Rw кровь что это: что это такое. Расшифровка анализа RW. Где сдать кровь на RW в Москве?

Содержание

ИНФЕКЦИИ, ПЕРЕДАЮЩИЕСЯ ПОЛОВЫМ ПУТЕМ


Сифилис

RW анализ крови представляет особую категорию специфических медицинских анализов. Это исследование имеет еще одно название — реакция Вассермана. Методика позволяет выявить в крови маркеры сифилиса, а также выяснить, когда произошло заражение. На сегодня RW анализ является единственным способом диагностики сифилиса в латентной форме. По нему также определяется эффективность лечения в динамике.

Сифилис представляет собой хроническое венерическое заболевание, передающееся половым путем. Как правило, его симптоматика ярко выражена язвенными поражениями кожных и слизистых покровов. При своевременной диагностике маркеров вируса он поддается лечению с помощью специальных и общеукрепляющих иммуномодулирующих препаратов.

Достоверность анализа крови на RW имеет особое значение. По его результатам врач назначает программу лечения, эффективность которой напрямую влияет на качество жизни пациента.

RW анализ крови обнаруживает главный возбудитель заболевания — бледную трепонему, а также антитела, продуцируемые иммунной системой человека. Их наличие свидетельствует об ответной реакции иммунитета на вирус, а значит — о факте заболевания.

Анализ на половую инфекцию такого рода обязательно проходят медицинские работники, сотрудники косметологических кабинетов, а также те, чья профессиональная деятельность связана с пищевыми продуктами. Основными показаниями к проведению теста являются планирование беременности, сомнительные половые контакты, подготовка к операции, донорство.

Материалом для исследования реакции Вассермана является кровь, взятая из локтевой вены. В нашей лаборатории сдать анализ крови на RW можно быстро и безболезненно. Диагностика проводится в течение одного рабочего дня. Результаты исследований можно получить в нашем офисе или на сайте

Гонорея


Сдать анализы на гонорею

предлагает сеть лабораторий КДЦ «Лаборатория Здоровья». У нас работают специалисты высокого уровня подготовки и большого практического опыта. Установлено современное оборудование для проведения точной лабораторной диагностики.

Neisseria gonorrhoeae — возбудитель венерического заболевания, передается преимущественно половым путем. Возможно также инфицирование ребенка при прохождении родовых путей матери.

Болезнь, как правило, протекает локализовано. Поэтому различают гонорею нескольких видов:

  • урогенитальную (поражены мочеполовые органы),
  • экстрагенитальную (прямая кишка, глотка, глаза),
  • метастатическая (осложнение первых двух видов.

Инкубационный период: 1 день — несколько недель.

Сдать анализы на Neisseria gonorrhoeae нужно в следующих случаях:

  • симптомы воспалительных процессов в урогенитальном тракте,
  • незащищенный половой акт,
  • нужно получить подтверждение после мазка на микроскопию,
  • необходимо выделить культуру и установить ее чувствительность к антибактериальным препаратам.

Сдать анализ на гонорею также нужно для контроля лечения.

Чтобы определить культуру, проводят бактериологический посев. На питательную среду помещают биологический материал — отделяемое, полученное в результате мазка из мочеиспускательного или цервикального канала (женщины).

Анализы на гонорею нужно сдать до начала терапии антибиотиками. Повторяют исследования не ранее, чем через две недели после лечения, чтобы установить отсутствие возбудителя гонореи.

Данный микроорганизм — абсолютный патоген. Поэтому его выявление прямо указывает на инфекционный процесс.

В КДЦ «Лаборатория Здоровья» Вы можете сдать практически любой анализ крови, пройти исследование иных биоматериалов и получить результаты в короткие сроки. Напоминаем, что данные необходимо предоставить специалисту для точной диагностики и назначения адекватного лечения

Трихомониаз

Сдать анализ на трихомониаз предлагает лаборатория КДЦ «Лаборатория Здоровья». У нас Вы можете пройти комплексное исследование или выбрать один из тестов.

Для диагностики трихомониаза мы применяем технологию ПЦР. Она заключается в определении генетического фрагмента в биологическом материале: соскобах эпителиальных клеток из мочеиспускательного и цервикального каналов, мазков из влагалища, сперме, секрете простаты, моче. Метод используют для определения хронического, стертого, вялотекущего трихомониаза. Анализы для исследования ПЦР нужно сдать в следующих случаях:

  • определение причины хронической урогенитальной инфекции,
  • воспаление мочеполовых органов,
  • беременность,
  • простатит, везикулит,
  • цистит, эндометрит,
  • бесплодие,
  • зуд наружных половых органов,
  • сильные влагалищные выделения у женщин, скудные белесые или серые пенистые выделения из уретры у мужчин,
  • кровь в сперме,
  • дифференцированная диагностика урогенитальных заболеваний,
  • профилактические анализы.

В КДЦ «Лаборатория Здоровья» также можно сдать серологический анализ на трихомониаз. Исследование заключается в определении специфических антител к антигенам возбудителя. Иммуноглобулины класса G указывает на текущий или перенесенный трихомониаз. Сдать анализ крови нужно в комплексе с ПЦР тестом или микробиологическим исследованием.

Предлагаем сдать анализы на трихомониаз по удобному для Вас адресу. Расположение наших лабораторий смотрите на странице «Контакты».

Результаты исследований мы предоставляем несколькими способами: с курьером, лично, по электронной почте. Данные нужно показать специалисту. Если получен положительный результат, врач назначает лечение в соответствии с показаниями

Урогенитальный хламидиоз


Урогенитальный хламидиоз относится к наиболее распространенным заболеваниям, передающимся половым путем. Возбудитель — хламидии Chlamydia trachomatis. Поражают главным образом мочеполовую систему, вызывают негонококковый уретрит. Симптомы появляются при подавлении иммунитета. Признаки неспецифические: боли при мочеиспускании, изменение характера выделений.

Для выявления или исключения Chlamydia trachomatis нужно сдать анализы. Лабораторная диагностика урогенитального хламидиоза в лаборатории КДЦ «Лаборатория Здоровья» включает серологические исследования. Они заключаются в определении специфических иммуноглобулинов. По их концентрации можно определить стадию и особенности течения заболевания.

Непрямые лабораторные исследования включают диагностику антител трех классов: M, G, A. Сначала в организме вырабатываются IgM, указывающие на первичное заражение, после — G и A. При повторном развитии заболевания быстро увеличивается концентрация антител G и А, очень низким уровнем иммуноглобулинов M. В случае хронического урогенитального хламидиоза количество G и A постоянное в течение длительного времени.

Для оценки динамики титров специалисты рассматривают парные образцы. Для диагностики урогенитального хламидиоза забирают анализ крови для качественного и количественного тестов с интервалом до трех недель. Выводы делают, сравнивая результаты.

При диагностике урогенитального хламидиоза специалисты также используют прямые методы. ПЦР заключается в определении уникального генетического фрагмента возбудителя заболевания. Для теста можно использовать разные биологические материалы. Высокие показатели специфичности и чувствительности увеличивают точность диагностики

Микоплазмоз и уреаплазмоз


Мико- и уреаплазма — условно-патогенные микроорганизмы одного семейства. При ослаблении местного и общего иммунитета вызывают развитие ассоциированных с данными возбудителями заболеваний:

  • уретрита, простатита — у мужчин,
  • сальпингита, оофорита, эндометрита и других — у женщин.

Сдать анализы на микоплазмоз и уреаплазмоз нужно в следующих случаях:

  • симптомы воспалительного процесса в урогенитальном тракте,
  • бесплодие, угроза прерывания беременности, привычное невынашивание, патологии плаценты, внутриутробное инфицирование плода,
  • определение чувствительности к антибиотикам (специальные анализы — в нашей таблице Вы можете выбрать комплексное исследование для диагностики микоплазмоза и уреаплазмоза),
  • контроль эффективности лечения.

У нас Вы можете сдать анализы на микоплазмоз и уреаплазмоз, проводимые с использованием следующих лабораторных методик:

  • бактериологический посев — культивирование микроорганизмов на питательных средах — высокоточное исследование соскоба из урогенитального тракта, требует достаточно длительного времени для получения результата,
  • ПЦР — обнаружение ДНК микроорганизмов в биоматериале, преимущества: высокие показатели чувствительности и специфичности, возможность выделения некультивируемых форм, быстрое проведение, возможность использования разных биоматериалов,
  • анализ крови на иммуноглобулины – антитела, указывающие на ослабление гуморального иммунитета и инфекционное поражение слизистых оболочек или хроническое течение заболеваний.

При подозрении на микоплазмоз и уреаплазмоз сдать анализы нужно женщине и мужчине. Только совместное лечение партнеров дает результат.

Приглашаем сдать комплекс анализов на микоплазмоз и уреаплазмоз в одной из лабораторий сети КДЦ «Лаборатория Здоровья». Мы работаем с современными тест-системами, доказавшими высокую точность

Кандидоз


Кандидоз — грибковое заболевание, развивающееся из-за увеличения концентрации условно-патогенных микроорганизмов рода Кандида (Candida albicans). Грибы составляют малую часть микрофлоры полости рта, влагалища и толстого кишечника. Обычно кандидоз развивается на фоне ослабления иммунной системы, вызванного гормональными нарушениями, сахарным диабетом, продолжительным приемом антибактериальных препаратов, хроническими заболеваниями.

Специалисты рекомендуют сдать анализ на кандидоз при появлении определенных симптомов, которые зависят от очага инфицирования:

  • полости рта — дрожжевой стоматит;
  • кожи — дрожжевая эрозия; гиперемия, пузырьки,
  • вульвы и слизистой оболочки влагалища — кандидозный вульвовагинит; мелкие красные пятна, творожистые выделения, боли при мочеиспускании и половых актах.

Общие признаки: зуд, жжение, отек, белый налет.

При появлении одного или нескольких симптомов больным нужно сдать анализы на кандидоз. Тесты помогут уточнить диагноз и подобрать адекватное лечение. Интерпретируют результаты только врачи.

В КДЦ «Лаборатория Здоровья» Вы можете сдать анализы для проведения исследований, перечисленных в таблице. Пробы помогают точно подтвердить или исключить заболевание. Для обследования берут мазок или анализ крови, если задача состоит в выделении специфических антител. IgG образуются в течение двух недель после развития заболевания. Пик наступает через 2-4 месяца. Иммуноглобулины сохраняются в организме до пяти лет. Сдавать этот анализ на кандидоз нужно несколько раз для динамического наблюдения

Скрининговое тестирование на ИППП

Где сдать анализы на ИППП?

Где сдать анализы на ИППП? Если Вас интересует этот вопрос, обратитесь в любую лабораторию сети КДЦ «Лаборатория Здоровья». Во всех медицинских офисах проводятся исследования на инфекции, передающиеся половых путем. Вы можете пройти несколько отдельных тестов или записаться на комплексное обследование.

Показания к исследованиям на половые инфекции — боль при мочеиспускании и сексуальных контактах, высыпания, выделения с неприятным запахом, зуд и жжение половых органов. При подозрениях на ИППП сдать анализы должны оба партнера, даже если у одного из них нет симптомов. Некоторые заболевания могут долгое время протекать без внешних проявлений.

Сдать анализы на также ИППП рекомендуется:

  • через 2-3 недели после незащищенного сексуального контакта,
  • при планировании беременности,
  • в первом триместре,
  • для оценки эффективности лечения половых инфекций,
  • при подготовке к хирургическому вмешательству на мочеполовых органов.

Некоторые гинекологические исследования, например, гистеросальпингоскопия, требуют микробиологической чистоты влагалища. Перед обследованием нужно сдать комплекс на 12 инфекций, чтобы исключить противопоказания.

В наших лабораториях выполняются следующие анализы на инфекции:

  • ПЦР,
  • микроскопия мазка,
  • ИФА,
  • бакпосев.

При наличии симптомов ИППП рекомендуется сдать иммуноферментный анализ крови или пройти ПЦР-тест. Эти методы позволяют с высокой точностью определить возбудителя и подобрать оптимальное лечение. По окончании терапии ПЦР может показать ложноположительный результат. Для оценки эффективности лечения обычно проводятся мазок или бактериологический посев.

В КДЦ «Лаборатория Здоровья» анализы на ИППП можно сдать анонимно. Результаты исследований Вы получите по электронной почте. Каждому клиенту мы гарантируем конфиденциальность и сохранение врачебной тайны

Сдать АТ Treponema pallidum (RW (сифилис), суммарные, кровь анализ во Владимире

Описание

Диагностика инфекционных заболеваний (ИФА) — АТ Treponema pallidum (RW), суммарные, кровь

Сроки исполнения: 2 рабочих дня*.
Биоматериал: кровь.

Описание:

Возможность выполнения срочного исследования: ДА, за 1 сутки
Подготовка к исследованию: специальной подготовки не требуется
Справка: Определение антител к Treponema pallidum — скрининговый метод диагностики сифилиса, посредством определения реагинов (неспецифических антител класса IgM и IgG, образующихся против антигенов Treponema pallidum, и аутоантигенов, образовавшихся при повреждении клеток больного сифилисом) с помощью иммуноферментного анализа (ИФА). Из существующих серологических методов диагностики сифилиса метод ИФА является наиболее чувствительным и специфичным методом.
Сифилис — инфекционное заболевание, вызываемое бледной трепонемой (Treponema pallidum) передающееся чаще всего либо половым путем (поэтому сифилис и относят к группе классических венерических болезней), либо вертикальным путем, то есть от матери к ребенку во время беременности или при родах. Сифилис, если его не лечить, протекает в несколько периодов, с ремиссиями и обострениями, при которых во всех органах и тканях организма образуются очаги воспаления.
В ответ на внедрение в организм цитомегаловируса (ЦМВ) развивается иммунная перестройка организма. При данной инфекции имеет место нестерильный иммунитет (то есть не наблюдается полной элиминации вируса). Иммунитет при цитомегаловирусной инфекции (ЦМВ) нестойкий, медленный. Возможна реинфекция экзогенным вирусом или реактивация латентной инфекции. Вследствие длительной персистенции в организме вирус действует на все звенья иммунной системы больного. Защитная реакция организма проявляется, прежде всего, в виде образования специфических антител классов IgM и IgG к ЦМВ.
ЦМВ-инфекция характеризуется разнообразием клинических проявлений, но при полноценном иммунитете протекает клинически бессимптомно. Инкубационный период колеблется от 15 дней до 3 месяцев. В редких случаях развивается картина инфекционного мононуклеоза (около 10% всех случаев инфекционного мононуклеоза), клинически не отличимого от мононуклеоза, вызванного вирусом Эпштейн-Барра (вирус герпеса человека 4 типа). Репликация вируса происходит в тканях ретикуло-эндотелиальной системы, эпителии урогенитального тракта, печени, слизистой дыхательных путей и пищеварительного тракта. При снижении иммунитета ЦМВ представляет серьезную угрозу, так как заболевание может затрагивать любой орган. Возможно развитие гепатита, пневмонии, гастрита, колита, диффузной энцефалопатии, лейкопении. Заболевание может заканчиваться летальным исходом. Диагностика ЦМВ основана на выявлении специфических антител классов IgM и IgG, а также на выявлении самого вируса методом ПЦР (полимеразной цепной реакции).
Инкубационный период, продолжительностью в 3—4 недели, длится с момента попадания в организм больного бледной трепонемы, то есть с момента заражения, до образования твердого шанкра. Длительность инкубационного периода может быть больше и меньше среднего значения: разброс составляет от 10 до 80 дней. Больной в это время уже представляет опасность для окружающих, он заразен, хотя может и сам пока не знать о своем заболевании. Первичный период сифилиса характеризуется появлением на месте внедрения бледных трепонем твердого шанкра или первичной сифиломы. Вторичный период сифилиса, начинающийся через 9—10 недель после заражения, может продолжаться от 3 до 5 лет. В это время у больного происходят сильные изменения в организме, особенно это касается кожных покровов, слизистых оболочек, центральной нервной системы, а также практически всех внутренних органов. Третичный период сифилиса, характеризующийся необратимыми изменениями в организме больного, развивается примерно у половины нелеченных больных через несколько лет после заражения. Исход третичного периода может быть летальным. Как правило, первые заметные признаки сифилиса проявляются вскоре после заражения, такое течение болезни считается обычным и наблюдается почти в 90% случаев. Остальные 10% случаев сифилиса протекают атипично — тогда первые признаки сифилиса могут проявиться через значительное время, иногда через десятки лет после инфицирования. Сифилис иногда называют «обезьяной всех болезней», потому что его симптомы могут быть похожи на симптомы множества других заболеваний, начиная со стоматита и заканчивая раком.
Показания к назначению: первичное обследование на сифилис, медицинские осмотры, обследование доноров, оценка серологической активности сифилиса, контроль эффективности лечения.
Единицы измерения: тест качественный, ответ выдается в терминах «положительно» или «отрицательно».
Нормальные показатели: в норме АТ к Treponema pallidum в крови не определяются.
Интерпретация результатов:
Данный метод позволяет определять суммарные антитела классов IgM и IgG к бледной трепонеме, что позволяет диагностировать как раннюю, так и прошедшую инфекцию. Антитела класса IgM к Treponema pallidum появляются в сыворотке крови, начиная со 2-4 недели после инфицирования. В случае успешного лечения титр антител IgM снижается до неопределяемых значений. Антитела класса IgG выявляются обычно на 4-й недели после заражения и могут сохраняться годами (или пожизненно) после выздоровления. В случае положительной реакции на АТ к бледной трепонеме проводят подтверждающий тест, поскольку не исключена возможность получения ложноположительной пробы, так как метод не является строго специфичным. Положительная реакция может возникнуть при аутоиммунных заболеваниях (системная красная волчанка, склеродермия), при различных вирусных и бактериальных инфекциях (корь, ветряная оспа, хламидиоз, туберкулез), при беременности.
Положительный результат теста:
сифилис в разных клинических стадиях;
у пациентов, прошедших курс лечения, может сохраняться положительный результат («серологический шрам»).
Отрицательный результат теста:
отсутствие инфицирования;
ранний первичный сифилис.

Антитела к ВИЧ 1,2 типа (методом ИФА)

Анализ крови по форме 50 направлен на выявление специальных антител в организме человека, необходимых для диагностики вируса иммунодефицита человека (ВИЧ). Процедура позволяет определить протекающие в организме патологические процессы, определить перенесенные в прошлом или развивающиеся в настоящее время инфекции. Нередко анализ крови на выявление антител позволяет определить бактерии или вирусы, которые невозможно установить другими методами. Его проводят следующими способами:

  • Анализ полимеразной цепной реакции (ПЦР) — наиболее достоверный способ, позволяющий обнаружить вирус уже через 3 недели после произошедшего инфицирования.
  • Стандартный анализ (ИФА) — может показать результат через 1,5-3 месяца после произошедшего инфицирования.

В Едином медицинском центре выполняется исследование методом ИФА.

Где можно сдать анализ крови на антитела в Спб?

Единый медицинский центр предлагает сделать анализ формы 50 без очередей и по достаточно низкой цене. Наличие на базе центра собственной лаборатории позволяет специалистам быстро проводить исследование, предоставляя пациентам результаты анализа крови на вирусы антител в кратчайшие сроки.

Когда нужно сдавать анализ крови на антитела по форме 50?

Обычно врач назначает данное исследование в качестве профилактики резус-конфликта во время беременности, при наличии болезни щитовидной железы, подозрений на венерические заболевания и другие патологии. Помимо этого анализ крови на антитела назначается в следующих случаях:

  • При подготовке к хирургическому вмешательству.
  • Во время планирования беременности.
  • После использования нестерильных инъекционных игл.
  • После незащищенного полового акта со случайным партнером.
  • При резком и необъяснимом похудении пациента.

Как проходит подготовка к анализу крови на антитела?

Пациенту предстоит соблюдение простой диеты за два дня до сдачи анализа, исключающей острую, жирную, жареную и соленую пищу, алкоголь, кофе и газированные напитки. Следует исключить серьезные физические нагрузки за сутки до процедуры сдачи крови. Врач может прописать выдерживание определенного временного периода после пройденного курса медикаментозных препаратов или инкубационного интервала заболевания. Кровь для анализа забирается из локтевой вены натощак рано утром.

Реакция Вассермана (RW), РМП ✔️ Показания, подготовка, результаты анализа

Общее описание анализа

Реакция Вассермана (RW) — анализ для диагностики сифилиса.

Данный способ диагностики выявляет наличие специфических антител к Treponema pallidum (микроорганизм, который является возбудителем заболевания).

Сифилис относится к группе венерических заболеваний. Самый распространенный способ передачи – половым путем. Также можно заразиться через кровь и бытовым путем.

Выделяют несколько стадий течения заболевания. При этом у больного сифилисом могут быть длительные периоды, в течение которых симптоматика отсутствует. В этих ситуациях реакция Вассермана – действенный способ выявить возбудителя сифилиса в организме.

В ходе реакции Вассермана в образец крови пациента добавляют искусственно синтезированный аналог возбудителя. Если в крови присутствуют антитела – они сформируют осадок.

Как подготовиться к анализу?

Внимание! Исполнение правил подготовки к лабораторным исследованиям влияет на качество результатов, поэтому необходимо точно придерживаться техники подготовки.

Подготовка к сдаче анализа на реакцию Вассермана:

  1. Кровь сдается на голодный желудок (последний прием пищи не ранее, чем за 8 часов до забора крови).
  2. За сутки до исследования исключите спиртное, ограничьте физические нагрузки и жирное/жареное в рационе питания.
  3. За пару часов до анализа воздержитесь от курения табачных изделий.
  4. За полчаса до забора крови постарайтесь максимально расслабиться.

Интерпретация результатов

Интерпретация результатов реакции Вассермана:

Отрицательный результат («–»): антитела к возбудителю сифилиса не обнаружены.

Сомнительный («+») и слабоположительный («++») результат: возможны и при отсутствии заражения сифилисом. Например, у некоторых беременных выявляется ошибочная слабоположительная реакция.

Резко положительный («+++») результат: обнаружены антитела к возбудителю сифилиса.

Возможны также ложноположительные результаты при:

  • системной красной волчанке;
  • тиреоидите;
  • атипичной пневмонии;
  • лепре;
  • малярии;
  • ВИЧ;
  • употреблении наркотиков внутривенно.

ВИЧ, гепатиты В И С, сифилис при беременности — как сдать анализы

  1. Сифилис при беременности
  2. ВИЧ — инфекция (СПИД)
  3. Гепатит В
  4. Гепатит С
  5. Диагностика инфекций при беременности
  6. Ведение беременности и родов при положительных анализах

В план обследования будущей мамы обязательно включают диагностику ВИЧ-инфекции, сифилиса, вирусных гепатитов В и С. Важность этих анализов обусловлена тем, что данные инфекции могут оказать большое негативное влияние на развитие плода, а также передаваться от беременной женщины другим пациенткам и медицинскому персоналу.

Ранняя диагностика сифилиса, ВИЧ-инфекций, вирусных гепатитов B и C позволяет оградить еще не рожденного ребенка от заражения либо заблаговременно подготовиться к проблемам, если внутриутробное инфицирование все-таки произошло. Все эти вирусные заболевания в равной степени опасны развитием патологий у плода, но различны по степени заразности (способности передаваться от матери к малышу), симптоматике и способам диагностики.

Сифилис при беременности

Это заболевание передается половым путем и вызывается бледной трепонемой. На ранних стадиях сифилис проявляется безболезненным изъязвлением в области половых органов, чаще всего на шейке матки, поэтому внешне женщина может никак его не замечать. При отсутствии лечения, симптомы могут стихать, а через некоторое время появляется мелкая сыпь на ладонях и стопах. До появления сыпи от момента заражения может пройти от 6 недель до 6 месяцев. Эта стадия называется вторичным сифилисом. При отсутствии лечения высыпания самостоятельно проходят, но в течение 2 лет могут периодически появляться снова. На более поздней стадии заболевания – третичный сифилис – поражается сердечно-сосудистая и нервная системы. Риск внутриутробной инфекции очень высок при первичном и вторичном сифилисе. При внутриутробном инфицировании плода часто происходит его гибель или рождается ребенок с поражением нервной системы, костей, рта, глаз.

ВИЧ — инфекция (СПИД)

Вирус иммунодефицита человека вызывает поражение клеток иммунной системы. ВИЧ передается половым путем, через кровь при использовании медицинских инструментов, от матери к ребенку во время беременности, родов или кормления грудью.
Симптомы и проявления его могут быть различными, поскольку иммунодефицит может впервые проявляться поражением любых органов и систем. Обычно через несколько недель после заражения может возникать резкое повышение температуры тела, появление сыпи на теле, боли в горле, в глазах. В течение последующих нескольких лет происходит постепенное ослабление иммунитета, на фоне которого развиваются различные инфекции. При отсутствии терапии примерно через 10 лет развивается СПИД, для которого характерно развитие серьезных инфекций, угрожающих жизни человека или появление злокачественных новообразования. Без проведения мер профилактики, заражение плода во время беременности происходит в 25-40% случаев. Большинство случаев инфицирования происходит при прохождении плода через естественные родовые пути. Кроме того, велик риск инфицирования при грудном вскармливании. При ВИЧ-инфицировании для снижения риска передачи плоду, во второй половине беременности проводится лечение противовирусным препаратом.

Гепатит В

Вирусный гепатит В — это серьезное инфекционное заболевание, которое может приводить в итоге в развитию тяжелого заболевания печени – цирроза печени. Оно передается половым путем, через кровь, инструментарий, а также во время беременности от матери к плоду. Чаще всего инфицирование вирусом гепатита В протекает бессимптомно, и лишь у пятой части заболевших проявляется желтухой. Лечение гепатита В проводится противовирусными препаратами врачом-гепатологом.

Гепатит С

Это наиболее тяжелая форма вирусного гепатита, хроническая форма которой нередко переходит в цирроз и рак печени. Острый гепатит С часто также протекает бессимптомно. Вирус гепатита С чаще всего передается через кровь, риск передачи половым путем крайне мал. Также очень редко вирус передается от матери к плоду, хотя риск передачи увеличивается, если одновременно имеется инфицирование ВИЧ. Риск заражения увеличивается также при наличии острого процесса и активного размножения вируса. При этом возможно преждевременное прерывание беременности и задержка внутриутробного развития плода.

Обследование на ВИЧ, гепатиты и сифилис проводится несколько раз за беременность. Кровь на сифилис обязательно сдается при постановке на учет, затем в 30 недель и за 2-3 недели до родов, то есть примерно в 37 недель. Кровь на ВИЧ и гепатиты В и С исследуют дважды – при постановке на учет в женскую консультацию и в 30 недель. Такая кратность сдачи анализов позволяет максимально полноценно выявлять случаи инфицирования беременных женщин. После заражения этими инфекциями, выявление в крови специфических белков, указывающих на заболевание, происходит не сразу. В течение нескольких недель или месяцев анализ крови заболевшего человека может быть отрицательный. Это так называемый серонегативный период заболевания. У разных инфекций этот период бывает различным по длительности, от 21 дня при сифилисе до полугода при ВИЧ-инфекции.

Диагностика инфекций при беременности

Обследованию на ВИЧ, гепатиты В и С, сифилис подвергаются абсолютно все беременные женщины, встающие на учет по беременности в женскую консультацию. Для общего скринингового обследования, то есть обследования, которому подвергаются все женщины использую самые простые, недорогие и быстрые по исполнению тесты.

Диагностика сифилиса

Определение сифилиса проводят с помощью так называемых нетрепонемных тестов. Они основаны на обнаружении в крови пациентов белков-антител, которые организм выработал не против самих возбудителей заболевания, а против разрушенных под влиянием сифилиса тканей, и жиров, входящих в состав стенки возбудителя сифилиса — бледной трепонемы. Эти тесты всегда бывают положительными при наличии сифилиса. Однако нетрепонемные тесты могут быть положительными и при некоторых неинфекционных заболеваниях, для которых свойственна выработка антител к собственным клеткам организма – это так называемые аутоиммунные заболевания, например системная красная волчанка, другие заболевания соединительной ткани, антифосфолипидный синдром (заболевание, при котором организм вырабатывает антитела против оболочек клеток организма).

К нетрепонемным тестам для диагностики сифилиса относится широко распространенная ранее реакция Вассермана, а также более современные методы — тест быстрых плазменных реагинов (Rapid Plasma Reagins, RPR) и микроскопический тест VDRL (Venereal Disease Research laboratory). Излеченность сифилиса также обычно диагностируют с помощью количественных нетрепонемных тестов.

Недостатки нетрепонемных тестов

  • ложноотрицательные результаты при высоком содержании антител в крови. Это явление может наблюдаться на ранних стадиях сифилиса и у пациентов с сопутствующей ВИЧ-инфекцией,
  • недостаточная чувствительность для диагностики поздней стадии сифилиса,
  • ложноположительные результаты при наличии других острых или хронических заболеваний.

Если у пациентки приходит положительный результат нетрепонемного теста, врач обязательно направит ее для уточнения диагноза к врачу венерологу, который назначит дополнительные анализы, а именно трепонемные тесты на сифилис. Трепонемные тесты проводится для определения антител к возбудителю сифилиса – бледной трепонеме, поэтому они являются высокочувствительными и специфичными, то есть они могут быть положительными только при сифилисе. Эти тесты используются только для диагностики сифилиса, для контроля излеченности они не подходят, поскольку могут оставаться положительными на протяжении всей жизни.

Наиболее часто используются следующие трепонемные тесты:

  • Реакция иммунофлюоресценции (РИФ -FTA) в различный модификациях,
  • Реакция пассивной агглютинации (РПГА — TPHA),
  • Иммуноферментный анализ (ИФА -EIA) в том числе рекомбинатный ИФА,
  • Реакция иммобилизации бледных трепонем (РИБТ),
  • Иммуноблотинг

Для постановки диагноза «сифилис» необходимы положительные результаты одного нетрепонемного и двух трепонемных методов тестирования крови.
В родильном доме всем пациенткам при поступлении проводят исследование крови на сифилис двумя методами – одним нетрепонемным и обязательно РПГА. Поэтому в случае перенесенного ранее и излеченного сифилиса обязательно нужно сообщить об этом врачу, чтобы тактика лечения была выбрана верно.

Диагностика ВИЧ – инфекции

Для скринингового обследования всех беременных женщин для выявления ВИЧ-инфекции используют метод определения специфических белков, вырабатываемых в организме к вирусу ВИЧ с помощью иммуноферментного анализа (ИФА).

Недостатки ИФА

  • серологическая диагностика неэффективна в период так называемого «серологического окна», когда в первые недели после заражения антитела к ВИЧ не могут быть выявлены методом ИФА по причине их отсутствия или низкой концентрации,
  • возможность ложноположительных результатов при беременности, онкологических заболеваниях.

Для подтверждения наличия ВИЧ-инфекции применяются два метода – метод иммуноблотинга и метод полимеразной цепной реакции (ПЦР). Метод ПЦР используют чаще, поскольку он позволяет является менее дорогостоящим. Этот же метод применяется при сомнительных результатах ИФА, поскольку более чувствителен, ПЦР выявляет вирус в крови примерно на 11 дней раньше, чем становится положительным ИФА.

Диагностика гепатитов В и С

Скрининговым исследованием на гепатит В является определение поверхностного антигена HBsAg методом иммуноферментного анализа (ИФА). При заражении вирусом гепатита В HBsAg появляется в крови первым, за несколько недель до начала симптомов и повышения активности печеночных ферментов, антитела к вирусу гепатита (анти-HBs) появляются в крови примерно в через 6 недель от начала заболевания и сохраняются обычно до конца жизни. Анализ крови на HBsAg является достаточно чувствительным методом исследования, ложноположительные результаты бывают редко. Пациентки, анализ крови которых на HBsAg оказался положительным подвергают более детальному обследованию, в частности проводят качественное и количественное определение ДНК вируса гепатита В методом ПЦР.

Скрининговым анализом на гепатит С является определение антитела к вирусу гепатита С – анти-HCV и помощью иммуноферментного анализа (ИФА). Эти антитела обнаруживаются примерно через 50-140 дней после заражения. Для подтверждения стандартного теста используют вспомогательный тест рекомбинантного иммуноблотинга (РИБА) или обнаружение РНК вируса с помощью полимеразной цепной реакции, ПЦР. Если оба анализа положительны, это подтверждает диагноз гепатита С, в этом случае врачи-инфекционисты назначают дополнительно количественную ПЦР для определения вирусной нагрузки, то есть количества вирусов в крови, что позволяет судить об активности или скорости размножения вирусов. Чем выше вирусная нагрузка, тем активнее размножение вирусов. В случае активного гепатита С может понадобиться также анализ на генотип HCV, что требуется для выбора эффективной схемы лечения гепатита.

Ведение беременности и родов при положительных анализах

Сифилис

При получении положительных результатов анализов на сифилис, обязательно решается вопрос о давности перенесенного сифилиса, либо его наличия в данный момент. Если сифилис был пролечен достаточно давно, но анализы по-прежнему остаются положительными, проводится профилактическое лечение антибиотиками в сроке 20-24 недели беременности, а ребенок после рождения обязательно проверяется на наличие врожденного сифилиса. В таких ситуациях, при разрешении врача-венеролога роды могут вестись в обычных роддомах.

В случае подтвержденного заболевания сифилисом во время беременности женщина в обязательном порядке госпитализируется в специализированный кожно-венерологический стационар для проведения антибактериального лечения. Для лечения чаще используют антибиотики пенициллиновой группы – Пенициллин, бициллин, экстенциллин или эритромицин и цефтриаксон (при непереносимости пенициллина). Длительность лечения зависит от стадии заболевания — при первичном сифилисе лечение продолжается несколько недель, при третичном – несколько лет. Всем беременным, которые проходили курс лечения во время беременности, дополнительно проводится профилактический курс антибиотиками еще в 20-24 недели. После рождения всем детям, родившимся от больных матерей, не прошедшим полные курсы лечения и профилактики, также проводят профилактический курс лечения антибиотиками.

В настоящее время не существует четких рекомендаций, в каких случаях необходимо прерывать беременность при сифилисе. Современные методы лечения сифилиса позволяют предотвратить врожденный сифилис при выявлении заболевания у матери в первую половину беременности. Если же сифилис выявлен позже 12 недель беременности, то лечение беременной является уже и лечением плода. Роды пациенток с сифилисом ведутся обязательно в специализированных родильных домах.

ВИЧ –инфекция

При выявлении ВИЧ-инфекции во время беременности женщина обязательно направляется к инфекционисту-вирусологу для решения вопроса о возможности пролонгирования беременности, поскольку беременность из-за естественного снижения иммунитета может ускорить и ухудшить течение ВИЧ-инфекции. Ведение беременности осуществляется совместно акушером-гинекологом и инфекционистом-вирусологом. Во время беременности лечение ВИЧ-инфекции проводится Зидовудином под контролем иммунологического статуса беременной женщины. Этот препарат проникает через плаценту и снижает вероятность заражения плода в 3 раза. Роды ВИЧ-инфицированных женщин ведутся в специализированных роддомах. Если во время беременности противовирусная терапия проводилась, роды ведутся через естественные родовые пути, при отсутствии терапии во время беременности показано кесарево сечение для снижения риска инфицирования малыша. Грудное вскармливание ВИЧ-инфицированным женщинам противопоказано, поскольку очень часто инфицирование ребенка ВИЧ происходит именно через грудное молоко.

Гепатиты В и С

Все пациентки, у которых выявлены положительные тесты на гепатиты В или С обязательно наблюдаются во время беременности у инфекциониста. При остром гепатите беременность может значительно ухудшить течение заболевания, а также вирус часто проходит через плаценту к плоду, вызывая врожденные пороки развития. Поэтому при заболевании женщины гепатитами в первом триместре беременности решается вопрос о прерывании беременности. При хронических формах гепатитов В и С специфического лечения обычно не проводится, осуществляется контроль печеночных проб в каждом триместре беременности. При развитии клинической симптоматики они должны быть госпитализированы в специальные отделения инфекционных больниц для стационарного наблюдения. В особо тяжелых случаях может потребоваться прерывание беременности по медицинским показаниям. Роды пациенток с гепатитами могут проводиться в специализированном роддоме или в обсервационном отделении обычного роддома, и ведутся при отсутствии других показаний, через естественные родовые пути. Грудное вскармливание при гепатите В противопоказано, пациенткам с неактивным гепатитом С грудное вскармливание разрешается. Ребенку, мама которого больна гепатитом В сразу после родов проводят профилактику гепатита – вводят специфический иммуноглобулин и проводят вакцинацию от гепатита В. В случае вакцинации детей сразу после родов, может быть разрешено грудное вскармливание.

Правила подготовки пациентов к сдаче анализов

1. Кровь сдается в утренние часы натощак (или в дневные и вечерние часы, спустя 4−5 часов после последнего приема пищи). За 1−2 дня до исследования исключить из рациона продукты с высоким содержанием жиров.

2. Показатели крови могут существенно меняться в течение дня, поэтому рекомендуется все анализы сдавать в утренние часы.

3. Накануне исследования (в течение 24 часов) исключить алкоголь, интенсивные физические нагрузки, прием лекарственных препаратов (по согласованию с врачом).

4. За 1−2 часа по сдачи крови воздержаться от курения, не употреблять сок, чай, кофе, можно пить негазированную воду. Исключить физическое напряжение (бег, быстрый подъем по лестнице), эмоциональное возбуждение. За 15 минут до сдачи крови рекомендуется отдохнуть, успокоиться.

5. Не следует сдавать кровь для лабораторного исследования сразу после физиотерапевтических процедур, инструментального обследования, рентгенологического и ультразвукового исследований, массажа и других медицинских процедур.

6. При контроле лабораторных показателей в динамике рекомендуется проводить повторные исследования в одинаковых условиях — в одной лаборатории, сдавать кровь в одинаковое время суток и пр.

7. Кровь для исследований нужно сдавать до начала приема лекарственных препаратов или не ранее чем через 10−14 дней после их отмены. Для оценки контроля эффективности лечения любыми препаратами нужно проводить исследование спустя 7−14 дней после последнего приема препарата Если Вы принимаете лекарства, обязательно предупредите об этом лечащего врача.

Общие правила применимы ко всем анализам, но для некоторых исследований требуется специальная подготовка и дополнительные ограничения.

Общий анализ

крови

Кровь сдается в утренние часы натощак (или в дневные и вечерние часы, спустя 4−5 часов после последнего приема пищи), за 1−2 дня исследования исключить из рациона продукты с высоким содержанием жиров.

БИОХИМИЯ

Мочевина За 1−2 дня до исследования необходимо соблюдать диету: отказаться от употребления богатой пуринами пищи — печени, почек, а также максимально ограничить в рационе мясо, рыбу, кофе, чай. Противопоказаны интенсивные физические нагрузки
Холестерин,

липопротеины

Кровь необходимо сдавать поле 12−14 часового голодания. За две недели до исследования необходимо отменить препараты, понижающие уровень липидов в крови, если не ставится цель определить гиполипидемический эффект терапии этими препаратами.
Глюкоза При сдаче крови на глюкозу (в дополнение к основным требованиям подготовки к анализам) нельзя чистить зубы и жевать резинку, а утренний кофе/чай (даже несладкий) запрещен. Утренняя чашка кофе кардинально изменит показатели глюкозы. Также на них повлияют контрацептивы, мочегонные средства и другие лекарства.
ГОРМОНЫ Кровь на гормональные исследования необходимо сдавать натощак в утренние часы. При отсутствии такой возможности, на некоторые гормоны кровь можно сдавать спустя 4−5 часов после последнего приема пищи в дневные и вечерние часы (кроме тех исследований, на которые кровь необходимо сдавать строго в утренние часы. За 1−2 дня до сдачи анализов исключить из рациона продукты с продукты с высоким содержанием жиров, последний прием пищи не должен быть обильным. За 1 день до исследования необходим психоэмоциональный и физический комфорт (спокойное состояние без перегревания и переохлаждения).
Гормоны При первичной проверке уровня тиреоидных гормонов отменить препараты, влияющие на функцию щитовидной железы за 2−4 недели до исследования.
При контроле лечения — исключить прием препаратов в день исследования.
Исследование крови на наличие инфекции Кровь сдается в утренние часы (или в дневные и вечерние часы, спустя 4−5 часов после последнего приема пищи). За 1−2 дня до исследования исключить из рациона продукты с высоким содержанием жиров. Перед сдачей крови на вирусные гепатиты за 2 дня до исследования желательно
исключить из рациона цитрусовые, оранжевые фрукты и овощи. Результат исследований на наличие инфекций зависит от периода инфицирования и состояния иммунной системы, поэтому отрицательный результат
полностью не исключает инфекции. На раннем этапе заболевания происходит сероконверсия (отсутствие антител в острый период заболевания). В сомнительных случаях целесообразно провести повторный анализ спустя 3−5 дней.
Основные требования подготовки пациента к анализу мочи 1. Сбор мочи пациент проводит самостоятельно (исключение составляют дети и тяжелобольные).

2. Необходимо проводить правильный забор мочи, как можно тщательнее соблюдая правила гигиены.

3. Нельзя собирать мочу во время менструации.

4. Предварительный туалет наружных половых органов:

— у женщин — стерильным ватным тампоном, смоченным теплой мыльной водой проводится туалет наружных половых органов (обработка половых губ движением тампона спереди и вниз).

Высушивается чистой салфеткой, предварительно проглаженной утюгом.

— у мужчин — проводится туалет наружного отверстия мочеиспускательного канала теплой водой с мылом, затем
промывается теплой водой и высушивается чистой салфеткой, предварительно проглаженной горячим утюгом.

Общий анализ мочи Для общего анализа мочи используют первую утреннюю порцию мочи (предыдущее мочеиспускание должно быть не позже 2-часов ночи).

Провести туалет наружных половых органов.

Мужчинам при мочеиспускании полностью оттянуть кожную складку и освободить наружное отверстие мочеиспускательного канала.

Женщинам раздвинуть половые губы.

Первые несколько миллилитров мочи слить в унитаз. Всю порцию утренней мочи собрать в сухой чистый контейнер при свободном мочеиспускании.
Отлить 40−50 миллилитров от общего объема мочи в специальный контейнер и плотно закрыть крышкой. Нельзя брать мочу из судна, горшка.
Собранную мочу сразу доставить в лабораторию. Допускается хранение мочи в холодильнике (при t+2°+4° С), но не более 1,5 часов.

Основные требования подготовки пациента к проведению исследования

на грибы

За 2−3 дня до взятия материала с очагов следует исключить обработку кожи антисептиками, спиртосодержащими препаратами, лекарственными препаратами.
Основные требования подготовки пациента к проведению исследования на демодекс В день анализа следует исключить обработку кожи спиртосодержащими препаратами, антисептиками, а также применение декоративной косметики (пудра, тональный крем, питательный крем) и любых средств по уходу за кожей.
Основные требования подготовки пациента к проведению

анализа на чесотку

За сутки до взятия материала следует исключить обработку кожи любыми средствами для лечения высыпаний и ухода за кожей. Вымыть кожу перед
анализом исключительно чистой водой.
Основные требования подготовки пациента к проведению бактериоскопического исследования,

ПЦР диагностики на инфекции, передающиеся половым путем (исследование мазков)

Перед взятием клинических образцов из уретры пациент не должен мочиться в течение 3−5 часов для накопления достаточного количества материала для исследования. Наружные половые органы, промежность и область заднего прохода тщательно промывают кипяченой водой с мылом, споласкивают теплой кипяченой водой и высушивают салфеткой, предварительно проглаженной утюгом.

Вещи и результаты анализов для поступающих в гинекологический стационар «ЦПСиР»

При поступлении в стационар гинекологического отделения,необходимо иметь результаты обследования:

Обследование на оперативное вмешательство
(лапароскопия, гистероскопия, лапаротомия(полостная), влагалищным доступом)

Исследование Срок действия
1. Анализ крови на RW, HbsAg, HCV, ВИЧ 3 месяца
2. Группа крови на резус-фактор,фенотип   1 месяц
3. Биохимический  анализ крови на билирубин, Aлт, Аст, общий белок, холестерин, креатинин    1 месяц
4. Анализ крови на сахар    1 месяц
5. Общий анализ крови  1 месяц
6. Общий анализ мочи 1 месяц
7. Общий анализ мазка 1 месяц
8. Гемостазиограмма + D димер 1 месяц
9. Мазок на онкоцитологию 6 месяцев
10. Гистоанализ соскоба из полости матки и цервик. канала (по показаниям лечашего врача) 6 месяцев
11. УЗИ органов малого таза (на 5-6 день м.ц.) 1 месяц
12. ЭКГ (лента с расшифровкой)   1 месяц
13. Флюорография органов грудной клетки  год
14. Заключение терапевта   1 месяц
15. Заключения специалистов (по показаниям лечашего врача) 1 месяц
16. Кольпоскопия (по показаниям лечашего врача) 1 месяц
 17. Фиброгастроскопия, колоноскопия или ирригоскопия (по показаниям  лечашего врача) 1 месяц

Обследование на раздельно-диагностическое выскабливание:

Исследование Срок действия
1. Анализ крови на RW, HbsAg, HCV, ВИЧ 3 месяца
2. Биохимический  анализ: билирубин, Aлт, Аст, общий белок, холестерин, креатинин,глюкоза   1 месяц
3. Гемостазиограмма + D димер 1 месяц
4. Общий анализ крови    1 месяц
5. Общий анализ мочи 1 месяц
6. Общий анализ мазка    1 месяц
7. Мазок на онкоцитологию    6 месяцев
8. УЗИ органов малого таза (на 5-6 день м.ц.)  1 месяц
9. ЭКГ (лента с расшифровкой) 1 месяц
10. Флюорография органов грудной клетки  год
11. Заключение терапевта 1 месяц
12. Заключения специалистов (по показаниям лечащего врача)  1 месяц

Обследование на гистеросальпингографию (ГСГ)

Исследование Срок действия
1. Анализ крови на RW, HbsAg, HCV, ВИЧ 3 месяца
2. Общий анализ крови(по показаниям) 1 месяц
3. Общий анализ мочи (по показаниям) 1 месяц
4. Общий анализ мазка   1 месяц
5. УЗИ органов малого таза  1 месяц
6. Флюорография  год

Обследование на искусственный  аборт до 12 недель

Исследование Срок действия
1. Анализ крови на RW, HbsAg, HCV, ВИЧ 3 месяца
2. Общий анализ мазка 1 месяц
3. УЗИ органов малого таза      1 месяц
4. Флюорография органов грудной клетки   год
5. Группа крови, резус фактор,фенотип 1 месяц
6. При заболевании: ВИЧ, сифилис, гепатиты, справку соответствующего специалиста  
7. Заключение психолога  

Провести дополнительные исследования:

1. При заболеваниях сердца (ИБС, ГБ, нарушение ритма, пороки и т.д.) суточное мониторирование ЭКГ и АД, УЗИ сердца, анализ крови на электролиты, консультация офтальмолога (глазное дно), заключение кардиолога о возможности оперативного лечения,
2. При заболеваниях печени (гепатиты, циррозы и т.д.) маркеры вирусных гепатитов (АТ, ПЦР), протеинограмма, УЗИ органов брюшной полости, заключение инфекциониста.
3. При сахарном диабете: консультация офтальмолога (глазное дно), заключение эндокринолога
4. РЕКОМЕНДОВАН Мазок на Ковид, срок действия 3 дня

В день госпитализации иметь при себе:

1. Направление установленного образца
2. Паспорт
3. Результаты обследования
4. Компрессионые чулки 
5. Предметы личной гигиены
6. Впитывающие пеленки


Группа крови Rh — группы крови и антигены красных клеток

Группа крови Rh — одна из самых сложных групп крови, известных у людей. Из его открытие 60 лет назад, когда оно было названо (ошибочно) в честь макаки-резуса, стать вторым по значимости после группы крови ABO в сфере переливания медицина. Он по-прежнему имеет первостепенное значение в акушерстве, являясь основной причиной гемолитической болезни новорожденных (ГБН).

Сложность антигенов группы крови резус-фактора начинается с высокополиморфных гены, которые их кодируют.Есть два гена, RHD и RHCE, которые тесно связаны. Многочисленные генетические перестройки между ними привели к появлению гибридных генов Rh, которые кодируют множество различных антигенов резус-фактора. На сегодняшний день известно 49 Rh-антигенов.

Значение группы крови Rh связано с тем, что антигены Rh обладают высокой иммуногенностью. В случае антигена D люди, не продуцирующие антиген D будет продуцировать анти-D, если они столкнутся с антигеном D на перелитых эритроцитах (вызывая гемолитическую трансфузионную реакцию, HTR) или на эритроцитах плода (вызывая HDN).Для по этой причине резус-статус обычно определяется у доноров крови, при переливании получатели, и у будущих мам.

Несмотря на важность Rh-антигенов при переливании крови и HDN, мы можем только размышлять о физиологической функции белков, которая может включать транспортировка аммония через мембрану эритроцитов и поддержание целостности Мембрана эритроцитов.

Кратко

Антигены группы крови Rh

Вид в собственном окне

Количество антигенов 49: D, C, E, c и e входят в число наиболее значимых
Антигенная специфичность Белок
Последовательность аминокислот определяет специфичность большинства антигенов резус-фактора.
Антиген-несущие молекулы Белки с неизвестной функцией
RhD и RhCE белки являются трансмембранными, многопроходными белками, которые является неотъемлемой частью мембраны эритроцитов. Белок RhCE кодирует C / c антиген (во 2-й внеклеточной петле) и антиген E / e (во 2-й внеклеточной петле) 4-я внеклеточная петля), а также многие другие антигены Rh, например, C w , C x .
В отличие от большинства клеточных поверхностей молекулы Rh-белки не гликозилированы (не содержат олигосахариды), но они тесно связаны с эритроцитами мембранный гликопротеин, называемый RhAG.Функция Rh-RhAG комплекс может включать транспортировку аммония или диоксида углерода. В Белок RhD кодирует антиген D.
Молекулярная основа Два гена, RHD и RHCE, кодируют Rh антигены.
Гены Rh идентичны на 97%, и они расположены рядом друг с другом на хромосоме 1. Полиморфизм D / d чаще всего возникает из-за делеции всего гена RHD. C / c полиморфизм возникает из четырех SNP, которые вызывают четыре аминокислотных изменения, одно из которых (S103P) определяет антиген C или c специфичность.Полиморфизм E / e возникает из одного SNP (676G → C), который вызывает изменение одной аминокислоты (A226P).
Частота появления резус-антигенов D : 85% кавказцы, 92% Чернокожие, 99% азиаты
C : 68% кавказцы, 27% Чернокожие, 93% азиаты
E : 29% кавказцы, 22% Чернокожие, 39% азиаты
c : 80% кавказцы 96% Чернокожие, 47% азиаты
e : 98% кавказцы, 98% Чернокожие, 96% азиаты (1)
Частота фенотипов Rh Rh гаплотип DCe : наиболее часто встречающийся у кавказцев (42%), коренных американцев (44%) и азиатов (70%)
Rh гаплотип Dce : наиболее часто встречается у чернокожих (44%)
Rh D-отрицательный фенотип : наиболее часто у кавказцев (15%), реже у чернокожих (8%) и редко у азиатов (1%) (1)

Антитела, продуцируемые против антигенов Rh

Просмотр в собственном окне

Тип антител В основном IgG, немного IgM
Большинство Rh антитела относятся к типу IgG.
Реактивность антител Способен к гемолизу
Rh антитела редко активировать дополнение. Они связываются с эритроцитами и помечают их для разрушение в селезенке (внесосудистый гемолиз).
Реакция на переливание крови Да, обычно отсроченное гемолитическое переливание реакции
Anti-D, anti-C, anti-e и anti-c может вызывают тяжелые гемолитические трансфузионные реакции. Гемолиз обычно внесосудистые (1).
Гемолитическая болезнь новорожденных Да — наиболее частая причина HDN .
г. Антиген D составляет 50% материнской аллоиммунизации (2).
Anti-D и anti-c может вызвать тяжелое заболевание.
Anti-C, anti-E и anti-e может вызвать заболевание от легкой до средней степени тяжести.

Общая информация

История

В 1939 году матери, только что родившей мертворожденного ребенка, потребовалась кровь переливание.Система групп крови ABO была открыта почти 40 лет назад ранее, и важность переливания крови, совместимой с АВО, была хорошо зарекомендовал себя. Однако, хотя матери и перелили АВО совместимая кровь от мужа, она все еще испытывала неблагоприятную реакцию на переливание. Было обнаружено, что ее сыворотка содержит антитела, которые ее агглютинируют. эритроциты мужа, даже несмотря на то, что они были совместимы с ABO. Смерть матери плода и ее неблагоприятная реакция на переливание крови от мужа. связанные с.Во время беременности мать подверглась воздействию антигена на эритроциты плода отцовского происхождения. Ее иммунная система атаковала этот антиген, а разрушение эритроцитов плода привело к гибели плода. Мать повторно столкнулась с тем же отцовским антигеном, когда ей сделали переливание крови от мужа. На этот раз ее иммунная система атаковала перелитые эритроциты, вызывая гемолитическую трансфузионную реакцию. Ответственные антитела привели к открытие резус-группы крови.

Ошибочно считалось, что агглютинирующие антитела, продуцируемые материнским сыворотка в ответ на действие мужа. Эритроциты были той же специфичности, что и антитела. продуцируется в сыворотке различных животных в ответ на эритроциты макаки резус.По ошибке отцовский антиген был назван резус-фактором. К тому времени это было обнаружил, что материнские антитела были произведены против другого антиген, широко использовалась терминология группы крови резус. Следовательно, вместо изменения названия его сократили до резус-группы крови.

Примечательно, что всего через 20 лет после обнаружения несовместимости резус-фактора у беременных стало доступно эффективное лечение. Сегодня резус-статус будущей матери проверяется во время беременности для выявления лиц, подверженных риску ГБН.Кроме того, все переливание крови соответствует статусу резус-фактора.

Номенклатура

  • Количество Rh-антигенов: 49

  • Символ ISBT: Rh

  • Номер ISBT: 004

  • Символы генов: RHD и RHCE

  • Группа крови 9017 D-антиген; и группа крови резус, CcEe антигены

Базовая биохимия

Общие фенотипы резуса

Наиболее распространенным гаплотипом резуса у кавказцев, азиатов и коренных американцев является DCe.У негров гаплотип Dce встречается немного чаще (1).

У кавказцев резус-D-отрицательный фенотип является результатом делеции RHD. ген. Около 15% кавказцев являются резус-отрицательными.

У африканцев три молекулярных фона, которые вызывают Rh D-фенотип встречается у 8% населения. Один из них — делеция гена RHD. что распространено у кавказцев. Два других механизма наследуют RHD псевдоген (содержит дупликацию нуклеотидов, приводящую к преждевременному стоп-кодон) или наследование гибридного гена RHD (содержит нуклеотидные последовательности из ген RHCE, не продуцирует антиген D и аномальный антиген C) (3)

Необычные фенотипы Rh

Антиген D содержит более 30 эпитопов.Вариации фенотипа D возникают, когда эти эпитопы выражены слабо («слабый фенотип D») или когда некоторые из них отсутствует («частичный фенотип D»).

Слабый D: все эпитопы антигена D присутствуют, но недоэкспрессируются

«Слабый D» — это резус-фенотип, обнаруживаемый менее чем у 1% европеоидов и только немного чаще встречается у афроамериканцев (2). Обычно это вызвано одной аминокислотой. кислотный переключатель в трансмембранной области белка RhD. Это нарушает как белок RhD вставляется в мембрану эритроцитов, снижая уровень выражение RhD.В большинстве случаев присутствует адекватный уровень D-антигена. и поскольку не было изменений в эпитопах D, образование анти-D предотвращается. Следовательно, люди со слабым фенотипом D могут получить Резус-D-положительная кровь.

Частичный D: некоторые эпитопы антигена D отсутствуют

Напротив, люди, которые были идентифицированы как имеющие «частичный D» фенотип не должен получать резус-D-положительную кровь, но на практике люди с частичной D сложно идентифицировать. Этот фенотип обычно вызван путем создания гибридного белка RhD и RhCE.Гибридный белок достаточно похож на RhD, чтобы быть правильно вставленным в мембрану эритроцитов, но отсутствует несколько эпитопов, обнаруженных на полном белке RhD. Если человек с частичный фенотип D встречает полный антиген D при переливании Эритроциты, они могут образовывать анти-D и страдать от реакции переливания крови.

Экспрессия антигенов Rh

Антигены Rh экспрессируются как часть белкового комплекса в мембране эритроцитов. Этот комплекс экспрессируется только в клетках эритроидной линии, поэтому Rh антигены экспрессируются только в эритроцитах.Состав комплекса неизвестен, но считается, что это тетрамер, состоящий из двух молекул Rh-ассоциированного гликопротеин (RhAG) и две молекулы белков резус. Белки Rh могут быть RhD. (несущие антиген D) или RhCE (несущие антиген C или c и E или e антиген). Неизвестно, могут ли и RhCE, и RhD находиться в одном комплексе, но у D-отрицательных индивидуумов комплекс будет содержать только RhCE.

RhAG должен присутствовать, чтобы направлять антигены Rh на мембрану эритроцитов.Если это отсутствует, ни один из антигенов Rh не экспрессируется. RHAG связан с резус-фактором белки, разделяющие около 35% своей первичной последовательности и являющиеся одним и тем же типом трансмембранный белок. Однако он не полиморфен и не несет Rh. собственно антигены (3).

Функция белков Rh

Считается, что антигены Rh играют роль в поддержании целостности Мембрана эритроцитов — эритроциты, в которых отсутствуют антигены резус-фактора, имеют аномальную форму.

Лица с редким фенотипом Rh null , вызванным делецией RHAG содержит эритроциты, которые не экспрессируют ни один из антигенов Rh, потому что они не могут быть направлен на мембрану эритроцитов.Отсутствие комплекса Rh изменяет RBC формы, увеличивает его осмотическую хрупкость и сокращает срок службы, в результате гемолитическая анемия, которая обычно носит легкий характер. Эти пациенты подвержены риску побочные реакции при переливании, потому что они могут производить антитела против несколько антигенов резус-фактора.

Rh-антигены также могут участвовать в транспорте аммония через RBC мембрана. Интересно, что первый член семейства водных каналов (аквапорины) и первый член семейства переносчиков мочевины были содержится в белках группы крови (группа крови Колтона и группа крови Кидда, соответственно).

Клиническое значение Rh-антител

Rh-антигены обладают высокой иммуногенностью, и большинство Rh-антител должны быть рассматриваются как потенциальные причины гемолитических трансфузионных реакций и ГБН.

Принимая во внимание, что большинство групп крови определяется антигенами эритроцитов, которые различаются одним или две аминокислоты, группа крови Rh содержит антиген D, который отличается от C / c и E / e антигены по 35 аминокислотам. Эта большая разница в аминокислотах — причина того, почему антигены Rh обладают сильным действием при стимуляции иммунного ответа (4).

Большинство антител, образующихся против антигенов Rh, относятся к типу IgG. Они способны вызывать значительные HTR и HDN. Резус-антитела связываются редко, если вообще связываются комплемента, и поэтому разрушение эритроцитов опосредуется почти исключительно через макрофаги в селезенке (внесосудистый гемолиз).

Есть несколько примеров аллоантител Rh, которые встречаются в природе и имеют типа IgM, но их меньшинство.

Реакции переливания крови

Анти-D, анти-C, анти-E и анти-е — все были вовлечены в гемолитический реакции переливания крови, особенно реакции замедленного типа (5).

Регулярное определение группы крови на Rh D как у доноров, так и у доноров крови у реципиентов снизилась частота трансфузионных реакций, вызванных анти-D. Но сенсибилизация к другим антигенам резуса может быть проблемой в трансфузионной медицине, особенно у пациентов с серповидноклеточной анемией (СКА). SCA чаще встречается в Blacks, а лечение SCA предполагает переливание крови. Черные тоже с большей вероятностью экспрессируют варианты антигена Rh e и, следовательно, продуцируют anti-e, наряду с другими аллоантителами Rh, что увеличивает сложность поиск резус-совместимых доноров крови.

Гемолитическая болезнь новорожденных

Анти-D вызывает наиболее тяжелую форму ГБН и раньше являлась основной причиной гибель плода. С момента введения анти-D иммуноглобулина вместе с осторожным мониторинг беременностей группы риска, распространенности ГБН из-за резус-фактора D несовместимость резко снизилась. Однако все случаи не могут быть предотвращена, а аллоиммунизация RhD остается основной причиной заболевания (6).

Другие аллоантитела Rh, способные вызывать тяжелую ГБН, включают анти-c (7, 8), что клинически самый важный Rh-антиген после D-антигена.

Умеренная болезнь может быть вызвана анти-C w (9) и анти-C x (10). Rh аллоантитела, которые обычно связанные с легкой формой ГБН, включают анти-C (относительно часто) (11), анти-E (12) и анти-е (13).

Молекулярная информация

Ген

Локус Rh расположен на длинном плече хромосомы 1 (на 1p36-p34). Это содержит гены RHD и RHCE, которые лежат в тандеме. Гены RHD и RHCE являются структурными. гомологи и являются результатом дупликации общего предка гена.

RHD и RHCE каждый содержат по 10 экзонов и охватывают последовательность ДНК размером ~ 75 т.п.н. Ген RHD фланкирован двумя высокогомологичными последовательностями размером 9 т.п.н., называемыми «резус-боксами» (14, 15). Считается, что неравномерная гомологичная рекомбинация, ограниченная коробками резуса, является частой причиной делеции гена RHD, который обнаруживается у 40% населения.

Белок

Каждый из генов RHD и RHCE кодирует трансмембранный белок более 400 остатков в длина, которая проходит через мембрану эритроцитов 12 раз.Отличается только белок RhD. от обычной формы белка RhCE примерно на 35 аминокислот.

Белок RhD несет антиген D, который имеет более 30 эпитопов. Белок RhCE несет эпитоп для антигена C или c на второй внеклеточной петле, и эпитоп для E или e антигена на четвертой внеклеточной петле. Номер нуклеотидные замены в гене RHCE, в свою очередь, вызывают ряд аминокислотных изменения в белке RhCE, но два полиморфизма считаются ключевыми в продуцирование полиморфных антигенов на этом белке, т.е.е., полиморфизм S103P (продуцирует антиген C или c соответственно) и полиморфизм P226A (продуцирует E или e антиген соответственно).

Ссылки

1.

Reid ME и Lomas-Francis C. Группа крови Книга фактов об антигенах. Второе изд. 2004, Нью-Йорк: Elsevier Academic Нажмите.

2.
Avent ND, Reid ME. Система групп крови Rh: обзор. Кровь. 2000. 95: 375–87. [PubMed: 10627438]
3.
Daniels G.Молекулярная генетика полиморфизма групп крови. Transpl Immunol. 2005. 14 (3-4): 143–153. [PubMed: 15982556]
4.
Westhoff CM. Обзор системы групп крови Rh: новое лицо для будущего десятилетие. Переливание. 2004. 44: 1663–73. [PubMed: 15504174]
  • 5. Daniels GL. Группы крови человека. 2-е изд. 2002: Blackwell Science.

  • 6.
    Urbaniak SJ, Greiss MA. RhD гемолитическая болезнь плода и новорожденного. Кровь Rev.2000; 14: 44–61.[PubMed: 10805260]
    7.
    Hackney DN, Knudtson EJ, Rossi KQ, Krugh D, O’Shaughnessy RW. Ведение беременностей, осложненных анти-с изоиммунизация. Obstet Gynecol. 2004; 103: 24–30. [PubMed: 14704240]
    8.
    Аппельман З., Лурье С., Юстер А., Боренштейн Р. Тяжелая гемолитическая болезнь новорожденных, вызванная анти-с. Int J Gynaecol Obstet. 1990; 33: 73–5. [PubMed: 1974537]
    9.
    Bowman JM, Pollock J. Аллоиммунизация КС матери.Vox Sang. 1993; 64: 226–30. [PubMed: 8517051]
    10.
    Finney RD, Blue AM, Willoughby ML. Гемолитическая болезнь новорожденных, вызванная редким резусом антитело анти-CX. Vox Sang. 1973; 25: 39–42. [PubMed: 4198957]
    11.
    Боуман Дж. М., Поллок Дж. М., Мэннинг Ф. А., Харман С. Р.. Тяжелая анти-C гемолитическая болезнь новорожденных. Am J Obstet Gynecol. 1992; 166: 1239–43. [PubMed: 1566777]
    12.
    Джой С.Д., Росси К.К., Крю Д., О’Шонесси Р.В. Ведение беременностей, осложненных анти-Е аллоиммунизация.Obstet Gynecol. 2005; 105: 24–8. [PubMed: 15625137]
    13.
    Chapman J, Waters AH. Гемолитическая болезнь новорожденных, вызванная резус-анти-е антитело. Vox Sang. 1981; 41: 45–7. [PubMed: 6798758]
    14.
    Wagner F F, Flegel W A. В резус-боксе произошла делеция гена RHD. Кровь. 2000; 95: 3662–8. [PubMed: 10845894]
    15.
    Wagner F F, Molds J M, Flegel W A. Генетические механизмы вариации резус-бокса. Кровь. 2005. 45 (3): 338–44. [PubMed: 15752150]

    Диагностический биомаркер миалгического энцефаломиелита / синдрома хронической усталости (ME / CFS) на основе наноэлектроники

    Миалгический энцефаломиелит / синдром хронической усталости (ME / CFS) — это заболевание, от которого страдают не менее 2 миллионов американцев. и еще миллионы во всем мире (1–3).Несколько исследований показали, что это заболевание может быть вызвано комбинацией факторов, таких как основные жизненные стрессоры, инфекции (вирусные: ENV, HHV-6, HHV-7, желудочные вирусы, цитомегаловирус и бактериальные инфекции), воздействие токсинов, иммунодефицит и т. Д. недостаточность питания, генетическая предрасположенность и ряд других (1, 4, 5). В настоящее время не существует единого биомаркера для диагностики ME / CFS (1, 6). В результате диагностика пациентов с ME / CFS является длительным и дорогостоящим процессом, который представляет собой фундаментальное препятствие для лечения пациентов.Это отставание в диагностике также создает препятствия для исследований, затрудняя набор пациентов и обработку разнородных выборок пациентов с лишь незначительно похожими состояниями. Однако в одном из этих совсем недавних исследований (1) у пациентов с ME / CFS были выявлены отклонения в 20 из 63 биохимических путей, что указывает на такие метаболические особенности как потенциальные биомаркеры. В то же время пациенты с ME / CFS страдают одним из самых низких показателей качества жизни: нескорректированное 5-мерное 3-уровневое значение EuroQol (EQ-5D-3L) равно 0.47 по сравнению со средним значением 0,69, зарегистрированным для рака легких (7, 8). Это ясно указывает на центральную важность определения надежного биомаркера ME / CFS. Исследователи изучили множество потенциальных биомаркеров, многие из которых могут указывать на неправильную иммунную функцию и признаки аутоиммунитета (5, 9), например, различия в профилях цитокинов; естественные клетки-киллеры; Аутоиммунная активность 5-HT; и отзывчивость Т-клеток (4, 5, 9⇓⇓⇓⇓⇓⇓⇓⇓⇓ – 19). Иммунная система является типичным центром исследований ME / CFS, что подтверждается наблюдением, что CFS часто предшествует вирусная инфекция и имеет много долгосрочных гриппоподобных симптомов (4, 5, 20).Различные исследователи даже выдвинули гипотезу о том, что источник заболевания имеет вирусную природу (19, 21). Помимо гриппоподобных симптомов и усталости, существуют и другие подгруппы симптомов, такие как боль в мышечных суставах; неосвежающий сон; и высокая чувствительность к свету, звуку, запаху, вкусу, прикосновению и вибрации. Многие пациенты обычно страдают различными типами парестезий, такими как покалывание и онемение в разных частях тела. Другие симптомы включают синдром постуральной ортостатической тахикардии; головокружение; желудочно-кишечные симптомы, такие как тошнота и боль в животе; головные боли нового типа, характера или степени тяжести; вегетативные и эндокринные симптомы, такие как плохая регуляция температуры; непереносимость холода или жары; и периодические боли в горле.В некоторых случаях исследователи связывают профили цитокинов и воспаление с тяжестью ME / CFS у пациентов (4). В одном исследовании изучали профили цитокинов после нагрузки, чтобы изучить потенциальные различия в ME / CFS и малоподвижном контроле (2). Другие сосредоточились на обнаружении физиологических аномалий, изучая непереносимость физических упражнений и сердечную недостаточность (2, 22). Молекулярные аберрации также наблюдались в многочисленных исследованиях клеток крови ME / CFS (1, 4). Кроме того, несколько исследований показали, что индукция биологического стрессора мононуклеарных клеток периферической крови (PBMC) в форме гиперосмотического стресса заставляет клетки потреблять АТФ, ключевой метаболит, дефицит которого предполагается у пациентов с ME / CFS (1). , 23, 24).

    Чтобы исследовать вышеупомянутую гипотезу АТФ и изучить биологию заболевания и его молекулярные аберрации, мы применили наноэлектронную матрицу, называемую биомассивом с наноиглами, для мониторинга электрических реакций клеток крови на индуцированный стрессор. Биомассив с наноиглами — это универсальное, сверхчувствительное и высокопроизводительное наноэлектронное устройство, разработанное для обнаружения молекулярных и клеточных взаимодействий и их электрических свойств в режиме реального времени. Массив непосредственно измеряет модуляцию импеданса, возникающую в результате клеточных и / или молекулярных взаимодействий.Мы разработали этот сверхчувствительный и экономичный анализ, используя последние достижения в области нанотехнологий и микрофлюидики. Мы утверждаем, что этот анализ потенциально может предложить выдающийся биомаркер для быстрой и недорогой диагностики ME / CFS с высокой точностью. Кроме того, этот анализ может предоставить замечательную возможность для открытия новых методов лечения этого изнурительного заболевания. В этом исследовании мы использовали МНПК ME / CFS в качестве модели исследования. PBMC обычно являются клетками выбора во многих областях исследований, поскольку они хорошо охарактеризованы и могут быть легко изолированы (25) ( SI Приложение ).Мы также применили различные алгоритмы машинного обучения, чтобы сделать нашу платформу более надежным и точным потенциальным инструментом диагностики для ME / CFS.

    Результаты и обсуждение

    Начальная мотивация.

    Считается, что кардинальным признаком ME / CFS является ухудшение симптомов после нагрузки, известное как постэкспертное недомогание (20). Чтобы имитировать это состояние на клеточном уровне, мы ввели стрессор в клинические образцы пациента, состоящие из изолированных PBMC, инкубированных в их собственной плазме.Первоначально мы предположили, что воздействие на PBMC (в среде с высоким содержанием соли) приведет к чрезмерному потреблению и потенциальному истощению АТФ, высокоэнергетического метаболита. Солевой стресс и, в более общем смысле, гиперосмотический стресс — это обычно применяемая модель стресса в исследованиях различных типов клеток, таких как растения, дрожжи, бактерии, мыши и человек (26–32). В нашем исследовании для стимуляции гиперосмотического стресса мы увеличили концентрацию NaCl в плазме до 200 ммоль / л. NaCl является типичным стимулятором осмотического ответа, который действует практически так же, как и многие другие агенты, такие как сахара (33).Однако, как показано на рис. 1 C , многообещающие экспериментальные результаты, полученные с использованием нашего анализа, привели нас к выводу, что значительно различающаяся реакция импеданса выявленных нами МКПК, подвергшихся гиперосмотическому стрессу, составляет надежный метод дифференциации пациентов с СХУ. от здорового контроля, что является основным направлением этой работы.

    Рис. 1.

    ( A ) Схема одиночного наноэлектронного датчика (не в масштабе). ( B ) Модель схемы интерфейса сенсор-раствор, где Z мс — взаимодействие между средой и поверхностью сенсора, Z cc — взаимодействие клетка-клетка, Z cs — поверхностная адгезия клетка-сенсор, Z c — это импеданс клетки (емкость мембраны C м и проводимость цитоплазмы клеток σ cp ), а R s — сопротивление раствора.( C ) Экспериментально полученные кривые зависимости импеданса от времени, иллюстрирующие электрический ответ образцов, подвергнутых гиперосмотическому стрессу, прикованного к постели пациента с ME / CFS и здорового контроля в реальном времени. Серая область определяется экспериментально, а ее верхняя и нижняя границы показаны оранжевыми и зелеными линиями соответственно (для получения дополнительных сведений см. Пробная популяция и статистический анализ ). ( D ) Массив датчиков с наноиглами, изготовленных на 4-дюймовой пластине. ( E и F ) СЭМ-изображения наконечников наноэлектронных датчиков, ( E ) вид сверху и ( F ) со стороны канала микрофлюидики.

    Особенности анализа и теория работы анализа.

    Наш анализ разработан как сверхчувствительный анализ, способный напрямую измерять биомолекулярные взаимодействия в режиме реального времени, с низкими затратами и в мультиплексном формате. Обработка и мультиплексирование массива — важная функция, позволяющая выполнять задачи обнаружения и мониторинга с высокой пропускной способностью в большом масштабе. Изготовление массива из тысяч датчиков, параллельно в микрожидкостном канале, интегрированных с их индивидуальными усилителями на кристалле и системами считывания, может обеспечить единую портативную платформу, которая имеет множество клинических приложений, включая обнаружение различных биомаркеров параллельно для улучшенной диагностики заболеваний на ранних стадиях.Теоретически принцип работы анализа состоит в следующем: анализ обнаруживает любую модуляцию импеданса, обусловленную присутствием и / или взаимодействием представляющих интерес биомолекул в активной чувствительной области сенсоров. Вкратце, импеданс (Z) — это отношение приложенного напряжения (В) к наведенному току (А). Он имеет две составляющие: сопротивление, синфазную составляющую (Z против ), и реактивное сопротивление, противофазную составляющую (Z im ). Что касается электрохимической системы, в компоненте сопротивления обычно преобладает изменение локальной проводимости (например,g., изменение концентрации ионов в осмолитах) (34), в то время как в компоненте реактивного сопротивления обычно преобладает изменение локальной относительной диэлектрической проницаемости (34, 35) (например, локальная замена буферных молекул биомолекулами) (подробнее см. см. SI Приложение ). Используя наши датчики, мы записали и рассчитали три параметра синфазного импеданса (Z и ), противофазного импеданса (Z im ) и величин импеданса для дальнейшего повышения точности и точности датчиков.Полезность этого анализа для безметочного определения белков и нуклеиновых кислот была продемонстрирована ранее (34–40). В этом исследовании мы применили анализ для объективной и постоянной количественной оценки влияния гиперосмотического стресса на клинические образцы пациентов. Для каждого эксперимента, каждый из которых длился приблизительно 3 часа, датчики собирали около 40 000 точек данных с частотой дискретизации 5 Гц.

    Конфигурация и микропроизводство анализа.

    Наноэлектронная аналитическая структура состоит из двух проводящих слоев с изоляционным слоем между ними.Есть два дополнительных защитных оксидных слоя над сенсорами и под ними (Рис. 1 A ). Чувствительная область датчика нанометрового размера состоит из оксидного слоя толщиной 30 нм, помещенного между двумя слоями золота толщиной 100 нм. Верхний защитный оксидный слой предназначен для предотвращения воздействия растворов на верхние токопроводящие электроды. Под нижними электродами имеется термически выращенный оксидный слой, который электрически изолирует датчики от подложки. Ширина каждого датчика составляет от ~ 3 мкм до 5 мкм.Изображение одного датчика, полученное с помощью сканирующей электронной микроскопии (SEM), показано на рис. 1 E и F . Датчики спроектированы в формате 3D, чтобы улучшить скорость попадания молекул в датчики и способствовать диффузии во многих направлениях. Датчики были изготовлены на 4-дюймовых кремниевых пластинах (рис. 1 D ) после нескольких процедур оптической фотолитографии, осаждения и травления. (Подробную информацию о процессе изготовления можно найти в «Материалы и методы» .)

    Измерения импеданса в реальном времени.

    Чтобы продемонстрировать клиническую применимость представленного здесь анализа для диагностики заболеваний, мы в режиме реального времени наблюдали за электрическим откликом образцов, подвергнутых гиперосмотическому стрессу, прикованного к постели пациента с ME / CFS и здоровых людей. Подготовленные образцы ( материалов и методов и SI Приложение ) состояли из PBMC (200 клеток на мкл), инкубированных в их плазме и приготовленных в течение 5 часов использования. Рис. 1 C иллюстрирует экспериментально полученные зависимости импеданса от времени в этих экспериментах.Перед спектроскопией электрохимического импеданса (V среднеквадратичное значение = 250 мВ при f = 15 кГц) ( Материалы и методы, ) все датчики были подвергнуты обширной процедуре очистки, чтобы исключить любую возможность загрязнения ( Материалы и методы ). Для каждого эксперимента было время ожидания около 20 минут для достижения импеданса базового значения. Базовое значение определяется как отклонение импеданса <2%. После достижения базовой линии мы ввели в образцы небольшой объем (~ 6 мкл) гиперосмотического стрессора.Тестирование образца здорового контроля показало временное снижение сигнала импеданса после повышения концентрации NaCl в плазме до 200 ммоль / л. Сигнал постепенно вернулся к значению, близкому к базовому сигналу (0,88% ± 0,2, 2,69% ± 0,2 и 1,17% ± 0,28 для | Z |, Z re и Z img , соответственно), генерируемого в ненапряженном состоянии. и не менялась со временем при тестировании через ~ 3 часа. Данные по электрическому импедансу непрерывно собирались до тех пор, пока импеданс не достигал плато (наклон <0 в течение> 500 с).Те же шаги были выполнены для образцов пациентов ME / CFS. Точно так же этот образец установил базовое значение импеданса, которое не изменилось в отсутствие стрессора. Гипертонический стрессор, добавленный к этому образцу, также привел к временному снижению измеренного импеданса, сравнимого с образцом здорового контроля, который постепенно вернулся к исходному уровню примерно через 40 минут. Однако увеличение импеданса сопровождалось заметным отклонением от исходного исходного значения на 74,92% ± 0.69, 301,67% ± 3,55 и 64,73% ± 0,62, для | Z |, Z re и Z img , соответственно, цифры, которые значительно превышают значения, наблюдаемые для здорового контроля. Как показано на фиг. 1 C , реакция образцов ME / CFS на стрессор является уникальной характеристикой картины импеданса и резко отличается от реакции, наблюдаемой среди контрольных образцов. Мы считаем, что наблюдаемая значительная разница модуляции импеданса образцов в ответ на гиперосмотический стресс (ME / CFS по сравнению со здоровыми) потенциально может предоставить нам уникальный индикатор ME / CFS.Следует также отметить, что для обоих экспериментов точка отсчета служила точкой отсчета для целей нормализации данных. Это позволило нам исключить возможные критические отклонения, такие как человеческая ошибка, возможное несхожесть датчиков из-за сложного процесса микротехнологии и возможные изменения образца крови из-за длительного процесса подготовки образца.

    Пробная популяция и статистический анализ.

    Для достижения цели разработки надежного биомаркера для ME / CFS и демонстрации полезности нашей платформы для диагностики в местах оказания медицинской помощи мы дополнительно проверили набор, тестируя пациентов с ME / CFS от умеренной до тяжелой степени.Было проспективно включено в общей сложности 40 пациентов и здоровых людей. Всем пациентам с ME / CFS, включенным в это исследование, ранее был поставлен диагноз врачом в соответствии с Канадскими критериями консенсуса (CCC) (20). Эти эксперименты были одобрены Stanford IRB, и письменное согласие было получено после Stanford IRB-40146 до начала каких-либо испытаний или анализов. Из 20 обследованных пациентов с ME / CFS 5 были тяжело больны, а у 15 их состояние было умеренным. Из 20 исследованных здоровых людей из контрольной группы 5 были сопоставимы по возрасту и полу с 5 нашими пациентами с ME / CFS (с одновременным сбором обоих наборов образцов), 10 были выбраны случайным образом и набраны нами, а 5 были анонимными донорами, собранными нами. Стэнфордский центр крови.Набранные здоровые контрольные группы (за исключением образцов из центров крови) не имели диагнозов ME / CFS или родственных заболеваний и не имели кровных родственников с диагнозом ME / CFS. Образцы пациентов и контрольные образцы обрабатывались одинаково на всех этапах предварительной обработки. Для каждого эксперимента мы проанализировали и записали все три параметра синфазного импеданса (Z и ), противофазного импеданса (Z im ) и величин импеданса ( Материалы и методы ). Экскурсия сигнала импеданса выше исходного исходного значения для пациентов с ME / CFS составляла от 75.От 61% ± 12,69 до 406,2% ± 1,32, от 12,46% ± 0,13 до 94,98% ± 0,92 и от 7,42% ± 1,45 до 81,49% ± 0,88 для Z re , | Z | и Z img соответственно. Диапазоны для здорового контроля составляли от -27,33% ± 0,56 до 34,7% ± 5,18, от -14,89% ± 0,32 до 18,02% ± 0,41 и от -16,44% ± 0,22 до 18,38% ± 0,44 для Z re , | Z | и Z img соответственно. Кроме того, изменение сигнала импеданса от минимума до плато для пациентов с ME / CFS варьировалось от 95,79% ± 12,8 до 427,29% ± 1,57, от 14,13% ± 1,24 до 109.25% ± 0,95 и 13,36% ± 0,99 до 94,99% ± 0,9 для Z re , | Z | и Z img соответственно. Экспериментально рассчитанные значения этих сигналов для здоровых людей составляют от 0,05% ± 0,53 до 49,15% ± 4,64, от 1,15% ± 0,17 до 19,69% ± 0,46 и от 0,16% ± 0,71 до 19,29% ± 0,74 для Z re , | Z |, и Z img соответственно (рис. 2 B и C ). Согласно нашему анализу, синфазный импеданс (Z относительно ) от базовой линии до плато показал наибольшую разделимость ( P = 4.48E-9), в то время как сигналы с противофазным импедансом (Z im ) и амплитудой (| Z |) также существенно разделялись ( P = 2,73E-5 и P = 1,12E-5, соответственно. ). Помимо анализа процентного изменения плато от базовой линии, процентное изменение плато от минимума также показало сильную разделимость, как показано на рис. 2 D и E . Точно так же синфазный импеданс показал наибольшую разделимость ( P = 7.27E-9), а Z im и | Z | сигналы также были значительно разделены ( P = 5.06E-5 и P = 2.67E-5, соответственно). Кроме того, были проанализированы и другие параметры, такие как наклоны и время, необходимое для достижения минимума и плато. В частности, максимальный положительный наклон показал наибольшую разделимость ( P = 1,19E-7, P = 1,67E-5 и P = 2,22E-5 для Z re , | Z | и Z img соответственно), хотя это было не так существенно, как процентное изменение от минимума до плато ( P = 7.27E-9 для Z относительно ) и от базовой линии до плато ( P = 4,48E-9 для Z относительно ). Рис. 2 A показывает экспериментально полученные кривые зависимости импеданса от времени для всех ME / CFS и здоровых контрольных образцов. Для создания каждого графика было собрано около 40 000 точек данных за эксперимент. Рис. 2 A также показывает экспериментально определенную серую область. Согласно нашим экспериментальным результатам, сигналы ME / CFS, которые лежат в верхнем диапазоне этой серой области, принадлежали умеренно пораженным пациентам ME / CFS, в то время как тяжелобольные пациенты все демонстрировали сигналы намного выше серой области.Принимая во внимание эти результаты, мы думаем, что может существовать корреляция между уровнем серьезности заболевания и силой сигнала. Кроме того, у здоровых людей из контрольной группы, которые лежали в нижней части серой области, была семейная связь с фибромиалгией. Кроме того, повторяемость и воспроизводимость анализа были подтверждены как для пациентов с ME / CFS, так и для здоровых контролей (рис. 2 F и G ). Повторение экспериментов для здорового контроля показало, что сигнал импеданса от базовой линии до плато изменялся на уровне 7.08% ± 0,23, 18,95% ± 0,69 и 5,04% ± 0,36 для | Z |, Z re и Z img соответственно, в то время как вариации для сигналов от минимума до плато составляли 5,96% ± 0,35, 16,23 % ± 0,65 и 4,02% ± 0,47 для | Z |, Z re и Z img соответственно. Для образца ME / CFS вариации для | Z |, Z re и Z img составили 1,66% ± 0,42, 14,09% ± 2,71, 1,35% ± 0,41 и 1,68% ± 0,41, 17,71% ± 2,62. и 1,29% ± 0,41 для сигналов от базовой линии до плато и от минимума до плато соответственно.

    Рис. 2.

    Пробная популяция и статистический анализ. ( A ) Экспериментально полученные кривые зависимости сопротивления от времени для 40 ME / CFS и здоровых контрольных образцов, использованных в этом исследовании, с экспериментально определенной серой областью. Верхняя и нижняя границы серой области показаны оранжевыми и зелеными линиями соответственно. Для создания каждого графика было собрано около 40 000 точек данных за эксперимент. ( B E ) Проанализированное процентное изменение ( B ) сигналов импеданса от минимума до плато и ( C ) от базовой линии до плато, в которых оба показали сильную разделимость, ( D ) с P = 7.27E-9 для сигналов полного сопротивления от минимума до плато и ( E ) P = 4,48E-9 для сигналов полного сопротивления от базовой линии к плато. ( F и G ) Подтверждение повторяемости и воспроизводимости анализа как для пациентов с ME / CFS, так и для здоровых контролей. ( H ) Первичный классификатор ME / CFS, созданный путем применения контролируемого алгоритма машинного обучения SVM к нашим экспериментальным наборам данных. ( I ) Идеальный линейно разделяемый набор данных в пространстве PCA после выполнения PCA на матрице данных, содержащей шесть характеристик сигналов изменения импеданса от базовой линии и минимума до плато для всех трех компонентов импеданса (| Z |, Z re , и Z im ).* P <1e-8.

    Выборка образцов.

    Чтобы адаптировать этот анализ для использования в качестве потенциального диагностического инструмента для ME / CFS, мы оптимизировали анализ, используя несколько различных клинических образцов. Мы протестировали PBMC пациентов в их образцах цельной крови, сыворотки и плазмы, чтобы найти наиболее надежные и различимые индикаторы. Согласно нашим экспериментальным данным, образцы как сыворотки, так и плазмы показали уникальную, надежную и повторяемую картину, в то время как такая картина не наблюдалась для образцов цельной крови.В результате для образцов плазмы были выполнены проверки платформы и исследования по оптимизации. Кроме того, мы изучили ряд различных методов подготовки и хранения, чтобы свести к минимуму потребность в свежей крови и обеспечить возможность использования образцов крови, собранных по всему миру. Мы провели анализ с образцами, хранящимися при 4 ° C, комнатной температуре и в шкафу для хранения 37 ° C, а также с образцами, замороженными в морозильных камерах с температурой -20 ° C и в жидком азоте (200 клеток на мкл). Мы пришли к выводу, что плазма, используемая в течение 5 часов после приготовления при концентрации 200 клеток на мкл, дает наиболее надежные и воспроизводимые результаты.Другими наиболее успешными испытанными методами были хранение в течение 24 часов при комнатной температуре и замораживание жидким азотом в течение 1 недели, оба из которых сохранили структуру свежих образцов, хотя реакция была немного ослаблена.

    Обсуждение.

    Хотя первоначальная гипотеза этого исследования заключалась в том, что уровень потребления АТФ отличается в клетках крови пациентов с ME / CFS по сравнению со здоровыми контрольными клетками крови, наши экспериментальные результаты на 40 отдельных пациентах с ME / CFS и здоровых контролях показали, что ME / CFS гиперосмотический Образцы, подвергнутые стрессу (PBMC в плазме), демонстрируют уникальную характеристику своего импеданса, которая значительно отличается от того, что наблюдалось в контроле.Наша работа до сих пор показывает, что сигнатура импеданса сама по себе потенциально может представлять собой отличительный индикатор пациентов с ME / CFS по сравнению с контрольной группой и потенциально может установить диагностический показатель для заболевания. Кроме того, он также может дать представление о биологии этого сложного синдрома. Предыдущие исследования также пытались найти отличительный признак ME / CFS, вызывая недомогание при физической нагрузке (41). Хотя точные механизмы, лежащие в основе обнаруженных различий, остаются неясными, и необходим дальнейший анализ, чтобы определить их точный источник, мы предполагаем, что ряд механизмов может запускаться, когда образцы плазмы, содержащие PBMC, подвергаются воздействию стрессора.С этой целью показания импеданса с частотным разрешением (от 10 Гц до 1 МГц) в разные моменты времени были подвергнуты математической модели, разработанной Дживером и Кизом (42), чтобы понять модель схемы возбуждения, представляющую компоненты интерфейса сенсор-решение. Результаты импеданса представляют собой интеграцию импеданса, который приписывается взаимодействиям между средой и поверхностью сенсора (Z мс ), межклеточным взаимодействиям (Z cc ), поверхностной адгезии клетка и сенсор (Z cs ), импедансу клеток (емкость мембраны C м , проводимость цитоплазмы клеток, σ cp ), сопротивление раствора (R s ) и другие компоненты (например,g., белки, экзосомы и липиды) в плазме. Предполагается, что ток течет радиально в пространство между вентральной поверхностью клетки и субстратом, а затем уходит между клетками. Предполагается, что плотность тока постоянна в направлении y, а ячейки представляют собой объекты в форме дисков с мембранными поверхностями, заполненные проводящим электролитом. Более того, чтобы определить механизмы и компоненты, задействованные на клеточном и молекулярном уровнях, мы начали исследовать компоненты плазмы (например,g., белки, экзосомы и липиды) и отдельные типы клеток (например, Т-клетки) отдельно. Это исследование является частью текущих исследований, которые требуют дальнейшего изучения, прежде чем механизмы могут быть предложены с хорошей степенью уверенности.

    С точки зрения задействованных механизмов, одним из первых кандидатов, которые следует рассмотреть, является Na / K-АТФаза, которая присутствует в плазматической мембране всех клеток. Он отвечает за перекачку ионов натрия и калия через клеточную мембрану с использованием активного транспортного механизма, который требует потребления АТФ.Нормальная внутриклеточная концентрация PBMC составляет около 10 мМ, а в плазме — около 135 мМ. Обратное верно для калия (около 140 мМ внутриклеточный и 5 мМ внеклеточный). При увеличении концентрации внеклеточных ионов натрия прохождение некоторых дополнительных ионов Na в клетки может происходить путем диффузии, в зависимости от проницаемости PBMC для этого иона. Что касается активного транспорта ионов Na / K-АТФазой, перекачка трех ионов Na наружу клетки и двух ионов K внутрь происходит в каждом цикле работы, тем самым поддерживая большой избыток ионов Na снаружи. и высокая концентрация ионов К внутри, необходимая для поддержания потенциала клетки.Соответственно, увеличение концентрации натрия в плазме при сохранении исходного низкого уровня калия неизменным будет соответствовать основной функции мембранного фермента по сохранению градиентов концентрации ионов Na и K на плазматических мембранах PBMC. Хотя повышение концентрации ионов Na само по себе не является антагонистическим по отношению к нормальному функционированию Na / K-АТФазы, оно может действовать как фактор, вызывающий осмотический стресс. В такой ситуации могут сработать некоторые специфические механизмы в ответ на новую, неблагоприятную ситуацию для достижения гомеостаза внутриклеточной воды (43).Действительно, ряд сообщений в литературе указывает, что добавление солей или других осмотических агентов к клеточной среде может индуцировать продукцию воспалительных цитокинов (20, 39–44). Эти исследования показывают, что развитие воспаления в результате осмотического стресса может быть общим явлением, затрагивающим PBMC (44, 45) и ряд других типов клеток (46–50). Были исследованы как более низкие (от 20 мМ до 41 мМ) (48), так и более высокие (от 100 до 135 мМ) (47) концентрации NaCl, чем количество, испытанное в настоящем исследовании (65 мМ).В исследовании влияния осмотического стресса на бронхиальные эпителиальные клетки человека выработка IL-8 стимулировалась дополнительным NaCl (от 50 до 150 мМ) в зависимости от времени и дозы (50). Эти данные подтверждают способность клеток изменять экспрессию генов в ответ на изменения осмотической среды (51). Эти механизмы могут способствовать изменению взаимодействий между средой и поверхностью сенсора (Z ms ), взаимодействий клетка-клетка (Z cc ), поверхностной адгезии клетки и сенсора (Z cs ), импеданса клеток (емкость мембраны C м). , проводимость цитоплазмы клеток σ cp ), сопротивление раствора (R s ) и других компонентов плазмы (например,g., белки, экзосомы и липиды), которые могут модулировать значение сигналов импеданса, измеряемых нашими датчиками. Сообщалось о ряде других механизмов, участвующих в эффекте высокой концентрации соли на клетки, отличные от PBMC, которые могут играть роль, имеющую отношение к настоящему исследованию. К ним относятся изменение размера, вызванное повышением осмотического давления, и накопление глицерина и аминокислот (27), что может способствовать изменению импеданса клеток (емкость мембраны C m , проводимость цитоплазмы клеток, σ cp ), взаимодействия клетка-клетка (Z cc ) и поверхностная адгезия клетка-сенсор (Z cs ), которые могут модулировать значение сигналов импеданса, измеряемых здесь сенсорами.Однако одновременная стандартная живая микроскопия гетерогенной популяции PBMC в различных критических точках экспериментов не смогла различить значительную визуально обнаруживаемую разницу в размере клеток между клетками пациентов с ME / CFS и здоровыми контрольными клетками. Тем не менее, визуализация с высоким разрешением (например, просвечивающая электронная микроскопия) конкретных типов клеток в различных критических точках экспериментов может помочь нам лучше понять возможный вклад этого механизма в наши результаты.Кроме того, синтез фосфолипидов и расширение мембраны эндоплазматического ретикулума (52) также могут способствовать изменению импеданса клеток (емкость мембраны C м и проводимость цитоплазмы клеток σ cp ), что может модулировать величину импеданса. сигналы, измеряемые датчиками. Изменение состава плазматической мембраны (28) — еще один возможный механизм, который может способствовать изменению импеданса клеток (емкость мембраны C м ), взаимодействий клетка-клетка (Z cc ) и поверхности клетки-сенсора. адгезия (Z cs ), все из которых могут модулировать значение сигналов импеданса, измеряемых датчиками.Более того, усиление мембраны за счет увеличения концентрации убихинона-8 также может способствовать изменению импеданса клеток (емкость мембраны C м ), межклеточных взаимодействий (Z cc ) и поверхностной адгезии клеток к сенсору. (Z cs ), а также для модуляции значения сигналов импеданса, измеряемых нашими датчиками. Хотя все вышеперечисленное является возможными механизмами, способствующими развитию, необходимы дальнейшие эксперименты, чтобы понять точные механизмы, способствующие наблюдаемым различиям, и являются ли они специфичными для ME / CFS, или же ответ может быть обнаружен среди других подобных заболеваний.

    Кроме того, наши очень привлекательные предварительные результаты (не включенные в эту статью) с участием тяжелобольных пациентов с ME / CFS и здоровых людей из контрольной группы показали четкое различие в поведении PBMC среди пациентов с ME / CFS при помещении в плазму самих пациентов по сравнению с когда их инкубировали в здоровой плазме. Эти наблюдения были одной из мотиваций экспериментов с компонентами плазмы пациентов с ME / CFS на молекулярном уровне в дополнение к изучению клеток. Наблюдаемые картины импеданса могут быть связаны с наличием или отсутствием факторов, связанных с плазмой.Интересно, что выработка цитокинов PBMC (53) и клетками пигментного эпителия сетчатки человека (48), обработанных липополисахаридом, усиливается гиперосмотическим стрессом, открытие, которое может быть связано с настоящим исследованием. Также есть соблазн предположить, что эти отчеты и наши собственные выводы имеют отношение к некоторым недавним исследованиям, указывающим на важный воспалительный компонент в ME / CFS (4, 9, 54).

    Кроме того, для создания классификатора для пациентов с ME / CFS, способного идентифицировать новых пациентов, необходимых для надежного диагностического инструмента, мы разработали машину опорных векторов с обученным ядром (SVM), контролируемый алгоритм машинного обучения, используя наши экспериментальные данные.Чтобы классифицировать новых пациентов на основе того, попадают ли они вправо от границы принятия решения, мы изначально выбрали две характеристики с наибольшим значением: изменение от исходного уровня до плато и изменение от минимума до плато для синфазных компонентов импеданс. Используя эти функции, SVM с кубическим полиномиальным ядром смогла классифицировать две популяции, хотя эти две функции сильно коррелированы, как показано на рис. 2 H . Чтобы еще больше повысить надежность классификатора за счет уменьшения корреляции между двумя осями, был проведен анализ главных компонентов (PCA) на матрице данных, содержащей шесть характеристик: изменение импеданса от базовой линии и минимум до плато для всех трех компонентов. импеданса (| Z |, Z относительно и Z im ).Результаты ( n = 2) дали цельный набор данных, который линейно разделяется в пространстве PCA (рис. 2 I ).

    Далее мы стремимся провести дальнейшие эксперименты, чтобы понять конкретные механизмы, влияющие на наблюдаемые результаты, и проверить эффективность анализа на других аналогичных заболеваниях. Кроме того, мы работаем над адаптацией технологии к платформе, способной проводить доклинические испытания лекарств и методов лечения на клетках пациентов с ME / CFS, что ведет к разработке портативной, портативной и простой в использовании платформы, которой могут управлять исследователи. и врачи любого уровня подготовки.

    Таким образом, в настоящее время не существует надежного биомаркера на основе крови для диагностики ME / CFS, которым страдают около 2 миллионов человек в Соединенных Штатах и ​​многих других по всему миру. Молекулярные аберрации, наблюдаемые в многочисленных исследованиях клеток крови ME / CFS, дают возможность разработать диагностический анализ образцов крови. Воспользовавшись недавними достижениями в области микро / нанопроизводства, прямого электрического обнаружения клеточных и молекулярных свойств, а также микрофлюидики, мы разработали сверхчувствительный и экономичный наноэлектронный анализ, способный непрерывно отслеживать клеточные и молекулярные события в режиме реального времени на очень небольшом объеме образца. (∼50 мкл).Изучая ME / CFS на молекулярном уровне, мы демонстрируем клиническую применимость этого анализа для диагностики заболеваний. Согласно нашим экспериментальным результатам, клетки крови ME / CFS демонстрируют уникальную характеристику своего импеданса при воздействии гиперосмотического стресса, который значительно отличается от контроля ( P <4.5E-9, n = 40). Чтобы сделать нашу платформу более надежным диагностическим инструментом, потенциально способным точно идентифицировать новых пациентов, мы разработали точный классификатор ME / CFS, применив контролируемый алгоритм машинного обучения SVM к нашим экспериментальным наборам данных.Кроме того, мы выполнили PCA на матрице данных важных функций, что позволило создать цельный линейно разделяемый набор данных в пространстве PCA. Эта технология представляет собой биомаркер импеданса на основе крови, который потенциально может установить диагностический биомаркер и платформу для скрининга лекарств для ME / CFS в сочетании с уже существующими мерами оценки, такими как CCC. Это недорогой, быстрый, миниатюрный, минимально инвазивный и высокочувствительный анализ. Учитывая важность этого анализа и его надежность, мы предполагаем, что он может широко использоваться в других исследовательских лабораториях и клиниках в ближайшем будущем в качестве помощи врачам, а также нашим коллегам из исследовательского сообщества ME / CFS.

    Материалы и методы

    Изготовление.

    Мы изготовили матрицы, используя следующий протокол: сначала 200 нм SiO 2 были термически выращены на кремниевой пластине для изоляции подложки от других слоев. Этот процесс проводился в высокотемпературной атмосферной печи для выращивания диоксида кремния (SiO 2 ) на кремниевых пластинах (~ 3 часа при 1100 ° C). На последующих этапах нижние токопроводящие электроды формировали рисунок и наносили с помощью оптической фотолитографии и процессов осаждения металла с последующими этапами отрыва.Для этого сначала стандартные кремниевые пластины предварительно обжигались на горячей плите при 200 ° C в течение ∼2 часов. Затем выполняли этап ручного формования резиста путем нанесения 10 капель гексаметилдисилизана на пластины в качестве адгезионного слоя. Затем пластины были покрыты фоторезистами MaP 1215. Затем пластины были перенесены в систему выравнивания контактов для выполнения точного совмещения маски с пластиной с последующим экспонированием фоторезиста в ближнем УФ-диапазоне (~ 3 с). Были проявлены открытые фоторезисты, а пластины с рисунком были перенесены в систему испарения для нанесения на нижние металлические электроды.В системе испарения сначала было нанесено 3 нм Cr в качестве адгезионного слоя, после чего было нанесено 100 нм золота для создания нижних токопроводящих электродов датчиков. Затем пластины прошли процесс отрыва металла (~ 30 мин в ацетоне), чтобы удалить оставшиеся фоторезисты и сформировать окончательную конфигурацию нижних электродов. Следующим шагом было нанесение 30 нм диоксида кремния (чувствительная область) с использованием метода плазменного осаждения атомных слоев. Это высококачественная, конформная, однородная оксидная пленка без микроотверстий и частиц, позволяющая минимизировать эффект электрического короткого замыкания и максимизировать производительность датчиков.Затем были изготовлены верхние токопроводящие электроды. Для изготовления верхних электродов применялась аналогичная процедура, что и для нижних электродов. Затем эти проводящие электроды были покрыты защитным оксидным слоем (SiO 2 ). Эти защитные слои были нанесены с использованием системы химического осаждения из паровой плазмы. Для формирования каналов под датчиками было выполнено несколько этапов травления с последующим этапом литографии. Затем был удален оксид с контактных площадок, называемых контактными площадками.Чтобы достичь этого, пластины с рисунком прошли процесс влажного травления (6: 1 буферное оксидное травление), чтобы обнажить эти контактные площадки. Последним шагом была дальнейшая очистка наконечников датчиков и придание им острых краев в канале. Этот шаг был достигнут с помощью процесса травления сфокусированным ионным пучком.

    Статистический анализ.

    Критическими точками, которые мы использовали для анализа зависимостей импеданса от времени, были базовый уровень, минимум и уровни плато; минимальный и максимальный уклон; и время, необходимое для достижения минимума и плато.Базовая линия, определенная ранее, служила ориентиром для нормализации любых изменений процесса. Базовая линия была рассчитана путем усреднения импеданса за 200 с, начиная с 250 с до добавления стрессора. Затем импеданс в реальном времени был нормализован по базовой линии, что дало значение 1 на базовой линии. Чтобы определить оставшиеся характеристики, когда вводится соль, мы разделяем данные на две части, чтобы устранить большое падение импеданса, связанное с введением соли. Первый раздел содержал базовый уровень и начальное падение, а второй — реакцию образца на добавление соли.Многочлен высокого порядка ( d = 14) был помещен во второй раздел и использовался для оценки остальных критических точек в замкнутой форме. Минимум — это точка, в которой аппроксимирующая кривая находится в самом низком положении. Плато было точкой после минимума, где импеданс был максимальным в подогнанной части. Для расчета минимального и максимального наклонов подобранный полином дифференцировался. Минимальный наклон был определен как минимальное значение дифференцированной кривой между началом подобранного участка и временем минимума.Точно так же максимальный наклон был определен как максимальное значение дифференцированной кривой между временем минимума и временем плато. Неопределенность измерения базового минимума и плато оценивалась как стандартное отклонение исходных данных от 60 с до критической точки до 60 с после. Все значения P были двусторонними и рассчитывались с использованием теста Велча t .

    Спектроскопия электрохимического импеданса.

    Для проведения спектроскопии электрохимического импеданса использовался потенциостат Versa STAT3 (Princeton Instruments).Было установлено рабочее напряжение 250 мВ RMS. Мы выбрали для измерения импеданса частоту 15 кГц, так как было показано, что эта частота является оптимальной рабочей частотой датчиков (34). Частота дискретизации составляла пять образцов для всех экспериментов. Все измерения проводились при комнатной температуре.

    Предэкспериментальная очистка нанодатчиков.

    Чтобы исключить возможность загрязнения сенсора, мы тщательно очищали сенсор перед каждым экспериментом. Процедура очистки состояла из двух основных этапов: ( i ) серия жидких промывок для удаления макроскопических частиц, ( ii ) с последующей очисткой ультрафиолетовым озоном (UVO) для удаления органических загрязнителей.Жидкую промывку выполняли путем погружения тампона Micro CleanFoam TX757B (Texwipe) в 2% SDS, а затем с помощью тампона удаляли любые масла или жиры, отложившиеся на пластине, осторожно протирая тампоном силиконовую поверхность. Затем пластину промывали избытком деионизированной (ДИ) воды для смывания остатка SDS. Затем была проведена промывка ацетоном с использованием нового тампона из пены для удаления любых оставшихся частиц. Затем проводили промывку изопропанолом для удаления остатка ацетона. Окончательная промывка проводилась деионизированной водой, а затем датчики сушились сжатым воздухом.Затем датчики были продезинфицированы с использованием очистителя UVO (модель 42; Jetlight) в течение 30 минут для удаления органических загрязнений и гидрофилизации поверхности SiO 2 . Процедуру полной очистки (этапы жидкой промывки с последующим этапом очистки UVO) повторяли еще два раза (всего три раза) для полного устранения любых загрязнений, остатков и органических загрязнений.

    Подготовка проб.

    Для каждого субъекта кровь собирали в пробирку CPT с цитратом натрия объемом 8 мл и пробирку с литиевым гепарином на 6 мл.Следуя протоколу, описанному в приложении SI , PBMC были выделены из плазмы цельной крови, и клетки были доведены до концентрации 200 клеток на мкл и доставлены для экспериментов.

    Экспериментальная установка.

    Для электрических соединений с небольшими измерительными площадками датчиков (50 мкм × 50 мкм) использовалась измерительная станция S-1160 (Signatone). Биосовместимые силиконовые лунки инкубационной камеры FlexWell (Grace Bio-Labs) вырезали и помещали над датчиком в качестве микрожидкостной лунки для хранения образца.Для каждого эксперимента 50 мкл приготовленного образца ( SI Приложение ) вводили в микрожидкостные лунки, после чего в реальном времени записывали измерения электрического импеданса.

    Границы | Здоровый микробиом крови человека: факт или вымысел?

    Введение

    Микробиом человека состоит из обширного корпуса таксонов бактерий, архей, вирусов и грибов. Хотя большинство этих микроорганизмов являются комменсальными, многие из них являются мутуалистическими, а некоторые — патогенными.Независимо от того, является ли их присутствие полезным, несущественным или вредным, наша жизнь неразрывно связана с микробами, с которыми мы разделяем наши тела. Фактически, несмотря на то, что бактерии в 1000 раз меньше, чем клетки человека, они составляют ~ 2% массы тела взрослого человека (1,5 кг), что примерно соответствует размеру человеческого мозга или печени (Molina and DiMaio, 2012). Учитывая нашу обширную историю совместной эволюции с микробами (Moeller et al., 2016), неудивительно, что оценочное количество уникальных бактериальных генов в нашем «дополнительном геноме» (~ 3 300 000) превышает количество наших собственных генов (~ 22 000 ) в 150 раз (Qin et al., 2010). Исследования микробиома человека, описываемые как изучение всего содержания ДНК микроорганизмов, населяющих наши тела, стремительно развивались за последнее десятилетие. Поскольку эта тема широко рассматривалась в других источниках (Cho and Blaser, 2012; Morgan et al., 2012; Kim et al., 2013; Khanna and Tosh, 2014; Lloyd-Price et al., 2016), мы сосредоточимся на текущих доказательства, указывающие на существование «здорового» микробиома крови человека (HBM).

    Изучение наших «микробных самостей» было в значительной степени облегчено благодаря внедрению секвенирования следующего поколения (NGS) и появлению целого метагеномного секвенирования (WMGS) в качестве методов изучения микробного генетического материала, присутствующего в различных участках человеческого тела ( Segata et al., 2013). В течение многих лет ученые стремились создать основанный на таксономии набор основных связанных с человеком микроорганизмов. Однако более ценный подход включает определение первичного микробного состава ядра на основе функциональной (метаболической) способности, поскольку легче соотнести патогенез с отклонениями или изменениями (например, дисбиозом) в «ядре» микробиома (Turnbaugh et al., 2009 ). В связи с этим в нескольких крупномасштабных популяционных исследованиях секвенировали метагеномы кишечного микробиома человека (IM), а также другие важные с медицинской точки зрения участки тела, включая кожу, влагалище и рот.Для достижения этой фундаментальной цели были разработаны два важных совместных проекта. В рамках проекта «Метагеномы кишечного тракта человека» (Qin et al., 2010; Le Chatelier et al., 2013; Li et al., 2014) и «Проект микробиома человека» (HMP) (Aagaard et al. ., 2013), более 2000 человек со всего мира внесли свой вклад в изучение структуры микробиома здоровых людей с 2006 года (Lloyd-Price et al., 2016). Хотя большинство современных исследований сосредоточено на ИМ человека, также описаны микробные сообщества, присутствующие во рту и глазах человека, на коже, легких, плаценте и мочеполовых путях (Aagaard et al., 2013; Блехман и др., 2015; Ллойд-Прайс и др., 2016).

    В последнее время перспектива существования «здорового» БГМ вызвала большой интерес в научном сообществе (McLaughlin et al., 2002; Bahrani-Mougeot et al., 2008; Païssé et al., 2016). Кровь человека включает ~ 54,3% плазмы, ~ 45% красных кровяных телец (эритроцитов), ~ 0,7% лейкоцитов (лимфоцитов) и различное количество тромбоцитов (тромбоцитов), в зависимости от состояния здоровья (Alberts et al., 2002). После первого документированного наблюдения эритроцитов Антони ван Левенгук в 1674 году (Bessis and Delpech, 1981) (Рисунок 1) теперь известно, что кровь является жидкой средой, которая несет и поддерживает самые основные, но наиболее важные элементы жизни. .В то время как эритроциты в первую очередь отвечают за транспорт кислорода, лимфоциты служат высокоэффективной системой наблюдения, которая контролирует кровь на наличие инвазивных микробов (Jerne, 1973). Основная функция тромбоцитов — реагировать на кровотечение из-за повреждения кровеносных сосудов путем свертывания крови (Blache, 1992). Поскольку кровь традиционно считалась стерильной средой, лишенной всех других форм чужеродных (например, бактериальных) клеток, неудивительно, что концепция здорового HBM была встречена с критикой (Nikkari et al., 2001; Маклафлин и др., 2002; Païssé et al., 2016). Хотя доказательства существования микробиома крови у различных домашних млекопитающих и птиц действительно существуют (Sze et al., 2014; Mandal et al., 2016; Vientós-Plotts et al., 2017), мы сосредотачиваемся на крови здорового человека. -микробиом. Учитывая, что все большее количество исследований изучают идею о том, что присутствие «чужеродных» микроорганизмов в крови человека не обязательно приравнивается к инфекции или болезненному состоянию, мы рассматриваем доказательства, касающиеся открытия и предварительного принятия здорового HBM.Кроме того, мы исследуем потенциальное происхождение и идентичность «резидентных» микроорганизмов, их филогенетическую принадлежность и клиническую значимость предположительно здорового HBM. Мы также обращаем внимание на негативное влияние, которое загрязняющие вещества, полученные из реагентов и лабораторных условий, оказывают на исследования IM и HBM на основе последовательностей, а также на выделение множества микробных таксонов при экстракции ДНК и контроле подготовки библиотек.

    Противоречие и эволюция новой концепции

    Споры о распространении инородных клеток в крови человека восходят к концу 1960-х годов, когда Tedeschi et al.(1969) сообщили о наличии метаболически активных бактерий в крови здоровых людей (рис. 1). В частности, повышенное поглощение нуклеозидов и аминокислот в суспензиях эритроцитов привело их к гипотезе о том, что микоплазмоподобные бактерии или бактерии L-фазы (с дефицитом клеточной стенки) присутствовали в крови явно здоровых людей. Почти десять лет спустя, в 1977 году, Джеральд Доминг и Йорген Шлегель сообщили, что около 7% образцов крови, взятых из когорты здоровых людей, показали рост бактерий после осмотического лизиса и фильтрации (Domingue and Schlegel, 1977).

    Более свежие доказательства гипотетического существования здорового HBM получены от Nikkari et al. (2001), которые сообщили о наличии бактериальной ДНК в крови когорты здоровых людей. Это исследование, основанное на кПЦР, включало использование рРНК-специфичных флуоресцентных зондов и ген-специфичных праймеров 16S рРНК и идентифицировало бактериальные таксоны, принадлежащие к пяти подразделениям и семи филогенетическим группам. Однако это исследование ограничено тем фактом, что все наблюдения были основаны на анализе крови только четырех человек (таблица 1).Вскоре после этого McLaughlin et al. (2002) описали присутствие плеоморфных бактерий в крови людей, у которых не было заметных клинических проявлений болезни. В этом исследовании просвечивающая электронная микроскопия (ТЕМ), темнопольная микроскопия (DFM), флуоресценция in situ гибридизация (FISH) и секвенирование генов 16S рРНК и gyrB , амплифицированных ПЦР, подтвердили присутствие бактериальной ДНК в кровь здоровых людей. Соответственно, Moriyama et al.(2008) внесли свой вклад в концепцию «здорового» HBM, подтвердив присутствие бактериальных генов 16S рРНК в крови здоровых людей.

    Таблица 1 . Исследования HBM в отношении как здоровых, так и больных людей.

    Как и ожидалось, оспаривание традиционного убеждения о стерильности крови у здоровых людей при нормальных обстоятельствах вызвало серьезные споры. Mitchell et al. (2016) оценили результаты McLaughlin et al.(2002) и другие исследования, пришли к выводу, что плеоморфные бактерии, обнаруженные в крови здоровых людей, на самом деле были не чем иным, как микрочастицами, полученными из распавшихся эритроцитов. Martel et al. (2017) поддержали этот аргумент, открыв, что структуры, подобные бактериям, очень похожи на мембранные везикулы и что вибрирующие отражающие частицы, захваченные темнопольной микроскопией, были просто агрегатами белков крови. Хотя визуальное подтверждение присутствия микроорганизмов в крови здоровых людей требует дальнейшего изучения, накапливаются доказательства, подтверждающие присутствие микробного генетического материала в системе кровообращения (McLaughlin et al., 2002; Морияма и др., 2008; Païssé et al., 2016).

    Применение инновационных аналитических технологий, таких как нацеленный NGS гена 16S рРНК, предоставило все более надежные доказательства существования здорового HBM (Dinakaran et al., 2014; Damgaard et al., 2015; Gosiewski et al. ., 2016; Païssé et al., 2016; Kowarsky et al., 2017; Whittle et al., 2018; Qiu et al., 2019). Данные о РНК-последовательности также внесли свой вклад в эту предпосылку, поскольку бактериальные транскрипты были идентифицированы в здоровых контрольных группах (Loohuis et al., 2018; Whittle et al., 2018). Исследователи, исследующие микробиом крови больных пациентов, в основном с помощью методов, не зависящих от культуры, также обнаружили генетический материал в своих здоровых контрольных группах (Таблица 1). Более того, наличие сопоставимых бактериальных типов в различных исследованиях, по-видимому, подтверждает существование здорового HBM (McLaughlin et al., 2002; Amar et al., 2011, 2013; Dinakaran et al., 2014; Païssé et al. , 2016; Li et al., 2018; Loohuis et al., 2018; Whittle et al., 2018; Qiu et al., 2019).

    В дополнение к оспариванию status quo парадигмы «без микробов» человеческой крови, исследованиям HBM препятствовали методологические препятствия. Многие микроорганизмы, встречающиеся в естественных условиях в крови человека, на самом деле могут находиться в спящем состоянии (Potgieter et al., 2015). Соответственно, методы, основанные на культуре, не могут быть надежно использованы для подтверждения существования HBM. Более того, хотя концентрация бактериальной ДНК в крови, как правило, очень низка, все более чувствительные аналитические методы, в частности кПЦР и целевые NGS, могут служить подтверждением имеющихся данных о наличии «безвредных» бактериальных таксонов в крови здоровых людей (Païssé et al. al., 2016).

    Однако строгий экспериментальный контроль, который имеет важное значение при изучении микробиомов с низкой биомассой, склонных к загрязнению из внешних источников, обычно не включается. Это особенно проблематично, поскольку обнаружение> 90 микробных родов при выделении ДНК и контроле подготовки библиотеки (Salter et al., 2014; Lauder et al., 2016) подчеркивает влияние, которое загрязняющие вещества, полученные из реагентов и лабораторных сред, оказывают на основанные на последовательностях Анализ HBM. Анализы отрицательных контролей экстракции ДНК, проведенные Moriyama et al.(2008), показали значительно меньшую амплификацию гена 16S рРНК по сравнению с кровью, полученной от здоровых людей. Эти контрольные образцы включали соленую воду, которая контактировала со стерилизованной повидоном йодом кожей (Moriyama et al., 2008). В другом исследовании Dinakaran et al. (2014), анализ сопоставимых образцов в качестве отрицательного контроля для гена 16S рРНК, нацеленного на Illumina MiSeq WMGS, показал практически отсутствие амплифицированных «контаминантных» таксонов. Хотя в некоторых из этих образцов было обнаружено> 10000 считываний последовательностей ДНК, их таксономический состав значительно отличался от такового как у больных, так и у здоровых образцов крови (Dinakaran et al., 2014). При исследовании микробиома крови больных циррозом печени Трайкова и соавт. (2017) извлекли бактериальную ДНК из крови> 20% здоровой когорты. В этом исследовании стерильная вода и панбактериальные анализы, которые выявляют широкий спектр бактериальных таксонов, использовались в качестве отрицательного и положительного контроля. Использование контролей также применялось при характеристике микробиома крови в различных фракциях крови (Païssé et al., 2016). В недавнем исследовании Loohuis et al. (2018) была четко продемонстрирована важность включения строгих мер контроля при изучении микробиомов с низкой биомассой, таких как кровь человека.При исследовании микробных транскриптомов крови как здоровых людей, так и пациентов, страдающих заболеваниями головного мозга, РНК, полученная из линий лимфобластных клеток, использовалась в качестве отрицательного контроля, а клетки, инфицированные Chlamydia , использовались в качестве положительного контроля. Считывания РНК были идентифицированы только для филума Chlamydiae в положительных контролях, и никаких микробных последовательностей в лимфобластных клетках обнаружено не было.

    Очевидно, что необходимы дальнейшие исследования, чтобы установить, представляют ли микробные ДНК и РНК, обнаруженные в крови здорового человека, живые или мертвые, активные или неактивные бактериальные таксоны.Хотя загрязнение, полученное из источников человека, представляет собой серьезную проблему для исследований микробиома крови, бактериологическую активность в крови потенциально можно изучить с помощью таких методов анализа жизнеспособности, как обработка моноазидом пропидия (PMA) и измерения клеточной энергии (Emerson et al., 2017). Однако в настоящее время не существует конкретных и надежных средств обнаружения живых бактерий в крови человека.

    Несмотря на то, что доказательства присутствия бактериальных таксонов, составляющих здоровый микробиом крови у людей, накапливаются, мало что известно о присутствии других микроорганизмов, таких как вирусы, археи и низшие эукариоты (т.е., грибки) в крови здорового человека. Присутствие архейной ДНК обычно не сообщается (Nikkari et al., 2001; McLaughlin et al., 2002; Moriyama et al., 2008; Dinakaran et al., 2014; Damgaard et al., 2015; Gosiewski et al., 2016; Païssé et al., 2016), предположительно из-за низкой численности или полного отсутствия архей в образцах крови. Dinakaran et al. (2014), однако, документально подтвердили относительное содержание 0,01% циркулирующей архейной ДНК в плазме крови здоровых людей. Были исследованы грибковые микробиомы кишечника человека, рта, кожи, легких и других участков тела (Cui et al., 2013; Хаффнагл и Новерр, 2013 г.). Поскольку о наличии грибов в крови здоровых людей сообщалось только недавно (Панайотов и др., 2018), необходимы дополнительные исследования микобиома крови человека, в частности исследования, включающие строгий отрицательный контроль. Что касается экспериментального вирома крови человека и после исключения таксонов, связанных с контаминацией, Moustafa et al. (2017) выявили 19 вирусных таксонов у 42% явно здоровых людей. Предыдущие отчеты подтвердили присутствие эукариотических вирусов, таких как рабдовирусы (Stremlau et al., 2015), анелловирусов (Furuta et al., 2015) и других семейств, включая Herpesviridae и Poxiviridae (Rascovan et al., 2016) в крови здорового человека. Поэтому необходимы дополнительные исследования, касающиеся вирома крови человека, чтобы определить, являются ли вирусы резидентными членами HBM или просто остатками предыдущих инфекций.

    Происхождение и местонахождение бактерий, передающихся с кровью

    Неизвестно, используют ли переносимые с кровью бактерии жизнеспособную экологическую нишу или они просто временные обитатели крови.Некоторые исследователи предполагают, что присутствие бактерий в крови является следствием транслокации из других участков тела, особенно из желудочно-кишечного тракта (Païssé et al., 2016). Действительно, этиология диабета, сердечно-сосудистых заболеваний, гематологических нарушений и цирроза приписывается транслокации бактерий из кишечного тракта, в первую очередь через слизистую оболочку эпителия кишечника (Amar et al., 2013; Dinakaran et al., 2014; Sato et al., 2014; Sato et al. al., 2014; Manzo, Bhatt, 2015; Traykova et al., 2017). Соответственно, было высказано предположение, что бактерии, происходящие из микробиомов кожи (Cogen et al., 2008) и микробиомов полости рта, также могут диффундировать в кровь, когда нарушаются барьеры между этими средами и системой кровообращения (Forner et al., 2006). ; Bahrani-Mougeot et al., 2008; Iwai, 2009). Недавно Whittle et al. (2018) сравнили данные микробной ДНК, полученные от здоровых людей, с данными микробиома HMP. Они продемонстрировали, что, хотя микробиом крови очень похож на микробиомы кожи и полости рта, он существенно отличается от микробиома кишечника.Хотя в большинстве исследований распространение бактерий в систему кровообращения рассматривается как исключительное явление, это явление может довольно часто встречаться у здоровых людей, что подтверждает недавние данные о здоровом БМЧ (Moriyama et al., 2008; Païssé et al. , 2016). Даже если кишечная эпителиальная мембрана не нарушена, другие механизмы могут облегчить проникновение кишечных бактерий в систему кровообращения. Микроорганизмы могут поглощаться дендритными клетками (антигеном или «дополнительными» клетками иммунной системы млекопитающих) и переноситься через эпителий кишечника (Rescigno et al., 2001; Niess et al., 2005) или с помощью бокаловидных клеток, секретирующих кишечную слизь (McDole et al., 2012). Кроме того, кишечные М-клетки (специализированные эпителиальные клетки лимфоидных тканей, связанных со слизистой оболочкой) также могут участвовать в транслокации бактерий из просвета кишечника в систему кровообращения (Vazquez-Torres et al., 1999; Jang et al. ., 2004; Lelouard et al., 2012).

    Вертикальная передача микробиома — почти универсальное явление в животном мире (Funkhouser and Bordenstein, 2013), и, что касается человеческого IM, бактерии, передающиеся через кровь, также могут иметь материнское происхождение.Хотя кровь плода и матери не смешивается во время беременности, бактерии могут колонизировать систему кровообращения плода еще до родов. После выделения бактериальной ДНК из пуповины здоровых новорожденных с помощью кесарева сечения Jiménez et al. (2005), предположили предварительное существование пренатального микробиома крови. Кровь от 20 новорожденных была собрана и обработана в шкафу безопасности класса II, чтобы избежать заражения. После этого секвенирование гена 16S рРНК было выполнено из колоний, полученных после культивирования в бульоне для инфузий мозга и сердца (Jiménez et al., 2005). Соответствующие отрицательные контроли были включены в этапы культивирования и секвенирования. Присутствие микроорганизмов в крови новорожденных людей может происходить из других участков тела, in utero , таких как участки кишечника или полости рта плода. Таким образом, хотя широко распространено мнение, что первоначальный посевной материал новорожденного является результатом контакта с вагинальной, фекальной или кожной микробиотой матери во время родов и что этот микробиом младенца впоследствии обогащается за счет грудного вскармливания (Penders et al., 2006; Biasucci et al., 2008; Домингес-Белло и др., 2010; Azad et al., 2013), некоторые данные указывают на существование микробиома плода in utero и обогащение этого исходного набора микроорганизмов после рождения (Romano-Keeler and Weitkamp, ​​2014). Несмотря на противоречивость, различные исследовательские группы предположили наличие бактерий в плаценте (Aagaard, 2014; Aagaard et al., 2014), амнионе (Hitti et al., 1997; Bearfield et al., 2002; DiGiulio et al., 2010), плодных оболочек (Steel et al., 2005) и мекония (Jiménez et al., 2008; Gosalbes et al., 2013; Moles et al., 2013), поддерживая эту гипотезу (Funkhouser and Bordenstein, 2013). Хотя механизмы, участвующие в последующей передаче бактерий от других участков тела к плоду, неизвестны, один из возможных путей проникновения в плод может включать проглатывание околоплодных вод во время беременности (Romano-Keeler and Weitkamp, ​​2014). Возможное материнское происхождение микробиома крови требует дальнейшего изучения.

    Очевидно, что точное происхождение HBM еще предстоит полностью выяснить. Гипотетически это могло произойти от матери, предшествующей рождению, или от транслокации микроорганизмов, полученных из других источников, после рождения и во время нормального жизненного цикла человека. Как и в случае IM человека, помимо влияния на таксономический состав рациона IM (De Filippo et al., 2010), возраст (Yatsunenko et al., 2012), сезонные колебания (Smits et al., 2017) и иммунный иммунитет хозяина. -модуляция (Thorburn et al., 2014), HBM вполне может включать в себя адаптивную микроэкологическую систему, подверженную влиянию окружающей среды и воздействию новых таксонов микробов. Соответственно, если микроорганизмы, присутствующие в крови человека, действительно происходят из других участков тела, и если бактериальная транслокация не является редким событием, кажется разумным предположить, что здоровый HBM очень динамичен. Как бы то ни было, недавние результаты, основанные преимущественно на поперечных исследованиях, направленных на ген 16S рРНК, показывают набор доминантных бактериальных типов, передающихся через кровь (т.е., Proteobacteria , затем Actinobacteria, Firmicutes и Bacteroidetes ) (McLaughlin et al., 2002; Amar et al., 2011, 2013; Dinakaran et al., 2014; Gosiewski et al., 2016). ; Païssé et al., 2016; Loohuis et al., 2018; Whittle et al., 2018; Qiu et al., 2019) и свидетельствуют о долгосрочной стабильности HBM.

    Что касается точного расположения микроорганизмов в крови человека, имеющиеся данные свидетельствуют о том, что таксоны бактерий могут выжить как внутри эритроцитов, так и лейкоцитов. Chlamydia pneumoniae , внутриклеточная бактерия и основной возбудитель пневмонии, обитает в мононуклеарных клетках периферической крови (PBMC) у здоровых людей (Yamaguchi et al., 2004). Другие бактерии, например, Staphylococcus aureus , также могут проникать в лейкоциты (WBC) и сохраняться в них. Еще в 2000 году Gresham et al. (2000) показали, что эти бактерии как живут, так и сохраняют свою вирулентность в нейтрофилах. Туэйтс и Гант (2011) также предположили, что лейкоциты, и особенно нейтрофилы, могут действовать как «троянские кони», обеспечивая защиту от человеческих антител, тем самым облегчая распространение S.aureus на разные участки тела. Более того, когда Païssé et al. (2016) проанализировали микробиом крови здоровых людей, было обнаружено, что большая часть бактериальной ДНК (93,74%) локализована в лейкоцитарной пленке (БК), которая состоит в основном из лейкоцитов и тромбоцитов. Также была выявлена ​​корреляция между концентрацией лейкоцитов и количеством копий гена 16S рРНК в РМ участников исследования. Точно так же некоторые бактерии могут напрямую попадать в эритроциты и сохраняться в богатой питательными веществами среде; было показано, что Staphylococcus aureus , вид, обычно обнаруживаемый как у здоровых, так и у больных людей, IM (Grice et al., 2009), могут использовать железо (Fe), присутствующее в эритроцитах, в качестве источника питательных веществ (Yamaguchi et al., 2013). Ямагути и др. (2013) также показали, что Streptococcus pneumoniae , бактерия, участвующая в возникновении пневмонии и сепсиса, становилась все более жизнеспособной при инкубации с эритроцитами. Точно так же сообщалось, что Brucella melitensis , возбудитель бруцеллеза овец, и Francisella tularensis , грамотрицательная бактерия, вызывающая туляремию, также обладают способностью проникать в эритроциты и сохраняться в них (Horzempa et al., 2011; Vitry et al., 2014).

    Состав предполагаемого здорового микробиома крови человека

    Несмотря на то, что существование микробиома крови у здоровых людей подтверждается недавними исследованиями, знания о филогенетическом разнообразии переносимых кровью бактерий остаются ограниченными. В отличие от доминирующих бактериальных типов, обычно наблюдаемых в IM человека (то есть Firmicutes и Bacteroidetes ), в HBM, по-видимому, преобладает тип Proteobacteria , за которым следуют Actinobacteria, Firmicutes и Bacteroidetes ( Маклафлин и др., 2002; Амар и др., 2011, 2013; Dinakaran et al., 2014; Gosiewski et al., 2016; Païssé et al., 2016; Ли и др., 2018; Loohuis et al., 2018; Whittle et al., 2018; Qiu et al., 2019). Однако характеристика бактериального разнообразия крови варьируется от исследования к исследованию. В 2008 году Морияма и др. (2008) идентифицировали набор бактериальных таксонов в своем исследовании бактерий из крови двух здоровых людей, включая в основном Bacillus, Flavobacteria, Stenotrophomas и Serratia .Используя подход, основанный на культуре, Damgaard et al. (2015) наблюдали рост бактерий в крови ~ 62% здоровых людей. Наиболее заметными обнаруженными таксонами были Propionibacterium acnes и Staphylococcus epidermis , а также Bacilli и Micrococcus виды (Damgaard et al., 2015). В 2016 году Païssé et al. (2016) проанализировали бактериальную ДНК, присутствующую в разных фракциях крови человека. На уровне класса Fusobacteria и Flavobacteria были более многочисленными в эритроцитах, в то время как представители класса Clostridia доминировали во фракциях плазмы и эритроцитов.Во фракции эритроцитов было идентифицировано семь родов, включая два условно-патогенных микроорганизма, а именно Acinetobacter baumanni и Stenotrophomonas maltophilia . Проблема заключается в том, что, хотя частота различного таксономического состава крови действительно может отражать фактическую микробную конфигурацию, обнаружено, что бактериальная ДНК загрязняет наборы для экстракции ДНК, как правило, включает Bacillus, Flavobacteria, Fusobacteria, Propionibacterium и Serratia (Glassing et al., 2016). В дополнение к критическому осознанию потенциально загрязняющих таксонов, существует также потребность в более широких метагеномных исследованиях, охватывающих большие когорты как здоровых, так и больных людей, поскольку они дадут ценную информацию о составе предположительно «здоровых» БМЧ, а также его функциональность и потенциальная роль в поддержании оптимального здоровья человека и начале заболевания.

    Клиническая значимость здорового HBM

    Что касается роли микробиома человека в патогенезе, то понятие «дисбиоз», которое относится к изменению состава симбиотических или комменсальных микробных сообществ (Petersen and Round, 2014), особенно актуально.Хотя неизвестно, является ли дисбактериоз причиной или просто отражением болезненного состояния (Bäckhed et al., 2012), многочисленные исследования связывают изменения в составе микробного сообщества человека с началом заболевания. Примеры включают диабет (Qin et al., 2012), астму (Teo et al., 2015), воспалительное заболевание кишечника (Morgan et al., 2012), аутизм (Parracho et al., 2005) и даже сложные заболевания, такие как болезнь Альцгеймера. болезнь (Pistollato et al., 2016). В то время как значительные исследования были посвящены изучению взаимосвязи между IM и здоровьем человека, ограниченное количество исследований изучали дисбактериоз HBM и его потенциальную роль в патогенезе.Однако такие состояния, как диабет, панкреатит, а также сердечно-сосудистые заболевания и заболевания печени, были связаны с изменениями HBM. Используя микроматрицу кПЦР с микробами, проведенный Traykova et al. (2017) привели к обнаружению более высокого уровня бактериального разнообразия у пациентов с циррозом печени, в отличие от здоровой контрольной когорты. Они также сообщили об увеличении общей концентрации бактериальной ДНК в крови заболевшей когорты по сравнению со здоровой контрольной группой.HBM у пациентов с тяжелым острым панкреатитом также был проанализирован с помощью секвенирования ампликона гена 16S рРНК (Li et al., 2018). Было обнаружено, что таксономическое разнообразие микробов снижено по сравнению со здоровой когортой людей, а у пациентов с панкреатитом наблюдалось увеличение Bacteroidetes и снижение Actinobacteria . На уровне класса численность Bacteroidia и Clostridia увеличилась, в то время как количество Actinobacteri a, Flavobacteria и Bacilli было снижено в группе больных по сравнению со здоровым контролем (Li et al., 2018). Эти различия в доминирующих таксонах сильно указывают на дисбиоз микробиома крови у пациентов с панкреатитом. Возникновение сердечно-сосудистых заболеваний также может быть связано с дисбактериозом HBM. В 2013 году Amar et al. (2013) обнаружили, что в крови пациентов, у которых возникло острое сердечно-сосудистое событие, даже спустя годы после сбора образцов, было отмечено значительное снижение общей бактериальной ДНК по сравнению со здоровой когортой, а также увеличение количества таксонов, отнесенных к Proteobacteria .Соответственно, был сделан вывод, что дисбактериоз в HBM может служить «маркером» для прогноза сердечно-сосудистых заболеваний. Год спустя Dinakaran et al. (2014) также предположили вероятность увеличения микробного разнообразия и концентрации бактериальной ДНК при анализе внеклеточной ДНК, циркулирующей в крови пациентов с ССЗ. В этом исследовании было замечено, что актинобактерий доминировали над протеобактериями у пациентов с ССЗ, тогда как в когорте здоровых наблюдалась противоположная тенденция.

    Связь между HBM-дисбиозом и началом заболевания печени также была изучена (Lelouvier et al., 2016; Schierwagen et al., 2018), в результате чего было высказано предположение, что микробиота крови может служить биомаркером для неалкогольных прогнозирование жировой болезни печени (НАЖБП) у пациентов с ожирением (Lelouvier et al., 2016). В этом исследовании использовалась кПЦР и ген 16S рРНК, нацеленный на NGS. Пациенты с фиброзом печени показали более высокие концентрации гена 16S рРНК в крови по сравнению с не больными участниками.Кроме того, уникальная таксономическая кластеризация бактерий наблюдалась у пациентов, страдающих тяжелым фиброзом печени (Lelouvier et al., 2016). В 2018 году Schierwagen et al. (2018) выполнили NGS-анализ гена 16S рРНК в образцах крови, взятых из воротной вены, центральной и периферической венозной крови и оттока печени у пациентов, страдающих фиброзом печени. Их результаты подтвердили результаты исследования НАЖБП (Lelouvier et al., 2016). Кроме того, каждый из этих отделов кровообращения имел уникальный таксономический состав на уровне рода (Schierwagen et al., 2018).

    В дополнение к этим примерам, различные другие исследования установили возможную связь между бактериями крови, происходящими из IM, и началом диабета; в то время как IM бактерии были обнаружены у ~ 28% пациентов с диабетом, у здоровых участников было только ~ 4% бактериальных таксонов, полученных из IM (Sato et al., 2014). Наиболее многочисленные таксоны, идентифицированные в группе диабета, включали Clostridium coccoides и кластер Atopobium (Sato et al., 2014). Хотя Amar et al. (2011) не смогли убедительно продемонстрировать существенно различную HBM у пациентов, склонных к развитию диабета, они наблюдали более высокую концентрацию гена 16S рРНК в крови участников. Следовательно, высокие концентрации бактериальной ДНК, полученной из крови, потенциально могут быть использованы в качестве прогностического маркера этого состояния. Недавно Qiu et al. (2019) не обнаружили существенной разницы в разнообразии бактерий в крови между пациентами с сахарным диабетом второго типа и здоровыми людьми. Bacteroides имел пониженный риск возникновения заболевания (Qiu et al., 2019).

    Заключительные замечания и перспективы на будущее

    Существование здорового HBM остается под вопросом, особенно в свете недавней критики, например, существования дискретного плацентарного микробиома человека (Lauder et al., 2016). Ряд исследований HBM, кроме того, имеют существенные недостатки (таблица 1), что ставит под сомнение достоверность их результатов. Более того, текущие определения «здорового» расплывчаты и, следовательно, проблематичны с точки зрения определения «здорового» БМЧ.Как и в случае с человеческим IM, «здоровый» можно определить с точки зрения экологической стабильности (способности противостоять изменениям в сообществе или быстро возвращаться к исходному состоянию после изменения, связанного со стрессом), идеализированного (предположительно «связанного со здоровьем») состава или наиболее желательным функциональным профилем (включая метаболические и трофические условия для хозяина) (Bäckhed et al., 2012).

    Доказательства, указывающие на присутствие микробного компонента в крови здоровых людей, тем не менее, постоянно накапливаются, и недавние исследования выявили сопоставимые бактериальные типы в крови здоровых людей (McLaughlin et al., 2002; Амар и др., 2011, 2013; Dinakaran et al., 2014; Gosiewski et al., 2016; Païssé et al., 2016; Ли и др., 2018; Loohuis et al., 2018; Whittle et al., 2018; Qiu et al., 2019). Не сбрасывая со счетов недостатки каждого из процитированных исследований, целостная картина здорового БМЧ вырисовывается, если рассматривать положительные аспекты, вносимые каждым исследованием. Например, включение микроскопии (McLaughlin et al., 2002) и применение обеих ДНК (Dinakaran et al., 2014; Païssé et al., 2016; Li et al., 2018; Whittle et al., 2018) и анализ РНК крови здоровых людей (Loohuis et al., 2018; Whittle et al., 2018). Из литературы, рассмотренной здесь, и принимая во внимание тенденцию к включению аналитических (положительных и отрицательных) контролей в исследования, связанные с БМЧ, мы заключаем, что представление о существовании здорового (не больного) микробиома крови человека нельзя просто отбросить.

    Что касается будущих исследований «здорового» БМЧ, мы рекомендуем тщательный экспериментальный дизайн, обеспечивающий снижение как загрязнения, так и технических ошибок.Для этого исследователи должны улучшить протоколы, связанные с получением (забор крови), обработкой (с использованием наборов и хранения) и генерацией (протоколы и методы секвенирования) как здоровых, так и больных микробных данных крови. Это может быть достигнуто путем изучения микробиома крови вместе с микробиомом кожи вокруг места укола, из которого была взята кровь, а также определения микробной ДНК, полученной из потенциальных микроорганизмов, присутствующих в игле, вакутейнерах, реагентах и ​​других расходных материалах. во время отбора проб.

    Кроме того, мы призываем исследователей изучить этот уникальный микробиом, поскольку он обещает сохранить потенциал для облегчения как диагностики, так и лучшего понимания возникновения многочисленных заболеваний человека. До сих пор неясно, включает ли предполагаемый здоровый HBM основной набор бактериальных таксонов или динамическую и адаптивную группу микроорганизмов. Мы рекомендуем проводить исследования, которые также принимают во внимание элемент «время» в HBM. Большая часть рассмотренной здесь литературы посвящена снимкам бактериальных сообществ крови, потенциально не обращая внимания на важные изменения HBM во времени.Кроме того, влияние возраста, географии и социально-экономического статуса (например, доступа к диетическому питанию и медицинским услугам) на здоровый состав БМЧ остается неоднозначным. Что касается расположения микроорганизмов в системе кровообращения человека, можно предположить, что бактерии либо находятся внутри, либо прикрепляются к клеткам крови или в плазменной фракции крови. Более того, что касается происхождения здорового HBM, похоже, что переносимые с кровью микроорганизмы, особенно бактерии, вполне могут происходить из различных участков тела, и что многие из них могут иметь материнское происхождение ( i.д ., вертикальное) происхождение. Образцы микробиомов кожи, полости рта и кишечника следует анализировать одновременно с образцами крови, чтобы понять потенциальное происхождение этих микробов. Наконец, для выяснения потенциальных ролей и функций, связанных с бактериями и другими микроорганизмами в крови человека, несомненно, необходимы исследования HBM на основе WMGS. Растущее признание существования здорового БМЧ стимулирует новые и разнообразные направления исследований, некоторые из которых вполне могут оказаться значительными с клинической точки зрения.

    Авторские взносы

    DC инициировал и задумал обзор, исследовал литературу и написал обзор. Р.Р. участвовал в написании и критическом пересмотре рукописи. DAC внес свой вклад в редактирование рукописи. Член парламента руководил и участвовал в разработке обзора, исследовал литературу и внес свой вклад в критический пересмотр рукописи.

    Финансирование

    MP поддерживается стипендией NRF для продвижения по службе и грантом на самостоятельные исследования MRC.RR финансируется за счет гранта Национального географического общества на научные исследования (№ NGS-371R-18) и Университета Претории.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Мы благодарим Марка Ван Гетема за содержательные обсуждения и ценные отзывы.

    Список литературы

    Аагаард, К., Ма, Дж., Энтони, К. М., Гану, Р., Петросино, Дж., И Версалович, Дж. (2014). Плацента содержит уникальный микробиом. Sci. Пер. Med. 6: 237ra265. DOI: 10.1126 / scitranslmed.3008599

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Aagaard, K., Petrosino, J., Keitel, W., Watson, M., Katancik, J., Garcia, N., et al. (2013). Стратегия проекта «Микробиом человека» для всестороннего отбора проб человеческого микробиома и его важность. FASEB J . 27, 1012–1022.DOI: 10.1096 / fj.12-220806

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Аагаард, К. М. (2014). Ответ автора на комментарий «Плацента содержит уникальный микробиом». Sci. Пер. Мед . 6: 254lr253. DOI: 10.1126 / scitranslmed.3010007

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Альбертс Б., Джонсон А., Льюис Дж., Рафф М., Робертс К. и Уолтер П. (2002). Молекулярная биология клетки, 4-е изд. . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Наука о гирляндах.

    Google Scholar

    Amar, J., Lange, C., Payros, G., Garret, C., Chabo, C., Lantieri, O., et al. (2013). Дисбиоз микробиоты крови связан с началом сердечно-сосудистых событий в большой популяции: исследование DESIR. PLoS ONE 8: e54461. DOI: 10.1371 / journal.pone.0054461

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Amar, J., Serino, M., Lange, C., Chabo, C., Iacovoni, J., Mondot, S., et al. (2011). Участие тканевых бактерий в развитии диабета у людей: доказательства концепции. Diabetologia 54, 3055–3061. DOI: 10.1007 / s00125-011-2329-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Azad, M. B., Konya, T., Maughan, H., Guttman, D. S., Field, C. J., Chari, R. S., et al. (2013). Микробиота кишечника здоровых канадских младенцев: профили в зависимости от способа родов и питания младенцев в 4 месяца. CMAJ 185, 385–394. DOI: 10.1503 / cmaj.121189

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бэкхед, Ф., Фрейзер, К. М., Рингель, Ю., Сандерс, М. Е., Сартор, Р. Б., Шерман, П. М. и др. (2012). Определение здорового микробиома кишечника человека: современные концепции, будущие направления и клиническое применение. Клеточный микроб-хозяин 12, 611–622. DOI: 10.1016 / j.chom.2012.10.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бахрани-Мужо, Ф. К., Пастер, Б. Дж., Коулман, С., Ашар, Дж., Барбуто, С., и Локхарт, П. Б. (2008). Разнообразные и новые виды бактерий полости рта в крови после стоматологических процедур. J. Clin. Микробиол . 46, 2129–2132. DOI: 10.1128 / JCM.02004-07

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бирфилд, К., Давенпорт, Э. С., Сивапатхасундарам, В., и Аллакер, Р. П. (2002). Возможная связь между инфекцией микроорганизмов околоплодных вод и микрофлорой во рту. BJOG 109, 527–533. DOI: 10.1111 / j.1471-0528.2002.01349.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бессис, М.и Дельпеч Г. (1981). Открытие эритроцита с примечаниями о приоритетах и ​​заслугах открытий, прошлого, настоящего и будущего. Клетки крови . 7, 447–480.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Биазуччи, Г., Бененати, Б., Морелли, Л., Бесси, Э., и Бём, Г. (2008). Кесарево сечение может повлиять на раннее биоразнообразие кишечных бактерий. J. Nutr. 138, 1796S − 1800S. DOI: 10.1093 / JN / 138.9.1796S

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Блехман, Р., Гудрич, Дж. К., Хуанг, К., Сан, К., Буковски, Р., Белл, Дж. Т. и др. (2015). Генетическая изменчивость хозяев влияет на состав микробиома на разных участках тела человека. Биология генома . 16: 191. DOI: 10.1186 / s13059-015-0759-1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коген А., Низет В. и Галло Р. (2008). Микробиота кожи: источник болезней или защита? Br. J. Dermatol . 158, 442–455. DOI: 10.1111 / j.1365-2133.2008.08437.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дамгаард, К., Magnussen, K., Enevold, C., Nilsson, M., Tolker-Nielsen, T., Holmstrup, P., et al. (2015). Жизнеспособные бактерии, связанные с эритроцитами и плазмой в свежеприготовленной донорской крови. PLOS ONE . 10: e0120826. DOI: 10.1371 / journal.pone.0120826

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    De Filippo, C., Cavalieri, D., Di Paola, M., Ramazzotti, M., Poullet, J. B., Massart, S., et al. (2010). Влияние диеты на формирование микробиоты кишечника выявлено в сравнительном исследовании у детей из Европы и сельских районов Африки. Proc. Natl. Акад. Sci. США . 107, 14691–14696. DOI: 10.1073 / pnas.1005963107

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    ДиДжиулио, Д. Б., Ромеро, Р., Кусанович, Дж. П., Гомес, Р., Ким, К. Дж., Сок, К. С. и др. (2010). Распространенность и разнообразие микробов в околоплодных водах, воспалительная реакция плода и исход беременности у женщин с преждевременным разрывом плодных оболочек. Am. J. Reprod. Иммунол . 64, 38–57. DOI: 10.1111 / j.1600-0897.2010.00830.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Динакаран В., Ратинавель А., Пушпанатан М., Сивакумар Р., Гунасекаран П. и Раджендран Дж. (2014). Повышенные уровни циркулирующей ДНК у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями: метагеномное профилирование микробиома в кровотоке. PLOS ONE . 9: e105221. DOI: 10.1371 / journal.pone.0105221

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Домингу, Г.и Шлегель Дж. (1977). Новые бактериальные структуры в крови человека: культурная изоляция. Заражение. Иммунная . 15, 621–627.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Домингес-Белло, М. Г., Костелло, Э. К., Контрерас, М., Магрис, М., Идальго, Г., Фирер, Н. и др. (2010). Способ доставки формирует приобретение и структуру исходной микробиоты в различных средах обитания новорожденных. Proc. Natl. Акад. Sci. США . 107, 11971–11975. DOI: 10,1073 / PNAS.1002601107

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эмерсон, Дж. Б., Адамс, Р. И., Роман, К. М. Б., Брукс, Б., Коил, Д. А., Дальхаузен, К., и др. (2017). Микробы Шредингера: инструменты для отличия живых от мертвых в микробных экосистемах. Микробиом 5:86. DOI: 10.1186 / s40168-017-0285-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Форнер, Л., Ларсен, Т., Килиан, М., и Холмструп, П. (2006).Заболеваемость бактериемией после жевания, чистки зубов и удаления зубного камня у лиц с воспалением пародонта. J. Clin. Пародонтол . 33, 401–407. DOI: 10.1111 / j.1600-051X.2006.00924.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фурута Р. А., Сакамото Х., Куроиси А., Ясиуи К., Мацукура Х. и Хираяма Ф. (2015). Метагеномное профилирование виромов плазмы, взятой от доноров крови с повышенными уровнями сывороточной аланинаминотрансферазы. Переливание 55, 1889–1899. DOI: 10.1111 / trf.13057

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Глассинг А., Дауд С. Э., Галандюк С., Дэвис Б. и Чиодини Р. Дж. (2016). Врожденное бактериальное загрязнение ДНК реагентов для экстракции и секвенирования может повлиять на интерпретацию микробиоты в образцах с низким содержанием бактериальной биомассы. Кишечный патог . 8:24. DOI: 10.1186 / s13099-016-0103-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Госальбес, М., Ллоп, С., Валлес, Ю., Моя, А., Баллестер, Ф., и Францино, М. (2013). Типы микробиоты мекония, в которой преобладают молочнокислые или кишечные бактерии, по-разному связаны с экземой у матери и респираторными проблемами у младенцев. Clin. Exp. Аллергия 907 14. 43, 198–211. DOI: 10.1111 / CEA.12063

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Gosiewski, T., Ludwig-Galezowska, A., Huminska, K., Sroka-Oleksiak, A., Radkowski, P., Salamon, D., et al. (2016).Комплексное обнаружение и идентификация бактериальной ДНК в крови больных сепсисом и здоровых добровольцев с использованием метода секвенирования нового поколения — наблюдения ДНКемии. Eur. J. Clin. Microbiol. Заразить. Дис. 2016, 1–8. DOI: 10.1007 / s10096-016-2805-7

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Грешем, Х. Д., Лоуренс, Дж. Х., Кавер, Т. Э., Уилсон, Б. С., Чунг, А. Л., и Линдберг, Ф. П. (2000). Выживаемость золотистого стафилококка внутри нейтрофилов способствует инфицированию. Дж. Иммунол . 164, 3713–3722. DOI: 10.4049 / jimmunol.164.7.3713

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Грайс, Э. А., Конг, Х. Х., Конлан, С., Деминг, К. Б., Дэвис, Дж., Янг, А. С. и др. (2009). Топографическое и временное разнообразие микробиома кожи человека. Science 324, 1190–1192. DOI: 10.1126 / science.1171700

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хитти, Дж., Райли, Д. Э., Крон, М.A., Hillier, S. L., Agnew, K. J., Krieger, J. N., et al. (1997). Анализ бактериальной цепной реакции полимеразы рДНК широкого спектра действия для выявления инфекции околоплодных вод у женщин с преждевременными родами. Clin. Заразить. Dis . 24, 1228–1232. DOI: 10.1086 / 513669

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хорземпа, Дж., О’ди, Д. М., Штольц, Д. Б., Фрэнкс, Дж. М., Клей, Д., и Нау, Г. Дж. (2011). Инвазия эритроцитов Francisella tularensis . J. Infect. Dis . 204, 51–59. DOI: 10.1093 / infdis / jir221

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Jang, M.H., Kweon, M.-N., Iwatani, K., Yamamoto, M., Terahara, K., Sasakawa, C., et al. (2004). М-клетки ворсинок кишечника: место проникновения антигена в эпителий слизистой оболочки. Proc. Natl. Акад. Sci. США . 101, 6110–6115. DOI: 10.1073 / pnas.0400969101

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хименес, Э., Фернандес, Л., Марин, М. Л., Мартин, Р., Одриозола, Дж. М., Нуэно-Палоп, К. и др. (2005). Выделение комменсальных бактерий из пуповинной крови здоровых новорожденных, рожденных путем кесарева сечения. Curr. Микробиол . 51, 270–274. DOI: 10.1007 / s00284-005-0020-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хименес, Э., Марин, М. Л., Мартин, Р., Одриозола, Дж. М., Оливарес, М., Хаус, Дж. И др. (2008). Действительно ли меконий от здоровых новорожденных бесплоден? Res.Микробиол . 159, 187–193. DOI: 10.1016 / j.resmic.2007.12.007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ханна, С., и Тош, П. К. (2014). Праймер для клиницистов о роли микробиома в здоровье и болезнях человека. Мэйо. Clin. Proc . 89, 107–114. DOI: 10.1016 / j.mayocp.2013.10.011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ким, Б.-С., Чон, Ю.-С., и Чун, Дж. (2013). Текущее состояние и перспективы человеческого микробиома. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Нутр . 16, 71–79. DOI: 10.5223 / pghn.2013.16.2.71

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коварски М., Камунас-Солер Дж., Кертес М., Де Вламинк И., Кох В., Пан В. и др. (2017). Многочисленные не охарактеризованные и сильно различающиеся микробы, которые колонизируют людей, выявляются с помощью циркулирующей внеклеточной ДНК. Proc Natl Acad Sci U S A . 114, 9623–9628. DOI: 10.1073 / pnas.1707009114

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лаудер, А.П., Рош, А. М., Шерилл-Микс, С., Бейли, А., Лафлин, А. Л., Биттингер, К. и др. (2016). Сравнение образцов плаценты с контрольными контрольными образцами не дает доказательств наличия отдельной микробиоты плаценты. Микробиом 4:29. DOI: 10.1186 / s40168-016-0172-3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ле Шателье, Э., Нильсен, Т., Цинь, Дж., Прифти, Э., Хильдебранд, Ф., Фалони, Г. и др. (2013). Богатство микробиома кишечника человека коррелирует с метаболическими маркерами. Природа 500, 541–546. DOI: 10.1038 / nature12506

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лелуар, Х., Фалле, М., де Бовис, Б., Мересс, С., и Горвель, Дж. П. (2012). Дендритные клетки Пейера берут образцы антигенов, протягивая дендриты через специфичные для М-клеток трансцеллюлярные поры. Гастроэнтерология 142, 592–601. e593. DOI: 10.1053 / j.gastro.2011.11.039

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лелувье, Б., Слуга, Ф., Пайссе, С., Брюне, А.С., Беняхья, С., Серино, М. и др. (2016). Изменения профилей микробиоты крови, связанные с фиброзом печени у пациентов с ожирением: пилотный анализ. Гепатология 64, 2015–2027. DOI: 10.1002 / hep.28829

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Li, J., Jia, H., Cai, X., Zhong, H., Feng, Q., Sunagawa, S., et al. (2014). Интегрированный каталог эталонных генов микробиома кишечника человека. Nat. Биотехнология .32, 834–841. DOI: 10.1038 / NBT.2942

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ли, К., Ван, К., Тан, К., Чжао, X., Хэ, К., и Ли, Дж. (2018). Идентификация и характеристика микробиомов крови и нейтрофилов у пациентов с тяжелым острым панкреатитом с использованием секвенирования следующего поколения. Фронт. Cell Infect. Микробиол . 8: 5. DOI: 10.3389 / fcimb.2018.00005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Loohuis, L.M.O., Mangul, S., Ori, A.P., Jospin, G., Koslicki, D., Yang, H.T., et al. (2018). Анализ транскриптома цельной крови показывает повышенное микробное разнообразие при шизофрении. Пер. Психиатрия . 8:96. DOI: 10.1038 / s41398-018-0107-9

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мандал Р. К., Цзян Т., Аль-Рубай А. А., Роадс Д. Д., Уайдман Р. Ф., Чжао Дж. И др. (2016). Исследование микробиоты крови и ее потенциальной связи с бактериальным хондронекрозом с остеомиелитом (BCO) у бройлеров. Sci. Репутация . 6: 25882. DOI: 10.1038 / srep25882

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мартель, Дж., Ву, Ч.-Й., Хуанг, П.-Р., Ченг, В.-Й., Янг, Дж. Д. (2017). Плеоморфные бактериоподобные структуры в крови человека представляют собой неживые мембранные везикулы и белковые частицы. Sci. Репутация . 7: 10650. DOI: 10.1038 / s41598-017-10479-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    МакДоул, Дж. Р., Уиллер, Л.W., McDonald, K.G., Wang, B., Konjufca, V., Knoop, K.A., et al. (2012). Бокаловидные клетки доставляют люминальный антиген к дендритным клеткам CD103 + в тонком кишечнике. Природа 483, 345–349. DOI: 10.1038 / nature10863

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маклафлин, Р. В., Вали, Х., Лау, П. К., Палфри, Р. Г., Де Чиччио, А., Сироис, М., и др. (2002). Есть ли в крови здоровых людей природные плеоморфные бактерии? J. Clin.Микробиол . 40, 4771–4775. DOI: 10.1128 / JCM.40.12.4771-4775.2002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Митчелл, А. Дж., Грей, В. Д., Шредер, М., Йи, Х., Тейлор, Дж. В., Диллард, Р. С. и др. (2016). Плеоморфные структуры в крови человека — это микрочастицы эритроцитов, а не бактерии. PLoS ONE 11: e0163582. DOI: 10.1371 / journal.pone.0163582

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мёллер, А. Х., Каро-Кинтеро, А., Мьюнгу, Д., Георгиев, А. В., Лонсдорф, Э. В., Мюллер, М. Н. и др. (2016). Косоведиация кишечной микробиоты с гоминидами. Science 353, 380–382. DOI: 10.1126 / science.aaf3951

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Moles, L., Gómez, M., Heilig, H., Bustos, G., Fuentes, S., de Vos, W., et al. (2013). Бактериальное разнообразие мекония недоношенных новорожденных и эволюция их фекальной микробиоты в течение первого месяца жизни. PLoS ONE 8: e66986.DOI: 10.1371 / journal.pone.0066986

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Морган, X. C., Tickle, T. L., Sokol, H., Gevers, D., Devaney, K. L., Ward, D. V., et al. (2012). Дисфункция кишечного микробиома при воспалительном заболевании кишечника и лечении. Биология генома . 13: R79. DOI: 10.1186 / GB-2012-13-9-r79

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Морияма, К., Андо, К., Таширо, К., Кухара, С., Окамура, С., Накано С. и др. (2008). Определение гена бактериальной 16S рРНК в крови человека методом полимеразной цепной реакции. Microbiol. Иммунол . 52, 375–382. DOI: 10.1111 / j.1348-0421.2008.00048.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Moustafa, A., Xie, C., Kirkness, E., Biggs, W., Wong, E., Turpaz, Y., et al. (2017). Виром ДНК крови у 8000 человек. PLoS Pathog . 13: e1006292. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1006292

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Нисс, Дж.Х., Бранд, С., Гу, Х., Ландсман, Л., Юнг, С., Маккормик, Б.А., и др. (2005). CX3CR1-опосредованный доступ дендритных клеток к просвету кишечника и бактериальный клиренс. Science 307, 254–258. DOI: 10.1126 / science.1102901

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Никкари С., Маклафлин И. Дж., Би В., Додж Д. Э. и Релман Д. А. (2001). Содержит ли кровь здоровых людей бактериальную рибосомную ДНК? J. Clin. Микробиол . 39, 1956–1959.DOI: 10.1128 / JCM.39.5.1956-1959.2001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Паисс, С., Валле, К., Слуга, Ф., Кортни, М., Бурселин, Р., Амар, Дж. И др. (2016). Подробное описание микробиома крови здоровых доноров, оцененных с помощью целевого метагеномного секвенирования 16S. Переливание 56, 1138–1147. DOI: 10.1111 / trf.13477

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Панайотов С., Филевский Г., Эквестре, М., Николова, Э., Калфин, Р. (2018). Культурная изоляция и характеристика микробиома крови здоровых людей. Adv. Микробиол . 8: 406. DOI: 10.4236 / aim.2018.85027

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Паррахо, Х. М., Бингхэм, М. О., Гибсон, Г. Р., и Маккартни, А. Л. (2005). Отличия микрофлоры кишечника детей с расстройствами аутистического спектра от микрофлоры здоровых детей. J. Med. Микробиол . 54, 987–991.DOI: 10.1099 / jmm.0.46101-0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пиз, П. (1970). Морфологические проявления бактериальной L-формы, растущей вместе с эритроцитами пациентов с артритом. Ann. Реум. Dis . 29: 439. DOI: 10.1136 / ard.29.4.439

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Penders, J., Thijs, C., Vink, C., Stelma, F. F., Snijders, B., Kummeling, I., et al. (2006). Факторы, влияющие на состав кишечной микробиоты в раннем детстве. Педиатрия 118, 511–521. DOI: 10.1542 / педс.2005-2824

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пистоллато Ф., Кано С. С., Элио И., Вергара М. М., Джампьери Ф. и Баттино М. (2016). Роль кишечной микробиоты и питательных веществ в образовании амилоида и патогенезе болезни Альцгеймера. Nutr. Ред. . 74, 624–634. DOI: 10.1093 / Nutrit / nuw023

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Потгитер, М., Бестер, Дж., Келл, Д. Б., и Преториус, Э. (2015). Спящий микробиом крови при хронических воспалительных заболеваниях. FEMS Microbiol. Ред. . 39, 567–591. DOI: 10.1093 / femsre / fuv013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Qin, J., Li, R., Raes, J., Arumugam, M., Burgdorf, K. S., Manichanh, C., et al. (2010). Каталог микробных генов кишечника человека, созданный путем метагеномного секвенирования. Природа 464: 59. DOI: 10.1038 / nature08821

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Цинь, Дж., Li, Y., Cai, Z., Li, S., Zhu, J., Zhang, F., et al. (2012). Метагеномное ассоциативное исследование микробиоты кишечника при диабете 2 типа. Природа 490, 55–60. DOI: 10.1038 / природа11450

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Цю, Дж., Чжоу, Х., Цзин, Ю. и Дун, К. (2019). Связь между микробиомом крови и сахарным диабетом 2 типа: вложенное исследование случай-контроль. J. Clin. Лаборатория. Анальный. е22842. DOI: 10.1002 / jcla.22842

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рашкован, Н., Дурайсами Р. и Деснуес К. (2016). Метагеномика и виром человека у бессимптомных лиц. Annu. Ред. Microbiol . 70, 125–141. DOI: 10.1146 / annurev-micro-102215-095431

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Rescigno, M., Urbano, M., Valzasina, B., Francolini, M., Rotta, G., Bonasio, R., et al. (2001). Дендритные клетки экспрессируют белки с плотными контактами и проникают в монослои эпителия кишечника, чтобы взять образцы бактерий. Nat. Иммунол .2: 86373. DOI: 10.1038 / 86373

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Солтер, С. Дж., Кокс, М. Дж., Турек, Э. М., Калус, С. Т., Куксон, В. О., Моффат, М. Ф. и др. (2014). Загрязнение реагентов и лабораторий может критически повлиять на анализ микробиома, основанный на последовательностях. БМС Биол . 12:87. DOI: 10.1186 / s12915-014-0087-z

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сато, Дж., Канадзава, А., Икеда, Ф., Йошихара, Т., Гото, Х., Абэ, Х. и др. (2014). Дисбактериоз кишечника и обнаружение «живых кишечных бактерий» в крови японских пациентов с диабетом 2 типа. Уход за диабетом . 37, 2343–2350. DOI: 10.2337 / dc13-2817

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Schierwagen, R., Alvarez-Silva, C., Madsen, M. S. A., Kolbe, C. C., Meyer, C., Thomas, D., et al. (2018). Циркулирующий микробиом в крови разных отделов кровообращения. Gut. 2018: гутжнл-2018-316227. DOI: 10.1136 / gutjnl-2018-316227

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сегата, Н., Бёрниген, Д., Щекотка, Т. Л., Морган, X. С., Гаррет, В. С., и Хаттенхауэр, К. (2013). Вычислительная метаомика для исследований микробного сообщества. Мол. Syst. Биол . 9: 666. DOI: 10.1038 / msb.2013.22

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Смитс, С. А., Лич, Дж., Зонненбург, Э. Д., Гонсалес, К. Г., Лихтман, Дж. С., Рид, Г. и др. (2017). Сезонная цикличность микробиома кишечника охотников-собирателей хадза в Танзании. Science 357, 802–806. DOI: 10.1126 / science.aan4834

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Steel, J. H., Malatos, S., Kennea, N., Edwards, A. D., Miles, L., Duggan, P., et al. (2005). Бактерии и воспалительные клетки плодных оболочек не всегда вызывают преждевременные роды. Pediatr. Res . 57, 404–411. DOI: 10.1203 / 01.PDR.0000153869.96337.90

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стремлау, М. Х., Андерсен, К.Г., Фоларин, О. А., Гроув, Дж. Н., Одиа, И., Эхиан, П. Э. и др. (2015). Открытие новых рабдовирусов в крови здоровых людей из Западной Африки. PLoS Negl. Троп. Dis . 9: e0003631. DOI: 10.1371 / journal.pntd.0003631

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сзе, М. А., Цурута, М., Янг, С. В., О, Ю., Мэн, С. Ф., Хогг, Дж. К. и др. (2014). Изменения бактериальной микробиоты в кишечнике, крови и легких после острой инстилляции ЛПС в легкие мышей. PLoS ONE 9: e111228. DOI: 10.1371 / journal.pone.0111228

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тедески Г., Амичи Д. и Папарелли М. (1969). Включение нуклеозидов и аминокислот в суспензии эритроцитов человека: возможная связь с диффузной инфекцией микоплазм или бактерий в L-форме. Природа 222, 1285–1286. DOI: 10.1038 / 2221285a0

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тео, С.М., Mok, D., Pham, K., Kusel, M., Serralha, M., Troy, N., et al. (2015). Микробиом носоглотки младенца влияет на тяжесть инфекции нижних дыхательных путей и риск развития астмы. Клеточный микроб-хозяин 17, 704–715. DOI: 10.1016 / j.chom.2015.03.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Торберн А. Н., Масиа Л. и Маккей К. Р. (2014). Диета, метаболиты и воспалительные заболевания «западного образа жизни». Иммунитет 40, 833–842.DOI: 10.1016 / j.immuni.2014.05.014

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Трайкова Д., Шнайдер Б., Чойкиер М. и Бак М. (2017). Количество микробиома крови и гипердинамическое кровообращение у пациентов с декомпенсированным циррозом печени. PLOS ONE . 12: e0169310. DOI: 10.1371 / journal.pone.0169310

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тернбо, П. Дж., Хамади, М., Яцуненко, Т., Кантарел, Б. Л., Дункан, А., Лей, Р. Э. и др. (2009). Основной микробиом кишечника у тучных и худых близнецов. Природа 457, 480–484. DOI: 10.1038 / nature07540

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Васкес-Торрес, А., Джонс-Карсон, Дж., Боймлер, А. Дж., Фалькоу, С., Вальдивия, Р., Браун, В. и др. (1999). Внекишечное распространение Salmonella экспрессирующими CD18 фагоцитами. Природа 401, 804–808. DOI: 10.1038 / 44593

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Vientós-Plotts, A.I., Ericsson, A.C., Rindt, H., Grobman, M.E., Graham, A., Bishop, K., et al. (2017). Динамические изменения респираторной микробиоты и ее связь с микробиотой кала и крови у здоровых молодых кошек. PLOS ONE . 12: e0173818. DOI: 10.1371 / journal.pone.0173818

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Витри, М. А., Мамбрес, Д. Х., Дегелт, М., Хак, К., Машеларт, А., Ломм, Ф. и др. (2014). Brucella melitensis вторгается в эритроциты мышей во время инфекции. Заражение. Иммунная . 82, 3927–3938. DOI: 10.1128 / IAI.01779-14

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уиттл, Э., Леонард, М. О., Харрисон, Р., Гант, Т. У., и Тонг, Д. П. (2018). Многометодная характеристика циркулирующего микробиома человека. Фронт. Микробиол . 9: 3266. DOI: 10.3389 / fmicb.2018.03266

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ямагути, Х., Ямада, М., Урума, Т., Канамори, М., Гото, Х., Ямамото, Ю. и др. (2004). Распространенность жизнеспособных Chlamydia pneumoniae в мононуклеарных клетках периферической крови здоровых доноров. Переливание 44, 1072–1078. DOI: 10.1111 / j.1537-2995.2004.04005.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ямагути М., Терао Ю., Мори-Ямагути Ю., Домон Х., Сакауэ Ю., Яги Т. и др. (2013). Streptococcus pneumoniae проникает в эритроциты и использует их, чтобы избежать врожденного иммунитета человека. PLoS ONE 8: e77282. DOI: 10.1371 / journal.pone.0077282

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Яцуненко Т., Рей Ф. Э., Манари М. Дж., Трехан И., Домингес-Белло М. Г., Контрерас М. и др. (2012). Микробиом кишечника человека в зависимости от возраста и географии. Природа 486: 222. DOI: 10.1038 / nature11053

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Resorts World Нью-Йорк принимает Blood Drive в партнерстве с Нью-Йоркским центром крови, чтобы помочь уникальным донорам найти свою пару

    Queens, NY — Чтобы помочь жителям Нью-Йорка с уникальными иммунодефицитными заболеваниями, Resorts World New York City в партнерстве с Нью-Йоркским центром крови (NYBC) проведет забег крови в следующий четверг, 3 июня rd с 1 ч.м. до 19:00 Программа Нью-Йоркского центра крови «Be The Match» помогает пациентам бороться с раком крови и другими заболеваниями, связывая их с их генетически подобранным донором. Доноры могут присоединиться к реестру «Be The Match», чтобы связаться с неродственным пациентом костного мозга и спасти свою жизнь. Кровавый драйв будет проходить в Central Park Event Space. Каждый донор получит футболку Центра крови Нью-Йорка.

    Все доноры должны иметь при себе удостоверение личности донора или удостоверение личности с именем и фотографией.Назначения необходимы, но если позволяет вместимость комнаты, приветствуются и посетители.

    Нью-Йоркский центр крови — один из крупнейших независимых общественных некоммерческих центров крови в США. Ежегодно он поддерживает более 600 больниц и десятки исследовательских организаций, академических институтов и биомедицинских компаний.

    Чтобы записаться на прием в Resorts World New York City, нажмите здесь .

    Чтобы соответствовать всем рекомендациям по охране здоровья, будут применяться следующие протоколы:

    • Доноры должны носить маску или маску для лица
    • Доноры должны не иметь симптомов в течение 14 дней после выздоровления от COVID-19
    • Доноры НЕ могут сдавать кровь при положительном диагнозе COVID-19
    • Доноры НЕ могут делать пожертвования, если они в настоящее время находятся на карантине

    Имейте в виду, что NYBC НЕ тестирует на COVID-19.Если вы хотите пройти тестирование, обратитесь к своему врачу. По медицинским вопросам звоните по телефону 1.800.688.0900 или посетите сайт nybc.org .

    КОГДА: 3 июня 2021 г.

    13:00 — 7:00 вечера.

    ГДЕ: Resorts World New York City

    Место проведения мероприятий в Центральном парке — P6

    110-00 Rockway Blvd.

    Ямайка, Нью-Йорк 11420

    О компании Resorts World New York City

    Resorts World New York City (RWNYC) — единственное казино в Нью-Йорке, предлагающее более 10 миллионам гостей ежегодно беспрецедентный игровой и развлекательный опыт, принося более 3 миллиардов долларов для системы образования штата с момента открытия в 2011 году.RWCNYC управляется Genting Group, глобальной компанией, основанной в 1965 году, которая управляет курортами в Малайзии, Сингапуре, Филиппинах, Великобритании, Багамах, Соединенных Штатах и ​​во всех четырех океанах через свои Star Cruises, Dream Cruises и Crystal Cruises. бренды. Гентинг имеет более чем 50-летний опыт работы в индустрии путешествий и отдыха, в нем работает около 60 000 человек, предлагая беспрецедентный курортный отдых более чем 50 миллионам посетителей в год по всему миру.

    KarMMa-RW: сравнение idecabtagene vicleucel с реальными результатами при рецидивирующей и рефрактерной множественной миеломе

  • 1.

    Ferlay J, Colombet M, Soerjomataram I, Mathers C, Parkin DM, Piñeros M, et al. Оценка глобальной заболеваемости и смертности от рака в 2018 г .: источники и методы Globocan. Int J Cancer. 2019; 144: 1941–53.

    CAS Статья Google ученый

  • 2.

    Раджкумар С.В., Кумар С. Множественная миелома: диагностика и лечение. Mayo Clin Proc. 2016; 91: 101–19.

    Артикул Google ученый

  • 3.

    Nijhof IS, van de Donk NWCJ, Zweegman S, Lokhorst HM. Текущие и новые терапевтические стратегии для рецидивирующей и рефрактерной множественной миеломы: обновленная информация. Наркотики. 2018; 78: 19–37.

    CAS Статья Google ученый

  • 4.

    Кумар С.К., Диспензиери А., Лейси М.К., Герц М.А., Буади Ф.К., Пандей С. и др.Продолжающееся улучшение выживаемости при множественной миеломе: изменения в ранней смертности и исходах у пожилых пациентов. Лейкемия. 2014; 28: 1122–8.

    CAS Статья Google ученый

  • 5.

    Джаганнатх С., Рифкин Р.М., Гаспаретто С.Дж., Туми К., Дьюри Б., Хардин Дж. В. и др. Пути лечения пациентов с впервые диагностированной множественной миеломой (NDMM): результаты из реестра Connect MM. Клин Лимфома Миелома Лейк. 2020; 20: 272–6.

    Артикул Google ученый

  • 6.

    Дарзалекс® (даратумумаб) [вкладыш в упаковке]. Хоршам, Пенсильвания: Janssen Biotech, Inc; 2020.

  • 7.

    Sarclisa® (изатуксимаб-irfc) [вкладыш в упаковке]. Бриджуотер, Нью-Джерси: Санофи-Авентис, США; 2020.

  • 8.

    Lokhorst HM, Plesner T., Laubach JP, Nahi H, Gimsing P, Hansson M, et al. Нацеливание на CD38 с помощью монотерапии даратумумабом при множественной миеломе. N Engl J Med. 2015; 373: 1207–19.

    CAS Статья Google ученый

  • 9.

    Baker H. Даратумумаб улучшает выживаемость при множественной миеломе. Ланцет Онкол. 2016; 17: e480.

    Артикул Google ученый

  • 10.

    Empliciti® (элотузумаб) [вкладыш в упаковке]. Принстон, штат Нью-Джерси: компания Bristol-Myers Squibb; 2018.

  • 11.

    Xpovio® (селинексор) [вкладыш в упаковке]. Ньютон, Массачусетс; Karyopharm Therapeutics Inc; 2020.

  • 12.

    Аттал М., Ричардсон П.Г., Раджкумар С.В., Сан-Мигель Дж., Бексак М., Спика И. и др.Изатуксимаб плюс помалидомид и низкие дозы дексаметазона по сравнению с помалидомидом и низкими дозами дексаметазона у пациентов с рецидивирующей и рефрактерной множественной миеломой (ICARIA-MM): рандомизированное многоцентровое открытое исследование фазы 3. Ланцет. 2019; 394: 2096–107.

    CAS Статья Google ученый

  • 13.

    Фарыдак® (панобиностат) [вкладыш в упаковке]. Лас-Вегас, Невада: Секура, Инк; 2015.

  • 14.

    Harvey RD. Частота и лечение нежелательных явлений у пациентов с рецидивирующей и / или рефрактерной множественной миеломой, получающих монотерапию карфилзомибом.Clin Pharmacol. 2014; 6: 87–96.

    CAS PubMed Google ученый

  • 15.

    Kumar SK, Dimopoulos MA, Kastritis E, Terpos E, Nahi H, Goldschmidt H, et al. Естественная история рецидива миеломы, резистентной к иммуномодулирующим препаратам и ингибиторам протеасом: многоцентровое исследование IMWG. Лейкемия. 2017; 31: 2443–8.

    CAS Статья Google ученый

  • 16.

    Gandhi UH, Cornell RF, Lakshman A, Gahvari ZJ, McGehee E, Jagosky MH, et al.Результаты лечения пациентов с множественной миеломой, резистентных к терапии моноклональными антителами, нацеленными на CD38. Лейкемия. 2019; 33: 2266–75.

    CAS Статья Google ученый

  • 17.

    Многократная миелома (версия 2.2021). [Доступно по адресу: https://www.nccn.org/professionals/physician_gls/pdf/myeloma.pdf] Доступ 29 сентября 2020 г.

  • 18.

    Blenrep® (belantamab mafodotin-blmf) [вкладыш в упаковке]. Миддлсекс, Великобритания: Glaxosmithkline; 2020.

  • 19.

    Михаэль Дж. Варианты лечения рефрактерной множественной миеломы тройного класса. Клин Лимфома Миелома Лейк. 2020; 20: 1–7.

    Артикул Google ученый

  • 20.

    Фульчинити М., Мунши NC, Мартинес-Лопес Дж. Глубокий ответ при множественной миеломе: критический обзор. Biomed Res Int. 2015; 2015: 832049.

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Телфорд С., Кабади С.М., Абхьянкар С., Сонг Дж., Синьорович Дж., Чжао Дж. И др.Непрямые сравнения эффективности и безопасности акалабрутиниба с поправкой на соответствие при рецидивной / резистентной лимфоме из клеток мантии. Clin Ther. 2019; 41: 2357–79. e2351–2379.

    CAS Статья Google ученый

  • 22.

    Корнелл К., Хари П., Тан С., Биран Н., Калландер Н., Чари А. и др. Общая выживаемость пациентов с рефрактерной множественной миеломой тройного класса, получавших селинексор Q12 плюс дексаметазон, по сравнению со стандартным лечением MAMMOTH.Am J Hematol. 2021; 96: E5 – E8.

  • 23.

    Friedman KM, Garrett TE, Evans JW, Horton HM, Latimer HJ, Seidel SL, et al. Эффективное нацеливание на множественные гематологические злокачественные новообразования, экспрессирующие антиген созревания В-клеток, с помощью Т-лимфоцитов рецептора химерного антигена антигена созревания В-клеток. Hum Gene Ther. 2018; 29: 585–601.

    CAS Статья Google ученый

  • 24.

    Лин И, Радже Н.С., Бердея Дж. Г., Сигел Д. С., Джаганнатх С., Маддури Д. и др.Idecabtagene vicleucel (ide-cel, bb2121), терапия CAR Т-клетками, направленная на BCMA, у пациентов с рецидивирующей и рефрактерной множественной миеломой: обновленные результаты исследования фазы 1 CRB-401. Американское общество гематологии (ASH). Аннотация 131 (2020).

  • 25.

    Munshi NC, Anderson LD JR, Shah N, Madduri D, Berdeja J, Lonial S, et al. Idecabtagene vicleucel при рецидивирующей и рефрактерной множественной миеломе. N Engl J Med. 2021; 384: 705–16.

    CAS Статья Google ученый

  • 26.

    Crump M, Neelapu SS, Farooq U, Van Den Neste E, Kuruvilla J, Westin J, et al. Исходы при рефрактерной диффузной В-крупноклеточной лимфоме: результаты международного исследования SCHOLAR-1. Кровь. 2017; 130: 1800–8.

    CAS Статья Google ученый

  • 27.

    Чен С., Арман П., Рогула Б., Джонстон К., Петерсон Д., Коннорс Дж. М. и др. Непрямое сравнение ниволумаба и брентуксимаб ведотина с корректировкой на соответствие при рецидивирующей / рефрактерной классической лимфоме Ходжкина после неудачной трансплантации аутологичных гемопоэтических клеток.Кровь. 2019; 134: 4761.

    Артикул Google ученый

  • 28.

    Кумар С., Пайва Б., Андерсон К.С., Дьюри Б., Ландгрен О., Моро П. и др. Критерии консенсуса Международной рабочей группы по миеломе для оценки ответа и минимальной остаточной болезни при множественной миеломе. Ланцет Онкол. 2016; 17: e328 – e346.

    Артикул Google ученый

  • 29.

    Ailawadhi S, Jagannath S, Narang M, Rifkin RM, Terebelo HR, Toomey K, et al.Подключите регистр MM как национальный справочник для пациентов с множественной миеломой в США. Cancer Med. 2020; 9: 35–42.

    Артикул Google ученый

  • 30.

    Austin PC. Введение в методы оценки склонности для уменьшения эффекта искажения в обсервационных исследованиях. Multivariate Behav Res. 2011; 46: 399–424.

    Артикул Google ученый

  • 31.

    Austin PC, Stuart EA.Переход к передовой практике при использовании взвешивания с обратной вероятностью лечения (IPTW) с использованием показателя склонности для оценки причинно-следственных эффектов лечения в обсервационных исследованиях. Stat Med. 2015; 34: 3661–79.

    Артикул Google ученый

  • 32.

    Деларю Р., Тилли Х, Мунье Н., Петрелла Т., Саллес Дж., Тиблемонт С. и др. Высокая дозировка ритуксимаба в сравнении со стандартным ритуксимабом у пожилых пациентов с диффузной крупноклеточной В-клеточной лимфомой (исследование LNH03-6B): рандомизированное исследование фазы 3.Ланцет Онкол. 2013; 14: 525–33.

    CAS Статья Google ученый

  • 33.

    Raje N, Berdeja J, Lin Y, Siegel D, Jagannath S, Madduri D, et al. Терапия против BCMA CAR Т-клетками bb2121 при рецидивирующей или рефрактерной множественной миеломе. N Engl J Med. 2019; 380: 1726–37.

    CAS Статья Google ученый

  • 34.

    Ричардсон П.Г., Джаганнатх С., Чари А., Фогл Д.Т., Димопулос М.А., Моро П. и др.Общая выживаемость (ОВ) при пероральном приеме селинексора в сочетании с низкими дозами дексаметазона (Sd) у пациентов с рефрактерной множественной миеломой тройного класса (TCR-MM). J Clin Oncol. 2019; 37: 8014.

    Артикул Google ученый

  • 35.

    Jung PS, Kim DY, Lee SW, Park JY, Suh DS, Kim JH, et al. Клиническая роль адъювантной химиотерапии после радикальной гистерэктомии для рака шейки матки IB-IIA стадии по FIGO: сравнение с адъювантной RT / CCRT с использованием взвешивания с обратной вероятностью лечения.PLoS ONE. 2015; 10: e0132298.

    Артикул Google ученый

  • 36.

    Chari A, Vogl DT, Gavriatopoulou M, Nooka AK, Yee AJ, Huff CA, et al. Пероральный селинексор-дексаметазон при рефрактерной множественной миеломе тройного класса. N Engl J Med. 2019; 381: 727–38.

    CAS Статья Google ученый

  • 37.

    Лониал С., Ли Х.С., Бадрос А., Трудель С., Нука А.К., Чари А. и др. DREAMM-2: монотерапия белантамабом мафодотином при рецидивирующей / рефрактерной множественной миеломе, резистентной к ингибиторам протеосом, иммуномодулирующих агентов и рефрактерной и / или непереносимой к анти-CD38 mAb.Европейская гематологическая ассоциация (EHA) Резюме. EP970, 2020.

  • 38.

    Rodriguez-Otero P, Weisel K, Davies F, Delforge M, Ayers D, Cope S и др. Непрямые сравнения с поправкой на соответствие результатов эффективности для идекабтагена виклеуцела из исследования KarMMa с селинексором плюс дексаметазоном (STORM, часть 2) и белантамабом мафодотином (DREAMM-2). Презентация Европейской гематологической ассоциации (EHA) EP969, 2020.

  • 39.

    Yong K, Delforge M, Driessen C, Fink L, Flinois A, Gonzalez-McQuire S, et al.Множественная миелома: результаты лечения пациентов в реальной практике. Br J Haematol. 2016; 175: 252–64.

    Артикул Google ученый

  • 40.

    Lonial S, Weiss BM, Usmani SZ, Singhal S, Chari A, Bahlis NJ, et al. Монотерапия даратумумабом у пациентов с резистентной к лечению множественной миеломой (SIRIUS): открытое рандомизированное исследование фазы 2. Ланцет. 2016; 387: 1551–60.

    CAS Статья Google ученый

  • 41.

    Усмани С.З., Вайс Б.М., Плеснер Т., Бахлис, штат Нью-Джерси, Белч А., Лониал С. и др. Клиническая эффективность монотерапии даратумумабом у пациентов с рецидивирующей или рефрактерной множественной миеломой, ранее получавшей тяжелое лечение. Кровь. 2016; 128: 37–44.

    CAS Статья Google ученый

  • Национальный центр переливания крови Руанды соответствует международным стандартам

    Amb Barks-Ruggles и Hon. Мин. Гашумба перерезал ленту, чтобы официально открыть Центр сотрудничества AfSBT-RBC.

    10 февраля, -е, , 2017 на церемонии, организованной послом США в Руанде Эрикой Баркс-Рагглз; Достопочтенный Министр здравоохранения д-р Дайан Гашумба; и Президентом Совета управляющих Африканского общества переливания крови (AfSBT) д-ром Габриэлем Муйинда; Национальный центр переливания крови Руанды (NCBT) получил от AfSBT аккредитацию наивысшего — 3-го уровня — по международным стандартам. Это грандиозное достижение означает, что NCBT в настоящее время является международно признанным региональным центром передового опыта в области переливания крови, способным по мере необходимости предлагать соседним странам услуги в области медицины переливания крови и технических специалистов.Это также знаменует собой веху в профилактике ВИЧ в Руанде с помощью стратегии обеспечения безопасности крови. Д-р Сваибу Гатаре, менеджер отдела NCBT, говорит: «Мы не смогли бы сделать это без поддержки PEPFAR и Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC) Руанды».

    Достопочтенный Мин. Доктор Гашумба получает сертификат аккредитации от доктора Муйинды из AfSBT.

    AfSBT — это континентальная организация, которая признает достижение международных стандартов, признавая банки крови как центры передового опыта в Африке.Учреждения, желающие получить аккредитацию по международным стандартам через AfSBT, проходят трехэтапный процесс сертификации от уровня 1 до уровня 3. Руанда становится второй страной в Африке после Намибии, которая достигла этого наивысшего уровня аккредитации AfSBT. AfSBT также определил NCBT Руанды как свой Региональный центр передового опыта в области банков крови, что сделало NCBT / RBC региональным центром сотрудничества AfSBT для регионального обучения.

    История NCBT — одна из многих историй успеха общественного здравоохранения Руанды.Однако путь к этому успеху был нелегким. Правительство США через CDC при финансовой поддержке PEPFAR помогло преобразовать NCBT, усилив и расширив возможности в качестве основного направления деятельности по профилактике ВИЧ. После геноцида 1994 года и до 2005 года, без национальной политики и руководящих принципов в отношении крови, Руанда постоянно испытывала нехватку крови, отсутствие реагентов для тестирования и оборудования холодовой цепи. Кроме того, неадекватная система транспортировки крови из мобильных центров сбора и недостаточное производство крови ограничивали географическое распространение и доступ к безопасной крови.По мере того как Руанда перестраивала свои институты и сосредоточивала усилия на национальных усилиях по предотвращению передачи ВИЧ, безопасная кровь стала центральной стратегией, но столкнулась с серьезными ограничениями из-за нехватки потенциала и ресурсов. Закон об учреждении Национального центра переливания крови Sanguine (CNTS), позже переименованного в Национальный центр переливания крови (NCBT), облегчил механизмы мобилизации ресурсов для Министерства здравоохранения. Благодаря партнерству правительства Руанды с международными донорами NCBT получил финансирование и поддержку в наращивании потенциала.Правительство США через CDC предложило техническую поддержку NCBT с 2002 года и с 2004 года получило около 23 миллионов долларов на наращивание потенциала NCBT через PEPFAR. Эта поддержка помогла преобразовать NCBT в общенациональное учреждение с четырьмя полностью функциональными современными региональными организациями. центры сбора (RCBT). Это значительно улучшило географический доступ к безопасной крови во всех пяти провинциях с главным офисом и лабораториями в городе Кигали.

    Достопочтенный Мин Гашумба с докторомМакдональд, доктор Гатар и другие сотрудники NCBT во время экскурсии по объекту NCBT.

    Благодаря этой поддержке NCBT смог превратиться из небольшого семейного отделения донорства, специализирующегося на оказании услуг на районном уровне, в общенациональное учреждение с четырьмя полностью функциональными современными RCBT, каждое из которых получает кровь от добровольных, неоплачиваемых доноров.

    Обеспечение качества обеспечивается в региональных центрах благодаря их подключению к главной центральной испытательной лаборатории, расположенной в Биомедицинском центре Руанды (RBC) в городе Кигали.С введением этих новых стандартов качества NCBT подал заявку и получил аккредитацию 1-го уровня от AfSBT в 2013 году. В 2014 году AfSBT получил аккредитацию NCBT 2-го уровня, а теперь, в 2016 году, NCBT получил наивысшую аккредитацию AfSBT по международным стандартам 3-го уровня.

    Сотрудник NCBT использует одну из машин, переданных на средства CDC через PEPFAR.

    Это было просто? Нет, совсем нет. NCBT пришлось столкнуться с сокращением донорского финансирования в процессе аккредитации. Это было особенно сложно, поскольку в то время более 90% бюджета NCBT финансировалось донорами.Однако руководство и персонал NCBT проделали огромную работу на протяжении всего процесса.

    Доктор Гатаре говорит: «Секрет достижения этой вехи заключается в вовлечении высшего руководства, самомотивированном персонале и решимости преуспеть».

    Решимость руководства и персонала NCBT достичь этого уровня аккредитации очевидна в их неизменном стандарте качества. Случаев инфекций, передаваемых при переливании крови, в Руанде не регистрировалось с 2013 года, когда NCBT получил аккредитацию уровня 1 от Африканского общества переливания крови.Эти высокие стандарты безопасности крови в Руанде привели к заметному снижению скорости передачи ВИЧ среди доноров крови — с 1,6% в 2000 году до 0,9% в 2015 году и 0,6% в 2016 году. Это замечательное достижение. , за что NCBT заслуживает аплодисментов.

    NCBT теперь стоит перед задачей поддерживать эти высокие стандарты. Несмотря на их образцовую работу, финансирование безопасности крови в Руанде продолжало сокращаться. Это представляет собой проблему для усилий NCBT по поддержанию статуса аккредитации Уровня 3.

    Доктор Гатаре говорит об этом лучше всего: «Как мы все знаем, качество — это не пункт назначения, а путешествие. Уровень 3 был достигнут, но через 3 года будет проведена переоценка, чтобы гарантировать, что мы по-прежнему поддерживаем тот же уровень совершенства. Мы надеемся, что достижение этого стандарта Уровня 3 повысит уверенность наших заинтересованных сторон и сообщества доноров в поддержке профилактики ВИЧ с помощью стратегий безопасной крови в Руанде ».

    Успех NCBT заключается в его ключевых направлениях деятельности, которые включают в себя мобилизацию доноров крови и набор добровольных безвозмездных доноров, тестирование и переработку крови, хранение и распространение.NCBT обеспечивает 100% скрининг всей донорской крови на предмет трансфузионных трансмиссивных инфекций (TTI), включая ВИЧ, гепатит B / C и сифилис. Наиболее уязвимыми группами, нуждающимися в переливании крови, являются матери во время родов, новорожденные, дети до пяти лет и будущие матери с такими инфекциями, как малярия и пациенты с травмами. Миссия NCBT — обеспечить всех нуждающихся пациентов безопасной, адекватной и эффективной кровью и продуктами крови. Скрининг в значительной степени способствует сокращению ИПП, защищая реципиентов крови от пассивного заражения этими инфекциями.

    Сотрудники NCBT Жаннеттему Мухорацие и Садики Уилсон за работой на объекте NCBT.

    Переливание крови — это медицинское вмешательство, спасающее жизнь. История успеха NCBT помогает подчеркнуть важную роль, которую доступ к достаточным запасам безопасной крови и продуктов крови играет в национальной стратегии правительства Руанды по профилактике ВИЧ.

    Правительство США является гордым партнером NCBT и его наследия в предоставлении жизненно важных услуг народу Руанды; тихо спасая жизни и предотвращая заражение ВИЧ, ВГВ, ВГС и сифилисом уязвимых реципиентов крови.

    Посольство США в Руанде | 28 февраля, 2017 | Темы: Проблемы со здоровьем, Новости, Истории успеха | Теги: Переливание крови, CDC Руанда, Здоровье, История успеха

    Кровохарканье: диагностика и лечение — Американский семейный врач

    1. Stedman TL. Медицинский словарь Стедмана. 27-е изд. Филидельфия: Lipincott Williams & Wilkins, 2000 ….

    2. Thompson AB, Тешлер Х, Реннард С.И. Патогенез, оценка и терапия массивного кровохарканья. Clin Chest Med . 1992; 13: 69–82.

    3. Knott-Craig CJ, Oostuizen JG, Россоу Г, Жубер-младший, Барнард П.М. Ведение и прогноз массивного кровохарканья. Недавний опыт с 120 пациентами. J Thorac Cardiovasc Surg . 1993; 105: 394–7.

    4. Кэхилл Британская Колумбия, Ingbar DH. Обильное кровохарканье. Оценка и управление. Clin Chest Med . 1994; 15: 147–67.

    5. Харрисон Т.Р., Браунвальд Э.Кровохарканье. В: Принципы внутренней медицины Харрисона. 15 изд. Нью-Йорк: МакГроу-Хилл, 2001: 203–6.

    6. Рейс Г., Стивенс Д., Бутвелл C, Наир В. Еще раз о причинах кровохарканья. Обзор этиологии кровохарканья с 1986 по 1995 год. Mo Med . 1997; 94: 633–5.

    7. Облигация D, Вяс Х. Вирусная пневмония и кровохарканье. Crit Care Med . 2001; 29: 2040–1.

    8. Нельсон Дж. Э., Форман М.Кровохарканье у ВИЧ-инфицированных. Сундук . 1996; 110: 737–43.

    9. Сантьяго S, Тобиас Дж. Уильямс AJ. Переоценка причин кровохарканья. Arch Intern Med . 1991; 151: 2449–51.

    10. Хиршберг Б, Биран I, Глейзер М, Kramer MR. Кровохарканье: этиология, оценка и исход в специализированной больнице. Сундук . 1997; 112: 440–4.

    11. Аниш Э.Дж., Маевски Р.Дж.Легочная эмболия. В кн .: Black ER, ed. Диагностические стратегии для общих медицинских проблем. Филадельфия: Американский колледж врачей, 1999: 325–37.

    12. Комплект ПА, Цветочный компакт-диск, Смит И.Е., Чан А.П., Двадцать человек ОП, Шнеерсон Я.М. Кровохарканье: сравнительное исследование роли КТ и фибробронхоскопии. Радиология . 1993; 189: 677–80.

    13. Херт Ф, Эрнст А, Беккер HD. Отдаленные исходы и заболеваемость раком легких у пациентов с кровохарканьем неизвестного происхождения. Сундук . 2001; 120: 1592–4.

    14. Адельман М, Хапоник Э.Ф., Bleecker ER, Бритт Э.Дж. Криптогенное кровохарканье. Клинические особенности, результаты бронхоскопии и естественный анамнез у 67 пациентов. Энн Интерн Мед. . 1985. 102: 829–34.

    15. Пианози П., Альсадун Х. Кровохарканье у детей. Педиатр Ред. . 1996; 17: 344–8.

    16. Годфри С. Кровохарканье у детей. Педиатр Пульмонол Дополнение .2004; 26: 177–9.

    17. Кордер Р. Кровохарканье. Emerg Med Clin North Am . 2003. 21: 421–35.

    18. Камачо-младший, Prakash UB. 46-летний мужчина с хроническим кровохарканьем. Mayo Clin Proc . 1995; 70: 83–6.

    19. Хамфри Л.Л., Teutsch S, Джонсон М, Целевая группа по профилактическим услугам США. Обследование на рак легких с цитологическим исследованием мокроты, рентгенографией грудной клетки и компьютерной томографией. Энн Интерн Мед. . 2004. 140: 740–53.

    20. Вебер Ф. Катамениальное кровохарканье. Энн Торак Хирург . 2001; 72: 1750–1.

    21. Soni PN, Редди я, Рауфф С. Пневмония и сильное кровохарканье. Ланцет . 1998; 352: 198

    22. Procop GW, Марти А.М., Шек Д.Н., Mease DR, Утроба GM. Североамериканский парагонимоз. Отчет о болезни. Acta Cytol . 2000; 44: 75–80.

    23. Кайгусуз I, Ялчин С, Келес Э. Пиявки в гортани. Eur Arch Оториноларингол . 2001; 258: 455–7.

    24. Inglesby TV, Деннис Д.Т., Хендерсон Д.А., Бартлетт Дж. Г., Ашер М.С., Эйтцен Э, и другие. Чума как биологическое оружие: управление медициной и общественным здравоохранением. JAMA . 2000; 283: 2281–90.

    25. Григорий Р.К., Чанг Дж, Сингх Р., Powles TJ.Клубни, артралгия и кровохарканье у пациента с метастатической карциномой груди. Энн Онкол . 1996; 7: 756–7.

    26. O’Neil KM, Лазарь АА. Кровохарканье. Показания к бронхоскопии. Arch Intern Med . 1991; 151: 171–4.

    27. МакГиннесс Дж., Бичер-младший, Харкин Т.Дж., Гарай С.М., Rom WN, Найдич Д.П. Кровохарканье: проспективная корреляция КТ высокого разрешения / бронхоскопии. Сундук . 1994; 105: 1155–62.

    28. Tasker AD, Цветочный компакт-диск. Визуализация дыхательных путей. Кровохарканье, бронхоэктазы и заболевание мелких дыхательных путей. Clin Chest Med . 1999; 20: 761–73., Viii

    29. Colice GL. Выявление рака легких как причины кровохарканья у пациентов с нормальной рентгенограммой грудной клетки: бронхоскопия против КТ.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *