Основные кишечные инфекции: Платные услуги

Содержание

Платные услуги

                Постановление Правительства Российской Федерации от 4 октября 2012 г. N 1006 г. Москва

     «Об утверждении Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг» 

                            Для просмотра документа нажмите пожалуйста эту ссылку.

ПОЛОЖЕНИЕ

Рб оказании платных медицинских услуг в ГБУЗ СК КСКИБ 

 Для просмотра документа нажмите пожалуйста эту ссылку.

 

Приказ по платным услугам ГБУЗ СК КСКИБ от 03.08.2020г.

 Для просмотра документа нажмите пожалуйста эту ссылку.

 

 

Приказ по платным услугам ГБУЗ СК КСКИБ от 19.08.2020г.

 Для просмотра документа нажмите пожалуйста эту ссылку.

 

 

                                       

                                      Прейскурант:

 

прейскурант компьютерная томография:

                             Для просмотра документа нажмите пожалуйста эту ссылку.

                                

прейскурант рентгенологические методы исследования:   

                      Для просмотра документа нажмите пожалуйста эту ссылку.

 

 

прейскурант клиническая лаборатория:   

                      Для просмотра документа нажмите пожалуйста эту ссылку.

    

прейскурант бактериологическая лаборатория:   

                      Для просмотра документа нажмите пожалуйста эту ссылку.

 

 

 

приказ и прейскурант по оказанию платных услуг ГБУЗ СК КСКИБ от 14.07.2021г. :

                             Для просмотра документа нажмите пожалуйста эту ссылку.

                                

3.1.1. Кишечные инфекции / КонсультантПлюс

Наименование

Документ или орган, утвердивший санитарные требования

СанПиН 3. 3686-21 «Санитарно-эпидемиологические требования по профилактике инфекционных болезней»

Внимание! Срок действия документа ограничен 01.09.2027

Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 28.01.2021 N 4

Методические указания МУ 3.1.1.2969-11 «Эпидемиологический надзор, лабораторная диагностика и профилактика норовирусной инфекции»

Главный государственный санитарный врач РФ 15.11.2011

Методические указания МУ 3.1.1.2957-11 «Эпидемиологический надзор, лабораторная диагностика и профилактика ротавирусной инфекции»

Главный государственный санитарный врач РФ 29.07.2011

Методические указания МУ 3.1.2837-11 «Эпидемиологический надзор и профилактика вирусного гепатита A»

Главный государственный санитарный врач РФ 28.01.2011

Методические указания МУ 3.1.1.2438-09 «Эпидемиологический надзор и профилактика псевдотуберкулеза и кишечного иерсиниоза»

Роспотребнадзор 22. 01.2009

Методические указания МУ 3.1.1.2232-07 «Профилактика холеры. Организационные мероприятия. Оценка противоэпидемической готовности медицинских учреждений к проведению мероприятий на случай возникновения очага холеры»

Роспотребнадзор 06.08.2007

Методические указания МУ 3.1.1.2363-08 «Эпидемиологический надзор и профилактика энтеровирусной (неполио) инфекции»

Главный государственный санитарный врач РФ 25.05.2008

Методические указания МУ 3.1.1.2360-08 «Эпидемиологический надзор за полиомиелитом и острыми вялыми параличами в постсертификационный период»

Главный государственный санитарный врач РФ 06.05.2008

Методические указания МУ 3.1.1.2363-08 «Эпидемиологический надзор и профилактика энтеровирусных (неполио) инфекций»

Роспотребнадзор 25.05.2008

Методические рекомендации N 99/42 «Ротавирусная инфекция у новорожденных»

Минздрав РФ 29. 03.1999

Методические указания «Клиника, диагностика и лечение острого полиомиелита»

Минздрав РФ 15.12.1997

Методические рекомендации по мониторингу окружающей среды за контаминацией холерными вибрионами на территории Российской Федерации

Госкомсанэпиднадзор РФ 23.06.1995 N 01-19/55-17

Методические указания «Основные принципы организации санитарно-эпидемиологического надзора за острыми кишечными инфекциями»,

Инструкция о проведении противоэпидемических мероприятий в отношении острых кишечных инфекций,

Методические указания по комплексной терапии детей, больных острыми кишечными инфекциями, в условиях поликлиники

Приказ Минздрава СССР от 16.08.1989 N 475

Методические указания по эпидемиологической оценке санитарно-гигиенических условий в целях профилактики кишечных инфекций

Минздрав СССР 06.06.1986 N 28-6/20

Методические указания по определению остаточных количеств антибиотиков в продуктах животноводства

Минздрав СССР 29. 06.1984 N 3049-84

Методические указания по иммуноглобулинопрофилактике гепатита A

Минздрав СССР 14.12.1983 N 28-6/31

Инструктивно-методические рекомендации «Брюшной тиф и паратифы A и B»

Минздрав СССР 1983

Методические указания «Лабораторная диагностика сыпного тифа»

Минздрав РСФСР 1977

Меры профилактики острых кишечных инфекций в летний период

В летний период увеличивается частота заболеваемости кишечными инфекциями. Особенно часто острыми кишечными инфекциями болеют дети.

Острые кишечные инфекции – это большая группа инфекционных заболеваний человека, протекающих с поражением желудочно-кишечного тракта, вызываемых бактериями, вирусами и простейшими микроорганизмами.

Заражение кишечными инфекциями, как правило, связано с употреблением воды и пищи, инфицированных бактериями и вирусами. Болезнетворные микроорганизмы могут попадать в организм человека и с грязными руками. Причиной заражения так же может быть купание в открытых водоемах, не соответствующих санитарным нормам.

Основными симптомами кишечных инфекций являются вялость, слабость, снижение аппетита, тошнота, рвота, диарея, боли в животе, повышение температуры тела.

При подозрении на заболевание кишечной инфекцией необходимо вызвать врача и следовать его рекомендациям. Особенно опасно заниматься самолечением кишечных инфекций у детей, так как у них быстро происходит обезвоживание организма, и могут развиться жизнеугрожающие осложнения.

Основные меры профилактики кишечных инфекций:

  • Соблюдение правил личной гигиены (мыть руки с мылом после посещения уборной и перед едой).
  • Необходимо тщательно мыть ягоды, фрукты, овощи перед едой.
  • Детям предпочтительно использовать в пищу термически обработанные ягоды, овощи и фрукты.
  • Необходимо следить за сроками хранения продуктов, не использовать в пищу продукты с истекшим сроком годности, соблюдать правила хранения, хранить быстро портящиеся продукты в холодильнике.
  • Рекомендуется отделять продукты друг от друга во время покупок в супермаркете, в холодильнике, на кухонном столе. С овощей и фруктов болезнетворные микроорганизмы могут попасть на продукты, которые перед употреблением не моют и термически не обрабатывают (хлеб, сыр, и т.д.).
  • Нельзя допускать, чтобы на еду садились мухи, которые являются переносчиками инфекций.
  • Необходимо кипятить воду, взятую из открытого водоема для питья, мытья фруктов, ягод или посуды.
  • Нельзя использовать в пищу сырое молоко
  • Категорически не рекомендуется приобретать пищевые продукты (в частности ягоды, фрукты, овощи, молоко и молочные продукты) в местах несанкционированной торговли.
  • Запрещается купаться в водоемах без наличия заключения о соответствии мест купания санитарным нормам

Основные симптомы и меры профилактики кишечных инфекций

В теплое время года вероятность заражения кишечной инфекцией повышается значительно. В лучшем случае это грозит многочасовым просиживанием в туалете, в худшем — инфекционной больницей.

Кишечные инфекции – это целая группа заразных заболеваний, которые в первую очередь повреждают пищеварительный тракт. Возбудителями кишечных инфекций являются микробы и вирусы, которые от больных людей и бактерионосителей выделяются во внешнюю среду с испражнениями, рвотными массами. Практически все возбудители кишечных инфекций чрезвычайно живучи. Они способны подолгу существовать в почве, воде и даже на различных предметах. Например, прекрасно выживают на плохо вымытых ложках, тарелках, на дверных ручках, поручнях в транспорте и мебели. Кишечные микробы не боятся холода, однако все же предпочитают жить там, где тепло и влажно. Особенно быстро они размножаются в продуктах питания, среди которых предпочитают молочно-кислые продукты, такие как сметана, кефир, ряженка и др., мясной фарш, студни, салаты. Очень опасными в этом плане становятся зараженные продукты, которые в дальнейшем не подвергаются термической обработке.

В организм здорового человека возбудители кишечных инфекций попадают через рот: вместе с пищей, водой или через грязные руки. Например, любой из этих инфекций можно заразиться, если попить воду из неизвестного источника, или выпить некипяченое молоко, приобретенное «с рук», или поесть сделанную из него простоквашу, творог или сметану. Заболевание начинается через 6-48 часов после попадания микробов в организм. В самом начале человек чувствует слабость, вялость, у него может испортиться аппетит, заболеть голова, повышается температура, появляются тошнота и рвота, схваткообразные боли в животе, понос с примесью слизи, гноя или крови, жажда и озноб.

Всегда следует помнить, что наиболее страшным и опасным последствием любого поноса является потеря организмом жидкости и солей. Без пищи человеческий организм более-менее благополучно может просуществовать пару недель, но без адекватного обеспечения водой и солями калия, натрия и кальция счет может пойти на часы. Запасы воды и солей особенно невелики в организме ребенка и именно для детей кишечные инфекции представляют собой реальную угрозу здоровью и жизни. По большому счету существует лишь два абсолютно безопасных способа самостоятельного лечения кишечного расстройства на первых порах – это голод и обильное питье малыми порциями. Все остальное лечение должен определить медицинский работник.

Кишечная инфекция у любого члена семьи – сигнал тревоги для всех остальных. Больному – отдельная посуда, всем остальным необходимо организовать идеальную чистоту, тщательно мыть руки, всю посуду кипятить, не жалеть дезинфицирующих средств для обработки туалета.

Для профилактики кишечных инфекций рекомендуется соблюдать следующие меры:

— в летнее время пейте только кипяченую воду и молоко, будьте чрезвычайно осторожными при употреблении воды из неизвестных водоисточников;

— строго соблюдайте правила и сроки хранения пищевых продуктов, в том числе товарное соседство продуктов в домашних холодильниках;

— особенно «неблагонадежные» в отношении кишечных инфекций салаты, винегреты употребляйте сразу после их приготовления и не оставляйте впрок;

— мойте руки как можно чаще, особенно после посещения туалета;

— будьте внимательными при покупке продуктов. Если Вы видите, что нарушаются элементарные санитарно-гигиенические правила, лучше не приобретать продукты в этой торговой точке;

— приучайте детей к строгому выполнению правил личной гигиены.

 

Пресс-служба Министерства здравоохранения Республики Башкортостан

Памятка о профилактике острых кишечных инфекций

Профилактике кишечных инфекционных заболеваний уделяется огромное внимание. В структуре инфекционной патологии кишечные инфекции составляют около 20%, нанося значительный экономический ущерб.

Острые кишечные инфекции

– это обширная группа  заболеваний человека.  К ней относятся: дизентерия, брюшной тиф, паратифы А и Б, холера, сальмонеллезы, энтеровирусные инфекции и др. С наступлением лета резко возрастает заболеваемость острыми кишечными инфекциями. Именно в это время создаются благоприятные условия для сохранения возбудителей во внешней среде и их размножение в продуктах питания и воде.

 Источник инфекции – больной человек или  носитель возбудителей острых кишечных инфекций. Наиболее опасны для окружающих больные легкими, стертыми и бессимптомными формами.

Основной механизм передачи – фекально-оральный, реализующийся пищевым, водным и контактно-бытовым путями.

Факторами передачи могут  являться пища, вода, предметы обихода, игрушки, в передаче некоторых инфекций имеют значение насекомые (мухи, тараканы). Заражению острыми кишечными инфекциями также способствуют антисанитарные условия жизни, несоблюдение правил личной гигиены, употребление продуктов питания, хранившихся или готовившихся с нарушением санитарных правил.

Восприимчивость к острым кишечным инфекциям  высокая. Риск заражения зависит от дозы попавшего в организм возбудителя, его вирулентности, а также от состояния барьерной и ферментативной функции желудочно-кишечного тракта и восприимчивости организма. Наиболее восприимчивыми  являются дети раннего возраста, особенно недоношенные и находящиеся на искусственном вскармливании. Иммунитет после перенесенной инфекции  нестойкий, продолжительностью от 3 — 4 месяцев до 1 года, в связи с чем высока возможность повторных заболеваний.  От момента попадания возбудителя в организм до появления симптомов заболевания может пройти от нескольких часов до 7 дней.

Общие симптомы острых кишечных инфекций: повышение температуры тела, слабость, головокружение, ломота в теле, боли в области желудка, тошнота, многократная рвота, учащение стула (испражнения становятся водянистыми), обезвоживание.  

                   Основные меры профилактики острых кишечных инфекций:

  1. Соблюдение личной гигиены, тщательное мытье рук мылом перед едой и после пользования туалетом.

2. Не употребляйте для питья воду из открытых источников или продаваемую в розлив на улице. Употребляйте для питья только кипяченую или бутилированную воду

  1. Перед употреблением свежие овощи следует необходимо тщательно мыть и обдавать кипятком.
  2. Для питания выбирайте продукты, подвергнутые термической обработке. Тщательно прожаривайте (проваривайте) продукты, особенно мясо, птицу, яйца и морские продукты.   Не храните пищу долго, даже в холодильнике.  
  3. Скоропортящиеся продукты храните только в условиях холода. Не оставляйте приготовленную пищу при комнатной температуре более чем на 2 часа. Не употребляйте  продукты с истекшим сроком реализации и хранившиеся без холода (скоропортящиеся продукты).
  4. Для обработки сырых продуктов пользуйтесь отдельными кухонными приборами и принадлежностями, такими как ножи и разделочные доски. Храните сырые продукты отдельно от готовых продуктов.
  5. Купайтесь только в установленных для этих целей местах. При купании в водоемах и бассейнах не следует допускать попадания воды в рот.

При возникновении симптомов острой кишечной инфекции (повышение температуры тела, рвота, расстройство стула, боль в животе) необходимо  немедленно обратиться за медицинской помощью!

 Выполнение этих несложных советов поможет избежать заболевания острой кишечной инфекцией

Памятка для населения по профилактике острых кишечных инфекций.

В течении лета прилавки магазинов изобилуют овощами и фруктами. Пожалуй, это самое благоприятное время в году для того, чтобы насытить организм витаминами. Вместе с тем, велик и риск заражения острой кишечной инфекцией.

Острые кишечные инфекции – большая группа  заболеваний, протекающих с признаками интоксикации и поражения желудочно — кишечного тракта. Возбудителями кишечных инфекций являются отдельные группы бактерий (шигеллы, сальмонеллы и др.), условно — патогенные микробы (стафилококки, протей), вирусы (ротавирусы, энтеровирусы и т.д.), гельминты (лямблии, амебы).

Острые кишечные инфекции — это обширная группа  заболеваний человека.  К ней относятся: дизентерия, брюшной тиф, паратифы А и Б, холера, сальмонеллезы, ротавирусные и энтеровирусные инфекции и др.

      Заболевание обычно начинается с ухудшения самочувствия,  повышения температуры, появляется тошнота, рвота, диарея,  боли в животе, вздутие.

       При появлении этих симптомов нужно немедленно обратиться к врачу. Лечение на дому допустимо только при легких формах  заболевания, диагностировать которые может только врач. При этом лечение должно проводиться под его контролем.

       Постарайтесь изолировать больного, чтобы  предотвратить заражение других членов семьи.

      Наиболее восприимчивы к острым кишечным инфекциям дети. Объясняется это тем, что у детей, в отличие от взрослых, слюна и желудочный сок обладают слабыми бактерицидными свойствами. И при попадании возбудителя кишечных инфекций в рот (а именно таким путем чаще всего происходит заражение), они легко проникают в кишечник.

       Иногда ребенок переносит заболевание легко, но при этом инфекционный процесс может иметь затяжной характер и надолго оставляет тяжелый след. Нередко гастрит, колит, дуоденит и другие хронические заболевания желудочно-кишечного тракта, которыми страдают взрослые, являются последствиями острых кишечных инфекций, перенесенных в детстве.

        Как видите, возбудителей кишечных инфекций довольно много, но клинически они проявляют себя довольно типично.

 Источник инфекции – больной человек или  носитель возбудителей острых кишечных инфекций. Наиболее опасны для окружающих больные легкими, стертыми и бессимптомными формами.                                                                                                           Болеют взрослые и дети, наиболее часто  дети – в возрасте от 1 года до 7 лет. На долю детей приходится около 60-65% всех регистрируемых случаев.

Основной механизм передачи – фекально-оральный, реализующийся пищевым, водным и контактно-бытовым путями.

Факторами передачи могут  являться пища, вода, предметы обихода, игрушки, в передаче некоторых инфекций имеют значение насекомые (мухи, тараканы). Заражению острыми кишечными инфекциями также способствуют антисанитарные условия жизни, несоблюдение правил личной гигиены, употребление продуктов питания, хранившихся или готовившихся с нарушением санитарных правил.

Восприимчивость к острым кишечным инфекциям  высокая. Риск заражения зависит от дозы попавшего в организм возбудителя, его вирулентности, а также от состояния барьерной и ферментативной функции желудочно-кишечного тракта и восприимчивости организма. Наиболее восприимчивыми  являются дети раннего возраста, особенно недоношенные и находящиеся на искусственном вскармливании. Иммунитет после перенесенной инфекции  нестойкий, продолжительностью от 3 — 4 месяцев до 1 года, в связи с чем, высока возможность повторных заболеваний.  От момента попадания возбудителя в организм до появления симптомов заболевания может пройти от нескольких часов до 7 дней.

            Основные меры профилактики острых кишечных инфекций:

1. Соблюдение личной гигиены, тщательное мытье рук мылом перед едой и после пользования туалетом.

2.Не покупайте арбузы и дыни в разрезанном виде.

3.При покупке продуктов обращайте внимание на срок реализации.

4.Не покупайте продукты в местах несанкционированной торговли, у лиц, торгующих не сертифицированной продукцией.

 

5. Перед употреблением свежие овощи следует необходимо тщательно мыть и обдавать кипятком.

6. Для питания выбирайте продукты, подвергнутые термической обработке. Тщательно прожаривайте (проваривайте) продукты, особенно мясо, птицу, яйца и морские продукты.  Не храните пищу долго, даже в холодильнике.  

 7. Скоропортящиеся продукты храните только в условиях холода. Не оставляйте приготовленную пищу при комнатной температуре более чем на 2 часа. Не употребляйте  продукты с истекшим сроком реализации и хранившиеся без холода (скоропортящиеся продукты).

8. Для обработки сырых продуктов пользуйтесь отдельными кухонными приборами и принадлежностями, такими как ножи и разделочные доски. Храните сырые продукты отдельно от готовых продуктов.

9. Не пейте воду из случайных источников. Во избежание кишечных инфекций употребляйте свежекипяченую, артезианскую или минеральную воду заводского разлива.

10. Купайтесь только в установленных для этих целей местах. При купании в водоемах и бассейнах не следует допускать попадания воды в рот.

При возникновении симптомов острой кишечной инфекции

 (повышение температуры тела, рвота, расстройство стула, боль в животе) необходимо  немедленно обратиться за медицинской помощью!

 

Выполнение этих несложных советов поможет избежать заболевания острой кишечной инфекцией и сохранит Ваше здоровье и здоровье Ваших близких!

Острые кишечные инфекции — МБДОУ 85

К острым кишечным инфекциям (ОКИ) относятся:

  • дизентерия,
  • сальмонеллез,
  • кампилобактриоз,
  • вирусный гепатит А,
  • норо — и ротавирусная инфекция,
  • брюшной тиф и паратифы,
  • и др.

Острые кишечные инфекции могут встречаться в любое время года: вирусные, чаще в холодное время, пик всей заболеваемости ОКИ приходится на летний сезон.

Большинство возбудителей кишечных инфекций отличаются высокой устойчивостью.

Например: шигеллы (возбудители дизентерии) живут и размножаются в молоке около 6 дней, в речной воде сохраняются до 35 дней, норо/ротавирусы сохраняют жизнеспособность на различных объектах окружающей среды от 10-15 дней до 1 месяца, в фекалиях — до 7 месяцев.

КАК ПРОЯВЛЯЮТСЯ КИШЕЧНЫЕ ИНФЕКЦИИ?

Как правило, они начинаются остро, с повышения температурыжидкого стулаболей в животе, может быть тошнота и рвота.

Основные распространители кишечных инфекций — больные люди.

Опасными могут быть не только те, у кого кишечное расстройство ярко выражено, но и люди больные настолько легко, что они даже не обращаются за медицинской помощью. Именно среди них особенно часто обнаруживаются носители заразных микробов.

Не менее опасны практически здоровые бактерионосители, ведь их не изолируют, они широко и свободно общаются с другими людьми и, не считая себя способными заражать, не соблюдают мер предосторожности.

При всех кишечных инфекциях наиболее заразны выделения больного. Недуг же развивается лишь в том случае, когда микроб попадает в организм через рот.

В большинстве случаев в этом повинны наши собственные руки.

Сначала микробы попадают на них — достаточно для этого взяться за ручку дверей или спускового устройства туалета, прикоснуться к предметам, которыми пользовался больной, и позабыть о необходимости вымыть руки!

С загрязненных рук микробы могут попасть в пищевые продукты. В фарше, мясе, холодных закусках, молоке, молочных продуктах, кремовых изделиях, салатах условия для жизни и размножения кишечных микробов самые благоприятные. При этом сами эти зараженные продукты кажутся вполне свежими, пригодными к еде. Вот почему всем, кто готовит пищу, надо соблюдать большую осторожность.

Соблюдение правил приготовления пищи и хранения продуктов — важная защитная мера. В каждом доме надо иметь отдельные доски для разделки сырого и вареного мяса, рыбы, овощей. Если пользоваться одной доской, одним и тем же ножом, в уже сваренные продукты могут быть внесены опасные микробы. Уже через два-три часа они при комнатной температуре размножаются и достигнут такого количество, которое способно вызвать заболевание.

В связи с этим следует напомнить: продукты, особенно вареные, необходимо хранить на холоде, всячески оберегать их от мух и перед едой подвергать термической обработке.

 Еще один важный путь передачи возбудителей — загрязненная вода. В жаркие месяцы большую осторожность должны проявлять все, кто выезжает отдыхать за город — всегда следует брать с собой запас кипяченой воды, чтобы не приходилось пользоваться непроверенными источниками.

Купленные на рынках овощи и фрукты необходимо промывать кипяченой водой. Заразиться можно и купаясь в реке, пруде, озере, ведь, нередко при этом люди заглатывают воду.

Самый надежный путь предупредить распространение кишечных заболеваний — заранее обезвредить источник инфекции. Вот почему своевременное обращение в лечебное учреждение при любом расстройстве желудочно-кишечного тракта приобретает исключительное значение. Врач может при необходимости изолировать больного, провести дезинфекцию, начать лечение.

10 «золотых» правил

для профилактики острых кишечных инфекций

(рекомендованы экспертами Всемирной Организации Здравоохранения)

  1. Выбирайте безопасные пищевые продукты.
  2. Тщательно приготавливайте пищу.
  3. Употребляйте приготовленную пищу сразу после приготовления.
  4. Правильно храните пищевые продукты.
  5. Тщательно подогревайте приготовленную заранее пищу.
  6. Избегайте контакта между сырыми и готовыми пищевыми продуктами.
  7. Часто мойте руки.
  8. Содержите кухню в чистоте.
  9. Защищайте пищу от насекомых, грызунов и дру­гих животных.
  10. Используйте чистую воду.

    БУДЬТЕ ЗДОРОВЫ!

 

рецидивирующих кишечных инфекций на подъеме: исследование

Роберт Прейдт

Репортер HealthDay

ПЯТНИЦА, 7 июля 2017 г. (HealthDay News) — Число рецидивирующих кишечных инфекций Clostridium difficile резко возрастает в Соединенных Штатах, предупреждают исследователи.

Эти инфекции заражают около 500 000 человек в год, приводят к десяткам тысяч смертей и обходятся системе здравоохранения США примерно в 5 миллиардов долларов, по данным исследователей Пенсильванского университета.

C. difficile вызывает диарею, тяжелое воспаление кишечника и может привести к смертельным инфекциям крови, особенно у пожилых людей.

Обзор общенациональных данных медицинского страхования выявил почти 200-процентное увеличение годовой заболеваемости множественными рецидивирующими инфекциями C. difficile в период с 2001 по 2012 год. Для обычного C. difficile заболеваемость выросла примерно на 40 процентов.

Результаты показали, что пациенты с множественными рецидивирующими инфекциями C. difficile , как правило, были старше (средний возраст 56 лет по сравнению с 49), женщинами и чаще принимали антибиотики, кортикостероиды или препараты, снижающие кислотность.

Причины роста числа повторяющихся случаев C. difficile остаются неясными, но исследователи заявили, что результаты подчеркивают необходимость новых методов лечения.

Наиболее многообещающим новым методом лечения является трансплантация фекальной микробиоты. В ходе процедуры полезные кишечные бактерии переносятся в пищеварительный тракт пациента для восстановления баланса, облегчающего борьбу с инфекцией. Авторы исследования отметили, что, хотя эти трансплантаты стула показали многообещающие результаты в небольших исследованиях, их еще предстоит тщательно оценить.

«Растущая заболеваемость C. difficile при лечении несколькими курсами антибиотиков свидетельствует о растущем спросе на трансплантацию фекальной микробиоты в Соединенных Штатах», — сказал старший автор исследования доктор Джеймс Льюис в пресс-релизе университета.

Льюис — профессор гастроэнтерологии и старший научный сотрудник Центра клинической эпидемиологии и биостатистики.

«Хотя мы знаем, что трансплантация фекальной микробиоты в целом безопасна и эффективна в краткосрочной перспективе, нам необходимо установить долгосрочную безопасность этой процедуры», — добавил он.

Отчет был опубликован 4 июля в журнале Annals of Internal Medicine .

Clostridium difficile (C. difficile) — NHS

Clostridium difficile (C. diff) — это тип бактерий, которые могут вызывать диарею. Он часто поражает людей, которые принимали антибиотики. Обычно его можно лечить с помощью другого типа антибиотика.

Проверьте, нет ли у вас инфекции C.

diff

Общие симптомы C.diff инфекция включает:

  • диарею
  • высокую температуру
  • потерю аппетита
  • плохое самочувствие
  • боль в животе

Как можно заразиться C. diff

Бактерии C. diff обычно безвредно живут в кишечнике вместе с множеством других типов бактерий.

Но иногда, когда вы принимаете антибиотики, баланс бактерий в кишечнике может измениться, вызывая инфекцию.

Когда у кого-то есть инфекция C. diff, она может очень легко передаваться другим людям, если бактерии, обнаруженные в экскрементах человека, попадают на предметы и поверхности.

Кто входит в группу риска

У вас больше шансов заразиться инфекцией C. diff, если:

  • вы старше 65 лет
  • вы принимаете или недавно принимали антибиотики
  • вы находитесь в больнице или доме престарелых в течение длительного времени
  • у вас ослаблена иммунная система – например, из-за длительного заболевания, такого как диабет или почечная недостаточность, или лечения, такого как химиотерапия
  • вы принимаете ингибитор протонной помпы (ИПП) ), такие как омепразол или другие лекарства, снижающие кислотность желудка
  • у вас была инфекция C.diff инфекция в прошлом

Срочный совет: обратитесь за срочной помощью к врачу общей практики или обратитесь за помощью в NHS 111, если:

  • у вас понос, и вы принимаете или недавно принимали антибиотики
  • у вас кровавый понос или кровотечение из нижних отделов
  • у вас понос длится более 7 дней

Вы можете позвонить по номеру 111 или получить помощь по номеру 111 онлайн.

Лечение инфекции C. diff

Если врач подозревает, что у вас инфекция C. diff, он может попросить взять образец вашего стула для анализа.

Инфекцию иногда можно вылечить дома или вам может потребоваться госпитализация. Это связано с тем, что инфекции C. diff иногда могут приводить к более серьезным проблемам, таким как сепсис.

Инфекцию C. diff лечат следующим образом:

  • прекращение приема любых антибиотиков, если возможно
  • 10-дневный курс другого антибиотика, который может лечить C.diff-инфекция

Вам также дадут совет о том, как избежать обезвоживания, например, убедитесь, что вы пьете много воды.

Ваши симптомы должны улучшиться через несколько дней после начала нового курса антибиотиков. Но может пройти от 1 до 2 недель, прежде чем инфекция полностью исчезнет.

Вернитесь к врачу общей практики, если ваши симптомы ухудшатся, вы почувствуете себя очень плохо после начала приема антибиотиков или ваши симптомы вернутся после этого.

Если ваши симптомы вернутся, возможно, потребуется повторить лечение.

Важный

Продолжайте принимать антибиотики, пока не закончите прием всех таблеток, капсул или жидкости, даже если почувствуете себя лучше. Если вы прекратите лечение раньше, ваши симптомы могут вернуться.

Как предотвратить распространение инфекции C. diff

Инфекции C. diff могут распространяться очень легко.Есть некоторые вещи, которые вы можете сделать, чтобы снизить риск передачи инфекции другим.

Делать

  • оставайтесь дома не менее 48 часов после прекращения диареи

  • регулярно мойте руки водой с мылом

  • очищать унитаз и пространство вокруг него дезинфицирующим средством после каждого использования

  • стирать одежду и простыни с фекалиями отдельно от другого белья при максимально возможной температуре

Не

  • не делитесь полотенцами и фланелью

  • не принимайте лекарства для остановки диареи, такие как лоперамид, потому что это может помешать выведению инфекции из организма

Последняя проверка страницы: 08 февраля 2022 г.
Следующая проверка должна быть завершена: 08 февраля 2025 г.

ЖЕЛУДОЧНО-КИШЕЧНЫЕ ИНФЕКЦИИ | Apex Physicians ID

CLOSTRIDIUM DIFFICILE  

(он же «С.СЛОЖНЫЙ» или «C. DIFF»)  

 

C. diff — сокращение от Clostridium difficile, инфекционной бактерии, вызывающей симптомы, варьирующиеся от диареи до опасного для жизни воспаления стенки толстой кишки; состояние, известное как Clostridium difficile колит. Он может вызывать ряд симптомов.

По оценкам, он ежегодно вызывает полмиллиона заболеваний в Соединенных Штатах.

Примерно 1 из 6 пациентов, заразившихся C. diff, заразится снова в последующие 2–8 недель (около 2 месяцев).

В течение месяца после постановки диагноза 1 из 11 человек старше 65 лет умер от инфекции C. diff, связанной с оказанием медицинской помощи.

 

ЧТО ВЫЗЫВАЕТ C. DIFFICILE?

 

C. diff существует повсюду вокруг нас. Он находится в воздухе, воде, почве и фекалиях людей и животных.

 

Бактерии C. diff, находящиеся вне организма, превращаются в споры, которые могут жить на поверхностях в течение недель или месяцев. Эти споры не являются «активными», но они могут стать активными после того, как вы их проглотите, и попадут в ваш кишечник.У некоторых людей в кишечнике есть бактерии, и у них никогда не бывает никаких симптомов, однако у других бактерии вырабатывают токсины, которые атакуют кишечник.

Новый штамм бактерий C. diff производит большее количество токсинов. Эти типы бактерий трудно лечить с помощью лекарств.

Бактерии C. diff распространяются в медицинских учреждениях, таких как больницы или дома престарелых, где работники с большей вероятностью с ними столкнутся, чем с пациентами или жителями.

По данным Американского колледжа гастроэнтерологии (ACG), от 5 до 15 процентов здоровых взрослых и 84,4 процента новорожденных и здоровых младенцев имеют C. diff в кишечнике. Однако другие бактерии, живущие в кишечнике, обычно контролируют количество C. diff.

Инфекция C. diff возникает, когда в кишечнике слишком много бактерий.

 

КАКИЕ СИМПТОМЫ ЭТО ВЫЗЫВАЕТ?

 

 

Свяжитесь с нами

Запланировать всестороннюю консультацию.

Основным симптомом инфекции C. diff является диарея. Другие симптомы включают: 

Симптомы инфекции C. diff могут варьироваться от легких до тяжелых. Позвоните в наш офис, если вы заметите, что у вас понос три или более раз в день, или если ваши симптомы не проходят через два или три дня.

Вам также следует немедленно обратиться за медицинской помощью, если у вас сильная боль в животе или вы заметили кровь в стуле.

КАК ПЕРЕДАЕТСЯ C. DIFFICILE?

 

К.diff бактерия поступает из фекалий. У вас может развиться инфекция, если вы коснетесь зараженной поверхности, а затем коснетесь своего рта.

Кроме того, споры C. diff устойчивы ко многим химическим веществам, используемым для очистки. В результате они могут долго оставаться на месте.

 

КТО НАИБОЛЕЕ ВЕРОЯТЕН ЗАРАЗИТЬСЯ ИНФЕКЦИЕЙ?

 

Несмотря на то, что инфекция C. diff может развиться у любого человека, некоторые люди имеют повышенный риск.

Вещи, которые могут увеличить ваш риск, включают: 

  • прием антибиотиков, особенно длительный курс антибиотиков широкого спектра действия

  • проводить много времени в больницах

  • старший возраст

  • операция на желудочно-кишечном тракте

  • с ослабленной иммунной системой

  • с хроническим заболеванием почек или печени

  • прием ингибиторов протонной помпы (ИПП)

  • ранее C.diff инфекция

 

КАК ДИАГНОЗ C. DIFFILE?

 

Чтобы диагностировать инфекцию C. diff, наши квалифицированные специалисты зададут несколько вопросов о ваших симптомах и истории болезни. Затем они могут заказать образец стула. Они могут проанализировать его на наличие токсинов или генов токсинов бактерии C. diff.

Если у вас серьезные симптомы, они также могут провести процедуру, называемую сигмоидоскопией.

 

 

 

Ректороманоскопия, также называемая гибкой сигмоидоскопией, представляет собой процедуру, которая позволяет врачу заглянуть внутрь сигмовидной кишки с помощью гибкой трубки со светом на ней.Это поможет вашему врачу проверить: 

  • язвы

  • аномальные клетки

  • полипы

  • рак

Как правило, кусочки ткани берутся в качестве образцов для проверки любых аномальных изменений клеток.​

КАК ЛЕЧИТСЯ C. DIFFICILE?

 

Инфекции, вызванные C. diff, требуют лечения антибиотиками. Если вы уже принимаете антибиотик по другой причине, наши врачи могут попросить вас прекратить его прием, если это возможно.

Общие антибиотики, используемые для лечения инфекций, вызванных C. diff, назначаются в зависимости от лечения первой линии и тяжести исходной инфекции.

В большинстве случаев антибиотики можно принимать внутрь, что является стандартной терапией для трех основных антибиотиков C. difficile. Однако при некоторых инфекциях может потребоваться внутривенная (в/в) терапия антибиотиками.

Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) рекомендуют проходить курс антибиотиков в течение не менее 10 дней для лечения C.дифф инфекция.

В случае рецидива C. diff, у которого было по крайней мере два рецидива после первого эпизода, трансплантация фекальной микробиоты может рассматриваться как потенциальный вариант лечения после антибактериальной терапии.

По мере выздоровления обязательно пейте много жидкости. Диарея часто приводит к обезвоживанию организма, поэтому важно восполнить потерю жидкости. В более тяжелых случаях вам может потребоваться внутривенное введение жидкости для лечения обезвоживания.

В очень редких случаях может потребоваться операция по удалению пораженной части толстой кишки.

 

ЕСТЬ ОСЛОЖНЕНИЯ?

 

Хотя большинство инфекций, вызванных C. diff, не вызывают долгосрочных проблем, более серьезные инфекции могут привести к осложнениям, таким как: 

  • Токсический мегаколон — вздутие и расширение толстой кишки вследствие воспаления кишечной стенки и скопления избыточного количества газа.

  • Перфорация кишечника

  • Травма почек.В тяжелых случаях инфекции C. diff быстрое обезвоживание может привести к острому повреждению почек.

 

 

МОЖНО ЛИ C. DIFFICILE ПРЕДОТВРАТИМО?

 

Несмотря на его устойчивость ко многим чистящим средствам, есть несколько способов предотвратить развитие или распространение инфекции C. diff.

Следуйте этим советам, чтобы снизить риск: 

  • Регулярно мойте руки теплой водой с мылом. Это особенно важно после посещения туалета и перед едой.

  • Не принимайте антибиотики без необходимости. Имейте в виду, что антибиотики эффективны только при бактериальных инфекциях и не лечат вирусные инфекции, такие как грипп или простуда.

  • Поддерживайте чистоту поверхностей в зонах интенсивного использования. Сюда входят ванные комнаты и кухни. Старайтесь периодически очищать эти участки средствами, содержащими отбеливатель. Отбеливатель эффективен против C.диф бактерия.

КАКОВЫ ПЕРСПЕКТИВЫ?

 

После того, как вы начнете принимать антибиотик, вы должны заметить, что ваши симптомы начинают улучшаться в течение дня или двух. В более тяжелых случаях вам может потребоваться внутривенное введение антибиотика в дополнение к пероральной антибиотикотерапии.

Если вы считаете, что у вас инфекция C. diff, немедленно свяжитесь с нашим офисом, чтобы избежать осложнений.

 

H.

PYLORI  

 

ЧТО ТАКОЕ H. PYLORIПИЛОРИ-ИНФЕКЦИЯ?

 

H. pylori — распространенный тип бактерий, которые растут в пищеварительном тракте и имеют тенденцию поражать слизистую оболочку желудка. Он поражает желудки примерно шестидесяти процентов взрослого населения мира. Инфекции H. pylori обычно безвредны, но они вызывают большинство язв в желудке и тонкой кишке.

Буква «H» в названии является сокращением от Helicobacter. «Helico» означает спираль, что указывает на то, что бактерии имеют спиралевидную форму.

H. pylori часто инфицирует ваш желудок в детстве. Хотя инфекции этим штаммом бактерий обычно не вызывают симптомов, у некоторых людей они могут привести к заболеваниям, включая пептические язвы и воспалительное состояние внутри желудка, известное как гастрит.

H. pylori приспособлены к жизни в жесткой кислой среде желудка. Эти бактерии могут изменять окружающую среду и снижать ее кислотность, чтобы они могли выжить. Спиральная форма Х.pylori позволяет им проникать в слизистую оболочку желудка, где они защищены слизью, и иммунные клетки вашего организма не могут их достичь. Бактерии могут мешать вашему иммунному ответу и гарантировать, что они не будут уничтожены. Это может привести к проблемам с желудком.

 

ЧТО ВЫЗЫВАЕТ ИНФЕКЦИЮ H. PYLORI?

  

До сих пор точно неизвестно, как распространяется инфекция H. pylori. Бактерии сосуществовали с людьми на протяжении многих тысяч лет.Считается, что инфекции передаются изо рта одного человека другому. Они также могут передаваться с фекалиями в рот. Это может произойти, когда человек не моет руки тщательно после посещения туалета. H. pylori также может распространяться при контакте с зараженной водой или пищей.

Считается, что бактерии вызывают проблемы с желудком, когда они проникают в слизистую оболочку желудка и вырабатывают вещества, нейтрализующие желудочные кислоты. Это делает клетки желудка более уязвимыми к агрессивным кислотам. Желудочная кислота и H. pylori вместе раздражают слизистую оболочку желудка и могут вызывать язвы в желудке или двенадцатиперстной кишке, которая является первой частью тонкой кишки.

 

СИМПТОМЫ ИНФЕКЦИИ H. PYLORI

 

Большинство людей с H. pylori не имеют никаких симптомов.

Когда инфекция приводит к язве, симптомы могут включать боль в животе, особенно когда желудок пуст ночью или через несколько часов после еды. Боль обычно описывается как грызущая боль, и она может приходить и уходить.Прием пищи или прием антацидных препаратов может облегчить эту боль.

Если у вас есть такая боль или сильная боль, которая, кажется, не проходит, вам следует обратиться в наш офис.

Некоторые другие симптомы могут быть связаны с инфекцией H. pylori, в том числе:

Чрезмерная отрыжка

  • Чувство вздутия живота  

    • Тошнота  

    • Изжога

    • Лихорадка 

    • Отсутствие аппетита или анорексия

    • Необъяснимая потеря веса  

    Немедленно обратитесь к врачу, если вы испытываете:

    • Проблемы с глотанием

    • Анемия

    • Кровь в стуле

    Однако это общие симптомы, которые могут быть вызваны другими состояниями. Некоторые симптомы инфекции H. pylori наблюдаются и у здоровых людей.

    Если какой-либо из этих симптомов сохраняется или вас они беспокоят, всегда лучше позвонить в наш офис. Если вы заметили кровь или черный цвет в фекалиях или рвотных массах, вам следует немедленно обратиться в наш офис.

     

    ФАКТОРЫ РИСКА ИНФЕКЦИИ H. PYLORI

     

    Дети более склонны к развитию инфекции H. pylori. Их риск выше в основном из-за отсутствия надлежащей гигиены.

    Ваш риск заражения частично зависит от окружающей среды и условий жизни. Ваш риск выше, если вы:

    • живут в развивающейся стране

    • делят жилье с другими людьми, инфицированными H. pylori

    • живут в переполненном жилье

    • не имеют доступа к горячей воде, что может помочь поддерживать чистоту и отсутствие бактерий

    • неиспаноязычного, чернокожего или мексиканского происхождения

     

    В настоящее время известно, что пептические язвы вызываются бактериями этого типа, а не стрессом или употреблением в пищу продуктов с высоким содержанием кислоты. По данным клиники Майо, примерно у 10 процентов людей, инфицированных H. pylori, развивается пептическая язва. Длительное использование нестероидных противовоспалительных средств (НПВП) также увеличивает риск развития язвенной болезни.

     

    ДИАГНОСТИКА ИНФЕКЦИЙ H. PYLORI

     

    Наши специалисты спросят о вашем анамнезе и семейной истории болезни. Обязательно сообщите нашим врачам о любых лекарствах, которые вы принимаете, включая любые витамины или добавки.Если у вас есть симптомы пептической язвы, наши специалисты, скорее всего, спросят вас конкретно о том, принимаете ли вы НПВП, например, ибупрофен.

    Специалисты Apex ID могут также выполнять множество других тестов и процедур для подтверждения диагноза: 

     

    Медицинский осмотр 

     

    Во время физического осмотра наши специалисты осмотрят ваш желудок на наличие признаков вздутия живота, болезненности или боли. Они также будут слушать любые звуки в животе.

     

    Анализ крови

     

    Вам может потребоваться сдать образцы крови, которые будут использоваться для поиска антител против H. pylori.

     

     

    Для анализа крови медицинский работник возьмет небольшое количество крови из вашей руки. Затем кровь отправят в лабораторию для анализа. Это полезно только в том случае, если вы никогда раньше не лечились от H. pylori.

    Анализ кала 

     

    Образец стула может потребоваться для проверки наличия признаков инфекции H.pylori в фекалиях. Образец будет отправлен в лабораторию для анализа. Это и дыхательные тесты обычно требуют, чтобы вы прекратили прием лекарств, таких как антибиотики и ингибиторы протонной помпы (ИПП), перед тестом.

    Дыхательный тест

     

    Если у вас есть дыхательный тест, вы проглотите препарат, содержащий мочевину. Если присутствуют бактерии H. pylori, они высвобождают фермент, расщепляющий эту комбинацию, и высвобождают углекислый газ, который затем обнаруживает специальное устройство.

    Эндоскопия

    Если вам предстоит эндоскопия, тонкий инструмент, называемый эндоскопом, вводится вам в рот и спускается в желудок и двенадцатиперстную кишку. Подключенная камера будет отправлять изображения на монитор для просмотра. Любые аномальные области будут проверены. При необходимости для взятия образцов из этих областей будут использоваться специальные инструменты, используемые с эндоскопом.

     

    ОСЛОЖНЕНИЯ ИНФЕКЦИЙ H. PYLORI

     

    Инфекция H. pylori может привести к пептической язве, но сама инфекция или язва могут привести к более серьезным осложнениям.К ним относятся: 

    • Внутреннее кровотечение, которое может произойти, когда пептическая язва прорывает кровеносный сосуд и связано с железодефицитной анемией.

    • Непроходимость, которая может возникнуть, когда что-то вроде опухоли блокирует выход пищи из желудка

    • Перфорация, которая может произойти, когда язва прорывает стенку желудка 

    Исследования показывают, что инфицированные люди также имеют повышенный риск развития рака желудка. Хотя инфекция является основной причиной рака желудка, у большинства людей, инфицированных H. pylori, рак желудка никогда не развивается.

     

    ЛЕЧЕНИЕ ИНФЕКЦИЙ H. PYLORI

     

    Если у вас есть инфекция H. pylori, которая не вызывает у вас никаких проблем, и у вас нет повышенного риска развития рака желудка, лечение может не дать никаких преимуществ.

    Рак желудка, наряду с язвами двенадцатиперстной кишки и желудка, связан с инфекцией H. pylori.Если у ваших близких родственников есть рак желудка или такая проблема, как язва желудка или двенадцатиперстной кишки, наши специалисты могут назначить вам лечение. Лечение может вылечить язву и снизить риск развития рака желудка.

     

    Лекарства 

     

    Обычно вам нужно будет принимать комбинацию двух разных антибиотиков вместе с другим препаратом, снижающим кислотность желудка. Снижение желудочной кислоты помогает антибиотикам действовать более эффективно. Это лечение иногда называют тройной терапией.

    Лечение может варьироваться в зависимости от вашей прошлой истории болезни и наличия у вас аллергии на какой-либо из этих препаратов.

    После лечения у вас будет контрольный анализ на H. pylori. В большинстве случаев для устранения инфекции требуется только один курс антибиотиков, но вам может потребоваться больше, используя другие препараты.

     

    Образ жизни и диета 

     

    Нет доказательств того, что пища и питание играют роль в предотвращении или возникновении язвенной болезни у людей, инфицированных H.пилори. Однако острая пища, алкоголь и курение могут усугубить язвенную болезнь и помешать ее правильному заживлению.

     

    ПРОГНОЗ И ПРОГНОЗ  

     

    Для многих людей, инфицированных H. pylori, инфекции никогда не вызывают каких-либо затруднений. Если вы испытываете симптомы и получаете лечение; ваш долгосрочный прогноз в целом положительный. По крайней мере, через четыре недели после окончания лечения специалист проверит, чтобы убедиться, что оно работает. В зависимости от вашего возраста и других медицинских проблем специалист может использовать мочевину или анализ кала, чтобы проверить, помогло ли ваше лечение.

    Если у вас разовьется заболевание, связанное с инфекцией H. pylori, ваш прогноз будет зависеть от болезни, того, как скоро она будет диагностирована и как ее лечить. Возможно, вам придется пройти более одного курса лечения, чтобы убить бактерии H. pylori.

    Если инфекция сохраняется после одного курса лечения, язва желудка может вернуться или, реже, может развиться рак желудка. Очень немногие люди, инфицированные H. pylori, заболевают раком желудка. Тем не менее, если у вас есть семейный анамнез рака желудка, вам следует пройти обследование и лечение на H.пилори инфекция.

     

     

     

    Распространенность и факторы риска кишечной протозойной инфекции среди симптоматического и бессимптомного населения в сельских и городских районах южного Алжира | BMC Infectious Diseases

    Из 2277 субъектов, участвовавших в исследовании, 759 (33,3%; CL 95 31,40–35,27) были инфицированы кишечными паразитами, большинство из которых относилось к простейшим видам (распространенность  = 32,5% [30,62–30,62–35,27]). 34,47]), гельминтозы в этой популяции относительно редки (распространенность = 0.79% [0,469–1,249]). Однако была обнаружена значительная разница в распространенности паразитарной инфекции между популяцией 1 (14,9%; CL 95 13,16–16,59) и популяцией 2 (82,3%; CL 95 79,55–84,84), и эта разница в распространенности комбинированной протозойной инфекции между двумя популяциями была очень значимой (рис. 3; х 2 1  = 849,261, P  < 0,0001). Общая распространенность каждого из видов между двумя популяциями приведена в таблице 1.Наиболее распространенным видом, обнаруженным в популяции 1, был Blastocystis spp. (8%), за которыми следуют E. coli (3,3%), E. histolytica/dispar (2,5%) и реже Endolimax nana , G. кишечная и Trichomonas кишечная . В бессимптомной популяции 1 случаев гельминтозов не выявлено. Из популяции 2 зарегистрировано 10 кишечных паразитарных организмов. Среди них кишечные паразиты Blastocystis spp. (43,8%), чаще всего встречались E. histolytica/dispar (25,4%) и G. intestalis (14,6%), а самой редкой была нематода T. trichiura , которая была зарегистрирована только у одного субъекта. . Поскольку гельминты были очень редки в исследуемых популяциях, дальнейший анализ сосредоточен на инфекциях, вызванных простейшими видами, но интересно отметить, что из 18 субъектов, инфицированных гельминтами, 16 были моложе 14 лет, и 13 из них были связаны с до Э.вермикулярный . Только у двух взрослых пациентов были диагностированы гельминты, обоим в возрасте 30 лет, и оба были заражены Tænia spp.

    Таблица 1 Распространенность видов простейших и гельминтов в популяции

    Социально-демографические и внутренние факторы, влияющие на распространенность комбинированных простейших паразитов

    Демографические данные и факторы риска субъектов исследования показаны в таблицах 2 и 3. Распространенность комбинированной протозойной инфекции существенно не различаются между возрастными классами хозяев при отдельном тестировании в каждой популяции (для популяции 1 х 2 10  = 11. 949, P  = 0,289; для населения 2, χ 2 10  = 16,668, P  = 0,082). Профили возрастной распространенности для обеих популяций показаны на рис. 2, где можно увидеть контрастирующие закономерности этих профилей. Для бессимптомной популяции корреляционный тест среднего возраста возрастных классов и распространенности показал достоверную отрицательную связь ( r s  = − 0,727, n  = 11, P  = 0,727,011), распространенность снижается с увеличением возраста хозяина. Распространенность, первоначально составлявшая 21,8%, увеличилась на 8% от возрастной группы 1 до возрастной категории 2, а затем снизилась по мере увеличения возраста хозяина до 12% среди самой старшей возрастной группы (рис. 2). В то время как в симптоматической популяции не было значимой связи между средним возрастом возрастных групп и распространенностью ( r s  = 0,227, n  = 11, P  = 0,5), в распространенности наблюдались некоторые колебания между возрастных классах, с увеличением распространенности от 9-го до самого старшего возрастного класса (рис. 2).

    Таблица 2 Факторы, связанные с протозойными инфекциями среди бессимптомного населения 1 в провинции Лагуат Таблица 3 Факторы, связанные с протозойными инфекциями среди симптоматического населения 2 в провинции Лагуат Рис. ПОПУЛЯЦИЯ 1 и 2

    Значения распространенности для мужчин и женщин из популяции 1 ( х 2 1 =0.12, p = 0.730) и население 2 ( χ 2 2 1 = 1,2, p = 0,273) суммированы в таблицах 2 и 3. Распространенность была похожа на обоих половых случаях, так и не было в целом значимой разницы в любой популяции.

    Для бессимптомной популяции однофакторный анализ показал значительное влияние между комбинированной протозойной инфекцией и районом, в котором проживали субъекты (выше в сельской местности), типом воды, используемой субъектами (выше для водопроводной воды), и владением животными (выше среди тех, кто владел животных) (табл. 2).Общая распространенность была одинаковой в каждый год исследования, варьируя только от 13,3% (2015 г.) до 17,3% (2017 г.). Распространенность была еще более постоянной при рассмотрении по сезонам, колеблясь всего от 13,4 до 16,3%. Ни один из них не был значительным (рис. 3A).

    Рис. 3

    Распространенность комбинированной протозойной инфекции по годам и сезонам в ПОПУЛЯЦИИ 1 ( A ) и 2 ( B ). Обратите внимание, что данные не собирались осенью 2018 г.

    Для населения с симптомами значимыми факторами были вода (больше среди тех, кто использует бутилированную воду), владение животными (больше среди тех, у кого есть животные), сезон (самый высокий летом и самый низкий зимой). и год (самый высокий в 2016 году и самый низкий в 2018 году) (рис.3Б). Хотя существенной разницы в распространенности между районами проживания людей не было (табл. 3).

    Потенциальные факторы риска, связанные с комбинированной протозойной инфекцией

    Для популяции 1 многофакторный логарифмический линейный анализ показал, что с учетом всех соответствующих значимых факторов из первого раунда анализа на распространенность комбинированной протозойной инфекции существенно повлияли только два факторы. Право собственности на животных сохранило значение ( χ 2 1  = 83.6, P  < 0,001), как и площадь проживания людей ( χ 2 1  =6  9,480,

    5). Принимая во внимание эти два фактора, вода, которая показала лишь незначительное значение в поисковых анализах, больше не была значимой (

    х 2 1  = 2,046, P  5=0,13).

    Многофакторный анализ распространенности в популяции 2 подтвердил, что с учетом других факторов владение животными сохраняло значимость ( χ 2 1  = 4.831, P  = 0,028). Использование различных типов воды потеряло значение ( χ 2 1  = 0,969, P  ××= 0,325), но было очень значимое взаимодействие между сезоном и годом χ 2 9  = 54,652, P  < 0,001). сезоны 4-летнего периода.

    Факторы риска, связанные с

    Blastocystis spp. и G. enteralis инфекция

    Затем мы исследовали влияние объясняющих факторов на два наиболее распространенных вида в симптоматической популяции. Для G. intestalis, минимально достаточная модель сохранила два взаимодействия с ИНФЕКЦИЕЙ. Первый был между ГОД, СЕЗОН и ИНФЕКЦИЯ ( х 2 9  = 33,416, P  = 0,001), и это показано на рис.4. Распространенность G. кишечной палочки значительно колебалась между годами и сезонами исследования. Тем не менее, высокая распространенность была выявлена ​​летом 2015 г., тогда как зимой 2015 и 2018 гг. случаев выявлено не было. В 2016 году распространенность была одинаковой зимой (23,7%), осенью (23,8%) и летом (21,6%). В 2017 г. распространенность была высокой летом (24%) и зимой (25,5%) и низкой весной (9,1%) и осенью (7%). Низкая распространенность была зафиксирована весной и летом 2018 г., но следует отметить, что осенью 2018 г. данные не собирались.Однако в целом, если рассматривать распространенность в каждый сезон за четыре года, распространенность лямблиоза оказывается выше в засушливые сезоны лета и весны. Рисунок 4 1  = 5,543, P  = 0,019). Распространенность была выше у женщин (21.2%), владеющих животными, чем у испытуемых мужского пола (13,8%). Напротив, распространенность среди мужчин, не контактировавших с животными, была выше, чем среди женщин, с распространенностью 14,8% и 8,7% соответственно (рис. 5). Рисунок 5 и они не были исследованы далее.Интересно было взаимодействие в популяции 1 между ЖИВОТНЫМ × ГОД × ИНФЕКЦИЯ ( χ 2 1  = 27,463, P  = 0,001), и это ясно видно на рис. животных является ключевым фактором, определяющим распространенность. Этот показатель был неизменно выше среди владельцев животных в каждый год исследования, хотя в 2015 году разница между теми, у кого были животные, и теми, у кого их не было, была очень небольшой.

    Рис. 6

    Распространенность Blastocystis spp.у субъектов с животными или без них в течение 4 лет исследования, в ПОПУЛЯЦИИ 1

    Многофакторный анализ распространенности Blastocystis в популяции 2 дал два выражения интереса в минимально достаточной модели. Первый включал в себя четыре фактора вместе с ИНФЕКЦИЕЙ и далее не рассматривался. Второе выражение показало, что с учетом всех других факторов распространенность значительно различалась между полами ( х 2 1  = 7).342, P  = 0,007) в популяции 2. Распространенность была значительно выше среди мужчин (48,6%; CL 95 42,88–54,25) по сравнению с женщинами (37,8%; CL 95 33,03–42,86).

    E. Coli (для подростков) — Nemours KidsHealth

    Что такое инфекции

    E. Coli ?

    E. coli — это тип бактерий, которые обычно живут в нашем кишечнике, где они помогают организму расщеплять и переваривать пищу, которую мы едим. Но некоторые типы (или штаммы) E. coli заразны и распространяются через зараженную пищу или воду или от других инфицированных людей или животных.

    Инфекции, вызванные бактериями Escherichia coli , могут вызывать тяжелую кровавую диарею. Некоторые случаи могут привести к серьезным проблемам со здоровьем. К счастью, у большинства здоровых людей, заразившихся инфекцией, не возникает серьезных проблем, и они выздоравливают самостоятельно, не нуждаясь в лечении.

    Как происходит заражение

    E. Coli ?

    Чаще всего E.coli заражение происходит, когда кто-то ест пищу, содержащую бактерии. К продуктам риска относятся:

    • недоваренный говяжий фарш (например, розовый внутри для гамбургеров)
    • продукция, выращенная на навозе коров, овец, коз или оленей
    • продукция, вымытая в загрязненной воде
    • непастеризованные молочные продукты или соки

    Бактерии также могут передаваться от человека к человеку через немытые руки и поверхности, при плавании в загрязненной воде и при прикосновении к животным на фермах или в контактных зоопарках.

    Каковы признаки инфекции

    E. Coli ?

    Некоторые виды бактерий E. coli вырабатывают токсин (ядовитое вещество), который может повредить слизистую оболочку тонкой кишки. Это может привести к сильным желудочным спазмам, рвоте и диарее (часто с примесью крови). Когда это происходит, люди могут обезвоживаться.

    Симптомы обычно проявляются через 3–4 дня после контакта человека с бактериями и проходят примерно через неделю. Инфекция заразна, по крайней мере, пока у человека диарея, а иногда и дольше.

    Какие проблемы могут возникнуть?

    Большинство людей полностью выздоравливают от инфекции E. coli . Но у некоторых может развиться серьезное заболевание почек и крови, называемое гемолитико-уремическим синдромом (ГУС) . Признаки ГУС включают:

    • меньше мочиться
    • бледность или припухлость
    • необъяснимые синяки
    • кровотечение из носа или десен
    • очень устал
    • изъятия

    ГУС может быть опасным для жизни и требует лечения в больнице.

    стр.1

    Когда я должен позвонить врачу?

    Позвоните своему врачу, если у вас есть какие-либо симптомы инфекции E. coli , особенно боль в животе или длительная, сильная или кровавая диарея.

    Немедленно позвоните, если вы заметите признаки обезвоживания, такие как мочеиспускание реже, чем обычно, или гемолитико-уремический синдром, особенно если вы недавно перенесли желудочно-кишечное заболевание.

    Как лечат инфекции

    E. Coli ?

    Если вы подозреваете, что у вас инфекция, ваш врач может принять тест

    . образец калаискать E.бактерии coli . Ваш врач может заказать анализ крови, чтобы проверить возможные осложнения.

    Что нужно знать о лечении инфекции E. coli :

    • Антибиотики бесполезны и даже могут навредить.
    • Противодиарейные препараты могут увеличить риск осложнений. Если вы считаете, что у вас инфекция E. coli , не используйте их.
    • Если у вас инфекция E. coli , как можно больше отдыхайте и пейте много жидкости, чтобы избежать обезвоживания.

    Человеку с обезвоживанием может потребоваться госпитализация для внутривенного введения жидкостей, а людям с ГУС может потребоваться диализ при почечной недостаточности и/или переливание крови.

    Выздоравливая от инфекции, вы можете вернуться к своей обычной деятельности после того, как в двух культурах стула не будет бактерий. Не пользуйтесь бассейнами или водными горками в течение 2 недель после исчезновения симптомов.

    Можно ли предотвратить инфекции

    E. Coli ?

    Э.coli были связаны с широким спектром пищевых продуктов, включая свежий шпинат, гамбургеры, говяжий фарш, колбасные изделия, фундук, расфасованные сыры, тертый салат и расфасованное тесто для печенья.

    Безопасное приготовление пищи — ключевой шаг в защите от инфекции E. coli :

    • Тщательно готовьте мясо, пока оно не достигнет температуры не менее 160°F/70°C в самом толстом месте.
    • Тщательно очищайте все, что соприкасается с сырым мясом.
    • Выбирайте пастеризованные соки и молочные продукты.
    • Очистите сырые продукты перед едой.

    Не забывайте о важности мытья рук. Часто и тщательно мойте руки, особенно после посещения туалета, прикосновения к животным или прихода с улицы, а также перед едой или приготовлением пищи. Избегайте глотания воды во время плавания.

    COVID-19 и желудочно-кишечные заболевания: последствия для гастроэнтеролога — Полный текст — Заболевания пищеварительного тракта 2021, Vol.39, № 2

    История вопроса: Первоначально COVID-19 считался респираторным заболеванием, но вирус SARS-CoV-2 может привести к серьезным системным последствиям, поражающим основные органы, включая пищеварительную систему. Резюме: В этом обзоре содержится новая клинически важная информация для гастроэнтеролога. Сюда входят: механизмы повреждения тканей, наблюдаемые при вирусе SARS-CoV-2; последствия иммуносупрессии у больных с воспалительными заболеваниями кишечника (ВЗК) и хроническими заболеваниями печени с дополнительными рисками декомпенсации у больных с циррозом печени; влияние COVID-19 на неотложные состояния желудочно-кишечного тракта, эндоскопию, диагностику и лечение желудочно-кишечного тракта. Они подчеркивают необходимость понимания клинической фармакологии, токсикологии и терапевтических последствий лекарств, обычно используемых гастроэнтерологами, и их связи с COVID-19. Ключевые сообщения: Любая часть пищеварительной системы может быть поражена вирусом SARS-CoV-2, и те, у кого уже есть заболевание, подвергаются наибольшему риску неблагоприятных исходов. Риск межлекарственных взаимодействий значителен у пациентов с тяжелым течением COVID-19, которым часто требуется искусственная вентиляция легких и средства жизнеобеспечения.Некоторые перепрофилированные препараты, используемые против SARS-CoV-2, могут вызывать или усугублять некоторые желудочно-кишечные симптомы, связанные с COVID-19, а также вызывать поражение печени. Текущие клинические исследования, как мы надеемся, выявят эффективные препараты с более благоприятным соотношением риска и пользы, чем многие первоначально опробованные методы лечения.

    © 2020 S. Karger AG, Базель

    Введение в COVID-19

    Пандемия, вызванная новым вирусом SARS-CoV-2, привела к заболеванию, которое в настоящее время ВОЗ называет COVID-19 [1]. За этим последовал взрыв информации об этом новом вирусе, большая часть которой важна и имеет клиническое значение для гастроэнтерологов. Первоначально COVID-19 считался респираторным заболеванием, но все больше данных указывают на потенциально серьезные системные последствия, затрагивающие основные органы, в том числе пищеварительную систему. В этом обзоре собрана важная информация, касающаяся пищеварительной системы, опубликованная до сентября 2020 года. На момент принятия (октябрь 2020 года) во всем мире было зарегистрировано более 43 миллионов случаев COVID-19 с более чем 1 миллионом смертей [2]. .SARS-CoV-2 представляет собой одноцепочечный РНК-содержащий вирус, первоначально описанный как серьезный острый респираторный вирус семейства коронавирусов (SARS) [3] и сходный с теми вирусами, которые вызвали эпидемию SARS 2002–2004 гг., возникшую в Китае, и вспышки MERS в 2012–2020 гг. на Ближнем Востоке. COVID-19 тесно связан с коронавирусами летучих мышей, что позволяет предположить, что COVID-19 имеет аналогичное зоонозное происхождение. Вирус очень заразен и распространяется преимущественно воздушно-капельным и аэрозольным путем, в то время как SARS-CoV-2 был выделен из стула, но фекально-оральное распространение на сегодняшний день не подтверждено.

    Симптомы и клиническая картина

    Преобладающими симптомами инфекции COVID-19 в одном крупном исследовании в Великобритании, включавшем более 20 000 госпитализированных пациентов, были лихорадка (71,6%), кашель (68,9%) и одышка (71,2%), которые отражают определение случая [4]. Только у 4,5% на момент госпитализации симптомов не было.

    Однако были распознаны 3 других кластера симптомов, включая, во-первых, миалгию, боль в суставах, головную боль и утомляемость, а во-вторых, боль в животе, тошноту, рвоту и диарею.29% всех пациентов сообщили об этих кишечных симптомах, в основном в дополнение к респираторным симптомам, и только 4% жаловались только на кишечные симптомы.

    Хан и др. [5] из Уханя, эпицентра глобальной пандемии, описывают уникальную подгруппу из 206 пациентов с COVID-19, поступивших в больницу, 48 (23%) с одним или несколькими симптомами, связанными только с пищеварением: диареей, тошнотой и рвотой и 69 с или 48 без респираторных симптомов и сравнили их с группой из 89 человек с исключительно респираторными симптомами. Важным клиническим соображением является то, связаны ли эти симптомы в первую очередь с COVID-19 или являются следствием лечения (см. ниже).

    В этом исследовании [5] у 67 пациентов развилась диарея, которая была первым симптомом заболевания у 19,4% и продолжалась от 1 до 14 дней (в среднем 5,4 ± 3,1 дня и 4,2 ± 2,2 опорожнения кишечника в день) [5]. 5]. Лихорадка присутствовала у 62,4% пациентов с кишечными симптомами, и пациенты обращались значительно позже, чем пациенты с респираторными симптомами (16.0 ± 7,7 против 11,6 ± 5,1 дней, 90 005 p 90 006 < 0,001). Пациенты с симптомами пищеварения также имели более длительный период времени между появлением симптомов и элиминацией вируса (90 005 p 90 006 < 0,001) и с большей вероятностью имели положительный результат анализа кала на вирус (RT-PCR) (73,3 против 14,3%, 90 005 p 90 006). = 0,033).

    Совсем недавно к основным симптомам COVID-19 были добавлены симптомы аносмии и дисгевзии, при этом о дисфункции обоняния сообщили 52,7% (95% ДИ 29,6–75,2), а о вкусовой дисфункции — 43. 9% (95% ДИ 20,5–69,0%) [6] . Вероятно, эти симптомы являются результатом невропатии COVID-19 с точкой проникновения через экспрессирующие ангиотензинпревращающий фермент 2 (АПФ 2) клетки (см. ниже) в обонятельном эпителии и достигают обонятельной луковицы через отходящие аксоны к обонятельному ядру в грушевидной коре [7, 8].

    В систематическом обзоре и метаанализе сообщалось об объединенных показателях выявления диареи, тошноты или рвоты, функциональных тестов печени за пределами референтного диапазона и положительного фекального теста на SARS-CoV-2 [9].Было 23 опубликованных и 6 предварительных исследований с участием 4805 пациентов со средним возрастом 52,2 года (стандартное отклонение 14,8), 33,2% из которых были женщинами. 7,4% (95% ДИ 4,3–12,2%) сообщили о диарее и 4,6% (95% ДИ 2,6–8,0%) о тошноте или рвоте. 20% (95% ДИ 15,3–25,6%) имели аспартатаминотрансферазу и 14,6% (95% ДИ 12,8–16,6%) аланинаминотрансферазу за пределами нормального диапазона. Положительный фекальный тест на SARS-CoV-2 был зарегистрирован в 8 исследованиях, а вирусная РНК была обнаружена в стуле у 40,5% (95% ДИ 27,4–55,1%) пациентов с высоким уровнем гетерогенности. Вирус SARS-CoV-2 оставался положительным в стуле даже после того, как образцы из дыхательных путей были отрицательными для вируса [9]. Недавнее исследование в Гонконге показало признаки активной вирусной инфекции желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) у 7 из 15 (47%) пациентов с COVID-19 даже при отсутствии желудочно-кишечных симптомов, что предполагает скрытую инфекцию SARS-CoV. -2 вирус [10]. Вирусная активность и репликация в кишечнике сохранялись даже после клиренса вируса из дыхательных путей. Такие результаты продолжают поддерживать опасения по поводу фекально-орального распространения COVID-19, хотя на сегодняшний день это не подтверждено (см. обсуждение колоноскопии ниже).

    Эти исследования показывают, что желудочно-кишечные симптомы часто наблюдаются у пациентов с COVID-19, хотя респираторные симптомы остаются преобладающими проявлениями.

    Патогенез

    Патогенез SARS-CoV-2 в настоящее время становится все более понятным, и исходы серьезного заболевания зависят от способности вируса связываться с рецептором ACE 2, который облегчает проникновение в эпителиальные клетки. В легких это может привести к тяжелому гипериммунному ответу хозяина с опасным для жизни цитокиновым штормом, приводящим к синдрому системного воспалительного ответа [11, 12].

    Проникновение вируса в эпителиальные клетки достигается за счет шиповидного белка на вирусной оболочке, который активируется клеточной трансмембранной сериновой протеазой 2 (TMPRSS-2) [13], показанной на рисунке 1.

    Рис. 1.

    Динамика проникновения вируса в клетки человека. Спайковые белки на поверхности SARS-CoV-2 связываются с рецепторами ангиотензинпревращающего фермента 2 (ACE 2) на поверхности клетки-мишени, в то время как трансмембранная сериновая протеаза типа II (TMPRSS2) связывается с рецептором ACE 2 и расщепляет его.При этом спайковый белок активируется. Расщепленный ACE 2 и активированный шиповидный белок облегчают проникновение вируса, что приводит к инфекции. Изменено с https://www.eurekalert.org/pub_releases/2020-03/tiom-nie032420.php

    В желудочно-кишечном тракте механизм аналогичен, и доказательства заражения SARS-CoV-2 были получены от госпитализированных пациентов, которые положительный результат теста на вирус в кале. Рецептор ACE2 положительно окрашивался в цитоплазме эпителиальных клеток ЖКТ, а окрашивание вирусного нуклеокапсидного белка присутствовало в цитоплазме эпителиальных клеток желудка, двенадцатиперстной кишки и прямой кишки, но не в эпителии пищевода [14].

    При воспалительном заболевании кишечника (ВЗК) возраст, воспаление и локализация заболевания являются критическими детерминантами кишечной экспрессии заболевания ACE 2. Экспрессия ACE 2 в терминальном отделе подвздошной кишки у нормальных контролей была выше, чем в толстой кишке, а у пациентов с ВЗК экспрессия ACE 2 также была выше в терминальном отделе подвздошной кишки, чем в толстой кишке (см. ниже) [15].

    ВЗК и первая волна пандемии SARS-CoV-2

    Начало пандемии SARS-CoV-2 оказало резкое и непосредственное влияние на область ВЗК, затронув повседневную жизнь пациентов, лиц, осуществляющих уход, здоровье специалисты по уходу, а также исследовательское и академическое сообщество.Клиническая практика потребовала базового пересмотра и переоценки фундаментальных принципов ведения пациентов. По мере того, как первая волна инфекции спадает, теперь становится очевидным, что некоторые изменения были необходимы в качестве краткосрочных мер предосторожности, которые ограничивали помощь, но другие инновации, такие как использование телемедицины и неинвазивный анализ биомаркеров в месте оказания медицинской помощи, могут потребовать внедрения. в долгосрочное управление.

    Неизбежно, что первой и первостепенной задачей была защита безопасности пациентов с ВЗК, их медицинских работников и лиц, осуществляющих уход.Беспокойство усилилось в связи с широким использованием иммуномодуляторов и биологических агентов при болезни Крона и язвенном колите, когда цели лечения теперь включают полную ремиссию и заживление слизистой оболочки. В связи с приближением пандемии в Европе и Северной Америке эти вопросы обсуждались лидерами общественного мнения и экспертами-клиницистами по ВЗК из этих регионов вместе с очень влиятельной группой Международной организации по изучению ВЗК. По ключевым вопросам сложился консенсус [16, 17]. Было широко распространено мнение, что продолжение иммуноактивной терапии с особым вниманием к мерам дезинфекции, социальному дистанцированию и защите, где это необходимо, было бы предпочтительнее (на неопределенный срок) прекращения приема лекарств и связанного со значительным риском рецидива, последний из которых требует обследования, посещения больницы. и потенциально более агрессивная медикаментозная терапия или хирургическое вмешательство.

    В Великобритании приглашенной группой опытных клиницистов была разработана система сетки для оценки риска у любого человека с ВЗК. Пациенты, которые, как считается, подвергаются наибольшему риску (активное заболевание, связанная с этим потребность в индукционной терапии стероидами или биологическими агентами, пожилые пациенты и пациенты с сопутствующими заболеваниями), должны быть помещены в карантин («щит») с доставкой продуктов питания и лекарств на дом, если это необходимо. Пациентам, проходящим монотерапию или комбинированную терапию, было рекомендовано соблюдать строгое расширенное социальное дистанцирование. Обычные клиники были прекращены в пользу телемедицины, эндоскопия была ограничена только экстренными потребностями, видеоконференции предпочитались для любого клинического взаимодействия, где это возможно, а академическая деятельность была ограничена. Исследовательская деятельность в Великобритании и других странах была ограничена исследованиями, связанными с COVID-19, что, соответственно, повлияло на текущие испытания.

    Было организовано несколько исследовательских инициатив, включая оценку клинического опыта. В реестре SECURE для мониторинга исходов COVID-19 у пациентов с ВЗК во всем мире сообщалось о 525 пациентах из 33 стран с отчетами врачей о подтвержденных случаях [18].Многофакторный и исследовательский анализ выявил факторы, которые могут влиять на тяжесть заболевания COVID-19; Важно отметить, что исследование не было разработано таким образом, чтобы можно было сообщать о восприимчивости к COVID-19, а данные об активности заболевания ограничивались общей оценкой врача, а не объективными параметрами. Летальность составила всего 3% (16 пациентов). При многопараметрическом анализе авторы учитывали возраст, сопутствующие заболевания, использование стероидов и месалазина, но не биологической монотерапии с исходным параметром госпитализации в отделение интенсивной терапии или смертью, и, в частности, использование стероидов или пожилой возраст со смертью.Монотерапия фактором некроза опухоли (ФНО) не приводила к неблагоприятным исходам; однако, в частности, при расширенном анализе комбинированная терапия ФНО и монотерапия месалазином/5-аминосалициловой кислотой были связаны с исходом госпитализации или смерти.

    Благодаря последним обновлениям реестра SECURE-IBD ​​[19] общее число охваченных пациентов превысило 2280 человек. Согласно однофакторному анализу, препараты, связанные с самым высоким риском неблагоприятных исходов — лечение в отделении интенсивной терапии, вентиляция легких и смерть, — это препараты, принимающие кортикостероиды (у 19% этих пациентов развились неблагоприятные исходы). Напротив, у пациентов, получавших монотерапию либо анти-ФНО, либо анти-интерлейкином-12/23, риск серьезных неблагоприятных исходов составлял всего 2-3%.

    Эти данные дополняют недавние данные из Германии, демонстрирующие низкие показатели серопревалентности у пациентов, получающих антицитокиновую терапию. В настоящее время проводятся глобальные исследования этих пациентов для решения этой важной проблемы [20]. В нескольких публикациях из центров в Европе и Северной Америке сообщалось о распространенности COVID-19 у пациентов с ВЗК, развитии тяжелых осложнений или смерти, а также оценивались факторы риска для них [21-23].В целом, возникает консенсус в отношении того, что уровень смертности при ВЗК не является чрезмерно высоким по сравнению с изучаемыми популяциями, но пожилой возраст, сопутствующие заболевания и активное ВЗК, особенно заболевание толстой кишки, являются ключевыми проблемами в этой популяции пациентов. Совсем недавно эти данные были дополнены данными из Ухани. Прекращение иммуномодуляции и биологических агентов в этих условиях считалось необходимым в начале пандемии и было связано с очень низкими показателями COVID-19, но данные последующего наблюдения подтверждают, что прекращение этих агентов уже было связано со значительными проблемами, связанными с лечением. рецидива заболевания [24].[25] Большое беспокойство вызывает предшествующее использование кортикостероидов, и это подтверждается данными из отдельных центров. Однако в качестве контраргумента исследование RECOVERY приводит убедительные доводы в пользу использования кортикостероидов при тяжелом течении COVID-19 и, возможно, времени применения стероидов в зависимости от инфекции или развития связанного с COVID-19 «цитокинового шторма». окажется критическим.Текущие исследования определят, может ли монотерапия анти-ФНО оказать благотворное влияние на устранение иммуноопосредованного поражения легких и системного повреждения при тяжелом течении заболевания COVID-19. Споры относительно терапии месалазином неожиданны, но в регистре SECURE-IBD ​​[18] отношение шансов (ОШ) для месалазина составляет 3,1 (95% ДИ 1,3–7,7). Неясно, есть ли смешанные проблемы или это может быть сигналом, который требует детального изучения [26].

    До тех пор, пока не будет представлено больше данных, кажется целесообразным отстаивать ранние и осторожные стратегии для выявления и лечения активного заболевания, ограничивая стероиды, если это возможно, используя монотерапию биологическими агентами, а не комбинированную терапию, и иным образом соблюдая общепринятые рекомендации по управлению лекарствами [25]. .В разгар пандемии плановые и экстренные операции были связаны с высоким уровнем осложнений, что подчеркивало необходимость целенаправленных и эффективных медицинских вмешательств.

    Механистические исследования для оценки факторов риска инфекции SARS-CoV-2 среди пациентов с ВЗК были сосредоточены на регуляции экспрессии ключевых молекул, участвующих в распознавании вируса и проникновении в эпителиальные клетки, ACE 2 и TMPRSS2 в подвздошной и толстой кишке, и могут ли лекарства, используемые для лечения ВЗК, изменить эту экспрессию и повысить уязвимость к местным или системным заболеваниям.Данные об экспрессии генов и белков предполагают, что возраст, активность заболевания и локализация заболевания являются ключевыми детерминантами, при этом подтверждающие данные демонстрируют повышенную экспрессию ACE 2 при активном заболевании толстой кишки и повышение TMPRSS2 при воспалении подвздошной кишки [15, 27]. Эти данные требуют функционального исследования, как и эффекты конкретных препаратов, включенные в наборы клинических данных как потенциально определяющие тяжесть или восприимчивость.

    По мере того, как первая волна пандемии проходит, возникают новые проблемы в определении новых параметров для возобновления «нормальной» жизни.Для пациентов, которые находились на карантине, неизбежны опасения по поводу социализации и реинтеграции, которые необходимо тщательно решать по мере появления новых данных. Для клиницистов необходимость возобновления безопасного оказания оптимальной помощи имеет первостепенное значение, и в качестве ключевого примера сильно повлияли эндоскопическая оценка и наблюдение, а также обучение и обучение [28]. Академическая деятельность, клинические испытания, фундаментальные и трансляционные лабораторные исследования были приостановлены, и основное грантовое финансирование неизбежно было направлено на COVID-19 за счет других исследований.

    Этот всемирный кризис в области здравоохранения может принести очевидные выгоды. Телефонные и видеоконсультации стали популярными среди пациентов, клиницистов и медицинских работников, равно как и стратегии телемониторинга, такие как инновационная программа True Colors [29]. Необходимость неинвазивного тестирования в месте оказания медицинской помощи очевидна в связи с исследованиями по обнаружению биомаркеров. Стратегии персонализации ухода и предоставления стратифицированных лекарств для предоставления эффективных и безопасных лекарств при одновременном отказе от неэффективных методов лечения также определены как ключевая неудовлетворенная потребность и представляют собой основное направление текущей работы.

    COVID-19 при хроническом заболевании печени

    В ранних сообщениях о COVID-19 описывались частые нарушения биохимического состава печени вместе с корреляцией между изменениями и тяжестью заболевания, что вызывает опасения прямого повреждения печени [30, 31]. Наиболее заметным было повышение активности сывороточных трансаминаз с легкой желтухой у меньшинства, но только у очень немногих пациентов развилось нарушение синтетической функции. Кроме того, некоторые авторы описали апоптоз гепатоцитов с набуханием митохондрий, дилатацией эндоплазматического ретикулума и уменьшением гранул гликогена вместе с распространенным некрозом у пациентов с летальным исходом COVID-19 [32]. Тем не менее, другие исследования вскрытия и биопсии показали, что, хотя РНК SARS-CoV-2 присутствует в печени пациентов с COVID-19 [33], гистологические данные в первую очередь соответствовали шоковой печени [34] или ранее существовавшему заболеванию печени [34]. 35]. Было высказано предположение, что гистологические изменения, о которых сообщалось в ранних тяжелых случаях, на самом деле лучше всего объясняются эффектами цитокинового шторма [36]. С этой интерпретацией непрямого повреждения печени согласуются наблюдения, что экспрессия печеночного рецептора ACE 2 является билиарной, а не гепатоцеллюлярной, и что как биохимический холестаз, так и гистологическое повреждение желчи редко встречаются при COVID-19 [37-39].

    Остается неясным, имеют ли пациенты с ранее существовавшим хроническим заболеванием печени (ХЗП) с COVID-19 клинический синдром, отличный от тех, у кого нет ХЗП. Симптомы, о которых сообщалось на сегодняшний день, в целом согласуются, хотя, возможно, с более выраженным поражением желудочно-кишечного тракта при ХЗЛ [40]. Данные об исходах у пациентов с ХЗЛ с инфекцией SARS-CoV-2 все еще собираются, но, по-видимому, они указывают на значительно повышенный риск смерти и на то, что этот риск увеличивается с тяжестью заболевания печени, например, с увеличением класса Чайлд-Теркотт-Пью или моделью для конечной стадии. -стадия заболевания печени [40-42].Подтверждением этих преимущественно госпитальных исследований является наблюдение, что недифференцированная ХЗЛ связана с увеличением риска смерти примерно на 60% по сравнению с исходным уровнем населения в крупном когортном исследовании первичной медицинской помощи [43]. Однако ключевой проблемой при интерпретации таких исследований является учет одновременного риска сопутствующих заболеваний, таких как ожирение и другие метаболические факторы [44], а также учет корреляций между циррозом печени и другими основными факторами риска исхода COVID-19, такими как депривация и ассоциации с этничностью [45].В дополнение к более плохим исходам от COVID-19 сообщается о частой декомпенсации печени среди пациентов с ранее существовавшим циррозом [40-42]; в соответствии с этим руководства рекомендуют тестирование на SARS-CoV-2 при печеночной декомпенсации даже при отсутствии респираторных симптомов [46-48].

    Последствия пандемии SARS-CoV-2 для оказания медицинской помощи широко варьируются и, вероятно, повлияют на уход за пациентами с ХЗЛ с пока не поддающимися количественной оценке последствиями для наблюдения за гепатоцеллюлярной карциномой, наблюдением за варикозным расширением вен пищевода, лечением вирусного гепатита, и схемы иммуносупрессивной терапии (т.g., более широкое использование будесонида вместо предниз(ол)она) у пациентов с аутоиммунным заболеванием [49-51]. Кроме того, прогнозируется увеличение потребления алкоголя, наркотиков и ожирения после эпидемии, и можно предсказать, что они будут способствовать дальнейшему развитию ХЗЛ [52, 53]. Снижение доступности органов, давление на койки интенсивной терапии и измененные графики приоритетов уже повлияли на пациентов с ХЗЛ, ожидающих трансплантации [54].

    В настоящее время ремдесивир и дексаметазон представляют собой два основных препарата для лечения COVID-19 [55–57].Несмотря на отсутствие существенных различий в биохимическом повреждении печени по сравнению с плацебо в одном исследовании [54], пациенты с циррозом и пациенты со значительным повышением активности трансаминаз были исключены из включения в основное исследование ремдесивира, и в настоящее время пациенты с декомпенсированным циррозом и повышением активности трансаминаз >5 ×ВГН не рекомендуется назначать ремдесивир [55, 56]. Следует учитывать реактивацию хронического гепатита В при терапии дексаметазоном, особенно если вирус является эндемичным [57, 58].Сообщаемая польза от терапии кортикостероидами подчеркивает неопределенность в отношении относительного риска COVID-19 для пациентов с ХЗЛ, нуждающихся в иммуносупрессии, особенно для пациентов с аутоиммунным гепатитом, которым срочно необходимы данные для руководства лечением [50].

    Управление иммуносупрессивной терапией и лекарственными взаимодействиями (DDI) у пациентов с трансплантацией печени в анамнезе, инфицированных COVID-19, должно быть сбалансировано, чтобы обеспечить адекватный иммунный ответ и избежать отторжения.Было предложено снизить иммуносупрессию до наиболее приемлемого уровня, особенно в условиях лимфопении или обострения инфекции, хотя доказательств для руководства такой коррекцией дозы недостаточно, и, действительно, рутинное снижение в настоящее время не рекомендуется основными руководствами [46-48]. В серии из 151 пациента с трансплантацией печени с инфекцией SARS-CoV-2 не было повышения смертности по сравнению с контрольной группой того же возраста, пола и сопутствующих заболеваний [59]. Более того, общенациональное исследование, проведенное в Испании, подтверждает эти выводы об отсутствии явного дополнительного риска для пациентов с трансплантированной печенью [60].DDI между перепрофилированными препаратами COVID-19 и иммунодепрессантами у реципиентов трансплантата печени могут иметь пагубные последствия [61]. Схемы на основе хлорохина или ремдесивир кажутся безопасными, в то время как следует избегать усиленных ингибиторов протеазы [62].

    COVID-19 негативно влияет на пациентов со злокачественными новообразованиями печени. Многопрофильная группа [63] рассмотрела стандартные варианты лечения гепатоцеллюлярной карциномы и предложила рекомендации по лечению, связанные с COVID-19, для различных стадий гепатоцеллюлярной карциномы в отношении хирургии, местно-регионарной и системной терапии.Когда резекция недоступна, альтернативы холангиокарциноме включают системную терапию, местную абляционную терапию, трансартериальную радиоэмболизацию с отсроченной резекцией и наблюдением [63].

    С точки зрения печени SARS-CoV-2, по-видимому, вызывает в первую очередь косвенную озабоченность: доказательства прямого поражения печени ограничены, но у пациентов с прогрессирующим циррозом существует риск декомпенсации и смерти в результате системного ответа, наблюдаемого при COVID -19; косвенные последствия пандемии, по-видимому, могут иметь серьезные последствия для пациентов с печенью, препятствуя стандартной клинической помощи и создавая условия, способствующие развитию дополнительных ХЗЛ.

    COVID-19 и верхние отделы желудочно-кишечного тракта

    В ранних отчетах из Китая, основанных на ретроспективных данных, сообщалось о распространенности желудочно-кишечных симптомов в случаях COVID-19 от 11,4 до 50% [64, 65]. В метаанализе с участием более 4000 пациентов распространенность желудочно-кишечных симптомов составила 17% [66]. Симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта, представляющие собой начальный кластер симптомов инфекции COVID-19, были зарегистрированы у 3–10% взрослых пациентов и чаще у детей. Хотя симптомы верхних отделов желудочно-кишечного тракта присутствуют часто, наиболее серьезным желудочно-кишечным симптомом в контексте COVID-19 является тяжелая диарея.

    О симптомах со стороны пищевода, непосредственно связанных с инфекцией SARS-CoV-2, не сообщается, но изжога возникает часто, как и у населения в целом, и требует стандартного подхода с применением ингибиторов протонной помпы (ИПП) или антагонистов рецепторов H 2 (H 2 РА). Наблюдение за очевидной клинической пользой фамотидина у пациентов с COVID-19, которые принимали препарат для лечения кислотозависимого рефлюкса, побудило провести небольшое исследование, в котором сообщалось об улучшении клинического исхода у пациентов с COVID-19 [67], что дополнительно подтверждается склонностью ретроспективное когортное исследование с сопоставлением баллов [68].Спорные наблюдения, касающиеся негативных последствий использования ИПП и COVID-19, и эти положительные результаты с фамотидином рассматриваются в рамках фармакотерапевтических соображений лечения желудочно-кишечного тракта у пациентов с COVID-19.

    Симптомы со стороны верхних отделов желудочно-кишечного тракта могут включать потерю аппетита (анорексию), тошноту, рвоту и/или боль в животе.

    Анорексия является наиболее частым симптомом, хотя он совершенно неспецифичен. Среди рассматриваемых механизмов — системное воспаление и недомогание (усталость), связанные с инфекцией SARS-CoV-2, а также потребность в различных лекарствах, которые могут включать анальгетики, жаропонижающие, антибиотики и т. д. (см. ниже).Нейросенсорные эффекты, такие как дисгевзия и аносмия, часто отмечаются у пациентов с легким клиническим течением [69] и могут способствовать снижению аппетита и даже тошноте.

    Возможно прямое функциональное повреждение желудочно-кишечного тракта в результате взаимодействия вируса с плоскоклеточным и столбчатым эпителием, опосредованного интерференцией рецептора ACE2. Однако экспрессия рецепторов АПФ-2 значительно ниже или отсутствует в пищеводе и желудке по сравнению с кишечником [13, 70, 71].

    Более низкая экспрессия в пищеводе и желудке по сравнению со слизистой оболочкой кишечника также характерна для комплекса сериновых протеаз TMPRSS2 [71]. Таким образом, хотя считается, что прямое вирусное поражение происходит в первую очередь в тонкой и толстой кишке, это не исключает происхождения абдоминальных симптомов, относящихся к верхним отделам желудочно-кишечного тракта.

    В связи с отсутствием проспективных эндоскопических исследований достоверные данные о распространенности пептической язвы и ее осложнениях отсутствуют. Эндоскопию следует зарезервировать для пациентов с кровотечением (см. ниже). Медикаментозное лечение диспептических симптомов должно основываться на стандартных методах лечения.

    Заболевания поджелудочной железы и COVID-19

    Показатель распространенности инфекции SARS-CoV-2, проявляющейся в виде острого панкреатита, равен 0.27% среди пациентов, госпитализированных с COVID-19. Идиопатический панкреатит был наиболее частой этиологией в этой группе (69%) по сравнению с 21% у пациентов с отрицательным результатом на COVID-19. У чернокожих и латиноамериканцев с панкреатитом чаще диагностировали COVID-19 после многомерного анализа [72].

    В небольшой клинической серии пациентов с пневмонией, вызванной COVID-19, повреждение поджелудочной железы с легкими клиническими проявлениями выявлено у 9 из 52 пациентов (17%). У этих пациентов авторы отметили более высокую частоту потери аппетита и диареи с повышенным уровнем ферментов поджелудочной железы в сыворотке, что они интерпретировали как повреждение поджелудочной железы [73].Повышение ферментов поджелудочной железы в сыворотке следует интерпретировать с осторожностью. При отсутствии сильных болей в животе такие результаты нельзя отнести к повреждению поджелудочной железы и панкреатиту без проведения дополнительных соответствующих исследований. И наоборот, невозможно исключить незначительные, субклинические клеточные или сосудистые повреждения, которые не обнаруживаются при радиологической визуализации. Дальнейшие объяснения повышенных показателей ферментов поджелудочной железы в сыворотке могут быть связаны с дисбалансом между продукцией и деградацией амилазы и липазы или повышенной абсорбцией этих макромолекулярных ферментов негерметичным кишечником [74].

    Среди предполагаемых механизмов, ответственных за индукцию легкого повреждения поджелудочной железы, возможно прямое участие цитотоксических вирусов, поскольку ранее в контексте SARS-CoV- 2 инфекции [13, 71, 75]. Рецептор TMPRSS2 и ACE2, которые вместе облегчают проникновение вируса в клетки, были обнаружены на клетках протоков поджелудочной железы, но причинно-следственная связь не доказана [71]. Вторичные нарушения ферментов поджелудочной железы как неспецифическое последствие тяжелого заболевания и лекарств, назначаемых для его лечения, могут показаться более правдоподобными.В отчетах, сначала из Уханя [73], а совсем недавно из США [76, 77], сообщалось о случаях атипичного, острого, но доказанного панкреатита у молодых людей с избыточным весом или ожирением в контексте инфекции SARS-CoV-2. Паттерн воспаления поджелудочной железы был необычным с легким отеком поджелудочной железы, но без перипанкреатического некроза, и с отчетливым дуоденальным/перидуоденальным воспалением, сопровождающимся глубоким системным воспалительным ответом [76, 77]. Самая большая серия клинических исходов была зарегистрирована в США [78].В период с марта по июнь 2020 года было пролечено 339 пациентов с острым панкреатитом, 75 (22%) из которых дали положительный результат ПЦР на SARS-CoV-2, 14 (18,7%) дали положительный результат на COVID-19. Не было выявлено существенных различий между инфицированными и не инфицированными пациентами по возрасту, полу, этнической принадлежности или индексу массы тела. Те, у кого был положительный результат на COVID-19, имели более высокий индекс коморбидности Чарльсона, а показатели прикроватного индекса тяжести острого панкреатита были значительно выше у пациентов с положительным результатом на COVID-19.Алкогольный и идиопатический острый панкреатит преобладали у неинфицированных пациентов и значительно отличались от когорты COVID-19, а смертность была значительно выше у пациентов с существующим COVID-19, у которых наблюдалась более полиорганная и стойкая органная недостаточность. Не было никаких существенных различий в характере острого панкреатита между когортами. Таким образом, представляется наиболее вероятным, что острый панкреатит, ассоциированный с COVID-19, чаще связан с тяжелым системным заболеванием и полиорганными осложнениями, чем непосредственно с вирусом.[13] С другой стороны, было показано, что гидроксихлорохин, продвигаемый для лечения COVID-19, вызывает панкреатит в экспериментальных условиях [79].

    Неотложные состояния желудочно-кишечного тракта у пациентов с COVID-19

    Неотложные состояния желудочно-кишечного тракта во время пандемии COVID-19 представляют собой проблему в клинической практике.Диарея является наиболее распространенным желудочно-кишечным симптомом, связанным с COVID-19, но обычно она протекает в легкой форме. Однако некоторые пациенты сообщают о тяжелой диарее с электролитными нарушениями или кровавой воспалительной диарее во время или до появления легочных симптомов [80, 81].

    Пациенты с тяжелым течением COVID-19 чаще имели желудочно-кишечные симптомы, особенно боль в животе [82, 83], которая часто требует экстренной консультации. Среди различных причин сообщалось, что некоторые случаи острого панкреатита в первую очередь были вызваны вирусом SARS-CoV-2 [74, 75, 78] (см. выше ). Есть несколько сообщений об остром холецистите. В одном недавнем отчете представлены хорошо задокументированные проявления двух пациентов с COVID-19 с острым бескаменным холециститом, оба из которых поступили до явного появления болезни COVID-19 [84]. Рентгенологические данные, подтвержденные посмертными данными в одном из случаев, указывают на вовлечение желчного пузыря и желчевыводящих путей в инфекцию SARS-CoV-2. Этого можно было ожидать, поскольку эпителиальные клетки желчного пузыря и клетки желчных протоков экспрессируют ACE 2 и, таким образом, могут быть мишенью для вируса.

    Желудочно-кишечное кровотечение является одной из наиболее частых причин экстренной консультации. Во время пандемической вспышки вируса SARS-CoV-2 желудочно-кишечное кровотечение, требующее присутствия специалиста по желудочно-кишечному тракту, может возникнуть у пациентов, страдающих COVID-19, а также у пациентов, не страдающих этой инфекцией. Желудочно-кишечные кровотечения у пациентов с COVID-19 встречаются не так часто, как другие желудочно-кишечные симптомы. В недавней обзорной статье о 2023 случаях с COVID-19 [85] сообщалось о наличии желудочно-кишечного кровотечения в 2 из 15 исследований с частотой 4% в одном исследовании с участием 52 пациентов в критическом состоянии [86] и 13.7% в другом с 73 госпитализированными пациентами [14]. Сообщалось также о других единичных случаях или сериях случаев, обычно у пациентов с респираторными симптомами или пневмонией, а также в качестве первого симптома заболевания [86-91]. Причину кровотечения часто не выявляют, поскольку не всегда выполняются эндоскопические процедуры, а пациентов лечат консервативно с помощью высоких доз ИПП [92]. При проведении эндоскопии верхних отделов желудочно-кишечного тракта сообщалось о герпетических эрозиях и язвах слизистой оболочки ЖКТ с положительным результатом биопсии на вирус SARS-CoV-2 [93].В 24 эндоскопических процедурах верхних отделов желудочно-кишечного тракта, выполненных у пациентов с COVID-19 в одном исследовании, у 75% были поражения, включая эзофагит (20,8%), язву двенадцатиперстной кишки (20,8%), эрозивный гастрит (16,6%), новообразование (8,3%) и синдром Мэллори. Разрыв Вейса (4,1%), но данных о показаниях к выполнению эндоскопических вмешательств не приводится [93].

    Кровотечение из нижних отделов желудочно-кишечного тракта также может потребовать неотложной консультации и сообщается в связи с COVID-19. Одно исследование, проведенное в Италии, показало высокую долю поражений у пациентов с COVID-19, перенесших колоноскопию (причина процедуры не была указана), включая сегментарный колит, связанный с дивертикулезом (25%), геморрагический язвенный колит (5%). ишемический колит (20%) [93].Ишемическая причина желудочно-кишечного кровотечения у пациентов с COVID-19 была подтверждена в других сообщениях о случаях, связанных с инфекцией SARS-CoV-2, после того как были исключены другие этиологии геморрагического колита [94]. Ишемическая этиология этих кровоточащих поражений объясняется тромботической дисфункцией из-за чрезмерного воспаления, состояния гипоперфузии или даже прямого воспалительного воздействия на слизистую оболочку ЖКТ [95]. Повышенные уровни D-димера и фибриногена, обнаруживаемые у многих пациентов с COVID-19, могут лежать в основе не только частых периферических и легочных тромбозов, но и состояния гиперкоагуляции кишечника, приводящего к ишемическим явлениям [96-98].

    Было бы особенно интересно проанализировать частоту возникновения стрессовых язв и желудочно-кишечных кровотечений у пациентов в критическом состоянии, находящихся на искусственной вентиляции легких, которая часто требуется в тяжелых случаях COVID-19. Однако, вопреки ожиданиям, на сегодняшний день доступно очень мало данных, и ни одно исследование не было посвящено этому ожидаемому осложнению. В одной серии из 73 китайских пациентов у одного пациента с тяжелой дыхательной недостаточностью, получавшего вено-венозную экстракорпоральную мембранную оксигенацию, был аспират кофейной гущи из назогастрального зонда и положительный анализ кала на скрытую кровь, но не было выявлено повреждения слизистой оболочки [14].В другом исследовании случаев желудочно-кишечного кровотечения (мелена и/или кровавая рвота) при COVID-19 у 1 из 6 пациентов с пневмонией и тяжелой дыхательной недостаточностью и с эндотрахеальной трубкой было кровотечение, но эндоскопия не выполнялась ни в одном из 6 случаев, а пациенты ответили в течение 24 ч на консервативные мероприятия [91, 99]. Недостаток данных о потенциальном кровотечении, связанном со стрессовыми язвами у пациентов во время искусственной вентиляции легких с COVID-19, может быть вызван несколькими причинами, наиболее актуальной из которых является то, что эндоскопические процедуры не выполняются или их избегают, когда соотношение пользы и риска является спорным.Другая причина заключается в том, что фактическая частота кровотечений из слизистых оболочек, связанных со стрессом, очень низка и, возможно, уравновешивается повышенным состоянием гиперкоагуляции, обнаруженным у этих пациентов [96]. Это также может быть связано с обоими факторами, действующими вместе с нынешним широким использованием внутривенных ИПП в отделениях интенсивной терапии. В качестве профилактической лечебной меры лечение ИПП более эффективно, чем РА H 2 , в профилактике стрессовых язв и кровотечений из верхних отделов ЖКТ при сходном риске нозокомиальной пневмонии [99].

    И наоборот, во время пандемии могут возникать другие распространенные желудочно-кишечные заболевания, не связанные с вирусом SARS-CoV-2. Это также представляет собой проблему в клинической практике не только потому, что пациенты и медицинские работники подвергаются высокому риску заражения инфекцией в больницах, которые в основном занимаются лечением COVID-19, но и потому, что большинство служб ЖКТ резко сократили количество процедур, необходимых для сдерживания инфекции. распространение болезни. В нескольких исследованиях сообщается о резком снижении количества неотложных эндоскопических процедур в желудочно-кишечном тракте, что связано как с уменьшением числа пациентов, нуждающихся в медицинской помощи, так и с уменьшением количества процедур, выполняемых у пациентов с неотложными состояниями желудочно-кишечного тракта.В Австрии наблюдалось снижение на 55% случаев неварикозных кровотечений из верхних отделов желудочно-кишечного тракта, хотя изменений в частоте кровотечений из варикозно расширенных вен не было [100]. В исследовании, проведенном в Нью-Йорке, США, у пациентов с желудочно-кишечными кровотечениями, поступивших во время пандемии, наблюдались более тяжелые осложнения и более плохие исходы по сравнению с пациентами, госпитализированными до пандемии [101]. Когда анализ проводился без пациентов с COVID-19, ассоциация все еще сохранялась, предполагая, что эти данные отражают нежелание пациентов направляться в больницу во время пандемии и/или более высокий порог госпитализации [101].В качестве альтернативы, чтобы уменьшить, смягчить и контролировать пандемию COVID-19 и оптимизировать ресурсы, системы здравоохранения и, в частности, подразделения ЖКХ реструктурировали свою повседневную деятельность и деятельность. Это обязывало медицинские бригады определять, какие процедуры могут быть отложены или выполнены в зависимости от их неотложности с медицинской точки зрения, с учетом COVID-19 и процедурных рисков распространения заболевания, а также ожидаемых результатов для пациента. Эти процедуры включают диагностическую или лечебную эндоскопию верхних и нижних отделов, их показания и наличие соответствующих средств индивидуальной защиты.В Таблице 1 предлагается модифицированное предложение, выпущенное Kaiser Permanente в Северной Калифорнии, которое может служить справочным материалом для других учреждений [102]. Дальнейшие полезные направления были предложены международной группой экспертов [103]. Они рассмотрели влияние COVID-19 на услуги ЖКТ и последствия для пациентов, у которых нет COVID-19, но есть проблемы с желудочно-кишечным трактом во время пандемии. Они определили три фазы заболевания: острую фазу, адаптационную фазу и фазу консолидации, а также представили полезные предложения по организации подхода для максимизации эффективности услуг и снижения рисков для пациентов с желудочно-кишечным трактом в эту новую эру COVID-19.

    Таблица 1.

    Схема приоритизации желудочно-кишечных процедур на основании неотложности медицинских показаний и риска процедурного риска и COVID-19 у пациентов

    Эндоскопические и другие желудочно-кишечные вмешательства у пациентов с COVID-19

    привели к радикальным изменениям в службах эндоскопии, поскольку клиницисты пытались продолжать предлагать пациентам услуги, которые часто спасают жизни во время этой воздушно-капельной вирусной пандемии. Это привело к необходимому сокращению пропускной способности отделения для обеспечения безопасности пациентов и персонала, при этом активность в Великобритании упала до 5% от нормы на пике пандемии, а во всем мире сообщалось о снижении на 85% [104, 105].Это привело к накоплению новых случаев, что вызвало реальную обеспокоенность по поводу прогрессирования рака и поздней диагностики с таким же или большим влиянием на смертность, чем пандемия COVID-19, с примерно 6280 дополнительными случаями смерти от рака в целом в Англии и более 33 890 в США. 106].

    Процедуры эндоскопии верхних отделов желудочно-кишечного тракта с открытой аспирацией, включая эндоскопическую ретроградную холангиопанкреатографию, эндоскопическое ультразвуковое исследование и трансназальную эндоскопию, считаются процедурами, генерирующими аэрозоль (АГП) [107].Аэрозоли, переносящие вирус, плохо блокируются при использовании стандартных хирургических масок, и все руководства в настоящее время рекомендуют использовать средства индивидуальной защиты (СИЗ) уровня 2 для таких процедур, включая маски FFP3, козырьки, головные уборы, жидкости с длинными рукавами. защитные халаты, две пары перчаток и бахилы или моющаяся обувь [108-111]. Надевание, «надевание» и снятие «снятие» занимает много времени, причем последнее особенно важно выполнять в правильной безопасной последовательности, чтобы избежать заражения от самого СИЗ.В СИЗ работать также жарко и неприятно, это сильно затрудняет коммуникацию между членами коллектива, сеансы обычно длятся максимум 2–3 часа. По оценкам, количество пациентов, которым можно провести эндоскопию в одном списке, снижается на 50% при использовании СИЗ уровня 2 [112-114]. Тем не менее, при правильном применении СИЗ уровня 2 эффективны для обеспечения безопасности персонала и пациентов [115]. Физиологические исследования верхних отделов желудочно-кишечного тракта, требующие назальной интубации (пищеводная манометрия, исследования импеданса/pH, манометрия тонкой кишки и т. д.) также считаются AGP и требуют СИЗ уровня 2, но физиологические исследования нижнего отдела желудочно-кишечного тракта — нет [116]. Дыхательные тесты, проводимые лабораториями желудочно-кишечного тракта, включая дыхательные тесты с водородом и метаном, дыхательные тесты с мочевиной 13 C и т. д., могут считаться AGP; однако многие из них могут быть отправлены по почте в домашних условиях.

    При эндоскопии нижних отделов желудочно-кишечного тракта также может образовываться аэрозоль, но разные группы по-разному оценивают этот риск. Вирусная РНК обнаруживается в стуле и была обнаружена даже в очистных сооружениях, но неясно, транслируется ли это в жизнеспособный вирус.Имеются некоторые свидетельства того, что жидкость толстой кишки быстро инактивирует вирусные частицы, а ранние небольшие исследования не выявили жизнеспособного вируса [117-119]; тем не менее, в одном исследовании, в котором изучались пациенты с обнаруживаемой вирусной РНК в стуле, жизнеспособный вирус был выделен у 2 из 3 пациентов [113]. Таким образом, эндоскопия нижних отделов желудочно-кишечного тракта может иметь значительно меньший риск передачи инфекции, и некоторые общества и группы по разработке рекомендаций, но не все, рекомендуют более низкие уровни СИЗ (уровень 1: хирургическая маска, козырек, головной убор, фартук с длинными рукавами, один комплект перчаток) на этом основании, если у пациентов были отрицательные мазки ПЦР из носоглотки на COVID-19 [13, 120]. Это позволяет приблизиться к нормальной пропускной способности помещения на уровне 70–80% от нормальной. КТ-колонография не считается AGP, но рекомендуется СИЗ уровня 1 (как указано выше) [121].

    BSG недавно рекомендовала, чтобы с предварительной сортировкой по телефону и предварительной процедурой взятия мазков в районах с низкой распространенностью все виды эндоскопии (включая AGP верхних отделов желудочно-кишечного тракта) были приемлемы в СИЗ уровня 1 [122]. Частично это связано с тем, что в недавнем многоцентровом исследовании 6200 пациентов, все из которых прошли сортировку по телефону, а половина из них прошла ПЦР-тестирование, ни один пациент или член эндоскопического персонала не заразился COVID-19 в течение 14 дней. их процедуры [123].Однако это не является общепринятым с международными вариантами здесь. Подразделения эндоскопии также должны адаптироваться к пандемии, при этом рекомендуется создание «холодных» или «COVID-минимизированных» учреждений, которые активно стремятся исключить COVID-19 путем телефонной сортировки всех пациентов за 5–7 дней до визита и мазков ПЦР из носоглотки. 48–72 ч до процедуры [114]. В отделениях должно быть обеспечено социальное дистанцирование во избежание скопления людей в зонах приема, восстановления или выписки, в идеале – линейный поток через отделение, чтобы избежать пересечения путей пациентов, и достаточное время между процедурами для оседания аэрозолей, в зависимости от воздухообмена в помещении, и для соответствующего уровни уборки кабинета эндоскопии между случаями.Подразделения должны отделять «холодную» плановую работу от «горячей» неотложной работы, когда известно, что у пациента есть COVID-19, или когда недостаточно времени для установления статуса COVID-19 [114]. Эти требования также способствуют более медленной работе подразделений, несмотря на СИЗ уровня 1. В некоторых районах, где не было значительного пика вируса и все еще была низкая распространенность, потребовалось гораздо меньше мер, а эндоскопия была минимально прервана, что указывает на то, чего можно было бы достичь путем переоценки услуг и внедрения стратегий смягчения последствий [103]. ].

    Несмотря на создание медицинских учреждений, минимизирующих COVID-19, пациенты неохотно обращаются в больницы в случае неотложной медицинской помощи или в случаях, когда они подвержены высокому риску серьезных неблагоприятных медицинских исходов. Недавно было опубликовано отношение пациентов к восприятию риска как барьера для эндоскопии ЖКТ [124]. Как ни странно, в больнице Джона Рэдклиффа, Оксфорд, Великобритания, 1/3 пациентов с положительным фекальным иммунохимическим тестом (FIT), у которых вероятность рака составляет 8–10% и которые были забронированы в рамках UK National Bowel. Программа скрининга рака, не желали приходить на срочную колоноскопию, предпочитая подождать.Это очень похоже на данные итальянского исследования о показателях непосещаемости «ускоренных» неотложных процедур, которые увеличивались по мере развития пандемии [125]. Крайне важно, чтобы мы разработали механизмы, чтобы найти способ доставки сообщений о риске, которые позволят пациентам принимать рациональные решения об оптимальном лечении во время высокой тревоги, вызванной прессой и социальными сетями [126]. Опасения пациентов по поводу заражения COVID-19 при посещении эндоскопии привели к тому, что в некоторых руководящих документах рекомендуется ежедневная проверка симптомов для эндоскопического персонала, а также однократное или даже регулярное повторное тестирование в районах с высокой распространенностью [111, 122].Если персонал заражен, в недавнем руководстве CDC США вместо стратегии, основанной на симптомах и тестах, для подтверждения отрицательного результата была использована стратегия, основанная на времени для возвращения к работе [127]. Медицинские работники с COVID-19 легкой и средней степени тяжести могут вернуться через 10 дней, если нет лихорадки, симптомы улучшились и нет серьезного ослабления иммунитета.

    Задержки лечения и снижение пропускной способности отделения эндоскопии подвергают пациентов серьезному риску причинения вреда и худших исходов из-за длительного ожидания процедур, даже если они желают присутствовать.Экстренная эндоскопия по поводу желудочно-кишечного кровотечения, болюсной непроходимости и холангита в основном продолжается, но нам необходимо рисковать стратификацию плановых пациентов по мере возобновления услуг эндоскопии, чтобы те, кто подвергается наибольшему риску, получали эндоскопию в первую очередь. Это, пожалуй, проще всего для эндоскопии нижних отделов желудочно-кишечного тракта, где количественное FIT-тестирование широко и дешево доступно, а пороговое значение 10 нг/г (qFIT10) одновременно чувствительно и специфично для колоректального рака у пациентов с симптомами. Использование FIT10 позволило бы выявить 80–90 % случаев рака в когорте с необходимостью экстренной колоноскопии только у 10 % пациентов [128, 129].Моделирование предполагает, что использование FIT10 может спасти 90% лет жизни, потерянных из-за задержек с диагностикой рака [130]. Кальпротектин уже применяется для диагностики и мониторинга ВЗК [131]. Для эндоскопии верхних отделов желудочно-кишечного тракта биомаркеры установлены менее четко, но необходимо избегать низкоэффективной эндоскопии, например, диспепсии без признаков тревоги или простого рефлюкса в ответ на ИПП. Кажется вероятным, что в эпоху после COVID-19 эндоскопия будет все больше зависеть от биомаркеров, предшествующих эндоскопии, с ожидаемым более высоким уровнем передовых методов визуализации и терапевтических процедур в каждом случае, что приведет к «точной эндоскопии».

    Фармакотерапевтические аспекты лечения желудочно-кишечного тракта у пациентов с COVID-19

    Как фармакологические, так и немедикаментозные методы лечения COVID-19 выходят за рамки данного обзора. Однако имеется несколько исчерпывающих обзоров [132-134], на которые отсылается читатель. В этом заключительном разделе мы освещаем влияние инфекции SARS-CoV-2 и ее лечения на лечение заболеваний желудочно-кишечного тракта и печени.

    Согласно двум систематическим обзорам [9, 135], суммарная распространенность диареи у пациентов с COVID-19 составляет 7.4–7,7%, с гораздо более высоким показателем 18,3% в исследованиях за пределами Китая. Диарея обычно развивалась во время госпитализации, у меньшинства она появлялась при поступлении. Поскольку посев кала на Clostridium difficile был отрицательным у всех пациентов, а значения фекальных лейкоцитов или кальпротектина не представлены, диарея могла быть связана с медикаментозным лечением [135]. Некоторые перепрофилированные препараты против SARS-CoV-2, такие как противовирусные препараты, особенно комбинации лопинавир-ритонавир, противомалярийные и противомикробные препараты, могут вызывать диарею, тошноту, а также рвоту.Поскольку отмена препарата не всегда возможна, необходимо назначать противодиарейные препараты для предотвращения обезвоживания и нарушений электролитного баланса. Однако, чтобы избежать замедления элиминации вируса [9, 136], антисекреторные препараты (например, рацекадотрил) следует отдавать предпочтение комбинированным (антисекреторным и антимоторным) препаратам, таким как лоперамид.

    Точно так же тошнота и рвота (общая распространенность 4,6–7,8%) [5, 9, 66] требуют лечения, чтобы предотвратить обезвоживание и избежать вмешательства в неинвазивную вентиляцию, когда это необходимо.Противорвотные средства следует использовать с осторожностью, поскольку эти препараты удлиняют интервал QTc [136], особенно в сочетании с другими препаратами, используемыми для лечения COVID-19, такими как хлорохин, гидроксихлорохин и азитромицин (см. ниже).

    Ось кишечник-легкие является двунаправленной, и эндотоксины и микробные метаболиты могут воздействовать на легкие через кровоток, а при воспалении легких они могут влиять на микробиоту кишечника [137]. Несколько исследований показывают, что респираторные вирусные инфекции связаны с изменением микроэкологии кишечника [138].По сравнению с контрольной группой у пациентов с COVID-19 наблюдаются значительные изменения фекальной микробиоты с обогащением условно-патогенными микроорганизмами и истощением полезных комменсалов, включая Lactobacilli и Bifidobacteria, при поступлении и во время госпитализации [139-141]. Истощенные симбионты и дисбиоз кишечника сохранялись даже после устранения SARS-CoV-2 и исчезновения респираторных симптомов [141]. Пробиотики с противовоспалительным действием могут быть полезны для восстановления микроэкологии кишечника и предотвращения вторичной бактериальной инфекции у пациентов с COVID-19 [142-144].Однако не все пробиотики одинаковы. Хотя пробиотики сокращают продолжительность острых респираторных инфекций [145] и снижают частоту вентилятор-ассоциированной пневмонии у пациентов в критическом состоянии на искусственной вентиляции легких [144, 145], слепое использование обычных пробиотиков при COVID-19 не рекомендуется до тех пор, пока не будут получены хорошие результаты. Имеются спланированные клинические испытания со специфическими составами пробиотиков [146].

    Из-за выделения вируса со стулом [66] потенциальный риск передачи SARS-CoV-2 во время трансплантации фекальной микробиоты теперь также следует учитывать при планировании такой процедуры и выборе донора.В эндемичных регионах международная группа экспертов [147] рекомендовала ОТ-ПЦР всем потенциальным донорам, даже при отсутствии симптомов или отсутствии в анамнезе поездок или контактов с высоким риском. В качестве альтернативы донорский стул следует хранить и помещать на карантин в течение 30 дней перед использованием и выдавать только в том случае, если у донора не развились симптомы.

    Пациенты с ВЗК и раком ЖКТ представляют собой проблему для гастроэнтерологов и онкологов с пациентами, получающими иммуномодулирующее лечение и биологические и/или цитотоксические препараты [148].Несмотря на продолжающуюся текущую (моно- или комбинированную) терапию [17], уровень распространенности COVID-19 [149-151] или развития тяжелых осложнений у пациентов с ВЗК не увеличивается [22, 150]. Кортикостероиды и месалазин являются факторами риска тяжелого течения COVID-19 у пациентов с ВЗК, но это не относится к антагонистам ФНО [18], таким как инфликсимаб, который кажется полезным для лечения как основного воспаления, так и пневмонии, вызванной SARS-CoV-2, путем противодействия цитокиновый шторм [21, 152]. Регистр SECURE-IBD ​​[153] позволит провести всестороннюю оценку результатов лечения пациентов с ВЗК с сопутствующим COVID-19, получавших различные методы лечения.

    Раковые больные могут иметь ослабленный иммунитет из-за основного злокачественного новообразования или противоопухолевой терапии и иметь несколько факторов риска, подвергая их более высокому риску развития инфекций. По сравнению с общей популяцией повышенный риск заражения SARS-CoV-2 оценивается в два раза [154]. Для больных раком желудочно-кишечного тракта целью должно быть ограничение риска инфекции без ущерба для лечения рака. По возможности во время эпидемии следует отложить операцию и отдать предпочтение пероральной химиотерапии [155].При необходимости лучевая терапия должна следовать принципу RADS ( х эмоциональных посещений, a пустотного излучения, d эфирного излучения, s хортенового облучения) [156].

    Явное желудочно-кишечное кровотечение требует эндоскопического обследования, но во время пандемии неотложные процедуры часто откладывались [157], отдавая приоритет агрессивному медикаментозному лечению. Как при пептических поражениях (которые наблюдаются в 75% эндоскопий верхних отделов ЖКТ [85]), так и при кровотечениях из верхних отделов ЖКТ показаны ИПП (перорально или внутривенно соответственно) [92, 158], но, принимая во внимание множество сочетанных методов лечения при COVID -19 и при страхе перед DDI следует отдавать предпочтение соединениям, практически не взаимодействующим с CYP 450 (пантопразол или рабепразол) [158].Из-за коагулопатии, вызванной инфекцией SARS-CoV-2 [96, 97], пациентов часто лечат средними или высокими дозами антикоагулянтов [159]. НПВП и монотерапия или двойная антитромбоцитарная терапия являются факторами риска кровотечения из верхних отделов ЖКТ и представляют дополнительный риск при одновременном применении с антикоагулянтами [159]. В этих условиях при использовании ИПП [159, 160] следует соблюдать те же меры предосторожности [158].

    Обеспокоенность по поводу использования ИПП возникла после того, как онлайн-опрос населения [161] показал, что среди пользователей ИПП существует повышенный риск заражения COVID-19.Однако в этом исследовании не учитывалось, что более молодые пациенты с COVID-19 вряд ли будут соблюдать рекомендации по экранированию, которых обычно придерживаются представители старшего поколения. В другом сообщении [162] предполагалось, что лечение ИПП является значительным фактором риска (ОШ 2,37, 95% ДИ 1,08–5,22) развития вторичных инфекций у пациентов с COVID-19 и последующего развития острого респираторного дистресс-синдрома, приводящего к значительно более высокий индекс смертности. Однако в представленных цифрах есть ошибка, которая требует дополнительных деталей для подтверждения этих результатов.Очень большое (132 316 пациентов) корейское общенациональное когортное исследование с сопоставлением показателей предрасположенности [163] показало, что использование ИПП не повышает восприимчивость к инфекции SARS-CoV-2, но связано с худшими исходами COVID-19.

    Помимо своей антисекреторной активности, ИПП обладают различными плейотропными эффектами, включая противовоспалительное и иммуномодулирующее действие [164], при этом некоторые исследования показали противовирусную активность, а одно исследование [165] выявило ингибирование репликации SARS-CoV-2. Кроме того, ИПП воздействуют на насосы вакуолярной АТФазы, что приводит к повышению эндолизосомного pH и нацеливанию на эндосомальные комплексы, имеющие решающее значение для переноса вируса [для обзора см. 166].В совокупности было высказано предположение, что ИПП могут играть терапевтическую роль в лечении COVID-19 [166, 167]. Некоторые предварительные данные о преимуществах ИПП в профилактике вирусных инфекций получены в рандомизированном исследовании, в котором лансопразол ассоциировался со снижением частоты простуды и обострений ХОБЛ, тем самым снижая вероятность заражения вирусной инфекцией [168]. В ретроспективном исследовании случай-контроль с участием 179 пожилых пациентов вероятность того, что они принимали ИПП, была в 2,3 раза ниже (ОШ 0.44, 95% ДИ 0,23–0,81), которые могут быть инфицированы SARS-CoV-2 и у которых разовьется COVID-19, по сравнению с теми, кто не принимает ИПП [169].

    В настоящее время трудно согласовать эти доказательства. Хотя ИПП связаны с худшим исходом у пациентов с COVID-19, они не увеличивают вероятность заражения и могут фактически снизить ее. Стоит отметить, что в отчете, показывающем большее количество коинфекций у пользователей ИПП [162], почти 50% пациентов, принимавших эти препараты, не имели четких показаний к кислотосупрессивной терапии.Это еще раз подчеркивает необходимость уместности назначения лекарств в эпоху COVID-19.

    При компьютерном моделировании фамотидин (единственный доступный в настоящее время H 2 RA) был идентифицирован как потенциальный ингибитор 3-химотрипсиноподобной протеазы SARS-CoV-2 [170, 171]. Это открытие, наряду с наблюдением очевидного клинического преимущества фамотидина у пациентов с COVID-19, которые принимали препарат для лечения кислотозависимого рефлюкса, побудило провести небольшое исследование [67], которое показало, что пероральный прием высоких доз фамотидина связан с улучшились результаты, о которых сообщают сами пациенты, у пациентов, не госпитализированных с COVID-19.В двух обсервационных исследованиях в США [68, 172] с сопоставлением оценок предрасположенности сообщалось, что применение фамотидина у госпитализированных пациентов связано с более низким риском клинического ухудшения, приводящего к интубации или смерти. В обоих исследованиях у пациентов, получавших фамотидин, наблюдались более низкие концентрации в сыворотке маркеров воспаления, таких как ферритин, С-реактивный белок и прокальцитонин. Однако исследование, проведенное в Гонконге, не обнаружило никакой связи между использованием этого RA H 2 и тяжестью COVID-19 [173].

    Механизм этого предполагаемого эффекта фамотидина в настоящее время неизвестен, но более поздние исследования молекулярного докинга показали, что связывание этого RA H 2 с вирусными протеазами является слабым и неспецифическим [174]. Следовательно, поскольку COVID-19, по-видимому, связан с дисфункцией активации тучных клеток и высвобождением гистамина [175], роль может играть антагонизм рецепторов H 2 . Действительно, недавнее исследование [176] показало, что комбинированная блокада рецепторов H 1 и H 2 с использованием цетиризина и фамотидина, соответственно, снижает частоту интубации, смертность и продолжительность госпитализации, вероятно, за счет препятствования опосредованному гистамином цитокину. буря.Хотя результаты рандомизированного клинического исследования (NCT04370262) преимуществ внутривенного введения фамотидина при лечении COVID-19 ожидаются, необходимы дальнейшие проспективные исследования как профилактики, так и лечения этого сложного вирусного заболевания с помощью этого ревматоидного артрита H 2 .

    По данным двух систематических обзоров с метаанализом [82, 135], функциональные пробы печени (аспартат- и аланинаминотрансферазы и билирубин) были патологическими у 15–19% пациентов с COVID-19. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что у этой подгруппы пациентов поражение печени может быть результатом прямого патогенного воздействия вируса, системного воспаления с осложненным течением заболевания или токсичности часто используемых лекарств [177] (см. выше).Действительно, гистопатология печени у пациентов с COVID-19 показывает легкое лобулярное и портальное воспаление, а также микрососудистый стеатоз [178], результаты, общие для лекарственно-индуцированного поражения печени, что более актуально для пациентов с заболеванием печени. Симптоматическое лечение парацетамолом [179] или НПВП [180] вполне может быть ответственным. Следует рассмотреть вопрос об осторожном применении противовирусных препаратов у пациентов с ранее существовавшим заболеванием печени и DDI. Действительно, усиленная ритонавиром противовирусная терапия демонстрирует соответствующие взаимодействия через CYP34A [61].Поскольку нарушение функции печени связано с худшими исходами [181-184], мониторинг и оценка повышения уровня ферментов являются стандартом лечения пациентов с COVID-19 [135].

    Высказывались опасения по поводу предполагаемых рисков применения НПВП у пациентов, пораженных инфекцией SARS-CoV-2. Исследования на животных показывают, что ибупрофен повышает экспрессию ACE 2 в сердце, что способствует проникновению SARS-CoV-2 [184]. Первоначально ВОЗ рекомендовала избегать использования ибупрофена при симптомах COVID-19, но затем изменила свою рекомендацию [185], а EMA пришло к выводу, что в настоящее время нет научных доказательств, устанавливающих связь между ибупрофеном и ухудшением течения COVID-19 [186]. .Циклооксигеназа 2 индуцируется бактериальными и вирусными инфекциями и играет сложную, малоизученную роль в иммунитете против патогенов. Исследования in vitro показали, что селективный ингибитор циклооксигеназы 2, вводимый на ранних стадиях инфекции, может усиливать и/или пролонгировать эндогенные интерфероновые ответы и тем самым повышать противовирусный иммунитет [187]. Кроме того, некоторые НПВП проявляют противовирусную активность in vitro [188] и снижают смертность, продолжительность пребывания в больнице и уровни цитокинов в сочетании с осельтамивиром у пациентов с гриппом [189].[190]. Поэтому обязательно выполнение ЭКГ для измерения QT/QTc и оценки других факторов риска, включая возраст, нарушения электролитного баланса, использование петлевых диуретиков и т. д., до назначения, чтобы количественно оценить риск и избежать серьезных сердечных осложнений [191]. Согласно одному систематическому обзору [192], только у 10% пациентов с COVID-19, получавших хлорохин или гидроксихлорохин, развилось удлинение интервала QT.В крупнейшей зарегистрированной когорте пациентов с COVID-19, получавших на сегодняшний день хлорохин/гидроксихлорохин, с азитромицином или без него [193], не было зарегистрировано случаев torsade de pointes или аритмогенной смерти. Хотя использование этих препаратов приводило к удлинению интервала QT, врачам редко приходилось прекращать терапию. Опубликовано руководство по безопасному использованию методов лечения COVID-19 [193], и его следует тщательно соблюдать.

    Таблица 2.

    Потенциальные побочные эффекты со стороны сердца и профиль взаимодействия исследуемых препаратов COVID-19

    Среди сердечно-сосудистых препаратов препараты, влияющие на ренин-ангиотензиновую систему, вызывали озабоченность при инфекции SARS-CoV-2.Вопрос о том, могут ли ингибиторы АПФ и блокаторы рецепторов ангиотензина ухудшать прогноз COVID-19, связан с текущими сообщениями о том, что во время лечения этими препаратами происходит избыточная экспрессия рецепторов АПФ 2, что создает больше потенциальных мест стыковки для вируса [195, 196]. . Это беспокойство представляется необоснованным, поскольку нет данных, свидетельствующих о том, что эта гипотеза применима к клинической практике. Три разных исследования, обобщенные в вдумчивой редакционной статье [197], не предоставляют никаких доказательств в поддержку гипотезы о том, что использование ингибитора АПФ или блокатора рецепторов ангиотензина связано с каким-либо риском заражения SARS-CoV-2, риском тяжелого течения заболевания у инфицированных или риск внутрибольничной смерти.Метаанализ с участием 9 исследований и 3936 пациентов показал, что лечение снижает смертность (ОШ 0,57, 95% ДИ 0,38–0,84) у пациентов с COVID-19 [198]. Европейское [199] и Американское [200] общества кардиологов рекомендуют пациентам не прекращать прием ингибиторов ренин-ангиотензиновой системы, поскольку периоды нестабильности артериального давления из-за отмены препарата или смены терапии связаны с повышенным сердечно-сосудистым риском [201].

    Защита хозяина как от бактериальных, так и от вирусных инфекций зависит от эффективной иммунной системы.Разнообразная и питательная диета важна для правильного функционирования иммунного ответа, включая противовоспалительные и антиоксидантные продукты и микроэлементы [202]. Витамин D необходим для иммунной функции посредством модуляции как адаптивной, так и врожденной иммунной системы [203] и может нарушать вирусную клеточную инфекцию, взаимодействуя с входом вирусной клетки в рецептор ACE2.

    Большинство, но не все данные наблюдений, сравнивающие результаты в разных странах, указывают на обратную связь между уровнями витамина D и тяжестью исходов COVID-19, включая смертность [204].Доказательства, подтверждающие роль витамина D в снижении риска COVID-19, включают [205]:

    • вспышка произошла зимой, когда концентрация 25-гидроксивитамина D самая низкая;

    • число случаев заболевания в южном полушарии ближе к концу лета невелико;

    • дефицит витамина D способствует острому респираторному дистресс-синдрому;

    • показатели летальности увеличиваются с возрастом и при сопутствующих хронических заболеваниях;

    • оба связаны с более низкой концентрацией 25-гидроксивитамина D.

    Принимая во внимание эти результаты в условиях нынешней пандемии COVID-19, было бы разумно проверить уровень витамина D, особенно передовых медицинских работников, чтобы убедиться, что у них адекватный уровень, и исправить любой дефицит с помощью пищевых добавок [205].

    Резюме и выводы

    Вирус SARS-CoV-2 может приводить к серьезному системному заболеванию и поражать желудочно-кишечный тракт, печень, желчевыводящие пути и поджелудочную железу за счет механизмов, включающих проникновение в клетки рецептора ACE 2 и TMPRSS2, которые не регулируются.Клинические исследования ВЗК и данные регистров показывают, что возраст, наличие сопутствующих заболеваний и активное заболевание связаны с увеличением неблагоприятных исходов. Инфекция SARS-CoV-2, по-видимому, не имеет значительной прямой гепатотоксичности, но связана с повышенной смертностью у пациентов с циррозом печени за счет увеличения риска декомпенсации.

    Симптомы со стороны верхних отделов желудочно-кишечного тракта часто отмечаются у пациентов с COVID-19, чаще всего анорексия и тошнота; однако экспрессия рецепторов ACE 2 значительно ниже в пищеводе и желудке, чем в нижних отделах кишечника.

    Острый панкреатит, по-видимому, не имеет причинно-следственной связи с инфекцией SARS-CoV-2, хотя нарушения ферментов поджелудочной железы нередки, скорее всего, как неспецифическое последствие тяжелого заболевания и применения обширных лекарственных препаратов, но прямое вирусное воздействие имеет не исключено.

    Желудочно-кишечные кровотечения у пациентов с COVID-19 не так часты, как можно было бы ожидать, и причина кровотечения часто не выявляется, поскольку не всегда выполняются эндоскопические процедуры и лечение пациентов осуществляется консервативно.Сообщалось о герпетоподобных поражениях верхних отделов желудочно-кишечного тракта и ишемических поражениях, связанных с синдромом гиперкоагуляции и тромботических явлениях в толстой кишке.

    Эндоскопию можно безопасно проводить в условиях COVID-19 с соответствующими СИЗ и созданием новых безопасных протоколов для AGP, но эндоскопия выполняется значительно медленнее, что приводит к отставанию в лечении. Уменьшение количества неотложных эндоскопических процедур в желудочно-кишечном тракте было связано с сокращением числа пациентов, обращающихся за медицинской помощью во время пандемии, а также с сокращением количества выполняемых процедур из-за упомянутых сложностей.Риск неизвестного рака в отложенных случаях эндоскопии может быть сведен к минимуму путем клинической сортировки и использования FIT-тестирования с низким порогом для определения приоритетности случаев колоноскопии.

    Использование некоторых лекарств для лечения COVID-19 может быть связано с желудочно-кишечными симптомами, а другие могут привести к серьезным нежелательным явлениям или DDI. Риски иммуномодулирующей терапии у пациентов с ВЗК или ХЗЛ продолжают тщательно изучаться, но отмена лечения у пациентов в стадии ремиссии не рекомендуется ввиду реального и значительного риска рецидива.

    С такой новой инфекцией, как SARS-CoV-2, возникло много вопросов, и мы подвели итоги работы на сегодняшний день (30 сентября 2020 г.). Существует много исследований, которые продолжаются, и вопросы, которые еще предстоит решить, чтобы наилучшим образом ориентировать клинических гастроэнтерологов в их повседневной практике.

    Заявление о конфликте интересов

    Ричард Х. Хант был консультантом или докладчиком в компаниях Biocodex, Cinclus, Daewoong, Danone, Dr Reddy, Insys, Takeda. Джеймс Э. Ист работал в клиническом консультативном совете Lumendi, Boston Scientific и Paion, клиническом консультативном совете и владелец Satisfai Health и получал гонорары от Falk.Анхель Ланас заявил об отсутствии конфликта интересов. Питер Малфертейнер был консультантом или спикером в компаниях Alfasigma, Bayer Health Care, Danone, Luvos, Mayoly-Spindler, Nordmark. Джек Сатсанги заявил об отсутствии конфликта интересов. Кармело Скарпиньято был докладчиком, консультантом и/или членом консультативного совета компаний Alfasigma, Pfizer, Takeda, Reckitt-Benkiser и Shionogi, а в прошлом получал финансирование от Giuliani Pharmaceuticals и Pfizer. Гвилим Дж. Уэбб получил поддержку от Европейской ассоциации по изучению печени для работы над инфекцией SARS-CoV-2 при заболевании печени через COVID-Hep.сеть.

    Источники финансирования

    Этот проект не финансировался. Джеймс Ист финансируется Национальным институтом исследований в области здравоохранения (NIHR) и Оксфордским центром биомедицинских исследований (BRC). Выраженные взгляды принадлежат автору (авторам) и не обязательно принадлежат NHS, NIHR или Министерству здравоохранения.

    Вклад автора

    Р.Х.Х.: планировал, координировал и редактировал всю рукопись, а также написал первые четыре раздела и резюме. JS: написал раздел IBD.G.J.W.: написал раздел о печени. П.М.: написал верхний отдел ЖКТ и поджелудочной железы. А.Л.: написал раздел о чрезвычайных ситуациях. J.E.E.: написал раздел эндоскопии и желудочно-кишечных вмешательств. К.С.: написал раздел о лечении. Все авторы внесли свой вклад в различные другие разделы, отредактировали и согласовали окончательный документ.

    Авторское право: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование или любую систему хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
    Дозировка препарата: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор препарата и дозировка, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации. Тем не менее, в связи с продолжающимися исследованиями, изменениями в правительственных постановлениях и постоянным потоком информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на лекарства, читателю настоятельно рекомендуется проверять вкладыш в упаковке для каждого лекарства на предмет любых изменений в показаниях и дозировке, а также для дополнительных предупреждений. и меры предосторожности.Это особенно важно, когда рекомендуемый агент является новым и/или редко используемым лекарственным средством.
    Отказ от ответственности: заявления, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и участникам, а не издателям и редакторам. Появление рекламы и/или ссылок на продукты в публикации не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности.Издатель и редактор(ы) отказываются от ответственности за любой ущерб, нанесенный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в содержании или рекламе.

    болезни органов пищеварения | Britannica

    заболевание пищеварительной системы , любое из заболеваний, поражающих пищеварительный тракт человека. Такие расстройства могут поражать пищевод, желудок, тонкую кишку, толстую кишку (толстую кишку), поджелудочную железу, печень или желчевыводящие пути. Распространенным заболеванием пищеварительной системы является гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (т.е., попадание желудочного содержимого в пищевод), что у некоторых людей вызывает регулярную изжогу. Цирроз печени в первую очередь возникает в результате чрезмерного употребления алкоголя, но может развиться и после инфицирования вирусом гепатита С. Другие распространенные заболевания пищеварительной системы включают пептические язвы, колоректальный рак и камни в желчном пузыре. Многие расстройства пищеварительной системы можно предотвратить с помощью диеты с низким содержанием жиров и высоким содержанием фруктов и овощей, ограничением употребления алкоголя и периодическими медицинскими осмотрами.

    В этой статье обсуждаются распространенные инфекции, воспаления, язвы и раковые заболевания, поражающие каждый орган пищеварительного тракта. Для подробного обсуждения анатомии и физиологии пищеварительной системы см. Пищеварительная система человека.

    Британская викторина

    44 вопроса из самых популярных викторин Britannica о здоровье и медицине

    Как много вы знаете об анатомии человека? Как насчет медицинских условий? Мозг? Вам нужно много знать, чтобы ответить на 44 самых сложных вопроса самых популярных викторин Britannica о здоровье и медицине.

    Рот и полость рта

    Помимо местного заболевания, во рту и в ротовой полости часто присутствуют признаки, характерные для системных заболеваний. Губы могут иметь трещины и эрозии в уголках при дефиците рибофлавина. Множественные коричневые веснушки на губах, связанные с полипами в тонкой кишке, характерны для синдрома Пейтца-Егерса. Совокупность мелких желтых пятен на слизистой оболочке щек и слизистой за губами из-за наличия увеличенных сальных желез непосредственно под поверхностью слизистой оболочки указывает на болезнь Фордайса.

    Наиболее часто язвы во рту возникают из-за афтозного стоматита. Эти язвы поражают каждого пятого европейца. Проявления этого состояния варьируются от одного или двух небольших болезненных пузырьков, которые разрываются с образованием круглых или овальных язв, возникающих один или два раза в год и длящихся от семи до 10 дней, до глубоких язв диаметром один сантиметр (около половины дюйма) или более. . Язвы часто бывают множественными, возникают в любом месте рта и могут сохраняться в течение нескольких месяцев. Симптомы варьируются от легкого местного раздражения до сильной мучительной боли, которая мешает говорить и есть.Рубцы можно увидеть на местах предыдущих язв. Афтозные изъязвления иногда связаны со стрессом, но они также могут быть отражением лежащего в основе нарушения всасывания, такого как глютеновая болезнь. Лечение направлено на предрасполагающую причину. Местные и системные кортикостероиды являются наиболее эффективным методом лечения. Местные анестетики и анальгетики могут облегчить разговор и прием пищи. При более тяжелом состоянии, синдроме Бехчета, во рту и на гениталиях появляются подобные язвы, а глаза могут воспаляться.

    Изменение цвета языка, обычно белого, происходит из-за отложений эпителиальных остатков, изношенных (или изношенных) бактерий и пищи. Это также происходит в условиях, когда снижается выработка слюны. Это может быть острым, как при лихорадке, когда потеря воды через кожу чрезмерна. Изменение цвета языка становится хроническим после атрофии слюнных желез и при отсутствии хорошей гигиены полости рта. Если человек заядлый курильщик, отложения окрашены в коричневый цвет. Почернение языка с образованием в центре плотного налета из мохнатых нитевидных сосочков (черный волосатый язык) может быть следствием грибка с пигментированными нитями.Иногда это просто чрезмерное удлинение нитевидных сосочков.

    Лысый язык (атрофический глоссит) с гладкой поверхностью из-за полной атрофии сосочков связан с недоеданием, тяжелой железодефицитной анемией, пернициозной анемией и пеллагрой, поражением кожи и слизистых оболочек из-за дефицита ниацина. Заболевание эндемично для слаборазвитых стран, в которых бывают периоды голода.

    Язык с глубокими трещинами (мошоночный язык) может быть обусловлен врожденной вариацией поддерживающей ткани языка, но может быть вызван сифилисом, скарлатиной или брюшным тифом.В фиссурах наблюдается легкая степень воспаления, вызывающая легкий жгучий дискомфорт.

    Географический язык, или мигрирующий эксфолиативный глоссит, описывает участки оголения поверхности языка различной формы и размеров. Эти области постепенно реэпителизируются с отрастанием нитевидных сосочков только для того, чтобы воспалительный процесс начался в другом месте языка. Таким образом, залысины перемещаются вокруг языка. Эти изменения обычно не вызывают никаких симптомов или, самое большее, вызывают легкое жжение.Причина неизвестна, и состояние может сохраняться в течение многих лет. Лечения нет.

    Болезнь Венсана (траншейный рот) представляет собой язвенную, некротизирующую инфекцию десны (десны), характеризующуюся спонтанным кровотечением из пораженных участков и неприятным запахом изо рта, возникающим из-за гангренозной ткани. Он эндемичен в странах с тяжелым недоеданием и плохой гигиеной полости рта. Инфекция, вероятно, включает несколько организмов, включая спирохеты и веретенообразные бациллы. Неясно, передается ли он при обмене слюной при поцелуях, но его эпидемический рост в военное время и его частота среди беспорядочных половых связей предполагают это.Болезнь Венсана лечится антибиотиками с последующим обрезанием краев десны для устранения поддесневых карманов.

    Рак полости рта иногда вызывается хроническим термическим раздражением у заядлых курильщиков, и ему часто предшествует лейкоплакия (бляшечные пятна, возникающие на слизистых оболочках щек, десен или языка). Точно так же рак ротовой полости может быть вызван привычкой держать табак в пространстве между щекой и зубами. Эти виды рака возникают из плоскоклеточных клеток, выстилающих слизистую оболочку полости рта.Рак слюнных желез и слизистых оболочек щек вызывает боль, кровотечение или затруднение глотания. Лимфомы и другие опухоли лимфоидного происхождения могут сначала появиться в миндалинах или глоточных лимфатических узлах. Рак языка и костных структур твердого неба или придаточных пазух носа может проникать в полость рта или проникать глубоко в окружающие ткани.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.