовые рецепторы. И в большей – на серотониновые. Это позволяет воздействовать на негативные симптомы психического заболевания, такие как эмоциональная холодность, ангедония, уход в себя.

Помимо вышеперечисленных свойств, новые нейролептики усиливают и повышают когнитивные функции.

Классическими представителями нейролептиков 2 поколения считают Рисперидон, Амисульприд, Илоперидон, Клозапин и др.

Атипичные психотики разделяют на 2 группы:

  • к первой из них относят средства, которые в одинаковой мере блокируют дофаминовые и серотониновые рецепторы, а также избирательно действуют на норадреналиновые синапсы – Рисперидон, Сертиндол. Препараты этой группы оказывают выраженные антипсихотический и антидепрессивный эффекты;
  • 2 группа включает препараты, блокирующие серотониновые рецепторы, а также и другие медиаторы – Оланзапин. Основное их действие – антипсихотическое. Возможен риск гипотензии.

Отрицательные свойства


Несмотря на неоспоримые преимущества данных препаратов перед классическими, они, тем не менее, оказывают несколько негативных действий на организм.

В первую очередь, это риск повышения массы тела, способный привести к ожирению. Последствиями становятся сахарный диабет, заболевания сердца, панкреатит, атеросклероз. Атипичные препараты в большей степени провоцируют ожирение, чем типичные представители.

Появляется патологическое поглощение жидкости. Человек за сутки способен выпить около 20 л воды. Это вызывает головную боль, нарушения зрения, расстройства пищеварения и даже кому.

Все антипсихотики проявляют кардиотоксичность в разной степени. Сюда относят нарушение ритма, проводимости миокарда, гипотонию, воспаление сердечной мышцы. В тяжелых случаях у пациентов с кардиопатологией антипсихотики вызывают инфаркт миокарда, стенокардию, становятся причиной внезапной смерти.

Из других побочных эффектов атипичных нейролептиков выделяют сонливость и седацию. В начале терапии такие проявления даже полезны, особенно в тех случаях, когда пациента одолевает бессонница. Однако впоследствии они приводят к нарушению мышления, сознания, двигательной активности, мешают выполнению повседневной работы и профессиональной деятельности.

Такие эффекты, в случае когда они выходят за рамки дозволенного, нередко принимают за новые симптомы заболевания. Это вносит определенные сложности в ясное понимание картины расстройства.

Стоит повторить, что действие разных представителей атипичных психотиков разнится между собой. Среди них присутствуют средства с минимальной выраженностью побочных эффектов. С другой стороны, существуют и такие препараты, действие которых более выражено, но негативных последствий тоже больше.

Некоторые представители группы


Рисперидон, наверное, самый яркий представитель нейролептиков 2-го поколения. Являясь мощнейшим блокатором дофаминовых рецепторов, он проявляет сильное, эффективное антипсихотическое действие. Но, наряду с этим, список его побочек достаточно широк. Он в наибольшей степени по сравнению с другими «атипистами» вызывает депрессию, повышение пролактина и экстрапирамидные нарушения, провоцирует тошноту и рвоту, прибавку в весе, сонливость и другие нежелательные реакции. Но со счетов его никто не списывает, поскольку он наиболее эффективно борется с психотическим возбуждением.

Кветиапин. Один из самых безопасных атипичных нейролептиков. Проявляет выраженный противотревожный эффект, нормализует настроение. Слабо воздействует на серотониновые и дофаминовые рецепторы, в большей степени влияет на адренорецепторы. Применяется при шизофрении и биполярном расстройстве.

Флуфеназин. Препарат для инъекционного применения. Проявляет умеренное воздействие на норадренергическую систему, и выраженное – на дофаминовую. Устраняет раздражительность и проявляет психоактивизирующее действие. Используют при галлюцинациях и для лечения неврозов.

Препарат вводят внутримышечно в дозе 0.25 или 0.5 мл с дальнейшим рассмотрением схемы введения. Он способен усиливать действие других психотропных средств и алкоголя, поэтому их одновременный прием нежелателен. При параллельном употреблении с наркотическими анальгетиками вызывает угнетение ЦНС и дыхания.

Клопиксол был разработан более 20 лет назад. Он активно используется за рубежом, но в России введен в практику относительно недавно. Препарат воздействует на 3 вида рецепторов: серотониновые, дофаминовые и адренергические. Выпускается в двух формах: инъекции и таблетки.

Инъекционные формы – это Акуфаз и Депо.

Клопиксол-Акуфаз применяют при острых психозах, обострениях хронических его форм, а также при маниях. Он устраняет ядерные симптомы шизофрении: галлюцинации, мании, нарушения мыслительной деятельности, снимает тревогу, агрессивность, уменьшает проявления враждебности.

Одной инъекции препарата достаточно, чтобы снять острые симптомы. Эффект сохраняется до трёх дней. После этого они наверняка проявятся снова, поэтому целесообразно назначить Клопиксол в форме депо или таблеток.

Клопиксол-Депо обеспечивает пролонгированное седативное действие. Максимальный эффект достигается по истечении первой недели после введения препарата. Однократное введение 1 мл Клопиксол-Депо за две недели или 2 мл за четыре недели заменяет ежедневный прием одноименных таблеток на протяжении 14 дней.

Схемы приема


Назначение атипичных антипсихотиков должно быть строго обоснованным, а их прием требует четкого соблюдения схемы. Назначают их несколькими способами.

Самый надежный и проверенный – это постепенное увеличение дозы.

В противовес предыдущему способу действует быстрый: доза в течение нескольких дней повышается до приемлемой, и поддерживается на этом уровне все последующее лечение.

Метод зигзага предусматривает периодическую смену высоких и низких доз в процессе всей терапии.

Шоковый способ предполагает введение препарата в максимальной дозировке несколько раз в неделю. Таким образом, организм испытывает своеобразное химическое потрясение, и психоз под его действием отступает.

Используют также комбинированную терапию, при которой применяется несколько групп нейролептиков. Это могут быть исключительно атипичные антипсихотики либо сочетание обоих поколений.

Особые группы пациентов

Особого внимания и осторожности требует назначение нейролептиков нового поколения детям. Нужно тщательно проверить правильность выставляемого диагноза и взвесить все показания к назначению данной группы препаратов.

Такая бдительность связана с тем, что дети тяжелее переносят все побочные эффекты подобных средств. К тому же они чаще проявляются у младшего поколения. Практически во всех случаях терапию начинают с самых маленьких доз и постепенно доводят до оптимальной. Критерием этого может стать достижение терапевтического эффекта либо появление осложнений.

Абсолютными показаниями для назначения атипичных нейролептиков детям являются:

  • мании;
  • бред и галлюцинации;
  • психомоторное возбуждение;
  • синдром Туретта.

Эффективность терапии данными средствами оценивают по наличию результата и побочных действий. Если в течение недели положительных сдвигов не наблюдается или появились нежелательные последствия, требуется смена терапии. В этом случае нежелательный препарат отменяют постепенно. Одномоментная отмена недопустима.

Чтобы избежать побочных явлений при терапии атипичными нейролептиками у детей, поскольку риск очень высок, необходимо предотвратить появление их предельной концентрации в крови. Для этого установленную дозу разбивают на большее количество приемов либо выбирают препарат с замедленным высвобождением действующего вещества.

Нужно отметить, что успешность лечения современными нейролептиками юных пациентов зависит от соблюдения ими правильного образа жизни. Некоторые представители данной группы заметно усиливают аппетит. Чтобы избежать при этом метаболических нарушений, следует придерживаться диеты и достаточного уровня физической активности.

С другой стороны, для полного усвоения отдельных средств требуется прием пищи с содержанием не менее 500 ккал. В противном случае они усваиваются только наполовину. Все эти нюансы следует учитывать при прохождении нейролептической терапии.

В большинстве случаев требуется полное исключение алкогольных напитков и наркотиков, хотя для некоторых подростков это достаточно сложно. В ситуации, когда юноша или девушка не в состоянии полностью отказаться от подобных веществ, прием препарата отсрочивается на более позднее время, после принятия вещества. Но следует понимать, что в таком случае терапия затягивается и становится менее эффективной.

Другая, особая, группа пациентов – это пожилые люди. У них антипсихотики применяют чаще всего при болезни Альцгеймера, Паркинсона и других форм старческого слабоумия. В ходе ряда исследований было установлено, что атипичные нейролептики куда более эффективны для купирования психотических симптомов, чем типичные. Это связано с уменьшением выраженности экстрапирамидных нарушений. К их возникновению пожилые люди подвержены особо, и протекают они для них особенно мучительно.

Стандартная триада – ограниченность движений, тремор и мышечная скованность. Такие симптомы заметно ухудшают течение болезни, особенно Паркинсона. Из-за этого пациенты самостоятельно отказываются от приема препарата или отходят от схемы. Типичные антипсихотики в большинстве своем имеют такой побочный эффект, поэтому атипичные средства для таких людей становятся более подходящими.

Установлено, что люди преклонного возраста достаточно хорошо переносят Кветиапин, Рисперидон, и менее позитивно откликаются на Клозапин.

Нейролептики нового поколения обладают более мягким и щадящим воздействием на организм пациента с одновременным проявлением выраженного антипсихотического действия. Правильное использование препарата помогает эффективно избавиться от психического расстройства с минимальным риском для здоровья. Несмотря на ряд побочных эффектов, сопровождающих средства этой группы, они проявляются значительно реже. В большей степени это случается при превышении оптимально подобранной дозы и отхождения от схемы лечения. 

3.1 Консервативное лечение / КонсультантПлюс

3.1 Консервативное лечение

— Асимптомным носителям мутации БГ не рекомендуется назначать каких-либо лекарственных препаратов с целью профилактики развития симптомов БГ [1, 4, 6, 12].

Уровень убедительности рекомендаций A (уровень достоверности доказательств — 1).

Комментарии: Этиопатогенетическое лечение БГ (в том числе для асимптомных носителей мутации заболевания) не разработано.

— Рекомендуется проводить пациентам медикаментозную терапию, направленную на симптоматическую коррекцию двигательных нарушений, аффективных и психотических расстройств [1, 4, 6, 12].

Уровень убедительности рекомендаций A (уровень достоверности доказательств — 1).

Комментарии: Подбор дозы каждого из лекарственных препаратов осуществляется индивидуально в пределах максимально разрешенной суточной дозы на основании оценки степени достижения желаемого клинического эффекта и при условии, что польза от применяемого препарата превышает потенциальные риски. При назначении любого лекарственного препарата, упомянутого в настоящих рекомендациях, необходимо также учитывать сведения, изложенные в инструкции по медицинскому применению (действующих в России и (или) за рубежом), а также сведения, изложенные в актуальной рецензируемой научной литературе. Индивидуальный подбор препаратов определяется сочетанием специфических моторных, когнитивных и психических нарушений у конкретного пациента в зависимости от формы и стадии заболевания [4].

— Для коррекции хореи при БГ рекомендуется применение тетрабеназина (при отсутствии у пациента суицидальных проявлений, дисфагии, депрессии, раздражительности, агрессии и иных противопоказаний к назначению тетрабеназина) [1, 4, 6, 12].

Уровень убедительности рекомендаций A (уровень достоверности доказательств — 1).

Комментарии: Основным механизмом действия тетрабеназина является селективное и обратимое ингибирование везикулярного переносчика моноаминов (ВПА) 2-го типа, который широко представлен в головном мозге (в частности, в полосатом теле) и участвует в цитоплазматическом транспорте дофамина и его депонировании в синаптических везикулах. Необходимо отметить, что при длительном применении эффективность тетрабеназина становится менее выраженной несмотря на повышение дозы препарата. Действие тетрабеназина в отношении хореи необходимо соотносить с возможными нежелательными реакциями от его применения: нарушение сна, беспокойство, депрессия, тревога и паркинсонизм. Депрессия при БГ ассоциирована с суицидальным поведением. Также, по данным РКИ, применение тетрабеназина приводило к небольшому снижению функционального балла по шкале UHDRS, а также несколько ухудшало показатель чтения слов в тесте Струпа на интерференцию, что является неблагоприятным прогностическим признаком в решении задач финансового характера и способности безопасного вождения автомобиля. Применение тетрабеназина сопряжено также с возможным развитием дисфагии, которая является фактором риска аспирационной пневмонии, одной из частых причин смерти при БГ. Таким образом, легкая депрессия до или после начала лечения не является противопоказанием к терапии тетрабеназином, однако может потребовать совместного применения антидепрессанта. Тетрабеназин может рассматриваться как препарат выбора для коррекции хореи при отсутствии в клинической картине у пациента тяжелой депрессии, психоза или агрессивного поведения. На поздних стадиях заболевания, сопровождающихся акинезией, выраженной мышечной ригидностью и (или) спастичностью, требуется отмена тетрабеназина, так как последний усиливает выраженность этих симптомов. Помимо этого, применение тетрабеназина может приводить к удлинению интервала QTc, что требует ЭКГ-мониторинга при подборе дозы препарата. Начальная доза тетрабеназина составляет 12,5 мг в сутки; увеличивать суточную дозу (которая разделяется на 2 — 3 приема) рекомендуется на 12,5 мг с шагом в одну неделю до достижения оптимального клинического эффекта (рекомендуемая максимальная суточная доза — 75 мг) [4, 7].

— Если для коррекции хореи применение тетрабеназина противопоказано (при наличии у пациента депрессии, агрессивного поведения, психотической симптоматики, либо при предполагаемой низкой приверженности пациента лечению и пр.) или неэффективно, рекомендуется применение нейролептиков [1, 4, 6, 12].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 2).

Комментарии: Одним из должного образа спланированных клинических исследований по применению нейролептиков при БГ является исследование атипичного нейролептика тиаприда. В 9-недельном двойном слепом плацебоконтролируемом исследовании с участием 29 пациентов с БГ тиаприд в дозе 3 г/сутки превзошел плацебо по эффективности коррекции хореи. Вместе с тем, 3 г/сутки является для тиаприда токсической дозой — применение тиаприда ассоциировалось с седативным эффектом и экстрапирамидными нежелательными реакциями, в то время как более низкие дозы этого лекарственного препарата были менее эффективны.

Результаты другого исследования с участием 6 пациентов с БГ показали, что нейролептик третьего поколения арипипразол сопоставим по эффективности в отношении коррекции хореи с тетрабеназином, обладая при этом меньшей способностью вызывать седативный эффект и депрессию.

Подавляющее действие нейролептика первого поколения галоперидола** на хорею также сопоставимо с тетрабеназином, что было показано в простом слепом перекрестном исследовании с участием 11 больных с БГ. У трех пациентов из группы тетрабеназина была констатирована тяжелая депрессия и одна суицидальная попытка, в то же время у трех пациентов из группы галоперидола** развились поздние дискинезии. Применение галоперидола** рекомендуется начинать с дозы 0,5 — 1 мг/сутки; максимальная доза галоперидола** — 10 — 15 мг/сутки.

Наконец, в открытом двухнедельном клиническом исследовании атипичного нейролептика оланзапина** с участием 9 пациентов с БГ была показана заметная эффективность последнего по уменьшению выраженности хореических гиперкинезов, и как следствие, улучшению ходьбы и функции мышц оролингвальной группы, уменьшению выраженности глазодвигательных нарушений. Оланзапин** принимается один раз в сутки; рекомендуемая начальная доза — 1,25 — 2,5 мг/сутки; максимальная суточная доза — 10 — 15 мг/сутки. Важно, что оланзапин** доступен в форме таблеток, диспергируемых в полости рта, что может быть удобным для применения у пациентов с дисфагией.

Применение нейролептиков может быть также полезно при коррекции снижения массы тела и нарушений сна. Это особенно применимо к атипичным нейролептикам, в частности, к оланзапину**.

В случае наличия у пациента легко выраженной хореи в сочетании с рядом психических проявлений БГ (например, раздражительности) возможно применение сульпирида**.

Нежелательные реакции, потенциально ограничивающие применение нейролептиков, включают в себя дискинезии, паркинсонизм и метаболический синдром. Атипичные нейролептики второго поколения в связи с их лучшим профилем безопасности назначаются чаще, чем нейролептики первого поколения. Вместе с тем, атипичный нейролептик клозапин, несмотря на свою эффективность в отношении двигательных и психических проявлений БГ, применяется довольно редко в связи с риском развития на фоне лечения агранулоцитоза и необходимостью постоянного контроля формулы крови.

— Для коррекции хореи при невозможности применения тетрабеназина или нейролептиков рекомендуется рассмотреть возможность применения высоких доз клоназепама** [1, 4, 6, 12].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 3).

Комментарии: Клоназепам** относится к короткодействующим препаратам из группы бензодиазепинов и наиболее часто применяется специалистами в качестве вспомогательной терапии при наличии у пациента сопутствующей тревоги. Клоназепам** может быть также полезен при коррекции миоклоний и дистонии при БГ, а также нарушений сна [5]. Для уменьшения выраженности хореи при БГ предпринимались попытки применения противоэпилептических лекарственных препаратов, таких как леветирацетам** и вальпроевая кислота**. Оба эти препарата способствуют увеличению массы тела и эффективны также в отношении миоклоний при БГ. Вместе с тем, опыт применения этих лекарственных препаратов ограничен описанием отдельных клинических случаев [5]. Важно отметить, что не всегда необходимо любой ценой уменьшить у пациента выраженность хореического гиперкинеза. При решении вопроса о целесообразности лекарственной коррекции хореи следует исходить из того, насколько обременительным гиперкинез является для самого пациента.

— Для коррекции дистонии при БГ рекомендуется рассматривать применение ЛФК, а в ряде случаев — инъекции ботулотоксина** (при фокальных дистониях), баклофен**, бензодиазепины [1, 4, 6, 12].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 3).

— Для коррекции брадикинезии и акинетико-ригидного синдрома, которые, чаще всего, наблюдаются на поздних стадиях заболевания и при ювенильной форме БГ, рекомендуется рассматривать возможность применения препаратов леводопы** или амантадина** [1, 4, 6, 12].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 3).

Комментарии: При назначении амантадина** следует помнить о возможности последнего провоцировать психотическую симптоматику [4].

— Медикаментозное лечение эпилептических приступов при БГ рекомендуется проводить в соответствии с типом приступа [1, 4, 6, 12].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 3).

— Для коррекции когнитивных нарушений при БГ рекомендуется применять ривастигмин** [1, 4, 6, 12].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 3).

Комментарии: Открытое клиническое исследование применения ривастигмина** продемонстрировало уменьшение на фоне этого препарата выраженности хореи и улучшение общей двигательной функции у пациентов с БГ. В единичном описании клинического случая БГ с применением галантамина** было показано уменьшение на фоне этого препарата выраженности двигательных и психических проявлений БГ. В небольшом клиническом исследовании по применению донепезила для лечения когнитивных нарушений при БГ была показана неэффективность этого препарата. Масштабных РКИ по применению ингибиторов холинэстеразы при БГ не проводилось. Влияние мемантина** на когнитивные функции при БГ не изучалось. Таким образом, на сегодняшний день нет препаратов с доказанной эффективностью в отношении коррекции когнитивных нарушений при БГ [4].

— Для коррекции депрессии рекомендуется применять венлафаксин, а также циталопрам и другие селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, такие как флуоксетин**, пароксетин** и сертралин** [1, 4, 6, 12].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 3).

Комментарии: По данным открытого клинического исследования с участием 26 пациентов с БГ по применению ингибитора обратного захвата серотонина и норадреналина — венлафаксина XR, венлафаксин значительно уменьшал выраженность симптомов большой депрессии. В другом двойном слепом РКИ с участием 33 пациентов с БГ без диагностированной депрессии применение циталопрама (селективного ингибитора обратного захвата серотонина) приводило к улучшению счета по шкале Гамильтона для оценки депрессии (HAM-D), хотя это и не являлось первичной конечной точкой. Другие селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, такие как флуоксетин**, пароксетин** и сертралин**, по данным описанных клинических случаев, были эффективны в коррекции обсессивно-компульсивных симптомов БГ.

— При наличии депрессии в сочетании с нарушениями сна и (или) суицидальным мышлением рекомендуется рассмотреть для возможности применения миртазапин [1, 4, 6, 12].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 3).

— При лечении суицидальных проявлений при БГ рекомендуется рассматриваться для возможного применения препараты лития [1, 4, 6, 12].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 3).

Комментарии: Следует помнить, что применение препаратов лития ограничивается необходимостью тщательного и регулярного лекарственного мониторинга — содержания лития в крови.

— Для коррекции раздражительности рекомендуется применять нейролептики (наиболее эффективны), ингибиторы обратного захвата серотонина и нормотимики (стабилизаторы настроения) из группы противоэпилептических препаратов (например, карбамазепин**, ламотриджин, вальпроевая кислота**) [1].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 3).

— Для коррекции гиперсексуальности рекомендуется применять нейролептики [1].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 3).

— Агрессивное поведение и психозы при БГ рекомендуется корректировать назначением нейролептиков, а само лечение острых психотических расстройств должно осуществляться в тесном контакте с психиатрами [4].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 3).

— Лечение пациентов с ювенильной формой БГ рекомендуется осуществлять по такому же симптоматическому принципу, что и лечение взрослых пациентов [1].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 3).

Комментарии: Фенотип ювенильной формы БГ часто отличается от такого у взрослых больных. Так, у детей с БГ гораздо реже наблюдается хорея, часто отмечаются выраженные нарушения поведения и эпилептические приступы.

— На поздних стадиях БГ рекомендуется больше внимания уделять коррекции и профилактике соматических осложнений (эмболических, кардиологических, легочных, урологических и т.д.), а также профилактике и лечению интеркуррентных инфекций, уходу и кормлению пациента (зондовое или через гастростому при нарушениях глотания) [1].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 3).

— При планировании у пациента с БГ оперативного вмешательства, требующего общей анестезии, рекомендуется полностью информировать анестезиолога обо всех применяемых пациентом лекарственных препаратах с целью минимизации риска нежелательных лекарственных взаимодействий при проведении общей анестезии.

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 3) [5].

Комментарии: В литературе описаны единичные случаи развития нежелательных реакций при применении средств для анестезии. Так, описано развитие длительного паралича при применении деполяризующих миорелаксантов и длительное восстановление после применения тиопентала натрия и мидазолама. В связи с этими сообщениями, рекомендовалось избегать применения у пациентов с БГ тиопентала натрия, сукцинилхолина и мидазолама. Однако, по данным работы Kivela et al., при анализе последствий 17 случаев общей анестезии у 11 пациентов с БГ (в том числе с применением сукцинилхолина в 7 пособиях и недеполяризующих миорелаксантов — в 11 пособиях), серьезных нежелательных явлений выявлено не было.

Медикаментозное воздействие | Аутизм ФРЦ

Медикаментозное воздействие проводится с учетом не только характера болезненных проявлений, но и работоспособности ребенка. Подбор доз всегда затрудняется из-за высокой чувствительности детей к нейролептикам, а также малой градации в дозах, вызывающих необходимый терапевтический и нежелательный сомнолентный, тормозящий эффект. У детей при приеме нейролептиков легко возникают побочные явления в виде акатизии (беспокойство, непоседливость, потребность в измнении позы), саливации, гиперкинезов. Если в периоде обострения отдается предпочтение нейролептикам, антидепрессантам, транквилизаторам, иминостильбенам, вальпроатам, сосудистым средствам, диуретикам, то в периоде ремиссии и устойчивого аутистического дефекта чаще назначаются ноотропы, аминокислоты, церебролизин,витамины и только в 30% случаев применяют в минимальных дозах нейролептики, антидепрессанты, транквилизаторы и другие упомянутые средства.

Фармакотерапия направлена на купирование позитивных и негативных психопатологических расстройств, определяющих состояние больного, ослабление психической напряженности, активацию ребенка.

1. Нейролептики (тизерцин, неулептил, сонапакс, галоперидол, терален, хлорпротиксен, эглонил, рисполепт и др.) применяются по показаниям, в небольших дозах, преимущественно в активном периоде течения болезни, когда это нужно для купирования обманов восприятия, возбуждения, тревоги, аффективных и других симптомов болезни. Для преодоления и коррекции когнитивных нарушений применяется стелазин, этаперазин. Лечение нейролетиками проводят с учетом состояния ребенка, гибко вводя их на небольшие сроки и отменяя лекарственные средства, как только в этом исчезает необходимость.

2. Широко используются антидепрессанты (азафен, пиразидол, амитриптилин, лудиамил и др.) для купирования аффективных расстройств.

3. Для профилактики и лечения фазных аффективных расстройств в терапию вводятся иминостильбены (карбамазепин и его аналоги – финлепсин, тегретол), вальпроаты(депакин, конвулекс).

4. Транквилизаторы (нозепам, тазепам, лоразепам, мезапам, реланиум, феназепам и др.) применяются редко, на короткие периоды, предпочтительно при нарушениях сна и для купирования состояний острой ажитации. В утренние часы эти средства желательно не давать в связи с выраженным их сомнолентным и миорелаксирующим эффектом. Осторожность в введении этих препаратов также связана с часто вызываемым ими обратным действием в раннем детском и дошкольном возрасте (возбуждением, моторным беспокойством).

5. В стабильных состояниях устойчивого аутистического дефекта, с минимальной выраженностью резидуальных позитивных расстройств, большое внимание уделяется лечению ноотропами (ноотропил, пантогам, пикамилон) и аминокислотами (когитум, глицин, глутаминовая кислота и др.). Особое внимание уделяется церебролизину. Препарат обладает разносторонним нейротропным эффектом: регуляторным действием на мозговой метаболизм, нейропротекторными свойствами и нейротрофической активностью. Олигопептиды церебролизина способны преодолевать гематоэнцефалический барьер и оказывать непосредственное воздействие на нейрональные структуры головного мозга в условиях периферического введения препарата. Церебролизин применяется для купирования, сглаживания задержек психического развития, а отсюда и некоторого смягчения аутистических расстройств.

6. Витамины, особенно группы В (В1, В6, В12, В15), С, Е, поливитамины (“Ундевит”, “Глутамевит”) испольуются во всех случаях заболевания.

7. Средства, улучшающие мозговое кровообращение (кавинтон-винпоцетин, стугерон-циннаризин), вводятся курсами.

8. Диуретические средства (фуросемид, диакарб, триампур, сульфат магнезии и др.) применяются при гипертензивном синдроме и острых состояниях возбуждения.                                                                                      

Письменная Н.В.

Использовалась следующая литература: Башина В.М. Аутизм в детстве. — Москва. — “Медицина”. — 1999г.; Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста. — Москва. — “Медицина”. — 1995г.; Никольская О.С., Баенская Е.Р., Либлинг М.М. Аутичный ребенок. Пути помощи. – Москва. — “Теревинф”. – 1997г.

Современная антипсихотическая фармакотерапия шизофрении | Мосолов С.Н.

Антипсихотическая терапия со времени формирования научной психиатрии всегда занимала ключевое место в системе лечения больных шизофренией. В донейролептический период в качестве симптоматических средств при купировании психозов применялись в основном препараты растительного происхождения (красавка, белена, опиаты), бромиды, внутривенное введение кальция и наркотический сон. В конце 40–х годов XX века стали использоваться соли лития и антигистаминные средства. На фоне такой «антипсихотической» фармакотерапии успехи нелекарственных методов – инсулинокоматозной и электросудорожной терапии, а также психохирургии (лейкотомия) выглядели более значительными. Синтез и последующее изучение в начале 50–х годов хлорпромазина ознаменовали открытие психофармакологической эры в истории лечения психических заболеваний. Связав развитие антипсихотического и экстрапирамидного эффектов у этих препаратов в единое целое, J. Delay и P. Deniker предложили для обозначения нового класса медикаментов термин «нейролептик», в буквальном переводе с греческого означающий «берущий, схватывающий нервную систему».

Антипсихотическая терапия со времени формирования научной психиатрии всегда занимала ключевое место в системе лечения больных шизофренией. В донейролептический период в качестве симптоматических средств при купировании психозов применялись в основном препараты растительного происхождения (красавка, белена, опиаты), бромиды, внутривенное введение кальция и наркотический сон. В конце 40–х годов XX века стали использоваться соли лития и антигистаминные средства. На фоне такой «антипсихотической» фармакотерапии успехи нелекарственных методов – инсулинокоматозной и электросудорожной терапии, а также психохирургии (лейкотомия) выглядели более значительными. Синтез и последующее изучение в начале 50–х годов хлорпромазина ознаменовали открытие психофармакологической эры в истории лечения психических заболеваний. Связав развитие антипсихотического и экстрапирамидного эффектов у этих препаратов в единое целое, J. Delay и P. Deniker предложили для обозначения нового класса медикаментов термин «нейролептик», в буквальном переводе с греческого означающий «берущий, схватывающий нервную систему».
В 1958 г., наряду с другими нейролептиками фенотиазиновой структуры (трифлуоперазин, тиопроперазин и др.), появился галоперидол, один из мощнейших антипсихотиков и родоначальник группы бутирофенонов; в 1966 г. – сульпирид, родоначальник группы бензамидов и наиболее яркий представитель дезингибирующих нейролептиков; в 1968 г. – клозапин, родоначальник группы атипичных нейролептиков, препарат, практически не вызывающий экстрапирамидных побочных эффектов, и в конце 80–х – начале 90–х годов другие атипичные нейролептики – препараты, обладающие значительно более высокой переносимостью (прежде всего в неврологической сфере) и способные корригировать негативную симптоматику у больных шизофренией – рисперидон, оланзапин, кветиапин, амисульприд, зипразидон и арипипразол. Появление антипсихотических средств, не вызывающих экстрапирамидных побочных явлений, поставило под сомнение сам термин «нейролептик» в понимании французских авторов. Безусловно, с современных позиций правильнее было бы обозначить эту группу психотропных препаратов, как антипсихотики по их основному клиническому действию.
Открытие и широкое внедрение в практику нейролептической терапии привело к радикальным изменениям в лечении и содержании больных шизофренией: лечение большинства клинических форм стало возможным во внебольничных условиях, а содержание в психиатрических стационарах стало приближаться к общемедицинским нормам. Перенос центра тяжести терапевтического процесса в амбулаторную практику позволил более успешно сочетать фармакотерапию с социореабилитационными и психотерапевтическими методами воздействия, обеспечивая тем самым единство биологического и психосоциального подходов в лечении и не вырывая больного из привычной ему социально–семейной среды.
Еще одним итогом многолетнего применения нейролептиков явилось изменение клинической картины и самого течения шизофрении (лекарственный патоморфоз). Большинство классических клинических форм стало протекать на редуцированном уровне и с преобладанием относительно благоприятного течения, практически полностью исчезли тяжелые кататонические и кататоно–гебефренные формы, стали преобладать атипичные аффективно–бредовые варианты с отчетливой приступообразностью или фазностью. Новые эпидемиологические исследования обнаружили, что, с одной стороны, прогноз шизофрении улучшился, а граница между прогредиентным и фазным типами течения сместилась в сторону фаз, а с другой стороны – участились случаи малокурабельных и практически безремиссионных фазнопротекающих психозов или длительно существующих, стереотипных, синдромально незавершенных, промежуточных бредовых вариантов с вялым течением.
Вместе с тем с увеличением опыта применения нейролептиков стали обнаруживаться и другие негативные стороны. Появилось большое количество больных, у которых эффективная ранее нейролептическая терапия уже не оказывается достаточно действенной, что требует введения в систему терапии новых препаратов, использования полипрагмазии или применения специальных противорезистентных мероприятий. По данным различных исследований, число больных, резистентных к нейролептикам, достигает 30%. Другими недостатками традиционной нейролептической терапии являются ограниченная эффективность при лечении негативной симптоматики и когнитивных нарушений, высокая частота развития аффективной (депрессивной и дисфорической) симптоматики (до 20% больных), а также частое развитие экстрапирамидных побочных эффектов, включая такие тяжелые осложнения, как поздние дискинезии, токсико–аллергические реакции и злокачественный нейролептический синдром. Экстрапирамидная симптоматика (дистония, паркинсонизм и акатизия) наблюдается у 50–60% больных и требует дополнительного применения антихолинергических препаратов. Экстрапирамидные побочные эффекты, в свою очередь, осложняют течение основного заболевания, увеличивая выраженность негативных, когнитивных и аффективных расстройств, и приводят к дополнительной социальной стигматизации больных. Не менее часто развиваются и другие соматические побочные эффекты, в том числе нейроэндокринные, связанные с повышением содержания пролактина в крови (галакторея, дисменорея, гинекомастия, сексуальные нарушения). Плохая переносимость нейролептической терапии приводит к частому несоблюдению больными рекомендованного лечебного режима, следствием которого нередко является рецидив психоза. Натуралистические популяционные исследования показывают, что у многих больных шизофренией несмотря на длительный прием нейролептиков сохраняется высокий риск развития рецидива. В течение первых двух лет лечения, как минимум, у 50% больных происходит обострение заболевания.
Поэтому появление нового поколения средств антипсихотической фармакотерапии, так называемых атипичных антипсихотиков, во многом лишенных перечисленных недостатков классических нейролептиков, безусловно, явилось важным шагом вперед в лечении больных шизофренией. В узком смысле слова под атипичными антипсихотиками понимают препараты, имеющие прежде всего низкий риск развития экстрапирамидных побочных явлений. Кроме того, в последующих сравнительных исследованиях были обнаружены дополнительные особенности их клинического действия: способность редуцировать вторичные, а возможно, и первичные негативные симптомы, уменьшать выраженность когнитивных нарушений, редуцировать коморбидную аффективную симптоматику, у ряда препаратов отсутствие или низкий уровень гиперпролактинемии и эффективность в некоторых случаях, резистентных к традиционным нейролептикам. В настоящее время в нашей стране зарегистрировано 5 атипичных антипсихотиков: клозапин, рисперидон, оланзапин, кветиапин и амисульприд.
Высказанная еще на заре психофармакотерапической эры J. Delay и P. Deniker гипотеза о связи между антипсихотическим и экстрапирамидным действием нейролептиков в последующем нашла блестящее подтверждение в обнаружении у них специфической дофаминблокирующей активности. За разработку в 1960–е годы дофаминергической теории развития шизофрении и антипсихотического действия нейролептиков шведский исследователь A. Carlsson в 2000 году был удостоен Нобелевской премии. В настоящее время можно считать установленным, что именно блокада Д2–Д3–рецепторов ответственна за развитие антипсихотического (подавление галлюцинаторно–бредовой симптоматики) и седативного (купирование психомоторного возбуждения) эффектов, а также экстрапирамидных побочных явлений. Считается, что у больных шизофренией дофаминергическая активность в мезолимбической системе повышена. Вероятные клинические последствия блокады Д3 пресинаптических рецепторов связаны преимущественно с развитием стимулирующего (дезингибирующего) эффекта нейролептиков. За счет частичной блокады этих рецепторов активирующие и инцизивные (мощные) нейролептики в небольших дозах могут стимулировать дофаминергическую передачу, а в высоких дозах ее подавлять.
В последние годы в связи с появлением новых методов исследования, таких как связывание радиозотопных лигандов и сканирующей позитронно–эмиссионной томографии (ПЭТ), значительный прогресс был достигнут в области выяснения тонких биохимических механизмов действия нейролептиков. В частности, была определена сравнительная сила и тропность препаратов к связыванию с отдельными нейрорецепторами в различных областях и структурах мозга. Выяснилось, что в терапевтических дозах большинство классических нейролептиков блокирует более 70% Д2–рецепторов в базальных ганглиях, чем объясняется сложность разделения у них антипсихотического и экстрапирамидного эффектов. Атипичные антипсихотики в терапевтических дозах связываются с Д2–рецепторами нигростриальной области значительно слабее, чем в лимбических структурах, т.е. блокируют менее 50% Д2–рецепторов, что не приводит к клинической манифестации экстрапирамидной симптоматики. Кроме того, показано, что, например, высвобождение молекул амисульприда (Солиан) из рецепторных мест связывания в стриатуме происходит значительно быстрее, чем в таламусе или коре, поэтому препарат обладает отчетливыми антипсихотическими свойствами при минимальном воздействии на экстрапирамидную систему. Другими словами, речь идет об определенной лимбической селективности действия амисульприда.
В последние годы резко активизировался интерес к функции серотонинергических систем мозга, в том числе серотониновых рецепторов (5HT–рецепторы). Дело в том, что новое поколение антипсихотических препаратов в большей степени блокирует 5HT2, чем Д2–рецепторы, хотя некоторые традиционные нейролептики, например, хлорпромазин и хлорпротиксен, также больше связываются с 5НТ2–рецепторами, а такие атипичные антипсихотики, как кветиапин и амисульприд являются крайне слабыми блокаторами серотониновых рецепторов. Серотониновые рецепторы второго типа широко представлены в лобной коре, и в различных отделах мозга серотонинергическая система оказывает модулирующее влияние на дофаминергические структуры. В частности, в мезокортикальной области серотонин угнетает высвобождение дофамина, соответственно блокада постсинаптических серотониновых рецепторов ведет к увеличению содержания дофамина. Как известно, развитие негативной симптоматики при шизофрении связывают с гипофункцией дофаминовых нейронов в префронтальных корковых структурах.
Возникновение паркинсоноподобной симптоматики зависит также от блокирующей силы препарата на мускариновые холинергические рецепторы (М1). В нигростриальной области дофаминергические нейроны образуют постсинаптические связи с холинергическими нейронами. Холинолитическое и дофаминблокирующее действия в определенной мере находятся в реципрокных отношениях. Известно, например, что в нигростриальной области Д2–рецепторы сдерживают высвобождение ацетилхолина. При блокаде более 70% Д2–рецепторов в нигростриальной области баланс нарушается в пользу холинергической системы. Именно этим обусловлено корригирующее влияние на нейролептические экстрапирамидные побочные явления центральных антихолинергических препаратов (корректоров). Помимо уменьшения дофаминблокирующего действия на Д2–рецепторы нигростриальной области и нивелирования экстрапирамидных побочных эффектов, сильное холинергическое влияние может обуславливать ухудшение когнитивных функций, в том числе мнестические расстройства, а также периферические побочные эффекты (синусовая тахикардия, сухость слизистых, нарушение аккомодации зрения, запоры, задержка мочи, спутанность и т.д.).
Достаточно сильное блокирующее воздействие нейролептики оказывают на 1–й тип гистаминовых рецепторов (Н1), с чем связывается прежде всего выраженность седативного эффекта, а также увеличение веса тела вследствие усиления аппетита. Антиаллергическое и противозудное действие нейролептиков также объясняется их антигистаминными свойствами.
Помимо дофаминблокирующего, антисеротонинергического, холинолитического и антигистаминного эффектов, большинство нейролептиков обладают адренолитическими свойствами, т.е. блокируют как центральные, так и периферические a1–адренорецепторы. Такие препараты как хлорпромазин и хлорпротиксен, активно блокирующие эти рецепторы, оказывают выраженный седативный эффект. Кроме того, это действие ответственно за развитие гипотензивных и других нейровегетативных побочных эффектов (тахикардия, головокружение и т.д.), а также за усиление антигипертензивного эффекта адреноблокаторов.
В экспериментальных условиях была определена сила связывания (аффинитет) отдельных нейролептиков с различными видами нейрорецепторов. Эти данные суммированы и в сравнительном аспекте представлены в таблице 1.

 


В спектрах клинической активности нейролептиков в соответствии с концепцией Г.Я. Авруцкого выделяют несколько определяющих параметров:
1. Глобальное антипсихотическое или «инцизивное» действие (режущее, проникающее, по терминологии французских авторов) – общая способность препарата недифференцированно и равномерно редуцировать различные проявления психоза и препятствовать прогредиентности заболевания, что феноменологически напоминает действие шоковых методов терапии. Этот эффект, по–видимому, связан с первичным эмоциотропным действием нейролептиков и блокадой наиболее напряженных аффектов – страха, тревоги, растерянности, мании, депрессии и др. Редукция собственно психотической симптоматики (бред, галлюцинации, острые нарушения мышления и др.) происходит постепенно, в течение нескольких дней или недель терапии, но в острых случаях может протекать по типу резкого обрыва психоза.
2. Первичное седативное (затормаживающее) действие, необходимое для быстрого купирования галлюцинаторно–бредового или маниакального возбуждения, при правильном подборе дозы обнаруживается уже в первые часы терапии. Помимо явлений психомоторной заторможенности, седативный эффект сопровождается глобальным депримирующим влиянием на ЦНС, в том числе явлениями брадипсихизма, нарушениями концентрации внимания, снижением вигилитета (уровня бодрствования) и гипнотическим действием.
3. Избирательное или селективное антипсихотическое действие связано с преимущественным воздействием на отдельные симптомы–мишени состояния, например, на бред, галлюцинации, расторможенность влечений, нарушения мышления или поведения. Как правило, эти эффекты появляются вторично, вслед за развитием глобального антипсихотического или первичного седативного действия.
4. Активирующее (растормаживающее, дезингибирующее и антиаутистическое) действие развивается постепенно и связано с редукцией кататонических проявлений и компенсацией аутистических нарушений с налаживанием интерперсональных связей. Психоактивирующие свойства обнаруживаются прежде всего у больных шизофренией с дефицитарной (негативной) симптоматикой и проявляются в сглаживании апато–абулических нарушений. Влияние на негативную симптоматику наиболее выражено у нового поколения атипичных антипсихотиков (рисперидон, оланзапин, кветиапин, амисульприд).
5. Влияние на когнитивные нарушения – способность атипичных антипсихотиков улучшать высшие корковые функции (память, внимание, исполнительскую деятельность, речь, коммуникативные и другие познавательные процессы) у больных шизофренией.
6. Депрессогенное действие – способность нейролептиков при длительном применении вызывать специфические нейролептические (заторможенные) депрессии.
7. Неврологическое действие связано с дофаминблокирующим влиянием на экстрапирамидную нервную систему и проявляется на разных этапах терапии целым спектром неврологических нарушений: от острых (пароксизмальных) до хронических (практически необратимых). Неврологический эффект минимален у новой группы атипичных антипсихотиков.
8. Соматотропное действие обнаруживается в нейровегетативных и эндокринных побочных эффектах, в том числе гипотензивных реакциях и связано в основном с выраженностью адренолитических и холинолитических свойств препарата, а также со способностью вызывать гиперпролактинемию.
Наиболее важное значение при выборе нейролептика и определении спектра его психотропной активности имеет соотношение первых двух параметров, т.е. глобального антипсихотического и первичного седативного эффектов. Они лежат в основе современной клинической классификации антипсихотических средств (табл. 2).


Индивидуальный выбор антипсихотика и подбор эффективной дозы зависят от многих причин, и прежде всего от поставленных задач терапии (купирование возбуждения или агрессивности, редукция галлюцинаторно–бредовой симптоматики, коррекция нарушений поведения или дефицитарных проявлений, профилактика рецидивов и сдерживание темпа прогредиентности заболевания, улучшение самоконтроля больных и создание оптимальных условий для проведения психотерапии и социореабилитационных мероприятий), которые тесно связаны с особенностями клинической картины заболевания (клинической формой заболевания, типом течения, ведущим синдромом и его оттенками, преобладающей симптоматикой).
При проведении антипсихотической терапии у больных шизофренией выделяют 3 этапа:
I. Купирующая терапия
II. Долечивающая или стабилизирующая терапия
III. Противорецидивная терапия
Купирующая антипсихотическая терапия направлена на быстрое купирование психотической симптоматики (психомоторное возбуждение, агрессивность, негативизм, галлюцинаторно–бредовые переживания и кататоно–гебефренные расстройства). Она начинается от момента начала лечения приступа и заканчивается установлением клинической ремиссии, т.е. существенной или полной редукцией психоза; при адекватной нейролептической терапии ее продолжительность может составлять от 4 до 12 недель (для достижения полного терапевтического контроля за состоянием обычно требуется 6–8 недель). Хотя пальма первенства здесь принадлежит скоропомощным нейролептикам с мощным глобальным антипсихотическим (инцизивным) или седативным действием, таким как галоперидол, сультоприд, зуклопентиксол–ацетат. Новое поколение антипсихотиков (особенно, рисперидон, оланзапин, амисульприд) почти не уступает им по темпу редукции продуктивной симптоматики. Поэтому уже в остром периоде (если нет ургентных показаний), по–видимому, следует предпочесть монотерапию одним из атипичных антипсихотиков, а применение скоропомощных нейролептиков ограничить симптоматическими задачами и минимальными сроками.
Психомоторное возбуждение и острая аффективно–психотическая симптоматика, как правило, уходят в первые дни адекватной нейролептической терапии. Устойчивый антипсихотический эффект обычно развивается не ранее, чем через 3–6 недель лечения.
После стабилизации состояния следует переходить ко второму этапу – долечивающей или стабилизирующей антипсихотической терапии, которая заключается в продолжении приема эффективного нейролептика с момента достижения клинической (терапевтической) ремиссии до предполагаемого спонтанного окончания приступа. Продолжительность этого этапа составляет от 3 до 9 месяцев. Этап включает в себя подавление резидуальной продуктивной симптоматики, постепенное ослабление седативного влияния и увеличение стимулирующих воздействий нейролептиков, коррекцию негативной симптоматики и восстановление прежнего уровня социально–трудовой адаптации, а также борьбу с предрецидивными или ранними рецидивными расстройствами, включая их быстрое выявление и своевременное усиление антипсихотической терапии.
При преобладании в статусе негативных расстройств особое внимание следует уделить коррекции негативной симптоматики, с редукцией которой связано восстановление прежнего уровня психологической, социальной и трудовой адаптации. Считается, что развитие негативной (дефицитарной) симптоматики связано с гипофункцией или гибелью дофаминергических нейронов в префронтальных областях коры. С целью коррекции негативной симптоматики применяют препараты с активирующей и антиаутистической направленностью действия, т. е. дезингибирующие (сульпирид, карбидин) или атипичные (рисперидон, оланзапин, кветиапин или амисульприд) антипсихотики. В отличие от других препаратов амисульприд в небольших дозах также обладает выраженной дезингибирующей активностью.
При терапии негативных расстройств важно различать первичную (собственно дефицитарную) негативную симптоматику, связанную с течением самого шизофренического процесса, и вторичную, привнесенную в картину болезни различными другими факторами, такими как депрессия, нейролептические паркинсоноподобные побочные эффекты, продуктивные (галлюцинаторно–бредовые) расстройства или явления госпитализма. В отличие от вторичной негативной симптоматики современные фармакотерапевтические возможности коррекции дефекта (первичной негативной симптоматики и нейрокогнитивного дефицита) представляются значительно более ограниченными и методически корректно трудно доказуемыми. Единственным препаратом, в отношении которого имеются подобные доказательства, является амисульприд (Солиан).
В последнее время, особенно в связи с появлением нового поколения антипсихотиков, в литературе также широко обсуждается возможность фармакологической коррекции нейрокогнитивного дефицита. Когнитивный дефицит, по данным некоторых исследований, тесно связан с выраженностью негативной симптоматики и является частью более грубого психоорганического дефекта.
Как и негативная симптоматика, когнитивные нарушения могут быть следствием аномального развития (дизонтогенеза) центральной нервной системы и обнаруживаться уже в детском или раннем подростковом периоде, задолго до манифестных проявлений шизофрении. Наряду с негативной симптоматикой, нейрокогнитивный дефицит является основной причиной социальной и трудовой дезадаптации больных. Аналогично негативной симптоматике когнитивные нарушения плохо поддаются фармакологическому лечению вообще и особенно традиционной нейролептической терапии. При длительном применении нейролептиков когнитивные расстройства, особенно нарушения моторных функций и кратковременной памяти, могут даже усиливаться. Большое число открытых и двойных слепых исследований (в том числе сравнительных) подтвердили способность всех атипичных антипсихотиков уменьшать явления нейрокогнитивного дефицита.
Известно, что у 40–60% больных шизофренией с рецидивирующим течением при прекращении терапии обострение психоза развивается в течение первых 6 месяцев. У больных хронической шизофренией риск развития рецидива при применении плацебо составляет 10% в месяц, а при применении нейролептиков 1%. Поэтому особое значение при лечении хронических психозов приобретает 3 этап – противорецидивная (поддерживающая) антипсихотическая терапия, которая направлена на предотвращение развития новых приступов и замедление темпа прогредиентности заболевания. Противорецидивная терапия проводится неопределенно долго, но не менее 1–2 лет, чтобы можно было оценить ее эффективность. При этом дозу нейролептика снижают до 20–30% от максимальной при купировании приступа. Современные международные стандарты терапии рекомендуют проводить непрерывную антипсихотическую терапии в течение двух лет после первого эпизода, не менее 5 лет после второго и неопределенно длительное время (в большинстве случаев пожизненно) после третьего приступа шизофрении. В случае прекращения лечения рецидив развивается у 75% больных в течение 1–2 лет. Основными показаниями к проведению такой терапии являются приступообразные и непрерывные формы шизофрении и прежде всего – параноидная. Существенно облегчает проведение длительной амбулаторной терапии применение пролонгированных форм нейролептиков, которые в последние годы получили наибольшее распространение. Современной альтернативой пролонгированным нейролептиком при проведении длительной противорецидивной терапии является применение атипичных антипсихотиков. Они не вызывают субъективно тяжело переносимых экстрапирамидных побочных явлений, корригируют негативную симптоматику, когнитивные нарушения, коморбидные аффективные расстройства (дисфорию, депрессию) и, в целом, лучше воспринимаются больными при проведении длительной терапии, что обеспечивает более высокий уровень их социально–трудовой адаптации и качества жизни. Высокая эффективность противорецидивной терапии атипичными антипсихотиками подтверждена в нескольких независимых контролированных исследованиях. Число рецидивов в первый и второй год терапии при применении атипичных препаратов уменьшается почти в 2 раза по сравнению с больными, принимавшими амбулаторно различные традиционные нейролептики.
Последовательное применение атипичных антипсихотиков на всех этапах терапии наиболее оправдано у впервые выявленных больных шизофренией (с первым психотическим эпизодом). Литературные данные свидетельствуют, что при сопоставлении с аналогичной контрольной группой больных, находящихся в натуралистических условиях (как правило, это эпизодическая полифармакотерапия) или регулярно принимающих традиционные нейролептики, именно в этих случаях достигаются наиболее впечатляющие результаты уменьшения выраженности негативных и когнитивных нарушений, существенное удлинение ремиссий, более высокий уровень социального функционирования и качества жизни больных .
Таким образом, появление нового поколения антипсихотической фармакотерапии, безусловно, является важным вкладом в современное лечение больных шизофренией. По сравнению с традиционными нейролептиками они более эффективны при лечении негативной симптоматики и когнитивных нарушений при практически равной эффективности купирования позитивной (галлюцинаторно–бредовой) симптоматики. Атипичные антипсихотики воздействуют на более широкий спектр психопатологических расстройств, включая аффективные нарушения (депрессию, дисфорию) и агрессивность, и нередко оказывают эффект в резистентных к традиционным нейролептикам случаях. Однако главным их преимуществом является более высокая переносимость: отсутствие или низкий риск развития экстрапирамидных побочных эффектов, включая такие тяжелые осложнения, как поздние дискинезии и злокачественный нейролептический синдром; редкие другие соматические побочные явления (наиболее часто встречается повышение веса тела). Другими словами, антипсихотический эффект у новых препаратов достигается без казавшихся ранее неизбежными побочных эффектов, что обеспечивает лучшее соблюдение больными режима терапии, снижение числа рецидивов и более высокий уровень социально–трудовой и семейной адаптации.
Атипичные антипсихотики несколько различаются между собой по профилю психотропного действия и спектру вызываемых побочных эффектов (табл. 3). При равной общей антипсихотической эффективности клозапин и оланзапин обладают несколько более выраженным глобальным (инцизивным) антипсихотическим действием, а рисперидон и амисульприд – избирательным (антибредовым и антигаллюцинаторным). Седативные свойства выражены в большей степени у клозапина, кветиапина и оланзапина, дезингибирующее активирующее влияние – у амисульприда и рисперидона. Антиманиакальное действие доказано в отношении оланзапина, кветиапина и рисперидона; амисульприд и рисперидон способны в большей степени редуцировать депрессивную и анергическую симптоматику. При терапевтически резистентных состояниях в контролируемых исследованиях показана высокая эффективность клозапина и оланзапина. В отношении побочных явлений клозапин и оланзапин довольно часто вызывают значительное повышение веса тела, с чем связана повышенная вероятность развития нарушений углеводного и липидного обмена. К сожалению, большинство препаратов не пригодно для парентерального введения и пока отсутствуют в виде пролонгированных лекарственных форм, что ограничивает их применение при купировании острых психозов, сопровождающихся психомоторным возбуждением и при проведении длительной противорецидивной терапии. Однако появление таких форм на рынке ожидается в ближайшем будущем. Более широкое внедрение нового поколения антипсихотиков в психиатрическую практику в России, по–видимому, затрудняется лишь их крайне высокой стоимостью. Фармакоэкономическая оценка их эффективности нуждается в специальном обсуждении.
Общие затраты общества на больных шизофренией достаточно высоки. Прямые затраты, т.е. средства, направляемые непосредственно на оказание помощи больным, в развитых странах составляют около 2% национального бюджета на здравоохранение, который, в свою очередь, соответствуют около 7–10% валового национального дохода. В США эта цифра составляет около 20 млрд. долларов в год, причем затраты на медикаментозное обеспечение составляют только 4–5% этой суммы. Больные шизофренией занимают примерно половину всех психиатрических коек и составляют 16% психически больных, получающих лечение. Практически 70% прямых затрат в развитых странах приходится на пребывание больных шизофренией в стационаре, около 15% приходится на дневные стационары и около 5% – на другую амбулаторную помощь. 80% общих прямых издержек, связанных с оказанием помощи всей группе больных на протяжении их жизни, идет на обслуживание пациентов с хроническим инвалидизирующим течением заболевания, хотя они составляют только 10% всех больных шизофренией. Причем около 75% этой суммы затрачивается на их длительное содержание в больницах и интернатах. В США больные шизофренией составляют около 10% всех пожизненных инвалидов.
Непрямые затраты, связанные с потерями ресурсов и продуктивности вследствие болезни и смертности, оценить значительно труднее. По некоторым подсчетам, они в 3–4 раза выше прямых. Больные шизофренией испытывают значительные трудности с поиском работы, у них выше уровень смертности, значительны тяготы, выпадающие на членов их семей. Другими словами, экономический ущерб обществу вследствие шизофрении сопоставим по общим оценкам с некоторыми другими хроническими соматическими заболеваниями, такими, например, как сахарный диабет. И, наконец, косвенные потери, связанные со страданием больных и их близких и выражающиеся в снижении качества их жизни, практически невозможно оценить в экономических категориях.
Более высокие цены на новые препараты диктуют необходимость увеличения на это бюджетных ассигнований. Причем это увеличение непропорционально падает только на систему здравоохранения и даже на ее узкий сегмент лекарственное обеспечение (аптечный бюджет), хотя отставленную по времени выгоду (компенсацию) получают другие бюджетные и внебюджетные сферы. Такое неравномерное распределение затрат и компенсаций, разумеется, не встречает понимания в административных структурах, регулирующих бюджетную сферу, что приводит к созданию барьеров на пути более широкого внедрения в практику антипсихотиков нового поколения.
Многочисленные зарубежные исследования по компенсации затрат при лечении новыми антипсихотиками, использующие различные методические подходы (в том числе небольшое число проспективных, рандомизированных, контролируемых исследований), показывают, что обычно такая компенсация наступает в течение года их непрерывного применения. Эти данные основаны преимущественно на снижении числа рецидивов и госпитализаций. Очевидно, что в нашей стране, где стоимость стационарного койко–дня относительно низка, компенсация будет достигаться значительно позднее.
Свойство компенсации затрат, безусловно, является важным, но не решающим экономическим аргументом. Если новое лечение вызывает меньше побочных явлений и в конечном итоге оказывается более эффективным, что отражается на более высоком уровне социального функционирования и качества жизни больных, высокая стоимость препаратов может быть оправдана эффективностью затрат.
Легче рассчитать стоимость шизофрении для общества, чем привести доказательства компенсации затрат, и еще тяжелее оценить эффективность затрат. Этот метод нуждается в проведении тщательно спланированных проспективных исследований с оценкой различных аспектов эффективности терапии. Неудивительно поэтому, что работ такого рода значительно меньше и все они имеют определенные методические недостатки, заключающиеся прежде всего в крайней сложности всесторонней корректной оценки затрат не только психиатрической службы, но и семьи, ближайшего окружения, немедицинских и негосударственных структур и т.д. Большинство завершенных фармакоэкономических исследований проведено лишь в отношении отдельных атипичных антипсихотиков и были заказаны фирмами–производителями. Тем не менее предварительные данные по анализу эффективности затрат показывают, что новое поколение антипсихотиков имеет определенное преимущество перед традиционными препаратами, т.е. одинаковые или более низкие затраты вследствие лучших отдаленных клинических результатов и хорошей переносимости лечения.
Таким образом, помимо клинических и социальных, по–видимому, существуют и экономические предпосылки для более широкого внедрения в практику антипсихотиков второго поколения. В долговременной перспективе они способны окупить себя, поскольку по сравнению с традиционными нейролептиками имеют лучший баланс между затраченными ресурсами, клиническими результатами и улучшением качества жизни больных и их семей. В развитых странах стоимость препаратов представляет лишь малую часть общей стоимости содержания и лечения больных шизофренией (около 3–5%), особенно, если оно проводится стационарно. В нашей стране государственные ресурсы, направляемые на психиатрическую помощь, крайне малы, а большинство больных и их семей имеют очень низкие доходы, что делает применение новых дорогостоящих антипсихотиков весьма затруднительным. В этих условиях обеспечение эффективного лечения душевнобольных является не только чисто медицинской проблемой или экономической задачей, но и этическим императивом общества.

 

 

Лечение шизофрении в России выходит на качественно новый уровень

По данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), шизофренией страдает около 1% населения планеты. Специалисты подчеркивают, что это заболевание носит затяжной характер, поэтому вопросы социальной адаптации больного имеют первостепенное значение.
Это и стало основной темой конференции, на которую в конце апреля 2004 года собрались эксперты, врачи и представители медицинской прессы.
На конференции прозвучали выступления признанных экспертов в области лечения шизофрении. Перед собравшимися выступили В.Г. Ротштейн, д.м.н., професор (Научный центр психического здоровья РАМН) и С.Н. Мосолов, д.м.н. профессор (Московский НИИ психиатрии МЗ РФ).
Среди специалистов принято рассматривать бремя, ложащееся на пациента и его близких, как совокупность трех составляющих: симптомы болезни, побочное действие лекарств и социальное отторжение.
Выступавшие отметили, что ситуация, наблюдавшаяся 100 лет назад, когда психиатрия была сугубо больничной, а главным бременем для больного и его близких были собственно симптомы заболевания, сегодня уже не актуальна.
Более того, не является показательной и психиатрическая картина двадцатилетней давности. Тогда специалисты впервые заговорили о том, что социальное отторжен

.

Нейролептики — Скрининг MHA

Нейролептики — это лекарственные препараты, применяемые для лечения различных психических заболеваний. В основном они используются для лечения психических заболеваний, которые включают психотических симптомов , таких как шизофрения или биполярное расстройство. Но они также используются при других состояниях, таких как депрессия, беспокойство и проблемы со сном.

Антипсихотические препараты воздействуют на химические посредники, называемые нейротрансмиттерами , которые используются для связи между клетками мозга. Дофамин является основным нейромедиатором, на который действуют эти препараты. Если части дофаминовой системы становятся сверхактивными, они, кажется, играют определенную роль в создании галлюцинаций, бреда и расстройства мышления. Нейролептики блокируют некоторые рецепторы, реагирующие на дофамин.

Примеры нейролептиков включают:

17 Прохлор 17 Пим 17 Пим Компазин, Компро, Дарбазин, Нео Дарбазин Трифлуоперателид Трифлуоперазид 0098
Общее название Торговое наименование (я)
Хлорпромазин Торазин, Ларгактил
Флуфеназин Флуфеназин Галоперидол Галдол
Локсапин Локситан
Молиндон Мобан
Перфеназин Трилафон, Этрафон, Триавил, Триптафен
Проликсин Флуфеназин
Тиоридазин Мелларил
Тиотиксен Наване
Серительбазин

Эти препараты иногда называют «типичными нейролептиками».Существует также другой класс лекарств, называемых «атипичными нейролептиками» или «антипсихотиками второго поколения». Атипичные нейролептики появились недавно, и в наши дни их, как правило, используют чаще, поскольку они с меньшей вероятностью вызывают побочные эффекты. Нейролептики первого поколения, подобные перечисленным здесь, обычно используются после того, как кто-то безуспешно попробовал другие лекарства.

Побочные эффекты

Как и все лекарства, нейролептики могут вызывать побочные эффекты. Поиск правильного лечения психического расстройства — это балансирующий процесс: вы и ваш врач работаете вместе, чтобы взвесить потенциальные преимущества лекарства и возможные побочные эффекты.Лекарства влияют на каждого человека по-разному, поэтому обычно это требует большого количества проб и ошибок.

Общие побочные эффекты нейролептиков включают:

  • Скованность и шаткость
  • Ощущение вялости и замедления мышления
  • Дискомфортное беспокойство
  • Повышенное кровяное давление
  • Снижение полового влечения
  • Прибавка в весе
  • Прибавка в весе
  • Сухость во рту
  • Затуманенное зрение
  • Головная боль
  • Головокружение
  • Диарея
  • Тревога

Менее распространенные побочные эффекты включают:

  • Непроизвольные движения тела или лицевые тики (поздние нарушения крови)
  • Снижение движений белого цвета
  • производство клеток / снижение иммунной функции
  • Панкреатит
  • Сердечный приступ
  • Инсульт
  • Судороги
  • Диабет

Если у вас возникнут какие-либо из этих симптомов во время приема антипсихотических препаратов, поговорите со своим врачом.Ваш врач вместе с вами определит, как лучше всего двигаться дальше.

Список литературы

Лечение психоза типичными нейролептиками

Типичные нейролептики, иногда называемые нейролептиками первого поколения, представляют собой класс психотропных препаратов, используемых для лечения симптомов психоза. Психоз определяется как поведение, при котором человек теряет связь с реальностью, часто проявляясь галлюцинациями и заблуждениями.

Типичные нейролептики в последние годы в значительной степени вытеснены лекарствами нового класса, известными как атипичные нейролептики.Атипичные нейролептики были впервые представлены в 1990-х годах и обычно имеют меньше побочных эффектов, чем их предшественники.

Однако данные свидетельствуют о том, что атипичные нейролептики не так лишены побочных эффектов, как когда-то считалось. Фактически, они чаще вызывают диабет 2 типа и увеличение веса. Напротив, типичные нейролептики с большей вероятностью вызывают ригидность и спастичность, подобные болезни Паркинсона (иногда постоянные), и позднюю дискинезию (неврологическое расстройство, характеризующееся непроизвольными повторяющимися движениями тела).

Несмотря на возможные побочные эффекты, типичные нейролептики по-прежнему используются в терапии первой линии при определенных психических заболеваниях, а также в последующих терапиях, когда другие лекарства не действуют.

Состояния, связанные с психотическими эпизодами

Психоз может быть вызван психическими или физическими заболеваниями, влияющими на мозг и поведение. Психические заболевания, наиболее часто связанные с психотическим эпизодом, включают:

Физические состояния, наиболее часто связанные с психозом, включают эпилепсию, позднюю стадию ВИЧ-инфекции, болезнь Паркинсона, инсульт, опухоли головного мозга, деменцию, связанную со старением, и злоупотребление метамфетамином.

Утвержденные типичные нейролептики

Типичные нейролептики были впервые разработаны в 1950-х годах для лечения психозов. С тех пор использование лекарств было расширено и теперь включает острую манию, возбуждение и другие серьезные расстройства настроения.

В зависимости от ваших симптомов врач может выбрать типичный антипсихотик с низкой, средней или высокой активностью. Вообще говоря, препараты с более низкой потенцией имеют более невыносимые побочные эффекты, но с меньшей вероятностью вызывают двигательные нарушения.Конечно, это не всегда так, и выбор лекарства зависит не только от его эффективности, но и от его правильного использования.

В конце концов, типичные нейролептики не универсальны. Таким образом, лечение всегда должно быть индивидуальным, хотя может потребоваться несколько попыток, прежде чем вы выберете правильную комбинацию лекарств.

Типичные нейролептики с низкой активностью включают:

  • Торазин (хлорпромазин)
  • Truxal (хлорпротиксен) — недоступен в США.С.

Средняя активность Типичные нейролептики включают:

Типичные высокоэффективные нейролептики включают:

  • Клопиксал (зуклопентиксол) — недоступен в США
  • Компро (прохлорперазин)
  • Депиксол (флупентиксол)
  • Галдол (галоперидол)
  • Маджептил (тиопроперазин) —
  • Маджептил (тиопроперазин) —
  • Проликсин (флуфеназин)
  • Стелазин (трифтороперазин)

Побочные эффекты нейролептиков

Побочные эффекты могут различаться в зависимости от препарата или комбинации используемых препаратов.Некоторые побочные эффекты могут быть легкими и непродолжительными; другие могут со временем усугубляться и увеличивать риск других нежелательных эффектов.

Наибольшую озабоченность вызывает риск экстрапирамидных побочных эффектов (EPS), явных побочных эффектов, влияющих на движения тела и речь. В прошлом термин «перетасовка торазина» был придуман из-за воздействия препарата на движение и мышечный контроль.

Ассортимент EPS может быть разным и может включать:

  • Острая дискинезия (двигательные расстройства, характеризующиеся непроизвольными мышечными движениями, тиками и снижением произвольного мышечного контроля)
  • Akasthisia (чувство внутреннего беспокойства и неспособности оставаться на месте, часто называемое «синдромом кролика»)
  • Акинезия (потеря или нарушение произвольных движений)
  • Дистонические реакции (прерывистые и непроизвольные сокращения мышц лица, шеи, туловища, таза и конечностей)
  • Паркинсонизм (группа неврологических расстройства, которые вызывают проблемы с движением, похожие на болезнь Паркинсона, включая тремор, замедленное движение и скованность)
  • Поздняя дискинезия (часто включает непроизвольные и повторяющиеся движения лица, включая высунание языка, гримасу или жевание)

Другие, менее изнурительные побочные эффекты включают расстройство желудка, увеличение веса, сухость во рту, нечеткое зрение, запор, рвоту, сонливость и ортостатическую гипотензию (низкое кровяное давление при вставании).

В редких случаях может возникнуть опасная для жизни лекарственная реакция, известная как злокачественный нейролептический синдром , вызывающая высокую температуру, ригидность мышц, изменение психического состояния и дисфункцию вегетативной нервной системы (которая регулирует частоту сердечных сокращений, частоту дыхания, тело температура, пищеварение и ощущения тела).

В целом ЭПС в той или иной степени затронет трех из пяти типичных потребителей нейролептиков. Напротив, атипичные нейролептики вызывают ЭПС у каждого четвертого потребителя.

Точно так же типичные нейролептики с высокой эффективностью чаще вызывают ЭПС, ортостатическую гипотензию и сонливость, чем антипсихотики с низкой активностью. Хотя типичные нейролептики низкой активности обычно имеют меньше симптомов ЭПС, они с большей вероятностью влияют на парасимпатическую нервную систему, вызывая ненормальное замедление сердечного ритма, низкое кровяное давление, нечеткое зрение, сухость во рту и сужение дыхания.

В 2005 году Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) выпустило предупреждение в виде черного ящика для всех атипичных антипсихотических препаратов из-за повышенного риска смерти у пожилых людей с психозом, связанным с деменцией.Они распространили это предупреждение на типичные антипсихотические препараты в 2008 году.

Комбинированная терапия

При лечении психических заболеваний нейролептики обычно назначают в сочетании с другими лекарствами, такими как стабилизаторы настроения, антидепрессанты и успокаивающие препараты.

  • Стабилизаторы настроения используются для облегчения маниакальных или гипоманиакальных эпизодов. Варианты включают Тегретол (карбамазепин), Депакен (вальпроевая кислота), Литобид (литий) и Депакот (дивалпроекс натрия).
  • Антидепрессанты используются для лечения депрессии и могут включать любой из шести классов лекарств: селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), ингибиторы обратного захвата серотонина-норэпинефрина (ИОЗСН), ингибиторы обратного захвата норэпинефрина и дофамина (NDRI), трициклические антидепрессанты (TCA). ), ингибиторы моноаминоксидазы (ИМАО) и атипичные антидепрессанты.
  • Лекарства от тревожности , также известные как бензодиазепины, могут помочь при проблемах со сном и тревоге, но обычно их назначают в течение короткого периода времени.Варианты включают клонопин (клоназепам), валиум (диазепам), ативан (лоразепам) и ксанакс (альпразолам).

Нейролептики | Навигатор здоровья NZ

Антипсихотические препараты используются для лечения некоторых типов психических расстройств или расстройств.

На этой странице вы можете найти следующую информацию:

Что такое нейролептики?

Антипсихотические препараты используются для лечения некоторых типов психических заболеваний, таких как шизофрения, биполярное расстройство (ранее известное как маниакальная депрессия) или очень тяжелая депрессия.

Если другие методы лечения оказались безуспешными, их также можно использовать для лечения делирия, деменции, расстройств пищевого поведения, посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР), кратковременного тяжелого беспокойства и, в редких случаях, синдрома дефицита внимания и гиперактивности. (СДВГ). Существует не так много доказательств использования антипсихотических препаратов при этих состояниях.

Антипсихотические препараты не излечивают эти состояния. Они используются, чтобы облегчить симптомы и помочь вам на пути к выздоровлению.Они могут помочь улучшить такие симптомы, как резкие перепады настроения при биполярном расстройстве, переживание голоса (галлюцинации), идеи, которые вас беспокоят и не кажутся основанными на реальности (бред), и трудности с ясным мышлением (расстройство мышления). .

Большинство антипсихотических лекарств представляют собой таблетки, капсулы или жидкости, которые принимают каждый день. Некоторые антипсихотические препараты, такие как оланзапин и рисперидон, доступны в виде инъекций. Инъекция пролонгированного действия или депо — вариант, когда ваши симптомы исчезли после приема таблеток или жидкого раствора.Подробнее о антипсихотических средствах депо.

Для получения дополнительной информации о психозах, антипсихотических препаратах и ​​общих проблемах, связанных с ними, см. Talking Minds, NZ.

Следующее видео дает больше информации о психозах и антипсихотических препаратах.

(Werry Workforce)

Примеры антипсихотических препаратов

Антипсихотические препараты делятся на 2 основные группы — типичных нейролептиков, и атипичных антипсихотиков.

Типичные нейролептики

Они также называются нейролептиками первого поколения и являются антипсихотиками более старого типа. В прошлом они обычно использовались, но теперь врачи обычно назначают новые нейролептики, называемые атипичными нейролептиками.

Примерами типичных нейролептиков являются зуклопентиксол, флупентиксол, галоперидол, хлорпромазин и флуфеназин.

Атипичные нейролептики

Они также называются нейролептиками второго поколения и являются нейролептиками нового типа.Примерами атипичных нейролептиков являются амисульприд, арипипразол, клозапин, оланзапин, кветиапин, рисперидон и зипразидон.

Как действуют нейролептики?

Нейролептики влияют на действие химических веществ в головном мозге, называемых нейротрансмиттерами. Это химические вещества, которые необходимы клеткам мозга для взаимодействия друг с другом.

  • Дофамин — главный нейротрансмиттер, на который действуют антипсихотические препараты. Считается, что если части дофаминовой системы становятся сверхактивными, это может вызвать галлюцинации, бред и расстройство мышления.Дофамин также участвует в мышечных движениях.
  • Большинство нейролептиков также влияют на другие нейротрансмиттеры, такие как серотонин и норадреналин, которые, как считается, участвуют в регулировании настроения.

Прием антипсихотических препаратов не изменит вашу личность, а антипсихотические препараты не вызывают привыкания. Перед началом приема антипсихотического лекарства дайте ему время, чтобы оно подействовало должным образом.

Выбор антипсихотических препаратов

Назначенный вам антипсихотический препарат будет зависеть от тяжести и характера вашего заболевания, других медицинских состояний, которые у вас могут быть, вашей реакции на лекарства и других факторов — например, если вам нужны лекарства в другой форме, например, в виде инъекции. таблеток.

  • Разные люди по-разному реагируют на антипсихотические препараты, поэтому поиск того, который лучше всего подходит для вас, может быть процессом «проб и ошибок», когда вам, возможно, придется попробовать несколько, прежде чем вы найдете антипсихотический препарат, который вам подходит. Чтобы подобрать правильный тип и дозу лекарства для лечения симптомов, может потребоваться время.
  • Кроме того, разные нейролептики могут иметь разные побочные эффекты. Выбирая лучшее лекарство для вас, важно обсудить со своим врачом возможные побочные эффекты и то, как они могут повлиять на ваш образ жизни.

Следующий ресурс предоставляет дополнительную информацию о том, о чем следует подумать при выборе антипсихотических препаратов. Имейте в виду, что веб-сайты из других стран могут содержать информацию, отличную от рекомендаций Новой Зеландии.

Меры предосторожности — перед началом приема антипсихотических препаратов

  • Есть ли у вас проблемы с сердцем, например, нерегулярное сердцебиение или низкое кровяное давление?
  • У вас болезнь Паркинсона или эпилепсия?
  • У вас диабет или проблемы с высоким уровнем холестерина?
  • Вы беременны или кормите грудью?
  • Принимаете ли вы какие-либо другие лекарства, включая лекарства, которые можно купить без рецепта, например, лекарственные травы и дополнительные лекарства?

Если применимо какое-либо из этих обстоятельств, важно сообщить об этом своему врачу или фармацевту.Иногда лекарство не подходит для человека с определенными заболеваниями или его можно использовать только с особой осторожностью.

Как долго мне нужно будет принимать антипсихотические препараты?

Как долго вам нужно принимать антипсихотические препараты, зависит от ваших симптомов. Некоторым людям нужно продолжать принимать это в течение длительного времени. Например, для психоза:

  • Если у вас был только один психотический эпизод и вы хорошо выздоровели, вам обычно необходимо продолжать лечение в течение 1-2 лет после выздоровления.
  • Если у вас случился еще один психотический эпизод, возможно, вам придется принимать антипсихотические препараты дольше, до 5 лет. Это связано с тем, что риск повторения симптомов (рецидива) высок в первые несколько лет после психотического эпизода.
  • Людям, у которых было несколько психотических эпизодов, возможно, потребуется продолжать принимать антипсихотические препараты на протяжении большей части своей жизни. При других состояниях продолжительность приема антипсихотических препаратов может быть другой.

Что делать, если мне не помогает лекарство?

Если ваши симптомы не улучшаются, поговорите со своим врачом о других вариантах.Вы можете попробовать другие лекарства или другие формы лекарств (например, депо-инъекции). Большинству людей нужно будет принимать только один антипсихотический препарат, но некоторым может потребоваться несколько.

Побочные эффекты антипсихотических препаратов?

Как и любые другие лекарства, нейролептики могут вызывать побочные эффекты. Обычно они проходят со временем, когда ваше тело приспосабливается к лекарствам. Не у всех одинаковые побочные эффекты от приема одного и того же лекарства, а у некоторых их нет.Возможные побочные эффекты некоторых антипсихотических препаратов включают:

  • сухость во рту
  • низкое артериальное давление
  • сексуальные проблемы
  • усталость
  • Менструальная потеря у женщин
  • головокружение
  • скованность или дрожь в мышцах
  • запор
  • изменения температуры тела
  • трудности со сном
  • прибавка в весе.

См. Также Talking Minds, NZ, веб-сайт из Новой Зеландии, на котором есть интерактивный инструмент, который позволяет вам изучать и сравнивать различные лекарства, чтобы вы и ваша медицинская бригада могли решить, какое из них лучше для вас.

Что я могу сделать, чтобы уменьшить побочные эффекты?

Иногда, но не всегда, простые вещи могут помочь уменьшить побочные эффекты, такие как:

  • изменение дозы лекарства или переход на другой нейролептик; поговорите со своим врачом об этом
  • изменение времени дня, в которое вы принимаете лекарство — например, если лекарство вызывает у вас сонливость, его прием на ночь может помочь
  • , если вы испытываете сухость во рту, попробуйте леденцы без сахара или спрей для рта.
  • , если у вас запор, спросите своего врача о приеме слабительных или о внесении изменений в свой рацион
  • изменения диеты и программа упражнений могут помочь с набором веса
  • ограничьте или избегайте употребления алкоголя, потому что алкоголь увеличивает риск сонливости.Не садитесь за руль, если чувствуете сонливость или усталость.

Всегда говорите со своим врачом о любых побочных эффектах, которые у вас есть, и о любых вопросах, касающихся лекарств. Не прекращайте прием лекарств, не посоветовавшись предварительно с врачом, важно постепенно снижать дозы, чтобы избежать рецидива и абстинентного синдрома.

Анализы крови и другое наблюдение

Некоторые нейролептики могут вызывать изменения уровня сахара в крови, холестерина и сердечной деятельности.Чтобы следить за этими эффектами, ваш врач проверит ваше физическое здоровье. Ваш вес будет регулярно измеряться. Вам также может потребоваться сдать анализ крови, чтобы проверить ваши почки, печень, уровень холестерина и глюкозы. Если вы принимаете клозапин, вам часто будут нужны анализы крови. Вам также могут измерить артериальное давление и сделать анализ ЭКГ, чтобы проверить частоту сердечных сокращений.

Узнать больше

На следующих веб-сайтах представлена ​​дополнительная информация о нейролептических препаратах.Имейте в виду, что веб-сайты из других стран могут содержать информацию, отличную от рекомендаций Новой Зеландии.

Антипсихотические препараты Королевский колледж психиатров Австралии и Новой Зеландии
Антипсихотические препараты Информация для пациентов, Великобритания
Антипсихотические препараты Mind.org.uk
Антипсихотические препараты SANE Australia

Список литературы

  1. Антипсихотические препараты Королевский колледж психиатров Австралии и Новой Зеландии
  2. Антипсихотические препараты Королевский колледж психиатров, Великобритания
  3. Антипсихотические препараты Новозеландский формуляр

Что такое нейролептики депо?

Депо-инъекция — это медленное высвобождение медикаментозного действия вашего лекарства.Это не другое лекарство — это то же самое, что и антипсихотический препарат, который вы привыкли принимать в таблетированной или жидкой форме, но вместо этого его вводят путем инъекции. Депо-инъекция высвобождает лекарство медленно с течением времени, поэтому инъекция проводится каждые 2–4 недели, в зависимости от лекарства. Эффекты обычно такие же, как и у лекарств, принимаемых внутрь.

Обычно вам делают депо-инъекцию только в том случае, если вы уже какое-то время принимаете лекарства (в виде таблеток или жидкости), знаете, что они действуют на вас хорошо, и рассчитываете продолжать принимать их в течение длительного времени.

Примеры депо-нейролептиков, доступных в Новой Зеландии

Не все антипсихотические препараты доступны в виде инъекций депо. Примеры лекарств, содержащих форму для инъекций депо:

Атипичные нейролептики

Типичные нейролептики
  • флупентиксол (Fluanxol)
  • флуфеназин (модекат)
  • галоперидол (Haldol)
  • пипотиазин (Piportil)
  • зуклопентиксол (Clopixol)

Что нужно учитывать при выборе депо-инъекции?

ПРОФИ МИНУСЫ
  • Поскольку депо выдается каждые несколько недель, вам не нужно помнить о ежедневном приеме лекарств.
  • Это хороший вариант, если вам трудно глотать лекарства.
  • Некоторым людям инъекция может показаться неприятной, хотя боль небольшая и длится недолго (см. Ниже: как делаются инъекции).
  • Чтобы узнать эффект от изменения дозы, нужно много времени. Если доза изменилась, вы можете не знать, каков эффект этого изменения в течение нескольких недель или месяцев — может потребоваться 4 инъекции или около того, чтобы изменение прошло.
  • Если определенная доза вызывает побочные эффекты, ее снижение может не иметь большого значения в течение нескольких недель.

Как делаются инъекции?

Медсестра сделает вам укол. Обычно в комнате никого нет, только вы и медсестра. Первая инъекция обычно представляет собой небольшую дозу (также называемую пробной дозой), чтобы проверить, как ваше тело справляется с инъекцией. Если проблем нет, можно начинать делать регулярные инъекции с более высокой дозы.После каждой инъекции лекарство остается в вашем теле в течение нескольких недель.

Инъекции обычно делаются каждые 2–4 недели, в зависимости от лекарства. Вам никогда не дадут отдать это дома одному.

Где я могу сделать уколы?

Обычно вы сами решаете, куда делать уколы. Это может быть в вашем местном отделении общей практики, в общественном центре психического здоровья, в специальной поликлинике или у вас дома, когда к вам навещает медсестра.

Как делаются уколы?

Укол делается в крупную мышцу, например, в ягодицу или в самую большую мышцу плеча. Лучше менять место инъекции каждый раз, когда вам делают инъекцию, чтобы предотвратить проблемы с местом инъекции, такие как боль, покраснение, болезненность, раздражение, отек, абсцесс и кровотечение.
Если у вас действительно есть проблемы с местом инъекции, обязательно сообщите об этом своему врачу, медсестре или тому, кто дает вам лекарство.

Когда мне станет лучше?

Депо-инъекции начинают действовать не сразу.Обычно проходит несколько недель, прежде чем вы начнете замечать преимущества, а некоторые из ваших симптомов уменьшатся. Сначала большинство людей обнаруживают, что лекарство помогает им расслабиться и успокоиться, а со временем улучшатся и другие симптомы.

Меры предосторожности при приеме инъекций депо

  • Алкоголь : избегайте употребления алкоголя во время инъекций антипсихотических депо. Употребление алкоголя может вызвать сонливость и повлиять на концентрацию внимания, подвергая вас риску падений и других несчастных случаев.Это также может вызвать возбуждение, агрессию и забывчивость. Если вы употребляете алкоголь, пейте только небольшое количество и посмотрите, как вы себя чувствуете.
  • Анализы крови и другой мониторинг : антипсихотические препараты могут вызывать изменения уровня сахара в крови, уровня холестерина и сердечной деятельности. Чтобы следить за этими эффектами, ваш врач проверит ваше физическое здоровье. Ваш вес будет регулярно измеряться. Вам также может потребоваться сдать анализ крови, чтобы проверить ваши почки, печень, уровень холестерина и глюкозы.Вам также могут измерить артериальное давление и сделать анализ ЭКГ, чтобы проверить частоту сердечных сокращений.
  • Пропущенная инъекция : если вы забыли сделать инъекцию, обратитесь к врачу или медсестре, как только вспомните.
  • Прием других лекарств : нейролептики взаимодействуют со многими другими лекарствами и растительными добавками, поэтому проконсультируйтесь со своим врачом или фармацевтом, прежде чем начинать прием любых новых лекарств, включая лекарства, отпускаемые без рецепта, и травяные добавки.

Как долго мне нужно делать уколы?

Большинство людей нуждаются в инъекциях антипсихотических депо довольно долго, часто годами. Если вы прекратите делать инъекции, симптомы, скорее всего, вернутся, но это может произойти не раньше, чем через 3–6 месяцев после прекращения. Если вы хотите прекратить прием инъекций депо, поговорите со своим врачом.

А побочные эффекты?

Общие побочные эффекты после инъекции включают:

  • Боль в месте инъекции — она ​​должна быстро пройти, но если эта область покраснела, опухла или стала бугристой, сообщите об этом своему врачу.
  • Чувство головокружения или сонливости и нечеткость зрения — не садитесь за руль в течение нескольких часов после инъекции, если вы пострадали.

Для получения дополнительной информации о возможных побочных эффектах см. Антипсихотические препараты.

Список литературы

  1. Депо лекарств Королевский колледж психиатров
  2. Инъекции антипсихотических депо Новозеландский формуляр
  3. Инъекционные нейролептики пролонгированного действия: практическое руководство для врачей Институт психофармакологии

Антипсихотическое средство — обзор | Темы ScienceDirect

Провинциальные тенденции в назначении лекарств

Манитоба

Использование антипсихотических средств у детей в возрасте 0–18 лет в период с 1998 по 2008 гг. Было изучено Alessi-Severini et al.(2012) с использованием базы данных Информационной сети Программы здравоохранения Манитобы, которая собирает данные о рецептах для всех жителей провинции. Их анализ охватил 90% рецептов, выписанных в провинции, и предоставил исчерпывающее описание использования лекарств.

Как и данные о национальных тенденциях, количество рецептов в период с 1999 по 2008 год увеличилось с 2746 в 1999 году до 21 320 в 2008 году (рисунок 2.4), при этом более 96% рецептов были назначены молодежи в возрасте от 7 до 18 лет. Подавляющее большинство антипсихотических препаратов, прописываемых детям в провинции, были ГПС (97%).Рисперидон неизменно был наиболее часто назначаемым препаратом SGA (в 2008 г. было выписано 14 291 рецепт), за ним следуют кветиапин (4636 рецептов) и оланзапин (2295); эти результаты соответствовали национальной тенденции, наблюдаемой Pringsheim, Lam, Ching и др. (2011), Pringsheim, Lam, and Patten (2011) и Pringsheim, Panagiotopoulos и др. (2011).

Рисунок 2.4. Диагнозы, связанные с молодыми пользователями антипсихотиков в провинции Манитоба, 1999–2008 гг.

Помимо анализа данных о рецептах, Alessi-Severini et al.(2012) также смогли получить демографические данные пациентов, включая пол, географическое положение и социально-экономический статус. Хотя исследование не выявило различий между пользователями в городских и сельских районах или между пользователями с низким и высоким доходом, оно выявило существенные гендерные предубеждения в схемах назначения лекарств. В частности, количество рецептов для мальчиков было выше в целом и увеличилось с 22,3 на 1000 в 1999 году до 103,0 на 1000 в 2008 году, в то время как рецепты для девочек были более скромными — с 10.С 8 на 1000 в 1999 году до 44,6 на 1000 в 2008 году. Другими словами, соотношение мужчин и женщин увеличилось с 1,9: 1 в 1999 году до 2,3: 1 в 2008 году с пиком 2,7: 1 в 2005 году, что соответствует с более высокой распространенностью аутизма и СДВГ, диагностированных у мужчин.

Соответственно, было показано, что наиболее частыми причинами, по которым молодые люди получали рекомендации по антипсихотическим препаратам в Манитобе, было лечение деструктивных поведенческих расстройств, СДВГ и расстройства поведения. Другими диагнозами, связанными с применением антипсихотиков, были аутизм, тики, расстройства настроения и шизофрения (рис.4). Однако, в отличие от национальных данных, анализ показал, что в Манитобе большинство рецептов для SGA выписывались врачами общей практики (ВОП), а не психиатрами.

Новая Шотландия

Murphy et al. (2013) проанализировали тенденции назначения антипсихотических препаратов молодым людям с низким доходом в возрасте 25 лет и моложе в NS, которые получали льготы по лекарственным препаратам в рамках финансируемой государством программы Pharmacare. Они использовали ретроспективный дизайн базы данных населения для определения распространенности рецептов нейролептиков, типа лекарств, доз, продолжительности, показаний и назначений в течение 7-летнего периода с 2000 по 2007 год путем оценки заявок на рецепты антипсихотиков и использования медицинских услуг.

Примерно 4% жителей Новой Шотландии в возрасте 25 лет и моложе (1715 из 43 888 человек), имевших право на получение социальных пособий, получали рецепт антипсихотических препаратов в период с 2000 по 2007 год. В целом, исследование показало значительное увеличение использования антипсихотических препаратов в любом детском возрасте. группы, за исключением детей младшего возраста от 0 до 5 лет. Более 30% всех пользователей нейролептиков были в возрасте 15 лет или моложе. Рисперидон был наиболее распространенным антипсихотическим средством, за ним следовали кветиапин и оланзапин (рис.5). СДВГ был наиболее частым диагнозом при использовании рисперидона (31%).

Рисунок 2.5. Использование нейролептиков на 1000 человек с 2000 по 2007 год. FGA, антипсихотик первого поколения; ОЛЗ, оланзапин; QTP, кветиапин; RSP, рисперидон.

Психоз был наиболее частым диагнозом при назначении антипсихотических препаратов (31%), за ним следовали СДВГ (16%), тревожные расстройства (15%), депрессия (8%), биполярное расстройство (7%), нарушения общего развития. (4%), тики (2%) и расстройства пищевого поведения (<1%).Учитывая, что психоз обычно диагностируется у подростков старшего возраста и молодых людей, этот результат, вероятно, отражает пожилой возраст пациентов, включенных в это исследование (до 25 лет). Интересно, что 66% из тех, кто принимал антипсихотические препараты, имели два или более психиатрических диагноза. Таким образом, неудивительно, что повторное назначение антипсихотических препаратов также было высоким; 42% из тех, кто получал нейролептики, также принимали антидепрессанты, 27% получали стабилизаторы настроения, 17% принимали лекарства от СДВГ (стимуляторы, атомоксетин или клонидин) и 15% получали анксиолитики.Более того, шансы получить антипсихотические препараты у мужчин были в 2,5 раза выше, чем у женщин, что перекликается с данными Манитобы. Средняя продолжительность приема антипсихотиков также варьировалась в зависимости от диагноза и возраста. Диагнозы, связанные с самым длительным употреблением, включали повсеместное нарушение развития и умственную отсталость, за которыми следовали психотические расстройства.

Что касается лиц, назначающих лекарства, то большинство рецептов выписывают семейные врачи (72%), за ними следуют психиатры (16%), педиатры (3%) и другие (2%).

Британская Колумбия

Исследование, проведенное Ronsley et al. (2013) использовали базу данных PharmaNet Министерства здравоохранения Британской Колумбии для описания рецептов нейролептиков для детей и подростков в возрасте 18 лет и младше. В свой анализ они включали тип антипсихотика (первого или второго поколения), дозу, продолжительность лечения, первичный диагноз и назначение врача по специальности.

В целом, в период с 1996 по 2011 год выписывание антипсихотических средств молодым людям увеличилось с 1583 в 1996/1997 году до 5432 в 2010/2011.Это означает 3,8-кратное увеличение общего использования рецептурных антипсихотических препаратов с 1,66 на 1000 в 1996/1997 г. до 6,37 на 1000 в 2010/2011 гг. Более того, за этот период времени был продемонстрирован сдвиг в пользу SGA по сравнению с FGA. Общее количество молодых людей, получивших SGA, увеличилось с 315 в 1996/1997 году до 5432 в 2010/2011, в то время как количество рецептов на FGA значительно снизилось с 1366 до 420 за тот же период времени (Рисунок 2.6). В 1996/1997 г. 76,3% рецептов нейролептиков приходились на FGA, но к 2010/2011 гг. На SGA приходилось 96% нейролептиков, прописанных среди молодежи.

Рисунок 2.6. Годовые тенденции назначения антипсихотических препаратов для детей и подростков в Британской Колумбии, 1996-2011 гг.

Наиболее часто назначаемым нейролептиком при РМЖ был рисперидон (48%), за ним следуют кветиапин (36%), оланзапин (6%), арипипразол (3,0%), клозапин (1,4%), зипразидон (1%) и палиперидон. (0,5%).

В соответствии с данными NS и Manitoba, были также обнаружены гендерные предубеждения. Например, самый высокий повозрастной процент молодых людей, получающих рецепты нейролептиков, был обнаружен у мужчин в возрасте 13-18 лет, для которых этот показатель увеличился с 3.От 3 на 1000 в 1996/1997 году до 14,4 на 1000 в 2010/2011. За тот же период возрастной показатель для женщин в возрасте 13-18 лет увеличился с 2,8 на 1000 до 10,7 на 1000.

В наборе данных BC тремя наиболее частыми диагнозами, связанными с назначением антипсихотических препаратов, были депрессивные расстройства ( 13%), гиперкинетический синдром детства (12%) и невротические расстройства (11%). Однако более внимательное изучение данных выявило различия между возрастными группами. У детей в возрасте 0-5 лет наиболее частыми диагнозами были гиперкинетический синдром и нарушения поведения или задержка в развитии, тогда как у детей в возрасте 6-12 лет наиболее частым расстройством был гиперкинетический синдром, а у молодежи в возрасте 13-18 лет депрессия была самой распространенной. наиболее частый диагноз, связанный с рецептом SGA.Еще один важный вывод заключался в том, что причины назначения врача варьировались в зависимости от специализации врача. Назначения терапевта чаще связаны с диагнозом депрессии или тревожности, в то время как рецепты педиатров чаще связаны с поведенческими расстройствами, а рецепты психиатров — с психотическими расстройствами. Исследование также показало, что возрастные группы, получающие нейролептики, различаются в зависимости от специализации врача. В возрасте от 0 до 5 лет большинство рецептов выписывались педиатрами (47%), затем следовали семейные врачи (22%) и психиатры (14%).В возрасте от 6 до 12 лет рецепты семейных врачей, психиатров и педиатров были одинаковыми. В возрасте от 13 до 18 лет рецепты выписывались в основном семейными врачами и психиатрами (по 40% каждый), а 10% — педиатрами.

Влияние антипсихотических препаратов на метаболизм мозга у здоровых людей — Просмотр полного текста

  • Оценка по шкале оценки депрессии Монтгомери-Асберга (MADRS) [Временные рамки: исходный уровень и после 15-дневного периода лечения]

    Изменение депрессии Монтгомери-Асберга Оценочная шкала (MADRS) — оценка депрессивных симптомов по шкале от 0 до 60 баллов.Более высокие баллы указывают на более серьезные клинические симптомы.


  • Изменение оценки депрессии Бека (BDI) [Временные рамки: исходный уровень и после 15-дневного периода лечения]

    Изменение оценки депрессии Бека (BDI), анкета самоотчета, измеряющая депрессивные симптомы по шкале от 0 до 63. Баллы в диапазоне от 0 до 9 обычно указывают на минимальные депрессивные симптомы, тогда как баллы от 10 до 18 указывают на легкие, 19–29 баллов — на умеренные и 30–63 — на тяжелые депрессивные симптомы, соответственно.


  • Оценка по шкале оценки мании молодого человека (YMRS) [Временные рамки: исходный уровень и после 15-дневного периода лечения]

    Оценка по шкале оценки изменения мании молодого (YMRS), основанная на интервью, шкала из 11 пунктов, которая измеряет тяжесть основных черт клинической мании. 7 пунктов оцениваются по шкале от 0 до 4 баллов, а остальные 4 оцениваются по шкале от 0 до 8, что дает общий возможный диапазон от 0 до 64. Более высокие баллы указывают на более серьезные маниакальные симптомы.


  • Изменение оценки тревожности Бека (BAI) [Временные рамки: исходный уровень и после 15-дневного периода приема лекарств]

    Изменение оценки тревожности Бека (BAI), самооценка симптомов тревожности.Баллы варьируются от 0 до 63, причем более высокие баллы указывают на более серьезную тревогу.


  • Изменение баллов по шкале оценки степени тяжести самоубийств Колумбийского университета [Временные рамки: исходный уровень и 2, 5, 10, 15 дней в течение периода приема лекарств]

    Изменение баллов по шкале оценки степени тяжести самоубийств Колумбии, шкале самооценки, измеряющей суицидальность. Будет измеряться только общий балл, а не подшкала интенсивности суицидальных мыслей. Общая сумма баллов может варьироваться от 0 до 10, причем более высокие баллы указывают на повышенное суицидальное поведение.


  • Изменение показателя индекса качества сна в Питтсбурге [Временные рамки: исходный уровень и после 15-дневного периода лечения]

    Изменение показателя индекса качества сна в Питтсбурге, измерение качества сна. Индекс измеряет 7 компонентов сна по шкале от 0 до 3; каждая из 7 исходных оценок суммируется для получения общей оценки. Общий балл варьируется от 0 до 21, причем более высокие баллы указывают на плохое качество сна. Оценка> 5 обычно считается плохим качеством сна.


  • Изменение баллов LUNSERS (шкала оценки нейролептических побочных эффектов Ливерпульского университета) [Временные рамки: исходный уровень и 2, 5, 10 и 15 дней (или окончательная оценка) в течение периода лечения]

    Изменение LUNSERS (побочный нейролептический эффект Ливерпульского университета) Рейтинговая шкала), самооценка побочных эффектов антипсихотических препаратов.В шкале 51 вопрос, 41 из которых о побочных эффектах и ​​10 «отвлекающих маневров» для целей проверки. Общий балл по нейролептическим побочным эффектам получается из суммы 41 вопроса о побочных эффектах с потенциальным диапазоном от 0 до 164. Более высокие баллы указывают на более серьезные нейролептические побочные эффекты.


  • Изменение массы тела [Временные рамки: исходный уровень и 2, 5, 10 и 15 дней (или окончательная оценка) в течение периода приема лекарств]

    Изменение массы тела участника в кг, измеренное с помощью весов стоя.


  • Изменение окружности бедра [Временные рамки: исходный уровень и 2, 5, 10 и 15 дней (или окончательная оценка) в течение периода приема лекарств]

    Изменение в измерении окружности бедра, принятое как среднее из 3 измерений рулеткой


  • Изменение окружности талии [Временные рамки: исходный уровень и 2, 5, 10 и 15 дней (или окончательная оценка) в течение периода приема лекарств]

    Изменение измерения окружности талии, принятое как среднее значение 3 мер с помощью рулетки.


  • Изменение уровня глюкозы в крови [Временные рамки: исходный уровень и через 15 дней в течение периода приема лекарств]

    Изменение уровня глюкозы в сыворотке крови натощак.


  • Изменение уровня общего холестерина натощак [Временные рамки: исходный уровень и после 15-дневного периода лечения]

    Изменение уровня общего холестерина натощак


  • Изменение уровня гемоглобина A1c [Временные рамки: исходный уровень и после 15-дневного периода лечения]

    Изменение уровня гемоглобина A1c натощак


  • Изменение уровней инсулина в сыворотке [Временные рамки: исходный уровень и после 15-дневного периода лечения]

    Изменение уровней инсулина в сыворотке крови натощак


  • Изменение уровней пролактина [Временные рамки: исходный уровень и после 15-дневного периода приема лекарств]

    Изменение уровней пролактина в сыворотке


  • Изменение общего потребления калорий [Временные рамки: исходный уровень и после 15-дневного периода приема лекарств]

    Изменение общего количества потребляемых калорий согласно оценке с помощью опросника по отзыву питания и частоте приема пищи ASA24 — Пересмотрено.ASA24 — это 24-часовая оценка состояния питания, которую проводят самостоятельно.


  • Изменение в Висконсинских шкалах шизотипии — краткие баллы [Временные рамки: исходный уровень и после 15-дневного периода лечения]

    Изменение баллов в краткой форме Висконсинских шкал шизотипии (WSS), вопросник самоотчета, оценивающий шизотипию как в клинических, так и в обычных условиях. -клинические образцы. У меры есть четыре шкалы, каждая из которых содержит 15 вопросов «верно / неверно». Есть 13 отвлекающих вопросов, на которые ответ «Верно» аннулирует тест.Каждому «ложному» ответу присваивается балл 0, а каждому «истинному» ответу присваивается балл 1. Баллы по каждой шкале находятся в диапазоне от 0 до 15, причем более высокие баллы указывают на большую шизотипию. Оценка положительной шизотипии WSS состоит из суммированных баллов шкал аберраций восприятия и магических представлений; баллы варьируются от 0 до 30, причем более высокие баллы указывают на более сильную положительную шизотипию. Отрицательная оценка шизотипии WSS складывается из баллов по шкалам физической ангедонии и социальной ангедонии и колеблется от 0 до 30, причем более высокие баллы указывают на более сильную отрицательную шизотипию.


  • Изменение балла обследования по социальной шкале раннего психоза [Временные рамки: исходный уровень и после 15-дневного периода приема лекарств]

    Изменение балла по социальной шкале раннего психоза для пропущенных пропусков в школе или на работу. Баллы варьируются от 1 до 5, причем более высокие баллы указывают на большее количество пропусков в школе или на работе.


  • Изменение в продромальном вопроснике, краткая версия Общий балл [Временные рамки: исходный уровень и после 15-дневного периода лечения]

    Изменение в продромальном вопроснике, оценка в краткой версии, анкета самоотчета из 21 пункта, предназначенная для выявления тех, кто находится в сверхвысокий риск развития психотических симптомов.Общий балл рассчитывается как сумма всех 21 пункта с возможным диапазоном от 0 до 21. Более высокие баллы указывают на большую психопатологию.


  • Изменения в контрольном списке симптомов — 90 — Пересмотренная глобальная оценка тяжести [Временные рамки: исходный уровень и после 15-дневного периода лечения]

    Изменения в контрольном списке симптомов — 90 — Пересмотренная шкала, которая измеряет 9 областей психологической дисфункции, в сумме создают общий психологический стресс (Глобальная оценка серьезности). Баллы по каждой из 9 областей — соматизация, обсессивно-компульсивная психология, межличностная чувствительность, депрессия, тревога, враждебность, фобическая тревога, параноидальные идеи и психотизм — объединяются в 90 пунктов, каждая из которых оценивается по 5-балльной шкале.Сумма оценок всех 90 пунктов в диапазоне от 0 до 360 составляет общую оценку серьезности. Более высокие баллы указывают на большую психопатологию.


  • Изменение шкалы состояния-черты тревожности для взрослых [Временные рамки: исходный уровень и после 15-дневного периода приема лекарств]

    Изменение шкалы состояния-черты тревожности для взрослых, которая измеряет как состояние, так и черту тревожности с использованием 2 подшкал для всего 40 наименований. Каждая подшкала имеет диапазон от 20 до 80, причем более высокие баллы указывают на большую тревожность состояния или черты характера, соответственно.


  • Изменение баллов по опроснику качества жизни Всемирной организации здравоохранения [Временные рамки: исходный уровень и после 15-дневного периода лечения]

    Изменение баллов по опроснику Всемирной организации здравоохранения по качеству жизни, оценка общего качества жизни из 26 пунктов . Анкета охватывает 4 области: физическое здоровье, психологическое здоровье, социальные отношения и окружающая среда. Есть два дополнительных вопроса, которые оценивают восприятие участниками своего собственного качества жизни и физического здоровья.Более высокие баллы указывают на лучшее качество жизни. Баллы суммируются внутри каждого домена. Общий балл получается путем преобразования общего диапазона от 0 до 100 в каждой области.


  • Эффективность и сравнительная эффективность атипичных антипсихотических препаратов для применения у взрослых не по назначению: систематический обзор и метаанализ | Обсессивно-компульсивные и родственные им расстройства | JAMA

    Контекст Атипичные антипсихотические препараты обычно используются для лечения не по назначению, таких как ажитация при деменции, тревожности и обсессивно-компульсивном расстройстве.

    Цель Провести систематический обзор эффективности и безопасности атипичных антипсихотических препаратов для использования в условиях, не одобренных для маркировки и маркетинга Управлением по контролю за продуктами и лекарствами США.

    Источники данных и выборка исследований Соответствующие исследования, опубликованные на английском языке, были выявлены в результате поиска в 6 базах данных (PubMed, EMBASE, CINAHL, PsycInfo, Cochrane DARE и CENTRAL) с начала по май 2011 года. Контролируемые испытания, сравнивающие атипичный антипсихотик. были включены лекарства (рисперидон, оланзапин, кветиапин, арипипразол, зипразидон, азенапин, илоперидон или палиперидон) с плацебо, другие атипичные антипсихотические препараты или другие фармакотерапевтические препараты для лечения взрослых состояний, не рекомендованных к применению.Для оценки нежелательных явлений были включены обсервационные исследования с размером выборки более 1000 пациентов.

    Извлечение данных Независимое рассмотрение статей и оценка качества исследования двумя исследователями.

    Синтез данных Из 12 228 выявленных цитирований 162 предоставили данные для обзора эффективности. Среди 14 плацебо-контролируемых исследований пожилых пациентов с деменцией, в которых сообщалось об общем общем балле результатов, который включает такие симптомы, как психоз, изменения настроения и агрессия, небольшие, но статистически значимые эффекты варьируются от 0.12 и 0,20 наблюдались для арипипразола, оланзапина и рисперидона. Для генерализованного тревожного расстройства объединенный анализ 3 испытаний показал, что кветиапин был связан с 26% большей вероятностью благоприятного ответа (определяемого как улучшение по крайней мере на 50% по шкале тревоги Гамильтона) по сравнению с плацебо. При обсессивно-компульсивном расстройстве рисперидон ассоциировался с 3,9-кратной большей вероятностью положительного ответа (определяемой как улучшение на 25% по шкале обсессивно-компульсивных расстройств Йеля-Брауна) по сравнению с плацебо.У пожилых пациентов нежелательные явления включали повышенный риск смерти (число, необходимое для нанесения вреда [NNH] = 87), инсульт (NNH = 53 для рисперидона), экстрапирамидные симптомы (NNH = 10 для оланзапина; NNH = 20 для рисперидона) и симптомы со стороны мочевыводящих путей (диапазон NNH = 16-36). У пожилых людей побочные эффекты включали увеличение веса (особенно при приеме оланзапина), утомляемость, седативный эффект, акатизию (для арипипразола) и экстрапирамидные симптомы.

    Выводы Польза и вред атипичных антипсихотических препаратов для применения не по назначению различаются.Для общих показателей поведенческих симптомов, связанных с деменцией у пожилых пациентов, небольшие, но статистически значимые преимущества наблюдались для арипипразола, оланзапина и рисперидона. Кветиапин был связан с преимуществами при лечении генерализованного тревожного расстройства, а рисперидон был связан с преимуществами при лечении обсессивно-компульсивного расстройства; однако побочные эффекты были обычным явлением.

    Атипичные антипсихотические препараты одобрены для продажи и маркировки Управлением по контролю за продуктами и лекарствами США (FDA) для лечения шизофрении, биполярного расстройства и депрессии в зависимости от конкретных лекарств.Использование атипичных антипсихотических препаратов быстро растет в Соединенных Штатах, при этом в одном исследовании оценивается увеличение с 6,2 миллиона до 14,3 миллиона посещений лечения в период с 1995 по 2008 год. Предполагаемое использование этих препаратов по показаниям не по прямому назначению, то есть без одобрения FDA. по этим показаниям увеличилось вдвое за этот период. 1 Наиболее часто назначаемыми атипичными антипсихотическими препаратами являются кветиапин, рисперидон, арипипразол и оланзапин. 1 Другие атипичные антипсихотические препараты включают азенапин, клозапин, илоперидон, палиперидон и зипразидон.

    В этом обзоре суммируется эффективность и побочные эффекты, связанные с использованием атипичных антипсихотических препаратов не по назначению для лечения поведенческих симптомов при деменции, тревоге, обсессивно-компульсивном расстройстве (ОКР), расстройствах пищевого поведения, посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР), бессоннице, расстройствах личности и т. Д. депрессия и злоупотребление психоактивными веществами. Взрослым с этими состояниями чаще всего назначают атипичные антипсихотические препараты не по назначению. 2 Мы оценили как эффективность (сравнение атипичного антипсихотического препарата с плацебо), так и сравнительную эффективность (исследования, сравнивающие один атипичный антипсихотический препарат с другим активным лекарством).

    Полные методы представлены в отчете о доказательствах. 2 Протокол этого обзора доступен в Интернете. 3 Мы провели поиск в PubMed, EMBASE, CINAHL, PsycInfo, Cochrane DARE и CENTRAL до мая 2011 года на предмет исследований атипичных антипсихотических препаратов, включая арипипразол, азенапин, илоперидон, оланзапин, палиперидон, кветиапин, рисперидон, рисперидон, рисперидон, рисперидон, рисперидон, Клозапин был исключен из-за его почти исключительного использования при шизофрении.Условия поиска включали названия лекарств и условия для ранее описанных условий. Мы включили депрессию для лекарств без одобрения FDA по этому показанию. Был проведен поиск нормативных документов от FDA и Министерства здравоохранения Канады. Мы провели эталонный анализ соответствующих обзоров. Мы включили только исследования, опубликованные на английском языке. Клинические испытания использовались для оценки результатов эффективности. Нежелательные явления были извлечены из клинических испытаний и крупных наблюдательных исследований.

    Соответствующие исходы были выбраны опытными психиатрами.Четыре исследователя (A.R.M., M.M., J.-H.H. и Z.W.) независимо проверяли названия и аннотации потенциально релевантных статей. Эти исследователи извлекали данные из полнотекстовых статей, используя структурированные формы обзора, и разногласия разрешались на основе консенсуса. Статистики извлекли данные об исходах (проверенные врачом-исследователем) для объединенных анализов. Один исследователь (M.S.) собрал данные о нежелательных явлениях; эти данные были проверены вторым рецензентом (A.R.M.).

    Чтобы оценить внутреннюю валидность клинических испытаний, мы извлекли данные об адекватности метода рандомизации, адекватности маскировки и сокрытия распределения, а также о сообщениях о пациентах, потерянных для последующего наблюдения.Шкала Jadad 4 (диапазон баллов 0–5; 5 = лучший балл) использовалась для количественной оценки качества клинических испытаний. Шкала Ньюкасла-Оттавы 5 использовалась для оценки внутренней валидности наблюдательных исследований.

    Для исследований, сообщающих о непрерывном исходе, величина эффекта рассчитывалась для каждого сравнения. Для подгрупп, включающих объединение данных по нескольким шкалам, мы рассчитали стандартизованную среднюю разницу, используя размер эффекта хеджирования. Размер эффекта 0.20 или меньше считались малыми, а величина эффекта 0,50 или больше считалась большой. 6 Для результатов эффективности, которые сообщали о количестве событий, были рассчитаны относительные риски (ОР). Сила доказательств оценивалась с использованием критериев Программы научно-обоснованных центров практики, 7 , которая была смоделирована на основе системы оценки, разработки и оценки степеней рекомендаций. 8 Сила доказательств была классифицирована как высокая, средняя или низкая и учитывала 4 основные области (риск систематической ошибки, согласованность эффекта, непосредственность доказательств и точность результата), а также вторичные области, которые включали силу ассоциации и потенциальной предвзятости публикации.

    Возможность объединения данных по исследованиям была определена командой проекта. В исследованиях деменции мы обычно использовали общий балл нейропсихиатрической инвентаризации (NPI) для общего глобального исхода, шкалу психоза NPI для исхода психоза и инвентарь возбуждения Коэна-Мэнсфилда для исхода ажитации. Если эти шкалы не были включены в исследование, использовались результаты альтернативных психиатрических и поведенческих мер. Для других состояний мы использовали стандартные шкалы результатов, такие как обсессивно-компульсивная шкала Йеля-Брауна.Для метаанализа эффективности требовалось не менее 3 исследований.

    Для испытаний, которые были достаточно клинически подобны метаанализу, мы рассчитали объединенную оценку случайных эффектов для общего размера эффекта или ОР для показателей эффективности. Результаты отдельных испытаний были взвешены как по вариациям внутри исследования, так и между исследованиями. Для нежелательных явлений, которые произошли в 2 или более исследованиях, мы использовали точный условный вывод для оценки объединенного отношения шансов (OR).

    Мы оценили систематическую ошибку публикации, используя скорректированный тест ранговой корреляции Бегга и тест асимметрии регрессии Эггера. Неоднородность оценивалась с использованием статистики I 2 . Количество, необходимое для лечения, было рассчитано для значительных RR. Для расчета количества, необходимого для лечения, мы использовали объединенный RR и предполагаемый контрольный риск из группы плацебо. Аналогичные методы использовались для расчета количества, необходимого для нанесения вреда (NNH).

    Все метаанализы проводились с использованием статистического программного обеспечения Stata версии 10.0 (StataCorp, Колледж-Стейшн, Техас) и StatXact Procs версии 9 (Cytel Software Corporation, Кембридж, Массачусетс).

    В результате поиска было найдено 12 228 заголовков, из которых 2066 статей прошли полнотекстовую рецензию. Это исследование включало 162 испытания с исходами эффективности и 231 испытание или крупное обсервационное исследование с побочными эффектами (eSupplement и eFigure). Мы не нашли соответствующих исследований азенапина, илоперидона или палиперидона.

    Психоз, возбуждение и общие поведенческие симптомы при деменции

    Эффективность. Предыдущие систематические обзоры и метаанализы выявили небольшие, но статистически значимые эффекты для некоторых атипичных антипсихотических препаратов, но не для других, 9 -11 или отсутствие статистически значимых преимуществ 12 для лечения поведенческих симптомов при деменции.Мы определили 38 подходящих испытаний, 13 -36 , включая 13 испытаний 37 -50 , которые не были включены в предыдущие систематические обзоры. Средний размер выборки составил 238 (диапазон от 16 до 815). Срок наблюдения составил от 2 дней до 1 года. Качество испытаний варьировалось от 0 до 5 по шкале Джадада.

    Восемнадцать плацебо-контролируемых испытаний 14 -18,23 , 25 , 26,28 -32,39 , 43 , 46 , 48 , 51 сообщенных исходов между 6 и 12 недель наблюдения и были включены в объединенный анализ.Ссылка на тест ID Мы исследовали 3 типа результатов: улучшение психоза (в основном бред и галлюцинации), улучшение возбуждения (включая физическую агрессию, словесную агрессию, возбудимость, оппозиционное поведение и чрезмерную двигательную активность) и общий общий балл, который включал совокупные психиатрические симптомы бреда, галлюцинаций, подозрительности, дисфории, беспокойства, двигательного возбуждения, агрессии, враждебности, эйфории, растормаживания, раздражительности, апатии и других поведенческих расстройств.Подробности этих исследований представлены в отчете о доказательствах. 2

    В большинстве исследований использовались гибкие схемы дозирования, которые варьировались от 2 до 15 мг / сут для арипипразола, от 1 до 15 мг / сут для оланзапина, от 25 до 600 мг / сут для кветиапина и от 0,5 до 2,5 мг / сут для рисперидона. Результаты нашего объединенного анализа для общих глобальных баллов представлены на рисунке 1. 52 -55 Для арипипразола, оланзапина и рисперидона объединенная оценка величины эффекта была небольшой, но статистически значимой (диапазон 0.12-0.20). Объединенная оценка эффекта кветиапина была аналогичной (0,11), но статистически не отличалась от нуля. В соответствии с этими результатами, среднее изменение общего балла NPI у пациентов, получавших антипсихотические препараты, составило 35% улучшение по сравнению с исходным уровнем, в то время как разница в объединенном общем балле NPI между лечением и плацебо составила 3,41 балла. Эти значения немного выше и ниже (соответственно) пороговых значений для улучшения на 30% (по сравнению с исходным уровнем) и улучшения на 4 пункта (по сравнению с плацебо), которые считаются минимальным клинически наблюдаемым изменением. 56 Полученные вместе данные согласуются с выводом о том, что величина эффекта атипичных антипсихотических препаратов в среднем представляет собой небольшое улучшение общих симптомов.

    Мы классифицировали силу доказательств этого исхода как высокую на основе количества и размера испытаний, их качества и последовательности их результатов. Отдельные исследования показали, что более высокие дозы арипипразола (10 мг / сут) 14 или рисперидона (2 мг / сут) 32 могут быть более эффективными, чем более низкие дозы.Однако эти результаты не были воспроизведены, эффекты дозы не рассматривались в большинстве исследований, а тенденции доза-реакция противоречивы в разных исследованиях. Объединенный анализ рисперидона имел значительную неоднородность ( I 2 = 74,6%). Не было доказательств предвзятости публикации.

    Для исхода психоза величина объединенного эффекта составила 0,20 (95% ДИ, 0,05–0,36) для рисперидона (5 испытаний), 0,20 (95% ДИ, –0,02–0,42) для арипипразола (3 испытания), 0.05 (95% ДИ, от -0,07 до 0,17) для оланзапина (5 испытаний) и -0,03 (95% ДИ, от -0,24 до 0,18) для кветиапина (3 испытания). Арипипразол, оланзапин и рисперидон были связаны со статистически значимым улучшением ажитации (диапазон размеров объединенных эффектов от 0,19 до 0,31). Суммарный эффект кветиапина составил 0,05 (95% ДИ, от -0,14 до 0,25). Подробности этого анализа представлены в нашем отчете о доказательствах. 2

    Сравнительная эффективность. В трех испытаниях сравнивали рисперидон с оланзапином 23 , 26 или рисперидон с кветиапином. 26 , 38 В этих сравнениях не было значительных различий. Пять испытаний 30 , 40 , 41,46 , 47 сравнивали атипичный антипсихотический препарат с галоперидолом для общего глобального результата. Результаты были противоречивыми. Некоторые испытания сообщили о статистически значимых результатах в пользу галоперидола, 46 другие сообщили о результатах в пользу атипичных антипсихотических препаратов, 40 , 41 и некоторые испытания не сообщили о статистически значимых различиях. 30 , 47

    Генерализованное тревожное расстройство

    Эффективность. В одном из предыдущих систематических обзоров 57 сообщалось, что монотерапия кветиапином превосходила плацебо. Мы нашли 14 исследований, в которых оценивали оланзапин, 58 кветиапин, 59 -67 рисперидон, 68 -70 или зипразидон 71 для лечения генерализованного тревожного расстройства.Чаще всего используются гибкие графики дозирования. Объем выборки составил от 12 до 951 пациента. Оценка качества клинических испытаний варьировала от 2 до 5 по шкале Jadad. Двенадцать испытаний были плацебо-контролируемыми, средний период наблюдения составил от 6 до 18 недель. Из них 5 сообщили, что процент пациентов, ответивших на лечение, основывался на улучшении оценки по шкале оценки тревожности Гамильтона (HAM-A) не менее чем на 50%. Эти испытания показаны на Рисунке 2.

    Одно небольшое исследование (n = 24) сообщило о результатах в пользу лечения 2.5-20 мг / сут оланзапина, но этот результат не был статистически значимым. 58 Одно испытание 70 с диапазоном доз от 0,25 до 2 мг / сут рисперидона не показало статистически или клинически значимых результатов. В трех крупных испытаниях (n = 710, n = 854 и n = 873) оценивали кветиапин. 61 , 62,64 Quiz Ref ID Объединенный результат этих исследований кветиапина показал 26% -ное увеличение шанса благоприятного ответа через 8 недель (количество необходимых для лечения = 8). Это примерно эквивалентно величине эффекта 0.30. Дозы кветиапина варьировались от 50 до 300 мг / сут. I 2 для анализа кветиапина составило 78,2% (P = 0,01), что указывает на необъяснимую гетерогенность. Не было доказательств предвзятости публикации. Мы классифицировали силу доказательств этого исхода как умеренную на основании несогласованности результатов и потому, что все они были профинансированы производителями.

    Одно исследование зипразидона, 71 6 исследований кветиапина, 59 , 60,63 , 65 -67 и 2 исследования рисперидона 68 , 69 сообщили о результатах, которые невозможно объединить .В исследовании с гибкой дозой (20-80 мг / сут) зипразидона не было обнаружено различий по сравнению с плацебо в показателях HAM-A через 8 недель. 71 В исследовании рисперидона с гибкой дозой (0,5-1,5 мг / сут) (n = 40) сообщалось о лучшем улучшении показателей HAM-A через 8 недель наблюдения, когда низкие дозы рисперидона применялись дополнительно у пациентов без адекватного ответ на 4 недели стандартного лечения. 69 Исследование тревожности у пациентов с биполярным расстройством показало, что рисперидон не более эффективен, чем плацебо. 68 6 исследований кветиапина представляли собой гетерогенные испытания, оценивающие способность кветиапина улучшать ответ на селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), 59 , 60,66 , 67 лечение тревожности у пациентов с биполярным расстройством, 63 и использование кветиапина для поддерживающей терапии. 65 Дозы кветиапина варьировались от 25 до 600 мг / сут. Результаты были неубедительными.

    Сравнительная эффективность. Не было обнаружено исследований, в которых непосредственно сравнивались бы атипичные антипсихотические препараты для лечения генерализованного тревожного расстройства. В одном испытании сравнивали 50 или 150 мг / сут кветиапина с 20 мг / сут пароксетина, 62 , а в другом 150 или 300 мг / сут кветиапина сравнивали с 10 мг / сут эсциталопрама. 61 Кветиапин был так же эффективен, как пароксетин через 8 недель, с меньшим количеством сообщений о побочных эффектах сексуального характера. И кветиапин, и эсциталопрам были эффективны через 8 недель.

    Обсессивно-компульсивное расстройство

    Эффективность. Четыре предыдущих метаанализа оценивали различные атипичные антипсихотические препараты либо по отдельности (например, кветиапин), либо в виде класса. Эти анализы в целом пришли к выводу, что существуют статистически значимые доказательства пользы. Мы выявили 16 испытаний 72 -87 атипичных антипсихотических препаратов для лечения ОКР, из которых 6 испытаний 82 -87 не были включены в предыдущие систематические обзоры. Десять были плацебо-контролируемыми испытаниями атипичного антипсихотического препарата в качестве дополнительной терапии для пациентов с ОКР, не ответивших на СИОЗС.Размеры выборки варьировались от 16 до 82 пациентов. Срок наблюдения составил от 6 недель до 6 месяцев. Качество варьировалось от 1 до 5 по шкале Джадада. Во всех исследованиях результаты оценивались с использованием доли пациентов, ответивших на лечение по шкале обсессивно-компульсивных расстройств Йеля-Брауна (степень улучшения варьировалась от 25% до 35%). Результаты представлены на Рисунке 3.

    Quiz Ref ID Два исследования оланзапина не выявили статистически значимых различий по сравнению с плацебо (средние суточные дозы: 11.2 и 6,1 мг). Были объединены пять исследований, оценивающих дозы кветиапина от 90 до 600 мг / сут. Хотя объединенные результаты свидетельствуют в пользу лечения кветиапином, они не были статистически значимыми. I 2 для анализа кветиапина составило 61,3% ( P = 0,04), что указывает на необъяснимую гетерогенность. Три объединенных исследования рисперидона привели к примерно 4-кратному увеличению вероятности ответа по сравнению с плацебо (количество, необходимое для лечения: 5).Это примерно эквивалентно величине эффекта 1,14. Дозы варьировали от 0,5 до 2,25 мг / сут. Оба теста Бегга и Эггера указали на возможность систематической ошибки публикации ( P = 0,002 для обоих). Мы классифицировали силу доказательств этого исхода как умеренную на основании возможности систематической ошибки публикации. Два других исследования оценивали лечение ОКР с помощью кветиапина плюс циталопрам в дозе 300–450 мг / сут или плацебо плюс циталопрам. 85 , 87 Эти исследования показали, что прием кветиапина превосходит плацебо.

    Сравнительная эффективность. Мы идентифицировали 1 испытание 82 увеличения количества СИОЗС, в котором сравнивали лечение оланзапином от 2,5 до 10 мг / сут с рисперидоном от 1 до 3 мг / сут. Статистически значимых различий между группами лечения не было. В другом исследовании 84 сравнивали атипичный антипсихотический препарат плюс СИОЗС плюс когнитивно-поведенческую терапию для лечения ОКР с помощью СИОЗС плюс когнитивно-поведенческую терапию (но без атипичных антипсихотических препаратов).Те, кто получал атипичные антипсихотические препараты, были устойчивы к лечению и хуже, чем в другой группе, и имели среднее снижение по шкале обсессивно-компульсивных расстройств Йеля-Брауна на 10 баллов. В одном небольшом испытании сравнивали кветиапин (доза: 50-200 мг / сут) плюс СИОЗС с кломипрамином (25-75 мг / сут) плюс СИОЗС. 86 Увеличение кветиапина было связано со значительным снижением оценки обсессивно-компульсивной шкалы Йеля-Брауна, в то время как увеличение кломипрамина — нет.

    Мы идентифицировали 5 испытаний оланзапина и 1 кветиапина для лечения расстройств пищевого поведения, 12 исследований для расстройств личности, 1 существующий мета-анализ и 10 исследований рисперидона или оланзапина для лечения посттравматического стрессового расстройства, а также 36 исследований атипичных антипсихотических препаратов для лечения депрессии, из которых 7 испытаний оценивали препараты без показаний, одобренных FDA, и 33 исследования оценивали арипипразол, оланзапин, кветиапин или рисперидон для лечения расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами.Мы выявили 1 небольшое испытание (n = 13) атипичных антипсихотических препаратов для лечения бессонницы, которое не принесло результатов (eReferences).

    Подробная информация об этих условиях представлена ​​в отчете о доказательствах. 2 Доказательства не подтверждают использование оланзапина при расстройствах пищевого поведения. Уровень доказательств в отношении расстройств личности неоднозначен и умеренный для ассоциации рисперидона с улучшением посттравматического стрессового расстройства. Доказательства не подтверждают использование атипичных антипсихотических препаратов при злоупотреблении психоактивными веществами.

    Мы рассматривали нежелательные явления в 2 категориях: пожилые пациенты с деменцией и все другие пациенты не пожилого возраста. Нежелательные явления были сгруппированы по препаратам в возрастной категории, а затем по условиям.

    Пожилые пациенты с деменцией. В 2005 году FDA выпустило рекомендацию по общественному здравоохранению для лечения поведенческих нарушений при деменции атипичными антипсихотическими препаратами после того, как исследования сообщили о повышенном риске смерти.В 15 плацебо-контролируемых исследованиях смерть наступила у 3,5% пациентов, рандомизированных для приема атипичных антипсихотических препаратов, по сравнению с 2,3% пациентов, рандомизированных в группу плацебо. Объединенный OR смерти составил 1,54 (95% ДИ 1,06–2,23; NNH = 87). 88 Мы также выявили 2 крупных высококачественных когортных исследования, в которых сообщалось о более высокой смертности среди пациентов, принимавших атипичные антипсихотические препараты, по сравнению с пациентами, не принимавшими эти препараты. 89 , 90 Мы объединили данные плацебо-контролируемых исследований в метаанализ сердечно-сосудистых симптомов, отеков и вазодилатации.Эти исходы были значительно чаще у пациентов, принимавших оланзапин и рисперидон, по сравнению с плацебо. Кветиапин и арипипразол не были связаны с сердечно-сосудистыми исходами (таблица 1). Рисперидон (не оланзапин, арипипразол или кветиапин) был связан с повышенным риском инсульта (совокупный OR 3,12 [95% ДИ 1,32–8,21]; NNH = 53). Количество испытаний и пациентов было небольшим, а 95% доверительный интервал — широким.

    Наш метаанализ показал, что оланзапин (объединенный OR, 4.70 [95% ДИ, 1,87-14,14]; NNH = 24) и рисперидон (объединенный OR, 3,40 [95% CI, 1,08–12,75]; NNH = 25) были связаны с увеличением аппетита и веса. Только в одном исследовании 48 изучалась связь этих препаратов с развитием диабета у пожилых пациентов; это испытание не показало разницы между рисперидоном и плацебо. Одно исследование 25 оланзапина показало значительно более выраженные центральные и периферические антихолинергические эффекты (OR 3,30 [95% ДИ 1,62-7,17]; NNH = 6) по сравнению с плацебо.Арипипразол, оланзапин, кветиапин и рисперидон были связаны с седативным эффектом и утомляемостью у пациентов с деменцией. Оланзапин и рисперидон были связаны с усилением экстрапирамидных симптомов (NNH = 10 и 20 соответственно). Рисперидон, кветиапин и оланзапин были связаны с усилением симптомов со стороны мочевыводящих путей (таблица 1; диапазон NNH: 16–36). Крупное исследование, финансируемое государством (Исследование эффективности вмешательства при болезни Альцгеймера 91 ; CATIE-AD), сравнивающее оланзапин, кветиапин и рисперидон, показало снижение когнитивных функций у пациентов с деменцией, получавших эти препараты.

    Сравнительный вред. Мы нашли 6 прямых испытаний атипичных антипсихотических препаратов для лечения деменции, в которых сообщалось о побочных эффектах, включая испытание CATIE-AD. 52 Пациенты, принимавшие оланзапин, имели больше шансов иметь неврологические симптомы, такие как спутанность сознания, головокружение, головные боли, головокружение, ортостатическое головокружение, судороги или шум в ушах, чем пациенты, принимавшие рисперидон (OR 1,54; 95% ДИ 1,02–2,34). Из 6 крупных высококачественных когортных исследований 4 выявили повышенный риск смерти при приеме обычных антипсихотических препаратов по сравнению с атипичными антипсихотическими препаратами. 89 , 92 -94 Остальные 2 когортных исследования 90 , 95 обнаружили аналогичный риск смерти при сравнении использования обычных антипсихотических препаратов и атипичных антипсихотических препаратов. В одном исследовании 90 сообщалось о более высоких показателях смертности при использовании обычных и атипичных антипсихотических препаратов по сравнению с использованием других психотропных препаратов.

    Взрослые не пожилого возраста. Смерть, инсульт и другие сердечно-сосудистые симптомы редко оценивались у пожилых людей, принимающих атипичные антипсихотические препараты.В одном большом когортном исследовании 95 пациентов в возрасте от 30 до 74 лет сообщалось о более высоких показателях внезапной сердечной смерти у тех, кто принимал какие-либо антипсихотические препараты (обычные или атипичные), по сравнению с пациентами, которые не принимали их. Различия между обычными и атипичными антипсихотическими препаратами не были статистически значимыми. Для обоих классов нейролептиков риск увеличивается с увеличением дозы. Другое когортное исследование пациентов в возрасте от 16 до 85 лет показало, что у пользователей антипсихотических препаратов (обычных или атипичных) была большая вероятность венозной тромбоэмболии после поправки на коморбидность и сопутствующее воздействие лекарств. 96 Увеличение веса, усталость, седативный эффект, акатизия и экстрапирамидные симптомы являются побочными эффектами этих препаратов. Поэтому мы сосредоточили внимание на этих результатах в нашем метаанализе 85 исследований (таблица 2).

    Мы обнаружили статистически значимые ассоциации с арипипразолом, кветиапином, рисперидоном и оланзапином и увеличением веса. Оланзапин был особенно связан с увеличением веса (совокупный OR, 11,3 [95% ДИ, 8,22–15,74]; NNH = 3). Только в 1 испытании оланзапина сообщалось о результатах лечения диабета.Хотя OR составлял 5,14 (95% ДИ 0,57–244,28), это не было статистически значимым. Два исследования зипразидона не обнаружили связи с увеличением веса. Седативный эффект был связан с каждым атипичным антипсихотическим препаратом. Большинство атипичных антипсихотических препаратов (кроме рисперидона) были связаны с утомляемостью. Только арипипразол был связан с акатизией (объединенный OR из 5 исследований, 11,80; 95% ДИ, 7,40-19,61). Арипипразол, кветиапин и зипразидон были связаны с экстрапирамидными симптомами.

    Сравнительный вред. Мы выявили 1 непосредственное испытание, в котором сравнивали оланзапин с зипразидоном, и 2 прямых испытания, сравнивающих кветиапин с рисперидоном. Оланзапин был связан с повышенным риском увеличения веса (OR, 4,02; 95% CI, 2,25-7,48) по сравнению с зипразидоном. 97 По сравнению с рисперидоном кветиапин был связан с более высокими шансами на снижение слюноотделения, неврологических событий, седативного эффекта и возбуждения.

    Этот систематический обзор демонстрирует доказательства эффективности атипичных антипсихотических препаратов только при некоторых состояниях, не указанных по назначению, которые в настоящее время лечатся.Во-первых, арипипразол, оланзапин и рисперидон связаны с небольшими, но статистически значимыми преимуществами для лечения поведенческих симптомов при деменции. Дозы лекарств различаются, но обычно они примерно на 50% ниже, чем те, которые используются при лечении шизофрении или биполярного расстройства у более молодых людей. Во-вторых, 3 крупных исследования кветиапина продемонстрировали значительную пользу при лечении генерализованного тревожного расстройства. В-третьих, рисперидон способствует значительному уменьшению ОКР. Ссылка на тест IDEvidence не поддерживает использование атипичных антипсихотических препаратов при злоупотреблении психоактивными веществами или расстройствах пищевого поведения.Мы нашли только безрезультатное пилотное исследование бессонницы. Использование атипичных антипсихотических препаратов для лечения любого из этих состояний не может быть оправдано как доказательное. Этот систематический обзор также выявил некоторые клинически важные различия в отношении потенциальных преимуществ и побочных эффектов между атипичными антипсихотическими препаратами для использования не по назначению.

    Quiz Ref ID Использование атипичных антипсихотических препаратов связано с неблагоприятными исходами, включая небольшое, но статистически значимое повышение риска смерти у пожилых пациентов с деменцией.Другие сердечно-сосудистые симптомы, седативный эффект, утомляемость, экстрапирамидные симптомы и симптомы со стороны мочевыводящих путей также связаны с некоторыми или всеми изученными атипичными антипсихотическими препаратами, причем последние 2 встречаются у 8% и 18% пожилых пациентов соответственно. Обеспокоенность этими побочными эффектами, возможно, способствовала недавнему снижению использования атипичных антипсихотических препаратов у пациентов с деменцией. 98 У пожилых людей усталость и седативный эффект являются обычным явлением. Акатизия связана с применением арипипразола, а при приеме некоторых препаратов, в частности оланзапина, часто наблюдается увеличение веса, при приеме которого более 40% пациентов могут сообщать об увеличении аппетита или увеличении веса.При принятии решения о лечении антипсихотическими препаратами следует учитывать специфические целевые симптомы отдельного пациента, эффективность других вмешательств, ценность умеренного симптоматического улучшения, особую восприимчивость пациента и последствия неблагоприятных событий, а также цели лечения.

    Между этим обзором и нашим предыдущим обзором, проведенным в 2006 г., есть несколько отличных выводов. В частности, в 2006 г. использование любых атипичных антипсихотических препаратов для лечения большого депрессивного расстройства было сочтено безрезультатным.Многочисленных новых исследований было достаточно, чтобы получить одобрение FDA для кветиапина и арипипразола в качестве дополнительной терапии при большом депрессивном расстройстве. Второе изменение — это новые данные о пользе кветиапина при лечении генерализованного тревожного расстройства. Другие клинически значимые различия включают: (1) сила доказательств для эффективности атипичных антипсихотических препаратов при лечении поведенческих симптомов у пациентов с деменцией увеличилась с умеренной до высокой, (2) сила доказательств в отношении кветиапина снизилась с умеренной до низкой. у пациентов с ОКР, и (3) появились новые доказательства того, что атипичные антипсихотические препараты неэффективны при расстройствах пищевого поведения и расстройствах, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами.

    У наших выводов есть несколько ограничений. Во-первых, в неидентифицированных, неопубликованных или исключенных исследованиях могут быть представлены результаты, отличные от приведенных здесь. Во-вторых, исследования, опубликованные после 1 июня 2011 г., в том числе недавнее крупное рандомизированное контролируемое исследование 99 терапии рисперидоном для пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством, связанным с военными, и симптомами, устойчивыми к СИОЗС, не были включены в наш обзор. В-третьих, мы обнаружили необъяснимую неоднородность, которая может указывать на наличие систематической ошибки публикации, в наших объединенных результатах для ОКР.Этот вывод, соответственно, смягчает наш вывод о ОКР. В-четвертых, наш метаанализ, особенно в отношении деменции, выявил широкую неоднородность по пациентам и обстоятельствам лечения, а в исследованиях использовались различные определения и меры возбуждения, что усложняет клиническую интерпретацию и применение результатов. Даже в этом случае доказательства относительно небольшого улучшения в среднем клинически значимых симптомов у пациентов с деменцией достаточно последовательны. В-пятых, мы не сравнивали атипичные антипсихотические препараты с нефармакологической терапией.В-шестых, мы не обнаружили исследований по применению 3 новых атипичных антипсихотических препаратов (азенапин, илоперидон или палиперидон) не по назначению. Наконец, большинство исследований спонсировалось производителями лекарств (например, 27 из 38 исследований деменции и 12 из 14 исследований тревожности). Существование исследования CATIE-AD, которое спонсировалось государством и сообщило о результатах, согласующихся с исследованиями, спонсируемыми отраслью, повышает нашу уверенность в выводах относительно атипичных антипсихотических препаратов для пожилых пациентов с деменцией.

    Таким образом, мы выявили большое количество литературы об использовании атипичных антипсихотических препаратов не по назначению. Польза и вред атипичных антипсихотических препаратов для применения не по назначению различаются. В отношении симптомов психоза, возбуждения и общих поведенческих симптомов у пожилых пациентов с деменцией небольшие, но статистически значимые преимущества наблюдались для рисперидона, арипипразола и оланзапина. Кветиапин был связан с преимуществами при лечении генерализованного тревожного расстройства, а рисперидон был связан с преимуществами при лечении ОКР.Важно отметить, что побочные эффекты атипичных антипсихотических препаратов являются обычным явлением. Эти данные должны оказаться полезными для клиницистов, рассматривающих возможность назначения атипичных антипсихотических препаратов не по назначению, и должны способствовать принятию оптимального решения о лечении для отдельных пациентов с конкретными клиническими симптомами и уникальными профилями риска.

    Автор для корреспонденции: Алисия Руэлаз Махер, доктор медицины, RAND Health, Центр доказательной практики Южной Калифорнии, 1776 Main St, Santa Monica, CA ([email protected]).

    Вклад авторов: Доктора Махер и Шекелле имели полный доступ ко всем данным в исследовании и несли ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

    Концепция и дизайн исследования : Махер, Маглионе, Бэгли, Сутторп, Сульцер, Шекелле.

    Сбор данных : Махер, Ху, Мунджас, Ван, Шекель.

    Анализ и интерпретация данных : Махер, Маглионе, Бэгли, Сатторп, Мунджас, Ван, Тиммер, Сульцер, Шекелле.

    Составление рукописи : Махер, Маглионе, Сутторп, Ху, Мунджас, Ван, Шекелле.

    Критический пересмотр рукописи на предмет важного интеллектуального содержания : Махер, Маглион, Бэгли, Сатторп, Тиммер, Сульцер, Шекелле.

    Статистический анализ : Suttorp, Munjas.

    Получено финансирование : Maglione, Shekelle.

    Административная, техническая или материальная поддержка : Maher, Maglione, Hu, Timmer, Sultzer, Shekelle.

    Кураторство : Махер, Маглион, Бэгли, Шекель.

    Раскрытие информации о конфликте интересов: Все авторы заполнили и отправили ICMJE Форму раскрытия информации о потенциальных конфликтах интересов. Д-р Зульцер сообщил, что он получил исследовательскую поддержку для исследования болезни Альцгеймера от Эли Лилли (ему не выплачивалась ни прямая, ни косвенная заработная плата) и гонорары за консультации от RAND Corporation за его работу в качестве члена группы технических экспертов Агентства медицинских исследований и здравоохранения. Качество, которое выполнило первоначальный анализ.О других раскрытиях информации не сообщалось.

    Финансирование / поддержка: Эта статья основана на исследовании, проведенном Центром доказательной практики Южной Калифорнии по контракту HHSA2

      7100621 с Агентством медицинских исследований и качества. Эта работа была заказана Агентством по исследованиям и качеству в области здравоохранения в качестве обновления к более раннему отчету. Доктора Сульцер и Шекелле также поддерживают Департамент по делам ветеранов.

      Роль спонсора: Агентство медицинских исследований и качества сыграло роль, через свое спонсорство программы научно-обоснованных центров практики, в общих методах систематических обзоров программы и в разработке ключевых вопросы для каждого обзора.Однако ни Агентство медицинских исследований и качества, ни Департамент по делам ветеранов не участвовали в проведении исследования; сбор, управление, анализ и интерпретация данных; и подготовка, рецензирование или утверждение рукописи.

      Заявление об ограничении ответственности: Авторы этой статьи несут ответственность за ее содержание. Никакое заявление в этой статье не должно толковаться как официальная позиция Агентства по исследованиям и качеству здравоохранения, Министерства здравоохранения и социальных служб США или Департамента по делам ветеранов.

      Дополнительные материалы: Роберта Шанман, MLS, директор справочной службы библиотеки RAND, провела поиск литературы. Таня Перри, BHM, Aneesa Motala, BA, Di Valentine, JD (Центр доказательной практики Южной Калифорнии, RAND Health, Санта-Моника, Калифорния) внесли свой вклад в отчет о доказательствах и рукопись. Они получили компенсацию за свои взносы в качестве сотрудников RAND.

      1.Александр Г.К., Галлахер С.А., Маскола А., Молони Р.М., Стаффорд Р.С.Увеличение использования антипсихотических препаратов не по назначению в США, 1995-2008 гг. Pharmacoepidemiol Drug Saf . 2011; 20 (2): 177-18421254289PubMedGoogle ScholarCrossref 4. Джадад А.Р., Мур Р.А., Кэрролл Д., и другие. Оценка качества отчетов о рандомизированных клинических испытаниях: необходимо ли ослепление? Контрольные клинические испытания . 1996; 17 (1): 1-128721797PubMedGoogle ScholarCrossref 6.

      Коэн Дж. Статистический анализ мощности для поведенческих наук. 2-е изд.Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс Инк; 1988

      7. Оуэнс Д.К., Лор К.Н., Аткинс Д., и другие. Документ 5 серии AHRQ: оценка силы совокупности доказательств при сравнении медицинских вмешательств — Агентство по исследованиям и качеству здравоохранения и эффективная программа здравоохранения. J Clin Epidemiol . 2010; 63 (5): 513-52319595577PubMedGoogle ScholarCrossref 8. Аткинс Д., Бест Д., Брисс, Пенсильвания, и другие; Рабочая группа GRADE. Оценка качества доказательств и силы рекомендаций. BMJ . 2004; 328 (7454): 1405295PubMedGoogle ScholarCrossref 9. Баллард С., Уэйт Дж. Эффективность атипичных нейролептиков для лечения агрессии и психоза при болезни Альцгеймера. Кокрановская база данных Syst Rev . 2006; (1): CD00347616437455PubMedGoogle Scholar 10. Шнайдер Л.С., Дагерман К., Инсел П.С. Эффективность и побочные эффекты атипичных нейролептиков при деменции: метаанализ рандомизированных плацебо-контролируемых исследований. Am J Geriatr Psychiatry .2006; 14 (3): 191-21016505124PubMedGoogle ScholarCrossref 11. De Deyn PP, Katz IR, Brodaty H, Lyons B, Greenspan A, Burns A. Управление возбуждением, агрессией и психозом, связанными с деменцией: объединенный анализ, включающий три рандомизированных , плацебо-контролируемые двойные слепые исследования в домах престарелых, получавших рисперидон. Clin Neurol Neurosurg . 2005; 107 (6): 497-50815922506PubMedGoogle ScholarCrossref 12. Юрий К.А., Фишер Дж. Э. Метаанализ эффективности атипичных нейролептиков для лечения поведенческих проблем у лиц с деменцией. Psychother Psychosom . 2007; 76 (4): 213-21817570959PubMedGoogle Scholar 13.

      Streim JE, McQuade RD, Stock E, и другие. Лечение арипипразолом госпитализированных пациентов с психозом, вызванным деменцией Альцгеймера. Плакат представлен на: Ежегодном собрании Американской ассоциации гериатрической психиатрии; 21-24 февраля 2004 г .; Балтимор, Мэриленд

      14. Минцер Дж. Э., Tune LE, Breder CD, и другие. Арипипразол для лечения психозов у ​​госпитализированных пациентов с деменцией Альцгеймера: многоцентровая рандомизированная двойная слепая плацебо-контролируемая оценка трех фиксированных доз. Am J Geriatr Psychiatry . 2007; 15 (11): 918-93117974864PubMedGoogle ScholarCrossref 15.Streim JEP, Porsteinsson AP, Breder CD, и другие. Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование арипипразола для лечения психозов у ​​пациентов домов престарелых с болезнью Альцгеймера. Am J Geriatr Psychiatry . 2008; 16 (7): 537-550185

      PubMedGoogle ScholarCrossref 16.

      De Deyn PPJ, Mintzer DV. Арипипразол при деменции типа Альцгеймера. Документ представлен на: 16-м ежегодном собрании Американской ассоциации гериатрической психиатрии; 1-4 марта 2003 г .; Гонолулу, Гавайи

      17.Street JS, Clark WS, Gannon KS, и другие; Исследовательская группа HGEU. Лечение оланзапином психотических и поведенческих симптомов у пациентов с болезнью Альцгеймера в учреждениях сестринского ухода: двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Arch Gen Psychiatry . 2000; 57 (10): 968-97611015815PubMedGoogle ScholarCrossref 18. Де Дейн П.П., Карраско М.М., Дебердт В., и другие. Оланзапин по сравнению с плацебо в лечении психозов с или без связанных поведенческих нарушений у пациентов с болезнью Альцгеймера. Int J Geriatr Psychiatry . 2004; 19 (2): 115-12614758577PubMedGoogle ScholarCrossref 19.

      Сангер Тодд М., Кларк В. Уменьшение психотических симптомов оланзапином у пациентов с возможным слабоумием с распущенными телами. Документ представлен на: 155-м ежегодном собрании Американской психиатрической ассоциации; 18-23 мая 2002 г .; Филадельфия, PA

      20.

      Howanitz EW. Оланзапин по сравнению с плацебо в лечении поведенческих нарушений, связанных с сосудистой деменцией. Документ представлен на: 14-м ежегодном собрании Американской ассоциации гериатрической психиатрии; 23-26 февраля 2001 г .; Сан-Франциско, Калифорния

      21.Satterlee WG, Reams SG, Burns PR, и другие. Обновленная клиническая информация о лечении оланзапином при шизофрении и у пожилых пациентов с болезнью Альцгеймера. Psychopharmacol Bull . 1995; 31: 534Google Scholar22.Herz LRV, Frankenburg L, Colon F, Kittur S. 6-недельное двойное слепое сравнение оланзапина, рисперидона и плацебо для поведенческих нарушений при болезни Альцгеймера. J Clin Psychiatry . 2002; 63: 1065 Google Scholar23. Deberdt WG, Dysken MW, Rappaport SA, и другие. Сравнение оланзапина и рисперидона при лечении психозов и связанных с ними поведенческих нарушений у пациентов с деменцией. Am J Geriatr Psychiatry . 2005; 13 (8): 722-73016085789PubMedGoogle Scholar24.

      Street JS, Kinon F, Stauffer V. Olanzapine при деменции. В: Тран П., изд. Оланзапин (Зипрекса): новый антипсихотический препарат. Филадельфия, Пенсильвания: Lippincott Wiliams & Wilkins; 2000: 416-426

      25. Кеннеди Дж. Д., Дебердт В., Сигал А., и другие. Оланзапин не улучшает познавательные способности у спокойных и непсихотических пациентов с легкой или умеренной деменцией Альцгеймера. Int J Geriatr Psychiatry .2005; 20 (11): 1020-102716250069PubMedGoogle ScholarCrossref 26.Sultzer DL, Davis SM, Tariot PN, и другие; Исследовательская группа CATIE-AD. Ответы клинических симптомов на атипичные антипсихотические препараты при болезни Альцгеймера: результаты фазы 1 исследования эффективности CATIE-AD. Am J Psychiatry . 2008; 165 (7): 844-85418519523PubMedGoogle ScholarCrossref 27.Mulsant BHG, Gharabawi GM, Bossie CA, и другие. Корреляторы антихолинергической активности у пациентов с деменцией и психозами, получавших рисперидон или оланзапин. J Clin Psychiatry . 2004; 65 (12): 1708-171415641877PubMedGoogle ScholarCrossref 28.Ballard C, Margallo-Lana M, Juszczak E, и другие. Кветиапин и ривастигмин и снижение когнитивных функций при болезни Альцгеймера: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. BMJ . 2005; 330 (7496): 87415722369PubMedGoogle ScholarCrossref 29.

      Tariot PS, Katz L, Mintzer I, Street J. Quetiapine в домах престарелых с деменцией и психозом Альцгеймера. Документ представлен на: Ежегодном собрании Американской ассоциации гериатрической психиатрии; 24-27 февраля 2002 г .; Орландо, Флорида

      30.Де Дейн П.П., Раберу К., Расмуссен А., и другие. Рандомизированное исследование рисперидона, плацебо и галоперидола для лечения поведенческих симптомов деменции. Неврология . 1999; 53 (5): 946-95510496251PubMedGoogle ScholarCrossref 31 Бродати Х., Эймс Д., Сноудон Дж., и другие. Рандомизированное плацебо-контролируемое исследование рисперидона для лечения агрессии, возбуждения и психоза при деменции. J Clin Psychiatry . 2003; 64 (2): 134-14312633121 PubMedGoogle ScholarCrossref 32. Кац И.Р., Йесте Д.В., Минцер Дж. Э., Клайд С., Наполитано Дж., Брехер М.Группа по изучению рисперидона. Сравнение рисперидона и плацебо при психозах и поведенческих нарушениях, связанных с деменцией: рандомизированное двойное слепое исследование. J Clin Psychiatry . 1999; 60 (2): 107-11510084637PubMedGoogle ScholarCrossref 33. van Reekum RC, Clarke D, Conn D, и другие. Рандомизированное плацебо-контролируемое исследование прекращения длительного приема антипсихотических средств при деменции. Int Psychogeriatr . 2002; 14 (2): 197-21012243210PubMedGoogle ScholarCrossref 34.Ballard CGT, Thomas A, Fossey J, и другие.Трехмесячное рандомизированное плацебо-контролируемое исследование прекращения приема нейролептиков с участием 100 человек с деменцией: медиана отсечки нейропсихиатрического инвентаря является предиктором клинического исхода. J Clin Psychiatry . 2004; 65 (1): 114-114180PubMedGoogle ScholarCrossref 35. Gareri PC, Cotroneo A, Lacava R, и другие. Сравнение эффективности новых и традиционных антипсихотических препаратов при лечении поведенческих и психологических симптомов деменции (ДПСД). Arch Gerontol Geriatr Suppl .2004; (9): 207-21515207416PubMedGoogle Scholar, 36. Street JST, Tohen M, и другие. Оланзапин при психотических состояниях у пожилых людей. Психиатр Энн . 2000; 30: 191-196Google Scholar 37. Naber DG, Greenspan A, Schreiner A. Эффективность и безопасность рисперидона при лечении пожилых пациентов, страдающих органическим заболеванием головного мозга (органический мозговой синдром): результаты двойного слепого рандомизированного плацебо. -контролируемое клиническое исследование. Психофармакология (Берл) . 2007; 191 (4): 1027-102917333131PubMedGoogle ScholarCrossref 38.Rainer MH, Haushofer M, Pfolz H, Struhal C, Wick W. Кветиапин по сравнению с рисперидоном у пожилых пациентов с поведенческими и психологическими симптомами деменции: эффективность, безопасность и когнитивные функции. Eur Psychiatry . 2007; 22 (6): 395-40317482432PubMedGoogle ScholarCrossref 39. Zhong KX, Tariot PN, Mintzer J, Minkwitz MC, Devine NA. Кветиапин для лечения ажитации при деменции: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Curr Alzheimer Res . 2007; 4 (1): 81-9317316169PubMedGoogle ScholarCrossref 40.Моретти Р.Т., Торре П., Антонелло Р.М., Каттаруцца Т., Каззато Г. Оланзапин как возможное лечение поведенческих симптомов при сосудистой деменции: риски цереброваскулярных событий: контролируемое открытое исследование. J Neurol . 2005; 252 (10): 1186-119315809822PubMedGoogle ScholarCrossref 41. Саваскан Э.С., Шницлер С., Шредер С., Кайохен С., Мюллер-Спан Ф., Вирц-Джастис А. Лечение поведенческих, когнитивных и циркадных нарушений цикла покоя и активности при болезни Альцгеймера. : галоперидол против кветиапина. Int J Neuropsychopharmacol . 2006; 9 (5): 507-51616316485PubMedGoogle ScholarCrossref 42.Rappaport SA, Marcus RN, Manos G, McQuade RD, Oren DA. Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование переносимости арипипразола при внутримышечном введении у пациентов с острым возбуждением, страдающих болезнью Альцгеймера, сосудистой или смешанной деменцией. J Am Med Dir Assoc . 2009; 10 (1): 21-271

      49PubMedGoogle ScholarCrossref 43.Paleacu DB, Barak Y, Mirecky I., Mazeh D. Лечение кветиапином поведенческих и психологических симптомов деменции у пациентов с болезнью Альцгеймера: 6-недельное двойное слепое плацебо. контролируемое исследование. Int J Geriatr Psychiatry . 2008; 23 (4): 393-40017879256PubMedGoogle ScholarCrossref 44.Suh GH, Greenspan AJ, Choi SK. Сравнительная эффективность рисперидона по сравнению с галоперидолом в отношении поведенческих и психологических симптомов деменции. Int J Geriatr Psychiatry . 2007; 22 (5): 494-49517471597PubMedGoogle ScholarCrossref 45. Поллок Б.Г., Мульсант Б.Н., Розен Дж., и другие. Двойное слепое сравнение циталопрама и рисперидона для лечения поведенческих и психотических симптомов, связанных с деменцией. Am J Geriatr Psychiatry . 2007; 15 (11): 942-95217846102PubMedGoogle ScholarCrossref 46. Тариот П.Н., Шнайдер Л., Кац И.Р., и другие. Кветиапин для лечения психозов, связанных с деменцией: двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое клиническое исследование. Am J Geriatr Psychiatry . 2006; 14 (9): 767-77616
    4PubMedGoogle ScholarCrossref 47. Verhey FRJ, Verkaaik M, Lousberg R.Olanzapine-Haloperidol в группе изучения деменции. Оланзапин по сравнению с галоперидолом в лечении возбуждения у пожилых пациентов с деменцией: результаты рандомизированного контролируемого двойного слепого исследования. Dement Geriatr Cogn Disord . 2006; 21 (1): 1-816244481PubMedGoogle ScholarCrossref 48. Mintzer J, Greenspan A, Caers I, и другие. Рисперидон в лечении психоза болезни Альцгеймера: результаты проспективного клинического исследования. Am J Geriatr Psychiatry . 2006; 14 (3): 280-205133PubMedGoogle ScholarCrossref 49. Холмс К.В., Уилкинсон Д., Дин С., и другие. Рисперидон и ривастигмин и возбужденное поведение при тяжелой болезни Альцгеймера: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Int J Geriatr Psychiatry . 2007; 22 (4): 380-38117380475PubMedGoogle ScholarCrossref 50. Маула А., Пани А. Сравнение топирамата и рисперидона для лечения поведенческих нарушений у пациентов с болезнью Альцгеймера: двойное слепое рандомизированное клиническое исследование. J Clin Psychopharmacol . 2010; 30 (1): 40-4320075646PubMedGoogle ScholarCrossref 51.

    Минцер Дж. Эффективность и безопасность гибкой дозы рисперидона по сравнению с плацебо при лечении психоза болезни Альцгеймера.Плакат представлен на: 4-м ежегодном собрании Международного колледжа гериатрической психонейрофармакологии; 14-17 октября 2004 г .; Базель, Швейцария

    52.Schneider LS, Tariot PN, Dagerman KS, и другие; Исследовательская группа CATIE-AD. Эффективность атипичных антипсихотических препаратов у пациентов с болезнью Альцгеймера. N Engl J Med . 2006; 355 (15): 1525-153817035647PubMedGoogle ScholarCrossref 53.

    Streim JE, Breder C, Swanink R, McQuade RD, Iwamoto T., Carson W. Гибкая доза арипипразола при психозе, вызванном деменцией Альцгеймера.Документ представлен на: Ежегодном собрании Американской психиатрической ассоциации; 1-6 мая 2004 г .; New York, NY

    54.

    Zhong XT, Minkwitz P, Devine MC, Mintzer NA. Кветиапин для лечения возбуждения у пожилых госпитализированных пациентов с деменцией: рандомизированное двойное слепое исследование. J. Paper, представленный в: 56-м институте психиатрических служб; 6-10 октября 2004 г .; Атланта, Джорджия

    55 Бродати Х, Эймс Д., Сноудон Дж., и другие. Рисперидон для лечения психоза, вызванного болезнью Альцгеймера и смешанной деменцией: результаты двойного слепого плацебо-контролируемого исследования. Int J Geriatr Psychiatry . 2005; 20 (12): 1153-1157Google ScholarCrossref 57. Depping AM, Komossa K, Kissling W., Leucht S. Антипсихотики второго поколения для лечения тревожных расстройств. Кокрановская база данных Syst Rev . 2010; 12 (12): CD00812021154392PubMedGoogle Scholar58.Pollack MH, Simon NM, Zalta AK, и другие. Оланзапин увеличение флуоксетина при рефрактерном генерализованном тревожном расстройстве: плацебо-контролируемое исследование. Биологическая психиатрия . 2006; 59 (3): 211-21516139813PubMedGoogle ScholarCrossref 59.Саймон Н.М., Коннор К.М., ЛеБо Р.Т., и другие. Кветиапин, увеличивающий CR пароксетина для лечения рефрактерного генерализованного тревожного расстройства: предварительные результаты. Психофармакология (Берл) . 2008; 197 (4): 675-68118246327PubMedGoogle ScholarCrossref 60. Макинтайр А., Гендрон А., Макинтайр А. Кветиапин в качестве добавки к селективным ингибиторам обратного захвата серотонина или венлафаксин у пациентов с большой депрессией, коморбидной остаточной тревогой и симптомами депрессивной депрессии: рандомизированные контролируемое пилотное исследование. Подавить тревогу . 2007; 24 (7): 487-49417177199PubMedGoogle ScholarCrossref 61. Меридет С., Катлер А., Нейбер А., Ше Ф., Эриксон Х. Эффективность и переносимость монотерапии кветиапина фумаратом с пролонгированным высвобождением при лечении ГТР. Eur Neuropsychopharmacol . 2008; 18: (дополнение 4) S499-S500Google ScholarCrossref 62.Bandelow B, Chouinard G, Bobes J, и другие. Кветиапин фумарат с пролонгированным высвобождением (кветиапин XR): монотерапия один раз в день, эффективная при генерализованном тревожном расстройстве: данные рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого исследования. Int J Neuropsychopharmacol . 2010; 13 (3): 305-32019691907PubMedGoogle ScholarCrossref 63. Хиршфельд Р.М., Вайслер Р.Х., Рейнс С.Р., Macfadden W.BOLDER Study Group. Кветиапин в лечении тревожности у пациентов с биполярной депрессией I или II типа: вторичный анализ рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого исследования. J Clin Psychiatry . 2006; 67 (3): 355-36216649820PubMedGoogle ScholarCrossref 64.

    Joyce M, Khan A, Eggens I, и другие. Эффективность и безопасность монотерапии кветиапина фумаратом с пролонгированным высвобождением (кветиапин XR) у пациентов с генерализованным тревожным расстройством (ГТР).Плакат представлен на: 161-м ежегодном собрании Американской психиатрической ассоциации; 3-8 мая 2008 г .; Вашингтон, округ Колумбия,

    65. Кацман М.А., Броуман-Минцер О., Рейес Э.Б., Олауссон Б., Лю С., Эрикссон Х. Монотерапия кветиапина фумаратом с пролонгированным высвобождением (кветиапин XR) в качестве поддерживающего лечения генерализованного тревожного расстройства: долгосрочная, рандомизированная, плацебо-контролируемое испытание. Int Clin Psychopharmacol . 2011; 26 (1): 11-2420881846PubMedGoogle ScholarCrossref 66.Altamura AC, Serati M, Buoli M, Dell’Osso B.Усиливающий кветиапин у пациентов с частичным / не отвечающим на лечение генерализованным тревожным расстройством: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Int Clin Psychopharmacol . 2011; 26 (4): 201-20521403524PubMedGoogle ScholarCrossref 67.

    Khan A, Atkinson S, Mezhebovsky I., She F, Leathers T, Pathak S. Эффективность и безопасность кветиапина фумарата с длительным высвобождением один раз в сутки в качестве вспомогательного средства терапия у пациентов с лечением невосприимчивым генерализованным тревожным расстройством (ГТР). Плакат представлен на: 49-м ежегодном заседании Группы по оценке новых клинических лекарственных средств; 29 июня — 2 июля 2009 г .; Голливуд, Флорида

    68.Шихан Д.В., МакЭлрой С.Л., Харнетт-Шихан К., и другие. Рандомизированное плацебо-контролируемое исследование рисперидона для лечения острого биполярного беспокойства. J Влияет на Disord . 2009; 115 (3): 376-3851
  • 26PubMedGoogle ScholarCrossref 69 Брауман-Минцер О., Кнапп Р.Г., Нитерт П.Дж. Дополнительный рисперидон при генерализованном тревожном расстройстве: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. J Clin Psychiatry . 2005; 66 (10): 1321-132516259547PubMedGoogle ScholarCrossref 70. Пандина Г.Дж., Канусо К.М., Туркоз И., Куджава М., Махмуд Р.А.Дополнительный рисперидон в лечении генерализованного тревожного расстройства: двойное слепое проспективное плацебо-контролируемое рандомизированное исследование. Psychopharmacol Bull . 2007; 40 (3): 41-5718007568 PubMedGoogle Scholar 71. Loohoff FW, Etemad B, Mandos LA, Gallop R, Rickels K. Лечение рефрактерного генерализованного тревожного расстройства зипразидоном: плацебо-контролируемое двойное слепое исследование. J Clin Psychopharmacol . 2010; 30 (2): 185-18920520293PubMedGoogle ScholarCrossref 72. McDougle CJE, Epperson CN, Pelton GH, Wasylink S, Price LH.Двойное слепое плацебо-контролируемое исследование добавления рисперидона при невосприимчивом к ингибитору обратного захвата серотонина обсессивно-компульсивном расстройстве. Arch Gen Psychiatry . 2000; 57 (8): 794-80110920469PubMedGoogle ScholarCrossref 73. Эрцеговеси С.Г., Гульельмо Э., Силипранди Ф., Беллоди Л. Повышение эффективности лечения флувоксамином при обсессивно-компульсивном расстройстве с помощью низких доз рисперидона: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Eur Neuropsychopharmacol . 2005; 15 (1): 69-7415572275PubMedGoogle ScholarCrossref 74.Каведини П.Б., Басси Т., Зорзи С., Беллоди Л. Преимущества выбора антиобсессивной терапии в зависимости от функции принятия решений. J Clin Psychopharmacol . 2004; 24 (6): 628-63115538125PubMedGoogle ScholarCrossref 75. Денис Д., де Геус Ф., ван Меген Х.Дж., Вестенберг Х.Г. Двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование добавления кветиапина у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством, резистентным к ингибиторам обратного захвата серотонина. J Clin Psychiatry . 2004; 65 (8): 1040-104815323587PubMedGoogle ScholarCrossref 76.Быстрицкий А.А., Акерман Д.Л., Розен Р.М., и другие. Увеличение ингибиторов обратного захвата серотонина при рефрактерном обсессивно-компульсивном расстройстве с использованием дополнительного оланзапина: плацебо-контролируемое испытание. J Clin Psychiatry . 2004; 65 (4): 565-56815119922PubMedGoogle ScholarCrossref 77.Shapira NA, Ward HE, Mandoki M, и другие. Двойное слепое плацебо-контролируемое исследование добавления оланзапина при рефрактерном к флуоксетину обсессивно-компульсивном расстройстве. Биологическая психиатрия . 2004; 55 (5): 553-55515023585PubMedGoogle ScholarCrossref 78.Hollander ER, Baldini Rossi N, Sood E, Pallanti S. Увеличение рисперидона при устойчивом к лечению обсессивно-компульсивном расстройстве: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Int J Neuropsychopharmacol . 2003; 6 (4): 397-40114604454PubMedGoogle ScholarCrossref 79.Atmaca MK, Kuloglu M, Tezcan E, Gecici O. Увеличение кветиапина у пациентов с устойчивым к лечению обсессивно-компульсивным расстройством: простое слепое плацебо-контролируемое исследование. Int Clin Psychopharmacol . 2002; 17 (3): 115-111352PubMedGoogle ScholarCrossref 80.Файнберг Н.А., Сивакумаран Т., Робертс А., Гейл Т. Добавление кветиапина к SRI при устойчивом к лечению обсессивно-компульсивном расстройстве: рандомизированное контролируемое исследование лечения. Int Clin Psychopharmacol . 2005; 20 (4): 223-22615933483PubMedGoogle ScholarCrossref 81. Кэри П.Д., Vythilingum B, Seedat S, Muller JE, van Ameringen M, Stein DJ. Кветиапин увеличивает SRI при рефрактерном к лечению обсессивно-компульсивном расстройстве: двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование [ISRCTN83050762]. BMC Psychiatry .2005; 5 (1): 515667657PubMedGoogle ScholarCrossref 82.Maina G, Pessina E, Albert U, Bogetto F. 8-недельное простое слепое рандомизированное исследование, сравнивающее рисперидон и оланзапин, увеличивающий ингибиторы обратного захвата серотонина при устойчивом к лечению обсессивно-компульсивном расстройстве. . Eur Neuropsychopharmacol . 2008; 18 (5): 364-37218280710PubMedGoogle ScholarCrossref 83. Kordon A, Wahl K, Koch N, и другие. Добавление кветиапина к ингибиторам обратного захвата серотонина у пациентов с тяжелым обсессивно-компульсивным расстройством: двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. J Clin Psychopharmacol . 2008; 28 (5): 550-55418794652PubMedGoogle ScholarCrossref 84. Мацунага Х., Нагата Т., Хаяшида К., Охя К., Кириике Н., Штейн Д. Долгосрочное испытание эффективности и безопасности атипичных антипсихотических средств при усилении рефрактерного к СИОЗС обсессивно-компульсивного расстройства. J Clin Psychiatry . 2009; 70 (6): 863-86819422759PubMedGoogle ScholarCrossref 85.Вулинк Н.К., Денис Д., Флюитман С.Б., Мейнарди Дж.К., Вестенберг Х.Г. Кветиапин усиливает эффект циталопрама при нерефрактерном обсессивно-компульсивном расстройстве: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование 76 пациентов. J Clin Psychiatry . 2009; 70 (7): 1001-100819497245PubMedGoogle ScholarCrossref 86.Diniz JB, Shavitt RG, Pereira CA, и другие. Кветиапин против кломипрамина в увеличении селективных ингибиторов обратного захвата серотонина для лечения обсессивно-компульсивного расстройства: рандомизированное открытое исследование. J Psychopharmacol . 2010; 24 (3): 297-3071

    90PubMedGoogle ScholarCrossref 87 Денис Д., Вулинк Н., Флюитман С., и другие. Добавление кветиапина к ингибиторам обратного захвата серотонина при нерефрактерном обсессивно-компульсивном расстройстве. Нейропсихофармакология . 2006; 31 (приложение 1): S104Google Scholar88.Schneider LSD, Dagerman KS, Insel P. Риск смерти при лечении деменции атипичными антипсихотическими препаратами: метаанализ рандомизированных плацебо-контролируемых исследований. JAMA . 2005; 294 (15): 1934-194316234500PubMedGoogle ScholarCrossref 89. Gill SS, Bronskill SE, Normand SL, и другие. Использование антипсихотических препаратов и смертность у пожилых людей с деменцией. Ann Intern Med . 2007; 146 (11): 775-78617548409PubMedGoogle ScholarCrossref 90.Калес Х.С., Валенштейн М, Ким Х.М., и другие. Риск смертности у пациентов с деменцией, получавших нейролептики, по сравнению с другими психиатрическими препаратами. Am J Psychiatry . 2007; 164 (10): 1568-157617898349PubMedGoogle ScholarCrossref 91.Вижен С.Л., Мак В.Дж., Киф Р.С., и другие. Когнитивные эффекты атипичных антипсихотических препаратов у пациентов с болезнью Альцгеймера: результаты CATIE-AD. Am J Psychiatry . 2011; 168 (8): 831-83921572163PubMedGoogle ScholarCrossref 92. Липероти Р., Ондер Дж., Ланди Ф., и другие.Смертность от всех причин, связанная с атипичными и общепринятыми антипсихотиками, среди жителей домов престарелых с деменцией: ретроспективное когортное исследование. J Clin Psychiatry . 2009; 70 (10): 1340-134719
    9PubMedGoogle ScholarCrossref 93.Schneeweiss S, Setoguchi S, Brookhart A, Dormuth C, Wang PS. Риск смерти, связанный с использованием традиционных антипсихотических препаратов по сравнению с атипичными среди пожилых пациентов. CMAJ . 2007; 176 (5): 627-63217325327PubMedGoogle ScholarCrossref 94.Huybrechts KF, Rothman KJ, Silliman RA, Brookhart MA, Schneeweiss S. Риск смерти и госпитализации в связи с серьезными медицинскими событиями после начала приема психотропных препаратов у пожилых людей, поступающих в дома престарелых. CMAJ . 2011; 183 (7): E411-E41921444611PubMedGoogle Scholar95.Ray WA, Chung CP, Murray KT, Hall K, Stein CM. Атипичные нейролептики и риск внезапной сердечной смерти. N Engl J Med . 2009; 360 (3): 225-2351
    38 PubMedGoogle ScholarCrossref 96. Parker C, Coupland C, Hippisley-Cox J.Антипсихотические препараты и риск венозной тромбоэмболии: вложенное исследование случай-контроль. BMJ . 2010; 341: c424520858909PubMedGoogle ScholarCrossref 97.

    Kinon BJL, Edwards I. Улучшение сопутствующей депрессии оланзапином по сравнению с лечением зипразидоном у пациентов с шизофренией или шизоаффективным расстройством. Доклад представлен на: Международном конгрессе по исследованию шизофрении; 2-6 апреля 2005 г .; Savannah, GA

    98. Kales HC, Zivin K, Kim HM, и другие. Тенденции в использовании антипсихотических средств при деменции, 1999-2007 гг. [Опубликованная поправка появилась в Arch Gen Psychiatry .2011; 68 {5}: 466]. Arch Gen Psychiatry . 2011; 68 (2): 190-19721300946PubMedGoogle ScholarCrossref 99.Krystal JH, Rosenheck RA, Cramer JA, и другие; Группа сотрудничества по делам ветеранов № 504. Дополнительное лечение рисперидоном для лечения устойчивых к антидепрессантам симптомов хронического посттравматического стрессового расстройства, связанного с военной службой: рандомизированное исследование. JAMA . 2011; 306 (5): 493-50221813427PubMedGoogle ScholarCrossref

    Смена антипсихотических препаратов: почему, когда и как?

    Срок действия кредита CME для этой статьи истек.Он приведен здесь для справки.

    В конце этой статьи читатели должны уметь:

    1. Описать причины перехода на антипсихотическое средство.

    2. Оцените оптимальное время для переключения.

    3. Узнайте, как лучше переключиться.

    Необходимость перехода с одного антипсихотического препарата на другой является частой проблемой при долгосрочном ведении пациентов с шизофренией и родственными психотическими расстройствами, даже когда антипсихотик, эффективный для лечения острых симптомов, продолжает применяться во время поддерживающего лечения.Например, частота отмены антипсихотических препаратов колебалась от 64% (для оланзапина) до 82% (для кветиапина) на первой фазе исследования клинических испытаний эффективности вмешательства (CATIE), несмотря на доказательства, указывающие на клиническое улучшение. 1

    Хотя низкая приверженность к лечению способствует высокой частоте смены антипсихотиков, наблюдаемой в клинической практике, существуют конкретные случаи, когда преднамеренный переход с одного антипсихотического препарата на другой оправдан.Когда происходит переключение, клинические эффекты (как положительные, так и отрицательные) являются неопределенными, что создает серьезные проблемы для практикующих врачей. Знакомство с общими показаниями (и противопоказаниями) для смены нейролептиков, стратегиями выбора и смены лекарств и важными психосоциальными соображениями может помочь пациентам достичь оптимальных терапевтических результатов при минимальном риске побочных эффектов, включая рецидив.

    Показания для перехода на антипсихотические препараты


    Показания для смены антипсихотических препаратов у пациентов с шизофренией или биполярным расстройством

    12-14

    Причины перехода на антипсихотические препараты делятся на 3 широкие категории.Первые два — неадекватный терапевтический ответ и непереносимые побочные эффекты (, таблица 1, ) — были наиболее частыми причинами отмены антипсихотических препаратов в исследовании фазы 1 CATIE. 1 Третьим распространенным показанием является запрос пациента и / или лица, осуществляющего уход. Реже переход может быть вызван необходимостью минимизировать затраты на лекарства (путем перехода на менее дорогой антипсихотик или генерическую форму того же лекарства) или для упрощения дозирования (путем перехода на антипсихотик, принимаемый только один раз в день).

    Субоптимальный терапевтический ответ. Несмотря на успехи в лечении антипсихотическими препаратами, некоторые пациенты плохо реагируют на то или иное средство, даже если полностью его соблюдают. У пациентов с положительным ответом на фармакотерапию могут сохраняться симптомы, связанные с плохими клиническими исходами и нарушением функционирования.

    Пациентам, которые не достигают (или достигают лишь минимального) клинического эффекта или у которых наблюдаются остаточные симптомы ухудшения, часто показан переход на другой антипсихотический препарат.Это может быть особенно важно, если:

    • Клинические факторы, связанные с плохим ответом на лечение, были исключены (например, неправильный диагноз, сопутствующие заболевания, плохая приверженность лечению, недостаточная дозировка или продолжительность лечения)

    • Оптимизация дозы антипсихотиков и / или прием лекарств в течение длительного времени не принес дополнительных преимуществ

    • Дальнейшее увеличение дозы или комбинированная фармакотерапия противопоказаны, маловероятны или нецелесообразны по другим причинам

    • У пациента наблюдается острый рецидив, несмотря на хорошую приверженность к лечению

    Таким образом, прежде чем принять решение о переходе, необходимо тщательно следить за тем, чтобы лечение антипсихотическим препаратом до перехода было оптимизировано с точки зрения приверженности, продолжительности лечения и дозы.

    Плохая переносимость нейролептиков. Побочные эффекты распространены во время краткосрочного и длительного лечения нейролептиками, некоторые из которых могут быть тяжелыми или стойкими. Когда побочные эффекты явно связаны с антипсихотическим препаратом и перевешивают клиническую пользу или угрожают приверженности, они становятся ограничивающими лечение. В этих обстоятельствах настороженное ожидание обычно нецелесообразно, и может быть показано переключение на антипсихотические препараты. Переключение может быть особенно показано, когда:

    • Доза антипсихотика не может быть снижена из-за неприемлемого риска клинического ухудшения

    • Ограничивающий лечение побочный эффект вряд ли уменьшится при более низких дозах

    • Специальные методы лечения (например, антихолинергические препараты для лечения вызванных антипсихотиками экстрапирамидных эффектов) для ограничивающих лечение побочных эффектов не существует, неэффективны или противопоказаны

    • Антипсихотическое лечение привело к клинически значимому повышению уровня глюкозы или липидов, и пациент не желает или не может соблюдение диетических или медицинских вмешательств (либо диетическое или медицинское вмешательство неэффективно)

    Когда в результате лекарственного взаимодействия возникают непереносимые побочные эффекты, часто бывает необходимо уменьшить дозировку или полностью прекратить прием осложняющих лекарств.Если осложняющее лекарство необходимо с медицинской точки зрения, ему не существует разумных альтернатив, а снижение дозировки антипсихотического или осложняющего лекарства неэффективно или не следует пытаться, может быть показано переключение на антипсихотик. Любые предлагаемые изменения в схеме лечения пациента следует обсудить со всеми поставщиками лечения.

    Запрос пациента и / или опекуна. Иногда пациенты и / или лица, осуществляющие уход, просят о переходе на лечение антипсихотическими препаратами.Эти запросы могут быть сделаны по любой из причин, описанных выше. Однако такие запросы также могут быть вызваны дезинформацией, неправильным приписыванием отрицательных результатов к лекарствам, двойственным отношением к лекарственному лечению в целом, недооценкой тяжести заболевания или неполным пониманием того, чего может достичь только антипсихотическое лечение. Следует выяснить как можно более подробно причины запроса о смене препарата, особенно если пациент положительно отреагировал на текущее лечение.

    Противопоказания к переключению на антипсихотики

    Как мы видели, для некоторых пациентов переключение на антипсихотики имеет преимущества. Есть также риски, но очень мало абсолютных противопоказаний. При отсутствии веских причин действовать иначе, переход обычно не рекомендуется для следующих типов пациентов:

    • Те, кто недавно выздоровел от острого психотического эпизода и принимают антипсихотический препарат, который явно оказался полезным во время лечения острой фазы

    • Те, кто в настоящее время стабильно принимает инъекционные нейролептики длительного действия, но имеют в анамнезе клиническую нестабильность перед применением инъекционных препаратов длительного действия в результате плохой приверженности к пероральным антипсихотикам

    • Те, кто в настоящее время стабильны, с четким положительным ответом на лечение антипсихотиками но имеют в анамнезе насилие, членовредительство, тяжелые симптомы или глубокое пренебрежение собой во время острых психотических эпизодов

    Риск обострения клинических симптомов при применении нового антипсихотического препарата может перевесить достижимую пользу для этих пациентов.При отсутствии веских причин для перехода стабильные пациенты, которым требуются инъекционные нейролептики длительного действия для поддержания клинической стабильности, должны продолжать терапию инъекциями длительного действия. В идеале пациенты, которым можно поддерживать пероральные нейролептики, должны быть клинически стабильными в течение как минимум 3-6 месяцев после разрешения симптомов острой фазы, прежде чем будет рассматриваться возможность перехода на пероральные нейролептики, хотя это не всегда возможно.

    Процедуры переключения антипсихотиков

    Процедуры переключения антипсихотиков

    14-17

    Перед сменой антипсихотиков необходимо четко определить конкретные показания, и врач и пациент должны согласовать конкретный набор целевые цели, которые должны быть достигнуты при переключении.Мифы или нереалистичные ожидания, связанные с сменой лекарств, должны быть сочувственно выяснены и разъяснены. Важна оценка готовности пациента к полному терапевтическому испытанию антипсихотического препарата после переключения. Как минимум, пациент и лица, осуществляющие уход, должны быть готовы сменить лекарство и соблюдать более частые посещения пациентов в ранний период после переключения. Другие соображения кратко изложены в Таблице 2 . Внимание к этим деталям поможет гарантировать, что причины переключения и переключения целей реалистичны и согласованы; ожидаются возможные осложнения переключения; имеются планы управления вероятными осложнениями в случае их возникновения; а пациенты, лица, осуществляющие уход, и терапевтическая бригада — активные участники всего процесса перехода.

    Выбор лекарства. Выбор лекарств после переключения для обычных показаний в конечном итоге будет определяться сложным взаимодействием между клиническими данными, уникальными характеристиками пациентов, клинической фармакологией самих антипсихотических препаратов и предпочтениями пациента и поставщика медицинских услуг. Важные факторы, которые следует учитывать, кратко изложены в Таблице 2 .

    Доказательства поддерживают переход на клозапин при резистентной к лечению шизофрении и для пациентов с шизофренией, которые подвержены высокому риску суицида. 2,3 Существует также поддержка перехода на инъекционные антипсихотические препараты длительного действия для пациентов с поддающейся лечению шизофренией, которые клинически нестабильны из-за плохой приверженности. 4

    Помимо этих конкретных показаний, существует несколько прямых исследований, подтверждающих полезность переключения на антипсихотические препараты для повышения эффективности. За исключением клозапина при резистентной к лечению шизофрении, по-видимому, наблюдается значительное совпадение эффективности большинства нейролептиков, хотя некоторые исследования документально подтвердили улучшение результатов после перехода с типичного нейролептика на атипичный антипсихотик. 5,6 Эффекты перехода от атипичного антипсихотика к типичному нейролептику широко не исследовались.

    С другой стороны, профили побочных эффектов отдельных нейролептиков значительно различаются и, как правило, их легче предсказать, что особенно важно при переходе на антипсихотические препараты. Пациенты, которые ранее прекратили прием нейролептиков из-за ограничивающих лечение побочных эффектов, вряд ли будут придерживаться лечения новым нейролептиком, если у них будут такие же эффекты.В этом случае рациональной стратегией было бы заменить плохо переносимое лекарство лекарством, которое имеет меньший риск возникновения рассматриваемых побочных эффектов. Действительно, данные подтверждают эту стратегию по снижению экстрапирамидных побочных эффектов, гиперпролактинемии, увеличения веса и связанных с ними дисметаболических эффектов. 5,7,8

    Выбор подходящей стратегии переключения: факторы, которые следует учитывать

    13,14

    Варианты переключения на антипсихотические препараты. После того, как был выбран нейролептик после переключения, есть несколько вариантов переключения. Каждый из этих вариантов имеет определенные преимущества и недостатки в зависимости от клинической ситуации, характеристик пациента и конкретных применяемых нейролептиков (, таблица 3, ). В общем, варианты переключения между пероральными нейролептиками включают:

    • Резкое прекращение приема антипсихотиков до перехода с немедленным назначением нового антипсихотика в клинически эффективных дозах

    • Перекрестное снижение: постепенное снижение (снижение на 25-50% в миллиграммах) в день каждые 4 или 5 периодов полувыведения) антипсихотического средства перед переключением с постепенным началом и титрованием дозы нового антипсихотика; затем прекращают прием антипсихотика перед переключением, когда новый антипсихотик находится в пределах своего клинически эффективного диапазона доз

    • Частичное совпадение и прекращение приема: продолжение приема антипсихотика перед переключением в полной терапевтической дозировке с одновременным началом и титрованием нового антипсихотика; как только новый антипсихотик достигает клинически эффективной дозировки, прием антипсихотика до переключения затем снижается и, в конечном итоге, прекращается

    Ни один вариант переключения не превосходит другой при переключении между пероральными антипсихотиками.Поэтому решение о том, какой вариант принять, должно приниматься в индивидуальном порядке. Серьезность заболевания, история рецидивов (включая историю суицидального, агрессивного или другого опасного поведения), толерантность к предыдущим сменам антипсихотиков, текущий уровень клинической стабильности, уровень понимания и психологическая поддержка — все это важные факторы.

    В целом, более высокая срочность перехода на другой антипсихотический препарат способствует резкому прекращению приема или очень быстрому переходу на другой антипсихотический препарат (в течение всего нескольких дней).Например, резкое прекращение приема часто предпочтительнее, когда возникают острые, тяжелые побочные эффекты от антипсихотических препаратов до переключения, такие как агранулоцитоз от клозапина. Здесь риски быстрого переключения явно перевешиваются серьезностью побочного эффекта.

    С другой стороны, когда риски, связанные с острым рецидивом, являются наиболее важным клиническим фактором — или когда срочность перехода ниже (например, в амбулаторных условиях) — более медленное перекрестное снижение (более 4-8 недель) или частичное совпадение и прекращение приема может быть более благоприятным.Медленное снижение дозы антипсихотика перед переключением также может быть предпочтительным для пациентов, которые в анамнезе плохо переносили резкое переключение или если антипсихотик перед переключением имеет сильные антихолинергические свойства или седативный эффект. Частичное совпадение и прекращение лечения могут быть очень хорошим вариантом для пациентов, которым требуется переключение на антипсихотики, но которые еще не полностью стабилизировались с помощью антипсихотических препаратов перед переключением, или для тех, кто предрасположен к тяжелым психотическим симптомам или опасному поведению, если они недостаточно лечились во время приема лекарств. выключатель.Дополнительные рекомендации по переключению между пероральными нейролептиками приведены в Таблице 3 .

    Инъекционные нейролептики длительного действия: особенности. Переход с пероральных инъекционных нейролептиков на инъекционные антипсихотические препараты длительного действия часто легко осуществить в большинстве клинических условий. Независимо от агента, первым делом необходимо установить хорошую переносимость пероральной формы агента длительного действия. Это может быть достигнуто путем установления отсутствия ограничивающих лечение побочных эффектов терапевтических доз пероральной формы антипсихотического средства длительного действия.В качестве альтернативы пациенты, которые могут переносить 2 пероральные суточные дозы рисперидона (1 мг) или палиперидона (3 мг), скорее всего, будут переносить инъекционную форму этих препаратов длительного действия.

    Пероральный антипсихотический препарат перед переключением следует продолжать по крайней мере в течение первых 3 недель в терапевтических дозах после первоначальной инъекции рисперидона длительного действия. Для поддержания клинической стабильности могут потребоваться пероральные препараты в течение более длительного периода (от 4 до 6 недель). Напротив, пациенты, которые переведены на инъекционный палиперидон или оланзапин длительного действия, могут прекратить прием пероральных антипсихотических препаратов перед переключением после первой инъекции пролонгированного действия. 9,10

    Однако переход с пероральных нейролептиков, отличных от оланзапина, на инъекционный оланзапин длительного действия систематически не исследовался, и пациенты должны находиться под тщательным наблюдением на предмет седации после инъекции, неврологических эффектов и / или делирия после каждого длительного приема оланзапина. -действующий впрыск. Для типичных нейролептиков длительного действия (галоперидол или флуфеназин) пероральный антипсихотик можно продолжать в течение 5 дней после первой инъекции антипсихотика длительного действия.После этого пероральную дозу можно уменьшить и отменить. 11

    Как обсуждалось ранее, перевод пациентов, стабильно принимающих инъекционные антипсихотические препараты длительного действия, на пероральные нейролептики, как правило, не рекомендуется, если в этом нет острой необходимости. Когда необходимо перейти с инъекционного препарата длительного действия на пероральный антипсихотик, новый пероральный антипсихотик обычно можно начать немедленно, без необходимости в дополнительных дозах антипсихотика длительного действия перед переключением.Однако может потребоваться дополнительная запланированная инъекция, если начало приема нового перорального антипсихотика и следующая запланированная инъекция длительного действия точно совпадают по времени, особенно для пациентов, которые очень склонны к рецидивам во время перерывов в лечении или если новое пероральное антипсихотическое средство должен начинаться с субтерапевтических доз и требует более медленного титрования до целевой дозы.

    Последующие действия после переключения. Во время и после перехода на антипсихотические препараты необходимо тщательное наблюдение за пациентом и последующее наблюдение.Обычно это проще сделать, когда переключение происходит в стационаре. Амбулаторные пациенты, которые проходят смену антипсихотических препаратов, как правило, нуждаются в более частых посещениях и / или последующих контактах (в том числе по телефону или через интенсивного ведущего, в зависимости от ситуации) в течение первых нескольких недель наблюдения после перехода. Как только будет установлена ​​клиническая стабильность и хорошая общая переносимость нового нейролептика, частота последующих посещений может быть уменьшена.

    Прогресс в достижении целей перехода следует оценивать при каждой последующей встрече.В идеале начальные целевые симптомы, побочные эффекты и другие факторы, выявленные и задокументированные в течение периода до переключения, будут улучшены, что обеспечит доказательство того, что конкретные цели переключения на антипсихотические препараты были достигнуты.

    Общие проблемы, которые возникают в ранний период после переключения, включают усиление психотических симптомов, беспокойство, возбуждение, бессонницу и экстрапирамидные эффекты. Они могут представлять собой побочные эффекты нового лекарства, возвратные эффекты из-за отмены антипсихотического средства, предшествовавшего переходу, или общую тревогу по поводу перехода на антипсихотические препараты.В зависимости от степени тяжести с этими клиническими признаками и симптомами можно бороться разными способами:

    • Бдительное ожидание: если симптомы легкие и, как ожидается, улучшатся и имеется хорошая психосоциальная поддержка

    • Медленное уменьшение (или возобновление) ) антипсихотик перед переключением: для уменьшения эффектов отдачи или для лечения дискинезий отмены или обострений психотических симптомов

    • Добавление антихолинергического препарата: для управления экстрапирамидными эффектами или для лечения возбуждения, беспокойства и тревоги, связанных с антихолинергическим рикошетом

    • Добавление бензодиазепин: для временного снятия тревоги, беспокойства или бессонницы

    • Добавление небензодиазепинового снотворного: для лечения бессонницы

    • Разделение дозы нового антипсихотика: для ограничения побочных эффектов, зависящих от концентрации

    Сопутствующие препараты, которые служат в качестве дополнений к антипсихотическим препаратам лечение все чаще используется для лечения непсихотических симптомов шизофрении (например, антидепрессанты, бензодиазепины, стабилизаторы настроения) или побочных эффектов от антипсихотических препаратов перед переключением (например, холинолитиков).В общем, эти добавки не следует отменять до тех пор, пока переход на новый антипсихотик не будет успешным. Необходимость этих дополнительных методов лечения следует постоянно переоценивать, и, если не удается установить четкую пользу (или если бремя побочных эффектов от этих препаратов превышает их клиническую пользу), их следует прекратить.

    Заключение

    Смена антипсихотических препаратов — обычное явление в клинической практике. Иногда встречаются ситуации, в которых оценка соотношения риска и пользы явно свидетельствует в пользу перехода на другой антипсихотический препарат, например, когда конкретное лекарство явно неэффективно или когда возникают серьезные побочные эффекты.Другие ситуации гораздо менее просты — например, пациенты с шизофренией испытывают частичный (но неоптимальный) контроль симптомов или у них развиваются немедицинские серьезные, но тревожные побочные эффекты или побочные эффекты, которые представляют собой потенциально серьезные долгосрочные неврологические (например, поздняя дискинезия) или общие медицинские ( например, впервые возникший диабет, тяжелые сердечно-сосудистые заболевания, ранняя смертность). Хотя этим пациентам также может быть полезно переключение антипсихотических препаратов, это все же представляет собой серьезное терапевтическое изменение, которое несет в себе риск клинического ухудшения.

    На основании контролируемых данных, переход от антипсихотических средств с метаболически более высоким риском к препаратам с более низким риском у пациентов, которые испытывают клинически значимое увеличение веса, гипергликемию или атерогенную дислипидемию с их текущим антипсихотиком, является вариантом, который стоит рассмотреть, если другие варианты лечения неэффективны или неосуществимо. Независимо от причин перехода, конкретных и согласованных целевых задач; разумный выбор антипсихотических препаратов после переключения и стратегии переключения; тщательное наблюдение и оценка прогресса в достижении целей перехода в период после перехода; а тесное общение с пациентом, опекунами и членами терапевтической бригады на каждом этапе процесса перехода поможет минимизировать риск и оптимизировать клинический результат.

    Примечание. Эта статья была первоначально опубликована как CME в мартовском выпуске журнала Psychiatric Times за 2013 год. С тех пор некоторые его части могли быть обновлены.

    Раскрытие информации:

    Уильям В. Бобо, доктор медицины, магистр здравоохранения, получил исследовательскую поддержку от NIMH, NARSAD и Cephalon, Inc. В прошлом он работал в бюро спикеров в компаниях Janssen Pharmaceutica и Pfizer, Inc.

    Ральф Акила, доктор медицины, (эксперт / рецензент) сообщил, что он участвует в программах бюро спикеров для Novartis, Sunovion, Lilly и является консультантом Novartis.

    Ссылки:

    1. Lieberman JA, Stroup TS, McEvoy JP, et al; Исследователи клинических испытаний эффективности вмешательства (CATIE). Эффективность антипсихотических препаратов у пациентов с хронической шизофренией [опубликованная поправка опубликована в N Engl J Med. 2010; 363: 1092-1093]. N Engl J Med. 2005; 353: 1209-1223.

    2. Эссали А., Аль-Хадж Хасан Н., Ли К., Рэтбоун Дж. Клозапин в сравнении с типичным нейролептическим препаратом для лечения шизофрении. Кокрановская база данных Syst Rev. 2009; (1): CD000059.

    3. Meltzer HY, Alphs L, Green AI и др .; Международная исследовательская группа по предотвращению самоубийств. Лечение клозапином суицидальности при шизофрении: Международное испытание по предотвращению самоубийств (InterSePT) [опубликованное исправление опубликовано в Arch Gen Psychiatry. 2003; 60: 735]. Arch Gen Psychiatry. 2003; 60: 82-91.

    4. Agid O, Foussias G, Remington G. Инъекционные нейролептики длительного действия в лечении шизофрении: их роль в профилактике рецидивов. Expert Opin Pharmacother. 2010; 11: 2301-2317.

    5. Ричи К.В., Чиу Э., Харриган С. и др. Влияние на экстрапирамидные побочные эффекты, клинические симптомы и качество жизни перехода от обычных антипсихотических средств к атипичным (рисперидон или оланзапин) у пожилых пациентов с шизофренией. Int J Geriatr Psychiatry. 2003; 18: 432-440.

    6. Вайден П.Дж., Симпсон Г.М., Поткин С.Г., О’Салливан Р.Л. Эффективность перехода на зипразидон для стабильных, но симптоматических амбулаторных пациентов с шизофренией. J Clin Psychiatry. 2003; 64: 580-588.

    7. Кинон Б.Дж., Аль Дж., Лю-Зейферт, Х., Магуайр Г.А. Улучшение гиперпролактинемии и репродуктивных сопутствующих заболеваний у пациентов с шизофренией, перешедших с традиционных нейролептиков или рисперидона на оланзапин. Психонейроэндокринология. 2006; 31: 577-588.

    8. Строуп Т.С., МакЭвой Дж. П., Ринг К. Д. и др .; Сеть испытаний шизофрении. Рандомизированное исследование, изучающее эффективность перехода с оланзапина, кветиапина или рисперидона на арипипразол для снижения метаболического риска: сравнение антипсихотических средств для лечения метаболических проблем (CAMP). Am J Psychiatry. 2011; 168: 947-956.

    9. Samtani MN, Vermeulen A, Stuyckens K. Популяционная фармакокинетика внутримышечного палиперидона пальмитата у пациентов с шизофренией: новый раз в месяц длительно действующий состав атипичного антипсихотика. Clin Pharmacokinet. 2009; 48: 585-600.

    10. Детке Х.С., Чжао Ф., Гархян П. и др. Соответствие доз между инъекцией оланзапина пролонгированного действия и пероральным оланзапином: рекомендации по смене. Int Clin Psychopharmacol. 2011; 26: 35-42.

    11. Lauriello J, Keith SJ. Использование в / м нейролептиков: уроки клинической практики. Curr Psychiatry. 2005; 4: 44-52.

    12. Weiden PJ. Смена антипсихотических препаратов как стратегия лечения увеличения веса, вызванного антипсихотиками, и дислипидемии. J Clin Psychiatry. 2007; 68 (приложение 4): 34-39.

    13. Бернардо М., Виета Э., Руис Дж. С. и др. Рекомендации по переходу на антипсихотические препараты.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *