Санация кишечника это: «Война» кишечной микрофлоры, или 10 вопросов о дисбактериозе

Содержание

Синдром избыточного бактериального роста / Заболевания / Клиника ЭКСПЕРТ

Синдром избыточного бактериального роста (СИБР) – патологическое состояние, которое характеризуется повышением количества бактерий в тонкой кишке с развитием диарейного синдрома и нарушением всасывания некоторых питательных веществ.

Это состояние/заболевание в отечественной литературе нередко называют частным случаем дисбактериоза/дисбиоза кишечника. 

Распространенность СИБР

Распространенность данного синдрома в мире остается неизвестной. В литературе чаще всего проводится оценка встречаемости СИБР при различных заболеваниях желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) и других органов. В частности, известно, что СИБР отмечается у 38% пациентов с синдромом раздраженного кишечника и у 50-60% больных циррозом печени. Нередко данный патологический синдром выявляется у лиц, страдающих воспалительными заболеваниями кишечника, системными болезнями соединительной ткани (например, склеродермия), эндокринными патологиями (сахарный диабет) и т.д.

Причины и механизмы развития СИБР

В норме различные отделы пищеварительной трубки имеют разный видовой и количественный состав заселяющих их микроорганизмов. Так, например, в желудке и верхних отделах тонкой кишки микробный состав довольно беден, ограничиваясь небольшим (103-104 колониеобразующих единиц (КОЕ) в миллилитре аспирата) количеством бактерий, среди которых преобладают лактобактерии, энтерококки и некоторые другие аэробные бактерии.

В конечных отделах тонкой кишки, прежде всего в терминальном отделе подвздошной кишки, растет число и разнообразие микроорганизмов. В этой переходной зоне между тонкой и толстой кишкой количество микроорганизмов увеличивается до 107-109 КОЕ/мл. Основные бактерии, выявляемые в этом регионе, представлены лакто- и бифидобактериями, стрептококками, бактероидами и т.д.

Наконец, толстая кишка – место «проживания» анаэробных бактерий, которым для жизнедеятельности не требуется кислород (бактероиды, бифидобактерии, энтерококки и клостридии, лактобациллы, кишечные палочки, стрептококки, стафилококки и т.д.). Количество микроорганизмов в этом отделе кишечника максимально и может достигать 1012 КОЕ/мл.

Количественный и качественный микробный состав в разных отделах ЖКТ поддерживается несколькими механизмами. Это и кислая среда желудка, и бактерицидное действие желчи в тонкой кишке, а также сохранная моторика желудка и кишечника. Очень важной является нормальная двигательная и замыкательная функция сфинктеров ЖКТ, таких как пилорический сфинктер (клапан между желудком и 12-перстной кишкой) и илеоцекальный клапан (между подвздошной и толстой кишкой).

Нарушение этой регуляции приводит к тому, что увеличивается количество микроорганизмов в тонкой кишке, и это приводит к различным расстройствам пищеварения. Данное состояние и называется СИБР или синдром избыточного бактериального роста в тонкой кишке.

Основные причины развития СИБР:

  1. Состояния, приводящие к снижение продукции соляной кислоты в желудке – гипо- и ахлоргидрия на фоне атрофического или аутоиммунного гастритов, вследствие применения препаратов из группы h3-гистаминоблокаторов и ингибиторов протонной помпы;
  2. Нарушение моторики желудка и/или тонкой кишки – нередко наблюдается при сахарном диабете, циррозе печени, хронической почечной недостаточности, склеродермии, полимиозите, целиакии, болезни Крона и т.д.;
  3. Анатомические нарушения – последствия оперативных вмешательств (резекция желудка, илеоцекального клапана и др.), дивертикулы тонкой кишки, стриктуры тонкой кишки любого происхождения и т.д.;
  4. Применение антибиотиков, нестероидных противовоспалительных препаратов, цитостатиков, стероидных гормонов, трициклических антидепрессантов, опиатов и т.д.;
  5. Иммунные нарушения, включая дефицит секреторного иммуноглобулина А;
  6. Хронический панкреатит с внешнесекреторной недостаточностью поджелудочной железы;
  7. Хроническое злоупотребление алкоголем;
  8. Пожилой и старческий возраст – увеличивают риск возникновения СИБР.

Следствием увеличения количества тонкокишечных микроорганизмов является:

  • снижение содержания и активности внутрипросветных и пристеночных ферментов за счет их разрушения бактериями;
  • недостаточное расщепление питательных веществ, нарушение их всасывания и увеличение жидкой части кишечного содержимого с развитием диареи;
  • преждевременная деконъюгация желчных кислот в начальных отделах тонкой кишки с развитием химического повреждения слизистой тонкой кишки и диареей. 

Из-за нарушения всасывания в тонкой кишке развивается дефицит некоторых микро- и макроэлементов, а также витаминов (например, витамина В12).

Симптомы СИБР
  • Вздутие живота и/или повышенное газообразование – наиболее частый симптом;
  • Послабление стула – от кашицеобразного 1-2 раза в сутки до жидкого несколько раз в день;
  • Запоры – встречаются редко, но не исключают диагноза СИБР;
  • Слабые боли в животе (часто на фоне повышенного газообразования) – обычно локализуются в околопупочной области;
  • Ощущение «переливания» или урчания в животе;
  • Снижение массы тела – возможно при выраженном и длительном СИБР;
  • Различные жалобы, обусловленные дефицитом микро-, макроэлементов и витаминов.

Диагностика СИБР

Типичная клиническая картина заболевания и анамнез (например, указание на применение антибиотиков) позволяют заподозрить диагноз СИБР. Подтверждением служат результаты дополнительные тесты.

В связи с тем, что СИБР связан с увеличением количества бактерий в тонкой кишке, использование традиционного в нашей стране анализа кала на дисбиоз/дисбактероз для диагностики этого синдрома не имеет ценности. При исследовании бактериального состава кала этим методом оцениваются образцы каловых масс из толстой кишки. Анализ включает в себя определение лишь 20 разновидностей бактерий, тогда как в кишечнике человека их выделено более 1000.

В научных целях и крупных медицинских центрах для диагностики используется жидкое содержимое (аспират) 12-перстной кишки. Этот аспират может быть посеян на специальные среды для выявления аэробных и анаэробных бактерий и определения количества КОЕ. Альтернативой является метод полимеразной цепной реакции (ПЦР), которым также определяется количество (реже качественный состав) тонкокишечных бактерий и других микроорганизмов.

По самым современным рекомендациям при увеличении количества микроорганизмов в аспирате из тонкой кишки более чем 103 КОЕ/мл высока вероятность СИБР. Увы, предложенные методы исследования дорогостоящие и не могут быть использованы с рутинной практике.

Если с количественными характеристиками СИБР все более-менее ясно, то качественные изменения бактериального состава тонкой кишки при этом состоянии остаются малоизученными. Существует лишь небольшое количество работ при некоторых заболеваниях (например, при синдроме раздраженного кишечника), где выявлены определенные изменения соотношений одних групп бактерий к другим. Клиническое значение таких изменений до сих пор неясно. 

В настоящее время большинство рекомендаций предлагает использовать для диагностики СИБР водородный дыхательный тест с лактулозой или глюкозой. В норме водород продуцируется только кишечными бактериями при переработке некоторых углеводов. Образовавшийся водород всасывается в кровоток, достигает легких и может быть определен специальным анализатором в выдыхаемом воздухе. В ходе теста оценивается изменение концентрации водорода после употребления внутрь раствора углевода. В качестве тестового субстрата чаще всего используется невсасываемый углевод лактулоза, реже применяется глюкоза.

У части лиц симптомы СИБР могут быть вызваны избыточным ростом метанпродуцирующих микроорганизмов, и в этом случае возможно использование метанового дыхательного теста.

Существуют и другие дыхательные тесты, однако они малодоступны в рутинной практике.

Лечение СИБР

В настоящее время СИБР рассматривается как вторичное состояние, которое возникает как следствие имеющегося «фонового» заболевания или внешнего воздействия (в т.ч. лекарственной терапии). Поэтому во всех рекомендациях по лечению СИБР на первом месте стоит лечение основного заболевания для предотвращения повторного появления жалоб.

Одним из главных методов лечения СИБР – так называемая «санация» кишечника путем назначения антибиотиков. Предпочтение отдается невсасываемым антибиотикам (например, рифаксимину) и другим антибактериальным препаратам, доказавшим свою эффективность.

Диетотерапия с ограничением продуктов, богатых ферментируемыми углеводами (так называемая диета lowFODMAP) может быть эффективна у некоторых пациентов.

Назначение пре- и пробиотиков в качестве дополнительных средств коррекции СИБР может уменьшить часть симптомов – вздутие живота, дискомфорт в животе. Однако эти препараты  редко бывают эффективны в качестве единственной терапии.

Также в лечении СИБР нередко используются дополнительные лекарственные средства, такие как полиферментные препараты, регуляторы кишечной моторики, сорбенты и т.д.

Прогноз СИБР 

В большинстве случаев СИБР протекает благоприятно. При устранении причинного фактора, вызвавшего СИБР, в случае правильно подобранной терапии происходит полное излечение пациента. Однако при сохранении условий для развития СИБР (хроническое заболевание, перенесенное хирургическое вмешательство и др.) возможны рецидивы симптомов, требующие повторных курсов лечения.

Дисбактериоз кишечника — задача без решения?

.

Фото: Евгения ГУСЕВА

Очень часто родители маленьких, а иногда и не очень маленьких детей приходят в клинику с вопросом: «Нам выставили диагноз дисбактериоз кишечника. Как это лечится? Чем это грозит? Почему некоторые педиатры упорно лечат дисбактериоз, а некоторые не обращают на него внимание?». Давайте попробуем вместе взглянуть на эту проблему. Но вначале определимся с терминологией. Дисбактериозом кишечника называется изменение количественного и качественного соотношения микрофлоры, что приводит к нарушению обмена веществ.

Когда и как происходит заселение кишечника микрофлорой?

Становление нормальной микрофлоры кишечника — процесс сугубо индивидуальный. Его практически невозможно стандартизировать, ибо каждый ребенок уникален. Основные этапы формирования микробиоценоза выглядят следующим образом:

• Первая фаза: заселение кишечника микрофлорой начинается во время рождения ребенка. Первый контакт с микрофлорой происходит в момент прохождения ребенка через родовые пути. Здесь здоровье матери (наличие или отсутствие хронических инфекций) имеет первостепенное значение для дальнейшего здоровья ребенка. Отсюда понятно, что дети рожденные естественным путем и дети, рожденные методом кесарева сечения уже будут иметь абсолютно разные условия заселения их кишечника. Вторая фаза: контакт с кожей матери и первое прикладывание к груди — чем раньше это произойдет, тем более благоприятная для ребенка микрофлора поселится у него в организме.

• Следующий важнейший момент — характер вскармливания. Грудное молоко является мощнейшим стимулятором роста нормальной флоры кишечника ребенка, и препятствует росту флоры патогенной, то есть нежелательной. В том случае, если ребенок вскармливается искусственными смесями, риск развития дисбактериоза кишечника очень велик.

• Следующий этап становления микрофлоры кишечника — время введения первых прикормов. В качестве первого прикорма необходимо вводить в рацион ребенка фруктовые и овощные пюре. Клетчатка и олигосахариды, содержащиеся в них, являются самой физиологичной питательной средой для бифидобактерий (а это более 90% всей нормальной флоры кишечника).

• И завершающим этапом становления нормального микробиоценоза является переход ребенка на питание «с общего стола», то есть пищей, приближенной к рациону взрослого человека. С этого момента, то есть примерно на четвертом году жизни, состав кишечной микрофлоры ребенка становится таким же как у взрослого человека.

Как заподозрить дисбактериоз кишечника?

Если у вашего ребенка отмечается снижение аппетита, вздутие живота, и на фоне этого стул кашицеобразный с примесью слизи, частичками непереваренной пищи, то вам необходимо сдать анализ кала для выявления наличия или отсутствия дисбактериоза.

Часто дисбактериоз развивается после лечебных манипуляций с ребенком, которые также влияют на микробиоценоз кишечника (интенсивная терапия в период новорожденности, антибактериальная терапия, перенесенные кишечные и иные инфекции в раннем возрасте, наличие аллергии). то мы убедимся, что микрофлора кишечника у ребенка строго индивидуальна!

Как правильно собирать кал на дисбактериоз? Материал (кал) должен быть собран именно утром, в стерильную посуду, и немедленно доставлен в лабораторию. Родителям зачастую это сделать сложно и начинаются всяческие уловки типа «собрать материал вечером, поставить в холодильник, а утром увезти; или — сделать утром клизму и собрать материал» и подобные им. Поверьте — результат исследования в этом случае не будет стоить затраченного труда!

Как интерпретировать результат анализа? Первый вариант: вам указывают, что обнаружены патогенные микроорганизмы. В этом случае безусловно необходимо лечение. Чем и как лечить — ответ на этот вопрос вы получите у педиатра. Как правило, программа лечения на первом этапе включает в себя санацию кишечника (уничтожение патогенного микроба) антибиотиком или бактериофагом. Далее назначается восстановительное лечение, включающее ферменты, пребиотики (вещества, являющиеся стимуляторами роста нормальной микрофлоры) и пробиотики (живая культура нормальных, полезных кишечных бактерий). Кроме того могут назначаться и другие вспомогательные препараты, ускоряющие процесс восстановления нормального кишечного микробиоценоза.

Второй вариант: патогенная флора не обнаружена, но имеются отклонения в количестве и соотношении отдельных представителей нормальной микрофлоры. В этом случае медикаментозная терапия, как правило, не показана. Грамотно назначенной и правильно проведенной диетотерапии, бывает абсолютно достаточно для купирования подобных проявлений. Да-да, именно диеты. Правильная питательная среда — основной стимул для роста правильной флоры.

Зачем нужно проводить коррекцию дисбактериоза? Все дело в том, что дисбактериоз — это состояние, которое сопровождает и отягощает течение большого числа патологических процессов в организме. Дисбактериоз сопровождает пищевую аллергию, гипотрофию, хронические воспалительные заболевания желудка и кишечника, иммунодефициты и много других заболеваний.

Кому назначать кал на дисбактериоз?

Таким образом, обследование на дисбактериоз абсолютно показано:

— детям с плохими прибавками массы тела, детям со сниженным аппетитом;

— часто и длительно болеющим детям;

— детям с проявлениями аллергического дерматита;

— детям, страдающих хроническими заболеваниями желудочно-кишечного тракта;

Отношение к дисбактериозу должно быть не как к диагнозу (каковым он по сути никогда и не является) а как к важному симптому какого-то серьезного патологического процесса в организме. Своевременное выявление и лечение этого процесса, как правило, позволяет довольно быстро купировать дисбактериоз. И наоборот — коррекция дисбактериоза зачастую позволяет значительно сократить сроки лечения основного заболевания.

Здоровья Вам, и берегите себя!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

• Что такое бронхиальная астма у детей — совет недели от кандидата медицинских наук, врача аллерголога-иммунолога ЮлииАлександровныСамохваловой. (далее)

• Как победить аллергию — совет недели от кандидата медицинских наук, врача аллерголога-иммунолога Медведевой Ларисы Валентиновны и врача аллерголога-иммунолога высшей квалификационной категории Евгении Вячеславовны Водолазской (далее)

— Аденоиды: удалять или нет? Совет недели от кандидата медицинских наук, врача оториноларинголога Киры Сергеевны Зыряновой (далее)

Контакты медицинского центра «АллергоСтоп»

г. Челябинск,

ул. Братьев Кашириных, 34, пом. 5

тел. (351) 200 22 62; 750 86 16

www.allergostop74.ru

Группы в соцсетях

Одноклассники

ВКонтакте

Facebook

На правах рекламы.

Подходы к медикаментозному лечению дисбактериоза кишечника | Аджигайтканова С.К.

Под общим понятием «дисбактериоз» подразумевается клинико–лабораторный синдром, возникающий при ряде заболеваний и клинических ситуаций, характеризующийся изменением качественного и/или количественного состава нормальной микрофлоры, метаболическими и иммунными нарушениями, сопровождающимися у части больных клиническими проявлениями [1]. Таким образом, дисбактериоз – это не диагноз, а со­стоя­ние.

При дисбактериозе кишечника появляется значительное количество микробов в тонкой кишке и изменение микробного состава толстой кишки. В толстой кишке меняется общее количество и свойства микроорганизмов, усиливается их инвазивность и агрессивность [11].
Причин дисбактериоза кишечника может быть несколько: это гипо– и ахлоргидрия желудка (особенно при нарушении эвакуации из него), синдром приводящей петли после резекции желудка по Бильрот–2, тощекишечные и дуоденальные дивертикулы, синдром слепой петли при тонко–толстокишечных анастомозах конец в бок, непроходимость кишечника, хронический панкреатит, иммунодефициты, бездумное и бесконтрольное применение антибиотиков, приводящее к гибели значительной части представителей нормальной микрофлоры, чувствительных к препарату, и размножению устойчивой к нему микрофлоры, в т.ч. патогенной и условно–патогенной, нарушения питания, употребление алкоголя и др. Известно, что этиотропная терапия острых и хронических желудочно–кишечных заболеваний, особенно квадритерапия хронического гастрита, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, ассоциированных с Helicobacter pylori, в 100% случаев ведет к усугублению дисбиотических явлений [13].
Дисбактериозами страдают пациенты практически всех стационаров и амбулаторных служб, жители экологически неблагоприятных регионов, нарушения нормальной микрофлоры которых формируются в результате воздействия на организм физических, химических, радиационных и других факторов [4,10].
С современных позиций нормальную флору рассматривают как совокупность микробиоценозов различных частей тела. Для полного здоровья человека характерно состояние равновесия микроэкологии организма. Кишечник здоровых людей представляет собой пример сбалансированного взаимодействия между защитными силами макроорганизма и микробными ассоциациями. В состав флоры содержимого толстого кишечника входят анаэробные и аэробные бактерии. Нормальная микрофлора на 95% состоит из анаэробных видов бактерий, главными из которых являются бифидобактерии и лактобактерии. Функции полезной микрофлоры в организме человека неоценимы. Перечислим наиболее важные из них.
Ферментопродуцирующая функция: нарушение и гибель полезной микрофлоры в организме ведет к тому, что нарушается метаболизм разнообразных субстратов растительного, животного и микробного происхождения – глюкозы, фруктозы, лактозы, а также более сложных соединений, содержащих углеводы. Лактобак­те­рии нейтрализуют действие фенольных ферментов, поддерживающих разрастания раковых клеток в кишечнике, препятствуя тем самым развитию рака молочной железы и толстого кишечника. Важную роль микрофлора кишечника играет в метаболизме белков. Бакте­ри­альные протеазы гидролизуют белки и пептиды, а последние под действием бактероидов гидролизуются до аминокислот и пептидных остатков. Одним из свойств нормофлоры является метаболизм азот– и углеродосодержащих соединений за счет микробных ферментов. Метаболизм мочевины в кишечнике происходит за счет микробных уреаз. Микрофлора кишечника участвует в деградации липидов и в их синтезе. Нормальная микрофлора принимает участие в рециркуляции желчных кислот и активно влияет на холестериновый и билирубиновый метаболизм.
Защитная функция: нормальная микрофлора ки­шеч­ника в процессе эволюции приобрела исключительно важную роль в формировании колонизационной резистентности организма. Одним из главных механизмов защиты от колонизации условно–патогенными и патогенными бактериями является присутствие в организме достаточного количества собственной полезной микрофлоры, к которой, в первую очередь, относятся лакто– и бифидобактерии. Очень важным фактором защиты является то, что представители нормофлоры продуцируют бактериоцины, лизоцим и другие антибиотикоподобные вещества, обуславливающие антагонистическую активность этих бактерий. Представители нормофлоры в кишечнике конкурируют с патогенной флорой за аргинин, треонин, аспарагиновую кислоту, серин, за область обитания – экологические ниши.
Синтетическая функция: бактерии кишечной флоры синтезируют витамины, необходимые для метаболических реакций. Бифидобактерии синтезируют витамины группы В, в частности, никотиновую, фолиевую кислоты, тиамин, биотин, цианокобаламин, а также аминокислоты и белки, обеспечивающие их всасывание. Лакто­бак­те­рии образуют молочную кислоту, продуцируют лизоцим, леколин, низин, ацидофилин и др. Кишечная палочка способствует синтезу иммуноглобулинов, что препятствует развитию инфекции, вырабатывает канцеролитические вещества. Продуцируя молочную кислоту, бифидо– и лактобактерии создают в кишечнике кислую среду, подавляя гнилостную флору и способствуя всасыванию кальция, витамина Д и железа. Большое значение имеет продуцирование анаэробами биологически активных соединений – летучих жирных кислот, которые принимают участие в рециркуляции и абсорбции ионов натрия, калия, хлора, воды, а также кальция, магния и цинка. Кишечная нормофлора способна разлагать белки до конечных продуктов распада (индол, фенол, скатол), утилизировать непереваренные пищевые субстраты, образуя органические кислоты, аминокислоты и другие соединения, которые нормализуют обмен веществ в организме. Микрофлора кишечника, в конечном счете, поддерживает водный, электролитный и кислотно–щелочной балансы в организме.
Иммунногенная функция: нормальная микрофлора способствует пролиферации плазматических клеток. Бифидобактерии стимулируют синтез антител к овальбумину, лактобактерии повышают активность фагоцитов и лимфоцитов. Повышение численности бифидо– и лактобактерий при их недостатке приводит к положительному эффекту в уменьшении воспалительных процессов слизистой кишечника и увеличении В–лимфоцитов в периферической крови. Иммуностимулирующий эффект под воздействием нормофлоры проявляется усилением фагоцитарной активности макрофагов, моноцитов, увеличением специфического А, синтезом цитокинов, стимуляцией клеточных иммунных механизмов защиты. К сожалению, не до конца оправдывают себя фагопрофилактика и фаготерапия дисбактериоза. Тому есть ряд причин: слишком узкая специфичность, быстрое появление фагорезистентных штаммов патогенных бактерий, а также возможность сенсибилизации организма этим видом чужеродного белка. Кроме того, фаги плохо сорбируются в коллоидной среде, так что трудно представить возможность их бактерицидности в толстом кишечнике, где бактерии окутаны слизью и перемешаны с фекальными массами. Проблемой является доставка фагов к «месту назначения». В частности, практикуемое введение препаратов при помощи клизмы не обеспечивает поступления фагов в проксимальные отделы толстого кишечника, где может быть локализован основной дисбиотический процесс, то же касается и введения фагов в виде ректальных свечей. Даже высокая эффективность бактериофагов не гарантирует его эффективности при введении в организм.
Симптомы дисбактериоза напрямую связаны с заболеванием или состоянием, которое вызвало дисбактериоз, и являются неспецифичными и разнообразными: снижение или отсутствие аппетита, тошнота, рвота, металлический привкус во рту, боли в животе (тупые или схваткообразные), возникающие спонтанно и при пальпации, отрыжка, метеоризм, чувство неполного опорожнения кишечника, императивные позывы на дефекацию, запоры, понос, заеды, зуд кожи и слизистых, высыпания на коже (при развитии аллергических реакций), утомляемость.
Необходимо помнить о том, что дисбактериоз всегда усугубляет течение хронических болезней пищеварительного тракта, а потому это состояние всегда требует своевременной диагностики и лечения. Лечение патологических состояний, связанных с дисбактериозом, должно быть комплексным и направленным на устранение избыточного бактериального обсеменения кишечника условно–патогенной микрофлорой, восстановление нормальной микрофлоры и нарушенной моторики толстого кишечника, улучшение кишечного пищеварения и всасывания, стимулирование реактивности организма.
В связи с этим в лечении дисбактериоза кишечника используются следующие группы препаратов: антибактериальные средства и антисептики, пробиотики, пребиотики, синбиотики, пищеварительные ферменты, регуляторы моторики кишечника, стимуляторы реактивности организма.
Применение антибиотиков должно быть оправданным, т.к. они сами могут оказывать губительное влияние на симбионтную микробную флору толстого кишечника. Антибактериальные средства желательно применять при наличии абсолютных показаний, таких как бактериемия и угроза энтерогенного сепсиса, причиной которых является дисбактериоз. Достаточно часто антибиотики применяют при избыточном обсеменении тонкой кишки условно–патогенной флорой, при заболеваниях, сопровождающихся нарушением всасывания и моторики кишечника [15]. Применяются препараты фторхинолоновой группы (офлоксацин или норфлоксацин по 400 мг 2 раза в сутки в течение 5–7 дней), пенициллины (амоксициллин по 500 мг 3 раза в сутки в течение 5–7 дней), тетрациклины (доксициклин по 100 мг 2 раза в сутки в течение 3–5 дней).
Наиболее предпочтительными препаратами при дисбактериозе кишечника являются антимикробные препараты, такие как ко–тримоксазол (по 480 мг 2 раза в сутки в течение 7 дней), налидиксовая кислота (по 1 г 4 раза в сутки в течение 7 дней), нифуроксазид (по 200 мг 4 раза в сутки в течение 5–7 дней), фуразолидон (по 100 мг 4 раза в сутки в течение 7 дней), антисептики – интетрикс (по 2 капс. 2 раза в сутки в течение 7 дней).
Препараты, применяемые для восстановления нормальной микрофлоры кишечника, принято подразделять на 3 группы: пробиотики, пребиотики и синбиотики [4,6,7,9,14,18].
Пробиотики – это живые микроорганизмы и вещества микробного происхождения, оказывающие при естественном способе введения позитивные эффекты на физиологические, биохимические и иммунные реакции организма хозяина через стабилизацию и оптимизацию функции его нормальной микрофлоры [2,3,14,16,17].
В России зарегистрировано несколько бифидосодержащих препаратов, которые применяются для лечения дисбактериоза в течение 2–3 недель.
Составляющим этих препаратов являются живые бифидобактерии, которые обладают антагонистической активностью против широкого спектра патогенных и условно–патогенных бактерий, основное назначение – обеспечение быстрой нормализации микрофлоры кишечного тракта. Быстрое заселение кишечника бифидобактериями способствует нормализации количественного и качественного состава микрофлоры и стимулирует репаративный процесс слизистой оболочки кишечника [1–6,9]. Ряд преимуществ имеет препарат бифиформ. Первое из них заключается в том, что капсула препарата кислотоустойчива, т.е. не растворяется соляной кислотой и пепсином. Это обеспечивает высвобождение в кишечнике высоких концентраций содержащихся в препарате бактерий практически без их инактивации на уровне желудка. Вторым важным преимуществом и особенностью бифиформа является наличие в его капсуле специфических факторов, которые, освобождаясь в кишечнике, ускоряют и усиливают его колонизацию бифидобактериями и энтерококками, причем бифидобактерии колонизируют толстую, а энтерококки – и толстую, и тонкую кишку.
Не менее важное место занимают лактосодержащие препараты. Длительность лечения зависит от причины развития дисбактериоза и индивидуальных особенностей (от 2 недель до 1,5 месяцев). Дей­ствующим началом этих препаратов являются живые лактобациллы, обладающие широким спектром антагонистической активности за счет продукции органических кислот, микробного лизоцима, перекиси водорода и различных антибиотических веществ. Лактобациллы синтезируют различные ферменты и витамины, принимающие участие в пищеварительной деятельности желудоч­но–ки­шеч­ного тракта, обладают иммуномодулирующим действием, важным для восстановления естественных иммунных факторов защиты организма [2–6,9,17,18].
Коли–содержащие препараты применяются в течение 1–3 месяцев. Они обладают антагонистической активностью в отношении широкого спектра патогенных и условно–патогенных микроорганизмов, включая шигеллы, сальмонеллы, протей; оказывают корригирующее воздействие на нарушенный микробиоценоз; стимулируют местные репаративные процессы в кишечнике; способствуют улучшению пищеварения и обмена веществ; стимулируют естественные факторы защиты. Могут применяться для лечения больных хроническими колитами разной этиологии, реконвалесцентов острых кишечных инфекций при наличии дисфункций кишечника, протекающих на фоне дисбактериоза.
Сухие препараты достаточно долго хранятся при комнатной температуре. Но есть существенный недостаток – после процесса лиофилизации бактерии ослаб­лены и плохо приживаются в кишечнике, так как требуется 8–10 часов для их перехода от анабиоза к активному физиологическому состоянию, но к этому времени большая их часть уже элиминируется из кишечника.
Жидкие препараты представляют собой микробную массу бактерий в живой активной форме и имеют ряд преимуществ перед сухими: бактерии находятся в активном состоянии и способны к колонизации ЖКТ уже через 2 часа после попадания в организм; жидкие препараты кроме бактерий содержат продукты их жизнедеятельности – незаменимые аминокислоты, органические кислоты, интерферонстимулирующие вещества.
Пребиотики – это препараты немикробного происхождения, способные оказывать позитивный эффект на организм хозяина через селективную стимуляцию роста или усиления метаболической активности нормальной микрофлоры кишечника [1–4,8–9]. В эту группу входят препараты, относящиеся к различным фармакотерапевтическим группам, но обладающие общим свойством – стимулировать рост и развитие нормальной микрофлоры кишечника.
Из пребиотиков чаще всего используется Хилак форте. Хилак форте представляет собой стерильный концентрат продуктов обмена веществ нормальной микрофлоры кишечника: молочную кислоту, аминокислоты и жирные кислоты. Препарат способствует восстановлению нарушенной нормальной микрофлоры кишечника биологическим путем, вызывая сдвиг рН в ЖКТ в границах физиологической нормы, что создает неблагоприятные условия для развития патогенной и условно–патогенной микрофлоры, обеспечивает санацию кишечника. Продукты метаболизма улучшают трофику и функцию эпителиоцитов и колоноцитов. Хилак форте назначают по 40–60 капель 3 раза в сутки на срок до 4 нед. в сочетании с препаратами антимикробного действия или после их применения.
По данным, приведенным в литературе, на сегодняшний день известно, что применение капель Хилак форте у больных хроническими заболеваниями органов пищеварения, осложненных дисбактериозом, способствовало уменьшению частоты дефекаций примерно вдвое уже через 3–5 суток после начала приема препарата. Больные отмечали также значительное уменьшение клинических проявлений. Использование препарата способствовало положительной динамике копрологических показателей: содержание перевариваемой клетчатки, внутриклеточного крахмала и йодофильной микрофлоры, определявшихся в значительном количестве у подавляющего числа больных до начала лечения Хилак форте, существенно уменьшалось в среднем через 2 недели от начала лечения, а к концу курса терапии в фекалиях практически не определялись крахмальные зерна и непереваренные мышечные волокна.
Использование Хилак форте улучшало микробное содержание толстой кишки. В процессе лечения у большинства больных 1 и 2 стадии дисбактериоза кишечника достигалась полная нормализация микробиоценоза. У больных с тяжелыми нарушениями кишечной микрофлоры (дисбактериоз 3 и 4 стадии), хотя и не был полностью достигнут эубиоз, наблюдалось уменьшение относительного количества эшерихий, стафилококков и бактерий рода клебсиелл и протея в фекалиях, что свидетельствовало о положительном влиянии препарата на состав кишечной микрофлоры. Кроме того, Хилак форте прекрасно переносился больными. Не было зарегистрировано побочных эффектов, которые бы потребовали его отмены.
Нами Хилак форте использовался у больных хронической алкогольной интоксикацией, у которых отмечались клинические проявления дисбактериоза. При длительном применении нормализовался стул, уменьшались диспесические явления.
В качестве пребиотиков также используют такие средства, как лактулоза, кальция пантотенат, лизоцим и др.
Синбиотики – это препараты, полученные в результате рациональной комбинации пробиотиков и пребиотиков. Часто это биологически активные добавки, входящие в состав функционального питания, обогащенные одним или несколькими штаммами представителей родов Lactobacillus и Bifidobacterium. В России известны несколько препаратов, содержащих бифидогенные факторы и биомассу B. bifidum, B. adolescentis, L. plantarum, мальтодекстрин, L. acidоphilus, L. bulgaricus, фруктоолигосахариды из топинамбура в комбинации и количестве, наиболее характерных для определенного возраста ребенка, подростка и взрослых лиц.
Регуляторы пищеварения и моторики кишечника назначаются в зависимости от наличия заболевания, явившегося причиной дисбактериоза.
Для повышения реактивности организма ослабленным больным также применяют иммуностимулирующие средства.
Таким образом, дисбактериоз является сложным симптомокомплексом, возникающим на фоне различных факторов и заболеваний. Лечение дисбактериоза достаточно сложное, требующее большого вклада сил и средств. В связи с этим необходимо проведение вторичной профилактики дисбактериоза: осторожно применять антибактериальные препараты, пытаться свое­временно диагностировать и лечить хронические заболевания желудочно–кишечного тракта.

Литература
1. Отраслевой Стандарт «Протокол ведения больных. Дисбактериоз кишечника» (ОСТ 91500.11.0004–2003, Приказ Министерства здравоохранения РФ № 231 от 09.06.2003)
2. Бондаренко В.М., Воробьев А.А. Дисбиозы и препараты с пробиотической функцией. //Журн. микробиол. 2004. № 1.С. 84–92.
3. Бондаренко В.М., Грачева Н.М. Препараты пробиотики, пребиотики и синбиотики в терапии и профилактике кишечных дисбактериозов. // Фарматека. 2003.№ 7. С.56–63.
4. Бондаренко В.М., Грачева Н.М., Мацулевич Т.В. Дисбактериозы кишечника у взрослых. КМК Scientific Press. Москва, 2003. С.224.
5. Бондаренко В.М., Грачева Н.М., Мацулевич Т.В., Воробьев А.А.. Микроэкологические изменения кишечника и их коррекция с помощью лечебно–профилактических препаратов. Журн. гастроэнтерол. гепатол. колопроктол. 2003. № 4 (приложение № 20).С. 66–76.
6. Бондаренко В.М., Чупринина Р.П., Воробьева М.А. Механизм действия пробиотических препаратов. БиоПрепараты. 2003. № 3. С. 2–5.
7. Вахитов Т.Я., Момот Е.Н., Шалаева О.Н.и др. Состав и биологическая активность экзометаболитов Escherichia coli M–17. //Журн. микробиол. 2003; 6: 20–5.
8. Грачева Н.М., Бондаренко В.М. Пробиотические препараты в терапии и профилактике дисбактериоза кишечника. Инфекц. бол. 2004; 2: 53–8.
9. Звягинцева Т.Д., Сергиенко Е.И. Дисбактериоз кишечника: клиническое значение и перспективы лечения. //Эксперим. клин. гастроэнтерол. 2003. № 3. С.70–74.
10. Лобзин Ю.В., Макарова В.Г., Корвякова Е.Р., Захаренко С.М. Дисбактериоз кишечника (клиника, диагностика, лечение). СПб., 2003.
11. Парфенов А.И. Энтерология. Москва., 2002.
12. Парфенов А.И., Осипов Г.А., Ручкина И.Н., Справ.поликл.врача. 2003. №3, Т.3.
13. Чернин В.В., Червинец В.М., Бондаренко В.М., Базлов С.Н. Язвенная болезнь, хронический гастрит и эзофагит в аспекте дисбактериоза эзофагогастродуоденальной зоны. Тверь: Триада, 2004.
14. Collins M.D., Gibson G.R. Probiotics, prebiotics, and synbiotics: approaches for modulating the microbial ecology of the gut. Am.J.Clin.Nutr.1999. Vol.69. № 5. Р.1052–1057.
15. Corazza GR, Sorge M., Strocchi A., et al . Non–absorbable antibiotics and small bowel bacterial overgrowth.// Ital. J. Gastroenterol. 1992;24:4–9.
16. Floch M.H., Hong–Curtiss J. Probiotics and functional foods in gastrointestinal disorders. Curr. Gastroenterol. Rep. 2001,3(4):343–350.
17. Fuller R. Probiotics: prospects of use in opportunistic infections. – N.Y., 1995.
18. Tannock G.W. Probiotics. A Critical Review. Horizon Sci.Press,Norfolk, England.1999.

.

Санация кишечника это – Санация кишечника что это такое

Профилактика дисбактериоза при приеме антибиотиков занимает важную часть лечения и помогает избавиться от неприятных явлений, которые могут возникнуть на фоне проведения антибактериальной терапии.

Профилактика включается в себя несколько этапов. Проводиться не только с использованием таблеток. Она основана на одновременном соблюдении простых, но эффективных правил питания и индивидуально подобранном медикаментозном лечении.

Почему возникает дисбактериоз?

Пить антибиотики не полезно. Несмотря на то, что препараты этого класса убивают болезнетворные бактерии. Они губительно действуют на полезную микрофлору кишечника и желудка.

Применение препаратов приводит к различным осложнениям. Чаще всего в период антибактериальной терапии у больного возникает:

  1. Дисбактериоз кишечника и кишечные расстройства.
  2. Нарушения в работе поджелудочной железы и печени.
  3. Проблемы с суставами, нарушение подвижности конечностей.

Внимание! Дисбактериоз на фоне приема антибиотиков возникает чаще других осложнений. Поскольку микрофлора желудка сталкивается с лекарством «лицом к лицу». Таблетки попадают в желудок из него в кишечник.

Лекарство начинает действовать именно в желудке, это и приводит к массовой гибели полезных бактерий. На фоне этого возникает дисбактериоз.

Кишечная микрофлора гибнет под антибактериальными средствами. В желудке и кишечнике возникает благоприятная среда для роста и размножения патогенной микрофлоры.

Развитие дисбактериоза от антибиотиков происходит быстро. Уже через несколько дней с момента начала приема препаратов у больного появляются первые признаки в нарушении работы органов ЖКТ.

Отказаться от использования антибактериальных препаратов человек не может, он вынужден продолжать курс лечения. Даже столкнувшись с дисбактериозом и его неприятными симптомами, отменять антибиотики нельзя.

Особенно губительны препараты широкого спектра действия, они отличаются высокой эффективностью и токсичностью. Лекарства могут иметь и узкую направленность, для кишечника и желудка подобные препараты не столь опасны. Но такие антибиотики высокой результативностью не отличаются и назначаются реже.

Лечение должно проходить с определением чувствительности к антибиотикам и бактериофагам. По этой причине желательно не назначать себе медикаменты этого класса самостоятельно, особенно если показаний к проведению подобной терапии не наблюдается.



Когда нужно обратиться к врачу

Не все пациенты строго придерживаются правила, что при любой болезни нужно сразу же обращаться к доктору. Поэтому и используют свечи без назначения врача, ведь в аптеках они обычно продаются без рецепта.

В этом случае нужно лишь напомнить, что очень важно читать инструкцию. Если уж вы решились на самостоятельное лечение дисбактериоза, то не игнорируйте противопоказания и показания.

Важно понимать, что без обращения к доктору можно упустить начальные стадии болезни, дав ей прогрессировать до 3-4 стадии. В этом случае симптоматика сильно ухудшается, и обращаться к врачу нужно незамедлительно:

  • при обильных и слишком частых поносах;
  • при возникновении аллергии и постоянных ОРВИ;
  • повышенная температура, головная боль на фоне тяжести в животе и рвоты.

Если дисбактериозом заболел ребенок, необходимо в кратчайшие сроки обратиться к терапевту-педиатру.

Исключением может быть лишь тот факт, что ребенок родился меньше 2 недель назад. Естественный бактериоз первых дней жизни устраняется материнским молоком. В остальных случаях нужно обратиться к доктору.



Профилактика дисбактериоза

Прежде чем начать принимать препараты от дисбактериоза стоит задуматься о том, правильно ли принимаются антибиотики? Профилактику расстройств ЖКТ проводят в несколько этапов, она основана:

  • на правильном питании;
  • на соблюдении режима приема препаратов;
  • на снижении токсического воздействия лекарств на организм человека.

Дисбактериоз от приема антибиотиков не заставит себя долго ждать, если питаться неправильно. Проблемы будут беспокоить постоянно, и антибактериальная терапия только усугубит их. Правильное питание в рамках профилактики помогает предотвратить развитие проблем с кишечником или хотя бы снизить проявления дисбактериоза.

При кишечном расстройстве, возникшем на фоне приема таблеток, рекомендуется отказаться от:

  1. Жареной и жирной пищи, раздражающей желудок.
  2. Газированных напитков и кофе— они нагружают печень и органы ЖКТ.
  3. Соленых, перченых, пряных и других продуктов, которые тяжело перевариваются кишечником.

Важно: При дисбактериозе кишечника соблюдение диеты помогает нормализовать работу ЖКТ, снизить нагрузку на органы пищеварения.

Антибиотики должны применяться по определенной схеме. Желательно пить таблетки в одно и то же время, запивать достаточным количеством чистой воды. Не стоит при применении антибактериальных препаратов употреблять алкоголь, запивать таблетки апельсиновым соком или кофе. Приему медикаментов должен предшествовать завтрак, обед или ужин. Если пить средства на голодный желудок, то это только усугубит ситуацию.

В профилактике все средства хороши. Чтобы снизить токсичность средств необходимо пить как можно больше воды. А также включить в рацион продукты, способные снизить токсичность антибактериальных препаратов.

К ним можно отнести:

  • кисели и морсы, сделанные на основе ягод и фруктов;
  • свежие фрукты и овощи, богатые клетчаткой и витаминами.

Лечение с антибиотиком не всегда приводит к развитию дисбактериоза, если проводить профилактические процедуры правильно, то можно никогда не столкнуться с последствиями приема препаратов.

Но если проблемы все же возникли, избавиться от дисбактериозов, поможет приём определенных лекарственных средств.



Правила применения ректальных свечей

Существуют определенные рекомендации, как правильно использовать свечи от дисбактериоза кишечника:

  • прежде чем вводить свечу тщательно вымыть руки с мылом, хорошенько высушить;
  • мягкие суппозитории положить на некоторое время в холодильник;
  • затем смачивают ее водой или смазкой, чтобы лучше скользила;
  • пациента укладывают на левый бок, правую конечность прижимают к животу;
  • легкими движениями отодвигают ягодицу и медленно вводят средство тонкой стороной в прямую кишку или во влагалище на уровень 2,5 см, детям – на 1,5 см;
  • после этого сжать ягодицы и спокойно полежать 15 минут, чтобы средство успело войти вглубь и впитаться.

Рекомендуется использовать свечки после опорожнения толстого отдела кишечника. Это поможет получить максимальный результат. Чтобы не испачкать нижнее белье, нужно положить пеленку или гигиеническую прокладку.

Вводить свечку в анальный канал следует в стерильных медицинских перчатках во избежание механического повреждения слизистых оболочек.

Для каждого препарата указывается определенная дозировка в инструкции.

МедикаментРекомендуемый прием
ГенферонПо 1 шт. 2 раза в сутки на протяжении 10 дней.
ВиферонНедоношенным детям 3 раза в день по 1 шт. в течение 5 дней.При беременности во втором триместре – 2 раза в день по 1 шт. на протяжении 5-10 дней.
ГексиконКурс лечения составляет от 7 до 10 дней в дозировке по 1 шт. дважды в день.
КипферонДетям: 0-1 лет – 1 шт. раз в день.Детям старше 12 лет и взрослым – по 1 шт. трижды в сутки.При дисбиозе влагалища – 10 дней по 2 шт. по 2 раза в день.
Ацилакт2 раза по 1 шт. на протяжении 5-10 дней.
БифидумбактеринПри острых кишечных расстройствах и болезнях ЖКТ по 2 шт. трижды в сутки. Продолжительность лечения определяется доктором.
ОблепихаПо 1 шт. перед отходом ко сну в течение 10 суток.

Перед применением любого лекарственного средства следует проконсультироваться с доктором.

Препараты от дисбактериоза: классификация

Что пить при первых признаках расстройства кишечника? Употреблять можно несколько препаратов, которые помогут не только снизить токсичность медикаментозной терапии, но и восстановят микрофлору в кишечнике.

С антибиотиками вместе от дисбактериоза принимают:

  1. Абсорбенты.
  2. Пребиотики.
  3. Пробиотики.
  4. Витамины.

К симптомам дисбактериоза могут прибавиться признаки интоксикации. Избавиться от них помогут абсорбенты. Их можно принимать вместе с антибиотиками. Абсорбенты благотворно влияют на работу органов желудочно — кишечного тракта.

Взрослые могут принимать абсорбенты с момента начала лечения. Они впитывают токсины и вредные вещества, помогая организму справиться с пагубным действием медикаментов. Хорошим эффектом отличаются при проведении комплексной терапии.

Сорбенты только впитывают вредные вещества, останавливают диарею, но они способны восстановить полезную микрофлору в желудке и кишечнике.

Часто вместе с антибиотиками, чтобы не было дисбактериоза применяют пребиотики. Это препараты, которые создают в желудке и кишечнике благотворную среду для роста и размножения полезных микроорганизмов.

Средства этого класса содержат микроэлементы и пищевые волокна, аминокислоты и клетчатку. Лечение такими препаратами стимулирует рост полезных микроорганизмов, за счет чего проблемы с пищеварением уходят.

В лечении дисбактериоза кишечника у взрослых пребиотики отличаются неплохой эффективностью. Они не содержат бефидо и лактобактерий, зато способствуют восстановлению естественной микрофлоры кишечника.

Средством в составе, которого есть полезные микроорганизмы сегодня трудно кого-либо удивить. Подобные препараты принимают и от дисбактериоза при приеме антибиотиков. Совместно с абсорбентами или пребиотиками такие лекарственные средства отличаются неплохой эффективностью. Для восстановления микрофлоры кишечника у взрослых и детей пробиотики назначают чаще всего.

Справка: Полностью нейтрализовать действие антибиотиков препараты этого класса не смогут. Зато они значительно улучшат состояние органов пищеварения.

Выпивая витамины, в кишечнике изменений ждать не стоит. Такое лечение направлено на укрепление организма. Стабилизацию работы иммунной системы. Правила приема витаминных комплексов указаны на упаковке. Особой разницы нет, какому именно препарату будет отдано предпочтение.

Желательно, чтобы в состав комплекса входили витамины: E, C, A и группы B. Такие средства прописывают взрослым и детям. Для укрепления организма и в качестве профилактического лечения. В период обострения вирусных и простудных заболеваний.

Определения степени эффективности препаратов лучше возложить «на плечи» доктора. Пусть врач занимается лечением заболевания.

Противопоказания

Препарат противопоказан гиперчувствительным людям и пациентам, страдающим аллергическими проявлениями. Поэтому единственным критерием является только индивидуальная непереносимость компонентов, входящих в состав лекарственного средства. Все негативные проявления возникают только при несоблюдении инструкции и дозировок.

С особой осторожностью лекарство необходимо применять беременным девушкам, особенно при первом триместре. Проявлять осторожность необходимо кормящим женщинам. Не рекомендуется самостоятельно давать препарат новорожденным малышам моложе одного года.

Перед применением необходимо обязательно проконсультироваться со специалистом.

Название препаратов и их действие

Лечение дисбактериоза от антибиотиков может проходить с использованием следующих медикаментов:

  1. Аципол — Восстанавливает микрофлору в кишечнике, способствует устранению неприятных симптомов дисбактериоза Показания к применению: длительная терапия с использованием антибактериальных препаратов. Кишечные инфекции, длительная диарея, колиты хронического характера, а также другие заболевания инфекционного происхождения.
  2. Линекс — К лечению расстройства пищеварительной системы Линекс имеет прямое отношение. Препарат содержит живые бактерии, которые уже присутствуют в организме взрослого и ребенка. Одна капсула помогает восполнить дисбаланс, но приём медикамента носит длительный характер, поскольку под действием антибиотиков полезные бактерии гибнут. Показания к применению: дисбактериоз различной этиологии.
  3. Артромакс — Препарат растительного происхождения. Обладает комплексным действием. Помогает создать в желудке и кишечнике благоприятную среду для роста и размножения полезных бактерий. Хороших результатов в процессе лечения удается достичь лишь при проведении комплексной терапии. Показания к применению: дисбактериоз, пиелонефрит, нарушения в работе органов ЖКТ.
  4. Бифидумбактерин — Один из лучших антагонистов, оптимальные особенности средства— помогает не только восстановить микрофлору кишечника, но и стимулирует активность иммунной системы. Принимая Бифидумбактерин, стоит обратить внимание на, то, что у препарата практически нет противопоказаний. Эффективнее средства в борьбе с расстройством ЖКТ найти сложно. При условии сопоставления 2 параметров: цена — качество. Показания: дисбактериоз, нарушение работы органов ЖКТ, пищеварительные расстройства.
  5. Смекта — Лечить дисбактериоз одной только Смектой — дело довольно трудное. Поскольку препарат считается абсорбентом, он только впитывает токсины, нейтрализует их действие. Кишечный дисбаланс микрофлоры он не устраняет, поскольку не содержит полезных микроорганизмов (бифидум и лактобактерий). Взрослому препарат может быть прописан при отравлениях, интоксикации и т. д. Детям Смекту дают и при коликах.
  6. Хилак форте — Нужно принимать средство по каплям, разбавляя небольшим количеством воды. Лучше пить Хилак форте до или после еды. При правильном лечении симптомы заболевания, проходят довольно быстро. Препарат помогает создать в желудке и кишечнике благоприятную среду для роста полезных микроорганизмов. Показания: боли в желудке, нарушение микрофлоры кишечника, инфекционные заболевания, колиты различной этиологии.

Какие недорогие средства можно принимать при дисбактериозе:

  • Лактобактерин: стоимость 100-120 р. Надо развести порошок водой и пить после приема пищи, симптомы заболевания уйдут через 7–10 дней с момента начала терапии.
  • Биовестин: цена 70 р. выпускается в форме концентрата. Концентрат пьют по определенной схеме. Содержит бифидобактерии.
  • Биовестин-лакто: стоимость-80 р. перед приемом концентрата стоит ознакомиться с инструкцией. Будучи пробиотиком, экстракт содержит живые бактерии, по этой причине его необходимо хранить в холодильнике.

Важно: Лучше начинать лечение расстройства пищеварения не при появлении первых признаков дисбактериоза, а с начала приема антибиотиков.

Лечение Бифиформом детских запоров

Бифиформ при запорах у детей разрешается применять с первых месяцев жизни. Бифидобактерии, содержащиеся в его составе нормализуют работу пищеварительной системы малыша и восстанавливает флору кишечника.

Чаще всего Бифиформ назначается детям при:

  • расстройствах ЖКТ;
  • вздутии;
  • коликах;
  • простудах.

Грудничкам данное средство рекомендовано давать как биологически активную добавку. Длительность такой профилактики кишечных застоев составляет до 20 дней. При этом дитю достаточно в сутки всего одного пакетика препарата.

Какое нужно обследование

Симптомы дисбактериоза неспецифические. За одинаковыми признаками могут маскироваться патология органов пищеварения или гиповитаминоз. Поэтому дисбактериоз считается клинико-лабораторным синдромом.

Диагностика начинается с копрологического исследования, которое позволяет оценить пищеварительную функцию, состояние ферментных систем, перистальтику и скорость продвижения пищевого комка.

Но изменение состава кала еще не говорит о дисбактериозе. Необходимо подтвердить изменение состава бактерий в просвете кишечника. В Москве во многих клиниках применяют методы газожидкостной и ионной хроматографии. Они позволяют определить состав микрофлоры по полученным метаболитам.

Часто используют бактериологическое исследование. Для этого смывы со слизистой оболочки кишечника, фекалии или соскоб высевают на специальные питательные среды. Этот способ позволяет получить колонии бактерий и с высокой точностью определить их тип. Также используют специальный анализ кала на дисбактериоз. Но обязательное условие – биологический материал должен попасть в лабораторию не позже, чем через час после его получения от пациента. Кал необходимо поддерживать в теплом виде, чтобы не вызвать гибель бактерий. Метод не оправдывает себя тем, что дает представление только о состоянии флоры толстого кишечника.

Золотой стандарт диагностики дисбактериоза – интестиноскопия. Это эндоскопический метод, во время которого в полость тонкой кишки через рот и желудок или прямую и толстую кишку вводят гибкий зонд с видеокамерой. Он необходим для осмотра слизистой кишечника и получения аспирата его содержимого. Полученную жидкость также засевают на питательную среду. Недостаток метода – необходимость общей анестезии, специальных бактериологических сред и долгое ожидание результата. Иногда для диагностики дисбактериоза применяют дыхательный тест с меченным Н2.

Энтерофурил – как принимать

Врачи подскажут, как пить Энтерофурил, чтобы получить максимальное действие и уменьшить до минимума побочный эффект. Энтерофурил – инструкция по применению отображает все четко – принимается пациентами старше 7 лет в любом виде выпуска – капсулы или суспензию. Младше 7 лет разрешена лишь суспензия. Применение по инструкции: лекарство можно пить не более недели по 800 мг в день. Эта дозировка разделяется на 4 раза, то есть получается, что в сутки можно пить по 200 мг – 1 капсуле или 1 мерной ложке суспензии.

От 2 до 7 лет назначается уменьшенная дозировка – трижды по 200 мг, что равняется 3 мерным ложкам суспензии. Начиная с 7 месяцев и до 2 лет можно принимать по 100 мг четырежды за сутки, что равняется в целом 2 мерным ложкам. Прием капсул и суспензии не зависит от еды, то есть можно пить их после или до приема пищи. Глотать средство нужно, запивая водой, без разжевывания. Инструкция Энтерофурила гласит, что суспензия перед приемом встряхивается.

Нельзя принимать Энтерофурил со средствами-антидепрессантами и содержащими этиловый спирт, а также сопровождать прием распитием спиртных напитков. Алкоголь способен вызывать побочные действия – спазмы, затрудненное дыхание, тахикардию. Совместно с препаратом нужно обеспечить больному режим регидратации – обильное питье в течение целого дня.

Энтерофурил при ротавирусе

Врачи не рекомендуют принимать Энтерофурил при ротавирусе, потому что он бесполезен. Препарат не способен вылечить ротавирусную инфекцию из-за провоцирования ее вирусом, тогда как лекарство отрицательно воздействует лишь на бактерии. Прием не будет оказывать никакого эффекта, поэтому лучше заменить Энтерофурил на пробиотики, энтеросорбенты, назначенные доктором по инструкции.

Энтерофурил при дисбактериозе

Эффективно действует Энтерофурил при дисбактериозе, поскольку является кишечным антисептиком. Он не оказывает неблагоприятного воздействия на собственную микрофлору тракта, но уничтожает патогенные бактерии, что способствует быстрому выздоровлению. Лекарство действует в месте заболевания, не всасывается из кишечника, но является вспомогательным при лечении антибиотиками.

Энтерофурил при поносе

Врачи называют Энтерофурил при поносе самым эффективным препаратом от диареи, вызванной инфекцией. За счет нифуроксазида средство оказывает противомикробный эффект. Прием в небольших дозах способен замедлять рост патогенных микроорганизмов, а в увеличенных – уничтожать клетки полностью. Попадая в организм, Enterofuryl истончает мембрану клеток бактерий, снижает раздражение кишечника, улучшая всасывание жидкости кровеносной системой.

Энтерофурил от тошноты

Родители могут сомневаться, помогает ли Энтерофурил от тошноты ребенка, но будут неправы. Педиатры назначают лекарство при рвоте, потому что так организм реагирует на интоксикацию, тогда как взрослый определяет признаки отравления по поносу. Принятый вовремя Enterofuryl остановит рвоту и не даст развиться интенсивному поносу. Чтобы его эффект был выражен сильнее, сперва надо дать ребенку противорвотное средство (Мотилиум), а потому уже основное средство.

Энтерофурил для грудничков

При поносе, интенсивной диарее назначают Энтерофурил для грудничков. Давать его можно с 30-го дня жизни, когда ребенку исполнится месяц. Педиатры назначают только суспензию, которая может приниматься по 100 мг трижды в день: это составляет по половине мерной ложки за раз. Суточную дозировку не рекомендовано превышать, как и продолжать лечение больше недели подряд.

Синдром избыточного бактериального роста: современные возможности селективной деконтаминации

Статья в формате PDF.


При наличии изменений бактериального состава в толстой кишке принято говорить о дисбиозе, тогда как нарушения состава микрофлоры в тонкой кишке сегодня обозначают термином «синдром избыточного бактериального роста» (СИБР). Известно, что в слизистой оболочке тонкой кишки имеются рецепторы для адгезии преимущественно аэробной микрофлоры, в то время как в толстой кишке преобладают рецепторы для фиксации анаэробных штаммов (А.А. Ильченко, Т.А. Мечетина, 2009; Ю.А. Шульпекова, 2003). Поэтому фактически в тонкой и толстой кишке человека имеются различные по видовому составу и численности биотопы. СИБР в тонкой кишке – ​это патологическое состояние, обусловленное избыточным заселением тонкой кишки (более 105 КОЕ на 1 мл аспирата) преимущественно фекальной микрофлорой, сопровождающееся симптомами хронической диареи и мальабсорбции. Типичными клиническими проявлениями СИБР являются боль в животе, метеоризм, диарея, синдром мальдигестии и мальабсорбции, воспаление и эрозии слизистой оболочки тонкой кишки, нарушение моторики кишечника, гиповитаминозы В12, В1, В2, В3, снижение массы тела. Однако у части пациентов СИБР может протекать бессимптомно или сопровождаться неспецифическими симптомами, сходными с таковыми при синдроме раздраженного кишечника (Л.М. Немцов, 2015). Важно понимать, что СИБР не является самостоятельным заболеванием, он представляет собой вторичный синдром, сопутствующий многим заболеваниям как желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), так и других органов и систем.

Лечение СИБР должно быть комплексным и обязательно включать терапию основного заболевания, восстановление нормального состава кишечной микрофлоры и процессов пищеварения и всасывания. Важная роль в лечении СИБР отводится диетотерапии. Что же касается медикаментозного лечения, то перед назначением препаратов, содержащих пробиотические бактерии, пациентам с СИБР, как правило, необходимо провести так называемую селективную деконтаминацию или санацию кишечника с помощью антибактериальных препаратов. Поскольку микрофлора тонкой кишки представляет собой довольно сложное микробное сообщество, с этой целью используют антибактериальные средства широкого спектра действия: ципрофлоксацин, метронидазол, норфлоксацин, фуразолидон, тетрациклин и др. Однако большинство этих препаратов при приеме внутрь всасываются и оказывают системное действие, а также могут вызывать ряд нежелательных реакций со стороны различных органов и систем организма. Кроме того, при их применении возможно развитие резистентности патогенной и условно-патогенной микрофлоры. Поэтому совершенно закономерен интерес ученых и практикующих гастроэнтерологов, вызванный появлением нового, фактически невсасывающегося в ЖКТ антибиотика рифаксимина (Альфа Нормикс). Препарат синтезирован лабораторией Alfa Wassermann в 1982 г., в 2010 г. одобрен Управлением по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств США (FDA) для лечения диареи путешественников и печеночной энцефалопатии, а в 2015 г. – ​для лечения синдрома раздраженного кишечника (СРК). В настоящий момент рифаксимин по праву рассматривается в качестве препарата выбора для коррекции СИБР.
Рифаксимин является полусинтетическим производным рифамицина SV и обладает широким спектром бактерицидного действия на грамположительную и грамотрицательную аэробную (Enterococcus spp., Streptococcus faecalis, Staphylococcus aureus, Escherichia coli и др.) и анаэробную (Clostridium perfringens, Clostridium difficile, Peptococcus spp., Bacteroides spp., Bacteroides fragilis и др.) флору, вызывающую гастроинтестинальные инфекции и СИБР. В последние годы также было установлено, что в дополнение к прямому антибактериальному влиянию на бактерии, присутствующие в ЖКТ, рифаксимин может модулировать воспалительный ответ (противовоспалительные эффекты) и функции кишечной микробиоты (метаболизм, адгезивные свойства и вирулентность) (M. Pimentel, 2016).
Ключевым преимуществом препарата Альфа Нормикс, бесспорно, является то, что он практически не абсорбируется после перорального приема (в системный кровоток поступает менее 1% препарата), что убедительно подтверждено многочисленными клиническими исследованиями по оценке его фармакокинетики (J.J. Descombe et al., 1994; F. Rizzello et al., 1998; Z.-D. Jiang et al., 2000; C. Scarpignato, I. Pelosini, 2005, 2006). Отсутствие системной абсорбции обеспечивает хорошую переносимость рифаксимина и низкую частоту возникновения побочных эффектов на фоне его применения. Они ограничиваются главным образом нарушениями со стороны ЖКТ (например, тошнота, диспепсия, рвота, боль и спазмы в животе), являются легкими или умеренными и обычно самостоятельно проходят без необходимости изменения дозы препарата или приостановления терапии. Рифаксимин имеет высокий профиль безопасности, сравнимый с таковым у плацебо. ­Препарат не метаболизируется в печени, поэтому при его применении система цитохрома P450 не задействована и каких-либо клинически значимых взаимодействий с другими препаратами не установлено (C. Scarpignato, 2005). Учитывая тот факт, что рифаксимин практически не вса­сывается, его применение особенно перспективно у па­циентов с сочетанием СИБР и таких сопутствующих за­болеваний, при которых противопоказана системная антибиотико­терапия. Установлено, что резистентность к рифаксимину практически не развивается (J.C. Gillis, R.N. Brogden, 1995; W.W. Hoover et al., 1993; A. Marchese et al., 2000).
Целесообразность клинического применения рифаксимина при СИБР различной этиологии обоснована с позиций доказательной медицины: препарат изучался в ходе многочисленных рандомизированных клинических исследований и на сегодня включен в целый ряд зарубежных рекомендаций. Так, в практическом Руководстве по печеночной энцефалопатии при хронической печеночной недостаточности, опубликованном в 2014 г. Европейской ассоциацией по изучению печени (EASL) и Американской ассоциацией по изучению заболеваний печени (AASLD), указывается, что назначение этого препарата рекомендуется с целью профилактики рецидивов печеночной энцефалопатии. Итальянские эксперты рекомендуют применять рифаксимин в дополнение к употреблению пищевых волокон с целью улучшения клинической картины у пациентов с симптомной дивертикулярной болезнью и указывают, что такой подход более эффективен в купировании симптоматики и профилактике рецидивов дивертикулита, чем использование только пищевых волокон (Рекомендации консенсусной конференции по дивертикулезу толстой кишки и дивертикулярной болезни, 2014). В Рекомендациях Американской коллегии гастроэнтерологов по лечению СРК и хронического идиопатического запора, обновленных в 2014 г., подтверждается, что рифаксимин эффективен в уменьшении симптоматики СРК в целом и метеоризма при СРК с диареей (СРК-Д). Он также указывается в качестве возможного средства терапии СРК-Д в Рекомендациях по фармакологическому лечению СРК, выпущенных Американской гастроэнтерологической ассоциацией (2014).
Как упоминалось выше, в 2015 г. применение рифаксимина для лечения СРК-Д было официально одобрено FDA. Эффективность рифаксимина у данной категории больных объясняется способностью модулировать кишечную микробиоту, изменения которой лежат в основе развития клинических симптомов СРК-Д у ряда пациентов. Во многих клинических исследованиях (в частности, в исследованиях TARGET 1, 2 и 3) рифаксимин эффективно облегчал симптомы и уменьшал частоту рецидивов у пациентов с СРК-Д без снижения микробного разнообразия или повышения устойчивости бактерий к антимикробным препаратам (F. Mearin et al., 2015; M. Pimentel et al., 2011; A. Lembo et al., 2014). Показано, что клинические эффекты рифаксимина у пациентов с СРК-Д сохраняются и после окончания лечения. В то же время при необходимости повторного применения рифаксимина отмечается его высокая эффективность, выраженная в значительном ослаблении симптомов, связанных с СРК (M. Pimentel, 2016).
Еще одним интересным аспектом клинического применения препарата Альфа Нормикс является возможность его назначения в качестве альтернативной диагностической стратегии пациентам с предполагаемым СИБР. При использовании данного подхода рифаксимин назначается эмпирически на 7 дней в дозе 1200 мг/сут с последующей оценкой клинического эффекта такого лечения. Это особенно актуально с учетом сложности и недостаточной доступности в реальной клинической практике диагностичес­ких исследований, способных верифицировать СИБР (в частности, интестиноскопии с аспирацией содержимого тонкой кишки).
Следует отметить, что к настоящему времени проведено значительное количество исследований по сравнению ­рифаксимина с другими антибиотиками (ципрофлоксацин, норфлоксацин, хлортетрациклин, метронидазол, амоксициллина клавуланат и др.). В сравнении с хлор­тетрациклином рифаксимин характеризовался лучшей ­переносимостью и эффективностью в лечении СИБР (А.А. Ильченко, Т.А. Мечетина, 2010; M. Bixquert Jimеnez, 2009; H.L. Koo, H.L. DuPont, 2009). При сравнении с метронидазолом рифаксимин также продемонстрировал статистически достоверно более высокую эффективность у пациентов с СИБР (43,7 и 63,4% соответственно). При этом рифаксимин переносился гораздо лучше, чем метронидазол (D. Sigalet et al., 2013). При применении у пациентов с СИБР рифаксимин демонстрировал клиническую эффективность, аналогичную таковой у ципрофлоксацина, норфлоксацина и амоксициллина клавуланата. Однако даже при сопоставимой клинической эффективности применение невсасывающегося антибиотика рифаксимина представляется более целесообразным, поскольку к фторхинолонам и прочим системным антибиотикам достаточно быстро развивается резистентность условно-патогенной и патогенной микрофлоры (А.А. Ильченко, Т.А. Мечетина, 2010; D. Sigalet et al., 2013).

Экспертное мнение

Практические аспекты клинического применения рифаксимина у пациентов с СИБР затронула в своем выс­туплении в рамках состоявшейся 7-8 апреля 2016 года в г. Киеве ХVІІІ Национальной школы гастроэнтерологов, гепатологов Украины главный внештатный специалист ­Министерства здравоохранения Украи­ны по специальности «Гастроэнтеро­логия», заведующая кафедрой гастроэнтерологии, диетологии и эндоскопии Нацио­нальной медицинской академии последипломного образования им. П.Л. Шупика (г. Киев), член-корреспондент НАМН Украи­ны, доктор медицинских наук, профессор ­Наталия ­Вячеславовна Харченко.
– Количественные и качественные нарушения микробиоценоза в тонком кишечнике (СИБР) могут наблюдаться как при заболеваниях органов пищеварения (инфекционная диарея, хронический атрофический гастрит, дивертикулярная болезнь кишечника, хронические воспалительные заболевания кишечника, хронический гепатит, цирроз печени, постхолецистэктомический синдром, хронический панкреатит, СРК и др.), так и при патологии других органов и систем (таких как сахарный диабет, коллагенозы, ВИЧ-инфекция, алкоголизм и др.). Для коррекции этих дисбиотических нарушений в тонкой кишке гастроэнтерологам приходится назначать антибактериальные препараты. В данной клинической ситуации уникальным антибактериальным препаратом является рифаксимин, представленный на фармацевтическом рынке Украины под торговым названием Альфа Нормикс. Рифаксимин – это неабсорбируемый антибиотик с доказанным противо­микробным эффектом в отношении аэробных и анаэробных грамположительных и грамотрицательных бактерий. Рифаксимин одобрен FDA для лечения СРК, печеночной энцефалопатии, кишечных инфекций (в том числе диареи путешественников). Кроме того, рифаксимин эффективно используется для лечения дивертикулярной болезни, хронических воспалительных заболеваний кишечника и с целью профилактики инфекционных осложнений при колоректальных оперативных вмешательствах.
Интересно, что рифаксимин не обладает традиционным антибактериальным эффектом. Одним из важных свойств рифаксимина является модификация вирулентности бактерий. Так, доказано, что на фоне применения рифаксимина отмечается модификация вирулентности энтеротоксигенных штаммов кишечной палочки. Рифаксимин модулирует микробиоту за счет увеличения содержания «полезных» бактерий, сохраняя стабильность общего числа кишечной микробиоты. Кроме того, рифаксимин угнетает адгезию патогенных бактерий к слизистой оболочке кишечника, оказывает противовоспалительное действие. Многие ученые даже стали рассматривать рифаксимин не просто как невсасывающийся антибиотик, а скорее как эубиотик с благоприятным антибиотикоподобным модулирующим действием на кишечную микробиоту. В настоящее время уже существует большое количество работ, убедительно подтверждающих высокую клиническую эффективность и безопасность рифаксимина, и этот препарат все шире используется в современной клинической практике. С целью коррекции дисбиотических нарушений взрослым пациентам Альфа Нормикс назначается по 400 мг 3 раза в день в течение 7 дней.

Подготовила Елена Терещенко

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Гастроентерологія

10.07.2021 Гастроентерологія Педіатрія Терапія та сімейна медицина Інновації в дитячій гастроентерології та нутриціології в практиці педіатра і сімейного лікаря

18-19 травня 2021 р. відбулася науково-практична конференція «Інновації в дитячій гастроентерології та нутриціології в практиці педіатра і сімейного лікаря. Читання ім. професора Ю.В. Бєлоусова», присвячена світлій пам’яті видатного українського вченого та лікаря, заслуженого діяча науки і техніки України, завідувача кафедри педіатричної гастроентерології та нутриціології Харківської медичної академії післядипломної освіти (ХМАПО), доктора медичних наук, професора Юрія Володимировича Бєлоусова….

10.07.2021 Гастроентерологія Мікробіота і психоемоційний стан людини

У цілому світі від депресивних розладів страждає близько 322 млн людей, що становить 4,4% населення світу. Незважаючи на те, що інтерес до розуміння механізмів виникнення та можливостей лікування патології у науковців та клініцистів не вщухає, кількість людей із депресією продовжує невпинно зростати, і не лише за рахунок глобального збільшення населення. Нещодавно дослідники почали ширше дивитися на патологію, інтегруючи концепцію цілісності людського організму. …

Микробиота кишечника | Biocodex Microbiote Institut

Микроорганизмы в вашем кишечнике, в первую очередь бактерии, образуют с ним «партнерство», которое начинается с самого рождения. Для полноценного формирования микробиоты желудочно-кишечного тракта требуется около трех лет – с рождения до периода относительной стабильности, который затем продолжается до старости, когда микробиота снова претерпевает глубокие изменения.

Пищеварительная система новорожденного быстро колонизируется «простой» микробиотой, происходящей из вагинальных и фекальных бактерий его матери. Развитие полезных бактерий, таких как бифидобактерии, быстрее осуществляется при грудном вскармливании, но стабилизация микробиоты кишечника длится около трех лет. Эта стабилизация зависит от множества факторов. Например, анаэробные бактерии, которые не нуждаются в кислороде для выживания, находятся в меньшинстве у младенцев, но доминируют у взрослых. Развитие этих анаэробных бактерий происходит медленнее в случае родоразрешения путем кесарева сечения или в случае преждевременных родов, при этом микробиота у таких детей менее разнообразна, чем у младенцев, рожденных естественным путем и в срок. Разнообразие микробиоты также зависит от окружающей среды в раннем детстве: у детей, живущих в западных странах, наблюдается меньшее разнообразие, которое может быть связано с чрезмерной гигиеной. Желудочно-кишечная микробиота наращивается с годами, при этом она всегда сохраняет отпечаток профиля раннего детства. Меньшее микробиологическое разнообразие может привести в дальнейшем к развитию заболеваний.

Утрата разнообразия в пожилом возрасте

В зрелом возрасте немногие факторы могут радикально изменить доминантную микробиоту в отличие от гормональных изменений во время полового созревания, беременности и менопаузы. Но именно в старости изменения становятся более выраженными. Микробиота становится менее разнообразной из-за  физиологических изменений, таких как снижение иммунитета, скудный рацион питания, прием многочисленных лекарств, включая антибиотики, и особенно образ жизни, когда люди становятся более зависимыми. Действительно, у пожилых людей, живущих в домах престарелых, микробиота беднее, чем у тех, кто живет дома и соблюдает свой обычный рацион. Это глубокое изменение равновесия микробиоты может привести к заболеваниям, таким как воспаление кишечника и повышенная восприимчивость к инфекции.

Источники
Yatsunenko T, Rey FE, Manary MJ, et al. Human gut microbiome viewed across age and geography. Nature 2012 ; 486 : 222-7.
Guaraldi F, Salvatori G. Effect of breast and formula feeding on gut microbiota shaping in newborns. Front Cell Infect Microbiol 2012 ; 2 : 94.
Campeotto F, Waligora-Dupriet AJ, Doucet-Populaire F, et al. Establishment of the intestinal microflora in neonates. Gastroenterol Clin Biol 2007 ; 31 : 533-42.
Biasucci G, Rubini M, RiboniS et al. Mode of delivery affects the bacterial community in the newborn gut. Early Hum Dev 2010 ; 86 (Suppl 1) : 13-5.
Okada H, Kuhn C, Feillet H, Bach JF. The ‘hygiene hypothesis’ for autoimmune and allergic diseases: an update. Clin Exp Immunol. 2010;160(1):1-9.
Koren O, Goodrich JK, Cullender TC, et al. Host remodeling of the gut microbiome and metabolic changes during pregnancy. Cell 2012 ; 150 : 470-80
Biagi E, Candela M, Turroni S, et al. Ageing and gut microbes : perspectives for health maintenance and longevity. Pharmacol Res 2013 ; 69 : 11-20.
Claesson MJ, Jeffery IB, Conde S, et al. Gut microbiota composition correlates with diet and health in the elderly. Nature 2012 ; 488 : 178-84.

Ответы на вопросы. Заключительное слово

00:00

Оксана Михайловна Драпкина, профессор, доктор медицинских наук:

– Елена Александровна, вот вам вопросы. Марине Федоровне тоже поступили вопросы. Марина Федоровна, я вас вижу.

Марина Федоровна Осипенко, профессор, доктор медицинских наук:

– Слушаю вас.

Оксана Драпкина: Вопрос из Челябинска.

Вопрос: Марина Федоровна, спасибо за прекрасную лекцию. Можно ли использовать «Рифаксимин» («Rifaximin» для санации кишечника перед операциями на ЖКТ?

Марина Осипенко: Безусловно. Препарат «Альфа Нормикс» (Alfa Normix), препарат «Рифаксимин», который имеется у нас на рынке, можно использовать для санации перед операцией.

Оксана Драпкина: Следующий вопрос.

Вопрос: Есть ли у «Рифаксимина» противопоказания и лекарственные взаимодействия?

Марина Осипенко: У «Рифаксимина» противопоказания – это индивидуальная непереносимость, которая встречается крайне редко. Межлекарственных взаимодействий с другими препаратами практически не зафиксировано.

01:08

Оксана Драпкина: Вопрос из Архангельска. Королевская Анна спрашивает.

Вопрос: Какой дифференциальный диагноз при подозрении на дисбактериоз вы обычно проводите? Какие признаки считаете патогномоничными?

Марина Осипенко: Уважаемые коллеги. Дисбактериоз – это такой термин, который на самом деле, по моему глубокому убеждению, на сегодняшний день имеет отношение к патофизиологическим механизмам развития. Рассматривать дисбактериоз на сегодняшний день как клинический диагноз не представляется возможным. В связи с тем, что он не имеет специфических симптомов – это первое. Второе – у нас нет методов диагностики.

Дело в том, что микрофлора желудочно-кишечного тракта – это очень подвижная субстанция. Даже слегка изменив характер питания, мы изменяем микрофлору. Микрофлора совершенно разная в разные времена года. Возможно, и в разное время суток, и так далее. Очень большое количество физиологических факторов влияет на состав микрофлоры.

На сегодняшний день, не имея инструмента, которым мы могли бы отличить норму от патологии, расценивать дисбактериоз как клинический диагноз нет абсолютно никаких оснований. Когда мы говорим о синдроме избыточного бактериального роста, то мы подразумеваем вполне конкретное состояние, когда количество микроорганизмов в тонкой кишке больше нормативных. Когда же мы говорим или используем термин «дисбактериоз» – мы не подразумеваем каких-то конкретных специфических симптомов или изменений.

Мы уверены, что микрофлора играет колоссальную роль в жизнедеятельности и желудочно-кишечного тракта, и организма в целом. Но отличить норму от патологии на сегодняшний день нельзя. Поэтому синдром избыточного бактериального роста – это симптомокомплекс, который имеет критерии диагноза и понимания на сегодняшний день. Что же касается второго состояния, то я постаралась его максимально охарактеризовать.

03:33

Оксана Драпкина: Спасибо большое, Марина Федоровна. Еще раз спасибо за прекрасную лекцию. Сколько сейчас в Новосибирске времени?

Марина Осипенко: В Новосибирске начало десятого. Вечера. Еще не утро.

Оксана Драпкина: Прекрасно! Спасибо вам огромное. Я думаю, что вам аплодирует наша интернет-аудитория. Спасибо огромное, что были с нами. Я думаю, не последний раз.

Марина Осипенко: Спасибо огромное, что пригласили.

Оксана Драпкина: До встречи. А мы продолжаем ответы. Елена Александровна, у вас есть вопросы.

Елена Полуэктова, кандидат медицинских наук:

— Да, у меня есть вопросы. Первый вопрос – это то, о чем говорила Марина Федоровна.

Вопрос: Есть ли разница в терминах «дисбактериоз» и «избыточный бактериальный рост?»

Я хочу немного добавить к тому, о чем, на мой взгляд, исчерпывающе рассказала Марина Федоровна.

Несколько лет назад к нам в клинику приезжали доктора из Франции. С ними беседовали мои коллеги. Когда зашла речь о термине «дисбактериоз», ни на французском, ни на английском языках не смогли объяснить, что это такое. Это, к сожалению, не очень верное изобретение нашего прошлого здравоохранения. Наверное, давайте не будем пользоваться этим термином.

А избыточный бактериальный рост – это то, о чем сказала Марина Федоровна – это избыточный рост бактерий в тонкой кишке.

Вопрос: Какой пробиотик, по вашему мнению, наиболее эффективен при наличии запора?

В последнее время мне посчастливилось поработать с относительно новым пробиотиком «Фуросан». Мне кажется, что он был достаточно эффективным у наших пациентов с запорами, и поэтому я могу его рекомендовать в этой категории пациентов. Это безопасный и достаточно эффективный пробиотик, который включает в себя микроорганизмы, наиболее эффективные у пациентов с запором и у пациентов с диареей.

05:48

Вопрос: Молочнокислые бактерии в составе пробиотиков. Подразумевает ли это под собой содержание лакто- и бифидобактерий. Так ли это?

Молочнокислые бактерии – это все-таки имеется в виду, что пробиотик содержит лактобактерии.

Вопрос: Как вы относитесь к пребиотикам?

Я хорошо отношусь к пребиотикам. Что такое пребиотик? Пребиотик – это та среда, в которой микроорганизмы будут чувствовать себя комфортно. Это создание вот таких условий их обитания. Конечно же, я отношусь очень положительно.

Вопрос: Как вы относитесь к группе самоэлиминирующихся антагонистов? Какова особенность применения именно этой группы?

Я не знаю, почему вы так назвали группы «самоэлиминирующиеся антагонисты».

На самом деле, каких-то особенностей применения этой группы препаратов не существует. Они применяются в соответствии с инструкцией. Надо сказать, что в отношении «Бактисубтила» («Bactisubtil») не так много клинических исследований, которые бы подтверждали или опровергали его эффективность. Но этот препарат достаточно хорошо себя зарекомендовал.

Вопрос: Учитывая подтвержденные данные по микрофлоре при ожирении, есть ли работы по применению пробиотиков при лечении ожирения?

Мне, к сожалению, такие работы не попадались. Оксана Михайловна, вы можете?

Оксана Драпкина: Мне попадались такие работы. Когда Владимир Трофимович читал лекцию мастер-класса «Микробиота и ожирение», там как раз все это подводилось под то, что иногда пробиотики могут быть полезны. Но, конечно, я хочу сказать, что все это только экспериментальные работы. Пробиотики – это не препараты для лечения ожирения.

07:43

Елена Полуэктова: Наверное, да. Все, у меня все вопросы.

Оксана Драпкина: Дорогие коллеги!

Мы сегодня 29-й раз провели с вами практически целый день. Мы переходили из одного часового пояса в другой, к нам подключались разные города, регионы, страны. У нас и англоговорящие коллеги подключились из Бохума, за что им тоже отдельное спасибо.

Эта встреча, безусловно, не последняя. Восьмого мая нас ждет встреча юбилейная, уже тридцатая. Уже тридцать раз мы с вами будем вместе на Всероссийской Интернет Сессии. Следите за информацией на сайте.

Еще раз призываю всех зарегистрироваться на сайте для того, чтобы вы получали все уведомления о тех мероприятиях, интересных круглых столах, клинических разборах, которые проводятся на сайте www.internist.ru.

Призываю вас вступать в Национальное интернет-общество врачей внутренней медицины для того, чтобы мы могли обмениваться опытом, помогать друг другу, иметь возможность обратиться за советом к академику, профессору и так далее.

Еще раз спасибо, до свидания, до встречи.

Влияние санитарии и очистки воды на кишечную инфекцию простейшими: систематический обзор и метаанализ

Задний план: Патогенные кишечные инфекции простейшими являются причиной значительной смертности и заболеваемости, особенно в местах, где людям не хватает улучшенных санитарных условий и безопасной питьевой воды. Мы оценили взаимосвязь между доступом и использованием средств санитарии, очисткой воды и инфекцией кишечными простейшими.

Методы: Мы провели систематический обзор и поиск в PubMed, ISI Web of Science и Embase с момента создания до 30 июня 2014 г., без языковых ограничений. Все публикации были изучены двумя независимыми рецензентами и были включены, если они представляли данные на индивидуальном уровне о доступе или использовании средств санитарии или очистке воды, в сочетании с данными на индивидуальном уровне о кишечных простейших инфекциях человека.Для расчета общих оценок использовался метаанализ с использованием моделей случайных эффектов.

Выводы: Было включено 54 исследования, и отношения шансов (ОШ) были извлечены или рассчитаны из 2х2 таблиц сопряженности. Доступность или использование санитарно-технических средств было связано со значительно более низкими шансами заражения Entamoeba histolytica или Entamoeba dispar (OR 0,56, 95% ДИ 0,42-0,74) и Giardia Кишечник (0,64, 0,051- 0,81), но не для Blastocystis hominis (1 · 03, 0 · 87-1 · 23) и Cryptosporidium spp (0 · 68, 0,17-2,68).Обработка воды была связана со значительно более низкими шансами на B hominis (0,52, 0,34-0,78), E histolytica или E dispar (0,61, 0,38-0,99), G кишечник (0,63). , 0 · 50-0 · 80) и инфекции Cryptosporidium spp (0 · 83, 0 · 70-0 · 98).

Интерпретация: Доступность и использование средств санитарии и водоочистки связаны с более низкой вероятностью кишечных инфекций простейшими.Вмешательства, направленные на водоснабжение и санитарию, в сочетании с гигиеническим поведением, должны быть подчеркнуты для поддержания контроля над кишечными простейшими инфекциями.

Финансирование: Швейцарский национальный научный фонд (номера проектов PBBSP3-146869 и P300P3-154634), Фонд Medicor, Европейский исследовательский совет (614739-A_HERO).

Санитарно-техническое обслуживание

Цель в области устойчивого развития 6.2 призывает к адекватной и справедливой санитарии для всех. Задача отслеживается с помощью индикатора «безопасное управление санитарными услугами» — использование улучшенного типа санитарного сооружения, которое не используется совместно с другими домохозяйствами и из которого производимые экскременты либо безопасно обрабатываются на месте, либо транспортируются и обрабатываются за пределами объекта. . \ r \ n

Санитария и здоровье

Около 827 000 человек в странах с низким и средним уровнем доходов ежегодно умирают в результате неадекватной воды, санитарии и гигиены, что составляет 60% от общего числа случаев смерти от диарей.Считается, что плохие санитарные условия являются основной причиной примерно 432 000 этих смертей.

Диарея остается основным убийцей, но в значительной степени ее можно предотвратить. Улучшение водоснабжения, санитарии и гигиены может предотвратить смерть 297 000 детей в возрасте до 5 лет каждый год.

Открытая дефекация увековечивает порочный круг болезней и бедности. Страны, в которых наиболее распространен открытый побег, имеют наибольшее количество смертей детей в возрасте до 5 лет, а также самые высокие уровни недоедания и бедности и большие различия в уровне благосостояния.

Преимущества улучшения санитарии

Преимущества улучшенной санитарии выходят далеко за рамки снижения риска диареи. К ним относятся:

  • сокращение распространения кишечных червей, шистосомоза и трахомы — забытых тропических болезней, причиняющих страдания миллионам людей;
  • снижение тяжести и последствий недоедания;
  • поощрение достоинства и безопасности, особенно среди женщин и девочек;
  • содействие посещаемости школ: посещаемость школ девочками особенно повышается за счет предоставления отдельных санитарных помещений; и
  • потенциальное восстановление воды, возобновляемых источников энергии и питательных веществ из фекальных отходов.

Исследование ВОЗ, проведенное в 2012 году, подсчитало, что на каждый доллар США, вложенный в санитарию, приходилось 5,50 доллара США в виде снижения затрат на здравоохранение, повышения производительности труда и уменьшения числа преждевременных смертей.

Вызовы

В 2013 году заместитель Генерального секретаря ООН выступил с призывом к действиям в области санитарии, который включал ликвидацию открытой дефекации к 2025 году. Достижение всеобщего доступа к базовому источнику питьевой воды кажется вполне достижимым, но всеобщий доступ к базовым средствам санитарии потребует дополнительных усилий.

Положение городской бедноты представляет собой растущую проблему, поскольку она все больше проживает в мегаполисах, где канализация ненадежна или отсутствует, а пространство для туалетов и вывоз мусора является крайне важным. Неравенство в доступе усугубляется, когда сточные воды, удаляемые из более богатых домашних хозяйств, сбрасываются в ливневые стоки, водные пути или свалки, загрязняя бедные жилые районы.

Ограниченные данные, доступные по этой теме, позволяют предположить, что большая часть сточных вод в развивающихся странах сбрасывается частично очищенными или неочищенными непосредственно в реки, озера или океан.

Сточные воды все чаще рассматриваются как ресурс, обеспечивающий надежную воду и питательные вещества для производства продуктов питания, чтобы прокормить растущее городское население. Однако для этого требуются:

  • методы управления, обеспечивающие достаточную очистку и безопасное повторное использование сточных вод;
  • институциональный надзор и регулирование; и
  • общественных образовательных кампаний по информированию населения об использовании сточных вод.

Ответные меры ВОЗ

В качестве международного органа в области общественного здравоохранения ВОЗ возглавляет глобальные усилия по предотвращению передачи заболеваний, консультируя правительства по нормативным актам, связанным со здоровьем.

В области санитарии ВОЗ отслеживает глобальное бремя болезней и уровень доступа к санитарии и анализирует, что помогает и препятствует прогрессу. Такой мониторинг предоставляет государствам-членам и донорам глобальные данные, которые помогают решить, как инвестировать в обеспечение туалетов и обеспечение безопасного управления сточными водами и экскрементами.

ВОЗ работает с партнерами над продвижением эффективных методов оценки и управления рисками для санитарии в сообществах и медицинских учреждениях.ВОЗ также поддерживает сотрудничество между WASH и программами здравоохранения, такими как забытые тропические болезни, холера, полиомиелит и устойчивость к противомикробным препаратам.

«,» datePublished «:» 2019-06-14T22: 38: 00.0000000 + 00: 00 «,» image «:» https://www.who.int/images/default-source/imported/ethiopia-wash. jpg? sfvrsn = 4849fd28_14 «,» publisher «: {» @ type «:» Organization «,» name «:» Всемирная организация здравоохранения: ВОЗ «,» logo «: {» @ type «:» ImageObject «,» url » : «https://www.who.int/Images/SchemaOrg/schemaOrgLogo.jpg», «width»: 250, «height»: 60}}, «dateModified»: «2019-06-14T22: 38: 00.0000000 + 00: 00 »,« mainEntityOfPage »:« https://www.who.int/news-room/fact-sheets/detail/sanitation »,« @context »:« http://schema.org », «@type»: «Статья»};

Санитария, очистка воды снижает кишечные простейшие инфекции

29 сентября 2015 г.

2 мин чтения

ДОБАВИТЬ ТЕМУ В ОПОВЕЩЕНИЯ ПО ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЕ

Получать электронное письмо, когда новые статьи публикуются на

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать сообщения о публикации новых статей.Подписаться Нам не удалось обработать ваш запрос. Пожалуйста, повторите попытку позже. Если проблема не исчезнет, ​​обратитесь по адресу [email protected]

Вернуться в Healio

Согласно недавно опубликованным результатам, наличие или использование средств санитарии и очистки воды может снизить заболеваемость некоторыми кишечными простейшими инфекциями.

«Дети в странах с низким и средним уровнем доходов, которые не имеют доступа к чистой воде и улучшенным санитарным условиям, подвергаются особому риску заражения кишечными простейшими инфекциями», — пишут исследователи.«Поскольку кишечные простейшие передаются фекально-оральным путем и через питьевую загрязненную воду, инфекции присутствуют там, где доступ к чистой воде и улучшенным санитарным условиям неадекватен».

Исследователи провели систематический метаанализ 54 опубликованных исследований в соответствии с ранее установленными рекомендациями. В исследованиях, подходящих для включения, сообщалось об одном из нескольких заранее определенных видов кишечных простейших в отношении использования или доступности средств санитарии (средства удаления фекалий) и очистки воды в месте потребления (кипячение, фильтрация и УФ-обработка).Извлеченные данные были проанализированы для определения соответствующих общих оценок OR.

Двадцать три исследования изучали влияние доступности санитарии, 11 изучали использование санитарии, 29 изучали методы очистки воды, а в двух исследованиях не уточнялось, использовалась ли санитария или доступна ли она. Три исследования были сочтены исследователями качественными, 34 — среднего качества и 17 — низкого качества.

Данные показали, что наличие или использование средств санитарии было связано с уменьшением шансов заражения Entamoeba histolytica или E.dispar (OR = 0,56; 95% ДИ, 0,42-0,74), а также Giardia Кишечник (OR = 0,64; 95% ДИ, 0,51-0,81). Обработка воды в месте потребления была связана с уменьшением инфицирования Blastocytis hominis (OR = 0,52; 95% ДИ, 0,34-0,78), E. histolytica или E. dispar (OR = 0,61; 95% ДИ , 0,38-0,99), G. кишечник (OR = 0,63; 95% ДИ, 0,5-0,8) и Cryptosporidium spp (OR = 0,83; 95% ДИ, 0,7-0,98). Снижение инфекции также наблюдалось при использовании Cryptosporidium, spp и B.hominis с санитарными сооружениями, но незначительно.

«Даже если улучшенная санитария и безопасная вода могут быть эффективными против ряда инфекционных заболеваний и рентабельны в долгосрочной перспективе, краткосрочные бюджетные ограничения и организационные препятствия могут помешать их продвижению и реализации», — пишут исследователи. «Следовательно, влияние улучшенных средств санитарии и безопасной воды в борьбе с большим количеством инфекционных заболеваний невозможно переоценить, и они должны помочь политикам и практикам в разработке и реализации стратегий для доступа и использования улучшенных средств санитарии и очистки воды.” — Дэйв Муойо

Раскрытие информации: Исследователи не сообщают о раскрытии соответствующей финансовой информации.

ДОБАВИТЬ ТЕМУ В ОПОВЕЩЕНИЯ ПО ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЕ

Получать электронное письмо, когда новые статьи публикуются на

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать сообщения о публикации новых статей. Подписаться Нам не удалось обработать ваш запрос.Пожалуйста, повторите попытку позже. Если проблема не исчезнет, ​​обратитесь по адресу [email protected]

Вернуться в Healio

Детские кишечные паразитарные инфекции и факторы санитарии в сельской местности Дембия, северо-запад Эфиопии | Гигиена окружающей среды и профилактическая медицина

  • 1.

    Дегаредж А., Эрко Б. Распространенность кишечных паразитарных инфекций среди детей в возрасте до пяти лет с акцентом на Schistosoma mansoni в Сахарном поместье Вонджи Шоа, Эфиопия.PLoS One. 2014; 9 (10): e109793.

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 2.

    Бетони Дж., Брукер С., Альбонико М., Гейгер С.М., Лукас А., Димерт Д., Хотез П.Дж. Глистные инфекции, передающиеся через почву: аскаридоз, трихоцефалез, анкилостомоз. Ланцет. 2006. 367 (9521): 1521–32.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 3.

    Brooker S, Kabatereine NB, Smith JL, Mupfasoni D, Mwanje MT, Ndayishimiye O, Lwambo NJ, Mbotha D, Karanja P, Mwandawiro C.Обновленный атлас гельминтозов человека на примере Восточной Африки. Int J Health Geogr. 2009; 8 (1): 42.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 4.

    Пуллан Р.Л., Смит Д.Л., Ясрасария Р., Брукер С.Дж. Глобальные числа инфекций и бремя болезней, передаваемых через почву гельминтозами, в 2010 г. Паразитирующие переносчики. 2014; 7: 37.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 5.

    Hall A, Hewitt G, Tuffrey V, De Silva N. Обзор и метаанализ воздействия кишечных червей на рост и питание ребенка. Matern Child Nutr. 2008; 4 (s1): 118–236.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 6.

    Отчет Всемирной организации здравоохранения, 2017 г. Доступно по адресу http://www.who.int/countries/eth/coop_strategy/en/index1.html. По состоянию на 02 декабря 2017 г.

  • 7.

    Brooker S, Clements AC, Bundy DA. Глобальная эпидемиология, экология и борьба с гельминтозами, передающимися через почву.Adv Parasitol. 2006; 62: 221–61.

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 8.

    Бдир С., Адван Г. Распространенность кишечных паразитарных инфекций в мухафазе Дженин, Палестина: 10-летнее ретроспективное исследование. Азиатский Pac J Trop Med. 2010. 3 (9): 745–7.

    Артикул Google Scholar

  • 9.

    Освальд В.Е., Стюарт А.Э., Крамер М.Р., Эндешоу Т., Зерихун М., Мелак Б., Сата Е., Гессезе Д., Тефери Т., Тадесс З.Ассоциация использования коммунальной санитарии с гельминтозами, передаваемыми через почву, среди детей школьного возраста в регионе Амхара, Эфиопия. Векторы паразитов. 2017; 10 (1): 91.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 10.

    Аль-Мохаммед Х.И., Амин Т.Т., Абулмагд Е., Хаблус Х.Р., Заза Б.О. Распространенность кишечных паразитарных инфекций и ее связь с социально-демографическими данными и гигиеническими привычками среди мальчиков начальной школы в Аль-Ахса, Саудовская Аравия.Азиатский Pac J Trop Med. 2010. 3 (11): 906–12.

    Артикул Google Scholar

  • 11.

    AE-S FA, Salama RA, Taha NS. Предикторы кишечной паразитарной инфекции среди детей дошкольного возраста в сельской местности Нижнего Египта. Egypt J Community Med. 2009. 27: 17–34.

    Google Scholar

  • 12.

    Strunz EC, Addiss DG, Stocks ME, Ogden S, Utzinger J, Freeman MC. Вода, санитария, гигиена и гельминтозы, передаваемые через почву: систематический обзор и метаанализ.PLoS Med. 2014; 11 (3): e1001620.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 13.

    Ziegelbauer K, Speich B., Mäusezahl D., Bos R, Keizer J, Utzinger J. Влияние санитарии на гельминтозную инфекцию, передаваемую через почву: систематический обзор и метаанализ. PLoS Med. 2012; 9 (1): e1001162.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 14.

    Schüle SA, Clowes P, Kroidl I, Kowuor DO, Nsojo A, Mangu C, Riess H, Geldmacher C, Laubender RP, Mhina S. Инфекция Ascaris lumbricoides и ее связь с факторами окружающей среды в регионе Мбея в Танзании, кросс- секционное, популяционное исследование. PLoS One. 2014; 9 (3): e92032.

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 15.

    Riess H, Clowes P, Kroidl I, Kowuor DO, Nsojo A, Mangu C, Schüle SA, Mansmann U, Geldmacher C, Mhina S.Анкилостомоз и факторы окружающей среды в регионе Мбея, Танзания: поперечное популяционное исследование. PLoS Negl Trop Dis. 2013; 7 (9): e2408.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 16.

    Асаолу С., Офоэзи И. Роль санитарного просвещения и санитарии в борьбе с гельминтозными инфекциями. Acta Trop. 2003. 86 (2): 283–94.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 17.

    Гондер Авраджа, региональный штат Амхара, Эфиопия — список всех населенных пунктов. Доступно по адресу http://www.placebeam.com/?r=poi&l=13.16667&g=37&type=all&title=Gonder%20Awraja%2C%20Amhara%20Regional%20State%2C%20Ethiopia. По состоянию на 02 декабря 2017 г.

  • 18.

    Годовой отчет отдела финансов и экономического развития округа Дембия за 2017 год, Зевуду Фетене и другие, Коладиба: сотрудник по финансам и экономическому развитию, регион Амхара, Эфиопия, 2017 г.

  • 19.

    Годовой отчет районного управления здравоохранения Дембия за 2017 год, Цигереда Кефале и другие, Коладиба: сотрудник районного управления здравоохранения, регион Амхара, Эфиопия, 2017.

  • 20.

    Ньянтеки Л.А., Легесс М., Белей М., Тадесс К., Манае К., Масиас С. и др. Кишечные паразитарные инфекции среди детей в возрасте до пяти лет и осведомленность матерей об инфекциях в Шеша Кекеле, Вондо-Генет, Южная Эфиопия. Эфиоп J Health Dev. 2010. 24 (3): 185–90.

    Google Scholar

  • 21.

    Всемирная организация здравоохранения. Учебное пособие по диагностике кишечных паразитов на основе стендов ВОЗ по диагностике кишечных паразитов, районная лабораторная практика в тропических странах.WHO / CTD / SIP / 98.2 CD-Rom 2004. Доступно по адресу http://usaf.phsource.us/PH/PDF/HELM/trainingmanual_sip98-2.pdf. По состоянию на 01 ноября 2017 г.

    Google Scholar

  • 22.

    Гельминтозы WS-t. Ликвидация гельминтозов, передаваемых через почву, как проблемы общественного здравоохранения у детей: отчет о ходе работы за 2001–2010 гг. И стратегический план на 2011–2020 гг. Франция: Всемирная организация здравоохранения; 2012. с. 19–29.

    Google Scholar

  • 23.

    Sun C. Распространенность и сопутствующие факторы риска инфекций кишечными гельминтами среди детей дошкольного возраста (от 1 до 5 лет) в поселениях ВПЛ в штате Хартум, Судан. J Global Health. 2015. Доступно по адресу http://www.ghjournal.org/prevalence-and-associated-risk-factors-of-intestinal-helminths-infections-among-pre-school-children-1-to-5-years-old- ин-идпс-поселки-хартум-гос-судан /. По состоянию на 09 мая 2018 г.

  • 24.

    Sanchez AL, Gabrie JA, Usuanlele M-T, Rueda MM, Canales M, Gyorkos TW.Глистные инфекции, передающиеся через почву, и состояние питания детей школьного возраста из сельских общин Гондураса. PLoS Negl Trop Dis. 2013; 7 (8): e2378.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 25.

    Эдберг С.К., Райс Е.В., Карлин Р.Дж., Аллен М.Дж. Escherichia coli: лучший биологический индикатор питьевой воды для защиты здоровья населения. Symp Ser Soc Appl Microbiol. 2000 (29): 106с-16с.

  • 26.

    Гвимби П. Микробиологическое качество питьевой воды в общине Маноньяне: район Масеру (Лесото). Afr Health Sci. 2011; 11 (3): 474–80.

    PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 27.

    Кабета А., Ассефа С., Хайлу Д., Берхану Г. Кишечные паразитарные инфекции и состояние питания детей дошкольного возраста в округе Хавасса-Зурия, Южная Эфиопия. Afr J Microbiol Res. 2017; 11 (31): 1243–51.

    Артикул Google Scholar

  • 28.

    Шумбедж Т., Белай Т., Меконнен З., Тефера Т., Земене Э. Гельминты, передаваемые через почву, и связанные с ними факторы среди детей дошкольного возраста в городе Бутаджира, на юге центральной части Эфиопии: поперечное исследование на уровне общины. PLoS One. 2015; 10 (8): e0136342.

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 29.

    Haas JP. Мытье рук и стрижка ногтей снижают риск заражения кишечными паразитами у детей школьного возраста.Evid Based Nurs. 2016; 19 (2): 49.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 30.

    Махмуд М.А., Спигт М., Безабих А.М., Павон Иллинойс, Динан G-J, Веласко РБ. Эффективность мытья рук с мылом и стрижки ногтей при кишечных паразитарных инфекциях у детей школьного возраста: рандомизированное контролируемое исследование факторного кластера. PLoS Med. 2015; 12 (6): e1001837.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 31.

    Фриман М., Чард А., Николай Б., Гарн Дж., Окойо С., Кихара Дж., Ньенга С., Пуллан Р., Брукер С., Мвандавиро С. Связь между школьным и домашним уровнем воды, санитарно-гигиеническими условиями и гельминтами, передаваемыми через почву инфекция среди кенийских школьников. Векторы паразитов. 2015; 8 (1): 412.

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 32.

    Гелав А, Анагау Б, Нигусси Б, Силеш Б, Йирга А, Алем М., Эндрис М., Геллоу Б.Распространенность кишечных паразитарных инфекций и факторы риска среди школьников в общественной школе Университета Гондар, северо-запад Эфиопии: кросс-секционное исследование. BMC Public Health. 2013; 13 (1): 304.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 33.

    Матур П. Гигиена рук: назад к основам инфекционного контроля. Индийский J Med Res. 2011; 134 (5): 611.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 34.

    Aiello AE, Coulborn RM, Perez V, Larson EL. Влияние гигиены рук на риск инфекционных заболеваний в сообществе: метаанализ. Am J Public Health. 2008. 98 (8): 1372–81.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 35.

    Блумфилд С.Ф., Айелло А.Е., Куксон Б., О’бойл С., Ларсон Э.Л. Эффективность процедур гигиены рук в снижении риска инфекций дома и в общественных местах, включая мытье рук и дезинфицирующие средства для рук на спиртовой основе.Am J Infect Control. 2007. 35 (10): S27–64.

    Артикул Google Scholar

  • 36.

    Майкл Э., Абах А., Маркус П. Кишечная паразитарная инфекция среди детей младшего школьного возраста в районе местного самоуправления Порт-Харкорт-Сити в Нигерии: обзор мер вмешательства в школах. Adv Tech Clin Microbiol. 2017; 1 (4): 19.

    Google Scholar

  • 37.

    Asemahagn MA. Паразитарная инфекция и связанные с ней факторы среди детей начальной школы в городе Мотта, Западная Амхара, Эфиопия.Американский журнал исследований общественного здравоохранения. 2014. 2 (6): 248–54.

    Артикул Google Scholar

  • 38.

    Мару Д.С. Распространенность кишечных паразитарных инфекций и связанные с ними факторы риска среди школьников в городе Адиграт на севере Эфиопии. Int J Emerg Trends in Sci Technol. 2015; 4 (1): 4943–8.

    Артикул Google Scholar

  • 39.

    Matthys B, Bobieva M, Karimova G, Mengliboeva Z, Jean-Richard V, Hoimnazarova M, Kurbonova M, Lohourignon LK, Utzinger J, Wyss K.Распространенность и факторы риска гельминтов и кишечных простейших инфекций среди детей начальных школ в западном Таджикистане. Векторы паразитов. 2011; 4 (1): 195.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 40.

    Стейнманн П., Усубалиева Дж., Иманалиева С., Минбаева Г., Стефюк К., Джандрон А., Утцингер Дж. Экспресс-оценка кишечных гельминтозов человека среди школьников в Ошской области, Кыргызстан.Acta Trop. 2010. 116 (3): 178–84.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 41.

    Ouattara M, N’Guéssan NA, Yapi A, N’Goran EK. Распространенность и пространственное распределение Entamoeba histolytica / dispar и Giardia lamblia среди школьников в районе Агбовилля (Кот-д’Ивуар). PLoS Negl Trop Dis. 2010; 4 (1): e574.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 42.

    Шилдс К.Ф., Бэйн Р.Э., Кронк Р., Райт Дж. А., Бартрам Дж. Связь типа водоснабжения с фекальным загрязнением исходной воды и питьевой воды, хранящейся в домашних условиях, в развивающихся странах: двумерный метаанализ. Перспектива здоровья окружающей среды. 2015; 123 (12): 1222.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 43.

    Shaheed A, Orgill J, Montgomery MA, Jeuland MA, Brown J. Почему? Улучшен? Источники воды не всегда безопасны.Bull World Health Organ. 2014; 92 (4): 283–9.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 44.

    Омар М.С., Махфуз А.А., Монейм Массачусетс. Связь источников воды и других детерминант с распространенностью кишечных протозойных инфекций в сельской общине Саудовской Аравии. J. Общественное здоровье. 1995. 20 (5): 433–40.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 45.

    Амену Д., Менкир С., Гобена Т.: Микробиологическое качество источников питьевой воды и методы обращения с водой в сельских общинах Административного совета Дыредава. 2014.

    Google Scholar

  • 46.

    Nyarango RM, Aloo PA, Kabiru EW, Nyanchongi BO. Риск заражения патогенными кишечными паразитами в муниципалитете Кисии, Кения. BMC общественное здравоохранение. 2008; 8 (1): 237.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 47.

    Echazú A, Bonanno D, Juarez M, Cajal SP, Heredia V, Caropresi S, Cimino RO, Caro N, Vargas PA, Paredes G. Влияние плохого доступа к воде и санитарии как факторов риска заражения гельминтами, передаваемыми через почву: избирательность инфекционным путем. PLoS Negl Trop Dis. 2015; 9 (9): e0004111.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 48.

    Ali SA, Hill DR. Лямблии кишечные. Curr Opin Infect Dis. 2003. 16 (5): 453–60.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 49.

    Идову О., Роуленд С. Паразиты в ротовой полости и личная гигиена работников пищевой промышленности в Абеокуте, Нигерия. Африканские науки о здоровье. 2006; 6 (3): 160–4.

    PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 50.

    Abate A, Kibret B, Bekalu E, Abera S, Teklu T, Yalew A, Endris M, Worku L, Tekeste Z. Поперечное исследование распространенности кишечных паразитов и связанных с ними факторов риска в Teda Health Центр, северо-запад Эфиопии.ISRN паразитология. 2013; 2013: 757451.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 51.

    Мара Д., Лейн Дж., Скотт Б., Труба Д. Санитария и здоровье. PLoS Med. 2010; 7 (11): e1000363.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 52.

    Левин С., Норман Р., Наннан Н., Томас Е., Брэдшоу Д., Сотрудничество SACRA. Оценка бремени болезней, связанных с небезопасной водой и отсутствием санитарии и гигиены в Южной Африке в 2000 г.S Afr Med J. 2007; 97 (8): 755–62.

    PubMed Google Scholar

  • 53.

    Newell DG, Koopmans M, Verhoef L, Duizer E, Aidara-Kane A, Sprong H, Opsteegh M, Langelaar M, Threfall J, Scheutz F. Болезни пищевого происхождения — проблемы 20-летней давности все еще сохраняются а новые продолжают появляться. Int J Food Microbiol. 2010; 139: S3 – S15.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 54.

    Кучик С.Дж., Мартин Г.Л., Sortor BV. Общие кишечные паразиты. Я семейный врач. 2004. 69 (5): 1161–8.

    PubMed Google Scholar

  • 55.

    Фичем Р., Мара Д. Д., Брэдли Д. Д. Санитария и болезни. Вашингтон, округ Колумбия: Wiley; 1983.

    Google Scholar

  • 56.

    Mulatu G, Zeynudin A, Zemene E, Debalke S, Beyene G. Кишечные паразитарные инфекции среди детей в возрасте до пяти лет с диарейными заболеваниями в двух государственных медицинских учреждениях в Хавасе, Южная Эфиопия.Инфекционная бедность. 2015; 4 (1): 49.

    Артикул Google Scholar

  • Какова роль санитарии в профилактике кишечных заболеваний у детей?

    19 июля 2021 г.,
    Школа глобального общественного здравоохранения им. Гиллингса

    Человек идет по неформальному сообществу в Мапуту, Мозамбик.

    В быстрорастущих городах Африки к югу от Сахары неформальные сообщества, иногда называемые «трущобами», не имеют доступа ко многим важнейшим инфраструктурным потребностям, включая санитарию и защиту от воздействия отходов жизнедеятельности человека.Это подвергает общины, особенно детей, риску ухудшения здоровья.

    В недавнем исследовании, проведенном в соавторстве с исследователями из Школы глобального общественного здравоохранения Университета Джиллингса, было изучено, могут ли радикальные улучшения в области санитарии снизить вероятность развития кишечных инфекций, диареи и долгосрочных последствий для здоровья у детей в этих поселениях. Однако они обнаружили, что риск заражения настолько высок, что одних только улучшений санитарии может быть недостаточно для значительного улучшения здоровья.

    Опубликовано в eLife , исследование было результатом сотрудничества школы Gillings School, Instituto Nacional de Saúde в Мозамбике, Лондонской школы гигиены и тропической медицины, Технологического института Джорджии и неправительственной организации Water and Sanitation for Городская беднота (WSUP). Соавторы из Школы Жиллингса: доцент Джо Браун; Дрю Капоне; Заслуженный профессор практики Пит Кольски; и Филип Сингер, заслуженный профессор Джилл Стюарт, Департамент экологических наук и инженерии; а также Дэвид Холкомб из отделов эпидемиологии, экологических наук и инженерии.

    В ходе первого контролируемого исследования воздействия на здоровье городской санитарии без использования канализации в странах с низким уровнем дохода исследовательская группа оценила новые общие санитарные сооружения, установленные WSUP, в том числе туалеты со смывом, септики и станции для мытья рук, в когорте общины в Мапуту, Мозамбик. В период с 2015 по 2018 год в рамках исследования были проанализированы образцы стула у детей в возрасте до пяти лет в этой когорте и проведено сравнение их с образцами детей в когорте, не имеющей средств санитарии, чтобы определить распространенность патогенов, вызывающих кишечную инфекцию.

    «Канализация была предметом нескольких испытаний, — пояснил Браун. «В этих условиях и во многих других подобных условиях канализация невозможна из-за высокой стоимости. Итак, это первое испытание городской санитарии на месте или без канализации, в котором участвовали туалеты, обслуживающие группы домов, с удалением отходов на месте ».

    Команда также повторно посетила или набрала новых детей через 12 и 24 месяцев после первоначального испытания, чтобы сравнить их образцы стула с исходными данными.

    «Мы заметили, что воздействие кишечных патогенов было обычным явлением в раннем детстве и что вероятность заражения повышена в неформальных городских сообществах, которые мы изучали», — сказал Браун.«Хотя ранее охват санитарией был высоким и большинство домохозяйств имели доступ к высококачественной водопроводной питьевой воде, анализ образцов стула показал, что воздействие кишечных патогенов было очень распространенным явлением. То, что мы знаем о высокой распространенности кишечных патогенов в Мапуту, согласуется с новыми исследованиями в странах с низким и средним уровнем доходов, хотя и в основном в сельских районах: в эндемичных условиях патогены, связанные с санитарией, обычно обнаруживаются у детей, даже если они протекают бессимптомно.”

    Результаты исследования показали, что до установки новых санитарно-технических сооружений более 50 процентов детей в Мапуту были подвержены как минимум одному кишечному патогену к своему первому дню рождения. Но, несмотря на доступ к высококачественным санитарно-техническим средствам WSUP, команда обнаружила, что у маленьких детей в когорте исследования по-прежнему сохраняется стабильно высокая распространенность многих кишечных патогенов.

    Дети, рожденные в когорте, имевшей доступ к новым санитарно-техническим средствам, однако, оказались менее подвержены воздействию наиболее распространенных кишечных патогенов, обнаруженных в Мапуту, в частности Shigella и Trichuris , распространенных бактериальных и гельминтозных инфекций.Последующее исследование группы показало, что модернизация системы санитарии привела к уменьшению количества патогенов в почвах поблизости, хотя патогены все еще были обычным явлением после того, как были установлены новые санитарные сооружения.

    «Это исследование говорит нам о том, что воздействия очень распространены в этих условиях, и для полного контроля над передачей кишечных инфекций необходима более преобразующая инфраструктура», — сказал Браун. «Это также убедительно свидетельствует о том, что эффективная санитария в самом раннем детстве может защитить от некоторых распространенных инфекций.Это важно, потому что инфекции в младенчестве могут привести к долгосрочным последствиям для здоровья и нести больший риск серьезных заболеваний и даже смерти ».

    Хотя исследование в конечном итоге показало, что даже высококачественные учреждения в районах, где отсутствует санитарная инфраструктура, не могут эффективно ограничивать передачу кишечных инфекций, оно также обнаружило, что улучшения в области санитарии могут потенциально препятствовать воздействию или передаче патогенов у маленьких детей, если объекты присутствуют из рождение.Это подчеркивает важность получения дополнительных сведений о влиянии санитарии на здоровье этих самых молодых групп населения.

    Группа получила дополнительное финансирование от Фонда Билла и Мелинды Гейтс для изучения влияния улучшения санитарии в Мапуту на здоровье и развитие детей, уделяя особое внимание воздействиям в раннем детстве. Эта работа поможет обосновать необходимость инвестирования в долгосрочные выгоды от улучшения инфраструктуры для поддержки здоровья и благополучия.


    Другие новости

    16.08.23, изд. Митчелл, Санитария, туалеты и кишечные паразиты в прошлых популяциях


    Если вы слушаете радио или читаете новости, вы, вероятно, уже слышали о работе Пирса Митчелла о паразитах в римском мире. Проще говоря, Митчелл утверждает, что большое присутствие паразитов, включая власоглав, аскариды и Entamoeba histolytica , причину дизентерии, в археологических записях средиземноморских памятников указывает на то, что римские санитарные методы были не всем, что они были устранены. до быть.Оказывается, несмотря на свои общественные туалеты, привычку регулярно мыться и легендарный водопровод, римляне не смогли бороться с кишечными и эктопаразитами лучше, чем их предки железного века или их средневековые потомки; Фактически, они, вероятно, способствовали заражению, сидя в загрязненной коммунальной воде и эффективно удобряя свои посевы недостаточно компостированным человеческим навозом. Ощущение восторга от освещения в средствах массовой информации точно пропорционально долгому падению Рима с господства в исторических рассказах об общественной санитарии и здоровье.

    Таким образом, работа Митчелла является примером переворота давно укоренившихся нарративов, который возможен при возрождении среды прошлого. Другими словами, изучение текстов и камней само по себе не может передать ощущение биоразнообразия прошлого и бесчисленных микроскопических существ, живущих вокруг, внутри и в человеческих сообществах. И, в свою очередь, присутствие этих крохотных человеческих мутуалистов может доказать или опровергнуть написанные или чаще всего не написанные слова об общественной санитарии.Отредактированный сборник Митчелла « Санитария, туалеты и кишечные паразиты в прошлых популяциях » предоставляет последние данные по этой теме, объединяющие работы международной группы археологов, историков и палеопаразитологов. Он отвечает на два ключевых вопроса, которые ранее не рассматривались подробно: «Как изменилась санитария, когда первые группы населения изменили свой образ жизни, превратившись из охотников-собирателей в городских жителей, и какое влияние оказали их санитарные технологии на их здоровье?» (4).Это срочные вопросы, потому что, несмотря на странные взгляды и похотливый интерес, которые часто вызывает эта тема, правильное удаление человеческих отходов является абсолютно ключевым для здоровья человеческих сообществ. Как отмечает Митчелл в своем вступлении, «миллионы детей умирают каждый год от диарейных заболеваний, и многие взрослые страдают от недоедания и хронического недомогания от паразитов, пойманных из-за плохой санитарии» (1).

    Сборник состоит из десяти эссе, а также краткого введения и заключения Митчелла.Коллекция особенно впечатляет своим географическим и временным охватом, включая эссе о паразитах, встречающихся в Африке и на Ближнем Востоке, в Азии, Америке и Европе, а также эссе, содержащие тематические исследования санитарии в Южной Месопотамии, Древней Греции, Древнем Риме, Средневековье. Лондон и Йорк. Это не менее впечатляет своей ясностью и успехом в представлении того, что является высокотехнической и научной областью исследования, широкой научной аудитории, которая действительно должна узнать об этом.

    Сборник сопровождается введением Пирса Митчелла «Почему нам нужно знать о санитарии в прошлом», его вступительным эссе на тему «Оценка воздействия санитарии на здоровье в ранних популяциях людей от охотников-собирателей до древних цивилизаций с использованием теоретического моделирования». «и заключение» Лучшее понимание санитарии и здоровья в прошлом.»Все это вместе дает краткое и ясное введение в эту область, ее основные проблемы, методы и более широкие вопросы, которые она затрагивает. Например, определить, почему доисторические народы разработали определенные методы санитарии, чрезвычайно сложно, потому что ни в одном тексте не записана аргументация, лежащая в основе этих методов. Реконструировать археологию ранних туалетов также сложно, как и восстановить общественные санитарные методы, которые не обязательно оставляют археологические записи — например, регулярный и организованный вывоз мусора.И хотя существуют различные методы обнаружения прошлых популяций паразитов и других микроорганизмов, такие как микроскопия и метод, известный как иммуноферментный анализ (или ИФА), сопоставление этих результатов с общим состоянием здоровья является еще одной проблемой из-за сложности обнаружения инфекционных заболеваний. болезни в прошлых популяциях и точного определения возраста смерти. Дополнительным осложнением является концепция, известная как «остеологический парадокс» — тот факт, что нетронутый скелет без повреждений костей, указывающих на болезнь, может быть либо слабым человеком, который сразу же умер, когда он заразился болезнью, либо очень крепким человеком, который никогда не заболел и прожил долгую жизнь.Точно так же скелет с множеством повреждений может быть скелетом человека, пережившего множество болезней, одно из которых в конечном итоге привело их к падению, и, таким образом, более энергичным человеком, чем человек с безупречным скелетом, который сразу умер. Один из способов обойти некоторые из этих проблем, как предлагает Митчелл, — это метод теоретического моделирования, в котором влияние санитарии на население в прошлом оценивается по аналогии с его влиянием на население сегодня. Он приводит краткий пример этой техники и обсуждает ее недостатки.

    Несмотря на проблемы, связанные с реконструкцией истории санитарии, оставшиеся девять очерков содержат много информации. Первые четыре из них касаются обращения с отходами (вывоз сточных вод и мусора из населенных пунктов), а последние пять касаются паразитов. В книге Августы МакМахон «Управление отходами в ранней городской Южной Месопотамии» задается вопрос, насколько первые города мира признали и отреагировали на проблемы общественной санитарии, связанные с урбанизацией.Похоже, что на самом деле они этого не сделали, поскольку гражданские проекты были сосредоточены на монументальных целях, а не на государственной службе, а приобретение чистой воды и управление отходами, как правило, оставались на усмотрение отдельных домашних хозяйств. Однако «самый ранний из известных в настоящее время туалетов» находится в этой области и датируется 4 тысячелетием до нашей эры, хотя эти «туалеты с глубокими ямами» не были особенно распространены. В книге Георгиоса П. Антониу и Андреаса Н. Ангелакиса «Туалеты и технологии очистки сточных вод в Древней Греции» рассматриваются археологические находки уборных, канализационных и дренажных систем в Древней Греции.Здесь мы узнаем о том, что, вероятно, является самым ранним унитазом со смывом в истории, расположенным во дворце Миноса в Кноссе, и что через 4000 лет после их постройки канализационные трубы на вилле в Айя-Триаде по-прежнему отлично отводили ливневую воду. В увлекательном кросс-культурном исследовании «Повесть о двух городах: эффективность древних и средневековых методов санитарии» Крейг Тейлор сравнивает Имперский Рим и позднесредневековый Лондон на основе пяти критериев, которые он устанавливает как показатель успешности общественной санитарии.Устанавливая эти критерии, он поднимает интересные вопросы о потенциальных различиях между современным и прошлым отношением к неприятным зрелищам и запахам. Основываясь на этих критериях, в эссе делается вывод о том, что общественные системы канализации в обоих городах в конечном итоге не сработали, потому что они основывались на этих сенсорных факторах, а не на осознании связи между загрязнением и болезнью. В «Канализации, выгребных ямах и мусорных ямах: обзор доказательств за 2000 лет удаления отходов в Йорке, Великобритания», Аллан Р.Холл и Гарри К. Кенвард используют богатые археологические данные об этой области, чтобы сообщить обо всех вещах, связанных с уборными и кишечными паразитами, за период от римского поселения до девятнадцатого века, предоставив полезную таблицу археологических свидетельств для конкретных паразитов. заражение.

    Двигаясь дальше, Эвилена Анастасиу и Пирс Д. Митчелл исследуют «кишечных паразитов и дизентерию человека в Африке и на Ближнем Востоке до 1500 года», особенно важную область исследований, поскольку, как отмечают авторы, «[х] уманы развивались на востоке. Африка, а затем мигрировала по планете последовательными волнами…. поэтому понятно, что этот регион неразрывно связан с биологической и культурной эволюцией нашего вида »(121). Хотя паразитическое прошлое этого континента, в частности, может пролить свет на« совместную эволюцию человека и паразита »и передача паразитов от животных человеку, большинство предыдущих исследований было сосредоточено на Европе и Америке. Эта глава содержит очень полезные и четкие определения сувенирных паразитов и реликвий, последствий заражения паразитами и условий для заражения и передачи, а также таблицы находок древних паразитов. разделены по регионам.В увлекательном разделе «Направления будущего» обсуждаются очень конкретные связи, которые палеопаразитология может выявить между развитием болезней и изменениями в социальной организации, такими как появление сельского хозяйства, и авторы указывают на значительный объем работы, которую еще предстоит сделать. по этому вопросу в Плодородном полумесяце на Ближнем Востоке, «родине сельского хозяйства». Еще одна область археопаразитологии, которая остается в зачаточном состоянии, освещена в книге Мин Со и Дон Хун Шина «Паразитизм, выгребные ямы и санитария в странах Восточной Азии до модернизации».Здесь много исследований было сосредоточено на образцах, взятых из мумий, и только сейчас они более широко распространяются на отложения из археологических раскопок. Авторами «Палеопаразитологии Нового Света» являются Адауто Араужо, Луис Фернандо Феррейра, Мартин Фугасса, Даниэла Лелес, Лучиана Сианто, Шейла Мария Мендонса де Соуза, Джулиана Дутра, Алена Иньигес и Карл Рейнхард. Работа над древними паразитами в Америке лежит в основе современной области палеопаразитологии в целом и предоставила действительно интересные доказательства, опровергающие представление о том, что многие инфекционные заболевания были занесены в Америку только с колонизацией.Эта глава включает в себя отличную информацию о различиях и историческом распространении гельминтов и геогельминтов, а также таблицы, содержащие информацию о находках кишечных паразитов в Северной и Южной Америке за длительный период времени от доисторических времен до XIX века. «Паразиты в европейских популяциях от доисторических времен до промышленной революции», написанная Эвиленой Анастасиу, подводит итоги обзора данных о прошлых популяциях паразитов и здоровья глобальных популяций, представленных в этом наборе эссе.В последней главе Матье Ле Байи и Франсуаза Буше используют результаты микроскопии и ELISA, чтобы сделать «Первую попытку повторить историю дизентерии, вызванной Entamoeba histolytica », «инвазивным кишечным патогенным простейшим», которым заражено около 500 миллионов человек. год и убивает 100000 из них. Они пришли к выводу, что нынешний штамм этого паразита возник в Старом Свете и, возможно, распространился в Америку около 1000 лет назад, демонстрируя значительную связь между историей миграции людей и всемирным распространением паразитов и некоторых инфекционных заболеваний.

    Некоторые отредактированные коллекции должны быть разграблены для тех эссе, которые имеют отношение к нашим отдельным дисциплинам или нашим текущим интересам; это не одна из тех коллекций. Чтение о проблемах общественной санитарии во многих местах и ​​много раз заставляет задуматься, и некоторые повторяющиеся вопросы особенно заинтересовали меня в этом исследовании. Например, очерки проясняют, в какой степени, как только мы начинаем жить вместе, наша повседневная жизнь становится проницаемой для отходов наших соседей и, таким образом, в отличие от домашней изоляции, предлагаемой нашими пригородными и бужуйскими замками, «как на самом деле жизнь социальна в очень материальном плане.Например, в эссе МакМахона (25) мы узнаем, что 75% людей в сообществе должны иметь доступ к хорошей санитарии, прежде чем сообщество сможет получить полную выгоду с точки зрения индивидуального роста и здоровья: важно, чтобы у вашего соседа был рабочий туалет. столько же, сколько у вас есть. Это напоминание о нашей взаимосвязанности, хотя, возможно, и не является основной целью коллекции, но является желанной и важной темой, особенно когда она рассматривается на глобальном уровне, как здесь.

    Другой интересный аспект коллекции касается того, каким образом тема и продукты общественной санитарии находят или не попадают в социальное и гражданское воображаемое. Часто от них отказываются; в конце концов, смысл общественной санитарии заключается в удалении и стирании. Во многих случаях в истории это приводило к тому, что общественная санитария была страшным делом. Большой и эффективный коллектор под минойскими дворцами является тому примером, который, возможно, вновь появляется в литературных традициях как Лабиринт и его чудовищный обитатель Минотавр (47).В средневековом Лондоне, напротив, трудно определить, было ли посещение туалета неприятным из-за страха перед болезнью или из-за опасений, что вас ограбят, когда вы наиболее уязвимы, или, наоборот, вы провалитесь через пол и утонете в воде. худший способ вообразить. В очень интересном контрасте с современными представлениями и практиками санитарии, большие курганы мусора в 3 и 4 тысячелетиях до нашей эры в Месопотамии были расположены рядом с общественными зданиями и стали признаком городского успеха, зримо наращиваясь, а не скрываясь в яме., неясно, были ли древнегреческие общественные туалеты гендерно-ориентированными (65).

    Читая этот сборник, я узнал, что ко времени Византийской империи наступление христианства привело к структурным изменениям туалетов, чтобы разрешить гендерную сегрегацию, а в средневековом Лондоне общественное мочеиспускание считалось неприятным и неуместным, в то время как предпринимались реальные попытки отделить стойла с деревянными перегородками. Хотя понятие личного пространства лежит в основе самых древних слов для обозначения туалета, существует очень мало свидетельств разделения полов в общественных уборных, существовавших еще до Византийской империи, и на самом деле такие помещения могли быть местом оживленных разговоров между пользователями.Хотя в книге это не упоминается, общественные туалеты — а также правовые, социальные и технические аспекты того, кто может ими пользоваться — по-прежнему остаются темой первостепенной важности, хотя исторические аспекты этих вопросов обычно мало обсуждаются.

    Санитария, туалеты и кишечные паразиты в прошлых популяциях — это увлекательное чтение, наполненное причинами, почему исторические исследования важны для современного мира и нашего понимания его черт. Во всей коллекции очевидна большая сплоченность с точки зрения решаемых центральных вопросов и формата, в котором исследуются доказательства, и авторы последовательно передают технические детали своей области ясно и с прицелом на междисциплинарную аудиторию.Полная интеграция этого материала с текстовыми и историческими записями открывает большие перспективы для значительно обогащенного и более многослойного понимания прошлого и настоящего.

    Недоедание младенцев и плохая санитария наносят вред экосистеме кишечника, даже если диета улучшается: данные на мышах

    Это вывод исследования на мышах, опубликованного в Nature Communications , в котором описывается порочный круг недоедания, нарушающего способность организма перерабатывать питательные вещества. .Недоедание является причиной 20% смертей детей в возрасте до 5 лет во всем мире.

    Канадские исследователи под руководством профессора Бретта Финли из отдела микробиологии и иммунологии Университета Британской Колумбии в Ванкувере обнаружили, что у детенышей мышей, которых кормили «умеренно истощенной диетой», развивались симптомы ЭЭ при одновременном воздействии бактерий, ассоциированных с фекалиями (для имитации антисанитарные условия).

    Последующее кормление мышей нормальным рационом в течение 21 дня все еще приводило к задержке роста на 30%, а также к задержке поглощения белка и повышенной проницаемости тонкой кишки.

    «Метаболомный анализ тонкого кишечника впервые показал, что недоедание приводит к резким сдвигам в небольшом пуле желчных кислот кишечника », — писали они. « В частности, у истощенных мышей наблюдалось снижение содержания тауроконъюгированных желчных кислот, которые важны для поглощения жира и питательных веществ в тонком кишечнике».

    Они добавили, что такой дефицит желчи может быть связан с наблюдаемыми изменениями в люминальной биодоступности жирорастворимых витаминов A, D и E.»

    Изменения в составе желчи могут способствовать колонизации штаммами Bacteroidales и E. coli в тонком кишечнике, — предположили они.

    Финли и исследователи предположили, что микрофлора кишечника была изменена введенной бактерией.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.