Препараты для работы головного мозга и памяти: Препараты для улучшения работы мозга

Содержание

Не держите мозг впроголодь, или как сохранить ясный ум и крепкую память в любом возрасте

«Я часто иду в другую комнату, чтобы сделать что-то, а когда прихожу, забываю, что мне нужно было…», «Я все записываю, так как не могу удержать в голове все дела…», «Моя память уже не справляется с постоянным потоком информации…» Если подобные мысли хоть раз вас посещали, возможно, не стоит винить себя за невнимательность, так как причина скрывается в другом: у вашего мозга наступило голодание.


Трудности запоминания, снижение умственной работоспособности, рассеянность, неспособность сосредоточиться, нарастающая забывчивость – все эти симптомы должны вас насторожить. Не переживайте, пока ничего плохого не произошло, но пускать дела на самотек не стоит. Возможно, это первые признаки того, что в ваш мозг поступает недостаточное количество крови. Такое особенно часто случается в пожилом возрасте.

Ситуация опасна не только ухудшением памяти, хотя и это само по себе создает дискомфорт. Есть риск развития ишемии мозга.

Специфика мозга

Человеческий мозг – очень уязвимый орган. Его клетки очень чувствительны к дефициту питательных веществ и кислородному голоданию. Как результат — теряется острота ума, возникают нарушения памяти.

Чтобы сохранять светлый рассудок человек пожилого возраста должен получать достаточно глюкозы. Она служит источником энергии для мозга. Парадокс в том, что мозг не запасается глюкозой, а использует ее в каждый конкретный момент времени в том количестве, которое нужно сейчас. Чем больше умственной активности, тем более активным должно быть кровоснабжение, чтобы мозг получал необходимую подпитку.



Слева — снимок сети капилляров головного мозга человека, занимающегося физическим трудом.


Справа — снимок сети капилляров головного мозга профессора математики.

Головной мозг человека, занимающий только 2% от массы тела, получает каждую минуту до 800 мл крови, до 20-25% всего кислорода и до 70% всей глюкозы, поступающих в кровь. В условиях даже временного нарушения мозгового кровообращения начинается кислородное голодание, обменные процессы в клетках мозга нарушаются. Если в течение минуты подача кислорода к клеткам не возобновится, начинается гибель нейронов; мозговая ткань повреждается. Это сказывается не только на памяти, но и на общем здоровье.

Как защитить свой мозг?

Всем людям в возрасте нужно помогать своему мозгу. Делать это можно различными способами: прием препаратов, дыхательные практики, тренировка памяти и так далее.

Лекарственные препараты для пожилых людей должны быть исключительно натуральными, на растительной основе. Мощные искусственные добавки могут создать чрезмерную нагрузку на почки и печень. К тому же, у людей преклонного возраста есть хронические заболевания. Прием агрессивных таблеток приведет к ухудшению течения недугов. Выбирайте только натуральные составы.

Гинкоум от компании «Эвалар». Это на 100% натуральное средство2, которое способствует тому, что мозг насыщается кислородом и получает глюкозу, необходимую для нормализации обменных процессов в нервных клетках. Препарат разработан для:

  • повышения концентрации и обострения внимания;

  • улучшения памяти;

  • активизации умственной деятельности;

  • ускорения мышления вне зависимости от возраста1;

  • ясности ума.

Главное действующее вещество в составе Гинкоума — экстракт листьев гинкго билоба. Он широко применялся еще в древнекитайской медицине для «омоложения и ясности мысли». Западная медицина заинтересовалась гинкго и его влиянием на улучшение памяти и поддержание активности мозга в конце 50-х годов XX в., когда начались его лабораторные и клинические исследования. С 2000 г. экстракт гинкго билоба, согласно Международной ATC классификации, включен в перечень средств, улучшающих внимание, способность к запоминанию, отсроченное воспроизведение, гибкость мышления, способность к переключению*.

Гинкоум содержит эталонный стандартизированный высокоочищенный экстракт гинкго билоба в различной дозировке – 40, 80 и 120 мг, что позволяет подобрать индивидуальный курс лечения каждому пациенту в зависимости от показаний.

Кому подойдет гинкго билобаПрепараты гинкго эффективны не только у пациентов со значительным снижением умственной работоспособности, но также у здоровых людей, желающих улучшить способность к запоминанию и концентрации внимания. Доказано, что по эффективности ЭГБ не уступает синтетическим лекарствам, а зачастую и превосходит их, обладая бóльшим разнообразием эффектов и хорошей переносимостью. Сегодня препараты на основе экстракта гинкго билоба входят в пятерку наиболее продаваемых лекарств Германии, Франции, США и широко применяются как для профилактики, так и для лечения целого ряда заболеваний*.

В России самое популярное лекарство из экстракта листьев гинкго билоба – это Гинкоум от компании Эвалар.

Гинкоум уже заслужил доверие миллионов россиян и стал самым популярным лекарством для лечения нарушений мозгового кровообращения3. Еще один плюс лекарства Гинкоум – его цена: он в 2 раза выгоднее, чем аналогичное импортное средство4.

Чем еще помочь нашему мозгу

Подход к своему здоровью должен быть комплексным. Поэтому прием поддерживающих препаратов и прописанных врачом лекарств стоит дополнить другими действиями, направленными на улучшение памяти. Пожилым людям рекомендованы такие:

  • Физическая активность. Подбирается по возрасту и состоянию здоровья (прогулки на свежем воздухе, скандинавская ходьба и т. д.). Она ускорит кровообращение, мозг получит больше питательных веществ.

  • Питание. В рацион пожилого человека обязательно включают рыбу, чернику и черничный сок, свежие овощи и фрукты (по сезону).

  • Тренировка памяти. Мозг нужно тренировать. Подойдут сканворды, иностранные языки, небольшие стихотворения, ребусы, головоломки, — все то, что запускает работу память и мыслительные процессы. Тренировки должны быть короткими и в удовольствие. Не стоит слишком сильно нагружать себя.

  • Забота о духовном состоянии. Стрессы, переживания, тревоги — враги нашей нервной системы. Полноценный отдых и внутреннее спокойствие станут отличной профилактикой проблем с память и вниманием.

  • Чтение книг. Очень полезное хобби, которое не только расширяет кругозор, но и дает нашему мозгу пищу для размышлений. Это те же тренировки, о которых мы писали выше, но в более приятной и деликатной форме. Чтение тренирует концентрацию внимания, зрительную память, мышление. Можно не только читать, но и рассказывать о прочитанном друзьям, родственникам.

Классическая музыка, дыхательные практики, позитивные установки также благоприятно сказываются на работе мозга. Можно научиться игре на музыкальном инструменте или посетить несколько сеансов психолога.

Делайте все, что приносит удовольствие, ограничивайте себя от стрессов, давайте мозгу «подпитку» и ваш ясный ум сохранится на долгие годы, как и прекрасное самочувствие и отличное настроение.

*По данным портала Consilium Medicum.
1 Разрешенном к применению лекарства Гинкоум.


2 Определение натуральности дается по действующим компонентам.
3 Среди препаратов гинкго билоба в натуральном выражении; по данным ЗАО «Группа ДСМ», по итогам 2017 г.
4 По сравнению с аналогичным препаратом гинкго билоба; по данным маркетингового агентства ЗАО «Группа ДСМ», по итогам 2017 г.

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМО ПРОКОНСУЛЬТИРОВАТЬСЯ СО СПЕЦИАЛИСТОМ.


Витамины для ума: как улучшить работу мозга

Удивительно, сколь мало мы знаем, что такое головной мозг и как он работает. Достоверно известно, что мозг способен генерировать электрические импульсы и ему под силу запитать лампочку мощностью 25 ватт! Теперь представьте, сколько сил и энергии затрачивается, чтобы поддержать все жизненно-важные процессы в норме, сколько ресурсов нужно, чтобы контролировать жизнедеятельность на самых высоких уровнях. Как это происходит и почему? И откуда мозг черпает энергию для столь мощной организационной работы? Можно ли

продлить тонус и молодость мозга и чем заряжать мозги, рассказываем в статье.


Как устроен головной мозг

Мозг похож на желе, причем хрупкое желе. Чтобы избежать повреждений и травм, природа позаботилась, чтобы он был надежно защищен. Во-первых, прочной черепной коробкой, во-вторых, мягкая оболочка из соединительной ткани, которая не дает мозгу ударяться о стенки черепа. И, наконец, спинномозговая жидкость внутри черепной коробки бережет мозг от сотрясений и травм.

Что такое мозг? Это примерно полтора килограмма “умной” массы в человеческом теле, состоящей из миллиардов нейронов, отростков нервных клеток (аксонов), по которым передаются нервные импульсы и сигналы. Причем каждый сигнал генерируется и принимается определенной частью головного мозга. Для того, чтобы в его работе не случалось сбоев, мозгу требуется 20% всего кислорода, переносимого клетками тела, жиры и углеводы в достаточном количестве.

Их недостаток приводит к нарушениям концентрации внимании, памяти, провоцирует психозы, депрессивные состояния и выводит из строя остальные системы и органы. Часто нарушения наблюдаются у тех, кто регулярно экспериментирует с диетами и пищевыми ограничениями. Люди, испытывающие чувство голода тоже относятся к тем, у которых в первую очередь страдают клетки головного мозга — появляется раздражение и агрессия.

Какие функции есть у мозга

Мозг — наше всё! От него зависит поднимем ли мы руку, почешем затылок, заплачем или засмеемся, влюбимся, запомним это или забудем. От качества процессов,происходящих в мозгу зависит будем ли мы жить долго и счастливо или будем страдать, будем мы здоровы или больны. Кем мы станем или не станем, какие таланты разовьем и какими характерами будем обладать. Мозг контролирует всё и даже немного больше, чем нам кажется. Как главный орган центральной нервной системы, имеет четкую иерархию функций. Каждая зона отвечает за определенные функции.

  • Лобная доля в ответе за осознанные движения, за речь и умение писать, за нашу волю и стремления добиваться результатов.
  • Височные зоны отвечают за восприятие речи, слуховой и зрительной информации, за долгосрочную память, распознавание лиц, отвечает за музыкальный слух, ритм и музыкальное восприятие.
  • Теменная зона отвечает за ориентацию в пространстве, осознанные движения, ощущение своего тела и его частей, распознавание предметов, вычислений в уме, ощущение боли, прикосновений, высоких и низких температур.
  • Затылочная зона отвечает за переработку зрительной информации. Глаза — прибор, который считывает картинку окружающего нас мира путем воздействия света. Но преобразует её задняя часть мозга, переводя свет в электрические импульсы.
  • Мозжечок отвечает за сохранение равновесия и координацию движений.

Мозг работает всегда, постоянно и весь, а не 3-5%, как было заявлено. Даже во сне. Утверждение, что ночью мозг отдыхает — не совсем верно. Работа мозга в состоянии ночного покоя отличается лишь активностью областей. Последние исследования, проводимые автором висцеральной теории сна Иваном Николаевичем Пигарёвым — специалистом в области физиологии зрения и физиологии сна, доказывают,  во сне мозг работает ещё активнее. Точнее, повышается частота импульсов в коре головного мозга. Но, что же там происходит? Именно в момент сна на сцену выходит подсознание, происходит сортировка и распределение полученного опыта, эмоций и знаний и самое главное — восстановление систем и органов организма. Он утверждает, что сонливость — сигнал организма о том, что ему требуется “технический осмотр” и восстановление.


Сколько ресурсов нужно мозгу ежедневно

Понимая, какой колоссальный объем данных содержится в мозге и сколько функций он выполняет, встает резонный вопрос — что нужно, чтобы повысить качество работы мозга, улучшить его возможности и продлить молодость его клеток? И существуют ли такие таблетки, которые, как в кино, превращали бы мозг в суперкомпьютер?

Питание головного мозга

Мозг затрачивает львиную долю поступающих за один день ресурсов. Так, на ежедневное самообслуживание в состоянии покоя (будем считать, что это обычный день в режиме “лайт”, без физических нагрузок и затратной интеллектуальной деятельности) мозг израсходует 250 ккал. Если человек включит режим повышенной сложности, из дневной нормы калорий мозг заберет положенные  750-1000. Теперь представьте, сидящий на диете человек с калоражем 1300-1500 просто свалится с ног концу дня, находясь даже  в режиме “лайт”. Ведь чтобы ходить на работу каждый день, управляться с малышом дома, заниматься физическим трудом, качать пресс, готовить еду, употреблять и переваривать, организму требуется минимум 2000 ккал, не считая затраты на обслуживание мозга +500 ккал в среднем. Стремительно похудеть определенно удастся. Но говорить про то, человек с ограниченным рационом с успехом будет преодолевать повседневные стрессовые ситуации и нагрузки, добиваться хороших результатов на профессиональном поприще или в спорте, не приходится.

Витамины для ума

Кроме энергетических затрат, мозгу для нормальной работы очень нужны витамины и микроэлементы. Их дефицит в организме может создаваться постоянно. Причиной могут быть регулярные физические нагрузки, неправильное питание, диеты, стрессы, недосып, смена сезонов, нарушения в работе некоторых органов и систем (ЖКТ или эндокринной системы), за которые, опять же, отвечает мозг.

Вы ведь помните эту знаменитую фразу —  все болезни от нервов? Это сущая правда! А предводитель всей нервной системы — мозг! Так, управляя мозгом, регулярно его питая, можно не только прокачать нервную систему, но и уберечь себя от многих болезней.

Ученые сходятся во мнении, что средняя продолжительность жизни человека сильно занижена. В реальности, при идеальных условиях, здоровом сне, качественном питании, регулярных медитативных практиках (инструмент избавления от стресса, налаживания нервной системы, интеллектуального и духовного роста) Гомо Сапиенс вполне может дотянуть до 150. Конечно, одни только витаминные подпитки не заставят дожить до 150 лет, но помочь на пути к заветной цифре точно смогут.


Витамины для ума

Интеллект, как и трицепс можно прокачать. И чтобы обеспечить молодость и пластичность ума, его ясность и свежесть, прокачкой лучше заниматься ежедневно. Какие витамины могут помочь в этом нелегком, но крайне важном деле?

Витамины группы В — обеспечивают нормальную работу передачи нервных импульсов от нейрона к нейрону, улучшают кровоснабжение головного мозга, а вместе с ним, повышая доступ кислорода — одного из главных ресурсов мозга. Питают нервную систему, предупреждая бессонницу, депрессию и усталость — то, от чего напрямую зависит качество мозговых клеток, качество нейронных связей и передаваемых импульсов.

Что принимать: Пентовит, Комбилипен, Геримакс Энерджи, Ангиовит, Пиридоксин, Нейромультивит

Витамины группы Р. На сегодняшний день известно 5000 веществ, которые по свойствам идентичны витаминам группы Р. К ним относятся флавоноиды, антоцианидины, изофлавоноиды — мощные антиоксиданты. Витамины группы Р защищает мозг и сосуды, улучшают их тонус. Замедляют окислительные процессы в организм, улучшают клеточный обмен.

Что принимать: Аскорутин, Троксевазин, Венорутон

Витамин С — недостаток которого вызывает в организме дистрофию соединительной ткани, замедление или прекращение выработки коллагена. Из-за нехватки витамина С нарушается баланс ферментов,необходимых для функционирования органов и систем. Витамин выступает в роли катализатора обменных процессов. Предохраняет организм и мозг, бережет от психических или физических перегрузок.

Что принимать:  Аскорбиновая кислота, Ревит, Витамин С шипучий
Омега-3 — источник докозагексаеновой, эйкозапентаеновой и линоленовой кислот, которые организм не синтезирует самостоятельно. А функция на них возложена важная — нейропротекторная. Омега-3 позволяет повышать и поддерживать умственную активность, особенно числе в условиях стрессов и сезонной хандры. Витамин Е — является ценным веществом клеточной мембраны в клетках головного мозга. За счет витамина организм производит биомаркер DHA-PC, недостаток которого увеличивает шансы заполучить болезнь Альцгеймера. Витамин Е предотвращает существенные потери очень важных для мозга молекул и гибель нейронов.

Что принимать: Витамин Е, Токоферола ацетат

Поливитамины и препараты, улучшающие мозговую деятельность и питание клеток головного мозга с доказанной эффективностью: Гинкго Билоба, Витрум Мемори, Ноотроп, Глицин.



Как улучшить работу мозга

  1. Пока я мыслю — я живу. Действительно, человек разумный способен силой мысли и благодаря мысли двигать целое человечество. Но, есть и обратная сторона медали. Много думать действительно вредно. Блуждающий поток мыслей способен обесточить мозг до состояния “выжатого лимона”. Ведь каждая мысль — это выброшенная энергия, если она не получает физического воплощения. А постоянная энергетическая брешь в голове не способна дать сил на то, чтобы вместо мыслей, сделать что-то реальное и стоящее. Так рождается лень, депрессия, внутренняя агрессия, мозг начинает работать иначе и уж точно не в лучшую сторону. Научитесь останавливать поток лиц, воспоминаний, мечтаний, диалогов внутри себя, учитесь расслабляться и медитировать. Специальные упражнения на развитие внимания и концентрации помогут это сделать.

  2. Кормите свой мозг. Во всех смыслах. Не обижайте и не обделяйте его, потому что он содержит вас, а вы — его. Игра в одни ворота рано или поздно заканчивается поражением. Дайте мозгу хороший интеллектуальный ужин, накормите питательным завтраком, поиграйте в развивающие игры в обед. И совсем скоро на вашу заботу он отзовется в 10 раз сильнее. Будет дарить новые идеи, силы, хорошую фигуру и молодость, хороший сон, хорошее настроение и гармоничные отношения. Вы ведь этого хотите, правда? Тогда кормите свой мозг орехами, рыбой, вкусными книжками и умными людьми.

  3. Стимулируйте центры удовольствия. Мозгу очень нужно удовольствие. Для него оно двигатель прогресса. Лучший помощник в этом деле — серотонин. Добывайте его ежедневно: любое творчество, которое вам нравится, любимое хобби и самореализация, спорт, смех, прогулки, пение, танцы. А если вы считаете, что на это у вас нет времени, то вам будет полезно узнать ОБ ЭТОМ.

  4. Каждый день учите для себя что-то новое. Новое иностранное слово, новую страну и её столицу, новое слово из толкового словаря, новую полезную информацию. Это с легкостью помогут сделать специальные мобильные приложения, которые будут каждый день сообщать вам одно новое слово. Учение — свет. И это тот случай, когда его сгенерирует  мозг в виде энергии на все желания и свершения!

  5. Спорт тоже способен прокачивать мозг и более того, бережет нейроны и нейронные связи. Как ни странно, но лежебока, читающий книгу, запомнит меньший объем информации по сравнению с тем, кто регулярно занимается спортом и в свободное время читает “умные” книги.

  6. В любой непонятной ситуации — спите! Эта шутка имеет право на жизнь, потому что во сне мозг латает, чинит, оздоравливает не только сам себя, но и весь организм в целом. Что вы делаете обычно, когда не знаете выход из сложившейся ситуации, какое решение будет наилучшим? Вы теряете энергию! Чтобы выдать наилучшее решение из тупика и верный ответ на ваш жизненный вопрос, дайте мозгу достаточно сна. Ответ придет быстро и вы обязательно найдете выход. Недостаток сна, сопровождающийся бесконечными мыслями перед засыпанием, способны привести к плохим последствиям.

COVID-19 снижает интеллект. Но возможно ли восстановить работу мозга после болезни?

На днях журнал The Lancet опубликовал большое исследование об интеллекте переболевших коронавирусной инфекцией COVID-19. Выводы пессимистичны: даже после полного выздоровления когнитивные способности остаются сниженными. И чем тяжелее человек перенес заболевание, тем больше пострадал его интеллект. Это лечится или после болезни мы тупеем безвозвратно и навсегда?

Авторы исследования, британские ученые, пожимают плечами: «Мы не знаем, каков механизм наблюдаемого снижения когнитивных функций после COVID-19. Мы также не знаем, как долго может длиться воздействие на умственные способности». Поэтому предлагаем выслушать мнение российского специалиста, кандидата медицинских наук. В рамках работы над новым проектом канал «Наука» взял интервью у директора Центра реабилитации Сеченовского университета Константина Тернового.

Как коронавирус поражает организм

Чем тяжелее протекала острая фаза, тем, скорее всего, выраженнее по своей яркости и продолжительности будут постковидные осложнения. Китайские коллеги, проводившие исследование на очень большом материале, выявили статистику: даже если ты не попал в больницу, было достаточно легкое течение и амбулаторное лечение, то где-то 30% этих людей все равно нуждаются в реабилитации. Что говорить о людях, у которых поражение легких от 70% и выше? О тех, кто провел 45 дней в реанимации?

В основе поражения, которое получает организм после контакта с вирусом, лежит образование тромбов. Когда тромбы попадают в легочную ткань, это не совсем пневмония, а скорее пневмонит, то есть это маленькие тромбозы в тканях легких. Тромбы могут образовываться и в области головного мозга, тогда болезнь протекает по картине инсульта. Также может быть поражение кожи, и ясно, что оно будет проявляться по-другому, не кашлем.

Подобные последствия возникают в результате воздействия вируса на систему крови — гомеостаз. У нас всегда есть баланс между системой, которая сворачивает кровь и которая ее разжижает. Когда баланс нарушается, тромбообразование идет более активно. Поэтому основное лечение коронавирусной инфекции — это кроворазжижающие препараты, они назначаются всем. А вот назначение противовирусных или антибиотиков зависит от времени выявления, времени поступления в больницу и других факторов.

Какие последствия возникают

Постковидному синдрому подвержены все, вопрос лишь в том, что для вас более жизненно важно. Если у вас поражение на коже, вы с этим можете жить и даже не обращаться к врачу. Когда у вас проблемы с дыханием, вы поспешите в больницу — это жизненно важно. Если вы начали плохо соображать, вы на это отреагируете гораздо быстрее, чем если у вас сыпь на коже. Естественно, что дыхательная и нервная система стоят у нас на первом месте.

25% людей, по нашей выборке и по данным других коллег, страдают нарушениями функций высшей центральной нервной системы. Вирус проникает через сосуды в клетки, защищающие эти сосуды, и в дальнейшем переходит на клетки нервной системы, вызывая изменения. Примерно у четверти заболевших отмечается нарушение центральной нервной системы по типу энцефалопатии, то есть нарушения высшей функции головного мозга. Проявляться это может по-разному: как нарушение краткосрочной памяти, нарушение настроения, нарушение синтеза, когда человек не может вспомнить название предмета. Например, он может описать устройство, которое издает свет, находится в стеклянной колбе, а сказать слово «лампочка» не может. Или он описывает человека из записной книжки, которому надо позвонить, словами «высокий, с бородой, загорелый», а как зовут — не помнит.

30% жалуются на выраженную слабость, около 40% — на выпадение волос, около 30% — на боли в суставах и мышцах. Где-то 15% жалуются на потерю сна и нарушение ритма день — ночь. Зачастую это связано с длительным нахождением в больнице и реанимации. Нарушение настроения мы наблюдаем в большом количестве, и неудивительно. У меня есть пациенты, которые 45 дней провели в реанимации на животе. Можете представить, о чем они думали? Когда задыхаешься просто от того, что начинаешь разговаривать, а дома у тебя дети остались, а соседа только что, простите, упаковали и унесли, — о чем ты будешь думать? Полагаю, многим после перенесенного коронавируса нужна психотерапия.

Как восстановиться после COVID-19

Практически все постковидные последствия восстановимы, если этим заниматься, — даже значительные поражения легких: бывает, доходит до 75%, а на выписке уже 25%. В организме есть такой прекрасный процесс, как саногенез — человек сам себя восстанавливает. Организм останавливает поражения, которые обратимы. Но мы можем ему помочь дыхательной гимнастикой, препаратами, которые блокируют образование рубцов в легких, физической нагрузкой, занятиями в бассейне. Бассейн — одно из самых лучших мест для восстановления легких и мышц, плюс, когда видишь синюю воду и (желательно) голубое небо, идет нормализация нервной системы.

Практически всё мы можем восстановить, если не брать тяжелые осложнения, например инсульт, вызванный COVID-19. Потому что инсульт сам по себе тяжело восстанавливается. Тут все зависит от того, как быстро была оказана помощь на скоропомощном этапе. Это одно из опаснейших проявлений коронавирусной инфекции — инсульт, тромб в голове, а не в легком. Причем в голове он быстрее заметен. Так же как при обычном инсульте, у нас есть надежда на нейропластичность. Ткани мозга способны к регенерации, восстанавливаются связи, прописываются новые. Самые умные люди используют мозг максимум на 30%, а многие — только на 10%. А остальные ткани остаются незадействованными.

После инсульта у нас есть ровно один год, чтобы за счет реабилитации перенести утраченные функции в новые участки мозга, активировать их и закрепить. Через год это окно закрывается — все, что достигнуто в реабилитации после инсульта за первый год, останется, а больше ничего сделать особо не получится.

Восстановление новых путей идет путем игр. Мы рисуем картинки, пишем прописи, складываем паззлы. Это все направлено на восстановление привычных паттернов. Как только мозг строит новую связь, скорость передачи импульса достигает примерно 320 км/ч, очень быстро. Помогают и различные упражнения на память, которые дают психотерапевты. Если нарушен сон, надо принимать антидепрессант. Сейчас антидепрессанты есть на любой случай, все подбирается индивидуально.

В Европе и в Америке количество людей, принимающих антидепрессанты, на несколько порядков выше, чем у нас. А в нашей стране после карательной психиатрии в прошлом отношение к психиатру заведомо плохое. «Я не пойду к психиатру, потому что меня будет считать сумасшедшим, врач меня отравит таблетками», — думают многие. Вероятно, те же, кто говорит: «Я не буду прививаться». Вот на днях не пустили в отдаленное село вертолет, прилетевший за пациентом, который болен COVID-19. Местные жители вертолет прогнали, потому что он «принесет заразу».

Поэтому так важно говорить про психиатров, что это не страшные ребята, они тоже врачи, просто дают тебе таблетку, которая улучшает твой фон. Ведь депрессия — это что? У вас серые очки, и, на что бы вы ни смотрели, вы все видите в сером цвете. Задача антидепрессантов — снять с вас очки, чтобы вы посмотрели, что это все-таки нормально и у вас просто из-за этих очков такое восприятие.


Ссылка на публикацию: naukatv. ru

Препараты, таблетки, витамины для улучшения памяти и работы мозга | Качество жизни, Социум

Человеческий мозг – один из самых загадочных органов. Его возможности изучены лишь частично. Однако нарушение памяти и мозговой активности в наше время вполне можно корректировать специальными препаратами.

В статье мы рассмотрим описание препаратов, таблеток и витаминов, помогающих активизировать работоспособность мозга и способствующих улучшению памяти человека.

Принцип действия препаратов для улучшения работы мозга

Работоспособность мозга напрямую зависит от его кровообращения. Если человек страдает от нехватки кислорода, развиваются когнитивные нарушения. Ухудшение памяти и мыслительных процессов может быть вызвано дефицитом витаминов, стрессом или переутомлением. Терапевтическое лечение подбирается в соответствии с причиной нарушений, поэтому и принцип действия препаратов будет различаться.

В большинстве случаев функции головного мозга улучшают с помощью ноотропов. Они берут на себя сразу несколько задач, начиная нормализацией кровообращения и заканчивая усилением сопротивляемости нервной системы.

Механизм действия препаратов для стимуляции мозга заключается в следующем:

  • активизация белкового синтеза;
  • стимуляция выработки серотонина, адреналина и дофамина;
  • увеличение скорости утилизации глюкозы;
  • нормализация обмена нуклеиновых кислот;
  • воздействие на холинергическую систему.

Прием ноотропов оказывает непосредственное влияние на центральную нервную систему. Препараты помогают преодолеть астению и повысить концентрацию внимания. Некоторые из них могут вызывать сонливость, нормализуя при этом режим сна и отдыха. При длительном применении ноотропы обеспечивают ясность сознания и улучшают память.

Что такое ноотропы

Ноотропы – это эффективные препараты для улучшения работы мозга. Они нормализуют метаболические процессы в нервных клетках и улучшают кровообращение. Во время их приема образование нейронных связей происходит быстрее. За счет этого осуществляется стимуляция работы головного мозга.

Благодаря комплексной активизации работы ЦНС, ноотропы усиливают способность мозга к обучению. Кроме того, они обеспечивают ясность сознания и повышают концентрацию внимания. Некоторые ноотропы оказывают седативное действие и регулируют режим сна и отдыха.

Какие препараты и таблетки улучшают работу мозга

Препаратов, усиливающих работу мозга, немало. Каждый из них работает по определенному принципу. Одни препараты достигают нужного результата путем улучшения кровообращения, другие насыщают организм полезными веществами, а третьи воздействуют напрямую на нейроны мозга. При выборе оптимального средства желательно проконсультироваться со специалистами.

Эффективные препараты для улучшения когнитивных функций мозга:

  1. Глицин – средство, снижающее интоксикацию и восстанавливающее мозговую активность. В нем содержится аминокислота, которая обладает метаболическим эффектом. Она поддерживает главные процессы жизнедеятельности в организме.
  2. Интеллан – лекарство для улучшения работы мозга на основе витаминов и минералов. При регулярном применении оно снижает утомляемость и избавляет от депрессии. Улучшение работы мозга происходит за счет его обогащения полезными веществами.
  3. Фенотропил – ноотроп, который помогает усваивать новую информацию. Его нередко принимают при подготовке к экзаменам. Регулярный прием препарата улучшает настроение, поддерживая обмен между правым и левым полушариями.
  4. Аминалон – препарат, стимулирующий работу мозга после перенесения заболеваний сердечно-сосудистой системы. Он снижает артериальное давление и избавляет от головокружений. Иногда Аминалон назначают для выведения токсинов после употребления сильнодействующих медикаментов или алкоголя.
  5. Мемоплант представляет собой ангиопротектор, изготовленный на основе растительных компонентов. Он нормализует метаболизм и улучшает состояние кровеносных сосудов. Мемоплант также можно принимать для устранения шума в ушах и головной боли.
  6. Пантогам – серьезный препарат для активности мозга, который назначают при шизофрении и эпилепсии. Помогает решать проблемы, вызванные изменениями в сосудах. Иногда Пантогам назначают людям с заиканием и синдромом дефицита внимания.
  7. Пикамилон – ноотропное средство, которое используют при глаукоме, мигрени, после перенесенного инсульта. При соблюдении схемы приема препарат избавляет от раздражительности и помогает переносить повышенные умственные нагрузки.
  8. Танакан улучшает работу мозга путем нормализации кровообращения. Препятствует тромбообразованию и улучшает зрительную функцию. Все это в совокупности повышает восприимчивость мозга к обучению.
  9. Пирацетам – препарат, повышающий активность мозга и восстанавливающий память. Он снижает риск развития депрессии и нормализует вестибулярный аппарат.
  10. Ноотропил улучшает память и восстанавливает мозговую деятельность. Его преимущество заключается в том, что он не способствует возбуждению нервной системы.

Показания и противопоказания к приему

Ноотропы и препараты с похожим действием нужно принимать строго по показаниям. Причины снижения активности мозга бывают разные. Проблемы могут возникать под воздействием психических и физиологических факторов.

Показания к приему препаратов для прокачки мозга:

  • энцефалопатии;
  • нейроинфекции;
  • неврозы;
  • когнитивные расстройства;
  • кислородное голодание тканей;
  • астения;
  • депрессивные расстройства;
  • интоксикация центральной нервной системы;
  • вегетососудистая дистония.

Ноотропы считают безопасными препаратами, серьезных противопоказаний у них нет. Однако врачи все равно советуют соблюдать осторожность во время приема. Препараты для улучшения активности мозга не стоит принимать во время беременности. Также следует помнить о возможных побочных реакциях. Некоторые ноотропы могут вызывать головокружение, тошноту и расстройство сна.

Эффективные витамины для ума и памяти

Витамины для улучшения работы мозга актуальны в том случае, когда нет серьезных нарушений в организме. Они повышают концентрацию внимания и положительно сказываются на процессе кровообращения. Действие витаминного комплекса определяется его составом.

Свойства витаминов заключаются в следующем:

  • B12 снижает риска развития болезни Альцгеймера;
  • бета-каротин замедляет процесс старения нейронов;
  • B9 обеспечивает профилактику инсульта;
  • витамин K участвует в обработке информации, поступающей в мозг;
  • B1 отвечает за ясность сознания и поддержание памяти в хорошем состоянии;
  • витамин C замедляет дегенеративные процессы в мозге;
  • витамин P участвует в клеточном обмене и замедляет окислительные процессы;
  • омега-3 поддерживает умственную активность в стрессовых для организма условиях.

Поливитаминные комплексы питают клетки мозга необходимыми веществами, тем самым запуская его работу. К эффективным препаратам на основе витаминов относят «Витрум Мемори», «Доппельгерц Актив Омега», «Нейромультивит», «Геримакс Энерджи» и «Гинкго Билоба».

Народные средства для улучшения мозговой деятельности

Деятельность мозга можно стимулировать не только препаратами, но и народными средствами. Они действуют на организм по аналогии с витаминными комплексами. Чтобы получить заметный результат, необходимо соблюдать дозировку и схему приема.

Народные средства для улучшения памяти и работы мозга:

  1. Хрен с лимоном воздействует на мозг путем очищения сосудов. К 250 г перетертого хрена нужно добавить 3 измельченных лимона и 3 ст. л. меда. Полученную массу необходимо подержать в холодильнике около 3 недель. Принимать ее нужно по 1 ч. л. 2 раза в день.
  2. Настойка клевера улучшает ясность ума и память. 100 г соцветий нужно залить 500 мл водки. После этого следует убрать лекарство в темное место на 2 недели. Готовое средство надо принимать по 1 ст. л. перед сном.
  3. Молодые сосновые почки замедляют старение клеток мозга. За счет этого они улучшают память и настроение. Сосновые почки нужно жевать по 1-2 штуки перед сном.

Эффективность народных средств для улучшения работы мозга можно усилить питанием. Чтобы нейроны работали должным образом, в рационе должно присутствовать достаточное количество белка. Также необходимо включить в рацион горький шоколад, грецкие орехи, оливковое масло, сухофрукты и морковь. Из ягод желательно обратить внимание на чернику. Она улучшает зрение и нормализует кровообращение в головном мозге.

Препараты для активизации работы мозга дают хороший результат при совмещении с тренировками и здоровым образом жизни. Не менее важно исключить все раздражающие факторы. Из-за обилия информации мозг может перегружаться, поэтому важно научиться фильтровать все, что поступает извне.

Похожее

Полезно? Поделись статьей в Вконтакте или Фейсбук в 1 клик!

Лекарства, улучшающие познание

Эти открытия могут принести огромную социальную пользу в дополнение к их влиянию на болезни и старение. Студенты могли бы лучше учиться. Улучшение памяти и навыков решения проблем может сделать работников более безопасными и продуктивными. Научные исследователи могли бы сделать прорыв быстрее. Политики могли бы более эффективно реагировать на кризисы. Однако разработка более мощных когнитивных улучшений также ставит серьезные задачи государственной политики.

Риск для здоровья

Будущие препараты для улучшения качества, как и некоторые из их нынешних аналогов, могут сопровождаться пагубными побочными эффектами, включая токсичность и физическую или психологическую зависимость. Эти риски могут усугубляться длительным использованием, которое может быть необходимо для достижения или поддержания желаемого эффекта усиления. Экзотические вмешательства, такие как генная инженерия, могут нанести особенно необычный ущерб. Например, сообщается, что генетически измененные «умные мыши» в Пенсильвании необычайно чувствительны к боли (Tang, Shimizu, and Tsien, 2001; Wei et al.2001).

Опасения по поводу безопасности когнитивных улучшений будут усугубляться отсутствием данных о безопасности. Федеральный закон о пищевых продуктах, лекарствах и косметических средствах требует, чтобы производители доказали, что лекарства безопасны для использования по назначению (21 U.S.C. §355 [b] [1]). Производители могут решить получить одобрение Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) для заявлений о повышении качества препаратов, изначально разработанных для лечения когнитивных расстройств, и если они это сделают, им придется предоставить данные, подтверждающие, что препараты безопасны и эффективны для улучшения. использовать.Например, компания Allergan первоначально получила одобрение FDA на продажу ботокса® для лечения блефароспазма, косоглазия и цервикальной дистонии, но затем представила данные, подтверждающие заявление о маркировке косметического использования «для временного улучшения внешнего вида от умеренных до сильных межбровных (хмурых) морщин». (Allergan 2004).

Закон разрешает врачам назначать препараты, одобренные для одной цели, для любых других целей, даже если производитель не представил в FDA данных о безопасности или эффективности, подтверждающих так называемое использование не по назначению. Организованная медицина стойко защищает эту прерогативу как проявление профессиональной автономии в медицинской практике, область, которую FDA давно признало, выходит за рамки ее полномочий (Kessler 1989). Многие препараты широко используются не по назначению, не в терапевтических целях, в том числе препараты, улучшающие познавательные способности. Согласно собственным данным производителя, например, в США ежегодно выписывается почти 350 000 рецептов на лекарство для повышения настороженности модафинил, хотя единственным заболеванием, для лечения которого он был одобрен до недавнего времени, была нарколепсия, которой страдают только около 135 000 человек ( Цефалон 2003).Закон ограничивает возможность производителей продвигать препараты для использования не по назначению, но недавний случай, когда Warner-Lambert согласилась заплатить 430 миллионов долларов для урегулирования обвинений в продвижении Нейронтина® для несанкционированного использования (Министерство юстиции США, 2004 г.), демонстрирует, что тем не менее практика имеет место.

Можно рассчитывать на то, что врачи воздержатся от прописывания пациентам небезопасных или неэффективных средств улучшения когнитивных функций, а потребители могут избегать использования рискованных лекарств самостоятельно, но это предполагает, что врачи и общественность знали профили риска / пользы от продуктов, когда они использовались как улучшения.Некоторая общая информация о безопасности лекарств будет доступна из исследований в поддержку утвержденного использования, но могут возникнуть особые риски, если они будут использоваться в целях улучшения. Если производители не будут вынуждены проводить клинические исследования по использованию продуктов не по назначению, или если государственные испытания не будут финансироваться за счет собственных средств, эти риски не будут известны до тех пор, пока люди не начнут использовать продукты в качестве улучшений. FDA требует, чтобы производители уведомляли агентство о побочных эффектах, вызванных лекарствами, независимо от цели, для которой лекарство использовалось, но эти события, как полагают, значительно занижены (Lazarou, Pomeranz, and Corey, 1998). На врачей может быть предъявлен иск за злоупотребление служебным положением, если пациенты получили травмы от лекарств, не соответствующих установленным показателям, которые они прописали, но бремя доказывания того, что врач вел себя необоснованно, лежит на истце, и это будет трудно доказать в отсутствие данных, на основании которых присяжные могли бы пришли к выводу, что разумный врач должен был знать, что препарат безопасен на единиц и или эффективен на единиц. Лица, пострадавшие от лекарств, используемых для улучшения качества продукции не по прямому назначению, могут подать иски об ответственности за качество продукции против производителей, но недавнее разъяснение правил закона об ответственности за продукцию, которое объявляет препараты небезопасными по конструкции, только если они небезопасны для какой-либо группы людей. пациентов (Американский институт права, 1998), может снизить вероятность успеха в будущем.

Другая причина, по которой данные о безопасности могут отсутствовать, заключается в том, что некоторые когнитивные улучшения, такие как гинкго билоба, могут продаваться в качестве пищевых добавок. Закон о санитарном просвещении по диетическим добавкам (21 USC §321) разрешает продажу продуктов без данных о безопасности, если они не утверждают, что лечат конкретное заболевание, имеют на этикетке отказ от ответственности, что они не одобрены FDA и являются принято устно (21 USC §321 [ff] [1]). В отличие от лекарств, спонсоры которых несут бремя доказательства того, что их продукты безопасны и эффективны, прежде чем они могут быть проданы, на FDA ложится бремя доказывания того, что пищевая добавка небезопасна, прежде чем оно сможет остановить продажу продукта.Более того, закон не требует от производителей пищевых добавок сообщать о побочных эффектах, а добровольная отчетность ограничена (U.S. General Accounting Office 2001).

Даже при наличии данных о безопасности, опыт применения улучшающих работоспособность препаратов в спорте показывает, что люди могут использовать когнитивные улучшения, несмотря на риски, если они ожидают, что польза от них будет достаточно большой. Например, спортсмены используют анаболические стероиды, несмотря на заявления о том, что они могут вызывать серьезные побочные эффекты, такие как сердечные приступы и рак печени (NIDA 2002). Один писатель сообщил, что более половины из 200 атлетов мирового уровня, с которыми он беседовал, сказали ему, что они будут принимать препарат, который позволит им выигрывать все соревнования в течение пяти лет, а затем убьет их (Информационный бюллетень любительской спортивной ассоциации, 2003 г.).

Лица, которые готовы торговать рисками для здоровья в обмен на когнитивные преимущества, особенно уязвимы для недобросовестных предпринимателей, которые искажают эффективность своих продуктов для улучшения когнитивных функций. Даже если неэффективные вещества не вредны, их покупка переводит богатство, часто от тех, кто меньше всего может себе это позволить, торгашам и мошенникам.Федеральная торговая комиссия имеет право наказывать рекламодателей, делающих ложные или вводящие в заблуждение заявления, но ее ресурсы чрезвычайно ограничены, особенно с учетом легкости, с которой товары можно продавать в Интернете.

Access

Еще одна проблема, вызываемая когнитивными улучшениями, — это несправедливость, которая могла бы возникнуть, если бы они не были широко доступны, и если бы только некоторые люди могли получить их в свои руки. Поставка может быть ограничена из-за ограничений FDA на отгрузку экспериментальных лекарств или контроля Управления по борьбе с наркотиками в отношении количества контролируемых веществ, которые могут производиться.Даже при наличии достаточного количества препаратов FDA, вероятно, потребует, чтобы новые лекарства от болезни Альцгеймера были доступны только по рецепту, и многие люди, особенно с низким доходом, не имеют доступа к личному врачу (Gold and Kuo 2003). Даже если у людей есть доступ к врачу, желающему прописать лекарство для улучшения состояния, стоимость может быть непомерно высокой. Розничная стоимость Арисепта, например, составляет около 1500 долларов в год (Senior Market Advisor 2002). Очевидно, что возникнет черный рынок, но даже розничная цена может оказаться слишком высокой для многих.

Возможно, стоимость улучшения когнитивных способностей может покрываться за счет медицинского страхования. Врачи могут захотеть прописать терапевтические препараты когнитивно здоровым пациентам и подать заявки на лечение когнитивных нарушений. Более того, может быть трудно провести различие между терапевтическим и улучшающим использованием (Buchanan et al. 2000; Parens 1998; Whitehouse at al. 1997). Если предположить для обсуждения, что IQ является достоверной мерой когнитивных способностей, будет ли препарат, повышающий IQ, «терапевтическим» для всех, чей IQ был ниже среднего популяции? Для всех, у кого IQ был ниже максимально измеримого? Поскольку когнитивные способности, по крайней мере, частично зависят от генетических способностей, следует ли считать неоптимальные когнитивные способности генетическим дефектом? Более того, у многих людей с возрастом наблюдается умеренная когнитивная деградация.Это привело к диагностической категории «легкие когнитивные нарушения» (MCI), которая была произвольно определена как человек, результаты которого по нейропсихологическим тестам превышают 1,5 стандартных отклонения от возрастных норм (Petersen et al. 1999). Это автоматически превращает приблизительно 1 750 000 человек в Соединенных Штатах в число больных MCI. Более того, есть свидетельства того, что когнитивное ухудшение, связанное с возрастом, начинается примерно в 30 лет (Victoroff 2000). Если так, то любой человек старше этого возраста может считаться умственно отсталым.

Медицинские страховые компании могут быть готовы принять во внимание эту диагностическую проблему и покрыть лекарства, улучшающие когнитивные способности, для большого процента своих застрахованных. Но стоимость может быть настолько велика, что планы могут отказаться от расширения своего охвата за пределы узкого набора крайних случаев или вообще отказаться от покрытия определенных методов, точно так же, как некоторые планы не оплачивают виагру® (Klein and Sturm 2002). Хотя люди, страдающие когнитивной дисфункцией, могут считаться инвалидами, как это определено в Законе об американцах с ограниченными возможностями, суды истолковали закон, позволяя страховщикам отказываться от охвата целых категорий лиц с ограниченными возможностями (например,g., Doe v. Mutual of Omaha , 179 F. 3d 557 [7th Cir. 1999]). Законодательные органы штата могут отреагировать на это введением так называемых государственных мандатов — законов штата, требующих от страховщиков покрывать определенные услуги, такие как реконструкция груди после мастэктомии, — но из-за упреждения Законом о пенсионном обеспечении сотрудников (ERISA) эти законы не распространяются на работодателей. планы медицинского страхования с самострахованием, с помощью которых большинство людей получают частное медицинское страхование. Короче говоря, многие люди, имеющие медицинскую страховку, могут не иметь покрытия для дорогостоящих лекарств, улучшающих когнитивные функции.И это без учета примерно 40 миллионов американцев, которые вообще не имеют медицинской страховки.

Тогда представьте себе общество, в котором единственные люди, которые могут получить новые мощные когнитивные улучшения, — это те, у кого есть доступ к послушным врачам и ресурсы для оплаты наличными. Когнитивные улучшения будут доступны только богатым или, если их стоимость будет достаточно скромной, всем, кроме бедных. Те, кто уже был относительно лучше, получат преимущество в улучшении когнитивных функций.Менее обеспеченные будут все больше и больше отставать.

Тем не менее, наша система допускает другие источники неравенства. Зачем нам беспокоиться об улучшении когнитивных способностей, если мы позволяем людям извлекать выгоду из таких преимуществ, как природный талант и удача, включая удачу в виде наследования богатства или получения социальных связей через семью? Один из ответов состоит в том, что когнитивное развитие может быть настолько мощным детерминантом социального успеха, что подорвет основы нашего либерального, демократического общества (Mehlman 1999, 2000, 2003).Но даже если бы мы могли приспособиться к социальному неравенству, возникшему в результате когнитивных улучшений, вопрос в том, должны ли мы это делать.

Этически приемлемо ли улучшение когнитивных способностей?

Для ответа на этот вопрос лучше всего вернуться к аналогии с препаратами, повышающими спортивную результативность, в спорте. Противники употребления наркотиков в спорте возражают не только против рисков для здоровья и несправедливости, если только некоторые спортсмены могут их получить, но и против фундаментальной несовместимости между наркотиками и спортом.Согласно этой точке зрения, спорт ценит только определенные факторы: решимость, усилия, природный талант и удачу. Спортсменка, которая побеждает, потому что она стремится к успеху, проводит бесконечные часы в тренировках и тренировках, обладает врожденными спортивными способностями и наслаждается удачей, например, имея богатых, поддерживающих родителей и избегая травм, имеет право на ее медаль. Ее победа заслуженная, достойная, «достоверная». И наоборот, медаль, выигранная спортсменом, употребляющим наркотики, не заслужена; ее достижение «недостоверно».”

Смежный аргумент состоит в том, что употребление наркотиков противоречит правилам спорта. Следовательно, спортсмены, употребляющие наркотики, обманывают, точно так же, как бейсболист, который «закупоривает» биту, или марафонец, который начинает свой забег, выскальзывая на поле на полпути. Причем не имеет значения, почему правила запрещают наркотики. Организаторы и участники могут быть обеспокоены опасностями, связанными с лекарствами, обеспокоенными тем, что некоторые спортсмены могут не иметь к ним доступа, полагать, что достижения, вызванные приемом лекарств, являются недостоверными, или им просто не нравится идея людей, использующих наркотики в нетерапевтических целях.Дело в том, что правила спорта могут быть и часто бывают полностью произвольными. Почему в бейсбол разрешается выходить на поле только девять игроков вместо пяти или 11? Даже правила, основанные на безопасности, оказываются в высшей степени произвольными, поскольку трудно объяснить, почему спортсменам следует разрешить принимать риск травмы, присущий спорту, но не разрешается принимать сопоставимые риски от наркотиков. Тем не менее, для спорта вполне уместно и действительно необходимо обеспечивать соблюдение своих правил, поскольку в вид спорта нужно играть в рамках правил, чтобы он имел значение как вид спорта.

В детстве вы, возможно, пытались сыграть в игру, в которой отдельные игроки придумывали правила, которые им подходили; без сомнения, вы быстро отказались от него, разочаровавшись в его бессмысленности. Подумайте об игре в крокет Королевы Червей в игре Alice in Wonderland .

Правила спорта и игр могут занять столь же произвольную позицию, когда дело касается улучшения когнитивных способностей. Международное олимпийское движение полностью решает запретить амфетамины одновременно с тем, чтобы разрешить мотивационное консультирование, или же Испанская шахматная федерация должна запретить употребление кофеина в больших количествах одновременно с тем, что оно продолжает разрешать вдыхание. неограниченного количества ароматического никотина за пределами игрового зала (Associated Press, 1999; World Chess Federation, 2004).В самом деле, было бы интересно посмотреть, сможет ли полностью усовершенствованный шахматист-человек обыграть самый мощный компьютер.

А как насчет других видов спорта и игр? Следует ли запретить когнитивные улучшения на других соревнованиях, в которых их использование может быть выгодным, например, на школьных экзаменах и вступительных испытаниях, или на рабочем месте? Должны ли правила произвольно запрещать людям добровольно получать преимущество от приема относительно безопасных, широко доступных усиливающих препаратов, в то же время позволяя им получать прибыль от лечебных курсов и курсов подготовки к экзаменам или от репетиторов или отправлять своих детей в частные школы?

Один из ответов может заключаться в том, что когнитивные улучшения могут быть выделены для возражения, потому что они не являются естественными, обычными или традиционными. Но ясно, что тот факт, что что-то происходит в природе, не означает, что это хорошо или желательно. Многие бедствия человечества, от наводнений и голода до болезни Альцгеймера и рака, являются естественными явлениями, но мы не возражаем против таких мер по борьбе с ними, как мешки с песком, гуманитарная продовольственная помощь, Aricept® или эффективная химиотерапия. Точно так же тот факт, что что-то не происходит в природе, не делает ее плохой, иначе мы бы отказались от всего, от обуви до колеса. Более того, некоторые вещества, используемые для улучшения когнитивных функций, такие как кофеин, гинкго билоба и никотин, действительно встречаются в природе.Мнение о том, что препараты для улучшения когнитивных функций плохи, потому что они не являются общепринятыми или традиционными, также неубедительно. Кофеин использовался веками. Также нет никаких очевидных причин, по которым что-то, что существует уже некоторое время — например, курсы скорочтения — следует принимать, но новую таблетку, скажем, повторяющую эффект таких курсов, следует рассматривать как зло.

Второе возражение против лекарств, улучшающих когнитивные способности, может заключаться просто в том, что они являются «наркотиками». Этот аргумент связывает препараты, улучшающие работоспособность, с незаконным употреблением «рекреационных» наркотиков и злоупотреблением наркотиками.Но, как отмечалось ранее, препараты, улучшающие когнитивные функции, могут быть совершенно законными (потому что они являются диетическими добавками, имеют одобрение FDA для улучшения или прописаны для использования не по назначению). Очевидно, что в людях, желающих улучшить свои когнитивные способности, нет ничего «оскорбительного», и, за исключением, например, человека, который принимает лекарство, улучшающее когнитивные способности, просто для решения кроссворда New York Times , использование улучшения когнитивных функций не будет развлекательным (при условии, что с отдыхом что-то не так).Как и некоторые виды запрещенных наркотиков, эти наркотики могут быть нежелательными, если они небезопасны или вызывают привыкание, но это не относится ко всем наркотикам, и нет никаких оснований полагать, что это верно или присуще лекарствам, улучшающим когнитивные функции, в конкретный. Могут возникнуть опасения, если прием препаратов, улучшающих когнитивные функции, приведет к использованию более отвратительных препаратов, но это еще одно эмпирическое утверждение, а не необходимая характеристика улучшения когнитивных функций.

Третье возражение против лекарств, улучшающих когнитивные способности, состоит в том, что достижения, достигнутые с их помощью, не заслуживают внимания и, следовательно, не заслуживают вознаграждения.Что-то можно заработать разными способами, в том числе тяжелым трудом, самопожертвованием или добротой по отношению к другим. Если бы в лекарствах, улучшающих когнитивные способности, не было необходимости в них, утверждается, то достижения, достигнутые с их помощью, не заслуживают внимания.

Однако этот аргумент имеет ряд недостатков. Во-первых, покупатели могли получить деньги для покупки когнитивных улучшений благодаря упорному труду и самопожертвованию. Во-вторых, пользователь должен решить, какие задачи выполнять, и поэтому решение сделать что-то похвальное, а не, скажем, использовать наркотики для совершения преступлений или других форм нечестной выгоды, дает заслуги. В-третьих, людям, вероятно, придется приложить определенные усилия, чтобы добиться результатов, даже если они принимают усиливающие препараты. Например, спортсмены, принимающие стероиды, должны по-прежнему очень много работать, чтобы быть конкурентоспособными. В-четвертых, мы вознаграждаем за достижения, которые являются результатом незаслуженных природных талантов и удачи (кроме тех, кто верит, что они являются наградой от Бога за добрые дела и чистую жизнь).

Помимо спорта и игр, кажется, есть только одна область, в которой использование когнитивных улучшений может быть нежелательным.Это искусство, в котором способ его создания (его артистизм) может иметь такое же значение, как и результат. Некоторые люди ценят объект, потому что, например, он сделан вручную, даже если он выглядит и функционирует так же, как объект, сделанный машиной. Если предположить, что компьютер может написать хорошую книгу, тот факт, что она была написана компьютером, может оттолкнуть некоторых людей. Слушатели могут критиковать музыканта, который использует пропранолол, бета-блокатор, который снижает беспокойство по поводу выступления (Брантиган, Брантиган и Джозеф, 1982), даже если этот препарат используется вне соревнований.

Если препараты, улучшающие когнитивные способности, оказывают положительное влияние на художественные способности, что вполне может иметь место, их могут обвинить в искажении эстетической ценности произведенного искусства.

Но это подводит нас к ключевому моменту: помимо спорта, игр и, возможно, искусства, когнитивные достижения ценятся прежде всего за социальные выгоды, которые они приносят, а не за то, как они достигаются. Если у когнитивных достижений есть эстетическое измерение, любая потеря эстетической ценности легко перевешивается социальной ценностью достижения.Одаренный композитор, который в мгновение ока сочиняет красивую симфонию, или вундеркинд, сочиняющий очаровательную сонату с небольшим формальным обучением, сочиняет столь же ценное произведение, как и тот, кто годами учился музыке или потрудился над партитурой полдвуха. продолжительность жизни. Изобретатель экологически чистого автомобильного двигателя получает те же финансовые выгоды от своего патента, если ее открытие произошло случайно, чем если бы оно стало результатом кропотливых экспериментов. Если не считать незаконного присвоения чужой работы, важна ценность результатов.Это также не предосудительный случай, когда цели оправдывают средства; исключительные способности или случайное открытие не причиняют никакого вреда, за исключением, возможно, зависти, которая, возможно, вызвана любым достижением, в том числе тем, которое заслужено тяжелым трудом.

Тогда возникает вопрос, является ли использование препаратов, улучшающих когнитивные способности, вне спорта, игр и искусства аналогом социально неприемлемого воровства или социально вознаграждаемым природным талантам или удаче. Ответ кажется ясным: вы заслуживаете Нобелевской премии, если откроете лекарство от рака, независимо от того, делаете ли вы это с помощью лекарств, улучшающих когнитивные функции.За пределами области определенных игр, спорта и искусства в улучшении когнитивных функций нет ничего плохого.

Однако это не означает, что новые мощные лекарства, улучшающие когнитивные функции, будут легко приняты. Они изменят фундаментальный аспект американского общества, добавив к рецепту социального успеха четвертый ингредиент в дополнение к природному таланту, удаче и проявлениям воли, таким как усилия и самопожертвование. Новый режим будет особенно дезориентировать из-за исключительной роли, которую старая формула сыграла в развитии американского общества.Вместо старого аристократического рецепта успеха, основанного в основном на происхождении, Америка со времен своей Революции приняла структуру вознаграждения, основанную на «заслугах». Сын фермера мог стать президентом. В книгах Горацио Алджера любой, кто достаточно старался, мог стать богатым. Структура вознаграждения, основанная на заслугах, произвела революцию в американском обществе, позволила нации поглощать волны иммигрантов и получать прибыль от них и стала основой западной либеральной демократии, которую Фрэнсис Фукуяма назвал «последней формой человеческого правления» (Fukuyama 1989, 4) .

Тем не менее, существует ряд веских причин, по которым мы должны изменить формулу успеха, чтобы учесть когнитивные улучшения. Во-первых, их использование было бы слишком сложно предотвратить. Как обсуждалось ранее, в соответствии с действующим законодательством некоторые из них могут продаваться в качестве пищевых добавок или, если лекарства отпускаются по рецепту, одобрены для использования в качестве улучшающих свойств или прописаны для использования в несанкционированных целях. Когнитивные улучшения как класс могут подвергаться особым запретам. Поправка к Федеральному закону о пищевых продуктах, лекарствах и косметических средствах, которую Конгресс принял в 1994 году, например, объявляет федеральным уголовным преступлением распространение гормона роста человека «для любого использования у людей, кроме лечения болезни или другого признанного медицинского состояния». (21 U.S.C. §333). Конгресс также может запретить продажу лекарств, улучшающих когнитивные способности, в качестве пищевых добавок. Однако любые изменения в законе должны преодолевать мощные диетические добавки и лобби врачей. Подобно анаболическим стероидам, препараты для улучшения когнитивных функций можно было бы классифицировать как контролируемые вещества, и врачам можно было бы запретить назначать их в немедицинских целях. Но Закон о контролируемых веществах разрешает правительству относить терапевтические препараты к контролируемым веществам только в том случае, если они потенциально опасны и могут привести к физической или психологической зависимости (21 U.S.C. §812). Даже если многократное употребление наркотика для достижения или поддержания улучшенных когнитивных функций может квалифицироваться как психологическая зависимость, оно может не привести к физической зависимости, и некоторые препараты для повышения когнитивных функций можно принимать только время от времени, а не повторно. Более того, правительству было бы трудно утверждать, что повышение когнитивных способностей было злоупотреблением, особенно с учетом законности кофеина и никотина. В любом случае эти строго ограничительные подходы требуют, чтобы врачи и сотрудники правоохранительных органов были в состоянии легко различать законное терапевтическое и незаконное использование одних и тех же веществ для улучшения; тем не менее, как указывалось ранее, это различие крайне неуловимо. Правительство могло бы попытаться назначить произвольное ограничение, чтобы только люди с уровнем производительности ниже определенного могли законно применять улучшения, но политикам было бы трудно поддерживать такое произвольное решение, несмотря на политическое давление и конституционные вызовы, особенно если эти препараты значительно способствовали когнитивные достижения. Единственный способ избежать различия между терапевтическим и улучшающим использованием — это полностью запретить усиливающие вещества, то есть как для усиления, так и для терапевтического использования.Но, учитывая тот факт, что большинство этих веществ будут разработаны в первую очередь для лечения ужасных болезней, таких как болезнь Альцгеймера, это политически немыслимо.

В любом случае закон, запрещающий продукты, улучшающие когнитивные способности, будет практически не имеющим исковой силы. Несомненно, возникнет черный рынок. Правительство могло бы попытаться воспрепятствовать производству, распространению и хранению этих продуктов так же, как оно пытается остановить наркотики, такие как марихуана и кокаин, но, вероятно, добьется такого же печального успеха. Более того, верховенство закона в этой стране меньше всего нуждается в том, чтобы огромная часть населения превратилась в преступников, потому что они пытаются стать более продуктивными на работе или лучше учиться в школе. Наконец, поскольку основная мотивация для запрета относительно безопасных когнитивных улучшений будет заключаться в том, чтобы не дать людям получить несправедливое или незаслуженное преимущество, когда они конкурируют с непользователями, закон должен будет предотвращать не только производство, распространение и владение этими продуктами, но и их использование в конкурентных ситуациях.Другими словами, правительству придется провести программу тестирования на наркотики, подобную Олимпиаде, только гораздо более масштабную и дорогостоящую.

Помимо того факта, что предотвратить практически невозможно, существует еще более веская причина, по которой общество должно разрешить использование когнитивных улучшений. Если бы они были действительно безопасными и эффективными, они принесли бы значительную пользу обществу. Мы хотим, чтобы наши исследователи рака имели доступ ко всему, что поможет им найти лекарство, нашим пилотам — лучше реагировать на внезапные чрезвычайные ситуации, а нашим солдатам — лучше защитить себя и выполнять свои задачи.Запрет на когнитивные улучшения был бы плохой политикой, потому что лишил бы общество неизмеримых благ.

Таким образом, ключевой вопрос состоит в том, как получить максимальную пользу от когнитивных улучшений, но минимизировать вред.

Лекарства, улучшающие познание

Эти открытия могут принести огромную социальную пользу в дополнение к их влиянию на болезни и старение. Студенты могли бы лучше учиться. Улучшение памяти и навыков решения проблем может сделать работников более безопасными и продуктивными.Научные исследователи могли бы сделать прорыв быстрее. Политики могли бы более эффективно реагировать на кризисы. Однако разработка более мощных когнитивных улучшений также ставит серьезные задачи государственной политики.

Риск для здоровья

Будущие препараты для улучшения качества, как и некоторые из их нынешних аналогов, могут сопровождаться пагубными побочными эффектами, включая токсичность и физическую или психологическую зависимость. Эти риски могут усугубляться длительным использованием, которое может быть необходимо для достижения или поддержания желаемого эффекта усиления.Экзотические вмешательства, такие как генная инженерия, могут нанести особенно необычный ущерб. Например, сообщается, что генетически измененные «умные мыши» в Пенсильвании необычайно чувствительны к боли (Tang, Shimizu, and Tsien 2001; Wei et al. 2001).

Опасения по поводу безопасности когнитивных улучшений будут усугубляться отсутствием данных о безопасности. Федеральный закон о пищевых продуктах, лекарствах и косметических средствах требует, чтобы производители доказали, что лекарства безопасны для использования по назначению (21 U.S.C. §355 [b] [1]).Производители могут решить получить одобрение Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) для заявлений о повышении качества препаратов, изначально разработанных для лечения когнитивных расстройств, и если они это сделают, им придется предоставить данные, подтверждающие, что препараты безопасны и эффективны для улучшения. использовать. Например, компания Allergan первоначально получила одобрение FDA на продажу ботокса® для лечения блефароспазма, косоглазия и цервикальной дистонии, но затем представила данные, подтверждающие заявление о маркировке косметического использования «для временного улучшения внешнего вида от умеренных до сильных межбровных (хмурых) морщин». (Allergan 2004).

Закон разрешает врачам назначать препараты, одобренные для одной цели, для любых других целей, даже если производитель не представил в FDA данных о безопасности или эффективности, подтверждающих так называемое использование не по назначению. Организованная медицина стойко защищает эту прерогативу как проявление профессиональной автономии в медицинской практике, область, которую FDA давно признало, выходит за рамки ее полномочий (Kessler 1989). Многие препараты широко используются не по назначению, не в терапевтических целях, в том числе препараты, улучшающие познавательные способности.Согласно собственным данным производителя, например, в США ежегодно выписывается почти 350 000 рецептов на лекарство для повышения настороженности модафинил, хотя единственным заболеванием, для лечения которого он был одобрен до недавнего времени, была нарколепсия, которой страдают только около 135 000 человек ( Цефалон 2003). Закон ограничивает возможность производителей продвигать лекарства для использования не по назначению, но недавний случай, когда Warner-Lambert согласилась заплатить 430 миллионов долларов для урегулирования обвинений в продвижении Neurontin® для несанкционированного использования (U.S. Department of Justice 2004) демонстрирует, что практика тем не менее имеет место.

Можно рассчитывать на то, что врачи воздержатся от прописывания пациентам небезопасных или неэффективных средств улучшения когнитивных функций, а потребители могут избегать использования рискованных лекарств самостоятельно, но это предполагает, что врачи и общественность знали профили риска / пользы от продуктов, когда они использовались как улучшения. Некоторая общая информация о безопасности лекарств будет доступна из исследований в поддержку утвержденного использования, но могут возникнуть особые риски, если они будут использоваться в целях улучшения.Если производители не будут вынуждены проводить клинические исследования по использованию продуктов не по назначению, или если государственные испытания не будут финансироваться за счет собственных средств, эти риски не будут известны до тех пор, пока люди не начнут использовать продукты в качестве улучшений. FDA требует, чтобы производители уведомляли агентство о побочных эффектах, вызванных лекарствами, независимо от цели, для которой лекарство использовалось, но эти события, как полагают, значительно занижены (Lazarou, Pomeranz, and Corey, 1998). На врачей может быть предъявлен иск за злоупотребление служебным положением, если пациенты получили травмы от лекарств, не соответствующих установленным показателям, которые они прописали, но бремя доказывания того, что врач вел себя необоснованно, лежит на истце, и это будет трудно доказать в отсутствие данных, на основании которых присяжные могли бы пришли к выводу, что разумный врач должен был знать, что препарат безопасен на единиц и или эффективен на единиц.Лица, пострадавшие от лекарств, используемых для улучшения качества продукции не по прямому назначению, могут подать иски об ответственности за качество продукции против производителей, но недавнее разъяснение правил закона об ответственности за продукцию, которое объявляет препараты небезопасными по конструкции, только если они небезопасны для какой-либо группы людей. пациентов (Американский институт права, 1998), может снизить вероятность успеха в будущем.

Другая причина, по которой данные о безопасности могут отсутствовать, заключается в том, что некоторые когнитивные улучшения, такие как гинкго билоба, могут продаваться в качестве пищевых добавок.Закон о санитарном просвещении по диетическим добавкам (21 USC §321) разрешает продажу продуктов без данных о безопасности, если они не утверждают, что лечат конкретное заболевание, имеют на этикетке отказ от ответственности, что они не одобрены FDA и являются принято устно (21 USC §321 [ff] [1]). В отличие от лекарств, спонсоры которых несут бремя доказательства того, что их продукты безопасны и эффективны, прежде чем они могут быть проданы, на FDA ложится бремя доказывания того, что пищевая добавка небезопасна, прежде чем оно сможет остановить продажу продукта.Более того, закон не требует от производителей пищевых добавок сообщать о побочных эффектах, а добровольная отчетность ограничена (U.S. General Accounting Office 2001).

Даже при наличии данных о безопасности, опыт применения улучшающих работоспособность препаратов в спорте показывает, что люди могут использовать когнитивные улучшения, несмотря на риски, если они ожидают, что польза от них будет достаточно большой. Например, спортсмены используют анаболические стероиды, несмотря на заявления о том, что они могут вызывать серьезные побочные эффекты, такие как сердечные приступы и рак печени (NIDA 2002).Один писатель сообщил, что более половины из 200 атлетов мирового уровня, с которыми он беседовал, сказали ему, что они будут принимать препарат, который позволит им выигрывать все соревнования в течение пяти лет, а затем убьет их (Информационный бюллетень любительской спортивной ассоциации, 2003 г.).

Лица, которые готовы торговать рисками для здоровья в обмен на когнитивные преимущества, особенно уязвимы для недобросовестных предпринимателей, которые искажают эффективность своих продуктов для улучшения когнитивных функций. Даже если неэффективные вещества не вредны, их покупка переводит богатство, часто от тех, кто меньше всего может себе это позволить, торгашам и мошенникам.Федеральная торговая комиссия имеет право наказывать рекламодателей, делающих ложные или вводящие в заблуждение заявления, но ее ресурсы чрезвычайно ограничены, особенно с учетом легкости, с которой товары можно продавать в Интернете.

Access

Еще одна проблема, вызываемая когнитивными улучшениями, — это несправедливость, которая могла бы возникнуть, если бы они не были широко доступны, и если бы только некоторые люди могли получить их в свои руки. Поставка может быть ограничена из-за ограничений FDA на отгрузку экспериментальных лекарств или контроля Управления по борьбе с наркотиками в отношении количества контролируемых веществ, которые могут производиться.Даже при наличии достаточного количества препаратов FDA, вероятно, потребует, чтобы новые лекарства от болезни Альцгеймера были доступны только по рецепту, и многие люди, особенно с низким доходом, не имеют доступа к личному врачу (Gold and Kuo 2003). Даже если у людей есть доступ к врачу, желающему прописать лекарство для улучшения состояния, стоимость может быть непомерно высокой. Розничная стоимость Арисепта, например, составляет около 1500 долларов в год (Senior Market Advisor 2002). Очевидно, что возникнет черный рынок, но даже розничная цена может оказаться слишком высокой для многих.

Возможно, стоимость улучшения когнитивных способностей может покрываться за счет медицинского страхования. Врачи могут захотеть прописать терапевтические препараты когнитивно здоровым пациентам и подать заявки на лечение когнитивных нарушений. Более того, может быть трудно провести различие между терапевтическим и улучшающим использованием (Buchanan et al. 2000; Parens 1998; Whitehouse at al. 1997). Если предположить для обсуждения, что IQ является достоверной мерой когнитивных способностей, будет ли препарат, повышающий IQ, «терапевтическим» для всех, чей IQ был ниже среднего популяции? Для всех, у кого IQ был ниже максимально измеримого? Поскольку когнитивные способности, по крайней мере, частично зависят от генетических способностей, следует ли считать неоптимальные когнитивные способности генетическим дефектом? Более того, у многих людей с возрастом наблюдается умеренная когнитивная деградация. Это привело к диагностической категории «легкие когнитивные нарушения» (MCI), которая была произвольно определена как человек, результаты которого по нейропсихологическим тестам превышают 1,5 стандартных отклонения от возрастных норм (Petersen et al. 1999). Это автоматически превращает приблизительно 1 750 000 человек в Соединенных Штатах в число больных MCI. Более того, есть свидетельства того, что когнитивное ухудшение, связанное с возрастом, начинается примерно в 30 лет (Victoroff 2000). Если так, то любой человек старше этого возраста может считаться умственно отсталым.

Медицинские страховые компании могут быть готовы принять во внимание эту диагностическую проблему и покрыть лекарства, улучшающие когнитивные способности, для большого процента своих застрахованных. Но стоимость может быть настолько велика, что планы могут отказаться от расширения своего охвата за пределы узкого набора крайних случаев или вообще отказаться от покрытия определенных методов, точно так же, как некоторые планы не оплачивают виагру® (Klein and Sturm 2002). Хотя люди, страдающие когнитивной дисфункцией, могут считаться инвалидами, как это определено в Законе об американцах с ограниченными возможностями, суды истолковали закон, позволяя страховщикам отказываться от охвата целых категорий лиц с ограниченными возможностями (например,g., Doe v. Mutual of Omaha , 179 F.3d 557 [7th Cir. 1999]). Законодательные органы штата могут отреагировать на это введением так называемых государственных мандатов — законов штата, требующих от страховщиков покрывать определенные услуги, такие как реконструкция груди после мастэктомии, — но из-за упреждения Законом о пенсионном обеспечении сотрудников (ERISA) эти законы не распространяются на работодателей. планы медицинского страхования с самострахованием, с помощью которых большинство людей получают частное медицинское страхование. Короче говоря, многие люди, имеющие медицинскую страховку, могут не иметь покрытия для дорогостоящих лекарств, улучшающих когнитивные функции.И это без учета примерно 40 миллионов американцев, которые вообще не имеют медицинской страховки.

Тогда представьте себе общество, в котором единственные люди, которые могут получить новые мощные когнитивные улучшения, — это те, у кого есть доступ к послушным врачам и ресурсы для оплаты наличными. Когнитивные улучшения будут доступны только богатым или, если их стоимость будет достаточно скромной, всем, кроме бедных. Те, кто уже был относительно лучше, получат преимущество в улучшении когнитивных функций.Менее обеспеченные будут все больше и больше отставать.

Тем не менее, наша система допускает другие источники неравенства. Зачем нам беспокоиться об улучшении когнитивных способностей, если мы позволяем людям извлекать выгоду из таких преимуществ, как природный талант и удача, включая удачу в виде наследования богатства или получения социальных связей через семью? Один из ответов состоит в том, что когнитивное развитие может быть настолько мощным детерминантом социального успеха, что подорвет основы нашего либерального, демократического общества (Mehlman 1999, 2000, 2003). Но даже если бы мы могли приспособиться к социальному неравенству, возникшему в результате когнитивных улучшений, вопрос в том, должны ли мы это делать.

Этически приемлемо ли улучшение когнитивных способностей?

Для ответа на этот вопрос лучше всего вернуться к аналогии с препаратами, повышающими спортивную результативность, в спорте. Противники употребления наркотиков в спорте возражают не только против рисков для здоровья и несправедливости, если только некоторые спортсмены могут их получить, но и против фундаментальной несовместимости между наркотиками и спортом.Согласно этой точке зрения, спорт ценит только определенные факторы: решимость, усилия, природный талант и удачу. Спортсменка, которая побеждает, потому что она стремится к успеху, проводит бесконечные часы в тренировках и тренировках, обладает врожденными спортивными способностями и наслаждается удачей, например, имея богатых, поддерживающих родителей и избегая травм, имеет право на ее медаль. Ее победа заслуженная, достойная, «достоверная». И наоборот, медаль, выигранная спортсменом, употребляющим наркотики, не заслужена; ее достижение «недостоверно».”

Смежный аргумент состоит в том, что употребление наркотиков противоречит правилам спорта. Следовательно, спортсмены, употребляющие наркотики, обманывают, точно так же, как бейсболист, который «закупоривает» биту, или марафонец, который начинает свой забег, выскальзывая на поле на полпути. Причем не имеет значения, почему правила запрещают наркотики. Организаторы и участники могут быть обеспокоены опасностями, связанными с лекарствами, обеспокоенными тем, что некоторые спортсмены могут не иметь к ним доступа, полагать, что достижения, вызванные приемом лекарств, являются недостоверными, или им просто не нравится идея людей, использующих наркотики в нетерапевтических целях.Дело в том, что правила спорта могут быть и часто бывают полностью произвольными. Почему в бейсбол разрешается выходить на поле только девять игроков вместо пяти или 11? Даже правила, основанные на безопасности, оказываются в высшей степени произвольными, поскольку трудно объяснить, почему спортсменам следует разрешить принимать риск травмы, присущий спорту, но не разрешается принимать сопоставимые риски от наркотиков. Тем не менее, для спорта вполне уместно и действительно необходимо обеспечивать соблюдение своих правил, поскольку в вид спорта нужно играть в рамках правил, чтобы он имел значение как вид спорта.

В детстве вы, возможно, пытались сыграть в игру, в которой отдельные игроки придумывали правила, которые им подходили; без сомнения, вы быстро отказались от него, разочаровавшись в его бессмысленности. Подумайте об игре в крокет Королевы Червей в игре Alice in Wonderland .

Правила спорта и игр могут занять столь же произвольную позицию, когда дело касается улучшения когнитивных способностей. Международное олимпийское движение полностью решает запретить амфетамины одновременно с тем, чтобы разрешить мотивационное консультирование, или же Испанская шахматная федерация должна запретить употребление кофеина в больших количествах одновременно с тем, что оно продолжает разрешать вдыхание. неограниченного количества ароматического никотина за пределами игрового зала (Associated Press, 1999; World Chess Federation, 2004). В самом деле, было бы интересно посмотреть, сможет ли полностью усовершенствованный шахматист-человек обыграть самый мощный компьютер.

А как насчет других видов спорта и игр? Следует ли запретить когнитивные улучшения на других соревнованиях, в которых их использование может быть выгодным, например, на школьных экзаменах и вступительных испытаниях, или на рабочем месте? Должны ли правила произвольно запрещать людям добровольно получать преимущество от приема относительно безопасных, широко доступных усиливающих препаратов, в то же время позволяя им получать прибыль от лечебных курсов и курсов подготовки к экзаменам или от репетиторов или отправлять своих детей в частные школы?

Один из ответов может заключаться в том, что когнитивные улучшения могут быть выделены для возражения, потому что они не являются естественными, обычными или традиционными.Но ясно, что тот факт, что что-то происходит в природе, не означает, что это хорошо или желательно. Многие бедствия человечества, от наводнений и голода до болезни Альцгеймера и рака, являются естественными явлениями, но мы не возражаем против таких мер по борьбе с ними, как мешки с песком, гуманитарная продовольственная помощь, Aricept® или эффективная химиотерапия. Точно так же тот факт, что что-то не происходит в природе, не делает ее плохой, иначе мы бы отказались от всего, от обуви до колеса. Более того, некоторые вещества, используемые для улучшения когнитивных функций, такие как кофеин, гинкго билоба и никотин, действительно встречаются в природе.Мнение о том, что препараты для улучшения когнитивных функций плохи, потому что они не являются общепринятыми или традиционными, также неубедительно. Кофеин использовался веками. Также нет никаких очевидных причин, по которым что-то, что существует уже некоторое время — например, курсы скорочтения — следует принимать, но новую таблетку, скажем, повторяющую эффект таких курсов, следует рассматривать как зло.

Второе возражение против лекарств, улучшающих когнитивные способности, может заключаться просто в том, что они являются «наркотиками». Этот аргумент связывает препараты, улучшающие работоспособность, с незаконным употреблением «рекреационных» наркотиков и злоупотреблением наркотиками.Но, как отмечалось ранее, препараты, улучшающие когнитивные функции, могут быть совершенно законными (потому что они являются диетическими добавками, имеют одобрение FDA для улучшения или прописаны для использования не по назначению). Очевидно, что в людях, желающих улучшить свои когнитивные способности, нет ничего «оскорбительного», и, за исключением, например, человека, который принимает лекарство, улучшающее когнитивные способности, просто для решения кроссворда New York Times , использование улучшения когнитивных функций не будет развлекательным (при условии, что с отдыхом что-то не так).Как и некоторые виды запрещенных наркотиков, эти наркотики могут быть нежелательными, если они небезопасны или вызывают привыкание, но это не относится ко всем наркотикам, и нет никаких оснований полагать, что это верно или присуще лекарствам, улучшающим когнитивные функции, в конкретный. Могут возникнуть опасения, если прием препаратов, улучшающих когнитивные функции, приведет к использованию более отвратительных препаратов, но это еще одно эмпирическое утверждение, а не необходимая характеристика улучшения когнитивных функций.

Третье возражение против лекарств, улучшающих когнитивные способности, состоит в том, что достижения, достигнутые с их помощью, не заслуживают внимания и, следовательно, не заслуживают вознаграждения. Что-то можно заработать разными способами, в том числе тяжелым трудом, самопожертвованием или добротой по отношению к другим. Если бы в лекарствах, улучшающих когнитивные способности, не было необходимости в них, утверждается, то достижения, достигнутые с их помощью, не заслуживают внимания.

Однако этот аргумент имеет ряд недостатков. Во-первых, покупатели могли получить деньги для покупки когнитивных улучшений благодаря упорному труду и самопожертвованию. Во-вторых, пользователь должен решить, какие задачи выполнять, и поэтому решение сделать что-то похвальное, а не, скажем, использовать наркотики для совершения преступлений или других форм нечестной выгоды, дает заслуги.В-третьих, людям, вероятно, придется приложить определенные усилия, чтобы добиться результатов, даже если они принимают усиливающие препараты. Например, спортсмены, принимающие стероиды, должны по-прежнему очень много работать, чтобы быть конкурентоспособными. В-четвертых, мы вознаграждаем за достижения, которые являются результатом незаслуженных природных талантов и удачи (кроме тех, кто верит, что они являются наградой от Бога за добрые дела и чистую жизнь).

Помимо спорта и игр, кажется, есть только одна область, в которой использование когнитивных улучшений может быть нежелательным.Это искусство, в котором способ его создания (его артистизм) может иметь такое же значение, как и результат. Некоторые люди ценят объект, потому что, например, он сделан вручную, даже если он выглядит и функционирует так же, как объект, сделанный машиной. Если предположить, что компьютер может написать хорошую книгу, тот факт, что она была написана компьютером, может оттолкнуть некоторых людей. Слушатели могут критиковать музыканта, который использует пропранолол, бета-блокатор, который снижает беспокойство по поводу выступления (Брантиган, Брантиган и Джозеф, 1982), даже если этот препарат используется вне соревнований.

Если препараты, улучшающие когнитивные способности, оказывают положительное влияние на художественные способности, что вполне может иметь место, их могут обвинить в искажении эстетической ценности произведенного искусства.

Но это подводит нас к ключевому моменту: помимо спорта, игр и, возможно, искусства, когнитивные достижения ценятся прежде всего за социальные выгоды, которые они приносят, а не за то, как они достигаются. Если у когнитивных достижений есть эстетическое измерение, любая потеря эстетической ценности легко перевешивается социальной ценностью достижения.Одаренный композитор, который в мгновение ока сочиняет красивую симфонию, или вундеркинд, сочиняющий очаровательную сонату с небольшим формальным обучением, сочиняет столь же ценное произведение, как и тот, кто годами учился музыке или потрудился над партитурой полдвуха. продолжительность жизни. Изобретатель экологически чистого автомобильного двигателя получает те же финансовые выгоды от своего патента, если ее открытие произошло случайно, чем если бы оно стало результатом кропотливых экспериментов. Если не считать незаконного присвоения чужой работы, важна ценность результатов.Это также не предосудительный случай, когда цели оправдывают средства; исключительные способности или случайное открытие не причиняют никакого вреда, за исключением, возможно, зависти, которая, возможно, вызвана любым достижением, в том числе тем, которое заслужено тяжелым трудом.

Тогда возникает вопрос, является ли использование препаратов, улучшающих когнитивные способности, вне спорта, игр и искусства аналогом социально неприемлемого воровства или социально вознаграждаемым природным талантам или удаче. Ответ кажется ясным: вы заслуживаете Нобелевской премии, если откроете лекарство от рака, независимо от того, делаете ли вы это с помощью лекарств, улучшающих когнитивные функции.За пределами области определенных игр, спорта и искусства в улучшении когнитивных функций нет ничего плохого.

Однако это не означает, что новые мощные лекарства, улучшающие когнитивные функции, будут легко приняты. Они изменят фундаментальный аспект американского общества, добавив к рецепту социального успеха четвертый ингредиент в дополнение к природному таланту, удаче и проявлениям воли, таким как усилия и самопожертвование. Новый режим будет особенно дезориентировать из-за исключительной роли, которую старая формула сыграла в развитии американского общества.Вместо старого аристократического рецепта успеха, основанного в основном на происхождении, Америка со времен своей Революции приняла структуру вознаграждения, основанную на «заслугах». Сын фермера мог стать президентом. В книгах Горацио Алджера любой, кто достаточно старался, мог стать богатым. Структура вознаграждения, основанная на заслугах, произвела революцию в американском обществе, позволила нации поглощать волны иммигрантов и получать прибыль от них и стала основой западной либеральной демократии, которую Фрэнсис Фукуяма назвал «последней формой человеческого правления» (Fukuyama 1989, 4) .

Тем не менее, существует ряд веских причин, по которым мы должны изменить формулу успеха, чтобы учесть когнитивные улучшения. Во-первых, их использование было бы слишком сложно предотвратить. Как обсуждалось ранее, в соответствии с действующим законодательством некоторые из них могут продаваться в качестве пищевых добавок или, если лекарства отпускаются по рецепту, одобрены для использования в качестве улучшающих свойств или прописаны для использования в несанкционированных целях. Когнитивные улучшения как класс могут подвергаться особым запретам. Поправка к Федеральному закону о пищевых продуктах, лекарствах и косметических средствах, которую Конгресс принял в 1994 году, например, объявляет федеральным уголовным преступлением распространение гормона роста человека «для любого использования у людей, кроме лечения болезни или другого признанного медицинского состояния». (21 U.S.C. §333). Конгресс также может запретить продажу лекарств, улучшающих когнитивные способности, в качестве пищевых добавок. Однако любые изменения в законе должны преодолевать мощные диетические добавки и лобби врачей. Подобно анаболическим стероидам, препараты для улучшения когнитивных функций можно было бы классифицировать как контролируемые вещества, и врачам можно было бы запретить назначать их в немедицинских целях. Но Закон о контролируемых веществах разрешает правительству относить терапевтические препараты к контролируемым веществам только в том случае, если они потенциально опасны и могут привести к физической или психологической зависимости (21 U.S.C. §812). Даже если многократное употребление наркотика для достижения или поддержания улучшенных когнитивных функций может квалифицироваться как психологическая зависимость, оно может не привести к физической зависимости, и некоторые препараты для повышения когнитивных функций можно принимать только время от времени, а не повторно. Более того, правительству было бы трудно утверждать, что повышение когнитивных способностей было злоупотреблением, особенно с учетом законности кофеина и никотина. В любом случае эти строго ограничительные подходы требуют, чтобы врачи и сотрудники правоохранительных органов были в состоянии легко различать законное терапевтическое и незаконное использование одних и тех же веществ для улучшения; тем не менее, как указывалось ранее, это различие крайне неуловимо.Правительство могло бы попытаться назначить произвольное ограничение, чтобы только люди с уровнем производительности ниже определенного могли законно применять улучшения, но политикам было бы трудно поддерживать такое произвольное решение, несмотря на политическое давление и конституционные вызовы, особенно если эти препараты значительно способствовали когнитивные достижения. Единственный способ избежать различия между терапевтическим и улучшающим использованием — это полностью запретить усиливающие вещества, то есть как для усиления, так и для терапевтического использования. Но, учитывая тот факт, что большинство этих веществ будут разработаны в первую очередь для лечения ужасных болезней, таких как болезнь Альцгеймера, это политически немыслимо.

В любом случае закон, запрещающий продукты, улучшающие когнитивные способности, будет практически не имеющим исковой силы. Несомненно, возникнет черный рынок. Правительство могло бы попытаться воспрепятствовать производству, распространению и хранению этих продуктов так же, как оно пытается остановить наркотики, такие как марихуана и кокаин, но, вероятно, добьется такого же печального успеха.Более того, верховенство закона в этой стране меньше всего нуждается в том, чтобы огромная часть населения превратилась в преступников, потому что они пытаются стать более продуктивными на работе или лучше учиться в школе. Наконец, поскольку основная мотивация для запрета относительно безопасных когнитивных улучшений будет заключаться в том, чтобы не дать людям получить несправедливое или незаслуженное преимущество, когда они конкурируют с непользователями, закон должен будет предотвращать не только производство, распространение и владение этими продуктами, но и их использование в конкурентных ситуациях. Другими словами, правительству придется провести программу тестирования на наркотики, подобную Олимпиаде, только гораздо более масштабную и дорогостоящую.

Помимо того факта, что предотвратить практически невозможно, существует еще более веская причина, по которой общество должно разрешить использование когнитивных улучшений. Если бы они были действительно безопасными и эффективными, они принесли бы значительную пользу обществу. Мы хотим, чтобы наши исследователи рака имели доступ ко всему, что поможет им найти лекарство, нашим пилотам — лучше реагировать на внезапные чрезвычайные ситуации, а нашим солдатам — лучше защитить себя и выполнять свои задачи.Запрет на когнитивные улучшения был бы плохой политикой, потому что лишил бы общество неизмеримых благ.

Таким образом, ключевой вопрос состоит в том, как получить максимальную пользу от когнитивных улучшений, но минимизировать вред.

Лекарства, улучшающие познание

Эти открытия могут принести огромную социальную пользу в дополнение к их влиянию на болезни и старение. Студенты могли бы лучше учиться. Улучшение памяти и навыков решения проблем может сделать работников более безопасными и продуктивными.Научные исследователи могли бы сделать прорыв быстрее. Политики могли бы более эффективно реагировать на кризисы. Однако разработка более мощных когнитивных улучшений также ставит серьезные задачи государственной политики.

Риск для здоровья

Будущие препараты для улучшения качества, как и некоторые из их нынешних аналогов, могут сопровождаться пагубными побочными эффектами, включая токсичность и физическую или психологическую зависимость. Эти риски могут усугубляться длительным использованием, которое может быть необходимо для достижения или поддержания желаемого эффекта усиления.Экзотические вмешательства, такие как генная инженерия, могут нанести особенно необычный ущерб. Например, сообщается, что генетически измененные «умные мыши» в Пенсильвании необычайно чувствительны к боли (Tang, Shimizu, and Tsien 2001; Wei et al. 2001).

Опасения по поводу безопасности когнитивных улучшений будут усугубляться отсутствием данных о безопасности. Федеральный закон о пищевых продуктах, лекарствах и косметических средствах требует, чтобы производители доказали, что лекарства безопасны для использования по назначению (21 U.S.C. §355 [b] [1]).Производители могут решить получить одобрение Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) для заявлений о повышении качества препаратов, изначально разработанных для лечения когнитивных расстройств, и если они это сделают, им придется предоставить данные, подтверждающие, что препараты безопасны и эффективны для улучшения. использовать. Например, компания Allergan первоначально получила одобрение FDA на продажу ботокса® для лечения блефароспазма, косоглазия и цервикальной дистонии, но затем представила данные, подтверждающие заявление о маркировке косметического использования «для временного улучшения внешнего вида от умеренных до сильных межбровных (хмурых) морщин». (Allergan 2004).

Закон разрешает врачам назначать препараты, одобренные для одной цели, для любых других целей, даже если производитель не представил в FDA данных о безопасности или эффективности, подтверждающих так называемое использование не по назначению. Организованная медицина стойко защищает эту прерогативу как проявление профессиональной автономии в медицинской практике, область, которую FDA давно признало, выходит за рамки ее полномочий (Kessler 1989). Многие препараты широко используются не по назначению, не в терапевтических целях, в том числе препараты, улучшающие познавательные способности.Согласно собственным данным производителя, например, в США ежегодно выписывается почти 350 000 рецептов на лекарство для повышения настороженности модафинил, хотя единственным заболеванием, для лечения которого он был одобрен до недавнего времени, была нарколепсия, которой страдают только около 135 000 человек ( Цефалон 2003). Закон ограничивает возможность производителей продвигать лекарства для использования не по назначению, но недавний случай, когда Warner-Lambert согласилась заплатить 430 миллионов долларов для урегулирования обвинений в продвижении Neurontin® для несанкционированного использования (U.S. Department of Justice 2004) демонстрирует, что практика тем не менее имеет место.

Можно рассчитывать на то, что врачи воздержатся от прописывания пациентам небезопасных или неэффективных средств улучшения когнитивных функций, а потребители могут избегать использования рискованных лекарств самостоятельно, но это предполагает, что врачи и общественность знали профили риска / пользы от продуктов, когда они использовались как улучшения. Некоторая общая информация о безопасности лекарств будет доступна из исследований в поддержку утвержденного использования, но могут возникнуть особые риски, если они будут использоваться в целях улучшения.Если производители не будут вынуждены проводить клинические исследования по использованию продуктов не по назначению, или если государственные испытания не будут финансироваться за счет собственных средств, эти риски не будут известны до тех пор, пока люди не начнут использовать продукты в качестве улучшений. FDA требует, чтобы производители уведомляли агентство о побочных эффектах, вызванных лекарствами, независимо от цели, для которой лекарство использовалось, но эти события, как полагают, значительно занижены (Lazarou, Pomeranz, and Corey, 1998). На врачей может быть предъявлен иск за злоупотребление служебным положением, если пациенты получили травмы от лекарств, не соответствующих установленным показателям, которые они прописали, но бремя доказывания того, что врач вел себя необоснованно, лежит на истце, и это будет трудно доказать в отсутствие данных, на основании которых присяжные могли бы пришли к выводу, что разумный врач должен был знать, что препарат безопасен на единиц и или эффективен на единиц.Лица, пострадавшие от лекарств, используемых для улучшения качества продукции не по прямому назначению, могут подать иски об ответственности за качество продукции против производителей, но недавнее разъяснение правил закона об ответственности за продукцию, которое объявляет препараты небезопасными по конструкции, только если они небезопасны для какой-либо группы людей. пациентов (Американский институт права, 1998), может снизить вероятность успеха в будущем.

Другая причина, по которой данные о безопасности могут отсутствовать, заключается в том, что некоторые когнитивные улучшения, такие как гинкго билоба, могут продаваться в качестве пищевых добавок. Закон о санитарном просвещении по диетическим добавкам (21 USC §321) разрешает продажу продуктов без данных о безопасности, если они не утверждают, что лечат конкретное заболевание, имеют на этикетке отказ от ответственности, что они не одобрены FDA и являются принято устно (21 USC §321 [ff] [1]). В отличие от лекарств, спонсоры которых несут бремя доказательства того, что их продукты безопасны и эффективны, прежде чем они могут быть проданы, на FDA ложится бремя доказывания того, что пищевая добавка небезопасна, прежде чем оно сможет остановить продажу продукта.Более того, закон не требует от производителей пищевых добавок сообщать о побочных эффектах, а добровольная отчетность ограничена (U.S. General Accounting Office 2001).

Даже при наличии данных о безопасности, опыт применения улучшающих работоспособность препаратов в спорте показывает, что люди могут использовать когнитивные улучшения, несмотря на риски, если они ожидают, что польза от них будет достаточно большой. Например, спортсмены используют анаболические стероиды, несмотря на заявления о том, что они могут вызывать серьезные побочные эффекты, такие как сердечные приступы и рак печени (NIDA 2002). Один писатель сообщил, что более половины из 200 атлетов мирового уровня, с которыми он беседовал, сказали ему, что они будут принимать препарат, который позволит им выигрывать все соревнования в течение пяти лет, а затем убьет их (Информационный бюллетень любительской спортивной ассоциации, 2003 г.).

Лица, которые готовы торговать рисками для здоровья в обмен на когнитивные преимущества, особенно уязвимы для недобросовестных предпринимателей, которые искажают эффективность своих продуктов для улучшения когнитивных функций. Даже если неэффективные вещества не вредны, их покупка переводит богатство, часто от тех, кто меньше всего может себе это позволить, торгашам и мошенникам.Федеральная торговая комиссия имеет право наказывать рекламодателей, делающих ложные или вводящие в заблуждение заявления, но ее ресурсы чрезвычайно ограничены, особенно с учетом легкости, с которой товары можно продавать в Интернете.

Access

Еще одна проблема, вызываемая когнитивными улучшениями, — это несправедливость, которая могла бы возникнуть, если бы они не были широко доступны, и если бы только некоторые люди могли получить их в свои руки. Поставка может быть ограничена из-за ограничений FDA на отгрузку экспериментальных лекарств или контроля Управления по борьбе с наркотиками в отношении количества контролируемых веществ, которые могут производиться.Даже при наличии достаточного количества препаратов FDA, вероятно, потребует, чтобы новые лекарства от болезни Альцгеймера были доступны только по рецепту, и многие люди, особенно с низким доходом, не имеют доступа к личному врачу (Gold and Kuo 2003). Даже если у людей есть доступ к врачу, желающему прописать лекарство для улучшения состояния, стоимость может быть непомерно высокой. Розничная стоимость Арисепта, например, составляет около 1500 долларов в год (Senior Market Advisor 2002). Очевидно, что возникнет черный рынок, но даже розничная цена может оказаться слишком высокой для многих.

Возможно, стоимость улучшения когнитивных способностей может покрываться за счет медицинского страхования. Врачи могут захотеть прописать терапевтические препараты когнитивно здоровым пациентам и подать заявки на лечение когнитивных нарушений. Более того, может быть трудно провести различие между терапевтическим и улучшающим использованием (Buchanan et al. 2000; Parens 1998; Whitehouse at al. 1997). Если предположить для обсуждения, что IQ является достоверной мерой когнитивных способностей, будет ли препарат, повышающий IQ, «терапевтическим» для всех, чей IQ был ниже среднего популяции? Для всех, у кого IQ был ниже максимально измеримого? Поскольку когнитивные способности, по крайней мере, частично зависят от генетических способностей, следует ли считать неоптимальные когнитивные способности генетическим дефектом? Более того, у многих людей с возрастом наблюдается умеренная когнитивная деградация.Это привело к диагностической категории «легкие когнитивные нарушения» (MCI), которая была произвольно определена как человек, результаты которого по нейропсихологическим тестам превышают 1,5 стандартных отклонения от возрастных норм (Petersen et al. 1999). Это автоматически превращает приблизительно 1 750 000 человек в Соединенных Штатах в число больных MCI. Более того, есть свидетельства того, что когнитивное ухудшение, связанное с возрастом, начинается примерно в 30 лет (Victoroff 2000). Если так, то любой человек старше этого возраста может считаться умственно отсталым.

Медицинские страховые компании могут быть готовы принять во внимание эту диагностическую проблему и покрыть лекарства, улучшающие когнитивные способности, для большого процента своих застрахованных. Но стоимость может быть настолько велика, что планы могут отказаться от расширения своего охвата за пределы узкого набора крайних случаев или вообще отказаться от покрытия определенных методов, точно так же, как некоторые планы не оплачивают виагру® (Klein and Sturm 2002). Хотя люди, страдающие когнитивной дисфункцией, могут считаться инвалидами, как это определено в Законе об американцах с ограниченными возможностями, суды истолковали закон, позволяя страховщикам отказываться от охвата целых категорий лиц с ограниченными возможностями (например,g., Doe v. Mutual of Omaha , 179 F. 3d 557 [7th Cir. 1999]). Законодательные органы штата могут отреагировать на это введением так называемых государственных мандатов — законов штата, требующих от страховщиков покрывать определенные услуги, такие как реконструкция груди после мастэктомии, — но из-за упреждения Законом о пенсионном обеспечении сотрудников (ERISA) эти законы не распространяются на работодателей. планы медицинского страхования с самострахованием, с помощью которых большинство людей получают частное медицинское страхование. Короче говоря, многие люди, имеющие медицинскую страховку, могут не иметь покрытия для дорогостоящих лекарств, улучшающих когнитивные функции.И это без учета примерно 40 миллионов американцев, которые вообще не имеют медицинской страховки.

Тогда представьте себе общество, в котором единственные люди, которые могут получить новые мощные когнитивные улучшения, — это те, у кого есть доступ к послушным врачам и ресурсы для оплаты наличными. Когнитивные улучшения будут доступны только богатым или, если их стоимость будет достаточно скромной, всем, кроме бедных. Те, кто уже был относительно лучше, получат преимущество в улучшении когнитивных функций.Менее обеспеченные будут все больше и больше отставать.

Тем не менее, наша система допускает другие источники неравенства. Зачем нам беспокоиться об улучшении когнитивных способностей, если мы позволяем людям извлекать выгоду из таких преимуществ, как природный талант и удача, включая удачу в виде наследования богатства или получения социальных связей через семью? Один из ответов состоит в том, что когнитивное развитие может быть настолько мощным детерминантом социального успеха, что подорвет основы нашего либерального, демократического общества (Mehlman 1999, 2000, 2003).Но даже если бы мы могли приспособиться к социальному неравенству, возникшему в результате когнитивных улучшений, вопрос в том, должны ли мы это делать.

Этически приемлемо ли улучшение когнитивных способностей?

Для ответа на этот вопрос лучше всего вернуться к аналогии с препаратами, повышающими спортивную результативность, в спорте. Противники употребления наркотиков в спорте возражают не только против рисков для здоровья и несправедливости, если только некоторые спортсмены могут их получить, но и против фундаментальной несовместимости между наркотиками и спортом.Согласно этой точке зрения, спорт ценит только определенные факторы: решимость, усилия, природный талант и удачу. Спортсменка, которая побеждает, потому что она стремится к успеху, проводит бесконечные часы в тренировках и тренировках, обладает врожденными спортивными способностями и наслаждается удачей, например, имея богатых, поддерживающих родителей и избегая травм, имеет право на ее медаль. Ее победа заслуженная, достойная, «достоверная». И наоборот, медаль, выигранная спортсменом, употребляющим наркотики, не заслужена; ее достижение «недостоверно».”

Смежный аргумент состоит в том, что употребление наркотиков противоречит правилам спорта. Следовательно, спортсмены, употребляющие наркотики, обманывают, точно так же, как бейсболист, который «закупоривает» биту, или марафонец, который начинает свой забег, выскальзывая на поле на полпути. Причем не имеет значения, почему правила запрещают наркотики. Организаторы и участники могут быть обеспокоены опасностями, связанными с лекарствами, обеспокоенными тем, что некоторые спортсмены могут не иметь к ним доступа, полагать, что достижения, вызванные приемом лекарств, являются недостоверными, или им просто не нравится идея людей, использующих наркотики в нетерапевтических целях.Дело в том, что правила спорта могут быть и часто бывают полностью произвольными. Почему в бейсбол разрешается выходить на поле только девять игроков вместо пяти или 11? Даже правила, основанные на безопасности, оказываются в высшей степени произвольными, поскольку трудно объяснить, почему спортсменам следует разрешить принимать риск травмы, присущий спорту, но не разрешается принимать сопоставимые риски от наркотиков. Тем не менее, для спорта вполне уместно и действительно необходимо обеспечивать соблюдение своих правил, поскольку в вид спорта нужно играть в рамках правил, чтобы он имел значение как вид спорта.

В детстве вы, возможно, пытались сыграть в игру, в которой отдельные игроки придумывали правила, которые им подходили; без сомнения, вы быстро отказались от него, разочаровавшись в его бессмысленности. Подумайте об игре в крокет Королевы Червей в игре Alice in Wonderland .

Правила спорта и игр могут занять столь же произвольную позицию, когда дело касается улучшения когнитивных способностей. Международное олимпийское движение полностью решает запретить амфетамины одновременно с тем, чтобы разрешить мотивационное консультирование, или же Испанская шахматная федерация должна запретить употребление кофеина в больших количествах одновременно с тем, что оно продолжает разрешать вдыхание. неограниченного количества ароматического никотина за пределами игрового зала (Associated Press, 1999; World Chess Federation, 2004).В самом деле, было бы интересно посмотреть, сможет ли полностью усовершенствованный шахматист-человек обыграть самый мощный компьютер.

А как насчет других видов спорта и игр? Следует ли запретить когнитивные улучшения на других соревнованиях, в которых их использование может быть выгодным, например, на школьных экзаменах и вступительных испытаниях, или на рабочем месте? Должны ли правила произвольно запрещать людям добровольно получать преимущество от приема относительно безопасных, широко доступных усиливающих препаратов, в то же время позволяя им получать прибыль от лечебных курсов и курсов подготовки к экзаменам или от репетиторов или отправлять своих детей в частные школы?

Один из ответов может заключаться в том, что когнитивные улучшения могут быть выделены для возражения, потому что они не являются естественными, обычными или традиционными. Но ясно, что тот факт, что что-то происходит в природе, не означает, что это хорошо или желательно. Многие бедствия человечества, от наводнений и голода до болезни Альцгеймера и рака, являются естественными явлениями, но мы не возражаем против таких мер по борьбе с ними, как мешки с песком, гуманитарная продовольственная помощь, Aricept® или эффективная химиотерапия. Точно так же тот факт, что что-то не происходит в природе, не делает ее плохой, иначе мы бы отказались от всего, от обуви до колеса. Более того, некоторые вещества, используемые для улучшения когнитивных функций, такие как кофеин, гинкго билоба и никотин, действительно встречаются в природе.Мнение о том, что препараты для улучшения когнитивных функций плохи, потому что они не являются общепринятыми или традиционными, также неубедительно. Кофеин использовался веками. Также нет никаких очевидных причин, по которым что-то, что существует уже некоторое время — например, курсы скорочтения — следует принимать, но новую таблетку, скажем, повторяющую эффект таких курсов, следует рассматривать как зло.

Второе возражение против лекарств, улучшающих когнитивные способности, может заключаться просто в том, что они являются «наркотиками». Этот аргумент связывает препараты, улучшающие работоспособность, с незаконным употреблением «рекреационных» наркотиков и злоупотреблением наркотиками.Но, как отмечалось ранее, препараты, улучшающие когнитивные функции, могут быть совершенно законными (потому что они являются диетическими добавками, имеют одобрение FDA для улучшения или прописаны для использования не по назначению). Очевидно, что в людях, желающих улучшить свои когнитивные способности, нет ничего «оскорбительного», и, за исключением, например, человека, который принимает лекарство, улучшающее когнитивные способности, просто для решения кроссворда New York Times , использование улучшения когнитивных функций не будет развлекательным (при условии, что с отдыхом что-то не так).Как и некоторые виды запрещенных наркотиков, эти наркотики могут быть нежелательными, если они небезопасны или вызывают привыкание, но это не относится ко всем наркотикам, и нет никаких оснований полагать, что это верно или присуще лекарствам, улучшающим когнитивные функции, в конкретный. Могут возникнуть опасения, если прием препаратов, улучшающих когнитивные функции, приведет к использованию более отвратительных препаратов, но это еще одно эмпирическое утверждение, а не необходимая характеристика улучшения когнитивных функций.

Третье возражение против лекарств, улучшающих когнитивные способности, состоит в том, что достижения, достигнутые с их помощью, не заслуживают внимания и, следовательно, не заслуживают вознаграждения.Что-то можно заработать разными способами, в том числе тяжелым трудом, самопожертвованием или добротой по отношению к другим. Если бы в лекарствах, улучшающих когнитивные способности, не было необходимости в них, утверждается, то достижения, достигнутые с их помощью, не заслуживают внимания.

Однако этот аргумент имеет ряд недостатков. Во-первых, покупатели могли получить деньги для покупки когнитивных улучшений благодаря упорному труду и самопожертвованию. Во-вторых, пользователь должен решить, какие задачи выполнять, и поэтому решение сделать что-то похвальное, а не, скажем, использовать наркотики для совершения преступлений или других форм нечестной выгоды, дает заслуги. В-третьих, людям, вероятно, придется приложить определенные усилия, чтобы добиться результатов, даже если они принимают усиливающие препараты. Например, спортсмены, принимающие стероиды, должны по-прежнему очень много работать, чтобы быть конкурентоспособными. В-четвертых, мы вознаграждаем за достижения, которые являются результатом незаслуженных природных талантов и удачи (кроме тех, кто верит, что они являются наградой от Бога за добрые дела и чистую жизнь).

Помимо спорта и игр, кажется, есть только одна область, в которой использование когнитивных улучшений может быть нежелательным.Это искусство, в котором способ его создания (его артистизм) может иметь такое же значение, как и результат. Некоторые люди ценят объект, потому что, например, он сделан вручную, даже если он выглядит и функционирует так же, как объект, сделанный машиной. Если предположить, что компьютер может написать хорошую книгу, тот факт, что она была написана компьютером, может оттолкнуть некоторых людей. Слушатели могут критиковать музыканта, который использует пропранолол, бета-блокатор, который снижает беспокойство по поводу выступления (Брантиган, Брантиган и Джозеф, 1982), даже если этот препарат используется вне соревнований.

Если препараты, улучшающие когнитивные способности, оказывают положительное влияние на художественные способности, что вполне может иметь место, их могут обвинить в искажении эстетической ценности произведенного искусства.

Но это подводит нас к ключевому моменту: помимо спорта, игр и, возможно, искусства, когнитивные достижения ценятся прежде всего за социальные выгоды, которые они приносят, а не за то, как они достигаются. Если у когнитивных достижений есть эстетическое измерение, любая потеря эстетической ценности легко перевешивается социальной ценностью достижения.Одаренный композитор, который в мгновение ока сочиняет красивую симфонию, или вундеркинд, сочиняющий очаровательную сонату с небольшим формальным обучением, сочиняет столь же ценное произведение, как и тот, кто годами учился музыке или потрудился над партитурой полдвуха. продолжительность жизни. Изобретатель экологически чистого автомобильного двигателя получает те же финансовые выгоды от своего патента, если ее открытие произошло случайно, чем если бы оно стало результатом кропотливых экспериментов. Если не считать незаконного присвоения чужой работы, важна ценность результатов.Это также не предосудительный случай, когда цели оправдывают средства; исключительные способности или случайное открытие не причиняют никакого вреда, за исключением, возможно, зависти, которая, возможно, вызвана любым достижением, в том числе тем, которое заслужено тяжелым трудом.

Тогда возникает вопрос, является ли использование препаратов, улучшающих когнитивные способности, вне спорта, игр и искусства аналогом социально неприемлемого воровства или социально вознаграждаемым природным талантам или удаче. Ответ кажется ясным: вы заслуживаете Нобелевской премии, если откроете лекарство от рака, независимо от того, делаете ли вы это с помощью лекарств, улучшающих когнитивные функции.За пределами области определенных игр, спорта и искусства в улучшении когнитивных функций нет ничего плохого.

Однако это не означает, что новые мощные лекарства, улучшающие когнитивные функции, будут легко приняты. Они изменят фундаментальный аспект американского общества, добавив к рецепту социального успеха четвертый ингредиент в дополнение к природному таланту, удаче и проявлениям воли, таким как усилия и самопожертвование. Новый режим будет особенно дезориентировать из-за исключительной роли, которую старая формула сыграла в развитии американского общества.Вместо старого аристократического рецепта успеха, основанного в основном на происхождении, Америка со времен своей Революции приняла структуру вознаграждения, основанную на «заслугах». Сын фермера мог стать президентом. В книгах Горацио Алджера любой, кто достаточно старался, мог стать богатым. Структура вознаграждения, основанная на заслугах, произвела революцию в американском обществе, позволила нации поглощать волны иммигрантов и получать прибыль от них и стала основой западной либеральной демократии, которую Фрэнсис Фукуяма назвал «последней формой человеческого правления» (Fukuyama 1989, 4) .

Тем не менее, существует ряд веских причин, по которым мы должны изменить формулу успеха, чтобы учесть когнитивные улучшения. Во-первых, их использование было бы слишком сложно предотвратить. Как обсуждалось ранее, в соответствии с действующим законодательством некоторые из них могут продаваться в качестве пищевых добавок или, если лекарства отпускаются по рецепту, одобрены для использования в качестве улучшающих свойств или прописаны для использования в несанкционированных целях. Когнитивные улучшения как класс могут подвергаться особым запретам. Поправка к Федеральному закону о пищевых продуктах, лекарствах и косметических средствах, которую Конгресс принял в 1994 году, например, объявляет федеральным уголовным преступлением распространение гормона роста человека «для любого использования у людей, кроме лечения болезни или другого признанного медицинского состояния». (21 U.S.C. §333). Конгресс также может запретить продажу лекарств, улучшающих когнитивные способности, в качестве пищевых добавок. Однако любые изменения в законе должны преодолевать мощные диетические добавки и лобби врачей. Подобно анаболическим стероидам, препараты для улучшения когнитивных функций можно было бы классифицировать как контролируемые вещества, и врачам можно было бы запретить назначать их в немедицинских целях. Но Закон о контролируемых веществах разрешает правительству относить терапевтические препараты к контролируемым веществам только в том случае, если они потенциально опасны и могут привести к физической или психологической зависимости (21 U.S.C. §812). Даже если многократное употребление наркотика для достижения или поддержания улучшенных когнитивных функций может квалифицироваться как психологическая зависимость, оно может не привести к физической зависимости, и некоторые препараты для повышения когнитивных функций можно принимать только время от времени, а не повторно. Более того, правительству было бы трудно утверждать, что повышение когнитивных способностей было злоупотреблением, особенно с учетом законности кофеина и никотина. В любом случае эти строго ограничительные подходы требуют, чтобы врачи и сотрудники правоохранительных органов были в состоянии легко различать законное терапевтическое и незаконное использование одних и тех же веществ для улучшения; тем не менее, как указывалось ранее, это различие крайне неуловимо. Правительство могло бы попытаться назначить произвольное ограничение, чтобы только люди с уровнем производительности ниже определенного могли законно применять улучшения, но политикам было бы трудно поддерживать такое произвольное решение, несмотря на политическое давление и конституционные вызовы, особенно если эти препараты значительно способствовали когнитивные достижения. Единственный способ избежать различия между терапевтическим и улучшающим использованием — это полностью запретить усиливающие вещества, то есть как для усиления, так и для терапевтического использования.Но, учитывая тот факт, что большинство этих веществ будут разработаны в первую очередь для лечения ужасных болезней, таких как болезнь Альцгеймера, это политически немыслимо.

В любом случае закон, запрещающий продукты, улучшающие когнитивные способности, будет практически не имеющим исковой силы. Несомненно, возникнет черный рынок. Правительство могло бы попытаться воспрепятствовать производству, распространению и хранению этих продуктов так же, как оно пытается остановить наркотики, такие как марихуана и кокаин, но, вероятно, добьется такого же печального успеха. Более того, верховенство закона в этой стране меньше всего нуждается в том, чтобы огромная часть населения превратилась в преступников, потому что они пытаются стать более продуктивными на работе или лучше учиться в школе. Наконец, поскольку основная мотивация для запрета относительно безопасных когнитивных улучшений будет заключаться в том, чтобы не дать людям получить несправедливое или незаслуженное преимущество, когда они конкурируют с непользователями, закон должен будет предотвращать не только производство, распространение и владение этими продуктами, но и их использование в конкурентных ситуациях.Другими словами, правительству придется провести программу тестирования на наркотики, подобную Олимпиаде, только гораздо более масштабную и дорогостоящую.

Помимо того факта, что предотвратить практически невозможно, существует еще более веская причина, по которой общество должно разрешить использование когнитивных улучшений. Если бы они были действительно безопасными и эффективными, они принесли бы значительную пользу обществу. Мы хотим, чтобы наши исследователи рака имели доступ ко всему, что поможет им найти лекарство, нашим пилотам — лучше реагировать на внезапные чрезвычайные ситуации, а нашим солдатам — лучше защитить себя и выполнять свои задачи.Запрет на когнитивные улучшения был бы плохой политикой, потому что лишил бы общество неизмеримых благ.

Таким образом, ключевой вопрос состоит в том, как получить максимальную пользу от когнитивных улучшений, но минимизировать вред.

Исследования выявляют лекарственные цели для улучшения памяти — ScienceDaily

Бристольское исследование выявило конкретные лекарственные мишени в нейронных цепях, которые кодируют воспоминания, что открыло путь к значительным успехам в лечении широкого спектра заболеваний мозга.

Потеря памяти является основным признаком многих неврологических и психических расстройств, включая болезнь Альцгеймера и шизофрению. Текущие варианты лечения потери памяти очень ограничены, и поиск безопасных и эффективных лекарств до сих пор имел ограниченный успех.

Исследование проводилось в сотрудничестве с коллегами из международной биофармацевтической компании Sosei Heptares. Результаты, опубликованные в Nature Communications , идентифицируют специфические рецепторы нейромедиатора ацетилхолина, которые перенаправляют информацию, проходящую через цепи памяти в гиппокампе.Ацетилхолин высвобождается в мозгу во время обучения и имеет решающее значение для приобретения новых воспоминаний. До сих пор единственным эффективным средством лечения симптомов ухудшения когнитивных способностей или памяти, наблюдаемых при таких заболеваниях, как болезнь Альцгеймера, было использование лекарств, которые в целом повышают уровень ацетилхолина. Однако это приводит к множеству побочных эффектов. Обнаружение специфических рецепторов-мишеней, которые могут оказывать положительный эффект, избегая при этом отрицательных, является многообещающим.

Ведущий автор, профессор Джек Меллор из Центра синаптической пластичности Бристольского университета, сказал: «Эти открытия касаются фундаментальных процессов, которые происходят в мозге во время кодирования памяти, и того, как они могут регулироваться состоянием мозга или лекарствами, нацеленными на специфические рецепторные белки. В долгосрочной перспективе открытие этих конкретных целей открывает пути и возможности для разработки новых методов лечения симптомов болезни Альцгеймера и других состояний с выраженными когнитивными нарушениями. Для этих открытий важное значение имеет партнерство академических и промышленных кругов, и мы надеемся продолжить совместную работу над этими проектами ».

Д-р Майлз Конгрив, главный научный сотрудник Sosei Heptares, добавил: «Эти важные исследования помогли нам разработать и выбрать новые терапевтические агенты, обладающие уникальной направленностью, которые имитируют действие ацетилхолина на определенные мускариновые рецепторы, не вызывая нежелательных побочных эффектов, которые наблюдались ранее. и менее эффективные целевые методы лечения.Этот подход имеет захватывающий потенциал для улучшения памяти и когнитивных функций у пациентов с болезнью Альцгеймера и другими неврологическими заболеваниями ».

«Удивительно, как мозг расставляет приоритеты в различных битах информации, решая, что важно закодировать в памяти, а что можно отбросить. Мы знаем, что должны быть механизмы, позволяющие извлекать то, что важно для нас, но мы знаем очень мало о том, как работают эти процессы. Наша будущая программа работы направлена ​​на то, чтобы показать, как мозг делает это, используя ацетилхолин в тандеме с другими нейротрансмиттерами, такими как дофамин, серотонин и норадреналин », — сказал профессор Меллор.

История Источник:

Материалы предоставлены Бристольским университетом . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Некоторые лекарства от гипертонии могут предотвратить потерю памяти, результаты исследования

Гипертония, которой страдает почти половина взрослого населения США, может подвергнуть вас риску сердечных заболеваний и инсульта. Исследования также показывают, что повышенное кровяное давление в среднем возрасте может увеличить риск деменции в пожилом возрасте.Факты показывают, что некоторые лекарства действительно могут предотвратить деменцию у этих людей. Но до сих пор исследователи не знали, какие лекарства.

В крупномасштабном метаанализе, опубликованном в июне 2021 года в журнале Hypertension , исследователи обнаружили, что люди, принимавшие лекарства от гипертонии, которые выходят из кровеносных сосудов и попадают в мозг, известные как пересечение гематоэнцефалического барьера, испытывали меньшее снижение когнитивных функций, чем у тех, кто принимал лекарства от артериального давления, которые остаются только в кровотоке.

Мы знаем, что снижение артериального давления полезно для снижения когнитивных функций и риска развития деменции, но существует множество различных лекарств. И вопрос был в том, действуют ли эти лекарства через множество различных механизмов на снижение когнитивных функций или они просто снижают артериальное давление? » говорит автор-корреспондент исследования Дэниел Нэйшн, доктор философии, доцент психологических наук и преподаватель Института нарушений памяти и неврологических расстройств Калифорнийского университета в Ирвине (UCI MIND).

Доктор Нэйшн и его коллеги сравнили исследования лекарств со способностью преодолевать гематоэнцефалический барьер и без нее, которые влияют на ренин-ангиотензиновую систему, гормональную систему, которая связана с кровяным давлением и играет роль в обучении и памяти. Они проанализировали данные по двум классам лекарств: ингибиторам ангиотензинпревращающего фермента (АПФ) и блокаторам рецепторов ангиотензина II (БРА), которые обычно используются при лечении гипертонии.

Всего в анализ было включено около 13 000 человек старше 50 лет в 14 различных исследованиях, проведенных в шести странах.

«Это не была экспертиза одного конкретного препарата или даже одного класса препаратов; это было свойство препарата — попадет ли он в мозг. Если бы врачи были уверены в ценности этого свойства, не потребовалось бы кардинальных изменений в их практике назначения лекарств. Они могут просто выбрать другой препарат из той же семьи, который преодолевает гематоэнцефалический барьер », — говорится в сообщении Nation.

Случайность в результатах и ​​области будущих исследований

Одним из результатов, который заставил исследователей ломать голову, был тот факт, что пациенты, принимавшие препараты, не проникающие через гематоэнцефалический барьер, имели лучшие результаты по вниманию по сравнению с пациентами. кто принимал наркотики, которые проникают в мозг.Хотя сердечно-сосудистые заболевания негативно влияют на внимание, они не являются признаком слабоумия. Нэйшн и Джин Хо, доктор философии, научный сотрудник UCI MIND, проводят новые исследования для лучшего понимания этих результатов.

На данный момент это новое исследование может помочь проложить путь для различных практик назначения лекарств, которые учитывают другие заболевания, связанные с гипертонией.

«Альцгеймер возник как болезнь мозга, к которой больше ничего не имеет отношения», — говорит Константино Ядекола, доктор философии, директор Института исследований мозга и разума семьи Фейлов в Weill Cornell Medicine, который не был участвует в исследовании. «Повреждение сосудов головного мозга вызвано в основном высоким кровяным давлением. Это также главный фактор, вызывающий болезнь Альцгеймера. Итак, сообщение сообществу заключается в том, что если вы лечите высокое кровяное давление, вы также лечите болезнь Альцгеймера ».

Иадекола советует пациентам регулярно проверять артериальное давление, чтобы получить лечение как можно скорее. Он также советует, в частности, темнокожим пациентам, у которых есть склонность к гипертонии, лечить высокое кровяное давление в любой форме.

Новое лекарство вселяет надежду обратить вспять потерю памяти в пожилом возрасте | Neuroscience

Экспериментальный препарат, который поддерживает больные клетки мозга, вселил надежды на лечение потери памяти, неправильного принятия решений и других умственных нарушений, которые часто возникают в пожилом возрасте.

Лекарство можно принимать в виде ежедневной таблетки лицам старше 55 лет, если клинические испытания, которые, как ожидается, начнутся в течение двух лет, покажут, что лекарство безопасно и эффективно для предотвращения провалов в памяти.

Тесты в лаборатории показали, что у старых животных значительно улучшилась память через полчаса после приема препарата. Ученые обнаружили, что после двух месяцев лечения уменьшившиеся клетки мозга у животных снова выросли.

Этьен Сибилле из Центра наркологии и психического здоровья в Торонто сказал, что лечение было направлено не только на «нормальный» когнитивный спад, который приводит к пожилым моментам, но и на потерю памяти и психические нарушения, которые обычно поражают людей с депрессией. шизофрения и болезнь Альцгеймера.

Если препарат хорошо проявит себя в испытаниях на людях, сказал Сибилле, возможно, «любой человек в возрасте старше 55-60 лет, у которого может возникнуть риск когнитивных проблем в дальнейшем, получит пользу от этого лечения».

«Наши результаты имеют прямое значение для плохого познания при нормальном старении», — сказал он, поскольку препарат потенциально улучшает обучение, память, принятие решений и жизненно важное планирование. «Но мы видим этот дефицит при различных расстройствах, от депрессии до шизофрении и болезни Альцгеймера».

На рынке нет лекарств, которые улучшают потерю памяти, наблюдаемую в пожилом возрасте и психических расстройствах, таких как депрессия и шизофрения.Но исследователи из Торонто считают, что их препарат может обратить вспять плохие воспоминания, воздействуя на определенные клетки, участвующие в обучении и памяти, и омолаживая их. Изменения, которые препарат вызывает в мозге, позволяют предположить, что он может предотвратить потерю памяти в начале болезни Альцгеймера и потенциально отсрочить ее начало.

Исследования потери памяти показали, что она частично связана с уровнем нейромедиатора, известного как ГАМК. Его обычная задача — замедлить скорость возбуждения нейронов, эффективно подавляя электрический «шум» в мозге.Снизьте этот фоновый шум, и мозг станет легче обрабатывать важные сигналы, по крайней мере, так гласит теория.

Новый препарат является производным бензодиазепина, семейства лекарств, в которое входят таблетки от тревожности валиум и ксанакс. Хотя валиум и ксанакс оказывают широкое воздействие на мозг, новое лекарство предназначено для воздействия на специфические «рецепторы» ГАМК, обнаруженные на нейронах в ключевых частях мозга, таких как гиппокамп, которые активно участвуют в познании.

Ученые протестировали препарат на мышах в лабиринте и обнаружили, что через полчаса после приема однократной дозы старые животные показали себя почти так же хорошо, как молодые мыши.Препарат также восстановил работоспособность молодых мышей, память которых была временно нарушена из-за стресса от пребывания в замкнутом пространстве.

«Естественно, что в этом тесте старая мышь будет работать примерно на 50-60%. Его рабочая память в основном не работает. Но уже через 30 минут после введения препарата их эффективность восстанавливается до 80-90%, то есть почти на уровне молодой мыши. У нас происходит быстрое изменение возрастного дефицита рабочей памяти, и это очень интересно », — сказала Сибилле Guardian.

В последней работе команда из Торонто показала, что клетки мозга, которые уменьшились в размерах у старых мышей, выросли снова через два месяца после добавления препарата в их питьевую воду. «Мы действительно можем выращивать клетки мозга», — сказала Сибилле.

«Они имеют тенденцию уменьшаться с возрастом, и они уменьшаются при нейродегенеративных заболеваниях. Мы видим, что клетки растут до уровня, довольно близкого к таковому у молодых животных ».

Лабораторные тесты не показали никакой пользы при введении препарата здоровым молодым животным, предполагая, что он не будет работать как усилитель когнитивных функций и наделяет здоровых людей сверхчеловеческими навыками памяти.«Это не препарат, который принял бы студент, если бы он хотел быть умнее при подготовке к экзаменам», — сказала Сибилле. Исследователи подали патент на лекарство в среду перед выступлением на ежегодном собрании Американской ассоциации содействия развитию науки в Вашингтоне.

Теперь ученые надеются испытать препарат на людях, причем первые испытания, как ожидается, будут проведены на людях, страдающих депрессией. По словам Сибилле, когда люди находятся в стадии ремиссии от депрессии, у людей с плохой памятью и другими психическими нарушениями чаще всего возникает рецидив.

«Если бы мы могли как-то вылечить этот дефицит, мы потенциально могли бы существенно повлиять на траекторию болезни у этих людей на протяжении всей жизни. Это изменит правила игры в то, как мы лечим депрессию ».

Лекарства от ухудшения памяти — CRCNJ

автор crcnj

Хотел бы я сказать вам, что у нас есть волшебная таблетка для лечения нарушения памяти, но у нас нет. Переменные, которые, как известно, способствуют здоровому старению мозга, включают: диету, упражнения, сон, когнитивную стимуляцию, социальную стимуляцию и снижение стресса.Итак, при любых обстоятельствах эти факторы образа жизни важны.

Многочисленные состояния могут вызывать или имитировать симптомы деменции (глобальное снижение когнитивных функций), только некоторые из них могут быть обратимыми, например, дефицит витамина B12 или недостаточная активность щитовидной железы (гипотиреоз). Существует также ряд рецептурных и безрецептурных лекарств, принимаемых при других состояниях, которые могут нарушить или вызвать потерю памяти. Алкоголь, табак, недосыпание, депрессия и стресс, травмы головы, инсульт и другие нейродегенеративные заболевания также могут влиять на память.Правильный диагноз важен для лечения и планирования. Кроме того, обычно существует более одной причины нарушения, и поэтому каждую следует распознать и устранить.

Болезнь Альцгеймера — наиболее частая причина деменции у пожилых людей. По мере прогрессирования болезни Альцгеймера клетки мозга умирают, и связи между клетками теряются. Это вызывает когнитивные симптомы, такие как потеря памяти, замешательство и проблемы с мышлением и рассуждением. Хотя существующие лекарства не могут вылечить болезнь Альцгеймера или остановить ее прогрессирование, эти лекарства могут на некоторое время уменьшить некоторые симптомы у некоторых людей.

Существует два типа лекарств, которые были одобрены FDA для лечения памяти и других форм когнитивных нарушений, вызванных основной болезнью Альцгеймера. Это ингибиторы холинэстеразы (Арисепт, Экселон, Разадин) и мемантин (Наменда). Намзарик, новейшее лекарство, представляет собой комбинацию обоих типов лекарств.

Ингибиторы холинэстеразы работают, не позволяя ферменту холинэстеразе выводить ацетилхолин из синапсов или пространства между нейронами.Идея состоит в том, что при сохранении большего количества ацетилхолина в головном мозге функция памяти будет лучше сохранена, поскольку известно, что ацетилхолин важен для функционирования памяти. Ингибиторы холинэстеразы обычно назначают даже людям с очень легкими симптомами, имеют тенденцию к слабому профилю побочных эффектов и могут приносить некоторую пользу в течение определенного периода времени. Пациентам назначают только один из этих трех вариантов за раз.

Общий Марка Уровень серьезности Год утверждения FDA
донепезил Арисепт Все ступени 1996
ривастигмин Exelon Все ступени 2000
галантамин Разадыне От легкой до умеренной 2001
мемантин Namenda От умеренной до тяжелой 2003
донепезил и мемантин Намзарыч От умеренной до тяжелой 2014

Мемантин является антагонистом рецепторов NMDA и действует, предотвращая попадание кальция в нейрон и вызывая каскад повреждающих событий. Поскольку это лекарство действует по другому механизму, пациентам может быть назначен мемантин в дополнение к ингибитору холинэстеразы по мере прогрессирования симптомов. Мемантин также имеет слабый профиль побочных эффектов и может приносить умеренную пользу пациентам.

К сожалению, ни одно из доступных в настоящее время лекарств, как известно, не помогает предотвратить основной болезненный процесс образования налета и клубков в головном мозге, который возникает при болезни Альцгеймера. Таким образом, даже если пациент принимает эти лекарства, симптомы будут продолжать прогрессировать.Хотя некоторые из этих препаратов встречаются реже, они могут также вызывать побочные эффекты, такие как возбуждение, сухость во рту, сонливость, тремор, падение или запор. Прежде чем начинать прием любого нового лекарства, важно, чтобы ваш врач и фармацевт были осведомлены обо всех принимаемых в настоящее время лекарствах, чтобы убедиться, что лекарства не взаимодействуют друг с другом. Также полезно внимательно изучить планы Medicare Part D в отношении покрытия лекарств от болезни Альцгеймера.

Есть множество фармацевтических компаний, работающих над разработкой и исследованием потенциально новых методов лечения, которые остановят прогрессирование образования налета и / или клубков.В конечном итоге путь к эффективному лечению лежит через клинические испытания. Многие из этих экспериментальных методов лечения нацелены на людей с легкими симптомами и ранней стадией заболевания, но доступны испытания для средней и более поздней стадии болезни. Мы узнали, что чем раньше мы сможем идентифицировать пациентов для вмешательства, тем больше вероятность того, что это повлияет на прогрессирование заболевания.

CRCNJ (CRCNJ) в Спрингфилде предлагает доступ к таким испытаниям, а также к клинической диагностике и планам лечения.Мы рады предложить способы получения амилоидных ПЭТ-сканирований, передовых технологий, используемых для определения наличия амилоидных бляшек в головном мозге. Большинство наших услуг покрывается программой Medicare или предоставляется пациентам бесплатно в рамках спонсируемых исследований.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *