Психоневрологические расстройства: Психоневрологические заболевания

Содержание

Главный психиатр РФ: около 70% школьников России имеют расстройства и аномалии развития — Общество

МОСКВА, 9 октября. /ТАСС/. В России около 70% школьников имеют психические расстройства и аномалии развития. 

На эту тему

Об этом, накануне Всемирного дня психического здоровья, рассказал главный психиатр Минздрава России, директор Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии имени Сербского Зураб Кекелидзе.

«На сегодняшний день среди дошкольников психические расстройства и аномалии развития — 60% от общего числа детей. Среди школьников расстройства и аномалии развития — 70-80% от общего числа учащихся», — сказал он.

При этом, по его данным, у 40% учеников начальных классов имеется «школьная дезадаптация» — нарушения приспособления ребенка к школьным условиям, при которых наблюдается снижение способностей к обучению.

На эту тему

Главный психиатр уточнил, что школьные врачи должны изучать программы по психиатрическому образованию, быть в курсе особенностей развития детей и подростков. «Врачи школьные не должны заниматься тем, чтобы отправлять детей в психоневрологические диспансеры, а делать все, чтобы дети туда не попадали», — подчеркнул Кекелидзе.

В беседе с корр. ТАСС после конференции Кекелидзе уточнил, что такие высокие цифры связаны с тем, что родители не знают и не понимают, как правильно воспитывать своих детей. Он считает, что родителей нужно обучать основам воспитания, а детям ввести в школах уроки психологии.

Мединский: дети должны быть заняты в школе до вечера, но речь идет о внеклассных занятиях

Министр культуры РФ Владимир Мединский считает, что в школе дети должны быть заняты до семи вечера, но речь идет о внеклассных занятиях. Об этом ТАСС в сентябре сообщили в пресс-службе Минкультуры.

«На открытии первого Музыкального кадетского корпуса при Московском государственном институте культуры Владимир Мединский заявил, что в школе «дети должны быть заняты до семи вечера», — отметили в пресс-службе. — При этом речь шла не об уроках общеобразовательной школьной программы, а о дополнительных и внеклассных занятиях, кружках, спортивных секциях».

Как подчеркивают в пресс-службе, министр отметил, что именно такую возможность получат воспитанники Музыкального кадетского корпуса при МГИК. «Институт располагает всей необходимой инфраструктурой и предлагает ученикам современный спортивный зал и стадион, занятия конным спортом, плаванием, шахматами, а также художественные кружки», — добавили в ведомстве.

Спецпроект на тему

Сплошное расстройство: нарушения психики повышают риск тяжелого течения СОVID-19 | Статьи

Люди с подтвержденными психиатрическими диагнозами чаще и тяжелее болеют COVID-19. Об этом свидетельствует исследование международного коллектива ученых, в котором были проанализированы данные 50 тыс. британцев с различными расстройствами, выявленными до начала пандемии. Специалисты пришли к выводу, что душевные болезни связаны с повышенным риском заражения коронавирусом, тяжелого течения вызванного им заболевания и даже смертельного исхода. Причем наибольшему риску подвержены люди с диагнозом «депрессия», считают авторы исследования. Аналогичная связь выявлена и для других вирусов, что может говорить о наличии общих связей между психическими расстройствами и инфекционным процессом, а также об измененных иммунных реакциях у таких пациентов, сообщили ученые.

Диагноз по диагнозу

О том, что коронавирусная инфекция может вызывать различные неврологические нарушения и психические расстройства у переболевших, ученые пишут давно. Однако теперь установлена и обратная связь. Выяснилось, что люди с подтвержденными психиатрическими диагнозами чаще и тяжелее болеют COVID-19. К такому выводу пришли исследователи из Сычуаньского университета, Каролинского института и Университета Исландии. Они опубликовали препринт, в котором связали психические расстройства с риском заражения, тяжелого течения и смерти от SARS-CoV-2.

Исследование охватило 421 тыс. человек, среди которых 50 815 — люди с психическими расстройствами, зарегистрированными в базах данных стационаров британского биобанка до пандемии COVID-19. Средний возраст исследуемых на момент вспышки коронавируса составил 67,8 года, 43% участников — мужчины.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

«Препандемические психические расстройства связаны с повышенным риском COVID-19 и особенно тяжелой формы, приводящей к смерти», — пришли к выводу авторы статьи. Такая же связь была установлена и для других респираторных инфекций. Ученые предполагают, что психические проблемы могут приводить к изменению иммунных реакций, поэтому такие пациенты переносят эти болезни тяжелее.

Помимо особенностей иммунитета, у них наблюдаются «неоптимальное поведение и неспособность применять стратегии смягчения последствий во время вспышки COVID-19», указывают ученые. Таким людям труднее соблюдать социальную дистанцию, правильно носить маски и ограничивать контакты, пояснила «Известиям» врач-инфекционист, сотрудник научно-клинического отдела МГЦ СПИД и Международного учебно-методического центра вирусологии человека Медицинского института РУДН (вуза— участника проекта повышения конкурентоспособности образования «5-100») Елена Белова.

— Принимаемые для лечения психических расстройств препараты также могут оказывать негативное влияние в том числе на иммунную систему, — рассказала специалист. — Выявлено, что люди с допандемическими психическими расстройствами чаще всего входят и в группы риска при COVID-19, обозначенные ВОЗ: это курильщики (63,9%) и лица с более высоким индексом массы тела (≥30 кг/м²: 31,8%). Также велика доля тех, кто имеет в анамнезе тяжелые соматические сопутствующие болезни, включая хронические заболевания сердца (21,7%), сахарный диабет (14,9%), хронические легочные заболевания (14,3%), хронические заболевания почек (7,0%) и астму (17,4%).

Фото: Depositphotos

При таких исходных данных вероятность более тяжелого течения COVID-19 ожидаема, что и подтверждают исследователи, отметила Елена Белова.

Особенные механизмы

Психиатрические расстройства действительно могут быть одним из факторов риска при коронавирусной инфекции, согласен и.о. директора Института биомедицинских систем и биотехнологий Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого Андрей Васин.

— С одной стороны, этому можно найти объяснения через молекулярные механизмы. Так, например, при психотических расстройствах может изменяться уровень определенных гормонов, что приводит к подавлению клеточного и гуморального иммунного ответов на инфекцию, а следовательно, повышению риска инфицирования SARS-CoV-2 или любым другим вирусом, — сообщил ученый. — Кроме того, нарушение цитокинового баланса также может вносить вклад в более тяжелое протекание заболевания. С другой стороны, эта группа населения может чаще обращаться за медицинской помощью (в силу того, что они и так наблюдаются у врача) при признаках COVID-19 и, соответственно, получать доступ к диагностике на SARS-CoV-2, что приводит к большей выявляемости вируса.

Интересно, что самым опасным расстройством в плане заражения, тяжелого течения и смерти при коронавирусе ученые признали депрессию, диагностированную еще до пандемии.

Фото: РИА Новости/Александр Кряжев

— Обычно это состояние связывают со снижением секреции серотонина, — пояснила профессор кафедры фундаментальной медицины Школы биомедицины Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) Галина Рева. — Главным образом это продукт секреции эпифиза, железы, связанной с гипоталамусом, который отвечает за все системы: эндокринную, сердечно-сосудистую, органы дыхания. Он ответственен за эмоциональное состояние, передачу импульсов, возбуждение и торможение. Это высший вегетативный центр, который работает автономно, независимо от нашего сознания.

По словам эксперта, коронавирус поражает нейроны и клетки гипоталамуса, так же как и покровные эпителии. Но если рецепторы эндотелия (клеток, выстилающих внутренние поверхности сосудов и полостей сердца. — «Известия») известны, то для структур мозга эти механизмы изучены недостаточно. Таким образом, у пациентов с психическими нарушениями, заболевших коронавирусом, недуг действительно может протекать тяжелее.

— Высокая температура при COVID-19 — одно из свидетельств поражения вирусом центра терморегуляции и всего гомеостаза, поэтому необходим длительный мониторинг выздоровевших. Ведь многие нейротропные вирусы могут в течение длительного времени поражать ткани ЦНС с разной степенью нарушения функций. Нельзя исключить, что COVID-19 может быть возбудителем медленной инфекции в тканях мозга, — рассказала Галина Рева.

Фото: ТАСС/URA.RU/Вадим Ахметов

Стоит отметить, что еще одним опасным состоянием, при котором заболевание протекает тяжелее, ученые назвали повышенную тревожность.

Сохранять здравый смысл

Во время пандемии людям с психиатрическими осложнениями необходимо уделять больше внимания, а всем остальным — сохранять здравый смысл. Например, сейчас не редки случаи, когда имеющие определенные основания считать себя переболевшими COVID-19 (хотя это не диагностировано стандартными средствами) люди ведут себя не совсем адекватно, рассказал «Известиям» заместитель завлабораторией анализа показателей здоровья населения и цифровизации здравоохранения МФТИ Станислав Отставнов.

— Например, можно привести такой случай из практики: человек устал от вынужденного одиночества и хочет обнимать всех встречных. А подобное поведение крайне неразумно. Это последствия самоизоляции в четырех стенах, отсутствия живого разговора и неопределенности завтрашнего дня — мы рискуем потерять работу, наши близкие могут заболеть. Тревога неблагоприятно влияет на людей: кого-то тянет на ненужное геройство, кого-то наоборот, — заявил эксперт.

Фото: Depositphotos

Как отметил специалист, психологическая тяжесть пандемии приводит к косвенным жертвам COVID-19: люди погибают не только от коронавируса, зафиксированы и случаи инфарктов и суицида, связанные с депрессией и тревогой. Поэтому, считает эксперт, в этот период важно уделять внимание не только физическому, но и душевному здоровью.

Журналы — Специализации — Психиатрия

Этика научных публикаций

Раздел подготовлен по материалам издательства научной и медицинской литературы Elsevier, а так же материалов Международного Комитета по публикационной этике (COPE)

Введение

1.1. Публикация материалов в рецензируемых журналах не только является простым способом научных коммуникаций, но и вносит значительный вклад в развитие соответствующей области научного знания. Таким образом, важно установить стандарты будущего этичного поведения всех вовлеченных в публикацию сторон, а именно: Авторов, Редакторов журнала, Рецензентов, Издательства и Научного общества для журнала «

Психические расстройства в общей медицине »

1.2. Издатель не только поддерживает научные коммуникации и инвестирует в данный процесс, но также несет ответственность за соблюдение всех современных рекомендаций в публикуемой работе.

1.3. Издатель берет на себя обязательства по строжайшему надзору за научными материалами. Наши журнальные программы представляют беспристрастный «отчет» развития научной мысли и исследований, поэтому мы также осознаем ответственность за должное представление этих «отчетов», особенно с точки зрения этических аспектов публикаций, изложенных в настоящем документе.

2. Обязанности Редакторов

2.1. Решение о публикации

Редактор научного журнала « Психические расстройства в общей медицине

» самолично и независимо несет ответственность за принятие решения о публикации, часто в сотрудничестве с соответствующим Научным обществом. Достоверность рассматриваемой работы и ее научная значимость всегда должны лежать в основе решения о публикации. Редактор может руководствоваться политикой Редакционной коллегии журнала « Психические расстройства в общей медицине », будучи ограниченным актуальными юридическими требованиями в отношении клеветы, авторского права, законности и плагиата.

Редактор может совещаться с другими Редакторами и Рецензентами (или должностными лицами Научного общества) во время принятия решения о публикации.

2.2. Порядочность

Редактор должен оценивать интеллектуальное содержание рукописей вне зависимости от расы, пола, сексуальной ориентации, религиозных взглядов, происхождения, гражданства или политических предпочтений Авторов.

2.3. Конфиденциальность

Редактор и Редакционная коллегия журнала « Психические расстройства в общей медицине » обязаны без необходимости не раскрывать информацию о принятой рукописи всем лицам, за исключением Авторов, Рецензентов, возможных Рецензентов, других научных консультантов и Издателя.

2.4. Политика раскрытия и конфликты интересов

2.4.1 Неопубликованные данные, полученные из представленных к рассмотрению рукописей, нельзя использовать в личных исследованиях без письменного согласия Автора. Информация или идеи, полученные в ходе рецензирования и связанные с возможными преимуществами, должны сохраняться конфиденциальными и не использоваться с целью получения личной выгоды.

2.4.2 Редакторы должны брать самоотвод от рассмотрения рукописей (а именно: запрашивать Со-редактора, Помощника редактора или сотрудничать с другими членами Редакционной коллегии при рассмотрении работы вместо самоличного рецензирования и принятия решения) в случае наличия конфликтов интересов вследствие конкурентных, совместных и других взаимодействий и отношений с Авторами, компаниями и, возможно, другими организациями, связанными с рукописью.

2.5. Надзор за публикациями

Редактор, предоставивший убедительные доказательства того, что утверждения или выводы, представленные в публикации, ошибочны, должен сообщить об этом Издателю (и/или в соответствующее Научное общество) с целью скорейшего уведомления о внесении изменений, изъятия публикации, выражения обеспокоенности и других соответствующих ситуации заявлений.

2.6. Вовлеченность и сотрудничество в рамках исследований

Редактор совместно с Издателем (или Научным обществом) принимают адекватные ответные меры в случае этических претензий, касающихся рассмотренных рукописей или опубликованных материалов. Подобные меры в общих чертах включают взаимодействие с

Авторами рукописи и аргументацию соответствующей жалобы или требования, но также могут подразумевать взаимодействия с соответствующими организациями и исследовательскими центрами.

3. Обязанности Рецензентов

3.1. Влияние на решения Редакционной коллегии

Рецензирование помогает Редактору принять решение о публикации и посредством соответствующего взаимодействия с Авторами также может помочь Автору повысить качество работы. Рецензирование — это необходимое звено в формальных научных коммуникациях, находящееся в самом «сердце» научного подхода. Издатель разделяет точку зрения о том, что все ученые, которые хотят внести вклад в публикацию, обязаны выполнять существенную работу по рецензированию рукописи.

3.2. Исполнительность

Любой выбранный Рецензент, чувствующий недостаточно квалификации для рассмотрения рукописи или не имеющий достаточно времени для быстрого выполнения работы, должен уведомить Редактора журнала « Психические расстройства в общей медицине » и попросить исключить его из процесса рецензирования соответствующей рукописи.

3.3. Конфиденциальность

Любая рукопись, полученная для рецензирования, должна рассматриваться как конфиденциальный документ. Данную работу нельзя открывать и обсуждать с любыми лицами, не имеющими на то полномочий от Редактора.

3.4. Требования к рукописи и объективность

Рецензент обязан давать объективную оценку. Персональная критика Автора неприемлема. Рецензентам следует ясно и аргументировано выражать свое мнение.

3.5. Признание первоисточников

Рецензентам следует выявлять значимые опубликованные работы, соответствующие теме и не включенные в библиографию к рукописи. На любое утверждение (наблюдение, вывод или аргумент), опубликованное ранее, в рукописи должна быть соответствующая библиографическая ссылка. Рецензент должен также обращать внимание Редактора на обнаружение существенного сходства или совпадения между рассматриваемой рукописью и любой другой опубликованной работой, находящейся в сфере научной компетенции Рецензента.

3.6. Политика раскрытия и конфликты интересов

3.6.1 Неопубликованные данные, полученные из представленных к рассмотрению рукописей, нельзя использовать в личных исследованиях без письменного согласия Автора. Информация или идеи, полученные в ходе рецензирования и связанные с возможными преимуществами, должны сохраняться конфиденциальными и не использоваться с целью получения личной выгоды.

3.6.2. Рецензенты не должны участвовать в рассмотрении рукописей в случае наличия конфликтов интересов вследствие конкурентных, совместных и других взаимодействий и отношений с любым из Авторов, компаниями или другими организациями, связанными с представленной работой.

4. Обязанности Авторов

4.1. Требования к рукописям

4.1.1 Авторы доклада об оригинальном исследовании должны предоставлять достоверные результаты проделанной работы также, как и объективное обсуждение значимости исследования. Данные, лежащие в основе работы, должны быть представлены безошибочно. Работа должна содержать достаточно деталей и библиографических ссылок для возможного воспроизведения. Ложные или заведомо ошибочные утверждения воспринимаются как неэтичное поведение и неприемлемы.

4.1.2. Обзоры и научные статьи также должны быть точными и объективными, точка зрения Редакции должны быть четко обозначена.

4.2. Доступ к данным и их хранение

У Авторов могут быть запрошены необработанные данные, имеющие отношение к рукописи, для рецензирования Редакторами. Авторы должны быть готовы предоставить открытый доступ к такого рода информации (согласно ALPSP-STM Statement on Data and Databases), если это осуществимо, и в любом случае быть готовы сохранять эти данные в течение адекватного периода времени после публикации.

4.3. Оригинальность и плагиат

4.3.1 Авторы должны удостовериться, что представлена полностью оригинальная работа и в случае использования работ или утверждений других Авторов должны предоставлять соответствующие библиографические ссылки или выдержки.

4.3.2 Плагиат может существовать во многих формах, от представления чужой работы как авторской до копирования или перефразирования существенных частей чужих работ (без указания авторства) и до заявления собственных прав на результаты чужих исследований. Плагиат во всех формах представляет собой неэтичные действия и неприемлем.

4.4. Множественность, избыточность и одновременность публикаций

4.4.1 В общем случае Автор не должен публиковать рукопись, по большей части посвященную одному и тому же исследованию, более чем в одном журнале как оригинальную публикацию. Представление одной и той же рукописи одновременно более чем в один журнал воспринимается как неэтичное поведение и неприемлемо.

4.4.2. В общем случае Автор не должен представлять на рассмотрение в другой журнал ранее опубликованную статью.

4.4.3. Публикация определенного типа статей (например, клинических рекомендаций, переводных статей) в более чем одном журнале является в некоторых случаях этичной при соблюдении определенных условий. Авторы и Редакторы заинтересованных журналов должны согласиться на вторичную публикацию, представляющую обязательно те же данные и интерпретации, что и в первично опубликованной работе.

Библиография первичной работы должна быть представлена и во второй публикации. Более подробную информацию о допустимых формах вторичных (повторных) публикаций можно найти на странице www.icmje.org.

4.5. Признание первоисточников

Необходимо всегда признавать вклад других лиц. Авторы должны ссылаться на публикации, которые имеют значение для выполнения представленной работы. Данные, полученные приватно, например, в ходе беседы, переписки или в процессе обсуждения с третьими сторонами, не должны быть использованы или представлены без ясного письменного разрешения первоисточника. Информация, полученная из конфиденциальных источников, такая как оценивание рукописей или предоставление грантов, не должна использоваться без четкого письменного разрешения Авторов работы, имеющей отношение к конфиденциальным источникам.

4.6. Авторство публикации

4.6.1 Авторами публикации могут выступать только лица, которые внесли значительный вклад в формирование замысла работы, разработку, исполнение или интерпретацию представленного исследования. Все те, кто внес значительный вклад, должны быть обозначены как Соавторы. В тех случаях, когда участники исследования внесли существенный вклад по определенному направлению в исследовательском проекте, они должны быть указаны как лица, внесшие значительный вклад в данное исследование.

4.6.2. Автор должен удостовериться, что все участники, внесшие существенный вклад в исследование, представлены как Соавторы и не приведены в качестве Соавторов те, кто не участвовал в исследовании, что все Соавторы видели и одобрили окончательную версию работы и согласились с представлением ее к публикации.

4.7. Риски, а также люди и животные, выступающие объектами исследований

4.7.1 Если работа предполагает использование химических продуктов, процедур или оборудование, при эксплуатации которых возможен какой-либо необычный риск, Автор должен четко обозначить это в рукописи.

4.7.2 Если в работе предполагается участие животных или людей как объектов исследования, Авторы должны удостовериться, что в рукописи указано, что все стадии исследования соответствуют законодательству и нормативным документам исследовательских организаций, а также одобрены соответствующими комитетами. В рукописи должно быть четко

отражено, что от всех людей, ставших объектами исследований, получено информированное согласие. Необходимо всегда следить за соблюдением прав на неприкосновенность частной жизни.

4.8. Политика раскрытия и конфликты интересов

4.8.1 Все Авторы обязаны раскрывать в своих рукописях финансовые или другие существующие конфликты интересов, которые могут быть восприняты как оказавшие влияние на результаты или выводы, представленные в работе.

4.8.2 Примеры потенциальных конфликтов интересов, обязательно подлежащих раскрытию, включают работу по найму, консультирование, наличие акционерной собственности, получение гонораров, предоставление экспертных заключение, патентная заявка или регистрация патента, гранты и другое финансовое обеспечение. Потенциальные конфликты интересов должны быть раскрыты как можно раньше.

4.9. Существенные ошибки в опубликованных работах

В случае обнаружения Автором существенных ошибок или неточностей в публикации, Автор должен сообщить об этом Редактору журнала « Психические расстройства в общей медицине » и взаимодействовать с Редактором с целью скорейшего изъятия публикации или исправления ошибок. Если Редактор или Издательство получили сведения от третьей стороны о том, что публикация содержит существенные ошибки, Автор обязан изъять работу или исправить ошибки в максимально короткие сроки.

5. Обязанности Издательства

5.1 Издатель должен следовать принципам и процедурам, способствующим исполнению этических обязанностей Редакторами,

Рецензентами и Авторами журнала « Психические расстройства в общей медицине » в соответствии с данными требованиями. Издатель должен быть уверен, что потенциальная прибыль от размещения рекламы или производства репринтов не повлияла на решения Редакторов.

5.2. Издательство должно оказывать поддержку Редакторам журнала « Психические расстройства в общей медицине » в рассмотрении претензий к этическим аспектам публикуемых материалов и помогать взаимодействовать с другими журналами и/или Издательствами, если это способствует исполнению обязанностей Редакторами.

5.3. Издатель должен способствовать надлежащей практике проведения исследований и внедрять отраслевые стандарты в целях совершенствования этических рекомендаций, процедур изъятия и исправления ошибок.

5.4 Издатель должен обеспечить соответствующую специализированную юридическую поддержку (заключение или консультирование) в случае необходимости.

Психические расстройства, вызванные употреблением алкоголя

Каждый человек стремится к счастью и благополучию, но для всех основой исканий и стремлений является здоровье, которое зависит от образа жизни.  

Врагами здоровья являются вредные привычки: курение, употребление спиртных напитков, психоактивных веществ. Однако в отношении алкоголя все люди едины в одном мнении: пьянство- несомненно зло, как для самого пьющего, так и для окружающих его людей. Алкоголь оказывает многообразное и разностороннее воздействие на организм человека и нервную систему в частности. В первую очередь на поступление в организм алкоголя реагирует нервная система. Вначале нарушается деятельность клеток коры полушарий головного мозга, затем на клетки головного мозга. Такая прицеленная избирательность воздействия алкоголя на клетки нервной системы связана с тем, что в нервных клетках содержатся жировые образования. Спирт легко их растворяет. Алкоголь проникает в нервные клетки, снижает их реактивность, что в результате тяжелого алкогольного опьянения гибнет около 20 тыс. нервных клеток. В первую очередь алкоголь воздействует на нервные клетки стволовой части мозга, обеспечивающих регуляцию самых важных жизненных функций человеческого организма. Деятельность нервной клетки включает процессы возбуждения и торможения. Алкоголь действует угнетающе на процессы торможения в коре полушарий . Вследствие угнетения процесса торможения происходит растормаживание подкорковых центров, что столь характерно для картины возбуждения в состоянии опьянения.

В зависимости от дозы алкоголя картина опьянения меняется. Вследствие слабого контроля  за эмоциями, эмоциональные переживания легко,  без раздумий реализуются  в действия.

В таком состоянии человек утрачивает способность оценивать ситуацию, свое место в ней и взаимоотношения с окружающими. Это приводит к неадекватным поступкам . в т.ч представляющим угрозу для него самого и окружающих.

Беседуя с больным с алкогольной зависимостью, их родными, знакомыми убеждаешься. что среди людей широко распространено мнение о безвредности алкоголя.

Изучено влияние малых доз алкоголя на процессы внимания, творчества. Даже 15-30 грамм крепких напитков приводит к снижению умственной работы на 12 – 26 % и сохраняется в течение 1 -2 суток. Прием 80 грамм крепких напитков уменьшает физическую работоспособность на 16 -17 %. После приема 60 -100 грамм водки время восприятия слухового и зрительного ощущений увеличивается на 50 %. Надо ли пояснять,  как замедление двигательных реакций, слуховых и зрительных восприятий после приема даже малых доз алкоголя, может привести к несчастному случаю или аварии, особенно работе, связанной с движущимися механизмами, транспортом.                                                                                                     

В состоянии алкогольного опьянения возникает переоценка своих сил и возможностей , снижение критики к своему состоянию. Человек в состоянии алкогольного  опьянения теряет способность к быстрой оценке меняющихся ситуаций.

Прием алкоголя приводит к нарушению нормальной сбалансированности деятельности различных систем организма, вызывая настоящую цепню реакцию.

Алкоголизм, пожалуй, единственное заболевание, которое возникает у человека в результате сознательных целенаправленных усилий с его стороны.

На протяжении тысячелетий своего существования человечество на собственном опыте пришло к совершенно справедливому с точки зрения современной медицины  выводу, что регулярное и систематическое употребление спиртных напитков практически всегда ведет к формированию пьянства, перерастающего в болезнь- синдром зависимости от алкоголя (алкоголизм). Его формирование закономерно влечет за собой цепь сопутствующих заболеваний – от поражения внутренних органов до выраженных нервной системы и глубоких изменений со стороны психики.

По меткому определению русского психиатра С. С. Корсакого: «Алкоголь в своей беде винит всех, только не себя».

Продолжение пьянства приводит к постепенному снижению больных как в социальном плане, так и в личности.

Постепенно пьянство становится беспрерывным и захватывает все свободное от работы время, все чаще сопровождается хулиганскими действиями, дебошами, убийствами, самоповреждениями.

Приняты новые законы, но управление автотранспортными средствами в состоянии алкогольного опьянения не прекратилось.

Под влиянием хронической алкогольной интоксикации возникают: алкогольные психозы «белая горячка». Еще более тяжелые поражение ЦНС : эпилепсия, алкогольная  энцефалопатия.

Постепенно нарастает комплекс малообратимых биологических последствий, обусловленных хронической алкогольной интоксикацией, что в итоге приводит к инвалидности и преждевременной смерти.

Ведущий принцип здравоохранения нашей страны – профилактика.

Весь опыт, накопленный здравоохранением нашей страны, свидетельствует, что любые затраты общества, направленные на предупреждение заболевания, более экономичны и более эффективны, чем лечение этого заболевания.

Профилактическая направленность характеризует и деятельность нашей наркологической службы. Мы работаем в тесном взаимодействии со всеми ведомствами, общественными органами и организациями, имеющими отношение к проводимой в стране борьбе с пьянством и алкоголизмом. Всегда надо помнить, что главное это -желание быть здоровым.  Без такого желания советы самого мудрого врача окажутся не  эффективными.

Я желаю всем хронического здоровья, долголетия!

 

Врач психиатр- нарколог  Козловская  Т.А.

         

У людей, переболевших COVID-19, чаще развивается инсульт и психические расстройства — исследование | Громадское телевидение

Об этом сообщает BBC.

Ученые из Оксфордского университета изучили электронные медицинские карты полумиллиона пациентов в США и определили вероятность развития у них психологических и неврологических расстройств: расстройства настроения, тревожность, психоз, деменция, инсульт и тому подобное.

Ученые сравнивали данные людей, перенесших COVID-19 в течение последних шести месяцев, с людьми, которые переболели гриппом и респираторными заболеваниями. Они сделали вывод, что коронавирусное заболевание ассоциируется с большим количеством дальнейших расстройств.

Так, у пациентов после коронавируса на 16% чаще развивались психологические расстройства по сравнению с теми людьми, которые перенесли другие респираторные инфекции, а также на 44% чаще, чем у людей после гриппа.

Кроме того, у пациентов, которые перенесли тяжелое течение COVID-19, фиксировали более высокие риски развития расстройств. Вероятно, появление расстройств связано с переживанием больных и беспокойством из-за госпитализации.

От изменений настроения, тревожности и т.д. страдали 24% всех COVID-пациентов, а также 25% госпитализированных, 28% людей, которые были в реанимации, а также 36% людей, которые во время болезни страдали снижением внимания.

Инсульт перенесли 2% всех пациентов после коронавируса, тогда как среди госпитализированных этот показатель вырос до 7%, а среди тех, у кого был делирий — до 9%. Деменцию диагностировали у 0,7% всех COVID-пациентов, тогда как среди тех, у кого был делирий, этот показатель вырос до 5%.

Ученые предупреждают, что их исследование было наблюдательным, поэтому они не могут точно заявить, что именно коронавирус стал причиной расстройств. В то же время они могут зафиксировать, какие нарушения у пациентов после COVID-19 проявляются чаще — эта информация важна для дальнейшего изучения причин расстройств.

«Исследование подтверждает наши подозрения, что COVID-19 связан не только с респираторными симптомами, но и с психологическими и неврологическими проблемами», — отметил профессор из Института психиатрии Дам Тил Вайкс.

Предполагается, что коронавирус попадает в мозг и может влиять на него, однако, как именно происходит это влияние, предстоит разобраться.

Психические расстройства у пожилых: поиск решения проблемы

Работаем без выходных и праздников

Условия современной жизни диктуют свои правила, и люди, сталкиваясь с расстройством психики у своих пожилых родителей или родственников, оказываются в сложной ситуации.

Раньше люди жили большими семьями по несколько поколений в одном доме, вся их жизнь вращалась вокруг этого дома, и вопрос присмотра за психически больным стариком решалась сама собой: постоянно рядом были члены семьи, которые присмотрят за ним, покормят, помогут, успокоят.

Сейчас мы сталкиваемся с необходимостью работать далеко от дома, уходим рано утром и возвращаемся домой вечером, дети после школы заняты с репетитором, учатся в музыкальной школе или занимаются спортом. А пожилой человек с психическим расстройством, оставшись дома один на целый день, представляет опасность для себя, а порой и для окружающих. Современное жильё для него – пространство, полное опасностей: газовая плита, на которую он поставит пластиковый чайник, кран в ванной, который он забудет выключить и зальёт соседей, металлическая дверь, которую он закроет на щеколду изнутри, или мошенники, которых он пустит в дом…

Пугают домашних и эпизоды психозов у пожилых, которые возникают чаще всего под вечер или ночью, сопровождаются выраженным беспокойством, возбуждением, когда больной мечется по квартире, стремится куда-то уйти, «видит» несуществующих людей, или стекающую по стенам воду, языки пламени, выбегает на балкон, кричит, зовёт на помощь… Успокоить словами не удаётся, а приехавшая «скорая» ограничивается уколом седативного препарата, многие из которых могут вызвать тяжёлые осложнения (резкое падение артериального давления или остановку дыхания во сне), и уезжает. Даже если сегодня удалось купировать возбуждение, проблема не решилась.

Стоит отметить, что депрессия является частым спутником деменции (слабоумия), что значимо повышает риск суицида, если это расстройство оставить без лечения. Такие депрессии внешне проявляются заторможенностью, кажущейся безучастностью или бесчувственностью, нарастающей социальной пассивностью.

Даже если процесс ещё не зашёл так далеко, родственники пожилых людей думают об этой проблеме каждый раз, уходя из дома. И каждый день, они пытаются найти решение этой проблемы. Кто-то нанимает сиделку, но найти сиделку к человеку с психическим расстройством непросто – не каждая сиделка обладает соответствующей квалификацией и психотипом, которые позволят терпеть «причуды» и странности поведения пожилого. Пожилой человек с нарушениями памяти по многу раз за день задаёт одни и те же вопросы, несмотря на то, что ему уже на них многократно отвечали. Снижение волевого контроля у пожилых приводит зачастую к сексуальной расторможенности и домогательствам к сиделке, а то и к прямой агрессии. Человек со слабоумием может принять сиделку за жену и искренне не понимать, почему она отказывает ему в близости. Пожилой человек с бредом может обвинить сиделку в попытке отравить его и отказываться принимать лекарства и пищу. Всё это приводит к тому, что стоимость услуг сиделки, которая согласится на такие условия, окажется непомерно высокой.

Утрачивая самостоятельность вследствие психического заболевания, пожилые люди становятся капризными, обидчивыми, обвиняют родных в невнимательности и безразличии, подолгу не могут простить обиды, даже если она возникла по незначительному, а то и надуманному поводу. Всё это усиливает стресс в семье. Крайним вариантом решения проблемы является помещение пожилого родственника в психоневрологический интернат, но чувство вины за этот шаг, даже если другого выхода не было, будет преследовать всю жизнь.

Определение пожилого человека с деменцией в интернат, например, вследствие болезни Альцгеймера, таит в себе множество опасностей. Во-первых, это существенный стресс для пожилого: смена обстановки, в которой он мало-мальски ориентировался, новые соседи (тоже психически больные люди), с которыми нужно как-то уживаться, персонал, который далеко не так лоялен, как родственники, другое питание и распорядок дня, которому нужно подчиняться. Всё это приводит к повышению уровня стрессовых гормонов в крови, и, как следствие, декомпенсации имеющихся заболеваний – гипертонические кризы, обострения язвенной болезни желудка и желудочные кровотечения, тромбозы вен нижних конечностей, острая задержка мочи.… И это далеко не полный перечень. Нередко обнаруживаются совершенно новые проблемы, например, быстро растущая опухоль, о которой до помещения в интернат никто и не подозревал. Во-вторых, изменение обстановки (другое покрытие на полу, порожки, мокрый пол после уборки) приводит к падениям и переломам шейки бедра. Выполнять протезирование в больнице пожилому с деменцией, скорее всего, не будут, т.к. невозможно в дальнейшем организовать реабилитационный процесс. Этот перелом неминуемо приводит к обездвиженности, у лежачих больных возникает ещё ряд проблем – пролежни и мацерации, частые пневмонии вследствие застойных явлений в органах грудной клетки, нарушения сна (дремота днём и бессонница ночью), запоры и прочее.

Не случайно при анализе структуры смертности в интернатах системы социальной защиты умерших делят на 3 категории по времени пребывания в интернате – умершие до 1 месяца, до 1 года, и прожившие более 1 года. Такое разделение наглядно демонстрирует, что значительная часть пожилых людей умрёт в первый год проживания в интернате.

Выход заключается в том, чтобы при помощи профессионалов в области психического здоровья подобрать качественную терапию, которая позволит человеку дольше оставаться самостоятельным, замедлит темп развития атрофических процессов в головном мозге, и, в конечном итоге, сбережёт и нервы, и деньги. Оптимальным способом будет организация лечения пожилого человека на дому. Современный уровень развития фармакологии позволяет подобрать эффективную и безопасную схему лечения, которая обеспечит достойное качество жизни, даст возможность прожить последние годы жизни среди родных людей, а не окончить свою жизнь на казённой койке.

Главное здесь – не упустить время, оно работает против нас. Скорее обратитесь к врачу, если у Вас возникли подозрения, что с Вашим близким что-то неладное. Может оказаться, что Ваши опасения напрасны и врач рассеет сомнения. Но обращение на ранних этапах заболевания повышает шансы на успех лечения, позволяет в большинстве случаев предотвратить риск тяжёлых осложнений. Кто-то может сказать, что деменция неизлечима, но неизлечимы и сахарный диабет, и гипертоническая болезнь. Лечения не обеспечит выздоровление, его цель – замедлить темп болезненного процесса и контролировать симптоматику. Кроме того, врач подскажет, как вести себя с больным в разных ситуациях.

Центр им. Н.А. Семашко предлагает услуги по решению психологических проблем у пожилых людей: подробности смотрите на странице «Геронтологические услуги в ДЦДЛ».

схемы ответов на экзаменационные вопросы (тема №1)


Вопрос: Динамический и консультативный учет в психоневрологическом диспансере, снятие с учета.
Вопрос: Структура и функции психоневрологического диспансера.
Вопрос: Структура и функции психиатрического стационара
Вопрос:  Организация наркологической помощи. Наркологическая служба — сеть специализированных учреждений, оказывающих помощь больным алкоголизмом, наркоманиями и токсикоманиями. В СССР врачебная специальность наркология и наркологическая служба выделены из психиатрической службы в 1976 г в связи с большой важностью проблемы зависимостей для здоровья населения нашей страны. В большинстве стран мира отдельной медицинской специальности «наркология» нет, лечением больных зависимостями занимаются психиатры.
Основное специализированное наркологическое учреждение — наркологический диспансер или кабинет районного нарколога. В наркологическом диспансере осуществляется консультативное и диспансерное наблюдение по таким же принципам, что и в психоневрологическом диспансере.
Наркологическая служба в РФ включает как стационарные, так и внестационарные учреждения. Лечение и реабилитация больных зависимостями от психоактивных веществ (ПАВ) осуществляется как в наркологических диспансерах, так и стационарах. Основные лечебные мероприятия в этих учреждениях направлены на прекращение употребления ПАВ, купирование синдрома отмены, становление и поддержание ремиссии (воздержания от употребления ПАВ). Т.к. помощь, оказываемая в наркологическом стационаре и наркологическом диспансере, по своей сути сходна, госпитализация в наркологический стационар может быть обусловлена только желанием больного (более интенсивное лечение, изоляция от ПАВ). Наркологические учреждения не имеют условий для лечения психозов, поэтому при развитии психозов, обусловленных приемом ПАВ или его отменой (самый частый — алкогольный делирий, «белая горячка»), больные подлежат переводу в обычную психиатрическую больницу до полного разрешения психоза.
В наркологических учреждениях возможно лечение только с согласия больного. В последние годы получили широкое распространение негосударственные частные и общественные учреждения, оказывающие наркологическую помощь.
Вопрос: Психическая заболеваемость и распространенность психических заболеваний. Факторы, влияющие на эти показатели.    

  Распространенность психических заболеваний составляет около 3% больных психотическими формами заболеваний и 10%-15% больных с пограничными расстройствами. Эти показатели разнятся на разных территориях и в разные исторические периоды и зависят от многих факторов:

— Нестабильная социальная обстановка в обществе, экономические и политические кризисы, войны, создавая длительное психоэмоциональное напряжение, способствуют росту числа больных с невротическими и другими психогенными расстройствами. 

— Социальные факторы, такие как социальная нестабильность, бедность, безработица, низкий уровень образования, терпимое отношение общества к употреблению тех или иных психоактивных веществ (ПАВ), значимо увеличивают распространенность зависимостей от ПАВ.

— Постарение населения увеличивает удельный вес пациентов с психическими расстройствами пожилого и старого возраста

— Доступность и качество медицинской помощи (своевременное и адекватное лечение перенесших черепномозговую травму уменьшает вероятность развития травматической эпилепсии, правильное наблюдение за женщинами во время беременности и ведение родов снижает риск рождение детей с олигофрениями и т.д.)

— Распространенность эндогенных психических расстройств менее зависит от внешних причин. Шизофренией в любой стране мира страдает приблизительно 1% населения. Однако недостаточная миграция в анклавах приводит к учащению близкородственных браков, накоплению патологических генов и росту частоты эндогенных психозов.

— Организация психиатрической помощи, ее доступности (чем больше врачей, тем больше выявленных больных, выше статистические показатели, но лучше лечение, т.е. вторичная и третичная профилактика психических расстройств — снижение распространенности)

Эпидемиологическими исследованиями установлено, что около 50% пациентов поликлиник и около 80% находящихся в многопрофильных стационарах нуждаются в психолого-психиатрической помощи в связи с раной степенью выраженности психическими нарушениями, вызванными либо самим соматическим заболеванием, либо развившимися независимо от него. В связи с такой частой встречаемостью психической патологией современная организация медицинской помощи предусматривает в штатном расписании поликлиник и стационаров должности психиатров, психотерапевтов и психологов.

Вопрос: Определения понятия психического заболевания. Психотический и непсихотический уровни. 

Здоровье, по определению ВОЗ, это состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезни или недомогания.

Психическое здоровье – это состояние психического и эмоционального благополучия, в котором индивид может использовать свои когнитивные и эмоциональные способности, функционировать в социуме и реализовывать свои потребности. Свидетельством психического здоровья является ощущение способности выдерживать нагрузки, компетентность, поддержание взаимоотношений, независимость в жизни, а также способность восстанавливаться после трудных ситуаций.

Следовательно, психическим заболеванием (расстройством) называется такое нарушение психических функций, которое приводит к дезадаптации человека.

  Психотический уровень психических расстройств (психозы) – это выраженные формы психических нарушений при которых психическая деятельность больного отличается резким несоответствием окружающей действительности, отражение реального мира грубо искажается, что проявляется в нарушениях поведения и проявлении несвойственных в норме патологических симптомов и синдромов: продуктивных расстройств — расстройств восприятия (галлюцинации), мышления (бред), аффективности (выраженные депрессивный и маниакальный синдомы, дисфории), сознания (помрачение), двигательной сферы (состояния возбуждения или ступора, кататония), памяти и др. Психотические состояния чаще всего требуют неотложной (!) госпитализации больного в психиатричский стационар.

  Непсихотический (невротический) уровень психических расстройств — характеризуются появлением различных функциональных расстройств (вегетативные, легкие аффективные, сенсорные), не нарушающих правильную оценку реальных событий, своего состояния (как болезненного) и поведения. Больные с непсихотическими психическими расстройствами могут наблюдаться амбулаторно, чаще всего они направляются врачами различных специальностей к психиатру или психотерапевту для консультации в плановом порядке. Непсихотический уровень психических расстройств характерен для неврозов, расстройств адаптации, расстройств личности, легких форм психоорганического синдрома, некоторых форм эндогенных психических расстройств (циклотимия, дистимия, шизотипическое расстройство). 
Вопрос:  Классификация психических заболеваний по этиологическому принципу.

См. таблицу Классификация псхических заболеваний по этипатогенетическому принципу

По этиологическому принципу психические заболевания разделяют на эндогенные, экзогенные и психогенные. В развитии эндогенных заболеваний большую роль играет наследственность. Обычно на эндогенное заболевание указывает спонтанный характер возникновения болезни и мало зависящее от внешних условий течение болезни. Экзогенные психические расстройства включают болезни, обусловленные внешними факторами – черепно-мозговыми травмами, инфекциями и интоксикациями. Особая разновидность экзогенных заболеваний – психогении. Возникновение психогенных заболеваний связано с эмоциональным стрессом, семейными и социальными проблемами. Традиционным является разделение психических расстройств на органические и функциональные. Наличие отчетливых изменений в структуре мозга приводит к появлению стойкой негативной симптоматики – нарушений памяти, интеллекта.

Вопрос:  Общие принципы классификации МКБ-10

В России используется международная классификация психических и поведенческих расстройств (МКБ-10), разработанная ВОЗ. МКБ разрабатывалась с целью унификации диагностического подхода при проведении статистических, научных и социальных исследований. Каждый включенный в классификацию диагноз может быть представлен в виде шифра, состоящего из буквы («F» для психических расстройств) и нескольких цифр для уточнения улинической формы и варианта течения.

    В МКБ-10 понятие «болезнь» заменено более широким термином «расстройство», не используются понятия «невроз» и «психоз», «эндогенный» и «психогенный». Классификация основана как на нозологическом, так и на синдромологическом принципе. Нозологический принцип используется для таких общепринятых нозологических единиц как шизофрения, органическое расстройство, реакция на стресс. Этот принцип используется при условии отсутствия существенных разногласий при оценке природы расстройства. Однако часто диагноз в МКБ-10 основывается на выделении ведущего психопатологического синдрома. 

Вопрос: Психогигиена и психопрофилактика. Понятие о первичной, вторичной и третичной профилактике психических заболеваний.

Задачей гигиены, как науки является изучение воздействия на людей факторов природной и социальной среды и предупреждение их вредного влияния на население. Психогигиена – отрасль гигиены, разрабатывающая мероприятия по оптимальному формированию психики человека, сохранению и укреплению его психического здоровья, предупреждению возникновения и развития психических заболеваний.

Психогигиена и психопрофилактика настолько тесно связаны между собой, что разграничить их можно только условно. Сохранение и укрепление психического здоровья невозможно без предупреждения психических расстройств. Понятие первичной психопрофилактики, предложенное ВОЗ, практически целиком совпадает с определением психогигиены.

Таким образом, основные интересы психогигиены сосредоточены на экологии, воспитании и социальном статусе и окружении индивида.

Естественно, что воспитание напрямую связано со становлением личности ребенка, развитием его психических процессов, мировоззрения, навыков общения и пр. Есть мнение, что неправильное воспитание не только повышает риск развития психопатии, но и повышает возможность в будущем заболевания шизофренией.

В круг социальных проблем индивида включены условия труда и быта, занятости населения, изучение отношений общества и его институтов, таких как религия, юриспруденция, система образования и др.

К методам психопрофилактики относятся профилактические осмотры определенного контингента лиц (медицинский осмотр призывников, при выдаче водительских прав и др.), консультативные осмотры психиатром в поликлиниках и многопрофильных стационарах, анализ данных статистического изучения заболеваемости и распространенности разных групп психических расстройств, раннее распознавание и лечение психически больных и их диспансеризация, лечебные и реабилитационные мероприятия по рецидивам психических расстройств.

Первичная пихопрофилактика направлена на предупреждение психических заболеваний у контингента здоровых лиц. Эффективность первичной психипрофилактики оценивается показателем заболеваемости и находится от нее в обратно пропорциональной зависимости. Первичная психопрофилактика практически направлена на этиологию болезни, которая известна только в общих чертах. В психиатрии невозможно привести яркий пример эффективности первичной психопрофилактики как, например, в терапии — ликвидация малярийного плазмодия ведет к прекращению заболеваемости малярией.

Вторичная психопрфилактика предусматривает раннее выявление и лечение заболевания, диспансеризация больных с целью предупреждения рецидива или обострения психических расстройств. Ее эффективность определяется показателем болезненности населения.

Третичная психопрофилактика направлена на предупреждение инвалидности. В этой работе врача используются все возможности диспансеризаци, подключение социальных работников для проведения всего возможного круга реабилитационных мероприятий. Ее эффективность определяется показателем инвалидизации в связи с психическими болезнями.



Вопрос: Клинический, психологический, параклинический методы исследования и их значение в распознавании психических заболеваний.

Клинический метод исследования является основным в изучении психических заболеваний. Этот метод включает в себя сбор объективного и субъективного анамнеза жизни больного, содержащий все подробности развития и становления личности пациента, детализированный анамнез расстройства, беседу с ним и наблюдение за его поведением для выявиления психопатологических симптомов.

Психологический метод используется для объективизации психопатологических расстройств, которые были выявлены в клинической беседе с больным. Так, с помощью психологических тестов можно определить в виде количественного показателя уровень интеллекта (показатель IQ), степень выраженности депрессии, преобладание тех или иных радикалов в складе личности и пр. Однако психологический метод не ограничивается простым тестированием. В ходе работы с больным медицинский психолог способен выявить тончайшие особенности мыслительных процессов, аффективности, характера больного.

Роль параклинических методов исследования в связи усовершенствованиями технологий в диагностике психических заболеваний существенно повысилась. Так, компьютерная томография мозга позволяет уточнить локализацию повреждений головного мозга, характер атрофий и пр., которые могут иметь значение для развития психопатологической симптоматики. Электроэнцефалография является надежной методикой диагностики эпилепсии. и т.д.

Психоневрологические заболевания: Insight: Nature

Психоневрологические заболевания

Том . 455, . 7215 п.п. 889–923

В этом приложении

Психоневрологические заболевания, такие как шизофрения, депрессия и аутизм, являются огромным бременем для общества, нанося вред здоровью пострадавших, а также их способности учиться и работать. После полувека совместных усилий исследователи сейчас делают успехи в определении биологической основы этих болезней.Технологические достижения в области геномики и крупномасштабных исследований, а также разработка новых моделей животных улучшают наше понимание этих заболеваний и открывают перспективы принципиально иных вариантов лечения.

Верх страницы

От редакции

Психоневрологические заболевания

И-Хан Чоу и Танги Чуард

DOI: 10.1038 / 455889a

Полный текст | PDF (86 КБ )


Начало страницы

Введение

Проблеск света при нервно-психических расстройствах

Стивен Э.Хайман

DOI: 10.1038 / nature07454

Аннотация | Полный текст | PDF (140 КБ )


Начало страницы
Молекулярная нейробиология депрессии

Вайшнав Кришнан и Эрик Дж. Нестлер

DOI: 10.1038 / nature07455

Аннотация | Полный текст | PDF (1,240 КБ )


Нейролигины и нейрексины связывают синаптическую функцию с когнитивными заболеваниями

Томас К.Зюдхоф

DOI: 10.1038 / nature07456

Аннотация | Полный текст | PDF (977 КБ )


Нарушение нейронального гомеостаза приводит к общим нейропсихиатрическим фенотипам

Мелисса Б. Рамоки и Худа Ю. Зогби

DOI: 10.1038 / nature07457

Аннотация | Полный текст | PDF (660 КБ )


Вариации числа копий, связанные с психоневрологическими состояниями

Эдвин Х.Кук-младший и Стивен В. Шерер

DOI: 10.1038 / nature07458

Аннотация | Полный текст | PDF (168 КБ )


в группе риска психоневрологических расстройств: подход к пониманию спектра с помощью аффективной нейробиологии

Психоневрологические расстройства, такие как шизофрения, биполярное расстройство, депрессия и другие психические расстройства, составляют около 13% глобального бремени болезней, превосходящего как сердечно-сосудистые заболевания, так и рак (NATURE, выпуск от 7 июля 2012 г.).Общая стоимость этих болезней во всем мире оценивается в более 100 …

.

Психоневрологические расстройства, такие как шизофрения, биполярное расстройство, депрессия и другие психические расстройства, составляют около 13% глобального бремени болезней, превосходящего как сердечно-сосудистые заболевания, так и рак (NATURE, выпуск от 7 июля 2012 г.). По оценкам, общая стоимость этих болезней во всем мире превышает 100 миллионов лет жизни с поправкой на инвалидность (DALY).
Эмоциональные и социальные когнитивные расстройства являются основными признаками многих психоневрологических расстройств, включая шизофрению, депрессию и тревожные расстройства. Однако наши знания о социальном познании при психоневрологических расстройствах прогрессировали тихо и медленно в течение последних десятилетий. Основные нейронные механизмы эмоциональных и социальных когнитивных нарушений у пациентов с шизофренией, депрессией и тревожными расстройствами также еще полностью не изучены. Это может быть в основном из-за ограничений обычного контрольного списка самооценки и методологий поведенческой оценки, принятых для исследования эмоциональных и социальных когнитивных нарушений у этих пациентов.Однако с развитием технологий в области аффективной нейробиологии и нейровизуализации значительно выросла литература по социальному познанию и смежным областям психоневрологических расстройств.
Предлагаемая тема исследования направлена ​​на то, чтобы собрать группу ведущих исследователей аффективной нейробиологии со всего мира, чтобы они представили свои последние открытия в этой области. В центре внимания темы исследования будут современные разработки (теория и методология) в аффективной нейробиологии.Например, в нем будут рассмотрены новейшие исследования, изучающие природу и степень эмоциональных и социальных когнитивных нарушений при психоневрологических расстройствах, таких как шизофрения, депрессия и тревожные расстройства. В частности, исследователи представят исследования, в которых оцениваются такие важные конструкции, как эмпатия, теория разума, социальное взаимодействие и общение у этих пациентов. Кроме того, на семинаре будут освещены преимущества и возможности, связанные с применением подхода аффективной нейробиологии к пониманию проблем у людей с психоневрологическими расстройствами.

Важное примечание : Все материалы по данной теме исследования должны находиться в рамках того раздела и журнала, в который они были отправлены, как это определено в их заявлениях о миссии. Frontiers оставляет за собой право направить рукопись за пределами области охвата в более подходящий раздел или журнал на любом этапе рецензирования.

Диапазон психоневрологических нарушений у пациентов с болезнью Паркинсона

Пациенты с болезнью Паркинсона имеют ряд психоневрологических симптомов, а также двигательные проявления болезни.Однако большинство предыдущих исследований психопатологии при болезни Паркинсона были сосредоточены на одном или нескольких психиатрических диагнозах, таких как депрессия, 1 психоз 2 и когнитивные нарушения. когнитивные и эмоциональные расстройства. Более того, почти во всех предыдущих исследованиях использовались удобные выборки пациентов, обращавшихся за медицинской помощью по поводу их двигательных симптомов.

В наиболее полном на сегодняшний день исследовании Браун и Маккарти4 использовали стандартизированное психиатрическое интервью, предназначенное для оценки психических расстройств среди населения в целом, чтобы предоставить подробное описание психиатрической симптоматики у 40 пациентов с болезнью Паркинсона.Семьдесят процентов пациентов имели хотя бы один психиатрический синдром, наиболее распространенными состояниями были депрессия и тревога. Однако только 10% пациентов требовали психиатрического диагноза, и все они относились к классу «невротические расстройства». Авторы признали, что «анализ на уровне диагностической категории, вероятно, не подходит при рассмотрении пациентов с болезнью Паркинсона». Кроме того, открытие, что 24 из 37 психиатрических синдромов не были представлены в выборке, предполагает, что инструменты, направленные на выявление общих психических синдромов, не очень подходят для населения с таким расстройством мозга, как болезнь Паркинсона.

В текущем исследовании мы использовали инструмент, специально разработанный для оценки психопатологии у пациентов с заболеваниями головного мозга, нейропсихиатрический инвентарь (NPI) 5 для исследования ряда нейропсихиатрических синдромов в выборке пациентов с болезнью Паркинсона. NPI доказал свою эффективность и надежность у пациентов с деменцией. Это удобный инструмент, который оценивает как частоту, так и тяжесть 10 синдромов: бред, галлюцинации, возбуждение, депрессия, тревога, эйфория, апатия, расторможенность, раздражительность и аномальная двигательная активность.Оцениваемая популяция пациентов была демографически репрезентативной и хорошо охарактеризована клинически и когнитивно.

Пациенты и методы

ПАЦИЕНТОВ

пациентов были набраны из эпидемиологического исследования болезни Паркинсона в округе Рогаланд, Норвегия. На исследуемой территории проживает 220 000 жителей. Была предпринята попытка полного выявления пациентов с выявленной идиопатической болезнью Паркинсона в этой определенной географической области. Основным источником информации для пациентов были файлы амбулаторной клиники неврологического отделения Центральной больницы Рогаланда, обслуживающей всю территорию в системе общественного здравоохранения.Дополнительными источниками были основные файлы пациентов больницы. Эти файлы включали информацию о диагнозе каждого стационарного пациента, направленного в больницу с 1972 года. Кроме того, со всеми терапевтами, домами престарелых, врачами-консультантами, отвечающими за дома престарелых, районными медсестрами и работниками здравоохранения на дому в районе исследования, были установлены контакты в письменной форме и попросили предоставить информацию о пациентах с симптомами паркинсонизма. Также была доступна информация обо всех членах местного отделения Общества борьбы с болезнью Паркинсона.Все врачи домов престарелых, участковые медсестры и медицинские работники на дому, а также 75% врачей общей практики ответили на письменный запрос. На основании этих источников для диагностической оценки было рассмотрено около 500 пациентов. На основании информации из больничных записей некоторые пациенты могут быть исключены, поскольку у них не было болезни Паркинсона. Около 400 пациентов были опрошены и обследованы одним из неврологов в исследуемой группе, и у 245 была диагностирована болезнь Паркинсона.Базовая оценка проводилась в 1992 и 1993 годах.6 В 1996 и 1997 годах выжившие были приглашены для участия в настоящем исследовании и прошли комплексную оценку, состоящую из трех сессий: неврологического, психиатрического и нейропсихологического обследования. Три оценки были выполнены в пределах 1 месяца друг от друга. Чтобы оценить репрезентативность этой последующей выборки, были выполнены сравнения с исходной популяцией. Пациенты предоставили информированное согласие, и исследование было одобрено региональным этическим комитетом Бергенского университета.

МЕТОДЫ

Диагностика и клиническая оценка болезни Паркинсона

Было проведено полуструктурированное интервью для получения информации об истории болезни, лекарственной терапии, реакции на леводопа и демографических переменных. Клиническое обследование двигательных симптомов состояло из полной оценки по унифицированной рейтинговой шкале болезни Паркинсона (UPDRS) 7, включая шкалу Хёна и Яра.8 Диагностическая оценка была основана на клинической информации при первичной оценке, развитии болезни и реакции на леводопу.Для достижения высокой точности диагностики без потери чувствительности использовалась диагностическая классификация, определяющая клинически определенную, вероятную и возможную болезнь Паркинсона (см. Larsen et al 9 для описания категорий). Такая же оценка была проведена во время оценки 4 года назад. Другие неврологические диагнозы или использование нейролептиков до первого диагностического обследования запрещали постановку диагноза болезни Паркинсона. У 40 пациентов была проведена КТ или МРТ головного мозга без отклонений, совместимых с диагнозом, отличным от болезни Паркинсона.Пациенты с клиническими колебаниями обследовались в «включенном состоянии».

КЛИНИЧЕСКИЕ ПОДГРУППЫ

Моторная шкала UPDRS использовалась для получения баллов по нескольким клиническим факторам, которые могли повлиять на психиатрические симптомы. Мы рассчитали оценку тремора, сложив оценки по пунктам 20 и 21 (тремор в состоянии покоя и движения или постуральный тремор рук). Ригидность измеряли по баллам по пункту 22, а акинезию — по сумме баллов по пунктам 23–26 (постукивание пальцами, движения руками, быстрые чередующиеся движения руки и ловкость ног).Мы вычислили суббаллы моторики правой и левой стороны, сложив соответствующие баллы для правой и левой стороны по пунктам 20-26 UPDRS, и определили пациентов с преобладанием правой или левой стороны, используя пороговый балл ± 3 или более по разнице между баллами для правая и левая стороны.

Когнитивная оценка

Полуструктурированное интервью, основанное на диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам, третье издание, пересмотренное10 (DSM-III-R) критериев деменции, было проведено лицом, осуществляющим уход, психиатром с опытом работы в гериатрической психиатрии и нейропсихиатрии (NGL и DA).Медсестра-исследователь провела пациенту два кратких инструмента когнитивного скрининга: краткое обследование психического состояния (MMSE) 11 и шкалу оценки деменции (DRS) .12 DRS предоставляет общий балл и пять дополнительных баллов: внимание, память, категоризация, инициация и персеверация и построение. Пациенты с оценкой MMSE 16 или выше выполнили нейропсихологическую батарею, оценивающую следующие когнитивные области: исполнительное функционирование (тест Струпа), зрительную память (тест визуального удержания Бентона), зрительно-пространственное функционирование (оценка теста ориентации линии), а также внимание и бдительность.Группа здоровых пожилых людей (n = 37) выполнила когнитивный скрининг и нейропсихологическую оценку. Окончательный диагноз деменции (да, нет, сомнительный) в соответствии с критериями DSM-III-R был поставлен двумя из нас (DA и JPL) на основании клинического интервью, когнитивного скрининга и нейропсихологических тестов.

Нейропсихиатрическая экспертиза

Версия NPI из 10 пунктов проводилась одним из двух психиатров (NGL и DA). Пациентам, живущим в своих домах, NPI вводили члену семьи, знакомому с поведением пациента, обычно его супругу.С пациентами, проживающими в домах престарелых, проводилось собеседование с медсестрой или другим сотрудником, который лучше всего знал пациента.

NPI вводили в соответствии с описанными ранее процедурами.5 Сначала задавались скрининговые вопросы по каждому из 10 психоневрологических симптомов. Если был получен положительный ответ, то симптом исследовался с помощью заданных вопросов, в которых основное внимание уделялось конкретным особенностям психоневрологического симптома. Затем лицо, осуществляющее уход, оценило симптом; баллы от 1 до 4 были получены для частоты и от 1 до 3 для серьезности каждого симптома.Общий балл для каждого симптома был произведением промежуточных баллов частоты и тяжести (максимум = 12). При анализе использовалась сводная оценка.

СТАТИСТИКА

Анализ состоял в основном из описания оценок NPI и расчета долей. Связь показателей NPI с демографическими и клиническими переменными анализировалась с помощью непараметрических тестов (ранговая корреляция Спирмена и критерий Манна-Уитни U ). Все значения p двусторонние. Уровень значимости 0.01 был выбран из-за большого количества сравнений.

Результаты

КЛИНИКО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ

Из 245 пациентов, обследованных в 1993 году, 88 умерли, а у семи впоследствии диагностировали отсутствие болезни Паркинсона. Соответственно, 150 пациентов были приглашены для участия в настоящем исследовании. Одиннадцать субъектов отказались от участия, и, следовательно, 139 пациентов (92,7% выживших с болезнью Паркинсона) завершили последующее исследование.Соотношение мужчин и женщин составляло 61:78, средний возраст составлял 74,4 (стандартное отклонение 7,9) года, а продолжительность болезни Паркинсона составляла 12,6 (стандартное отклонение 5,1) года. Тридцать шесть пациентов (26%) жили в доме престарелых. У большинства из них была диагностирована клинически определенная болезнь Паркинсона (n = 104, 74,8% выборки), 32 (23%) — как вероятная болезнь Паркинсона и три (2,2%) — как возможная болезнь Паркинсона. Десять пациентов (7,2%) находились на стадии 1 или 1,5 по Хону и Яру, 40 (28,8%) — на стадии 2 или 2,5, 34 (24,5%) — на стадии 3, 32 (23%) — на стадии 4 и 21 (15.1%) на стадии 5. (данные отсутствовали для двух пациентов). Пятьдесят пациентов, 36% выборки, соответствовали критериям деменции DSM-III-R, а восемь страдали сомнительной деменцией. Пациенты с деменцией были значительно старше, чем пациенты без деменции (78,6 (SD 5,9) (p <0,001)). Оценка MMSE была получена у 127 пациентов, и средний балл составил 25,2 (стандартное отклонение 5,9). Девять из 12, не выполнивших MMSE, были слишком слабы, чтобы выполнять тест. Сто двенадцать завершили DRS; средний балл составил 127.5 (SD 22.4). Восемнадцать из 27 невыполненных были слишком сумасшедшими, чтобы выполнять тест. Демографические и клинические характеристики исследуемой выборки были аналогичны таковым в популяции пациентов с болезнью Паркинсона из оценки 1993 года, с ожидаемыми изменениями в связи с развитием более запущенного заболевания6.

ОЦЕНКИ НЕЙРОПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ИНВЕНТАРИЗАЦИИ

Надежность NPI между экспертами оценивалась двумя экспертами, которые одновременно оценивали 12 пациентов.Внутриклассовая корреляция между двумя экспертами по пунктам NPI была высокой: галлюцинации (0,94), депрессия (0,84), тревога (0,94), апатия (0,84), аберрантное моторное поведение (0,96) и общий балл NPI (0,93). В выборке были зарегистрированы все 10 симптомов, но по другим пунктам было обнаружено слишком мало симптомов, и поэтому данные о надежности не могли быть рассчитаны. Пятьдесят четыре пациента с болезнью Паркинсона (39%) не имели симптомов, поддающихся оценке по шкале NPI. Двадцать два пациента (16%) имели один симптом, 28 (20%) имели два и 35 (25%) имели три или более психоневрологических симптомов.Наиболее частыми формами поведения были депрессия (присутствует у 38% пациентов), галлюцинации (27%) и тревога (20%). Наименее частыми симптомами были эйфория (0,7%) и расторможенность (6,5%). Самые высокие средние баллы были получены при депрессии, апатии и галлюцинациях. Когда баллы тяжести рассчитывались только для тех пациентов, у которых присутствовал симптом, самые высокие баллы были получены для апатии, аберрантного двигательного поведения и тревожности. Баллы и частота всех симптомов показаны в таблице.

Средние баллы по предметам нейропсихиатрического инвентаря в общей выборке и среди пациентов с имеющимся симптомом

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ МЕЖДУ НЕЙРОПСИХИАТРИЧЕСКИМИ ПОДПИСКАМИ

Высокая корреляция была обнаружена между бредом, галлюцинациями, возбуждением и раздражительностью; и между апатией и тревогой. Депрессия коррелирует как с симптомами психоза и возбуждения, так и с симптомами тревоги и апатии. Для дальнейшего изучения взаимосвязи симптомов NPI был проведен факторный анализ главных компонентов.В соответствии с корреляционным анализом были выявлены два фактора с собственным значением не менее 1,5: фактор 1 включал элементы заблуждения, галлюцинации и раздражительность, а фактор 2 включал тревогу и апатию.

Связь между апатией и депрессией была исследована более подробно. Шесть из 23 пациентов с апатией (4,3% выборки) не имели признаков депрессии (0 баллов), тогда как остальные пациенты с апатией имели положительные баллы по субшкале депрессии.

СВЯЗЬ МЕЖДУ ОЦЕНКАМИ NPI И КЛИНИКО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИМИ ПЕРЕМЕННЫМИ

Были изучены клинические и демографические корреляты психоневрологических симптомов болезни Паркинсона.Ни возраст, ни продолжительность заболевания, ни дозировка леводопы не коррелировали с индексами NPI. Была обнаружена связь между оценками NPI и стадиями Хоэна и Яра. Большинство поведенческих баллов увеличиваются с более поздней стадией заболевания, и значительная корреляция со стадией Хоэна и Яра была обнаружена для общего балла NPI (Спирмена r = 0,37, p <0,001) и заблуждения ( r = 0,38, p <0,001). галлюцинации ( r = 0,37, p <0,001), возбуждение ( r = 0,28, p <0,001) и аберрантное моторное поведение ( r = 0.28, p <0,001) баллов. Пациенты в домах престарелых имели более высокие общие баллы NPI, чем пациенты, живущие в домашних условиях ( U = 1077, p <0,001), и эта разница в основном была связана с более высокими баллами по подшкалам бреда, галлюцинаций, возбуждения и растормаживания. У восьмидесяти трех процентов населения домов престарелых присутствовал хотя бы один симптом. Анализ взаимосвязи психоневрологических синдромов и пола показал несколько большую раздражительность среди пациентов мужского пола ( U = 2033, p <0.005).

Показатели бреда, галлюцинаций и возбуждения достоверно коррелировали с показателями акинезии и ригидности (p <0,005). Никаких других значимых корреляций между показателями NPI и показателями акинезии, ригидности или тремора обнаружено не было. Суб-баллы для NPI не различались между пациентами с преимущественно правосторонним (n = 26) или левосторонним (n = 38) паркинсонизмом, но была обнаружена незначительная тенденция к более высокому общему баллу NPI в левой группе ( U = 373; p = 0,087).Пациенты с вероятной и возможной болезнью Паркинсона демонстрировали тенденцию к более высокому общему баллу NPI ( U = 1375; p = 0,03) и баллу ажитации ( U = 1480, p = 0,02) по сравнению с пациентами с клинически определенной болезнью Паркинсона. Не было значимой корреляции между показателями NPI и продолжительностью и уровнем инвалидности, вызванной дискинезиями. Колебания «вкл-выкл» наблюдались у 45% пациентов, но не было обнаружено никакой связи между индексами NPI и колебаниями.

СВЯЗЬ МЕЖДУ ОЦЕНКАМИ NPI И КОГНИТИВНЫМИ ФУНКЦИЯМИ

Обнаружена характерная связь между индексами NPI и когнитивными функциями.Пациенты с деменцией имели более частую и более тяжелую нервно-психическую заболеваемость, измеренную с помощью общего балла NPI, по сравнению с пациентами без деменции или с сомнительной деменцией ( U = 1106, p <0,001). Значимые связи с деменцией были обнаружены для бреда ( U = 1545, p <0,001), галлюцинаций ( U = 1228, p <0,001), апатии ( U = 1570, p <0,05) и аберрантного моторного поведения. ( U = 1638, p <0,001). Также были изучены отношения между пунктами NPI и тестами, измеряющими различные когнитивные функции.Возникла четкая закономерность взаимоотношений. Общие показатели NPI, галлюцинаций, бреда и возбуждения коррелировали с MMSE, большинством подшкал DRS и результатами тестов на память. Кроме того, была обнаружена значительная корреляция между апатией и количеством ошибок в тесте Струпа, показателе исполнительного функционирования.

Обсуждение

Целью этого исследования было изучить диапазон и профиль психической заболеваемости при болезни Паркинсона, а также изучить связь между психиатрическими симптомами и демографическими и клиническими переменными.Главный вывод заключался в том, что у 61% выборки был хотя бы один психиатрический симптом, а у 45% — два или более. Эта доля была особенно высока среди людей, страдающих болезнью Паркинсона, живущих в домах престарелых. Депрессия была наиболее частым симптомом, за ней следовали галлюцинации и беспокойство. Наивысшие баллы были получены при апатии, тревоге и депрессии. Обнаруженные показатели были аналогичны тем, о которых сообщалось в предыдущих исследованиях, в которых основное внимание уделялось депрессии, 1 галлюцинациям, 2 тревоге, 13 и апатии14, и они намного превышали частоты, обнаруженные в общей популяции пожилых людей без паркинсонизма в Скандинавии15. 16

Тяжесть психических симптомов была связана со стадией заболевания и когнитивными нарушениями, но не с возрастом, продолжительностью заболевания, дозой леводопы, дискинезией или феноменами включения-выключения.Эти данные согласуются с данными, полученными Брауном и Маккарти. Депрессия не коррелировала с клиническими или когнитивными переменными, хотя чаще она присутствовала у пациентов с другими психоневрологическими симптомами. Отсутствие связи между депрессией и стадией заболевания подтверждается предыдущими исследованиями 1. 17 18 и предполагает, что изменения настроения при болезни Паркинсона не являются реакцией на двигательную инвалидность, а скорее отражают нейробиологическое расстройство эмоциональных функций.Ранее сообщавшаяся связь между депрессией и акинетически-ригидным подтипом17 и правосторонней болезнью Паркинсона19 не была воспроизведена в этом исследовании.

Насколько нам известно, только одно предыдущее исследование изучало диапазон психической заболеваемости при болезни Паркинсона.4 По сравнению с общей популяцией пациентов с болезнью Паркинсона, 6 выборка в этом исследовании представляла собой тщательно отобранную удобную группу с более низким возрастом и мало мужчин. Кроме того, они были когнитивно неповрежденными и имели более ограниченный диапазон тяжести заболевания — два фактора, которые, вероятно, повлияли на диапазон и тяжесть психических заболеваний.Наша выборка была более репрезентативной, но включала только пациентов с длительностью заболевания не менее 4 лет. Однако, как показали оба исследования, продолжительность заболевания не влияла на психическую заболеваемость. В двух исследованиях использовались разные методы оценки психиатрических симптомов. В текущем исследовании использовался NPI — инструмент, предназначенный для выявления психической заболеваемости у пациентов с неврологическими расстройствами.5 Тем не менее, результаты этих двух исследований в отношении уровня психической заболеваемости в целом схожи и показывают высокую распространенность психиатрической заболеваемости. у пациентов с болезнью Паркинсона.

Исследование имеет методологические недостатки, которые необходимо учитывать при интерпретации результатов. Поскольку мы не включили контрольную группу, точную распространенность психиатрических симптомов, характерных для болезни Паркинсона, невозможно определить с уверенностью. Однако другие исследования предполагают, что у пациентов без заболеваний головного мозга наблюдаются очень низкие частоты симптомов НПИ 5, что указывает на то, что большая часть психических заболеваний на самом деле вызвана болезнью Паркинсона. Выборка составлена ​​из выживших пациентов из популяции пациентов с болезнью Паркинсона, но выборка смещена в сторону пациентов с длительной продолжительностью болезни и, следовательно, с более поздней стадией заболевания.Это могло увеличить распространенность психиатрических симптомов. Сильные стороны исследования — это относительно большая выборка, включающая госпитализированных и тяжело больных пациентов, а также комплексная батарея оценок, включающая стандартизированную оценку психоневрологических симптомов с высокой достоверностью и надежностью.

Психиатрические симптомы сгруппированы в две группы, которые по-разному связаны с когнитивной и моторной областями заболевания. Одна группа симптомов включала бред, галлюцинации, возбуждение и раздражительность.Эти симптомы коррелировали с уровнями акинезии и ригидности, а также с ухудшением общих когнитивных показателей, таких как оценка MMSE и память. Другой группой симптомов были апатия и тревога. Апатия обычно возникала вместе с депрессией, что согласуется с данными других исследований14. 20 Это отличается от результатов, полученных при других нейроповеденческих расстройствах, таких как прогрессирующий надъядерный паралич и болезнь Альцгеймера, при которых апатия меньше связана с депрессией. 20 Апатия также была связана с нарушением исполнительных функций.Паттерн связи между эмоциональными и когнитивными аномалиями при болезни Паркинсона предполагает, что психоз связан с аномалиями темпоролимбических структур, опосредующих мнемонические функции, тогда как нарушения лобных систем, также опосредующих исполнительные навыки, могут быть причиной апатии. Психоз чаще встречался у пациентов, отвечающих критериям деменции, чем у пациентов с сохраненной познавательной способностью. На начальном этапе этого исследования мы обнаружили, что пациенты с болезнью Паркинсона и деменцией чаще проявляли психотические симптомы, как и в других исследованиях.22 Это может отражать наличие кортикальных телец Леви в паралимбической коре или более выраженный холинергический дефицит, обнаруженный у этих пациентов.

В заключение, настоящее исследование показывает высокую распространенность психических заболеваний среди пациентов с болезнью Паркинсона. Частота зарегистрированных нейропсихиатрических особенностей сопоставима с таковой при других заболеваниях головного мозга, таких как прогрессирующий надъядерный паралич, 23 болезнь Хантингтона, 24 лобно-височная деменция 25 и болезнь Альцгеймера.26 Однако характер психиатрических симптомов различается при разных заболеваниях головного мозга, что отражает поражение разных областей мозга и разных систем передачи. Для более детального выяснения этих отношений необходимы клинико-патологические или визуализирующие исследования. В этом исследовании подчеркивается важность психиатрических симптомов болезни Паркинсона, которые присутствовали у большинства пациентов. Клиницисты должны сосредоточить внимание на эмоциональных и когнитивных нарушениях, а также на моторных проявлениях болезни.

Благодарности

Этот проект был поддержан Исследовательскими советами Центральных и психиатрических больниц Рогаланда, грантом Скандинавского общества психофармакологии, грантом AG10123 Центра болезни Альцгеймера NIA, грантом Калифорнийского центра болезни Альцгеймера и Фондом Сиделла-Кагина.

Биология психоневрологических расстройств

Клеточные симпозиумы: биология психоневрологических расстройств
15–17 мая 2022 г. | Ситжес, Испания

Лечение психических расстройств — одна из ключевых задач нашего времени.Последние достижения в области технологий и исследований привели к новым открытиям в области нейропсихиатрии, от генетики до поведения и от основных клинических и когнитивных исследований на животных до человека, которые имеют прямые последствия для нашего понимания и лечения болезней.

Встреча будет охватывать как основные нейробиологические и генетические подходы, так и трансляционные темы в нейропсихиатрии, объединяя лидеров мнений в этих областях и предоставляя форум для обмена и распространения последних достижений и обеспечения общей основы для междисциплинарного обсуждения и сотрудничества между области, позволяющие понять патогенез этих расстройств и улучшить диагностику и лечение.

Наши темы будут включать:

  • Механизмы генетических и молекулярных болезней
  • Моделирование болезней
  • Нейронные схемы
  • Нейробиологические инструменты и переводческое значение
  • Когнитивная нейропсихиатрия

Темы симпозиума и ключевые вопросы, которые они будут решать, которые объединяют интерес как основных нейробиологов к клиницистам:

  • Генетические и молекулярные механизмы

    Что генетика может сказать нам о вероятной этиологии этих расстройств, их диагнозе, прогнозе и вариантах лечения и потенциальной профилактики?

  • Нейронные схемы

    Резюмируются ли поведенческие проявления этих расстройств в моделях, которые могут дать информацию о лечении и понимании неврологических основ болезни? Есть ли признаки нейронных цепей, которые могут помочь стратифицировать расстройства?

  • Моделирование заболеваний

    Каковы текущие и будущие модели психических расстройств: можно ли моделировать сложные заболевания (синдромный / симптомный подход), и как эти модели будут формировать наше понимание их этиологии и их трансляционного потенциала для разработки новых и эффективных вариантов лечения для пациентов?

  • Механизмы лечения и применение

    Как обстоят дела с текущими возможностями лечения, что они могут сказать нам о том, что еще необходимо сделать для улучшения лечения и понимания этих сложных заболеваний, и возможна ли профилактика?

  • Когнитивные способности человека и клинические исследования

    Работая напрямую с пациентами, что мы знаем о спектре симптомов, сопутствующих заболеваниях, сроках постановки диагноза и эффективности лечения на основе исследований пациентов? Чему мы можем научиться из нормального когнитивного развития и как оно становится патологическим?

Зарегистрироваться сейчас Отправить аннотацию программыKeynote Speaker
Спикеры
  • Клаудиа Баньи , Швейцария
  • Эд Буллмор , Великобритания
  • Пико Карони , Швейцария
  • Карл Дейссерот, США
  • Рэй Долан , UCL, UK
  • Кафуи Дзираса , США
  • Дэмиен Фэйр , США
  • Гопин Фэн , США
  • Джонатан Флинт , США
  • Даниэль Гешвинд , США
  • Хайлань Ху , Китай
  • Ясмин Херд , США
  • Кристиан Люшер , Швейцария
  • Серджиу Паска , США
  • Даниэль Постума , Нидерланды
  • Анджела Робертс , Великобритания
  • Брайан Рот , США
  • Alcino Silva , США

Организаторы


Вспомогательные публикации

Главный спонсор

Награды за поддержку семьи


Психоневрологические расстройства и эпигенетика — 1-е издание

Предисловие
Даг Х.Ясуи, Джейкоб Пидикаил и Деннис Р. Грейсон

Раздел I. Нейропсихиатрические расстройства и эпигенетика: общие аспекты
1. Введение в психоневрологические расстройства и эпигенетику
Даг Х. Ясуи, Джейкоб Педикаил и Деннис Грейсон

Экология 2.

Факторы и эпигенетика психоневрологических расстройств
Анке Хоффманн и Дитмар Шпенглер

3. Эпигенетические биомаркеры нервно-психических расстройств
Чин-Чуен Линь, Тиао-Лай Хуанг

Раздел II: Эпигенетика нервных расстройств.Эпигенетика и когнитивные расстройства — трансляционные аспекты
Fabio Coppedè

5. Эпигенетика при распространенных расстройствах развития — трансляционные аспекты
Takeo Kubota

6. Эпигенетические причины умственной отсталости — парадигма хрупкого Х-синдрома
Elisabetta Tab11 Nolacci, 7 Эпигенетика синдрома дефицита внимания с гиперактивностью
Надер Перруд, Себастьян Вейбель, Жан-Мишель Обри, Александр Дайер

8. Эпигенетика старения мозга и психических расстройств
Хуан Гун, Сянжу Сю

9.Эпигенетическая терапия может облегчить когнитивный дефицит при синдроме Дауна путем подавления сверхэкспрессии продуктов гена 21 хромосомы
Ален Д. Деккер, Питер П. Де Дейн и Марианна Г. Ротс

10. Эпигенетика и множественный склероз
Лара Кулар, Гонсало Кастело-Бранко и Майя Jagodic

11. Эпигенетика и мигрень
Сью Хуа Ган и Мунвар Мия Шайк

12. Роль эпигенетики в патофизиологии эпилепсии
Сунг Мин Нам и Кюн-Ок Чо

13.Эпигенетическая дисрегуляция опухолей головного мозга и нейроразвития
Марко М. Хефти и Надежда Цанкова

14. Эпигенетика и цереброваскулярные заболевания
Каролина Сориано-Таррага, Хорди Хименеселинг-Конде и Хауме Рокер

E-mail: Epigena.

16. Эпигенетика при ожирении
Брайан М. Шевчук

17. Эпигенетика и наркозависимость — трансляционные аспекты
Цзянь Фэн

18. Эпигенетика и расстройства, связанные с употреблением алкоголя
Снеха Сагаркар и Амул Сахаркар


Раздел III: Резюме и раздел III. Прогноз
19.Резюме и перспективы
Даг Х. Ясуи, Джейкоб Пидикаил и Деннис Р. Грейсон

Психоневрологические расстройства: исследование цепей стресса и депрессии с помощью гена болезни

Депрессия поражает около 350 миллионов человек во всем мире. Это основная причина инвалидности во всем мире и одна из основных причин смерти среди взрослых. Первое лекарство от депрессии было открыто более 50 лет назад, но современные антидепрессанты улучшают симптомы менее чем у половины пациентов.Основным препятствием на пути к открытию новых методов лечения депрессии является отсутствие истинного биологического понимания этого расстройства. Его причины, вероятно, будут сложными и могут включать многочисленные генетические факторы и факторы риска окружающей среды (Flint and Kendler, 2014). Теперь, в eLife, Прерана Шреста, Авни Муса и Натаниэль Хайнц из Университета Рокфеллера рассказывают больше о роли определенной группы нейронов в депрессивном поведении (Shrestha et al., 2015).

Исследования на людях показывают, что депрессия затрагивает несколько областей мозга.Это неудивительно, учитывая ряд симптомов, связанных с заболеванием: от депрессивного или возбужденного настроения и снижения интереса к приятным занятиям до бессонницы или гиперсомнии, изменения веса и суицидальных мыслей или действий. Однако известно, что экспериментальная глубокая стимуляция определенного участка коры головного мозга может уменьшить симптомы депрессии у устойчивых к лечению пациентов (Mayberg et al., 2005). Это подчеркивает важность изучения того, как отдельные нервные цепи способствуют развитию расстройства.

Хотя не ожидается, что грызуны будут демонстрировать полный спектр симптомов депрессии, стрессы окружающей среды, которые являются известными факторами риска депрессии у людей, могут заставлять животных вести себя так, как это считается «депрессивным» (Nestler and Hyman, 2010). ). Недавние достижения в области нейротехнологий позволили глубже понять, каким образом различные типы нейронов и нейронных цепей влияют на то, восприимчивы ли грызуны к депрессивному поведению, вызванному стрессом, или же они устойчивы (Deisseroth, 2014).Однако в наших знаниях о том, что связывает определенные нейроны и лежащие в их основе молекулярные механизмы с депрессией, есть пробелы.

Альтернативный подход, который использовался при изучении менделевских расстройств, таких как болезнь Хантингтона (Wang et al., 2014), заключается в расчленении патологической нервной цепи с самим геном болезни. Shrestha et al. теперь представляют собой элегантный пример применения нейрогенетического моделирования на мышах для изучения нейронных цепей, связанных с депрессией. Они изучили ген WFS1 , который мутировал при заболевании, называемом синдромом Вольфрама.Пациенты с этим синдромом страдают диабетом, прогрессирующим повреждением зрительного нерва, глухотой и множеством неврологических и психиатрических симптомов, включая тревогу и депрессию (Rigoli et al., 2011). Обе копии WFS1 должны быть мутированы, чтобы вызвать синдром Вольфрама. Интересно, что у носителей болезни, у которых есть только одна мутантная копия гена, проявляются основные симптомы депрессии (без проявления других симптомов синдрома Вольфрама), и они с большей вероятностью будут госпитализированы в психиатрические больницы (Swift and Swift, 2005).

В соответствии с ролью WFS1 в расстройствах настроения, ген экспрессируется на высоких уровнях в областях мозга, участвующих в обработке эмоций и вознаграждений (Takeda et al., 2001). Предыдущее исследование мышей, у которых отсутствовал ген Wfs1 , показало некоторые симптомы, соответствующие синдрому Вольфрама, но депрессивное поведение не наблюдалось постоянно (Luuk et al., 2009).

Shrestha et al. обнаружили, что Wfs1 избирательно экспрессируется в определенной популяции нейронов (пирамидные нейроны слоя 2/3) в префронтальной коре головного мозга мышей.Учитывая, что медиальная префронтальная кора (mPFC) связана с депрессией и поведенческой устойчивостью (например, Russo and Nestler, 2013), может ли Wfs1 в нейронах mPFC регулировать вызванное стрессом депрессивное поведение?

Для ответа на этот вопрос Shrestha et al. разработали модель мыши, которая позволяет удалить часть гена Wfs1 , которая обычно мутирует у людей с синдромом Вольфрама, в выбранных клетках. Они показали, что мыши с «условным нокаутом» (CKO) с Wfs1 , удаленными из всех пирамидных нейронов коры и гиппокампа, обычно действуют нормально.Однако, когда этих мышей CKO жестко сдерживают, они демонстрируют множественное депрессивное поведение, а также повышенное высвобождение гормона стресса. Когда Wsf1 был удален только из пирамидных нейронов в mPFC, мыши по-прежнему демонстрировали индуцированное стрессом депрессивное поведение. Таким образом, белок Wfs1 в нейронах 2/3 слоя mPFC, по-видимому, имеет решающее значение для регуляции вызванного стрессом депрессивного поведения (рис. 1).

Использование мышиной модели для определения молекулярных механизмов и нейронных цепей, лежащих в основе депрессивного поведения.

У людей с двумя мутированными копиями гена 1 синдрома Вольфрама ( WFS1 ) развивается заболевание, характеризующееся широким спектром симптомов, тогда как у людей с только одной мутантной версией этого гена выше вероятность развития депрессии. Чтобы выяснить, контролирует ли этот ген депрессивное поведение через медиальный префронтальный кортикальный контур (mPFC) — регион, ранее участвовавший в стрессе, депрессии и поведенческой устойчивости, — Shrestha et al.изучили ген Wfs1 на мышах. Сначала они обнаружили, что экспрессия Wfs1 была обогащена в пирамидных нейронах слоя 2/3 mPFC. Затем они удалили Wfs1, в коре головного мозга и mPFC, чтобы получить мышей CKO коры головного мозга Wfs1, которые демонстрируют индуцированное стрессом депрессивное поведение и повышенное высвобождение гормона стресса. Shrestha et al. также исследовали, как нейроны mPFC соединяются с другими областями мозга (такими как прилежащее ядро ​​(NAc), миндалевидное тело (Amg), таламус (Thal) и кора (Ctx)) и влияние Wfs1 на эндоплазматический ретикулум (ER). функция.Взятые вместе, эти результаты раскрывают детали молекулярных путей Wfs1 -экспрессирующих нейронов mPFC, которые регулируют депрессивное поведение. Это также является отправной точкой для будущих исследований с целью сузить патогенные механизмы и определить новые потенциальные терапевтические цели.

Использование гена болезни для моделирования патологического поведения у животных позволяет обнаруживать критические нервные цепи и изучать лежащие в основе молекулярные пути, которые контролируют такое поведение.Shrestha et al. проникли в обе области, в первом случае с помощью методов отслеживания, чтобы определить, как Wfs1 -экспрессирующие нейроны слоя 2/3 в mPFC соединяются с другими областями мозга. Поскольку белок Wfs1 находится в мембране эндоплазматического ретикулума, Shrestha et al. также исследовали, изменена ли функция этой органеллы в нейронах мышей CKO. Изменения в том, как работает эндоплазматический ретикулум, наблюдались только в нейронах mPFC и только тогда, когда мыши подвергались стрессу. Как именно это влияет на поведение мышей CKO, все еще нуждается в разъяснении, как и механизм, с помощью которого сигналы стресса окружающей среды обнаруживаются и обрабатываются нейронами mPFC.

Наше биологическое понимание сложных психических расстройств, таких как депрессия, вот-вот достигнет критической точки. Недавние быстрые достижения в области генетических технологий и крупномасштабные коллекции образцов пациентов ускорили открытие генов, которые увеличивают риск общих психических расстройств, таких как шизофрения (Schizophrenia Working Group of the Psychiatric Genomics Consortium, 2014). Недавнее исследование 5303 китайских женщин с тяжелой рецидивирующей депрессией выявило первые два местоположения генома, связанные с болезнью (CONVERGE consortium, 2015).Ожидается, что могут быть обнаружены еще сотни таких генетических вариантов (Flint and Kendler, 2014), каждый из которых будет способствовать относительно небольшому влиянию на общий риск депрессии.

Исследование Shrestha et al. демонстрирует мастерство использования модельных животных, несущих варианты генов болезни, для анализа нейронных цепей, лежащих в основе депрессивного поведения. В тех случаях, когда такие модели также отражают фенотипические аспекты депрессии, они могут трансформировать изучение цепей болезни и молекулярных механизмов.Это может помочь исследователям открыть новые методы лечения депрессии, которые назрела на пять десятилетий позже.

Введение: нейропсихиатрические расстройства старения

В этом специальном отчете по гериатрической психиатрии рассматриваются различные клинические проблемы быстро растущего разнообразного населения пожилых людей.

Д-р Лаврецкий — профессор психиатрии факультета психиатрии и биоповеденческих наук Института неврологии и поведения человека Семела Медицинской школы Дэвида Геффена Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

В этом специальном отчете по гериатрической психиатрии рассматриваются различные клинические проблемы быстро растущего разнообразного населения пожилых людей. Ожидается, что рост населения старше 65 лет достигнет 22% от общей численности населения к 2040 году, поэтому нейропсихиатрические нарушения старения станут проблемой для многих практикующих медицинских работников. Эта демографическая тенденция привела к интенсивному поиску эффективных стратегий диагностики, лечения и профилактики психических, когнитивных и физических нарушений старения.

Клеймо психических заболеваний все еще затмевает надлежащую диагностику и лечение психоневрологических симптомов и расстройств у пожилых людей. Границы между психоневрологическими и физическими заболеваниями часто размыты, особенно в условиях неотложной медицинской помощи и в условиях длительного ухода из-за часто сопутствующих расстройств настроения, тревожности, когнитивных и физических расстройств у пожилых людей. Физиологические изменения, связанные со старением, приводят к повышенному риску побочных эффектов, таких как падения и токсичность лекарств, при фармакологическом лечении.

Растущее население стареющих бэби-бумеров выявляет новые проблемы, характерные для этой когорты, такие как рост злоупотребления наркотиками и более высокий уровень депрессии и тревоги, нарушений сна и посттравматического стрессового расстройства по сравнению с предыдущими поколениями. Проблема гендерной идентичности и стареющего ЛГБТ-сообщества выходит на первый план общественного и профессионального осознания уникальных потребностей его членов в медицинской помощи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *