Рак груди в 20 лет: в 20 лет может быть рак груди?

Содержание

«Самой молодой пациентке — 22 года». Маммолог о раке груди и почему его выявляют так часто

Александр Поддубный работает маммологом уже 20 лет. Сегодня он является заведующим маммологическим кабинетом в Республиканском клиническом медицинском центре Управления делами президента и консультирует в частном медицинском центре «Кравира». Начинал в Минском областном роддоме.

Он переехал в Беларусь из Волынской области Украины, когда служил в армии. Здесь и поступил в мединститут. И если в 1990-х годах Александр Александрович, работая акушером-гинекологом, не хотел идти учиться на маммолога, то сегодня он именно тот врач, к которому талоны разбирают за считанные минуты.

Маммолог Александр Поддубный рассказал TUT.BY о том, как не пропустить рак молочной железы на начальной стадии и что к нему приводит.

«Опухоль удваивается в размерах за 110−400 дней»

— Сейчас много информации о том, что женщина должна регулярно осматривать грудь. Действительно ли самообследование помогает что-то выявить? Я в это не очень верю, если честно…

— Раньше это было очень распространено, и все призывали женщин обязательно ежемесячно обследовать молочную железу, потому что это помогает выявить рак на начальной стадии. Но, как оказалось, самообследование именно в диагностике начальных форм рака не помогает.

Если грудь большая, то минимально, что женщина может выявить сама — опухоль уже на второй стадии, а чаще на третьей. Доказано, что самообследование груди, даже при регулярном применении и тренировке, будучи единственным методом, не в состоянии снизить уровень смертности от рака груди.

В Москве проводили исследование: предложили акушерам-гинекологам с десятилетним стажем найти раковую опухоль в муляже молочной железы. Из семи опухолей находили максимум четыре, три опухоли пропускались. Так это врачи с десятилетним стажем! Представляете, если свою грудь осматривает женщина, которая не умеет это делать? Она вроде бы пощупала, посмотрела — и ей кажется, что все в порядке.

— То есть это можно и не делать?

— Нет, это не делать нельзя. Сейчас объясню почему. Бывают оккультные формы рака молочной железы. Это такая форма рака, которая никак себя не проявляет при прощупывании, и как правило, при ней выявляют уже метастазы (распространение опухолевых клеток из места возникновения опухоли в другие отделы и органы организма человека. —  Прим. TUT.BY) в других органах.

Но есть и межинтервальные раки. Допустим, пациентка пришла сегодня здоровая, мы, как это и следует сделать, порекомендовали пройти обследование снова через год. А оказалось, что у нее очень агрессивный рак: он вырос за этот год, но при диагностике во время первого приема его выявить было невозможно.


Александр Поддубный работает маммологом уже 20 лет. Он консультирует в Республиканском клиническом медицинском центре Управления делами президента и в частном медицинском центре «Кравира»

Принято считать, что опухоль удваивается в размерах за 110−400 и более дней. Однако если это высокоагрессивный рак, он растет быстрее. За год, пока пациентка придет к врачу, у нее уже будет вторая или третья стадия. И вот вы сами, регулярно осматривая грудь дома, сможете что-то нащупать и прийти к врачу раньше.

Поэтому не надо думать, что женщина себя пощупала — и к доктору можно не идти. Самообследование груди должно дисциплинировать: «Я себя смотрю, у меня все хорошо, но это должен подтвердить врач».

Мы, врачи, не только руками осматриваем молочные железы, но и делаем молодым женщинам УЗИ, а пациенткам после 50 лет — маммографию. Мы стремимся найти опухоль как можно раньше, еще до того, как вы у себя что-то прощупаете. Тогда эффект от лечения будет очень хорошим.

— Вы сказали про 110−400 дней, за которые опухоль удваивается. За столько дней она может от одной стадии дорасти до другой?

—  Нет, речь идет про увеличение опухоли в два раза. Женщина говорит: «Три месяца назад была у доктора — ничего не нашел, а сегодня уже вторая стадия! Как быстро опухоль выросла!» Но вряд ли она выросла так быстро. Просто на каком-то этапе ее не диагностировали. Ведь от момента возникновения опухоли до момента ее диагностики может пройти от 5 до 15 лет, в среднем считается 8,5 года.

—  Почему тогда эту опухоль не нашли раньше?

— Возможно, были низкие диагностические возможности, фактор аппаратуры тоже надо учитывать. И еще есть момент — отсутствие онконастороженности. Недавно у меня была пациентка, 32 года, и, наверное, в ее случае как раз эта онконастороженность и была упущена. Там площадь поражения у девочки по рентген-маммографии 8 см.

— Так это много!

— Но там нулевая стадия рака по данным биопсии. И эта опухоль почему-то как опухоль не прощупывается, на УЗИ — неузловое образование, что нехарактерно для рака. Тем не менее никто не мог предположить, что у 32-летней девушки такая вот структура может оказаться раком.

«Если у родных были рак молочной железы, кишечника, яичников или эндометрия, то риски в два раза выше»

—  Насколько УЗИ — чувствительный метод при диагностике рака молочной железы?

— Сегодня практически везде стоят очень хорошие УЗИ-аппараты с высокоспецифическими характеристиками датчиков. В современных аппаратах есть функция эластометрии, которая помогает определить плотность груди. Еще Гиппократ, когда щупал, говорил: «Это мягкое, а это плотное». Плотное — это значит, что там что-то плохо.

Когда мы на УЗИ видим в ткани какие-то изменения, то берем пункцию и по ее результатам можем диагностировать, например, или атипию клеток, или предраковую опухоль. Самая маленькая раковая опухоль, которую мы находили, — 3 мм.

— Маммографию делают женщинам только с 50 лет?

— Во время скрининга, когда мы проверяем женщин, считающих себя здоровыми, маммографию делают с 50 лет раз в два года. Но при этом еще раз в год надо делать УЗИ. 5% раков — рентгенотрицательные, и аппарат их пропустит. Внутрикистозные раки рентген видит как кисту, а вот УЗИ-аппарат распознает внутрикистозные разрастания, что может свидетельствовать о наличии злокачественного процесса.

— А что делать женщинам, которым 35−40 лет?

— Если у родных женщины были рак молочной железы, кишечника, яичников или эндометрия, то у нее выше риск развития рака молочной железы. Может быть выявлен наследственный ген BRCA 1 и BRCA 2. Если он есть, то риск развития рака увеличивается до 70−85%. Таким женщинам надо на 10 лет раньше, то есть с 40 лет, проводить маммографию.

У меня была пациентка, у которой бабушка, мама и ее родные сестры до 40 лет уже погибли от рака молочной железы. У этой женщины тоже был ген BRCA 2, он довольно агрессивный, поэтому этой пациентке мы вообще с 30 лет начали делать маммограмму.

Большое подспорье в ситуации, когда у женщины рентгенплотная грудь, — МРТ. Его выполняют с контрастированием. И эффективность этого метода при выявлении высоко агрессивного рака на ранних стадиях очень высокая. Женщинам с такой грудью мы рекомендуем делать МРТ каждый год.

«Одну-две кисты в груди мы видим крайне редко, их может быть и 50, и 70»

— Киста может перерасти в рак?

— Есть исследование о том, что макрокисты от 2 см и более до 45-летнего возраста увеличивают риск возникновения рака груди в 5,9 раза. После 45 лет эта угроза уходит.

Если это микрокисты размером 1−1,5 см то мы назначаем консервативное лечение. В этом случае важно выявить причину возникновения кисты. Если киста от 1,5 см, то делаем пункционную биопсию под УЗИ-контролем, ее полностью убираем, а содержимое отправляем на цитологическое исследование. Сама биопсия также является лечением, так как во время процедуры стенки кисты спадаются, как правило, там она уже не возникает. Иногда мы вводим специальное вещество и склерозируем стенки кисты.

— А если киста меньше 1,5 см?

— Если у женщины есть гинекологические проблемы, лечение идет с гинекологическим упором. Если заболевание щитовидной железы и печени, то в первую очередь устраняем эти причины.

Но если есть подозрения, и мы видим на УЗИ, что у кисты неровные контуры, она атипичная, нас смущает ее внутреннее содержимое и что-то не так с оболочкой, тоже делаем пункционную биопсию. Мы в последнее время ведем довольно агрессивную диагностическую политику: в чем-то сомневаешься — все равно делаешь биопсию. Ведь нас так и учили: прежде чем начинаешь лечить, на 100% должен быть уверен, что это не раковый процесс.

— Это только маммологов так учат?

— Нет, нас всех в институте так учили. Когда начинаешь лечить любую болезнь — исключи рак. Онконастороженность должна быть во всем абсолютно.

— Были ли случаи, когда вы брали пункцию из небольшой кисты — и это был рак?

— У меня была пациентка со множественными кистами, ей чуть больше 40 лет. Она долго наблюдалась, периодически мы ей убирали кисты. Во время одного из последних визитов делал пункцию, ввожу шприц, а жидкость не набирается. Создали вакуум — и в шприц пошла какая-то масса. Мы сразу подумали, что здесь что-то не то. Пришел результат анализа — внутрикистозный рак. Благо, что у женщины процесс был маленький, и первая стадия рака. Ей сделали двустороннюю мастэктомию (удаление молочной железы. — Прим. TUT.BY), сейчас она под наблюдением, но абсолютно здоровая женщина.

Был еще один случай у женщины уже в возрасте. Киста была красивая и большая — около 4 см. Никаких изменений в ней не было, да и подозрений тоже, но когда пропунктировал — там внутри была не жидкость, а взвесь. И тоже оказался рак.

—  Мастопатия — это болезнь? Некоторые уважаемые медики говорят, что этот диагноз ставят налево и направо, а на самом деле это того не стоит…

— Учитывая, что в Международной классификации болезней есть такой диагноз, то это все-таки болезнь. Хотя я с немецкими коллегами разговаривал, и они рассказывают, что в Германии есть земли, где мастопатия у 85−90% женщин. И они уже начинают думать: болезнь ли это?

Да, это болезнь. Есть простая мастопатия, как в народе говорят. При ней нет ни атипии, ни пролифераций (повышения количества железистых клеточных компонентов. — Прим. TUT.BY). Она к риску развития рака молочной железы не приводит.

Но если мастопатия идет с пролиферацией и атипичными клетками, то такой риск увеличивается.

В любом случае мастопатию надо лечить. Она приносит женщинам дискомфорт, особенно когда возникают боли, уплотнения. Если молочная железа чуть напряжена перед месячными — это не патология. Но если женщина приходит и говорит, что за две недели до месячных у нее грудь разрывается, ей неудобно, и все мысли только о том, что болит, это ненормальное состояние. Проблему надо устранять: есть гормональные, седативные и витаминные препараты, которые хорошо справляются с этой ситуацией.

— Очень маленькие кисты вы все равно лечите?

— Если в груди одиночная киста 2 мм, у женщины нет никаких жалоб и ее не беспокоит боль, стабильный менструационный цикл, то такие кисты не трогаем и только наблюдаем. Но, как правило, одну-две кисты в груди мы видим крайне редко, их может быть и 50, и 70 в одной молочной железе.

Ко мне как-то пришла пациентка с пышной грудью, а там все было в кистах. Во время пункции было удалено 150 кубиков жидкости!

«Если фиброаденома будет 18−19 мм, я скажу удалить»

— Какая разница между фиброаденомой и кистой?

— Фиброаденома — это доброкачественная опухоль.

— Она может стать злокачественной?

— Израильские ученые провели небольшое исследование и пришли к выводу, что в 0,022% случаев идет перерождение фиброаденомы в рак. Кто-то еще пишет, что этот риск от 1 до 5%. Но в своей практике я таких случаев видел очень мало. Иногда просто рак маскируется под фиброаденому.

Когда я читаю лекции, то показываю врачам снимок типичной фиброаденомы. У нее ровный контур, однородная структура, горизонтальная ориентация, она смещаема… Визуально нет никаких проблем. Женщине с этой фиброаденомой был 31 год, она через год после кормления грудью пришла на контроль к врачам, где собственно эту фиброаденому и увидели. У нас не было сомнений, что все в порядке.

Пациентка оказалась исполнительная и по рекомендации ровно через три месяца снова пришла на прием. И если при первом осмотре эта фиброаденома была 8 мм на 4 мм, то на втором — уже 16 мм. Она так увеличилась в размерах за три месяца! Когда мы пропунктировали — получили рак. Благо, это была начальная стадия.

Женщине делали резекцию (удаление части молочной железы. — Прим. TUT.BY). Сегодня уже нет таких, как раньше, калечащих операций. Во многих случаях нам сегодня помогает пластическая хирургия и органосохраняющие операции. При этом не всегда женщина готова к тому, чтобы удалить грудь. К тому же в ретроспективных исследованиях показано, что расширение объема операции при ранних формах рака молочной железы не приводит к улучшению выживаемости пациентов.

— Фиброаденому обязательно нужно удалять?

— Нет. Фиброаденомы мы удаляем как правило в том случае, если их размер превышает 2 см. Если они меньше, то делаем пункционную биопсию и наблюдаем опухоль в динамике. Если она не растет и биопсия хорошая, то разрешаем даже планировать беременность.

— Я знаю, что если женщина планирует беременность, то врачи просят удалить фиброаденому…

— Потому что врач думает, что она будет расти. А вдруг не будет расти?

— И что делать женщине?

— Рожать. Если фиброаденома будет 18−19 мм, я скажу ее удалить, потому что все около 2 см уже удаляется. А если она меньше по размерам и не растет в динамике, то есть через три, шесть месяцев и год наблюдения, женщина может планировать беременность. Во время беременности я рекомендую женщинам, проходя УЗИ плода в назначенные сроки, делать и УЗИ молочной железы, затем его повторить после родов через три месяца, в период лактации.

Фиброаденомы у беременных женщин и после родов могут незначительно увеличиваться, потому что они имеют полости и тоже могут вырабатывать молоко, в них тоже могут быть молочные кисты. Ничего страшного в этом нет. Мы такие фиброаденомы наблюдаем даже, когда пациентка идет на ЭКО. И, тьфу-тьфу-тьфу, у нас не было таких случаев, что мы бегом их удаляли, потому что они начали расти.

— А если быстро не удалили и женщина забеременела, что может быть?

— Это может мешать при кормлении, надо следить, чтобы фиброаденомы не перекрывали проток. И все.

— Но если после пункции фиброаденомы у беременной вы понимаете, что это злокачественная опухоль?

— Тогда уже надо лечить. Не обязательно отказываться от беременности. Есть разные тактики: можно во время беременности проводить лечение, можно выждать, когда беременность пройдет, иногда прерывают беременность. Но если женщина скажет, что она продолжает беременность, то будем лечить во время беременности.

— Какие рекомендации вы даете женщинам, которые приходят на прием?

— Бывает, что у женщины вся грудь в кистах и консервативное лечение не дает эффекта. Порой доходит до того, что приходится полностью удалять молочную железу из-за постоянных рецидивов. Если женщина не замужем, мало рожала, она директор фирмы и живет в постоянных нервотрепках — это все играет отрицательную роль. Ей скажешь: не нервничайте, не злоупотреблять кофе, черным чаем, шоколадом. Но это мы в пустоту говорим. Что значит сегодня не нервничать?

Если ты пришел в магазин, с кем-то поспорил — и, пожалуйста, уже понервничал. А это состояние всегда к чему-нибудь да приведет. Если не к развитию дисгормональных заболеваний, то во время стресса может быть гипертонический криз, инсульты, инфаркты…

Поэтому надо держать себя в руках и больше улыбаться. Я как-то иду по улице с улыбкой на лице, ко мне подходит женщина и с агрессией спрашивает: «А почему вы улыбаетесь?» Я был шокирован и не знал даже, что ответить. Говорю: «Настроение у меня хорошее». Она отвечает: «Странно». Я еще подумал, что, действительно, странно. Все ходят озлобленные, а я хожу и улыбаюсь. Посмотрите, по улице ведь мало ходит улыбающихся людей.

— Во сколько лет и что должна делать женщина, чтобы вовремя выявить рак молочной железы?

— Женщинам с 20 до 30 лет раз в три года надо ходить к маммологу и делать УЗИ. При этом лучше, если УЗИ будет делать именно маммолог.

Раковая опухоль очень коварна. Она не всегда такая, как описано в учебнике. Она может быть не опухолью, а каким-то участком. Нет заболевания молочной железы, под которое не замаскировался бы рак.

После 30 лет осмотр маммолога и УЗИ должны быть ежегодно, а после 50 лет раз в два года надо обязательно делать еще и маммограмму. Тем, у кого наследственные раки, ее начинают делать раньше.

У меня есть пациентка, слава богу, у нее сейчас все хорошо. У нее в 25 или 26 лет возник рак молочной железы, там опухоль была чуть не третьей стадии, а на маммограмме вообще ничего не было видно. Но когда уже сделали спектральную маммограмму, это специальная функция к маммографу, опухоль увидели.

«Самая молодая пациентка — 22 года. У нее первая стадия рака молочной железы»

— По какой причине возникает рак молочной железы?

— Нет явной причины, их много. Влияет и злоупотребление алкоголем. Были исследования, что 10 граммов любого алкоголя ежедневно на протяжении 7,5 года увеличивают риск рака груди до 6%. Плюс речь идет и о раках глотки, желудка, печени и поджелудочной железы.

Влияние курения на развитие рака молочной железы неоднозначно. Сегодня нет конкретных данных, что оно приводит к раку груди. Но к другим ракам приводит. Я имею ввиду раки желудка, гортани, легких…

Наследственных раков 5−10%. Все остальное — это спорадические (случайные. — Прим. TUT.BY) раки.

Ранние роды снижают риск развития рака молочной железы минимум в три раза. Но при этом женщина должна родить до 25 лет.

Когда разговариваю с пациентками, то вижу, что часто они сами себя программируют на болезнь. Хорошо помню женщину, которой поставил рак молочной железы впервые в своей жизни, я тогда только выучился. На УЗИ ее молочная железа у меня всегда вызывала вопросы и она мне постоянно говорила: «Сан Саныч, смотри очень внимательно, у меня есть рак». Да, так и вышло. У нее был очень высокоагрессивный рак третьей стадии, ей было около 40 лет и потом она прожила еще шесть лет.

Многие женщины обижены сами на себя или на кого-то. Иногда диву даешься, когда на откровенные разговоры выходишь. Говорят, что мама сестре отписала дачу, и она маму не может простить, или муж оставил, и она не может его простить. Бывает, что женщина посвятила себя мужу и семье, к 45 годам начинает из-за этого себя съедать и у нее может возникнуть рак.

— Это тоже дает толчок к раку?

— Конечно, это все нервное.

— Как часто к вам приходят на прием молодые девушки?

— В последнее время все больше. Самая молодая пациентка — 22 года. У нее первая стадия рака молочной железы, через три года после постановки диагноза был рецидив, отправили на полное удаление молочной железы.

Благо, что мы выявляем такое на ранних стадиях. Сегодня диагностика действительно хорошая, потому что удается выявить рак в доклинических, ранних формах, на нулевой и первой стадии. Третью и четвертую стадию крайне редко диагностируют, это может быть у женщин, которые пять-шесть лет не были у доктора.

— С чем связано, что сейчас стало больше молодых пациенток?

— Трудно сказать. Но я думаю, что влияют экология и темп жизни.

— Как вы морально переживаете момент, когда говорите женщине, что у нее рак?

— Тяжело. Всегда тяжело. Пациент — это уже близкий человек. Некоторые приходят, чтобы я снял диагноз. Один, второй, третий врач написали, что рак, а она приходит и просит посмотреть. Тогда я говорю: «Не ищите себе того человека, который скажет, что у вас нет рака. Вы тогда погибнете. Вам поставили правильный диагноз и нужно начинать лечиться».

— Но вы же понимаете, что все, кто едет в онкологическую клинику, едут с надеждой, что их диагноз не подтвердится…

— Я понимаю психологию человека и как тяжело с этим смириться. Многие приходят с вопросом «За что?». Говорят: «Я такая хорошая, а у меня соседка плохая, и почему у нее все хорошо».

Я всегда прошу не говорить: «За что?», а задавать себе вопрос: «Почему? Для чего?». Болезнь — это почему, а не за что. Когда человек начинает осознавать, почему с ним это произошло, быстрее выздоравливает.

— Были ли в вашей практике истории, когда вы понимали, что шансы не очень большие, но происходило чудо?

— Нет. Но бывает, когда раковый процесс идет медленно. Я наблюдал женщину с четвертой стадией рака после курса химиотерапии. У нее были отдаленные метастазы в костях, но она себя при этом неплохо чувствовала. Она приезжала раз в полгода на контроль, и я знал, что там финал, потому что уже не брались лечить. Но она была в приподнятом настроении и с четвертой стадией прожила еще как минимум три года.

У меня сейчас есть пациентка, которой 90 лет. У нее вторая стадия рака и много сопутствующих патологий. Ее нельзя оперировать. Мы прописали эндокринную терапию и объяснили дочке, что пациентка не от онкологического заболевания умрет. У нее выраженная сердечная недостаточность. Если мы ее на операционный стол возьмем, то со стола не снимем. Там много противопоказаний.

Она при этом себя неплохо чувствует, говорит, что немножко побаливает. У нее раковый процесс стабилизировался и стоит на месте.

«Наши схемы лечения соответствуют мировым стандартам»

— Мужчины к вам на прием часто приходят?

— Да. Много тех, кто занимается культуризмом и принимает добавки, которые способствуют развитию гинекомастии, то есть росту молочной железы. На фоне гинекомастии может развиться рак.

У меня есть пациент с раком молочной железы. Он знает, что 1% раков молочной железы — это рак у мужчин. И всегда, когда ко мне приходит, говорит: «Сан Саныч, пришел 1%». Ему молочную железу полностью удалили, он сейчас под наблюдением и неплохо себя чувствует.

— Как влияет на развитие рака молочной железы прием оральных контрацептивов?

— До первых родов не рекомендую их принимать, потом — можете.

Есть доказательная база, что семь лет принимать гормонозаместительную терапию безопасно, потом риск развития рака увеличивается. Но если гормонозаместительную терапию отменить, то через два года после этого риск сравняется с теми женщинами, которые ее никогда не принимали.

Но здесь вопрос качества жизни выходит на первый план. Если я вижу, что качество жизни у пациентки никакое, и у нее нет противопоказаний для принятия гормонозаместительной терапии, я ей ее назначаю и не боюсь этого. Но я обо всем предупреждаю пациентку, и она все равно сама принимает решение.

— Как за последние пять лет изменилась диагностика рака молочной железы?

— Все очень продвинулось. Сегодня маммографы стали более доступны, появились цифровые технологии. У нас был случай, когда мы нашли раковую опухоль по четырем микрокальцинатам (солевым отложениям в молочной железе. — Прим. TUT.BY), увидев их на маммограмме. Это мелкие точки разной формы и величины. Но по ним мы понимаем, что, скорее всего, начался раковый процесс. И в итоге там была опухоль до 5 мм, женщину пролечили, и она здорова.

Раньше при пленочных маммографах у нас таких возможностей не было.

— На ваш взгляд, как лечат рак молочной железы в Беларуси?

— На достойном уровне. Сегодня наши схемы лечения соответствуют мировым стандартам. Так же лечат и в Израиле, и в Германии.

— Что вы поняли о жизни за столько лет работы?

— Надо радоваться каждому дню. Здесь вспоминаешь слова из Библии: не думай о завтрашнем дне, он знает, каким ему быть, живи сегодняшним днем. Почему? Многие приходят с планами на завтра, а болезнь — хлобысь — и все планы ломает.

Еще надо быть добрее к людям и к себе. Я всегда говорю: «Делай пациенту все так, как будто ты можешь завтра оказаться на его месте».

— А как вы пришли в профессию?

— Я был акушером-гинекологом в Минском областном роддоме, и главврач Владимир Леонтьевич Селява в 1998 году вызвал меня к себе и говорит: «Пойдешь учиться на маммолога». Я говорю: «Не пойду». Гинекологи смотреть грудь всегда боялись, малейшие уплотнения — бегом к онкологам. Хотя гинеколог должен заниматься молочной железой — это часть репродуктивной системы.

И вот меня уговорили и отправили на учебу. Первым моим учителем была Ида Пахомовна Роговцева, она меня всему и научила. Когда я после учебы начал практиковать, сказал ей, что буду часто к ней направлять пациенток, потому что буду сомневаться. Она тогда сказала: «Первую тысячу посмотришь — и поймешь, что у женщины есть грудь. Дальше уже будет легче». Так оно и было.

Раньше УЗИ-аппараты были слабенькие, это не то, что сейчас, когда на приеме все видишь, и все определяли руками. Я поражался, как Ида Пахомовна руками может такое находить. А потом понял, что все приходит с опытом.

Проявления и первые симптомы рака груди на ранних стадиях: профилактика рака груди | 63.ru

Имплантация провоцирует рак груди

— Нет. Одна только имплантация не является 100%-м фактором риска развития рака. Перед имплантацией всегда проводится полное обследование для исключения патологии молочной железы. Если у женщины есть проблемы, то опытный пластический хирург не будет выполнять пластику. Если все требования соблюдены, операция выполнена качественно и без развития осложнений у пациентки, то это безопасно.

Мужчины могут быть носителями гена рака

— Да, мужчины, так же как и женщины, могут быть носителями генетической мутации BRCA1 и 2 и иметь повышенный риск развития рака молочной железы (около 1% всех случаев), а также рака простаты, поджелудочной железы.

Если рак обнаружили, то грудь удалят

— Нет. Полностью грудь удаляют далеко не всегда. Стараются сохранить орган. Современные тенденции в хирургической онкологии направлены на сохранение груди. Но все зависит от стадии рака. При 1-й и 2-й стадии можно удалить только само образование и сохранить орган.

Вылечиться от рака невозможно — рецидив будет все равно

— При выявлении рака на самых ранних стадиях возможно излечение до 98% случаев. Рецидивы зависят от биологической особенности той опухоли, которую обнаружили у конкретного пациента. Бывают более или менее агрессивные формы рака. Для оценки прогноза проводятся исследования опухоли, после этого разрабатывается план лечения. Пациент всегда после проведенного лечения находится под наблюдением онколога. Ему назначаются соответствующие обследования, для того чтобы своевременно выявить рецидив или прогрессию болезни.

Плохая экология вызывает рак груди

— Конкретной зависимости нет. В мире не проводились большие эпидемиологические исследования для изучения влияния экологических факторов на развитие рака молочной железы. Для некоторых видов рака, например рака легкого, зависимость от неблагоприятных экологических факторов существует. Нужно помнить, что развитие рака в организме — это всегда сложный процесс, на который всегда влияет не один фактор, а несколько.

Всегда ли рак? Причины, по которым у женщин могут возникать боли в груди

По статистике в мире каждая десятая женщина заболевает раком молочной железы. Только в России каждый год такой диагноз ставят около 50 тысячам женщин. Рак молочной железы является самым распространенным онкологическим заболеванием у женщин, но сигнализируют ли о нем боли, или есть другие причины ее возникновения?

Эти вопросы в эфире телеканала «Россия 1» обсудили доктор медицинских наук, главврач московской клинической больницы МЕДСИ Татьяна Шаповаленко и кандидат медицинских наук, врач-гинеколог Екатерина Жуманова.

Они говорят, что любая боль не может быть нормой, и если что-то болит, то это сигнал, поскольку боль – это главный защитник нашего организма.

Однако причины появления боли в молочной железе могут быть различными. И самой первой эксперты называют неправильно подобранное нижнее белье.

«Часто там бывают вкладки, например, силиконовые, которые очень сильно нарушают терморегуляцию и сдавливают грудь больше, чем это нужно. В результате, — отмечает Жуманова, — возникают болезненные ощущения, распирание».

При этом было бы ошибкой при появлении болей только лишь поменять нижнее белье и на этом успокоиться. В любом случае надо обратиться к врачу, чтобы исключить более серьезные причины.

Еще одна из возможных причин – мастопатия. Как говорят врачи, это диагноз, который, ставят достаточно большому количеству женщин.

На самом деле, отмечает Жуманова, это изменение доброкачественной молочной железы, которое действительно часто сопровождает гормональные изменения у женщин в определенном возрасте.

Однако это тоже требует точной диагностики – самостоятельно этот диагноз поставить себе невозможно.

Кроме того, отмечают врачи, грудь реагирует на гормональные препараты, если женщина их принимает, на фазы цикла, на возрастные гормональные изменения.

Когда происходят циклические изменения уровня эстрогена, возможна и фиброзно-кистозная мастопатия. Это, как правило, требует динамического наблюдения и симптоматического лечения, то есть

Еще одна возможная причина — тромбофлебит подкожных вен молочных желез.

Диагноз, как говорит врач-гинеколог, встречается крайне редко, и самостоятельно женщина поставить его себе не сможет – может только обратить внимание на какие-то изменения молочной железы.

Еще один из диагнозов, который встречается достаточно часто – это киста молочной железы.

Врач Жуманова обращает внимание на то, что он требует динамического наблюдения, а в некоторых случаях и биопсии.

Что же касается опасений развития онкологического заболевания, то болевой синдром для злокачественного образования молочной железы достаточно редко бывает первым – как правило, он возникает уже при запущенных случаях.

Поэтому важно хотя бы самой женщине регулярно пальпировать грудь, обращать внимание на уплотнения, если они возникли, и в этом случае идти сразу к врачу.

На вопрос, когда нужно насторожиться, эксперты перечисляют несколько ситуаций.

Во-первых, если есть наследственная предрасположенность к развитию рака молочной железы. Это значит, что женщине нужно более внимательно к себе относиться, делать обследования чаще и желательно сдать генетический тест.

А вот насторожиться и бегом уже бежать к врачу нужно в том случае, когда есть выделения из соска (они бывают совершенно разные).

«Если вы не только что закончили лактацию, то никаких выделений из соска у женщины быть не должно», — говорит Екатерина Жуманова и призывает также обращать внимание, не изменилась ли кожа груди – это тоже может быть настораживающим симптомом.

Если женщина опасается появления рака и есть какие-либо настораживающие факторы (особенно в возрасте 45+), то ей стоит вместе с гинекологом и маммологом понять, как изменился гормональный фон, и если он сильно изменен, то понять, как его восстановить.

Это, говорят эксперты в студии, можно сделать и фитоэстрогенами, и какими-то добавками, но может быть назначено и более серьезное лечение.

Маммолог: у молодых пациенток стали чаще выявлять рак груди

https://ria.ru/20200306/1568224941.html

Маммолог: у молодых пациенток стали чаще выявлять рак груди

Рак молочной железы, который является наиболее распространенным онкозаболеванием, «помолодел», врачи все чаще сталкиваются с пациентками 30-35 лет, всего в… РИА Новости, 06.03.2020

2020-03-06T03:58

2020-03-06T03:58

россия

рак груди

общество

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn24.img.ria.ru/images/92670/85/926708595_0:249:2849:1851_1400x0_80_0_0_7dcdaab648e9c07d81d637d64f7293aa.jpg

https://ria.ru/20200305/1568175730.html

https://ria.ru/20200128/1563984964.html

россия

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/92670/85/926708595_0:249:2849:1851_1400x0_80_0_0_7dcdaab648e9c07d81d637d64f7293aa.jpg

https://cdn21.img.ria.ru/images/92670/85/926708595_24:0:2824:2100_1400x0_80_0_0_4184258626bd63afaa32cbed6286c0cd.jpg

https://cdn22.img.ria.ru/images/92670/85/926708595_374:0:2474:2100_1400x0_80_0_0_955b41a25a280aa4cd99da244f68e916.jpg

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

россия, рак груди, общество

МОСКВА, 6 мар — РИА Новости. Рак молочной железы, который является наиболее распространенным онкозаболеванием, «помолодел», врачи все чаще сталкиваются с пациентками 30-35 лет, всего в России ежегодно регистрируется около 54 тысяч случаев данного заболевания, заявила хирург, маммолог-онколог НМИЦ хирургии им. А.В. Вишневского Минздрава России, к.м.н. Наталья Германович.

«Рак молочной железы — наиболее распространенное онкологическое заболевание среди женщин как в мире, так и в России… Как и многие болезни, рак, к сожалению, «помолодел». Мы все чаще сталкиваемся с очень молодыми пациентками — 30-35 лет», — рассказала Германович РИА Новости.

Она уточнила, что по последним данным, ежегодно в мире регистрируется от 1 миллиона 250 тысяч до полутора миллионов случаев заболевания, из них 54 тысячи в России.

Число случаев заболевания раком молочной железы растет, но специалисты связывают это в том числе и с улучшением выявляемости. «Женщины стали более ответственно относиться к своему здоровью и проходят ежегодные обследования, совершенствуются оборудование и диагностические методы, появляется больше информации, повысилась онкологическая настороженность специалистов – не только маммологов, но и гинекологов. В силу этих причин случаев выявления рака молочной железы, в том числе на ранних стадиях, стало больше», — пояснила Германович.

Новосибирск

5 марта, 08:51

В Новосибирске возбудили дело из-за рекламы «вакцины» от рака груди

По ее словам, для своевременной диагностики заболевания каждая женщина, начиная с 18 лет, должна каждый год проходить обследование у маммолога. При этом в возрасте до 38 лет достаточно сделать УЗ-исследование, а после к нему должна добавляться еще и маммография, отметила врач.

«Мы обладаем большим спектром диагностических возможностей. Просим только об одном: чтобы женщина дошла до специалиста. Но, к сожалению, достучаться до пациенток иногда бывает сложно», — подчеркнула Германович.

В группу риска попадают женщины, у которых в семье были заболевания раком молочной железы или раком яичников, им следует обязательно сдавать анализ на генетические мутации. При наличии генетических «поломок» риск развития рака достаточно высок: по данным литературы, от 40 до 70 процентов, и с возрастом он только увеличивается, пояснила онколог.

Раковые клетки

28 января, 19:27

Врач рассказала о симптомах рака груди у мужчин

Она добавила, что за последние 20 лет удалось существенно изменить в лучшую сторону ситуацию с лечением рака молочной железы. Если ранее практически все пациентки уже на первом этапе подвергались хирургическому вмешательству, то сегодня лечение не всегда можно и нужно начинать с хирургии, учитывая колоссальное развитие химиотерапевтического, лучевого лечения, уточнила Германович.

«В зависимости от ситуации мы можем предложить пациентке либо органосохранное лечение, либо удаление тканей молочной железы с реконструкцией (здесь применяются импланты, экспандеры, сочетание импланта с кожными лоскутами). Возможность реконструкции молочной железы для женщин, особенно молодых, значит очень много. Такие женщины после окончания лечения психологически и социально адаптированы, в сравнении с пациентками после перенесенного радикального хирургического вмешательства», — сказала врач.

Рак молочной железы – наиболее распространенный вид онкологического заболевания в России, из всех случаев заболевания раком он встречается в 18% случаев.

первые признаки появляются слишком поздно. Диагностика и лечение рака молочной железы

Содержание:

Почти каждая третья женщина носит в груди зачатки рака, но у большинства они никогда не разовьются в болезнь благодаря работе иммунной системы. Это показало исследование женщин, погибших от других, не онкологических причин, в основном в автокатастрофах. На этой стадии еще неинформативны обследования, и анализы на онкомаркеры тоже ничего не покажут. Как же не упустить момент, когда злокачественное новообразование уже можно обнаружить и победить?

В России в 80% случаях рак молочной железы (РМЖ) выявляется больной самостоятельно, в 10% — при врачебном осмотре, и только в 10% — при маммографии. Хотя в современной ситуации, когда обследования молочной железы — УЗИ и маммография — доступны по ОМС, должно быть наоборот. Однако лишь 20% женщин проходят маммографию по графику. Остальные или не задумываются о своем здоровье, или боятся, что у них что-то найдут.

Если удастся заменить этот иррациональный страх конструктивным поведением, сразу изменится и статистика смертности от рака груди, которая пока в России неутешительная, говорит Татьяна Владимировна Чичканова, врач-маммолог, онколог, рентгенолог клиники К+31:

— Опухоли, обнаруженные на 1-й стадии, успешно лечатся в нашей стране в 98% случаев — так же, как и в США. Но у них на 1-2-й стадии выявляется более 90% РМЖ, а у нас — лишь 68%. Вывод: не страшно услышать диагноз, страшно не узнать о нем вовремя.

Зачем нужна ранняя диагностика

Рак молочной железы развивается медленно. От возникновения мутации, которая вызывает неконтролируемое деление клеток, до того момента, как опухоль достигнет размера 5-10 мм и ее можно будет обнаружить при УЗИ или маммографии, обычно проходит 5-10 лет. Если ежегодно делать исследование, в идеале — у одного и того же врача, чтобы он мог заметить разницу между прошлой маммограммой и нынешней, нет риска, что у вас выявят рак груди на 3-4-й стадии.

Как развивается опухоль

Как развивается опухоль

В 90% случаев обнаруженная при маммографии опухоль будет доброкачественной — на рак приходится только 10%. Проблема в том, что раковые клетки способны прорастать в окружающие ткани и метастазировать — попадать с током крови или лимфы в другие органы.

Увы, повлиять на заболеваемость раком груди современная медицина не может. Но может выявить его как можно раньше и удлинить так называемый клинический этап. Что это значит?

— Доклинический этап болезни — это когда пациента ничего не беспокоит, и он никуда не обращается, — объясняет Сергей Юрьевич Абашин, профессор, врач-онколог, ведущий эксперт центра ядерной медицины «ПЭТ-Технолоджи». — Клинический этап — тот, когда можно выявить заболевание и начать лечение. Скажем, при сахарном диабете доклинический этап короткий, а клинический — довольно длинный. От возникновения жалоб и проблем со здоровьем до возможного фатального финала проходит много времени.

У онкологических заболеваний все наоборот: очень длинный доклинический этап, когда пациент ничего не чувствует, а клинический — очень короткий. И идея ранней диагностики заключается в том, чтобы увеличить клинический этап. Чем раньше выявлено онкологическое заболевание, тем больше времени для его лечения и тем выше вероятность успеха.

Когда делать УЗИ и маммографию

Первое, с чего стоит начать женщине любого возраста, — самообследование молочных желез. Его рекомендуют делать ежемесячно, начиная с 20 лет, на 5-12-й день месячного цикла, когда ткани груди мягкие и нет предменструального нагрубания груди. Научить делать самообследование груди может врач гинеколог или маммолог, можно воспользоваться многочисленными памятками.

Чек-лист для самообследования молочных желез

Чек-лист для самообследования молочных желез

Клиническое обследование молочных желез для женщин, не входящих в группу риска, заложено в программу ОМС начиная с 25 лет. Раз в год до 40 лет делается УЗИ молочных желез, раз в два года после 39 лет — рентгеновская маммография. После 50 лет она делается раз в год. Эти сроки основываются на данных о заболеваемости раком груди, которая повышается с возрастом, но не учитывают индивидуальных особенностей организма женщины. В чем они могут заключаться?

— В идеале метод диагностики надо выбирать в зависимости от структуры молочной железы, — считает Татьяна Чичканова. — Самый удобный вариант и для врача, и для пациента — когда УЗИ-аппарат и маммограф стоят в одном кабинете, и такое случается все чаще. Сначала женщине любого возраста делают УЗИ молочных желез и регионарных лимфатических узлов (подмышечных, надключичных, подключичных). А затем врач решает, надо ли делать маммографию.

Дело в том, что структура молочных желез у женщин часто зависит не только от возраста. Три основных вида ткани — жировая, железистая и соединительно-опорная — могут находиться примерно в равной пропорции. Но может преобладать железистая ткань — например, у худеньких молодых женщин и во время лактации, или жировая — например, у женщин с пышными формами. В одних случаях информативнее УЗИ, в других — маммография.

Самые распространенные опасения по поводу маммографии касаются вреда рентгеновского излучения и сдавливания молочной железы, которое неизбежно происходит при исследовании.

— Давление на грудь гарантированно не вызывает травматизации тканей, — успокаивает доктор Чичканова. — Кстати, с грудными имплантами маммографию делать можно — надо только найти врача, который имеет такой опыт. Что касается рентгеновских лучей, то при маммографии используются более низкие дозы, чем, например, в стоматологии.

Рентгеновская маммография

Рентгеновская маммография

Для женщин, чьи матери страдали раком молочной железы, у врачей-онкологов такая рекомендация: начинать регулярно наблюдаться у маммолога за 10 лет до того возраста, когда рак груди был обнаружен у матери, — или еще раньше. Остальным женщинам из группы риска график наблюдений стоит согласовать с врачом-маммологом.

Как происходит лечение рака молочной железы

Если в молочной железе обнаружено новообразование, пациентку направят на дообследование. Оно включает трепан-биопсию опухоли — с помощью иглы берется столбик ткани толщиной 2-3 мм и высотой до 10 мм, он называется биоптат. Его клеточный состав уточняется с помощью гистологического исследования. Если в биоптате обнаруживаются злокачественные клетки, проводится еще одно исследование — иммуногистохимическое (ИГХ). Оно позволяет определить молекулярно-биологический подтип опухоли, а от него, в свою очередь, будет зависеть программа лечения.

Важно понимать, что все эти исследования занимают время, и сразу после постановки диагноза начать лечение не получится — и не из-за чьей-то нерасторопности или злого умысла. Несколько недель уходит на гистологическое исследование. Далеко не всегда сразу ясна клеточная структура опухоли. Иммуногистохимия будет готова тоже не на следующий день. Это еще одна причина, почему врачи предпочитают выявлять онкологические заболевания на ранней стадии: чтобы оставалось как можно больше времени на лечение.

— Биологические особенности развития рака молочной железы таковы, что большая часть пациенток начнет своё лечение с хирургического этапа, — рассказывает профессор Сергей Абашин. — Остальным будет назначена химиотерапия, гормональная или лучевая терапия. Чтобы оценить ее эффективность, до начала лечения и после него проводится позитронно-эмиссионная томография в сочетании с компьютерной томографией (ПЭТ-КТ).

В отличие от других методов визуальной диагностики (УЗИ, рентген, КТ, МРТ), которые позволяют видеть только анатомические структуры, с помощью ПЭТ можно отслеживать, как меняется метаболизм образований — например, злокачественных опухолей.

Для этого за 30-40 минут до исследования пациенту вводится радиофармпрепарат, который изготавливается индивидуально, исходя из его роста и веса, и имеет ограниченный срок годности, так как в его основе — аналог глюкозы, который метят радиоактивным веществом. Так, ПЭТ-КТ с 18-ФДГ означает, что радиофармпрепарат изготовлен из фтордезоксиглюкозы и помечен фтором 18, продолжительность жизни которого составляет 14 часов.

— В организме меченую глюкозу начинают активно поглощать злокачественные клетки, — поясняет Сергей Абашин. — Те образования, которые накопили больше радиофармпрепарата, имеют более высокий метаболизм и ярче светятся на изображении. Если по окончании курса лечения метаболизм опухоли меняется, она стала потреблять меньше радиофармпрепарата, значит, лечение подобрано верно. Это касается в том числе и лечения метастатического рака.

Для чего ПЭТ комбинируется с КТ — компьютерной томографией? Последняя выполняет роль навигатора, т.к. хорошо видит расположение новообразования в организме и приостанавливает кольцо сканера, чтобы оценить уровень метаболизма в конкретной точке.

Здесь важно отметить, что количество лекарственных препаратов, дающих положительный эффект, при лечении рака груди гораздо выше, чем при любой другой злокачественной опухоли. Современные таргетные препараты позволяют лечить те формы рака, которые раньше считались неизлечимыми.

Онкологические заболевания по степени угрозы для жизни сегодня не очень сильно отличаются от других хронических болезней, убеждены специалисты. Однако диагноз, который раньше старались вообще не сообщать больному, по-прежнему вызывает страх — хотя давно перестал равняться смертному приговору. Как только пациент перестает бояться и начинает понимать, что с ним происходит, он видит, что для лечения рака есть все возможности, и начинает действовать.

Рак груди перестал быть смертельным. Что изменилось в диагностике и лечении | Здоровая жизнь | Здоровье

Наши эксперты:

Маммолог-рентгенолог, старший научный сотрудник Национального центра онкологии репродуктивных органов МНИОИ им. П. А. Герцена, кандидат медицинских наук Михаил Мазо.

Заведующий отделением опухолей молочной железы, ведущий научный сотрудник ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова» МЗ РФ, доктор медицинских наук Петр Криворотько.


Онколог, гематолог, кандидат медицинских наук Михаил Ласков.

Радиотерапевт, онколог, главный консультант по лучевой терапии и онкологии, главный внештатный специалист по радиотерапии г. Москвы Салим Нидаль.

В лечении одного из самых распространённых раков – молочной железы – произошёл настоящий прорыв. Благодаря этому страшный диагноз, когда-то звучавший смертельным приговором, перестал восприниматься фатально.

Враг наступает – мы не сдаёмся

Конечно, пока далеко до того, чтобы считать рак несущественной угрозой. Более того, актуальность этой проблемы сегодня высока как никогда. Ведь рак молочной железы – лидирующее онкозаболевание у женщин, имеющее тенденцию к постоянному росту. В мире заболеваемость увеличивается на 1–2% в год. А за последние 20 лет она выросла на 64%!

В России такой диагноз ежегодно ставится более 60 тысячам человек. И более полумиллиона больных уже находятся под диспансерным наблюдением онколога. Причём болезнь стремительно молодеет. За одно прошедшее десятилетие число пациенток до 40 лет выросло на 34%. И ещё один печальный момент – несмотря на возможности ранней диагностики, о своём заболевании около 40% больных узнают на поздних стадиях, когда помочь им уже очень сложно.

Пока не поздно!

В Америке 1 из 8 женщин в течение жизни рискует заболеть раком молочной железы, в Европе – 1 из 12, и лишь в Азии это заболевание относительно редко (в Японии встречается у 1 из 80 женщин). Хотя россиянки в плане риска находятся где-то посередине, процент 5‑летней выживаемости (в онкологии этот показатель почти приравнен к излечению) у нас гораздо ниже (55% вместо 80–90% в США и Западной Европе). А ведь кардинально улучшить ситуацию вполне по силам. Для этого женщинам достаточно просто регулярно обследоваться, не дожидаясь симптомов. Благо, диагностика шагнула далеко вперёд. Согласно исследованиям, если женщина моложе 50 лет регулярно проходит маммографию, она снижает риск смерти от рака молочной железы на 15%. А для женщин старше 50 лет этот процент ещё выше – 23%. Бесплатно 1 раз в 2 года это исследование можно пройти в рамках диспансеризации в районной поликлинике.

Риск заболевания растёт с возрастом. В России статистики нет, но, например, в США около 5% всех диагнозов рака груди приходятся на женщин до 40 лет. От 40 до 50 лет выявляется около четверти случаев. Остальные больные получают свой диагноз после 50 лет (пик – к 70 годам).

Сегодня на смену плёночной маммо­графии пришёл цифровой томосинтез молочной железы – трёхмерная маммография. Это исследование показывает железу уже не в двух проекциях (сверху и сбоку), а объёмно, что позволяет избежать эффекта «наложения тканей» и повышает точность метода. В сомнительных случаях используется и контрастная спектральная маммография (с введением в организм контрастного вещества). Модифицировалось и традиционное УЗИ – сегодня уже применяется автоматическое 3D-сканирование молочных желёз, которое не только точнее, но и информативнее ручного метода, так как анализирует больше параметров. Не стоят на месте и инвазивные методы диагностики. Вместо обычной тонкоигольной биопсии, с помощью которой ранее исследовали подозрительные новообразования в молочной железе, в последние 10 лет стала применяться вакуумная аспирационная биопсия. Её проводят не вслепую, а под контролем УЗИ, рентгена или МРТ. Кстати, этим методом можно не только отличить «добро» от «зла», но и без скальпеля вылечить доброкачественную опухоль молочных желёз.

Сберечь всё, что можно

Сильно изменилось и хирургическое лечение. Сегодня в приоритете – органо­сберегающие методики. И дело не только в эстетике. Ведь применявшаяся с 1882 года традиционная операция – радикальная маст­эктомия – не только уродовала, но и калечила женщину, так как помимо молочной железы хирургу приходилось удалять пациентке и большую, и малую грудные мышцы, а также регионарные лимфоузлы. После такого вмешательства очень высок был риск развития лимфедемы (лимфатического отёка), нарушения функции плечевого сустава, боли, потери чувствительности тканей. Сейчас такой объём операции проводят крайне редко – только когда опухоль очень велика и прорастает в мышечную ткань. Ведь доказано, что модифицированная радикальная мастэктомия, при которой удаляются только подмышечные лимфоузлы и нетронутыми остаётся часть кожи молочной железы и подлежащих мышц, работает так же хорошо.

Сегодня всё чаще (конечно, если есть такая возможность) хирурги отказываются от полного удаления лимфатических узлов. Хотя начиная с XIX века и вплоть до конца прошлого столетия иссечение лимфоузлов под мышкой проводилось всем больным подряд. Но сегодня это вмешательство проводят только по показаниям. Чтобы определить объём операции, проводится биопсия так называемого сторожевого узла (ближайшего к опухоли лимфатического узла). Если клеток опухоли там не обнаружится, то, скорее всего, их нет и в других лимфоузлах и, следовательно, их удаления не требуется. Конечно, есть небольшой риск ошибки, поэтому после операции обязательно проводится окончательное исследование сторожевого узла. Если в нём всё же обнаружатся метастазы, придётся в ходе дополнительной операции удалять и остальные лимфоузлы под мышкой.

Каждый случай уникален

Одно из достижений последнего времени – открытие роли генов в развитии рака. Так, известно, что мутация генов BRСAS1 и 2 (которые окрестили геном Анджелины Джоли) многократно увеличивает риск заболеть раком молочной железы и раком яичников. Если в целом по популяции такой риск у женщины – 12–13% и 1–2% соответственно, то наличие такой мутации повышает эти риски до 35–80% и 40–60%. Поэтому женщинам с такими мутациями нужно более внимательно относиться к здоровью и проводить диагностику чаще, чем другим.

Молекулярно-генетические методы исследования выявляют всё больше новых подтипов злокачественного процесса. Недаром онкологи сегодня говорят, что рак даже одного и того же органа – это не одно, а множество разных заболеваний. Поэтому выбор лечения (а также прогноз) онкозаболеваний основывается не только на стадии, но на типе опухоли (что определяет иммуногистохимический анализ). Выявление рецепторов, в отношении которых опухоль чувствительна, дало возможность проводить таргетную терапию (от слова «target» – «мишень»). При таком лечении препараты действуют прицельно на опухоль, меньше затрагивая здоровые клетки. Всё это повышает эффективность лечения и снижает побочные эффекты.

Несмотря на то что традиционная триада (операция, химио- и радиотерапия) по-прежнему актуальна, есть данные, что некоторые виды опухоли уже удаётся полностью излечить только с помощью химиотерапии, без операции. И пусть это пока скорее исключение, чем правило, тем не менее это вселяет оптимизм. Современная химиотерапия тоже уже не та, что прежде. Она использует большое количество активных препаратов, ведь каждому раку предназначено своё лекарство. К тому же благодаря эффективным современным противорвотным лекарствам это лечение переносится больными существенно лучше. Активно развивается такое направление, как предоперационная химиотерапия. Повышает эффективность «химии» и её сочетание с новыми препаратами. Сегодня при раке молочной железы женщинам назначают гормоны на 5 лет – это снижает риск рецидива.
Большие надежды онкологи питают в отношении активно развивающегося направления – иммунотерапии. Этот метод предполагает активную роль в борьбе с раковой опухолью иммунной системы самого пациента.

Контрольный выстрел

Новые возможности появились и у лучевой терапии, при которой используется ионизирующее (радиоактивное) излучение. Метод может использоваться после операции на молочной железе и/или последующей химиотерапии, чтобы до конца уничтожить все раковые клетки, которые могли остаться в молочной железе, грудной стенке или в подмышечной области. Но иногда лучевую терапию проводят перед операцией – чтобы уменьшить опухоль.

Чаще всего при лечении рака молочной железы используется внешнее облучение, похожее на обычный рентген, но занимающее чуть больше времени (сеанс длится от 10 до 20 минут). Лечение обычно проходят 5 дней в неделю (кроме выходных) в течение 6–7 недель. В России появилась и методика ускоренного облучения, активно используемая в Канаде и Великобритании. Во время ежедневных сеансов пациентка получает более высокую дозу облучения, но при этом весь курс умещается в 4 недели.

Существует ещё один метод радио­логического лечения – интра­операционная лучевая терапия, при которой одна большая доза облучения даётся прямо в операционной во время лампэктомии (операции по удалению части молочной железы). Это повышает эффективность лечения, снижая риск рецидивов.

Обследования и диагностика

Главный метод диагностики – маммография.
Она позволяет выявить опухоль на ранней стадии, когда та ещё мала и не прощупывается и никаких жалоб и симптомов нет. Тем не менее не стоит пренебрегать и регулярным осмотром у маммолога, так как в 10–15% случаев рак обнаруживается только в ходе ручного обследования и незаметен на маммограмме.

Молодым женщинам от 20 до 40 лет

Надо раз в 1–2 года проходить клиническое обследование груди у гинеколога или маммолога и делать УЗИ молочных желёз.

После 40 лет

При среднем риске развития заболевания – делать ежегодную маммографию. И раз в полгода-год посещать маммолога для проведения клинического обследования

При высоком риске 

(при наличии семейных случаев рака молочной железы, мутации генов и предраковых состояниях, а также после прохождения лечения по поводу рака молочной железы) кратность и вид исследований определяет маммолог. 

Помимо маммографии могут использоваться: УЗИ и МРТ молочных желёз, а также ПЭТ, КТ и другие методы.

Нажать для увеличения Нажать для увеличения. Фото: АиФ

врач-маммолог — о ранней диагностике рака груди — Новости о красоте и здоровье Екатеринбурга

Ежегодно от рака груди в мире умирают около 500 тысяч женщин. В России рак молочной железы занимает первое место среди причин женской смертности — эта болезнь обнаруживается у каждой пятой россиянки.

Почему в Европе так популярны операции по уменьшению груди, как связан рак молочной железы с гормональными контрацептивами и может ли быть рак груди у мужчин — мифы и факты мы обсудили с пластическим хирургом, онкологом и маммологом клиники «УГМК-Здоровье» Марией Брауде.

В тему

— Есть ли какая-то статистика по заболеванию раком груди в нашем регионе?
— Точных цифр именно по Екатеринбургу нет, но считается в целом, что в мегаполисах заболеваемость выше, чем в отдаленных районах. Это болезнь больших городов, болезнь цивилизации. Множество внешних факторов, с которыми мы постоянно сталкиваемся, влияют на ее развитие. Это и экология, и питание, и стрессы.


— Кто находится в группах риска?
— Группы риска — немного условное понятие при раке груди, но мы выделяем несколько факторов риска. Так, к ним можно отнести наличие различных доброкачественных образований или заболеваний — мастопатий, возраст — пик от 40 до 50 лет, гормональные нарушения; постоянные стрессы, сахарный диабет, ожирение, неправильное питание — употребление жирной и высококалорийной пищи. Риск выше у нерожавших женщин или в случае поздних первых родов. Еще один фактор риска — наследственность — если в семье были случаи заболевания раком молочной железы. Это мы можем определить благодаря анализу, который покажет мутацию определенных генов.

— Мы говорим о наследственности — о каких родственниках и до какого поколения идет речь?
— Без разницы, хоть по маме, хоть по отцовской линии. И до какого поколения — тоже не имеет значения. Если мне пациентка говорит, что у ее бабушки или тети был рак молочной железы, то очень высока вероятность, что это все-таки наследственный фактор.

— Какой средний возраст заболевших?
— По статистике, всплеск заболеваемости идет в возрасте от 40 до 50 лет. Это связано с естественной гормональной перестройкой организма, с нестабильностью гормонального цикла. Как правило, из-за этой нестабильности возникают опухоли — злокачественные и доброкачественные. Но в последнее время к нам все чаще приходят пациентки в возрасте около 30 лет.

— С чем это связно?
— Исследований по данному вопросу пока нет, но мы с уверенностью можем сказать, что длительный прием контрацептивов — гормональных таблеток — может способствовать риску и развитию рака.

— Если рак становится все моложе, то с какого возраста нужно начинать обследоваться?
— Ежемесячное самообследование девушка должна делать, как только у нее появилась грудь. До 20 лет к врачам стоит обращаться, только если есть боли, выделения или уплотнения. Последний симптом — самый тревожный. После 20 лет надо привыкать посещать врача раз в год, а с появлением любого настораживающего симптома — приходить внепланово. Лучше девушка лишний раз пусть покажется, так как современное оборудование позволяет точно определить, есть проблема в железе или нет.

В клинике «УГМК-Здоровье» есть специальный женский онкочекап (комплексная программа диагностики, — прим. ред.), который как раз направлен на выявление онкологических заболеваний и их предупреждение. Благодаря таким исследованиям мы можем не только диагностировать болезнь на ранних стадиях, но и предугадать возможные патологии.


— Как лечится рак груди? Обязательны ли химиотерапия и лучевая терапия? Какова вероятность того, что пациентка лишится груди?
— Все зависит от ситуации. Есть совершенно разные схемы лечения для каждого конкретного случая. Если опухоль очень большая и операцию на первом этапе начать мы не можем, то сначала проводим химиотерапиию, чтобы максимально уменьшить опухоль. В дальнейшем это позволит сделать органосохраняющую операцию, ну и вообще повысить надежность хирургического вмешательства.

Если опухоль небольшая, то мы стараемся провести операцию на первом этапе и после этого уже делаем гистологические и иммуногистохимические анализы опухоли, под которую подбираем лечение. Ведь опухоль опухоли рознь. Бывают медленно растущие, они не создают серьезных проблем, и мы не лечим их агрессивно, иногда даже обходимся без химиотерапии. А бывают очень агрессивные — тогда другая история. Если мы сохраняем грудь, то лучевая терапия проводится всегда, чтобы облучить оставшуюся часть и исключить рецидив.

— Какова его вероятность?
— Риск рецидива зависит от стадии, на которой обратилась пациентка, и от биологии самой опухоли. Если она агрессивная, то бывает, что в течение года возникает рецидив и метастазирование. Что касается малоагрессивных новообразований, то у меня есть пациентки с 1998 г., которых я пролечила, когда только начала работать онкологом, они живы-здоровы и все у них замечательно.

Если рецидив все-таки возникает, то мы снова проводим все анализы — ведь по структуре опухоль может отличаться от той, что была раньше. И разрабатываем план лечения.

— Насколько часто происходят удаления?
— Все не так плохо, как может показаться. Если пациентка обратилась своевременно, опухоль небольшая, то мы стараемся сделать щадящую операцию, сохраняя грудь. Если опухоль довольно большая, мы стараемся пациентку убедить, что необходимо полное удаление железы, так как это более надежный способ лечения.

В «УГМК-Здоровье» внедрили методики по восстановлению груди. У нас эти операции приняты и делаются в клинике. Причем и одномоментно с удалением, и отсроченно — после окончания лечения.

— Существует много мифов о раке — и совсем безумные, и похожие на правду. Вот, например, считается, что в группе риска по развитию рака груди находятся те, кто любит загорать топлес…
— Прямой связи с развитием рака здесь нет, но избыточный ультрафиолет может стать фактором риска для возникновения различных заболеваний груди. Поэтому мы, онкологи, не рекомендуем такой загар.

— Правда ли, что чем больше грудь, тем выше риск рака?
— С большой грудью проблема в том, что там железистой ткани больше и, соответственно, больше почвы, где может возникнуть патология. Есть статистика по Европе, где приняты операции по уменьшению груди. И доктора утверждают, что после таких вмешательств снижается риск развития рака.

— А курение действительно способствует развитию онкологии?
— Курение совершенно точно влияет на рак легкого, гортани, мочевого пузыря. Про рак молочной железы это не доказано. Но мы в любом случае пропагандируем здоровый образ жизни.

— Могут ли вызвать рак травмы груди?
— По моим наблюдениям, такая взаимосвязь есть. Как правило, если ко мне приходит женщина с ушибом груди, то я всегда спрашиваю, была ли гематома, был ли синяк на этом месте — для меня это фактор определяющий. Ведь если появилась гематома, кровоизлияние какое-то местное, это может вызвать хронический воспалительный процесс, фиброз, гипоксию и прочие факторы, вызывающие патологическое размножение клеток.

— Операции по увеличению груди являются факторами развития рака?
— Мы считаем, что нет, потому что имплант устанавливается за железу. Есть даже исследование, утверждающее, что уменьшается риск рака и мастопатии, потому что идет уменьшение кровоснабжения и железа немного атрофируется.

— Правда ли, что рак груди — исключительно женская болезнь и мужчинам переживать по этому поводу вообще не стоит?
— А вот тут вы не правы. Рак молочной железы возможен у мужчин старшего возраста (после 60). В основном это связано с перестройкой организма и снижением уровня андрогенов. Как правило, заболеванию в большей степени подвержены полные мужчины, потому что жировая клетчатка — это источник синтеза эстрогенов.

Константин Мельницкий; 66.RU; 66.RU; архив 66.ru

Рак молочной железы в возрасте от 20 до 30 лет: статистика и многое другое

Рак груди редко встречается в возрасте от 20 до 30 лет, составляя менее 5 процентов всех случаев, но это наиболее распространенный вид рака у женщин этой возрастной группы.

Молодые женщины с раком груди сталкиваются с уникальными проблемами. У женщин до 40 лет рак груди часто диагностируется на более поздних стадиях, когда он имеет тенденцию быть более агрессивным. Это означает, что выживаемость ниже, а частота рецидивов выше.

Знание факторов риска рака груди и ранних признаков и симптомов поможет вам быстрее начать лечение.

Вот некоторые из наиболее важных статистических данных, которые необходимо знать, когда речь идет о раке груди в молодом возрасте.

Рак груди нечасто встречается у женщин младше 40 лет.

Риск рака груди у женщин в возрасте 30 лет составляет лишь 1 из 227, или около 0,4 процента. К 40–50 годам риск составляет примерно 1 из 68, или примерно 1,5 процента. В возрасте от 60 до 70 лет вероятность увеличивается до 1 из 28, или 3,6 процента.

Из всех видов рака, однако, рак груди является наиболее распространенным среди U.С. женщины. Риск развития рака груди у женщины в течение жизни составляет около 12 процентов.

Некоторые женщины подвергаются повышенному риску заболеть раком груди в возрасте от 20 до 30 лет. Эти факторы риска включают:

  • наличие близкого члена семьи (мать, сестра или тетя), у которого был диагностирован рак груди до 50 лет
  • наличие близкого родственника по мужской крови с раком груди
  • , имеющего BRCA1 или Мутация гена BRCA2
  • , получивших лучевую терапию грудной клетки или груди до достижения 30-летнего возраста

Другие факторы риска, применимые к женщинам любого возраста, включают:

  • наличие большого процента ткани груди, которая кажется плотной на маммограмме
  • имели в прошлом аномальную биопсию груди
  • имели свой первый менструальный цикл до 12 лет
  • имели первую доношенную беременность после 30 лет
  • никогда не имели доношенной беременности
  • физически неактивны или имели избыточный вес
  • были еврейского наследия ашкенази
  • чрезмерное употребление алкоголя

Рак груди случается с куриные клетки в груди начинают ненормально расти и размножаться.Изменения в ДНК могут привести к изменению нормальных клеток груди.

Точная причина, по которой нормальные клетки превращаются в рак, неясна, но исследователи знают, что гормоны, факторы окружающей среды и генетика играют определенную роль.

Примерно от 5 до 10 процентов случаев рака груди связаны с наследственными мутациями генов. Наиболее известны ген рака груди 1 ( BRCA1 ) и ген рака груди 2 ( BRCA2 ). Если у вас есть семейная история рака груди или яичников, ваш врач может предложить проверить вашу кровь на наличие этих конкретных мутаций.

Было обнаружено, что рак груди у вас 20-30 лет в некоторых случаях биологически отличается от рака, обнаруживаемого у пожилых женщин. Например, у молодых женщин больше шансов получить диагноз тройного отрицательного и HER2-положительного рака груди, чем у женщин старшего возраста.

Вот некоторые статистические данные о раке груди у женщин моложе 40 лет:

  • Ожидается, что ежегодно около 12 000 женщин моложе 40 лет будут диагностированы рак груди.
  • Около 800 женщин моложе 40 лет ежегодно диагностируют метастатический рак груди.
  • Около 30 или более процентов диагнозов рака груди возникает в течение нескольких лет после того, как женщина родила ребенка.
  • У женщин моложе 50 лет чаще диагностируют тройной отрицательный рак груди (TNBC). TNBC — это рак, при котором тесты на рецепторы прогестерона и эстрогена и слишком много белка HER2 отрицательны. TNBC имеет более низкую выживаемость.
  • Число случаев метастатического рака груди, диагностированных у женщин в возрасте от 25 до 39 лет, увеличивалось на 2,1 процента в год с 1976 по 2009 год.
  • Выживаемость ниже у женщин моложе 40 лет. Согласно одному исследованию, вероятность смерти от рака груди у женщин в возрасте 40 лет и младше на 30 процентов выше, чем у женщин, которым был поставлен диагноз в возрасте от 51 до 60 лет.
  • Почти 1000 В 2017 году женщины в США моложе 40 лет умерли от рака груди.

Число женщин моложе 40 лет, у которых диагностирован метастатический рак груди, растет.

Метастатический рак груди означает, что рак перешел в стадию 4 и переместился за пределы ткани груди в другие части тела, такие как кости или мозг.Показатели выживаемости ниже при раке, который метастазировал в другие части тела.

По данным Американского онкологического общества (ACS), 5-летняя выживаемость для тех, у кого рак груди распространился на другие части тела, составляет 27 процентов для женщин всех возрастов. Однако одно исследование не обнаружило значительных различий в средней выживаемости между молодыми и пожилыми женщинами с метастатическим раком груди.

В другом исследовании участвовало более 20 000 женщин, у которых в период с 1988 по 2011 год был диагностирован рак груди 4 стадии.Данные свидетельствуют о том, что показатели выживаемости улучшаются с конца 80-х — начала 90-х годов.

Врачам часто трудно диагностировать рак груди у женщин до 40 лет, потому что у молодых женщин грудь более плотная. Опухоль обычно не обнаруживается на маммограмме у более молодых женщин.

Итак, одним из важных признаков рака груди является изменение или уплотнение в области груди. Большинство молодых женщин, у которых диагностирован рак груди, сами обнаруживают аномалию.

Всегда сообщайте своему врачу о любых изменениях груди, включая изменения кожи, выделения из сосков, боль, болезненность, уплотнение или образование в груди или в области подмышек.

Рак груди редко встречается в возрасте от 20 до 30 лет, но все же может случиться. Для этой возрастной группы не рекомендуется регулярное обследование, поэтому диагностика может быть затруднена. Понимание статистики, а также ваших личных факторов риска может помочь в ранней диагностике и лечении.

.

Возврат рака груди через 20 лет

Как и многие выжившие после рака груди, Джули Бартелс задается вопросом, вернется ли болезнь.

«Мой рак груди пришел незаметно, без моего ведома. Откуда мне знать, что сейчас тихо растет во мне? » спросила она.

Согласно новым исследованиям, прием эндокринной терапии в течение пяти лет может значительно снизить количество рецидивов.

Если продлить срок, можно обеспечить длительную защиту.

Примерно два из трех случаев рака молочной железы являются положительными по рецепторам гормонов (HR).

Это люди, которым может помочь длительная эндокринная терапия, например тамоксифен.

Тамоксифен блокирует действие эстрогена.

Исследователи провели метаанализ 88 исследований с участием 62 923 женщин. У всех был рак груди, положительный по рецепторам эстрогена (ER).

Все выздоровели после пяти лет назначенной эндокринной терапии.

Частота рецидивов была стабильной в течение периода от 5 до 20 лет.

Было обнаружено, что отдаленный рецидив имеет сильную корреляцию с исходным размером опухоли и состоянием лимфатических узлов.

Женщины с более крупными опухолями и большим поражением лимфатических узлов имели более высокий риск рецидива — от 10 до 41 процента.

Исследование, проведенное международной группой исследователей, опубликовано в Медицинском журнале Новой Англии.

Доктора видят это в перспективе

Д-р Паула Кляйн — директор по клиническим испытаниям рака в Центре Челси в центре города Маунт-Синай, а также доцент кафедры гематологии и медицинской онкологии в Медицинской школе Икана на горе Синай в Нью-Йорке.

Отвечая на вопрос об исследовании, Кляйн сказал Healthline, что есть некоторые оговорки.

«Это метаанализ. Это были испытания женщин, которым было запланировано пятилетнее лечение, но мы не знаем, завершили ли они курс лечения. Мы знаем, что существует немало пациентов, которые не соблюдают правила, — сказала она.

Кляйн заметил, что анализ проводился среди пациентов, которым был поставлен диагноз до 2000 года.

«Эта статья действительно не совсем актуальна для современного населения.У нас есть лучшие методы скрининга и диагностики. У нас лучше получается стадирование, хирургия, лучевая и системная терапия. Уровень смертности от рака груди снизился за несколько десятилетий. Пациентам не нужно особо беспокоиться », — сказала она.

Кляйн объяснил, что пациенты могут иметь один из трех вариантов HR-положительного рака груди.

Он может быть ER-положительным и отрицательным по рецепторам прогестерона (PR), ER-отрицательным и PR-положительным, или ER-положительным и PR-положительным.

Все три группы HR-положительных пациентов получают одинаковую антиэстрогенную терапию.

Доктор Сара П. Кейт, директор Специальной программы по наблюдению за грудью в Центре Челси в центре Маунт-Синай, сообщила Healthline, что это исследование не изменит текущую практику.

«Большинство видов исследований, меняющих практику, — это рандомизированные и проспективные. Хотя это исследование важно, я не знаю, что в нем представлены данные, которые сильно отличаются от данных, уже представленных в предыдущих исследованиях, проведенных рандомизированным образом », — сказала она.

Кому нужна эндокринная терапия

Эйлин Филлипс из Колорадо получила диагноз в 1998 году.

Перенесли две лампэктомии, химиотерапию и лучевую терапию.

В 2000 году, когда все еще принимал тамоксифен, рак рецидивировал в другой груди.

На этот раз ей сделали двойную мастэктомию, но тамоксифен не прописали.

После постановки диагноза в 2010 году Бартельс перенесла операцию и химиотерапию перед тем, как начать прием тамоксифена.

Кляйн сказал, что до последних нескольких лет стандартным рецептом было пять лет тамоксифена или ингибитора ароматазы (AI).

AI обычно используются у женщин в постменопаузе, яичники которых больше не производят эстроген. Препараты останавливают выработку эстрогена в ферменте, называемом ароматазой.

Кляйн объяснил, что недавние исследования показывают, что принимать эти лекарства в течение 10 лет безопасно и эффективно.

Кто должен это делать?

Пациенты из группы высокого риска, которые толерантны, мотивированы и уступчивы, согласно Кляйну.

Кому нельзя?

«Конечно, любой, у кого нет ER-положительного или PR-положительного рака груди», — сказала она.«Или женщины с чрезвычайно низким риском, у которых есть серьезные противопоказания к лекарствам».

Это то, что нужно решать в индивидуальном порядке.

«Мы знаем, что 30 процентов ранних стадий ER-положительного рака молочной железы рецидивируют, обычно где-то в другом месте, кроме груди. Вопрос о том, как определить, какие пациенты получат пользу от длительного лечения эстрогенами, пока не решен. В целом, если у вас опухоль с положительной реакцией на ER, эндокринное лечение приносит огромную пользу », — сказала Кейт.

«Молодым женщинам с более агрессивным заболеванием мы всегда назначаем тамоксифен в течение 10 лет. Для более молодых пациентов данные подтверждают наличие тамоксифена, но мы также можем подавить функцию яичников с помощью лекарств или удаления яичников, а затем ИИ », — добавила она.

«Другое исследование показало, что очень мало пользы от назначения пожилым пациентам 10 лет антиэстрогенных препаратов и повышается риск осложнений. У пожилых пациентов в постменопаузе есть много других вариантов эндокринного лечения с различными профилями побочных эффектов », — сказал Кейт.

Почему некоторые женщины прекращают эндокринную терапию

По словам Кейт, комплаентность является проблемой, когда лекарство необходимо принимать в течение многих лет.

И есть неприятные побочные эффекты.

Побочные эффекты Бартелса включают увеличение веса, отек суставов, усталость и депрессию.

«Все эти побочные эффекты были тяжелыми, потому что я вела очень активный образ жизни до рака», — сказала она Healthline.

Методы последующего наблюдения Бартелса более обширны, чем другие.Хотя у нее не было рецидивов рака груди, с тех пор она лечится от рака кожи и почек.

Ничто из этого не остановило ее от приема тамоксифена, который она будет продолжать до 2021 года, то есть полных 10 лет.

У Фрэнсис Хэтэуэй из Нью-Йорка в 1998 году диагностировали рак груди 3 стадии.

Ей сделали операцию и химиотерапию. Но она не могла терпеть побочные эффекты тамоксифена.

«Психологический эффект был плохим, поэтому я перестал его принимать. Я пошел в очень темное место и у меня возникли мысли о самоубийстве, что не является моей личностью или характером.Другой риск — рак матки, так в чем смысл? — сказал Хэтэуэй.

Работа с побочными эффектами

Когда дело доходит до лучшего соблюдения, Кляйн сказал, что необходимо учитывать две вещи: жалобы на качество жизни и реальную долгосрочную токсичность.

«Для многих из насущных проблем с качеством жизни есть негормональные средства. Сначала необходимо установить, что жалобы связаны с лекарством. Они могут быть связаны с возрастом », — пояснила она.

Кляйн сказала, что женщины в постменопаузе, которые не переносят один ИИ, могут лучше справиться с другим.У женщин в пременопаузе, которые не переносят тамоксифен, есть и другие варианты.

«Самые серьезные побочные эффекты тамоксифена — это повышенный риск рака матки и образования тромбов. ИИ может вызвать ускоренную потерю костной массы. Оба имеют общие проблемы с качеством жизни: сухость влагалища, приливы, ночная потливость и изменение настроения, веса и сексуального желания. Изменение жизни, — сказал Кляйн.

Страх рецидива

Множественные диагнозы рака Бартелса, безусловно, вызывают беспокойство.

«Я осознаю возможность рецидива, и временами меня это может напугать», — сказала она.

«Людям, не страдающим раком, это может быть трудно понять, поскольку они могут чувствовать, что лечение закончилось, и давайте двигаться дальше. Это намного сложнее. Для меня это действительно вопрос принятия, и это процесс, который я практикую регулярно », — продолжила она.

После двойной мастэктомии, по словам Филлипса, мысли о рецидиве не слишком тяжелы.

«Я собираюсь выжить 20 лет, — сказала она.»Есть надежда.»

Хэтэуэй из-за недомогания обнаружила опухоль через 19 лет после ее первого приступа рака груди.

Ей сделали еще операцию и лучевую терапию, но она не принимает тамоксифен.

Сейчас Хэтэуэй, пациент Кляйна, участвует в клинических испытаниях на горе Синай. В ходе исследования пациенты с раком груди используют йогу и медитацию для облегчения симптомов химиотерапии.

Многообещающее новое исследование

Исследователи из Mount Sinai идентифицировали белок (PTK6), который способствует росту и выживанию клеток при ряде видов рака, включая ER-положительный рак молочной железы.

Это включает тех, кто устойчив к тамоксифену.

Это открытие может стать ступенькой к новым целевым методам лечения.

Доктор Ханна Ири — доцент медицины (гематология и медицинская онкология) и онкологических наук в Институте рака Тиш, Медицинской школе Икана на горе Синай, и старший автор исследования.

«Эндокринная терапия по-прежнему является наиболее эффективной лекарственной терапией для этого подтипа рака груди, и конечной целью является подавление роста и / или уничтожение ER-положительных клеток рака груди.Однако у некоторых пациентов с раком груди все еще развивается метастатическое ER-положительное заболевание, несмотря на эти общие эндокринные методы лечения, поэтому новые методы лечения очень важны и необходимы для уничтожения устойчивых к эндокринной терапии видов рака », — сказала она в пресс-релизе.

Это исследование было опубликовано 17 ноября в журнале «NPJ Breast Cancer».

Что нужно знать женщинам

Кейт рекомендует обсудить возможные варианты с врачом, но если вы моложе 50 лет, имеете поражение лимфатических узлов или заболевание на поздней стадии, вам «определенно следует подумать о том, чтобы пройти эндокринную терапию в течение 10 лет».

А в случае небольших опухолей у женщин в постменопаузе это индивидуальное решение.

«Пациенты звонят сейчас и спрашивают, нужно ли им еще 5 лет, но до постановки диагноза осталось 10 или 15 лет. Мы не знаем ответа, но это не стандарт лечения, потому что все исследования посвящены непрерывной терапии », — сказала Кейт.

Кляйн хочет, чтобы люди, пережившие рак груди, знали, что сейчас перспективы намного лучше.

«Независимо от того, что вы слышите, у нас дела идут лучше», — сказал Кляйн.

.

Риск отдаленного рецидива рака молочной железы, положительного по гормональным рецепторам, устойчив через 20 лет после первоначального диагноза

После операции женщины, у которых диагностирована ранняя стадия гормонорецепторно-положительного рака молочной железы, обычно принимают гормональные терапевтические препараты, чтобы снизить риск рецидива рака. Рецидив может быть локальным (возврат рака в область груди), региональным (возвращение в грудную стенку или область рядом с грудью) или отдаленным / метастатическим (рак возвращается в часть тела вдали от груди, такие как кости или печень).

Гормональная терапия после операции называется адъювантной гормональной терапией.

Гормонотерапевтические препараты действуют двумя способами:

  • за счет снижения количества эстрогена в организме
  • , блокируя действие эстрогена на клетки рака груди

Есть несколько видов препаратов для гормональной терапии. Тамоксифен, селективный модулятор рецепторов эстрогена (SERM), является одним из самых известных.Тамоксифен можно использовать для лечения женщин как в пременопаузе, так и в постменопаузе. Ингибиторы ароматазы:

  • Аримидекс (химическое название: анастрозол)
  • Аромазин (химическое название: экземестан)
  • Фемара (химическое название: летрозол)
Было показано, что препарат

более эффективен в снижении риска рецидива у женщин в постменопаузе, и в настоящее время его используют чаще, чем тамоксифен, для лечения женщин, переживших менопаузу.

В течение многих лет стандарт лечения заключался в том, чтобы женщина принимала гормональную терапию в течение 5 лет после операции по поводу рака груди.В 2012 и 2013 годах крупные исследования показали, что 10 лет тамоксифена лучше, чем 5, потому что он:

  • снизил частоту рецидивов рака груди
  • снизило количество смертей от рака груди
  • повышение общей выживаемости

Некоторые исследования показали, что прием Фемары в течение 10 лет вместо 5 может дать некоторые преимущества, но только для очень определенных женщин. Прием ингибитора ароматазы в течение 10 лет — это еще не стандарт лечения.

Хотя прием тамоксифена в течение 10 лет вместо 5 дает больше преимуществ, тамоксифен действительно вызывает побочные эффекты, некоторые из которых являются серьезными. Приливы жара и ночная потливость — частые побочные эффекты тамоксифена. В редких случаях тамоксифен может вызывать опасные тромбы. Тамоксифен также может повышать риск рака эндометрия у некоторых женщин. Таким образом, преимущества приема тамоксифена в течение 10 лет следует сравнивать с 10-летними возможными побочными эффектами.

Если бы врачи знали о конкретном риске отдаленного рецидива рака груди после 5 лет гормональной терапии, это могло бы помочь принять решение о продлении гормональной терапии до 10 лет.

Исследование показывает, что после 5 лет гормональной терапии риск отдаленного рецидива остается значительным, даже через 20 лет после постановки первоначального диагноза. Риск отдаленного рецидива тесно связан с характеристиками рака, включая размер рака и количество положительных лимфатических узлов.

Исследование было опубликовано 9 ноября 2017 г. в журнале New England Journal of Medicine . Прочтите аннотацию к статье «Риск рецидива рака груди в течение 20 лет после прекращения эндокринной терапии через 5 лет.»

Это исследование было метаанализом, что означает, что исследователи проанализировали результаты ранее опубликованных исследований. В этом случае исследователи рассмотрели 88 исследований с участием 62 923 женщин с ранней стадией гормоно-рецепторно-положительного рака груди, у которых не было признаков заболевания после 5 лет гормональной терапии после операции.

Все женщины были моложе 75 лет, когда им впервые был поставлен диагноз, и все они были диагностированы в период с 1976 по 2011 год.

Все виды рака груди были классифицированы как:

  • T1: размером 2 см или меньше
  • Т2: 2.От 1 до 5 см для размеров

и имел менее 10 положительных лимфатических узлов.

Ни один из видов рака не был метастатическим.

Примерно половине женщин была сделана лампэктомия, а половине женщин — мастэктомия для удаления рака. Примерно 74% женщин с положительными лимфатическими узлами прошли курс химиотерапии. Только около 25% женщин с диагнозом HER2-положительное заболевание получали лечение Герцептином (химическое название: трастузумаб).

Все женщины должны были получать гормональную терапию в течение 5 лет, а затем прекратить.

Исследователи изучили частоту отдаленных рецидивов через 20 лет после постановки диагноза, сгруппировав женщин по количеству положительных лимфатических узлов. Они также изучили уровень смертности от рака груди. Затем исследователи использовали статистический анализ, чтобы выяснить, существует ли связь между характеристиками рака и частотой отдаленных рецидивов.

В каждой группе женщин отдаленные рецидивы стабильно возникали в течение 20 лет после постановки диагноза.Конкретные 20-летние риски отдаленного рецидива были:

  • 22% для женщин с нулевыми положительными лимфатическими узлами
  • 31% для женщин с одним-тремя положительными лимфатическими узлами
  • 52% для женщин с 4–9 положительными лимфатическими узлами

Как и ожидали исследователи, ежегодные показатели смертности от рака груди были низкими в течение первых 5 лет после постановки диагноза. Но после 5-го года ежегодные показатели смертности от рака груди и отдаленных рецидивов были схожими.Конкретные 20-летние риски смерти от рака груди были:

  • 15% для женщин с нулевыми положительными лимфатическими узлами
  • 28% для женщин с одним-тремя положительными лимфатическими узлами
  • 49% для женщин с 4–9 положительными лимфатическими узлами

Затем исследователи изучили совокупный риск отдаленного рецидива и совокупный риск смерти от рака груди от 5 до 20 лет после постановки диагноза на основе классификации и статуса лимфатических узлов рака.Кумулятивный риск — это общий риск того, что со временем что-то произойдет. Например, женщины, у которых диагностирован рак Т1 с нулевыми положительными лимфатическими узлами, имели менее 1% риска отдаленного рецидива в год в течение 5-20 лет после постановки диагноза. Кумулятивный риск отдаленного рецидива через 20 лет после постановки диагноза составляет 13%.

Совокупный риск отдаленного рецидива через 20 лет составил:

  • 13% для рака T1 с нулевыми положительными лимфатическими узлами
  • 20% для рака T1 с одним-тремя положительными лимфатическими узлами
  • 34% для рака T1 с 4–9 положительными лимфатическими узлами
  • 19% для рака T2 с нулевыми положительными лимфатическими узлами
  • 26% для рака T2 с одним-тремя положительными лимфатическими узлами
  • 41% для рака T2 с 4-9 положительными лимфатическими узлами

Кумулятивный риск отдаленного рецидива был тесно связан с исходной классификацией и статусом лимфатических узлов рака.

Совокупный риск смерти от рака груди в возрасте 20 лет составил:

  • 7% для рака T1 с нулевыми положительными лимфатическими узлами
  • 13% для рака T1 с одним-тремя положительными лимфатическими узлами
  • 22% для рака T1 с 4–9 положительными лимфатическими узлами
  • 13% для рака T2 с нулевыми положительными лимфатическими узлами
  • 20% для рака T2 с одним-тремя положительными лимфатическими узлами
  • 29% для рака T2 с 4-9 положительными лимфатическими узлами

Как и в случае отдаленного рецидива, совокупный риск смерти от рака груди был сильно связан с исходной классификацией и состоянием лимфатических узлов рака.

«Несмотря на то, что у этих женщин не было рецидивов в первые 5 лет, риск рецидива рака в другом месте (например, в кости, печени или легком) с 5 по 20 лет оставался постоянным», — сказал старший автор исследования. Дэниел Ф. Хейс, доктор медицинских наук, профессор Стюарта Б. Падноса по исследованию рака груди в Комплексном онкологическом центре Мичиганского университета.

«Примечательно, что рак груди может оставаться в спящем состоянии так долго, а затем распространяться много лет спустя, причем этот риск остается неизменным год за годом и все еще сильно зависит от размера исходного рака и от того, распространился ли он на узлы, «сказал Хунчао Пан, доктор философии.D., M.Sc., ведущий автор из Оксфордского университета.

Хотя эти цифры риска кажутся тревожными, мы знаем, что риск повторения никогда не снижается до нуля.

«Эта статья не сообщает сообществу, занимающемуся раком груди, чего-то, чего они еще не знали, а именно, что риск рака не снижается до нуля для пациентов с гормон-рецептор-положительным раком груди», — сказала Дженнифер Литтон, доктор медицины. из онкологического центра доктора медицины Андерсона Техасского университета, который не участвовал в анализе, в интервью.«Я бы не хотел, чтобы женщины запаниковали, увидев это. Это то, что происходило 20 лет назад, и мы знаем, что женщины живут дольше, десятилетие за десятилетием, когда им ставят диагноз.

«Это подтверждает, что существует пожизненный риск», — продолжила она. «Нам все еще нужно улучшить нашу химиотерапию, нам нужно улучшить наши антиэстрогеновые методы лечения. Многие люди рассматривают различные комбинации в клинической практике. клинических испытаний, в зависимости от того, сколько времени женщины проходят эти методы лечения.»

Важно знать, что женщинам в этом анализе был поставлен диагноз до 30 лет назад. За это время лечение рака груди значительно улучшилось, поэтому женщины, у которых недавно был поставлен диагноз, будут иметь более низкий риск отдаленного рецидива.

Кроме того, не все женщины в проанализированных исследованиях завершили полные 5 лет гормональной терапии. До 31% женщин в некоторых исследованиях не завершили лечение, что могло привести к более высокому уровню отдаленных рецидивов.

Если у вас диагностирован рак груди, положительный по рецепторам гормонов, и вы будете принимать гормональную терапию после операции и других видов лечения, очень важно, чтобы вы принимали лекарство столько, сколько оно предписано, и в той дозе, в которой оно назначено. предписаны. Рак молочной железы с положительным гормональным рецептором может вернуться, и гормональная терапия после операции снижает этот риск — вы должны помнить об этом.

Побочные эффекты, вызванные гормональной терапией, могут быть очень неприятными для многих женщин.Важно поговорить со своим врачом, как только у вас появятся какие-либо побочные эффекты, такие как приливы, боли в суставах, сгустки крови, проблемы со сном, усталость или трудности с концентрацией внимания. Не ждите, пока симптомы станут невыносимыми, и вам придется прекратить прием лекарства. Чтобы облегчить эти побочные эффекты, вы можете предпринять несколько шагов, в том числе перейти на другой тип гормональной терапии.

Для получения дополнительной информации посетите страницы Breastcancer.org, посвященные гормональной терапии.Вы можете прочитать о том, почему так важно придерживаться плана лечения, а также о способах борьбы с побочными эффектами. Если вы сейчас принимаете гормональную терапию после операции, придерживайтесь ее в соответствии с предписаниями. Если вы думаете о раннем прекращении приема пищи, сначала поговорите со своим врачом. Вместе вы сможете найти наиболее подходящее для вас решение.


Была ли эта статья полезной? Да / нет Была ли эта статья полезной?

Опубликовано 13 ноября 2017 г. 10:08

,

ВОЗ | Рак груди

Рак груди является наиболее частым онкологическим заболеванием среди женщин, от которого ежегодно страдают 2,1 миллиона женщин, а также является причиной наибольшего числа смертей, связанных с раком, среди женщин. По оценкам, в 2018 году от рака груди умерло 627000 женщин, что составляет примерно 15% всех случаев смерти от рака среди женщин. В то время как заболеваемость раком груди выше среди женщин в более развитых регионах, заболеваемость раком растет почти во всех регионах мира.

Чтобы улучшить исходы рака груди и выживаемость, раннее обнаружение имеет решающее значение. Существует две стратегии раннего выявления рака груди: ранняя диагностика и скрининг. В условиях ограниченных ресурсов и слабых систем здравоохранения, где большинству женщин диагноз ставится на поздних стадиях, следует уделять первоочередное внимание программам ранней диагностики, основанным на осведомленности о ранних признаках и симптомах и быстром направлении к специалистам по диагностике и лечению.

Ранняя диагностика

Стратегии ранней диагностики сосредоточены на обеспечении своевременного доступа к лечению рака за счет уменьшения препятствий для оказания медицинской помощи и / или улучшения доступа к эффективным услугам диагностики.Цель состоит в том, чтобы увеличить долю рака груди, выявляемых на ранней стадии, что позволит использовать более эффективное лечение и снизить риск смерти от рака груди. Пакет ВОЗ основных мероприятий по борьбе с неинфекционными заболеваниями (PEN) для первичной медико-санитарной помощи в условиях ограниченных ресурсов содержит руководство по подходу к оценке и направлению к специалистам для женщин с подозрением на рак груди в учреждениях первичной медико-санитарной помощи.

Проверка

Скрининг состоит из тестирования женщин на выявление рака до появления каких-либо симптомов.Различные методы были оценены как инструменты скрининга на рак груди, включая маммографию, клиническое обследование груди и самообследование груди.

Маммография: использует рентгеновские лучи низкой энергии для выявления аномалий в груди. Было показано, что он снижает смертность от рака груди примерно на 20% в условиях высоких ресурсов. В документе с изложением позиции ВОЗ по маммографическому скринингу сделан вывод о том, что в условиях хорошо обеспеченных ресурсов женщины в возрасте 50-69 лет должны проходить организованный популяционный маммографический скрининг, если выполняются заранее определенные условия по реализации программы.В условиях ограниченных ресурсов и слабых систем здравоохранения маммография не рентабельна, и раннее выявление должно быть направлено на снижение стадии диагностики за счет повышения осведомленности. Для женщин в возрасте 40–49 лет или 70–75 лет ВОЗ рекомендует систематическое обследование с помощью маммографии у женщин в возрасте 40–49 лет или 70–75 лет только в контексте тщательных исследований и в условиях хорошо обеспеченных ресурсов.

Клиническое обследование груди (CBE): — это обследование обеих молочных желез, проводимое квалифицированным медицинским работником.CBE кажется многообещающим подходом в условиях ограниченных ресурсов и может быть реализован в зависимости от данных текущих исследований.

Поскольку скрининг требует значительных инвестиций и сопряжен со значительными потенциальными личными и финансовыми затратами, решение о проведении скрининга следует принимать только после того, как (1) основные услуги по охране здоровья груди, включая эффективную диагностику и своевременное лечение, станут доступны для всей целевой группы; (2) его эффективность была продемонстрирована в регионе; и (3) ресурсы доступны для поддержки программы и поддержания качества.

ВОЗ Ссылки по теме

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *