Реактивное состояние психики: РЕАКТИВНОЕ СОСТОЯНИЕ — это… Что такое РЕАКТИВНОЕ СОСТОЯНИЕ?

Содержание

РЕАКТИВНОЕ СОСТОЯНИЕ — это… Что такое РЕАКТИВНОЕ СОСТОЯНИЕ?

РЕАКТИВНОЕ СОСТОЯНИЕ
— психические расстройства из группы психогений (депрессии и др.).

Экономика и право: словарь-справочник. — М.: Вуз и школа. Л. П. Кураков, В. Л. Кураков, А. Л. Кураков. 2004.

  • РЕАБИЛИТАЦИЯ РЕПРЕССИРОВАННЫХ НАРОДОВ
  • РЕАКЦИЯ

Смотреть что такое «РЕАКТИВНОЕ СОСТОЯНИЕ» в других словарях:

  • РЕАКТИВНОЕ СОСТОЯНИЕ — психические расстройства из группы психогений (депрессии и др.) …   Юридическая энциклопедия

  • Реактивное состояние — психическое состояние отражающее содержание психической травмы. Виды: реактивные депрессии, аффективно шоковые реакции …   Психолого-педагогический словарь офицера воспитателя корабельного подразделения

  • Реактивное состояние — Психическое состояние, в клинической картине которого отражается содержание психической травмы. Выделяют следующие виды Р. с.: реактивные депрессии, когда психическая травма ведет к угнетенному состоянию, малоподвижности, «зацикленности» на… …   Адаптивная физическая культура. Краткий энциклопедический словарь

  • СОСТОЯНИЕ РЕАКТИВНОЕ — РЕАКТИВНОЕ СОСТОЯНИЕ …   Юридическая энциклопедия

  • СОСТОЯНИЕ РЕАКТИВНОЕ — (см. РЕАКТИВНОЕ СОСТОЯНИЕ) …   Энциклопедический словарь экономики и права

  • состояние реактивное — особые состояния психические психогении, в клинической картине коих отражается содержание травмы психической. Выделяются такие виды их: 1) депрессии реактивные, когда в результате травмы психической человек находится в угнетенном состоянии,… …   Большая психологическая энциклопедия

  • F94.1 Реактивное расстройство привязанностей в детском возрасте — Это расстройство, встречающееся у младенцев и маленьких детей, характеризуется стойкими нарушениями социальных взаимосвязей ребенка, что сочетается с эмоциональными расстройствами и является реакцией на изменения в средовых условиях. Характерными …   Классификация психических расстройств МКБ-10. Клинические описания и диагностические указания. Исследовательские диагностические критерии

  • конфликт-реакция — реактивное состояние (состояние возбуждения, депрессии, сумеречное и др.), возникшее в результате ситуационного или психического конфликта …   Большой медицинский словарь

  • Конфли́кт-реа́кция — реактивное состояние (состояние возбуждения, депрессии, сумеречное и др.), возникшее в результате ситуационного или психического конфликта …   Медицинская энциклопедия

  • ТУБЕРКУЛЕЗ — ТУБЕРКУЛЕЗ. Содержание: I. Исторический очерк…………… 9 II. Возбудитель туберкулеза………… 18 III. Патологическая анатомия………… 34 IV. Статистика……………….. 55 V. Социальное значение туберкулеза……. 63 VІ.… …   Большая медицинская энциклопедия

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Расстройства мышления››

Реактивные психозы вместе с неврозами образуют группу реактивных состояний. Для всех заболеваний, входящих в эту группу, общим является ведущее значение психической травмы в этиопатогенезе. В то же время реактивные состояния включают множество клинических форм, и в этом разнообразии проявлений реактивных состояний существенную роль играют особенности психической травмы (например, ее сила, длительность воздействия, индивидуальная значимость для больного) и характер почвы, на которую воздействует психогения (соматическое состояние, наличие интеркуррентных инфекций, перенесенные в прошлом заболевания центральной нервной системы, факторы конституционального предрасположения к определенным видам психогенных реакций).

Основное отличие реактивных психозов от неврозов заключается в том, что первым присуща продуктивная психотическая симптоматика (Н. И. Фелинская, 1968). Это находит свое отражение и в клинических проявлениях патологии мышления при реактивных психозах. Существует различие между реактивными психозами и неврозами, основанное на особенностях патогенетических механизмов. Так, неврозы обычно вызываются длительной неблагоприятной психогенной ситуацией, тогда как реактивные психозы возникают в связи с внезапным воздействием психогении большой силы. Реактивные психозы по сравнению с неврозами являются более скоропреходящими, и чаще всего после выздоровления в случаях благоприятного исхода мы наблюдаем полную реституцию свойств личности больного. В значительно большей мере по сравнению с реактивными психозами клиника невроза предопределяется личностными преморбидными особенностями больного. При реактивных психозах, протекающих, например, по типу реактивного параноида, преморбидные особенности характера не имеют большого значения.

Однако критерии разделения неврозов и реактивных психозов в некоторой мере относительны. Известно, что в ряде случаев картине развернутого реактивного психоза предшествуют невротические синдромы, которые особенно часто наблюдаются при выходе больного из психотической реакции.

Мы останавливаемся на описании тех клинических форм реактивных психозов, при которых расстройства мышления преобладают в симптоматике заболевания.

Псевдодеменция. Под псевдодеменцией понимают реактивные состояния, характеризующиеся картиной психогенно возникшей функциональной интеллектуальной несостоятельности, нарочитого слабоумия. Псевдодеменция — это истерическая реакция, для которой свойственны явления миморечи и мимодействия. Эти же признаки были описаны и при ганзеровском синдроме. В картину псевдодеменции включаются и проявления пуэрилизма, который многие исследователи выделяют в качестве самостоятельной формы истерической реакции.

Вопрос о разграничении псевдодеменции, ганзеровского синдрома и пуэрилизма до сих пор остается дискуссионным. М. Г. Гулямов (1959) видит основное отличие между псевдодеменцией и ганзеровским синдромом в том, что при них наблюдается различная картина измененного сознания. Для ганзеровского синдрома, по М. Г. Гулямову, характерно сумеречное расстройство сознания, а для псевдодеменции — сужение сознания по истерическому типу. Большинство исследователей определяют разницу между этими формами реакций в соответствии со степенью выраженности расстройств сознания. Можно согласиться с Н. В. Канторовичем (1967), считавшим различия в глубине сумеречного расстройства или в степени выраженности пуэрилизма недостаточными для нозографического разделения этих форм реактивных психотических состояний и объединявшим их в одну сумеречную форму реактивного психоза под общим названием псевдодеменции. Для этого есть основания, тем более что в судебной психиатрии подчеркивается известная редкость типично выраженного синдрома пуэрилизма (3. Г. Турова, 1954, 1959), а также отмечается, что в настоящее время редко встречается клинически четко очерченный ганзеровский синдром (Н. И. Фелинская, К. Л. Иммерман, 1977).

Основные симптомы псевдодеменции проявляются в мышлении и речи, в психомоторике и аффективных реакциях больных и отличаются большой типичностью, стандартностью клинических признаков, в которых не находят отражения преморбидные особенности личности больного.

На первый план выступает стремление больного казаться слабоумным. Больной демонстрирует свою несостоятельность, непонимание задаваемых ему вопросов. Характерен в этом плане симптом миморечи. Миморечь больных псевдодеменцией внешне напоминает ответы не по существу больных шизофренией. И. Н. Введенский (1907) отметил различие между этими двумя симптомами. Несмотря на явную несообразность ответов, больные псевдодеменцией обнаруживают понимание смысла обращенных к ним вопросов. Ответы их хотя и неправильны, но всегда находятся в круге представлений, связанных с вопросом, в том же смысловом поле. Этим миморечь отличается от атактических ответов при шизофренической разорванности.

Миморечь при псевдодеменции отличается и от ответов не по существу, наблюдаемых при диффузных органических поражениях головного мозга, протекающих со слабоумием. Так, в картине псевдодеменции никогда не наблюдается свойственный сенильной деменции симптом утраты речевой задачи. Миморечи присуще известное постоянство ответов, которые хотя и игнорируют существо заданного вопроса, но не утрачивают с ним смысловой связи в течение времени. В ряде случаев отмечается относительно приближенный к задаваемым вопросам характер ответов.

Иногда мимодействие в картине псевдодеменции играет более значительную, чем миморечь, роль, и тогда говорят о моторной псевдодеменции. При этом больной проявляет свою несостоятельность, демонстрируя невозможность выполнения элементарных действий, стереотипных и автоматизированных навыков — берет неправильно ручку, не может зажечь спичку, надевает, перепутав перед и спину, рубашку и т. п.

Н. И. Фелинская (1968) связывает происхождение миморечи и мимодействия с недостаточностью внутреннего дифференцировочного торможения. Этим, по ее мнению, обусловлены неточные ответы и действия. В тех же случаях, когда ответы больного носят характер эхолалического повторения вопроса, а движения его можно определить как эхопрактические, происходит растормаживание подражательного рефлекса. Таким образом, мы здесь видим тот же патофизиологический механизм, что и при органических поражениях головного мозга лобной локализации, но отличающийся функциональным, обратимым характером.

Н. А. Хромов (1958) причину псевдодеменции видел в создавшейся конфликтной ситуации, когда больной всеми силами стремится из нее выйти, но в то же время осознает тщетность своих усилий. Происходит «сшибка» двух нервных процессов, в коре большого мозга определяются очаги, которые под влиянием эмоций чрезмерно заряжаются. А это, в свою очередь, приводит к торможению других отделов коры большого мозга, в которых, по И. П. Павлову, имеются следы бывших раздражений, накопленный опыт. Таким образом, как это было видно на примере анализа появления эхолалии и эхопраксии при псевдодеменции, торможение временно производит то же действие, что и органический деструктивный процесс при истинной деменции. На этом основании Н. А. Хромов считал, что при псевдодеменции речь должна идти не о мнимом, а об аффектогенном слабоумии, обусловленном тормозным или гипноидным состоянием головного мозга.

Подтверждением этого служат и наблюдения Н. И. Фелинской (1968), из которых вытекает, что реактивные психозы и особенно псевдодеменция нередко являются как бы функциональной моделью органического поражения головного мозга.

Псевдодеменция понимается как результат распространения на кору большого мозга торможения в связи с наличием эмоционально заряженных очагов. Об этом же свидетельствуют наблюдаемые в судебно-психиатрической практике случаи психогенных функциональных псевдоафазий, например амнестической.

Такое понимание патофизиологических механизмов возникновения псевдодеменции имеет важное значение и потому, что оно свидетельствует о неправомерности отнесения псевдодеменции к симуляции.

По аффективным особенностям различают два варианта псевдодеменции — депрессивный и ажитированный (Н. И. Фелинская, 1968).

Депрессивная псевдодеменция иногда возникает после психогенной депрессии. Характерны пониженное настроение, легкая оглушенность. Часты ответы типа «не знаю», «не понимаю». Относительно слабо выражены явления мимодействия. При неблагоприятном течении наблюдается переход в психогенный ступор.

Ажитированная псевдодеменция отличается более острым началом и характеризуется психомоторным возбуждением. Больные суетливы, беспокойны, чрезвычайно отвлекаемы. Речь ускорена. Особенно большую выраженность приобретают явления миморечи и мимодействия.

В большинстве случаев псевдодеменция заканчивается амнезией перенесенного.

Синдром псевдодеменции наблюдается в судебно-психиатрической практике, а также при реактивных психозах военного времени (Ф. И. Иванов, 1970). Псевдодеменция отмечалась и при землетрясениях. Таким образом, нет оснований считать, что псевдодеменция является реакцией на какую-то специфическую психогению. Псевдодеменцию можно рассматривать как реактивный психоз, возникающий в экстремальных для личности ситуациях. То же самое относится к ганзеровскому синдрому и пуэрилизму. Многочисленные наблюдения психиатров свидетельствуют об известной частоте переходов одной из этих форм в другую, что также подтверждает положение о близости этих реактивных психозов и о правомерности их объединения.

Диагностические трудности возникают при психогенном усилении органической деменции, когда б клинической картине переплетается симптоматика, обусловленная деменцией, с признаками псевдодеменции. Здесь существенную роль играет несоответствие между психогенией и вызванной ею реакцией, нестойкость псевдодементных наслоений. Следует помнить и о том, что органический фон значительно изменяет симптоматику псевдодеменции. Н. И. Фелинская (1968) установила, что при псевдодеменции, развивающейся на фоне церебрального атеросклероза, реактивно возникают два синдрома: психогенной депрессии и псевдодеменции. Естественно, что и псевдодеменция в этих случаях носит характер депрессивной. Псевдодементная миморечь приобретает нюансы, обусловленные органической слабостью. На фоне ответов, отражающих ассоциации по смежности и контрасту, наблюдаются ответы, напоминающие амнестическую афазию, например затруднения при назывании некоторых предметов и замена названий описанием особенностей, свойств этих предметов. Симптомы мимодействия включают элементы присущих органическому патологическому процессу персевераций.

Эти наблюдения Н. И. Фелинской представляют большой интерес, поскольку подтверждают правомерность понимания псевдодеменции как функциональной модели органического слабоумия. В частности, автор подчеркивает, что псевдоафазические проявления псевдодеменции, развивающейся на фоне общего атеросклеротического поражения сосудов головного мозга, напоминают амнестическую афазию. Это явление, как негатив, отражает развитие функции речи у человека в фило- и онтогенезе. При псевдодеменции на фоне диффузной атеросклеротической патологии мозга страдает наиболее поздно приобретенная и наиболее сложная номинативная функция речи. Таким образом, в этих случаях механизм психогенного симптомообразования идентичен механизму, наблюдаемому при органической патологии мозга.

Псевдодеменцию дифференцируют с симуляцией, состояниями истинной деменции, шизофренией.

Н. В. Канторович (1967) разграничивал псевдодеменцию и симуляцию (сближение их вызвано наличием в обоих случаях целевого характера поведения) на основе того, что псевдодеменция — клинически четко очерченный психопатологический синдром, чего никогда не наблюдается при симуляции. Второй отличительный критерий — псевдодеменция в ряде случаев проходит, хотя неблагоприятная ситуация и не разрешилась. Псевдодеменция завершается амнезией, не наблюдающейся при симуляции. И наконец, псевдодеменция иногда, крайне редко, возникает и вне психогенной ситуации, например вследствие черепно-мозговой травмы (В. Я. Горовой-Шалтан, 1942). В этих случаях вообще отсутствует какой-либо повод для симулятивного поведения.

Нам представляется возможным рассматривать псевдодеменцию как один из вариантов патологической защиты личности, явление неосознаваемое, в отличие от явно сознательной симуляции.

При отграничении псевдодеменции от органически обусловленных состояний приобретенного слабоумия существенную роль играет динамика возникновения психических расстройств. Так, при органическом поражении головного мозга афазия обнаруживается по исчезновении острых явлений, протекающих с расстройством сознания (после инсультов), или образуется постепенно в соответствии со стереотипом заболевания (при первично-атрофических процессах). При психогенно обусловленной интеллектуальной недостаточности амнестическая псевдоафазия (М. Г. Гулямов, 1959)—лишь этап обратного развития псевдодеменции и ей, как правило, предшествует симптом миморечи.

При псевдодеменции картина интеллектуального снижения отличается пестротой. При этом наблюдается своеобразное явление — неравномерность уровня достижений. Особенно четко этот симптом обнаруживается при патопсихологическом исследовании, когда обследуемый может выполнить более сложное задание и отказаться от более легкого, ссылаясь на невозможность его выполнения. В то же время при истинной органической деменции затруднения, испытываемые больным в эксперименте, всегда соответствуют действительной степени трудности задания. Разноречивые результаты экспериментального исследования при псевдодеменции получены и при использовании ряда методик одинаковой направленности, а также при выполнении отдаленных друг от друга во времени заданий одинаковой степени сложности.

Дифференциальная диагностика псевдодеменции с шизофренией относительно проста. Уже говорилось об отличии миморечи при псевдодеменции от атактических ответов больных шизофренией. Пуэрилизм отличается от гебефренной симптоматики своим явно психогенным происхождением.

Бредоподобные фантазии. Синдром бредоподобных фантазий характеризуется наличием недостаточно стойких, аморфных, легко возникающих бредоподобных идей необычного, фантастического содержания. Бредоподобные идеи всегда психогенные. Хотя вначале они были описаны в рамках так называемых тюремных психозов, однако бредоподобные фантазии наблюдаются и вне судебно-психиатрической практики, на что указывал П. Б. Ганнушкин (1933), подчеркивая, что при этом обязательно наличие психической травмы.

Бредоподобные фантазии могут носить эпизодический характер, но бывают стабильными, застывшими и относительно однообразными. Последнее присуще бредоподобным фантазиям, наблюдавшимся при затяжном течении реактивных истерических психозов. Их протрагированное течение связывается с известным механизмом «желательности» истерической симптоматики, выражающей установку больного таким образом достичь цели, например, избежать ответственности за содеянное, обратить внимание окружающих на положительные проявления личностных особенностей и факты биографии больного, изменить психотравмирующую ситуацию, в которой он оказался.

При затяжных реактивных психозах бредоподобные фантазии либо сменяются истерической депрессией, ажитацией, псевдодеменцией, пуэрилизмом, истерическим ступором, либо, наоборот, наблюдаются после этих истерических проявлений как заключительный этап полиморфно протекающего реактивного психоза. В этих случаях при затяжном течении психоза бредоподобные фантазии длительное время сохраняют клинические признаки и обнаруживают склонность к систематизации (Я. X. Свиринов-ский, 1961, 1963).

Большинство исследователей говорят о неоднородности синдрома бредоподобных фантазий. А. Н. Бунеев (1950) отмечал, что они встречаются в структуре истерических реакций, но могут возникать и в качестве самостоятельного синдрома. По А. Н. Бунееву, бредоподобные фантазии занимают промежуточное место между истерическими и параноическими реакциями. В одних случаях бредоподобные фантазии ближе к истерическим реактивным психозам, в других — к параноическим реакциям. Н. И. Фелинская (1968) также различает как варианты истерические бредоподобные фантазии, психопатическое фантазирование в условиях неблагоприятной ситуации и синдром психогенного развития фантастических идей, начало которых она видит в галлюцинаторных переживаниях истерического генеза.

Примером синдрома истерических бредоподобных фантазий может служить следующее наблюдение.

Шофер С, 30 лет, поступил на судебно-психиатрическую экспертизу в ходе следствия по поводу правонарушения: он совершил наезд, приведший к человеческой жертве.

Из анамнеза — во время войны был ранен в теменную область головы и одновременно контужен. Около 1,5 года находился в военном госпитале — не говорил, не слышал, «отняло руки и ноги». После лечения и демобилизации работал директором пивзавода, затем — шофером. Испытывал головную боль, потерю чувствительности кожи в области висков, неприятные ощущения в различных частях тела.

При исследовании обнаруживал правильную всестороннюю ориентировку, отсутствовали расстройства восприятия и мышления. Запас знаний и представлений соответствовал образованию и жизненному опыту. Отмечалась аффективная неустойчивость. Совершенный им наезд объяснял отмечающимися у него после контузии головокружениями. Был признан вменяемым и возвращен в тюрьму. В судебном заседании с криком: «Немцы, танки!» — разломал барьер и набросился на судей, конвой, публику. Был направлен на повторную экспертизу.

В отделении был совершенно недоступен контакту, с криком «Немцы, собаки, танки!» куда-то стремился. Не слушал обращенную к нему речь, не реагировал на окружающее. Мимика выражала злобу и страдание. Сжимал кулаки, скрежетал зубами, не давал к себе прикоснуться, падал на пол, извивался, стучал кулаками в дверь палаты, натыкался на окружающих. Ходил, широко расставив ноги, раскачиваясь, откинув корпус назад. Затем начал произносить те же слова нараспев, ухмылялся при обращении к нему, но на вопросы не отвечал. Мимикой и жестами предлагал санитарам делать физкультурные упражнения, ловить его. Сердился, если они этого не делали. Кулаки не разжимал даже во сне. После 6 мес пребывания в отделении заговорил.

Был пуэрилен, называл себя Митенькой, говорил, что ему 8 лет, но он успел окончить два военных училища. Правильно называя число и месяц, утверждал, что сейчас 1943 год, идет война. Он ранен в руки и находится в госпитале. Его окружают раненые. Он всего 3 нед из части и должен как можно быстрее вернуться на фронт. Отрицал сведения, сообщенные им при первом поступлении на экспертизу. Уверял, что до войны служил комендантом г. Ессентуки. Не обращал внимания на приходившую к нему на свидания мать; называл ее «чужой тетей». Не узнавал друзей и знакомых, относился к ним, как к посторонним людям. Отрицал события, приведшие его к поступлению в больницу.

Был беспечен и беззаботен, как ребенок, распевал песни, палату украшал картинками. Во все вмешивался, давал советы. При беседе с врачом стоял смирно. Проявлял большое легковерие. Легко поверил шутке одного из испытуемых, что у него в животе котята. Увидел в отделении котенка, требовал, чтобы его дали ему покормить грудью. Утверждал, что на руке у него след пулевого ранения. Иногда, во время конфликтов или споров между испытуемыми, начинал кричать: «Десант! Помогите советским воинам!», метался, был растерян, затем 1 — 2 дня неподвижно лежал в постели, не принимал пищи, не мочился, не реагировал на окружающее. Эти состояния амнезировались.

Иногда ночью вскакивал с постели и с криком: «Танки! Вперед! В атаку!» — куда-то стремился бежать. Проснувшись, не помнил об этом. Иногда говорил о том, что его окружают колдуны, проникающие в его мысли, что по ночам его навещает какой-то старик, что сам видел, как из больных делают котлеты, и что его тоже откармливают с этой целью. Никогда и никого не называл по имени, прибегая к описательным выражениям («начальник в шляпе», «черная тетя»).

В таком состоянии больной находился в течение ряда лет, даже после отмены принудительного лечения. Его руки по-прежнему были сжаты в кулаки, он просил выписать его в дивизию, уверял, что идет война. В то же время он следил за своей внешностью, ухаживал за женщинами, старательно выполнял поручения по охране цветов и т. п. Постепенно бредоподобные фантазии утрачивали свою аффективную насыщенность,, поблекли и, наконец, исчезли. Больной был выписан из больницы и более 20 лет не обращался к психиатрам.

В этом наблюдении синдром бредоподобных фантазий возник на фоне истерически суженного сознания. Характерно сочетание бредоподобных фантазий в общей структуре реактивного психоза с другими истерическими проявлениями — пуэрилизмом, псевдодементностью, истерическими контрактурами. В болезненных переживаниях отмечается явное вытеснение неблагоприятной для больного ситуации, вместо которой реконструируется пережитая ранее и благоприятная для его престижа фронтовая обстановка. Отдельные элементы реальной ситуации используются при воссоздании больным более желательной для него ситуации. Так, обстановка больницы является отправным пунктом для утверждений больного о том, что он находится во фронтовом госпитале, врач-ординатор психиатрической больницы становится для него военным врачом, перед которым он вытягивается по стойке «смирно», и т. д. В истерических галлюцинаторных переживаниях отражаются воспоминания о фронтовой действительности, которые ретроспективно привлекаются и для переосмысления всей реальной ситуации, например истерические контрактуры трактуются больным как ранения.

В значительной мере клиническая картина представленного наблюдения напоминает типичное, по А. Н. Бунееву, для бредоподобных фантазий вживание в игру, в которой большая роль принадлежит явлениям самовнушения.

Приведенное наблюдение характеризуется большой продолжительностью. Это сказалось в известной систематизации и стойкости бредоподобных фантазий, вначале аморфных, лабильных. Стойкость синдрома бредоподобных фантазий видна и в том, что он некоторое время продолжал, существовать и после ликвидации психогенной ситуации. Это обстоятельство можно связать с перенесенной больным в прошлом черепно-мозговой травмой.

Следующее наблюдение относится к бредоподобным фантазиям, которые, по Н. И. Фелинской, можно отнести к психопатическому фантазированию в неблагоприятной ситуации.

Больная П., 26 лет, всегда отличалась психопатическими чертами характера — повышенной селективностью, склонностью к мечтательности, экзальтированности и в то же время упрямством Работает не по специальности, массажисткой, хотя имеет высшее образование и до того некоторое время занимала должность младшего научного сотрудника в одном из медицинских научно-исследовательских институтов. Живет в неблагополучной семье — постоянные ссоры между родителями, отец каждый раз уходит от матери, женщины эгоцентричной, склонной к истерическим реакциям, постоянно всем недовольной. Всегда после ухода отца из семьи мать заставляет больную разыскивать его и возвращать домой, хотя больная в этих случаях сочувствует отцу, а мать ненавидит. Личная жизнь больной также не сложилась. Она сблизилась с представителями какой-то секты (о ее принадлежности больная ничего не сообщает), стала крайне набожной, причем в религиозности больной есть элементы экзальтированной утрированности, театральности. После очередного конфликта в семье больная сама пришла в психиатрическую больницу. Здесь она сообщает, что нынешняя жизнь ее есть лишь одно из воплощений ее бессмертной души и с большой легкостью рассказывает о своих предыдущих жизнях. Так, она помнит себя пещерным человеком, говорит о своей жизни во времена инквизиции. Подробно рассказывает о той жизни, которая якобы предшествовала настоящей. Она помнит себя юношей 14 лет на палубе парусного корабля в роли пассажира. Корабль потерпел крушение, и с ним погибло и то ее воплощение. В одном из своих воплощений, помнит больная, она жила в горах.

Все эти построения отличаются быстротой и легкостью возникновения, обрастают множеством деталей, отражающих личные вкусы и привязанности больной, ее мировоззрение. При указании на присущие рассказу противоречия и погрешности она пытается внести изменения, корригировать фабулу своих переживаний.

Нестойкость внешне систематизированных, однако носящих явно бредоподобный характер идей больной, легкость их возникновения, возможность стимулирования новых проявлений фантастических переживаний, в которых четко прослеживается попытка ухода от неблагоприятной жизненной ситуации, ее вытеснения, позволяют отличить в данном случае синдром бредоподобных фантазий от параноического бреда.

В этом наблюдении обнаруживаются клинические проявления, которые соответствуют указанию П. Б. Ганнушкина на то, что в ряде случаев бредоподобные фантазии трудно отличить от присущих некоторым склонным к мечтаниям психопатическим личностям «грез наяву». Последние рассматривались П. Б. Ганнушкиным как стремление обделенной жизнью натуры уйти от действительности в мир фантазий. Можно думать, что два эти психопатологических проявления не должны противопоставляться, что речь идет о различной степени выраженности одной и той же психической симптоматики. Основным критерием разграничения здесь можно считать отношение больного к своим фантастическим переживаниям. При «грезах наяву» малейшая попытка врача внести коррекцию в переживания больного достигает результата, нередко сопровождаясь реакцией смущения. В случаях бредоподобных фантазий больные отвергают корригирующее вмешательство и лишь вносят те или иные исправления в описания своих переживаний, чтобы придать им какую-то правдоподобность.

Реактивные параноиды. В клинике реактивных психозов чистый параноидный синдром встречается редко, чаще всего наблюдаются галлюцинаторно-параноидные состояния. При этом, как правило, в галлюцинациях и бреде отражаются психогенно-травматическая ситуация, сильно выраженный аффект страха, играющий важную роль в их происхождении.

Соответственно характеру травмирующей ситуации можно говорить о некоторых относительно типичных картинах реактивных параноидов. Общим для них является острое начало, наличие недостаточно ясного (приближающегося к сноподобному, по А. Н. Бунееву, 1946) сознания, персекуторный характер бреда, обильные слуховые и зрительные галлюцинации.

Картина реактивных параноидов, возникающих в условиях ареста и заключения, особенно изоляции, исчерпывающе описана А. Н. Бунеевым (1950) и Н. И. Фелинской (1968, 1977). Она характеризуется бредовыми идеями преследования, отношения и воздействия, возникающими при доминирующем аффекте страха и тревоги и нерезко выраженных расстройствах сознания, с чем связываются нарушения качества процесса восприятия. Изменяется восприятие больным окружающей действительности, оно становится бредовым, те или иные события или поступки окружающих людей приобретают особую значимость. Бредовые переживания отражают психогенную ситуацию — больные утверждают, что они являются объектом преследования, их хотят убить и т. д. Аналогично содержание галлюцинаций — больные слышат угрозы в разговорах окружающих, в радиопередачах, они видят направленный против них сговор других заключенных. Нередки явления редуцированного синдрома Клерамбо — Кандинского (К. Л. Иммерман, 1961)—ментизм, наплыв мыслей, слуховые псевдогаллюцинации, сенестопатические ощущения. Мыслям больного присущ характер сделанных извне, но отсутствует отчуждение собственных мыслей, чувств и поступков. Явления ментизма мучительно переживаются больными, которые характеризуют их как нескончаемый поток мыслей и воспоминаний.

Слуховые галлюцинации локализованы в пространстве, их содержание соответствует ситуации. Больной либо слышит угрозы и обвинения, либо же голоса пытаются оправдать его. В некоторых случаях содержание бредовых и галлюцинаторных переживаний отражает травмирующую психогенную ситуацию в негативном виде. Примером этого могут быть слуховые галлюцинации, из которых больной узнает, что, по всеобщему мнению, он невиновен и будет оправдан или же что его проступок незначителен и он будет помилован. Соответствующим образом как негатив психогенной ситуации может рассматриваться и бредовое самооправдание, к которому относят бредовые идеи невиновности, самооправдания, помилования и оправдания. К. Л. Иммерман (1969) отмечает в структуре реактивных параноидов тесную связь бредовых идей помилования, невиновности и оправдания со слуховыми галлюцинациями. По мнению Н. И. Фелинской (1968), в этих случаях травмирующие переживания как бы заменяются противоположными представлениями.

В тех случаях, когда реактивные параноиды обнаруживают тенденцию к затяжному течению, отмечается угасание звучания психотравмирующей ситуации в болезненных переживаниях больных. Чаще всего при этом наблюдаются идеи физического или гипнотического воздействия, ипохондрические бредовые переживания. Затяжному течению возникших в условиях ареста или заключения реактивных параноидов способствует наличие астенизирующих соматических заболеваний. Чаще же всего наблюдается постепенное угасание бреда и галлюцинаций с постепенным восстановлением рассудительного отношения к перенесенному. Выход из психоза иногда бывает ускорен переменой обстановки, переводом больного в стационар. Своеобразный тип острых параноидов описал М. Г. Жислин (1931, 1934, 1940). Речь идет о галлюцинаторно-параноидных синдромах, остро возникающих при длительном переезде, в связи с чем они первоначально даже были обозначены как железнодорожные параноиды. Это параноиды полигенной природы, в их происхождении участвуют как психогенный фактор (непривычная внешняя обстановка, комплекс новых для больного внешних раздражителей, относительная изолированность больного в чуждой ему среде), так и явления соматогенного характера (лишение сна, употребление алкогольных напитков, астенизация в связи с интеркуррентным соматическим заболеванием). Сам по себе каждый из этих факторов недостаточен для возникновения острого параноида, однако их сочетание обладает явным патогенным значением. С. Г. Жислин считал правильным отнести эти психозы, развертывающиеся обычно в условиях одной и той же ситуации (что и послужило причиной определения их как параноидов внешней обстановки), к группе психических расстройств, занимающих промежуточное положение между собственно психогенными и экзогенными. Учитывая значение экзогенных факторов в их происхождении, С. Г. Жислин обозначал их также как реакции измененной почвы. При этом он отмечал минимальное значение преморбидно-характерологических свойств.

Бред в этих случаях возникает остро и чаще всего носит характер идей преследования. Больной видит в пассажирах преследователей, слышит их разговоры, отражающие намерение этих людей убить или ограбить его, замечает свидетельствующие об этом действия и особые знаки окружающих. Он испытывает чувство беспомощности и ищет защиты от преследователей, обращаясь с этой целью к проводникам, милиции. Иногда, чтобы умилостивить врагов, он сам начинает раздавать свои вещи соседям по купе или вагону. На высоте аффекта страха больной может совершить суицидальную попытку или, наоборот, проявить агрессию в отношении мнимых преследователей. Сознание при этом нарушено, приближаясь к делириозному типу. После помещения в психиатрический стационар бред и галлюцинации постепенно угасают, чему особенно способствует назначение снотворных. После выхода из психоза отмечается частичная амнезия, главным образом на период, соответствующий максимальной выраженности расстройств сознания.

Приводим типичное наблюдение.

Научный работник П., 32 лет, был направлен в Киев на научную конференцию. Еще дома волновался по поводу предстоящего ему доклада. В дороге 2 ночи не спал, принимал алкоголь. Уже в поезде, после первой бессонной ночи, заметил за собой слежку. По разговорам его преследователей, 2 мужчин и 1 женщины, понял, что они охотятся за его портфелем, желая выведать якобы заключенную в его бумагах государственную тайну. Испытывал страх, тревогу. В Киеве пытался созвониться с органами милиции, но это почему-то ему не удавалось. Слежка продолжалась, замечал, что в нее оказываются втянутыми все новые лица. На 2-й день пребывания в Киеве, после проведенной без сна ночи в гостинице, решил скрыться от преследователей, уехать в аэропорт и первым же рейсом улететь домой, где, считал больной, ему будет легче найти защиту. С этой целью пытался угнать машину, на которой в ювелирный магазин завозили товары, и чуть ли не стал жертвой не понявших ситуацию охранников, готовых уже применить оружие. Был ими схвачен и доставлен вначале в милицию, а затем в психиатрическую больницу. Проявлял нечеткую ориентировку во времени, был дезориентирован в месте и сложившейся ситуации. Требовал вызвать его начальника. Был беспокоен, тревожен. Такое состояние длилось 5 дней, постепенно уменьшалась степень выраженности и аффективная насыщенность болезненных переживаний. Затем полностью восстановилась ориентировка, установилось рассудительное отношение к перенесенному. Отмечались фрагменты амнезии, выраженная астения.

Из факторов, играющих важную роль в патогенезе параноидов внешней обстановки, самое большее значение может иметь момент психогении, что сказывается на структуре и типе развития психоза. Примером этого служит наблюдение, в котором речь идет о картине, казалось бы, типичного ситуационного параноида, однако при более тщательном анализе обратило на себя внимание следующее.

Параноид у мужчины 27 лет проявился сразу же после отъезда из города, в котором он жил. Больной обратился к проводнику вагона и рассказал ему, что перед самым отходом поезда его хотели, угрожая ножами, ограбить и в одном из нападавших он узнал брата своей сожительницы, что его преследователи едут в этом же поезде. Ночь он не спал, стремился быть в купе проводника, искал защиты у начальника поезда, называл своих преследователей, утверждал, что видел у них револьверы. Своим попутчикам по вагону, бравируя, говорил, что в соседнем вагоне едут военные и поэтому он в безопасности. Затем беспокойство возросло, искал, где спрятаться, пытался раздать пассажирам свои вещи и деньги. Взобрался на верхнюю полку и кричал, чтобы к нему не подходили. Просил не резать его, а уж лучше застрелить. Во время остановки поезда выбил ногами стекло в окне и выскочил на перрон. Через некоторое время был обнаружен повесившимся в одном из станционных помещений.

Отъезд больного был попыткой убежать от женщины, с которой он длительное время проживал без регистрации брака. За несколько месяцев до случившегося больной был в гостях у своих родителей, от которых он скрыл свой фактический брак. Уезжая от этой женщины, он скрыл свое намерение больше к ней не возвращаться, однако она обратила внимание на то, что больной забрал все свои вещи.

Таким образом, в этом наблюдении особую роль в развитии реактивного психоза, напоминающего параноиды внешней обстановки, сыграл психогенный фактор, чем и объясняется раннее его клиническое проявление, до того как могли сказаться влияние новой обстановки, бессонница.

Психогенная роль аффекта прослеживалась нами достаточно часто в развитии психогенно-реактивных параноидов, когда фактор экзогенной вредности был минимально выражен или совершенно отсутствовал. В этих случаях мы не видели также какой-либо конституциональной характерологической предрасположенности. Большую роль в генезе этих сугубо психогенных параноидов играли два обстоятельства: сила психогении, значившей крушение всех жизненных планов для больного и его близких, и волнения периода, предшествовавшего психогении, в какой-то мере связанные с предположением о ее возможности.

Своеобразными вариантами параноида внешней обстановки с присущим ему полигенным происхождением являются реактивные параноиды военного времени, например описанный С. А. Сухановым (1915) бред вражеского пленения. К этой же группе реактивных параноидов могут быть отнесены психозы путешествия (L. Nilsson, 1966), возникающие во время заграничных поездок, в иноязычной среде. Для них характерны бредовые идеи отношения и преследования, страх, тревога, расстройства сознания того же типа, что и при других параноидах внешней обстановки, аффективно ярко окрашенные галлюцинации. В генезе этих психозов большую роль играют речевая изоляция, переутомление, недостаточный отдых, нерегулярное питание, легкие интеркуррентные инфекции.

Хотя, как указывал С. Г. Жислин (1965), преморбидные особенности личности при параноидах внешней обстановки играют подчиненную роль, в ряде случаев можно отметить их значение для протрагированного или рецидивирующего течения психоза. Примером этого может служить наблюдавшийся нами реактивный параноид, возникший во время командировки и связанный с незначительным проступком у больного — ананкастического психопата. Параноид этот длился несколько месяцев и потом неоднократно рецидивировал.

Параноические реакции. Это понятие ввел А. Н. Молохов (1940). Под параноическими он подразумевал те психогенные реакции, в основе которых лежит сверхценная идея, отражающая патологическую целеустремленность. Такого рода реакции патогенно связаны с параноическим развитием, служат его началом. Наиболее типичным видом параноических реакций А. Н. Молохов считал сутяжничество. Перерастание сверхценных идей в бредовые обычно происходит на высоте аффекта, когда особенно выражена кататимность мышления. Непременное условие возникновения параноической реакции, отличающее ее от реактивных параноидов,— особая структура психики, без которой невозможно перерастание сверхценной идеи в бредовую. Описывая эту структуру психики, определяемую как параноическую психопатию, А. Н. Молохов подчеркивал такие ее особенности, как характер жизни влечений, противопоставление себя всему окружающему, узость и особая направленность интересов, склонность к кататимному мышлению. Эпилептоидные черты личности А. Н. Молохов рассматривал как биологическую предпосылку к развитию параноической реакции. Так, известно, что эпилептоидам присущи легкость возникновения сверхценных идей, тенденция к патологическому самоутверждению и инертность, вязкость мышления и аффектов. Эти наблюдения А. Н. Молохова подтверждаются данными К. Leonhard (1976) о большой частоте параноических реакций и развитии в случаях сочетания параноически-застревающих и эпилептоидно-возбудимых особенностей личностной акцентуации и психопатии.

G. Langfeldt (1951) так же, как и А. Н. Молохов, выделял параноические реакции в качестве специфической формы реактивных психозов, возможной, по его данным, только при наличии конституциональной психопатической предрасположенности. Характерологической почвой параноических реакций он считал гиперсенситивную психопатию, которой присущи склонность к интенсификации эмоций и торпидность протекания психических процессов, а также дефект этической сферы личности. Сами параноические реакции G. Langfeldt рассматривал как проявление тенденции проецировать свое «оскорбление» на окружающих, как выражение экстравертированной направленности поступков и переживаний психопатической личности.

А. Н. Молохов отмечал возможность наступления параноических реакций и тогда, когда необходимые для этого характерологические особенности являются результатом относительно нетяжелого течения органических психозов, эпилепсии и даже шизофрении. В этих случаях происходит психопатизация личности с возникновением в ней параноических черт. Именно такого рода психопатизация личности после черепно-мозговой травмы отмечена в приводимом ниже случае параноической реакции.

Больной ГЛ., 48 лет. Наследственность психическими заболеваниями не отягощена. Изредка употребляет алкогольные напитки — по праздникам, в семье, в небольших количествах. В возрасте 36 лет перенес черепно-мозговую травму, в течение года был инвалидом II, затем III группы, а потом инвалидность была снята. После этого изменился характерологически — стал обстоятельным, очень педантичным. Всегда был самолюбивым, жена считала его деспотичным, на работе отмечали, что больной крайне чувствителен к каким-либо замечаниям, болезненно на них реагирует.

Женился в возрасте 37 лет, имеет 2 детей. В последнее время значительно ухудшились взаимоотношения между больным и женой, что привело к появлению у него идей ревности. Начал следить за женой. Найдя у нее под матрацем деньги, требовал объяснить их происхождение. После поездки жены на несколько дней в Крым к брату утверждал, что она вернулась изможденной и с растрескавшимися губами. Обращал внимание на то, что жена стала якобы в большей мере, чем раньше, употреблять косметику, заботиться об одежде. Утверждал, что она будто бы сделала аборт и требовал от нее признания. Вначале считал, что жена находится в связи со своим начальником, затем уже говорил, что она готова вступить в близость с любым мужчиной. Обвинял жену в любовных связях с многими мужчинами. Незаметно пробирался на место работы жены и следил, с кем она встречается, разговаривает. Расспрашивал о поведении жены ее сотрудников, соседей. В ноябре 1979 г. в состоянии алкогольного опьянения средней степени выраженности после ссоры с женой, во время которой хотел добиться от нее признания в неверности, пытался зарубить ее топором, нанес ей и пытавшемуся защитить ее сыну несколько тяжелых ранений. Был направлен на судебно-психиатрическую экспертизу.

При обследовании больной обнаружил систематизированные бредовые идеи ревности, отличающиеся значительной аффективной насыщенностью и совершенно не поддающиеся коррекции. Эмоционально неустойчив, легко аффектируется, особенно когда в беседе затрагиваются вопросы, связанные с его взаимоотношениями с женой. Беззастенчиво говорит об интимных моментах сексуальных отношений. Отмечены характерологические изменения — педантичен, обстоятелен, склонен к детализации, с трудом переключается в разговоре на другую тему, злопамятен, эгоцентричен.

Склонен к некоторой демонстративности, пытается вызвать к себе сочувствие, расположение. Интеллект существенно не снижен, память в пределах нормы.

В представленном наблюдении бредовые идеи ревности явились следствием реально существовавшего ухудшения взаимоотношений между супругами, они возникли как реакция на него. Для клинической квалификации психотического синдрома не играло никакой роли то обстоятельство, что ревность была обоснована. Определение ревности как бредового синдрома исходит из совокупности изменений личности и характера оценки больным событий окружающей действительности. Здесь мы не видим острой психической травмы, приводящей к реактивным параноидам. Можно думать, что для параноических реакций характерны те психогении, которые Я. П. Фрумкин и С. М. Лившиц (1979) определяют как психические травмы медленного накопления. Они действуют постепенно, одна за другой.

Параноические реакции протекают значительно менее благоприятно по сравнению с реактивными параноидами. Их затяжное течение не зависит от соматически отрицательных факторов, оно определяется спецификой личностной структуры больного и существующей ситуацией. В ряде случаев удается наблюдать исчезновение параноического бреда ревности после развода супругов, однако и в этих случаях рассудительное отношение к перенесенному не восстанавливается. Психотический период вытесняется как утративший свою актуальность. Личность больного остается неизмененной, и этим объясняется то, что параноическое симптомообразование (по типу кверулянтского или идей ревности) продолжается у этих больных и в дальнейшем, меняется лишь его объект.

Разграничение параноической реакции и параноического развития весьма условно. Так, М. Г. Ревенко (1969) пишет о двух критериях такого разграничения. Первый — длительность реакции. Кверулянтские параноические реакции, по его наблюдениям, длятся до 2 лет, протекающие по типу идей ревности,— от нескольких дней до 2— 3 нед. Второй критерий — сверхценный характер идей при реакциях и бредовой — при развитии. Вряд ли эти критерии могут претендовать на практическую значимость; относительность и субъективность их отмечаются даже автором. В клинической картине параноических реакций наблюдаются настоящие бредовые идеи, совершенно не поддающиеся коррекции, мы видим при этом настоящую бредовую убежденность. В то же время нет оснований считать, что сверхценные идеи исчезают при уже сформировавшемся развитии. Параноическое развитие — динамический, а не застывший в своем движении симптомокомплекс, и в его течении наблюдается возникновение новых сверхценных идей, перерастающих в бредовые. Очевидно, об окончании параноической реакции в тех редких случаях, когда она бывает, можно судить только ретроспективно.

Реактивное состояние это

Читать PDF
651.55 кб

Психологическая коррекция реактивных состояний у детей

Макаров И.В.

Читать PDF
374.51 кб

Состояние клеточного звена иммунитета при реактивном артрите

Корнейчук Елена Петровна, Мельник Оксана Владимировна, Личковская Наталья Эдуардовна, Воробец Зиновий Дмитриеви

Проведено исследование субпопуляционного спектра лимфоцитов крови 20 лиц, больных РеА возрастом 20-30 лет. Зафиксировано незначительное снижение абсолютного количества природных киллеров.

Читать PDF
158.19 кб

Оценка функционального состояния больных с реактивным артритом

Журавлева Мария Олеговна

Оценивались функциональные способности больных РеА с помощью вопросников BASDAI, DFI и шкалы LEFS. Анкетирование проводилось до и через 1 и 3 месяца после лечения.

Читать PDF
868.27 кб

Оценка функционального состояния больных с реактивным артритом

Журавлева Мария Олеговна

Целью исследования явилась оценка функциональной способности больных РеА с помощью вопросников BASDAI, DFI и шкалы LEFS. Обследовано 35 больных РеА среднего возраста 42±2,03 года, преимущественно острого течения.

Читать PDF
291.32 кб

Состояние паренхиматозных органов у детей с реактивными артритами

Савво В. М., Яновська К. О., Кисельова Л. П.

В статье представлены результаты исследования состояния гепатобиллиарной системы и поджелудочной железы у детей с реактивными артритами.

Читать PDF
447.41 кб

Состояние сердечно-сосудистой системы у детей с реактивными артритами

Кантемирова М. Г., Артамонова В. А., Герасимова Т. Н., Цицилашвили М. Ю., Коровина О. А.

Проведено комплексное обследование сердечно-сосудистой системы у 42 больных в возрасте от 3 до 14 лет с реактивными артритами (РеА), хронологически связанными преимущественно с носоглоточной инфекцией.

Читать PDF
307.30 кб

Клинические особенности реактивных состояний, у лиц призывного возраста

Гагин А. Д.

Читать PDF
115.38 кб

Состояние реактивной и личностной тревоги у беременных с пороками развития плода

Худавердян Анна Драстаматовна

Цель исследования: оценить уровень реактивной и личностной тревоги, а, соответственно, и степень переносимого стресса у беременных с пороками развития плода.

Читать PDF
398.47 кб

Состояние защитной реактивности организма у новорожденных, родившихся в асфиксии

Шойбекова Г.О., Абуова Ж.Ж., Оспанова Э.Н., Аскамбай К.

Актуальность темы: В настоящее время отмечается рост рождаемости детей с различными степенями гипоксического поражения головного мозга. Частота их не установлена.

Читать PDF
224.73 кб

СОСТОЯНИЕ ИММУНОЛОГИЧЕСКОЙ РЕАКТИВНОСТИ У ДЕТЕЙ С ПЕРСИСТИРУЮЩИМ АЛЛЕРГИЧЕСКИМ РИНИТОМ

Иллек Ян Юрьевич, Чаганов Илья Борисович, Галанина Алёна Васильевна, Леушина Нина Павловна, Мищенко Игорь Юрьевич, Тарасова Елена Юрьевна, Федяева Екатерина Андреевна

Под наблюдением находилось 60 детей в возрасте 5-10 лет (36 мальчиков и 24 девочки) с персистирующим среднетяжелым аллергическим ринитом.

Читать PDF
326.96 кб

Факторная структура функционального состояния подростков с высокой стрессовой реактивностью

Криволапчук И. А.

В настоящей работе представлены результаты факторного анализа физиологических, психологических и поведенческих показателей функционального состояния (ФС) подростков 13-14 лет с высокой стрессовой реактивностью.

Читать PDF
660.62 кб

Флуоресцентный метод оценки функционального состояния альбумина у больных реактивным артритом

Соколова Л. А.

Цепь. Оценить содержание альбумина и его функциональные особенности в сыворотке и синовиальной жидкости больных реактивным артритом (РеА). Материал и методы.

Читать PDF
248.01 кб

Состояние иммунологической реактивности и цитокиновый статус при ювенильном ревматоидном артрите

Иллек Я. Ю., Зайцева Г. А., Мошанова Т. И., Перетягина В. Г.

Читать PDF
377.66 кб

Состояние микрососудистой реактивности у бесплодных и фертильных больных хроническим простатитом

Садретдинов Р.А., Полунин А.А., Воронина Л.П.

Обследованы 280 пациентов с хроническим простатитом на фоне инфекций, передающихся половым путем.

Читать PDF
263.46 кб

Структурно-функциональное состояние печени и поджелудочной железы у детей с реактивными артритами

Яновская Е. А.

У детей с реактивными артритами была определена клинико-лабораторная характеристика поджелудочной железы и печени. Дети были разделены по возрасту, выделены три возрастные группы.

Реактивные состояния — определение.

Реактивным состоянием врачи называют расстройство, которое возникает как ответ организма на воздействие неблагоприятного фактора. Этот термин применяется как в соматической медицине, так и в психиатрии. Вредоносные условия могут вызывать как нарушения работы внутренних органов (печени, поджелудочной железы), так и повреждения душевного здоровья. В первом случае причиной отклонений становятся телесные недуги, а во втором — серьезные психические травмы. Такие патологии обычно носят временный характер. Далее будут рассмотрены основные виды негативных реакций со стороны органов и систем организма (печени, поджелудочной железы и психики), а также причины, симптомы и лечение этих расстройств.

Реактивное состояние печени протекает в форме гепатита. Однако в этом случае патология вызвана не вирусом, а заболеваниями других органов. Это ответ со стороны печени на вредные воздействия. Реактивный гепатит протекает легче и имеет более благоприятный прогноз, чем инфекционные поражения. Заболевание не прогрессирует. Симптомы выражены нерезко, а иногда расстройство протекает без болезненных проявлений и выявляется только при медицинском обследовании. Отклонения в активности печеночных ферментов и уровне билирубина незначительны. Если вылечить причину реактивного состояния печени, то все нарушения полностью купируются.


Причины реактивного гепатита

Это заболевание всегда вторично. Спровоцировать его развитие могут следующие патологии:

  • желудочно-кишечные недуги: язвенные процессы, воспаления поджелудочной железы, неспецифический колит;
  • аутоиммунные ревматические поражения: системная красная волчанка, склеродермия, ревматоидный артрит, дерматомиозит, ревматизм, узелковый периартрит;
  • нарушения работы эндокринной системы: сахарный диабет, гипо- и гипертиреоз;
  • ожоги большой площади тела;
  • инфекционные болезни;
  • злокачественные опухоли;
  • хирургические вмешательства;
  • отравления;
  • длительный прием лекарств с гепатотоксическим действием.

Патологический процесс чаще всего поражает только паренхиматозную ткань и носит обратимый характер.

Реактивный гепатит чаще встречается во взрослом возрасте. Это связано с тем, что дети реже страдают хроническими заболеваниями. Но если у ребенка все же возникла эта патология, то она протекает с выраженной симптоматикой. У детей причиной реактивных изменений печени чаще всего становятся болезни органов ЖКТ, а также глистная инвазия.

Симптомы и лечение реактивного гепатита

Во взрослом возрасте реактивное состояние очень часто протекает бессимптомно, что затрудняет диагностику. Иногда наблюдаются следующие дискомфортные проявления:

  • общее недомогание;
  • чувство усталости;
  • субфебрильная температура;
  • слабость;
  • неприятные ощущения и боли под ребрами с правой стороны;
  • слегка желтоватый оттенок кожи.

Пациент не всегда связывает эти признаки с нарушением функции печени. Очень важно вовремя выявить эти отклонения. Во время медицинского осмотра возможны небольшие болевые ощущения при прощупывании. Печень несколько увеличена. Назначают анализ крови на биохимию. В результатах исследования определяется незначительное повышение билирубина, печеночных ферментов и снижение белка. Важно отделить реактивное воспаление от вирусного гепатита. Для этого проводят анализы крови на наличие инфекции.

При своевременном лечении реактивное состояние имеет благополучный исход. Все нарушения носят функциональный характер. Для успешной терапии необходимо выяснить причину возникших расстройств и вылечить основное заболевание. Дополнительно назначают гепатопротекторы, больному рекомендуют соблюдать щадящую диету. Если патология вызвана отравлением или длительным приемом гепотатоксичных медикаментов, то необходимо принимать энтеросорбенты.

Это состояние не опасно, однако затягивать с обращением к врачу и заниматься самолечением недопустимо. Без терапии нарушения могут принять стойкий характер и осложнить течение уже имеющихся заболеваний.

Что такое реактивный панкреатит

Поджелудочная железа тесно связана с системой пищеварения. Поэтому многие патологии ЖКТ негативно отражаются на работе этого органа. Железа вырабатывает панкреатический сок, который затем смешивается с желчью и по протокам поступает в кишечник. Однако различные заболевания нарушают этот процесс, и тогда возникает реактивное состояние поджелудочной железы (реактивный панкреатит).

Ферменты панкреатического сока начинают работать после поступления в кишечник. В поджелудочной железе они находятся в неактивном виде. Специальные жидкости кишечника приводят эти ферменты в действие. Так функционирует процесс пищеварения у здорового человека. Но при болезнях ЖКТ может произойти заброс кишечной жидкости в желчные протоки. В этом случае панкреатический сок становится активным, находясь в поджелудочной железе, и ферменты начинают негативно воздействовать на этот эндокринный орган. Возникает воспаление — реактивный панкреатит.

Причины реактивной патологии поджелудочной железы

Провоцирующими факторами развития реактивного состояния поджелудочной являются следующие заболевания и нарушения:

  • патологии желудка и кишечника: гастрит, язвенная болезнь, гастродуоденит, инфекции и травмы органов пищеварения;
  • болезни печени: камни в желчном пузыре, цирроз, дискинезия желчных каналов;
  • операции на ЖКТ и желчном пузыре;
  • аутоиммунные патологические процессы;
  • отравления;
  • злоупотребление алкоголем;
  • недостаточное и неполноценное питание.

У детей это заболевание нередко развивается как осложнение аскаридоза. При сильной инвазии гельминты закупоривают желчные каналы, что приводит к застойным явлениям и воспалению поджелудочной.

Симптомы и лечение реактивного панкреатита

Симптоматика реактивного воспаления поджелудочной железы обычно резко выражена. На начальной стадии у больного наблюдаются следующие симптомы:

  • Появляется сильная боль в животе и под ребрами, неприятные ощущения усиливаются после приема пищи.
  • Часто возникает рвота, которая не приносит облегчения.
  • Пациента мучает изжога и отрыжка.
  • В кишечнике образуется повышенное количество газов, определяется вздутие живота.
  • Возникает диарея до нескольких раз в сутки.

Затем наступает сильная интоксикация организма. У больного бледнеет кожа, конечности становятся холодными, появляется учащенное сердцебиение, артериальное давление падает. Общее состояние быстро ухудшается. При тяжелых формах реактивного панкреатита требуется немедленная госпитализация в стационар.

Клиническая картина зависит и от причины, вызвавшей патологию. Если реактивное состояние возникло из-за болезней печени и желчного пузыря, то пациенты жалуются на боли в области солнечного сплетения. Если же панкреатит был спровоцирован поражениями ЖКТ, то неприятные ощущения локализуются в верхней части живота.

Симптоматика реактивного состояния поджелудочной железы у ребенка имеет свои особенности. Кроме вышеперечисленных проявлений, у детей наблюдается высокая температура, налет на языке, сухость во рту, диарея сменяется запорами. В анализе крови возрастает уровень сахара. В младенческом возрасте болезнь нередко протекает без выраженных симптомов, но можно заметить вялость и пониженный аппетит у грудничка.

Диагностику заболевания проводят с помощью УЗИ. При этом исследуется не только поджелудочная железа, но и все органы пищеварения. Это необходимо для установления причины реактивного воспаления. Кроме этого, назначают анализ мочи на ферменты поджелудочной, исследование крови на лейкоциты и СОЭ, а также эндоскопию двенадцатиперстной кишки.

Проводится лечение основного заболевания, ставшего причиной реактивного панкреатита. А также назначают противовоспалительные препараты, анальгетики и спазмолитики. Это помогает снять болевой синдром. Необходима диета с ограничением острых и жирных блюд.

Реактивный панкреатит имеет благоприятный прогноз. Своевременная терапия приводит к полному выздоровлению. При отсутствии лечения воспалительный процесс может перейти в хроническую форму, кроме этого, у пациентов часто возрастает уровень сахара в крови.

Реактивные психические нарушения

В психиатрии реактивными состояниями называются временные душевные расстройства, развивающиеся после эмоциональных потрясений. Нарушения носят обратимый характер и исчезают после лечения. Такая патология может возникнуть у любого человека после тяжелых переживаний, например, после смерти или тяжелой болезни близкого, распада семьи и других печальных событий. Однако неблагоприятное и затяжное течение этих расстройств наблюдается у людей, страдающих психопатией или сосудистыми заболеваниями.

Реактивные состояния являются ответом организма на психическую травму. Можно выделить два основных подвида таких расстройств:

  • реактивные неврозы;
  • реактивные психозы.

Неврозы обычно возникают при длительной травмирующей ситуации. Психозы появляются как реакция на острые душевные переживания и стрессы.

Можно выделить следующие формы реактивных состояний невротического характера:

  • неврастения;
  • невроз навязчивых состояний;
  • истерия.

Существует также несколько видов реактивных психозов:

  • депрессия психогенной этиологии;
  • параноидальные расстройства;
  • психогенный галлюциноз;
  • пуэрилизм;
  • бредоподобные фантазии;
  • ступор;
  • синдром «одичания»;
  • мнимая деменция.

Симптоматика таких расстройств всегда ярко выражена. Длительность течения реактивных психических нарушений зависит от наличия сопутствующих сосудистых патологий и типа личности пациента. У ранимых людей с тонкой душевной организацией, а также у больных атеросклерозом такие расстройства могут продолжаться длительное время.

Симптомы реактивных психических расстройств

Клиническая картина реактивных нарушений чрезвычайно разнообразна. Признаки заболевания зависят от формы расстройства.

Следует рассмотреть основные симптомы, наблюдающиеся при разных формах психогенных невротических состояний:

  1. Неврастения. У больного отмечается психическое и физическое истощение. Пациент легко утомляется, чувствует постоянную усталость, головные боли, сон резко нарушается. Снижается работоспособность. Человек становится возбудимым, раздражительным, тревожным. При этом настроение постоянно понижено.
  2. Невроз навязчивых состояний. Такое отклонение после психотравмы наблюдается нечасто. Пациент постоянно производит одни и те же действия, например, подсчитывает предметы или дотрагивается до них. Иногда человек совершает разные движения. Для больного это приобретает характер оберегающих ритуалов. Беспокоят навязчивые мысли, воспоминания, страхи, которые возникают против воли пациента.
  3. Истерия. Наблюдается сильный плач с криками и моторным возбуждением. В некоторых случаях человек не может стоять и ходить при полностью здоровом опорно-двигательном аппарате. Эти явления сопровождаются вегетативными нарушениями: ощущением кома в горле, удушьем, тошнотой.

При реактивных психозах отмечаются более тяжелые расстройства:

  1. Психогенная депрессия. У больных наблюдается стойкое снижение настроения. Выраженность этого симптома может быть различной: от небольшой подавленности до тяжелой тоски. Часто пациенты обвиняют себя, например, в смерти и болезни близкого человека. Движения и мимика резко заторможены.
  2. Параноидальные расстройства. На фоне тоскливого настроения и повышенной тревожности возникает бред преследования или внешнего воздействия. Больные становятся пугливыми, беспокойными или агрессивными. Содержание бредовых идей обычно связано с психотравмой.
  3. Психогенный галлюциноз. У пациента возникают слуховые галлюцинации. Он слышит голоса, которые обсуждают его. При этом больной ощущает сильный страх. Возможны обманы зрения, когда пациент принимает окружающие предметы за людей. Содержание галлюцинаций связано с пережитым стрессом.
  4. Пуэрилизм. Пациент копирует поведение маленького ребенка. Больные разговаривают детским голосом, капризничают, плачут.
  5. Бредоподобные фантазии. У больного периодически возникают идеи величия или мнимого богатства. В отличие от параноидного бреда эти нарушения не являются стойкими и постоянными. Одна идея быстро сменяет другую. При лечении фантазии исчезают.
  6. Ступор. Больной становится крайне заторможенным, перестает двигаться, принимать пищу и разговаривать.
  7. Синдром «одичания». Этот вид реактивного состояния психики встречается крайне редко. В поведении пациента отмечаются черты, свойственные повадкам животных. Больные мычат, лают, ползают на четырех конечностях, становятся агрессивными.
  8. Мнимая деменция. Появляются признаки слабоумия. У больных нарушается память, они не могут дать верный ответ на простые вопросы или совершить привычные действия. Однако, в отличие от настоящей деменции, это состояние легко излечивается и имеет хороший прогноз.

Диагностика реактивных психозов нередко бывает затруднительной. Необходимо отличить эти состояния от шизофрении и биполярного расстройства. Врачу-психиатру следует провести беседу с пациентом и его родственниками, чтобы выявить наличие стрессовой ситуации. Хронические психические заболевания развиваются независимо от психотравмы, а реактивные расстройства всегда является следствием моральных потрясений.

Реактивные нарушения психики в детском возрасте

Реактивное состояние у детей возникает после перенесенного испуга и других травмирующих факторов. Чаще всего оно наблюдается в младенчестве и дошкольном возрасте. Существует два типа реакций детской психики на травму. Ребенок либо становится беспокойным (мечется, плачет, кричит), либо застывает на месте и перестает разговаривать. Это сопровождается расстройствами вегетатики: потливостью, покраснением кожи, тремором, непроизвольным мочеиспусканием и дефекацией.

Затем ребенок становится вялым, плаксивым, его беспокоят страхи. В поведении могут появиться черты, свойственные детям более младшего возраста. Например, ребенок 5 — 6 лет начинает себя вести как малыш 1,5 лет. Реактивные состояния психики у детей требуют немедленного лечения. Все изменения носят обратимый характер.

Терапия реактивных расстройств психики

При лечении невротических расстройств применяют седативные препараты. Если симптоматика выражена слабо, то можно назначить растительные средства (валериану, пустырник) или лекарство «Афобазол». При более тяжелых нарушениях показаны транквилизаторы. Используются не только медикаменты, но и психотерапевтические методы.

Лечение реактивных психозов является более сложной задачей. При тоскливом настроении с идеями самообвинения используют антидепрессанты. Если у больного наблюдается бред и галлюцинации психогенного происхождения, то применяют нейролептики и седативные лекарства.

Судмедэкспертиза при реактивных психических нарушениях

При судебно-психиатрической оценке реактивных состояний следует учитывать форму расстройства. При неврозах больные обычно признаются вменяемыми. Они могут нести ответственность за совершенные правонарушения.

Что касается реактивных психозов, то необходимо учитывать степень их выраженности. При легких нарушениях человек обычно отдает отчет своим действиям. При тяжелых бредовых расстройствах и галлюцинациях пациент может быть признан невменяемым. Важно также помнить, что депрессивные больные с идеями самообвинения нередко оговаривают себя и порой признаются в правонарушениях, которых не совершали.

Острые реактивные состояния с бредом и галлюцинациями рассматриваются как психические патологии, которые носят временный характер. В период болезненных проявлений человек может быть признан недееспособным. В этом случае все гражданско-правовые акты (сделки, завещания и т.д.), совершенные им во время психического расстройства, признаются недействительными.

определение, этиология, нозологические формы. Судебно-психиатрическая оценка неврозов и реактивных психозов.

Реактивными состояниями называются временные обратимые расстройства психической деятельности, возникающие как реакция в ответ на воздействие психической травмы.

Термин «реактивные состояния» принят преимущественно в отечественной психиатрической литературе. В западно-европейской и американской литературе аналогичные состояния описываются различными авторами под различными названиями: аномальные реакции, психогенные реакции, стресс-реакции и т.п.

Реактивные состояния составляют две основные подгруппы: 1) неврозы и 2) реактивные (или психогенные) психозы.

Основным клиническим признаком второй подгруппы является продуктивная психотическая симптоматика, которая отсутствует при неврозах. Неврозы развиваются чаще всего под влиянием длительного воздействия психогенных факторов, в то время как реактивные психозы – в результате острой, сильной психической травмы.

Возможность развития реактивного психоза после стадии невроза, а также формирование невротического состояния после перенесенного реактивного психоза свидетельствует о нозологическом единстве психогенных психозов и неврозов.

Клинические проявления неврозов. Неврозами называются реактивные состояния, возникновение которых связано с длительно существующей психогенно травматизирующей ситуацией, вызывающей постоянное психическое напряжение. В развитии неврозов большое значение имеют особенности личности, которые отражают низкий предел физиологической выносливости по отношению к различным по своей субъективной значимости психогениям. Поэтому возникновение невроза зависит от структуры личности и характера ситуации, которая вследствие индивидуальных личностных свойств оказывается избирательно травматизирующей и неразрешимой.

Реактивные психозы. Реактивные психозы по клинической картине, остроте, характеру и длительности течения можно разделить на острые шоковые реактивные психозы, подострые реактивные психозы и затяжные реактивные психозы.

В судебно-психиатрической практике чаще встречается истерический невроз, нередко возникающий при истерической психопатии, а также у лиц с другими патологическими чертами характера; однако он может возникнуть и при отсутствии соответствующих личностных особенностей.

Невроз навязчивых состояний встречается в судебно-психиатрической практике относительно реже, чем истерический и неврастения.

Острые шоковые реактивные психозы возникают под влиянием внезапной очень сильной психогенной травмы, представляющей угрозу существованию, чаще всего при массовых катастрофах (землетрясение, авария, наводнение и др.), при тяжелом потрясении, связанном с неожиданным, непрогнозировавшимся известием, арестом и т.п. Острые шоковые реакции встречаются редко.

52. Исключительные состояния: определение, формы, клинические проявления, судебно-психиатрическая оценка

Исключительные состояния рассматриваются в настоящее время как группа острых расстройств психической деятельности, различных по этиологии, но во многом сходных по клиническим признакам, возникающих у лиц, не страдающих психическим заболеванием, и, как правило, представляющих единственный эпизод в жизни субъекта.

Название этих состояний «исключительные» подчеркивает, что они являются как бы исключением по отношению к обычному психическому состоянию, исключительным событием в жизни человека. В процентном отношении число лиц, совершивших противоправные деяния в «исключительных состояниях» незначительно – 1–2% общего числа лиц, признанных невменяемыми. Однако это чаще всего опасные действия против личности; диагностика и экспертная оценка таких расстройств чрезвычайно сложна.

Современная международная классификация психических и поведенческих расстройств (МКБ-10), а также отечественная классификация психических заболеваний не содержит понятия «исключительное состояние» (кроме патологического опьянения, которое в МКБ-10 входит в раздел «Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления психоактивных веществ»). Однако клиническая практика судебной психиатрии накопила большой опыт в диагностике этих состояний, и потому выделение их в особую группу кратковременных психических расстройств является оправданным и целесообразным.

К исключительным состояниям относятся патологическое опьянение, патологический аффект, реакция короткого замыкания, патологическое просоночное состояние.

диагноз, состояние, тяжесть,приступы, лечение, депрессивное настроение, психиатрическое лечение.

Депрессия – определенная форма разочарования в мире и людях. Более научным языком, расстройство психики, сопровождающиеся апатией (ангедонией, или тоской), а также деструкциями мышления и двигательной статичностью.

По статистике каждый второй хоть раз в жизни испытывал набор симптомов, свойственных депрессивному состоянию. Что же это за болезнь такая и является ли она действительно невротическим расстройством или просто следствием распущенности характера. Что же такое депрессия: грех или болезнь? Давайте разбираться.

История депрессии своими корнями уходит не то что в глубокую древность, но отправляет нас на пару веков назад. Ведь, по сути, это известное заболевание среди интеллигенции; во времена царской России даже было модно страдать этим недугом. Если нет депрессии, то вроде как и крови — не голубые. Русский интеллигент и богемные персонажи испокон веков привыкли страдать, даже получая определенное удовольствия от переживаний своего горя. Декаденсовые настроения депрессии ярко представлены и в литературе «золотого века». Только вспомните, впадающего в астению и апатию Онегина, вечно ищущего правду Чацкого, нигилиста и анархиста Базарова, который не от великого жизнелюбия, пожалуй, лягушек препарировал. А об Обломове и говорить не приходится – ярчайший пациент! Кстати, в случае с «обломовщиной» депрессивное уныние героя уж точно преподносится, как существенное «грехопадение». А все потому, что в состоянии уныния и апатии человек зачастую извлекает довольно много «вторичной выгоды», ведь любое свое действие, а скорее даже бездействие, можно оправдать легендарным — «я в депрессии».

Что же это за «вторичная выгода», и как такое возможно, — спросите вы.

Выбирая подобное садомазохистическое состояние, человек параллельно получает для себя время подумать, переоценить свою жизнь, отдохнуть от спешки и наскучившей рутины бытия. И наконец, человек ничего не должен в бытовом плане, ведь он в депрессии. И многие, кстати, испытывают удовольствие от этого. Другая сторона медали – это повышенное внимание со стороны близких. Ведь, порой, действительно, рассматриваемое состояние позволяет сорвать свою долю любви, ласки и внимания. В общем, в ангедонии больной может позволить себе любые чувства (боль, обида, ревность, печаль) и даже действия.

Тем не менее, с точки зрения клинической психологии, депрессия – это все же заболевание психики , чаще всего свойственное невротикам, страдающим обсессивно – компульсивным расстройством или тревожными состояниями. Именно она помогает пациентам с упомянутыми диагнозами избавиться от страха, и порой, действительно, дарует очищение и психическое обновление. Но как бы то ни было, депрессивное состояние разрушает организм на неврологическом и даже гормональном уровнях; она не проходит бесследно и является довольно опасным состоянием, включая суицидальные исходы.

Основная симптоматика

Любой признак данного заболевания проявляется либо излишне либо отсутствует вовсе. Например, либо человек страдает бессонницей, либо постоянно спит, либо аппетит отсутствует, либо наоборот наблюдается переедание и так далее.

Стандартный набор симптомов следующий, на эмоциональном уровне у пациента могут наблюдаться:

Упадок сил, и перманентная грусть, граничащие с чувством вины, наряду с агрессией и нервозностью, потеря былых интересов, а также деконцентрация, рассеянность и трудности с принятием решений, беспричинные тревога и страх, социопатия. Безусловно, описанное выше психическое состояние проявляется и на уровне физиологии. Больной может испытывать усталость, астению, головные боли, проблемы со сном и аппетитом, сжатость в груди или «ком в горле». Порой наблюдаются искаженное восприятие вкуса и цвета, нарушения интимной сферы, сухость во рту, тахикардия, расстройства кишечного тракта. Как было отмечено выше, на серьезных стадиях больного могут посещать мысли суицидального характера.

Причины депрессии

Первопричиной специалисты выделяют психотравму или психотравмирующий стрессовый фактор. На втором плане лежит инфантилизм или, другими словами, – неумение человека принимать на себя ответственность и справляться с трудностями, которое ведет к такому психическому явлению, как когнитивный диссонанс или фрустрация (несовпадение ожиданий человека с реальностью, ведущее к рефлексии). Стоит заметить, что основополагающий триггер – это проблемные ситуации, возникшие в «здесь и сейчас», но на бэкграунде в любом случае лежат детские травмы и модель воспитания. Другими причинами могут выступать: органический фактор (нарушения в работе нейромедиаторов, нейрохимических процессов), а также употребление психостимуляторов или других химических веществ. Но чаще всего развитие депрессии обусловлено комплексным воздействием факторов психологического, биологического и социального.

Психологический фактор связан с типом личности, попадающей в зону риска. Это могут быть люди статотимического характера, которым свойственна гиперболизированная совестливость и аккуратность, например. Меланхолики, отличающиеся скрупулезностью, педантизмом и высокими требованиями к себе, а также гипертимные личности с заниженной самооценкой и постоянно испытывающие тревогу и переживания.

Биологический фактор включает в себя генетиечкую предрасположенность, любые травмы головного мозга, а также гормональные нарушения, сезонные расстройства, связанные с погодными изменениями, употребление определенных препаратов либо авитаминоз различного патогенез.

И наконец, социальный (основополагающий) фактор развития депрессии включает в себя стрессовые ситуации, психические травмы (потеря близкого, плохие отношения в семье или другом коллективе, отсутствие внимания или ласки со стороны родителей, внезапные перемены, насилие.

Виды депрессии

Психиатрическое сообщество выделяет довольно обширный спектр депрессивных состояний. Один из ключевых видов – это реактивная или ситуативная депрессия, которая вызвана психогенными (социальными преимущественно) факторами. В аспекте данного вида рассматривается как раз-таки «инфантилизм», детская реакция индивида на психотравмирующую ситуацию. Итак, реактивное состояние вызвано психотравмирующей ситуацией, являющейся, как было отмечено выше, первопричиной.

Что же лежит в базовых убеждениях больного? Чаще всего – это неверная детская установка: «мир мне должен». Чтобы то ни было: развод, потеря близкого, увольнение с работы или другая ситуация…Впавшему в депрессию человеку кажется, что другой ему должен. Продиктовано подобное поведение или ожидание криком «внутреннего ребенка». Неоправданные ожидания вызывают глубокое состояние фрустрации, когда реальность не сходится с желаниями пациента. Реактивная — является расстройством невротического характера, и причина ее возникновения – это иррациональное убеждение, что счастье конкретного лица зависит от других людей. Когда что то пошло не по планируемого сценарию, у больного возникает обвинительный фактор.

С другой стороны, это один из методов демонстративного поведения, цель которого привлечь себе внимание. С детского периода у таких людей заложен рефлекс, что обида или расстройство ведут к повышенному вниманию со стороны родителей или других близких людей, например.

Другими распространенными формами являются:

  • Дистимия. Также обозначается как малая или подпороговая депрессия. Является затяжным унынием, отягощенным расстройством сна и аппетита, а также синдромом хронической усталости. Может относиться к послеродовой депрессии средней тяжести или маниакально-депрессивному психозу. Имеет хроническую легкую форму, но очень длительный характер (до 2.5 лет). Кстати, в современной психиатрии термин «дистимия» используется для классификации неврастении и психастении. В разрезе депрессивного синдрома «дистимия» влияет на психологический и соматический статус индивида, внося изменения в его качество жизни. Может возникнуть в детском или подростковом возрасте, более свойственна женщинам и вызывает трудности с диагностикой из-за «смазанной» и хронической симптоматики.
  • Маниакально-депрессивный психоз — фаза депрессии при дистимии, которая также характеризуется упадническим настроением, нарушением мыслительных процессов, а также повышенной тревожностью.
  • Маскированная форма. Отличается латентным (скрытым) течением заболевания. Диагностика сильно затруднена.
  • Биполярное расстройство. Отдельное невротическое расстройство, обусловленное постоянными резкими перепадами настроения: от эйфории до упадка.
  • Анестетическая форма. Здесь как раз проблемой является отсутствие каких-либо эмоций и чувства. Мир теряет свои краски и звуки.
  • Адинамическая форма. Основной симптом – тоска, на которую пациент может и не обращать внимания. Волевой фактор ослабляется, проявляются бытовые проблемы и сложности в коммуникации.
  • Тревожные депрессивные расстройства (ажитированные). Основной симптом – это немотивированная тревога и беспричинные страхи. Сюда же относятся панические атаки и другие тревожные состояния.
  • Атипичная форма депрессии. Человек при данной форме очень много спит и ест, а также излишне бурно реагирует на события.
  • Детское расстройство настроения. Хроническое состояние, проявляющиеся при определенных обстоятельствах. Обусловлено тяжёлой депривацией, с которой ребенок столкнулся в детстве.
  • Псевдослабоумие. Наблюдается у пожилых и характеризуется амнезией, плохим настроением, деконцентрацией. Очень часто это состояние путают с деменцией.
  • Отдельного внимания заслуживает «Послеродовая депрессия», являющаяся одной из самых опасных, так как в данном случае к социальным и психологическим фактороам присоединяется мощнейший гормональный дисбаланс, который испытывает женщина после родов и в процессе лактации.

    Логично, что данная форма встречается только у женщин и развивается сразу или в первые месяцы после родов. Причем, длиться это состояние может довольно долго до года и больше. Стоит учитывать и такие физиологические ситуации, как выкидыш или рождение мертвого плода, которые являются мощнейшим триггером для развития депрессии. Базовая симптоматика расстройства данного типа включает глубокое ощущение безысходности, чувство грусти, потерю радости жизни. К психологическим проявлениям добавляются физические, спровоцированные усталостью, недосыпом и общей истощенностью организма. Впрочем, не нужно путать обычную женскую усталость, обусловленную переменами в жизни и депрессию. Различие между ними одно – наличие либо отсутствие радости от появления малыша. Усталость обычно проходит в течении нескольких недель или в крайнем случае месяцев после родов, депрессивное же расстройство, как было отмечено, может растянуться на более долгий период. В депрессивном состоянии женщина крайне остро нуждается в поддержке и понимании, классические, но по факту «жестокие» фразы: «все рожали», «сама хотела» и другие только усугубят состояние. Важно заметить, что при сложившихся обстоятельствах в опасности оказывается не только сама женщина, но и ребенок. По статистике именно послеродовая депрессия насчитывает максимальное количество суицидальных исходов, и это тип, которые требует обязательного наблюдения у специалиста.

    Факторами риска развития послеродовой депрессии считаются: подростковый возраст роженицы; генетические предпосылки, наличие психопатии, неблагополучная обстановка в семье, длительный стресс, а также проблемы в пренатальном периоде.

  • Сезонная депрессия. Довольно интересная форма, так как возникает регулярно в определенное время года. По статистике этот вид начинается осенью или зимой и заканчивается к лету. Хотя существует не мало случаев, когда основные проявления приходятся именно на ранний весенний период. Среди причин рассматриваются такие, как недостаток количество солнечной энергии, что ведет к снижению уровня серотонина в мозгу, обладающего успокаивающим и болеутоляющим действиями. Другая теория принимает во внимание развитие авитаминоза, чем объясняется весенний депрессивный синдром. В любом случае следствием являются усталость и сплин, обусловленные углеводной недостаточностью.
  • Депрессия при черепно – мозговой травме или затяжной травматический психоз возникает на фоне механических повреждений головного мозга, которые могут повлечь за собой не только проблемы со здоровьем, но и психические нарушения. В зависимости от тяжести самой травмы, психопатии могут проявиться сразу, а могут и спустя какое-то время. Среди основных симптомов депрессии на фоне ЧМТ можно выделить: астению и амнезию, агрессивное поведение и раздражительность, деконцентрацию, галлюциноз, мании различного характера, эйфорию или наоборот психическую и двигательную заторможенность. Неврастения данного вида очень часто может сопровождаться аффективным психозом, осложненным маниакальными приступами. В отличие от депрессии психогенного характера, обусловленной психотравмой, в данном случае течение и симптоматика зависят от вида физической травмы головы. Выраженной стадией данной формы может являться корсаковский синдром, при котором нарушается сознание. При отягощении алкогольной зависимостью больной вообще может перестать ориентироваться в пространстве.

Выраженная депрессия. Причины и признаки

Именно так обозначается стадия депрессии, перешедшая в форму психического расстройства. Также ее еще называют клиническая депрессия или большое депрессивное расстройство (Большая депрессия). В отличии от умеренной депрессии основополагающим признаком здесь является длительный период течения болезни, в процессе которого наблюдаются плохое настроение, апатия, пессимизм, снижение самооценки. В физиологическом аспекте могут присутствовать такие симптомы, как расстройства сна и аппетита, астения, заторможенность. В крайних случаях парализует психическую, умственную, двигательную сферы деятельности человека. По сути причины развития выраженной депрессии остаются прежними и носят эндогенный характер: это стресс или психотравма, изменения условий жизни, жестокое обращение в детском или подростковом периодах, тяжелое заболевание, прием препаратов, а также ряд биологических факторов. На фоне перечисленных симптомов при большой депрессии у человека снижается иммунитет, что является предпосылкой для развития инфекционных заболеваний. В целом, происходит дисбаланс в функционировании всего организма. По большому счету глубокая депрессия является основным симптомом меланхолического психоза, который также относится к кластеру расстройств настроения. Она не подвержена самостоятельному регрессу и является той формой, которая требует обязательного вмешательства специалистов и назначения медикаментозной терапии.

Как лечить выраженную депрессию

Первое, что нужно сделать при обнаружении ярко-выраженных симптомов расстройства – это обратиться к специалисту. Важную функцию в преодолении этого синдрома играют родственники и близкие больного, способные проявить понимание, оказать поддержку и помощь в сохранении бытовой социальной стабильности. К сожалению, преодолеть это заболевание без межикаментозной терапии невозможно. Специалист, обязательно, назначит курс антидепрессантов, а если ситуация усугублена еще и эндогенными факторами (обстановка в семье), то будут подключены препараты группы нормотимиков с целью повышения эффективности и создания профилактического эффекта.

Прогнозы на успех

При правильно подобранной терапии и поддержке со стороны ближайшего окружения шансы на полное выздоровление в «здесь и сейчас» довольно высоки. С помощью специалистов депрессию, даже ярко-выраженный ее синдром, можно преодолеть без каких-либо глобальных последствий. Печальная новость заключается в том, что никакая временная терапия не дает гарантий в плане рецидива.

Классификация депрессии по МКБ 10

По международной классификации болезней депрессивному синдрому присвоены коды F30-F39, и как бы то ни было удивительно, но она относится к разделу, включающему конкретно расстройства психической сферы человека. Основным критерием данного кластера являются заболевания, влияющие на изменение настроения и эмоций человека в сторону депрессии. Также болезни этого блока отличаются рецидивным характером и сложным прогнозированием, так как преимущественно зависят от самого человека, а не от окружающей среды. К этому же разделу, кстати, относятся: Биполярное расстройство и маниакальные эпизоды, аффективные и прочие расстройства настроения.

Стадии депрессии

Как и многим психопатическим состояниям, депрессии присущи определенные стадии развития.

  • Первая стадия называется отрицание, и на данном этапе человек продолжает, как бы, жить обычной жизнью, будто ничего не случилось. Так например, в случае утраты близкого, в отрицании о них свойственно говорить в настоящем времени, хранить их вещи и фотографии, будто этот человек вот-вот вернется. В целом, больной не в состоянии принять реальность в силу срабатывания компенсаторных механизмов психики.
  • На второй стадии наряду с понимание, что отрицать случившиеся бессмысленно, приходят чувства обиды и гнева. Зачастую, больной начинает искать виноватых в произошедшем и выплескивать на них свои негативные эмоции.
  • Третий этап называется «торг», на котором негатив притупляется, и человек начинает искать способы выхода из данного состояния, прислушивается к близким, отправляется к специалисту при необходимости. В общем, стараются исправить ситуацию.
  • И вот только на четвертой стадии приходит сама «депрессия», как она есть. Это самый опасный период, ибо в нем человек полностью начинает осознавать ситуацию и впадает в отчаяние, называемое депрессией. Боль в этот период ощущается в полную силу.
  • Заключительный этап – принятие, на котором приходит осознание того, что прошлое нужно оставить в прошлом. Многие начинают по-новому смотреть на свою жизнь и близких, находя утешение в семье или в работе. Пройдя все предыдущие этапы, человек принимает жизнь, как она есть, понимая, что бороться с тем, что нельзя исправить, бессмысленно.

Женская и мужская депрессии

В течении долгого периода времени считалось, что депрессии подвержены только женщины, и в этом есть существенная доля правда, так как сама психическая и физическая конституция женщины обуславливает больше возможностей для возникновения расстройства данного типа. По статистике женщины страдают депрессией в три раза чаще в отличие от мужчин. Тем не менее, современная медицина выявила предпосылки для развития этого синдрома и у мужчин, который чаще всего проявляется в комплексе с иными заболеваниями психопатической сферы. Мужская форма может наблюдаться в рамках биполярного, аффективного или обсессивно-компульсивного расстройств, в неврозах тревоги, например. Почему же слабый пол намного чаще подвержен этому недугу? Помимо клинических общих причин, которые были рассмотрены выше, в данном аспекте стоит обратить на такие женские предпосылки, как правополушарное мышление, ярко-выраженное функционирование эмоциональной сферы (способность к более глубокому переживанию событий и вещей), но прежде всего – это гормональный фон и наличие множества влияющих на него факторов. Женщинам постоянно приходиться переживать колебания уровня гормонов в организме, что, безусловно, оказывает определенное воздействие на психическую, эмоциональную, и как следствие соматическую сферы. Также стоит отметить и более долгий период женского выхода из депрессии, который также обусловлен изменением гормонального фона в стрессовых ситуациях. Именно поэтому в терапии женских депрессивных состояний очень важно обращать внимание и на гормональную стабилизирующую терапию.

Скрининг депрессии

Поставить подобный диагноз может только специалист: психотерапевт или психиатр.

Существует ряд тестов – опросников для более глубокого специализированного понимания психического и эмоционального состояния больного.

Один из таких тестов называется — PHQ-9, он включает в себя вопросы о настроении, аппетите, особенностях сна. Также интересно заметить, что для скриннинга депрессивных состояний американские ученые разработали уникальный анализ крови, определяющий уровень девяти РНК-маркеров, влияющих на развития расстройства.

Лечение депрессии

Как и в терапии любого другого невротического расстройства, в случае с депрессией применяется комплексный подход, включающий психотерапевтические и медикаментозные методики. Если ситуация не запущена, то шансы избежать применения лекарственных средств – довольно высоки.

Немедикаментозные методы лечения

Профилактика и методы самопомощи

Осознанность, образ жизни и состояние психики человека – это те составляющие, которые существенно влияют на его способность противостоять стрессовым факторам и самостоятельно не допустить развития подобных состояний. Депрессию часто называют расстройством инфантилизма, для предотвращения которого необходимо принять тот факт, что каждый из нас сам ответственен за свое состояние, и нам выбирать быть счастливым или несчастным. Как только пациенту удается принять ответственность за себя и свое состояние – депрессия отступает сама собой.

Психотерапия депрессивных состояний

Первоочередная задача психотерапии – это помочь человеку осознать то, что то он сам завел себя в депрессию. Один из популярных методов – «прорисовывание». Пациенту предлагается нарисовать, как выглядит именно его подавленное настроение (оно может визуализироваться в виде шкафа, двери в никуда, черной дыры и других образов). А потом решить для себя, куда он хочет двигаться. Идти ему в черную дыру или нет – только его выбор. Депрессивное настроение по сути не случается само собой, и не мир привел человека к депрессии – все эти осознания принимаются с помощью специалиста. Следующий известный метод – это помощь пациенту с сохранением социального статуса и бытовой активности. Психотерапевт обычно прорабатывает программу по созданию автоматических действий для возвращения к обычной жизни: привести себя в порядок, пойти в спортзал, встретиться с друзьями, приготовить еду. Порой выполнять эти нехитрые обычные манипуляции больному приходиться через не могу и не хочу, но имеенно они запускают физиологические процессы в организме, способствующие выработке гормона серотонина и налаживанию химических процессов.

Виды психотерапии
  • Когнитивно – поведенческая – изменение изначальных неверных установок, приведшим к деструкциям.
  • Межличностная – изменение восприятия и стиля коммуникации пациента с другими людьми. Определяет форму социального участия человека в обществе.
  • Психодинамическая. Определяет внутриличностный конфликт, как первопричину, и направлена на его разрешение путем вывода в плоскость сознания.

Лечение депрессии народными средствами

На определенных незапущенных стадиях в дополнение к психотерапевтическим методикам можно подключить и фитотерапию, хуже от нее точно не будет. Все-таки мудрость веков не проходит бесследно, и стоит отметить, что наши предки не особо страдали неврозами. Растительная медицина, действительно, предлагает большое количество натуральных препаратов, оказывающих общеукрепляющее воздействие на человека.

Итак, как мы выяснили, депрессивное состояние во многом вызвано нарушениями в работе мозга, для питания которого необходимы витамины, микроэлементы, белки и аминокислоты. Большинство этих важных веществ содержатся в таких растительных препаратах, как: зверобой, китайский лимонник, ромашка, корень душицы, цветки лаванды и многие другие. Применять эти травы можно в виде настоек и отваров, как по отдельности, так и комплексно. Другим прекрасным средством являются вечерние успокаивающие ванны с добавлением череды или цветков мирта. Кстати, многие из таких средств продаются в аптеках и косметических магазинах в уже готовом для применения виде.

Помните, что образ жизни и здоровое сбалансированное питание, включающее фрукты, овощи и злаки – также является отличным методом профилактики срессовых состояний и депрессий.

Медикаментозная терапия

Если все предложенные способы не оказывают должного эффекта либо стадия уже довольно запущенная (большое депрессивное или биполярное расстройство), то без курса медикаментов не обойтись. Назначить препараты антидепрессантного спектра может только специалист. На определенном этапе выравнивания прием препаратов можно отменить, но для вывода из пика, если он произошел, – начинать нужно с них. Лекарственные средства в тяжелых случаях служат вспомогательным средством, но не основным, об этом нужно помнить.

Какие препараты назначают при депрессии?

Антидепрессанты по сути стабилизируют содержание медиаторов в мозге, благодаря чему улучшают настроение. В отличие от бензодиазениновых транквилизаторов («Феназепам», «Реланиум», «Элениума», «Валокордин») к антидепрессантам не возникает привыкание и развитие синдрома отмены. Наиболее популярные на сегодняшний день: «Имипрамин», «Анитриптилин», «Аттаракс» и многие другие. Нет смысла освещать полный спектр здесь, так как назначение лекарства может быть проведено только лечащим врачом. Самостоятельный же прием препаратов может быть крайне опасен. Любой из медикаментов может привести к побочным эффектам, а также многие из них требуют соблюдения определенных ограничений в питании или приеме других лекарств.

Что делать тем, кто стал жертвой депрессии

В борьбе с недугом, человеку, прежде всего, нужно осознать неэффективность и бесполезность своего состояния, а также принять необходимость лечения. Личное осознанное намерение пациента выбраться из своего состояния и начать жить нормальной жизнью – главный фактор любой терапии.

ПСИХОЗ РЕАКТИВНЫЙ — Медицинский большой словарь — Медицина

ПСИХОЗ РЕАКТИВНЫЙ

Реактивный психоз — психическое расстройство, возникающее вследствие воздействия психосоциальных стрессов и имеющее сходство с другими психозами, но его изменчивость, лабильность и аффективная насыщенность более выражены. Этиология. Психотравмирующая ситуация, оказывающая выраженное стрессовое воздействие почти на любого человека при сходных обстоятельствах в данной культурной среде. Классификация и клиническая картина. Для всех реактивных психозов характерна триада Ясперса: связь расстройства с психической травмой по времени её возникновения, отражение психотравмирующей ситуации в клинической картине психоза, выздоровление после прекращения воздействия психотравмирующей ситуации. В отечественной психиатрии различают следующие формы реактивного психоза: — Гипокинетическая аффективно-психогенная шоковая реакция (психогенный шок) — внезапное развитие психомоторной заторможенности, вплоть до полной обездвиженности (аффектогенный ступор). — Гиперкинетическая аффективно-психогенная шоковая реакция (психогенный шок, реакция катастрофы) — острое психомоторное возбуждение, развивающееся на фоне нарастающих тревоги и страха. Поведение теряет целесообразность, движения становятся хаотичными и бессмысленными. Пациенты в страхе мечутся, бегут куда-то, иногда навстречу опасности (фугиформная реакция). — Истерические психозы — Истерическое сумеречное помрачение сознания — расстройство, возникающее на фоне аффективно суженного сознания и проявляющееся тревогой, эмоциональной неустойчивостью (немотивированный смех неожиданно сменяется плачем), иногда зрительными галлюцинациями, псевдодемен-цией. Синдром Ганзера — один из вариантов расстройства. — Псевдодеменция (псевдодеменция Вёрнике) — регресс психической деятельности, имитирующий слабоумие. Больные дезориентированы, нелепо отвечают на самые простые вопросы, с грубыми ошибками выполняют элементарные задания (например, на просьбу указать на глаза показывают нос, вместо руки — ногу, туфли надевают на руки и т.д.). Но их ответы всегда соответствуют теме поставленного вопроса (например, белый цвет они называют чёрным, лето -зимой и т.д.). Наблюдают нарушения речи и письма — аграм-матизмы, пропуски букв и слов, неровность почерка. Выражение лица — растерянное с бессмысленной улыбкой. — Пуэрилизм — регресс психической деятельности, характеризующийся появлением в речи и поведении взрослого детских черт. Пациенты говорят с детскими интонациями, шепелявят, сюсюкают, ко всем обращаются на ты, называют дядями и тётями, охотно играют в детские игры, часто капризничают, недовольно надувают губы, обиженно плачут. Расстройство отличается диссоциированностью: наряду с детскими чертами в поведении сохраняются отдельные привычки взрослого человека, например правильная манера зажигать спички, курить. — Синдром бредоподобных фантазий — бредоподобные идеи величия, богатства, изобретательства, развивающиеся на фоне аффективно-тревожного фона настроения и отражающие стремление личности вытеснить психотравмирующие переживания. — Синдром одичания — распад сложных психических функций на фоне аффекта страха. Поведение больного уподобляется поведению животного. Пациенты утрачивают навыки самообслуживания, ползают, лают, рычат, обнюхивают пищу и предметы, едят руками, агрессивны. — Истерический ступор (психогенный ступор, псевдокатато-нический ступор, эмоциональный ступор, диссоциативный ступор) — выраженная психомоторная заторможенность, сопровождающаяся мутизмом, выраженным аффективным напряжением. Мимика — выразительная, отражает аффект (страдание, отчаяние, злоба). При напоминании о психотравме у пациентов учащается пульс, на глаза наворачиваются слезы, вздрагивают веки и крылья носа. — Реактивная депрессия — остро развивающееся депрессивное состояние, характеризующееся подавленным настроением, тоской, психомоторной заторможенностью или возбуждением, тревогой. На высоте развития психоза возможно возникновение бреда, галлюцинаций и суицидальных тенденций. — Реактивный параноид (психогенный параноид). — Реактивная паранойя (психогенная паранойя) характеризуется развитием интерпретативного бреда, не выходящего за рамки психотравмирующей ситуации. — Реактивный бредовый психоз (параноид внешней обстановки, ситуационный параноид) характеризуется развитием на фоне выраженных тревоги и страха бреда преследования, воздействия, отношения, отражающих тему психотравмирующей ситуации. Часто наблюдают в условиях судеб-но-следственной ситуации, военного времени, внезапной изоляции (например, завалы в шахтах), резкой перемены окружающей обстановки (например, эмиграция). Дифференциальный диагноз — Интоксикация наркотическим средством и синдром его отмены — Шизофрения — Расстройства настроения — Бредовое расстройство. Лечение — При психомоторном возбуждении — левомепро-мазин или хлорпромазин (аминазин) по 100-300 мг/сут, фе-назепам по 1,5-3 мг/сут — При реактивной депрессии — антидепрессанты (например, амитриптилин по 150-300 мг/сут, имипрамин по 150-300 мг/сут, сертралин по 50-100 мг/сут однократно в утренние часы), транквилизаторы (например, диазепам [сибазон] по 5-15 мг/сут, феназепам по 1-3 мг/сут, медазепам [мезапам] по 20-40 мг/сут) — При реактивных пара-ноидах — нейролептики (например, галоперидол 5-15 мг/сут, трифтазин по 5-15 мг/сут) — При истерических психозах -транквилизаторы (например, диазепам [сибазон] по 5-15 мг/сут, феназепам по 1-3 мг/сут, мезапам по 20-40 мг/сут), нейролептики (например, тиоридазин, перициазин, алимемазин по 40-60 мг/сут) — При истерическом ступоре — психостимуляторы, например сиднокарб по 30-40 мг/сут. Течение и прогноз. Психоз обычно развивается в течение нескольких часов после психотравмы. Продолжительность психоза -от нескольких часов до нескольких месяцев. При адекватной терапии прогноз благоприятный. На вероятность благоприятного исхода заболевания указывают лабильность симптоматики, благополучное преморбидное состояние пациента, отсутствие в семейном анамнезе случаев шизофрении и непродолжительность симптомов (от нескольких часов до нескольких дней). Синонимы — Кратковременное психотическое расстройство — Психогенный психоз См. также Расстройства депрессивные, Расстройства диссоциативные. Шизофрения МКБ — F23 Острые и преходящие психотические расстройства — F32 Депрессивный эпизод — F43.0 Острая реакция на стресс — F44 Диссоциативные (конверсионные) расстройства

Медицинский большой словарь. 2012


Смотрите еще толкования, синонимы, значения слова и что такое ПСИХОЗ РЕАКТИВНЫЙ в русском языке в словарях, энциклопедиях и справочниках:


Нейробиология проактивного и гиперреактивного мышления

Источник: adike / Shutterstock

Недавно международная группа исследователей определила, что надежная связь белого вещества между конкретными областями мозга является ключом к гибкому интеллекту и проактивному мышлению. И наоборот, ученые обнаружили, что гиперреактивная обработка когнитивного контроля связана с тревогой и плохой организацией белого вещества. Эти результаты опубликованы в последнем выпуске журнала NeuroImage .

Это исследование было инициировано Александром Олсеном, доцентом кафедры психологии и директором лаборатории клинической неврологии Норвежского университета науки и технологий (NTNU). Олсен также является клиническим нейропсихологом в больнице Св. Олафа Университета Тронхейма. Во многих своих исследовательских проектах Олсен сотрудничает с Центром раннего развития мозга и Астой Кристин Хоберг из Trondheim fMRI Group, а также с другими экспертами из Центра генетики изображений Университета Южной Калифорнии в Институте нейровизуализации и информатики Стивенса.

В чем разница между проактивным и гиперреактивным мышлением?

Человеческий мозг использует проактивную систему и реактивную систему для управления повседневной жизнью и выполнения разнообразных мыслительных задач. Проактивная система полагается на гибкий интеллект, чтобы соединить точки различных движущихся частей и предложить оптимизированный план игры. С другой стороны, реактивная система пытается переориентироваться, когда мозг застает врасплох и ему нужно быстро решить проблему в, казалось бы, новых ситуациях.

«Мозг постоянно работает над созданием смысла из потока информации, который приходит к нам каждую минуту нашего бодрствования», — пояснил Олсен в своем заявлении. «Реактивная система срабатывает, когда происходит что-то неожиданное. Затем вам нужно адаптировать свое поведение и реагировать на новую информацию. Вы должны отбросить свой старый план и придумать новый ».

Главный рентгенолог Бьярте Снеквик и доцент Александр Олсен из Норвежского университета науки и технологий (NTNU) демонстрируют, как испытуемые выполняют задание фМРТ (человек на фотографии не был участником исследования).Участники исследования использовали специально разработанные кнопки ответа (как показано) и могли просматривать задание через видео-очки.

Источник: Гейр Моген / NTNU

Для данного исследования Olsen et al. набрали участников из длительного продолжающегося исследования влияния очень низкой массы тела при рождении (ОНМТ) на различных этапах жизни. Их цель заключалась в том, чтобы лучше понять возможные последствия VLBW для когнитивного контроля и гиперреактивной когнитивной обработки во взрослом возрасте. Возраст участников исследования был от 22 до 24 лет.Когорта VLBW была сопоставлена ​​со здоровой контрольной группой того же возраста. За участниками из обеих групп наблюдали с помощью расширенной нейровизуализации фМРТ, поскольку они реагировали на различные сигналы, предназначенные для выявления проактивных и / или реактивных реакций мозга.

Хотя участники исследования VLBW в конечном итоге выполнили задачи фМРТ, а также когорты здоровой массы тела при рождении, они гораздо больше полагались на реактивную активацию мозга во время процесса, чем на проактивное мышление. Примечательно, что эта гиперреактивная сигнатура активации мозга сопровождалась более плохой организацией белого вещества, более низким подвижным интеллектом и более высоким уровнем тревожности.

«Их мозг реагировал так, как будто они каждый раз сталкивались с чем-то новым», — сказал Олсен. «Это говорит о том, что их мозг чрезмерно бдителен из-за неоптимальной организации центральной нервной системы. Одно из объяснений состоит в том, что они менее подготовлены и каждый раз все больше удивляются, что может создавать больше проблем с тревогой».

Оранжево-желтые области показывают, где у людей с низкой массой тела при рождении наблюдается менее активный когнитивный контроль (поддержание стабильного набора задач) в мозгу.Синие / голубые области показывают, где у них был более реактивный когнитивный контроль (адаптивный контроль задач), по сравнению с контрольной группой с нормальной массой тела при рождении.

Источник: предоставлено Александром Олсеном / NeuroImage

Один из наиболее важных выводов этого исследования заключается в том, что плохая организация белого вещества может привести к тому, что слишком много внимания будет уделяться нерелевантным стимулам. Сигнатуры гиперреактивной активации мозга связаны с атипичной модуляцией упреждающего когнитивного контроля сверху вниз.В идеале вы хотите поддерживать хорошо регулируемый баланс между проактивным планированием и способностью сохранять гибкость и быстро реагировать на неожиданные обстоятельства с помощью процессов реактивного когнитивного контроля.

Как кто-то может стать более активным и менее реактивным в повседневной жизни?

Клинически Александр Олсен специализируется на нейропсихологической оценке детей, подростков и взрослых с приобретенными травмами головного мозга. Частью его текущих исследований является определение компонентов эффективных нейрореабилитационных вмешательств с использованием современных методов нейровизуализации наряду с нейрокогнитивными и другими клиническими методами.

Поскольку Олсен является одновременно исследователем и клиническим нейропсихологом, он всегда ищет способы связать свои лабораторные открытия с реальными ситуациями. «Когда мы работаем с людьми с когнитивной дисфункцией или проблемами тревожности, мы пытаемся помочь им быть более активными в том, как они готовятся к определенным ситуациям, чтобы им не приходилось так сильно полагаться на реактивное решение проблем», — сказал Олсен. «Когда вы работаете с когнитивно-поведенческой терапией или когнитивной реабилитацией, вы работаете над структурированием жизни людей, чтобы им не приходилось слишком полагаться на свою онлайн-обработку когнитивных функций.Создание структуры и распорядка в вашей жизни высвобождает ресурсы когнитивного контроля, которые вместо этого можно более эффективно использовать для решения тех вещей, которые нельзя запланировать ».

Когда мне было семнадцать, я стал намного более активным и менее гиперреактивным после того, как обнаружил свою любовь к бегу и начал регулярно заниматься спортом. Когда я был подростком, страдавшим от симптомов депрессии и тревожных расстройств, бег перевернул мою жизнь. Основываясь на этом преобразующем анекдотическом опыте, мне было любопытно узнать, есть ли у Олсена какие-либо клинические доказательства того, что аэробные упражнения могут быть эффективным вмешательством, позволяющим сделать людей из всех слоев общества более активными и менее реактивными.

Вчера в электронном письме к Александру Олсену я написал: «В подростковом возрасте я превратился из циничного и депрессивного подростка, страдавшего парализующей тревогой, в амбициозного, энергичного человека, который проснулся, стремясь провести день — позже. бег стал частью моей повседневной жизни. Я также знаю, что есть эмпирические доказательства того, что аэробные упражнения улучшают объем серого вещества и целостность белого вещества / функциональную взаимосвязь на протяжении всей жизни человека ». (например, «Аэробная подготовка связана с большей целостностью белого вещества» Лауры Чаддок-Хейман и др.)

Основываясь на моем собственном жизненном опыте и эмпирических данных, связывающих физические упражнения и улучшение состояния белого вещества, я спросил Олсена: « Как вы думаете, регулярная физическая активность от умеренной до высокой (MVPA) и улучшение кардиореспираторной подготовки также могут повысить проактивный когнитивный контроль за счет улучшение целостности белого вещества (а также обеспечение повседневной структуры и распорядка)? «

Олсен быстро ответил по электронной почте: «Это отличный вопрос, и мой короткий ответ — ДА, я считаю, что вы правы! На самом деле это исследовательский вопрос, которым мы заинтересованы в нашей будущей работе.«

В дополнение к этому короткому ответу Олсен подробно остановился на моем первоначальном запросе в следующем электронном письме, которое было гораздо более подробным. Я полностью разделяю содержание его ответа с читателями Psychology Today , потому что там так много ценной пищи для размышлений.

Ниже представлены идеи и гипотезы Александра Олсена о нейробиологии улучшения проактивной функции когнитивного контроля с помощью умеренной или высокой физической активности, которыми он поделился со мной в электронном письме:

«Как вы упомянули, это подтверждается некоторыми научными данными, однако предстоит пройти долгий путь, прежде чем мы полностью поймем лежащие в основе механизмы.Дисфункция когнитивного контроля, по-видимому, является трансдиагностическим феноменом, связанным с исходом пациента в различных неврологических и психиатрических состояниях (и повседневным функционированием / качеством жизни у «здоровых» людей).

Улучшение функции когнитивного контроля или уменьшение последствий дисфункции когнитивного контроля (например, компенсация мыслей с помощью новых стратегий), следовательно, может быть эффективной целью для вмешательств. Я считаю, что аэробные упражнения — очень интересное и многообещающее средство для улучшения функции когнитивного контроля.

Фактически, чтобы изучить основные механизмы, влияющие на потенциальную пользу аэробных упражнений для функции когнитивного контроля, мы недавно провели исследование, в котором использовались задачи того же типа, которые использовались в исследовании фМРТ. В этом исследовании мы исследовали острые эффекты аэробных упражнений разной интенсивности на выполнение этой задачи.

Наиболее интересным результатом этого исследования было то, что время реакции после тренировки на задачу когнитивного контроля линейно уменьшалось с увеличением интенсивности упражнений, что указывает на то, что более высокая интенсивность упражнений может быть связана с процессами, которые способствуют эффективности нейронов (и потенциально проактивной обработке когнитивного контроля — однако , мы не знаем этого, поскольку в этом исследовании мы не выполняли фМРТ).Однако этот эффект казался временным, поскольку время реакции восстановилось до нормального уровня в течение 20 минут после тренировки.

Существует довольно много исследований, показывающих, что у людей, которые больше тренируются, лучше когнитивный контроль. Однако во многих из этих исследований невозможно определить, улучшается ли у людей функция когнитивного контроля, потому что они больше тренируются, или они тренируются больше, потому что у них лучшая функция когнитивного контроля…

Наше и другие аналогичные исследования подтверждают, что упражнения сами по себе могут ПРИЗЫВАТЬ улучшение функции когнитивного контроля.Хотя эффекты в нашем исследовании были временными, они могут отражать процессы, которые полезны для оптимизации функции мозга и тем самым потенциально способствуют пластичности нейронов и организации белого вещества (особенно, если они повторяются с течением времени).

В 2017 году мы опубликовали документ «Влияние интенсивности упражнений на функцию когнитивного контроля во время и после острого бега на беговой дорожке у молодых здоровых взрослых», в котором мы также более подробно обсуждаем результаты.

Итак, есть доказательства, подтверждающие, что аэробные упражнения полезны для функции когнитивного контроля.Как это влияет на баланс между проактивной и реактивной системами, все еще остается открытым вопросом. Моя гипотеза заключается в том, что это будет связано со сдвигом в сторону более активной сигнатуры активации мозга, поскольку это ранее (в том числе в нашем исследовании) было связано с положительными эффектами, обычно связанными с упражнениями в целом (например, меньшее беспокойство, более высокий IQ).

Мы также рассмотрели проактивную (стабильное поддержание постановки задач) и реактивную (адаптивное управление задачами) системы и то, как они меняются после черепно-мозговой травмы, в исследовании «Измененные активации когнитивного контроля после травматической травмы головного мозга от средней до тяжелой. и их связь с тяжестью травмы и повседневной жизнедеятельностью.«

Алекс, огромное спасибо за вашу приверженность этому исследованию и за то, что вы нашли время поделиться этими ценными открытиями со мной и читателями Psychology Today. Очень признателен!

Как перейти от реактивного состояния к активному. — Карл Пуллейн

Подавляющее большинство людей удивляются, когда случаются непредвиденные обстоятельства, нервничают, когда в их утренних письмах приходит неизбежная «проблема», и всегда отстают со своими проектами и задачами.Это почему?

Реактивное состояние — это не нормальное состояние. Это результат нашего постоянного современного образа жизни. Если мы вернемся на сотни тысяч лет назад — когда жизнь была намного проще — когда мы начали день, у нас было две цели. Чтобы найти пищу и выжить. Мы могли не знать, откуда мы возьмем еду, но наше планирование всегда основывалось на нахождении в месте или рядом с ним, где, вероятно, будет еда и вода, а также безопасное место для отдыха. Так мы выжили и преуспели.

Сегодня большинство людей больше не дальновидны. Они стали отсталыми. Всегда ищут оправдания тому, почему они чего-то не сделали, пропустили дедлайн или не смогли достичь вехи или цели. Сегодняшняя разница в том, что если мы не достигнем наших повседневных целей, последствия будут небольшими. Тысячи лет назад, если мы не достигли наших повседневных целей, на кону стояло само наше выживание.

Это реактивное состояние стало человеческим по умолчанию, и все же это не естественное состояние для нас.В нашей чрезмерно сложной жизни мы живем в неестественном состоянии, которое вызывает стресс, болезни и множество несчастий.

Так как же нам вернуться в наше естественное проактивное состояние?

Во-первых, будьте организованы. Это не означает, что нужно перебирать все свои вещи и применять какую-то методологию наведения порядка Кон Мари. Что значит знать, где все находится. Вместо того, чтобы хранить все ваши документы на нескольких дисках и в облачных хранилищах, выберите один, оплатите необходимый объем пространства и создайте систему файловой структуры, которую вы понимаете.Такие простые вещи, как «Работа» и «Личное», всегда будут работать. Чем проще, тем лучше. Затем убедитесь, что у вас есть доступ к этому диску со всех ваших устройств.

Начните пользоваться своим календарем.

Меня поражает, сколько людей неэффективно используют свои календари. Ваш календарь — ваш самый мощный инструмент для управления временем. Вам не нужно тратить деньги на покупку календаря — приложение календаря встроено во все компьютерные операционные системы, будь то Календарь Google, Календарь Apple или Microsoft Outlook.

Ваш календарь подскажет, где вам нужно быть и когда. С кем вы встречаетесь, как долго и когда, и он сообщает вам, когда у вас есть свободное время. Менеджеры списков дел и полнофункциональные приложения для создания заметок никогда не сделают этого за вас. Поэтому, прежде чем делать что-либо еще, сначала исправьте свой календарь.

Когда вы начнете эффективно пользоваться своим календарем, вы начнете двигаться к активной шкале жизни. Все, что вам нужно, — это проводить от десяти до двадцати минут в конце каждого дня, смотреть в свой календарь на завтра и видеть, где вам нужно быть, какие встречи у вас есть и где у вас есть свободное время.В течение этого периода вы можете запланировать время упражнений, время на подготовку к встрече, заблокировать время, чтобы вы могли сосредоточиться на работе, которую нужно выполнить, и получить представление о том, что вы собираетесь делать завтра.

Выполнение этого в конце дня подготовит вас к завтрашнему дню, переведет вас в активное состояние, в котором вы задействуете свое подсознание, чтобы помочь разработать творческие идеи для выполнения своей работы, и снизит стресс, потому что вы знаете, что собираетесь делать. и как вы собираетесь это сделать.

Теперь, когда вы организовали свои дела и используете свой календарь, все, что вы могли бы использовать для поддержания вашей организованности, является бонусом.Не всем нужен менеджер по списку дел или очень сложный цифровой блокнот. Быть в активном состоянии означает знать, что вам нужно делать, когда вы собираетесь это сделать, и быть готовым ко всему, что вам бросят. Это не означает, что у вас очень сложная система организации ваших проектов, дел и заметок. Часто эти сложные системы являются причиной того, что вы находитесь в реактивном состоянии, потому что вы тратите слишком много времени на обслуживание этих систем и недостаточно времени на выполнение фактической работы.

Как только вы узнаете, что вам нужно делать, когда и как вы собираетесь это делать, когда неожиданное действительно обрушивается на вас, вы можете поглотить его в своей системе. В некотором смысле вы становитесь подобны воде. Ни чрезмерной, ни недостаточной реакции на внезапные неожиданные события. Вот что означает активное состояние.

Образ мышления активного человека — это просто готовность к завтрашнему дню, сегодня.

Речь идет о том, чтобы знать, когда вы закончите сегодня, вы закончите знать, откуда будет взята ваша еда, и что там, где вы остановились, безопасно от хищников времени, и если вам не повезло, и хищник времени действительно придет, у вас есть достаточно ресурсов, чтобы справиться с это эффективно.

Так что старайтесь упростить способ организации своей работы, дайте себе десять-пятнадцать минут в конце дня, чтобы спланировать завтрашний день, и убедитесь, что вы эффективно используете свой календарь. Сделайте это, и вы на правильном пути к переходу из реактивного состояния в проактивное.

Спасибо, что прочитали мои рассказы! 😊 Если вам понравилась эта статья, ударьте в ладоши ниже много раз Это будет много значить для меня и поможет другим людям увидеть историю.

Моя цель — помочь 1 миллиону человек к 2020 году жить так, как они хотят.Чтобы помочь людям обрести счастье, стать более организованными и продуктивными, чтобы они могли делать больше важных дел в жизни.

Если вы хотите узнать больше о моей работе и о том, как я могу помочь вам стать лучше организованным и продуктивным, вы можете посетить мой веб-сайт или поздороваться в Twitter, YouTube или Facebook и подписаться на мой еженедельник. информационный бюллетень прямо здесь.

Что такое эмоциональная реактивность и как завершить цикл

Что такое эмоциональная реакция?

Когда мы чувствуем стресс, злость или обиду, мы склонны реагировать импульсивно.Мы находимся в состоянии борьбы или бегства и склонны реагировать эмоционально, то есть остро реагировать. Эта чрезмерная реакция — эмоциональная реактивность.

В этот момент наше восприятие ситуации меняется. Эмоциональный заряд мешает нам увидеть ситуацию такой, какая она есть. Вместо этого мы реагируем. На данный момент прослушивание больше не ведется. Наши эмоции и защиты управляют нашим поведением.

Как снизить эмоциональную реактивность

Начать с активного прослушивания

Замедление и активное слушание необходимы для предотвращения эмоциональной реактивности.Когда мы внимательно слушаем, мы пытаемся принять то, что говорит другой, за чистую монету. Цель состоит в том, чтобы понять сообщение, не позволяя нашим собственным предубеждениям, мыслям и эмоциям встать на пути.

Активное слушание не означает, что нужно отказываться от своих чувств. Если вы чувствуете какие-то эмоции, когда ваш любимый человек говорит, запомните их, но не позволяйте им взорваться.

После активного прослушивания задайте несколько вопросов, чтобы полностью понять позицию вашего партнера.Как только вы четко поймете положение любимого человека, проверьте себя и исследуйте свои чувства и мысли. После этого ваша очередь говорить. Делитесь своими мыслями и эмоциями как можно более непринужденно и спокойно.

Иногда наши эмоции очень сильны, но мы не можем понять их смысл или правильно их сформулировать. Если это так, вернитесь к ним самостоятельно или с терапевтом и исследуйте дальше. Там что-то есть.

При активном слушании мы можем решить основные проблемы с гораздо меньшими конфликтами.

Признание — путь вперед

Как только мы осознаем нашу собственную реактивность и выясняем наши триггеры, мы начинаем осознавать, насколько мы склонны неправильно понимать людей.

Требуется немало самопознания, чтобы раскрыть некоторые из основных триггеров эмоциональной реактивности, но преимущества очевидны: меньше ненужных эмоциональных расстройств, лучшие отношения с вашими близкими и более четкое видение вашего партнера и реальности.

Регулирование эмоций — Закон о балансе

В ту минуту, когда мы пытаемся подавить или оттолкнуть свои чувства, тем быстрее мы чувствуем себя побежденными.Как ни парадоксально это может показаться, лучше прощупывать свои эмоции, впускать их и быть с ними в порядке, чем пытаться их сдерживать. Мы можем сделать это так, чтобы не перегружать наши системы.

Эмоциональное регулирование, способность контролировать нашу реакцию на сильные эмоции, можно изучить и освоить на практике. Терапия и самообследование делают этот процесс более эффективным.

Эмоциональная регуляция часто включает в себя рассеивание нагретых ситуаций за счет отказа от немедленных действий, практики активного слушания и временного отстранения себя от определенных ситуаций.Мы можем изучить стратегии, позволяющие снизить накал ситуации и, возможно, позже снова подойти к ней с хладнокровием.

Поскольку реактивность часто является продуктом самосохранения, она помогает сосредоточиться на чувствах и желаниях другого вовлеченного человека, рассматривая его как другого человека, а не как угрозу. Мы можем спокойно и честно выразить свои чувства словами, а также принять во внимание чувства другого человека, чтобы найти решение.

Многие терапевты включают в этот процесс практику осознанности, чтобы помочь пациентам сосредоточиться на настоящем и восстановить перспективу.При регулярной практике внимательность имеет кумулятивный эффект. Мы становимся лучше и со временем снижаем порог стресса. Это также помогает вернуть наш разум к обработке, а не к реакции.

Эмоциональная реакция — моменты, которые следует запомнить…

  1. Большинство из нас постоянно реагирует. Постарайтесь отложить в сторону свои собственные реакции и эмоции, чтобы по-настоящему услышать, что говорит другой человек.
  2. Мы эмоционально реактивны, когда реагируем импульсивно: мы остро реагируем.
  3. Успокойтесь и внимательно слушайте.
  4. Вы можете научиться приемам смягчения напряженных ситуаций: потренируйтесь прислушиваться к другому человеку, не действовать сразу, или отстранитесь от ситуации.

Семь привычек: будь активным, а не реактивным

Имея в нашем архиве более 3500 статей, мы решили переиздавать классическое произведение каждое воскресенье, чтобы помочь нашим новым читателям открывать для себя одни из лучших вечнозеленых драгоценных камней прошлого. Эта статья была первоначально опубликована в марте 2018 года.

Как и большинство американских мальчиков, летом я играл в бейсбол.И, как бы банально это ни звучало, я извлек несколько важных жизненных уроков из дней, проведенных на бриллианте. То, что запомнилось мне и о котором я часто думаю даже сегодня, — это пословица о том, как выставлять наземные мячи:

Играйте в мяч, прежде чем он сыграет в вас.

Я помню, как мой тренер повторял эту мантру, когда мы выставляли наземных войск. «Играйте в мяч, прежде чем он сыграет в вас! Поиграйте в мяч, прежде чем он сыграет в вас! »

Когда ребенок впервые учится играть наземным мячом, его естественная склонность — стоять на месте, пока мяч не катится к нему.Но бейсбольные мячи делают забавные вещи, когда попадают в траву и грязь. Они меняют направление; они замедляются. Чего они не делают, так это вам в перчатку. Если игрок пассивно ждет, пока мяч придет к нему, девять раз из десяти, он выйдет с пустыми руками.

«Разыграй мяч до того, как он ударит тебя» — это сигнал игрокам атаковать мяч и брать инициативу на себя. Это призыв быть активным, а не реагировать на ваши действия. Хорошие полевые игроки заставляют игры происходить; плохие полевые игроки просто ждут, и пусть мяч определяет ход игры.

После того, как «играй в мяч, прежде чем он сыграет с тобой», я стал лучшим полевым игроком. Всякий раз, когда я атаковал землянина, дела обычно оборачивались лучше, чем когда я просто ждал, пока мяч поднимется на ноги.

Только когда я прочитал 7 навыков высокоэффективных людей Стивена Кови, когда я был первокурсником в старшей школе, я понял, что «играй в мяч, прежде чем он сыграет с тобой», также служит отличным принципом для жизни. .

Будьте активны; Не реагирует

В своей классической книге писатель и бизнесмен Стивен Кови изложил семь привычек, которые, по его мнению, привели к процветанию жизни.Я помню, когда я прочитал это 15-летним ребенком, я был потрясен его пониманием. Я перечитывал книгу в 35 лет, и двадцать лет спустя Кови все еще вдохновляет меня. Поговорим о выносливости.

Мне так понравилось перечитывать книгу, что я решил делать ежемесячную серию статей, обобщая, расширяя и анализируя каждую из семи привычек.

Сегодня мы начнем с первой привычки, которую Кови рассматривает в книге, которая закладывает основу для всех остальных: будьте активны.

Проактивность — это позиция, которую вы занимаетесь по отношению к миру. Это требует, чтобы человек взял на себя ответственность за свою ситуацию (какой бы ужасной она ни был) и проявил инициативу, чтобы исправить ситуацию. Вместо того, чтобы позволять своим условиям и обстоятельствам быть движущей силой их решений, активные люди позволяют своим ценностям определять выбор, который они делают. Проактивные люди действуют, а не подвергаются действию.

Активные люди играют в мяч до того, как он им сыграет.

Даже когда обстоятельства ограничивают выбор, активный человек найдет, где он все еще может проявить свою свободу воли.

Кови использует экзистенциального психиатра Виктора Франкла как высший пример проактивности, даже когда кажется, что вы лишены всей вашей автономии до последней капли. Как еврей, живший в Австрии во время Второй мировой войны, он и его семья были помещены в концентрационные лагеря, где подверглись систематической и душераздирающей жестокости. За исключением него и его сестры, все в семье Франкла либо были казнены непосредственно в газовых камерах, либо в конце концов умерли от суровых условий лагеря.

Но именно в этих ужасных обстоятельствах Франкл испытал озарение, изменившее его жизнь.Несмотря на потерю всех основных свобод, охранники никогда не могли отнять у него одну свободу: как он отреагирует на свои обстоятельства.

Между стимулом и реакцией есть пробел. В этом пространстве наша сила выбирать наш ответ. », — написал Франкл в своей основополагающей книге « В поисках смысла человека ». Ежедневно Франкл сталкивался со смертью, лишениями и жестокостью. Казалось бы, неизбежной реакцией на такие стимулы было бы сдаться и потерять надежду.Но там, в концентрационном лагере, Франкл понял, что стимул и реакция не были связаны вместе. Был пробел. Был выбор.

Франкл, следовательно, выбрал ответ, отличный от ответа по умолчанию. Он выбрал надежду. Он решил помочь своим товарищам по заключению. Он решил не ненавидеть своих похитителей. Он решил найти смысл в своих страданиях.

Жизнь Франкла представляет собой яркий образец того, что значит быть активным человеком.

Реактивные люди воспринимают стимул и реакцию как «спаянные».

Противоположность проактивному человеку — это реактивный человек. Реактивные люди позволяют обстоятельствам и условиям контролировать их. Реактивные люди думают, что стимул и реакция неразрывно связаны. Они не видят разницы между ними и считают, что одно определяет другое. Так что если погода ненастная, то и у реактивного человека будет плохое настроение. Когда реактивный человек получает отрицательную обратную связь, он становится агрессивным и ожесточенным. Когда реактивный человек оказывается на коротком конце палки, он жалуется на нее вместо того, чтобы искать способы получить больше клюшки.

Реактивные люди не действуют; на них действуют.

Реактивные люди позволяют мячу жизни играть в них, а не в мяч.

Круги озабоченности и влияния

Повторное прочтение главы Кови о проактивности осудило меня, потому что это позволило мне увидеть, что мне нужно много поработать, чтобы стать менее реактивным человеком. Интеллектуально я знаю, что дурное настроение, которое я испытываю время от времени, и беспокойство, которое я испытываю изо дня в день, являются результатом того, что я реагирую, а не проактивно по отношению к жизненным вызовам, и тем не менее я все еще обнаруживаю, что прибегаю к реактивному языку всякий раз, когда У меня проблема:

«Я ничего не могу с этим поделать.. . »

«У меня угрюмый характер. Я такой, какой есть. . . »

«Ну, у меня такая проблема, потому что [вставить имя] так бездумно. . . »

Часто я вижу, что стимул и реакция сливаются воедино. Я не осознаю, что у меня есть пространство, чтобы выбрать, как я собираюсь ответить.

Но у Кови есть ментальная модель, которая помогает людям, склонным к реактивности, начать думать и действовать более активно.Это называется Кругами заботы и влияния.

Представьте себе круг, в который вы помещаете все, что вас беспокоит: ваше здоровье, перспективы трудоустройства, дети, финансы и т. Д. Все, что вас беспокоит или не дает уснуть по ночам. Даже мелочи. Это ваш круг забот.

Теперь представьте себе круг внутри этого Круга заботы. Внутри этого круга вы помещаете проблемы, на которые вы частично или полностью влияете. Да, ваше финансовое положение может связать ваш желудок в узлы, но есть вещи, которые вы можете с этим поделать, например, сократить расходы или попросить прибавку к зарплате.Это ваш круг влияния.

Некоторые вещи не попадут в ваш Круг влияния и останутся только в вашем Круге заботы. Вы не можете повлиять на погоду, вы не можете повлиять на свою удачу, вы не можете сказать своему телу, чтобы он не заболел раком, и вы не имеете большого контроля над решениями других людей.

Согласно Кови, то, что отличает активных людей от инициативных, — это круг, в котором они проводят больше всего времени, внимания и энергии. Реактивные люди уделяют больше внимания тем вещам, которые только что входят в их круг заботы — вещам, которых у них мало. или нет контроля над.Результаты этого психологически изнурительны; как замечает Кови, эта «концентрация приводит к обвинению и обвинению в отношении, реактивном языке и усилении чувства виктимизации».

Когда вы сосредотачиваетесь на своем Круге забот, ваш Круг влияния сужается.

Сосредоточение внимания исключительно на Круге Влияния не только заставляет вас чувствовать себя мусором, но и возникающее в результате чувство беспомощности фактически сокращает ваш Круг Влияния. Вы тратите так много энергии и времени, беспокоясь о вещах, которые не можете контролировать, что вы парализованы и не можете действовать в соответствии с тем, что можете.

Активные люди, напротив, уделяют больше времени своему Кругу влияния. Когда вы сосредотачиваетесь на вещах, над которыми контролируете, вы видите, что ваши действия влияют на мир, что дает вам силы. Это чувство расширения возможностей побуждает вас предпринимать больше действий, что заставляет вас чувствовать себя более сильными, что заставляет вас предпринимать больше действий.

Когда вы сосредотачиваетесь на своем Круге влияния, он расширяется.

Сосредоточение внимания на своем Круге влияния создает действенный цикл действий, который не только приводит к положительным изменениям в предметах, изначально находящихся в этом Круге, но и расширяет то, что может быть заключено в него.Чем больше вы совершаете действий, тем больше вы приобретаете компетенцию. А повышенная компетентность позволяет вам оказывать большее влияние на окружающий мир. Вещи, которые раньше были только в вашем Круге заботы, теперь будут добавлены в ваш Круг влияния. Сосредоточение внимания на круге влияния увеличивает круг влияния .

«Круги заботы и влияния» предлагает мощную ментальную модель, поскольку она отражает в простой диаграмме истину, которую философы-стоики писали тысячи лет назад, а когнитивные психологи проверяли в лабораториях и клиниках в течение последних нескольких десятилетий.

Для стоиков жизнь управлялась дихотомией контроля. Есть вещи, которые вы не можете контролировать (Круг забот), и вещи, которые вы частично или полностью контролируете (Круг влияния). Чтобы жить хорошей, спокойной и процветающей жизнью, приверженец-стоик стремится принять реальность первого, сосредотачивая свое внимание на втором.

Современные когнитивные психологи подтвердили то, что проповедовали стоики и доктор Кови. Когда мы сосредотачиваемся на вещах, над которыми не имеем никакого контроля, это заставляет нас нервничать.Небольшой стресс в неопределенное время может стать положительным способом подготовить ваш разум и тело к выступлениям. Но если вы все время переживаете из-за неопределенности, в вашем мозгу начинают происходить не очень хорошие изменения, которые создают порочный круг реактивной тревоги. Хронический стресс может привести к тому, что миндалевидное тело — сигнальная система вашего мозга — станет больше, что, в свою очередь, заставляет вас быть более чувствительными и реагировать на окружающую среду, делая вас более уязвимыми для беспокойства, гнева и страха. Более того, хронический стресс может притупить исполнительную функцию, из-за чего вам сложнее точно определить между реальными и фальшивыми угрозами.В довершение всего, хронический стресс подавляет выработку дофамина, который необходим нашему мозгу, чтобы сохранять мотивацию к действию.

Таким образом, буквально сосредоточение внимания на вашем Круге заботы заставляет его расширяться, а ваш Круг влияния сужаться. Стресс, возникающий из-за того, что вы тратите свою энергию и внимание на свой Круг забот, заставляет ваш мозг видеть больше проблем, чем решений, снижает вашу способность понять, что находится под вашим контролем, а что нет, и снижает мотивацию к действиям. у вас есть влияние.Это замкнутый круг.

Как быть более активным

Как человек, который склонен сосредотачиваться на своем Круге заботы, позвольте мне сказать, что преодолеть эту тенденцию и сосредоточиться на Круге влияния — тяжелая работа. Большая часть этого, вероятно, связана с генетикой. Я немного невротичен и угрюм по натуре. Как и другие люди в моей семье. Мы беспокоимся о том, что часто чувствуем меланхолию и думаем о наихудших сценариях.

Хотя я мало что могу сделать, чтобы изменить темперамент, с которым родился, это не значит, что я не могу контролировать свою реакцию на окружающий меня мир; между стимулами и реакцией все еще есть промежуток.Мне может потребоваться больше усилий, чтобы увидеть этот пробел и проявить инициативу, чем для кого-то менее невротика, но это можно сделать.

Вот несколько вещей, которые помогли мне занять более активную позицию по отношению к жизни:

Выясните, что находится в ваших кругах заботы и влияния. Сядьте и составьте список всего, что вас беспокоит. Мысленно очистите все свои тревоги на бумаге в течение добрых 10 минут. Этот список представляет ваш круг забот.

Сделайте перерыв и вернитесь к своему списку.Один за другим спрашивайте себя: «Имею ли я какое-то влияние на это?» Влияние может быть небольшим. Это может быть «отправка электронного письма с просьбой дать совет по поводу проблемы X». Вы можете не получить ответа, но это действие, которое вы можете предпринять, чтобы повлиять на результат. Если вы можете повлиять на результат чего-либо (хотя бы в незначительной степени), внесите это в свой список Круга влияния. Если у вас возникли проблемы с добавлением элементов в этот список, попросите друга внести свой вклад. Если вы склонны сосредотачиваться на негативе, может быть полезно, чтобы кто-то с более активным взглядом на жизнь показал вам, как вы, или , можете контролировать вещи в вашем кругу заботы.

Мы надеемся, что это упражнение покажет вам, что у вас больше контроля над своей жизнью, чем вы думаете.

Следите за своим языком. Одна вещь, которую Кови предлагает сделать, чтобы занять более активную и менее реактивную позицию по отношению к жизни, — это следить за своим языком на предмет реактивных или проактивных фраз. То, как вы говорите, определяет ваш взгляд на мир. Если большая часть вашего языка реактивна, вы, вероятно, станете более реактивным. Если это будет проактивно, вы будете более проактивными.

Некоторые ответные фразы, на которые следует обратить внимание:

  • Я ничего не могу сделать.
  • Вот такой я.
  • Он меня так злит.
  • Они этого не допустят.
  • Я должен это сделать.
  • Не могу.
  • Я должен.
  • Если только.

Каждый раз, когда вы ловите себя на одной из этих реактивных фраз, замените ее на проактивную:

  • Давайте посмотрим на наши альтернативы.
  • Я могу выбрать другой подход.
  • Я контролирую свою реакцию на это.
  • Выбираю.
  • Я предпочитаю.
  • Я буду.

Кови предлагает здесь форму когнитивно-поведенческой терапии. Эта конкретная практика похожа на упражнение по изменению вашего «объяснительного стиля», о котором мы писали в нашей серии статей об устойчивости. Это требует некоторой работы, но изменение слов помогает изменить ваше мышление.

Примите меры (какими бы маленькими они ни были). Хотя изменение мышления и языка помогает, самое действенное, что вы можете сделать, чтобы принять более активную позу, — это просто принять меры.Когда вы начнете действовать, вы начнете показывать себе, что можете влиять на мир, что запускает благотворный цикл проактивности.

Посмотрите на свой круг влияния. Что вы можете предпринять, чтобы переместить один из его элементов в положительном направлении? Ваши действия не должны быть масштабными. На самом деле они не должны быть большими. Всякий раз, когда вы сталкиваетесь с проблемой, разбейте ее на мельчайшие возможные части и решайте каждую часть одну за другой. Это делает проблему менее сложной и более конкретной.

Вот некоторые вещи, которые у меня сработали. Может, они тебе тоже подойдут.

Сыграйте мячом до того, как он ударит вас.

Закон; не подлежат никаким действиям.

Будьте активны; не реактивный.

Обязательно послушайте мой подкаст с сыном Стивена о знаменитых принципах его отца:

Прочтите всю серию

  1. Будьте активны, а не реагируйте
  2. Начинайте с конца
  3. Сначала сначала
  4. Think Win / Win
  5. Стремитесь сначала понять, а затем быть понятым
  6. Синергия (за гранью модного слова)
  7. Заточите пилу

_____________________________________________________________

Концепции и цифры из 7 высокоэффективных навыков Люди

Как перестать быть таким эмоционально реактивным

Становятся ли ваши межличностные отношения трудными из-за того, что вы обнаруживаете, что проявляете такую ​​обидчивость и принимаете вещи на свой счет? Считают ли вас, что вы чрезмерно реагируете на малейшие вещи, оставляя вас в замешательстве, расстроенным и одиноким?

Подобные ситуации могут повторяться и закручиваться по спирали, и вы можете в конечном итоге почувствовать себя пойманным в ловушку собственных реакций.Если это находит отклик и вы готовы задуматься о том, что с вами продолжает происходить, возможно, вам стоит посмотреть, почему вы так эмоционально реагируете.

  • Вас оскорбляет малейшая мелочь.
  • Ваша реакция часто несоразмерна ситуации.
  • Вы часто срываетесь в облаке самоуверенности, когда все идет не совсем по плану.
  • Вы верите, что обстоятельства ВЫЗВИЛИ вашу реакцию, заставив вас чувствовать себя пораженными жизненными бурями.
  • Люди находят вас колючим, и вам трудно находиться рядом.
  • Вы можете защищаться и обижаться, если чувствуете, что кто-то критиковал вас.
  • Ярость может поглотить вас в кратчайшие сроки и при малейшей провокации.
  • У ваших вспышек может быть своя тема, но вы не знаете, что это такое.
  • Вы можете почувствовать бессилие, не проявляя особой свободы воли.

Несколько советов, которые помогут вам меньше реагировать

Думайте об ответе, а не об ответе

Это может включать переосмысление того, как вы воспринимаете жизнь.Скажите себе, что вы не стали жертвой обстоятельств и можете выбирать, как реагировать, когда дела идут не так, как нужно.

Сделай вдох

Купите себе миллисекунду времени, прежде чем среагировать. Когда вы чувствуете, что вот-вот взорветесь или рассердитесь на ситуацию, сделайте глубокий вдох и подумайте, что же здесь происходит на самом деле. Это ситуация или какая-то динамика внутри ситуации давит на старую рану?

Узнайте свои триггеры

Это может занять некоторое время, чтобы понять, что вас действительно раздражает, но это может помочь вам стать менее реактивным.В течение определенного периода времени стремитесь развить часть себя, которая «наблюдает» за тем, что вы думаете, чувствуете и делаете. Вместо того, чтобы позволять себе реагировать, замечайте каждый раз, когда вы собирались отреагировать, и записывайте это. Когда ситуация утихнет, оглянитесь на свои реакции и постарайтесь понять лежащую в основе эмоцию, которая может вас вызывать. В следующий раз, когда вы почувствуете, что вот-вот отреагируете, вы сможете распознать, что это такое: всего лишь триггер.

Пополните свою энергию

Ощущение истощения и истощения может сделать вас более реактивным, чем обычно, потому что у вас меньше запасов энергии.Включите в свою неделю занятия, которые скорее восполнят, чем истощат вас. Это может включать статические, успокаивающие вещи, такие как медитация или внимательность; динамические занятия, такие как упражнения и фитнес; и творческие занятия, такие как письмо, рисование, раскрашивание, кулинария или садоводство. Или это может просто означать, что нужно потратить немного времени, чтобы проверить себя и посмотреть, как вы себя чувствуете, чтобы вы могли почувствовать себя более заземленным и настроенным на себя.

Перефразируйте свой сценарий

Вместо того, чтобы обвинять других людей, говоря такие вещи, как «ты рассердил меня, когда ты забыл позвонить мне», попробуйте признать свои чувства и взять на себя ответственность за них.Попробуйте вместо этого сказать: «Когда вы не позвонили мне в то время, когда мы договорились, я начал чувствовать, что меня забывают и забывают. Я бы хотел, чтобы вы написали мне, если не можете позвонить в то время, о котором мы говорили. То, как вы общаетесь, может радикально повлиять на вашу реактивность.

Поговорите с терапевтом

Если ваша реактивность вызывает серьезные проблемы, возможно, поможет проработать их с профессионалом. Психотерапевты могут помочь вам определить поведение, которое вам больше не помогает. Они также могут помочь вам начать вносить изменения, чтобы вы стали менее слугой своего настроения и научились бы инструментам, чтобы справиться с ними.

Чтобы записаться на прием к одному из наших терапевтов, позвоните по телефону 020 8673 4545 или по электронной почте [email protected] . У нас есть сеансы, доступные семь дней в неделю в центрах Клэпхэма и Тутинга .

Карен Демпси

Проработав 20 лет в печатной и онлайн-издательской сфере, а также получив степень магистра в области творческого письма, Карен Демпси работала журналистом, редактором и копирайтером, а также руководила большими редакционными группами. Она квалифицированный, аккредитованный и практикующий психотерапевт со степенью магистра / дипломом в области трансперсонального интегративного консультирования и психотерапии.

Реактивное и восприимчивое состояние … — Обсуждение аутизма

Реактивное и восприимчивое состояние ума

Дэниел Сейгель в своей книге «Полномозговое дитя» говорит о том, когда ребенок насторожен, защищается, или сердитые, они находятся в реактивном состоянии ума. Они все интерпретируют отрицательно и не восприимчивы к положительному. В пылу настроения не время объяснять ребенку, ругать или советовать ему. Они должны реагировать (эмоции), чтобы смотреть на вещи рационально.Они действуют своим «эмоциональным мозгом», а не своим «мыслящим, рассуждающим мозгом». Некоторые дети большую часть времени находятся в «настороженном», реактивном состоянии ума. Из-за биологической природы или прошлого опыта они не чувствуют себя в безопасности, находятся в состоянии «повышенной готовности» и всегда ищут негативное. Они ходят по жизни в очках с фильтром, ищут и интерпретируют вещи в негативном свете. Обычно у этих детей низкая самооценка, и они склонны «искать» отрицательные намерения у других.

Я часто наблюдаю это у детей с аутизмом. Не обязательно в негативизме (хотя в некоторых — да), но в том, чтобы быть эмоционально «реактивным» и, реже, в «восприимчивом» состоянии ума. Ребенок с аутизмом часто будет «волноваться», когда что-то идет не так, как он ожидает, и рассматривать каждое маленькое изменение как угрозу своему существованию. Неуверенность сводит их с ума. Им нужна предсказуемость, и они должны контролировать все, что они делают, чтобы поддерживать эту предсказуемость. Они «настороже» и встревожены, и быстро паникуют, когда дела идут не по плану.Они быстро реагируют со стороны своей «эмоциональной» части мозга при небольшом посредничестве «думающего» мозга. Исследования показали, что люди с аутизмом имеют более высокий уровень «стрессовых» (тревожных) химических веществ в нервной системе, даже в состоянии покоя. Эти высокие уровни стрессовых химикатов заставляют нервничать «в состоянии повышенной готовности» к угрозе! Когда они проявляют повышенную бдительность в отношении «угрозы», они будут искать негативное и быть готовыми быстро отреагировать, чтобы оставаться в безопасности (реактивное состояние ума).Они будут реагировать быстро и интенсивно, часто чрезмерно реагируя на конфликт.

Это гиперреактивное состояние является естественным, учитывая трудности с сенсорной обработкой и социальной обработкой, которые испытывают люди в спектре аутизма. Из-за сенсорной бомбардировки и перегрузки, которая делает их нервную систему уязвимой для оскорблений, и постоянных трудностей в понимании и взаимодействии с другими, их нервные системы находятся в состоянии «повышенной готовности» и готовы реагировать, чтобы оставаться в безопасности. Эта повышенная бдительность — это инстинктивный механизм в мозгу, который должен быть «начеку», когда приближается возможная угроза.Мозг готов «драться или бежать» в любой момент. Когда возможно сенсорное оскорбление и социальный дискурс часто присутствуют, тогда нервная система становится обусловленной, чтобы большую часть времени находиться в «реактивном» режиме.

Что делать.

1. Знайте «душевное состояние» вашего ребенка. Какой он, когда «восприимчивый», и какой он, когда «реактивный». Когда он находится в оборонительном, «реактивном» состоянии, тогда не время «командовать и требовать». Он только нажмет его кнопку «паники».Сейчас не время говорить ему «что и почему», потому что он невосприимчив к слушанию. Перед тем, как начать переговоры, прислушайтесь к его мнению и оцените его чувства. Старайтесь не рассуждать с ним на словах, не убеждать его в том, что он неправ, или что ему следует поступать иначе. Подождите, пока ребенок будет спокоен и готов к сотрудничеству.

Большая часть вспышек гнева у детей возникает, когда взрослые пытаются игнорировать этот принцип и пытаются «требовать и направлять», ругать или советовать ребенку, когда он находится в эмоциональном смятении.Как утверждает доктор Росс Грин, «большинство проблем исходит не только от жесткого и негибкого ребенка; это происходит, когда жесткий / негибкий ребенок встречает жесткого / негибкого взрослого ». Мы должны быть гибкими, чтобы привести ребенка в гибкое (восприимчивое) состояние.

2. Важно помочь ребенку чувствовать себя «безопасным, принятым и компетентным» в течение дня, чтобы его нервная система стала менее оборонительной и более восприимчивой. Помогите ребенку обрести восприимчивое состояние ума и удерживайте его в нем. Все стратегии в нашем наборе инструментов на этой странице сосредоточены на переводе ребенка из оборонительного / реактивного режима в безопасное и восприимчивое состояние.Поймите и уважайте зоны комфорта ребенка и помогите ему почувствовать себя компетентным, растягивая эти зоны комфорта.

3. В пылу мгновения, когда налетают эмоции, реагируйте сначала на «чувства», а затем на поведение. Когда ребенок расстроен, не пытайтесь ругать, советовать, требовать или «учить», когда он эмоциональный. Как мы уже обсуждали ранее, сначала признайте и подтвердите чувства, стоящие за поведением, прежде чем заниматься этим поведением. Вам не нужно соглашаться с поведением, просто подтвердите чувства, стоящие за этим поведением.Как только эмоции утихнут, начинайте сотрудничать. Конечно, если поведение опасно, вы должны заблокировать и прервать его, но затем сосредоточиться на борьбе с чувствами, прежде чем обсуждать, как бороться с поведением. Ребенок не находится в состоянии «восприимчивости» к когнитивным рассуждениям о том, что ему следовало сделать или насколько он плохой.

4. Первые шаги вмешательства должны состоять в том, чтобы сначала защитить (прервать и защитить), а затем помочь ребенку почувствовать себя «в безопасности». Как только вы признаете и подтвердите его чувства, убедите его, что он в безопасности.Только после успокоения и восприимчивости включите «думающую» часть его мозга!

5. Как перевести ребенка из «реактивного» в «восприимчивый»? Сначала настройтесь на то, где ребенок находится в данный момент. Он действует из своего «эмоционального» мозга, поэтому нам нужно настроиться на это состояние во всем, что помогает его успокоить. Это может быть прикосновение с глубоким давлением, мягкое жестикание, совместное покачивание, подарить ему любимое животное или просто оставить его одного, пока эмоции не утихнут. Настройтесь на то, где он находится, и двигайтесь только тогда, когда эмоции утихнут, и он почувствует себя «в безопасности и принят».Когда он начнет приходить в себя и станет более восприимчивым, вы сможете обсудить этот эпизод. У некоторых детей это может быть на 30 минут позже, а на несколько часов позже. Никогда не ругайте его за то, что он расстроен. Вы можете обсудить его поведение, но всегда подтверждайте, что он чувствует. «Я могу понять, как Джонни, забрав твою игрушку, разозлит тебя; но ты не можешь ударить его, когда злишься. Давай посмотрим, что еще можно сделать, чтобы вернуть игрушку ».

6. Помните, что когда вы забываете и сразу переходите в режим «воспитания» (директивы), когда вы видите, что ребенок «упирается в пятки», вы, вероятно, игнорируете «эмоциональный мозг» и пытаетесь справиться с его «мышлением». головной мозг.«Сделайте резервную копию и начните с того места, где он находится.

Естественное спокойствие для реактивного ума

Что такое реактивный ум?

Evolution подарила нашему телу сложные средства наблюдения, мало чем отличающиеся от сложной домашней системы сигнализации. Он расположен в нижней, более примитивной части мозга, которую мы в NMH называем «реактивным мозгом».

Под поверхностью осознания мы постоянно сканируем окружающую среду на предмет потенциальных опасностей. В напряженных ситуациях эта система переходит в состояние повышенной готовности, и все наши чувства обостряются.Когда мы чувствуем себя в безопасности, система перестает работать, и наблюдение отходит на второй план.

Однако, если эта область становится чрезмерно активной, вы всегда находитесь в состоянии повышенной готовности и ищете угрозы повсюду. Вам может казаться, что вы никогда не сможете ослабить бдительность или расслабиться, что быстро утомляет. Или вы можете так сильно реагировать на вещи, которые кажутся вам угрожающими (даже если они на самом деле таковыми не являются), что испытываете настоящую панику. Чтобы избежать этого панического чувства, вы можете начать избегать вещей, развивая фобии, которые только уменьшают ваш мир.

Если вы испытываете эти реактивные симптомы, не думайте, что вы виноваты в неспособности контролировать свои эмоции. Как только он срабатывает, паническая реакция настолько сильно проникает в тело, что всегда побеждает вашу силу воли и пытается заставить его замолчать. Вместо этого вам нужно будет научиться уменьшать интенсивность вашей системы наблюдения и помнить, как отличать то, что действительно угрожает, от того, что не является угрозой. Этот курс наполнен методами, которые помогут вам в этом.


Как может вспыхнуть реактивный ум и что он чувствует

В отличие от взволнованного ума, для которого характерно слишком много размышлений, реактивный ум думает недостаточно. Когда вы испытываете реактивный ум, вы воспринимаете и реагируете, не обдумывая вещи. Система реагирования на угрозы не контролируется более аргументированным, более высоким уровнем мыслящего мозга. Вы застреваете в режиме «сражайся или беги» и должны найти способ снова его выключить.


Роль стрессовой реакции

Реакция на стресс — это нормальная реакция на ощущение угрозы.Чувствуя опасность, мозг активирует надпочечники, которые затем готовят вас к действию («бей или беги»). Само по себе это неплохо. Фактически, исследования показывают, что кратковременный стресс может быть даже полезен для нас.

Однако, если вы склонны к тревоге, реакция на стресс действует как ускоритель, подливая масла в огонь в вашем уме. Это верно для каждого из трех подтипов, но особенно верно для реактивного типа. Поэтому, хотя успокоить ум важно, этого часто недостаточно, чтобы вернуть реактивный ум в равновесие.Вы также должны принять меры, чтобы обуздать стрессовую реакцию и, в конечном итоге, устранить источники вашего стресса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *