Патологическая усталость: Патологическая усталость и утомляемость после инсульта

Содержание

Патологическая усталость и утомляемость после инсульта

Патологическая усталость (астения) — одно из наиболее частых последствий церебрального инсульта. Она может быть единственным симптомом у пациентов, перенесших малый инсульт без остаточной очаговой неврологической симптоматики. Постинсультная усталость снижает качество жизни и повышает риск смертельного исхода, а также необходимость в постороннем уходе. Депрессией можно объяснить лишь часть случаев патологической усталости после инсульта [1].

Патологическая усталость — многофакторный феномен [2, 3]. В первую очередь она может быть разделена на патологическую усталость как таковую (хроническая усталость) и патологическую утомляемость [3]. Патологическая усталость представляет собой состояние, сопровождающееся чувством изнеможения, которое развивается независимо от физических и интеллектуальных нагрузок и не уменьшается после сна или отдыха [4]. Патологическая утомляемость, в отличие от усталости, развивается только после различных нагрузок, а ее интенсивность уменьшается после сна или отдыха. Большинство исследований, опубликованных по проблеме постинсультной усталости, были посвящены патологической усталости как таковой, без учета патологической утомляемости [2].

B. Tseng и соавт. [5] провели небольшое исследование хронической усталости и утомляемости (exertional fatigue) после инсульта. Хроническую усталость авторы оценивали с помощью шкалы выраженности усталости (Fatigue severity scale, FSS), а утомляемость — как разницу показателей визуально-аналоговой шкалы усталости до и после стандартной физической нагрузки. Результаты исследования показали, что хроническая усталость и утомляемость — разные феномены. Развитие патологической усталости было связано с уровнем депрессии, в то время как выраженность утомляемости коррелировала с толерантностью пациента к аэробным нагрузкам [5]. Однако авторы данной работы рассматривали только утомляемость, связанную с моторным дефицитом, и использовали для ее оценки метод слишком сложный для использования в рутинной клинической практике.

Цель данного исследования — оценка патологической усталости и утомляемости после инсульта с помощью специализированных опросников и сравнительный анализ данных феноменов.

Материал и методы

В исследование включены 42 пациента, проходившие лечение по поводу церебрального инсульта в отделении восстановительной медицины и ранней нейрореабилитации многопрофильной больницы. Критериями включения были: диагноз перенесенного церебрального инсульта (за исключением субарахноидальных кровоизлияний без формирования внутримозговой гематомы), установленный клинически и подтвержденный с помощью методов нейровизуализации [6]; поступление в стационар от 6 до 24 мес после развития инсульта; стабильное общее состояние и ясность сознания; отсутствие тяжелых нарушений речи, препятствующих контакту с больным; отсутствие хронических психических расстройств в анамнезе. Все пациенты были осведомлены о сути исследования и дали информированное согласие на участие в нем. Работа была одобрена этическим комитетом Башкирского государственного медицинского университета.

Для оценки выраженности симптомов патологической усталости использовалась шкала выраженности усталости (FAS) с максимальным значением 50 баллов; при значении 22 балла и более говорили о наличии у пациента патологической усталости [7]. Патологическая утомляемость оценивалась с помощью опросника «Голландская шкала оценки утомляемости» (Dutch Exertional Fatigue Scale, DEFS) [8]. DEFS представляет собой опросник, состоящий из 9 вопросов, оценивающих степень утомляемости пациента при выполнении повседневных дел (работа по дому, самообслуживание, общественные нагрузки). Чем выше балл по опроснику, тем выше степень утомляемости у обследуемого. Нами был осуществлен двойной обратный перевод англоязычной версии данной шкалы на русский язык. Русскоязычная версия шкалы показала хорошие психометрические свойства (альфа Кронбаха более 0,7).

Тревога и депрессия оценивались по соответствующим подшкалам госпитальной шкалы депрессии и тревоги (HADS) с максимальным баллом 21. При значении подшкалы 8 баллов и более говорили о наличии тревоги или депрессии [9]. О выраженности когнитивных нарушений судили по результатам Монреальской шкалы когнитивной оценки (MoCA) — максимум 30 баллов, в норме — не менее 26 баллов [10].

В ходе обследования регистрировались типы (ишемический/геморрагический) и бассейны (правый каротидный/левый каротидный/вертебрально-базилярный) инсультов. Тяжесть неврологического дефицита оценивалась по шкале инсульта Национального института здоровья (NIHSS), ограничение функциональных возможностей — по модифицированной шкале Рэнкина (mRs) [11, 12].

Статистическую обработку полученных данных проводили с помощью пакета программ IBM SPSS Statistics 21. В связи с использованием в работе коротких шкал и ненормальным распределением данных по большинству параметров в анализе мы оперировали методами непараметрической статистики. Данные представлены в виде медианы и межквартильного размаха (Me [25%; 75%]). Бинарные данные сравнивали с помощью параметра χ

2, категориальные — c помощью теста Манна—Уитни. Для выявления связи между тяжестью усталости, утомляемости, депрессии и клиническими параметрами, представленными непрерывными переменными (тяжесть инсульта, выраженность когнитивного дефицита и др.), использовался корреляционный анализ Спирмена.

Результаты и обсуждение

Большинство обследованных перенесли ишемический инсульт и имели умеренный неврологический дефицит. Основные характеристики пациентов, принявших участие в исследовании, представлены в табл. 1.

Таблица 1. Основные характеристики пациентов, включенных в исследование

По результатам сравнительного анализа (табл. 2), выраженность патологической усталости по шкале FAS и утомляемости по шкале DEFS не зависели от пола и возраста (подгруппы младше и старше 60 лет) пациентов, а также типа инсульта. У пациентов с инсультами в вертебрально-базилярной системе отмечалась более выраженная патологическая усталость, чем у пациентов с инсультами в других сосудистых бассейнах, но данные различия не достигли статистической значимости. Утомляемость была более выраженной у пациентов с более выраженным неврологическим дефицитом по шкале NIHSS (≥3 баллов) и степенью инвалидизации по шкале mRs (≥3 баллов). Для патологической усталости такой закономерности отмечено не было. Как патологическая усталость, так и утомляемость были более выражены у пациентов с депрессией и тревогой по шкале HADS (баллы по подшкалам HADS-D и HADS-A >7). Оба феномена (особенно утомляемость) были более выражены у пациентов со снижением когнитивных функций по шкале MoCA (<26 баллов), чем без них, однако эти различия не достигли статистической значимости (см. табл. 2).

Таблица 1. Основные характеристики пациентов, включенных в исследование

Корреляционный анализ выявил слабую достоверную связь между выраженностью патологической усталости и утомляемости (табл. 3). Отмечалась сильная достоверная связь между выраженностью утомляемости и степенью инвалидизации по mRs и тяжестью неврологического дефицита по шкале NIHSS, а также слабая связь со степенью когнитивных нарушений по шкале MoCA и выраженностью тревоги и депрессии по шкале HADS. В то же время выраженность патологической усталости по шкале FAS была слабо связана только с тяжестью тревоги и депрессии по шкале HADS (см. табл. 3).

Таблица 3. Результаты корреляционного анализа патологических усталости и утомляемости Примечание. R — коэффициент корреляции; p — достоверность.

Для большей наглядности приводим два клинических наблюдения из нашей практики.

Пациентка Н., 58 лет, пенсионерка, амбулаторно обратилась к неврологу с жалобами на общую слабость, вялость, отсутствие энергии. Данные симптомы пациентка отмечает в течение 3 мес. Их развитие связывает с ранее перенесенным малым ишемическим инсультом в правом каротидном бассейне с преходящим левосторонним гемипарезом, который редуцировался в течение 3 дней. Лечилась стационарно в течение 2 нед. На момент выписки чувствовала себя хорошо, однако по мере возвращения к повседневной жизни стала ощущать выраженную усталость.

В анамнезе: контролируемая гипертоническая болезнь, гиперхолестеринемия. Регулярно принимает индапамид 1,5 мг в сутки, периндоприл 10 мг в сутки, аторвастатин 40 мг в сутки, клопидогрел 75 мг в сутки.

На момент осмотра при физикальном обследовании — без особенностей. Очаговой неврологической симптоматики нет. На ЭКГ ритм синусовый, признаки умеренной гипертрофии левого желудочка.

Проведены лабораторные исследования: общий анализ крови для исключения различных форм анемий и латентного воспалительного процесса, общий анализ мочи для исключения уроинфекции, биохимический анализ крови для исключения патологии печени, почек и мышц, включая гепатит и миопатию, ассоциированные с приемом статинов, уровень тиреотропного гормона (ТТГ) для исключения гипотиреоза. Все показатели были в пределах референсных значений.

По данным HADS пациентка набрала 3 балла по подшкале «Депрессия» и 7 баллов по подшкале «Тревога». По шкале FAS — 31 балл, по шкале DEFS — 9 баллов. По шкале МоСА — 27 баллов. Наличие болей отрицает.

Таким образом, у пациентки имеет место синдром патологической усталости. Мы исключили соматическую патологию, клинически значимую депрессию и хронические боли как причину патологической усталости. У пациентки также не было клинически значимого неврологического (в том числе когнитивного) дефицита, что исключает роль патологической утомляемости в формировании патологической усталости. На основании полученных данных можно говорить о наличии у пациентки первичной постинсультной усталости, т. е. усталости, развитие которой связано исключительно с церебральным инсультом.

С пациенткой была проведена беседа о природе церебрального инсульта и постинсультной усталости, о возможностях вторичной профилактики инсульта, так как относительно высокий уровень тревоги был связан со страхом повторного инсульта. Рекомендованы дозированные физические нагрузки (ежедневные прогулки на свежем воздухе), даны советы по распределению нагрузок в течение дня.

При осмотре в динамике через 1 мес пациентка отметила улучшение состояния в виде уменьшения тревожности и выраженности усталости примерно вдвое. С ней была обсуждена возможность назначения психостимулирующих средств для дальнейшего уменьшения выраженности усталости, от чего она отказалась.

Клинический случай 2.

Пациент В., 60 лет, пенсионер, обратился с жалобами на нарушение речи, чувство усталости, нехватки энергии, последние два симптома особенно беспокоят во второй половине дня. Данные жалобы появились сразу после инсульта в левом каротидном бассейне, который пациент перенес 2 мес назад.

В анамнезе: гипертоническая болезнь, атеросклероз со стенозом левой внутренней сонной артерии (ЛВСА) до 55%, доброкачественная гиперплазия предстательной железы. Регулярно принимает лозартан 50 мг в сутки, симвастатин 40 мг в сутки, клопидогрел 75 мг в сутки, тамсулозин 0,4 мг в сутки.

При физикальном осмотре выявляется систолический шум над ЛВСА. По ЭКГ — ритм синусовый, 75 ударов в минуту, признаки гипертрофии левого желудочка. В неврологическом статусе: моторная эфферентная дисфазия умеренной выраженности, легкий правосторонний гемипарез. Оценка по шкалам NIHSS — 2 балла, mRs — 1 балл.

Пациенту были проведены те же лабораторные исследования, что и в первом случае. Патологических изменений выявлено не было.

По данным госпитальной шкалы тревоги и депрессии пациент набрал 5 баллов по подшкале «Депрессия» и 4 балла по подшкале «Тревога». По шкале FAS — 12 баллов, по шкале DEFS — 28 баллов. По шкале МоСА — 23 балла. Наличие болей отрицает.

При более детальном расспросе больной отмечает, что чувство усталости возникает преимущественно после разговора и довольно быстро уменьшается после отдыха или непродолжительного сна.

Таким образом, у пациента имеет место патологическая утомляемость, преимущественно связанная с речевыми нарушениями. Он был повторно направлен к логопеду-афазиологу, занятия с которым прервал после выписки из стационара. Ему также было рекомендовано продолжить заниматься лечебной физкультурой в домашних условиях. С родственниками была проведена беседа о природе постинсультной афазии и возможных методах поддержки больного при восстановлении после инсульта.

Через месяц занятий пациент отметил улучшение состояния в виде уменьшения выраженности речевого дефицита и утомляемости.

Нами были обследованы 42 пациента, перенесших церебральный инсульт, и выявлено, что патологическая усталость и утомляемость связаны с выраженностью тревоги и депрессии. Патологическая утомляемость, но не усталость, также достоверно связана с выраженностью как физического, так и когнитивного неврологического дефицита.

Полученные данные указывают на то, что патологическая утомляемость является результатом влияния неврологического дефицита на повседневную жизнь пациента. Моторный дефицит может привести к развитию так называемой нервно-мышечной утомляемости. S. Knorr и соавт. [13] показали, что нервно-мышечная утомляемость после инсульта имеет центральное происхождение и связана с невозможностью адекватного повышения возбудимости головного мозга как реакция на корковое торможение, развивающееся в ответ на мышечное утомление. Вторичные атрофические изменения в паретических мышцах также могут играть роль в развитии нервно-мышечной утомляемости после инсульта. Снижение когнитивных функций может приводить к развитию когнитивной утомляемости. Например, больной с постинсультной афазией может испытывать выраженное утомление даже после короткой беседы. Какой вид утомляемости будет доминировать в клинической картине, зависит от характера неврологического дефицита у конкретного пациента [2]. Теоретически любой больной с неврологическим дефицитом в той или иной степени страдает от патологической утомляемости. Полученные данные говорят о том, что аффективные расстройства усиливают восприятие чувства утомления и тем самым, вероятно, усугубляют ограничение повседневной активности.

Природа патологической усталости после инсульта менее ясна [1, 2]. Ее выраженность связана с депрессией и тревогой. Однако среди пациентов с патологической усталостью лишь у некоторых отмечались признаки депрессии, подтверждая, что только часть случаев патологической усталости можно объяснить аффективными расстройствами. Эти данные согласуются с результатами наших предыдущих исследований [14]. Именно случай патологической усталости у пациентки без признаков депрессии описан в примере 1.

Связь между выраженностью патологической усталости и утомляемости после инсульта указывает на возможность их сосуществования у одного и того же пациента. Однако различие в коррелятах подтверждает гипотезу о различной природе происхождения усталости и утомляемости после инсульта. В настоящей работе не обнаружено связи между сосудистым бассейном, типом инсульта и выраженностью усталости и утомляемости, однако это может быть связано с небольшим числом участников исследования.

Таким образом, патологическая усталость и утомляемость после инсульта являются различными феноменами. Патологическая утомляемость является следствием неврологического дефицита, в то время как патологическая усталость развивается вне зависимости от других последствий инсульта. Детальное изучение патологической усталости и утомляемости после инсульта должно позволить разработать эффективные подходы к их лечению.

Повышенная утомляемость и сонливость, причины.

Усталость, которую многие ощущают в конце рабочего дня или тяжелой недели, совершенно нормальны. А вот длительное общее недомогание и повышенная утомляемость уже являются признаками различных заболеваний и состояний. Так, в сочетании с прогрессирующей мышечной слабостью, одышкой они могут быть первыми симптомами болезни Помпе у взрослых больных1.

Болезнь Помпе — генетическое заболевание, дебют которого может возникнуть в любом возрасте. Оно связано с наследственной недостаточностью фермента кислой альфа-глюкозидазы, что приводит к накоплению гликогена и, как следствие, разрушению составляющих всех клеток организма, лизосом1.

Болезнь Помпе относится к редким, орфанным патологиям и становится причиной повышенной утомляемости в единичных случаях. С какими еще заболеваниями и состояниями может быть связана слабость и усталость?

Усталость как вариант нормы

Под утомлением медики понимают временное снижение возможностей организма вследствие интенсивных нагрузок, которое проявляется уменьшением работоспособности и чувством усталости. Причины усталости могут быть как физическими, так и психическими. В первом случае возникает временная неспособность мышцы поддерживать оптимальную физическую нагрузку, которая тем более выражена, чем сильнее нагрузки2.

Умственная усталость проявляется во временном снижении максимальной познавательной способности вследствие длительных периодов умственной активности. Ее признаками могут быть сонливость и снижение концентрации внимания2.

Кроме того, выделяют сенсорную усталость — зрительную, слуховую, — которая состоит в снижении порога возбудимости и ухудшении соответствующих функций (зрения, слуха). Независимо от того причин и проявлений, физиологическая усталость проходит после отдыха. В отличие от нее, патологическая усталость сохраняется на протяжении длительного времени и не зависит от объема нагрузок на организм2.

Что такое астения?

В медицине патологическую утомляемость называют астенией, что в переводе с греческого означает бессилие. К симптомам астении относятся2:

  • повышенная утомляемость
  • раздражительность в сочетании с физической слабостью
  • эмоциональная лабильность — повышенная возбудимость быстро сменяется плаксивостью и наоборот
  • головные боли
  •  нарушения сна
  • непереносимость яркого света
  • изменение психического состояния
  • мышечные боли
  • неспособность расслабиться и другие проявления.

Астения, в отличие от переутомления, не является следствием физических или умственных нагрузок, не исчезает после отдыха и имеет постоянное течение. По самым приблизительным данным, с повышенной утомляемостью сталкиваются 12-18% людей во всем мире, а при соматических заболеваниях (инфекции, патологии крови, легких и так далее) ее распространенность может достигать 100%3.

При каких заболеваниях появляется слабость?

Повышенная утомляемость сопровождает различные заболевания и патологические состояния, в том числе2,3:

  • нарушения гормонального баланса
  • патологии дыхательных путей (хроническая обструктивная болезнь легких, эмфизема)
  • сердечно-сосудистые заболевания
  • почти все заболевания крови, в том числе анемия
  • хроническую почечную, печеночную недостаточность
  • психические заболевания (депрессия, в частности, большое депрессивное расстройство)
  • рассеянный склероз
  • сахарный диабет
  •  инфекционные заболевания (ОРВИ, гепатиты, туберкулез)
  • фибромиалгия 
  • ожирение
  • апноэ сна
  • мощный болевой синдром и многие другие
  • злокачественные процессы. 

Повышенная усталость может быть обусловлена и приемом некоторых лекарственных препаратов, в частности, химиотерапии, анальгетиков, антидепрессантов.

Поскольку астения тесно связана со множеством заболеваний, важно при ее появлении обратиться к врачу и выяснить причины. 

Неправильный образ жизни как причина повышенной утомляемости

Однако следует помнить, что астения может быть связана не только с серьезным патологическим процессом в организме, но и с неправильным образом жизни и несбалансированным питанием.

Несбалансированный рацион 

В ряде исследований установлено, что потребление избыточного количества простых углеводов может вызывать ощущение усталости в течение дня. Это связано со способностью этих питательных веществ быстро повышать уровень глюкозы в крови, что, в свою очередь, приводит к немедленной выработке большого количества инсулина, выводящего сахар из крови в клетки. Резкое повышение и последующее не менее резкое снижение уровня сахара и вызывает чувство усталости4

Еще одна причина повышенной утомляемости — низкокалорийная диета. При отрицательном балансе между поступающими с пищей калориями и энергетическими затратами обмен веществ замедляется, что может быть сопряжено с чувством усталости. Чтобы предотвратить замедление метаболизма, большинству людей необходимо получать не менее 1200 калорий в день5

Важно потреблять достаточное количество белка, который повышает уровень обмена веществ более интенсивно, чем углеводы и жиры5. Кроме того, по данным исследований, утомляемость снижается при увеличении содержания аминокислот с разветвленной целью, которые и являются строительными блоками белка. Таким образом, чтобы метаболизм был интенсивным, достаточным для предотвращения повышенной утомляемости, следует потреблять белок при каждом приеме пищи6.

Дефицит витаминов

Известно, что к астении может приводить дефицит некоторых витаминов и микроэлементов, в частности, витамина Д. Низкий уровень этого жизненно важного нутриента в крови может оказывать негативное влияние на работоспособность и качество жизни в целом7. Результаты клинических исследований свидетельствуют: снижение уровня солнечного витамина в крови у женщин менее 29 нг/мл сопряжено с достоверно более частыми жалобами на повышенную утомляемость по сравнению с уровнем более 30 нг/мл8.

Множество биохимических процессов, происходящих в организме каждый день, сопровождаются потерей жидкости, которую важно компенсировать. Согласно данным исследований, даже незначительные потери жидкости могут приводить к снижению уровня энергии, уменьшению концентрации внимания и повышенной утомляемости9

Нарушения сна

Одна из наиболее очевидных причин повышенной утомляемости — хроническое недосыпание. Во время сна высвобождаются гормоны, регулирующие метаболизм и уровень энергии, удаляются токсические продукты обмена веществ, которые накапливаются в период активности. Скорость метаболизма значительно снижается, что позволяет обеспечить восстановительные процессы10

В соответствии с современными рекомендациями, оптимальная продолжительность ночного сна у взрослых людей должна составлять в среднем семь часов. При этом сон должен быть спокойным и непрерывным. Повысить уровень энергии в течение дня помогает и краткий дневной сон. В исследованиях доказано, что установленный режим сна с четкими временными рамками засыпания и продолжительностью отдыха позволяет уменьшить уровень усталости и ликвидировать проблемы со сном10

В то же время длительный сон в течение светового дня способствует нарушению циркадных ритмов и сбою биологических часов. Это еще одна распространенная причина хронической усталости. С нарушением циркадных ритмов также связана смена часовых поясов (синдром джет-лага), работа в ночные смены, регулярное недосыпание, привычка засыпать с источником света и другие факторы10

Гиподинамия и стрессы

Одна из самых распространенных причин повышенной утомляемости среди людей среднего и пожилого возраста — низкая физическая активность8. По данным исследований, люди с низким уровнем активности имеют недостаточный запас прочности и выносливости, что ограничивает способность к физической нагрузке. Однако с началом тренировок усталость снижается. При этом эффективность тренировок проявляется даже при минимальных нагрузках11.

Еще один бич современности — хронические стрессы. Доказано, что они связаны с повышенной усталостью, астенией12.

Справочная литература
  1. Hagemans M.L.C. et al. Impact of late-onset Pompe disease on participation in daily life activities: Evaluation of the Rotterdam Handicap Scale // Neuromuscul. Disord. Elsevier, 2007. Vol. 17, № 7. P. 537–543.
  2. Пизова Н.В. Утомляемость, астения и хроническая усталость. Что это такое? // Cons. medicum. 2012. Т. 14, № 2.
  3. Шакирова И.Н., Дюкова Г.М. Астения — междисциплинарная проблема // Трудный пациент. 2012. Т. 10, № 5. С. 14–16.
  4. Chen M.K. The epidemiology of self-perceived fatigue among adults // Prev. Med. (Baltim). Academic Press, 1986. Vol. 15, № 1. P. 74–81.
  5. Westerterp K.R. Diet induced thermogenesis. // Nutr. Metab. (Lond). BioMed Central, 2004. Vol. 1, № 1. P. 5.
  6. Blomstrand E. A Role for Branched-Chain Amino Acids in Reducing Central Fatigue // J. Nutr. 2006. Vol. 136, № 2. P. 544S–547S.
  7. Johnson K., Sattari M. Vitamin D deficiency and fatigue: an unusual presentation // Springerplus. 2015. Vol. 4, № 1. P. 584.
  8. Ecemis G.C., Atmaca A. Quality of life is impaired not only in vitamin D deficient but also in vitamin D-insufficient pre-menopausal women. // J. Endocrinol. Invest. 2013. Vol. 36, № 8. P. 622–627.
  9. Ganio M.S. et al. Mild dehydration impairs cognitive performance and mood of men // Br. J. Nutr. 2011. Vol. 106, № 10. P. 1535–1543.
  10. Hartzler B.M. Fatigue on the flight deck: The consequences of sleep loss and the benefits of napping // Accid. Anal. Prev. 2014. Vol. 62. P. 309–318.
  11. de Vries J.D. et al. Exercise as an Intervention to Reduce Study-Related Fatigue among University Students: A Two-Arm Parallel Randomized Controlled Trial // PLoS One / ed. Fisher G. 2016. Vol. 11, № 3. P. e0152137.
  12. Doerr J.M. et al. Reciprocal relationship between acute stress and acute fatigue in everyday life in a sample of university students // Biol. Psychol. 2015. Vol. 110. P. 42–49.

GZEA.PD.18.09.0435n

Повышенная утомляемость — причины появления, при каких заболеваниях возникает, диагностика и способы лечения


ВАЖНО!

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

Повышенная утомляемость: причины появления, при каких заболеваниях возникает, диагностика и способы лечения.

Определение

Утомляемость – это психологическое и физиологическое состояние человека, которое субъективно ощущается как усталость. Почти каждый человек чувствовал усталость, которая по своей выраженности превосходит обычную: нарушается сон, возникает раздражительность, снижаются аппетит, работоспособность и мотивация. Однако не всегда утомляемость проявляется чувством усталости. При высокой заинтересованности и соответствующих жизненных установках человек может игнорировать другие признаки утомляемости: снижение эффективности труда, внимания, памяти, изменения артериального давления и частоты сердечных сокращений.

Проявления усталости, как правило, являются базовыми или начальными по отношению к другим расстройствам, иногда предшествуя им и почти всегда завершая течение любого заболевания – соматического или психического.

Разновидности повышенной утомляемости

Важно понимать, что утомление – это нормальное физиологическое состояние организма, возникающее в ответ на интенсивную деятельность — как физическую, так и умственную. В норме усталость проходит после отдыха и достаточного сна с полным восстановлением работоспособности.

Когда усталость сохраняется в течение нескольких дней, работоспособность не восстанавливается даже после длительного отдыха и появляются другие симптомы, следует выяснить, не является ли усталость симптомом того или иного заболевания.

Выделяют четыре степени утомления:
  • Утомление первой степени – маловыраженное, когда самочувствие человека незначительно отличается от нормального функционального состояния. При этой степени утомления возникают ошибки во время совершения точных движений с незначительным мышечным усилием, но работа с максимальным усилием совершается точно. Появляются проблемы с засыпанием и пробуждением.
  • Утомление второй степени – для него характерно снижение работоспособности и выносливости. Увеличивается количество ошибок при выполнении работы, хотя усталость еще может быть компенсирована усилием воли.
  • Утомление третьей степени – выраженное, характеризуется заметным снижением работоспособности и выносливости. Увеличивается время реакции и снижается скорость работы. Возникают парадоксальные реакции: работа, требующая незначительных усилий, выполняется с большим трудом, а когда нужны максимальные усилия – работа совершается достаточно легко. Появляется сонливость в дневное время, усталость возникает при минимальной нагрузке, но может быть частично компенсирована волевым усилием.
  • Утомление четвертой степени – сильно выраженное, характеризуется ультрапарадоксальными реакциями, которые приводят к травмам и авариям. Усталость не уходит после отдыха, нарушается сон – вплоть до развития бессонницы.
Возможные причины повышенной утомляемости

Одной из частых причин повышенной утомляемости является нарушение режима сна. В современном мире многие люди жертвуют качественным сном в пользу интернета и сериалов, у кого-то к хроническому недосыпу ведет график работы.

Любая бессонница требует коррекции, и, если не получается справиться с проблемой самостоятельно, необходима помощь специалистов.

Несбалансированный режим питания или неадекватная нагрузкам диета также могут стать причиной плохой работоспособности, вызванной усталостью. Утомляемость может появиться при любом виде недоедания: в развитых странах это обычно строгие низкокалорийные диеты, содержащие недостаточное количество питательных веществ, или заболевания желудочно-кишечного тракта со снижением функции всасывания.

Если сочетать высокие физические нагрузки и низкокалорийную диету, то усталость даст о себе знать очень быстро.

Повышенной усталостью сопровождаются некоторые физиологические состояния – например, беременность.

Утомляемость может быть вызвана приемом лекарственных средств: седативных, бета-адреноблокаторов, антигистаминных препаратов, гипотензивных средств центрального действия, транквилизаторов.

Снотворные средства могут нарушать фазу быстрого сна, что приводит к появлению утомляемости даже при нормальной продолжительности сна.

Анемия – очень частая причина повышенной утомляемости. Пониженный гемоглобин в крови снижает доставку кислорода к тканям мозга и мышцам, что проявляется общей слабостью, сонливостью, снижением работоспособности.

Быстрая утомляемость характерна для некоторых эндокринных патологий. Например, при гипотиреозе снижается выработка гормонов щитовидной железы, которые участвуют во многих процессах организма.

При сахарном диабете часто возникает чувство усталости из-за скачков уровня глюкозы крови, которая необходима для нормальной работы всех органов и систем.

Заболевания кровеносной системы могут стать причиной повышенной утомляемости — снижается выносливость, появляется одышка, отеки, дискомфорт в области груди, раздражительность. Все эти симптомы – повод обратиться к врачу.

За усталостью, сонливостью и потерей аппетита могут скрываться серьезные психологические проблемы, которые нельзя игнорировать.

Утомляемость часто сопровождает инфекционные заболевания. Когда возникает инфекционный процесс, организм вынужден затрачивать больше энергии, чем обычно: на борьбу с чужеродным объектом, на компенсацию вреда, который наносит инфекция.

Отдельно выделяют синдром хронической усталости. Существует множество теорий его возникновения: дефицит нутриентов (питательных веществ), психологическая, аллергическая теории, большую роль также отводят чрезмерным физическим нагрузкам. Наиболее распространенной в настоящее время является вирусная теория. Согласно ей, причиной развития синдрома хронической усталости служат герпесвирусы (вирус Эпштейна–Барр и вирус герпеса 7-го типа), а также SARS-CoV-2. Так, уже вылечившись от основного заболевания, человек может еще долгое время испытывать значимый упадок сил.

При каких заболеваниях возникает повышенная утомляемость?

  • Анемия.
  • Сахарный диабет.
  • Гипотиреоз.
  • Злокачественные новообразования.
  • Хронические вирусные инфекции (гепатит, ВИЧ-инфекция).
  • Туберкулез.
  • Паразитарная инвазия (глисты и др.).
  • Депрессия.
  • Синдром хронической усталости.
  • Сердечная недостаточность.
  • Системные воспалительные заболевания (ревматоидный артрит, системная красная волчанка).
  • Заболевания органов дыхания (бронхиальная астма, ХОБЛ).
  • Хронические интоксикации (тяжелыми металлами, угарным газом, пестицидами и т.д.).
  • Острые бактериальные и вирусные заболевания.
К каким врачам необходимо обращаться при повышенной утомляемости?

Взрослый человек обращается к врачу-терапевту, а ребенка и подростка осматривает педиатр. В зависимости от сопутствующих симптомов может потребоваться консультация других специалистов ( эндокринолога, гинеколога, психиатра, невролога, кардиолога).

Диагностика и обследования при повышенной утомляемости

В первую очередь определяют степень утомляемости и необходимость освобождения от трудовой деятельности.

В зависимости от сопутствующих симптомов могут быть назначены следующие обследования:

  • клинический анализ крови;

причины, симптомы и лечение. Как избавиться от синдрома хронической усталости?

При современном ритме жизни и негативном информационном фоне, транслируемом едва ли не по всем каналам средств массовой коммуникации, избежать хронического стресса и эмоционального переутомления удается не каждому. Еще хуже, если усталость накапливается, а затем начинает одолевать не только в конце рабочего дня или после болезни, а практически постоянно. Это значит, что пора наконец услышать «сигналы о помощи», которые посылает организм.

Причин утомления может быть достаточно много, и в большинстве случаев справиться с ними проще, чем кажется. В статье мы расскажем о механизме возникновения хронической усталости и о том, как эффективно с ней бороться.

Симптомы хронической усталости

Состояние хронической усталости на физиологическом уровне представляет собой постоянный недостаток энергии или нарушение энергетического обмена в клетках организма. Это неизбежно отражается и на психоэмоциональном самочувствии человека: ощутимо ограничивает повседневную жизнь и мешает общению, поскольку моральных ресурсов перестает хватать даже на близких.

В норме любое сильное утомление проходит после полноценного сна и отдыха. Если же человек выспался и хорошо поел, но продолжает чувствовать себя вяло и утомленно, что мешает ему выполнять привычные дела, — это скорее патологическое состояние.

Хроническая слабость и усталость проявляются постепенно, и человек может долго не осознавать, сколько возможностей было потеряно, пока не попытается сравнить свою работоспособность в прежние времена с тем, что есть сейчас. К сожалению, люди часто списывают упадок сил на возраст или жизненные обстоятельства, тем самым игнорируя симптомы и усугубляя ситуацию.

Это важно!

Более 3000 научных исследований показали, что синдром хронической усталости — это не форма депрессии или ипохондрии, а самостоятельное соматическое заболевание, которое, если не принимать соответствующих мер, приводит к профессиональной и социальной дезадаптации[1].

Важно вовремя обращать внимание на следующие признаки хронической усталости:

  • Постоянный упадок сил и снижение работоспособности. Клиническое значение имеет ухудшение самочувствия по указанным признакам более чем на 50% от нормы в течение шести и более месяцев.
  • Быстрая утомляемость. Действия, которые раньше не вызывали затруднений, превращаются в огромную проблему. И дело касается не только рабочих вопросов: короткая прогулка, поход в кафе с другом или сборы ребенка в школу сопровождаются усталостью. Из-за этого человек может чувствовать себя опустошенным с самого утра.
  • Перепады настроения — от полной апатии до вспышек гнева.
  • Нарушения сна: сонливость, бессонница, не приносящий бодрости поверхностный или прерывистый сон.
  • Головные боли, которые отличаются от тех, что были раньше, по интенсивности, характеру или продолжительности.
  • Проблемы с памятью и мышлением: нарушение концентрации внимания, ухудшение настроения, сложности с запоминанием информации, раздражительность.
  • Снижение иммунитета, например, частые боли в горле, обострение хронических заболеваний.
  • Повышение температуры тела.
  • Увеличение разных групп лимфатических узлов: шейных, подмышечных или других.
  • Миалгии — мышечные боли без видимых причин.
  • Артралгии — боли в суставах, преимущественно крупных, часто мигрирующие.
  • Аллергии и повышенная чувствительность к свету, шуму[2].

Первый из перечисленных симптомов является ключевым, остальные же дополняют картину. В запущенных случаях хроническая усталость не только снижает качество жизни, но и может спровоцировать опасные для жизни ситуации. К примеру, резкое ухудшение концентрации внимания или сонливость — частая причина несчастных случаев на дороге. Поэтому при синдроме хронической усталости симптомы и лечение должны быть известны каждому.

Причины состояния: не просто переутомление

Выделить единственную причину хронической усталости сложно. Существует множество теорий — от вирусных инфекций до психологического стресса. Большинство экспертов считает, что это состояние вызвано сочетанием нескольких факторов. Но одного переутомления здесь недостаточно, ведь патологическая усталость не проходит даже после отдыха.

При синдроме хронической усталости и сонливости причины могут состоять в следующем:

  • Вирусные инфекции. Согласно одной из распространенных теорий, важную роль в появлении хронической усталости играют цитомегаловирус, энтеровирус, а также вирусы Эпштейна — Барра, герпеса разных типов, Коксаки и гепатит C[3]. Имеет значение как минимум то, что перенесенные инфекции значительно подрывают силы организма и нарушают процессы его метаболизма.
  • Чрезмерные физические и психоэмоциональные нагрузки, стрессы. Усиленные спортивные тренировки или тяжелая физическая работа приводят к повышенному образованию молочной кислоты и нарушению транспорта кислорода к тканям, что плохо сказывается на состоянии организма и может провоцировать развитие хронической усталости. Стрессы негативно влияют на механизм накопления и высвобождения энергии в организме, в результате чего тело не получает достаточное количество «топлива». Более подробно об этом будет сказано ниже.
  • Недостаток микро- и макронутриентов. Эта теория находит наиболее наглядное клиническое подтверждение. Среди значимых симптомов синдрома хронической усталости — мышечные боли, спазмы, расстройства настроения и сна. Именно эти признаки характерны и для дефицита магния в организме. По мнению некоторых ученых, элементный статус синдрома хронической усталости (СХУ) составляют нарушения обмена магния, фосфора и избыточное накопление в организме тяжелых металлов (алюминия, ртути и других)[4]. К нарушению баланса минералов в организме приводят несбалансированное питание, стрессы, вредные привычки, психические расстройства и другое.

Обратите внимание

Недостаток магния нарушает правильное функционирование важнейших тканей организма, в том числе миокарда и нервной системы. Его дефицит провоцирует не только все симптомы СХУ, но и нарушение сердечной деятельности, повышает риск развития инсульта и инфаркта[5].

Магний — одно из главных «структурных звеньев» организма. По содержанию он занимает второе место среди всех элементов клетки, играя одну из ключевых ролей в энергетическом, пластическом и электролитном обмене. Магний регулирует клеточный рост, участвует в метаболизме витамина C, без него не обходится ни один из этапов синтеза белка, а также многое другое. Особенно важно, что этот макроэлемент обеспечивает энергетический обмен, на клеточном уровне регулируя высвобождение энергии из углеводов. Поэтому повышенную утомляемость связывают именно с недостатком магния. Восполняя относительный дефицит дофамина, элемент способен устранять симптомы беспокойства и раздражительности. Магний — обязательный участник синтеза всех нейропептидов в головном мозге[6].

Как можно понять из вышесказанного, вне зависимости от набора «видимых глазу» причин, на клеточном уровне магний практически всегда задействован в патогенезе хронического чувства усталости.

Способы борьбы с хронической усталостью

Отвечая на вопрос о том, как избавиться от хронической усталости, необходимо пояснить, что на сегодняшний день существует несколько советов, соблюдение которых достоверно помогает как в лечении, так и в профилактике хронической усталости.

Нормализация образа жизни и режима сна

В период повышенной нагрузки на нервную систему сон крайне важен. Он должен длиться около восьми часов, слишком долго спать не рекомендуется. Нужно следить за тем, чтобы дневной отдых не был продолжительным, поскольку это может помешать ночному засыпанию. Лучше планировать свой день так, чтобы была возможность рационально чередовать работу и отдых. Прогулки на свежем воздухе и программа физической самокоррекции также оказывают хороший эффект.

Обратите внимание

Физическая самокоррекция (GETSET — Guided self-help trial) — это программа упражнений, суть которой состоит в поступательном наращивании объема физических нагрузок до приемлемого уровня и контроле режима дня. Согласно исследованиям, у пациентов с синдромом хронической усталости, к которым применялся этот метод, отмечалось значительное улучшение общего состояния в сравнении с контрольной группой[7].

Психотерапия

У большинства людей, страдающих патологической усталостью, имеются нерешенные психологические проблемы, которые либо усугубляют ситуацию, либо являются одной из ее причин. Поэтому в рамках комплексного подхода при синдроме хронической усталости лечение может включать в себя психотерапию. Она поможет лучше понять свое состояние и быстрее обрести контроль над симптомами.

Массаж

Лечебный и релаксирующий массаж не только успокаивает нервную систему, но и стимулирует кровообращение в тканях, благодаря чему улучшается их насыщение кислородом и усиливается тканевый обмен веществ. Массаж можно сочетать с акупунктурой и ароматерапией, если последняя не вызывает аллергических реакций.

Медикаментозная терапия

Если у человека имеется хроническое соматическое заболевание, это может сильно влиять на общую утомляемость. Особенно это касается эндокринных заболеваний, анемии, депрессии. В данном случае необходимо лекарственное лечение соответствующими препаратами по назначению профильного врача.

Диетотерапия

Важно придерживаться сбалансированной диеты с достаточным количеством белков, жиров и углеводов. Пища должна быть качественной, богатой витаминами, макро- и микроэлементами. Это положительно влияет на работу нервной системы, пополняет запасы энергии и повышает стойкость организма в борьбе с неблагоприятными факторами внешней среды. К сожалению, получать достаточное количество необходимых нутриентов, особенно в условиях ослабленного состояния, когда повышенная потребность в них очевидна, бывает проблематично.

Дополнительные источники магния и витаминов группы B

Говоря о препаратах от хронической усталости, в первую очередь стоит упомянуть лекарственные средства с магнием, которые находят все большее применение при самых разных заболеваниях, в особенности — связанных с нарушениями работы нервной системы.

Это важно

В настоящее время не вызывает сомнения роль недостатка магния в развитии сердечно-сосудистых, эндокринных и психоневрологических расстройств. Кроме того, макроэлемент является естественным антистрессовым средством, который снимает возбудимость и чувствительность нервной системы к неблагоприятным факторам[8].

Как было сказано выше, только при достаточном содержании магния организм способен генерировать нормальное количество энергии. В то время как остальные нутриенты (L-карнитин, витамины), как правило, приносят лишь временное облегчение, магний, напрямую влияя на процессы энергообмена и метаболизма, способен на клеточном уровне устранять саму причину возникновения симптомов хронической усталости. При повышенной утомляемости часто наблюдается и дефицит витаминов группы B. Они также принимают активное участие в процессах метаболизма и синтезе нейромедиаторов, увеличивают усвоение магния и усиливают его действие.

Состояние «выжатого лимона» стало привычным? Нельзя позволять усталости отнимать большую часть жизни. Бодрость и силы можно сохранить в любом возрасте и при любых обстоятельствах — важно только слушать свой организм и вовремя восполнять его ресурсы. Правильный режим сна и бодрствования, умеренные физические нагрузки и сбалансированное питание — основные помощники в борьбе с повышенной утомляемостью. Но если их оказывается недостаточно, можно прибегнуть к дополнительным источникам жизненно необходимых нутриентов.


Профилактика синдрома хронической усталости — Центр доктора Бубновского в г. Алматы

Профилактика синдрома хронической усталости

Синдром хронической усталости — это состояние длительного физического и психоэмоционального истощения. Такая усталость — не временное недомогание, а серьезный недуг, который требует лечения. От обычного переутомления он отличается тем, что не проходит даже после нескольких дней отдыха, а период его проявлений может превышать полгода.

Синдром хронической усталости могут приобрести люди любых возрастов и профессий. Но обычно в зону внимания медиков попадают пациенты, чья работа связана с постоянным эмоциональным напряжением: врачи, учителя, спасатели. У женщин болезненную усталость диагностируют чаще, чем у мужчин, а процент заболевших в мегаполисах выше, чем в небольших городах.

Симптомы

Болезнь сложно распознать, из-за того что симптомы отклонения очень разнообразны и выражены не у всех пациентов. Чаще всего больные хронической усталостью жалуются на:

  • отсутствие сил; 
  • проблемы со сном; 
  • аллергические реакции; 
  • боль в мышцах и суставах; 
  • тахикардию;
  • чувствительность лимфатических узлов.


Соматические симптомы дополняют раздражительность, рассеянность, тревожность.

Синдром хронической усталости мешает справляться с простейшими повседневными делами и очень осложняет больному жизнь.

Существует много способов предотвратить развитие заболевания: полноценно питаться, исключить вредные привычки, организовать распорядок дня. Но лучшая профилактика болезни — правильно организованная двигательная активность. 

Профилактика 

Патологическая усталость — это сочетание физической и эмоциональной истощенности организма. Со слабостью, связанной с мышечной недостаточностью, успешно работают в центре доктора Бубновского. 

Пациенты центра под контролем врача и инструктора закрепляют правильный двигательный стереотип, в результате уходит усталость, восстанавливается работа всего организма. Эндорфины, гормоны радости, которые вырабатываются во время физических нагрузок, снимают боль и уменьшают раздражительность. Вслед за мышечной радостью, приходит эмоциональная.

Движение отвлекает от тревожных мыслей, активизирует резервы организма и препятствует развитию депрессии.

Разумные физические нагрузки — лучшее средство для профилактики хронической усталости. Но любая профилактика, так же как и лечение, проводится строго индивидуально и желательно комплексно. Поэтому при первом визите в центр специалисты проводят обязательную миофасциальную диагностику пациента, оценивают его общий физический статус. 

По итогам тестирования врач определяет комплекс профилактических мероприятий: силовые тренировки на многофункциональных тренажерах Бубновского и тренажерах реабилитационного ряда, гимнастика, диафрагмальное дыхание. Занятия в гимнастическом зале отлично сочетаются с холодным обливанием, массажем, посещением сауны.

Такой комплексный подход объясняет высокую эффективность профилактических мер не только в отношении хронической усталости, но и целого ряда других диагнозов.

Рубрика здоровье: астения — Официальный сайт Администрации Санкт‑Петербурга

Астения в переводе с греческого означает бессилие. Это состояние, которое характеризуется быстрым истощением нервной системы, снижением способности к длительному умственному и физическому напряжению. Часто астения, которая бывает как у детей, так и у стариков, сопровождается слезливостью, раздражительностью, сонливостью или бессонницей.

Нередко утомляемость окружающими и самим пациентом воспринимается как обычное явление, поэтому больные нередко прибегают к самолечению. Однако причина утомляемости или, точнее, астении, т. е. ненормальной, спонтанной слабости, возникающей без предшествующей нагрузки, обязательно должна быть выяснена, так как данный симптом может быть проявлением органической патологии. Врач общей практики, способный оценить эту жалобу, играет основную роль в обследовании и лечении больных с астенией. Хорошо зная своих пациентов, их историю болезни и, следовательно, имея представление о процессе, послужившем основой для возникновения астении, врач общей практики как никто другой способен точно выявить органическое заболевание или клиническую аномалию, наличием которой пациент пренебрегает, помочь больному вспомнить те или иные симптомы или факт приема не предписанных медикаментов; такой врач может провести обследование и в итоге всесторонне оценить клиническое состояние пациента.

Как выявить астению? Астения — это не просто утомляемость. Утомлением называют возникающее в норме чувство вялости, вызванное физическим усилием. Это физиологическое состояние, которое проходит после отдыха. Астения — патологическая, спонтанная вялость, возникающая без нагрузки, продолжающаяся долго и не проходящая после отдыха.

Как определить причину астении?

Если астения сопровождается лихорадкой, снижением массы тела, потливостью, болями в суставах, зудом, кашлем   необходимо полное клиническое обследование, так как данные нарушения определенно указывают на органическое заболевание.  Если пациент занимался самолечением, то астения может быть результатом применения мочегонных, слабительных лекарств или препаратов, снижающих артериальное давление. Знание стиля жизни и особенностей личности астеничного пациента важно для диагностики функциональных астений, вызванных нервным напряжением, переработкой, слишком большой продолжительностью рабочего дня, гиперактивностью (включая спорт), бессонницей и т.п. Различные заболевания мышечной и нервной системы ответственны за возникновение органической мышечной слабости, могут быть ошибочно приняты за астению.

Как и у кого обследоваться, если меня постоянно беспокоит слабость? Объем исследований и их направленность зависят от возраста и стиля жизни пациента. У молодого больного с неблагоприятными условиями жизни следует заподозрить функциональную астению и провести проверку. Пожилого пациента или больного любого возраста, состояние здоровья которого ухудшается, необходимо обследовать быстро. Туберкулез часто вызывает астению и продолжительную лихорадку, вот почему раз в год обязательно нужно пройти флюорографическое обследование.  Нередко длительной слабостью сопровождается сахарный диабет, поэтому важно определить уровень сахара в крови. Изучение уровня гормонов щитовидной железы так же может пролить свет на возможную причину астении.   Астения иногда бывает единственным симптомом при наличии опухолей, в связи с этим обследование пожилых пациентов должно быть особенно тщательным.

Может ли инфекция быть причиной астении?Нередко наблюдается астения при безжелтушной форме острого вирусного гепатита А, В, С или при обострении хронического вирусного гепатита. При инфицированности ВИЧ до развития симптомов СПИДа отмечается изолированная астения, что иногда является первым признаком заболевания.

Что такое синдром хронической усталости? По поводу синдрома хронической усталости (СХУ) возникает много вопросов; под ним понимают выраженную астению, продолжающуюся более 6 мес, и ассоциированную с лихорадкой, болями в мышцах, тошнотой, нарушениями настроения и сна, потливостью, шейной лимфаденопатией; иногда эти симптомы следуют за хорошо известными инфекциями: мононуклеозом, энтеро- или полиовирусными инфекциями и т. п.  Симптомами Синдрома Хронической Усталости могут быть:

1. Прогрессирующая или продолжительная усталость, особо выраженная после любых физических нагрузок, которые прежде переносились легко.
2. Низкотемпературная лихорадка.
3. Частые боли в горле.
4. Болезненность в лимфоузлах.
5. Мышечная слабость.
6. Миалгия – боль в мышцах.
7. Расстройство сна (бессонница или, напротив, сонливость).
8. Головная боль необычного характера.
9. Мигрирующая артралгия – боль в суставах.
10. Нейропсихические расстройства – повышенная чувствительность к яркому свету, расстройство зрения (пятна перед глазами), забывчивость, раздражительность, нерешительность, снижение мыслительной активности и способности к концентрации внимания.
11. Депрессия.

Эта болезнь протекает у детей так же, как у взрослых?

Симптомы у детей и взрослых похожи. Так же проявляется усталость, создающая непреодолимые трудности, возникающие при любом напряжении. Но нередко детям, заболевшим СХУ, приходится сталкиваться с проблемой недоверия со стороны взрослых – родных, педагогов, врачей. Ведь ребенок, как правило, внешне выглядит совсем здоровым, но при этом жалуется на постоянную усталость, нежелание ходить в школу. Разговоры в присутствии ребенка – действительно ли он болен или ловко симулирует недуг – вредят его психике, он перестает делиться с взрослыми своими трудностями, отказывается от помощи врача, чем только усугубляет болезнь. Очень важно в этот момент оказать ребенку не только медицинскую, но и психологическую помощь. Неспособность самостоятельно побороть свою усталость, избавиться от других симптомов, вернуться к нормальному активному образу жизни и учебе могут привести к развитию комплексов личности у ребенка, посеют в нем чувство неуверенности в себе и своих силах.

Сразу ли проявляются симптомы недуга?Нет. На первой стадии состояние больного весьма напоминает симптомы самого банального ОРВИ. На второй проявляются первые девять признаков из перечисленных одиннадцати. Не обязательно они наблюдаются все сразу. На этом этапе возникают продолжительные ремиссии, которые обманчиво успокаивают и пациента, и врача. На третьей стадии недуг заявляет о себе уже в тяжелой устойчивой форме. Тогда к первым девяти признакам добавляются еще два симптома: больной жалуется на нейропсихические расстройства и депрессию.

Может ли применение лекарств приводить к астении?Бета-блокаторы, препараты, снижающие артериальное давление, снотворные, транквилизаторы могут вызывать астению. Иногда при одновременном приеме нескольких медикаментов трудно бывает выяснить, какой именно препарат вызывает данный симптом.

У меня очень часто бывает плохое настроение, и я быстро устаю, от чего это может быть? Ваше состояние может быть связано с психическими нарушениями (реактивный невроз, ипохондрия, депрессия), нарушениями сна (хроническая бессонница, невроз беспокойства, сменная работа) или физическими перегрузками (чрезмерные тренировки в спорте). Точный ответ даст врач после необходимого обследования.

Влияют ли условия жизни на возникновение астении? Условия жизни пожилых людей могут быть связаны с чрезмерными и даже непереносимыми нагрузками. Необходимость подниматься на 5-й этаж в доме без лифта, жизнь в одиночестве, забота о больном члене семьи, волнение из-за развода собственного ребенка — все это тяжелые и коварные ситуации, приводящие к перенапряжению и срывам. Семейные врачи нередко сталкиваются с ними на практике. При этом, очевидно, что в качестве источника патологии выступает не организм человека, а условия его жизни.  Для возвращения пациента в состояние гармонии необходима совместная помощь врача, социального работника, психолога.   Применение лекарственных препаратов в данной ситуации ограничено.

Могут ли витамины помочь преодолеть астению? Вне зависимости от причины, вызвавшей астению, для лечения используются витамины, микроэлементы, адаптогены и другие препараты. На наш взгляд, лучше других поливитаминов с этой задачей справляется препарат Геримакс, содержащий все витамины, микроэлементы в сочетании с женьшенем.

Что нового в лечении астении? Большие надежды в медикаментозном лечении недуга возлагается на новый препарат Энерион, воздействующий на ретикулярную формацию головного мозга. Научными исследованиями доказана эффективность энериона в отношении усиления физической, умственной работоспособности, улучшения сексуальной функции. Возможно, применение препарата решит многие проблемы усталости студентов, бухгалтеров, компьютерщиков, руководителей. Не меньшую пользу приносит правильно организованный день, полноценный сон и отдых, отказ от курения. Голодание также является причиной астении, поэтому необходимо проанализировать свой рацион.

Будьте здоровы!

 

Смертельная усталость | Публикации | Вокруг Света

Случается, что человек, находящийся во цвете лет, без каких-либо видимых причин совершенно внезапно теряет всяческий интерес к жизни. Утром он немыслимым усилием воли заставляет себя встать с кровати, в полном унынии плетется на работу, мечтая только об одном — поскорее вернуться домой, зарыться в одеяло и ничего не видеть. Нет сил не только работать или принимать участие в домашних делах, но даже думать.

Усталость усталости — рознь

Всем известно, что даже незначительное увеличение любого вида нагрузок, как физических, так и умственных, неизбежно вызывает у человека усталость — это вполне естественная реакция организма. В таких случаях бывает достаточно немного отдохнуть, принять теплую ванну и на ночь выпить несколько капель валерианки или чашку травяного чая. Как правило, это помогает, и человек на утро просыпается посвежевшим и полным сил. Совсем иное дело, когда ни отдых, ни смена рода деятельности, ни положительные эмоции, ни лекарственные препараты, принимаемые обычно в таких случаях, не в состоянии восстановить былую бодрость, а чувство непреодолимого утомления и разбитости преследует человека постоянно.

Диагноз, похожий на приговор

В истории медицинской практики единичные случаи патологической усталости отмечались еще в первых десятилетиях прошлого века, но с должным вниманием к ним, как правило, никогда не относились. Статус болезни подобное состояние получило лишь в 1984 году, после того, как в одном из американских штатов вспыхнула целая череда неведомых и необъяснимых заболеваний. Доктор Поль Чейни, практиковавший в то время в Неваде, столкнулся с массовым беспричинным упадком сил, внезапно поразившим более 200 человек, живущих и отдыхающих в небольшом курортном городке на озере Тахо, у которых практически одновременно были отмечены ухудшение настроения, не проходящая физическая слабость, раздражительность, резкое снижение умственного потенциала. Сами пациенты в один голос характеризовали свое состояние не иначе, как смертельная усталость. Причем усталость эта, начинавшаяся у всех в общем-то внезапно, через некоторое время приобрела характер затяжной, переходящей в хроническую. Каким образом найти избавление от этого недуга, врачи просто не знали, но сложившаяся клиническая картина явственно свидетельствовала о том, что наступил момент, когда необходимо было обособить подобную разновидность усталости и выделить ее в самостоятельную болезнь. Собственно, и название ему было дано соответствующее — «синдром хронической усталости», или миалгический энцефаломиелит (myalgic encephalomyelitis).

Кто виноват?

Видимо, совершенно не случайно первая массовая вспышка СХУ произошла именно в Соединенных Штатах Америки — одной из самых высокоразвитых в техническом отношении и самой богатой стране в мире. Серьезные наблюдения, проводимые за теми, кому был поставлен диагноз «синдром хронической усталости», дали основания утверждать, что это тяжелейшее заболевание — не что иное, как естественное порождение все возрастающего засилья технократии, проникающей во все составляющие современного общества, отрыв человека от его естественных корней и стремление к мнимому социальному благополучию, причем любой ценой.

Судите сами: по данным статистики, страдающие синдромом хронической усталости в подавляющем своем большинстве — это люди в возрасте от 30 до 45 лет, как правило, занимающиеся активным умственным трудом, честолюбивые, в недалеком прошлом — преуспевающиие, с ярко выраженным чувством долга, стремящиеся сделать не только то, что от них требуется, но и много больше того, желающие во что бы то ни стало, всегда и во всем быть первыми, а главное — не позволяющие себе ни полноценно отдыхать, ни даже время от времени расслабляться. Причем женщины подвержены этому заболеванию гораздо больше, чем мужчины.

Наверное, стремление к совершенству — вещь похвальная, но дело в том, что возможности человеческого организма не беспредельны. Можно даже на протяжении нескольких лет, не испытывая практически никакого дискомфорта, работать не покладая рук, но, к сожалению, каждый из таких закоренелых трудоголиков в один далеко не прекрасный день рискует пасть жертвой «смертельной усталости», причем жертвой — далеко не безвинной. Бесспорно, синдром хронической усталости — это не всегда следствие полного наплевательства на собственное здоровье. Его способны вызывать также и другие факторы, но все-таки именно неумение, а зачастую и нежелание разумно распоряжаться таким даром природы, как Жизнь, — главная причина всех наших бед, и в том числе и этого тяжелейшего заболевания.

Коварство СХУ

Самым неприятным фактором в развитии этой болезни является то, что большинству пораженных этим недугом даже не приходит в голову обратиться к врачу, просто неловко бывает отвлекать его по такой, казалось бы, пустяковой причине. Ведь начало этой болезни всегда выглядит крайне банально и воспринимается не только самим заболевшим, но зачастую и врачами как острое респираторное заболевание. Основными его симптомами являются: немотивированная общая слабость, повышение температуры, головная боль, незначительное увеличение лимфатических узлов и ломота в суставах. Временное освобождение от работы и прием стандартного набора лекарств положительного результата не дают. Изматывающая, выбивающая из привычного ритма жизни усталость принимает такую форму, что ни ночной сон, ни отдых в выходные дни, ни отпуск не в состоянии восстановить силы организма.

Природа синдрома хронической усталости до сих пор в достаточной степени не изучена, а причины его возникновения продолжают оставаться на уровне гипотез. Многие специалисты считают, что причиной возникновения заболевания может быть вирусная инфекция, например такая, как герпес. Вирус, до поры до времени находящийся внутри клеток организма в скрытой форме, может длительное время никак себя не проявлять, но однажды под воздействием неблагоприятных условий, зачастую связанных с плохой экологической обстановкой или сильным стрессом, он начинает активизироваться. Если иммунная система человека ослаблена, а биологическая активность вируса высока, организм не может обеспечить стойкую защиту от чужеродных белков и болезнь, вступая в силу, начинает постепенно набирать обороты.

Другая версия причины возникновения СХУ основывается на том, что у больных происходит нарушение регуляции центральной нервной системы, а особенно ее височно-лимбической области, которая отвечает за память, работоспособность, а также за связь центральной нервной системы с системой вегетативной, которая «управляет» деятельностью всех внутренних органов. Именно эти функции и нарушаются при синдроме хронической усталости.

Еще одно предположение связано с возможным воздействием на иммунную систему токсина арабинола, который выделяют особые дрожжевые грибки (род Кандида), находящиеся в организме. Если иммунитет достаточно стойкий, этот токсин человеку не страшен, но если ослаблен, то риск заболеть СХУ достаточно велик.

И тем не менее никто до сих пор достоверно не знает, что лежит в основе синдрома хронической усталости. Причем даже при наличии полного «букета» признаков, характерных для этого заболевания, распознать хроническую усталость очень сложно. Ни в коем случае не стоит самому себе ставить диагноз и заниматься самолечением. Ведь избавление от этого недуга — это целый комплекс мероприятий, индивидуально подобранный лечащим врачом.

Что делать?

Поскольку причины возникновения синдрома хронической усталости пока до конца не выяснены, лечение этого заболевания имеющимися медикаментозными препаратами сопровождается также и целым спектром общетерапевтических мер. Лечебные препараты основаны на углеводороде, в котором атомы углерода расположены так же, как в кристаллической решетке алмаза, а потому лекарства, помогающие в лечении синдрома хронической усталости, называются адаманты (от греч. adamantos — алмаз), в эту группу входят такие препараты, как бромантан, кемантан и подобные им. Медикаментозная терапия обычно сочетается с такими средствами, как гипноз, рефлексо- и иглотерапия, аутогенные тренировки. Помимо этого, необходимы также транквилизаторы, снотворные препараты и усиленный курс витаминов, таких как В12, А, С, А, селениум, железо, цинк, сульфат магния и другие, а также минеральные добавки и растительные препараты — экстракт чеснока, гинкго, эхинацея, бромелайн. Кроме того, нельзя забывать и том, что больным СХУ совершенно необходим полноценный отдых, причем желательно активный — с дозированными физическими нагрузками и обязательно с положительными эмоциями. А еще нужно настроить себя на то, чтобы не стремиться к недостижимым высотам, и на то, что совершенно необходимо научиться переключать свое сознание на позитивные моменты. Иными словами, как это ни покажется банальным, любую болезнь, в том числе и синдром хронической усталости, гораздо проще предупредить, чем потом от нее избавляться.

Основные симптомы СХУ

1 | Непроходящее более шести месяцев состояние утомляемости и слабости.
2 | Повышенная температура
3 | Мышечная слабость
4 | Бессонница
5 | Мигрирующая боль в суставах
6 | Увеличение шейных лимфоузлов
7 | Нейропсихические расстройства: повышенная чувствительность к яркому свету, забывчивость, заторможенность, раздражительность, снижение умственной деятельности и неспособность концентрировать внимание
8 | Ярко выраженное депрессивное состояние

Патологическая усталость от нейронов к поведению

Патологическая усталость — один из самых тревожных и длительных симптомов неврологических расстройств. Выносливость пациентов ограничена, а восстановление после нагрузки может быть очень долгим. Психическая энергия варьируется в зависимости от выполняемой деятельности, но никогда не возвращается к индивидуальному уровню …

Патологическая усталость — один из самых тревожных и длительных симптомов неврологических расстройств.Выносливость пациентов ограничена, а восстановление после нагрузки может быть очень долгим. Психическая энергия варьируется в зависимости от выполняемой деятельности, но никогда не возвращается к уровням, которые человек испытывал до неврологического нарушения, и не восстанавливается после ночного сна. Если не решить проблему в течение нескольких месяцев, длительная или хроническая патологическая усталость ограничивает способность выполнять обычные повседневные действия, включая работу, образование и общественную деятельность. Это отрицательно сказывается на общем благополучии и качестве жизни.

Патологическая усталость обычно наблюдается при многих неврологических заболеваниях, включая инсульт, черепно-мозговую травму, рассеянный склероз и болезнь Паркинсона. Результаты недавних исследований указывают на нейробиологическое происхождение усталости мозга. Было высказано предположение, что дисбаланс дофамина в головном мозге вызывает утомляемость, в то время как другая теоретическая модель предполагает снижение обработки глутамата астроцитами, более неспецифическую передачу сигналов более крупными клеточными сетями и снижение энергоснабжения. Было высказано предположение, что недавние нейровизуализационные исследования патологической усталости при неврологических заболеваниях связаны с дисфункцией мозговой активности, измеренной с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии и функциональной спектроскопии в ближнем инфракрасном диапазоне, а также с изменением связи мозга, мозгового кровотока и метаболизма глюкозы.Однако до сих пор нет четкого объяснения нейробиологических основ утомления мозга. Кроме того, неадекватность и субъективные когнитивные нарушения, о которых обычно сообщают пациенты, не совсем понятны, что способствует ограничению эффективных альтернативных методов лечения.

Важно сосредоточить исследовательские усилия на сокращении существующего разрыва между функционированием нейронов и поведенческими результатами в отношении патологического состояния и симптомов, которые присутствуют при утомлении мозга.Лучшее понимание нейробиологических механизмов, возникающих у людей, страдающих от утомления мозга, позволит лучше понять это состояние, проложив путь для будущих исследований, направленных на разработку эффективных вариантов тестирования и лечения утомления мозга.

Целью текущей темы исследования является сбор многообещающих, недавних и новых результатов исследований, анализирующих и расширяющих наши знания об утомлении мозга и его влиянии на когнитивные и эмоциональные способности.
Мы приглашаем авторов внести свой вклад в эту важную тему, сосредоточив внимание на доказательствах патологической усталости, ее связи и влиянии на биохимические и нейронные функции, энергетический метаболизм и влияние на когнитивные, эмоциональные и поведенческие функции, которые влияют на качество жизни пациентов.

Ключевые слова : Патологическая усталость, неврологические заболевания, когнитивные, биохимические, неврологические функции

Важное примечание : Все материалы по данной теме исследования должны находиться в рамках того раздела и журнала, в который они были отправлены, как это определено в их заявлениях о миссии.Frontiers оставляет за собой право направить рукопись за пределами области охвата в более подходящий раздел или журнал на любом этапе рецензирования.

Усталость, патологическая утомляемость и крайняя утомляемость: как их распознать и дифференцировать

Недостаток энергии, плохое настроение, апатия… Это некоторые из симптомов, связанных с усталостью, которые переходят на другой уровень, когда мы говорим о патологической усталости или крайней усталости. У каждого есть свои особенности, и важно их идентифицировать и обнаруживать, чтобы исправить их.

Усталость или утомляемость, медицинский термин которой — астения, — это чувство нехватки энергии для выполнения обычных жизненных функций, как физических, так и умственных.

Чувство усталости, например, после интенсивных физических упражнений, к которым мы не привыкли, — это нормально. Отсюда важность регулярных тренировок.

Когда утомление переходит в патологическое утомление?

Причин появления патологической усталости много.Однако не все они обязательно связаны с болезнью, и обычно это происходит без объективной причины, из-за чрезвычайных усилий, которые ее мотивировали.

«Некоторыми причинами могут быть анемия и другие заболевания крови. Или дефицит витаминов и питательных веществ, такой как недостаток витамина D. Также неврологический дефицит, при котором нервы не могут посылать соответствующие команды мышцам. Или аутоиммунные заболевания, поражающие нервы, мышцы или соединительную ткань », — объясняет Карлос Гутьеррес, наш медицинский координатор.

С другой стороны, длительный стресс может быть причиной патологической усталости, которая может привести к общей утомляемости, а также изменить наши периоды отдыха. Или расстройства в эмоциональной сфере, такие как дистимия (крайнее расстройство личности) или депрессия.

Важность отдыха и сна для повседневной работы

Изменение периодов отдыха или недосыпание — еще одна из наиболее важных причин, лежащих в основе патологической усталости. «Пока мы спим, наш организм очень активно восстанавливает клеточные структуры и подготавливает тело, в том числе мозг, к завтрашнему дню», — вспоминает Карлос Гутьеррес.

И одна из самых актуальных причин появления усталости — это недостаток физических упражнений, как бы это ни показалось парадоксальной формулировкой.

«То, что держит нас в вертикальном положении и движет нами, — это наши мышцы. Сегодня мы ведем очень малоподвижный образ жизни, и в некоторых случаях этот малоподвижный образ жизни может быть настолько сильным, что отсутствие стимуляции наших мышц вызывает атрофию такой степени, что усилия, считающиеся нормальными (ходьба, подъем по лестнице, пребывание в вертикальном положении в течение некоторого времени), могут вызвать много усталости », — рассказывает эксперт SHA Wellness Clinic.Причина этих усилий в том, что у нас недостаточно мышечной массы, чтобы двигать костями и «преодолевать» силу тяжести. «Это распространенная проблема, вызывающая не только усталость, но и множественные мышечные боли», — вспоминает Карлос Гутьеррес.

Сильная усталость: симптомы, риски и раннее выявление

Мы говорим о крайней усталости, когда она настолько сильна, что не позволяет нам выполнять простые основные повседневные действия, а также в течение продолжительности, которая не уступает времени нормальному отдыху.
«В этих ситуациях любая простая деятельность вызывает чувство тяжести в теле, иногда мышечную боль, а также чувство умственного тумана (мозгового тумана), который не позволяет нам сосредоточить наше внимание на деятельности, которая требует от нас концентрированный », — объясняет Карлос Гутьеррес.

От умеренных до интенсивных физических упражнений, продукты, богатые антиоксидантами, и некоторые пищевые добавки могут помочь нам увеличить мышечную массу, повысить активность митохондрий и преодолеть усталость.
«И все это должно сопровождаться ежедневным отдыхом, в котором мы сочетаем техники релаксации, когда стресс угрожает нам полноценным сном.Мы должны рано ложиться спать и рано вставать, чтобы гормональный цикл был максимально физиологичным », — заключает Карлос Гутьеррес.

Фибромиалгия и хроническая усталость в SHA

Одним из обстоятельств, которые могут вызвать наступление сильной усталости, являются такие заболевания, как фибромиалгия и синдром хронической усталости неизвестной этиологии, которые, помимо усталости, вызывают снижение болевого порога.
Фибромиалгия трудно поддается лечению. Вот почему важна специализированная помощь специалистов, знакомых с заболеванием и его лечением.Его могут лечить врачи общей практики или ревматологи, специализирующиеся на артрите и других состояниях, поражающих суставы или мягкие ткани.

Многие пациенты вернули себе здоровье благодаря опыту нашей команды в лечении фибромиалгии. Прежде чем выбрать правильное лечение, все должно начинаться с оценки и определения возможного происхождения.

Усталость — когда истощение становится патологическим

© Эндрю Нил / CC0

Когда усталость или истощение являются серьезными физически, эмоционально или психически, врачи называют это состояние синдромом хронической усталости.Пострадавшие не могут компенсировать свою усталость сном или другими методами восстановления. Причины утомляемости не ясны, но часто она возникает как сопутствующее заболевание или следствие некоторых хронических заболеваний и опухолей. В таком случае это называется раком или утомляемостью, связанной с опухолью.

Симптомы усталости

Усталость диагностировать непросто, потому что нельзя применить известную медицинскую процедуру. Если хроническое заболевание заранее известно как причина, усталость можно быстро диагностировать как сопутствующее заболевание.Однако в некоторых случаях, особенно у пациентов с опухолями, симптомы усталости проявляются уже за несколько месяцев до постановки диагноза опухоли.

Американская коалиция по усталости составила список из одиннадцати симптомов, из которых должны проявиться как минимум шесть, чтобы диагностировать усталость . Это, среди прочего, физические симптомы, такие как усталость, общая слабость или повышенная потребность в отдыхе. Психические ограничения также входят в число критериев, например, нарушение концентрации внимания или снижение производительности кратковременной памяти.Они сопровождаются психологическими симптомами, такими как отсутствие мотивации, разочарование из-за снижения производительности или трудности в решении повседневных задач. Еще один типичный признак усталости — недостаток энергии.

У пациентов с усталостью есть эти одиннадцать симптомов

Рак как причина усталости

В общей сложности 80 процентов больных раком страдают от переутомления. В этом случае усталость является острой, потому что она вызвана опухолью или ее лечением. В настоящее время мы знаем, что некоторые виды опухолей, такие как лимфомы, представляют более высокий риск утомляемости, чем, например, рак яичек.

Опухоль изменяет биохимию тела. Такие факторы, как сигнальные молекулы или гормоны, которые стимулируют рост опухоли, влияют на общее состояние здоровья пациента и замедляют важные метаболические процессы. Чтобы поддерживать их на обычном уровне, организму нужно больше работать. Дополнительно использованная энергия воспринимается как истощение. Усталость не может быть компенсирована даже длительным сном, и поэтому она становится синдромом усталости.

Усталость может вызывать не только сама опухоль, но и лечение рака.Когда вы начинаете лучевую терапию или химиотерапию, облучению подвергается не только опухоль, но и окружающие ткани и, в основном, все тело. Дополнительная нагрузка на тело вызывает усталость, которая становится побочным эффектом лечения.

Опухоль особенно влияет на кроветворение: красные кровяные тельца, снабжающие организм кислородом, называются эритроцитами. Примерно через 120 дней эритроцит стареет и больше не функционирует. Затем он удаляется селезенкой.

Тем временем в костном мозге уже образуются новые клетки крови. Чтобы они стали зрелыми и могли переносить кислород по всему телу, требуется почти десять дней. Этот процесс в основном контролируется химическим посредником, называемым эритропоэтином. Во время лечения рака вырабатывается меньше эритропоэтина и, следовательно, вырабатывается меньше эритроцитов.

Как следствие возникает анемия, слишком мало эритроцитов, необходимых для оптимального снабжения органов кислородом.Кроме того, нарушается не только образование красных кровяных телец, но и образование белых кровяных телец, лейкоцитов. Они отвечают за защитную функцию организма. Таким образом, в долгосрочной перспективе в организме остается меньше кислорода, а также замедляются защитные реакции.

Из-за общего снижения поступления кислорода в организм даже при низкой физической активности небольшое количество эритроцитов не в состоянии покрыть повышенную потребность сердца или мышц в кислороде.Таким образом, усилие кровообращения для компенсации физической активности больше. Как следствие, организм быстрее устает.

Даже если усталость длится несколько месяцев, она все равно считается острой, поскольку вызвана основным заболеванием — опухолью.

После рака: длительная усталость

Даже если лечение завершено, 40 процентов пациентов говорят, что они все еще страдали от усталости в течение нескольких лет. Это больше не является следствием основного заболевания, поэтому в случае длительной усталости анализируются другие причины.В остальных случаях переутомление возникает впервые после болезни. Чувство подавленности после болезни может быть причиной хронической усталости.

Утомляемость при других заболеваниях

Другие болезни, вызывающие утомляемость, в основном хронические, такие как аутоиммунная болезнь системная красная волчанка, вызывающая воспаления суставов, нервной системы и органов. От 50 до 80 процентов пациентов, страдающих другими аутоиммунными заболеваниями, такими как ревматоидный артрит, анкилозирующий спондилит или рассеянный склероз, также страдают от усталости.Кроме того, усталость — одно из наиболее частых отдаленных последствий заражения вирусом Covid-19. В настоящее время продолжаются клинические исследования степени и интенсивности в связи с Covid-19.

Как лечить усталость?

Если вам кажется, что вы страдаете от усталости, обратитесь к лечащему врачу. Они также являются вашим контактным лицом по вопросам усталости, связанной с опухолью, и могут предоставить информацию о существующих возможностях лечения.

Психотерапия

Во время диагностики и лечения опухоли психотерапевт помогает пациенту и его семье найти практические ответы на вопросы, касающиеся повседневной жизни.Когда лечение завершено, психотерапия поддерживает реабилитацию и последующий уход после лечения. Физические, неврологические и психологические упражнения могут улучшить вашу память и мотивацию. Например, письмо недоминантной рукой или обнаружение геометрических фигур на абстрактных картинах способствует формированию новых нервных связей в мозгу.

Физические упражнения как лечение

Как и при многих заболеваниях, упражнения также помогают при утомлении. Пациенту следует следить за тем, усиливается ли истощение на следующий день после тренировки или нет.В противном случае терапевтическую нагрузку можно увеличить на один шаг на следующий день. Таким образом, пациент может определить оптимальный уровень упражнений. Обретенная уверенность в нынешней силе собственного тела также усиливает мотивацию и радость в жизни.

Медицина

Когда врач прописывает лекарство, необходимо однозначно диагностировать утомляемость. Если известны причины, влияющие на степень утомляемости, могут помочь определенные лекарства. Если, например, диагностирована запущенная анемия, дополнительный прием эритропоэтина может улучшить симптомокомплекс, как и в случае с другими пациентами с анемией.Эритропоэтин ускоряет производство красных кровяных телец, которые снабжают организм кислородом.

Если у пациента недостаточная активность щитовидной железы, что часто случается во время лечения опухолей, функцию также можно стимулировать соответствующими лекарствами или восполнить недостающими гормонами. Недостаток витаминов также можно компенсировать приёмом уколов или таблеток.

С 2006 года Немецкая ассоциация усталости ( Deutsche Fatigue Gesellschaft ) проводит исследования воздействия метилфенидата амфетамина.Он все еще изучается в клинических исследованиях.

Реабилитация

В настоящее время существует несколько программ реабилитации, направленных на реинтеграцию людей, страдающих от усталости. Пока не доказано, будет ли реабилитация успешной в долгосрочной перспективе и сможет ли она выполнить обещанное лечение.

Особенно при длительной усталости важно посещать психотерапевтическое лечение, помимо реабилитационной программы, когда вы справляетесь с болезнью. Пациенты уже сообщают о большом облегчении, когда знают, что то, что они ощущают и чувствуют, с медицинской точки зрения считается болезнью.

Обмен в группе самопомощи и возможность свободно говорить приводит к улучшению синдрома у большинства пациентов. Пациента следует активировать дополнительно в сочетании с лечебной физкультурой и когнитивными упражнениями.

Важно обращать внимание на индивидуальные масштабы заболевания. Если тело перегружено, истощение ощущается еще сильнее. Однако, если тело не подвергается достаточной нагрузке, и пациент вместо этого скорее расслабляется, его физическая форма еще больше ухудшится, так что утомляемость усилится.Важно признать свои физические границы и принять их.

Жизнь с усталостью

Семья и родственники

Для людей, страдающих переутомлением, важнее всего правильный диагноз. Установив медицинский диагноз, пациент и его родственники знают, что это хроническое заболевание, которое надолго и серьезно меняет жизнь пациента. Повседневная жизнь должна быть адаптирована к новым ограниченным ресурсам. Также важно объяснить и проинформировать о ментальных и психических аспектах усталости.Только так решения можно будет обсудить с семьей.

Работа

Жизнь резко меняется, когда диагностируется рак. Планы лечения химиотерапией и лучевой терапией, часто в сочетании с хирургическим вмешательством, представляют собой огромную нагрузку для человеческого организма. Опухоль не всегда означает, что пациент не может работать, но в большинстве случаев очень вероятно, что пациент не сможет выполнять свою обычную работу и не сможет работать во время лечения.

Когда рак не является значимым с медицинской точки зрения или считается излеченным, в 40 процентах случаев утомляемость все еще сохраняется.Тогда это уже не острая форма, а хроническая. Даже если опухоль больше не влияет на производительность, последствия утомления настолько сильны, что реинтеграция в профессиональную деятельность со дня на день невозможна.

Когда рак перестает применяться в качестве основного диагноза, получение листка нетрудоспособности без проблем уже невозможно. Не существует общепризнанных мер диагностики утомляемости, которых врачи могли бы придерживаться, чтобы оправдать нетрудоспособность.Именно эти критерии оценки необходимы для подтверждения законной с медицинской точки зрения нетрудоспособности или подачи заявления о досрочном выходе на пенсию.

Пациенты страдают от отсутствия научных объяснений этого сложного синдрома истощения. Таким образом, каждое заявление о досрочном выходе на пенсию по-прежнему рассматривается индивидуально и требует дополнительного экспертного заключения Немецкой ассоциации усталости.

В этой статье Эвелин Кюне описывает, как она живет и работает с усталостью после лечения рака груди.

Источники

18 Fragen und Antworten zu tumourbedingter Усталость. Gesellschaft zur Erforschung tumbedingter und anderer Erschöpfungszustände. https://deutsche-fatigue-gesellschaft.de/wp-content/uploads/2018/06/fatigue_18-fragen.pdf. Дата обращения: 29.06.2021

Fatique bei Krebs. Stiftung Deutsche Krebshilfe. https://www.krebshilfe.de/infomaterial/Blaue_Ratgeber/Fatigue-Chronische-Muedigkeit-bei-Krebs_BlaueRatgeber_DeutscheKrebshilfe.pdf. Дата обращения: 29.06.2021

Стойкая утомляемость после инфекции SARS-CoV-2 является обычным явлением и не зависит от тяжести начальной инфекции

Abstract

Усталость — частый симптом у пациентов с симптоматической инфекцией COVID-19. Однако неизвестно, вызывает ли COVID-19 стойкую усталость у выздоровевших после острой инфекции. Мы изучили распространенность утомляемости у людей, переживших острую фазу заболевания COVID-19, с использованием шкалы Чалдера (CFQ-11).Мы также исследовали потенциальные предикторы усталости после заражения COVID-19, оценивая показатели тяжести COVID-19, маркеры периферической иммунной активации и циркулирующих провоспалительных цитокинов. Из 128 участников (49,5 ± 15 лет; 54% женщины) более половины сообщили о стойкой усталости (67/128; 52,3%) в среднем через 10 недель после появления первых симптомов COVID-19. Связи между тяжестью COVID-19 (необходимость госпитализации, дополнительного кислорода или интенсивной терапии) и утомляемостью после COVID-19 не выявлено.Кроме того, не было никакой связи между стандартными лабораторными маркерами воспаления и клеточным обновлением (количество лейкоцитов, нейтрофилов или лимфоцитов, отношение нейтрофилов к лимфоцитам, лактатдегидрогеназа, С-реактивный белок) или провоспалительными молекулами (IL-6 или sCD25). и усталостный пост COVID-19. Женский пол и лица с ранее существовавшим диагнозом депрессия / тревожность были чрезмерно представлены в группе с утомляемостью. Наши результаты демонстрируют значительное бремя поствирусной усталости у людей с предыдущей инфекцией SARS-CoV-2 после острой фазы заболевания COVID-19.Это исследование подчеркивает важность оценки выздоравливающих после COVID-19 симптомов сильной усталости, независимо от тяжести первоначального заболевания, и может определить группу, достойную дальнейшего изучения и раннего вмешательства.

Образец цитирования: Таунсенд Л., Дайер А.Х., Джонс К., Данн Дж., Муни А., Гаффни Ф. и др. (2020) Стойкая утомляемость после инфекции SARS-CoV-2 является обычным явлением и не зависит от тяжести начальной инфекции. PLoS ONE 15 (11): e0240784. https: // doi.org / 10.1371 / journal.pone.0240784

Редактор: Джордано Мадедду, Университет Сассари, ИТАЛИЯ

Поступила: 22 июля 2020 г .; Дата принятия: 2 октября 2020 г .; Опубликован: 9 ноября 2020 г.

Авторские права: © 2020 Townsend et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в рукописи.

Финансирование: LT был награжден ирландской программой клинической академической подготовки (ICAT), поддерживаемой Wellcome Trust и Советом по исследованиям в области здравоохранения (номер гранта 203930 / B / 16 / Z), Управлением здравоохранения, Национальное обучение врачей. и Отдел планирования, здравоохранения и социального обеспечения, исследований и разработок, Северная Ирландия (https://icatprogramme.org/). NC частично финансируется грантом Научного фонда Ирландии (SFI), код гранта 20 / SPP / 3685.Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Усталость признана одной из наиболее частых жалоб у людей, инфицированных SARS-CoV-2, причиной текущей пандемии COVID-19. В ранних отчетах о клинических характеристиках инфицированных утомляемость указывалась в списке жалоб 44–69.6% [1–3]. За дальнейшими исследованиями последовали метаанализы, при этом 34–46% инфицированных имели утомляемость [4–7]. Хотя характерные особенности инфекции SARS-CoV-2 хорошо охарактеризованы, с симптомами, варьирующимися от легкого нарушения вкуса и запаха до одышки и дыхательной недостаточности, среднесрочные и долгосрочные последствия инфекции SARS-CoV-2 остаются неизученными [1 , 8, 9]. В частности, высказывались опасения, что SARS-CoV-2 может вызвать синдром поствирусной усталости [10, 11].

Пациенты, остро инфицированные SARS-CoV-2, демонстрируют снижение количества лимфоцитов, более высокое количество лейкоцитов с повышенным отношением нейтрофилов к лимфоцитам (NLR) в дополнение к уменьшенному процентному содержанию моноцитов, эозинофилов и базофилов. Также сообщалось, что количество как хелперных, так и супрессорных Т-клеток снижается у пациентов с SARS-CoV-2 [12]. В тяжелых случаях сообщалось о повышении С-реактивного белка (СРБ), ферритина, d-димеров в дополнение к провоспалительным факторам, таким как IL-6 и растворимый CD25 (sC25), а также об увеличении промежуточных (CD16 + CD14 +) моноцитов. [13, 14].Имеют ли иммунологические изменения, наблюдаемые при SARS-CoV-2, какое-либо отношение к потенциальному развитию среднесрочных и долгосрочных симптомов после инфекции, — это область, которая до сих пор не исследована. Устойчивость этих изменений после разрешения первичной инфекции также не исследовалась.

В одном из немногих отчетов по оценке долгосрочных последствий эпидемии тяжелого острого респираторного синдрома (SARS) (вызванного новым коронавирусом SARS-CoV) подгруппа пациентов в Торонто испытала стойкую усталость, диффузную миалгию, слабость и депрессия через год после перенесенной острой болезни и невозможность вернуться к работе [15].В аналогичном последующем исследовании среди 233 переживших SARS в Гонконге более 40% респондентов сообщили о проблеме хронической усталости через 40 месяцев после заражения [16]. У пациентов, пострадавших от последующей вспышки коронавируса ближневосточного респираторного синдрома (БВРС-КоВ), сообщалось о продолжительных симптомах и усталости в течение 18 месяцев после острой инфекции [17]. Аналогичным образом, о выраженных постинфекционных синдромах утомляемости сообщалось после инфекций, вызванных вирусами Эпштейна-Барра (ВЭБ), Q-лихорадкой и вирусом Росс-Ривер (RRV), а также риккетсиозом [18–22].Об этом также сообщалось после инфицирования HHV-6 и ВИЧ-инфекции [23, 24]. В настоящее время неизвестно, может ли заражение SARS-CoV-2 привести к поствирусной усталости как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективе.

Стойкая утомляемость, продолжающаяся 6 месяцев или дольше без альтернативного объяснения, называется синдромом хронической усталости (СХУ). Это может наблюдаться после нескольких вирусных и бактериальных инфекций [11]. Также существует связь между СХУ и депрессией, хотя остается неясным, предшествует ли один диагноз возникновению другого [25–27].Хотя считается, что инфекции вызывают СХУ, патофизиология остается спорной. Исследования поствирусной усталости и СХУ часто сосредоточены на изменениях иммунной системы, но надежные данные, указывающие на причинно-следственную связь или связь, отсутствуют. Существует множество исследований, посвященных нарушению регуляции и активации иммунной системы при CFS; однако ни один из них не дал последовательных результатов или биологически правдоподобного ответа; скорее, есть противоположные результаты исследований, касающиеся как изменений иммунной популяции, так и уровней цитокинов [28–30].Гетерогенные находки в иммунных популяциях при CFS включают изменения как в лимфоидной, так и в миелоидной популяциях [31–34]. Несопоставимые результаты предыдущих исследований CFS могут быть связаны с разнообразием этиологии, которая в конечном итоге приводит к CFS. Имеют ли изменения в активности иммунной системы какое-либо отношение к потенциальной поствирусной усталости, испытываемой новым SARS-CoV-2, является важным вопросом для будущих исследований. Перспективное обследование пациентов, перенесших инфекцию SARS-CoV-2, позволяет получить хорошо охарактеризованную популяцию с идентичным индексом инфекции, что позволяет получить более точные описания как состояния болезни, так и характеристик болезни.

Мы стремились установить, остаются ли пациенты, выздоравливающие от инфекции SARS-CoV-2, утомленными после физического выздоровления, и исследовать, существует ли связь между тяжелой усталостью и различными клинико-патологическими параметрами. Мы также стремились изучить устойчивость маркеров заболевания за пределами клинического разрешения инфекции.

Материалы и методы

Условия исследования и участники

Настоящее исследование проводилось в клинике, где проводилась проверка после COVID-19 при больнице Св. Джеймса (SJH), Дублин, Ирландия.Участники были набраны из амбулаторной клиники после COVID-19, которая предлагает амбулаторное посещение всем пациентам с положительным результатом ПЦР носоглоточного мазка на SARS-CoV-2 в нашем учреждении. Пациенты, посещающие амбулаторную клинику, были приглашены для участия в текущем исследовании врачом-исследователем. Для включения в текущее исследование участие должно было произойти как минимум через 6 недель после: (i) даты появления последних острых симптомов COVID-19 (для амбулаторных пациентов) и (ii) даты выписки для тех, кто был госпитализирован. во время их острой болезни COVID-19.

Оценка усталости

Утомляемость оценивалась с использованием утвержденной шкалы усталости Чалдера (CFQ-11) [35, 36]. Вкратце, участников просят ответить на эти вопросы с особым упором на прошедший месяц по сравнению с их исходным уровнем до COVID-19, с ответами, измеренными по шкале Лайкерта (0–3). Исходя из этого, можно построить общую оценку из 33 баллов, а также баллов по подшкалам физического (0–21) и психологического (0–12) утомления [37].

Кроме того, CFQ также позволяет дифференцировать «случаи» и «не случаи», когда оценки 0 и 1 («Лучше, чем обычно» / «Не хуже, чем обычно») получают ноль, а оценки 2 и 3 («Хуже» чем обычно »/« Намного хуже, чем обычно ») получают 1 (бимодальная оценка).Подсчитывается сумма всех 11 бинарных баллов, и те, у кого общий балл не менее четырех, считаются соответствующими критериям утомляемости. Этот последний метод «клинической картины» подтвержден и очень похож на другие анкеты утомляемости [37–40].

Для текущего исследования мы вычислили: (i) статус случая (усталость по сравнению с отсутствием утомления) с использованием бимодального метода оценки и (ii) общий балл CFQ-11 (максимум из 33).

Забор крови и анализ циркулирующих провоспалительных цитокинов

Забор крови был включен как часть рутинной флеботомии, проводимой в тот же день, что и участие в исследовании / оценка утомляемости.Это включало измерение стандартных лабораторных параметров, включая количество лейкоцитов (лейкоцитов, нейтрофилов и лимфоцитов), СРБ и лактатдегидрогеназы (ЛДГ). Уровни IL-6 и sCD25 измеряли в сыворотке с помощью ELISA (системы R&D).

Клиническая ковариатная оценка

У участников была собрана стандартная демографическая информация. Дополнительная информация была получена из историй болезни и включала: даты появления симптомов COVID-19, госпитализацию, лечение дополнительным кислородом и госпитализацию в отделение интенсивной терапии / интенсивной терапии (ОИТ).История болезни оценивалась путем получения списка регулярных лекарств и списка сопутствующих заболеваний. История депрессии / тревоги регистрировалась как диагностированная врачом история депрессии / беспокойства или регулярного приема антидепрессантов. Кроме того, участники были оценены на предмет слабости, которая была операционализирована с использованием шкалы клинической слабости Роквуда (диапазон 0–7) [41]. Чтобы оценить субъективное выздоровление от болезни COVID-19, участникам также был задан бинарный вопрос об их восприятии полного восстановления здоровья.

Этическое разрешение

Информированное письменное согласие было получено от всех участников текущего исследования в соответствии с Хельсинкской декларацией [42]. Этическое одобрение настоящего исследования было получено от Объединенного комитета по этике исследований больницы Таллахтского университета (TUH) / больницы Сент-Джеймс (SJH) (ссылка REC 2020–04 (01)).

Статистика

Весь статистический анализ проводился с использованием STATA v15.0 (Техас, США), статистическая значимость принималась при p <0.05. Описательная статистика представлена ​​как среднее значение со стандартными отклонениями (SD) и медиана с межквартильным размахом (IQR) в зависимости от ситуации.

Мы проанализировали различия между группами у людей с тяжелой утомляемостью по сравнению с теми, у кого не было сильной усталости (классифицированных как не утомленных в соответствии с определением случая CFQ-11, приведенным выше), используя t-критерий, критерий хи-квадрат и ранг Вилкоксона. суммировать тесты по мере необходимости (данные проверяли на нормальность с использованием графиков Qq и гистограмм).

Логистическая регрессия использовалась для анализа предикторов тяжелой усталости.Мы проверили связь тяжелой усталости с временным интервалом между оценкой и диагностикой COVID-19, а также несколько важных показателей тяжести COVID-19 (количество дней с момента появления симптомов, необходимость госпитализации, поступление в отделения интенсивной терапии с применением дополнительной кислородной терапии). Эти ассоциации были протестированы индивидуально с использованием как нескорректированной модели (модель 1), так и модели, скорректированной с учетом возраста и пола (модель 2). Впоследствии мы проанализировали связи между отдельными лабораторными параметрами / цитокинами сыворотки крови и тяжелой усталостью, используя те же модели.Результаты представлены в виде отношения шансов (OR) / скорректированного отношения шансов (aOR) с соответствующими 95% доверительными интервалами (CI) и значениями p .

Используя те же независимые переменные и корректировку модели, мы исследовали связь между вышеуказанными переменными-предикторами и общим баллом CFQ-11, чтобы оценить взаимосвязи, не наблюдаемые с использованием бинарного определения случая. Использовалась линейная регрессия для тестирования каждого предиктора индивидуально (модель 1) и снова с поправкой на возраст и пол (модель 2).Дальнейший исследовательский анализ включал добавление терминов взаимодействия с обоими возрастом и полом, чтобы изучить любые потенциальные гендерные или возрастные эффекты.

результатов

Характеристики участников

223 пациентам было предложено амбулаторное лечение, из которых 128 (57%) пришли для обследования. Остальные 43% отказались от амбулаторного приема. Они были включены в исследование последовательно (средний возраст: 49,5 ± 15 лет; 53,9% женщины). Чуть более половины (71/128; 55,5%) были госпитализированы для лечения COVID-19, остальные лечились амбулаторно (57/128; 44.5%). Из допущенной когорты 35 (49%) получали гидроксихлорохин, а 6 (8,5%) из них также получали преднизолон. Остальные 36 стационарных больных не получали целевой терапии. Амбулаторные пациенты не получали таргетную терапию. Назначение таргетной терапии оставалось на усмотрение лечащего врача в соответствии с руководящими принципами нашего учреждения в то время. Назначение терапии, направленной против COVID, не имело связи со статусом утомляемости. Чуть более половины (66/128; 51,6%) составляли медицинские работники.Базовые характеристики подробно представлены в таблице 1.

Средний интервал между оценкой исследования и выпиской из больницы или временной точкой через 14 дней после постановки диагноза при амбулаторном лечении составлял 72 дня (IQR: 62–87). Пятьдесят четыре пациента (54/128; 42,2%) сообщили, что чувствуют себя полностью здоровыми, в то время как большинство этого не сделали. До заболевания COVID-19 большинство (82%; 105/128) были трудоустроены, из которых 33 (31%) не вернулись к работе во время участия в исследовании.

Распространенность утомляемости после COVID

Утомляемость была оценена с помощью CFQ-11 у всех участников, и средний балл (± SD) составил 15.8 ± 5,9 в исследуемой популяции. Средняя оценка физической усталости (± SD) составила 11,38 ± 4,22, а средняя оценка психологической усталости (± SD) составила 4,72 ± 1,99. Основываясь на определении случая CFQ-11, 52,3% (67/128) соответствовали критериям утомляемости, при этом средний балл (± SD) CFQ-11 в этой группе составлял 20 ± 4,4. При однофакторном анализе различий между пациентами с утомляемостью и без нее было обнаружено большее количество женщин в дополнение к большему количеству участников с историей тревоги / депрессии или употребления антидепрессантов в группе тяжелой усталости (χ 2 = 9.95, p = 0,002, χ 2 = 5,18, p = 0,02 соответственно), но по другим характеристикам отличий нет (таблица 1). Не было никакой связи с работой медицинского работника и соответствием определению случая усталости.

Характеристики болезни COVID-19 и утомляемость

В целом, не было никакой связи ни с использованием нескорректированных моделей, ни с использованием моделей, скорректированных с учетом возраста и пола, между характеристиками, связанными с COVID-19 (количество дней с момента появления симптомов, необходимость госпитализации / дополнительного кислорода / интенсивной терапии, продолжительность пребывания в больнице) и либо «случайность» усталости (с использованием логистической регрессии), либо общий балл CFQ-11 (с использованием линейной регрессии) (см. таблицу 2).

Таблица 2. Связь COVID-19, лабораторных показателей и циркулирующих провоспалительных цитокинов со статусом случая утомляемости (утомляемость в сравнении с отсутствием утомления / нетяжелая утомляемость) и общей оценкой утомляемости (CFQ-11).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0240784.t002

Лабораторные результаты и усталость после COVID-19

Взаимосвязь между значениями шести стандартных лабораторных измерений воспаления и клеточного обмена (количество лейкоцитов, нейтрофилов и лимфоцитов, NLR, LDH, CRP) не имела никакого отношения ни к статусу случая тяжелой усталости (логистическая регрессия), ни к общему баллу CFQ-11. (линейная регрессия) либо в нескорректированных моделях, либо в моделях с поправкой на возраст и пол.Полные результаты представлены в таблице 2. Аналогичным образом не было никакой связи между уровнями IL-6 или растворимого CD25 в сыворотке крови и ни статусом случая утомляемости, ни общим показателем CFQ-11. Примечательно, что 112 участников (87,5%) имели уровни CRP в пределах нормы (0–5 мг / л), 85/99 (85,9%) имели уровни IL-6 в пределах нормы (0–7,62 пг / мл) и 93 / 99 (93,9%) с растворимым CD25 имели уровни в пределах нормы (0–2510 пг / мл).

Обсуждение

Настоящее исследование, насколько нам известно, представляет собой первый отчет в литературе, посвященный распространению утомляемости после инфекции SARS-CoV-2.При среднем периоде наблюдения 10 недель наблюдается значительное бремя утомляемости, при этом половина когорты пациентов сообщают о сильной утомляемости. Это имеет несколько важных последствий. Во-первых, 50% участников не чувствуют себя полностью здоровыми, несмотря на то, что с медицинской точки зрения считается, что они выздоровели от своего основного заболевания. Во-вторых, влияние этой усталости на повседневную работу уже очевидно: почти треть (31%) не вернулась к работе. Это вызывает особую озабоченность, учитывая, что рекомендуется возвращение к работе после заражения вирусом через четыре недели, чтобы предотвратить ухудшение условий [43].Большое количество медицинских работников в нашей когорте отражает общие демографические данные по Ирландии и нашему учреждению, где 50% положительных случаев SARS-CoV-2 были связаны с медицинскими работниками [44]. Высокая доля медицинских работников, инфицированных COVID-19, не только в нашей когорте, но и на международном уровне, означает, что это окажет значительное влияние на системы здравоохранения [44–46]. Эти данные не зависят от эффектов старения, поскольку известно, что возраст связан с увеличением утомляемости [47].

Показатели утомляемости после COVID кажутся намного выше, чем те, о которых сообщалось ранее после EBV, Q-лихорадки или инфекции RRV с аналогичным интервалом [21]. Тем не менее, у 40% пациентов через год после первичного заражения отмечается утомляемость после атипичной пневмонии, при этом каждый четвертый из них на тот момент отвечал диагностическим критериям CFS [16]. Уровни физической и психологической усталости, наблюдаемые после COVID, выше, чем у населения в целом, но не достигают уровней, наблюдаемых при синдроме хронической усталости [48–50].Показатели утомляемости, наблюдаемые в нашей когорте, примерно эквивалентны показателям хронических заболеваний [51, 52]. Учитывая, что в этой когорте нет стойких признаков активной инфекции, следует отметить уровень утомляемости. Это особенно важно в отношении 52% когорты, которая соответствует диагностическим критериям утомляемости, поскольку их баллы CFQ-11 приближаются к показателям, наблюдаемым в когортах CFS [53, 54].

Также примечательны результаты, касающиеся коррелятов усталости, связанной с SARS-CoV-2. Отсутствие связи с тяжестью начальной инфекции имеет серьезные последствия как для потенциального числа пациентов, которые могут быть затронуты, так и для бремени, которое это возложит на службы здравоохранения.Предыдущие исследования SARS в основном были сосредоточены на функциональности и утомляемости у пациентов после интенсивной терапии [55]. Наши результаты предполагают, что всем пациентам с диагнозом SARS-CoV-2 потребуется обследование на усталость. Наши результаты также показывают явное преобладание женщин в развитии утомляемости. Это согласуется с предыдущими выводами CFS [56]. Мы также отметили значительную связь с ранее существовавшим диагнозом депрессии и использованием антидепрессантов и последующим развитием тяжелой усталости.Несмотря на то, что депрессия и СХУ ранее были связаны, были некоторые споры относительно временной взаимосвязи [21, 27]. Потребуются лонгитюдные исследования для оценки последующего развития депрессии после утомления после COVID, а также для оценки траектории и стойкости утомления.

Отсутствие специфической иммунной сигнатуры, связанной со стойкой усталостью, является поразительным положительным результатом. Как упоминалось ранее, СХУ был связан с большим количеством различных изменений маркеров воспаления и популяций иммунных клеток.Однако в нескольких исследованиях не было зарегистрировано никаких устойчивых изменений [30]. Это, в сочетании с нашими результатами, заставляет нас предположить, что патологические изменения, связанные с CFS и пост-COVID усталостью, более тонкие. СХУ может быть конечной точкой множества различных путей или может быть следствием патологических изменений, которые больше не обнаруживаются системно. Несмотря на отсутствие четких иммунологических данных, считается, что СХУ может возникать при отсутствии очевидного заболевания [57, 58].Отсутствие отчетливой иммунной сигнатуры в сочетании с депрессией подтверждает многофакторную этиологию СХУ [59]. Он также поддерживает использование немедикаментозных вмешательств для управления утомляемостью и не дает оснований для использования иммуномодуляции при лечении утомляемости после COVID.

Наше исследование касалось результатов, касающихся усталости, связанной с COVID-19, в среднесрочной перспективе. В соответствии с опубликованными данными о вирусной динамике, инфекционности и продолжительности инфекции, все наши участники выздоровели от острой болезни COVID-19 [60–62].Средний период между появлением симптомов и оценкой утомляемости составлял десять недель, при этом ни один участник не набирался ранее, чем через шесть недель после их последних симптомов COVID-19 или выписки из больницы. Исследования CFS и поствирусной усталости обычно проводились у людей, по крайней мере, через 6 месяцев после их вирусного заболевания. Утомляемость после ТОРС была описана у 22 пациентов в период от 1 до 3 лет после разрешения болезни; эти пациенты были выбраны из-за их симптомов и поэтому не могут быть репрезентативными для всей когорты [15].Мы считаем, что указанный здесь короткий интервал актуален из-за наблюдаемого бремени усталости и что пациенты с COVID-19 наблюдались независимо от симптомов после заболевания, что сводит к минимуму риск систематической ошибки отбора. Мы также считаем, что влияние усталости на самооценку здоровья и возвращение к работе является серьезным и заслуживающим упоминания, особенно в свете количества пациентов, которых это затронет, и потенциального воздействия на отдельных лиц, работодателей и правительства.

Управление состояниями утомляемости требует многопрофильного вмешательства и не будет должным образом решаться, если последующее наблюдение будет осуществляться только с помощью врачей.Для управления СХУ необходим комплекс вмешательств, включая поэтапные упражнения и когнитивно-поведенческую терапию, которые могут иметь отношение к постинфекционной усталости [63–65]. Кроме того, для успешного возвращения к работе потребуется постоянный вклад со стороны отделов гигиены труда и работодателей [66].

Наше одноцентровое исследование среди преимущественно белого ирландского населения имеет несколько ограничений, заслуживающих обсуждения. Наше исследование носит перекрестный характер и оценивает участников только в один момент времени.Как упоминалось ранее, мы также представляем отчетность в средние сроки. Таким образом, мы бы рекомендовали, чтобы продольные исследования были разработаны для оценки пациентов в нескольких временных точках и для изучения изменений иммунных маркеров и популяций иммунных клеток с течением времени. Также будет наглядным описать стойкое утомление в течение шести месяцев и более. Важно отметить, что нет единого мнения о природе утомления и его оценке. Однако в этом контексте уместно использование широко применяемой шкалы усталости Чалдера.Потребуются дальнейшие исследования в больших когортах, чтобы выявить подгруппы утомляемости и возможные комплексные факторы. Мы также предполагаем, что пришло время подумать о лечении этого пост-COVID-синдрома, и выступаем за ранний анализ междисциплинарных стратегий управления утомляемостью.

Выводы

Мы представляем первый, насколько нам известно, отчет о поствирусной усталости у выздоровевших после острой фазы заболевания COVID-19. Подобно предыдущим пандемиям коронавируса, COVID-19, по-видимому, вызывает симптомы сильной усталости, которые переживают первоначальное острое заболевание.Более половины людей в текущем исследовании продемонстрировали симптомы, соответствующие тяжелой усталости, в среднем через 10 недель после их первоначального заболевания, в то время как почти одна треть из ранее работавших не вернулась к работе. Что наиболее интересно, утомляемость не была связана с исходной тяжестью заболевания, и не было обнаруженных различий в провоспалительных цитокинах или популяциях иммунных клеток. Ранее установленный диагноз депрессии связан с тяжелой пост-COVID-усталостью. Это исследование подчеркивает бремя усталости, влияние на возвращение к работе и важность наблюдения за всеми пациентами с диагнозом COVID, а не только за теми, кто нуждался в госпитализации.Во всем мире огромное количество пациентов выздоравливает от инфекции SARS-CoV-2. Длительное бремя постинфекционной усталости ухудшит качество жизни и окажет значительное влияние на людей, работодателей и системы здравоохранения. Эти важные ранние наблюдения выдвигают на первый план возникающую проблему. Эти данные следует использовать для информирования о стратегиях ведения выздоравливающих пациентов и для своевременного проведения вмешательства.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить команды, участвующие в уходе за этими пациентами, в частности группы интенсивной терапии, иммунологии, психологической медицины и инфекционных заболеваний в больнице Сент-Джеймс, а также вклад команды диагностической лаборатории иммунологии.Мы особенно хотели бы поблагодарить следующих людей за вклад в сбор данных для этого исследования: доктора Тары Кингстон, г-жи Патриции Бирн, доктора Кэти Ридж, доктора Фионнуалы Кокс, доктора Кэтрин Кинг.

Список литературы

  1. 1. Хуанг Ц., Ван И, Ли Х, Рен Л, Чжао Дж, Ху И и др. Клинические особенности пациентов, инфицированных новым коронавирусом 2019 г., в Ухане, Китай. Ланцет. 2020; 395 (10223): 497–506. pmid: 31986264
  2. 2. Ван Д., Ху Б., Ху Ц., Чжу Ф., Лю Х, Чжан Дж. И др.Клинические характеристики 138 госпитализированных пациентов с пневмонией, инфицированной новым коронавирусом 2019 г., в Ухане, Китай. ДЖАМА. 2020; 323 (11): 1061–9. pmid: 32031570
  3. 3. Сюй X-W, Wu X-X, Цзян X-G, Xu K-J, Ying L-J, Ma C-L и др. Клинические данные в группе пациентов, инфицированных новым коронавирусом 2019 года (SARS-Cov-2), за пределами Ухани, Китай: ретроспективная серия случаев. BMJ. 2020; 368.
  4. 4. Чжан Дж-дж, Дун Икс, Цао И-и, Юань И-д, Ян И-б, Янь И-q и др.Клинические характеристики 140 пациентов, инфицированных SARS ‐ CoV ‐ 2, в Ухане, Китай. Аллергия. 2020. pmid: 32077115
  5. 5. Тиан С., Ху Н, Лу Дж., Чен К., Кан Х, Сян Зи и др. Характеристики заражения COVID-19 в Пекине. J Infect. 2020.
  6. 6. Чжу Дж, Джи П, Панг Дж, Чжун З, Ли Х, Хе С и др. Клинические характеристики 3062 пациентов с COVID ‐ 19: метаанализ. J Med Virol. 2020.
  7. 7. Чжу Дж., Чжун З., Цзи П, Ли Х, Ли Б, Панг Дж и др.Клинико-патологические характеристики 8697 пациентов с COVID-19 в Китае: метаанализ. Fam Med Community Health. 2020; 8 (2). pmid: 32371463
  8. 8. Вайра Л.А., Хопкинс С., Сальцано Дж., Петрочелли М., Мелис А., Кукурулло М. и др. Нарушение обонятельной и вкусовой функции у пациентов с COVID ‐ 19: итальянское объективное многоцентровое исследование. Голова Шея. 2020. pmid: 32437022
  9. 9. Керр С., Хьюз Г., Маккенна Л., Бергин С. Распространенность обонятельной и вкусовой дисфункции в когорте амбулаторных пациентов с CoVID19, лечение которых осуществлялось путем удаленной консультации в большой городской клинической больнице в Дублине, Ирландия.IPIP. 2020: 100076.
  10. 10. Уилсон С. Коронавирус, вызывающий озабоченность, может вызывать синдромы поствирусной усталости. Новый ученый (1971). 2020; 246 (3278): 10. pmid: 32372811
  11. 11. Бансал А., Брэдли А., Бишоп К., Киани-Алихан С., Форд Б. Синдром хронической усталости, иммунная система и вирусная инфекция. Иммунное поведение мозга. 2012; 26 (1): 24–31. pmid: 21756995
  12. 12. Цинь Ц., Чжоу Л., Ху З., Чжан С., Ян С., Тао И и др. Нарушение регуляции иммунного ответа у пациентов с COVID-19 в Ухане, Китай.Clin Infect Dis. 2020. pmid: 32161940
  13. 13. Чен Г., Ву Д., Го В., Цао И, Хуанг Д., Ван Х и др. Клинико-иммунологические особенности тяжелой и умеренной коронавирусной болезни 2019. J Clin Invest. 2020; 130 (5). pmid: 32217835
  14. 14. Чжоу И, Фу Б., Чжэн Х, Ван Д., Чжао С. Патогенные Т-клетки и воспалительные моноциты провоцируют воспалительный шторм у тяжелых пациентов с COVID-19. Национальное научное обозрение. 2020.
  15. 15. Молдофски Х., Патчай Дж.Хроническая распространенная скелетно-мышечная боль, утомляемость, депрессия и нарушение сна при хроническом пост-атипичном синдроме; случай-контролируемое исследование. BMC Neurol. 2011; 11 (1): 37. pmid: 21435231
  16. 16. Лам MH-B, Wing Y-K, Yu MW-M, Leung C-M, Ma RC, Kong AP и др. Психические заболевания и хроническая усталость у лиц, переживших тяжелый острый респираторный синдром: долгосрочное наблюдение. Arch Intern Med. 2009. 169 (22): 2142–7. pmid: 20008700
  17. 17. Ли Ш., Шин Х.С., Пак Х.Й., Ким Дж. Л., Ли Дж. Дж., Ли Х и др.Депрессия как медиатор симптомов хронической усталости и посттравматического стресса у лиц, переживших респираторный синдром на Ближнем Востоке. Психиатрическое расследование. 2019; 16 (1): 59. pmid: 30605995
  18. 18. Кац Б.З., Коллин С.М., Мерфи Г., Мосс-Моррис Р., Уиллер В.Б., Венсаас К.А. и др. Международное сотрудничество по борьбе с утомляемостью после инфекции (COFFI). Усталость: биомедицина, здоровье и поведение. 2018; 6 (2): 106–21. pmid: 30666281
  19. 19. Кац Б.З., Сираиси Ю., Мирс СиДжей, Биннс Х.Дж., Тейлор Р.Синдром хронической усталости после инфекционного мононуклеоза у подростков. Педиатрия. 2009. 124 (1): 189–93. pmid: 19564299
  20. 20. Гэлбрейт С., Кэмерон Б., Ли Х, Лау Д., Фоллмер-Конна Ю., Ллойд А. Р.. Экспрессия генов периферической крови при синдроме постинфекционной усталости, возникшем в результате трех различных триггерных инфекций. J Infect Dis. 2011. 204 (10): 1632–40. pmid: 21964398
  21. 21. Hickie I, Davenport T, Wakefield D, Vollmer-Conna U, Cameron B, Vernon SD и др. Постинфекционные синдромы и синдромы хронической усталости, вызванные вирусными и невирусными патогенами: проспективное когортное исследование.BMJ. 2006; 333 (7568): 575. pmid: 16950834
  22. 22. Де Вито А., Геремия Н., Мамели С. М., Фиоре В., Серра П. А., Рокчитта Г. и др. Эпидемиология, клинические аспекты, лабораторная диагностика и лечение риккетсиозов в Средиземноморье во время пандемии COVID-19: обзор литературы. Mediterr J Hematol Infect Dis. 2020; 12 (1). pmid: 32952967
  23. 23. Eymard D, Lebel F, Miller M, Turgeon F. Человеческий герпесвирус 6 и синдром хронической усталости. Может ли J заразить Dis.1993; 4. pmid: 22346448
  24. 24. Баррозу Дж., Лезерман Дж., Хармон Дж. Л., Хэммилл Б., Пенс Б. В.. Усталость у ВИЧ-инфицированных: трехлетнее обсервационное исследование. J Управление симптомами боли. 2015; 50 (1): 69–79. pmid: 25701691
  25. 25. Круэси MJ, Дейл J, Straus SE. Психиатрическая диагностика у пациентов с синдромом хронической усталости. J Clin Psychiatry. 1989. pmid: 2536690
  26. 26. Таерк Г.С., Тонер ВВ, Салит И.Е., Гарфинкель П.Е., Озерский С. Депрессия у пациентов с невромиастенией (доброкачественным миалгическим энцефаломиелитом).Международный журнал психиатрии в медицине. 1988. 17 (1): 49–56.
  27. 27. Коуп Х, Манн А., Дэвид А., Пелоси А. Предикторы хронической «поствирусной» усталости. Ланцет. 1994. 344 (8926): 864–8. pmid: 7916407
  28. 28. Климас Н.Г., Бродерик Г., Флетчер М.А. Биомаркеры хронической усталости. Иммунное поведение мозга. 2012. 26 (8): 1202–10. pmid: 22732129
  29. 29. Монтойя Дж. Г., Холмс Т. Х., Андерсон Дж. Н., Меккер Х. Т., Розенберг-Хассон И., Валенсия И. Дж. И др. Сигнатура цитокинов, связанная с тяжестью заболевания у пациентов с синдромом хронической усталости.Proc Natl Acad Sci U S. A. 2017; 114 (34): E7150 – E8. pmid: 28760971
  30. 30. Natelson BH, Haghighi MH, Ponzio NM. Доказательства наличия иммунной дисфункции при синдроме хронической усталости. Clin Diagn Lab Immunol. 2002. 9 (4): 747–52. pmid: 12093668
  31. 31. Михайлова И., ДеРуйтер М., Рамменс Л.-Л, Босманс Э., Маес М. Снижение экспрессии CD69 при синдроме хронической усталости по отношению к воспалительным маркерам: свидетельство серьезного нарушения ранней активации Т-лимфоцитов и естественных клеток-киллеров.Письма о нейроэндокринологии. 2007. 28 (4): 477–83. pmid: 17693977
  32. 32. Робертсон М., Шактерле Р., Маккин Г., Уилсон С., Блумингдейл К., Ритц Дж. И др. Различия подгруппы лимфоцитов у пациентов с синдромом хронической усталости, рассеянным склерозом и большой депрессией. Clin Exp Immunol. 2005. 141 (2): 326–32. pmid: 15996197
  33. 33. Брену Э. У., Бродли С., Нгуен Т., Джонстон С., Рамос С., Стейнс Д. и др. Предварительная сравнительная оценка роли CD8 + Т-клеток в синдроме хронической усталости / миалгическом энцефаломиелите и рассеянном склерозе.J Immunol Res. 2016; 2016. pmid: 26881265
  34. 34. Брэдли А., Форд Б., Бансал А. Измененные популяции функциональных субпопуляций В-клеток у пациентов с синдромом хронической усталости по сравнению со здоровым контролем. Clin Exp Immunol. 2013. 172 (1): 73–80. pmid: 23480187
  35. 35. Батлер С., Чалдер Т., Рон М., Уэссели С. Когнитивно-поведенческая терапия при синдроме хронической усталости. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 1991. 54 (2): 153–8. pmid: 2019842
  36. 36. Чалдер Т., Береловиц Г., Павликовска Т., Уоттс Л., Уэссели С., Райт Д. и др.Развитие шкалы утомляемости. J Psychosom Res. 1993. 37 (2): 147–53. pmid: 8463991
  37. 37. Джексон К. Шкала усталости Чалдера (CFQ 11). Occup Med. 2015; 65 (1): 86–. pmid: 25559796
  38. 38. Моррис Р., Уэрден А., Маллис Р. Изучение применимости шкалы усталости Чалдера при синдроме хронической усталости. J Psychosom Res. 1998. 45 (5): 411–7. pmid: 9835234
  39. 39. Loge JH, Ekeberg Ø, Kaasa S. Усталость у норвежского населения в целом: нормативные данные и ассоциации.J Psychosom Res. 1998. 45 (1): 53–65. pmid: 9720855
  40. 40. Джексон К. Опросник общего состояния здоровья. Occup Med. 2007; 57 (1): 79–.
  41. 41. Роквуд К., Сонг Х, Макнайт С., Бергман Х., Хоган Д. Б., МакДауэлл I и др. Глобальный клинический показатель физической формы и хрупкости у пожилых людей. Кан Мед Асс Дж. 2005; 173 (5): 489–95.
  42. 42. Ассоциация WM. Хельсинкская декларация Всемирной медицинской ассоциации. Этические принципы медицинских исследований с участием людей.Bull World Health Organ. 2001; 79 (4): 373. pmid: 11357217
  43. 43. Купманс П., Бахтали Р., Катан А., Грутофф Дж., Ролен С. Вернуться на работу после отсутствия по болезни из-за инфекционного мононуклеоза. Occup Med. 2010. 60 (4): 249–54. pmid: 20511265
  44. 44. Оценка RR. Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19) в ЕС / ЕЭЗ и Великобритании — девятое обновление. Европейский центр профилактики и контроля заболеваний: Стокгольм; 2020.
  45. 45. Хенеган К., Оке Дж., Джефферсон Т.COVID-19 Сколько работников здравоохранения инфицировано? 2020 г., 17 апреля 2020 г. [цитируется в 2020 г., 27 апреля].
  46. 46. Хантер Э., Прайс Д.А., Мерфи Э., ван дер Лофф И.С., Бейкер К.Ф., Лендрем Д. и др. Первый опыт скрининга медицинских работников на COVID-19 в Англии. Ланцет. 2020; 395 (10234): e77 – e8. pmid: 32333843
  47. 47. Moreh E, Jacobs JM, Stessman J. Усталость, функция и смертность у пожилых людей. Журналы геронтологии серии A: биомедицинские и медицинские науки.2010. 65 (8): 887–95.
  48. 48. Кокубун К., Немото К., Ока Х, Фукуда Х, Ямакава Ю., Ватанабэ Ю. Связь усталости и стресса с объемом серого вещества. Front Behav Neurosci. 2018; 12: 154. pmid: 30087602
  49. 49. Ким Би Х, Намкун К., Ким Дж Дж, Ли С., Юн К Джей, Чой М. и др. Изменение функциональной связности в состоянии покоя у женщин с синдромом хронической усталости. Психиатрия Res Neuroimaging. 2015; 234 (3): 292–7. pmid: 26602611
  50. 50. Раймс К.А., Чалдер Т.Шкала представлений об эмоциях: обоснованность, надежность и чувствительность к изменениям. J Psychosom Res. 2010. 68 (3): 285–92. pmid: 20159215
  51. 51. Кутзи Б., Лодес М., Дю Туа С., Рид Р., Каги А. Усталость среди южноафриканских подростков, живущих с ВИЧ: подходит ли опросник Чалдера по усталости и насколько распространена утомляемость? Исследования уязвимых детей и молодежи. 2018; 13 (4): 305–16. pmid: 32587628
  52. 52. Jeon HO, Kim J, Kim O. Факторы, влияющие на симптомы депрессии у работающих на гемодиализе пациентов с хронической почечной недостаточностью.Psychol Health Med. 2019: 1–10. pmid: 31829030
  53. 53. Такакура С., Ока Т., Судо Н. Изменения в циркулирующей микроРНК после практики изометрической йоги в лежачем положении у пациентов с миалгическим энцефаломиелитом / синдромом хронической усталости: исследовательское пилотное исследование. Biopsychosoc Med. 2019; 13 (1): 29. pmid: 31827600
  54. 54. Стубхауг Б., Лиер Х.О., Асмус Дж., Ронгве А., Квале Г. 4-дневная программа когнитивно-поведенческого вмешательства на основе осознанности для CFS / ME. открытое исследование с последующим наблюдением в течение 1 года.Фронтальная психиатрия. 2018; 9: 720. pmid: 30618889
  55. 55. Херридж М.С., Чунг А.М., Танси С.М., Мэтт-Мартин А., Диас-Гранадос Н., Аль-Саиди Ф. и др. Годовые исходы у выживших после острого респираторного дистресс-синдрома. N Engl J Med. 2003. 348 (8): 683–93. pmid: 12594312
  56. 56. Фаро М., Саэс-Франкас Н., Кастро-Марреро Дж., Алисте Л., де Севилья Т.Ф., Алегре Дж. Гендерные различия при синдроме хронической усталости. Reumatología clínica (английское издание). 2016; 12 (2): 72–7. pmid: 261

  57. 57.Cluff LE. Медицинские аспекты отсроченного выздоровления. Rev Infect Dis. 1991; 13 (Приложение_1): S138 – S40. pmid: 2020799
  58. 58. Комаров А.Л., Чо Т.А., редакторы. Роль инфекции и неврологической дисфункции в синдроме хронической усталости. Семин Нейрол; 2011: © Thieme Medical Publishers.
  59. 59. Принс Дж. Б., Меер В. В. ван дер и Блейенберг Г. (2006). Синдром хронической усталости. Ланцет. 367: 346–55.
  60. 60. Хэ Икс, Лау Э.Х., Ву П, Дэн Х, Ван Дж., Хао Х и др.Временная динамика выделения вируса и трансмиссивности COVID-19. Nat Med. 2020; 26 (5): 672–5.
  61. 61. Ли Н-И, Ли Ч-В, Цай Х-П, Чен П-Л, Сью Л-С, Ли М-К и др. Случай возврата COVID-19 и пневмонии из Макао на Тайване: клиническое течение и динамика IgG к SARS-CoV-2. J Microbiol Immunol Infect. 2020.
  62. 62. Линь Y, Сюй С-Б, Линь И-Х, Тиан Д, Чжу З-К, Дай Ф-Х и др. Персистенция и клиренс вирусной РНК у пациентов, прошедших реабилитацию с новым коронавирусным заболеванием 2019 г.Чин Мед Дж. 2020.
  63. 63. Джейсон Л., Бентон М., Торрес-Хардинг С., Малдауни К. Влияние модуляции энергии на физическое функционирование и степень утомляемости пациентов с ME / CFS. Советы по обучению пациентов. 2009. 77 (2): 237–41. pmid: 19356884
  64. 64. Уайт П.Д., Голдсмит К.А., Джонсон А.Л., Поттс Л., Уолвин Р., ДеЦезаре Дж. К. и др. Сравнение адаптивной кардиостимуляции, когнитивно-поведенческой терапии, дифференцированной лечебной физкультуры и специализированной медицинской помощи при синдроме хронической усталости (PACE): рандомизированное исследование.Ланцет. 2011. 377 (9768): 823–36.
  65. 65. Галеото Дж., Сансони Дж., Валенти Д., Моллика Р., Валенте Д., Паренте М. и др. Влияние физиотерапии на усталость и физическое функционирование у пациентов с синдромом хронической усталости: систематический обзор. La Clinica Terapeutica. 2018; 169 (4): e184 – e8. pmid: 30151552
  66. 66. Винк М., Винк-Нисе Ф. Рабочая реабилитация и медицинский выход на пенсию для пациентов с миалгическим энцефаломиелитом / синдромом хронической усталости. Обзор и оценка диагностических стратегий.Диагностика. 2019; 9 (4): 124.

головоломка усталости | Мозг | Оксфорд Академик

Усталость: необъяснимое явление

«При исследовании того, что происходит при утомлении, нашего внимания требуют две серии явлений. Первый — это уменьшение мышечной силы. Второй — усталость как ощущение. То есть у нас есть физический факт, который можно измерить и сравнить, и психический факт, который невозможно измерить.Что касается чувства усталости, то происходит то же самое, что и с каждым раздражителем, действующим на наши нервы: мы начинаем воспринимать его только тогда, когда оно достигает определенной интенсивности ». Анджело Моссо, 1891

One Сто двадцать пять лет спустя наше понимание усталости, в частности ощущения утомления, мало изменилось. Моссо описывает усталость в контексте вызванной повторением обратимой непатологической нервно-мышечной усталости.Однако его наблюдения за ощущением усталости имеют отношение к нашему пониманию патологической усталости. Во-первых, идея об органической причине того, что по сути является конструкцией восприятия, и, во-вторых, ссылка на особенность нервной системы с атрибутами интенсивности в качестве генератора, объясняющего субъективную природу ощущения усталости, полезны для развития нашего понимание чувства усталости.

Цель этого эссе — критически оценить феноменологию утомления и оценить недавние открытия для разработки правдоподобной механистической (функциональной) гипотезы, которая может объяснить патологическую утомляемость.С этой целью я сначала опишу определяющие черты патологической усталости и то, что отличает ее от других аффективных симптомов. Во-вторых, я подробно остановлюсь на потенциальном сенсомоторном механизме в рамках активного вывода, чтобы объяснить измененное восприятие усилия. В-третьих, я предлагаю усталость как базовое состояние восприятия и обсуждаю, как ненормальное состояние восприятия возникает из-за измененного восприятия усилия. В-четвертых, я обсуждаю усталость в контексте метакогнитивных функций более высокого порядка и, наконец, даю некоторые указания для будущих исследований.

Классические симптомы, связанные с неврологическими расстройствами, в широком смысле можно разделить на двигательные, когнитивные нарушения и аффективные симптомы. Наше понимание моторных и когнитивных дефицитов и способность количественно определять и управлять ими более развито, чем понимание аффективных симптомов. Однако разрешение аффективных симптомов, особенно стойких хронических аффективных симптомов, является более приоритетным для многих пациентов. Я предполагаю, что аффект — это, по сути, продукт умозаключений, возникающих по ментальным и физическим причинам.Усталость — плохо изученный аффективный симптом, связанный как с нервно-мышечным, так и с когнитивным состоянием. Хотя представление о том, что физическая и умственная усталость — это две отдельные конструкции, является обычным явлением в литературе, если утомление само по себе является выводом, то это должно быть единое построение, независимо от того, основано ли оно на физических или психических доказательствах. В свете этого я буду использовать сенсомоторную систему, чтобы проиллюстрировать основную идею, при условии, что аналогичные принципы могут быть применены в других (например.грамм. интероцептивные) домены для объяснения умственной усталости.

Среди множества аффективных симптомов хроническую усталость особенно трудно исследовать из-за: (i) отсутствия очевидного триггера; (ii) его субъективный характер без надежного, объективного, измеримого поведенческого суррогата; (iii) его значительное совпадение с апатией и депрессией; (iv) распространенное мнение о том, что утомляемость является вторичным симптомом, несмотря на свидетельства обратного; (v) отсутствие точного определения; и (vi) запутанная терминология.Усталость и утомляемость используются как синонимы, несмотря на недавние попытки провести четкое различие между ними. Все вышеперечисленное тесно связано: отсутствие триггера, субъективность и совпадение приводят к неправильным определениям и запутанной терминологии, ведущим к искаженным народным убеждениям. Несмотря на проблемы, связанные с систематическим и методическим исследованием утомляемости, в настоящее время появляются четкие пути продвижения вперед.

Усталость, апатия и депрессия

Отправной точкой является определение утомляемости не с точки зрения опыта, которая в силу своей субъективной природы порождает столько определений, сколько существует респондентов, а определение утомляемости с механистической точки зрения.У нас нет четкого механистического понимания усталости; однако изучение сходства и различий между усталостью, апатией и депрессией может пролить свет на природу утомления. С точки зрения поведения все три феномена характеризуются значительным сокращением самоинициализированных произвольных действий. Самостоятельное добровольное действие требует двух систем; система мотивации для самовоспроизведения и исполнительная (сенсомоторная) система, обеспечивающая произвольное действие. Достаточно точно установлено, что периферийный механизм, участвующий в произвольном действии, и в значительной степени центральные системы, непосредственно участвующие в движущем действии, не повреждены, что оставляет нам мотивационную систему.Основываясь на установленных мотивационных теориях, существует (в широком смысле) два аспекта мотивационной системы; нейронные процессы, вовлеченные в направленные аспекты и аспекты активации. Направленные системы определяют, должно ли поведение быть направлено на стимулы или от них; например, по направлению к пище и вдали от огня, а системы активации определяют «энергичность» поведения, то, как быстро бежать к пище и прочь от огня. Подводя итог, можно сказать, что направленные системы информируют о выборе, а системы активации информируют о действии (Salamone et al., 2016). В явлениях, представляющих интерес, утомляемости, апатии и депрессии, снижение самоинициализированных произвольных действий может быть отнесено на счет дисфункции либо направленных, либо активирующих систем, либо обеих; с небольшими различиями между этими тремя, отражающими дифференциальную дисфункцию двух систем. При апатии и депрессии пациенты обычно не заинтересованы в выполнении действий в состоянии усталости; несмотря на желание действовать, они чувствуют себя неспособными. Это тонкое различие может указывать на то, что при апатии и депрессии дисфункциональные системы направления могут играть большую роль.И наоборот, при утомлении могут преобладать дисфункциональные активационные системы. Нет никаких прямых доказательств, подтверждающих теорию активационной дисфункции усталости; однако позже я расскажу, как стоимость действия, составляющая активационной системы, может быть связана с утомлением. Еще одно различие между утомляемостью, апатией и депрессией заключается в том, что утомляемость всегда является самооценкой (т. Е. Симптомом), в то время как апатия и депрессия могут быть идентифицированы и диагностированы внешним наблюдателем (т. Е. Признаками), что позволяет предположить, что утомляемость в первую очередь является восприятием ( вывод) явление.Основываясь на клинической картине, тонких отличиях от схожих аффективных симптомов и нашем понимании лежащих в основе механизмов, следует правдоподобное определение: «утомляемость — это восприятие, возникающее в основном из-за изменений в активационных системах, которые определяют произвольные действия».

Усилия и утомление

Как возникает восприятие или субъективное осознание дисфункции? Сначала мы должны проанализировать, как возникает субъективная осведомленность о функции. Для иллюстрации рассмотрим сенсомоторную систему.Процессы, которые переводят мысль в движение, в высокой степени автоматизированы, и по большей части агент не знает о многих процессах. Однако нейронные процессы, которые кодируют информацию (переменные), которая потенциально может информировать явный выбор, должны иметь определенные свойства, которые позволяют агенту испытать или узнать о закодированной «информации». По определению, осознание приходит, когда пересекается порог или выбирается гипотеза; таким образом, свойство интенсивности является предпосылкой для любого нейронного процесса, который кодирует переменные, которые испытывает агент.Внутри сенсомоторной системы одна из таких переменных, которая эффективно информирует как неявный, так и явный моторный выбор (и входит в осознание), представляет собой стоимость движения / действия, обычно испытываемую и сообщаемую как «усилие». «Усилие» по определению — это умозаключение или восприятие; однако в литературе есть некоторая путаница, и иногда усилие используется как синоним силы, а то, что здесь упоминается как усилие, обычно упоминается как «воспринимаемое усилие». Чтобы избежать путаницы, я использую «предполагаемые усилия» для остальной части рукописи.

Воспринимаемые усилия — это динамическая переменная, на которую сильно влияют ожидания и отзывы. Экспериментальные данные свидетельствуют о том, что воспринимаемое усилие для выполнения данной задачи коррелирует с нейронной активностью перед движением, а в моделях с отсутствующей афферентной обратной связью намерение двигаться связано с усилием (Lafargue and Franck, 2009). Эти данные подтверждают представление о том, что воспринимаемое усилие возникает из-за эфферентных команд, возможно, через моторную копию эффекта. Однако другие исследования показывают, что воспринимаемое усилие значительно изменяется за счет манипулирования (ре) афферентной обратной связью от мышц.Мы также знаем, что афферентная обратная связь оценивается централизованно в контексте двигательного намерения. Следовательно, воспринимаемое усилие происходит из намерений (эфферентная информация), которые контекстуализируют обратную связь (афферентная информация). Короче говоря, «воспринимаемое усилие» — это перцептивный вывод, который объединяет эфферентную и афферентную информацию.

Структура активного вывода сенсомоторного контроля обеспечивает простую структуру, которая объединяет эфферентные и афферентные входы для объяснения инициирования движения и моторного контроля (Brown et al., 2013). Здесь я рассматриваю, как «воспринимаемое усилие» может быть перцептивным следствием активного вывода. Структура активного вывода сенсомоторного контроля постулирует, что (эфферентный) выход кортико-моторной системы находится в форме сенсорных (проприоцептивных) предсказаний, а (афферентный) входной сигнал от соматосенсорных систем имеет форму сенсорных (предсказательных) ошибок (рис. . 1). С этой точки зрения, нисходящие предсказания проприоцептивного входа выполняются классическими моторными рефлексами (или вегетативными рефлексами в контексте интероцептивных предсказаний).Другими словами, нисходящие проприоцептивные предсказания играют роль как моторных команд, так и эффек- тивной копии, в зависимости от прогнозируемой сенсорной (проприоцептивной или соматосенсорной) модальности. Крайне важно, чтобы задействовать рефлексы, необходимо уменьшить точность или усиление афферентных или восходящих ошибок прогнозирования, которые сообщают о том, что движения не было вызвано. Короче говоря, чтобы понять последствия движения post hoc , необходимо учитывать сенсорные ошибки; однако, чтобы начать движение, необходимо игнорировать сенсорные ошибки.Другими словами, мы должны временно отвлечь внимание от сенсорных свидетельств, по которым мы не движемся. Изменяя точность (или интенсивность) сенсорных ошибок прогнозирования, можно либо учитывать, либо игнорировать сенсорные ошибки. Эта функция изменения точности сенсорных ошибок обычно называется «сенсорным ослаблением». Сенсорное ослабление элегантно демонстрируется в задаче согласования сил. Когда требуется согласовать приложенную извне силу с силой, генерируемой внутри, обычно превышается и создается более высокая сила (Shergill et al., 2003). Это превышение является результатом ослабления интенсивности сенсорных последствий самогенерируемого двигательного акта, в результате чего данная сила воспринимается как менее мощная. В результате, когда кто-то пытается соответствовать ощущению, создаваемому внешней силой, он пролетает мимо; другими словами, человек недооценивает силу, которую он производит. Это относительно хорошо изученный феномен, и теперь мы знаем, что сенсорное ослабление наиболее сильно на низких уровнях силы и слабее на более высоких уровнях (Walsh et al., 2011).

Рисунок 1

Схематическое изображение того, как сенсорное ослабление может поддерживать воспринимаемое усилие во время движения, с использованием структуры активного вывода сенсомоторного управления. Нисходящие команды из мозга определяют сенсорные предсказания (Efferents), которые сравниваются с входящими сенсорными сигналами (Afferents), что приводит к ошибкам сенсорного предсказания (Prediction-Sensory Input = Prediction Error). «Обращать внимание или не обращать внимания» на ошибки сенсорного прогнозирования, которые определяют мощность двигателя (ошибка прогнозирования по убыванию), зависит от точности, которую им обеспечивает мозг (ошибка прогнозирования по возрастанию).Когда сенсорная точность высока, учитываются ошибки предсказания, что, как я предполагаю, приводит к большим воспринимаемым усилиям. Напротив, когда сенсорная точность снижается, афферентные сенсорные ошибки игнорируются, что приводит к ощущению отсутствия усилий. В условиях, когда ослаблено сенсорное ослабление, может возникнуть неконгруэнтное воспринимаемое усилие, ведущее к перцепционному чувству усталости.

Рисунок 1

Схематическое изображение того, как сенсорное ослабление может поддерживать воспринимаемое усилие во время движения, с использованием структуры активного вывода сенсомоторного контроля. Нисходящие команды из мозга определяют сенсорные предсказания (Efferents), которые сравниваются с входящими сенсорными сигналами (Afferents), что приводит к ошибкам сенсорного предсказания (Prediction-Sensory Input = Prediction Error). «Обращать внимание или не обращать внимания» на ошибки сенсорного прогнозирования, которые определяют мощность двигателя (ошибка прогнозирования по убыванию), зависит от точности, которую им обеспечивает мозг (ошибка прогнозирования по возрастанию). Когда сенсорная точность высока, учитываются ошибки предсказания, что, как я предполагаю, приводит к большим воспринимаемым усилиям.Напротив, когда сенсорная точность снижается, афферентные сенсорные ошибки игнорируются, что приводит к ощущению отсутствия усилий. В условиях, когда ослаблено сенсорное ослабление, может возникнуть неконгруэнтное воспринимаемое усилие, ведущее к перцепционному чувству усталости.

Как сенсорное ослабление может лежать в основе ощущения движения (т. Е. «Воспринимаемого усилия»)? Если взять пример мышечного сокращения, то в условиях нормального сенсорного ослабления восходящие сигналы (ошибки проприоцептивного прогнозирования), которые приводят к сокращению мышц, подавляются (или игнорируются), что приводит к заключению о меньшем или нулевом усилии.Напротив, при отсутствии или слабом сенсорном ослаблении такое же мышечное сокращение будет сопровождаться восходящими ошибками проприоцептивного прогнозирования, которые могут быть объяснены (мозгом) только в том случае, если движение требует больше усилий или работы, чем предполагалось. Известно, что при мышечных сокращениях с низкой силой ослабление сильнее, чем при более сильных мышечных сокращениях. Точно так же воспринимаемое усилие имеет нелинейную связь с производимой силой; возможно, из-за более сильного ослабления при низком уровне сил.Хотя прямых доказательств нет, сходство во взаимоотношениях «усилие, воспринимаемое силой» и «ослабление — сокращение мышц» усиливает аргумент о том, что сенсорное ослабление лежит в основе воспринимаемого усилия.

Косвенные данные о болезненных состояниях еще раз подтверждают эту идею. Классический признак патологической усталости — это сообщение о больших усилиях и выполнении простых повседневных дел. В повседневной жизни обычно требуется низкий уровень мышечной силы, и — при нормальных обстоятельствах — низкий уровень мышечного сокращения связан с высоким сенсорным ослаблением, что делает вывод о такой деятельности «легким».Однако, если бы сенсорное ослабление было нарушено, ежедневные двигательные действия воспринимались бы как требующие усилий — классический симптом патологической усталости. Здесь полезно помнить, что патологическая усталость не коррелирует со слабостью мышц. Мы знаем, что сенсорное ослабление неполное, когда система работает с максимальной нагрузкой; например, когда требуется максимальное сокращение мышц. Мышечная активность, необходимая для простых действий, является (почти) максимальной в ослабленной мышце, в отсутствие которой, можно предположить, высокое воспринимаемое усилие является результатом недостаточного сенсорного ослабления.Следовательно, при хронической патологической усталости простые действия кажутся трудными из-за неспособности мозга игнорировать афферентные соматосенсорные последствия движения. Таким образом, длительное, постоянное переживание больших воспринимаемых усилий может в конечном итоге привести к появлению сообщения (или симптома) усталости.

Усталость, покой и множественные патологии

Теперь у нас есть механизм-кандидат, который потенциально объясняет преобладающий признак хронической патологической усталости; однако пока неясно, как механизм, связанный с действием, объясняет хроническую усталость в состоянии покоя.Отдых — это слово, используемое для описания отсутствия явного поведения; это не означает, что мозг находится в состоянии покоя, поскольку спонтанное возбуждение нейронов в «состоянии покоя» является хорошо установленным фактом (Fox and Raichle, 2007). Ученые только недавно начали исследовать значение спонтанного или эндогенного возбуждения нейронов. Что касается метаболических затрат, спонтанное возбуждение нейронов потребляет 20% энергии тела, в то время как потребление энергии, связанное с выполнением задачи, составляет <5% (Fox and Raichle, 2007). Короче говоря, «состояние покоя» - неправильное употребление.Что кодирует спонтанная нейронная активность? Наиболее популярные, взаимоисключающие теории предполагают, что спонтанная синхронная деятельность представляет собой репетицию предыдущего использования, связанного с заданием, а другая предполагает, что она повторяет предсказанные двигательные сценарии.

Если взять байесовский взгляд на мозг, обе гипотезы верны, поскольку предшествующая деятельность дает информацию для будущих прогнозов; Таким образом, повторение выполненных задач влияет на спонтанное возбуждение нейронов, которое затем определяет будущие действия.В контексте патологической усталости память о физических нагрузках (в результате плохого сенсорного ослабления) влияет на спонтанное возбуждение нейронов в состоянии покоя. В недавнем функциональном МРТ-исследовании в состоянии покоя методы распознавания образов показали, что спонтанные колебания в возбуждении нейронов в состоянии покоя связаны с индивидуальными различиями в настроении и личностных чертах и ​​предсказывают в Интернете чувства, о которых сообщают сами люди, такие как грусть. Усталость, еще одно такое чувство, также может быть закодировано в спонтанном возбуждении нейронов, когда мозг находится в состоянии покоя.В таком случае состояние восприятия в состоянии покоя может возникнуть в результате спонтанной нейрональной активности, на которую влияет предыдущая связанная с усилием аномальная нейронная активность (аберрантное сенсорное ослабление).

Могут ли предложенные выше механизмы хронической усталости сохраняться при нескольких патологических состояниях? Механизмы, предложенные до сих пор, выявляют опосредованные мозгом функции, которые объясняют ненормальное восприятие усилия, характерную черту хронической усталости. Хроническая усталость характерна для большого количества патологических состояний: неврологических, вегетативных, иммунологических, гормональных и сердечно-сосудистых заболеваний, не говоря уже о значительном побочном эффекте многих фармакологических вмешательств.Здесь я предлагаю сенсорное ослабление как фундаментальный механизм, лежащий в основе восприятия усилия, и аберрантное сенсорное ослабление как независимый от болезни медиатор усталости, который в некоторых случаях может быть основной движущей силой, а в других — побочным эффектом более проксимального воздействия. проблема. По сути, усталость можно рассматривать как проявление конечной точки каскада событий, активируемых специфическими для заболевания триггерами, и — после разрешения основного триггера — каскад событий в обратном направлении. Однако неспособность обратить вспять изменения сенсорного ослабления приводит к хронизации последующего симптома; а именно усталость.Точка отказа в обратном направлении определяет, является ли слабое сенсорное ослабление движущей силой или посредником утомления. Ключевой аспект этих предполагаемых неудач основан на сходстве между избирательным вниманием и сенсорным ослаблением. В активном выводе это обе стороны одной медали, соответствующие централизованно опосредованному увеличению и снижению точности (то есть постсинаптическому усилению нейронов, кодирующих ошибки предсказания на различных уровнях иерархии обработки). Другими словами, существует тесная связь между вниманием и вниманием; и то, и другое должно быть тщательно организовано с помощью нисходящих прогнозов точности или нисходящего контроля усиления.С этой точки зрения нарушение когнитивных функций более высокого порядка, таких как эндогенное внимание, может способствовать развитию утомляемости или быть тесно связанным с ним.

Усталость и активность

Неспособность подавлять ожидаемые нервно-мышечные сенсорные последствия двигательных команд в качестве основной причины патологической усталости предлагается здесь впервые. Однако плохое сенсорное ослабление, продемонстрированное перцепционной поведенческой задачей, является установленным коррелятом расстройств деятельности (Lafargue and Franck, 2009).Как же тогда можно примирить идею усталости и разрушения свободы воли, поскольку обе они движимы схожими механизмами? Для этого мы должны исследовать общий знаменатель между ними; а именно усилие. При утомлении возникает большее чувство усилия, а при расстройстве свободы воли отсутствует (внешнее приписывание) усилия. Исследования находятся на очень ранней стадии, и существует мало доказательств, позволяющих сделать дальнейшие выводы; однако можно было бы предположить, как усилие связывает два, казалось бы, не связанных между собой явления.При утомлении (после инсульта) пациенты часто сообщают о потере контроля над своим телом, и простые движения требуют больших усилий. При нарушениях свободы действий пациенты приписывают контроль внешнему агенту или отсутствие контроля над своими действиями. Можно предположить, что разные степени сообщаемой потери контроля могут быть сопоставлены с разными уровнями сенсорного ослабления с помощью: (i) нормального сенсорного ослабления, относящегося к сообщениям о полном контроле над своими движениями; (ii) при частичном ослаблении чувствительности пациенты сообщают о частичной потере контроля над своими движениями или считают, что им трудно двигать своим телом; и (iii) в состоянии, когда сенсорное ослабление полностью не работает, сообщается о полной потере контроля над их движениями или потере активности.Более того, недавние данные свидетельствуют о взаимодействии усилий и чувства свободы воли (Demanet et al. , 2013). Следовательно, утомляемость, нарушение восприятия сенсомоторной системы, системы, посредством которой агент выполняет предсказания деятельности, может быть отнесена к спектру расстройств, связанных с агентской деятельностью.

Заключительные замечания и перспективы на будущее

До сих пор я разработал рамки, в которых можно определить и понять симптом усталости с физиологической точки зрения и поместить его в более широкий контекст множественных патологий.Недавние исследования предоставляют косвенные доказательства того, что патологическая усталость является нарушением сенсорного ослабления при неврологических состояниях. Низкая возбудимость моторной коры головного мозга в состоянии покоя в пораженном инсультом полушарии в группе утомления, несмотря на отсутствие различий в сенсомоторных нарушениях и поведенческих результатах (Kuppuswamy et al. , 2015 b ), вызывает два вопроса. вызывают утомление и как? ‘ может отражать слабое сенсорное ослабление.Во-вторых, если сенсорное ослабление имеет решающее значение для моторной инициации, как мы можем примирить отсутствие сенсомоторных нарушений с плохим ослаблением? В этом исследовании (Kuppuswamy et al. , 2015 b ) сенсомоторное нарушение измерялось с помощью стандартных клинических тестов, которые недостаточно чувствительны, чтобы зафиксировать незначительные изменения в сенсомоторном контроле. Однако в дальнейшем исследовании мы показали, что скорость баллистического движения, выбранная самостоятельно, действительно была нарушена в пораженной конечности в группе с высокой утомляемостью (Kuppuswamy et al., 2015 а ). Тяжесть конечностей у переживших инсульт по сравнению с усталостью, но не мышечной слабостью, указывает на ненормальную сенсорную обработку пораженной конечности, возможно, на плохое ослабление сенсорной афферентной информации от мышечного тонуса в состоянии покоя в пораженной конечности? Дефицит внимания связан с постинсультной усталостью (Radman et al. , 2012), а внимание неразрывно связано с ослаблением чувствительности. Утомляемость при рассеянном склерозе рассматривается как нарушение подготовки к движению, о чем свидетельствует измененная возбудимость моторной коры перед движением, а подготовка к движению включает прогнозирование сенсорных последствий — ключевой особенности сенсорного ослабления.Вмешательства, направленные на изменение возбудимости моторной коры головного мозга, пока что показали некоторые положительные эффекты в отношении утомляемости; однако прямых доказательств связи плохого сенсорного ослабления с патологической усталостью еще предстоит. В будущих исследованиях можно будет изучить сенсорное ослабление в когортах пациентов с широким диапазоном уровней утомляемости. Простая, устоявшаяся и надежная поведенческая парадигма, позволяющая количественно оценить сенсорное ослабление, — это иллюзия согласования сил; см. выше (Shergill et al. , 2003).Кроме того, высокочастотная осцилляторная активность нейронов в моторных областях, которые кодируют ошибки прогнозирования и параметры движения, по-видимому, причинно связаны с сенсорным ослаблением, и нейромодуляторные протоколы также поддерживают функциональную роль моторной коры головного мозга в сенсорном ослаблении. Таким образом, будущие исследования могут в принципе подтвердить или опровергнуть гипотезу о том, что патологическая усталость — это нарушение сенсорного ослабления, используя комбинацию поведенческих методов, методов визуализации и нейромодуляции.Интересно, что объяснение, основанное на аберрантном сенсорном ослаблении для других аффективных симптомов, начинает появляться в компьютерной психиатрии — с комбинированным использованием нейровизуализации и динамического каузального моделирования для измерения сенсорного ослабления и внимания с точки зрения усиления нейронов; то есть синаптическая эффективность внутренних нейронных связей.

Усталость — это состояние восприятия, которое испытывают все люди, хотя и временно, но когда утомляемость непродолжительна, она начинает существенно влиять на все аспекты жизни пациента.Такая утомляемость является признаком многих патологических состояний, и, несмотря на более чем столетние попытки понять утомляемость, прогресс был очень незначительным. Здесь я выделяю особенности утомления, которые затрудняют научное исследование, предлагаю единое определение с физиологической точки зрения, подробно останавливаюсь на независимом от болезни механизме, который может лежать в основе утомления, обсуждаю доказательства в поддержку предлагаемого механизма и предлагаю дальнейшие эксперименты для проверить гипотезу.Если будет доказано, что эта концепция может предоставить нам столь необходимую основу для построения нашего понимания усталости и, в более широком смысле, прочной связи между разумом и телом.

Благодарности

Я хотел бы выразить искреннюю благодарность профессорам Карлу Фристону и Джону Ротвеллу за многочисленные полезные обсуждения и ценный вклад в эту рукопись. Я также хотел бы поблагодарить доктора Сашу Ондобака и мистера Уильяма Де Донкера за их отзывы об этой рукописи.

Финансирование

А.К. финансируется Wellcome Trust 202346 / Z / 16 / Z.

Список литературы

Коричневый

H

,

Adams

RA

,

Parees

I

,

Edwards

M

,

Friston

K

.

Активный вывод, сенсорное ослабление и иллюзии

.

Cogn Process

2013

;

14

:

411

27

.

Деманет

Дж

,

Muhle-Karbe

PS

,

Lynn

MT

,

Blotenberg

I

,

Латунь

M

.

Сила воли: как физическая нагрузка усиливает чувство свободы воли

.

Cognition

2013

;

129

:

574

8

.

Лиса

MD

,

Raichle

ME

.

Спонтанные колебания активности мозга, наблюдаемые при функциональной магнитно-резонансной томографии

.

Nat Rev Neurosci

2007

;

8

:

700

11

.

Куппусвами

А

,

Clark

EV

,

Sandhu

KS

,

Rothwell

JC

,

Ward

NS

.

Усталость после инсульта: проблема нарушения кортикомоторного контроля? J Neurol Neurosurg

.

Психиатрия

2015a

;

86

:

902

4

.

Куппусвами

А

,

Clark

EV

,

Turner

IF

,

Rothwell

JC

,

Ward

NS

.

Постинсультное утомление: дефицит кортикомоторной возбудимости?

Brain J Neurol

2015b

;

138

:

136

48

.

Лафарг

G

,

Franck

N

.

Осознание усилия и чувство воли при шизофрении

.

Сознательное познание

2009

;

18

:

277

89

.

Радман

N

,

Staub

F

,

Aboulafia-Brakha

T

,

Berney

A

,

Bogousslavsky

J

,

Annoni

J-M

.

Усталость после инсульта после легких инфарктов: проспективное исследование

.

Неврология

2012

;

79

:

1422

7

.

Саламоне

JD

,

Йон

SE

,

Лопес-Крус

L

,

Miguel

NS

,

Correa

M

.

Активационные и связанные с усилиями аспекты мотивации: нейронные механизмы и последствия для психопатологии

.

Мозг

2016

;

139

:

1325

47

.

Шергилл

SS

,

Бэйс

PM

,

Frith

CD

,

Wolpert

DM

.

Два глаза за глаз: нейробиология наращивания силы

.

Наука

2003

;

301

:

187

.

Уолш

ЛД

,

Тейлор

JL

,

Gandevia

SC

.

Завышение силы при согласовании внешних сил

.

J Physiol

2011

;

589

:

547

57

.

© Автор (2017). Опубликовано Oxford University Press от имени Гарантов Мозга.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное повторное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинал работа правильно процитирована.

Аутоиммунное заболевание нейроэндокринной системы

Синдром хронической усталости (СХУ) — сложное мультисистемное заболевание неизвестной этиологии. В то время как несколько аномалий нейроэндокринной и иммунной систем были независимо вовлечены в CFS, участие аберрантных нейроиммунных перекрестных переговоров в патогенезе этого расстройства не было хорошо изучено.Здесь мы выдвинули медицинскую гипотезу, которая потребует дальнейшего исследования потенциальной аутоиммунной природы CFS. Будут представлены клинические доказательства, подтверждающие идею о том, что аутоиммунные атаки на кортизол, главный нейроэндокринный гормон системы гипоталамус-гипофиз-надпочечники (HPA), могут быть основной причиной усталости, основной патологии CFS.

АКТГ: адренокортикотропный гормон; CFS: синдром хронической усталости; CRH: гормон, высвобождающий кортикотропин; КОРТ: кортизол; HPA: ось гипоталамус-гипофиз-надпочечники; МС: рассеянный склероз; PEM: недомогание после физической нагрузки

Синдром хронической усталости (CSF), также называемый миалгическим энцефаломиелитом или болезнью непереносимости системной нагрузки, характеризуется крайней утомляемостью или утомляемостью, которые не проходят во время отдыха и не могут быть объяснены лежащей в основе состояние здоровья.СХУ — это расстройство, основанное на гендерной предвзятости, при котором женщины чаще заболевают [1]. Кроме того, у тех, у кого есть члены семьи, у которых диагностирован СХУ, выше вероятность развития этого состояния, что предполагает наличие генетической предрасположенности к СХУ [2]. Это загадочное заболевание состоит из широкого спектра симптомов, таких как потеря памяти, боли в мышцах или суставах, усталость и длительное истощение после физических или умственных упражнений (недомогание после нагрузки) [3]. Из-за патологической гетерогенности пациентов с СХУ изучение характерных симптомов этого расстройства, таких как утомляемость и недомогание после нагрузки, имеет решающее значение для дальнейшего понимания его патологических механизмов.Кроме того, понимание и выявление сходства между CFS и другими медицинскими заболеваниями также может быть полезно для определения основной причины (причин) этого расстройства.

Усталость как патологический признак CFS

Усталость — один из наиболее распространенных симптомов СХУ, который оказывает большое влияние на качество жизни пациентов с СХУ [3,4]. Усталость можно определить как недостаток энергии для выполнения произвольных физических и умственных функций. Усталость может возникать в результате резких колебаний нормального функционирования организма или как симптом других заболеваний, таких как сердечные заболевания, депрессия и аутоиммунитет [5-7].Однако утомляемость при аутоиммунных заболеваниях, скорее всего, является следствием другой основной патологии, чем утомляемость при сердечных заболеваниях или других неврологических состояниях. Аномальные иммунные функции могут приводить к аутоиммунной утомляемости, тогда как утомляемость, связанная с другими неврологическими состояниями, может быть результатом множества факторов, таких как нарушение режима сна, депрессия или нейроэндокринные изменения [6]. Например, утомляемость является обычным симптомом нескольких аутоиммунных заболеваний: 98% пациентов с аутоиммунными заболеваниями страдают от утомляемости, и этот симптом, как сообщается, является основной причиной депрессии, связанной с аутоиммунитетом, и поведенческой некомпетентности [8].Утомляемость также является характерной чертой рассеянного склероза (РС), нейродегенеративного заболевания с предвзятым отношением к женскому полу, как при СХУ [9,10]. 70-90% пациентов с рассеянным склерозом страдают от утомляемости, которая часто является наиболее инвалидизирующим признаком этого заболевания [9]. Хотя точный патологический механизм утомления при неврологических заболеваниях остается неизвестным, нарушение сигнальных путей нейротрансмиттеров как следствие первичных нейрональных дефектов при этом заболевании может быть основной причиной этого симптома.

CFS как мультисистемный беспорядок

Накапливающиеся данные свидетельствуют о том, что нарушения нейроэндокринной и иммунной систем участвуют в проявлении утомляемости, связанной с СХУ.В связи с этим усталость часто связана с некоторыми нейрометаболическими состояниями, а также с нарушением регуляции иммунитета во время аутоиммунитета. Эти результаты будут подробно обсуждены ниже, чтобы дать новый взгляд на то, как иммунитет и нейроэндокринная система могут быть непосредственно вовлечены в модуляцию утомляемости при CFS.

Вовлечение нейроэндокринной системы в CFS

Недомогание после нагрузки (PEM), уникальный тип утомляемости, который усугубляется физическими и умственными нагрузками при CFS, как было показано, связан с уникальными изменениями в экспрессии генов неврологических и метаболических процессов [11-13].В этом исследовании индуцированные упражнениями гены, кодирующие некоторые адренергические рецепторы у основной подгруппы пациентов с СХУ, в то время как другие демонстрируют заметное снижение количества других рецепторов, принадлежащих к этому семейству, при выполнении упражнений, предполагая участие нервной системы в СХУ [12]. Интересно, что нарушения в оси гипоталамус-гипофиз-надпочечники (HPA) также были задокументированы при CFS. Этот сигнальный путь активируется у пациентов с CFS в ответ на стрессовые стимулы, начиная от физического, психического и эмоционального стресса до чувствительности к шуму, свету и теплу.Более сильные стрессы приводят к более сильной усталости при СХУ. Примечательно, что циркулирующий кортизол, главный гормон стресса, который высвобождается при активации HPA, снижается у некоторых пациентов с CFS по сравнению со здоровым контролем [14]. Естественный «стресс» пробуждения также вызывал притупление высвобождения кортизола у пациентов с CFS [15]. Кроме того, тяжесть СХУ отрицательно коррелирует с уровнем кортизола. И наоборот, восстановление CFS связано с нормализацией этого гормона стресса, что предполагает потенциальную роль этой молекулы в развитии и разрешении связанной с CFS утомляемости [16].Эти генетические и посттранскрипционные изменения нейроэндокринной системы могут представлять физиологическую дезадаптацию организма к стрессовым факторам, что приводит к симптомам, подобным усталости. Наконец, у части пациентов с СХУ наблюдается ремиссия во время беременности [17]. Это облегчение усталости было связано с изменениями гормонов, связанных с беременностью, таких как лактоген, релаксин и прогестерон [18,19]. Вместе эти наблюдения предоставляют убедительные доказательства того, что нейрометаболические изменения могут быть вовлечены в развитие утомляемости при СХУ.

Участие иммунной системы в CFS

Долгое время считалось, что иммунная система участвует в патогенезе СХУ. Когда иммунная система подавлена, например, во время беременности, чтобы гарантировать, что материнские иммунологические реакции не распознают плод как «чужеродный», некоторые пациенты CFS испытывают облегчение от усталости [17,18]. Другой пример, в котором подавление иммунитета приводит к облегчению утомляемости, — это ремиссия СХУ, вызванная ритуксимабом [20]. Ритуксимаб представляет собой моноклональное антитело, которое связывается с белком CD20 на поверхности В-клеток, вызывая их истощение с помощью различных механизмов, и поэтому используется для успешного лечения опосредованных В-клетками аутоиммунных состояний, таких как РС [21].В этом исследовании устойчивое уменьшение симптомов усталости было зарегистрировано у 67% пациентов с СХУ, получавших ритуксимаб, по сравнению с 13% пациентов в группе плацебо после 12-месячного наблюдения [22,23]. Однако недавнее исследование показало, что лечение ритуксимабом не было связано с облегчением симптомов CFS [24], предполагая, что B-клетки могут представлять собой патологический механизм, действующий только в подгруппе субъектов CFS. Тем не менее, эти наблюдения согласуются с гипотезой о том, что усталость, патологический признак СХУ, может быть связана с аномальной активацией иммунной системы.

СХУ является аутоиммунным заболеванием нейроэндокринной системы?

Некоторые сходства между РС и СХУ, такие как индукция облегчения симптомов одним и тем же фармакологическим агентом, а также во время беременности и гендерная предвзятость обоих состояний (женский) предполагают, что СХУ может представлять собой аутоиммунное заболевание с уникальным участием нейроэндокринной системы. система. В этом отношении пониженный уровень кортизола у некоторых пациентов с СХУ указывает на гипотезу, согласно которой повышенная аутогенная стимуляция иммунной системы против этого гормона стресса оси HPA может быть вовлечена в модуляцию связанной с СХУ усталости.

Ось сигнализации HPA

Ось HPA отвечает за высвобождение нейроэндокринных медиаторов реакции борьбы или бегства. Этот ответ характеризуется высвобождением гипоталамусом кортикотропин-высвобождающего гормона (CRH). Когда CRH связывается со своим рецептором в передней доле гипофиза, высвобождается адренокортикотропный гормон (АКТГ). АКТГ впоследствии взаимодействует со своим рецептором на коре надпочечников, стимулируя высвобождение кортизола. В ответ на стрессорные факторы кортизол будет высвобождаться в течение нескольких часов после столкновения с ними.После достижения порогового уровня кровообращения кортизол оказывает отрицательную обратную связь с высвобождением CRH в гипоталамусе и высвобождением АКТГ гипофизом, возвращая систему в гомеостаз. Таким образом, существует сильная взаимозависимость высвобождения этих трех основных гормонов HPA в установлении соответствующей реакции на стрессоры с различной интенсивностью (рис. 1).

Рисунок 1: Молекулярные компоненты оси HPA

Гормоны HPA как аутоантигены в CFS

При классических аутоиммунных состояниях, таких как ревматоидный артрит (РА) или рассеянный склероз, повреждения из-за аберрантного нацеливания аутоантигенов накапливаются и легко распознаются.Например, при РА, когда иммунная система нацелена на синовиальные суставы, возникают такие симптомы, как боль в суставах, отек суставов, жесткость суставов и потеря подвижности суставов [25,26]. При РС, когда иммунная система атакует нервную систему, пациенты испытывают трудности со зрением, движением и речью. Напротив, повреждения из-за аутоиммунной атаки против гормонов не будут значительно накапливаться с течением времени из-за коротких периодов полураспада этих молекул. Следовательно, хотя это согласуется с представлением о том, что СХУ является «невидимым» заболеванием, доказательство наличия аутоиммунной атаки против естественно короткоживущего аутоантигена не является прецедентом.Более того, даже при наличии аутогенного гормона корреляция тяжести аутоиммунной реакции с клиническим исходом, усталостью в этом случае, также будет сложной задачей, поскольку субъективные показатели для количественной оценки утомляемости не были четко определены. Тем не менее, есть несколько клинических исследований, в которых излагаются доказательства того, что гормоны HPA являются аутогенными мишенями при CFS, предполагая, что нарушение регуляции сигнальной оси HPA может быть основной основной причиной CFS.

Нарушение регуляции выработки кортизола также было задокументировано как уникальное свойство CFS, а также потенциально новый биомаркер PEM [14-16].Помимо этих аномалий, в тесте на стимуляцию АКТГ, где имитируются фактические стрессоры, чтобы вызвать высвобождение кортизола, пациенты с СХУ вырабатывали значительно меньше кортизола (таблица 1). Кроме того, некоторые исследования показали, что кинетика выработки кортизола при стимуляции АКТГ выявила первоначальное завышение уровня кортизола с последующим резким снижением этого гормона [16]. Это наблюдение подразумевает, что быстрое удаление кортизола является причиной аномальной кинетики кортизола у пациентов с CFS, что повышает вероятность того, что кортизол может быть аутогенной мишенью при CFS.Если эта гипотеза об аутоиммунной природе утомляемости, связанной с СХУ, верна, то стимуляция HPA вызовет большую выработку гормональных антигенов. Эти молекулы впоследствии маркируются для разрушения иммунной системой, вызывая усиление симптомов усталости. С другой стороны, утомляемость, связанную с СХУ, можно уменьшить, ограничив активацию оси HPA, что могло быть основной причиной успеха поэтапной терапии с упражнениями и кардиостимуляцией для пациентов с СХУ [27].Это обоснование станет основой для эмпирического научного теста для оценки нейроэндокринной / аутоиммунной гипотезы CFS, надеюсь, в ближайшем будущем. Стоит отметить, что, хотя в этих исследованиях уровень кортизола был явно снижен (таблица 1), гипокортизолизм присутствовал только у очень небольшой подгруппы пациентов с CFS, что отражает сложную гетерогенность этого заболевания, а также потенциальную необходимость использования кортизола в качестве биологического средства. -маркер для дальнейшей подклассификации болезней в механистических исследованиях СХУ.

Исследование

Субъекты

Продолжительность болезни (лет)

Метод

Результаты определения кортизола в CFS

Demitrack et al. [27]

19 СХУ по сравнению с 17 здоровыми контролями

7,2

3 образца в 20:00:00

Низкий уровень

Moorkenset al.[28]

73 CFS по сравнению с 21 здоровым контролем

1,5

5 образцов с 22:00 до 06:00

Низкий уровень

Hamilos et al. [29]

7 СХУ по сравнению с 7 здоровыми контрольными людьми / 14 контрольными заболеваниями

Нет в наличии

7 образцов за 24 часа

Нижний пиковый уровень

MacHale et al.[30]

30 CFS против 15 здоровых контролей

5,2

2 пробы в 08:00 и 22:00

Пониженные суточные вариации

Таблица 1: Уровни кортизола у субъектов с СХУ в анализах стимуляции АКТГ.

Мы выделили основные результаты клинических и экспериментальных исследований, которые указывают на возможное объяснение многофакторной природы СХУ, при которой аномалии на перекрестке иммунитета и нейроэндокринной системы могут быть основной причиной этого заболевания.Гипотеза о том, что СХУ является аутоиммунным заболеванием, полностью соответствует патологическому проявлению подтипа этого заболевания, учитывая сходство между СХУ и другими аутоиммунно-опосредованными состояниями, а также положительную реакцию некоторых пациентов с СХУ на лекарства, эффективность которых доказана. при аутоиммунных заболеваниях. Более того, поразительная корреляция между дисфункциями оси HPA и симптомами усталости позволяет нам предположить, что молекулярные медиаторы этого сигнального пути, такие как гормон стресса кортизол, могут быть первичными аутоантигенными мишенями для иммуноопосредованного удаления.Хотя эта новая медицинская гипотеза обеспечивает правдоподобное объяснение основных патологических особенностей CFS, эмпирические подтверждения в клинических исследованиях субъектов CFS (синтетическая стимуляция АКТГ, идентификация аутоантител, открытие биомаркеров гормона стресса), а также на экспериментальных моделях (механизмы ремиссии CFS, вызванной беременностью). или ритуксимаб) необходимы для подтверждения потенциального участия аберрантного нейроиммунного взаимодействия в этом заболевании.

Проблемы хронической боли и усталости

Клиническое бремя хронической боли и усталости

Дальнейшее понимание боли и усталости имеет клиническое значение, поскольку они являются одними из наиболее частых симптомов, о которых сообщают пациенты. 1 Когда эти симптомы «стойкие» или «необъяснимые», они связаны с более низким качеством жизни и более высокими затратами, чем другие группы пациентов. 2 Они также создают диагностическую головоломку и оказывают значительное влияние на затраты на использование здравоохранения и значительные косвенные расходы. 3,4

Фибромиалгия характеризуется хронической болью, усталостью и функциональными симптомами. 5 Миалгический энцефаломиелит / синдром хронической усталости (ME / CFS) — это сложное хроническое состояние, характеризующееся группами симптомов, которые включают патологическую усталость и недомогание, которое усиливается после нагрузки, когнитивную дисфункцию, иммунную дисфункцию, неосвежающий сон, боль, вегетативную дисфункцию и т. Д. нейроэндокринные и иммунные симптомы. 6

Хроническая боль затрагивает от одной трети до половины населения Великобритании, при этом распространенность фибромиалгии составляет 5%. 7 В выборке людей среднего возраста утомляемость присутствовала у каждого пятого испытуемого. 8

Установление диагноза ME / CFS в клинических условиях часто занимает годы. Многие врачи не осведомлены или дезинформированы о болезни. 9 Было подсчитано, что у 84–91% пациентов с ME / CFS это состояние не диагностировано. 10 Фибромиалгия и ME / CFS не редкость в Великобритании и представляют собой серьезное бремя для пациентов и общества. Задержка диагностики значительна в обоих состояниях, и существуют значительные трудности с нозологией и номенклатурой; Наличие общих симптомов привело к сомнению, являются ли фибромиалгия и ME / CFS проявлениями одного и того же расстройства спектра или отдельных клинических проявлений. 11–14 В нашем недавнем исследовании смешанной группы пациентов с клиническим диагнозом фибромиалгия и / или ME / CFS, диагностическое совпадение между этими двумя состояниями составило ~ 90%. 15

Настоящая клиническая проблема

Врачи всех видов получают направления с просьбой проконсультировать по ведению пациентов с хронической болью и усталостью. Большинство запросов поступает к ревматологам, но услуги неврологии также входят в рамки, и, в частности, в контексте утомляемости, можно обратиться за советом к коллегам из клиник эндокринных, инфекционных заболеваний и даже кардиологии или гематологии, в зависимости от часто сопутствующих симптомов и сопутствующих заболеваний. , предпочтения врача и возможность записи на прием.В Великобритании существуют огромные различия в практике направления к специалистам.

Итак, что происходит, например, когда пациента направляют в ревматологию? Типичное направление к специалисту показано во вставке 1. Может быть несколько результатов:

Вставка 1.

Письмо с потенциальным направлением в ревматологическую клинику

  • Направление пациента А проходит через какой-то региональный процесс сортировки, а для по какой-то причине, например, ее осматривает консультант в многолюдной клинике по лечению раннего артрита.Рекомендации Королевского колледжа врачей предполагают, что в ревматологические клиники следует включать 6–7 новых пациентов / клинику, но при этом следует учитывать, что «в специализированных клиниках для пациентов со сложными заболеваниями, например, с ранним ревматоидным артритом… количество пациентов, посещаемых в клиниках, должно быть сокращено по сравнению с рекомендациями. выше’. На самом деле, в нынешних условиях клиники гораздо более загружены, в них много новых пациентов и пациентов, проходящих последующее наблюдение. Основное внимание, как и во многих отраслях медицины, уделяется оценке, основанной на протоколе, в частности, «подсчету» активности заболевания, в первую очередь потому, что это определяет терапевтические варианты, особенно использование биологических препаратов.Каковы будут дела у пациента А? Она видит доктора А. клиника переполнена (22 пациента), и она в конце концов «зажата». Его клиническое письмо проиллюстрировано во вставке 2.

  • Пациент А попадает на прием к доктору Б., очень увлеченному старшему регистратору-исследователю, помогавшему при написании его докторской степени по трансгенным мышиным моделям артериита Такаясу. Последние 2–3 года он в основном работает в лаборатории. Его письмо показано в рамке 3.

  • Недавно отказавшись от региональной сортировки, глава отделения направляет пациента А для осмотра в недавно созданной многопрофильной клинике для сложных пациентов с хронической болью и усталостью.Ее осматривает доктор С., опытный консультант-ревматолог, специализирующийся на фибромиалгии и связанных с ней состояниях, и доктор Д., психиатр, также проявляющий особый интерес к этой области. Их письма показаны в боксах 4 и 5.

Вставка 2.

Возможный ответ на потенциальное направление в ревматологическую клинику во вставке 1; Д-р A

Вставка 3.

Возможный ответ на потенциальное направление в ревматологическую клинику во вставке 1; Dr B

Box 4.

Возможный ответ на потенциальное направление в ревматологическую клинику во вставке 1; Д-р C

Вставка 5.

Возможный ответ на потенциальное направление в ревматологическую клинику во вставке 1; Д-р D

Какой мы должны заключить? Самое главное, каковы вероятные последствия для пациента этих трех разных «подходов»?

Вероятный исход первого сценария и вставки 2 состоит в том, что пациент обратится к другому специалисту, возможно, к неврологу, эндокринологу или другому ревматологу. Она рискует последствиями длительного употребления опиатов, бездействия, безработицы и ухудшения психического здоровья.

Должен ли доктор Б. стать лучшим в классе, ведь он, в конце концов, рассмотрел множество различных диагностических возможностей? Возможно нет. Он не упоминает об обследовании пациента и не проводит различия между «живыми» и историческими симптомами. Многие из его различий не заслуживают доверия. Например, пациенту нечего предложить волчанку. Его запланированная программа исследований (в значительной степени ненужных) будет стоить несколько тысяч фунтов, он приступил к длительному долгосрочному плану наблюдения, но не дал терапевтических рекомендаций.Пациент все равно может потерять работу, и она продолжит свою «больную роль», поскольку она подвергается все большему и большему количеству обследований.

Третий подход (с ячейками 4 и 5) является подходящим. Консультация займет не больше времени, чем у доктора Б, не в последнюю очередь из-за того, что вы сэкономите время, не запрашивая анализы. Правильный сбор анамнеза и обследование позволили поставить правильный диагноз. Многопрофессиональный подход позволил оценить потребности пациента в физическом и психическом здоровье, имеется четкий план лечения на будущее, и пациент был полностью проинформирован.

Итак, каковы доказательства связи между хронической болью и усталостью, гипермобильностью и вегетативной дисфункцией? Что еще мы должны учитывать у этого типа пациентов?

Сопутствующие симптомы

Помимо боли и усталости, при фибромиалгии и ME / CFS часто встречаются различные другие симптомы, которые оказывают значительное влияние на качество жизни и функционирование. К ним относятся чрезмерная репрезентация желудочно-кишечных, неврологических и сердечно-сосудистых симптомов, некоторые из которых иногда считались функциональными по происхождению, а некоторые все чаще считались связанными с аберрантной обработкой боли (например, центральной сенсибилизацией или аномалиями вегетативной нервной системы). ). 16,17

К ним относятся синдром раздраженного кишечника, при котором, как сообщается, имеется значительное совпадение с фибромиалгией и ME / CFS. 18–20 Фибромиалгия встречается почти у 60% людей с синдромом раздраженного кишечника, и до 70% людей с фибромиалгией имеют симптомы синдрома раздраженного кишечника. 21 Аналогично наблюдается наложение с раздраженным мочевым пузырем или интерстициальным циститом. 22 Точно так же головная боль часто возникает при обоих состояниях и является важным источником сопутствующих заболеваний. 23

Растет интерес к ассоциированной дизавтономии, например, синдрому постуральной ортостатической тахикардии (PoTS), при котором частота сердечных сокращений чрезмерно повышается при стоянии с сопутствующими симптомами, включая головокружение, бред, усталость и сердцебиение. Помимо ортостатического стресса, симптомы могут быть спровоцированы непереносимостью тепла и могут ухудшаться после еды. 24 Такие аномалии вегетативной нервной системы часто обнаруживаются как при фибромиалгии, так и при ME / CFS. 25,26

Патологические ассоциации

Гипермобильность

Гипермобильность суставов — это распространенный вариант соединительной ткани, поражающий до 20% населения в целом и у лиц с симптомами, связанный с широким спектром внесуставных проявлений. 27–30 Гипермобильность связана с болью, усталостью, желудочно-кишечными расстройствами и головной болью. 31–34 Его часто упускают из виду в клинической практике, но он может обеспечить важную этиологическую связь между фибромиалгией, ME / CFS и множественными системными симптомами, включая описанные выше. 35,36

Недавние исследования показывают, что симптоматическая гипермобильность может присутствовать примерно у 80% пациентов с фибромиалгией и ME / CFS, но ранее диагностировалась только в одном из четырех случаев. 15 Различия в соединительнотканном матриксе (например, коллагене) по всему телу могут объяснить несопоставимые симптомы, включая раздражение кишечника и мочевого пузыря, головную боль и дисфункциональное маточное кровотечение. Вариант соединительной ткани также обеспечивает предполагаемую механистическую связь симптомов между мозгом и телом, в результате чего различия в соединительной ткани могут привести к нарушению вазоконстрикции и, как следствие, нарушению вегетативной функции сердечно-сосудистой системы. 37 Гипермобильность суставов прочно связана с дизавтономией, причем некоторые авторы предполагают, что по крайней мере 50% гипермобильных пациентов соответствуют диагностическим критериям PoTS и до 80% — всем формам ортостатической непереносимости. 38–40 Существует феноменологическое совпадение с паникой и тревогой, а люди с гипермобильностью в семь раз перепредставлены в популяциях паники и тревожности. 41

Невропатия мелких волокон

Невропатия мелких волокон (SFN) возникает из-за структурного повреждения, избирательно влияющего на сенсорные и / или вегетативные аксоны небольшого диаметра.В клинической картине преобладает, в частности, периферическая нейропатическая боль, но могут возникать постуральная гипотензия и другие симптомы вегетативной дисфункции, и есть явное клиническое совпадение с фибромиалгией в сочетании с синдромом тревоги, гипермобильности и вегетативной дисфункции (FAHA), который мы опишу ранее. 42 Вегетативные симптомы могут преобладать, в частности, у некоторых пациентов. Более «типичная» картина — это «зависящая от длины» невропатия, при которой симптомы начинаются на ступнях и прогрессируют проксимально, что в конечном итоге приводит к картине «перчатка и чулок».Как и при фибромиалгии, боль может быть хронической, но может иметь выраженный компонент, зависящий от стимула (например, больной может не переносить ношение колготок или носков или жаловаться на боль, связанную с весом пухового одеяла). В родственных условиях повышенная температура может вызывать «приступы», но этот тип проявления чаще встречается при некоторых редких «каннелопатиях» (например, эритромелалгии и пароксизмальном экстремальном болевом расстройстве (PEPD)).

SFN может быть связан, среди прочего, с диабетом, ВИЧ (и некоторыми ингибиторами обратной транскриптазы), употреблением алкоголя, синдромом Шегрена и волчанкой.Амилоидная полинейропатия может проявляться как SFN. Однако, по крайней мере, 50% случаев являются идиопатическими, но около одной трети из этой группы имеют варианты гена SCN9A , кодирующего натриевый канал Nav1.7, потенциал-зависимый ионный канал, который избирательно экспрессируется в сенсорных и вегетативные нейроны. 43 Эти варианты Nav1.7 вызывают повышенную возбудимость сенсорных нейронов и, в конечном итоге, дегенерацию мелких волокон. SFN также может быть ассоциирован с вариантами гена SCN10A (кодирующего Nav1.8 канал), которые усиливают возбудимость ганглиозных клеток дорзального корешка.

Есть две основные причины, по которым реальная заболеваемость неизвестна. Во-первых, не существует согласованных на международном уровне диагностических критериев SFN и, что более важно, поставить диагноз непросто. Клиническое неврологическое обследование у постели больного обычно нормально, включая рефлексы сухожилий, координацию и сенсорную функцию крупных волокон (например, легкое прикосновение, ощущение вибрации и проприоцепцию). Может быть потеря булавочного укола в дистальном отделе или тепловая чувствительность.На самом деле точное испытание термочувствительности выполняется редко и в неопытных руках вряд ли будет надежным. Обычное электрофизиологическое исследование тоже нормально. Золотым стандартом диагностики является количественная оценка плотности внутриэпидермальных нервных волокон при биопсии кожи (обычно это пункционная биопсия из дистального участка) путем гистохимического окрашивания на антиген PGP 9.5 (убиквитин гидролаза), который обнаруживается во всех нервных волокнах. Это узкоспециализированная техника, выполняемая только в специализированных центрах.

Таким образом, определенно возможно, что значительное количество пациентов с клиническими проявлениями, аналогичными пациенту A (проиллюстрировано во вставке 1), могут иметь SFN. Наличие действительно « зависимой от длины » нейропатии должно насторожить врача об этой возможности, но вариации в клинической картине состояния и сложность постановки точного диагноза означают, что многие пациенты, по всей вероятности, , в настоящее время «пропущено».

Активация тучных клеток

Возрастает интерес к роли тучных клеток (ТК) в хронических заболеваниях.В Великобритании, США и других странах существует несколько групп пациентов, которые активно отстаивают важность «расстройств активации тучных клеток» (MCAD) у пациентов с хронической усталостью и дисавтономией, особенно в контексте гипермобильности (синдром Элерса-Данлоса гипермобильного типа ( hEDS)). Это правдоподобно? Если да, то какова клиническая значимость?

Зрелые дифференцированные MC находятся только в тканях, где они собираются вокруг нервов, кровеносных сосудов и лимфатических сосудов. Описаны два основных типа МК.Обнаруженные в соединительной ткани, коже и брюшной полости) они содержат триптазу (MCT) в своих гранулах и экспрессируют интерлейкин-5 (IL-5) и IL-6. MC, которые являются домом для слизистой оболочки дыхательных путей и кишечника, содержат триптазу и химазу (MCTC) и экспрессируют IL-4. 44 Активированные тучные клетки продуцируют ряд предварительно сформированных и вновь синтезированных медиаторов. В течение нескольких минут после активации высвобождаются предварительно сформированные медиаторы (гистамин и протеазы), после чего происходит de novo синтез мембранных липидных медиаторов (простагландинов и лейкотриенов) и ряда провоспалительных и противовоспалительных веществ. цитокины и хемокины.

В контексте болезни MC обычно признают за их роль в немедленных опосредованных иммуноглобулином (Ig) E аллергических реакциях при анафилаксии, физической крапивнице, ангионевротическом отеке, пищевой аллергии, аллергии на яд и астме. Однако патологическая активация MC также связана с неаллергическими расстройствами, включая синдромы головной боли, синдром раздраженного кишечника, глютеновую энтеропатию без целиакии, аутоиммунные синдромы и нейропсихиатрические расстройства, в дополнение к редким « первичным » расстройствам тучных клеток, таким как системный мастоцитоз (SM). и синдром активации моноклональных тучных клеток.Существуют согласованные диагностические критерии для SM, но не для других типов MCAD. 45

Симптомы MCAD включают крапивницу, зуд, гиперемию, кишечную спешку, спазмы в животе, остеопороз, головную боль, постуральную гипотензию и психоневрологические симптомы. Особенно актуальны для этого обзора недавно описанные ассоциации с гипермобильностью и hEDS. 46

Иммуногистохимический анализ выявил повышенное содержание химазо-положительных MC в неповрежденной коже пациентов с признаками, указывающими на «истинные» нарушения соединительной ткани. 47 Другие исследователи описали симптомы, совместимые с не-IgE-опосредованной MCAD у пациентов с гипермобильностью суставов. Наиболее частыми симптомами являются назоокулярные симптомы и анафилаксия или астма в анамнезе. Еще в 2015 году был предложен возможный новый синдром, включающий синдром активации тучных клеток (MCAS), PoTS и гипермобильность (EDS). В одном раннем когортном исследовании скрининг пациентов с PoTS и EDS показал, что две трети сообщили о симптомах, соответствующих MCAS.Ассоциация недавно была подробно рассмотрена Коном и Чангом. 48

Итак, как диагностировать и управлять MCAS? Тестирование основывается на измерении медиаторов MC. Предполагается, что в идеале триптаза и хромогранин A в сыворотке крови, гистамин плазмы, простагландин (PG) D2 и гепарин, а также гистамин в моче (случайный и 24-часовой), N-метилгистамин (NMH), 11-β-PGF2α и лейкотриен (LT) E4 должен быть оценен. Эти тесты не являются широко доступными, но некоторые из них могут быть организованы в специализированных центрах.Если MCAS подозревается в контексте гипермобильности, PoTS и / или других наводящих симптомов, один прагматический подход состоит в том, чтобы начать пробную терапию комбинацией блокаторов h2 и h3 в сочетании с кромогликатом или блокатором лейкотриеновых рецепторов.

Подобно SFN, обсуждавшейся ранее, врачи ограничены отсутствием доступных тестов, четких диагностических критериев или протоколов лечения. Однако вполне вероятно, что в будущем все чаще будут обнаруживаться нарушения тучных клеток, и MCAS станет более «основным» диагнозом.

Воспалительная реактивность

Имеются данные о повышении воспалительных маркеров при фибромиалгии и ME / CFS, а протеомный анализ предполагает, что усиленное воспаление может играть важную роль в этиологии фибромиалгии. 49,50 Предварительные результаты нашего недавнего исследования вегетативных и воспалительных механизмов боли и усталости предполагают корреляцию между исходными маркерами воспаления и симптомами боли и усталости. 51

Однако при ME / CFS обычные маркеры воспаления (например, CRP и ESR) являются нормальными.Нестероидные противовоспалительные средства редко приносят долгосрочную пользу, а связанные с ними побочные эффекты со стороны желудочно-кишечного тракта и повышенные сердечно-сосудистые риски снижают эффективность использования этих препаратов. Кортикостероиды также не показаны и могут иметь положительный эффект, приводя к изменению настроения, остеопорозу, нарушению толерантности к глюкозе и гипертонии, а также к «стероидной зависимости» как следствие подавления функции надпочечников.

Интероцептивная обработка

Различия в интероцептивной обработке (относящиеся к внутреннему ощущению того, что происходит в теле) могут иметь ключевое значение для определения основных механизмов мозг-тело в таких условиях, включая гипермобильность. 52,53 Недавняя работа предполагает, что усталость может быть связана с нарушением интероцептивных механизмов, равно как и боль связана с различиями в интероцепции. 54–57 Несоответствие между наблюдаемыми и ожидаемыми сенсорными сигналами, представляющими телесные состояния, может быть важным при возникновении и поддержании симптомов, и такие модели были распространены на утомление. 58,59 Таким образом, интероцептивное несоответствие может быть фактором в возникновении и поддержании симптомов в таких условиях и может предоставлять возможности для целей лечения (например, https: // doi.org / 10.1186 / ISRCTN17018615). 60 ). 60

А как насчет длительного COVID?

Великобритания и большая часть остального мира все еще борются с последствиями «второй волны» инфекции SARS-CoV-2. В Великобритании серьезность этого, возможно, больше, чем предполагалось, в первую очередь из-за отсутствия общего желания своевременно поддерживать эффективные меры общественного здравоохранения, социально-политические и коммерческие императивы преобладают над высококачественными научными рекомендациями. Однако, хотя способность врачей справляться с острым заболеванием, связанным с инфекцией, значительно улучшилась за последние 9 месяцев, смертность среди уязвимых групп все еще высока.В настоящее время все большее внимание уделяется долгосрочным последствиям инфекции. Хроническое заболевание, особенно поражающее дыхательную систему, после того, как инфекция была хорошо описана во время первоначальной вспышки атипичной пневмонии много лет назад, затронувшей до 30% пациентов, и Карфи и его коллеги впервые выявили аналогичную проблему с инфекцией SARS-CoV-2 в большом количестве. группа итальянских пациентов, у которых сообщалось о сохранении хотя бы одного симптома, особенно утомляемости и одышки, почти у 90% пациентов, выздоровевших после острой инфекции. 61,62 В настоящее время это широко признано и стало предметом авторитетного обзора, опубликованного недавно Национальным институтом исследований в области здравоохранения (NIHR). 63 Общие симптомы включают одышку, кашель и сердцебиение, а также хроническую усталость (которая может быть серьезной), миалгию и боль в суставах, беспокойство, плохое настроение, когнитивные нарушения («мозговой туман») и атипичную боль в груди. В обзоре NIHR авторы приходят к выводу:

Действительно, существует вероятность того, что описанные симптомы могут быть вызваны рядом различных синдромов (например, синдром после интенсивной терапии, синдром поствирусной усталости и длительный синдром COVID). .Некоторые люди могут одновременно страдать более чем одним синдромом.

У части пациентов с плохим здоровьем после COVID будут обнаружены доказательства остаточного «физического» повреждения легких или сердечно-сосудистой системы. Однако, похоже, что это не так у большинства пациентов, и нет никаких объективных доказательств продолжающегося «воспалительного» процесса, развития аутоиммунитета или обычного «реактивного» заболевания. Описанные некардиопульмональные симптомы тесно связаны с теми, которые составляют предмет настоящего обзора.Это повышает вероятность того, что длительный COVID, при отсутствии доказанных остаточных повреждений тканей, следует рассматривать как часть спектра CFS и лечить таким образом. Острая инфекция SARS-CoV-2 является экзогенным «стрессорным фактором», который усугубляет это состояние. Как обсуждалось ранее, индивидуальные физиологические и психологические реакции на такие стрессоры сильно различаются. Сопутствующие факторы психосоциального стресса, связанные с экономической неопределенностью, проблемами с занятостью и нарушением нормальных социальных и семейных структур и процессов, как на уровне отдельного человека, так и в более широком социальном контексте, означают, что может быть очень трудно выработать соответствующий способ преодоления трудностей. стратегии, позволяющие полностью вылечиться от острого заболевания.Поэтому не следует удивляться тому, что состояние, которое уже давно называют COVID, становится все более распространенным явлением. Верно также и то, что при острой инфекции SARS-CoV-2, конечно, необходимо поставить конкретный «вирусологический» диагноз для информирования руководства и содействия усилиям по сокращению распространения вируса среди населения. В настоящее время это состояние является относительно «распространенным», и его распространенность продолжает расти. Такой специфический вирусологический диагноз обычно не ставится у большинства пациентов с «поствирусными» синдромами.

Long COVID на момент написания, однако, все еще очень плохо изучен, и существует ряд текущих централизованно финансируемых исследовательских инициатив, направленных (среди прочего) на то, есть ли объективные доказательства хронического повреждения нервной системы ( центральный, периферический или вегетативный) и наличие определенных генетических факторов, которые могут предрасполагать человека к хроническому заболеванию после острой инфекции.

Позже мы обсудим важность выявления других состояний, которые могут проявляться хронической усталостью, болью или родственными симптомами, и это, конечно, не менее важно в контексте длительного COVID.Однако в этой статье мы подчеркиваем необходимость целостного, многопрофильного подхода к нашим пациентам. Отрадно слышать, что NHS вкладывает средства в 40 центров именно с этой целью. Однако мы надеемся, что эти центры не будут ограничивать свои полномочия исключительно уходом за пациентами, давно страдающими COVID. Обнадеживающие новости о разработке вакцины могут означать, что COVID-19 «побежден», и можно надеяться, что длительный COVID будет иметь небольшое клиническое значение через 5 лет. С другой стороны, пациенты, такие как наш индексный случай (Пациент А), всегда будут рядом.

Я что-то упустил?

Амбулаторное обследование пациента с усталостью и хронической болью может оказаться сложной задачей. Это особенно актуально, когда у пациента полисимптомы, и раньше они много общались с медицинскими работниками. Слишком легко «признать поражение», как в случае с доктором А., или инициировать тест или другое направление в «ответ» на каждый симптом, описанный пациентом во время его болезни (доктор B). Как этого избежать?

Один из подходов состоит в том, чтобы принять подход «моментального снимка» и попросить пациента определить максимум три «живых» клинических проблемы (например, за предыдущие 2 недели), выделив наиболее значительную из них.Если основной проблемой является усталость или боль (как в нашем примере с пациентом А), может быть очень информативным выявить единственный наиболее важный дополнительный симптом: подход «плюс один». Это должно вызвать особый набор диагностических возможностей, часто ограниченных по количеству, который побудит к дальнейшему, более целенаправленному «прямому» опросу и может послужить основой для первоначальной стратегии расследования, если это будет сочтено целесообразным.

Все врачи обучены определять симптомы «красного флага», такие как необъяснимая потеря веса, которая, особенно у пожилых пациентов, может указывать на диагноз злокачественного новообразования, мальабсорбции, эндокринных заболеваний или депрессии.Однако есть ряд условий, которые часто упускаются из виду и которые легко идентифицировать. Некоторые из них кратко изложены в Таблице 1. Мы делаем упор на «плюс один». Например, среднее время, необходимое для диагностики синдрома Бехчета, может составлять до 7 лет, и часто бывает задержка в диагностике синдрома Шегрена; немногие врачи спрашивают о sicca . 64 Воспалительное заболевание кишечника или эндометриоз также легко не заметить, как и ВИЧ, особенно у пожилых пациентов. 65,66 .

Таблица 1.

Оценка состояний, которые часто упускаются и легко идентифицируются

То, что редко бывает полезным или информативным в условиях загруженной клиники, — это детальная репетиция с пациентом подробной хронологии того, что может быть несколько лет плохого здоровья. Слишком часто это может привести к «проверке памяти» пациента, когда врач пытается подтвердить даты и детали в записях или электронной карте пациента. Это напрасная трата времени и может расстроить всех, кого это касается.Тем не менее, перед консультацией или чаще после нее может быть полезно оглянуться на предыдущие письма, изображения или результаты патологии, чтобы подтвердить или опровергнуть предполагаемый диагноз. Однако у пациентов с «длительным анамнезом» и множественными медицинскими контактами важно избегать «медицинского переноса» и чрезмерно доверять диагнозу, поставленному другими врачами, часто за много лет до этого. Во-первых, воспоминания пациента об итогах предыдущей консультации могут быть далеко не точными, а во-вторых, профессор вполне мог ошибаться.Это , происходит .

Будущее

В этом коротком обзоре мы выделили то, что мы считаем реальной связью между хронической болью и усталостью, гипермобильностью, тревогой и дизавтономией, и предложили, как эти вещи могут быть связаны патофизиологически. Мы считаем, что явное признание этого фенотипа имеет потенциально большую клиническую пользу, особенно при планировании лечения на уровне отдельного пациента. Кроме того, мы решительно поддерживаем развитие эффективных многопрофильных клинических услуг, которые запланированы, например, для длительно страдающих COVID, чтобы удовлетворить истинные клинические потребности таких пациентов, удовлетворяя потребности как физического, так и психического здоровья, избегая ненужных исследований и максимизируя возможность поставить клинический диагноз других сопутствующих состояний.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *