Скрытый гемоглобин в крови: Скрытый железодефицит — как с ним бороться?

Содержание

Скрытая кровь в кале, количественно (метод FOB Gold)

Иммунологический метод количественного определения гемоглобина в кале, который позволяет диагностировать незначительное скрытое кровотечение из нижних отделов желудочно-кишечного тракта.

Синонимы русские

Скрытая кровь в кале (количественный иммунохимический метод).

Синонимы английские

FOB Gold Test, Immunological faecal occult blood test (iFOBT).

Метод исследования

Иммунохимический метод.

Единицы измерения

Нг/мл (нанограмм на миллилитр).

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Кал.

Как правильно подготовиться к исследованию?

  • Исключить прием слабительных препаратов, введение ректальных свечей, масел, ограничить прием медикаментов, влияющих на перистальтику кишечника (белладонны, пилокарпина и др.), за 72 часа до сбора кала.
  • Исследование проводить перед выполнением ректороманоскопии и других диагностических манипуляций в области кишечника и желудка или не менее чем через 2 недели после таковых.

Общая информация об исследовании

Колоректальный рак – один из самых распространенных видов опухолей как по частоте заболеваемости, так и по летальным исходам. Он занимает второе место по смертности среди злокачественных новообразований у мужчин и женщин. Каждый год регистрируется более 1 миллиона новых случаев заболевания во всем мире, а ежегодная смертность превышает 500 000. Риск развития заболевания увеличивается с возрастом, 90  % заболевших – это население в возрасте более 55 лет. По эпидемиологическим данным, наследственность является причиной развития колоректального рака у 5-30  % больных. К наследственным синдромам, при которых значительно повышается риск заболеть им, относятся семейный аденоматозный полипоз, синдром Линча, ювенильный полипоз и некоторые более редкие состояния.

5-тилетняя выживаемость пациента зависит от стадии рака на момент диагностики.

Колоректальный рак развивается медленно, в течение нескольких лет. Опухоль нередко возникает в результате преобразования полипа слизистой оболочки кишечника. Данный процесс может занимать от 8 до 12 лет. Не все виды полипов способны превращаться в опухоль, однако их наличие, особенно в больших количествах, существенно увеличивает риск развития колоректального рака. К другим предраковым состояниям относится дисплазия, которая характерна для людей с язвенным колитом, болезнью Крона.

При колоректальном раке кровь с каловыми массами может выделяться задолго до первых симптомов болезни. Скрининговое исследование кала на скрытую кровь среди людей из групп риска помогает вовремя диагностировать болезнь и снизить смертность от колоректального рака на 15-33  %. Эффективность такого скрининга подтверждена несколькими исследованиями.

Для выявления скрытой крови в кале наиболее часто используются гваяковая или бензидиновая пробы, однако для их проведения требуется строгое выполнение некоторых правил, в частности соблюдение диеты за несколько дней до исследования. Кроме того, в отличие от гваяковой пробы современные иммунохимические методы обладают высокой чувствительностью и специфичностью.

Доказано, что иммунологический тест на скрытую кровь в кале (FOB) – это самый удобный тестовый метод, благодаря простоте и эффективности работы с пациентами. Он позволяет точно определить количество гемоглобина (НЬ) в кале, при этом пациентам не требуется соблюдать диету или менять свой образ жизни. Метод основан на реакции агглютинации антиген-антитело между присутствующим в образце гемоглобином человека и анти-гемоглобин-антителом на латексных частицах. Агглютинация измеряется как увеличение при абсорбции в 570 нм, единица которой пропорциональна количеству гемоглобина человека в образце. При исследовании определяется скрытая кровь, которая попала в просвет кишечника в нижних отделах желудочно-кишечного тракта, так как гемоглобин из верхних отделов разрушается при прохождении через пищеварительный тракт.

Положительный результат анализа требует дальнейшего обследования для уточнения причин, так как источником незначительной кровопотери может служить доброкачественный полип, дивертикул, геморрой или воспалительные заболевания кишечника. Тест на скрытую кровь положителен в среднем у 1-5  % людей, из них у 2-10  % выявляется рак, а у 20-30  % – аденоматозные полипы толстой кишки. При положительной реакции на скрытую кровь проводится дополнительное обследование в целях обнаружения рака, полипа или другой причины, вызывающей кровотечение. Для подтверждения диагноза больным при отсутствии противопоказаний назначается колоноскопия, сигмоскопия или рентгенография с двойным контрастированием. Отсутствие крови в кале не позволяет полностью исключить возможность наличия колоректального рака, поэтому лицам с высоким риском (при семейном анамнезе) рекомендована эндоскопия даже при отрицательном результате анализа.

Для чего используется исследование?

  • Для скрининга рака толстой и прямой кишки.
  • Для диагностики кровотечения из нижних отделов желудочно-кишечного тракта при некоторых доброкачественных и воспалительных заболеваниях (полипы толстого кишечника, болезнь Крона, язвенный колит, геморрой).

Когда назначается исследование?

  • При профилактическом ежегодном обследовании лиц в возрасте 50-75 лет.
  • При подозрении на скрытое кишечное кровотечение.

Что означают результаты?

Референсные значения: 0 — 50 нг/мл.

Положительный результат указывает на незначительное кровотечение из нижних отделов желудочно-кишечного тракта. Для уточнения причины кровотечения необходимы эндоскопические методы диагностики (сигмоскопия, колоноскопия).

Возможные причины положительного результата:

  • рак толстой или прямой кишки,
  • полипы и аденомы толстого кишечника,
  • воспалительные заболевания толстого кишечника (болезнь Крона, язвенный колит),
  • дивертикулез кишечника,
  • геморрой.

Отрицательный результат не может полностью исключить возможность наличия колоректального рака.

Что может влиять на результат?

  • Повреждение слизистой кишечника при медицинских манипуляциях (колоноскопии, сигмоскопии, клизмах), проведенных за несколько дней до исследования, способно привести к ложноположительным результатам.

Анемия — скрытая угроза для кровеносной системы

Анемия на сегодняшний день – это самое распространенное заболевание кровеносной системы. Треть женщин испытывают на себе симптомы анемии, и оставляют их без должного внимания, списывая все на усталость и недомогание. Многие из нас не подозревают, к каким серьезным последствиям она может привести. Анемия или как ее еще называют «малокровие» бывает нескольких видов, однако все они имеют один общий признак – снижение концентрации гемоглобина и эритроцитов в сыворотке крови. Функция эритроцитов состоит в том, чтобы переносить гемоглобин, связанный с кислородом к органам и тканям и транспортировать углекислый газ в обратном направлении. Поэтому, снижение их количества ведет к кислородному голоданию.

На сегодняшний день существует множество классификаций анемий, среди них можно выделить три основных группы:

  1. Гемолитические, при которых сокращается срок жизни эритроцитов вследствие их усиленного распада. Процесс разрушения преобладает над образованием новых клеток. Основная причина гемолиза – дефект эритроцитов или нарушение их функции. Гемолитические анемии бывают врожденные и приобретенные.
  2. Анемии, как результат кровопотери (маточные, носовые, желудочно-кишечные кровотечения, кровопотери, вызванные травмой).
  3. Вследствие нарушений кровообразования: дефицитные, метапластические, гипопластические и дизрегуляторные. Зачастую такие анемии развиваются, как следствие болезни почек, эндокринной недостаточности, белкового истощения, инфекций и онкозаболеваний. Часто причиной дефицитных анемий является несбалансированное питание, диеты, когда в организм поступает недостаточное количество железа, фолиевой кислоты, витаминов группы В. Самой распространенной является железодефицитная анемия.

По уровню гемоглобина в сыворотке крови, выделят три степени тяжести:

  1. Легкая (уровень гемоглобина в пределах 110-90 г/л).
  2. Средняя (уровень гемоглобина 90-70 г/л).
  3. Тяжелая (менее 70 г/л).

По характеру течения анемии делят на острые и хронические.

В некоторых случаях выявить анемию бывает непросто, поскольку ее симптомы не имеют специфических

признаков. Точный диагноз может поставить только врач после проведения ряда лабораторных исследований. Основной метод диагностики анемии – это общий анализ крови. Он определяет уровень гемоглобина, эритроцитов, показывает цветной показатель. Немаловажным критерием служит и среднее количество гемоглобина в эритроците, число ретикулоцитов, которые являются предшественниками эритроцитов и дают информацию о работе костного мозга. Однако, для определения вида анемии, специалист может назначить Вам определение уровня ферритина, трансферрина,  витамина В12, сывороточное железо и др. Лабораторная диагностика позволит выявить не только анемию, но и состояние, которое предшествует ее развитию, еще до появления изменений в общем анализе крови.

Если причиной анемии являются наследственные заболевания или отравления ядами, могут быть назначены дополнительные лабораторные исследования.

Не стоит недооценивать анемию. Это недуг, который требует длительного лечения под контролем врачей.

В Запорожье пройти лабораторную диагностику анемии можно в медицинском центре «Юнимед». Консультации по телефонам:

+38 (061) 220-10-72, +38 (097) 181-34-34, +38 (066) 181-34-34.

Анализ крови на гликированный гемоглобин — поможет выявить диабет на ранних стадиях!

Анализ крови на гликированный гемоглобин — поможет выявить диабет на ранних стадиях!

          Гликированный или гликозилированный гемоглобин является важнейшим показателем биохимического характера, показывающий уровень сахара в крови за определенный период. В целом, это комплекс, состоящий из гемоглобина и глюкозы, которые необратимо соединились, что и есть признаком сахарного диабета.  С помощью анализа на гликированный гемоглобин в крови можно выявить диабет на ранних стадиях,и  это помогает начать своевременное и адекватное лечение, которое обязательно даст положительные результаты по улучшению состояния больного.

        Гликозилированный гемоглобин присутствует в любой крови: как у здоровых людей, так и у тех, кто болен сахарным диабетом. Но существенная разница заключается в том, что у больного сахарным диабетом, его норма значительно превышена и это становится причиной дальнейшего развития сахарного диабета и всех тяжелых осложнений на его фоне.

       Преимущества анализа на гликированный гемоглобин:

  • Его можно делать в любое время, не зависимо от того, плотно вы поели или же натощак;
  • Он более эффективно и точно позволяет выявить сахарный диабет на ранних стадиях;
  • Проведение анализа намного проще и быстрее, чем прочие анализы;
  • Помогает врачам понять, точно ли больной сахарным диабетом в последние 3 месяца контролировал свой уровень сахара в крови;
  • На качество и точность анализа не влияют прочие факторы (инфекционные, вирусные и простудные заболевания).

                  Прежде всего, этот анализ позволяет не только выявить уже начавшиеся ранние стадии развития сахарного диабета, но даже покажет — есть ли у человека предрасположенность к заболеванию сахарного диабета . Именно меры профилактики по предотвращению риска развития  и с сахарного диабета  пасут жизнь человека, позволят ему жить нормальной жизнью.

                Второй важный аспект анализа — это возможность понять, насколько внимательно больной относится к своему здоровью, умеет ли он компенсировать уровень сахара в крови и длительное время держать его в нужной для его жизни норме.

           Но даже здоровым людям желательно делать этот анализ хотя бы раз в год, чтобы предотвратить риск заболеть сахарным диабетом или выявить заболевания на ранних стадиях.

         Этот анализ делается в любе время, не зависимо от того, натощак берется кровь или после приема пищи. Так же вы можете проводить это исследование в тот момент, когда принимаете разные лекарственные препараты понижающие сахар, лекарства от других заболеваний.

         Тем, у кого уже диагностирован сахарный диабет, анализ рекомендуется делать в зависимости от того, насколько хорошо компенсирован диабет.

Общие рекомендации по анализам на гликилированный гемоглобин:

  1. При показателе HbA1C ниже чем 5.7 % (заболевания нет и риск его развития минимален), можно сдавать анализы 1 раз в несколько лет;
  2. При достаточном контроле сахарного диабета и показателе гликированного гемоглобина не выше чем HbA1C 7 %, необходимо делать анализ 1 раз в 6 месяцев;

         При изменении методов лечения  ил сахарного диабета и недолгой истории болезни, рекомендуется проведение анализа каждые 3 месяца.                                      

          Как сдавать анализы на гликированный гемоглобин

   Для проведения анализа на гликированный гемоглобин берется капиллярная кровь. Хотя и нет никаких противопоказаний относительно того, натощак или после приема пищи, лучше делать анализ утром натощак, без предварительных физических нагрузок. По полученным результатам анализов можно сделать соответствующие выводы о состоянии человека.

         Результаты анализов на гликированный гемоглобин показывают: 

  • При HbA1C меньше чем 5.7 % нет риска заболеть сахарным диабетом и углеводный обмен проходит в нормальном режиме;
  • При HbA1C, который составляет от 5.7 до 6.0 % заболевания пока еще нет, но человек входит в группу риска;
  • При HbA1C, составляющем от 6.1 до 6.4 % заболевания так же еще нет, но степень риска уже определяется как довольно высокая и человеку рекомендуется уже пересматривать свой рацион питания и применять специальную диету с низким содержанием легких углеводов, начинать вести активный образ жизни и заниматься физическими нагрузками;
  • При HbA1C, который больше или же равен 6.5 %, врач ставит диагноз предварительный диабет и необходимо проведение дополнительных лабораторных исследований, чтобы получить опровержение или подтверждение заболевания.
  • Важно знать: чем ниже показатель гликированного гемоглобина у больного  сахарным диабета, тем тщательнее он компенсировал его в течение предыдущих 3 месяцев. Как правило, показатель должен варьироваться в пределах от 5 до 7 %.
  • Регулярное проведение анализа помогает не только тормозить дальнейшее развитие сахарного диабета, но даже значительно снизить риск развития сопутствующих сахарному диабетау осложнений, что немало важно для больного.
  • Важно знать: снижение показателя HbA1C даже на 1 % — это продление еще на несколько лет жизни страдающего  сахарным диабетом!
  • Главной целью всей терапии больного сахарным диабетом является достижение нормального уровня HbA1C, который должен быть меньше или равен 7 %. Если данная цель достигается, что можно с уверенностью говорить о том, что сахарный диабет хорошо компенсирован и риски развития разных осложнений сведены к минимуму.
    Конечно, лучше всего достичь показателя HbA1C который присутствует у здоровых людей и составляет не более 4.6 % и именно к этому показателю должен всегда стремиться больной диабетом.
  • Важно знать: таких показателей гликрованного гемоглобина, как 4. 6 % вполне можно достигнуть при любом типе сахарного диабета , для этого необходимо соблюдать диету и вести здоровый, активный образ жизни с необходимыми физическими нагрузками.
  • Упростить свою жизнь и получить нужный уровень гликированного гемоглобина можно и даже без помощи препаратов, понижающих количество сахара:диета с низким содержанием углеводов даст возможность вводить меньше инсулина, а значит — риск развития гипогликемии также уменьшится.
  • После проведения анализов на гликелированный гемоглобин, показатель HbA1C у пожилых людей должен быть не более чем 8 %, лучше, когда он равен 7.5 %.
  • Показатель HbA1C у детей, подростков, беременных должен быть меньше чем 6.5 %, а в идеале — даже ниже чем 5.%.
  • Анализ на гликированный гемоглобин является жизненно необходимым и очень важным. Большой процент больных сахарного диабета  умирает из-за развития сердечно-сосудистых осложнений и инсульта, почечной недостаточности и прочих заболеваний. Чтобы предотвратить такие осложнения и прожить довольно долгую жизни и необходимо контролировать не только уровень сахара в крови, но и проходить регулярные исследования на гликированный гемоглобин.
  • Многие больные сахарным диабетом допускают одну страшную ошибку, когда считают, что анализ на гликированный гемоглобин и положительные данные, позволяют не проводить самоконтроль уровня сахара в крови.
  • Исходя из выше изложенного, всегда необходимо оценивать показатель HbA1C при проведении самоконтроля и получения его результатов, что поможет понять каким образом и с какой динамикой протекает заболевание.
    • Соблюдать особенный тип питания и режим.
    • Активно заниматься физической культурой.
    • Вовремя принимать лекарственные препараты или инсулин.
    • Соблюдать режим сна и бодрствования.
    • Чаще смотреть уровень глюкозы в домашних условиях.
    • Вовремя приходить на назначенный прием.
      • HbA1c нужно определять 1 раз в три месяца. Оценив результат, принимать соответствующие меры.
      • Определение HbA1c никак не заменяет измерение уровня сахара обычным глюкометром.
      • Даже если у вас идеальный HbA1c, но имеются суточные колебания сахара крови более 5 ммоль/л, то это никак не может защитить вас от развития осложнений.  Доказано, что при одинаковом показателе наиболее подвержены осложнениям те, у кого были или есть такие колебания.
      • Снижать длительно повышенный уровень HbA1c нужно постепенно, по 1 % в год.
      • Не гонитесь за идеалом, стремитесь к своему целевому показателю. Что дано молодым, пожилым может пойти во вред.

к содержаниюКак и чем снизить гликированный гемоглобин   Снижение гликированного гемоглобина неразрывно связано со снижением уровня глюкозы в крови. Поэтому для того, чтобы снизить уровень HbA1c  необходимо выполнять все рекомендации врача по лечению диабета, а именно:

Если вы видите, что от всех ваших усилий, уровень глюкозы в течении дня нормализуется и вы чувствуете себя лучше, то значит вы на верном пути и значит следующий анализ крови вас хорошо порадует.

                         Резюме о гликированном гемоглобине:

В итоге:

        Ведите здоровый образ жизни, ведь причины развития сахарного диабета чаще всего кроются в неправильном питании.

       Если врач поставил диагноз диабет, одной диетой уже не обойтись. В этом случае вам будут назначены дополнительные обследования и рекомендовано лечение. При соблюдении всех рекомендаций специалиста можно долгие годы жить полноценной жизнью, регулярно контролируя уровень сахара в крови.

     

Врач клинической

 лабораторной диагностики                       Шишкина   Елена  Викторовна                        

Каждый пятый больной диабетом не подозревает, что болен — Российская газета

С чем бы мы ни обратились к врачу, первый анализ, который он назначает, — это биохимия крови, включая уровень глюкозы. Этот же анализ — один из основных при диспансеризации. И делать его регулярно нужно обязательно: чтобы не пропустить начало заболевания диабетом.

Сахар в крови «подскакивает» и безошибочно указывает на болезнь, когда у человека еще нет никаких симптомов и он даже не подозревает, что попал в цепкие лапы диабета. До 10 июня в 230 городах России продолжается социальный проект «Диабет. Узнай вовремя» — по ранней диагностике этого коварного заболевания. Сдать бесплатный анализ крови в рамках этой акции может любой желающий, для этого не надо идти к врачу и брать направление. Проект проводит сеть независимых лабораторий Инвитро в 230 российских городах. Здесь ждут всех, кто хочет проверить свое здоровье, за исключением тех, у кого сахарный диабет уже диагностирован.

По данным ВОЗ, число больных диабетом стремительно растет во всем мире. Врачи говорят о своеобразной «эпидемии». Заболевание, конечно, не заразно, но из-за неправильного питания, малоподвижного образа жизни, ожирения диабетом заболевает все больше граждан, причем во все более молодом возрасте.

На ранней стадии люди не чувствуют себя больными. Более того, довольно долгое время человек может находиться в стадии «преддиабета», когда неблагоприятные изменения в организме можно нивелировать без серьезного медикаментозного вмешательства, а лишь скорректировав режим питания, физической активности, образа жизни. Но запущенный диабет страшен — он приводит к тотальным поражениям многих внутренних органов, слепоте, некрозу тканей ног, что нередко заканчивается ампутацией.

Выяснить, болен ли человек, в том числе и на ранней стадии, сегодня несложно. Для этого нужно провести анализы — прежде всего определить уровень глюкозы в крови. Именно на это и направлена нынешняя акция: большинство россиян, таков уж наш менталитет, пока не заболит, к врачам ходить не любят. По акции сдать нужный анализ «на всякий случай» можно буквально на бегу — например, утром по дороге на работу. Надо только отложить завтрак, потому что кровь на глюкозу сдается строго натощак.

Нынешняя акция проводится уже в третий раз. На первых двух этапах уровень глюкозы в крови измерили 400 тыс. человек. Причем каждый четвертый участник пришел в лабораторию, чтобы провести такое исследование в первый раз в жизни. При этом у 15% обследованных была обнаружена повышенная гликемия (уровень глюкозы в крови натощак).

Если результаты анализа выходят за пределы нормы,нужно пройти более глубокое исследование на гликированный гемоглобин. Он отражает среднее содержание глюкозы в крови за длительный период (до трех месяцев), и помогает лечащему врачу-эндокринологу сделать вывод о том, была ли гликемия разовой либо систематической. В результате удается вовремя выявить раннюю стадию заболевания, так называемый преддиабет, скорректировать образ жизни и питания. А если нужно — начать лечение препаратами, снижающими уровень глюкозы в крови.

Компетентно

На вопросы «РГ» ответила врач-консультант, эндокринолог Нона Овсепян.

Всегда ли нужно сдавать анализ на уровень глюкозы натощак?

Нона Овсепян: Анализ на глюкозу в крови всегда сдается после 8-12-часового голодания, так как после каждого приема пищи уровень глюкозы в крови повышается. Для получения объективного результата и во избежание получения неинформативного анализа это исследование проводится натощак. После приема пищи уровень глюкозы изменяется у всех людей по-разному, исходя из индивидуальных особенностей организма, он также зависит от того, что именно и сколько человек съел. Поэтому нет четких референсных значений уровня глюкозы после приема пищи.

Допустим, у человека выявлен повышенный сахар, что дальше делать пациенту (кроме банального «скорей к врачу»)? Нужно ли пересдавать анализ?

Овсепян: Все зависит от уровня повышения глюкозы. Если оно незначительно (не более 6-6,5 ммоль/л), то можно и не «бежать» к врачу, а пересдать анализ через несколько дней, предварительно исключив прием углеводов хотя бы за 12 часов до исследования. Повышение уровня глюкозы до 7-8 ммоль/л — признак возможного развития сахарного диабета, и в этом случае следует обязательно обратиться к врачу-эндокринологу.

Почему еще, кроме диабета, может быть неважный анализ?

Овсепян: При сдаче анализов с соблюдением всех правил преаналитики (в том числе отмена лекарственных препаратов) повышение уровня глюкозы может быть только при наличии сахарного диабета. Если правила подготовки были нарушены, прием пищи и некоторых лекарств могут стать причиной повышения уровня глюкозы и при отсутствии сахарного диабета.

Какие еще исследования нужны для уточнения диагноза?

Овсепян: При пограничных значениях уровня глюкозы рекомендуется сдать анализ крови на гликированный гемоглобин и в некоторых случаях глюкозотолерантный тест (сдается по направлению врача-эндокринолога). Анализ крови на гликированный гемоглобин не требует назначения врача и позволяет определить наличие скрытого диабета и преддиабета.

Как часто надо контролировать сахар недеабетикам?

Овсепян: Здоровым людям при отсутствии наследственной предрасположенности к сахарному диабету (если у близких родственников нет этого заболевания) достаточно сдавать анализ крови на глюкозу 1-2 раза в год.

Латентный дефицит железа

Распространенным состоянием, среди женского населения, является латентный дефицит железа, т. е. низкими показателями ферритина при нормальном гемоглобине.

Характерные признаки этого состояния:

  • нормальный уровень гемоглобина;
  • нормальный уровень железа в крови, может наблюдаться незначительное снижение;
  • снижение MCH и MCV;
  • сниженный уровень ферритина (ниже 40 мкг/л!).

Симптоматически, латентный дефицит железа проявляется сухостью кожных покровов, «заедами» в углах рта, выпадением волос, ломкостью ногтей, ломкостью ногтей, слабостью, быстрой утомляемостью, мельканием «мушек» перед глазами, сонливостью, раздражительностью.

Если имеются данные жалобы, то нужно понимать, что это состояние необходимо лечить, само оно не пройдет

Как сдавать ферритин:

  • -кровь сдается утром натощак
  • -забор крови осуществляется из вены

Ферритин так же является белком острой фазы воспалительного ответа. И если есть, на момент сдачи ферритина, воспалительный процесс, аутоиммунное, онкологическое или инфекционное заболевание- ферритин будет высокий. В этом случае, латентный дефицит железа не определишь, даже если он и есть.

В этом случае, альтернативным методом будет исследование растворимого рецептора трансферрина- это белки, которые располагаются на поверхности клеток и обеспечивают перенос ионов железа внутрь клетки. При латентном дефиците железа количество растворимого рецептора трансферрина повышается, на воспаление, онкологию, инфекцию не реагирует.

Латентным дефицитом железа чаще всего страдают женщины и связано это с физиологическими особенностями организма.

Самое эффективное лечение этого состояния — это парентеральное введение препаратов железа.

Будьте здоровы!

Записаться на прием к терапевту

Врач терапевт — Акуленко Мария Олеговна

Записаться можно по телефону (391) 218−35−13 или через личный кабинет

Анемия — Официальный сайт ФГБУЗ КБ №85 ФМБА России

Анемия – это состояние организма человека, характеризующееся пониженной концентрацией гемоглобина в единице объема крови, и, как правило, коррелирующее с одновременным снижением количества эритроцитов.

Причины анемии

Причины анемии очень разнообразны, в соответствии с этим существует и много ее видов. К анемии может привести недостаток веществ, необходимых для выработки гемоглобина, нарушение созревания эритроцитов в костном мозге, острая массивная или длительная потеря крови, разрушение эритроцитов под действием ядов или иных неблагоприятных факторов, наследственные болезни и другие, более редкие, причины.

Симптомы анемии

Основными признаками любой анемии являются бледность кожи и губ, слабость, утомляемость. Из-за плохого усвоения кислорода кровью учащается пульс, он становится выше 90 ударов в минуту. Кроме того, могут быть дополнительные симптомы в зависимости от причины, вызвавшей анемию.

При железодефицитной анемии часто отмечается ломкость ногтей и волос. При В12-дефицитной анемии – гладкий язык малинового цвета, покалывание и онемение в пальцах, шаткость при ходьбе. При гемолитической анемии нередко бывает желтуха. При любых подозрениях на анемию необходимо обязательно обратиться к врачу и сдать анализы крови.

Диагностика анемии

Диагностика анемии проводится врачом на основании общего анализа крови, а также дополнительных анализов в зависимости от причины. Кроме низкого гемоглобина важное значение имеют количество эритроцитов, их размер и форма, наличие недозрелых клеток крови.

При железодефицитной анемии необходимо сдать анализы крови на железо. К ним относятся: сывороточное железо, ферритин, общая железосвязывающая способность сыворотки (ОЖСС) и трансферрин. По всем этим показателям врач может установить не только вид анемии, но и ее скрытую форму еще до появления симптомов.

Если анемия вызвана наследственными заболеваниями или отравлением ядами, могут потребоваться дополнительные анализы.

Лечение анемии

Железо необходимо не при всех видах анемии, поэтому перед приемом каких-либо препаратов нужно установить ее точную причину и вид. Легкие формы малокровия лечатся дома по назначению врача, при тяжелом состоянии пациента может потребоваться госпитализация.

Если анемия возникла из-за недостатка железа в пище, требуется его прием в виде таблеток или уколов (в далеко зашедших случаях). При длительной кровопотере также требуется прием железа, но одновременно должно проводиться лечение причины – устранение источника кровотечения.

При недостатке витамина В12 требуется восстановить его количество в организме. Поскольку очень часто у людей с анемией усвоение витамина В12 в кишечнике нарушено, он назначается в виде уколов. Параллельно с витамином В12 может потребоваться прием фолиевой кислоты по назначению врача.

Остальные виды анемии лечатся в строгом соответствии с причиной. Для некоторых наследственных болезней специфическое лечение еще не изобретено, таким больным, а также всем пациентам с тяжелой степенью малокровия может потребоваться переливание крови.

 

Сахарный диабет – хроническое заболевание, характеризующееся постоянным повышением уровня глюкозы в крови.

Он проявляется следующими симптомами:

  • жажда,
  • учащенное мочеиспускание,
  • потеря веса.

Диагностика

Для выявления сахарного диабета выполняются исследования, позволяющие определить уровень глюкозы в крови (на данный момент / в течение нескольких недель / в течение нескольких месяцев), оценить реакцию организма на повышение уровня глюкозы, выявить уровень вырабатываемого организмом инсулина:

  • глюкоза в плазме,
  • глюкозотолерантный тест,
  • гликированный гемоглобин (HbA1c),
  • фруктозамин,
  • общий анализ мочи,
  • инсулин,
  • С-пептид в суточной моче, С-пептид в сыворотке.

Для определения типа сахарного диабета:

  • определение антител к инсулину,
  • определение антител к островным клеткам поджелудочной железы.

Для оценки предрасположенности к развитию диабета можно выполнить исследование «Генетический риск развития гипергликемии».

Необходимы также консультации и обследования у кардиолога, окулиста, невропатолога для своевременного выявления осложнений заболевания.

Лечение

На данный момент сахарный диабет обоих типов является неизлечимым заболеванием. Для профилактики осложнений и сохранения нормального образа жизни необходимы:

  • постоянное лечение препаратами инсулина – для больных сахарным диабетом 1-го типа,
  • строгий контроль за уровнем глюкозы в крови,
  • отказ от употребления продуктов с высоким содержанием глюкозы (сахар и сахаросодержащие продукты) и контроль количества потребляемых углеводов,
  • физическая активность,
  • нормализация веса, отказ от курения, алкоголя.

Соблюдение этих требований и поддержание уровня глюкозы крови в дневное время в пределах 4,8-6,7 ммоль/л, а перед сном – 5,6-7,8 ммоль/л позволит сохранить здоровье и избежать осложнений.

При диабете 2-го типа для достижения и поддержания нормального уровня глюкозы может быть достаточно нормализации образа жизни и питания. В случае отсутствия эффекта от диеты применяется медикаментозная терапия и инсулинотерапия.

Лечение анемии в Киеве — цены и отзывы в клинике Оксфорд Медикал


Анемия – это недостаток в крови гемоглобина (белка, отвечающего за доставку кислорода по организму). Пониженный уровень гемоглобина в крови – симптом, а не самостоятельное заболевание.

ПРИЧИНЫ АНЕМИИ

Анемия возникает из-за недостатка необходимых элементов в крови, в большинстве случаев – из-за недостатка железа. Реже встречаются анемии, вызванные недостатком витамина В12 или фолиевой кислоты.

В большинстве случаев анемию вызывает несбалансированное питание, в результате которого организм испытывает дефицит необходимых веществ. Распространенной причиной анемии являются скрытые, хронические инфекции. Также, анемия может возникнуть вследствие кровопотери, например, из-за геморроя, обильных менструаций, после хирургических операций или переливаний крови.

Часто причиной пониженного гемоглобина оказываются глистные инвазии, так как в пораженном паразитами кишечнике питательные вещества не усваиваются в полной мере. Самой опасной причиной малокровия являются опухоли.

СИМПТОМЫ АНЕМИИ

Первый и основной признак того, что у вас недостаточный уровень гемоглобина в крови – это общая слабость, на которую, зачастую, не обращают внимания. Такое состояние может вызываться простой усталостью или недостатком сна, но если слабость не проходит в течение длительного времени и дополняется другими симптомами – это может быть признаком анемии.

 

При пониженном уровне гемоглобина могут наблюдаться:

  • сухость и бледность кожи;
  • ломкость ногтей;
  • тусклость, ломкость и выпадение волос;
  • сонливость;
  • пониженное давление;
  • одышка после физической нагрузки;
  • учащенное сердцебиение;
  • трещинки в уголках рта.

ДИАГНОСТИКА И ЛЕЧЕНИЕ АНЕМИИ

При подозрении на пониженный уровень гемоглобина сдается анализ крови, который позволяет проверить его концентрацию. Нормальные показатели гемоглобина – не менее 130 г/л у мужчин и 120 г/л у женщин. У беременных нормальным уровнем считается 110 г/л. У людей с врожденным высоким уровнем гемоглобина, резкое его снижение также является тревожным признаком.

 Хотя, на первый взгляд, анемия не кажется серьезной проблемой, она может сигнализировать о наличии серьезных болезней. Лечение анемии заключается в выявлении и устранении её первопричины.

Если причина в недостаточном поступлении питательных веществ, врач назначит препараты, которые его восполнят и составит правильный рацион. Если анемия спровоцирована хроническим заболеванием, то устраняется оно. Если причина в опухоли (к примеру, полипы в желудке, кишечнике или матке), то проводится операция по их удалению.

Самолечение анемии не рекомендуется из-за того, что самостоятельно установить истинную причину заболевания без обследования нельзя. А не зная чем вызвана проблема, нельзя заняться её лечением.

Записаться на прием к семейному врачу можно по телефону или заполнив форму на сайте.

Хронический дефицит железа Статья


Непрерывное образование

Хронический дефицит железа является наиболее распространенным дефицитом питательных веществ в мире и серьезной распространенной причиной анемии во всем мире. Это в основном вызвано неадекватным питанием, кровотечением и нарушением всасывания. В этом упражнении рассматривается обследование и лечение хронического дефицита железа.

Цели:

  • Обзор этиологии хронического дефицита железа.
  • Опишите общие результаты медицинского осмотра, связанные с хроническим дефицитом железа.
  • Кратко опишите возможные варианты лечения хронического дефицита железа.
  • Объясните важность сотрудничества и общения внутри межпрофессиональной команды для улучшения результатов лечения пациентов с хроническим дефицитом железа.

Введение

Железо необходимо для множества биологических функций организма.Он необходим для синтеза гемоглобина, миоглобина, клеточной регуляции/пролиферации, синтеза ДНК и транспорта электронов в митохондриях.[1]

Почти две трети железа в организме находится в циркулирующих эритроцитах в составе гемоглобина, а оставшееся железо находится в форме хранения (костный мозг, печень и т. д.), миоглобина и многих ферментов, участвующих в различных физиологических функциях.[2] ]

Дефицит железа или сидеропения — это состояние, при котором общие запасы железа в организме недостаточны для поддержания нормальных метаболических функций.Железо является наиболее распространенным недостатком питания во всем мире и является наиболее распространенной причиной анемии примерно у 2 миллиардов человек во всем мире. [3]

Дефицит железа может быть абсолютным или функциональным. Женщины репродуктивного возраста и дети в возрасте от 0 до 5 лет особенно подвержены риску.

Поскольку нет четко установленных диагностических критериев дефицита железа без анемии, а симптомы нечеткие, его легко пропустить. Клиницистам следует заподозрить хронический дефицит железа у пациентов с нормальным полным анализом крови, у которых проявляются симптомы, сходные с симптомами анемии, и низкий уровень ферритина.Этих пациентов необходимо обследовать на предмет наличия признаков дефицита железа и узнать о кровопотере в анамнезе.

Этиология

Поскольку большая часть железа в организме содержится в эритроцитах, кровотечение из любого места может вызвать дефицит железа. Это наиболее распространенная причина дефицита железа в развитых странах. Явные причины кровотечения, такие как кровавая рвота, меноррагия, многоплодная беременность, роды и т. д., можно легко распознать, основываясь только на анамнезе. Другие причины, такие как скрытое кровотечение из желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), паразитарные инфекции, такие как анкилостомоз, и частое донорство крови, можно легко упустить из виду. Частое донорство крови является важной причиной дефицита железа, особенно у женщин.[4]

Неадекватное питание редко встречается в развитых странах. Есть две формы пищевого железа; Гемовое железо, присутствующее в животных источниках, легче усваивается организмом, чем негемовое железо из растительной пищи. Люди из бедных социально-экономических слоев, вегетарианцы/веганы и пожилые люди, которые не придерживаются сбалансированной диеты, склонны к развитию дефицита железа.У малышей чрезмерное потребление молока или сока, длительное кормление из бутылочки и перекусы способствуют дефициту железа.[5]

Нарушение всасывания железа возникает при целиакии, атрофическом гастрите, инфекции Helicobacter pylori и бариатрической хирургии. Снижение усвоения железа также может быть связано с некоторыми элементами питания, такими как таннаты, фосфаты, фитаты, оксалаты и кальций.

Некоторые лекарства могут препятствовать усвоению железа. Примеры включают препараты, подавляющие желудочную кислоту, антибиотики, леводопа, левотироксин, ибандронат.[6]

Дефицит железа также возникает при хронических заболеваниях, таких как хроническая болезнь почек (ХБП), хроническая сердечная недостаточность, воспалительные заболевания кишечника, некоторые злокачественные новообразования, ревматоидный артрит и т. д.

Мутация SLC11A2 и IRIDA (железорефрактерная железодефицитная анемия ) из-за мутации TMPRSS6 являются редкими наследственными состояниями, связанными с дефицитом железа.

Эпидемиология

Согласно проекту ВОЗ «Глобальное бремя болезней» 2000 г. (GBD 2000), дефицит железа является причиной 841 000 смертей во всем мире, при этом основное бремя смертности наблюдается в Африке и некоторых частях Азии.[7]

В США дефицит железа наблюдается у 9% малышей в возрасте от 1 до 2 лет. По сравнению с белыми малышами, латиноамериканские малыши в два раза чаще страдают дефицитом железа. Распространенность среди девочек-подростков и женщин репродуктивного возраста составляет от 9% до 11%. Это чаще всего встречается у повторнородящих женщин из малообеспеченных групп населения. У мужчин это наблюдается примерно у 1% населения с несколько более высокой распространенностью от 2% до 4% у мужчин среднего и старшего возраста.

Существует положительная корреляция между ожирением и риском развития дефицита железа.[9]

Патофизиология

Поддержание гомеостаза железа происходит за счет баланса всасывания и потерь железа. Всасывание в тонком кишечнике является основным регулирующим фактором содержания железа в организме. Железо в двухвалентной форме поглощается энтероцитами через переносчик двухвалентного металла (DMT1). После всасывания он связывается с ферритином, если его запасы в организме достаточны. Если уровень железа низкий, железо связывается с трансферрином ферропортином.После загрузки на трансферрин железо транспортируется в клетки для метаболизма. Гепсидин — это пептид, который ингибирует ферропортин и снижает всасывание железа в кровоток.[10]

Железо проникает в клетки после связывания трансферрина с рецептором трансферрина (TfR). Уровни железа дополнительно контролируются белками-регуляторами железа 1 и 2 (IRP1 и IRP2), которые оптимизируют доступность клеточного железа, повышая экспрессию нескольких генов.[11]

Дефицит железа протекает в три стадии.В предлатентной стадии запасы железа низкие или отсутствуют, но концентрация железа в сыворотке крови в норме. В латентной стадии в дополнение к низкому уровню ферритина снижаются насыщение трансферрина и сывороточное железо. Последняя стадия характеризуется падением гемоглобина наряду с истощением запасов железа и снижением сывороточного железа и насыщения трансферрина.[12]

История и физика

Большинство симптомов неспецифичны и могут включать, помимо прочего, общую слабость, утомляемость, нарушение концентрации внимания, раздражительность, головные боли, одышку при физической нагрузке и снижение переносимости физических нагрузок. Это связано с низкой доставкой кислорода к тканям и снижением активности железосодержащих ферментов.

Пикацизм возникает примерно у половины этих пациентов, а пагофагия (тяга к льду) весьма характерна для дефицита железа.[13] Пациенты могут иметь в анамнезе сухость во рту, выпадение волос, дисфагию, ломкость ногтей и синдром беспокойных ног.

Beeturia — это признак, который не является специфичным для дефицита железа, но чаще встречается у этих людей. Это результат изменения функции желудочно-кишечного тракта из-за тяжелого дефицита железа.Моча становится красной после употребления свеклы.[14]

Физикальное обследование может быть нормальным или может выявить сухость кожи, выпадение волос, атрофический глоссит, хейлоз, бледность, ломкость ногтей и койлонихию (ложкообразные ногти). Аускультация сердца может выявить систолический шум.[15]

Оценка

Диагноз дефицита железа основывается главным образом на данных анамнеза, осмотра и лабораторных исследований. В неосложненных случаях для оценки следует использовать сывороточное железо, трансферрин, ферритин, TIBC и TSAT.Железо в сыворотке меняется в течение дня и зависит от диеты. Утром следует взять образец натощак.[12] Абсолютный дефицит железа диагностируется, когда уровень ферритина в сыворотке крови составляет менее 30 нг/мл.[16]

TSAT рассчитывается как отношение сывороточного железа к TIBC. Это один из самых ранних биомаркеров дефицита железа, который полезен, когда уровень ферритина в сыворотке не вызывает сомнений. Снижение (менее 20%) указывает на дефицит железа, либо абсолютный, либо функциональный.[15][3]

Уровень гемоглобина не снижается до тех пор, пока не истощится значительный процент железа в организме.Следовательно, нормальный гемоглобин не исключает дефицита железа.

Другие исследования железа, доступные для оценки дефицита железа:

  • Растворимый трансферриновый рецептор (рТР) и рТР-ферритиновый индекс — рТР повышен при дефиците железа из-за активизации рецепторов трансферрина. Это может помочь дифференцировать абсолютный (повышенный sTfR) и функциональный ID (нормальный sTfR).[3][17][3]
  • Соотношение протопорфирин/гем цинка — Снижение поступления железа для образования гемоглобина приводит к увеличению использования цинка и увеличению соотношения ZPP/H; это предпочтительнее инвазивной аспирации костного мозга.[17]
  • Содержание гемоглобина в ретикулоцитах. Позволяет оценить доступность железа для производства эритроцитов за несколько дней до исследования. Таким образом, это полезный показатель раннего дефицита железа, а последовательные измерения также могут помочь определить ответ на парентеральную терапию железом. Воспаление не влияет на этот параметр и полезно для определения статуса железа у пациентов с ХБП.[17][18]

Лечение/управление

Пациенты с неосложненным дефицитом железа без сопутствующих заболеваний должны получать пероральную терапию препаратами железа.Пероральное железо легкодоступно, недорого, эффективно, безопасно и удобно. Некоторые из доступных составов включают сульфат железа, фумарат железа и глюконат железа. Высокомолекулярный декстран был изъят из употребления из-за высокой частоты серьезных анафилактических реакций.[10]

Побочные эффекты со стороны желудочно-кишечного тракта возникают у 70% пациентов, принимающих пероральные препараты железа, что приводит к несоблюдению режима лечения. Желудочно-кишечные симптомы можно свести к минимуму за счет использования хелатных форм железа. Таблетки с кишечнорастворимой оболочкой плохо всасываются и не являются приемлемым вариантом.[16][17][19]

Железо для внутривенного введения доступно во многих формах, таких как карбоксимальтоза железа, глюконат железа, сахароза железа/железа, ферумокситол и низкомолекулярный декстран железа. Реакция на внутривенное введение железа требует наблюдения, чтобы установить потребность в дополнительных добавках через шесть-восемь недель после первоначальной замены железа.[3]

Существует низкий риск аллергических реакций на все препараты железа для внутривенного введения. Премедикация антигистаминными препаратами не предотвращает инфузионные реакции и не должна проводиться.Пациенты с астмой или лекарственной аллергией в анамнезе должны получить стероиды перед инфузией.

Во время беременности пероральные препараты железа назначают в качестве добавки в течение первого триместра, поскольку безопасность внутривенного введения железа в первом триместре остается неустановленной. Как правило, пероральное железо назначают беременным женщинам, если они могут его переносить. Исключение составляют женщины с тяжелой анемией, женщины с воспалительным заболеванием кишечника и те, кто перенес бариатрическую операцию. У этих пациентов предпочтительнее внутривенное введение железа. Все внутривенные формы имеют одинаковую эффективность и безопасность, за исключением некоторых препаратов глюконата железа, в которых используется бензиловый спирт в качестве консерванта, и их следует избегать из-за возможности причинения вреда плоду.

Дифференциальная диагностика

Дифференциальная диагностика дефицита железа без анемии широка, поскольку большинство симптомов неспецифичны и наблюдаются при многих других состояниях. Они могут включать причины усталости, например, фибромиалгию, синдром хронической усталости, депрессию/расстройства настроения, хронические заболевания, гипотиреоз и т. д. Дифференциальный диагноз также включает другие причины пикацизма, например, расстройства пищевого поведения, психические состояния, недоедание и причины беспокойства. неврологические состояния, подобные синдрому ног, и беременность.

Прогноз

Дефицит железа — легко поддающееся лечению состояние с отличным прогнозом в неосложненных случаях без сопутствующих заболеваний.

При отсутствии лечения это связано со значительной заболеваемостью и смертностью, особенно у пожилых людей и людей с сопутствующими хроническими заболеваниями, например, сердечной недостаточностью, ХБП.[1]

Осложнения

При отсутствии лечения дефицит железа связан со значительными когнитивными нарушениями и низким качеством жизни.

Во время беременности невылеченный дефицит железа может повлиять на созревание мозга плода, вызвать низкий вес при рождении и предрасполагать ребенка к развитию дефицита железа. Неблагоприятные исходы для матери включают депрессию, повышенный риск сепсиса и материнскую смертность.[2][20]

У пациентов, перенесших операции на сердце или органах брюшной полости, предоперационный дефицит железа коррелирует с неблагоприятными исходами.[16]

У пациентов с сердечной недостаточностью хронический дефицит железа связан с увеличением смертности.

Сдерживание и обучение пациентов

Пациенты должны получать рекомендации относительно потребления продуктов, богатых железом, фруктов и овощей с высоким содержанием витамина С.

У детей, рожденных от матерей с дефицитом железа, отсроченное пережатие пуповины может быть полезным для предотвращения дефицита железа у новорожденных.[20]

У младенцев после шести месяцев грудного вскармливания железо следует дополнять обогащенными железом кашами и смесями. Детям с паразитарными инфекциями следует назначать противогельминтные препараты. В районах с высокой распространенностью дефицита железа женщины репродуктивного возраста должны ежедневно принимать добавки железа.[10][2]

Жемчуг и другие предметы

Дефицит железа можно предотвратить. Скрининг может выявить дефицит железа на ранней стадии и улучшить результаты. Целесообразно проводить ежегодный скрининг с общим анализом крови и исследованиями железа в популяциях с высоким риском e.g., женщины с меноррагией, низким потреблением железа или дефицитом железа в анамнезе. Как правило, женщины репродуктивного возраста могут проходить скрининг гемоглобина или гематокрита каждые пять лет. Может быть целесообразно проводить скрининг мужчин и женщин в постменопаузе один раз или чаще, если присутствуют какие-либо факторы риска.

Улучшение результатов команды здравоохранения

Хронический дефицит железа является глобальной проблемой здравоохранения. Его легко не заметить, поскольку презентация часто расплывчата и неконкретна.В развивающихся странах неадекватное питание является основной причиной хронического дефицита железа, тогда как кровотечение является основной причиной хронического дефицита железа в развитых странах. Причины дефицита железа могут быть связаны с различными гинекологическими, акушерскими, метаболическими и желудочно-кишечными причинами. Физикальное обследование часто нормальное, и причину невозможно определить без лабораторных исследований.

Лечащий врач всегда должен принимать участие в уходе за пациентом.При необходимости важно проконсультироваться с гематологом, акушером-гинекологом или гастроэнтерологом. Диетолог может сыграть важную роль в первичной профилактике дефицита железа путем корректировки диеты. Лаборанты играют жизненно важную роль в диагностике хронического дефицита железа. Фармацевты могут помочь выбрать подходящие препараты железа для перорального или внутривенного введения, которые лучше всего соответствуют потребностям пациента. Медсестры не только обучают пациентов, но и помогают в проведении лечения. Эффективное сотрудничество и общение между медицинскими работниками могут обеспечить оптимальные результаты для всех пациентов.[Уровень 5]



(Щелкните изображение, чтобы увеличить)
Ретикулоциты, анемия, ЖДА, железодефицитная анемия, гематопатология, микроцитоз, гипохромия
Предоставлено Эдом Утманом (CC by 2.0) https://creativecommons.org/licenses/by/2.0/
(Щелкните изображение, чтобы увеличить)
Железодефицитная анемия
Изображение предоставлено S Bhimji MD

Внедрение оптического канала эритроцитов (RBO) для выявления латентной железодефицитной анемии путем автоматического измерения аутофлуоресцентных эритроцитов

Этика, согласие и разрешения

Использование образцов крови здоровых японских добровольцев было одобрен комитетами по институциональной проверке Научно-исследовательского института микробных заболеваний (RIMD), Осакского университета (номер утверждения: 22-3) и корпорации Sysmex (номер утверждения: 2019-07). Информированное согласие было получено от всех участников. Все экспериментальные протоколы и методы в этом эксперименте были выполнены в соответствии с соответствующими руководящими принципами и правилами Хельсинкской декларации. Все эксперименты на животных проводились в соответствии с рекомендациями «Правил проведения экспериментов на животных», установленными Научно-исследовательским институтом микробных заболеваний Университета Осаки, и были одобрены Комитетом по уходу и использованию животных Научно-исследовательского института микробных заболеваний Университета Осаки (утверждение Номера: Biken-AP-h36-06-0 и Biken-AP-R01-03-0).

Соединения

АЛК была приобретена у Cosmo Bio (Токио, Япония) и приготовлена ​​в виде 100 мМ исходного раствора в физиологическом растворе (0,9 г/л NaCl). SA был получен от Cayman Chemicals (Анн-Арбор, Мичиган, США) и приготовлен в виде 10 мМ маточного раствора в физиологическом растворе. Ko143 был приобретен у Sigma-Aldrich (Сент-Луис, Миссури, США) и приготовлен в виде 10 мМ исходного раствора в диметилсульфоксиде (ДМСО).

Автоматический гематологический анализатор XN-30

Анализатор XN-30 (Sysmex), оснащенный прототипом алгоритма для культивирования P.falciparum parasites (версия ПО: 01-03, (сборка 16)) использовали для выявления малярийных паразитов. Вкратце, анализатор XN-30 аспирировал и разбавлял образцы крови в растворе CELLPACK DCL в определенном соотношении разведения (1:50). Затем нуклеиновые кислоты окрашивали окрашивающим раствором (Fluorocell M) вместе с раствором для лизиса (Lysercell M), а иэритроциты и лейкоциты возбуждали лазерным лучом с длиной волны 405 нм. Приблизительно 100 мкл культуральной суспензии, разведенной 100 мкл фосфатно-солевого буфера, добавляли в микропробирку с ЭДТА-К 2 (микропробирка BD Microtainer MAP для автоматизированного процесса; Becton Dickinson and Co., Франклин Лейкс, Нью-Джерси, США) и загружали в анализатор XN-30 с автоматическим пробоотборником, как описано в руководстве по прибору (Sysmex). Анализатор XN-30 построил диаграмму рассеяния М, которая показала стадии развития паразитов в зависимости от содержания ДНК и размера iRBC 14 . Паразитемии (общие, MI-RBC%, кольцевые, RNG-RBC%, трофозоиты, TRPZ-RBC% и шизонты, SCHZ-RBC%) сообщались автоматически.

Реализация канала RBO на анализаторе XN-30

Канал RBO реализован на анализаторе XN-30.Исследуемые образцы вводили в камеру RBO, а затем обрабатывали CELLPACK DFL. Обработанные образцы измеряли в проточной ячейке по порядку каналов М и RBO. Для канала RBO в этом исследовании образца периферической крови человека было оценено около 60 тысяч эритроцитов. Анализатор одновременно выдавал диаграмму рассеяния RBO, на которой точки были представлены в соответствии с интенсивностью АФ и размером клеток (см. рис. 1). Горизонтальная и вертикальная оси представляли интенсивность флуоресцентного света со стороны RBO (SFL, указывающая интенсивность AF) и прямого рассеянного света (FSC, указывающая размер RBC) соответственно.«Ворота RBC» и «Ворота AF» были настроены в соответствии с соответствующей интенсивностью (см. Рис. 2a). AF% рассчитывали по уравнению. (1):

$${\text{AF}}\% = \left( {\# {\text{dots}}\;{\text{in}}\;{\text{AF}}\ ;{\ text{ворота}}} \right)/\left( {\# {\text{dots}}\;{\text{in}}\;{\text{RBC}}\;{\text{ ворота}}} \справа) \раз {1}00$$

(1)

Обработка эритроцитов АЛК, СК и/или Ко143 in vitro

Для анализа in vitro эритроциты и кольцевидно-синхронизированные эритроциты готовили в среде для культивирования паразитов или в PBS с указанной концентрацией АЛК, СК и /или Ko143 и инкубировали в определенных условиях культивирования (см. раздел: Штамм паразита и культивирование in vitro).В анализах in vivo добавление АЛК не требуется, поскольку ИДГ вырабатывается в ответ на диету и малярийную инфекцию.

Штамм паразита и культура in vitro

Лабораторный штамм P. falciparum 3D7 был получен от профессора Масацугу Кимура (Городской университет Осаки, Осака, Япония). Для оценки противомалярийной активности соединений in vitro паразитов культивировали в среде RPMI 1640 (содержащей 2,0 г/л глюкозы) с добавлением 0,5 г/л L-глутамина, 5.96 г/л HEPES, 2 г/л бикарбоната натрия (NaHCO 3 ), 50 мг/л гипоксантина, 10 мг/л гентамицина, 10 % термоинактивированной сыворотки человека и эритроцитов при уровне гематокрита 3 % в атмосфере из 5% CO 2 , 5% O 2 и 90% N 2 при 37 °C, как описано ранее 43 . Эритроциты, инфицированные кольцевидными паразитами, собирали с использованием методики синхронизации с сорбитом 44 . Вкратце, эритроциты собирали центрифугированием при 840 g в течение 5 минут при комнатной температуре, суспендировали в пятикратном объеме 5% D-сорбита (Nacalai Tesque) в течение 10 минут при комнатной температуре, а затем дважды промывали средой RPMI 1640 для удаления D-сорбит.

ЖДА, вызванная диетой

Экспериментальная ЖДА, вызванная LID 16 . Вкратце, самки мышей ICR (возраст 21 день) были приобретены у Japan SLC (Шизуока, Япония). Для индукции ЖДА 7 мышам давали LID, содержащую 3,6 ч/млн Fe. В качестве контроля использовали диету CLEA Rodent Diet CE-2, содержащую 310,2 ч./млн Fe, в качестве ND. Обе диеты были получены от CLEA Japan (Токио, Япония). Животным давали LID в течение 14 дней, после чего давали ND в течение 7 дней.

Количественное определение уровней матричной РНК (мРНК)

Суммарную РНК собирали из печени, почек и селезенки мышей с помощью набора RNeasy Mini Kit (Qiagen, Hilden, Germany).Комплементарную ДНК синтезировали с использованием набора для обратной транскрипции кДНК High Capacity (Applied Biosystems, Foster City, CA, USA). Количественную полимеразную цепную реакцию (кПЦР) проводили с Luna Universal qPCR Master Mix (NEB, Hitchin, UK) и запускали в трех повторностях на системе Illumina qPCR Eco (Illumina, Сан-Диего, Калифорния, США). Уровни экспрессии , EPO , EPO , и ERFE мРНК были нормализованы до ссылки 60-х годов рибосомальный белок L4 ( RPL4 ), гипоксантин фосфорибозилбаза ( HPRT ) и RPL4 мРНК, соответственно 45 .Данные выражали как относительную количественную оценку, то есть сравнение между мышами ND и LID. Последовательности праймеров указаны в таблице 1.

Таблица 1 Последовательности праймеров для количественной полимеразной цепной реакции (кПЦР).

Паразиты, инфекции и медикаментозное лечение на мышиной модели

Самкам мышей C57BL/6 (возраст 6 недель), приобретенным в Японии SLC, внутрибрюшинно вводили 3 × 10 5 iRBC с нелетальным штаммом P. йоэлии 17XNL. Три мыши были проанализированы для анализа паразитарной инфекции (фиг.5а). Для анализа паразитарной инфекции и лечения (рис. 5d) были проанализированы 6 зараженных паразитами мышей (по 3 мыши в группе) и 3 неинфицированных мыши; 3 инфицированных и 3 неинфицированных мышей лечили артемизинином. Готовили исходный раствор 50 мг/мл артемизинина (TCI, Токио, Япония) (65% ДМСО и 35% Твин-80), а затем дополнительно разбавляли до 5 мг/мл (разведение 1:10) физиологическим раствором. Мышам подкожно вводили артемизинин (25 мг/кг массы тела) через 4 дня после заражения штаммом P.yoelii 17XNL паразит 46 . Образцы крови собирали до и после лечения наркотиками и анализировали с помощью анализатора XN-30. Вкратце, данные строк (сохраненные как файл FCS) были экспортированы из анализатора XN-30 и проанализированы с помощью программного обеспечения Flowing 2.5.1 (Центр биотехнологии Турку, Университет Турку, Турку, Финляндия) с использованием трехмерного анализа 40 . Количество эритроцитов, значение HGB, количество PLT и количество лейкоцитов рассчитывали в соответствии с указанным соотношением разведения (1:50), в то время как значения HCT, MCV и MPV использовали напрямую 40 .

Флуоресцентная микроскопия

Нуклеиновые кислоты окрашивали 20 нМ корифосфина O (CPO) (TCI, Токио, Япония) в течение 5 мин при комнатной температуре, а затем однократно промывали физиологическим раствором путем центрифугирования при 840 g в течение 5 мин при комнатной температуре. Изображения были получены с использованием флуоресцентного микроскопа BZ-X710 (Keyence, Осака, Япония). Специальный фильтр (5ALA-405UF1-BLA; возбуждение = 405/20 нм, излучение = 640/30 нм и дихроичное зеркало = 425 нм) и фильтр BZ-X GFP (OP-87763; возбуждение = 470/40 нм, излучение = 525/50 нм и дихроичное зеркало = 495 нм) использовали для обнаружения AF и CPO соответственно.

Измерение спектра флуоресценции

Эритроциты обрабатывали 500 мкМ АЛК (растворенной в ДМСО) или ДМСО в среде RPMI 1640 в условиях культивирования паразитов в течение трех дней. Обработанные эритроциты собирали центрифугированием при 200 g в течение 5 минут при 4 °C. Собранные эритроциты растворяли в воде и центрифугировали при 200 g в течение 5 минут при 4 °C. Супернатанты измеряли с помощью флуоресцентного спектрофотометра F-4500 (Hitachi, Токио, Япония). Образцы возбуждались на длине волны 405 нм (ширина полосы пропускания 5.0 нм), а их спектры излучения регистрировали в диапазоне от 200 до 800 нм.

Измерение образцов крови человека

Двадцать одна здоровая японская женщина-добровольец участвовала в анализе RBO. Образцы периферической крови собирали с помощью пробирки EDTA-K 2 (Терумо, Токио, Япония) и анализировали в анализаторах XN-30 и XN-1000 в течение 4 ч после забора крови без какого-либо разбавления. Анализатор XN-1000 предоставил данные о значениях RET%, RET-He, RBC-He, %Hypo-He и %Micro-R для оценки анемии 47,48 .

Статистический анализ

Статистическую значимость различий между группами мышей, получавших LID, оценивали с помощью однофакторного дисперсионного анализа с последующими тестами множественного сравнения Тьюки с использованием GraphPad Prism версии 5.0 (GraphPad Software, Сан-Диего, Калифорния, США). ). Статистическую значимость различий между двумя группами в других экспериментах рассчитывали по непарному двустороннему критерию Стьюдента t с использованием GraphPad Prism версии 5.0.

Лабораторные тесты на железо, дефицит и перегрузка

Железо — важный минерал, играющий множество важных функций в организме. Одной из его основных функций является транспортировка кислорода через эритроциты по всему телу для производства энергии. При низком уровне железа насыщение кислородом низкое. Как дефицит железа, так и перегрузка могут вызвать множество проблем со здоровьем. Читайте дальше, если вы тоже подозреваете.

Что такое железо?

Железо (Fe) является важным элементом, необходимым для роста и выживания почти всех организмов [1].

Он играет множество важных функций в организме. Железо необходимо для [2, 3, 4, 5, 6, 7]:

  • Производство эритроцитов
  • Транспорт кислорода и углекислого газа в крови (в составе гемоглобина)
  • Транспорт и хранение кислорода в мышцах ( в составе миоглобина)
  • Производство энергии в сердце и мышцах
  • Развитие мозга и нормальная функция мозга
  • Развитие иммунной системы и иммунный ответ
  • Устойчивость к инфекциям
  • Производство и деградация ДНК
  • Защита клеток от накопления активные формы кислорода, как часть (кофактор) ферментов, расщепляющих активные формы кислорода, включая оксидазы, пероксидазы и каталазы

Из-за этих мощных ролей низкий уровень железа может привести к пагубным последствиям и, в конечном итоге, к смерти [8]. ].

Однако избыточный уровень железа может образовывать активные формы кислорода, которые приводят к повреждению тканей и ДНК [9].

Поэтому важно поддерживать баланс уровня железа.

Баланс железа

Железо является одним из самых распространенных металлов в организме человека. У большинства хорошо питающихся взрослых примерно 3–5 г [10].

Около 60% железа внутри организма входит в состав гемоглобина (в крови) и 10% в миоглобин (в мышечной ткани) [10, 11, 2].

У здоровых людей оставшиеся 20-30% железа депонируются в виде специальных белков, таких как трансферрин, ферритин и гемосидерин [10, 11, 2]. Эти белки предотвращают окислительное повреждение свободного железа в организме [1, 12, 2, 13, 14].

Печень обладает наибольшей способностью хранить избыточное железо [15].

Для поддержания гомеостаза железа гепсидин, белковый гормон, секретируемый печенью, ингибирует всасывание железа из пищи в кишечнике и снижает уровень железа в крови, когда запасы железа достаточны [16, 17].

Всасывание железа в тонком кишечнике

Клетки, выстилающие стенку тонкого кишечника (двенадцатиперстной и тощей кишки), помогают регулировать всасывание железа в зависимости от потребности в железе [18, 19].

Гемовое железо

Гемовое железо (железо, связанное с гемоглобином и миоглобином, содержащееся в мясе) может непосредственно поглощаться клетками кишечника. Этот процесс не зависит от кислотности и не зависит от ингибиторов всасывания железа (например, фитатов и полифенолов) и, следовательно, более эффективен [20].

Негемовое железо

Негемовое железо из растительных источников усваивается намного труднее, чем гемовое, потому что кишечник может поглощать только двухвалентную форму (Fe2+), а не трехвалентную форму (Fe3+). При физиологическом (некислом) рН двухвалентное железо (Fe2+) легко окисляется до нерастворимого трехвалентного железа (Fe3+), которое не усваивается [21].

Желудочная кислота помогает ферменту редуктазы железа преобразовывать Fe3+ в Fe2+, что позволяет всасываться железу [22]. Поэтому, когда выработка желудочной кислоты нарушена (т.g., ингибиторами кислотной помпы) значительно снижается всасывание негемового железа [23].

Переработка эритроцитов

Ежедневно усваивается примерно 1–2 мг пищевого железа, однако для таких процессов, как синтез гемоглобина, требуется 20–25 мг железа в день. Большая часть этого железа получается за счет переработки старых эритроцитов резидентными макрофагами (особыми лейкоцитами) [24].

Потеря железа

Около 1–2 мг железа ежедневно теряется с потом, кровопотерей и отторжением клеток слизистой оболочки и кожи, но у млекопитающих не существует организованного способа выделения железа.Таким образом, уровни железа уравновешиваются повышенной (когда уровни низкие) или сниженными (когда уровни высокими) абсорбцией пищевого железа в тонком кишечнике [25].

Анализы крови для оценки уровня железа

Анализы на содержание железа в крови обычно назначаются в качестве последующих тестов, когда обычные анализы, такие как общий анализ крови, уровень гемоглобина и гематокрита, показывают аномальные результаты.

1) Железо крови

Железо крови измеряет количество циркулирующего железа в крови.Железо в крови является плохим показателем состояния железа в организме, поскольку оно колеблется ежедневно в зависимости от приема железосодержащих продуктов [26, 27].

Анализ крови на железо без TIBC или трансферрина имеет ограниченную ценность, за исключением случаев отравления железом.

Нормальный уровень железа составляет около 50–195 мкг/дл или мкг/дл (8,95–35 мкмоль/л) у мужчин и 40–190 мкг/дл (7,16–34 мкмоль/л) у женщин .

Диапазоны могут незначительно различаться в разных лабораториях из-за различий в оборудовании, методах и используемых химикатах.

2) Ферритин сыворотки

Уровни ферритина могут служить мерой общего запаса железа в организме [28].

Низкий уровень ферритина свидетельствует о низком уровне запасов железа в организме. С другой стороны, более высокие уровни могут указывать на то, что у вас есть состояние, при котором организм накапливает слишком много железа [29].

Однако ферритин также является белком острой фазы, что означает, что он играет роль в иммунном ответе и увеличивается при таких состояниях, как хроническое воспаление, инфекции и рак, независимо от уровня железа [29, 27, 30].

Прочитайте этот пост, чтобы узнать больше о ферритине.

По данным Всемирной организации здравоохранения, общепринятый пороговый уровень уровня ферритина в крови, при котором запасы железа истощены, составляет 15 нг/мл для людей в возрасте 5 лет и старше и 12 нг/мл для людей моложе 5 лет. возраст [31].

3) Общая железосвязывающая способность

Общая железосвязывающая способность (ЖЖСС) измеряет общую способность крови связывать и транспортировать железо. Он используется для оценки количества железа, хранящегося в вашем организме [32].

TIBC является косвенным показателем трансферрина, белка, который связывает молекулы железа и транспортирует их в кровотоке [33, 34].

Нормальный диапазон составляет около 250–450 мкг/дл или 44,8–76,1 мкмоль/л. Повышенный TIBC характерен для железодефицитной анемии.

4) Ненасыщенная железосвязывающая способность

UIBC ( ненасыщенная железосвязывающая способность ) измеряет резервную способность трансферрина, часть трансферрина, которая еще не была насыщена железом.UIBC также отражает уровни трансферрина.

5) Насыщение трансферрина

Насыщение трансферрина ( железо ) насыщение, также называемое % насыщения, представляет собой процент насыщения трансферрина железом.

Насыщение трансферрина рассчитывается путем деления уровня железа на общую железосвязывающую способность (ОЖСС).

В норме насыщение трансферрина колеблется в пределах 15–55 %.

Насыщение трансферрина <15% указывает на дефицит железа, а высокие уровни указывают на перегрузку железом (гемохроматоз, трансфузионная перегрузка железом) [27].

Комбинированные результаты тестов на трансферрин, железо и TIBC помогают в дифференциальной диагностике анемии, железодефицитной анемии, талассемии, сидеробластной анемии и гемохроматоза.

6) Цинковый протопорфирин эритроцитов

При недостатке железа цинк включается в протопорфириновое кольцо структуры гема, образуя протопорфирин цинка. Повышенный уровень протопорфирина цинка характерен для образования железодефицитных эритроцитов [27].

7) Рецептор трансферрина сыворотки

Повышенный уровень рецептора трансферрина сыворотки ( sTfR ) является маркером дефицита железа в тканях и повышенной эритропоэтической активности костного мозга.

Поскольку концентрации рецепторов трансферрина повышаются, когда запасы железа истощаются, чтобы стимулировать поглощение железа клетками, их можно использовать для оценки величины функционального дефицита железа после истощения запасов железа [35].

Уровни трансферрина отражают степень выработки эритроцитов и потребность в железе, поскольку рецептор трансферрина в основном образуется из развивающихся эритроцитов [36].

Преимущества тестирования рецепторов трансферрина сыворотки [37, 28, 30] :

  • Это ранний и чувствительный индикатор дефицита железа
  • Он позволяет отличить анемию от хронического заболевания от железодефицитной анемии.
  • Инфекция или воспалительные процессы существенно не влияют на него и не зависят от возраста, пола или беременности

Нормальный диапазон составляет 2,8–8,5 мг/л [38].

Низкое содержание железа в крови

Дефицит железа является наиболее распространенным недостатком питания в мире, которым страдает 66–80% населения мира [39, 40].

Особенно часто встречается во время беременности, поражая 40-50% женщин и их детей [28, 41].

Дефицит железа является ведущей алиментарной причиной анемии [39, 40].

Причины

Перечисленные ниже причины обычно связаны с низким содержанием железа. Посоветуйтесь со своим врачом или другим медицинским работником, чтобы поставить точный диагноз. Результат, который ниже нормы, не обязательно означает, что у вас есть заболевание, требующее лечения. Ваш врач интерпретирует ваше значение, принимая во внимание вашу историю болезни, симптомы и результаты других анализов, таких как гемоглобин, ферритин, насыщение трансферрина или TIBC.

1) Недостаточное потребление железа с пищей

Низкое потребление железа с пищей может быть вызвано [42, 43]: заболевания пищеварительной системы могут снижать всасывание железа, в том числе [44, 10, 45, 46, 47, 48]:pylori инфекция

  • Избыточный бактериальный рост в тонком кишечнике
  • Инфекции паразитарных червей
  • Бариатрические и другие операции по снижению веса снижают всасывание питательных веществ, включая железо [49].

    Другими причинами неадекватного всасывания железа являются потребление большого количества продуктов или лекарств, препятствующих всасыванию железа, а именно [50, 51]: такие препараты, как антациды, блокаторы Н3-рецепторов, тетрациклин или холестирамин [52, 53, 54, 55]

    3) Повышенная потребность в железе

    Быстрый рост увеличивает потребность в железе, поэтому дети, беременные и кормящие женщины с большей вероятностью получают железо дефицит [40, 39].

    Кроме того, люди, занимающиеся упражнениями на выносливость, чаще имеют низкий уровень железа [56].

    4) Увеличение потери железа

    Кровотечение и кровопотеря увеличивают потерю железа, в том числе [57, 44, 58]:

  • Донорство крови
  • Важно отметить, что распространенной и часто упускаемой из виду причиной железодефицитной анемии являются обильные менструации.Эта медленная потеря крови с течением времени часто может привести к потере слишком большого количества железа. Кроме того, поскольку это более медленный процесс, организм может адаптироваться к симптомам дефицита железа, и они могут лучше переноситься. Женщинам с обильными менструациями важно проверять уровень железа.

    Длительное применение противовоспалительных препаратов (ибупрофен, напроксен, диклофенак) может увеличить кровотечение в кишечнике.

    5) Секвестрация железа

    Железо снижается при хронических воспалительных состояниях, таких как аутоиммунные заболевания, хронические инфекции, хроническое заболевание почек или рак [59, 60, 61, 62, 63]. Это называется анемией хронического заболевания .

    Поскольку железо важно для роста патогенов и раковых клеток, при инфекции или воспалении организм пытается подавить рост патогенов или злокачественных клеток, блокируя железо [64].

    Ткани, пораженные инфекциями или воспалением, выделяют цитокины, которые снижают уровень железа в крови, что приводит к развитию анемии [65].

    Анемия хронического заболевания считается легкой и умеренной формой анемии, и лечение в первую очередь сосредоточено на основном состоянии [17].

    Группы высокого риска

    Группы повышенного риска дефицита железа включают:

    • Младенцы и дети раннего возраста [66, 67]
    • Дети с ожирением [68, 69]
    • Женщины детородного возраста и беременные женщины [66, 67] 40, 39]
    • Спортсмены, занимающиеся выносливостью [70]
    • Частые доноры крови [44]
    • Люди с заболеваниями кишечника (целиакия, воспалительные заболевания кишечника и кишечные инфекции) [45]
    • Люди, перенесшие операцию на кишечнике (гастрэктомия, резекция кишки, бариатрическая хирургия) [71, 72, 49]
    • Люди с сердечной недостаточностью [73]
    • Пациенты с хронической болезнью почек [74]
    • Больные раком (толстая кишка, прямая кишка, желудок; химиотерапия) [ 60]

    Знаки и симптомы

    Знаки и симптомы дефицита железа включают [75, 72, 76, 77, 78]:

    • Усталость
    • Раздвижность
    • головные боли
    • Сложность концентрации
    • Бледная кожа
    • Ломкость ногтей
    • Выпадение волос
    • Тяга ко льду, грязи, глине (пика)

    Дефицит железа связан с более низкими показателями когнитивных тестов, сокращением продолжительности концентрации внимания и снижением физической и умственной активности у детей и взрослых [39] .

    Железодефицитная анемия

    Железодефицитная анемия (ЖДА) поражает примерно 1–2 миллиарда человек во всем мире.

    В развивающихся странах встречается у 23–50% беременных женщин и детей раннего возраста [41].

    ЖДА характеризуется дефектом синтеза гемоглобина, что приводит к снижению способности эритроцитов доставлять кислород в ткани [79].

    ЖДА может стать тяжелой и вызвать вялость, бледность кожи, одышку, раздражительность, снижение аппетита, задержку физического развития и сердечную недостаточность [80, 81].

    Дети и женщины подвергаются повышенному риску. Дефицит железа может привести к преждевременным родам, плохому росту и когнитивным навыкам, а также к неврологической дисфункции [75].

    Дефицит железа представляет собой диапазон от истощения запасов железа, не вызывающего биологических нарушений, до железодефицитной анемии, которая влияет на функционирование нескольких систем органов [82].

    Дефицит железа можно разделить на 3 стадии, включая [83]:

    Фаза 1: прелатентная стадия – истощение запасов железа

    Запасы железа снижены или отсутствуют, концентрация железа в сыворотке, гемоглобин и гематокрит в норме . Эта стадия дефицита железа проявляется снижением или отсутствием запасов железа в костном мозге и снижением уровня ферритина в сыворотке.

    Фаза 2: латентная стадия

    Снижается содержание сывороточного железа (SI) и насыщение трансферрина в дополнение к уменьшению запасов железа. Гемоглобин и гематокрит пока в пределах нормы.

    Фаза 3: железодефицитная анемия

    Во время этой фазы, помимо истощения запасов железа, сывороточного железа и насыщения трансферрина снижаются уровни гемоглобина и гематокрита.

    Эритроциты у людей с железодефицитной анемией меньше и бледнее, чем в норме [84].

    Генетика дефицита железа

    Железорефрактерная железодефицитная анемия вызывается редкой мутацией в гене (кодирующем матриптазу-2, регуляторный фермент железа), экспрессируемом в печени, что приводит к повышению уровня гепсидина. В результате подавляется всасывание железа из кишечника и высвобождение из макрофагов, что приводит к тяжелому дефициту железа [85, 86].

    Генетические варианты, связанные с анемией ( SelfDecode )

    Высокое содержание железа в крови

    Причины

    Перечисленные ниже причины обычно связаны с высоким содержанием железа. Посоветуйтесь со своим врачом или другим медицинским работником, чтобы поставить точный диагноз. Результат, который выше нормы, не обязательно означает, что у вас есть состояние здоровья, требующее лечения. Ваш врач интерпретирует ваше значение, принимая во внимание вашу историю болезни, симптомы и результаты других анализов, таких как гемоглобин, ферритин, насыщение трансферрина или TIBC.

    1) Острое отравление железом

    Токсичность железом (острая перегрузка железом) возникает в основном у детей. Прием 20 мг элементарного железа на кг массы тела вызывает рвоту и диарею. В тяжелых случаях прием около 60 мг на кг массы тела (11 из обычно продаваемых таблеток по 27 мг сульфата железа) вызывает кровопотерю, полиорганную дисфункцию и смерть [87, 88, 89].

    2) Хроническая перегрузка железом

    Хроническая перегрузка железом может быть вызвана:

    • Повторными переливаниями крови [90] поглощение железа) [92, 93, 94]
    • Рубцевание печени (цирроз) и заболевания печени [95, 96, 97, 98]
    • Наследственный гемохроматоз, наследственное заболевание, при котором ваше тело поглощает слишком много железа из пищи, которую вы едите [99, 91]
    • Состояния, вызывающие аномальное разрушение эритроцитов (гемолиз) [100]
    • Хлорамфеникол, антибиотик, используемый для лечения бактериальных инфекций [101, 102]

    Скорость усвоения железа организмом зависит на действие гепсидина, циркулирующего гормона, секретируемого печенью, который снижает всасывание железа.Большинство наследственных заболеваний железа, таких как гемохроматоз, возникают в результате мутаций в генах, влияющих на продукцию гепсидина [103, 104].

    Дополнительная литература

    Дефицит железа у детей дошкольного возраста без анемии в Египте | Бюллетень Египетской педиатрической ассоциации

    Дефицит железа (ЖД) и железодефицитная анемия (ЖДА) продолжают вызывать озабоченность во всем мире. ИД является наиболее распространенным дефицитом нутриентов среди детей в развивающихся странах [1]. В развитых странах, несмотря на заметное снижение распространенности, ЖДА остается частой причиной анемии у детей раннего возраста [2].Однако более значимым, чем сама анемия, является более распространенный ДЖ без анемии, который также неблагоприятно влияет на развитие нервной системы и поведение, причем некоторые из этих эффектов могут быть необратимыми [3].

    Железо является микроэлементом, который необходим для многочисленных клеточных метаболических функций [4]. Организму требуется железо для синтеза кислородтранспортных белков, в частности гемоглобина и миоглобина, а также для образования гемовых ферментов и других железосодержащих ферментов, участвующих в переносе электронов и окислении-восстановлении [5].

    Приблизительно 70% всего железа в организме содержится в соединениях гема (например, гемоглобине и миоглобине), 29% запасается в виде ферритина и гемосидерина, < 1% включается в гемсодержащие ферменты (например, цитохромы, каталазу и пероксидаза), и < 0,2% циркулирует в плазме, связанной с трансферрином [6].

    Не существует физиологического механизма экскреции железа, и только 1-2 мг железа ежедневно теряется из-за отторжения клеток (то есть из слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта, кожи и почечных канальцев).Следовательно, потеря и прирост железа, как правило, находятся в равновесии, при этом ежедневно теряемое количество равно количеству, поглощаемому ежедневно.

    Гепсидин является основным регулятором концентрации железа в плазме. Он действует путем связывания с ферропортином на клеточных поверхностях, индуцируя интернализацию и деградацию ферропортина и тем самым блокируя отток железа в плазму из профессиональных железоэкспортирующих клеток, включая гепатоциты, энтероциты двенадцатиперстной кишки, селезеночные и другие макрофаги и синцитиотрофобласты [7].

    Симптомы ЖЖ не являются уникальными для дефицита железа (т. е. не патогномоничны). Признаки ДЗ могут включать ломкость ногтей, отек или болезненность языка, трещины по бокам рта, увеличение селезенки и частые инфекции [8].

    Структурные исследования вскрытий и МРТ показали, что распределение железа в мозге взрослого человека неоднородно и зависит от стадии развития. Базальные ганглии, черная субстанция и глубокие ядра мозжечка содержат самые высокие концентрации железа во взрослом мозге.Однако у детей и подростков максимальные концентрации железа обнаруживаются в бледном шаре, хвостатом ядре, скорлупе и черной субстанции, причем самые высокие концентрации обнаруживаются при рождении [9].

    Таким образом, сроки ДЖ имеют большое значение, и важно учитывать «критические периоды» развития, которые абсолютно требуют адекватного питания железом для «нормального» развития. В раннем возрасте существует три пиковых периода риска развития ДЖ, основанных на балансе спроса и предложения железа: перинатальный период, детский возраст и подростковый возраст, причем последний особенно характерен для женщин.К сожалению, несколько исследований младенцев на людях продемонстрировали, что эффекты «раннего» ID на биологическую нейронную функцию потенциально необратимы [10].

    Есть три этапа ID. Первая стадия известна как истощение запасов железа, во время которой запасы железа низки, а концентрация ферритина в сыворотке снижается. ЖДА является третьей и наиболее тяжелой стадией дефицита железа и характеризуется низким уровнем гемоглобина и гематокрита [11].

    Не существует единого надежного маркера статуса железа, за исключением крайних значений дефицита и избытка [12].Низкий уровень ферритина в сыворотке широко считается лучшим единственным лабораторным индикатором истощения запасов железа; результат следует интерпретировать с осторожностью у любого пациента с фоновым воспалительным процессом, поскольку ферритин является реактантом острой фазы, и его уровень повышается при наличии острого или хронического воспалительного процесса [13].

    Насыщение трансферрина < 15% указывает на состояние ДЖ, либо латентное ДЖ, либо истинное ДЖ, при котором снижение уровня железа в сыворотке связано с повышением уровня трансферрина [14].

    Скрининг младенцев с одним или несколькими факторами риска ИД позволит лечить ИД на преданемической стадии, тем самым предотвращая связанные с ним психические, моторные и поведенческие эффекты [15].

    Цель исследования

    Целью нашего исследования было оценить статус железа среди практически здоровых детей раннего возраста и детей дошкольного возраста (в возрасте 1–6 лет) с нормальным уровнем гемоглобина, чтобы определить долю детей с ДЖ без анемии или явных клинических проявлений. проявления.

    Лечение железодефицитной анемии – гастроэнтерология и гепатология

    Гастроэнтерология и гепатология

    Апрель 2015 г., том 11, выпуск 4

    Кристин Хименес, доктор медицины, Стефани Кулнигг-Дабш, доктор медицины, и Кристоф Гаше, доктор медицины

    Доктор Хименес — научный сотрудник в области гастроэнтерологии, доктор Кулнигг-Дабш — специалист по внутренним болезням, а доктор Гаше — специалист по внутренним болезням, гастроэнтерологии и гепатологии и доцент Венского медицинского университета в Вене, Австрия.Доктор Гаше также является основателем и главой Loha for Life, Центра передового опыта в области дефицита железа в Вене, Австрия.

    Адрес для корреспонденции: д-р Кристоф Гаше, отделение гастроэнтерологии и гепатологии Венского медицинского университета, Верингер Гюртель 18-20, 1090 Вена, Австрия, тел. : +43-1-40400-47640, факс: +43-1-40400 -47350, электронная почта: [email protected]

    Резюме: Анемией страдает четверть населения мира, и основной причиной является дефицит железа.Анемия связана с хронической усталостью, нарушением когнитивных функций и ухудшением самочувствия. Пациентов с железодефицитной анемией неизвестной этиологии часто направляют к гастроэнтерологу, так как в большинстве случаев заболевание имеет желудочно-кишечное происхождение. Правильное лечение улучшает качество жизни, облегчает симптомы дефицита железа и снижает потребность в переливании крови. Варианты лечения включают пероральную и внутривенную терапию препаратами железа; однако эффективность перорального приема железа ограничена при определенных желудочно-кишечных заболеваниях, таких как воспалительное заболевание кишечника, глютеновая болезнь и аутоиммунный гастрит.В этой статье представлен критический обзор диагностики и лечения железодефицитной анемии. Кроме того, он включает алгоритм управления, который может помочь клиницисту определить, какие пациенты нуждаются в дальнейшем обследовании желудочно-кишечного тракта. Это облегчает идентификацию и лечение основного заболевания и позволяет избежать ненужного использования инвазивных методов и связанных с ними рисков.

    Анемия поражает четверть населения мира, что составляет 8,8% от общего глобального бремени болезней.1,2 Дефицит железа является основной причиной анемии в разных странах и у представителей обоих полов, причем чаще страдают женщины.1,2 Распространенность анемии увеличивается с возрастом3 и в условиях стационара. Анемия снижает работоспособность и увеличивает расходы на здравоохранение.4,5 Дефицит железа также связан с синдромом беспокойных ног (СБН), снижением качества жизни, утомляемостью, нарушением когнитивных функций и бесплодием, которые могут возникать при отсутствии анемии и может быть обращено вспять с терапией железом.6-21 Заболевания желудочно-кишечного тракта, такие как глютеновая болезнь и воспалительное заболевание кишечника (ВЗК), а также хроническая болезнь почек (ХБП), рак и хроническая сердечная недостаточность (ХСН) повышают риск анемии и дефицита железа,22-30 и Дефицит железа может повлиять на клинический исход. При ХСН дефицит железа связан с повышенным риском смертности, независимо от уровня гемоглобина (Hb) [29, 30]. Дефицит железа также связан с реактивным тромбоцитозом, что потенциально увеличивает риск тромбоэмболических осложнений.31-38
    Пациентов с железодефицитной анемией неопределенной этиологии обычно направляют к гастроэнтерологу, поскольку наиболее частой причиной являются желудочно-кишечные заболевания,39-43 причем более частой причиной является только менструальная кровопотеря у женщин в пременопаузе. Эта статья согласуется с большинством рекомендаций Британского общества гастроэнтерологов44; однако мы предлагаем альтернативный упрощенный алгоритм управления (рис.).

    Патофизиология

    Анемия, возникающая в результате ограниченного железом эритропоэза, возникает по нескольким механизмам.При чистом дефиците железа запасы железа истощаются из-за дисбаланса между поглощением и использованием железа. Первоначально анемия может отсутствовать из-за рециркуляции железа в результате метаболизма эритроцитов. Однако дефицит железа сам по себе связан с утомляемостью и СБН, поэтому симптомы у пациентов могут отсутствовать без анемии.16-18 Сохранение отрицательного баланса приводит к микроцитарной и гипохромной анемии. Адекватное восполнение запасов железа и устранение причины дефицита железа (таблица 1) приводят к разрешению проблемы.

    Функциональный дефицит железа, напротив, обусловлен нарушением высвобождения железа в кровоток из энтероцитов, макрофагов или гепатоцитов.Эритропоэз ограничен железом; анемия развивается, несмотря на адекватные запасы железа, и эритроциты могут быть нормоцитарными или микроцитарными.45 Это лежит в основе анемии хронических заболеваний (АХЗ), при которой воспаление приводит к сверхэкспрессии гепсидина, блокируя всасывание железа энтероцитами и его высвобождение из макрофаги и гепатоциты.45,46 Таким образом, пероральное введение железа неэффективно, и предпочтительнее внутривенное введение железа. У некоторых пациентов (например, с ВЗК) сочетание дефицита железа и воспаления может привести к выраженной анемии, что необходимо учитывать при лечении и лечении.

    Диагностика

    Всемирная организация здравоохранения определяет анемию как уровень гемоглобина ниже 13,0 г/дл у взрослых мужчин, ниже 12,0 г/дл у взрослых женщин, которые не беременны, и ниже 11,0 г/дл у беременных женщин.47 Уровни гемоглобина могут различаться в разных странах. возраста и расы48, поэтому необходимо соблюдать осторожность, особенно при интерпретации пограничных значений. Кроме того, у курильщиков и жителей высокогорья может быть более высокий исходный уровень гемоглобина49,50, а занятия видами спорта, требующими выносливости, могут изменить уровень гемоглобина.51

    Средний корпускулярный Hb и средний корпускулярный объем отличают макроцитарную анемию от железодефицитной анемии, которая является гипохромной и обычно микроцитарной. Дефицит нескольких нутриентов (например, нарушение всасывания) или использование тиопуриновых препаратов (например, азатиоприна при ВЗК) может привести к сочетанию железодефицитной анемии и макроцитоза с результирующей нормоцитарной анемией. В этой ситуации широкая ширина распределения эритроцитов помогает идентифицировать компонент дефицита железа.52 Количество тромбоцитов и лейкоцитов помогает исключить панцитопению. Признаки талассемии также присутствуют при микроцитарной гипохромной анемии, и их следует учитывать в популяциях, в которых эти признаки широко распространены. Другими параметрами для диагностики дефицита железа являются насыщение трансферрина (TfS), которое отражает количество железа, доступного для эритропоэза, и уровень ферритина в сыворотке крови, запасного белка железа.53,54 TfS ниже 20% и уровень ферритина ниже 30 нг. /мл свидетельствуют о дефиците железа.Однако ферритин является белком острой фазы, уровень которого увеличивается при воспалении. Воспалительные параметры, такие как С-реактивный белок, помогают выявить эти ситуации. Различные пороговые значения используются при наличии сопутствующих воспалительных заболеваний, таких как ВЗК (<100 нг/мл),53,54 ХБП (<500 нг/мл плюс TfS <30%),55 и ЗСН (<100 нг/мл или <100–299 нг/мл плюс TfS <20%)56 — для диагностики дефицита железа. Если диагноз остается неясным, растворимый рецептор трансферрина (sTfR) и индекс sTfR/log ферритина (<1) можно использовать, чтобы отличить железодефицитную анемию от ACD, поскольку sTfR повышен только при железодефицитной анемии.57-59

    Лечение железодефицитной анемии

    Имеются четкие доказательства в поддержку немедленного лечения всех пациентов с железодефицитной анемией, поскольку известно, что лечение улучшает качество жизни и физическое состояние, а также облегчает утомляемость и когнитивные нарушения.8-20 Хотя четких доказательств недостаточно, дефицит железа без анемия связана с СБН и хронической усталостью, и лечение облегчает эти симптомы. 7,14-18 Было показано, что при ЗСН заместительная терапия железом полезна даже при отсутствии анемии.8,12-14 Таким образом, решение о лечении железодефицитной анемии у пациента без манифестной анемии должно приниматься на индивидуальной основе.53,54 Лечение железодефицитной анемии у пациентов с ХБП, ХСН или раком должно с соответствующими специалистами, потому что могут применяться другие рекомендации.

    Пероральное железо
    Всасывание железа в кишечнике ограничено. Максимальная скорость всасывания 100 мг перорального железа составляет от 20% до 25% и достигается только на поздней стадии дефицита железа.Латентный дефицит железа и железодефицитная анемия соответствуют средней скорости всасывания 10% и 13% соответственно, тогда как здоровые мужчины всасывают 5%, а здоровые женщины 5,6%.60 Железо, остающееся в просвете кишечника, может вызвать повреждение слизистой оболочки,61,62 и исследования на животных моделях предполагают обострение активности заболевания и индукцию канцерогенеза при ВЗК.63 Кроме того, дозозависимые побочные эффекты со стороны желудочно-кишечного тракта препятствуют соблюдению режима лечения и приводят к его несоблюдению у 50% пациентов.64 Таким образом, целесообразно скорректировать дозы для улучшения переносимости.Хотя дозы обычно колеблются от 100 до 200 мг элементарного железа в день, успешное восполнение может быть достигнуто при дозах от 15 до 30 мг элементарного железа в день. соли железа (например, сульфат железа, глюконат железа и фумарат железа).
    Пероральные добавки железа эффективны, когда кишечное поглощение не нарушено. Однако его применение должно быть ограничено пациентами с легкой анемией (Hb 11,0-11,9 г/дл у небеременных женщин и 11.0–12,9 г/дл у мужчин), потому что насыщение происходит медленно. Когда требуется более быстрое насыщение, предпочтительным путем является внутривенное введение. Тем не менее пероральное железо легкодоступно, недорого и удобно, что делает его жизнеспособным вариантом лечения.
    Следует тщательно контролировать ответ на терапию. Уровень Hb должен увеличиться на 2 г/дл в течение 4–8 недель, хотя некоторые пациенты могут сообщать об улучшении самочувствия через несколько дней. Если уровень гемоглобина не меняется должным образом в течение этого времени, следует изменить лечение (заменить на внутривенное введение железа) и оценить причину отсутствия ответа (рисунок).В зависимости от тяжести дефицита и основной причины нормализация уровня гемоглобина может занять до 3 месяцев, а для восполнения запасов железа (ферритин > 100 мкг/л) может потребоваться больше времени.

    Внутривенное введение железа
    Внутривенное введение железа очень эффективно при лечении железодефицитной анемии68–74, и его следует рассматривать при неэффективности перорального приема железа69–71. при глютеновой болезни, аутоиммунном гастрите, ACD или после резекции желудка или двенадцатиперстной кишки) или при больших и/или непрерывных потерях железа (например, при меноррагии, желудочно-кишечном кровотечении или послеоперационном периоде).Снижение приверженности пациентов из-за побочных эффектов также ограничивает эффективность перорального приема железа. В этих ситуациях предпочтительнее внутривенное введение железа, поскольку обход кишечника позволяет быстрее насытиться (таблица 2). Экспрессия ферритина увеличивается вскоре после введения и достигает более высоких уровней, чем при пероральном приеме железа,71-73 что может уменьшить рецидив железодефицитной анемии в долгосрочной перспективе.75,76
    Основным недостатком внутривенного введения железа является необходимость его введения здоровым профессиональный уход, с соответствующими расходами. Безопасность была проблемой в прошлом из-за увеличения числа серьезных нежелательных явлений, отмеченных при использовании высокомолекулярного декстрана железа (HMWID).77 Это было распространено на все препараты для внутривенного введения; однако обзор базы данных Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США с 1998 по 2000 год показал, что кумулятивная частота серьезных нежелательных явлений для всех внутривенных препаратов, за исключением HMWID (т. е. низкомолекулярный декстран железа, сахароза железа и глюконат железа), составляет низкий (<1:200 000).78 Кроме того, исследование карбоксимальтозы железа и HMWID показало схожую эффективность с меньшим количеством реакций гиперчувствительности для карбоксимальтозы железа.79 В нескольких исследованиях проводилось прямое сравнение внутривенных форм с точки зрения эффективности, чтобы рекомендовать наиболее эффективную, но рекомендуется избегать HMWID из-за потенциального риска анафилактических реакций. В США и Европе HMWID снят с продажи. Тестовая доза требуется для всех соединений, содержащих декстран, и, если известна чувствительность к декстрану, разумно также включить тестовую дозу сахарозы железа и глюконата железа (таблица 3).

    Исторически сложилось так, что необходимая доза парентерального железа рассчитывалась по формуле Ганцони, в которой общий дефицит железа в мг = [масса тела в кг × (целевой уровень Hb – фактический уровень гемоглобина в г/дл) × 0.24] + 500,80 Однако эта формула неудобна и используется непоследовательно, а также занижает потребности в железе.74,81 В исследовании FERGIcor (FERinject in GI Disorders to Correct Iron Deficiency) сравнивалась более простая схема дозирования с дозировкой, рассчитанной Ганцони, и была обнаружена лучшая эффективность. и соблюдение более простого режима.10 Хотя это исследование проводилось у пациентов с ВЗК, его можно использовать в качестве контрольной точки для общего лечения. Пациентам с более тяжелой анемией (<7,0 г/дл) может потребоваться дополнительно 500 мг железа. 54 Лечение дефицита железа без анемии можно проводить с помощью от 500 до 1000 мг15 (таблица 4). Когда требуется большое количество железа, карбоксимальтоза железа и низкомолекулярный декстран железа предпочтительнее, поскольку более высокие дозы можно вводить за одну инфузию,8,69,74,82 тогда как другие препараты (сахароза железа и глюконат железа) требуют нескольких графиков инфузии. с повышенными сопутствующими затратами (табл. 3).

    Баланс железа регулируется за счет изменения всасывания в кишечнике без активной экскреции.Таким образом, необходимо соблюдать осторожность, чтобы не вызвать перегрузку железом при обходе этой регуляции. В течение первых 8 недель после инфузии уровень ферритина в сыворотке сильно повышается и плохо коррелирует с запасами железа в организме.83 Оценку уровня ферритина следует проводить через 8–12 недель после окончания лечения. TfS, превышающий 50%, является показателем перегрузки железом, и лечение должно быть соответствующим образом изменено.84 Уровень Hb должен увеличиться на 2 г/дл в течение 4–8 недель заместительной терапии железом. Пациенты, не реагирующие на внутривенное введение железа, вероятно, имеют ACD и могут рассматриваться для лечения препаратами, стимулирующими эритропоэз, в дополнение к внутривенному железу. Чтобы свести к минимуму нежелательные явления, уровень гемоглобина следует повысить до минимального уровня, необходимого для предотвращения переливания крови. При использовании стимуляторов эритропоэза целевой уровень Hb не должен превышать 12 г/дл54

    Переливание крови

    Переливание крови должно быть строго ограничено при хронической железодефицитной анемии.Его можно рассматривать у пациентов с активным кровотечением и нестабильной гемодинамикой или у пациентов с критической анемией (уровень гемоглобина <7 г/дл), острой ишемией миокарда или если все другие методы лечения не приводят к коррекции анемии.85-87 У пациентов при значительном сердечно-сосудистом заболевании могут применяться более высокие пороговые значения (Hb <8 г/дл).85 Переливание является лишь временным решением, и надлежащее лечение должно включать выявление и лечение основного заболевания. Кроме того, внутривенное введение железа (и, при необходимости, стимуляторов эритропоэза) следует вводить одновременно для коррекции и поддержания уровня гемоглобина и запасов железа, а также для предотвращения необходимости последующих трансфузий.

    Выявление причины дефицита железа

    После того, как была диагностирована железодефицитная анемия, следует определить причину дефицита железа, поскольку основное заболевание может потребовать немедленного лечения (например, злокачественное новообразование желудочно-кишечного тракта) и предрасполагать пациента к рецидиву. Чтобы уменьшить количество ненужных тестов, мы предложили диагностический алгоритм, позволяющий определить, какие пациенты нуждаются в расширенном обследовании желудочно-кишечного тракта (рис.).

    Терапия препаратами железа без дальнейшего диагностического обследования может быть начата у спортсменов, занимающихся выносливостью, частых доноров крови и беременных женщин, которые предрасположены к железодефицитной анемии. Если анемия тяжелая, можно предположить, что причиной дефицита железа является желудочно-кишечный тракт. Адекватный прием препаратов железа во время беременности предотвращает осложнения, связанные с тяжелой анемией (например, внутриутробную и/или материнскую смертность, преждевременные роды и самопроизвольный аборт)88. Если нет адекватного ответа на терапию, после родов можно рассмотреть вопрос о дальнейшем обследовании желудочно-кишечного тракта.Соответствующие моменты в анамнезе пациента включают диету (например, вегетарианство), использование нестероидных противовоспалительных препаратов, семейный анамнез гематологических заболеваний (талассемия и нарушения свертываемости крови) и недавние потенциальные причины кровопотери (например, роды и операции), а также в анамнезе желудочно-кишечного тракта.

    Заболевания желудочно-кишечного тракта в совокупности являются основной причиной железодефицитной анемии у мужчин и женщин в постменопаузе и уступают только менструальной кровопотере у женщин в пременопаузе39–43 (таблица 1). Меноррагия встречается примерно у 30% женщин репродуктивного возраста.89 Запрос о количестве прокладок или тампонов, используемых за менструальный цикл (> 21), частоте смены (чаще, чем каждые 3 часа), отхождении больших сгустков или одновременном использовании прокладок и тампонов помогает выявить пораженных пациентов.90 Следует проконсультироваться с акушером-гинекологом для лечения меноррагии, а также с гематологом, если подозревается нарушение свертывания крови. Если пациент не отвечает ни одному из критериев сопутствующих состояний высокого риска (возраст 50 лет и старше, семейный анамнез злокачественных новообразований желудочно-кишечного тракта, желудочно-кишечные симптомы или уровень гемоглобина <10.0 г/дл; Рисунок), управление может быть ограничено заменой железа. Пероральные препараты железа эффективны, но более тяжелые кровотечения могут потребовать перехода на внутривенные препараты для достижения положительного баланса железа. Если железодефицитная анемия сохраняется, несмотря на внутривенную терапию препаратами железа и адекватное лечение кровопотери, следует рассмотреть вопрос о дальнейшем обследовании желудочно-кишечного тракта (по крайней мере, неинвазивные тесты; см. ниже), поскольку желудочно-кишечные заболевания могут сосуществовать с меноррагией.91,92

    Пациенты старше 50 лет с диагностированной железодефицитной анемией, с семейным анамнезом рака желудочно-кишечного тракта или с повышенным риском злокачественных новообразований желудочно-кишечного тракта должны пройти обследование, включающее эзофагогастродуоденоскопию (ЭГДС) и колоноскопию93-95 ( Фигура).Мужчины, у которых уровень гемоглобина ниже 13,0 г/дл, также должны быть обследованы, поскольку высока вероятность патологии желудочно-кишечного тракта, а мужской пол повышает риск злокачественных новообразований желудочно-кишечного тракта [42, 93, 94, 96]. вероятность желудочно-кишечной патологии и должны быть обследованы.43,97 Риск более тяжелой основной патологии, такой как рак, увеличивается по мере снижения уровня гемоглобина.94,95 Пациенты, которые сообщают о сопутствующих желудочно-кишечных симптомах, должны пройти более тщательное обследование.Если эти критерии не выполняются, но менструальная кровопотеря не может быть причиной железодефицитной анемии (например, после гистерэктомии или после менопаузы), следует также рассмотреть возможность желудочно-кишечного исследования.

    Первоначальная оценка должна включать неинвазивный скрининг на целиакию, инфекцию Helicobacter pylori и аутоиммунный атрофический гастрит. Эти состояния являются распространенными причинами рефрактерной железодефицитной анемии, поскольку пациенты плохо реагируют на пероральное заместительное лечение железом, и диагноз может быть первоначально пропущен.22,23,98-103 Положительный результат скрининга облегчает целенаправленную ЭГДС с получением соответствующих образцов биопсии для подтверждения диагноза и снижения вероятности того, что заболевание было упущено из виду (рис.). Это особенно верно для пациентов с ранним аутоиммунным гастритом без дефицита витамина B12. Анализ кала на скрытую кровь (FOBT) может быть полезен для выявления пациентов с железодефицитной анемией, у которых могут быть поражения желудочно-кишечного тракта [41, 93]. желудочно-кишечное кровотечение и не должно препятствовать ЭГДС/колоноскопии у пациентов, которые соответствуют предварительным критериям оценки. Кроме того, даже если только 1 из 3 результатов FOBT положительный, все же рекомендуется эндоскопическое исследование.

    Если критерии желудочно-кишечного исследования не выполняются, пациентов следует повторно обследовать через 4–8 недель лечения. Следует рассмотреть вопрос о переходе на внутривенное введение железа и дальнейшем обследовании желудочно-кишечного тракта, если нет адекватного ответа на первоначальную терапию.

    Долгосрочные аспекты лечения дефицита железа

    Дефицит железа и тромбоз
    Известно, что дефицит железа связан с реактивным тромбоцитозом31; однако механизм этого явления остается неясным.Исследования на взрослых женщинах показывают корреляцию между количеством тромбоцитов и TfS,32,33, а также сывороточным железом,33 и более тяжелая анемия приводит к более высоким показателям.33 Модели дефицита железа на животных повторяют это наблюдение, которое происходит с изменениями мегакариопоэза106,107 и повышенная агрегационная способность тромбоцитов. 107 Измененная функция тромбоцитов также была обнаружена у пациентов с дефицитом железа и облегчалась терапией препаратами железа.108,109
    Исследования в педиатрической и взрослой популяции, особенно у женщин, сообщают о связи между инсультом и железодефицитной анемией.34-38 Пациенты с легочными артериовенозными мальформациями подвержены более высокому риску ишемических инсультов, а низкий уровень железа в сыворотке удваивает этот риск. .84,111-113 Тромбоцитоз не редкость при любом состоянии,114-116 и при раке высокое количество тромбоцитов является независимым фактором риска венозной тромбоэмболии.111,112
    Интересно, что терапия препаратами железа при ВЗК нормализует количество тромбоцитов, а также функцию тромбоцитов.117,118 Терапия препаратами железа также снижает количество тромбоцитов при ХБП. 119 При раке одновременное внутривенное введение железа и стимуляторов эритропоэза снижает частоту венозных тромбоэмболий в большей степени, чем применение только стимуляторов эритропоэза. Управление может потенциально снизить частоту тромбоэмболических событий за счет снижения количества и активности тромбоцитов.

    Терапия железом и канцерогенез
    Гомеостаз железа жестко регулируется для защиты от окислительно-восстановительного повреждения свободным железом, но при этом обеспечивает достаточное количество железа для эритропоэза и клеточной функции.Железо Fe(II) реагирует с перекисью водорода с образованием высокореакционноспособных гидроксильных радикалов (реакция Фентона). Гидроксильные радикалы реагируют со всеми биомолекулами и могут повреждать нуклеотидные основания и вызывать разрывы нитей ДНК.
    Несколько исследований NHANES (Национальное обследование здоровья и питания)122-124 показали, что высокий уровень TfS (высокий уровень доступного железа) в сочетании с высоким потреблением железа увеличивает риск развития рака.Напротив, шведское исследование AMORIS (Apolipoprotein Mortality Risk)125 выявило положительную связь между общей железосвязывающей способностью, которая увеличивается при низком уровне доступного железа, и риском развития рака. Популяционные исследования выявили связь между высоким уровнем потребления красного мяса и повышенным риском колоректального рака,126,127 но не в тех случаях, когда исследуемая популяция состояла из женщин.128,129 Эти несоответствующие результаты, вероятно, связаны с целым рядом других факторов, таких как географические различия в питание, распространенность заболеваний и распространенность дефицита железа.

    Клинические исследования и исследования на животных перорального приема железа (преимущественно сульфата железа) и внутривенного введения железа (преимущественно сахарозы железа и глюконата железа) показывают увеличение маркеров окислительного стресса в различных системах органов (обзор Koskenkorva-Frank et al.121). Склонность к индукции окислительного стресса зависит от количества свободного окислительно-восстановительного железа, которое, в свою очередь, зависит от фармакокинетики препарата. Внутривенные соединения железа различаются по стабильности: менее стабильные комплексы, такие как сахароза железа и глюконат железа, диссоциируют в кровотоке, а более стабильные комплексы железа, такие как карбоксимальтоза железа и низкомолекулярный декстран железа, остаются интактными до распада в эндолизосоме. 121 Были изучены потенциальные альтернативные пероральные соединения железа, в которых предположительно менее реакционноспособное железо Fe(III) сочетается с комплексом для повышения биодоступности (Fe[III] гидроксид-полимальтоза и мальтол железа).
    К сожалению, в нескольких исследованиях проводилось прямое сравнение препаратов, а долгосрочные последствия терапии препаратами железа в отношении канцерогенеза пока неясны (обзор Beguin et al.130). Тем не менее, адекватное и правильное введение железа должно снизить риск избыточного поступления железа, особенно в контексте железодефицитной анемии.

    Заключение

    Анемия широко распространена среди населения в целом и в клинических условиях. Это связано со снижением качества жизни, ухудшением клинического исхода и увеличением затрат на здравоохранение. Дефицит железа является преобладающей причиной, а дефицит железа сам по себе может вызывать утомляемость, СБН и нарушение когнитивных функций. Железодефицитную анемию следует лечить после постановки диагноза, а при симптоматическом дефиците железа следует рассматривать возможность лечения железодефицитной анемии без анемии. Гастроэнтерологи стали центральными менеджерами пациентов с кишечными кровотечениями или нарушением всасывания железа. Они являются экспертами в эндоскопических процедурах, проводимых в диагностических и терапевтических целях. Они также должны стать экспертами в области заместительной терапии железом и уметь вводить железо внутривенно, когда это необходимо.

    Д-р Хименес и д-р Кулнигг-Дабш не имеют соответствующих конфликтов интересов, о которых следует сообщать. Доктор Гаше получил гранты от Австрийского научного фонда, компаний AOP Orphan Pharmaceuticals и Biogena.Он также получал личные гонорары и нефинансовую поддержку от Vifor International.

    Каталожные номера

    1. де Бенуа Б., Маклин Э., Эгли И., Когсвелл М., ред. Глобальная база данных ВОЗ по анемии. Женева, Швейцария: Всемирная организация здравоохранения; 2008.
    2. Kassebaum NJ, Jasrasaria R, Naghavi M, et al. Систематический анализ глобального бремени анемии с 1990 по 2010 год. Кровь. 2014;123(5):615-624.
    3. Гуральник Дж.М., Эйзенштадт Р.С., Ферруччи Л., Кляйн Х.Г., Вудман Р.С. Распространенность анемии среди лиц в возрасте 65 лет и старше в Соединенных Штатах: свидетельство высокой частоты необъяснимой анемии.Кровь. 2004;104(8):2263-2268.
    4. Ниссенсон А.Р., Уэйд С., Гуднаф Т., Найт К., Дюбуа Р.В. Экономическое бремя анемии у застрахованного населения. J Manag Care Фарм. 2005;11(7):565-574.
    5. Хаас Д.Д., Браунли Т. 4-й. Дефицит железа и снижение работоспособности: критический обзор исследования для определения причинно-следственной связи. Дж Нутр. 2001; 131 (2С-2): 676С-688С; обсуждение 688S-690S.
    6. Аллен Р.П., Ауэрбах С., Бахрейн Х., Ауэрбах М., Эрли С.Дж. Распространенность и влияние синдрома беспокойных ног на больных железодефицитной анемией.Am J Гематол. 2013;88(4):261-264.
    7. Wang J, O’Reilly B, Venkataraman R, Mysliwiec V, Mysliwiec A. Эффективность перорального приема железа у пациентов с синдромом беспокойных ног и низким уровнем ферритина: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Сон Мед. 2009;10(9):973-975.
    8. Anker SD, Comin Colet J, Filippatos G, et al; FAIR-HF Судебные следователи. Карбоксимальтоза железа у больных с сердечной недостаточностью и дефицитом железа. N Engl J Med. 2009;361(25):2436-2448.
    9. Уэллс К.В., Льюис С., Бартон Дж.Р., Корбетт С.Влияние изменений уровня гемоглобина на качество жизни и когнитивные функции у пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника. Воспаление кишечника Dis. 2006;12(2):123-130.
    10. Евстатиев Р., Марто П., Икбал Т. и соавт. FERGIcor, рандомизированное контролируемое исследование карбоксимальтозы железа при железодефицитной анемии при воспалительном заболевании кишечника. Гастроэнтерология. 2011;141(3):846-853.e1-2.
    11. Seid MH, Dahl NV, Lau G, Bernard K, Strauss W. Влияние ферумокситола на качество жизни при железодефицитной анемии вследствие аномальных маточных кровотечений.Акушерство Гинекол. 2014;123(5):181С-182С.
    12. Comin-Colet J, Lainscak M, Dickstein K, et al. Влияние внутривенного введения карбоксимальтозы железа на качество жизни, связанное со здоровьем, у пациентов с хронической сердечной недостаточностью и дефицитом железа: субанализ исследования FAIR-HF. Европейское сердце J. 2013;34(1):30-38.
    13. Ponikowski P, van Veldhuisen DJ, Comin-Colet J, et al. Положительные эффекты долгосрочной внутривенной терапии железом с карбоксимальтозой железа у пациентов с симптоматической сердечной недостаточностью и дефицитом железа.Европейское сердце J. 2015; 36 (11): 657-668.
    14. Авни Т., Лейбович Л., Гафтер-Гвили А. Препараты железа для лечения хронической сердечной недостаточности и дефицита железа: систематический обзор и метаанализ. Сердечная недостаточность Eur J. 2012;14(4):423-429.
    15. Favrat B, Balck K, Breymann C, et al. Оценка однократной дозы карбоксимальтозы железа у утомленных женщин с дефицитом железа — ПРЕДПОЧТИТЕЛЬНО рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. ПЛОС Один. 2014;9(4):e94217.
    16. Verdon F, Burnand B, Stubi CL, et al. Добавки железа при необъяснимой усталости у женщин без анемии: двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование.БМЖ. 2003;326(7399):1124.
    17. Krayenbuehl PA, Battegay E, Breymann C, Furrer J, Schulthess G. Внутривенное введение железа для лечения усталости у женщин без анемии в пременопаузе с низкой концентрацией ферритина в сыворотке. Кровь. 2011;118(12):3222-3227.
    18. Брунер А.Б., Джоффе А., Дагган А.К., Казелла Дж.Ф., Брандт Дж. Рандомизированное исследование когнитивных эффектов добавок железа у девочек-подростков без анемии с дефицитом железа. Ланцет. 1996;348(9033):992-996.
    19. Лозофф Б., Хименес Э., Смит Дж. Б. Двойное бремя дефицита железа в младенчестве и низкий социально-экономический статус: продольный анализ результатов когнитивных тестов до 19 лет.Arch Pediatr Adolesc Med. 2006;160(11):1108-1113.
    20. Falkingham M, Abdelhamid A, Curtis P, Fairweather-Tait S, Dye L, Hooper L. Влияние пероральных добавок железа на когнитивные функции у детей старшего возраста и взрослых: систематический обзор и метаанализ. Нутр Дж. 2010;9(1):4.
    21. Чаварро Дж.Э., Рич-Эдвардс Дж.В., Рознер Б.А., Уиллетт В.К. Потребление железа и риск овуляторного бесплодия. Акушерство Гинекол. 2006;108(5):1145-1152.
    22. Hershko C, Hoffbrand AV, Keret D, et al. Роль аутоиммунного гастрита, Helicobacter pylori и целиакии в рефрактерной или необъяснимой железодефицитной анемии.Гематология. 2005;90(5):585-595.
    23. Corazza GR, Valentini RA, Andreani ML, et al. Субклиническая целиакия является частой причиной железодефицитной анемии. Scand J Гастроэнтерол. 1995;30(2):153-156.
    24. Kulnigg S, Gasche C. Систематический обзор: лечение анемии при болезни Крона. Алимент Фармакол Тер. 2006;24(11-12):1507-1523.
    25. Gasche C. Анемия при ВЗК: недооцененный злодей. Воспаление кишечника Dis. 2000;6(2):142-150.
    26. Де Никола Л., Минутоло Р., Чиодини П. и др.; SIN-TABLE CDK Исследовательская группа.Распространенность и прогноз легкой анемии при недиализной хронической болезни почек: проспективное когортное исследование в амбулаторных почечных клиниках. Am J Нефрол. 2010;32(6):533-540.
    27. Minutolo R, Locatelli F, Gallieni M, et al; Отчет о сопутствующих заболеваниях у недиализного населения с почечной недостаточностью в Италии (RECORD-IT) Исследовательская группа. Лечение анемии у пациентов с хронической болезнью почек (ХБП) без диализа: многоцентровое проспективное исследование в почечных клиниках. Трансплантация нефролового циферблата. 2013;28(12):3035-3045.
    28.Барибо Д., Ауэрбах М. Заместительная терапия железом при анемии, связанной с раком. Am J Health Syst Pharm. 2011;68(10 доп.1):S4-S14; викторина S15-S16.
    29. Jankowska EA, Rozentryt P, Witkowska A, et al. Дефицит железа: зловещий признак у пациентов с систолической хронической сердечной недостаточностью. Европейское сердце Дж. 2010; 31 (15): 1872–1880.
    30. Klip IT, Comin-Colet J, Voors AA, et al. Дефицит железа при хронической сердечной недостаточности: международный объединенный анализ. Am Heart J. 2013;165(4):575-582.e3.
    31. Дэн К. Тромбоцитоз при железодефицитной анемии.Интерн Мед. 2005;44(10):1025-1026.
    32. Kadikoylu G, Yavasoglu I, Bolaman Z, Senturk T. Показатели тромбоцитов у женщин с железодефицитной анемией. J Natl Med Assoc. 2006;98(3):398-402.
    33. Park MJ, Park PW, Seo YH и др. Связь между показателями железа и показателями тромбоцитов у женщин с железодефицитной анемией и тромбоцитозом. Тромбоциты. 2013;24(5):348-351.
    34. Keung YK, Owen J. Дефицит железа и тромбоз: обзор литературы. Клин Appl Thromb Hemost. 2004;10(4):387-391.
    35. Чанг Ю.Л., Хун С.Х., Линг В., Лин Х.К., Ли Х.К., Чанг С.Д. Связь между ишемическим инсультом и железодефицитной анемией: популяционное исследование. ПЛОС Один. 2013;8(12):e82952.
    36. Магуайр Дж.Л., деВебер Г., Паркин П.С. Связь между железодефицитной анемией и инсультом у детей раннего возраста. Педиатрия. 2007;120(5):1053-1057.
    37. Азаб С.Ф., Абдельсалам С.М., Салех С.Х. и др. Железодефицитная анемия как фактор риска цереброваскулярных событий в раннем детстве: исследование случай-контроль. Энн Хематол.2014;93(4):571-576.
    38. Gillum RF, Sempos CT, Makuc DM, Looker AC, Chien CY, Ingram DD. Насыщение трансферрина сыворотки, частота инсультов и смертность у женщин и мужчин. Последующее эпидемиологическое исследование NHANES I. Национальное обследование здоровья и питания. Am J Эпидемиол. 1996;144(1):59-68.
    39. Кук И.Дж., Павли П., Райли Дж.В., Гоулстон К.Дж., Дент О.Ф. Исследование желудочно-кишечного тракта при железодефицитной анемии. Br Med J (Clin Res Ed). 1986;292(6532):1380-1382.
    40. Кепчик Т, Кадакия СК.Проспективная оценка состояния желудочно-кишечного тракта у больных железодефицитной анемией. Dig Dis Sci. 1995;40(6):1283-1289.
    41. Зеленый БТ, Рокки, округ Колумбия. Эндоскопическая оценка желудочно-кишечного тракта у женщин в пременопаузе с железодефицитной анемией. Дж. Клин Гастроэнтерол. 2004;38(2):104-109.
    42. Картер Д., Леви Г., Цур Д., Новис Б., Авидан Б. Распространенность и прогностические факторы желудочно-кишечной патологии у молодых мужчин с железодефицитной анемией. Dig Dis Sci. 2013;58(5):1299-1305.
    43.Картер Д., Маор Ю., Бар-Меир С., Авидан Б. Распространенность и прогностические признаки желудочно-кишечных поражений у женщин в пременопаузе с железодефицитной анемией. Dig Dis Sci. 2008;53(12):3138-3144.
    44. Годдард А.Ф., Джеймс М.В., Макинтайр А.С., Скотт Б.Б.; Британское общество гастроэнтерологов. Руководство по лечению железодефицитной анемии. Кишка. 2011;60(10):1309-1316.
    45. Вайс Г., Гуднаф Л.Т. Анемия хронического заболевания. N Engl J Med. 2005;352(10):1011-1023.
    46. Евстатиев Р., Гаше К. Датчики железа и сигнализация.Кишка. 2012;61(6):933-952.
    47. Оценка статуса железа в популяциях. 2-е изд. Женева, Швейцария: Всемирная организация здравоохранения; 2007.
    48. Beutler E, Waalen J. Определение анемии: какова нижняя граница нормы концентрации гемоглобина в крови? Кровь. 2006;107(5):1747-1750.
    49. Кук Д.Д., Бой Э., Флауэрс С., Дарока М.С. Влияние высокогорного проживания на содержание железа в организме. Кровь. 2005;106(4):1441-1446.
    50. Норденберг Д., Ип Р., Бинкин Н.Дж. Влияние курения сигарет на уровень гемоглобина и скрининг анемии.ДЖАМА. 1990;264(12):1556-1559.
    51. Диксон Д.Н., Уилкинсон Р.Л., Ноукс Т. Д. Влияние ультрамарафонских тренировок и гонок на гематологические параметры и уровень ферритина в сыворотке у хорошо тренированных спортсменов. Int J Sports Med. 1982;3(2):111-117.
    52. Устаманолакис П., Кутрубакис И.Е., Мессаритакис И., Кефалогианнис Г., Нинираки М., Курумалис Э.А. Измерение индексов ретикулоцитов и эритроцитов при оценке анемии при воспалительных заболеваниях кишечника. Дж. Колит Крона. 2011;5(4):295-300.
    53.Гаше С., Берстад А., Бефриц Р. и соавт. Руководство по диагностике и лечению дефицита железа и анемии при воспалительных заболеваниях кишечника. Воспаление кишечника Dis. 2007;13(12):1545-1553.
    54. Dignass AU, Gasche C, Bettenworth D, et al; Европейская организация по борьбе с болезнью Крона и колитом [ECCO]. Европейский консенсус по диагностике и лечению дефицита железа и анемии при воспалительных заболеваниях кишечника. Дж. Колит Крона. 2015;9(3):211-222.
    55. Болезнь почек: улучшение глобальных результатов (KDIGO) Рабочая группа по анемии. Клинические рекомендации KDIGO по анемии при хронической болезни почек. почки инт. 2012; 2012 (дополнение 2012 г.): 2279-2335.
    56. McMurray JJ, Adamopoulos S, Anker SD, et al; Комитет ESC по практическим рекомендациям. Руководство ESC по диагностике и лечению острой и хронической сердечной недостаточности 2012 г.: Целевая группа по диагностике и лечению острой и хронической сердечной недостаточности 2012 г. Европейского общества кардиологов. Разработан в сотрудничестве с Ассоциацией сердечной недостаточности (HFA) Европейского общества кардиологов.Европейское сердце Дж. 2012; 33 (14): 1787-1847.
    57. Бегин Ю. Рецептор растворимого трансферрина для оценки эритропоэза и статуса железа. Клин Чим Акта. 2003;329(1-2):9-22.
    58. Skikne BS, Punnonen K, Caldron PH, et al. Улучшенная дифференциальная диагностика анемии хронического заболевания и железодефицитной анемии: проспективная многоцентровая оценка растворимого рецептора трансферрина и индекса sTfR/log ферритина. Am J Гематол. 2011;86(11):923-927.
    59. Инфузино И., Брага Ф., Дольчи А., Пантегини М.Рецептор растворимого трансферрина (sTfR) и индекс sTfR/log ферритина для диагностики железодефицитной анемии. Метаанализ. Ам Джей Клин Патол. 2012;138(5):642-649.
    60. Werner E, Kaltwasser JP, Ihm P. Всасывание в кишечнике терапевтических доз железа (авторский перевод) [на немецком языке]. Арцнаймиттельфоршунг. 1976;26(11):2093-2100.
    61. де Сильва А.Д., Цирони Э., Фикинс Р.М., Рэмптон Д.С. Эффективность и переносимость пероральной терапии железом при воспалительных заболеваниях кишечника: проспективное сравнительное исследование.Алимент Фармакол Тер. 2005;22(11-12):1097-1105.
    62. Авраам С.К., Ярдли Дж.Х., Ву Т.Т. Эрозивное повреждение верхних отделов желудочно-кишечного тракта у пациентов, получающих препараты железа: недостаточно распознанная сущность. Ам Дж. Сург Патол. 1999;23(10):1241-1247.
    63. Seril DN, Liao J, Ho KL, Warsi A, Yang CS, Yang GY. Пищевые добавки железа усиливают индуцированный DSS колит и связанную с ним колоректальную карциному у мышей. Dig Dis Sci. 2002;47(6):1266-1278.
    64. Толкин З., Стечер Л., Мандер А.П., Перейра Д.И., Пауэлл Дж.Дж.Добавки сульфата железа вызывают значительные побочные эффекты со стороны желудочно-кишечного тракта у взрослых: систематический обзор и метаанализ. ПЛОС Один. 2015;10(2):e0117383.
    65. Zhou SJ, Gibson RA, Crowther CA, Makrides M. Следует ли снижать дозу железа при лечении анемии у беременных? Рандомизированное исследование доза-реакция. Eur J Clin Nutr. 2009;63(2):183-190.
    66. Makrides M, Crowther CA, Gibson RA, Gibson RS, Skeaff CM. Эффективность и переносимость низких доз добавок железа во время беременности: рандомизированное контролируемое исследование.Am J Clin Nutr. 2003;78(1):145-153.
    67. Римон Э., Каганский Н., Каганский М. и соавт. Не даем ли мы слишком много железа? Терапия низкими дозами железа эффективна у восьмидесятилетних. Am J Med. 2005;118(10):1142-1147.
    68. Кутрубакис И.Е., Устаманолакис П., Каракоидас С., Манцарис Г.Дж., Курумалис Э.А. Безопасность и эффективность инфузии общей дозы низкомолекулярного декстрана железа при железодефицитной анемии у пациентов с воспалительным заболеванием кишечника. Dig Dis Sci. 2010;55(8):2327-2331.
    69. Onken JE, Bregman DB, Harrington RA, et al.Многоцентровое рандомизированное исследование с активным контролем для изучения эффективности и безопасности внутривенного введения карбоксимальтозы железа у пациентов с железодефицитной анемией. Переливание. 2014;54(2):306-315.
    70. Розен-Цви Б., Гафтер-Гвили А., Пол М., Лейбович Л., Шпильберг О., Гафтер У. Внутривенные и пероральные добавки железа для лечения анемии при ХБП: систематический обзор и метаанализ. Am J почек Dis. 2008;52(5):897-906.
    71. Линдгрен С., Викман О., Бефритс Р. и соавт. Внутривенное введение сахарозы железа превосходит пероральный сульфат железа для коррекции анемии и восстановления запасов железа у пациентов с ВЗК: рандомизированное, контролируемое, слепое, многоцентровое исследование.Scand J Гастроэнтерол. 2009;44(7):838-845.
    72. Khalafallah A, Dennis A, Bates J, et al. Проспективное рандомизированное контролируемое исследование внутривенного и перорального препаратов железа при умеренной железодефицитной анемии беременных. J Интерн Мед. 2010;268(3):286-295.
    73. Schröder O, Mickisch O, Seidler U, et al. Внутривенное введение сахарата железа в сравнении с пероральным приемом добавок железа для лечения железодефицитной анемии у пациентов с воспалительным заболеванием кишечника — рандомизированное, контролируемое, открытое, многоцентровое исследование.Am J Гастроэнтерол. 2005;100(11):2503-2509.
    74. Кулнигг С., Стойнов С., Симаненков В. и соавт. Новый внутривенный препарат железа для лечения анемии при воспалительном заболевании кишечника: рандомизированное контролируемое исследование карбоксимальтозы железа (FERINJECT). Am J Гастроэнтерол. 2008;103(5):1182-1192.
    75. Khalafallah AA, Dennis AE, Ogden K, et al. Трехлетнее наблюдение за рандомизированным клиническим исследованием внутривенного и перорального препаратов железа при анемии у беременных. Открытый БМЖ. 2012;2(5):e000998.
    76.Евстатиев Р., Алексеева О., Бокемейер Б. и др. Карбоксимальтоза железа предотвращает рецидив анемии у пациентов с воспалительным заболеванием кишечника. Клин Гастроэнтерол Гепатол. 2013;11(3):269-277.
    77. Ауэрбах М., Макдугалл И.С. Безопасность препаратов железа для внутривенного введения: факты и фольклор. Переливание крови. 2014;12(3):296-300.
    78. Chertow GM, Mason PD, Vaage-Nilsen O, Ahlmén J. Новые данные о нежелательных явлениях, связанных с парентеральным введением железа. Трансплантация нефролового циферблата. 2006;21(2):
    378-382.
    79.Хуссейн И., Бхойру Дж., Мясник А., Кох Т.А., Хе А., Брегман Д.Б. Прямое сравнение безопасности и эффективности карбоксимальтозы железа и декстрана железа у пациентов с железодефицитной анемией. Анемия. 2013;2013:169107.
    80. Ганзони А.М. Внутривенный декстран железа: терапевтические и экспериментальные возможности [на немецком языке]. Schweiz Med Wochenschr. 1970;100(7):301-303.
    81. Reinisch W, Staun M, Tandon RK, et al. Рандомизированное открытое исследование не меньшей эффективности внутривенного введения изомальтозата железа 1000 (Монофер) по сравнению с пероральным препаратом железа для лечения анемии при ВЗК (PROCEED). Am J Гастроэнтерол. 2013;108(12):1877-1888.
    82. Ауэрбах М., Паппадакис Дж. А., Бахрейн Х., Ауэрбах С. А., Баллард Х., Даль Н. В. Безопасность и эффективность быстрого введения (один час) одного грамма низкомолекулярного декстрана железа (INFeD) для лечения железодефицитной анемии. Am J Гематол. 2011;86(10):860-862.
    83. Ali M, Rigolosi R, Fayemi AO, Braun EV, Frascino J, Singer R. Неспособность сывороточных уровней ферритина предсказать содержание железа в костном мозге после внутривенной терапии декстраном железа. Ланцет.1982;1(8273):652-655.
    84. Novacek G, Weltermann A, Sobala A, et al. Воспалительные заболевания кишечника являются фактором риска рецидивирующей венозной тромбоэмболии. Гастроэнтерология. 2010;139(3):
    779-787, 787.e1.
    85. Carson JL, Grossman BJ, Kleinman S, et al; Комитет по клинической трансфузионной медицине AABB. Переливание эритроцитарной массы: руководство по клинической практике от AABB. Энн Интерн Мед. 2012;157(1):49-58.
    86. Вильянуэва С., Коломо А., Бош А. и соавт. Стратегии трансфузии при остром кровотечении из верхних отделов желудочно-кишечного тракта.N Engl J Med. 2013;368(1):11-21.
    87. Hébert PC, Wells G, Blajchman MA, et al. Многоцентровое, рандомизированное, контролируемое клиническое исследование требований к переливанию крови при интенсивной терапии. Требования к переливанию крови у исследователей интенсивной терапии, Канадская группа исследований в области интенсивной терапии. N Engl J Med. 1999;340(6):409-417.
    88. Хайдер Б.А., Олофин И., Ван М., Шпигельман Д., Эззати М., Фаузи В.В.; Группа по изучению модели воздействия на питание (анемия). Анемия, пренатальное использование железа и риск неблагоприятных исходов беременности: систематический обзор и метаанализ.БМЖ. 2013;346:f3443.
    89. Рис М.С. Роль измерения менструальной кровопотери в лечении жалоб на чрезмерное менструальное кровотечение. Br J Obstet Gynaecol. 1991;98(3):327-328.
    90. Warner PE, Critchley HO, Lumsden MA, Campbell-Brown M, Douglas A, Murray GD. Меноррагия I: измеренная кровопотеря, клинические признаки и исход у женщин с обильными менструациями: опрос с последующими данными. Am J Obstet Gynecol. 2004;190(5):1216-1223.
    91. Vannella L, Aloe Spiriti MA, Cozza G, et al. Польза одновременного желудочно-кишечного и гинекологического обследования у женщин в пременопаузе с железодефицитной анемией.Алимент Фармакол Тер. 2008;28(4):422-430.
    92. Annibale B, Lahner E, Chistolini A, et al. Эндоскопическая оценка верхних отделов желудочно-кишечного тракта целесообразна у женщин в пременопаузе с железодефицитной анемией независимо от менструальных выделений. Scand J Гастроэнтерол. 2003;38(3):239-245.
    93. Capurso G, Baccini F, Osborn J, et al. Могут ли характеристики пациентов предсказать исход эндоскопической оценки железодефицитной анемии: множественный логистический регрессионный анализ. Гастроинтест Эндоск.2004;59(7):766-771.
    94. Джеймс М.В., Чен К.М., Годдард В.П., Скотт Б.Б., Годдард А.Ф. Факторы риска злокачественных новообразований желудочно-кишечного тракта у больных железодефицитной анемией. Eur J Гастроэнтерол Гепатол. 2005;17(11):1197-1203.
    95. Hamilton W, Lancashire R, Sharp D, Peters TJ, Cheng KK, Marshall T. Важность анемии в диагностике колоректального рака: исследование методом случай-контроль с использованием электронных медицинских карт. Бр Дж Рак. 2008;98(2):323-327.
    96. Иоанну Г.Н., Роки Д.К., Брайсон К.Л., Вайс Н.С.Дефицит железа и злокачественные новообразования желудочно-кишечного тракта: популяционное когортное исследование. Am J Med. 2002;113(4):276-280.
    97. Бини Э.Дж., Микале П.Л., Вейншел Э.Х. Оценка желудочно-кишечного тракта у женщин в пременопаузе с железодефицитной анемией. Am J Med. 1998;105(4):281-286.
    98. Аннибале Б., Капурсо Г., Чистолини А. и др. Желудочно-кишечные причины рефрактерной железодефицитной анемии у пациентов без желудочно-кишечных симптомов. Am J Med. 2001;111(6):439-445.
    99. Сринивас М., Басумани П., Подмор Г., Шримптон А., Бардхан К.Д.Полезность тестирования пациентов при поступлении на серологические признаки целиакии. Клин Гастроэнтерол Гепатол. 2014;12(6):946-952.
    100. Кай П.В., Гарсед К., Рагунатх К., Джаухари А., Пик Б., Атертон Дж.К. Клиническая полезность и диагностический результат рутинной биопсии желудка при исследовании железодефицитной анемии: исследование случай-контроль. Am J Гастроэнтерол. 2008;103(11):2883-2889.
    101. Дики В., Кенни Б.Д., Макмиллан С.А., Портер К.Г., МакКоннелл Дж.Б. Биопсия желудка и двенадцатиперстной кишки может быть полезна при исследовании железодефицитной анемии.Scand J Гастроэнтерол. 1997;32(5):469-472.
    102. Барада К., Хабиб Р. Х., Малли А. и соавт. Прогнозирование целиакии при эндоскопии. Эндоскопия. 2014;46(2):110-119.
    103. Робсон К., Ализарт М., Мартин Дж., Нагель Р. Пациенты с целиакией не диагностируются при обычной эндоскопии верхних отделов. ПЛОС Один. 2014;9(3):e

    .
    104. Раджу Г.С., Герсон Л., Дас А., Льюис Б.; Американская гастроэнтерологическая ассоциация. Заявление о медицинской позиции Института Американской гастроэнтерологической ассоциации (AGA) в отношении скрытых желудочно-кишечных кровотечений.Гастроэнтерология. 2007;133(5):1694-1696.
    105. Булл-Генри К., Аль-Кавас Ф.Х. Оценка скрытого желудочно-кишечного кровотечения. Ам семейный врач. 2013;87(6):430-436.
    106. Чой С.И., Симона Дж.В., Джексон К.В. Мегакариоцитопоэз при экспериментальной железодефицитной анемии. Кровь. 1974;43(1):111-120.
    107. Евстатиев Р., Букатый А., Хименес К. и соавт. Дефицит железа изменяет мегакариопоэз и фенотип тромбоцитов независимо от тромбопоэтина. Am J Гематол. 2014;89(5):524-529.
    108. Акай О.М., Акин Э., Мутлу Ф.С., Гульбас З.Влияние терапии препаратами железа на функцию тромбоцитов у женщин с дефицитом железа и необъяснимой меноррагией. Патофизиол Гемостатический тромб. 2008;36(2):80-83.
    109. Woods HF, Youdim MB, Boullin D, Callender S. Метаболизм моноаминов и функция тромбоцитов при железодефицитной анемии. Сиба нашел симптом. 1976;(51):227-248.
    110. Шовлин С.Л., Чамали Б., Сантирапала В. и соавт. Ишемические инсульты у больных с легочными артериовенозными мальформациями и наследственными геморрагическими телеангиэктазиями: ассоциации с дефицитом железа и тромбоцитов.ПЛОС Один. 2014;9(2):e88812.
    111. Хорана А.А., Фрэнсис К.В., Кулакова Е., Лайман Г.Х. Факторы риска венозной тромбоэмболии, связанной с химиотерапией, в проспективном обсервационном исследовании. Рак. 2005;104(12):2822-2829.
    112. Simanek R, Vormittag R, Ay C, et al. Высокое количество тромбоцитов, связанное с венозной тромбоэмболией у онкологических больных: результаты Венского исследования рака и тромбоза (CATS). Джей Тромб Хемост. 2010;8(1):114-120.
    113. Данезе С., Папа А., Сайбени С., Репичи А., Малески А., Векки М.Воспаление и коагуляция при воспалительных заболеваниях кишечника: сгусток сгущается. Am J Гастроэнтерол. 2007;102(1):174-186.
    114. Эдвардс Р.Л., Риклз Ф.Р., Мориц Т.Э., и соавт. Нарушения показателей свертывания крови у онкологических больных. Ам Джей Клин Патол. 1987;88(5):596-602.
    115. Danese S, de la Motte C, Fiocchi C. Тромбоциты при воспалительных заболеваниях кишечника: клинические, патогенетические и терапевтические последствия. Am J Гастроэнтерол. 2004;99(5):938-945.
    116. Voudoukis E, Karmiris K, Oustamanolakis P, et al.Связь между тромбоцитозом и железодефицитной анемией при воспалительных заболеваниях кишечника. Eur J Гастроэнтерол Гепатол. 2013;25(10):1212-1216.
    117. Kulnigg-Dabsch S, Evstatiev R, Dejaco C, Gasche C. Влияние терапии железом на количество тромбоцитов у пациентов с анемией, связанной с воспалительным заболеванием кишечника. ПЛОС Один. 2012;7(4):e34520.
    118. Kulnigg-Dabsch S, Schmid W, Howaldt S, et al. Дефицит железа вызывает вторичный тромбоцитоз и активацию тромбоцитов при ВЗК: рандомизированное контролируемое исследование тромбовит.Воспаление кишечника Dis. 2013;19(8):1609-1616.
    119. Ессаян Л., Йи Дж., Засува Г., Фринак С., Бесараб А. Восполнение запасов железа связано со снижением количества тромбоцитов у пациентов с хронической болезнью почек без диализа, независимо от применения стимуляторов эритропоэза: ретроспективное когортное исследование. БМК Нефрол. 2014;15(1):119.
    120. Генри Д.Х., Даль Н.В., Ауэрбах М.А. Тромбоцитоз и венозная тромбоэмболия у онкологических больных с анемией, вызванной химиотерапией, могут быть связаны с вызванным СЭ эритропоэзом, ограниченным железом, и могут быть купированы введением железа внутривенно.Am J Гематол. 2012;87(3):308-310.
    121. Коскенкорва-Франк Т.С., Вайс Г., Коппенол В.Х., Буркхардт С. Комплексное взаимодействие метаболизма железа, активных форм кислорода и активных форм азота: понимание потенциала различных препаратов железа для индукции окислительного и нитрозативного стресса. Свободный Радик Биол Мед. 2013;65:1174-1194.
    122. Стивенс Р.Г., Джонс Д.Ю., Микоцци М.С., Тейлор П.Р. Запасы железа в организме и риск развития рака. N Engl J Med. 1988;319(16):1047-1052.
    123. Стивенс Р.Г., Граубард Б.И., Микоцци М.С., Нерииси К., Блумберг Б.С.Умеренное повышение уровня железа в организме и повышенный риск возникновения рака и смерти. Инт Джей Рак. 1994;56(3):364-369.
    124. Mainous AG III, Gill JM, Everett CJ. Насыщение трансферрина, потребление железа с пищей и риск развития рака. Энн Фам Мед. 2005;3(2):131-137.
    125. Gaur A, Collins H, Wulaningsih W, et al. Метаболизм железа и риск развития рака в шведском исследовании AMORIS. Рак вызывает контроль. 2013;24(7):1393-1402.
    126. Нельсон Р.Л. Железо и риск колоректального рака: исследования на людях. Нутр Рев.2001;59(5):140-148.
    127. Норат Т., Бингем С., Феррари П. и др. Мясо, рыба и риск колоректального рака: Европейское проспективное исследование рака и питания. J Natl Cancer Inst. 2005;97(12):906-916.
    128. Kabat GC, Miller AB, Jain M, Rohan TE. Когортное исследование потребления пищевого железа и гемового железа и риска колоректального рака у женщин. Бр Дж Рак. 2007;97(1):118-122.
    129. Като И., Днистрян А.М., Шварц М. и соавт. Потребление железа, запасы железа в организме и риск колоректального рака у женщин: вложенное исследование случай-контроль.Инт Джей Рак. 1999;80(5):693-698.
    130. Beguin Y, Aapro M, Ludwig H, Mizzen L, Osterborg A. Эпидемиологические и доклинические исследования, изучающие влияние железа на канцерогенез — критический обзор. Crit Rev Oncol Hematol. 2014;89(1):1-15.

    Анемия как фактор риска туберкулеза: систематический обзор и метаанализ | Гигиена окружающей среды и профилактическая медицина

  • 1.

    Stevens GA, Finucane MM, De-Regil LM, Paciorek CJ, Flaxman SR, Branca F, et al. Глобальные, региональные и национальные тенденции концентрации гемоглобина и распространенности тотальной и тяжелой анемии у детей, беременных и небеременных женщин за 1995–2011 гг.: систематический анализ данных, репрезентативных для населения.Ланцет Глоб Здоровье. 2013;1(1):16–25.

    Артикул Google Scholar

  • 2.

    ВОЗ, Концентрация гемоглобина для диагностики анемии и оценки тяжести; Всемирная организация здравоохранения; Доступно по адресу: https://www.who.int/vmnis/indicators/haemoglobin.pdf; Дата доступа; 20 октября 2020 г.

  • 3.

    Де Бенуа Б., Когсвелл М., Эгли И., Маклин Э. Распространенность анемии в мире, 1993–2005 гг. Глобальная база данных ВОЗ по анемии: Всемирная организация здравоохранения; 2008.

    Google Scholar

  • 4.

    Cote C, Zilberberg MD, Mody SH, Dordelly LJ, Celli B. Уровень гемоглобина и его клиническое влияние на когорту пациентов с ХОБЛ. Eur Respir J. 2007;9(5):923–9.

    Артикул КАС Google Scholar

  • 5.

    Барзегари С., Афшари М., Мовахедния М., Мусазаде М. Распространенность анемии среди больных туберкулезом: систематический обзор и метаанализ.Индиан Джей Туберк. 2019;66(2):299–307.

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google Scholar

  • 6.

    Nagu TJ, Spiegelman D, Hertzmark E, Aboud S, Makani J, Matee MI, et al. Анемия в начале противотуберкулезной терапии связана с задержкой конверсии мокроты у больных туберкулезом легких в Дар-эс-Саламе, Танзания. ПлоС один. 2014;9(3).

  • 7.

    Hella J, Cercamondi CI, Mhimbira F, Sasamalo M, Stoffel N, Zwahlen M, et al.Анемия в случаях туберкулеза и контроль домохозяйств из Танзании: вклад болезни, коинфекции и роль гепсидина. ПЛОС Один. 2018;13(4):e0195985.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья КАС Google Scholar

  • 8.

    Башир Б.А., Абдаллах С.А., Мохамедани А.А. Анемия среди больных туберкулезом легких в Порт-Судане, Восточный Судан. Int J Последние научные исследования. 2015;6(5):4128–31.

    Google Scholar

  • 9.

    Оливейра М.Г., Делого К.Н. Оливейра HMdMG, Руффино-Нетто А, Крицкий А.Л., Оливейра ММ. Анемия у госпитализированных больных туберкулезом легких. J Брас Пневмол. 2014;40(4):403–10.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 10.

    Бешир М.Т., Бейене А.Х., Тлайе К.Г., Демелью Т.М. Заболеваемость и предикторы туберкулеза среди ВИЧ-позитивных детей в специализированной больнице и медицинском колледже Адама, Оромия, Эфиопия: ретроспективное последующее исследование.Эпидемиол Здоровье. 2019;41:1–8.

    Артикул Google Scholar

  • 11.

    Керхофф А.Д., Вуд Р., Фогт М., Лоун С.Д. Прогностическое значение анемии для туберкулеза у ВИЧ-инфицированных пациентов в странах Африки к югу от Сахары: показание для рутинного микробиологического исследования с использованием новых экспресс-тестов. Журнал синдромов приобретенного иммунодефицита (1999). 2014;66(1):33-40.

  • 12.

    Эркурт М.А., Айдогду И., Дикилиташ М., Куку И., Кая Э., Байрактар ​​Н. и др.Влияние цианокобаламина на иммунитет у больных пернициозной анемией. Медицинская практика. 2008;17(2):131–5.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 13.

    Экиз С., Агаоглу Л., Каракас З., Гурель Н., Ялчин И. Влияние железодефицитной анемии на функцию иммунной системы. Хематол Дж. 2005;5(7):579–83.

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google Scholar

  • 14.

    Нагу Т.Дж., Шпигельман Д., Герцмарк Э., Абуд С., Макани Дж., Мати М.И. и др. Анемия в начале противотуберкулезной терапии связана с задержкой конверсии мокроты у больных туберкулезом легких в Дар-эс-Саламе. Танзания PloS one. 2014;9(3):e

    .

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google Scholar

  • 15.

    Деви У, Рао К.М., Шривастава В.К., Ратх П.К., Дас Б.С. Влияние добавок железа на анемию легкой и средней степени тяжести при туберкулезе легких.Бр Дж Нутр. 2003;90(3):541–50.

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google Scholar

  • 16.

    Умакант М. Анемия среди больных туберкулезом в клинической больнице Баттикалоа, Шри-Ланка. Int J Med Heal Res. 2017;3(5):95–7.

    Google Scholar

  • 17.

    Чу К.А., Сюй С.Х., Линь М.С., Чу Ю.Х., Хун Ю.М., Вэй Дж.К.-С. Ассоциация железодефицитной анемии с туберкулезом на Тайване: общенациональное популяционное исследование.ПЛОС Один. 2019;14(8):e0221908.

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 18.

    ВОЗ, Систематический скрининг на активный туберкулез: принципы и рекомендации, Всемирная организация здравоохранения, 2013 г., доступно по адресу https://www.who.int/tb/publications/Final_TB_Screening_guidelines.pdf, дата обращения 30 ноября 2019 г.

  • 19.

    Гурвиц Г.Е., Лан Г. Энтеролитиаз. Мир J Гастроэнтерол.2014;20(47):17819–29.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 20.

    Керхофф А.Д., Вуд Р., Кобеленс Ф.Г., Гупта-Райт А., Беккер Л.Г., Лоун С.Д. Прогностическое значение текущих уровней гемоглобина для заболеваемости туберкулезом и/или смертности во время длительной антиретровирусной терапии в Южной Африке: когортное исследование. БМС Мед. 2015;13(70):1–13.

    Google Scholar

  • 21.

    Эндзю Л., МАКУБИ А., ДРЕЙН П., ШПИГЕЛЬМАН Д., САНДО Д., Нан Л. и др. Уровень заболеваемости туберкулезом и факторы риска среди ВИЧ-инфицированных взрослых, имеющих доступ к антиретровирусной терапии, в Танзании. СПИД (Лондон, Англия). 2015;29(11):1391-9.

  • 22.

    Alemu YM, Andargie G, Gebeye E. Высокая заболеваемость туберкулезом при отсутствии профилактической терапии изониазидом и котримоксазолом у детей, живущих с ВИЧ, в Северной Эфиопии: ретроспективное последующее исследование. ПЛОС Один. 2016;11(4):e0152941.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья КАС Google Scholar

  • 23.

    Phyo K, Oo M, Harries A, Saw S, Aung T, Moe J, et al. Высокая распространенность и заболеваемость туберкулезом среди людей, живущих с ВИЧ, в Мандалае, Мьянма, 2011–2017 гг. Int J Tuberc Lung Dis. 2019;23(3):349–57.

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google Scholar

  • 24.

    Iroezindu M, Ofondu E, Mbata G, Van Wyk B, Hausler H, Au D, et al. Факторы, связанные с распространенным туберкулезом среди пациентов, получающих высокоактивную антиретровирусную терапию в нигерийской больнице третичного уровня. Ann Med Health Sci Res. 2016;6(2):120–8.

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 25.

    Мохер Д., Шамсир Л., Кларк М., Герси Д., Либерати А., Петтикрю М. и др. Заявление о предпочтительных элементах отчетности для протоколов систематического обзора и метаанализа (PRISMA-P) 2015 г.Сист Ред. 2015;4(1):1–9.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 26.

    Мула С., Манн З., Туфанару С., Ароматарис Э., Сирс К., Сфетку Р., Карри М., Куреши Р., Мэттис П., Лиси К., Му П-Ф. Глава 7: систематические обзоры этиологии и риска. В: Aromataris E, Munn Z (редакторы). Руководство для рецензентов Института Джоанны Бриггс. Институт Джоанны Бриггс, 2017 г. Доступно по адресу https://reviewersmanual.joannabriggs.org/: дата обращения 25 декабря 2019 г.

  • 27.

    Линхардт С., Филдинг К., Силла Дж., Бах Б., Густафсон П., Варндорф Д. и др. Исследование факторов риска туберкулеза: исследование случай-контроль в трех странах Западной Африки. Int J Эпидемиол. 2005;34(4):914–23.

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google Scholar

  • 28.

    Taha M, Deribew A, Tessema F, Assegid S, Duchateau L, Colebunders R. Факторы риска активного туберкулеза у людей, живущих с ВИЧ.Эфиоп J Health Sci. 2011;21(2):131–9.

    ПабМед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 29.

    Pefura Yone EW, Kengne AP, Moifo B, Kuaban C. Распространенность и детерминанты внелегочного поражения у пациентов с легочным туберкулезом в африканской стране к югу от Сахары: перекрестное исследование. Scand J Infect Dis. 2013;45(2):104–11.

    Артикул Google Scholar

  • 30.

    Аялав С.Г., Ален К.А., Адане А.А. Заболеваемость и предикторы туберкулеза среди ВИЧ-позитивных детей в реферальной больнице Университета Гондэр, северо-запад Эфиопии: ретроспективное последующее исследование. Уведомления о международных научных исследованиях. 2015;2015:1–6.

    Артикул Google Scholar

  • 31.

    Batista JdAL, Maruza M, de Alencar Ximenes RA, Santos ML, Montarroyos UR, de Barros Miranda-Filho D, et al. Заболеваемость и факторы риска туберкулеза у людей, живущих с ВИЧ: когорта из специализированных медицинских центров в Ресифи, Бразилия.ПлоС один. 2013;8(5):e63916.

  • 32.

    McDermid JM, Hennig BJ, van der Sande M, Hill AV, Whittle HC, Jaye A, et al. Перераспределение железа хозяина как фактор риска возникновения туберкулеза при ВИЧ-инфекции: 11-летнее ретроспективное когортное исследование. BMC Infect Dis. 2013;13(48):1–9.

    Google Scholar

  • 33.

    Li N, Manji KP, Spiegelman D, Muya A, Mwiru RS, Liu E, Chalamilla G, Fawzi WW, Duggan C. Заболеваемость туберкулезом и факторы риска среди ВИЧ-инфицированных детей в Танзании.СПИД. 2013;27(8):1273–81.

  • 34.

    Chang CA, Meloni ST, Eisen G, Chaplin B, Akande P, Okonkwo P, et al. Заболеваемость туберкулезом и факторы риска среди взрослых, инфицированных вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), получающих антиретровирусную терапию в рамках крупной программы по борьбе с ВИЧ в Нигерии. Открытый форум Infect Dis. 2015;2(4):1–11.

    Артикул Google Scholar

  • 35.

    Choun K, Thai S, Pe R, Lorent N, Lynen L, van Griensven J. Заболеваемость и факторы риска туберкулеза у ВИЧ-инфицированных пациентов во время антиретровирусного лечения в Камбодже.Trans R Soc Trop Med Hyg. 2013;107(4):235–42.

    КАС пабмед Статья Google Scholar

  • 36.

    Klote MM, Agodoa LY, Abbott KC. Факторы риска Mycobacterium tuberculosis у пациентов с хроническим диализом в США. Нефроловая диализная трансплантация. 2006;21(11):3287–92.

    Артикул Google Scholar

  • 37.

    Karstaedt A, Bolhaar M. Туберкулез у пожилых людей в Соуэто, Южная Африка.Int J Tuberc Lung Dis. 2014;18(10):1220–2.

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google Scholar

  • 38.

    Шу С-С, Ву В-С, Ян Ф-Дж, Пан С-С, Лай Т-С, Ван Дж-И и др. Предикторы и распространенность латентной туберкулезной инфекции у больных, находящихся на длительном гемодиализе и перитонеальном диализе. ПЛОС Один. 2012;7(8):e42592.

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 39.

    Гонсалес-Касас Р., Джонс Э.А., Морено-Отеро Р. Спектр анемии, связанной с хроническим заболеванием печени. Мир J Гастроэнтерол: WJG. 2009;15(37):4653–8.

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google Scholar

  • 40.

    Weiss G, Goodnough LT. Анемия хронического заболевания. N Engl J Med. 2005;352(10):1011–23.

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google Scholar

  • 41.

    Sarnak MJ, Tighiouart H, Manjunath G, MacLeod B, Griffith J, Salem D, et al. Анемия как фактор риска сердечно-сосудистых заболеваний в исследовании риска атеросклероза в сообществах (арик). J Am Coll Кардиол. 2002;40(1):27–33.

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google Scholar

  • 42.

    ВОЗ. Распространенность анемии в мире, 1993–2005 гг.: глобальная база данных ВОЗ по анемии. Всемирная организация здравоохранения, 2015 г. Доступно по адресу: http://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/43894/9789241596657_eng.pdf?ua=1 : Дата обращения: 1 ноября 2018 г.

  • 43.

    Sia JK, Rengarajan J. Иммунология инфекций Mycobacterium tuberculosis. Грамположительные возбудители. 2019;7(4):GPP3-0022-2018.

    КАС Google Scholar

  • 44.

    Ахмад С. Патогенез, иммунология и диагностика латентной микобактериальной туберкулезной инфекции. Клин Дев Иммунол. 2011;2011:814943.

    ПабМед Статья КАС ПабМед Центральный Google Scholar

  • 45.

    Флинн Дж.Л., Чан Дж. Иммунология туберкулеза. Анну Рев Иммунол. 2001;19(1):93–129.

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google Scholar

  • 46.

    Али С.С., Файед Х.М., Исмаил А.М., Хаким Г.Л.А. Оценка субпопуляций лимфоцитов периферической крови у детей с железодефицитной анемией. БМС Педиатр. 2018;18(1):49.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья КАС Google Scholar

  • 47.

    Das I, Saha K, Mukhopadhyay D, Roy S, Raychaudhuri G, Chatterjee M, et al. Влияние железодефицитной анемии на клеточный и гуморальный иммунитет у детей: исследование случай-контроль. J Natural Sci Biol Med. 2014;5(1):158–63.

    Артикул КАС Google Scholar

  • 48.

    Cronjé L. N E, EK, L. B. Железо и железохелатирующие агенты модулируют рост Mycobacterium tuberculosis и жизнеспособность моноцитов-макрофагов и эффекторные функции.FEMS Immunol Med Microbiol. 2005;1(45):103–12.

    Артикул КАС Google Scholar

  • 49.

    Черайил Б.Дж. Железо и иммунитет: иммунологические последствия дефицита и перегрузки железом. Arch Immunol Ther Exp (Warsz). 2010;58(6):407–15.

    КАС Статья Google Scholar

  • 50.

    Всемирная организация здравоохранения. Оценка, профилактика и контроль железодефицитной анемии Руководство для руководителей программ.Всемирная организация здравоохранения; 2001. Доступно по адресу: https://www.who.int/nutrition/publications/en/ida_assessment_prevention_control.pdf: Дата доступа: 19 октября 2020 г.

  • 51.

    Саид Ф., Надим М., Ахмед Р.С., Тахир Надим М., Аршад М.С., Улла А. Изучение влияния пищевой иммунологии, лежащей в основе модуляции иммунных реакций пищевыми соединениями – обзор. Пищевой сельскохозяйственный иммунол. 2016;27(2):205–29.

    КАС Статья Google Scholar

  • 52.

    Буттари Б., Профумо Э., Ригано Р. Перекрестные помехи между эритроцитами и иммунной системой и их влияние на атеросклероз. Биомед Рез Инт. 2015;2015:616834.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья КАС Google Scholar

  • 53.

    Бишлавы ИП. Красные кровяные тельца, гемоглобин и иммунная система. Мед Гипотезы. 1999;53(4):345–6.

    КАС пабмед Статья Google Scholar

  • 54.

    Ибрагим Б., Сани А.М., Тимоти Б. Распространенность дефицита глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы среди детей в возрасте 0–5 лет, инфицированных Plasmodium falciparum, в штате Катсина, Нигерия. Adv Биохим. 2016;4(6):66–73.

    Google Scholar

  • Границы | Комбинация рутинного исследования крови и анализа T-SPOT.TB для различения активного туберкулеза и латентной туберкулезной инфекции и другие., 2019). По оценкам, в 2018 г. во всем мире туберкулезом заболело 10 миллионов человек (Всемирная организация здравоохранения, 2019 г.). Между тем примерно четверть населения мира имеет латентную туберкулезную инфекцию (ЛТБИ), и большинство из них остаются бессимптомными, при этом у 5–10% развивается активный туберкулез (АТБ) (Blumberg and Ernst, 2016; Cohen et al., 2019; World Организация здравоохранения, 2019). Следовательно, разработка дифференциальной диагностики между ATB и LTBI является жизненно важной целью для лечения и контроля ТБ (Furin et al., 2019).

    Диагностика ATB в настоящее время основывается на микробиологических тестах, таких как микроскопия мазка, посев и молекулярные анализы, такие как Xpert MTB/RIF. Однако эти тесты либо требуют много времени, либо обладают неудовлетворительной чувствительностью (Всемирная организация здравоохранения, 2015 г.; Horne et al., 2019 г.). Хотя недавно разработанный Xpert MTB/RIF Ultra показал повышение чувствительности, он по-прежнему не соответствует клиническим требованиям (Chakravorty et al., 2017; Dorman et al., 2018; Horne et al., 2019). Кроме того, тесты на высвобождение гамма-интерферона, включая T-SPOT.TB (T-SPOT) и QuantiFERON-TB Gold In-Tube (QFT-GIT) используются для диагностики туберкулезной инфекции, но оба они не могут отличить ATB от LTBI (Turetz and Ma, 2016). Кроме того, хотя многие иммунологические маркеры также оценивались для преодоления этой проблемы (Adekambi et al., 2015; Won et al., 2017; Musvosvi et al., 2018; Roy Chowdhury et al., 2018), соответствующее обнаружение является дорогостоящим. и неосуществимые, такие как необходимость в специальном приборе, таком как проточный цитометр. В нескольких недавних исследованиях изучались новые подходы к этой мишени, включая транскриптом (Singhania et al., 2018; Roe et al., 2019), метаболом (Weiner et al., 2018; Dai et al., 2019), протеом (Chaisson et al., 2019) и геном (Suliman et al., 2018). Однако эти методы носили исследовательский характер и не отличались простотой. Таким образом, более чувствительные и специфичные анализы, которые выполняются быстрее и дешевле, могли бы стать большим шагом вперед в этой области.

    Рутинное исследование крови (BRE) является наиболее распространенным тестом, проводимым в клинической практике. Ранее редко сообщалось о потенциальном использовании BRE для диагностики ТБ.В настоящем исследовании изучались показатели BRE и T-SPOT у лиц с АТБ и ЛТБИ. Для дифференциальной диагностики этих двух состояний была создана диагностическая модель, основанная на сочетании различных показателей.

    Материалы и методы

    Дизайн исследования

    Это исследование проводилось в больнице Тунцзи (когорта Цяокоу, крупнейшая больница в центральном Китае) и китайско-французской больнице Нового города (когорта Кайдянь, филиал больницы Тунцзи). Субъекты когорты Qiaokou были зарегистрированы в период с января 2013 г. по октябрь 2019 г.; а те, кто был в когорте Caidian, были зачислены с января 2017 года по октябрь 2019 года.Все участники были набраны на основе положительных результатов T-SPOT. BRE выполняли одновременно у всех испытуемых. Диагноз ATB был диагностирован как положительный результат Xpert MTB/RIF и/или культуры Mtb (индикатор роста микобактерий, пробирка 960 и среда Lowenstein-Jensen) в мокроте, жидкости бронхоальвеолярного лаважа или ткани биопсии с клиническими симптомами и рентгенологическими характеристиками, указывающими на туберкулез . Лица с положительными результатами T-SPOT, но без клинических или рентгенологических признаков ATB, были определены как LTBI.Критерии исключения были следующими: (1) пациенты моложе 17 лет и (2) пациенты, проходящие противотуберкулезное лечение. Это исследование было одобрено Комитетом по этике больницы Тунцзи, Медицинского колледжа Тунцзи, Хуачжунского университета науки и технологий, Ухань, Китай.

    BRE

    Образцы периферической крови с этилендиаминтетрауксусной кислотой и антикоагулянтом были взяты у участников, и BRE был выполнен с использованием XN-9000 Sysmex (Sysmex Co., Кобе, Япония) в соответствии с инструкциями производителя.Полученные показатели были следующими: количество лейкоцитов (WBC#), процент нейтрофилов (NEUT%), количество нейтрофилов (NEUT#), процент лимфоцитов (LYMPH%), количество лимфоцитов (LYMPH#), процент моноцитов (MONO%). , количество моноцитов (MONO#), процент эозинофилов (EO%), количество эозинофилов (EO#), процент базофилов (BASO%), количество базофилов (BASO#), количество эритроцитов (RBC#), гемоглобин (HGB), гематокрит (HCT), средний корпускулярный объем (MCV), средний корпускулярный гемоглобин (MCH), средняя концентрация корпускулярного гемоглобина (MCHC), коэффициент вариации объема эритроцитов (RDW-CV), стандартное отклонение распределения красных клеток RDW-SD), количество тромбоцитов (PLT#), ширина распределения тромбоцитов (PDW), средний объем тромбоцитов (MPV), коэффициент больших клеток тромбоцитов (PLCR), тромбоцитокрит (PCT).

    Анализ T-SPOT

    Образцы гепаринизированной периферической крови были собраны и проанализированы с использованием анализа T-SPOT (Oxford Immunotec, Оксфорд, Великобритания) в соответствии с инструкциями производителя. В результатах анализа T-SPOT есть четыре индикатора: пятнистообразующие клетки отрицательного контроля (SFC), ранняя секретируемая антигенная мишень 6 (ESAT-6) SFC, белок культурального фильтрата 10 (CFP-10) SFC и положительный контроль SFC. . Больший из ESAT-6 SFC и CFP-10 SFC был определен как ТБ-специфические антигены (TBAg) SFC.

    Статистический анализ

    Различия между группами ATB и LTBI сравнивали с использованием критерия Манна-Уитни U или критерия хи-квадрат. Чтобы построить диагностическую модель для дифференциации ATB от LTBI, все переменные со статистической значимостью были взяты в качестве кандидатов для дальнейшего многопараметрического анализа логистической регрессии; а затем было получено уравнение регрессии (диагностическая модель) и рассчитан балл для каждого человека.

    Анализ рабочих характеристик приемника (ROC) был выполнен для проверки способности различных методов отличать ATB от LTBI.Площадь под кривой (AUC), чувствительность, специфичность, положительное прогностическое значение (PPV), отрицательное прогностическое значение (NPV), положительное отношение правдоподобия (PLR), отрицательное отношение правдоподобия (NLR) и точность вместе с их 95% доверительными интервалами (ДИ). Статистический анализ проводили с использованием SPSS 25.0 (SPSS, Чикаго, Иллинойс, США) и GraphPad Prism 6 (GraphPad Software, Калифорния, США). Статистическую значимость определяли как значение P менее 0,05.

    Результаты

    Участники

    В общей сложности 2059 (1097 ATB и 962 LTBI) и еще 883 (372 ATB и 511 LTBI) участников были набраны в когорты Qiaokou и Caidian соответственно (таблица 1).Их демографические, клинические и лабораторные данные были обобщены в Таблице 1. В двух когортах не было существенных различий в распределении по возрасту или полу между людьми с ATB и LTBI. Около 63% субъектов были мужчинами, а средний возраст составлял около 50 лет (таблица 1).

    Таблица 1 Демографические и клинические характеристики участников исследования.

    Результаты BRE и T-SPOT у лиц с ATB и LTBI в когорте Qiaokou

    Все показатели BRE значительно различались между людьми с ATB и LTBI в когорте Qiaokou.В частности, WBC#, NEUT%, NEUT#, MONO%, MONO#, RDW-CV, RDW-SD, PLT# и PCT при ATB были значительно выше, чем у LTBI. Напротив, LYMPH%, LYMPH#, EO%, EO#, BASO%, BASO#, RBC#, HGB, HCT, MCV, MCH, MCHC, PDW, MPV и PLCR при ATB были значительно ниже, чем у LTBI (таблица 2). и дополнительный рисунок 1). Для анализа T-SPOT ESAT-6 и CFP-10 SFC в ATB были значительно выше, чем LTBI (таблица 2 и рисунок 1).

    Таблица 2 Результаты T-SPOT и рутинного исследования крови участников исследования.

    Рисунок 1 Создание диагностической модели на основе комбинации BRE и T-SPOT в группе Qiaokou. (A) Диаграммы рассеяния, показывающие оценку диагностической модели, основанной на BRE, у пациентов с ATB (n = 1097) и лиц с ЛТБИ (n = 962) в когорте Qiaokou. Горизонтальные линии указывают медиану. *** P < 0,001 (тест Манна-Уитни U ). Синие пунктирные линии указывают пороговое значение при различении этих двух групп. (B) Диаграммы рассеяния, показывающие ESAT-6 SFC, CFP-10 SFC и TBAg SFC у пациентов с ATB (n = 1097) и лиц с ЛТБИ (n = 962) в когорте Qiaokou.Горизонтальные линии указывают медиану. *** P < 0,001 (тест Манна-Уитни U ). (C) ROC-анализ, показывающий эффективность ESAT-6 SFC, CFP-10 SFC, TBAg SFC, диагностическая модель на основе BRE, диагностика на основе комбинации BRE и T-SPOT при различении ATB от LTBI в когорте Qiaokou. (D) Диаграммы Венна, показывающие перекрытие диагностической модели, основанной на BRE и TBAg SFC у пациентов с ATB (n = 1097) в когорте Qiaokou. (E) Диаграммы рассеяния, показывающие оценку диагностической модели, основанной на сочетании BRE и T-SPOT у пациентов с ATB (n = 1097) и лиц с ЛТБИ (n = 962) в когорте Qiaokou.Горизонтальные линии указывают медиану. *** P < 0,001 (тест Манна-Уитни U ). Синие пунктирные линии указывают пороговые значения для различения этих двух групп. АТБ, активный туберкулез; ЛТБИ, латентная туберкулезная инфекция; ESAT-6, раннесекретируемая антигенная мишень 6; CFP-10, белок культурального фильтрата 10; TBAg, туберкулезные специфические антигены; SFC, пятнистые клетки; AUC, площадь под кривой; BRE, плановое исследование крови.

    База диагностической модели на основе BRE для дифференциации ATB от LTBI в когорте Qiaokou

    Чтобы создать диагностическую модель, основанную на показателях BRE для дифференциации ATB от LTBI, все переменные со статистической значимостью были использованы для многопараметрического логистического регрессионного анализа.Диагностическая модель была построена следующим образом: P = 1/[1 + e -(-0,59 + 0,377 × NEUT# — 1,579 × LYMPH# + 1,78 × MONO# — 1,929 × EO# — 0,028 × HGB + 0,327 × RDW -CV + 0,002 × PLT#) ] P, прогностическая ценность; е, натуральный логарифм. ROC-анализ показал, что AUC диагностической модели составляла 0,846 (95% ДИ, от 0,829 до 0,862) (рис. 1A, C). Когда пороговое значение было установлено на уровне 0,673, чувствительность и специфичность составляли 59,71 и 91,58% соответственно (таблица 3).

    Таблица 3 Эффективность различных методов различения ATB и LTBI в когорте Qiaokou.

    Эффективность T-SPOT для различения ATB и LTBI в когорте Qiaokou

    В когорте Qiaokou анализ ROC показал, что AUC ESAT-6 SFC при различении ATB и LTBI составлял 0,669 (95% ДИ от 0,646 до 0,692), с чувствительностью 35,73% и специфичностью 90,23% при пороговом значении 61. Между тем, AUC кривой ROC для CFP-10 SFC составляла 0,744 (95% ДИ от 0,723 до 0,765), с чувствительностью 44,03% и специфичность 90,85% при использовании порогового значения 76.Более того, при использовании TBAg SFC в качестве индикатора чувствительность и специфичность при различении этих двух состояний составляли 50,77 и 90,12% соответственно с пороговым значением 89 (таблица 3 и рисунки 1B, C).

    Диагностическая модель, основанная на комбинации BRE и T-SPOT для различения ТБ и ЛТБИ в когорте Qiaokou

    Хотя либо BRE, либо T-SPOT продемонстрировали потенциальную ценность для различения АТБ и ЛТБИ, чувствительность обоих методов была относительно низкой. Однако совпадение между TBAg SFC и диагностической моделью, основанной на BRE, показало, что комбинация этих двух методов может улучшить диагностический эффект (рис. 1D).Таким образом, с помощью логистического регрессионного анализа была получена следующая новая диагностическая модель: P = 1/[1 + e −(−1,436 + 0,01 × ESAT-6 SFC + 0,011 × CFP-10 SFC + 0,403 × NEUT# — 1,835 × LYMPH# + 1,355 × MONO# — 2,225 × EO# — 0,027 × HGB + 0,31 × RDW-CV + 0,004 × PLT#) ] P, прогностическая ценность; е, натуральный логарифм. ROC-анализ показал, что AUC модели для дифференциации ATB от LTBI составляла 0,909 (95% ДИ, от 0,889 до 0,930), с чувствительностью 78,85% и специфичностью 90,23% при использовании 0,587 в качестве порогового значения (таблица 3 и рисунки). 1С, Д).

    Валидация диагностической модели в когорте Caidian

    Наблюдалась значительная разница во всех показателях BRE между людьми с ATB и LTBI в когорте Caidian (таблица 2 и дополнительный рисунок 2). Аналогичные показатели наблюдались в когорте Caidian. Проверка диагностической модели на основе BRE дала AUC 0,850 (95% ДИ, от 0,823 до 0,876) с чувствительностью 63,44% и специфичностью 90,61% (таблица 4 и рисунок 2A, C). При использовании 89, полученных в тренировочной когорте, в качестве порогового значения TBAg SFC, чувствительность и специфичность составляли 50.54 и 92,37% при дифференциации ATB от LTBI, соответственно (таблица 4 и рисунки 2B, C). Диагностическая модель, основанная на комбинации BRE и T-SPOT, также показала хорошие результаты в когорте проверки: 0,910 (95% ДИ, от 0,889 до 0,930) AUC, чувствительность 78,23% и специфичность 90,02% (таблица 4 и рисунки 2C-E). .

    Таблица 4 Эффективность различных методов различения ТБ и ЛТИ в когорте Caidian.

    Рисунок 2 Проверка диагностической модели на основе комбинации BRE и T-SPOT в когорте Caidian. (A) Диаграммы рассеяния, показывающие оценку диагностической модели, основанной на BRE, у пациентов с ATB (n = 372) и лиц с ЛТБИ (n = 511) в когорте Caidian. Горизонтальные линии указывают медиану. *** P < 0,001 (тест Манна-Уитни U ). Синие пунктирные линии указывают пороговое значение при различении этих двух групп. (B) Диаграммы рассеяния, показывающие ESAT-6 SFC, CFP-10 SFC и TBAg SFC у пациентов с ATB (n = 372) и лиц с ЛТИ (n = 511) в когорте Caidian. Горизонтальные линии указывают медиану.*** P < 0,001 (тест Манна-Уитни U ). (C) ROC-анализ, показывающий эффективность ESAT-6 SFC, CFP-10 SFC, TBAg SFC, диагностическая модель на основе BRE, диагностика на основе комбинации BRE и T-SPOT при различении ATB от LTBI в когорте Caidian. (D) Диаграммы Венна, показывающие перекрытие диагностической модели, основанной на BRE и TBAg SFC у пациентов с ATB (n = 372) в когорте Caidian. (E) Диаграммы рассеяния, показывающие оценку диагностической модели, основанной на сочетании BRE и T-SPOT у пациентов с ATB (n = 372) и лиц с ЛТБИ (n = 511) в когорте Caidian.Горизонтальные линии указывают медиану. *** P < 0,001 (тест Манна-Уитни U ). Синие пунктирные линии указывают пороговые значения для различения этих двух групп. АТБ, активный туберкулез; ЛТБИ, латентная туберкулезная инфекция; ESAT-6, раннесекретируемая антигенная мишень 6; CFP-10, белок культурального фильтрата 10; TBAg, туберкулезные специфические антигены; SFC, пятнистые клетки; AUC, площадь под кривой; BRE, плановое исследование крови.

    Эффективность диагностической модели для дифференциации АТБ от ЛТБИ с поражением легких

    Мы также включили еще одну группу ЛТБИ с раком легких, чтобы оценить установленную диагностическую модель для дифференциации АТБ от ЛТБИ с поражением легких.Было замечено, что AUC нашей модели для различения ATB от этой группы LTBI составляла 0,885 (95% ДИ, 0,869–0,901) (рис. 3). Когда в качестве порога использовалось значение 0,587, чувствительность и специфичность модели составляли 78,03% (95% ДИ, 75,49–80,38%) и 85,69% (95% ДИ, 82,84–88,14%) соответственно. Эти данные показали, что наша диагностическая модель также была полезна для дифференциации ATB от LTBI с легочными поражениями.

    Рисунок 3 Эффективность установленной модели для различения ATB от LTBI с легочными поражениями.Диаграммы рассеивания, показывающие оценку диагностической модели у пациентов с АТБ (n = 1097) и лиц с ЛТБИ с поражением легких (n = 671). Горизонтальные линии указывают медиану. *** P < 0,001 (тест Манна-Уитни U ). Синие пунктирные линии указывают пороговое значение при различении этих двух групп. ROC-анализ, показывающий эффективность диагностической модели в различении АТБ от ЛТБИ с поражением легких. АТБ, активный туберкулез; ЛТБИ, латентная туберкулезная инфекция; AUC, площадь под кривой.

    Обсуждение

    ТБ остается важным инфекционным заболеванием во всем мире (Haas et al., 2016; Furin et al., 2019). Для реализации стратегии элиминации ТБ срочно требуются быстрые, недорогие и точные методы дифференциации ТБ и ЛТИ, особенно в высокоэндемичных странах, таких как Китай (Всемирная организация здравоохранения, 2016 г.; Gao et al., 2017; Xin et al. , 2019). Обычные методы обнаружения патогенов имеют ограничения в клиническом применении (MacLean et al., 2019).И, с другой стороны, хотя за последнее десятилетие появилось множество сообщений о новых маркерах-кандидатах, редко бывает один маркер, подходящий для клинического использования (Burel et al., 2018; Meier et al., 2018; Singhania et al., 2018; Walzl et al., 2018; Silveira-Mattos et al., 2019; Warsinske et al., 2019). Поэтому улучшение, основанное на ранее существовавших методах, особенно важно.

    BRE — один из наиболее распространенных тестов, проводимых в клинической лаборатории. Тест используется не только для дифференциальной диагностики инфекционных заболеваний, но также используется для многих аспектов, таких как оценка воспалительного состояния и оценка состояния питания.BRE настолько широко используется, что почти всем стационарным пациентам будет назначен этот тест. Из-за его широкого применения во многих областях мало кто понимает, что этот рутинный тест можно использовать для диагностики туберкулеза. Предыдущее исследование показало, что соотношение нейтрофилов и лимфоцитов имеет определенное значение для диагностики туберкулеза (Yoon et al., 2013). В нашем исследовании мы наблюдали, что процентное содержание нейтрофилов и лимфоцитов было значительно увеличено и уменьшено соответственно у пациентов с АТБ по сравнению с лицами с ЛТБИ.Однако, хотя соотношение нейтрофилов и лимфоцитов показывает значительную разницу в этих двух группах, эффективность этого соотношения при диагностике АТБ была ограниченной. Ведь подобное изменение нейтрофилов и лимфоцитов может иметь место и при многих других заболеваниях. Неожиданно мы обнаружили, за исключением нейтрофилов и лимфоцитов, что многие показатели BRE (например, MONO#, EO#) значительно различались между ATB и LTBI. Таким образом, диагностическая модель, основанная на сочетании этих показателей при BRE, имеет потенциальную ценность для дифференциации АТБ от ЛТИ.

    В настоящем исследовании приняли участие около 3000 участников для изучения возможности и эффективности измерения биомаркеров в BRE и T-SPOT для дифференциальной диагностики ATB и LTBI. Это является основанием для наблюдения статистической разницы в BRE и T-SPOT между этими двумя группами. Однако, хотя либо BRE, либо T-SPOT показали значительную разницу между ATB и LTBI, использование только BRE или T-SPOT имело ограниченную диагностическую точность при различении этих двух состояний. Интересно, что с помощью комбинации этих двух тестов мы успешно создали диагностическую модель, которая показала хорошую эффективность в различении АТБ от ЛТБИ.AUC и точность диагностической модели как в обучающей, так и в проверочной когортах составляли ~0,90 и 85% соответственно.

    Учитывая, что анализ T-SPOT выявляет Mtb-специфический ответ лимфоцитов, понятно, что результаты T-SPOT у пациентов с АТБ были выше, чем у лиц с ЛТБИ. Однако мы неожиданно обнаружили, что многие показатели в BRE также показали значительную разницу между ATB и LTBI. В соответствии с предыдущим исследованием (Iliaz et al., 2014) мы наблюдали, что количество лимфоцитов было снижено у пациентов с АТБ, что может быть вызвано нарушением иммунитета хозяина, особенно Т-клеток и NK-клеток, в патогенезе ТБ.Кроме того, недостаточность питания является одним из наиболее важных факторов риска развития ATB у Mtb-инфицированных лиц (Cegielski and McMurray, 2004). Таким образом, вполне разумно, что HGB был значительно снижен у пациентов с ATB по сравнению с LTBI. Но мы не знаем, почему многие другие индикаторы, такие как EO# и PLT#, также имеют значительную разницу между ATB и LTBI. Для определения роли свертывающей системы в патогенезе туберкулеза необходимы дальнейшие исследования.

    Еще один интересный вопрос заключается в том, почему анализ T-SPOT и BRE дополняют друг друга при диагностике туберкулеза.Мы предполагаем, что T-SPOT и BRE демонстрируют разную эффективность у Mtb-инфицированных людей с разным иммунным статусом. Предыдущие исследования показали, что результаты T-SPOT были явно снижены у пациентов с ATB с ослабленным иммунитетом (Bosco et al., 2017). Поэтому в этом состоянии очень трудно отличить АТБ от ЛТБИ, потому что в большинстве случаев низкие результаты T-SPOT приписываются ЛТБИ. Однако многие показатели BRE, включая LYMPH# и HGB, были снижены у пациентов с ослабленным иммунитетом.Таким образом, эффективность BRE в различении ATB от LTBI может быть лучше у пациентов с ослабленным иммунитетом, чем у иммунокомпетентных. Напротив, разумно, что эффективность T-SPOT лучше, чем BRE, при различении ATB от LTBI у иммунокомпетентных пациентов.

    Следует отметить два ограничения этого исследования. Во-первых, хотя число участников этого исследования было относительно большим, все они были набраны из одного города Китая, что может не отражать состояние пациентов в мире.В настоящее время необходимы дальнейшие исследования для проверки и оптимизации этой модели в более крупных когортах, набранных из других клинических центров по всему миру. Во-вторых, поскольку все участники этого исследования были в возрасте 17 лет и старше, эффективность диагностической модели у лиц моложе 17 лет была неизвестна.

    В заключение, это первое исследование использования BRE и T-SPOT для создания диагностической модели для различения ATB от LTBI у большого числа участников, и эта модель может служить простой, инновационной и привлекательной стратегией для диагностики ТБ, особенно в эндемичных по туберкулезу районах.

    Заявление о доступности данных

    Первоначальные материалы, представленные в исследовании, включены в статью/дополнительный материал. Дальнейшие запросы можно направлять соответствующим авторам.

    Заявление об этике

    Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Комитетом по этике больницы Тунцзи Медицинского колледжа Тунцзи Хуачжунского университета науки и технологий, Ухань, Китай. Пациенты/участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

    Вклад авторов

    YL, FW и ZS задумали исследование. YL, GT, XY, QL, LM, HS и YX набирали и оценивали пациентов и предварительно обрабатывали образцы для исследования. YL, SW, RO и HH отвечали за статистический анализ. YL и FW интерпретировали данные и написали рукопись. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

    Финансирование

    Эта работа была поддержана исследовательскими грантами от Фонда инноваций для выпускников Хуачжунского университета науки и технологий (номер гранта 2021yjsCXCY088), Национального мегапроекта по профилактике основных инфекционных заболеваний (2017ZX10103005-007) и Национального фонда естественных наук. Фонд Китая (81401639).

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Авторы хотели бы поблагодарить клинический и лабораторный персонал больницы Тунцзи за помощь в сборе образцов крови, доктора Янран Дуан за помощь в создании статистической модели.

    Дополнительный материал

    Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fcimb.2021.575650/full#supplementary-material

    Дополнительный рисунок 1 | Результаты BRE у пациентов с АТБ (n = 1097) и лиц с ЛТБИ (n = 962) в когорте Qiaokou. ** P < 0,01, *** P < 0,001 (тест Манна-Уитни U ). WBC#, количество лейкоцитов; NEUT%, процент нейтрофилов; NEUT#, количество нейтрофилов; LYMPH%, процент лимфоцитов; LYMPH#, количество лимфоцитов; MONO%, процент моноцитов; MONO#, количество моноцитов; EO%, процент эозинофилов; EO#, количество эозинофилов; BASO%, процент базофилов; BASO#, количество базофилов; RBC#, число эритроцитов; HGB, гемоглобин; HCT, гематокрит; MCV, средний корпускулярный объем; MCH, средний корпускулярный гемоглобин; MCHC, средняя корпускулярная концентрация гемоглобина; RDW-CV, коэффициент вариации ширины распределения объема эритроцитов; RDW-SD, стандартное отклонение ширины распределения красных ячеек; PLT#, количество тромбоцитов; PDW, ширина распределения тромбоцитов; MPV, средний объем тромбоцитов; PLCR, соотношение тромбоцитов и крупных клеток; ПКТ, тромбоцитокрит.АТБ, активный туберкулез; ЛТБИ, латентная туберкулезная инфекция; BRE, плановое исследование крови.

    Дополнительный рисунок 2 | Результаты BRE у пациентов с АТБ (n = 372) и лиц с ЛТБИ (n = 511) в когорте Caidian. ** P < 0,01, *** P < 0,001 (тест Манна-Уитни U ). WBC#, количество лейкоцитов; NEUT%, процент нейтрофилов; NEUT#, количество нейтрофилов; LYMPH%, процент лимфоцитов; LYMPH#, количество лимфоцитов; MONO%, процент моноцитов; MONO#, количество моноцитов; EO%, процент эозинофилов; EO#, количество эозинофилов; BASO%, процент базофилов; BASO#, количество базофилов; RBC#, число эритроцитов; HGB, гемоглобин; HCT, гематокрит; MCV, средний корпускулярный объем; MCH, средний корпускулярный гемоглобин; MCHC, средняя корпускулярная концентрация гемоглобина; RDW-CV, коэффициент вариации ширины распределения объема эритроцитов; RDW-SD, стандартное отклонение ширины распределения красных ячеек; PLT#, количество тромбоцитов; PDW, ширина распределения тромбоцитов; MPV, средний объем тромбоцитов; PLCR, соотношение тромбоцитов и крупных клеток; ПКТ, тромбоцитокрит.АТБ, активный туберкулез; ЛТБИ, латентная туберкулезная инфекция; BRE, плановое исследование крови.

    Ссылки

    Adekambi, T., Ibegbu, C.C., Cagle, S., Kalokhe, A.S., Wang, Y.F., Hu, Y., et al. (2015). Биомаркеры на Т-клетках пациента диагностируют активный туберкулез и контролируют ответ на лечение. Дж. Клин. Вкладывать деньги. 125 (5), 1827–1838 гг. doi: 10.1172/JCI77990

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Боско, М. Дж., Хоу, Х., Мао, Л., Wu, X., Ramroop, K.D., Lu, Y., et al. (2017). Эффективность соотношения TBAg/PHA в диагностике активного туберкулеза у пациентов с ослабленным иммунитетом. Междунар. Дж. Заразить. Дис. 59, 55–60. doi: 10.1016/j.ijid.2017.03.025

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Burel, J.G., Lindestam Arlehamn, C.S., Khan, N., Seumois, G., Greenbaum, J.A., Taplitz, R., et al. (2018). Транскриптомный анализ CD4(+) Т-клеток выявил новые иммунные признаки латентного туберкулеза. Дж. Иммунол. 200 (9), 3283–3290. doi: 10.4049/jimmunol.1800118

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Cegielski, JP, McMurray, DN (2004). Связь между недоеданием и туберкулезом: данные исследований на людях и экспериментальных животных. Междунар. Дж. Туберк. легкие дис. 8 (3), 286–298.

    Реферат PubMed | Google Scholar

    Чейссон Р., Пенн-Николсон А., Храха Т., Томпсон Э. Г., Стерлинг Д., Mbandi, S.K., et al. (2019). Открытие и подтверждение прогностического протеомного признака прогрессирования туберкулеза: проспективное когортное исследование. PloS Мед. 16 (4), е1002781. doi: 10.1371/journal.pmed.1002781

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Чакраворти С., Симмонс А. М., Роунки М., Пармар Х., Цао Ю., Райан Дж. и др. (2017). Новый Xpert MTB/RIF Ultra: улучшение обнаружения Mycobacterium Tuberculosis и устойчивости к рифампицину в анализе, подходящем для тестирования в месте оказания медицинской помощи. MBio 8 (4), e00812–17. doi: 10.1128/mBio.00812-17

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Коэн А., Матиасен В. Д., Шён Т. и Вейсе К. (2019). Глобальная распространенность латентного туберкулеза: систематический обзор и метаанализ. евро. Дыхание J. 54 (3), 1

    5. doi: 10.1183/13993003.00655-2019

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Дай, Ю., Шан, В., Ян, К., Го, Дж., Чжай, Р., Тан, X., и другие. (2019). Биомаркеры метаболизма железа облегчают клиническую диагностику инфекции M Ycobacterium Tuberculosis. Грудная клетка 74 (12), 1161–1167. doi: 10.1136/thoraxjnl-2018-212557

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Дорман С. Э., Шумахер С. Г., Алланд Д., Набета П., Армстронг Д. Т., Кинг Б. и др. (2018). Xpert MTB/RIF Ultra для выявления Mycobacterium Tuberculosis и устойчивости к рифампицину: проспективное многоцентровое исследование диагностической точности. Заражение ланцетом. Дис. 18 (1), 76–84. doi: 10.1016/S1473-3099(17)30691-6

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Gao, L., Li, X., Liu, J., Wang, X., Lu, W., Bai, L., et al. (2017). Заболеваемость активным туберкулезом у лиц с латентной туберкулезной инфекцией в сельских районах Китая: последующие результаты популяционного многоцентрового проспективного когортного исследования. Заражение ланцетом. Дис. 17 (10), 1053–1061. doi: 10.1016/S1473-3099(17)30402-4

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Хаас, К.Т., Роу, Дж. К., Поллара, Г., Мехта, М., Нурсадеги, М. (2016). Диагностический «омикс» для активного туберкулеза. БМС Мед. 14, 37. doi: 10.1186/s12916-016-0583-9

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Horne, D. J., Kohli, M., Zifodya, J. S., Schiller, I., Dendukuri, N., Tollefson, D., et al. (2019). Xpert MTB/RIF и Xpert Mtb/Rif Ultra для выявления туберкулеза легких и устойчивости к рифампицину у взрослых. Кокрановская система базы данных. Ред. 6, CD009593.doi: 10.1002/14651858.CD009593.pub4

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Илиаз С., Илиаз Р., Ортакойлу Г., Бахадир А., Багджи Б. А., Чаглар Э. (2014). Значение соотношения нейтрофилов/лимфоцитов в дифференциальной диагностике саркоидоза и туберкулеза. Энн. Торак. Мед. 9 (4), 232–235. doi: 10.4103/1817-1737.140135

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Маклин Э., Брогер Т., Ерлияка С., Фернандес-Карбальо Б.Л., Пай М., Денкингер К.М. (2019). Систематический обзор биомаркеров для выявления активного туберкулеза. Нац. микробиол. 4 (5), 748–758. doi: 10.1038/s41564-019-0380-2

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Мейер, Н. Р., Якобсен, М., Оттенхофф, Т. Х. М., Ритц, Н. (2018). Систематический обзор новых антигенов Mycobacterium Tuberculosis и их дискриминационного потенциала для диагностики латентного и активного туберкулеза. Перед. Иммунол. 9, 2476. doi: 10.3389/fimmu.2018.02476

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Musvosvi, M., Duffy, D., Filander, E., Africa, H., Mabwe, S., Jaxa, L., et al. (2018). Т-клеточные биомаркеры для диагностики туберкулеза: оценка кандидата с помощью простого анализа цельной крови для клинического применения. евро. Дыхание J. 51 (3), 1800153. doi: 10.1183/13993003.00153-2018

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Роу, Дж., Venturini, C., Gupta, R.K., Gurry, C., Chain, B.M., Sun, Y., et al. (2019). Транскриптомная стратификация крови краткосрочного риска в контактах с туберкулезом. клин. Заразить. Дис . 70 (5), 731–737. doi: 10.1093/cid/ciz252

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Рой Чоудхури Р., Валлания Ф., Ян К., Лопес Анхель С. Дж., Дарбо Ф., Пенн-Николсон А. и др. (2018). Многогрупповое исследование иммунных факторов, связанных с исходами инфекции M. Tuberculosis. Природа 560 (7720), 644–648. doi: 10.1038/s41586-018-0439-x

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Сильвейра-Маттос П.С., Баррето-Дуарте Б., Васконселос Б., Фукутани К.Ф., Винхаес К.Л., Оливейра-де-Суза Д. и др. (2019). Дифференциальная экспрессия маркеров активации специфичными для Mycobacterium Tuberculosis CD4+ T-клетками отличает внелегочный туберкулез от легочного туберкулеза и латентную инфекцию. клин. Заразить. Дис . 71 (8), 1905–1911.doi: 10.1093/cid/ciz1070

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    Singhania, A., Verma, R., Graham, C.M., Lee, J., Tran, T., Richardson, M., et al. (2018). Модульная транскрипционная подпись идентифицирует фенотипическую гетерогенность туберкулезной инфекции человека. Нац. коммун. 9 (1), 2308. doi: 10.1038/s41467-018-04579-w

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Сингхания А., Уилкинсон Р. Дж., Родриг М., Халдар П., О’Гарра А.(2018). Значение транскриптомики в расширении знаний об иммунном ответе и диагностике туберкулеза. Нац. Иммунол. 19 (11), 1159–1168. doi: 10.1038/s41590-018-0225-9

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Suliman, S., Thompson, E., Sutherland, J., Weiner Rd, J., Ota, M.O.C., Shankar, S., et al. (2018). Панафриканская сигнатура крови с четырьмя генами предсказывает прогрессирование туберкулеза. утра. Дж. Дыхание. крит. Уход Мед . 197 (9), 1198–1208.doi: 10.1164/rccm.201711-2340OC

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Уолцл Г., Макнерни Р., дю Плесси Н., Бейтс М., МакХью Т. Д., Чегу Н. Н. и др. (2018). Туберкулез: достижения и проблемы в разработке новых диагностических средств и биомаркеров. Заражение ланцетом. Дис. 18 (7), е199–е210. doi: 10.1016/S1473-3099(18)30111-7

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Варсинске Х., Вашишт Р., Хатри П.(2019). Сигнатуры генов на основе реакции хозяина для диагностики туберкулеза: систематическое сравнение 16 сигнатур. PloS Мед. 16 (4), е1002786. doi: 10.1371/journal.pmed.1002786

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Вайнер Дж., 3-й, Мерцдорф Дж., Сазерленд Дж. С., Даффи Ф. Дж., Томпсон Э., Сулиман С. и др. (2018). Метаболитные изменения в крови позволяют прогнозировать начало туберкулеза. Нац. коммун. 9 (1), 5208. doi: 10.1038/s41467-018-07635-7

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Вон, Э.J., Choi, J.H., Cho, Y.N., Jin, H.M., Kee, H.J., Park, Y.W., et al. (2017). Биомаркеры для различения латентной туберкулезной инфекции и активного туберкулеза. Дж. Заражение. 74 (3), 281–293. doi: 10.1016/j.jinf.2016.11.010

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Всемирная организация здравоохранения (2015 г.). Внедрение диагностики туберкулеза.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.