Возбудитель орз: Что такое ОРЗ: симптомы, лечение

Содержание

Возбудители острых респираторных инфекций

Возбудители острых респираторных инфекций попадают в дыхательные пути при вдыхании мельчайших капель, содержащих вирусные или бактериальные частицы.

Источники инфекции – заболевшие или носители инфекций.

Возбудители острых респираторных инфекций, в основном, вирусы, бактерии. Определить природу инфекции и назначить адекватное лечение может только врач.

Знать причину инфекции важно для предупреждения различных осложнений, порой опасных для жизни.

Наибольшую опасность для жизни по частоте осложнений представляет вирус гриппа, но стоит помнить, что для людей с иммунодефицитными состояниями, а также новорожденных детей, беременных женщин и пожилых людей опасность может представлять даже безобидная инфекция.

Наиболее распространённые возбудители острых респираторных инфекций в осенне-зимний период – вирусы гриппа А,В,С , вирусы парагриппа, аденовирусы, коронавирусы и др.

Грипп – начинается внезапно, температура тела, как правило, высокая, осложнения развиваются часто и быстро, в некоторых случаях молниеносно.

Среди осложнений чаще всего выявляются пневмония, отит, миокардит и перикардит.

Все эти осложнения опасны для жизни и требуют немедленного лечения.

Респираторно-синцитиальный вирус (Human orthopneumovirus) вызывает инфекции легких и дыхательных путей. Большинство детей хотя бы один раз были заражены вирусом к 2 годам. Респираторно-синцитиальный вирус также может инфицировать взрослых.

Симптомы заболевания у взрослых, а также детей обычно легкие и имитируют простуду, но в некоторых случаях инфицирование этим вирусом может вызвать тяжелую инфекцию. В группе риска недоношенные дети, пожилые люди, новорожденные и взрослые с заболеваниями сердца и легких, а также с иммунодефицитными состояниями.

Метапневмовирус (Human metapneumovirus) вызывает инфицирование верхних дыхательных путей у людей всех возрастов, но чаще всего встречается у детей, особенно в возрасте до 5 лет.

Симптомы включают насморк, заложенность носа, кашель, боль в горле, головную боль и лихорадку.

У очень небольшого числа людей может появиться одышка.

В большинстве случаев симптомы проходят самостоятельно через несколько дней.

Риску развития пневмонии после этой инфекции, особенно подвержены лица старше 75 лет или с ослабленной иммунной системой.

 Риновирусная инфекция 

Риновирус (Rhinovirus) - наиболее распространенная причина инфекции верхних дыхательных путей.

Часто как осложнение риновирусной инфекции развиваются ангины, отиты и инфекции пазух носа. Также риновирусы могут вызывать пневмонию и бронхиолит.

Осложнения риновирусной инфекции, как правило, возникают среди ослабленных лиц, особенно у пациентов с астмой, младенцев, пожилых пациентов и пациентов с ослабленным иммунитетом. В большинстве случаев риновирусная инфекция запускает обострение хронических заболеваний.

Аденовирусная инфекция (Adenoviridae) — группа острых вирусных заболеваний, проявляющихся поражением слизистых оболочек дыхательных путей, глаз, кишечника и лимфоидной ткани преимущественно у детей и лиц молодого возраста.

Дети чаще болеют аденовирусной инфекцией, чем взрослые. Большинство детей переболеют, по крайней мере, одним типом аденовирусной инфекции к тому времени, когда им исполнится 10 лет.

Аденовирусная инфекция быстро распространяется среди детей, дети часто касаются руками лица, берут пальцы в рот, игрушки.

Взрослый может заразиться во время смены подгузника ребенку. Также инфицирование аденовирусной инфекцией возможно при употреблении пищи, приготовленной кем-то, кто не вымыл руки после посещения туалета, или, плавая в воде бассейна, который плохо обрабатывается.

Аденовирусная инфекция обычно протекает без осложнений, симптомы проходят через несколько дней. Но клиническая картина может быть более серьезной у людей со слабой иммунной системой, особенно у детей.

Среди вирусных инфекций, вызывающих респираторные инфекции также выделяют коронавирусную, бокавирусную инфекцию. Все перечисленные вирусные инфекции имеют схожую клиническую картину и риск развития осложнений среди ослабленных лиц.

Среди бактериальных возбудителей острых респираторных инфекций особую эпидемическую опасность представляют следующие:

Инфекция, вызванная Mycoplasma pneumoniae - это тип «атипичных» бактерий, которые обычно вызывают легкие инфекции дыхательной системы. Фактически, пневмония, вызванная M. Pneumoniae, слабее, чем пневмония, вызванная другими микроорганизмами. Наиболее распространённый тип заболеваний, вызываемых этими бактериями, особенно у детей, - трахеобронхит. Симптомы часто включают усталость и боль в горле, лихорадку и кашель. Иногда M. pneumoniae может вызвать более тяжелую пневмонию, которая может потребовать госпитализации.

Инфекция, вызванная Сhlamydia pneumoniae - существенная причина острых респираторных заболеваний как нижних, так и верхних отделов органов дыхания, и составляет примерно 10% случаев внебольничных пневмоний.

Бактерии вызывают заболевание, повреждая слизистую оболочку дыхательных путей, включая горло, дыхательные пути и легкие.

Пожилые люди подвергаются повышенному риску тяжелого заболевания, вызванного инфекцией C. pneumoniae , включая пневмонию.

Места повышенного риска инфицирования:

Инфекция, вызываемая бактериями Streptococcus pneumoniae - пневмококковая инфекция («пневмококк»). Эти бактерии могут вызывать многие виды заболеваний, в том числе: пневмонию (воспаление легких), отит, синусит, менингит и бактериемию (инфицирование кровотока). Пневмококковые бактерии распространяются воздушно-капельным путем: через кашель, чихание и тесный контакт с инфицированным человеком.

Симптомы пневмококковой инфекции зависят от локализации возбудителя. Симптомы могут включать лихорадку, кашель, одышку, боль в груди, скованность шеи, спутанность сознания и дезориентацию, чувствительность к свету, боль в суставах, озноб, боль в ушах, бессонницу и раздражительность. В тяжелых случаях пневмококковая инфекция может привести к потере слуха, повреждению мозга и летальному исходу.

Большему риску инфицирования подвержены путешественники, при посещении стран, где пневмококковая вакцина не используется регулярно.

Некоторые люди чаще заболевают пневмококковой инфекцией. Это взрослые в возрасте 65 лет и старше и дети младше 2 лет. Люди с заболеваниями, которые ослабляют иммунную систему, такие как диабет, болезни сердца, заболевания легких и ВИЧ / СПИД, а также лица, которые курят или страдают астмой, также подвергаются повышенному риску заболеть пневмококковой инфекцией.

Возбудитель гемофильной инфекции - Haemophilus influenzaе.

Гемофильная инфекция характеризуется поражением

В детском возрасте гемофильная инфекция протекает часто с поражением верхних дыхательных путей, нервной системы, у взрослых чаще встречается пневмония, вызванная гемофильной палочкой.

Летальность вследствие гнойного менингита достигает 16-20% (даже при своевременной диагностике и правильном лечении!).

 Профилактика острых респираторных заболеваний 

Наиболее эффективным методом профилактики является специфическая профилактика, а именно введение вакцин.

Путем вакцинации возможно предупреждение пневмококковой, гемофильной инфекций, а также гриппа.

Вакцинация проводится в соответствии с Приказом Министерства здравоохранения РФ от 21 марта 2014 г. № 125н «Об утверждении национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям»

Вакцинация детей против пневмококковой инфекции проводится в плановом порядке, в соответствии с национальным календарем профилактических прививок, в возрасте 2 месяца (первая вакцинация), 4,5 месяца (вторая вакцинация), 15 месяцев – ревакцинация, а также в рамках календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям - детей в возрасте от 2 до 5 лет. Также вакцинация против пневмококковой инфекции показана призывникам (во время осеннего призыва).

Вакцинация против гемофильной инфекции:

Первая вакцинация детей групп риска проводится в возрасте 3 месяцев, вторая в 4,5 месяцев, третья – 6 месяцев. Ревакцинация проводится детям в возрасте 18 месяцев.

Вакцинация против гриппа проводится ежегодно в предэпидемический период.

Неспецифическая профилактика заключается 

в соблюдении правил личной гигиены, а также в соблюдении принципов здорового образа жизни.

Принципы здорового образа жизни:

  • здоровое (оптимальное) питание
  • достаточная физическая активность соответствующая возрастной группе

  • отсутствие вредных привычек

  • закаливание

  • полноценный сон

Для профилактики респираторных инфекций в период подъема заболеваемости целесообразно использовать барьерные средства предотвращения инфекций, а именно медицинские маски или респираторы.

В очагах инфекции необходимо проводить дезинфекционные мероприятия – влажную уборку с дезраствором.

Заболевший должен быть изолирован, контакты с заболевшим должны быть сведены к минимуму.

 Правила личной гигиены 

Регулярное мытье рук, особенно после посещения общественных мест, поездок в общественном транспорте, перед приемом пищи.

Если мыло и вода недоступны, необходимо использовать антибактериальные средства для рук (содержащим не менее 60% спирта) - влажные салфетки или гель.

Не следует прикасаться к глазам, носу или рту. Если в этом есть необходимость, - убедитесь, что ваши руки чисты.

При кашле или чихании важно прикрывать рот и нос одноразовой салфеткой (после чего она должна быть выброшена) или рукавом (не руками).

Важно избегать близких контактов, таких как поцелуи, объятия или совместное использование посудой и полотенцами с больными людьми.

 Во избежание распространения инфекции, в случае инфицирования – вызовите врача и оставайтесь дома! 

Острые респираторные заболевания – клиника «Семейный доктор».

Острые респираторные заболевания по статистике Всемирной организации здравоохранения являются самыми частыми на нашей планете. Действительно, любой человек хотя бы раз в жизни сталкивался с заболеванием дыхательных путей, а некоторые переносят такие болезни по нескольку раз за год. В большинстве случает возбудитель остается неизвестным, однако, чаще всего тактика лечения не зависит от конкретного вида возбудителя.


Для начала, разберемся с терминами

ОРЗ – это общее название для всех видов острых заболеваний дыхательных путей, вызванных вирусной или бактериальной инфекцией.

ОРВИ – острое респираторное заболевание вирусной природы.

Грипп - острая инфекция дыхательных путей, вызванная вирусом гриппа.

Таким образом, грипп - это частный случай ОРВИ, а ОРВИ входят в ОРЗ.

Протекание ОРЗ можно описать двумя группами симптомов. Общие симптомы характеризуются слабостью организма с головной и мышечной болью, ломотой в суставах и ознобом. Они могут сопровождаться стойким повышением температуры тела, но могут присутствовать и без него. Насморк, кашель, боль в горле и ушах относятся к местной группе симптомов и проявляться могут как по отдельности, так и все вместе.

На длительность и характер проявления всех симптомов влияют три фактора:

  1. Внешний фактор – это сам возбудитель заболевания, т.е. вирус или бактериальная инфекция;

  2. Внутренний фактор – это состояние организма самого больного, присутствие аллергических и хронических заболеваний в анамнезе, способных повлиять на протекание ОРЗ;

  3. Условия, в которых находится человек, болеющий ОРЗ.

Не всегда во время ОРЗ у нас получается обратиться к специалисту, поэтому необходимо знать, что предпринять в таком случае. Первейшей задачей является создание необходимых для выздоровления условий: домашний, желательно домашний режим, обильное теплое питье и, при необходимости, безопасные жаропонижающие препараты. Для лечения местных симптомов существует огромный выбор капель, спреев и таблеток для рассасывания, но лучше, чтобы их подобрал Ваш лечащий врач.

Обычно ОРЗ длиться от 6 до 10 суток, где после 4-5 для наблюдается значительное улучшение состояния больного.

Помните, что следует немедленно обратиться к специалисту, если у Вас присутствуют следующие симптомы:

  • температура тела выше 39С длится более 5 дней, либо не снижается через 1 час после приема жаропонижающих средств;
  • сильная головная боль, либо сочетание головной боли и рвоты;
  • сыпь, которая не исчезает при надавливании;
  • сочетание бледности кожных покровов, озноба и одышки;
  • приступы удушья во время кашля;
  • интенсивная боль в каком-либо месте;
  • боль в горле при отсутствии насморка;

Желательно также проконсультироваться с врачом при наличии у Вас аллергических реакций или хронических заболеваний, так они достаточно сильно могут повлиять на протекание болезни.

Иногда к симптомам ОРЗ присоединяются рвота и расстройство стула. До сих пор не существует единого мнения по этому поводу: это совпадение респираторной и кишечной инфекций или это симптомы одного из видов гастроэнтерита. В любом случае необходимо срочно проконсультироваться с доктором, особенно если это касается маленьких детей, так как кишечная инфекция может привести к обезвоживанию.

Главным защитником нашего организма от любых ОРЗ является наш иммунитет. Постоянные эмоциональные перегрузки, отсутствие регулярной физической активности, бесконтрольное использование лекарственных препаратов нарушают работу прекрасно отлаженного механизма и способствуют учащению эпизодов ОРЗ. Кроме этого, надежной защитой от вируса гриппа служит сезонная вакцинация.

Автор публикации Оринкина Карине Эдуардовна - врач-терапевт клиники "Семейный доктор".


сходства и различия возбудителей COVID‑19 и гриппа

К важным различиям можно отнести темпы передачи инфекции. Средняя продолжительность инкубационного периода (время от момента заражения до возникновения симптомов) и время генерации (время между заражением одного человека и заражением другого) при гриппе меньше. По оценкам, время генерации при COVID‑19 составляет 5–6 дней, тогда как при гриппе оно составляет 3 дня. Это означает, что грипп может распространяться быстрее, чем COVID‑19.

Кроме того, ключевым элементом в распространении гриппа является передача инфекции в течение первых 3–5 дней болезни и, возможно, до дебюта симптомов, то есть до появления симптомов заболевания. С другой стороны, хотя поступают сведения, что у некоторых больных COVID‑19 вирусовыделение может возникать за 24–48 часов до возникновения симптомов, в настоящее время, как представляется, оно не играет столь важной роли в распространении инфекции.

Согласно последним данным, репродуктивное число, то есть количество лиц, которых может заразить один больной, при COVID‑19 находится в диапазоне от 2 до 2,5, что выше, чем при гриппе. Однако проведение оценок в отношении возбудителей COVID‑19 и гриппа в значительной мере зависит от конкретного контекста и времени, поэтому прямые сравнения не всегда корректны.

При передаче гриппа среди населения важная роль принадлежит детям. При COVID‑19 дети, по предварительной информации, в меньшей степени подвержены заражению, чем взрослые: показатель пораженности в возрастной группе 0–19 лет низок. Кроме того, по предварительным данным обследований домохозяйств в Китае, заражение детей происходит от взрослых, а не наоборот.

Несмотря на то что набор симптомов при обоих заболеваниях схож, доля случаев тяжелого течения различается. По имеющимся сведениям, 80% случаев COVID‑19 характеризуются легким или бессимптомным течением, 15% – тяжелым течением, при котором требуется оксигенотерапия, а в 5% случаев заболевание принимает крайне тяжелый характер и требует искусственной вентиляции легких. Доля случаев тяжелого и крайне тяжелого течения заболевания выше, чем при гриппе.

Пациентами группы риска при гриппе являются дети, беременные женщины, пожилые люди, лица с фоновыми заболеваниями и иммунокомпрометированные лица. В случае COVID‑19, согласно текущему пониманию заболевания, факторами риска тяжелого течения являются пожилой возраст и наличие фоновых заболеваний.

Смертность при COVID‑19, вероятно, выше, чем при гриппе, особенности сезонном гриппе. Истинный коэффициент смертности в настоящее время определен неточно, однако, по имеющимся сведениям, летальность (то есть количество умерших, отнесенное к числу зарегистрированных случаев заболевания) колеблется в пределах 3–4%, а доля умерших от инфекции (количество умерших, отнесенное к числу лиц с инфекционными заболеваниями) ниже. Смертность при сезонном гриппе обычно находится на уровне до 0,1%. Тем не менее, смертность в значительной степени зависит от доступа к медицинской помощи и ее качества. 

ОРВИ — описание, симптомы, причины, лечение и профилактика ОРВИ

 

Что такое ОРВИ?

ОРВИ (острая респираторная вирусная инфекция) – заболевание дыхательных путей, причиной которого является попадание в организм вирусной инфекции. Среди возбудителей, наиболее частыми являются – вирусы гриппа, парагриппа, аденовирусы и риновирусы.

В зону поражения ОРВИ входят — нос, околоносовые пазухи, горло, гортань, трахея, бронхи, легкие. Под «прицелом» также находится конъюнктива (слизистая оболочка глаза).

Заболевание ОРВИ является одним из самых распространенных инфекционных болезней. Больше всего ней болеют дети, посещающие детский сад, школу – до 10 раз в год. Это обусловлено еще не сформировавшимся иммунитетом, близком контакте друг с другом, отсутствие знаний и/или нежелание соблюдать превентивные меры во избежание заражения. Другими группами, входящими в зону риска являются студенты, учителя, офисные сотрудники, медработники и другие. Однако взрослые обычно меньше болеют острыми респираторными заболеваниями вирусной этиологии, что связано со сформировавшейся иммунной системой, а также ее стойкостью к данным заболеваниями из-за других перенесенных болезней. Однако, даже если взрослый человек не восприимчив к развитию данной инфекции в организме, и у него отсутствуют явные признаки заболевания, он может являться просто носителем инфекции, заражая всех вокруг себя.

 

Как передается ОРВИ?

ОРВИ передается преимущественно воздушно-капельным путем (при чихании, кашле, близком разговоре), однако возможно заражение при прямом контакте с возбудителем (поцелуи, рукопожатия и дальнейший контакт рук с ротовой полостью) или контакте с предметами носителя инфекции (посуда, одежда). Когда человек подхватывает инфекцию, он сразу же становится ее носителем. При первых же признаках ОРВИ (общее недомогание, слабость, насморк) – больной начинает заражать всех, кто его окружает. Как правило, первый удар берут на себя родные, рабочий коллектив, люди в транспорте. Именно этим обусловлена рекомендация – при первых признаках ОРВИ, больному оставаться дома, а здоровым людям, если СМИ сообщают о вспышке данного заболевания, избегать пребывания в местах большого скопления людей (общественный транспорт, праздничные собрания на улице и т.д.).

Инкубационный период и развитие ОРВИ

Во время контакта человека с инфекцией, вирус в начале оседает на слизистой оболочке верхних дыхательных путей (нос, носоглотка, рот), своей потенциальной жертвы. Далее инфекция начинает выделять токсины, которые всасываются в кровеносную систему и разносятся кровью по всему организму. Когда у пациента поднимается температура тела, это свидетельствует о том, что инфекция уже попала в кровеносную систему и включились защитные функции организма, т.к. повышенная температура фактически уничтожает вирус и производные ним токсины.

Инкубационный период острой респираторной вирусной инфекции составляет около 2 дней, т.е. от попадания вируса на слизистую и до появления первых симптомов заболевания. В это время человек может ощущать легкое недомогание, раздражительность. Далее, по мере заражения симптоматика усиливается.

После перенесенной болезни иммунитет не вырабатывает стойкость к ОРВИ, что обусловлено с большим количеством различных вирусов и их штаммами. Более того, вирусы подвержены мутации. Это приводит к тому, что взрослый человек может болеть ОРВИ до 4 раз в год.

Чем отличаются ОРВИ, ОРЗ и простуда?

У многих людей существует множество неточностей и неясностей по этому вопросу, поэтому, коротко пробежимся по теме, и узнаем, чем отличаются данные термины.

ОРВИ – заболевание вирусной этиологии, т.е. причина болезни – вирусная инфекция.

ОРЗ (острое респираторное заболевание) — собирательное название инфекционных заболеваний дыхательных путей. Применяется в случае, если точная причина болезни органов дыхания не установлена, т.е. причиной может быть как вирус, так и бактерия. В группу ОРЗ заболеваний входят – ОРВИ, грипп, парагрипп и др.

Простуда – разговорный термин, подразумевающий под собой ОРВИ-заболевания.

Симптомы ОРВИ

Начало ОРВИ характеризуется такими симптомами, как заложенность носа, насморк, зуд в носу, чихание и покраснение глаз. При этом выделяемый слизистый секрет жидкий и прозрачный.

Через сутки секрет становится вязким и густым, а его цвет приобретает желтоватый или зеленоватый оттенки. Температура тела начинает подниматься до 37,5-38 °С, что свидетельствует о начале борьбы иммунной системы с инфекцией.

Среди других признаков ОРВИ различают:

 

ОРВИ у маленьких детей может сопровождаться:

Осложнения ОРВИ

Если при ОРВИ не принять необходимых мер по его лечению, могут развиться осложнения, которые выражаются в развитии следующих болезней и состояний:

Причины ОРВИ

Первым фактором, который приводит к заболеванию ОРВИ, как уже и отмечалось выше, является попадание в организм вирусной инфекции – вирусы гриппа (типы А, В, С), парагриппа, аденовирусы, риновирусы, реовирусы, респираторно-синцитиальный вирус (РСВ), энтеровирусы (Коксаки), коронавирусы и другие. Многие из них погибают при высыхании, дезинфекции, ультрафиолетовом облучении, такие инфекции, как — аденовирусы и реовирусы, способны пребывать в помещении в течение длительного времени, не поддаваясь обычным профилактическим мероприятиям.

Вторым фактором, который приводит к развитию ОРВИ – ослабленный иммунитет, который выполняет защитные функции организма от тех самых инфекций.

Иммунная система ослабляется в основном из-за:

  • некачественного питания — недостаток в пище витаминов и микроэлементов, а также употребление малополезной и вредной пищи;
  • переохлаждения организма;
  • стрессов, которые пагубно воздействуют на иммунитет не меньше, чем переохлаждение организма;
  • хронических заболеваний, таких как – сахарный диабет, язва, бронхит, пневмония и др.;
  • обильного приема различных лекарственных препаратов;
  • неблагоприятная экологическая обстановка в месте проживания или работы.

Диагностика ОРВИ

Чтобы поставить диагноз «ОРВИ» необходимо тщательное лабораторное исследование, на которое может уйти около недели, поэтому чаще всего при наличии вышеперечисленных симптомов ставится диагноз – ОРЗ (Острое респираторное заболевание). Это также связано с тем, что за неделю, больной при отсутствии осложнений может уже выздороветь от ОРВИ.

Диагноз «ОРВИ» обычно ставят в том случае, если в данном регионе, т.е. месте проживания пациента было достаточно много других подобных случаев заболевания, и лабораторное исследование проводилось ранее.

Для диагностики же ОРВИ обычно используют следующие методы обследования:

  • Осмотр пациента;
  • Иммуннофлюоресцентную экспресс-диагностику;
  • Бактериологическое исследование.

Дополнительно может быть назначен рентген придаточных пазух носа (синусов) и грудной клетки.

  • < Назад
  • Вперёд >

Грипп и ОРВИ: пути передачи, признаки, профилактика

Миллионы людей ежегодно заболевают гриппом и другими острыми респираторными вирусными инфекциями (ОРВИ или, как говорят в народе - ОРЗ). От этих инфекций страдает до 80% населения ежегодно. Наиболее тяжелые формы гриппа и ОРЗ наблюдаются, в первую очередь, у стариков и детей до года. Данные инфекции наносят огромный ущерб здоровью населения и иногда приводят к серьезным осложнениям. От гриппа и сопутствующих ему осложнений ежегодно умирают сотни людей.

Вследствие высокого уровня изменчивости антигенной структуры у циркулирующих вирусов иммунитет к вирусам, которые циркулируют в текущем году, может оказаться неэффективным против вирусов, которые начнут циркулировать в следующем. Ежегодные эпидемические вспышки гриппа объясняются именно высоким уровнем изменчивости вируса.

Пути передачи инфекции

Во время чихания, так же как и при кашле, изо рта больного человека вылетают мельчайшие частицы слюны и мокроты, в которых вирусы содержатся в огромных количествах. Поэтому основной механизм передачи гриппа и ОРВИ так и называется — воздушно-капельный.Другой механизм передачи респираторной инфекции — контактный. Он долгое время оставался недоказанным и менее очевидным, чем воздушно-капельный. Тем не менее, он играет не меньшую, а возможно, и бóльшую роль в распространении простудных заболеваний. Происходит это так. Как правило, чихающий или кашляющий человек прикрывает рот рукой, надеясь предотвратить распространение инфекции воздушно-капельным путём. При этом он и не подозревает, насколько упрощает передачу своей инфекции контактным путём. Дело в том, что вся колоссальная масса микробов, которая должна была выйти в открытое пространство, оседает на руке чихающего или кашляющего человека. Который благополучно разносит её по предметам обихода, в том числе и тем, к которым прикасаются другие люди. Либо разносит её по рукам друзей, коллег и знакомых при рукопожатиях. Тем, в свою очередь, остаётся лишь прикоснуться своей рукой ко рту, носу, либо протереть глаза, которые также выстланы восприимчивой к ОРВИ слизистой, и сложный воздушно-капельный путь передачи сокращается для вируса по времени и сложности в десятки раз. Вот почему важно мыть руки и избегать прикосновений рук к собственному лицу при вспышках респираторных инфекций.

К этому стоит добавить, что возбудители ОРВИ достаточно устойчивы во внешней среде. Так, вирус гриппа может сохранять жизнеспособность вне организма до 3-х недель. Поэтому заражение может происходить даже спустя значительное время после контакта больного человека с предметами домашнего обихода, детскими игрушками, посудой, ручками дверей общественных заведений и проч.С другой стороны, для успешного внедрения вируса в организм важен ещё один фактор — количество вирусных частиц, попадающих в организм. Чем оно меньше, тем меньше вероятность того, что защитные барьеры организма будут преодолены и возникнет заболевание. Высокая концентрация вирусов может сохраняться в закрытых помещениях, особенно с большими скоплениями людей: офисах, школах, детских садах, общественном транспорте, магазинах. Напротив, на открытом воздухе встретить достаточное для заражения количество микробных частиц практически невозможно. Поэтому, вопреки распространённому мнению, даже во время сезонной вспышки ОРВИ, гулять на открытом воздухе совершенно не опасно. Гораздо большее значение имеет, на каком транспорте вы добираетесь до места прогулки или работы.

Признаки заболевания, принципы лечения

После того, как возбудитель попал в организм, необходимо время, чтобы он преодолел защитные барьеры организма и начал размножаться в достаточном количестве, оказывая своё воздействие на организм. Это время называется инкубационным периодом. Для ОРВИ длительность инкубационного периода составляет от нескольких часов до 3-х суток, в среднем 2 суток и зависит от агрессивности вируса, количества вирусных частиц и состояния защитных сил дыхательной системы.

Далее начинает постепенно развиваться клиническая картина ОРВИ. Её можно разделить на 2 синдрома — катаральный и интоксикационный.Катаральный синдром является результатом поражения слизистых оболочек и проявляется так: сухость, першение и боль в горле, кашель, заложенность носа, чихание, изменение голоса, покраснение конъюнктивы, слезотечение, иногда — светобоязнь.

Интоксикационный синдром,как правило, появляется позже катарального и исчезает раньше него, но тем не менее является более тяжёлым. Размножение вирусов внутри клеток сопровождается образованием опасных для человека токсинов. Разрушение зараженных клеток ведёт к попаданию этих веществ в кровь, которые и вызывают картину интоксикационного синдрома.Он проявляется: повышением температуры, ознобом, болью в суставах и мышцах, в более тяжёлых случаях — тошнотой, рвотой и потерей сознания.

Для вирусных инфекций дыхательных путей характерны светлые, прозрачные выделения с небольшой вязкостью (специалисты называют их серозными). К концу заболевания они могут становиться желтоватыми. Если же выделения из носа или бронхов становятся густыми, количество их резко увеличивается, а цвет становится тёмно-желтым, это может говорить о присоединении бактериальной инфекции.

Несмотря на большое разнообразие симптомов, для большинства людей ОРВИ, в том числе и грипп, является нетяжёлым заболеванием. Опасность они представляют для людей, имеющих тяжёлые сопутствующие заболевания: сахарный диабет, сердечную недостаточность, хроническую почечную недостаточность, туберкулёз и другие.

Любая инфекция является конфликтом между организмом человека и патогенным возбудителем. Каждый такой конфликт при этом требует к себе самого пристального внимания. Обращение к врачу является обязательным, оно поможет своевременно постановить диагноз и определить адекватное лечение. Антибиотики, успешно излечивающие от бактериальных инфекций, неэффективны для лечения ОРВИ. Они имеют совершенно другие механизмы действия, которые никак не могут влиять на вирусы. Единственным случаем, когда оправдано применение антибиотиков, является присоединение ещё и бактериальной инфекции. Врачом назначаются противовирусные препараты, которых в настоящее время разработано множество и подбираются они индивидуально. Возможно назначение витаминов, дезинтоксикационной и симптоматической терапии.

Профилактика

Для предотвращения распространения инфекцииследует по возможности оградить больного от контактов с окружающими. Для того, чтобы уменьшить выделение вирусов при чихании, можно использовать маску, надевая её на больного. Для того, чтобы маска выполняла свою защитную функцию, необходимо, чтобы она закрывала и рот, и нос. Только в этом случае она будет задерживать капельки жидкости, вылетающие при чихании, разговоре и кашле.

Вопреки распространённому мнению, маска, надетая на здорового человека, не выполняет роль фильтра, задерживающего вирусы (для этого она недостаточно герметична), а предотвращает случайный контакт рук человека со ртом и носом,снижая риск контактного пути передачи инфекции.

Проветривание помещений снизит концентрацию вируса в замкнутых пространствах. Индивидуально следует избегать рукопожатий, сократить до минимума пребывание в общественном транспорте и в местах больших скоплений людей. Как можно чаще мыть руки. Избегать касания руками глаз, носа и рта.

Помните! Любое вирусное заболевание, перенесённое «на ногах» может плохо отразиться на вашем здоровье в будущем. В любом случае, при первых признаках заболевания постарайтесь отправиться к врачу, сдать все необходимые анализы и получить рекомендации специалиста относительно стратегии лечения. Помните о том, что любое самолечение может привести к нежелательным последствиям и осложнениям.

ОРЗ или ОРВИ. В чем разница

Общие вопросы

Для многих людей, далёких от медицины, остаётся загадкой, чем отличается ОРВИ от ОРЗ. Давайте расшифруем эти две аббревиатуры.
ОРЗ или ОРВИ. В чем разница
ОРЗ — острое респираторные заболевание, то есть заболевание поражающее органы дыхательных путей: нос, носоглотку, ротоглотку, гортань, трахею, бронхи, лёгкие. ОРВИ — острая респираторная вирусная инфекция. Из вышесказанного уже понятно, что ОРВИ частный случай ОРЗ, так как возбудитель уже упоминается в названии — вирусная инфекция. Кстати, частным случаем ОРВИ является ГРИПП, так как это вирус. Возбудителем ОРЗ могут быть как вирусы, так и бактерии, а также грибки и паразиты. Симптомы данных заболеваний очень похожи, но течение болезни происходит по- разному. Соответственно тактика лечения тоже разная.

Итак, давайте разбираться.

  • ОРВИ сопровождается высокой температурой тела, 38С и выше, при ГРИППе температура может подниматься до 40С. ОРЗ протекает при температуре 37С- 38С.

  • При ОРВИ человек чувствует слабость, вялость, испытывает сильные головные боли, ломоту во всем теле. Кашель насморк появляются на 2-3 день болезни. ОРЗ сопровождается ярко выраженным насморком, влажным кашлем, болью в горле уже с первого дня заболевания.

  • Причиной ОРВИ является контакт с источником заражения. ОРЗ чаще всего возникает в результате переохлаждения организма.

  • Для лечения ОРВИ назначают противовирусные препараты. При ОРЗ так же назначают противовирусные препараты, а при выявлении бактериальной формы возбудителя назначают антибиотики.

Диагноз ОРЗ ставят, когда врач не может по симптоматике определить, что вызвало заболевание: вирус или бактерия. Для уточнения диагноза доктор может назначить общий анализ крови. В конце хочется отметить, что поставить диагноз и назначить правильное лечение может только специалист. Поэтому настоятельно призывам вас не заниматься самолечением и вовремя обращаться в медицинский центр за помощью.

Следите за своим здоровьем и БУДЬТЕ ЗДОРОВЫ!

Инфекции дыхательных путей

Инфекции дыхательных путей (острые респираторные заболевания, ОРЗ) могут вызвать бактерии, вирусы и грибы. Среди бактериальных возбудителей чаще встречаются Mycoplasma pneumoniae, Chlamydophila pneumoniae, Streptococcus pneumoniae, Haemophilus influenzae, Staphylococcus aureus, представители семейства Enterobacteriaceae, Legionella pneumophila, возбудители коклюша и дифтерии. Среди вирусных возбудителей ОРЗ наибольшее значение имеют представители четырех семейств РНК-содержащих вирусов (ортомиксовирусы, парамиксовирусы, коронавирусы и пикорнавирусы) и двух семейств ДНК-содержащих вирусов (аденовирусы, парвовирусы). Дети дошкольного возраста подвержены ОРЗ, в среднем, 4–8 раз в год, школьники – 2–6 раз в год, взрослые – 2–3 раза в год. В контингентах часто болеющих детей эпизоды ОРЗ регистрируются от 10 до 12 раз в год. ОРЗ могут протекать в легкой, в средне-тяжелой и в тяжелой (круп, бронхиты, бронхиолиты, пневмонии) формах.

Общими показаниями для лабораторного обследования с целью проведения этиологической диагностики ОРЗ является наличие у пациента остро возникшего заболевания с локальными симптомами поражения дыхательных путей при наличии общеинтоксикационного синдрома.

Инфекционные болезни дыхательных путей необходимо дифференцировать от других заболеваний/состояний неинфекционной природы (аллергия, тромбоэмболия легочной артерии, эндокардит трикуспидального клапана, облитерирующий бронхиолит, системные васкулиты, инфаркт легкого, легочная эозинофилия и пр.) на основании результатов клинико-рентгенологического и лабораторного обследований. Следует принимать во внимание, что пневмонии могут развиваться вследствие инфицирования возбудителями особо-опасных и природно-очаговых инфекций (орнитоз, Ку-лихорадка, легочная форма сибирской язвы, туляремия и др. ), в связи с чем, необходимо тщательно собирать и анализировать эпидемиологический анамнез. У лиц со сниженной активностью иммунной системы, ОРЗ могут вызывать также энтеровирусы, вирусы герпеса, цитомегаловирус, кандиды, аспергиллы, криптококки, пневмоцисты. Следует проводить дифференциальную диагностику коклюшной инфекции от острых бронхитов, вызванных другими возбудителями. Дифференциальная диагностика гриппа и других ОРЗ возможна только с помощью лабораторных методов исследования.

Лабораторные исследования, применяемые с целью этиологической диагностики инфекций верхних и нижних дыхательных путей, включают прямые (обнаружение возбудителя, его генома и АГ) и косвенные (обнаружение АТ) методы диагностики.

Микроскопия (бактериоскопия) окрашенного по Граму мазка мокроты и СМЖ позволяет определить лишь доминирующий морфотип потенциального бактериального патогена. Ценность метода и решаемые задачи различаются в зависимости от того, из какого локуса организма отобран клинический материал. Целью исследования материала из стерильных локусов – кровь, СМЖ, плевральная жидкость и т. д., является определение доминирующего морфотипа потенциального бактериального патогена и отношения к окраске по Граму. Кроме того, выявляется характер воспалительной реакции (лейкоцитоз или лимфоцитоз). Целью исследования материала из нестерильных локусов – мокрота, БАЛ, отделяемое из уха или придаточных пазух, – служит определение его пригодности для бактериологического посева и определение характера воспаления. Критерием пригодности мокроты служит наличие менее 10 эпителиальных клеток и более 25 нейтрофильных лейкоцитов в поле зрения. Бактериоскопия мазков из носо- и ротоглотки не информативна, поэтому не проводится.

Культуральный метод применяется для выделения и идентификации чистой культуры патогена. В клинической практике метод используют для выявления бак териальных возбудителей ОРЗ (Streptococcus pneumoniae, Haemophilus influenzae и др.) за исключением Mycoplasma pneumoniae и Chlamydophila pneumoniae. Бактериологический посев клинического материала проводится с целью дальнейшей культуральной и биохимической идентификации возбудителя, определения антибиотикочувствительности. Показанием для исследования крови служит пневмония, септические состояния, менингит. Метод позволяет обнаруживать возбудитель не более чем у 10–20% госпитализированных больных внебольничной пневмонией.

Среди вирусных возбудителей ОРЗ культивирование возможно для вирусов гриппа А и В, респираторно-синцитиального вируса, вирусов парагриппа 1–3 типов, метапневмовируса человека и аденовирусов, однако как рутинная процедура данный метод используется только для вирусов гриппа. Исследование характеризуется достаточно большой продолжительностью, но незаменимо при необходимости детального изучения патогенности, чувствительности к антимикробным препаратам, антигенных и других свойств изолятов микроорганизмов. Аналитические характеристики культуральных исследований во многом зависят от качества используемых сред, а также иммунологических и биохимических идентификационных тестов.

Для выявления в мазках из респираторного тракта АГ внутриклеточных патогенов – Chlamydophila pneumoniae и вирусных возбудителей ОРЗ используется ИХА и РИФ, для обнаружения АГ вирусов гриппа А и В используется ИФА. Такие «быстрые тесты» удобно использовать в эпидемиологических целях для массового скрининга, но их аналитические характеристики могут варьировать в широких пределах в зависимости от используемого набора реагентов, хранения реагентов и навыков их использования, в связи с чем, они могут недовыявлять случаи инфицирования в период эпидемий (недостаточная чувствительность по сравнению с культуральными методами и ПЦР) и давать ложноположительные результаты в межэпидемический период (низкая специфичность).

Для обнаружения АГ пневмококка, гемофильной палочки и ряда других бактериальных патогенов в стерильных видах клинического материала (кровь, СМЖ) применяют латекс-агглютинацию; для исследования материала из нестерильных локусов (мокрота, БАЛ и др. ) метод не предназначен. Чувствительность и специфичность наборов реагентов разных производителей составляет 99–100% и 85–98%, соответственно.

Обнаружение фрагментов генома возбудителей инфекционных болезней дыхательных путей в большинстве случаев наиболее эффективно и востребовано для ранней диагностики и скрининга с целью последующего получения чистой культуры возбудителя. Для рутинных исследований применяются тесты на основе ПЦР, которые позволяют обнаружить РНК/ДНК патогенов непосредственно в образцах биологического материала. Максимальный уровень специфичности и чувствительности имеют наборы реагентов с использованием гибридизационно-флуоресцентной детекции продуктов амплификации. Для диагностики заболеваний, вызванных условно- патогенными бактериями, в связи с их возможным носительством в верхних дыхательных путях, целесообразно применять только количественные тесты на основе ПЦР в сочетании с исследованием материала из нижних дыхательных путей.

Обнаружение специфических АТ в сыворотках больных ОРЗ методами ИФА, РТГА, РСК предназначено для ретроспективного подтверждения диагноза при инфицировании Mycoplasma pneumoniae, Chlamydophila pneumoniae, Legionella pneumophila, Coxiella burnetii и вирусных инфекций. Ограничением такого способа диагностики является необходимость подтверждения появления специфических АТ (сероконверсии) 4-кратным нарастанием титра специфических АТ в образцах сыворотки крови, полученных последовательно в острый период заболевания и в период реконвалесценции (спустя 10 дней – 1 месяц). Достоверность результата увеличивается в случае проведения исследования в обеих сыворотках одновременно. Определение АТ IgM считается более ценным с клинической точки зрения, поскольку они появляются в ранние сроки инфицирования и могут служить маркером недавно перенесенной инфекции.

ОРЗ у взрослых - лечение, симптомы, причины, лекарства

ОРЗ у взрослых - общий термин, объединяющий широкий спектр клинически схожих инфекционных патологий, возбудители которых проникают в организм здорового человека через органы дыхательной системы, где происходит их колонизация и размножение. происходит. Поражение дыхательных путей происходит преимущественно на поверхностных участках слизистых оболочек, а именно в клетках эпителия. Клиническими маркерами ОРЗ у взрослых являются общетоксикационный синдром и симптомокомплекс поражения структур дыхательной системы. Согласно показателям мировой статистики, ежегодная заболеваемость населения во всем мире на 90% состоит из эпизодов ОРИ.

Причины острых респираторных заболеваний у взрослых

Заболеваемость той или иной этиопатогенетической формой ОРЗ напрямую зависит от наличия или отсутствия эпидемии гриппа, сезона.Так, грипп типа А составляет до 50% случаев ОРИ у взрослых, парагриппозная инфекция - 7,4%, аденовирусный ОРИ у взрослых встречается в 5,0% случаев, респираторно-синцитиальный ОРИ - в 10,4%, микоплазменная форма ОРЗ отсутствует. более 4,4%. При этом следует учитывать, что вирусная природа ОРЗ у взрослых установлена ​​не более чем в 50% случаев, а в остальном - бактериальная природа ОРЗ.

Многочисленные исследования в области вирусологии и микробиологии привели к открытию более 400 серотипов вирусов, каждый из которых способен спровоцировать развитие воспалительных изменений в органах дыхательной системы. Такой полиморфизм возбудителей вызывает повышенную заболеваемость среди разных слоев населения, а также частые ОРИ у взрослых.

В ситуации, когда ОРЗ имеет вирусную природу, происходит быстрое размножение патогенов в эпителиальных клетках слизистых оболочек дыхательных путей, в результате чего образуются несколько тысяч вирионов, захватывающих новые участки слизистых оболочек с последующим некрозом и слущиванием поверхностных слоев бронхиального дерева.Выраженность патоморфологических проявлений ОРЗ у взрослого населения имеет корреляционную зависимость от уровня патогенности возбудителя, его концентрации и состояния иммунного аппарата макроорганизма.

ОРЗ взрослого человека бактериальной и аденовирусной природы характеризуется тем, что эти возбудители классифицируются как условно-патогенные, то есть даже присутствуют в нормальных условиях в дыхательной системе. Частицы аденовируса характеризуются длительным персистированием в организме, преимущественно в органах лимфатической системы, а возникновение ОРЗ происходит в случае малейшего снижения иммунобиологических возможностей организма человека, возникающего по тем или иным причинам.

Тенденция к развитию пандемий и крупных эпидемий наблюдается только при острых респираторных инфекциях, вызванных вирусом гриппа типа А. В распространении вирусов ERD серотипа B развиваются серьезные эпидемии. Вирусы, способные спровоцировать развитие ОРИ у взрослых, не относятся к эндемическим, поэтому они широко распространены.

Взрослая категория пациентов страдает острыми респираторными заболеваниями значительно реже, чем дети, но риск развития заболевания значительно возрастает с учетом имеющегося в анамнезе заболевания.

Резервуар для накопления вирусов ОРЗ - человек любой возрастной категории, и столь продолжительное присутствие возбудителя в организме может спровоцировать скрытое течение болезни. Общеизвестным фактом является преимущественное распространение вируса ORL воздушно-капельным путем, что возможно при прямом оральном контакте или при кашле и чихании, во время которого инфицированные частицы слюны распространяются на расстояние до 5 метров. Энтеровирусы, которые также могут спровоцировать развитие клинической картины ОРИ у взрослых, в основном распространяются фекально-оральным путем, а аденовирусная инфекция может распространяться даже контактным способом через загрязненную воду.

Инкубационный период ОРЗ у взрослых может варьироваться в широком диапазоне времени, который в первую очередь зависит от этиопатогенетической формы ОРЗ. Его средняя продолжительность составляет пять дней, в течение которых отмечается максимальное распространение вируса-возбудителя. Частые ОРЗ у взрослых, как правило, наблюдаются при повторном заражении риновирусами и респираторно-специфическими вирусами.

Помимо вирусной этиологии ОРВИ, также может наблюдаться бактериальный этиопатогенез, что принципиально отличает эту патологию, например, от ОРВИ.В качестве бактериальной составляющей этиопатогенеза ОРЗ у взрослых в первую очередь следует рассматривать стрептококковую флору, провоцирующую развитие ринита, ринофарингонзиллита и ринофарингебронхита. Эта этиопатогенетическая форма ОРЗ у взрослых носит спорадический характер и передается исключительно воздушно-капельным путем.

Симптомы и признаки острого респираторного заболевания у взрослых

Клинические проявления ОРЗ у взрослых заключаются в появлении лихорадки, синдрома общей инфекционной интоксикации, признаков поражения дыхательных путей различной локализации.

Повышенная температура у взрослых с острым респираторным заболеванием проявляется в первую очередь ознобом или познанием. Максимальное повышение градусника наблюдается к концу первого дня болезни и составляет 38-40 ° С. Продолжительность лихорадочного периода напрямую зависит от этиопатогенетической формы ОРЗ, но во всех ситуациях протекания неосложненного. наблюдается одноволновой характер изменения температурной кривой.

Синдром общей инфекционной интоксикации при ОРИ у взрослых проявляется общей слабостью, расстройством, адинамией, гипергидрозом, болями во всех группах мышц, головной болью без четкой локализации.Характерное проявление ОРЗ у взрослых - боли в области глазных яблок, усиливающиеся при движении глаз или их пальпации, склонность к слезотечению.

У пожилых людей интоксикационный синдром, наблюдаемый при ОРЗ, проявляется головокружением и склонностью к кратковременному нарушению сознания, рвоте. Тяжелая форма ОРЗ у взрослых сопровождается нарушениями сна в виде бессонницы.

Ринит, который почти в 100% случаев сопровождает течение ОРИ у взрослых, проявляется жжением в носу, насморком, заложенностью носа и чиханием.Объективными признаками поражения слизистой оболочки полости носа является ее гиперемия и отечность, наличие слизистых или слизисто-гнойного отделяемого, которые определяются методом риноскопии.

Проявления фарингита, как одного из симптоматических комплексов ОРЗ у взрослых, - это появление чрезмерной сухости и боли в горле в горле, которые усиливаются при кашле, а также боли при глотании пищи и слюны. Фарингоскопическими признаками ОРЗ у взрослых является появление гиперемии слизистых оболочек мезофаринкса, слизистых или слизисто-гнойных выделений на стенках глотки, гиперемированного, гранулярного и инъецированного мягкого неба, а также гиперплазии глоточных лимфоидных фолликулов, гиперемии и отека боковые складки.В некоторых ситуациях у пациента может наблюдаться увеличение регионарных групп лимфатических узлов, которые при пальпации остаются абсолютно безболезненными.

У взрослых пациенты часто жалуются на потливость и болезненность гортани, хриплые голоса и грубый сухой кашель, которые являются признаками ларингита. Во время ларингоскопии у этой категории пациентов можно обнаружить разлитую гиперемию слизистых оболочек гортани, гиперемию и инфильтрацию голосовых складок с их невыделением при фонации.

Проявления трахеита при ОРИ у взрослых - это появление печали и жжения за грудиной, которое имеет тенденцию усиливаться во время кашля. Кашель в начале болезни обычно бывает непродуктивным, а со временем состояние пациента улучшается за счет появления мокроты. При локализации патологического процесса в трахее аускультативными признаками ОРЗ у взрослых являются появление затрудненного дыхания, единичных гудящих хрипов, исчезающих при кашляющих движениях пациента.Бронхоскопическим признаком ОРВИ в этой ситуации является появление инфильтрации и гиперемии слизистой оболочки трахеи с наличием на ее стенках отделяющейся слизистой, слизисто-геморрагической или слизисто-гнойной.

Бронхит у взрослых с ОРИ проявляется в виде сухого или влажного кашля со слизистой мокротой, которая отделяется без особых усилий со стороны пациента. Характерным аускультативным критерием ОРЗ у взрослых, протекающих при поражении крупных бронхов, является появление усиленного везикулярного дыхания, сухих и влажных хрипов разного тембра, что напрямую зависит от локализации патологического процесса.Активное выделение мокроты сопровождается значительным ослаблением аускультативных проявлений ОРЗ. Рентгенологически ОРИ у взрослых проявляется усилением, обогащением легочного рисунка в основном за счет интерстициального компонента.

Появление бронхиального обструктивного компонента у взрослого пациента, страдающего острым респираторным заболеванием, свидетельствует о развитии бронхиолита. Эта симптоматика более характерна для респираторно-синцитиального ОРЗ и проявляется в виде одышки, усиливающейся при физической нагрузке, которая носит исключительно экспираторный характер. При ОРИ у взрослых, сопровождающихся бронхиолитом, наблюдается болезненный непродуктивный кашель, сопровождающийся болями за грудиной. Вышеуказанная симптоматика вызывает у пациента беспокойство. Объективными данными при ОРИ у взрослых в этой ситуации является наличие коробочного перкуторного звука, аускультативно ослабленного везикулярного дыхания и влажных мелкопузырчатых хрипов, усиливающихся на высоте выдоха. Рентгенологически ОРЗ у взрослых при бронхиолите наблюдается увеличение, деформация легочного рисунка с признаками диффузной эмфиземы.Спирометрия, выполняемая при ярко выраженной клинической картине острого респираторного заболевания, сопровождается фиксацией вентиляции, повышения сопротивления дыхательных путей.

Появление признаков пневмонии у больного ОРИ большинство специалистов расценивает как осложнение ОРИ у взрослых. Однако существует ряд этиопатогенетических форм ОРИ у взрослых, таких как аденовирус, вирус ПК, микоплазматическая, хламидийная инфекция, классическим клиническим проявлением которых является пневмония.

Для оценки степени повреждающего действия ОРЗ на организм взрослого человека используется клиническая классификация, согласно которой выделяют несколько вариантов течения болезни. При легкой степени ОРЛ у взрослых наблюдается небольшое преходящее повышение температуры тела и умеренные проявления интоксикации и катарального синдрома.

Средне-тяжелая форма является наиболее распространенной и проявляется в виде лихорадки, выраженного синдрома общей интоксикации, поражения дыхательной системы.

Тяжелое течение ОРИ у взрослых проявляется в виде острого начала клинических проявлений, длительной лихорадки, показатели которой превышают 40 ° С, и выраженных проявлений общей интоксикации, наличия осложнений. При этой форме ОРИ у пациента в любой момент могут развиться неотложные состояния, такие как инфекционно-токсический тип энцефалопатии, острая дыхательная недостаточность, шок и признаки острой сердечной недостаточности.

Тяжелое течение ОРЗ у взрослых характеризуется молниеносным усилением клинических проявлений синдрома интоксикации без катаральных симптомов, а также высоким уровнем смертности. Одним из вариантов молниеносного течения острого респираторного заболевания у взрослых является развитие токсического отека легких геморрагического характера, который часто заканчивается летальным исходом из-за быстро нарастающей паренхиматозной дыхательной недостаточности.

Осложнения ОРИ у взрослых обычно полиморфны, но лидирующие позиции по частоте встречаемости занимают пневмонии смешанного вирусно-бактериального происхождения. К редким осложнениям ОРИ у взрослых относятся воспалительные заболевания различных органов и систем.

Лечение острых респираторных инфекций у взрослых

В качестве схемы лечения больных острым респираторным заболеванием применяется широкий спектр организационных, гигиенических и лечебных мероприятий, действие которых в первую очередь направлено на изоляцию больного, нейтрализацию дальнейшего размножения вируса, стимулирование индивидуальных способностей. организма в отношении борьбы с вирусным агентом и устранения симптоматических проявлений заболевания.

Взрослые пациенты, страдающие острыми респираторными заболеваниями в легкой и средней формах, подлежат амбулаторному лечению. В ситуации, когда у человека тяжелое и все более сложное течение острого респираторного заболевания, необходимо немедленно госпитализировать больного в инфекционный стационар.

На протяжении всего лихорадочного периода обязательными условиями лечения взрослого больного с ОРИ являются строгий постельный режим, коррекция пищевого поведения с преобладанием в рационе молочных и растительных продуктов, увеличение питьевого режима с применением обильного количества алкоголя. жидкость.Помещение, в котором находится больной острым респираторным заболеванием, обязательно должно часто проветриваться, а персонал лечебного учреждения должен применять барьерные методы защиты от инфекции в виде марлевых повязок и оксолиновой мази.

В ситуации, когда у пациента протекает неосложненное легкое течение заболевания, рекомендуется раннее противовирусное лечение в виде ремантадина в суточной дозе 150 мг внутрь. Тяжелое течение ОРЗ у взрослых требует коррекции ремантадином, который применяется по схеме: в первый день максимальная доза составляет 400 мг, а со второго дня болезни необходимо перейти на прием. суточная доза 300 мг, после чего препарат применяют в обычной дозировке 150 мг еще три дня.

Лекарства у взрослых с ORI могут применяться различными способами, например, лейкоцитарный интерферон, который вводят интраназально по 3 капли в каждый носовой ход с интервалом 2 часа в течение не менее трех дней. Максимальная эффективность индукторов интерферона наблюдается при применении дозы 3000 ЕД. В случае появления у пациента признаков ринита, который сопровождается заложенностью носа и отеком слизистых, перед закапыванием интерферона следует промыть носовые ходы солевыми каплями типа Salina, а также нанести 5% раствор эфедрина, действие которого направлено на уменьшение гиперемии и экссудации носовых ходов.

Помимо препаратов этиотропной направленности при лечении ОРЗ, у взрослых применяют средства патогенетической и симптоматической терапии. С целью снятия головной боли, болевого синдрома в мышцах и суставах пациенту рекомендуется назначение Аспирина в дозе 0,25 г, а также жаропонижающих средств (Аскофен по 1 таблетке 1 раз в сутки). В ситуации, когда ОРЗ у взрослых сопровождается бессонницей, рекомендуется назначение Люминала в разовой дозе 100 мг.В качестве противокашлевых средств при ОРИ у взрослых следует применять муколитики и отхаркивающие средства (САР в дозе 200 мг внутрь), а также ингаляции с щелочными растворами. В качестве профилактики осложнений со стороны деятельности сердечно-сосудистой системы рекомендуется назначать Кордиамин в разовой дозировке 25 капель трижды в сутки.

Антибиотик при ОРИ у взрослых без анамнеза в анамнезе, как правило, не применяется, но допустима такая категория пациентов, как пожилые люди, а также люди с ослабленным иммунитетом в профилактических целях назначение антибактериальных средств.В этой ситуации следует отдавать предпочтение антибактериальным средствам группы тетрациклинов, а также сульфаниламидам.

При тяжелом осложненном течении ОРЗ у взрослых с выраженным интоксикационным синдромом целесообразно внутримышечно вводить донорский противогриппозный гамма-глобулин в разовой дозе 3 мл. Положительный эффект от введения гамма-глобулина наступает не позднее 6-12 часов и заключается в снижении температуры, уменьшении последствий интоксикации, улучшении общего самочувствия пациента.В ситуации, когда однократная доза гамма-глобулина не дала желаемого эффекта, следует повторно ввести ту же дозу.

Лечение больных гипертоксической формой ОРЗ необходимо проводить в условиях стационара в отделении интенсивной терапии. Для купирования вирусной токсемии следует повторно вводить противогриппозный гамма-глобулин в разовой дозе 3 мл, а для устранения бактериального компонента - парентеральное введение Цепорина в суточной дозе 4 г.

? Орз у взрослых - какой врач поможет? При наличии или подозрении на развитие ОРИ у взрослых следует немедленно обратиться за консультацией к таким терапевтам, как терапевт, инфекционист.

Авирол Арт Лайф, против вирусов Гриппа, ОРЗ, герпеса и др. - Биожизнь

Состав:


Аминокислота L-лизин - 250 мг, экстракт эхинаце пурпурный сухой - 50 мг, аскорбат натрия - 39,34 мг, гриб шиитака - 30 мг, экстракт зеленого чая - 25 мг, экстракт коры ивы сухой - 25 мг, цитрат цинка трехводный - 24 мг, кверцетин - 7,5 мг, рутинные - 7,5 мг, токоферола ацетат (E) - 3,5 мг, тиамина мононитрат (B1) - 0,15 мг, фолиевая кислота. кислота (B9) - 0,02 мг, цианокобаламин (B12) - 0,45 мкг.
Вспомогательные вещества: крахмал картофельный, тальк, кальция стеарат.


Способ применения:

Avirol рекомендуется в качестве биологически активной добавки к пище, дополнительного источника витаминов C, E, B1, B6, B9, B12, цинка, источника флавоноидов, лизина, гидроксикоричной кислоты, содержащей кофеин. Принимать взрослым по 1 капсуле 2 раза в день во время еды. Продолжительность приема 14 дней.


Почему современная цивилизация чрезвычайно уязвима перед инфекциями?

Развитые системы коммуникаций, с одной стороны, являются величайшим достижением - соединяя страны и континенты, они позволяют быстро появляться в любой точке земного шара, но с другой стороны способствуют тому, чтобы возбудители инфекций легко перемещались. Отрицательную роль играет также неблагоприятная экология, увеличение радиации, выброс в атмосферу химикатов. Под действием этих факторов вирусы становятся еще агрессивнее, а мы становимся еще более беззащитными. Зная неблагоприятную статистику, можно понять, насколько ответственную роль в нашем организме выполняет иммунная система, которая постоянно находит и уничтожает чужеродные бактерии и вирусы, попавшие извне, и как важно оказывать ей постоянную поддержку.

Компания Артлайф предлагает новый комплекс для оптимальной антивирусной защиты - Авирол.

Что отличает Avirol от других иммуновозбудителей, представленных на рынке? Главное достоинство нового комплекса - рецептура, сочетающая данные последних научных разработок по противовирусному действию аминокислоты лизин с опытом использования иммуномодуляторов растительного происхождения.

Лизин - незаменимая аминокислота , входящая в состав практически всех белков организма, необходима для роста, восстановления тканей, синтеза иммуноглобулинов, ферментов и других белков. Лизин обладает мощным противовирусным действием, особенно в отношении вирусов, вызывающих герпес и острые респираторные инфекции.

Как лизин помогает справиться с инфекционными агентами?

Попадая в организм человека, вирус использует его биологические ресурсы, в частности аминокислоту, для создания собственных белков. Персистировать (размножаться непрерывно или циклически) вирусам герпеса, или необходима аминокислота аргинин, что вызвано острыми респираторными инфекциями. Практически как сестра-близнец похожа на нее другой аминокислотой - лизин .При наличии в организме достаточного количества лизина вирус начинает «путать» аминокислоты, заполняя свои белки лизином . В этот момент подключен фермент L , находящийся в организме - лизин, - альфа-оксидаза, который блокирует размножение вируса.

Компоненты растительного происхождения усиливают действие аминокислоты лизин и обеспечивают активацию всех систем защиты организма от вирусной инфекции.

Активные вещества эхинацеи пурпурный и зеленый чай, а также полисахариды грибов шиитаке стимулируют клетки системы иммунитета к не посредственному уничтожению вируса. Биофлавоноиды рутин и кверцетин, витамины С и Е снижают проницаемость капиллярной сети, не только препятствуя попаданию новых вирусов, но и уменьшая отек тканей, что проявляется уменьшением слезотечения и заложенности носа.

Экстракт ивы содержит натуральные органические связанные салицилаты, которые с успехом борются с такими признаками поражения вирусом, как головные и мышечные боли, лихорадка.Витамины B1, фолиевая кислота, B12 обладают обменно-регулирующим действием и положительно влияют на процесс кроветворения, а также предупреждают истощение клеточных ресурсов противовирусной защиты и защищают ткани организма от гипоксии, обеспечив поступление кислорода в каждую клетку организма.

Биоактивный комплекс «Авирол » рекомендован как профилактическое средство и элемент комплексной терапии обострений герпетических и других вирусных инфекций, хронического вирусного гепатита, инфекционного мононуклеоза и папилломатоза.

Будьте готовы к грядущему сезону увеличения активности вирусных инфекций заранее и ваша жизнь не будет осложнена проблемами!

токсинов | Бесплатный полнотекстовый | Структура, биология и терапевтическое применение систем токсин-антитоксин в патогенных бактериях

Streptococcus pyogenes является возбудителем многих заболеваний человека, таких как поверхностные кожные инфекции, фарингит, рожа и целлюлит. Несколько семейств ТА типа II широко распространены в S.pyogenes: пять HicBA, пять MazEF, две пары омега-эпсилон-дзета (ω-ε-ζ), семь ParDE и 19 пар RelBE (см. дополнительную таблицу S1). В частности, ТА-модуль ω – ε – ζ был открыт как система PSK на плазмиде pSM19035 из S. pyogenes [130]. Система ω – ε – ζ не только стабилизирует плазмиды устойчивости, но также способствует вирулентности и транскрипционно модулируется другим репрессорным белком, обозначенным ω [131,132]. Ε-антитоксин действует исключительно как ингибитор ζ-токсина, а не как репрессор транскрипции, что отличает его от многих других антитоксинов. Когда ε-антитоксин непрерывно разрушается протеазами AAA + и не пополняется за счет синтеза белка, ζ-токсин диссоциирует с ним и в конечном итоге вызывает гибель клеток [133]. Streptococcus pneumoniae - это важная патогенная бактерия для человека, которая бессимптомно поражает дыхательные пути и становится патогенной у лиц с ослабленным иммунитетом [134]. Эта бактерия признана основной причиной внебольничной пневмонии и менингита у детей и пожилых людей. Виды S. pneumoniae несут пары ТА типа II, включая пять HicBA, одну ω – ε – ζ, одну PezAT, четыре Phd-Doc и 17 RelBE (см. Дополнительную таблицу S1).Существует четыре функционально хорошо охарактеризованных оперона ТА типа II, а именно relBE2, pezAT, yefM-yoeB и phd-doc, и несколько предполагаемых оперонов ТА в зависимости от штамма [4,135]. Пневмококковый токсин RelE2 проявляет аналогичную токсичность как для S. pneumoniae, так и для E. coli, но его родственный антитоксин RelB2, по-видимому, нейтрализует токсичность в определенное время роста [136], что контрастирует с таковыми для антитоксинов RelB E. coli. В состоянии раствора только RelB2 присутствует в виде димера, но комплекс RelBE образуется преимущественно при стехиометрии ReB2: RelE2 4: 2 [137].Этот гетерогексамер может связываться с одной операторной молекулой ДНК. Напротив, предполагается, что комплекс RelBE E. coli существует как гетеротетрамер или гетеротример в растворе [97,138]. RelE1, один из предполагаемых токсинов S. pneumoniae, не обладает РНКазной активностью [57] и не опасен как для S. pneumoniae, так и для E. coli [135]. Сообщается, что пневмококковый токсин YoeB подавляет рост клеток E. coli [139]. Токсичность намного ниже у штамма с дефицитом протеазы Lon, чем у штамма дикого типа [139], возможно, потому что протеаза Lon разрушает родственный антитоксин YefM и, таким образом, увеличивает токсичность YoeB.Подобно другим антитоксинам типа II, YefM термически менее стабилен, чем комплекс YefM – YoeB, что продемонстрировано более низкой температурой плавления YefM (~ 45 ° C) [139]. Пара phd-doc совсем недавно была идентифицирована как четвертый истинный оперон ТА у S. pneumoniae, демонстрируя типичные особенности систем ТА типа II [135]; (i) сверхэкспрессия токсина Doc сильно подавляет рост S. pneumoniae, который возобновляется совместной экспрессией с антитоксином Phd; и (ii) промотор phd-doc слегка и почти полностью репрессируется комплексом Phd и Phd-Doc, соответственно.Система PezAT TA, расположенная на хромосоме S. pneumoniae, представляет собой другую версию системы ε – ζ, кодируемой пневмококковой плазмидой. PezT подавляет рост клеток E. coli в течение первых 3 часов, которые впоследствии реанимируются без необходимости коэкспрессии с антитоксином PezA [140]. Этот профиль роста аналогичен профилю ζ-токсина [141]. Токсичность PezT может быть нейтрализована антитоксином PezA, который является многодоменным белком. Модули PezAT, расположенные на островках пневмококковой патогенности, могут обеспечивать хозяина факторами вирулентности и устойчивостью к антибиотикам [142,143].E. faecalis - это комменсальная бактерия человека, которая вызывает эндокардит, сепсис, инфекции мочевыводящих путей и менингит, населяя желудочно-кишечный тракт человека [134, 144]. Известно, что эта бактерия имеет пары ТА типа II, включая две MazEF, одну Phd – Doc и две RelBE (см. Дополнительную таблицу S1). Кроме того, оперон par addiction плазмиды pAD1 E. faecalis кодирует гидрофобный токсин Fst, состоящий из 34 остатков и небольшой антисмысловой РНК, которая комплементарно связывается с мРНК токсина, что характерно для системы ТА типа I.Fst не обладает ни гемолитической, ни антимикробной активностью [145], что усиливает вероятность того, что он оказывает негативное влияние на сегрегацию хромосом и деление клеток. S. aureus обычно вызывает кожные и респираторные заболевания, такие как абсцессы, импетиго, синусит и пневмония [146]. Появление метициллин-резистентных S. aureus (MRSA) стало глобальной проблемой в 21 веке [147]. Геном S. aureus содержит три основных оперона ТА типа II, а именно mazEF, yefM-yoeB и ω-ε-ζ, среди которых mazEF изучен наиболее полно [5].Множественные виды Bacillus считаются важными грамположительными патогенами человека; например, B. anthracis вызывает сибирскую язву, а B. cereus вызывает пищевое отравление. База данных TA предполагает, что B. anthracis и B. cereus имеют две и три системы MazEF TA соответственно. Непатогенные B. subtilis оказались прекрасной моделью для исследований в области молекулярной и клеточной биологии [134]. Оперон SpoIISA – SpoIISB, кодируемый на хромосоме B. subtilis, был первоначально показан как новая система ТА на экране для B.subtilis, дефектные по споруляции после образования полярной перегородки [148]. Токсин SpoIISA подавляет образование клеточных оболочек после асимметричной септации.

Флувастатин и аторвастатин вызывают запрограммированную гибель клеток в головном мозге, поедая амебу Naegleria fowleri., Биомедицина и фармакотерапия

Naegleria fowleri - возбудитель типа энцефалита, называемого первичным амебным энцефалитом (ПАМ).Почти 98% случаев ПАМ, зарегистрированных во всем мире, заканчиваются смертельным исходом и поражают в основном иммунокомпетентных детей и молодых людей. Текущий терапевтический вариант против случаев ПАМ включает комбинацию милтефозина, амфотерицина В и других препаратов, которые, к сожалению, связаны с серьезными побочными эффектами. В недавнем исследовании в нашей группе были протестированы статины in vitro против трофозоитов Naegleria fowleri , демонстрирующих активность против этих патогенов при низких концентрациях, вызывающих низкую токсичность.Следовательно, существует острая необходимость в разработке новых терапевтических возможностей PAM. Таким образом, это исследование было предпринято для оценки пути гибели клеток, вызванного двумя из ранее протестированных молекул, флувастатином и аторвастатином. Более того, эти статины сравнивали с милтефозином и амфотерицином B. Кроме того, индукция программируемой клеточной смерти (PCD) вместо некроза у обработанных амеб была бы идеальной ситуацией, поскольку некроз мог привести к нежелательным воспалительным процессам у инфицированного человека.Полученные результаты показали, что оба статина индуцировали PCD у обработанных амеб после наблюдения за конденсированным хроматином, повреждениями клеточных мембран, снижением потенциала митохондриальной мембраны и уровнями АТФ и генерацией ROS. В заключение, как флувастатин, так и аторвастатин могут быть потенциальными новыми кандидатами для терапии PAM, поскольку они активны при низких концентрациях, вызывают низкую токсичность и вызывают PCD у обработанных амеб, что позволяет избежать активации путей воспаления.

中文 翻译 :


氟 伐 他 汀 和 阿托 伐 他 汀 通过 食用 变形虫 Naegleria fowleri 导致 大脑 中 程序 性 细胞 死亡。

感 奈格尔 原发性 阿米巴 性 (PAM) 的 脑炎 的 病原体。 全世界 报告 的 PAM 中 几乎 有 98 的 影响免疫 能力 的 儿童 和 年轻人。 目前 PAM 病例 的 治疗 选择 包括 米 替 福星 B 和 其他 与 严重 副作用 相关 的 的 组合 在 我们 小组 的 中 , 他 9015体外 针对 禽 的 Naegleria fowleri 进行 了 测试 在 下 对 体 具有 的 的 滋养体 引起。 因此 ,测试 的 两种 分子 氟 他 汀 阿托 汀 诱导 的 细胞 死亡 途径。 这些 他 汀 类 药物 与 两性 霉素 B 进行 已性 细胞 死亡 (PCD) 而 不是 坏死 是 理想 的 情况 , 因为 坏死 可能 导致 体 发生 不良 的 炎症 过程。 获得 的 结果 在 观察 到 染色 ATP. ROS 后 , 两种 他 汀 类 药物 均可 在 过 的 变形虫 中 诱导 PCD。

Salmonella enterica Serovar Typhi скрывает ассоциированную с инвазией систему секреции третьего типа из врожденной иммунной системы с помощью регуляции генов Академический исследовательский доклад на тему «Биологические науки»

OPEN 3 ACCESS онлайн бесплатно

■ @ Патогены PLOS I

Salmonella enterica Serovar Typhi скрывает связанную с инвазией систему секреции третьего типа от врожденной иммунной системы в соответствии с Положением о генах

Себастьян Э.Winter10 *, Maria G. Winter10, Victor Poon1, A. Marijke Keestra1, Torsten Sterzenbach2, Franziska Faber1, Luciana F. Costa2, Fabiane Cassou3, Erica A. Costa3, Geraldo ES Alves3, Tatiane A. Paixao2, Renato L. Santos3, Andreas Дж. Баумлер1

1 Кафедра медицинской микробиологии и иммунологии, Школа медицины, Калифорнийский университет, Дэвис, Дэвис, Калифорния, Соединенные Штаты Америки, 2 Departamento de Patologia Geral, Instituto de Ciencias Biológicas, Федеральный университет Минас-Жерайс, Белу-Оризонти, Минас-Жерайс , Бразилия, 3 Departamento de Clinica e Cirurgia Veterinarias, Escola de Veterinaria, Universidade Federal de Minas Gerais, Белу-Оризонти, Минас-Жерайс, Бразилия

Аннотация

Доставка микробных продуктов в цитозоль клеток млекопитающих с помощью бактериальных секреционных систем является сильным стимулом для запуска провоспалительных реакций хозяина.Здесь мы показываем, что Salmonella enterica serovar Typhi (S. Typhi), возбудитель брюшного тифа, строго регулирует экспрессию системы секреции типа III, связанной с инвазией (T3SS-1), и, таким образом, не может активировать эти сигнальные пути врожденного иммунитета. Регуляторный белок TviA S. Typhi быстро подавлял экспрессию T3SS-1, тем самым предотвращая RACI-зависимую, RIP2-зависимую активацию NF-kB в эпителиальных клетках. Гетерологическая экспрессия TviA в сероваре Typhimurium S. enterica (S. Typhimurium) подавляла T3SS-1-зависимые воспалительные реакции, возникающие сразу после инфицирования в моделях гастроэнтерита на животных.Эти результаты позволяют предположить, что S. Typhi снижает воспаление кишечника, ограничивая индукцию патоген-индуцированных процессов за счет регуляции экспрессии гена вирулентности.

Образец цитирования: Winter SE, Winter MG, Poon V, Keestra AM, Sterzenbach T, et al. (2014) Salmonella enterica Serovar Typhi скрывает связанную с инвазией систему секреции третьего типа от врожденной иммунной системы с помощью генной регуляции. PLoS Pathog 10 (7): e1004207. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1004207

Редактор: Дениз М.Монак, Медицинский факультет Стэнфордского университета, Соединенные Штаты Америки

Поступило 17. 12.2013 г .; Принята в печать 10 мая 2014 г .; Опубликовано 3 июля 2014 г.

Авторские права: © Winter et al., 2014. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Финансирование: Это расследование проводилось на объекте, построенном при поддержке гранта № C06 RR12088-01 Программы улучшения исследовательских центров, предоставленного Национальным центром исследовательских ресурсов Национальных институтов здравоохранения.Эта работа была поддержана грантом 12SDG12220022 Американской кардиологической ассоциации для AMK, грантами службы общественного здравоохранения AI044170 для AJB и AI103248 для SEW, а также стипендией Мемориального фонда Джона Саймона Гуггенхайма для RLS. Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

* Электронная почта: Себастьян[email protected]

n Текущий адрес: Департамент микробиологии Юго-Западного медицинского центра Техасского университета, Даллас, Техас, Соединенные Штаты Америки

Введение

Одна из функций врожденной иммунной системы в кишечном тракте - генерировать временные воспалительные реакции против инвазивных кишечных патогенов, избегая при этом пагубной чрезмерной реакции против безвредных комменсальных бактерий в гомеостатических условиях.В отличие от комменсальных микробов, патогенные микробы экспрессируют множество факторов вирулентности, которые манипулируют функциями клетки-хозяина. Вызванные патогенами процессы, также известные как паттерны патогенеза [1], активируют определенные пути врожденной иммунной системы, позволяя хозяину отличать вирулентные микробы от микробов с более низким потенциалом причинения болезней. Обнаруживая процессы, вызванные патогенами, хозяин может усилить врожденные иммунные ответы до уровней, соответствующих угрозе [2].

Salmonella enterica серовар Typhimurium (S.Typhimurium), инвазивный кишечный патоген, связанный с гастроэнтеритом человека, вызывает острое воспаление кишечника в подвздошной и толстой кишке, вызывая, таким образом, симптомы диареи и боли в животе в течение менее одного дня после приема внутрь [3]. В воспалительном инфильтрате пораженной ткани кишечника преобладают нейтрофилы [4,5]. Точно так же нейтрофилы являются основным типом клеток в стуле во время острого заболевания [6-8]. В отличие от физических лиц

, инфицированный сероваром Typhi (S.Typhi) развиваются лихорадочное заболевание (брюшной тиф) с системным распространением организма. В отличие от гастроэнтерита, вызванного сальмонеллой, только у трети пациентов развивается диарея, которая характеризуется преобладанием мононуклеарных клеток в стуле [6]. Преобладающий тип клеток в кишечных инфильтратах - мононуклеарные, нейтрофилы встречаются нечасто [9-11]. В отличие от S. Typhi, взаимодействие S. Typhimurium с модельным эпителием кишечника индуцирует гепоксилин-A3-зависимую трансмиграцию нейтрофилов [12].Более того, инфицирование эксплантатов ткани толстой кишки человека S. Typhimurium приводит к увеличению продукции привлекающего нейтрофилы хемокина IL-8, тогда как S. Typhi не вызывает такой реакции [13]. Эти наблюдения предполагают, что вторжение S. Typhimurium в слизистую оболочку кишечника сопровождается быстрым нарастанием реакции хозяина, приводящей к острому гнойному воспалению, в то время как S. Typhi вызывает небольшое воспаление кишечника на ранних стадиях инфекции, однако молекулярные механизмы, лежащие в основе этого явления, очевидны. различия плохо определены.

Один патоген-индуцированный процесс, который запускает провоспалительные иммунные ответы, - это перенос бактериальных молекул в цитозоль клетки-хозяина с помощью систем секреции. Связанная с инвазией система секреции типа III (T3SS-1), экспрессируемая всеми сероварами Salmonella

Сведения об авторе

Бактериальные патогены перемещают эффекторные белки в цитоплазму клеток-хозяев, чтобы манипулировать хозяином-млекопитающим. Эти процессы, например,грамм. стимуляция малых регуляторных GTPases, активирует врожденную иммунную систему и вызывает провоспалительные реакции, направленные на удаление вторгающихся микробов из инфицированной ткани. Здесь мы показываем, что строгая регуляция экспрессии гена вирулентности может использоваться как стратегия ограничения индукции воспалительных реакций при сохранении способности манипулировать хозяином. При попадании в ткань хозяина Salmonella enterica serovar Typhi, возбудитель брюшного тифа, быстро подавляет экспрессию фактора вирулентности, необходимого для проникновения в ткань, чтобы избежать обнаружения врожденным иммунным надзором хозяина.Такой жесткий контроль экспрессии гена вирулентности позволяет патогену задействовать фактор вирулентности для эпителиальной инвазии, предотвращая последующее формирование провоспалительных ответов в клетках-хозяевах. Мы пришли к выводу, что регуляция экспрессии генов вирулентности способствует уклонению от врожденного иммунитета во время брюшного тифа, скрывая паттерн патогенеза.

и доставляет эффекторные белки в цитозоль эпителиальных клеток [14]. Подмножество этих транслоцированных эффекторных белков активирует GTPases семейства Rho [15-18], тем самым запуская изменения в цитоскелете клетки-хозяина, которые приводят к бактериальной инвазии эпителиальных клеток [19].Чрезмерная стимуляция GTPases семейства Rho активирует ядерный фактор транскрипционного фактора каппа-легкую цепь-энхансер активированных В-клеток (NF-kB) и способствует последующему высвобождению провоспалительных цитокинов и хемокинов [15,20,21]. В модели гастроэнтерита, вызванного S. Typhimurium, у крупного рогатого скота, для быстрой индукции воспаления кишечника и диареи требуется аппарат T3SS-1, а также эффекторные белки SipA, SopA, SopB, SopD и SopE2 [22-24]. Точно так же в мышиной модели колита, индуцированного сальмонеллой, SipA, SopE и SopE2 могут независимо вызывать воспаление кишечника [25], а мутанты, лишенные функционального T3SS-1, не могут инициировать рекрутирование нейтрофилов в слизистую оболочку кишечника на ранней стадии инфекции [25,26] . Эти данные показывают, что T3SS-1-опосредованная эффекторная транслокация индуцирует врожденные иммунные ответы во время колита, вызванного S. Typhimurium.

Подобно S. Typhimurium, инвазия культивируемых эпителиальных клеток кишечника S. Typhi опосредуется T3SS-1 [27]. Замена эффекторных белков S. Typhimurium T3SS-1 их ортологами S. Typhi не ослабляет воспалительные реакции, вызываемые S. Typhimurium в слизистой оболочке кишечника телят [28], демонстрируя, что S.Эффекторные белки Typhi T3SS-1 могут проявлять внутренние провоспалительные свойства in vivo. Таким образом, молекулярная основа отсутствия T3SS-1-зависимых врожденных иммунных ответов на ранних этапах инфицирования S. Typhi остается неясной.

Результаты

В отличие от S. Typhimurium, S. Typhi не может активировать сигнальный путь NF-kB в эпителиальных клетках человека

Изучить индукцию провоспалительных сигнальных путей при инфицировании S. Typhimurium и S. Typhi мы использовали линию эпителиальных клеток человека, постоянно трансфицированную NF-kB-зависимым репортером люциферазы (HeLa 57A) [29]. Заражение штаммом S. Typhimurium дикого типа SL1344 привело к значительному увеличению (в 7 раз; P <0,01) активности люциферазы по сравнению с ложно инфицированными клетками (рис. 1A), в то время как производное S. Typhimurium SL1344, несущее Мутация в гене аппарата T3SS-1 invA (SW767) не вызывает передачи сигналов NF-kB [20,30]. В отличие от

С.Typhimurium дикого типа, штамм Ty2 дикого типа S. Typhi не смог запустить активацию NF-kB (рис. 1A), что позволяет предположить, что S. Typhi является слабым активатором T3SS-1-зависимых воспалительных процессов в эпителиальных клетках человека.

Влияние оперона viaB на воспалительные реакции, опосредованные T3SS-1, в эпителиальных клетках

T3SS-1 опосредует инвазию нефагоцитарных клеток. Сообщалось, что S. Typhi отличается от S. Typhimurium в отношении инвазии эпителиальных клеток человека [31-33], что повышает вероятность того, что наблюдаемая дифференциальная активация сигнального пути NF-kB может быть связана с различной степенью инвазивности. .Чтобы проверить эту гипотезу, клетки HeLa были инфицированы штаммами S. Typhimurium и S. Typhi, и был проведен анализ защиты от гентамицина (рис. 1B). S. Typhimurium дикого типа SL1344 и S. Typhi дикого типа Ty2 были выделены в аналогичных количествах, в то время как соответствующие изогенные мутанты с дефицитом invA продемонстрировали значительно пониженную инвазивность. Активность T3SS-1 имеет два функциональных последствия: манипулирование сигнальными путями хозяина и последующее поглощение бактериями. Чтобы различить эффекты, опосредованные непосредственно T3SS-1 или косвенно за счет увеличения внутриклеточной бактериальной нагрузки, мы затем попытались восстановить инвазивность S.Мутант Typhimurium invA без восстановления функции T3SS-1. Экспрессия инвазина Yersinia pjeHdofebercHlojij, кодируемого плазмидой pRI203, увеличивала инвазивность мутанта S. Typhimurium invA, сравнимую со штаммом дикого типа (рис. 1B), но не могла восстановить способность индуцировать активацию NF-kB в эпителиальных клетках ( Рис. 1C) [34]. Взятые вместе, эти наблюдения показывают, что уклонение от иммунитета S. Typhi напрямую не коррелирует с внутриклеточной бактериальной нагрузкой или инвазивностью.

Несмотря на то, что геномы S.Typhimurium и S. Typhi обнаруживают поразительное сходство. Последовательности хромосомной ДНК обоих сероваров сильно синтеничны, в основном с небольшими инверсиями, делециями и вставками [35,36]. Одним из участков ДНК, который присутствует у S. Typhi, но отсутствует у S. Typhimurium, является остров патогенности сальмонелл 7 (SPI-7). Внутри SPI-7 расположен локус viaB, гены регуляции оперона (tvlA), биосинтеза (tvlBCDE) и экспорта (vexABCDE), участвующие в производстве капсульного полисахарида вирулентности (Vi) S.Typhi [37] (рис. S1A). Было показано, что локус viaB подавляет пути передачи сигналов Toll-подобного рецептора (TLR) [13,38,39]. Поэтому мы исследовали вклад локуса viaB в снижение активации NF-kB в эпителиальных клетках (Fig. 1D and S1B). Делеция всего локуса viaB в S. Typhi (мутант DviaB; SW347) заметно увеличивала способность активировать NF-kB в эпителиальных клетках HeLa (P <0,001). Как и в случае с S. Typhimurium, передача сигналов NF-kB, индуцированная мутантом S. Typhi viaB, не зависела от инвазивности (рис.S1C), но требовал функционального T3SS-1, поскольку инактивация invA на мутантном фоне viaB (мутант DviaB invA, STY4) полностью устраняла люциферазную активность (P <0,001) (рис. S1D). Эти результаты подтверждают идею о том, что локус viaB ослабляет индуцированные T3SS-1 провоспалительные сигнальные пути в эпителиальных клетках человека.

Локус viaB, как было показано, изменяет взаимодействие S. Typhi с клетками-хозяевами посредством множественных различных механизмов (rev. [40]). Капсульный полисахарид Vi предотвращает отложение комплемента, фагоцитоз и активацию TLR4, в то время как регуляторный белок TviA, как известно, подавляет передачу сигналов TLR5. Поэтому мы хотели выяснить, связано ли отсутствие передачи сигналов NF-kB в эпителиальных клетках человека с продуцированием капсулы Vi или с измененной экспрессией генов, опосредованной TviA. С этой целью ген tviA, клонированный в плазмиду с низким числом копий (pTVIA1), вводили в мутант S. Typhi viaB (STY2). Экспрессия tviA под контролем нативного промотора значительно снижала активацию NF-kB (P <0,01) в

Рисунок 1. S. Typhi не вызывает воспалительных реакций в эпителиальных клетках.Эпителиальные клетки человека, перманентно трансфицированные репортерной системой NF-kB-люциферазы (HeLa 57A), инфицировали указанными штаммами сальмонелл при множественности инфицирования 5 или имитировали обработку (только среда для роста бактерий). (А) Клетки инфицировали S. Typhimurium дикого типа SL1344, изогенного мутанта invA (SW767), S. Typhi дикого типа Ty2, изогенного мутанта invA (SW222). Люциферазную активность как показатель активации NF-kB определяли через 5 часов (N = 3). (B) Монослои клеток инфицировали в течение 1 ч указанными штаммами Salmonella.Количество бактерий, восстановленное после 90 мин обработки гентамицином, стандартизировали по количеству бактерий в инокуляте (N = 4). Плазмида pRI203 кодирует инвазин Y. pseudotuberculosis. (C) Люциферазную активность, проявляемую инфицированными сальмонеллами клетками HeLa57A, определяли, как описано выше (N = 4). (D) Клетки инфицировали штаммом S. Typhi дикого типа Ty2, мутантом DviaB (SW347), мутантом invA DviaB (STY4), мутантом DviaB (STY2), несущим плазмиду клонирования pWSK29 (pWSK), мутантом DviaB ( STY2), экспрессирующий ген tviA (pTVIAI), и активность люциферазы, определенную через 5 часов после заражения (N = 5).Столбцы представляют собой среднее геометрическое ± стандартная ошибка. *, P <0,05; **, P <0,01; ***, P <0,001; нс, статистически не значимо. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1004207.g001

для сравнения с клетками, инфицированными мутантом S. Typhi viaB, несущим пустой векторный контроль (pWSK29). Примечательно, что экспрессия tviA снижает воспалительные реакции до уровней, сопоставимых со штаммом S. Typhi дикого типа (рис. 1D и S1B), что позволяет предположить, что регуляторный белок TviA участвует в подавлении воспалительных реакций в культивируемых эпителиальных клетках человека.

TviA снижает T3SS-1-опосредованное воспаление в модели с лигированной подвздошной петлей крупного рогатого скота.

Недавно мы продемонстрировали, что штамм S. Typhimurium, несущий локус S. Typhi viaB на плазмиде, вызывает меньше слизистой оболочки

на модели лигированной подвздошной петли крупного рогатого скота по сравнению с изогенным S. Typhimurium дикого типа ATCC14028 [38], что повышает вероятность того, что TviA может участвовать в подавлении воспалительных реакций in vivo.Чтобы определить относительный вклад Vi-капсулы и регулятора TviA в снижение воспалительных реакций в модели бычьей лигированной подвздошной петли [23], мы повторили эти исследования с производными штамма S. Typhimurium ATCC 14028, в которых ген phoN в хромосоме имел был заменен целым локусом viaB S. Typhi (мутант phoN :: viaB, Th270) или только геном tviA (мутант phoN :: tviA, SW474). В этих штаммах транскрипция tviA и нижестоящих генов составляет всего

.

Рисунок 2.Экспрессия TviA в S. Typhimurium снижает ранние ответы хозяина. Лигированные петли подвздошной кишки крупного рогатого скота (N = 4 животных) были ложно обработаны (бульон LB) или инфицированы мутантом phoN S. Typhimurium ATCC14028 (AJB715), мутантом phoN :: viaB (Th270), мутантом phoN :: tviA (SW474) или мутант phoN invA (SW737), предварительно культивированный в бульоне LB. Образцы собирали через 5 ч после заражения. (A) Бактериальная нагрузка в ткани была определена путем обработки биопсии ткани гентамицином и посева на селективную среду. Столбцы представляют собой средние геометрические бактериальные нагрузки ± стандартная ошибка.(B) Накопление жидкости зарегистрировано через 5 часов после заражения. Данные выражены в процентах от ответа, наблюдаемого в петлях, инфицированных мутантом phoN (максимальный ответ). Столбцы представляют собой среднее геометрическое ± стандартная ошибка. (C) Патологические изменения слизистой оболочки подвздошной кишки. Фиксированная формалином ткань подвздошной кишки оценивалась по следующим критериям: кровотечение (фиолетовые столбцы), инфильтрация нейтрофилами (черные столбцы), наличие отека (белые столбцы) и некроз / апоптоз (серые столбцы). Столбцы представляют собой среднее значение, полученное от 4 животных.(D) Репрезентативные изображения окрашенных гематоксилином и эозином срезов слизистой оболочки подвздошной кишки (увеличение 60x). *, P <0,05; **, P <0,01; нс, статистически не значимо. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1004207.g002

контролируется природным промотором S. Typhi [41,42]. Эта стратегия была выбрана для гарантии того, что ослабление кишечного воспаления в этой модели не было вызвано введением локуса »iaB в многокопийную плазмиду [38].

Мы сравнили мутант phoN :: »iaB и мутант phoN :: fc> iA со штаммом, несущим ген устойчивости к антибиотикам, хромосомно вставленный в ген phoN (мутант phoN, AJB715).Мутант phoN :: »iaB, мутант phoN :: fc> iA и изогенный мутант phoN были выделены в равных количествах из образцов ткани, обработанных гентамицином, через пять часов после инокуляции (рис. 2A), что позволяет предположить, что ни» ¿ Ген или весь локус »iaB препятствовали проникновению в ткань. В соответствии с нашими предыдущими наблюдениями [38], мутант phoN :: »iaB вызывал меньшее накопление жидкости (Рис. 2B) и меньше патологических изменений в слизистой оболочке (Рис. 2C и D), чем изогенный мутант phoN. Примечательно, что экспрессия только »¿A (мутант phoN :: ¿» ¿A) значительно снижала накопление жидкости и воспаление по сравнению с мутантом phoN (P <0.01). Ответы, вызванные мутантом phoN :: fc> iA и мутантом phoN :: »iaB, были неотличимы, что позволяет предположить, что опосредованное» iaB ослабление воспалительных реакций через пять часов после инокуляции лигированных петель подвздошной кишки крупного рогатого скота S. Typhimurium в основном объясняется к действию регуляторного белка TviA. Взят

вместе, эти данные предполагают, что регуляция генов, опосредованная TviA, может ослаблять воспалительные процессы in vivo.

TviA репрессирует транскрипцию регуляторных, структурных и эффекторных белков S.Тиф T3SS-1

Функциональный T3SS-1 необходим для индукции кишечных ответов хозяина у крупного рогатого скота [22,24,43]. Штамм S. Typhimurium, несущий мутацию в гене аппарата T3SS-1 invA (мутант znvA phoN, SW737), оказался значительно менее инвазивным, чем мутант phoN (рис. 2A) (P <0,05). Интересно, что инактивация znvA (мутант znvA phoN) снижает накопление жидкости (рис. 2B) и воспаление кишечника (рис. 2C и D) на величину, аналогичную наблюдаемой для мутанта phoN :: fc> iA.Это открытие согласуется с идеей о том, что TviA снижает T3SS-1-зависимые ответы хозяина in vivo, что побудило нас к дальнейшему исследованию механизма, с помощью которого TviA ингибирует экспрессию гена T3SS-1.

TviA является ключевым активатором оперона tviBCDEvexABCDE, но также может контролировать транскрипцию генов за пределами своего собственного оперона (рис. S2A). Экспрессия TviA приводит к снижению подвижности и секреции флагеллина из-за подавления регулона жгутика за счет репрессии транскрипции генов fhDC [42,44].FlhDC, главный регулятор экспрессии жгутиковых генов, активирует транскрип-

.

жгутиковых генов класса II, таких как fliA и fliZ [45,46]. FliA является позитивным регулятором жгутиковых генов класса III, включая флагеллин [45,47]. Чтобы определить, может ли снижение подвижности или снижение продукции флагеллина быть причиной TviA-зависимого снижения активации NF-kB, мы инактивировали ген fliC, кодирующий единственный флагеллин монофазного серовара Typhi, тем самым сделав штаммы, несущие эти мутации, афлагеллятными и неподвижными.Делеция всего оперона viaB (мутант DviaB DfliC, SW483) на фоне fliC (мутант DfliC, SW359) значительно усиливала передачу сигналов NF-kB в инфицированных эпителиальных клетках HeLa и HEK293 (рис. S2B и S2C). Экспрессия TviA из плазмиды (pTVIAl) в мутанте viaB fliC снижает активность люциферазы до уровней, сопоставимых с мутантом fliC (фиг. S2B и S2C), демонстрируя, что TviA-зависимая репрессия активации NF-kB не зависит от флагеллина.

Эксперименты по профилированию экспрессии генов предполагают, что TviA влияет на транскрипцию генов T3SS-1 посредством следующего сигнального каскада [42]: подавляя транскрипцию flhDC, TviA подавляет экспрессию FliZ.Регуляторный белок FliZ является активатором hilA [48-50], главного регулятора генов T3SS-1 [51,52], таким образом ставя экспрессию гена T3SS-1 под отрицательный контроль TviA (рис. S2A). Поэтому мы проанализировали влияние TviA на транскрипцию подмножества регуляторных, структурных и эффекторных белков у S. Typhi (рис. S3). В соответствии с предыдущими открытиями, делеция только генов биосинтеза капсулы Vi (мутант DtviB-vexE, SW74) не изменяла транскрипцию генов T3SS-1 [42,44]. Напротив, сопутствующая делеция генов tviA и биосинтеза капсулы (мутант DviaB, SW347) значительно усиливала транскрипцию регуляторных генов flhD, hilA и invF, гена структурного компонента prgH, а также эффекторных генов sipA и sopE (рис. S3).

В отсутствие TviA эффекторный белок S. Typhi T3SS-1 SopE является основным индуктором активации NF-kB в эпителиальных клетках

Затем мы определили, какие эффекторные белки T3SS-1 вносят вклад в провоспалительные ответы, вызываемые S. Typhimurium и S. Typhi. Предыдущая работа продемонстрировала, что SopE, SopE2, SopB и SipA вносят вклад в активацию NF-kB в эпителиальных клетках [15-17,53]. Ген sopE, кодируемый бактериофагом, присутствует в S.Typhi Ty2, но отсутствует в штамме S. Typhimurium ATCC 14028. Чтобы лучше смоделировать вклад TviA в ослабление индуцированных T3SS-1 ответов хозяина, мы решили продолжить наши исследования с использованием штамма S. Typhimurium SL1344, изолята, несущего ген sopE. . В соответствии с предыдущими сообщениями [15-17,53], мы обнаружили, что одновременная инактивация sopE, sopE'2, sopB и sipA (sopE sopE'2 sopB sipA мутант, SW868) снижает способность штамма S. Typhimurium SL1344 к индуцируют активацию NF-kB до уровней, наблюдаемых у изогенных S. Штамм Typhimurium неспособен перемещать эффекторные белки (мутант invA; SW767) (рис. S4). Штамм S. Typhimurium, экспрессирующий только SopE (sopE2 sopB, мутант sipA, SW867), вызывал значительную активацию NF-kB. Умеренная активация NF-kB также наблюдалась со штаммами S. Typhimurium, экспрессирующими только SopB (мутант sopE'2 sipA sopE'2, SW972) или только экспрессирующими SipA (мутант sopE'2 sopB sopE'2, SW940) (рис. S4). По существу не наблюдалось ответа в клетках, инфицированных производным SL1344, которое экспрессировало только SopE2 (мутант sopE sopA sopB, SW973).В совокупности эти данные предполагают, что SopE был наиболее мощным индуктором провоспалительных ответов в этой модели культуры ткани, в то время как вклад SopB и SipA был более скромным.

Затем мы определили потенциальный вклад ортологов S. Typhi этих эффекторов в индукцию передачи сигналов NF-kB в отсутствие гена tviA (мутант S. Typhi DviaB, SW347)

Рисунок 3. Влияние регулятора TviA на активацию NF-kB, запускаемую S. Эффекторы Typhi T3SS-1. Клетки HeLa, перманентно трансфицированные репортерной системой NF-KB-люцифераза (HeLa 57A), были либо ложно обработаны (только среда для роста бактерий), либо инфицированы диким типом Ty2 S. Typhi, мутантом DviaB (SW347), sopB sipA sopE DviaB мутант (SW1217), мутант invA DviaB (STY4), мутант sipA sopE DviaB (SW1214), мутант sipA sopE DtviB-vexE (SW1215), мутант sopB sopE DviaB (SW1216), мутант sopB sopE DtviB- SW1213), мутант sopB sipA DviaB (SW1211) или мутант sopB sipA DtviB-vexE (SW1212).Через 5 ч измеряли активность люциферазы (N = 4). Столбцы представляют собой среднее геометрическое ± стандартная ошибка. *, P <0,05; **, P <0,01; нс, статистически не значимо. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1004207.g003

(рис. 3). Ген sopE2 является псевдогеном в S. Typhi Ty2 и в дальнейшем не анализировался. Сопутствующая инактивация sopE, sipA и sopB в мутанте viaB S. Typhi (sopB sipA sopE DviaB мутант, SW1217) полностью устраняет активность люциферазы, управляемую NF-kB (рис. 3). Это указывало на то, что аналогично находкам с S.Штамм Typhimurium SL1344, SopE, SipA и SopB имеют решающее значение для индукции воспалительных реакций в эпителиальных клетках при инфицировании S. Typhi. Мутант S. Typhi viaB sopB sipA (SW1211) вызывал выраженную активацию NF-kB, но более умеренная активация NF-kB наблюдалась также у мутанта S. Typhi viaB sopE sipA (SW1214) и мутанта viaB sopE sopB (SW1216). (Рис. 3). Эти данные свидетельствуют о том, что SopE был наиболее мощным индуктором провоспалительных реакций у штаммов S. Typhi, лишенных гена tviA, в то время как SopB и SipA вносили умеренный вклад.Напротив, снижение активации NF-kB наблюдали с мутантом S. Typhi tviB-vexE (несущим ген tviA) и его производными (рис. 3). Это сложное сравнение производных мутанта viaB и мутанта tviB-vexE позволило нам исключить любые мешающие эффекты, которые экспрессия антигена Vi может иметь на регуляцию гена: как мутант viaB, так и мутант tviB-vexE не инкапсулированы и отличаются только в их способности выражать tviA. Напротив, простой мутант tviA будет проявлять плейотропный эффект, т.е.е. в нем не будет регуляторного белка TviA, но в то же время практически не будет продукции антигена Vi [37]. В совокупности эти данные свидетельствуют о том, что TviA-опосредованная регуляция гена снижает активацию T3SS-1, запускаемую эффектором NF-kB.

TviA снижает активацию сигнального пути Rac1 и NOD1 / 2

Поскольку SopE запускает наиболее выраженные ответы хозяина в отсутствие tviA, мы сосредоточили наш дальнейший анализ на этом сигнальном пути.Механистические исследования на культивируемых эпителиальных клетках показали, что бактериальный фактор обмена гуаниновых нуклеотидов (GEF) SopE активирует GTPase Ras-семейства Ras-родственный субстрату 1 ботулотоксина C3 (RAC1) [15]. Чрезмерная стимуляция RAC1 бактериальными эффекторами ощущается нуклеотид-связывающим доменом олигомеризации, содержащим белок 1 (NOD1) [30]. Активация NOD1 приводит к фосфорилированию рецептора-

.

Рисунок 4. В отсутствие tviA S. Typhi индуцирует активацию NF-kB RAC1- и RIP2-зависимым образом.(A и B) Клетки HeLa, постоянно трансфицированные репортерной системой люциферазы NF-kB (HeLa 57A), трансфицировали pCMV-myc (вектор, черные столбцы) или pRAC1-DN (RAC1-DN, белые столбцы) (A) Клетки были трансфицированные указанными конструкциями GFP-SopE или инфицированные указанными штаммами S. Typhi в течение 5 ч (N = 3). (B) Клетки подвергали ложной обработке, инфицировали указанными цепями S. Typhi или обрабатывали агонистом NOD1 C12-iE-DAP (ацилированное производное y-D-Glu-mDAP) в течение 5 часов. (C) Клетки HeLa 57A обрабатывали либо диметилсульфоксидом (ДМСО), либо ингибитором RIP2 SB203580, растворенным в ДМСО, а затем инфицировали указанным S.Typhi или имитирующую обработку (только среда для роста бактерий) (N = 3). Столбцы представляют собой среднее геометрическое ± стандартная ошибка. *, P <0,05; **, P <0,01; нс, статистически не значимо. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1004207.g004

взаимодействует серин / треонин-протеинкиназа 2 (RIP2) и активация передачи сигналов NF-kB в эпителиальных клетках [15,20,30,54]. Сигнальный путь NOD1 / 2 в клетках HeLa также может запускаться SipA [34], хотя этот путь играет меньшую роль в штамме SL1344, кодирующем SopE (рис.S4). Взятые вместе, эти находки открывают возможность того, что TviA-опосредованное подавление SopE позволяет S. Typhi ослаблять иммунное распознавание с помощью сигнального пути RAC1-NOD1 / 2-RIP2. Чтобы проверить эту гипотезу, мы отменили передачу сигналов RAC 1 и RIP2 либо путем эктопической экспрессии доминантно отрицательной формы RAC1 (RAC1-DN) [30,55], либо путем обработки клеток ингибитором RIP2 (SB203580) (Рис. 4). В соответствии с предыдущими сообщениями, эктопическая экспрессия слитого белка GFP-SopE была достаточной для индукции активации NF-kB, в то время как не наблюдалась повышающая регуляция этого сигнального пути с конструкцией GFP-SopE, лишенной активности GEF (GFP-SopE G168A) [30, 56].Одновременная экспрессия слитого белка GFP-SopE и конструкции RAC1-DN аннулировала передачу сигналов NF-kB (фиг. 4A).

Инфекция клеток HeLa диким типом S. Typhi или мутантом viaB invA с дефицитом T3SS-1 не приводила к статистически значимому увеличению активации NF-kB, а отмена передачи сигналов RAC 1 или RIP2 не влияла в дальнейшем на передачу сигналов (рис. . 4A, B и C). В

, напротив, инфицирование мутантом S. Typhi viaB привело к существенной активации ответов, управляемых NF-kB.Отмена активности RAC 1 или RIP2 значительно снижает индукцию ответов NF-kB в клетках, инфицированных мутантом viaB. Более того, активация NF-kB в клетках, инфицированных мутантом viaB sopB sipA, подавлялась, когда клетки трансфецировались плазмидной конструкцией, кодирующей RAC1-DN (рис. 4C), что позволяет предположить, что SopE, транслоцированный в клетки-хозяева в отсутствие TviA, может активировать передачу сигналов NF-kB зависимым от RAC 1 образом. Лечение ингибитором RIP2 не влияло на T3SS-1-опосредованную инвазию S.Typhi направляется к эпителиальным клеткам (рис. S5), исключая возможность того, что ингибитор RIP2 непреднамеренно вмешивается в функцию аппарата T3SS-1. В совокупности эти данные подтверждают идею о том, что TviA ограничивает активацию сигнального пути RAC1-NOD1 / 2-RIP2 в эпителиальных клетках, инфицированных S. Typhi.

Гетерологичная экспрессия TviA в S. Typhimurium подавляет T3SS-1-зависимые ответы in vivo

Помимо репрессии генов T3SS-1, TviA также подавляет экспрессию жгутиков (рис.S2A) [57]. Известно, что флагеллин вызывает провоспалительные реакции, активируя TLR5 [58] и

.

Рисунок 5. Экспрессия TviA в S. Typhimurium SL1344 снижает активацию NF-kB, управляемую T3SS-1, в эпителиальных клетках. Клетки HeLa 57A инфицировали S. Typhimurium или имитировали обработку бактериальной питательной средой (имитация обработки), и активность люциферазы определяли через 5 часов после заражения (N = 4). (A) SL1344 дикого типа, мутант invA (SW767), мутант phoN (SW759) и мутант phoN :: tviA (SW760) были использованы для заражения монослоев клеток HeLa 57A.(B) Клетки были инфицированы SL1344 дикого типа, изогенным мутантом sopB sopE2 sopE sipA (SW868), мутантом sopE2 sopE sopB (SW940), мутантом sopB sopE2 sipA (SW867) и их производными, несущими phoN (SW808; SW806) или мутации phoN :: tviA (SW809; SW807) соответственно. (C) Перед заражением указанными штаммами S. Typhimurium клетки обрабатывали либо ДМСО, либо ингибитором RIP2 (SB203580), растворенным в ДМСО. Столбцы представляют собой среднее геометрическое ± стандартная ошибка. *, P <0,05; **, P <0.01; нс, статистически не значимо. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1004207.g005

NLRC4- (нуклеотид-связывающий домен олигомеризации [NOD] -подобный рецептор [NLR] семейство каспаз-ассоциированный домен рекрутирования [CARD] -содержащий белок 4-) инфламмасома [59,60]. Хотя наши первоначальные эксперименты на модели бычьей лигированной подвздошной петли предполагают, что TviA может смягчать воспаление слизистой оболочки (рис. 2), вполне вероятно, что TviA-опосредованная генная регуляция биосинтеза жгутиков могла влиять на зависимые от флагеллина врожденные иммунные пути.Чтобы лучше изучить влияние экспрессии TviA на сигнальный путь RAC1-NOD1 / 2-RIP2 на модели животных, мы поэтому создали мутант pho.N :: tviA на фоне S. Typhimurium SL1344 (SW760). Подобно результатам с S. Typhi, экспрессия TviA в S. Typhimurium снижает транскрипцию генов T3SS-1 (рис. S3), а мутант pho.N :: tviA вызывал значительно меньшую (P <0,05) активацию NF-kB, чем контрольный штамм phoN (рис. 5A и S6). Затем мы ввели ген tviA в производные SL1344, которые экспрессировали только самые мощные индукторы пути NF-kB, SipA (sopE sopE2 sopBpho.Мутант N :: tviA; SW809) и SopE (sopE2 sopB sipA pho.N :: мутант tviA; SW807). При инфицировании клеток HeLa (рис. 5B) штаммы, несущие вставку pho.N :: tviA, вызывали

значительно ниже люциферазной активности, чем у соответствующего фото. мутанты (P <0,01), что указывает на то, что TviA способен снижать активацию NF-KB, вызываемую ортологами S. Typhimurium SopE и SipA. Ингибирование RIP2 значительно снижает уровни активации NF-KB, индуцированные штаммом дикого типа или pho.Мутация tviA в неподвижном штамме S. Typhimurium, лишенном флагеллинов фазы 1 и 2, FliC и FljB (мутант JliCfljB, SW762) (фиг. 6A). Как мутант JliCfljB, так и fliCfljB pho. мутант (SW793) вызывал значительные уровни активации NF-KB в культивируемых эпителиальных клетках (фиг. 6A), тогда как этот ответ был значительно снижен в клетках, инфицированных мутантом fliC fljB phoN :: tviA (SW764). Инактивация основного гена T3SS-1 invA полностью устраняет способность индуцировать передачу сигналов NF-KB (рис.6А).

Рисунок 6. TviA снижает T3SS-1-зависимые, независимые от флагеллина воспалительные реакции в слизистой оболочке слепой кишки. (A) Клетки HeLa 57A были инфицированы мутантом aflagellate SL1344 fliCfljB (SW762), мутантом fliC fljB phoN (SW793), мутантом fliC fljB phoN :: tviA (SW764) и производными, несущими дополнительную мутацию в invA (SW794; SW766). ). Активацию NF-kB определяли, как описано выше. (B и C) Группы мышей C57BL / 6, предварительно обработанных стрептомицином, были внутрижелудочно инокулированы либо S.Typhimurium SL1344 fliC fljB phoN мутант (N = 8), мутант fliC fljB phoN :: tviA (N = 8), мутант fliCfljB phoN invA (N = 4), мутант fliC fljB phoN :: tviA invA (N = 4 ) или бульон LB (имитация обработки; N = 3). Через 12 часов после инфицирования относительное количество мРНК Nos2 (B) и Tnfa (C) определяли с помощью qRT-PCR. Столбцы представляют собой среднее геометрическое ± стандартная ошибка. *, P <0,05; **, P <0,01; нс, статистически не значимо. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1004207.g006

Чтобы напрямую оценить способность TviA препятствовать воспалительным процессам в слизистой оболочке кишечника, мы использовали модель мышей, предварительно обработанных стрептомицином [61].В этой модели обнаружение цитозольного доступа S. Typhimurium T3SS-1 через сигнальный путь NOD1 / 2 способствует воспалению кишечника на ранней стадии инфицирования [30,34,62]. По сравнению с ложно инфицированными мышами, уровни транскриптов провоспалительных генов Nos2, кодирующих индуцибельную синтазу оксида азота (iNOS), и Tn / a, кодирующие фактор некроза опухоли (TNF) -a, были значительно (P <0,05) повышены в слизистая оболочка слепой кишки через 12 часов после инфицирования не жгутиковым мутантом phoN / EC / B S. Typhimurium (SW793) (рис.6B и C). Введение гена tviA S. Typhi в мутант S. Typhimurium / EC / jB (мутант phoN :: tviA / EC / jB, SW764) значительно (P <0,05) снижает экспрессию провоспалительного гена (рис. 6B и 6C) , но не количество бактерий, выделенных из кишечного содержимого или пейеровских бляшек (рис. S7). Воспалительные реакции, наблюдаемые в слизистой оболочке слепой кишки в этот ранний момент времени, были T3SS-1-зависимыми, поскольку введение мутации в invA отменяло способность S. Typhimurium вызывать экспрессию провоспалительных генов.В совокупности эти данные свидетельствуют о том, что TviA репрессирует T3SS-1-зависимые ранние воспалительные реакции in vivo посредством независимого от флагеллина механизма.

Обсуждение

S. Typhi проникает в слизистую оболочку кишечника, не вызывая массового притока нейтрофилов, наблюдаемого при гастроэнтерите, вызванном нетифоидными сероварами. Здесь мы показываем, что одним из механизмов ослабления ответов хозяина является TviA-опосредованная репрессия T3SS-

.

1, фактор вирулентности, который, как известно, вызывает сильные воспалительные реакции хозяина.Эффекторные молекулы, перемещаемые с помощью T3SS-1 в цитозоль клетки-хозяина, активируют ГТФазы семейства Rho [15-17]. Активация ГТФаз семейства Rho - это индуцированный патогенами процесс, который воспринимается NOD1 [21,30], что в конечном итоге приводит к активации провоспалительных ответов в vztro [15,20,54] и vzvo [30, 62]. Однако S. Typhi требуется функциональный T3SS-1 для проникновения в эпителий кишечника во время инфекции [27]. Наши данные предполагают, что S. Typhi, возможно, эволюционировал, чтобы проникнуть в кишечный эпителий, не вызывая мощного антибактериального воспалительного ответа, регулируя экспрессию T3SS-1 TviA-зависимым образом.Осморегуляция предотвращает экспрессию TviA в просвете кишечника, что делает S. Typhi инвазивным [42] (Fig. 2A). Однако экспрессия TviA быстро повышается при проникновении в ткань [63], что приводит к репрессии экспрессии T3SS-1 и жгутиков, в то время как индуцируется биосинтез капсулы Vi [42,44]. Здесь мы показываем, что TviA предотвращает активацию NF-kB в эпителиальных клетках за счет снижения T3SS-1-зависимой активации RAC1. Более того, TviA-опосредованное снижение T3SS-1-зависимых воспалительных реакций, вызванное в ранние моменты времени в моделях на животных, не зависело от жгутиков и капсулы Vi.Эти данные подтверждают гипотезу о том, что TviA ослабляет воспаление, поскольку он быстро выключает экспрессию T3SS-1 при проникновении в ткань, тем самым скрывая процесс, индуцированный патогеном, от хозяина.

Лигированные петли подвздошной кишки крупного рогатого скота подходят для моделирования первых 12 часов взаимодействия с патогенами хозяина, периода времени, в течение которого воспалительные реакции в значительной степени зависят от T3SS-1 [22,23,64]. Точно так же в модели колита у мышей воспалительные реакции, возникающие в слепой кишке в ранние моменты времени (т.е.е. в течение первых 2 дней) после заражения в значительной степени зависят от T3SS-1 [61,65,66]. Однако механизмы, независимые от T3SS-1, ответственны за воспаление слепой кишки, наблюдаемое в более поздние моменты времени (т.е. на 4 и 5 дни после инфицирования) в модели колита у мышей [65]. Экспрессия капсульного полисахарида S. Typhi Vi в S. Typhimurium приводит к ослаблению этих T3SS-1-независимых воспалительных ответов в модели колита у мышей [41] за счет снижения активации комплемента и передачи сигналов TLR4 [67,68].Таким образом, локус vz'aB снижает воспаление кишечника с помощью множества различных механизмов (рис. S2A). TviA-опосредованная репрессия T3SS-1 снижает ранние воспалительные реакции, в то время как капсульный полисахарид Vi ослабляет ответы, генерируемые через независимые от T3SS-1 механизмы в более поздние моменты времени. Возникает соблазн предположить, что результатом этих механизмов уклонения от иммунитета является снижение воспалительной реакции кишечника, которая может способствовать различиям в симптомах заболевания, вызванных тифоидными и нетифоидными серотипами.

Материалы и методы

Заявление об этике

Это исследование было выполнено в строгом соответствии с рекомендациями Руководства по уходу и использованию лабораторных животных Национального института здоровья. Протокол экспериментов на мышах был одобрен Комитетом по уходу и использованию животных Калифорнийского университета в Дэвисе (номер разрешения: 16179). Протокол экспериментов с детенышами был одобрен институциональным комитетом Федерального университета штата Минас-Жерайс, Бразилия (номер разрешения: CETEA 197/2008).

Бактериальные штаммы и условия культивирования

Штаммы бактерий, включая соответствующие свойства, перечислены в таблице 1. Если не указано иное, бактерии выращивали в аэробных условиях при 37 ° C в бульоне Лурия-Бертани (LB) (10 г / л триптона, 5 г / л дрожжей

Таблица 1. Штаммы бактерий и плазмиды, использованные в этом исследовании.

Обозначение штамма Соответствующие характеристикиa / Генотип Источник / Ссылка

SW809 SL1344 DsopE sopB :: MudJ sopE2 :: pSB1039 phoN :: tviA-CmR Это исследование

Таблица 1.Продолж.

Обозначение штамма Соответствующие характеристикиa / Генотип Источник / Ссылка

SW839 SL1344 AsipA :: pSW244 Это исследование

SW867 SL1344 AsipA sopB :: MudJ sopE2 :: pSB1039 [30]

SW868 SL1344 AsipAAsopE sopB :: MudJ sopE2 :: pSB1039 [30]

SW940 SL1344 AsopE sopB :: MudJ sopE2 :: pSB1039 Это исследование

SW972 SL1344AsipA AsopE sopE2 :: pSB1039 Это исследование

SW973 SL1344 AsipA AsopE sopB :: MudJ [30]

SW974 IR715 AsipA :: pSW244 [30]

SW976 SL1344 AsopE [78]

SW977 SL1344 AsopE :: pSW245 Это исследование

SW1009 SL1344 AsipA AsopE [30]

Th270 IR715 phoN :: viaB [41]

E.coli

TÖP10 F mcrA A (mrr-hsdRMS-mcrBC) W80lacZAM15 AlacX74 recA1 araD139 A (ara leu) 7697 галлонов rpsL (StrepR) endA1 nupG Life Technologies

DH5a Ipir F2 endA1 hsdR17 (r ~ m +) supE44 thi-1 recA1 gyrA relA1 A (lacZYA-argF) U169 W80lacZ A M15 Ipir Лабораторная коллекция штаммов

S17-1 Ipir recA1 thi pro hsdR (r ~ m +) zxx :: RP4 2- (TetR :: Mu) (KanR :: Tn7) Ipir [79]

АКМР: устойчивость к хлорамфениколу; KanR: устойчивость к канамицину; NalR: устойчивость к налид иксиновой кислоте; StrepR: устойчивость к стрептомицину; TetR: устойчивость к тетрациклину (tetRA).

b Американская коллекция типовых культур, Манассас, Вирджиния.

doi: 10.1371 / journal.ppat.1004207.t001

экстракт, 10 г / л NaCl) или агар LB (агар 15 г / л). Чтобы вызвать экспрессию генов биосинтеза капсул tviA и Vi, ночную культуру в бульоне LB разводили 1:50 в бульоне дрожжевого экстракта триптона (TYE) (10 г / л триптона, 5 г / л дрожжевого экстракта) или в среде Игла, модифицированной Дульбекко ( DMEM), как указано, и инкубировали в аэробных условиях при 37 ° C в течение 3 часов.При необходимости, антибиотики добавляли в культуры бульона LB или чашки с агаром LB в следующие

концентрации: карбенициллин (0,1 мг / мл), хлорамфеникол (0,03 мг / мл), канамицин (0,05 мг / мл), налидиксовая кислота (0,05 мг / мл) и тетрациклин (0,01 мг / мл).

Конструирование плазмид

Были выполнены стандартные методы клонирования для создания плазмид, перечисленных в таблице 2. Клонирующие векторы и orz (R6K) на основе

Таблица 2.Плазмиды, использованные в этом исследовании.

Обозначение плазмиды Соответствующие характеристикиa / Источник генотипа / Ссылка

pCMV-myc ori (pMB1) bla PCMVIE myc-tag Clontech

pCR2.1 Клонирующий вектор Life Technologies

pEP185.2 ori (R6K) mobRP4 cat [80]

pEGFP-C1 ori (pMB1) КанР PCMVIE EGFP Clontech

pGFP-SopE sopE, клонированный в pEGFP-C1; N-концевой тег GFP [30]

аминокислотная замена pGFP-SopE-G168A G168A в SopE в pEGFP-C1; N-концевой тег GFP [30]

pNFkB-luc NF-kB-зависимая репортерная плазмида люциферазы [81]

pRAC1-DN Доминантно-отрицательная форма hRAC1, клонированная в pCMV-myc; Аминокислотная замена T17N; N-концевой тег myc.[30]

pRDh20 ori (R6K) mobRP4 cat tetC sacRB [82]

ген инвазина pRI203 Y. pseudotuberculosis в pREG153 [83]

pSW28 Выше и ниже области tviBCDEvexABCDE S. Typhi Ty2 в pGP704 [57]

pSW208 Внутренний фрагмент гена phoN S. Typhimurium, клонированный в pEP185.2 Это исследование

pSW233 Области выше и ниже области tviBCDEvexABCDE S.Typhi Ty2 в pRDh20 Это исследование

pSW245 Верхняя и нижняя области гена sopE S. Typhimurium в pRDh20 [78]

pTK-LacZ Нормализация эффективности трансфекции [84]

pTVIA1 tviA под контролем своего нативного промотора в pWSK29 [38]

pWSK29 ori (pSC101) bla [85]

doi: 10.1371 / journal.ppat.1004207.t002

Таблица 3. Праймеры, использованные в этом исследовании.

Целевая последовательность0 Ссылка

ПЦР в реальном времени

Salmonella gmk 5 '-TTGGCAGGGAGGCGTTT-3' [86]

5 '-GCGCGAAGTGCCGTAGTAAT-3'

Salmonella flhD 5 '-ACAGCGTTTGATCGTCCAG-3' [63]

5 '-GTTTGCCATCTCTTCGTTGA-3'

Salmonella hilA 5 '-ATTAAGGCGACAGAGCTGGA-3' [42]

5 '-GAATAGCAAACTCCCGACGA-3'

Salmonella invF 5 '-GTTGTCGCACCAGTATCAGG-3' Это исследование

5 '-TCGGATTCAGCATATGTCGT-3'

Salmonella prgH 5 '-CACTGAACGGCTGTGAGTTT-3' Это исследование

5 '-CGGCAGGTATATCAGGGAGT-3'

Salmonella sipA 5 '-TTCAAATAATGTCGCCGGTA-3' Это исследование

5 '-TTCATCAGTAGCGTCTTCGC-3'

Salmonella sopE 5 '-CAACACACTTTCACCGAGGA-3' Это исследование

5 '-ATCATTGAGCGTTTGAAGCA-3'

Мышиный Gapdh 5 '-TGTAGACCATGTAGTTGAGGTCA-3' [87]

5 '-AGGTCGGTGTGAACGGATTTG-3'

Мышиный Tnfa 5 '-AGCCAGGAGGGAGAACAGAAAC-3' [68]

5 '-CCAGTGAGTGAAAGGGACAGAACC-3'

Мыши №2 5 '-TTGGGTCTTGTTCACTCCACGG-3' [88]

5 '-CCTCTTTCAGGTCACTTTGGTAGG-3'

Сайты расщепления рестрикционной эндонуклеазой подчеркнуты.DOI: 10.1371 / journal.ppat.1004207.t003

суицидных плазмид обычно поддерживали в E. cofi TOPIO и DH5a Ipzr, соответственно.

Внутренний фрагмент кодирующей последовательности phoN был амплифицирован с помощью ПЦР из хромосомы S. Typhimurium IR715 с использованием праймеров, перечисленных в таблице 3, субклонирован в pCR2.1 (набор для клонирования TOPO TA, Life Technologies) и клонирован в pEP185.2 с использованием уникальные сайты рестрикции Xbal и SacI, дающие начало pSW208. Для создания pSW233, pSW28 переваривали EcoRI, и фрагмент ДНК, содержащий объединенные области выше и ниже генов »¿B и» exE, соответственно, клонировали в сайт EcoRI pRDh20.

Получение мутантов путем аллельного обмена

плазмид вводили в S17-1 Ipzr и проводили конъюгацию, как описано ранее [57]. Немаркированный мутант S. Typhi AtoB-aexE SW904 был сконструирован путем встраивания плазмиды pSW233 в мутантную хромосому STY2, селекции по событиям единичного кроссовера (создание меродиплоидов) на чашках с агаром LB, содержащим Cm и Kan. Селекцию сахарозы проводили, как описано ранее [69 ] для отбора второго события кроссовера, таким образом эффективно удаляя гены taBCDE »exABCDE, получая SW904.Удаление подтверждено ПЦР. Чтобы облегчить трансдукцию немаркированной мутации AsopE, pSW245 был введен в этот локус хромосомы SW976 путем конъюгации с S17-1 Ipzr в качестве штамма-донора, создавая SW977 в качестве промежуточного продукта.

Конструирование мутантов с помощью P22-опосредованной генерализованной фаговой трансдукции

Phage P22 HT znt-105 использовали для генерализованной фаговой трансдукции S. Typhimurium, как описано ранее [70]. Для реципиентов S. Typhi применялся аналогичный протокол, за исключением того, что множественность инфекции (MOI) была увеличена до 100.-vexE AsopE (SW1210), AvzaB sopB :: MudJ AsopE (SW1216) и AtoiB-vexE sopB :: MudJ AsopE (SW1213) были сконструированы путем трансдукции мутации AsopE :: pSW245 из SW977 в SW347, SW904 и SW1207. SW1208 соответственно. Последующий отбор сахарозы позволил отобрать мутанты, которые потеряли плазмиду в результате аллельного обмена и вызвали чистую мутацию AsopE, создав таким образом SW1209, SW1211, SW1216 и SW1213 соответственно. Точно так же лизат P22 SW839 был использован для трансдукции мутации AsipA :: pSW244 (SW839) в SW1207, SW1208, SW1209 и SW1210./ Мутации MiA-CmR из SW284 и SW474 в SL1344 дикого типа. Трансдукция AfiC :: pSPN29 из SPN305 в SL1344 дикого типа и последующий отбор сахарозы привели к появлению мутанта с делецией SL1344 fliC SW761. Последующее введение fljB5001 :: MudJ в этот штамм привело к появлению мутанта SL1344 AfliC fljB.5001 :: MudJ (SW762). Для конструирования SW764 и SW793 мутации phoN :: tvlA-CmR (SW474) и pho.::pSW208 (SW751) отдельно трансдуцировали в SW762. Дефицитные по инвазии производные этих штаммов были получены путем трансдукции мутации invA :: TetR из SW562 в SW764, SW793 и SL1344, создав таким образом штаммы SW766, SW794 и SW767, соответственно.SW806, SW807, SW808 и SW809 были созданы путем преобразования phoN :: Tn10dCm (CS019) или phoN :: tvlA-CmR (SW474) в SW867 или SW940. Мутация Asi-pA :: pSW244 (SW974) была перенесена в SL1344 дикого типа для создания SW839. SW940 был установлен путем трансдукции мутации sopB :: MudJ (SW798) в SW976 и последующего введения мутации sopE2 :: pSB1039 (SW800). Лизат фага P22 SW800 использовали для создания SW972 с использованием SW1009 в качестве штамма-реципиента. Мутация pho.:KanR из AJB715 была преобразована в SW562, что дало начало pho.:: KanR invA :: мутант TetR (SW737).

Эксперименты по культуре тканей

клеток HeLa 57A [29,34] были щедро предоставлены R. T. Hay (Центр Wellcome Trust по регуляции и экспрессии генов, Колледж наук о жизни, Университет Данди, Соединенное Королевство). Клетки HEK-293 были получены из ATCC (ATCC CRL-1573). Обе линии клеток обычно культивировали при 37 ° C в атмосфере 5% CO2 в среде DMEM, содержащей 10% фетальной телячьей сыворотки (FBS) (Life Technologies).Для экспериментов по активации и инвазии NF-KB клетки высевали в 24-луночные планшеты и 48-луночные планшеты (Corning) при плотности 1 × 105 клеток / лунку и 2 × 105 клеток / лунку, соответственно, и инкубировали в течение 24 часов перед последующими экспериментами. .

Измерение активации NF-KB в эпителиальных клетках

штаммов S. Typhi и S. Typhimurium предварительно культивировали в бульоне TYE, как описано выше. Клетки HeLa 57A или клетки HEK-293, трансфицированные репортерной конструкцией NF-KB-люцифераза, инфицировали указанными штаммами при конечной концентрации приблизительно 106 колониеобразующих единиц (КОЕ) / мл.Для синхронизации заражения планшеты центрифугировали 5 мин при 500 g при комнатной температуре. Через 3 часа клетки промывали DPBS и инкубировали при 37 ° C в течение дополнительных 2 часов в присутствии DMEM, содержащей 10% FBS. Клетки промывали DPBS, лизировали в 0,1 мл репортерного буфера для лизиса (Promega), и активность люциферазы светлячков измеряли с использованием системы анализа люциферазы (Promega) в ридере для микропланшетов FilterMax3 (Molecular Devices). Результаты выражены в процентах от максимального сигнала, полученного в каждом отдельном анализе.В некоторых экспериментах клетки обрабатывали за 30 мин до инфицирования и до конца эксперимента либо ДМСО (контроль носителя), либо ингибитором RIP2 SB203580 в конечной концентрации 10 мМ растворенного ДМСО. Добавляли агонист NOD1 C12-iE-DAP (Invivogen) до конечной концентрации 100 нг / мл.

Для анализа трансфекции [34] клетки HeLa 57A выращивали до конфлюэнтности около 60% и временно трансфицировали всего 250 нг плазмидной ДНК, состоящей из 50 нг вектора pTK-LacZ, кодирующего β-галактозидазу. , либо 200 нг pCMV-

myc (контрольный вектор) или 100 нг pRAC1-DN и 100 нг контрольного вектора.Для котрансфекции конструкциями pGFP-SopE добавляли 50 нг pTK-LacZ, 10 нг плазмиды pGFP-SopE, 90 нг pEGFP (пустой вектор) и 100 нг pCMV-myc или pRAC1-DN. Клетки HEK-293 трансфицировали 25 нг pTK-LacZ и 25 нг pNFkB-luc. Через 48 часов после трансфекции клетки инфицировали указанными штаммами Salmonella или ложно обрабатывали (бульон LB), как описано выше. Эффективность трансфекции нормализовали путем корректировки значений люциферазы до значений β-галактозидазы.

Анализ инвазии

Инвазивность указанных штаммов сальмонелл определяли с использованием анализа защиты от гентамицина, как описано ранее [71].Вкратце, клетки HeLa 57A инфицировали ataMOIof5 штаммами Salmonella, предварительно культивированными в бульоне TYE. Через 1 час клетки промывали и добавляли среду, содержащую 0,1 мг / мл гентамицина, на 90 минут. Разбавленные лизаты клеток (0,5% Triton-X-100) наносили на чашки с агаром LB, чтобы определить количество КОЕ на лунку. Инвазивность рассчитывалась как процент восстановленных бактерий по сравнению с инокулятом.

Анализ экспрессии бактериальных генов

Ночные культуры указанных S.Штаммы Typhi и S. Typhimur-ium разводили 1:50 в бульоне TYE и инкубировали при 37 ° C в течение 3 часов. Суммарную РНК экстрагировали приблизительно из 2 × 109 КОЕ с использованием мини-набора Aurum Total RNA Mini (Biorad). 1 мг тотальной РНК был подвергнут дополнительной обработке ДНКазой (набор без ДНК, Life Technologies) и преобразован в кДНК с использованием обратной транскриптазы MuLV (Life Technologies) в объеме 25 мл, как описано ранее [71]. 4 мл этой кДНК использовали в качестве матрицы для ПЦР-анализа в реальном времени с праймерами, перечисленными в таблице 3.Данные были получены на приборе для ПЦР в реальном времени ViiA 7 (Life Technologies). Относительную экспрессию целевого гена нормализовали до уровня мРНК гена домашнего хозяйства gmk, кодирующего гуанилаткиназу (метод AACt). Загрязнение ДНК составляло менее 1% для всех ампликонов, как определено отдельной ложной реакцией RT-PCR без обратной транскриптазы.

Перевязанная петля подвздошной кишки крупного рогатого скота модель

Salmonella Typhimurium культивировали в бульоне LB при 37 ° C при перемешивании с последующим пересевом в свежий LB (без антибиотиков) в течение 3 часов при 37 ° C при перемешивании.В этом исследовании использовались четыре 3-4-недельных здоровых теленка голштинской породы, не зараженных сальмонеллой. Перевязанные петли подвздошной кишки были подготовлены хирургическим путем, как описано ранее [23]. Лигированные петли имитировали обработку внутрипросветной инъекцией стерильного бульона LB или инокулировали 3 мл суспензий, содержащих 1 × 108 КОЕ S. Typhimurium ATCC14028 pho. мутант (AJB715), мутант pho.N :: viaB (Th270), мутант phoN :: tviA (SW474) или pho. invA мутант (SW737). Перевязанные петли удаляли хирургическим путем через 5 часов после инфицирования для взятия образцов ткани и измерения накопления жидкости внутри просвета.Образцы, содержащие слизистую оболочку кишечника и связанную лимфоидную ткань, собирали с помощью пробойника для биопсии диаметром 6 мм. Каждую биопсию кишечника выдерживали в стерильном PBS с 50 мг / мл гентамицина в течение 1 ч, гомогенизировали в 2 мл PBS, серийно разбавляли и высевали на чашки с агаром LB, содержащим налидиксовую кислоту. Дополнительные биопсии фиксировали погружением в 10% забуференный формалин, обрабатывали для заливки парафином, разрезали и окрашивали гематоксилином и эозином. Гистопатологические изменения, включая кровоизлияние, нейтрофильную инфильтрацию, отек и некроз и / или апоптоз, оценивались от 0 до 3 (0 - отсутствие поражений и 1, 2 или 3 - легкое, умеренное или тяжелое поражение соответственно) для комбинированного общий балл от 0 до 12.

Колит мышиный модель

Животных получали из лаборатории Джексона (Бар-Харбор), содержали в условиях, свободных от специфических патогенов, и снабжали водой и кормом до lzbztHm. Группы самок мышей C57BL / 6 в возрасте 9-12 недель получали перорально 20 мг стрептомицина. Через 24 ч этих мышей инокулировали, как описано ранее [61], либо 0,1 мл бульона LB (имитация обработки), либо 1 × 109 КОЕ мутанта S. Typhimurium SL1344fz'C / jB phoN (SW793), мутанта fzCJljBphoN :: tvzA ( SW764), мутант fz'CJljBphoN znvA (SW794) или мутант fzC / jB phoN :: tvzA znvA (SW766), суспендированный в 0.1 мл бульона LB. Через 12 часов после заражения животных умерщвляли и собирали ткани. Бактериальную нагрузку определяли нанесением серийных 10-кратных разведений гомогенатов на чашки с агаром LB, содержащим соответствующие антибиотики. Мгновенно замороженную ткань слепой кишки гомогенизировали в мини-бус-взбивателе (Biospec Products), и РНК экстрагировали методом реагентов TRI (Центр молекулярных исследований). кДНК получали с использованием обратной транскриптазы MuLV и реагентов обратной транскрипции (Life Technologies). ПЦР в реальном времени на основе SYBR Green (Life Tech-nologies) выполняли, как описано ранее [72], с использованием праймеров, перечисленных в таблице 3.Данные были получены с помощью системы ПЦР в реальном времени ViiA 7 (Life Technologies) и проанализированы с использованием сравнительного метода Ct (метод AACt). Транскрипцию гена-мишени мыши в каждом образце нормализовали до соответствующих уровней мРНК Gapdh.

Статистический анализ

Данные, полученные в экспериментах на тканевых культурах, экспериментах по транскрипции бактериальных генов и модели бычьей лигированной подвздошной петли, были логарифмически преобразованы перед анализом с помощью парного-теста Стьюдента.Для определения статистической значимости относительной транскрипции мРНК слизистой оболочки и бактериальной нагрузки тканей между группами лечения использовали непарный -тест Стьюдента.

Дополнительная информация

Рисунок S1 TviA снижает воспалительные реакции, вызванные T3SS-1, независимо от проникновения бактерий в клетки-хозяева.

(A) Генетическая организация оперона vzaB у S. Typhi Ty2. (B) Штамм дикого типа S. Typhi Ty2, мутант AvzaB (SW347), мутант AtviB-vexE (SW74), мутант AvzaB znvA (STY4) и мутант AtviB-vexE invA (SW611), культивируемый в DMEM были использованы для заражения клеток HeLa57.Активацию NF-kB определяли через 5 ч (N = 4). (C и D) Клетки HeLa 57A были инфицированы штаммом S. Typhi Ty2 дикого типа, мутантом AvzaB (SW347), мутантом AvzaB znvA (STY4) или мутантом AvzaB znvA, несущим pRI203 (N = 3), предварительно культивированным в Бульон TYE. (C) Клетки инфицировали при множественности инфицирования 5 в течение 1 часа, и внеклеточные бактерии уничтожали обработкой гентамицином в течение 90 минут. Количество восстановленных бактерий было стандартизовано по количеству бактерий в посевном материале. (D) Чтобы определить активацию NF-kB, активность люциферазы измеряли через 5 часов после заражения (N = 4).Столбцы представляют собой среднее геометрическое ± стандартная ошибка. **, P <0,01; нс, статистически не значимо. (TIF)

Рисунок S2 TviA снижает индуцированную T3SS-1 активацию NF-kB независимо от экспрессии флагеллина. (A) Схематическое изображение регуляторной сети TviA в S. Typhi и влияние на сигнальные пути хозяина. (B и C) Клетки HeLa 57A (B) или клетки HEK-293, временно трансфицированные NF-kB-зависимой репортерной плазмидой (pNFkB-luc) (C), инфицировали мутантом S. Typhi A / zC (SW359), мутант A / lz'C AvzaB (SW483), производные, несущие плазмиду клонирования pWSK29 (pWSK) или плазмиду pTVIA1, и мутант A / z'C AvzaB znvA (SW398).Люцифераза

Активность

определяли количественно через 5 ч после заражения для определения уровней активации NF-kB (N = 3). Столбцы представляют собой среднее геометрическое ± стандартная ошибка. *, P <0,05; **, P <0,01; ***, P <0,001. (TIF)

Рисунок S3 Влияние TviA на экспрессию бактериальных генов in vitro. S. Typhi дикого типа Ty2 (WT), мутант AvzaB (SW347), мутант AtviB-vexE (SW74), S. Typhimurium дикого типа SL1344, мутант phoN SL1344 (SW759), мутант SL1344phoN :: tvzA (SW760), S.Typhimurium 14028 NalR дикого типа (IR715), мутант 14028 NalR phoN (AJB715) и 14028 NalR phoN :: tvzA (SW474) культивировали в бульоне TYE в течение 3 часов. РНК экстрагировали и проводили qRT-PCR для определения относительной численности мРНК offhD (A), hzlA (B), znvF (C), prgH (D), szpA (E) и sopE (F). Представленные данные представляют собой кратное изменение количества мРНК, выделенной из соответствующего штамма дикого типа после стандартизации гена домашнего хозяйства gmk. Пунктирная линия указывает на отсутствие изменений в экспрессии генов.Столбцы представляют собой геометрические средние из 3 (S. Typhimurium) или 4 (S. Typhi) независимых экспериментов ± стандартная ошибка. *, P <0,05; **, P <0,01; ***, P <0,001; нс, статистически не значимо. (TIF)

Рисунок S4. Вклад SopE, SipA, SopB и SopE2 в активацию NF-kB в эпителиальных клетках человека. Клетки HeLa 57A обрабатывали только средой (имитация обработки) или инфицировали указанными производными S. Typhimurium SL1344. Некоторым штаммам Salmonella не хватало определенных эффекторных белков T3SS-1 для анализа ответов, индуцированных SopB (светло-серая полоса), SipA (белая полоса) и SopE (тёмно-серая полоса).Активацию NF-kB оценивали через 5 ч после заражения на основе репортерной системы люциферазы, управляемой NF-kB (N = 4). Столбцы представляют собой среднее геометрическое ± стандартная ошибка. **, P <0,01; нс, статистически не значимо. (TIF)

Рисунок S5. Ингибирование передачи сигналов RIP2 не влияет на инвазивность штаммов S. Typhi. Клетки HeLa 57A, предварительно обработанные ДМСО или ингибитором RIP2 (SB203580; растворенным в ДМСО), инфицировали указанными штаммами S. Typhi при MOI 10 и инвазии определяли с помощью анализа защиты от гентамицина.Столбцы представляют собой среднее геометрическое ± стандартная ошибка. нс, статистически не значимо. (TIF)

Рисунок S6. Экспрессия TviA в S. Typhimurium 14028 NalR снижает активацию NF-kB, управляемую T3SS-1, в эпителиальных клетках. Клетки HeLa 57A инфицировали производными NalR S. Typhimurium 14028 или обрабатывали бактериальной питательной средой (имитация обработки). Активность люциферазы определяли через 5 ч после заражения (N = 4). Столбцы представляют собой среднее геометрическое ± стандартная ошибка. **, P <0,01; (TIF)

Рисунок S7. Бактериальная колонизация в модели колита у мышей.(A и B) Мышей, предварительно обработанных стрептомицином, инфицировали указанными производными S. Typhimurium SL1344, как описано на фиг. 6. Бактериальную нагрузку в содержимом толстой кишки (A) и пейеровских пятнах (B) определяли через 12 часов после заражения. Столбцы представляют собой среднее геометрическое ± стандартная ошибка. нс, статистически не значимо. (TIF)

Авторские взносы

Задуманы и разработаны эксперименты: SEW MGW VP AMK TS FF TAP RLS AJB. Проведены эксперименты: SEW MGW VP AMK TS FF LCF FC EAC GESA TAP RLS.Проанализированы данные: SEW MGW VP AMK TS FF LCF FC EAC GESA TAP RLS AJB. Написал бумагу: SEW RLS AJB.

Список литературы

1. Вэнс Р.Э., Исберг Р.Р., Портной Д.А. (2009) Патогенез патогенеза: различение патогенных и непатогенных микробов системой врожденного иммунитета. Клеточный микроб-хозяин 6: 10-21.

2. Тухватулин А.И., Гитлин И.И., Щебляков Д.В., Артемичева Н.М., Бурделя Л.Г. и др. (2013) Комбинированная стимуляция Toll-подобного рецептора 5 и NOD1 сильно усиливает активность NF-kappaB, что приводит к усилению врожденных иммунных реакций и устойчивости к инфекции Salmonella enterica serovar Typhimurium.Инфекция иммунной 81: 3855-3864.

3. Глинн Дж. Р., Палмер С. Р. (1992) Инкубационный период, серьезность заболевания и инфицирующая доза: данные о вспышке сальмонеллы. AmJ Epidemiol 136: 1369-1377.

4. Day DW, Mandal BK, Morson BC (1978) Появление биопсии прямой кишки при сальмонеллезном колите. Гистопатология 2: 117-131.

5. Макговерн В. Дж., Славутин Л. Дж. (1979) Патология сальмонеллезного колита. Am J Surg Pathol 3: 483-490.

6.Harris JC, Dupont HL, Hornick RB (1972) Фекальные лейкоциты при диарейной болезни. Энн Интерн Мед 76: 697-703.

7. Альварадо Т. (1983) Лейкоциты в фекалиях у пациентов с инфекционной диареей. Trans R Soc Trop Med Hyg 77: 316-320.

8. Гайот Дж., Гонверс Дж. Дж., Пиндиа Н., Хейтц М. (1984) [Значение исследований фекальных лейкоцитов в случаях острой диареи]. Schweiz Med Wochenschr 114: 634-636.

9. Sprinz H, Gangarosa EJ, Williams M, Hornick RB, Woodward TE (1966) Гистопатология верхних отделов тонкого кишечника при брюшном тифе.Биопсия экспериментального заболевания у человека. Ам Джиг Дис 11: 615-624.

10. Mukawi TJ (1978) Гистопатологическое исследование брюшного тифа с перфорацией тонкого кишечника. Юго-Восточная Азия J Trop Med Public Health 9: 252-255.

11. Nguyen QC, Everest P, Tran TK, House D, Murch S, et al. (2004) Клиническое, микробиологическое и патологическое исследование перфорации кишечника, связанной с брюшным тифом. Clin Infect Dis 39: 61-67.

12.McCormick BA, Miller SI, Carnes D, Madara JL (1995) Трансэпителиальная передача сигналов нейтрофилам сальмонеллами: новый механизм вирулентности при гастроэнтерите. Infect Immun 63: 2302-2309.

13. Raffatellu M, Chessa D, Wilson RP, Dusold R, Rubino S, et al. (2005). Капсульный антиген Vi серотипа Salmonella enterica Typhi снижает экспрессию интерлейкина-8, зависимую от Toll-подобного рецептора, в слизистой оболочке кишечника. Infect Immun 73: 3367-3374.

14. Fu Y, GalanJE (1998) тирозинфосфатаза SptP Salmonella typhimurium транслоцируется в клетки-хозяева и разрушает актиновый цитоскелет.Мол микробиол 27: 359-368.

15. Hardt WD, Chen LM, Schuebel KE, Bustelo XR, Galan JE (1998) S. typhimurium кодирует активатор Rho GTPases, который вызывает взбалтывание мембран и ядерные ответы в клетках-хозяевах. Ячейка 93: 815-826.

16. Friebel A, Ilchmann H, Aepfelbacher M, Ehrbar K, Machleidt W. и др. (2001) SopE и SopE2 из Salmonella typhimurium активируют различные наборы RhoGTPases клетки-хозяина. J Biol Chem 276: 34035-34040.

17.Zhou D, Chen LM, Hernandez L, Shears SB, GalanJE (2001) Полифосфатаза инозитола Salmonella действует в сочетании с другими бактериальными эффекторами, способствуя перестройке актина цитоскелета клетки-хозяина и интернализации бактерий. Mol Microbiol 39: 248-259.

18. Patel JC, Galan JE (2006) Дифференциальная активация и функция Rho GTPases во время взаимодействий сальмонелл и клеток-хозяев. Журнал клеточной биологии 175: 453463.

19. Фрэнсис С.Л., Райан Т.А., Джонс Б.Д., Смит С.Дж., Фалькоу С. (1993) Обороты, вызванные сальмонеллами и другими стимулами, направляют макропиноцитоз бактерий.Nature 364: 639-642.

20. Hobbie S, Chen LM, Davis RJ, Galan JE (1997) Участие митоген-активируемых протеинкиназных путей в ядерных ответах и ​​производстве цитокинов, индуцированных Salmonella typhimurium, в культивируемых эпителиальных клетках кишечника. J Immunol 159: 5550-5559.

21. Keestra AM, Baumler AJ (2013) Обнаружение кишечных патогенов с помощью нодосомы. Тенденции Иммунол 35: 123-130.

22. Чжан С., Сантос Р.Л., Цолис Р.М., Стендер С., Хардт В.-Д. и др.617.

24. Цолис Р.М., Адамс Л.Г., Фихт Т.А., Баумлер А.Дж. (1999) Вклад факторов вирулентности Salmonella typhimurium в развитие диарейных заболеваний у телят. Инфекция иммунной 67: 4879-4885.

25. Hapfelmeier S, Ehrbar K, Stecher B., Barthel M, Kremer M, et al. (2004) Роль эффекторных белков острова 1 патогенности Salmonella SipA, SopB, SopE и SopE2 в сероваре Typhimurium подвида 1 Salmonella enterica у мышей, предварительно обработанных стрептомицином. Infect Immun 72: 795-809.

26. Секиров И., Гилл Н., Йогова М., Там Н., Робертсон М. и др. (2010) Рекрутирование нейтрофилов, опосредованное сальмонеллой SPI-1, во время кишечного колита связано с уменьшением и изменением микробиоты кишечника. Микробы кишечника 1: 30—41.

27. Elsinghorst EA, Baron LS, Kopecko DJ (1989) Проникновение сальмонеллы в эпителиальные клетки кишечника человека: молекулярное клонирование и экспрессия детерминант инвазии Salmonella typhi в Escherichia coli. Proc Natl Acad Sci USA 86: 5173-5177.

28. Raffatellu M, Sun YH, Wilson RP, Tran QT, Chessa D, et al. (2005) Ограничение хозяина Salmonella enterica серотипа Typhi не вызвано функциональным изменением SipA, SopB или SopD. Infect Immun 73: 7817-7826.

29. Rodriguez MS, Thompson J, Hay RT, Dargemont C (1999) Ядерное удержание IkappaBalpha защищает его от вызванной сигналом деградации и ингибирует активацию транскрипции ядерного фактора kappaB. J Biol Chem 274: 9108-9115.

30.Keestra AM, Winter MG, Auburger JJ, Frassle SP, Xavier MN и др. (2013) Манипуляция малыми Rho GTPases - это индуцированный патогенами процесс, обнаруживаемый NOD1. Природа 496: 233-237.

31. Епископ А., Дом D, Перкинс Т., Бейкер С., Кингсли Р.А. и др. (2008) Взаимодействие Salmonella enterica serovar Typhi с культивированными эпителиальными клетками: роль поверхностных структур в адгезии и инвазии. Микробиология 154: 1914-1926.

32. Weinstein DL, O'Neill BL, Hone DM, Metcalf ES (1998) Дифференциальные ранние взаимодействия между сероваром Typhi Salmonella enterica и двумя другими патогенными сероварами Salmonella с кишечными эпителиальными клетками.Infect Immun 66: 2310-2318.

33. Миллс С.Д., Финлей Б.Б. (1994) Сравнение инвазии Salmonella typhi и Salmonella typhimurium, внутриклеточного роста и локализации в культивируемых эпителиальных клетках человека. Microb Pathog 17: 409-423.

34. Keestra AM, Winter MG, Klein-Douwel D, Xavier MN, Winter SE и др. (2011) Фактор вирулентности сальмонелл активирует сигнальный путь NOD1 / NOD2. MBio 2: e00266-11.

35. McClelland M, Sanderson KE, Spieth J, Clifton SW, Latreille P, et al.(2001) Полная последовательность генома Salmonella enterica серовара Typhimurium LT2. Nature 413: 852-856.

36. Бейкер С., Дуган Г. (2007) Геном Salmonella enterica серовара Typhi. Clin Infect Dis 45 Дополнение 1: S29-33.

37. Virlogeux I, Waxin H, Ecobichon C, Popoff MY (1995) Роль локуса viaB в синтезе, транспорте и экспрессии антигена Salmonella typhi Vi. Microbiology 141 (Pt 12): 3039-3047.

38. Раффателлу М., Сантос Р.Л., Чесса Д., Уилсон Р.П., Винтер С.Е. и др.(2007) Капсула, кодирующая локус viaB, снижает экспрессию интерлейкина-17 и врожденные ответы слизистой в слизистой оболочке кишечника крупного рогатого скота во время инфицирования Salmonella enterica серотипа Typhi. Infect Immun 75: 4342-4350.

39. Янсен А.М., Холл Л.Дж., Клэр С., Гулдинг Д., Холт К.Э. и др. (2011) Геномная химера Salmonella Typhimurium-Typhi: модель для изучения функции полисахаридной капсулы Vi in vivo. PLoS Pathog 7: e1002131.

40. Wangdi T, Winter SE, Baumler AJ (2012) Брюшной тиф: «вы не можете поразить то, чего не видите».Кишечные микробы 3: 88-92.

41. Ханеда Т., Винтер С.Е., Батлер Б.П., Уилсон Р.П., Тукель С. и др. (2009) Кодирующий капсулу локус viaB снижает воспаление кишечника с помощью механизма, независимого от 1-го острова патогенности сальмонелл. Infect Immun 77: 2932-2942.

42. Winter SE, Winter MG, Thiennimitr P, Gerriets VA, Nuccio SP, et al. (2009) Вспомогательный белок TviA делает регулон Typhi RcsB серотипа Salmonella enterica чувствительным к изменениям осмолярности.Мол микробиол 74: 175-193.

43. Уоллис Т.С., Вуд М., Уотсон П., Полин С., Джонс М. и др. (1999) Sips, Sops и SPI, но не stn влияют на энтеропатогенез Salmonella. Adv Exp Med Biol 473: 275-280.

44. Arricau N, Hermant D, Waxin H, Ecobichon C, Duffey PS, et al. (1998) RcsB-RcsC регуляторная система Salmonella typhi по-разному модулирует экспрессию инвазионных белков, флагеллина и антигена Vi в ответ на осмолярность. Мол микробиол 29: 835-850.

45. Kutsukake K, Ohya Y, Iino T (1990) Транскрипционный анализ жгутикового регулона Salmonella typhimurium. J Bacteriol 172: 741-747.

46. Фрай Дж., Карлинси Дж. Э., Фелиз Х. Р., Марзольф Б., Довидар Н. и др. (2006) Идентификация новых жгутиковых генов серовара Typhimur-ium Salmonella enterica. J Bacteriol 188: 2233-2243.

47. Ohnishi K, Kutsukake K, Suzuki H, Iino T (1990) Ген fliA кодирует альтернативный сигма-фактор, специфичный для жгутиковых оперонов Salmonella typhimurium.Mol Gen Genet 221: 139-147.

48. Лукас Р.Л., Лостро С.П., ДиРуссо С.К., Спектор М.П., ​​Ваннер Б.Л. и др. (2000) Множественные факторы независимо регулируют экспрессию hilA и гена инвазии у Salmonella enterica serovar typhimurium. J Bacteriol 182: 1872-1882.

49. Kage H, Takaya A, Ohya M, Yamamoto T (2008) Скоординированная регуляция экспрессии острова патогенности 1 сальмонелл и систем секреции жгутиков типа III с помощью АТФ-зависимой протеазы ClpXP.J Bacteriol 190: 2470-2478.

50. Lin D, Rao CV, Slauch JM (2008) Система секреции Salmonella SPI1 типа 3 реагирует на состояние периплазматических дисульфидных связей через жгутиковый аппарат и систему RcsCDB. J Bacteriol 190: 87-97.

51. Bajaj V, Hwang C, Lee CA (1995) hilA - это новый член семейства ompR / toxR, который активирует экспрессию генов инвазии Salmonella typhimurium. Молекулярная микробиология 18: 715-727.

52.Lee CA, Jones BD, Falkow S (1992) Идентификация локуса инвазии Salmonella typhimurium путем отбора на гиперинвазивные мутанты. Слушания Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки 89: 1847-1851.

53. Фигейредо Дж. Ф., Лоухон С. Д., Гокулан К., Кхаре С., Раффателлу М. и др. (2009) Salmonella enterica Typhimurium SipA индуцирует экспрессию CXC-хемокинов через пути p38MAPK и JUN. Микробы и инфекции / Institut Pasteur 11: 302-310.

54.Chen LM, Hobbie S, GalanJE (1996) Требование CDC42 для индуцированных сальмонеллами цитоскелетных и ядерных ответов. Наука 274: 2115-2118.

Coso OA, Chiariello M, Yu JC, Teramoto H, Crespo P и др. (1995) Небольшие GTP-связывающие белки Racl и Cdc42 регулируют активность пути передачи сигналов JNK / SAPK. Ячейка 81: 1137-1146.

Schlumberger MC, Friebel A, Buchwald G, Scheffzek K, Wittinghofer A, et al. (2003) Аминокислоты бактериального токсина SopE, участвующие в нуклеотиде G

обмен на Cdc42.J. Biol Chem. 278: 27149-27159.

Winter SE, Raffatellu M, Wilson RP, Russmann H, Baumler AJ (2008) Регулятор TviA серотипа Typhi Salmonella enterica снижает выработку интерлейкина-8 в кишечных эпителиальных клетках путем подавления секреции флагеллина. Cell Microbiol 10: 247-261.

Gewirtz AT, Navas TA, Lyons S, Godowski PJ, MadaraJL (2001) На переднем крае:

бактериальный флагеллин активирует базолатерально экспрессируемый TLR5, индуцируя эпителиальный

экспрессия провоспалительного гена.J Immunol 167: 1882-1885.

Франчи Л., Амер А., Боди-Малапель М., Каннеганти Т.Д., Озорен Н. и др. (2006)

Цитозольный флагеллин требует Ipaf для активации каспазы-1 и интерлейкина 1бета

в макрофагах, инфицированных сальмонеллой. Nat Immunol 7: 576-582.

Miao EA, Alpuche-Aranda CM, Dors M, Clark AE, Bader MW и др. (2006)

Цитоплазматический флагеллин активирует каспазу-1 и секрецию интерлейкина 1бета через

Ipaf.Nat Immunol 7: 569-575.

Бартель М., Хапфельмайер С., Кинтанилья-Мартинес Л., Кремер М., Роде М. и др. (2003) Предварительная обработка мышей стрептомицином дает модель колита Typhimurium серовара Salmonella enterica, которая позволяет анализировать как патоген, так и хозяина. Infect Immun 71: 2839-2858.

Бруно В.М., Ханнеманн С., Лара-Техеро М., Флавелл Р.А., Кляйнштейн С.Х. и др. (2009) Эффекторы секреции Salmonella Typhimurium типа III стимулируют врожденный иммунный ответ в культивируемых эпителиальных клетках.Патогены PLoS 5: e1000538. Winter SE, Winter MG, Godinez I, Yang HJ, Russmann H и др. (2010) Быстрое изменение экспрессии гена вирулентности во время перехода из просвета кишечника в ткань способствует системному распространению сальмонеллы. Патогены PLoS 6: e1001060.

Чжан С., Адамс Л.Г., Нуньес Дж., Кхаре С., Цолис Р.М. и др. (2003) Секретируемые эффекторные белки Salmonella enterica серотипа typhimurium вызывают хемокин-специфические профили на животных моделях брюшного тифа и энтероколита.Infect Immun 71: 4795-4803.

Hapfelmeier S, Stecher B, Barthel M, Kremer M, Muller AJ, et al. (2005) Системы секреции сальмонеллезного острова патогенности (SPI) -2 и SPI-1 типа III позволяют Salmonella serovar typhimurium вызывать колит через MyD88-зависимые и MyD88-независимые механизмы. J. Immunol. 174: 1675-1685. Keestra AM, Godinez I, Xavier MN, Winter MG, Winter SE и др. (2011) Ранняя MyD88-зависимая индукция экспрессии интерлейкина-17A во время сальмонеллезного колита.Инфекция и иммунитет 79: 3131-3140.

Wilson RP, Winter SE, Spees AM, Winter MG, Nishimori JH, et al. (2011) Капсульный полисахарид Vi предотвращает опосредованный рецептором комплемента 3 клиренс Salmonella enterica серотипа Typhi. Инфекция и иммунитет 79: 830-837. Уилсон Р.П., Раффателлу М., Чесса Д., Винтер С.Е., Тукель С. и др. (2008) Vi-капсула препятствует распознаванию Toll-подобного рецептора 4 сальмонелл. Cell Microbiol 10: 876-890.

Lawes M, Maloy S (1995) MudSacI, транспозон с сильными селективными и контрселектируемыми маркерами: использование для быстрого картирования хромосомных мутаций у Salmonella typhimurium.J Bacteriol 177: 1383-1387.

Schmieger H (1972) Мутанты фага P22 с повышенной или пониженной трансдукционной способностью. Mol Gen Genet 119: 75-88.

Winter SE, Thiennimitr P, Nuccio SP, Haneda T, Winter MG и др. (2009) Вклад распознавания паттернов флагеллина в воспаление кишечника в течение

г.

Инфекция, вызванная Salmonella enterica серотипа typhimurium. Infect Immun 77: 1

16.

72. Winter SE, Winter MG, Xavier MN, Thiennimitr P, Poon V и др.(2013) Нитрат, полученный из организма хозяина, ускоряет рост кишечной палочки в воспаленном кишечнике. Наука 339: 708711.

73. Кингсли Р.А., Хамфрис А.Д., Вининг Э.Х., Де Зоте М.Р., Винтер С. и др. (2003) Молекулярный и фенотипический анализ острова CS54 Salmonella enterica серотипа typhimurium: определение детерминант кишечной колонизации и персистенции. Infect Immun 71: 629-640.

74. Miller SI, Kukral AM, Mekalanos JJ (1989) Двухкомпонентная регуляторная система (phoP phoQ) контролирует вирулентность Salmonella typhimurium.Proc Natl Acad Sci U S A 86: 5054-5058.

75. Стоилькович И., Баумлер А.Дж., Хеффрон Ф. (1995) Использование этаноламина в Salmonella typhimurium: нуклеотидная последовательность, экспрессия белка и мутационный анализ кластера генов cchA cchB eutE eutJ eutG eutH. J Bacteriol 177: 1357-1366.

76. Hoiseth SK, Stocker BA (1981) Ароматозависимая Salmonella typhimurium невирулентна и эффективна как живые вакцины. Nature 291: 238-239.

77.Winter SE, Thiennimitr P, Winter MG, Butler BP, Huseby DL, et al. (2010) Воспаление кишечника является акцептором респираторных электронов для сальмонелл. Природа

467: 426-429.

78. Lopez CA, Winter SE, Rivera-Chavez F., Xavier MN, Poon V, et al. (2012) Опосредованное фагами приобретение секретируемого эффекторного белка типа III ускоряет рост сальмонелл за счет нитратного дыхания. MBio 3: pii: e00143-12.

79. Саймон Р., Прифер У., Пулер А. (1983) Система мобилизации широкого диапазона хозяев для генной инженерии Invivo - мутагенез транспозонов в грамотрицательных бактериях.Биотехнологии 1: 784-791.

80. Kinder SA, Badger JL, Bryant GO, Pepe JC, Miller VL (1993) Клонирование эндонуклеазы рестрикции YenI и метилтрансферазы из Yersinia enterocoli-tica серотипа O8 и конструирование трансформируемого мутанта R-M +. Gene 136: 271-275.

81. Keestra AM, de Zoete MR, Bouwman LI, van Putten JP (2010) Куриный TLR21 представляет собой врожденный рецептор ДНК CpG, отличный от TLR9 млекопитающих. J Immunol 185: 460-467.

82.Кингсли Р.А., Рейссбродт Р., Рабш В., Кетли Дж. М., Цолис Р. М. и др. (1999) Ферриоксамин-опосредованное использование железа (III) Salmonella enterica. Appl Environ Microbiol 65: 1610-1618.

83. Isberg RR, Falkow S (1985) Один генетический локус, кодируемый Yersinia pseudotuberculosis, допускает инвазию культивируемых клеток животных Escherichia coli K-12. Nature 317: 262-264.

84. Keestra AM, de Zoete MR, van Aubel RA, van Putten JP (2007) Центральная богатая лейцином повторяющаяся область куриного TLR16 определяет уникальную лигандную специфичность и видоспецифическое взаимодействие с TLR2.Дж. Иммунол 178: 7110-7119.

85. Ван РФ, Кушнер С.Р. (1991) Создание универсальных векторов с низким числом копий для клонирования, секвенирования и экспрессии генов в Escherichia coli. Gene 100: 195-199.

86. Бохез Л., Дукатель Р., Пасманс Ф., Боттелдорн Н., Хезбрук Ф. и др. (2006) Колонизация Salmonella enterica serovar Enteritidis слепой кишки курицы требует регуляторного белка HilA. Vet Microbiol 116: 202-210.

87.Оверберг Л., Джульетти А., Валкс Д., Декаллон Р., Буйон Р. и др. (2003) Использование ПЦР с обратной транскриптазой в реальном времени для количественной оценки экспрессии генов цитокинов. J Biomol Tech 14: 33-43.

88. Годинез И., Ханеда Т., Раффателлу М., Джордж М.Д., Пайшао Т.А. и др. (2008) Т-клетки помогают усилить воспалительные реакции, вызванные Salmonella enterica серотипа Typhimurium в слизистой оболочке кишечника. Infect Immun 76: 2008-2017.

Авторское право PLoS Pathogens является собственностью Публичной научной библиотеки, и ее содержимое не может быть скопировано или отправлено по электронной почте на несколько сайтов или размещено в рассылке без явного письменного разрешения правообладателя.Однако пользователи могут распечатывать, загружать или отправлять по электронной почте статьи для индивидуального использования.

Туберкулезный менингит: обзор диагностики и лечения

Туберкулезный менингит (ТБМ) является наиболее распространенной формой туберкулеза центральной нервной системы (ТБ) и имеет очень высокие показатели заболеваемости и смертности. ТБМ обычно является подострым заболеванием, симптомы которого могут сохраняться в течение нескольких недель до постановки диагноза. Характерные признаки ТБМ в спинномозговой жидкости (ЦСЖ) включают плейоцитоз с преобладанием лимфоцитов, повышенный уровень белка и низкий уровень глюкозы.Кислотостойкие мазки и посевы CSF имеют относительно низкую чувствительность, но выход увеличивается при использовании нескольких образцов большого объема. Амплификация нуклеиновой кислоты в спинномозговой жидкости с помощью ПЦР является высокоспецифичной, но субоптимальная чувствительность не позволяет исключить TBM с отрицательным результатом. Лечение TBM следует начинать, как только клинические подозрения подтвердятся первоначальными исследованиями CSF. Эмпирическое лечение должно включать не менее четырех препаратов первой линии, предпочтительно изониазид, рифампицин, пиразинамид и стрептомицин или этамбутол; роль фторхинолонов еще предстоит определить.Было показано, что дополнительное лечение кортикостероидами снижает смертность от TBM. У ВИЧ-инфицированных с ТБМ важные соображения по лечению включают лекарственные взаимодействия, развитие воспалительного синдрома восстановления иммунитета, неясную пользу дополнительных кортикостероидов и более высокие показатели лекарственно-устойчивого ТБ. Чтобы определить оптимальную схему лечения лекарственно-устойчивого туберкулеза, необходимо испытать эффективность препаратов второго ряда и новых противотуберкулезных препаратов на животных моделях экспериментального ТБМ.

1.Введение

Туберкулезный менингит (ТБМ) вызывается Mycobacterium tuberculosis ( M. tuberculosis ) и является наиболее распространенной формой туберкулеза (ТБ) центральной нервной системы (ЦНС). ТБМ связана с высокой частотой неврологических осложнений и смертностью, если не лечить вовремя [1–5]. TBM редко встречается в развитых странах, где ежегодно регистрируется от 100 до 150 случаев в США, что составляет менее 3% от оценочных 4100 ежегодных случаев бактериального менингита [6, 7].Заболевание возникает, когда субэпендимальные или субпиальные бугорки, также известные как «богатые очаги», засеянные во время бацилемии первичной инфекции или диссеминированного заболевания, прорываются в субарахноидальное пространство [8]. К лицам с повышенным риском ТБМ относятся маленькие дети с первичным туберкулезом и пациенты с иммунодефицитом, вызванным старением, недоеданием или такими заболеваниями, как ВИЧ и рак [9, 10]. Использование нейтрализующего антитела к фактору некроза опухоли альфа (TNF α ) также было связано с повышенным риском внелегочного ТБ, включая ТБМ [11].Большинство из них не имеют в анамнезе туберкулеза, но признаки экстраменингеального заболевания (например, легочного) можно найти примерно у половины пациентов [3, 4]. Кожная туберкулиновая проба дает положительный результат только у 50% пациентов с ТБМ. В регионах с низкой распространенностью ТБ ТБМ чаще всего встречается при реактивации ТБ.

2. Цель и метод

Цель этого обзора - описать научно-обоснованные подходы к диагностике и лечению ТБМ. Этот документ был написан для врачей, которым требуется практическое резюме по этой теме.Хотя в данной статье основное внимание уделяется этим аспектам TBM, будет обсуждаться краткий обзор клинических проявлений TBM, а также прошлые и текущие модели лечения TBM на животных.

Литература в этой области систематически определялась на PubMed с использованием ключевых слов «туберкулезный менингит», «туберкулез спинномозговой жидкости» и «туберкулез нервной системы», а также путем изучения библиографии соответствующих статей. Особое внимание было уделено более поздним статьям, описывающим новые открытия в этой области.

3. Клинические проявления

ТБМ обычно является подострым заболеванием. В одном плодотворном обзоре симптомы присутствовали в среднем в течение 10 дней (от одного дня до девяти месяцев) до постановки диагноза [4]. Продромальная фаза субфебрильной температуры, недомогания, головной боли, головокружения, рвоты и / или изменений личности может сохраняться в течение нескольких недель, после чего у пациентов может развиться более сильная головная боль, изменение психического статуса, инсульт, гидроцефалия и черепные нейропатии. . Судороги являются необычным проявлением ТБМ у взрослых и, если они присутствуют, должны побудить клинициста рассмотреть альтернативные диагнозы, такие как бактериальный или вирусный менингит или церебральная туберкулема; Напротив, судороги обычно наблюдаются у детей с TBM, что составляет до 50% педиатрических случаев [12].Клинические признаки TBM являются результатом базилярного менингеального фиброза и воспаления сосудов [13]. Классические признаки бактериального менингита, такие как ригидность шеи и лихорадка, могут отсутствовать. Если позволить прогрессировать без лечения, почти всегда наступает кома и смерть. У выживших после TBM могут возникать неврологические последствия, которые включают умственную отсталость у детей, нейросенсорную тугоухость, гидроцефалию, паралич черепных нервов, латерализующий неврологический дефицит, связанный с инсультом, судороги и кому [14].

4. Диагностика

Диагноз TBM может быть трудным и может основываться только на клинических и предварительных данных спинномозговой жидкости (CSF) без окончательного микробиологического подтверждения. Определенные клинические характеристики, такие как более длительная продолжительность симптомов (> шести дней), умеренный плейоцитоз спинномозговой жидкости и наличие очаговых нарушений, увеличивают вероятность TBM [15, 16]. Характерные признаки TBM в спинномозговой жидкости включают следующее: (i) плейоцитоз с преобладанием лимфоцитов. Общее количество лейкоцитов обычно составляет от 100 до 500 клеток / мк л.На очень ранней стадии заболевания может наблюдаться более низкое количество нейтрофилов и преобладание нейтрофилов, (ii) повышенный уровень белка, обычно от 100 до 500 мг / дл, (iii) низкий уровень глюкозы, обычно менее 45 мг / дл или соотношение спинномозговой жидкости: плазма < 0,5.

Образец спинномозговой жидкости следует отправлять на кислотостойкий мазок с важной оговоркой, что один образец имеет низкую чувствительность, порядка 20–40% [17]. Для микробиологической диагностики часто требуется несколько ежедневных люмбальных проколов большого объема (10–15 мл); чувствительность увеличивается до> 85% при выполнении четырех спинномозговых пункций [18].Ранние исследования показали, что кислотоустойчивые пятна могут обнаруживать до 80% [18], хотя результаты сильно зависят от объема спинномозговой жидкости, своевременности доставки образца в лабораторию и анализа, а также технической квалификации персонала лаборатории. Хотя посев может занять несколько недель и также имеет низкую чувствительность (~ 40–80%), его следует проводить для определения лекарственной чувствительности. Лекарственно-устойчивые штаммы имеют важное прогностическое и лечебное значение; действительно, TBM, вызванный устойчивыми к изониазиду (INH-) штаммами M. tuberculosis , был связан с двукратным увеличением смертности [19].

Учитывая относительно низкую чувствительность кислотоустойчивого мазка и присущую ему задержку посева, недавно были разработаны новые методы диагностики TBM [17]. Хотя тесты ELISA были разработаны для обнаружения антител, направленных против определенных микобактериальных антигенов в спинномозговой жидкости с различной чувствительностью, их ограниченная доступность не позволяет использовать их в качестве тестов в местах оказания медицинской помощи в странах с ограниченными ресурсами [17, 20]. Недавнее исследование с участием детей в возрасте 6–24 месяцев показало, что уровень аденозиндезаминазы в спинномозговой жидкости ≥10 Ед / л имеет> 90% чувствительность и специфичность диагностики TBM [21].Однако другие исследования показали низкую специфичность аденозиндезаминазы для TBM в определенных группах населения, особенно у ВИЧ-инфицированных взрослых с сопутствующими инфекциями или церебральными лимфомами [22].

Сравнение микроскопии / культивирования больших объемов спинномозговой жидкости с амплификацией нуклеиновых кислот (NAA) показало, что чувствительность этих методов для диагностики TBM схожа [23]. Мета-анализ показал, что коммерческие анализы NAA, использующие полимеразную цепную реакцию (ПЦР) для диагностики TBM, имеют общую чувствительность 56% и специфичность 98% [24].Удивительно низкая чувствительность, вероятно, связана с тем, что в большинстве исследований на основе ПЦР для амплификации используется одна мишень, что может привести к ложноотрицательным результатам из-за отсутствия целевого гена в некоторых изолятах ТБ [25]. Новые тесты ПЦР усиливают несколько генов-мишеней одновременно и, как было показано, приводят к гораздо более высокой чувствительности в диапазоне 85–95% [26]. В настоящее время большинство экспертов приходят к выводу, что коммерческие тесты NAA могут подтвердить TBM, но не могут этого исключить [27]. Таким образом, следует подчеркнуть, что отрицательный результат исследования CSF на кислотоустойчивые бациллы или M.tuberculosis ДНК не исключает диагноза TBM и не устраняет необходимости в эмпирической терапии, если клиническое подозрение велико. После начала лечения чувствительность мазка и посева ЦСЖ быстро снижается, в то время как ДНК микобактерий может быть обнаружена в ЦСЖ в течение месяца после начала лечения [28].

В диагностике TBM может помочь нейровизуализация. Классическими нейрорадиологическими признаками TBM являются усиление базальных менингеальных клеток и гидроцефалия [17]. Также может наблюдаться повышенная плотность из-за церебрального инфаркта, отека мозга и узловых образований.Магнитно-резонансная томография (МРТ) является предпочтительным методом визуализации для визуализации аномалий, связанных с ТБМ, поскольку она превосходит компьютерную томографию (КТ) для оценки ствола мозга и позвоночника. Было показано, что Т2-взвешенная МРТ особенно хорошо демонстрирует патологию ствола мозга; диффузионно-взвешенная визуализация (DWI) лучше всего подходит для обнаружения острых инфарктов головного мозга, вызванных TBM [29]. Однако КТ подходит для срочной оценки гидроцефалии, связанной с ТБМ, с целью возможного хирургического вмешательства.

5. Лечение
5.1. Антимикробная терапия

Своевременное лечение резко улучшает исход ТБМ. Таким образом, эмпирическое лечение оправдано, когда клинические признаки и данные спинномозговой жидкости указывают на ТБМ еще до микробиологического подтверждения. Рекомендуемая схема лечения предполагаемой лекарственно-чувствительной TBM состоит из двух месяцев ежедневного приема INH, рифампина (RIF), пиразинамида (PZA) и либо стрептомицина (SM), либо этамбутола (EMB) с последующими 7-10 месяцами INH и РИФ (таблица 1) [17, 30–34].INH считается наиболее важным из препаратов первого ряда из-за его отличной проницаемости в спинномозговой жидкости и высокой бактерицидной активности (Таблица 2) [35–39]. Хотя RIF менее свободно проникает в спинномозговую жидкость, высокая смертность от TBM из-за штаммов, устойчивых к RIF, подтверждает его важность [40]. PZA отлично проникает в спинномозговую жидкость и является ключевым препаратом в сокращении общего времени лечения лекарственно-чувствительного ТБ [41]. Следовательно, если PZA не переносится, курс лечения TBM следует продлить до 18 месяцев.Хотя SM или EMB традиционно используются в качестве четвертого противотуберкулезного средства при TBM, ни один из них не проникает в спинномозговую жидкость при отсутствии воспаления и оба могут вызывать значительную токсичность при длительном применении [41]. Следует подчеркнуть, что не только выбор противомикробных препаратов, но также используемая доза и продолжительность лечения являются эмпирическими при ТБМ и в значительной степени основаны на лечении легочного ТБ.


Фаза лечения и противотуберкулезное средство Рекомендуемая доза (мг / кг / день) Максимальная доза (мг / день) Возможные побочные эффекты Продолжительность лечения

Изониазид 5–10 300 гепатотоксичность Периферическая нейропатия Минимум 9 месяцев


907 600 (≥50 кг) гепатотоксичность, сыпь, гриппоподобный синдром и множественные лекарственные взаимодействия. Минимум 9 месяцев

Пиразинамид 25–30 1500 (<50 кг)
2000 (≥50 кг)
гепатотоксичность, артралгия и фотоинтестинальная анестезия кожа 2 месяца

Стрептомицин (IM) * 15 у взрослых
(30 у детей)
1000 нефротоксичность, ототоксичность и вестибулярная токсичность 2 907 907 9090 907 месяцев 907
Этамбутол * 15–20 1600 у взрослых
(1000 у ВИЧ (-) и 2500 у ВИЧ (+) детей)
неврит зрительного нерва, периферический неврит, артралгия и желудочно-кишечные расстройства 2 месяца

* Для эмпирического индукционного лечения предполагаемой лекарственной чувствительности M.tuberculosis в качестве четвертого агента рекомендуется стрептомицин или этамбутол.
907 9097 1-я линия 909 909 90% –95% % % 01 01 01 Levofloxacin 7 1 9096 Стрептомицин 9096 9096 9096 1 % –100% 7

9097 77

Противотуберкулезный препарат Активность CSF
проникновение


Рифампицин Сидаль 5% –25%
Пиразинамид Сидал 95% –100%
Стрептомицин Стрептомицин
Этамбутол Статический 10% –50%
Ципрофлоксацин Cidal 15% –35%
Levofloxacin
Cidal 70% –80%

Препараты 2-й линии Этионамид Cidal 80% –95%
Циклосерин Статический 40% –70%
Амикацин Cidal 10% –25%
9096
C –20%
Капреомицин Статический неизвестен
Пара-аминосалициловая кислота Статический неизвестно
Тиоацетолидазон 8096 Тиоацетолидазон Статический

Новые агенты Бедаквилин (TMC207) Сидаль неизвестен
Деламанид (OPC-67683)

8
Cidal: бактерицидный,
Статический: бактериостатический.

Учитывая, что фторхинолоны нового поколения (FQN), например левофлоксацин и моксифлоксацин, обладают сильной активностью против большинства штаммов M. tuberculosis и обладают отличными профилями проникновения в CSF и безопасности, FQN, по-видимому, имеет большой потенциал. как часть терапии первой линии для TBM. В рандомизированном контролируемом исследовании лечения ТБМ добавление FQN к стандартному режиму улучшало противотуберкулезные свойства, измеряемые различными клиническими параметрами.Хотя существенной разницы в смертности не было, исследование, вероятно, не имело достаточной мощности, чтобы продемонстрировать такой эффект [38]. Важно отметить, что концентрации FQN в сыворотке снижаются при одновременном применении RIF; кроме того, оптимальное соотношение площади под кривой к минимальной ингибирующей концентрации для FQN как противотуберкулезных агентов не было хорошо описано. В настоящее время проводится другое рандомизированное контролируемое исследование для оценки лечения ТБМ высокими дозами RIF и левофлоксацина по сравнению со стандартным лечением [42]; в случае положительных результатов рекомендованное стандартное лечение может измениться в ближайшем будущем.

На сегодняшний день не опубликовано никаких контролируемых испытаний по лечению ТБМ с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ), определяемой как устойчивость как минимум к INH и RIF. Более того, было опубликовано очень мало исследований пенетрантности в спинномозговой жидкости многих противотуберкулезных агентов второго ряда и более новых. Клиницистам пациентов с МЛУ-ТБ предоставляется возможность экстраполировать рекомендации по лечению МЛУ-ТБ легких. Всемирная организация здравоохранения рекомендует при легочном МЛУ-ТБ использовать как минимум четыре агента, к которым M.tuberculosis имеет известную или предполагаемую чувствительность, включая использование любых пероральных агентов первой линии, к которым штамм остается чувствительным, инъекционного агента (например, аминогликозида или капреомицина), FQN, а затем добавление других агентов второй линии по мере необходимости для всего не менее четырех препаратов [34]. Проникновение в СМЖ противотуберкулезных препаратов первого и второго ряда показано в таблице 2 [35, 43–49].

Среди новых противотуберкулезных препаратов бедаквилин (TMC207, диарилхинолин) и деламанид (OPC-67683, нитро-дигидроимидазооксазол) кажутся наиболее многообещающими, поскольку оба они находятся в стадии III клинических испытаний [50].Три дополнительных новых агента: судотерб (LL3858, производное пиррола), PA-824 (нитроимидазооксазин) и SQ109 (аналог EMB) в настоящее время находятся на стадии II испытаний [50, 51]. Их способность проникать в CSF еще недостаточно изучена (Таблица 2).

5.2. Дополнительная терапия кортикостероидами

Считается, что большая часть неврологических последствий TBM происходит из-за чрезмерной воспалительной реакции хозяина, которая вызывает повреждение тканей и отек мозга [52]. С середины 20-го века системные кортикостероиды использовались в качестве дополнительного лечения ТБМ на основе представления о том, что ослабление воспалительной реакции может снизить заболеваемость и смертность, разумная гипотеза, поскольку мозг ограничен фиксированным пространством.Действительно, дополнительное лечение гнойно-бактериального менингита кортикостероидами показало эффективность в определенных группах пациентов [53, 54], хотя это противоречиво [55, 56]. Пытаясь определить тип клеток, ответственных за воспалительную реакцию, Rock et al. [2] обнаружили, что M. tuberculosis с гораздо большей вероятностью инфицировали макрофаги ткани головного мозга (микроглиальные клетки) с заметным увеличением продукции провоспалительных цитокинов и хемокинов, чем стромальные клетки мозга (астроциты).В этом исследовании in vitro совмещение туберкулезных микроглиальных клеток с дексаметазоном значительно ингибировало продукцию медиаторов воспаления [2]. Хотя уже давно существует опасение, что кортикостероиды могут снизить проникновение противотуберкулезных препаратов в спинномозговую жидкость [13], одно небольшое исследование продемонстрировало, что кортикостероиды не влияют на пенетрантность в спинномозговой жидкости противотуберкулезных препаратов первого ряда [46]. Кокрановский метаанализ семи рандомизированных контролируемых испытаний, в которых приняли участие 1140 участников, пришел к выводу, что кортикостероиды улучшают исход у ВИЧ-отрицательных детей и взрослых с TBM (RR 0.78) [57]. На эти результаты сильно повлияло исследование 545 взрослых с TBM во Вьетнаме, показавшее, что лечение дексаметазоном было связано со значительным снижением смертности через девять месяцев наблюдения [58]. Одно из возможных объяснений увеличения выживаемости во вьетнамском исследовании заключается в том, что противовоспалительное действие кортикостероидов снижает количество серьезных побочных эффектов (9,5% против 16%), особенно гепатита, предотвращая прерывание приема противотуберкулезных препаратов первого ряда. режим [58].

Поскольку не существует контролируемых испытаний, сравнивающих схемы приема кортикостероидов, выбор лечения должен основываться на тех, которые были признаны эффективными в опубликованных исследованиях. Одна из рекомендуемых схем для детей - дексаметазон 12 мг / день внутримышечно (8 мг / день для детей с массой тела ≤25 кг) в течение трех недель с последующим постепенным снижением дозы в течение следующих трех недель [59]. В большом исследовании, проведенном во Вьетнаме, пациенты с легкой формой заболевания получали дексаметазон внутривенно: 0,3 мг / кг / день × 1 неделя, 0,2 мг / кг / день × 1 неделя, а затем четыре недели постепенного снижения дозы пероральной терапии [58].Пациентам с более тяжелой формой TBM внутривенно вводили дексаметазон в течение четырех недель (каждую неделю по 0,4 мг / кг / день, 0,3 мг / кг / день, 0,2 мг / кг / день и 0,1 мг / кг / день) с последующим к четырем неделям постепенного снижения дозы перорального дексаметазона [58].

В то время как нейтрализация TNF α предрасполагает людей к ТБ, включая TBM [11], TNF α также считается играющим важную роль в патогенезе TBM [60–63], что согласуется с вышеупомянутыми пагубными эффектами. воспалительной реакции ЦНС.Действительно, Ценова и др. показали, что добавление талидомида, мощного ингибитора TNF α , к антибиотикам превосходит только антибиотики в защите кроликов от смерти (снижение смертности на 50%) в их модели TBM [62]. Кроме того, было отмечено снижение уровней TNF α как в спинномозговой жидкости, так и в крови, а также снижение лейкоцитоза и патологии головного мозга у кроликов, получавших талидомид [62].

5.3. Управление жидкостями в TBM

У пациентов с TBM могут быть неосмотические стимулы для экспрессии антидиуретического гормона (ADH), что приводит к синдрому несоответствующего высвобождения ADH (SIADH).Хотя сам по себе АДГ не может усугублять отек головного мозга, острое развитие значительной гипосмотической гипонатриемии может усугубить отек головного мозга из-за перемещения воды из внутрисосудистого компартмента во внесосудистое (внутриклеточное и внеклеточное) пространство мозга. Хотя ограничение потребления воды является основой лечения SIADH, следует избегать гиповолемии, поскольку она может снизить церебральную перфузию, а также служить стимулом для дальнейшего высвобождения ADH. При всестороннем обзоре этого вопроса было отмечено, что ограничение жидкости для предотвращения отека мозга при ТБМ неоправданно [64].Вместо этого было рекомендовано, чтобы целью эуволемического состояния было поддержание церебральной перфузии, а также предотвращение вызванного гиповолемией высвобождения АДГ. Если симптоматическая острая гипонатриемия не отвечает на противотуберкулезное лечение и соответствующее ограничение жидкости (при сохранении эуволемии), следует рассмотреть возможность использования антагониста рецептора V2 (ADH), хотя, насколько нам известно, это не изучалось в TBM. . Однако необходимо соблюдать осторожность, чтобы предотвратить слишком быструю коррекцию хронической гипонатриемии из-за риска развития синдрома осмотической демиелинизации.

5.4. Хирургическое вмешательство при ТБМ Гидроцефалия

Гидроцефалия - частое осложнение ТБМ; распространенность была документально подтверждена у> 75% пациентов в нескольких опубликованных сериях [65, 66]. Установка вентрикулоперитонеального шунта и эндоскопическая третья вентрикулостомия - хирургические методы, которые, как было продемонстрировано, снижают повышенное внутричерепное давление (ВЧД) при ТБМ, что приводит к улучшению неврологических исходов [67, 68]. Дети подвержены особенно высокому риску гидроцефалии и повышенного ВЧД.В исследовании 217 детей с ТБМ в Южной Африке, 30% потребовалось вентрикулоперитонеальное шунтирование либо из-за не сообщающейся гидроцефалии, либо из-за неэффективности медикаментозной терапии диуретиками при сообщающейся гидроцефалии [69]. Исторически хирургическое вмешательство рекомендовалось только при гидроцефалии ТБМ 2 или 3 степени (нормальная или слегка измененная сенсорная система; легко возбуждаемая) из-за повышенной смертности и риска плохого хирургического результата у пациентов с заболеванием 4 степени (в глубокой коме). Однако ретроспективный анализ 95 пациентов с гидроцефалией 4-й степени, перенесших установку шунта, показал благоприятные результаты у 33–45% пациентов, что позволяет предположить, что хирургическое вмешательство может иметь значение даже при запущенной гидроцефалии TBM [70].В этом исследовании плохие неврологические исходы после установки шунта были связаны с возрастом <трех лет и> трех дней продолжительностью симптомов.

5.5. Вопросы лечения ТБМ у пациентов с сопутствующей ВИЧ-инфекцией

ТБ является наиболее распространенной оппортунистической инфекцией у ВИЧ-инфицированных, а ВИЧ-инфекция является независимым фактором риска внелегочного ТБ, включая менингит [71]. По этим причинам диагностика TBM должна автоматически запускать тестирование на ВИЧ-инфекцию.В целом, диагностика и лечение ТБМ у ВИЧ-инфицированных в принципе аналогичны тем, которые не имеют отношения к ВИЧ-инфицированным, хотя есть несколько важных предостережений, включая возможное развитие воспалительного синдрома восстановления иммунитета (ВСВИ), лекарственные взаимодействия и токсичность с сопутствующая противотуберкулезная и антиретровирусная (АРВ) терапия, сомнительная эффективность дополнительных кортикостероидов и более высокая распространенность лекарственно-устойчивого ТБ среди ВИЧ-положительных групп населения.

Лечение ВИЧ с помощью АРВ-терапии может привести к развитию ВСВИ, что может вызвать обострение ТБМ.Действительно, в условиях высокой распространенности ВИЧ-инфекции ТБ ЦНС, осложненный ВСВИ, оказался наиболее частой причиной неврологического ухудшения у пациентов, впервые начинающих АРВ-терапию [72]. Факторы риска ВСВИ включают высокую нагрузку патогенами (например, милиарный туберкулез), очень низкое количество Т-лимфоцитов CD4 (<50 клеток / мк л) при начале АРВ-терапии [73] и одновременное начало АРВ-терапии и анти- Противотуберкулезная терапия [74].

Одновременное лечение АРВ-препаратами и противотуберкулезными препаратами сопряжено с риском лекарственных взаимодействий и токсичности.Однако отсрочка АРВ-терапии у пациентов с коинфекцией ВИЧ и ТБ связана с более высокой смертностью [75]. Тем не менее, из-за возможности IRIS при начале АРВ-терапии в большинстве руководств не рекомендуется одновременное назначение АРВ-препаратов и противотуберкулезных препаратов. Недавнее рандомизированное контролируемое исследование, сравнивающее смертность пациентов, начавших немедленную АРВ-терапию на момент постановки диагноза ТБМ и ВИЧ, и пациентов, начавших АРВ-терапию через два месяца после постановки диагноза, обнаружило значительно более серьезные побочные эффекты в непосредственной группе [74].Смертность существенно не различалась, но наблюдалась тенденция к большей смертности от всех причин в группе немедленного АРВ через девять месяцев наблюдения. Всемирная организация здравоохранения рекомендует сначала начать противотуберкулезную терапию, а затем АРВ-терапию в течение восьми недель [34]. Центр по контролю и профилактике заболеваний рекомендует пациентам с числом CD4 <100 клеток / мк л начинать АРВ-терапию после двух недель противотуберкулезной терапии [76].

Польза дополнительного лечения кортикостероидами при ТБМ у пациентов с коинфекцией ВИЧ не была продемонстрирована [71].В большом исследовании вьетнамских взрослых с TBM не было обнаружено никакого преимущества в отношении смертности от дексаметазона в подгруппе из 98 пациентов, которые были инфицированы ВИЧ [58]. Таким образом, в настоящее время польза от дополнительного лечения кортикостероидами у ВИЧ-инфицированных остается неясной [57], хотя теоретическая польза кортикостероидов для уменьшения ВСВИ, ассоциированного с туберкулезом, побудила некоторых экспертов прописать их этой группе населения.

Имеются также данные о том, что особо вирулентный штамм ТБ, генотип W-Beijing, связан с ВИЧ-инфекцией и высоким уровнем устойчивости при ТБМ [77].Многочисленные исследования показали, что МЛУ-ТБ чаще встречается у ВИЧ-инфицированных пациентов с сопутствующим ТБМ [78–80], что часто приводит к неэффективности лечения и очень высокой смертности. В условиях высокой распространенности ВИЧ и у всех ВИЧ-инфицированных пациентов следует проводить ежедневное противотуберкулезное лечение в качестве терапии под непосредственным наблюдением, чтобы уменьшить рецидивы и неэффективность лечения [34, 81]. Важно отметить, что одна коинфекция ВИЧ, даже без лекарственной устойчивости против ТБ, приводит к худшим исходам при ТБМ. Было показано, что коинфекция ВИЧ связана с 3.Смертность в 5 раз выше в ретроспективном когортном исследовании пациентов с ТБМ в США с 1993 по 2005 год [19].

6. Прогноз

Прогноз TBM во многом зависит от неврологического статуса на момент обращения и времени до начала лечения. Хотя течение TBM, как правило, не такое быстрое или быстрое, как менингит, вызванное пиогенными бактериями, эмпирическое лечение следует начинать, как только подозревается диагноз, поскольку любая задержка в лечении может ухудшить исход. Различные серии случаев показывают уровень смертности от 7% до 65% в развитых странах и до 69% в слаборазвитых регионах [3–5].Риск смертности наиболее высок у пациентов с сопутствующими заболеваниями, тяжелыми неврологическими нарушениями при поступлении, быстрым прогрессированием заболевания и пожилым или очень молодым. Неврологические осложнения возникают у 50% выживших [5].

7. Модели на животных необходимы для улучшения нашего понимания и лечения ТБМ

Модели на животных критически важны для тестирования эффективности новых лекарств и вакцин против ТБ [82]. Проблема животных моделей TBM заключается в том, что TBM у людей обычно возникает через определенный период времени после первичной инфекции через дыхательные пути, состояние, которое было бы трудно воспроизвести у экспериментальных животных.Действительно, все модели TBM на животных прибегают к прямой инокуляции M. tuberculosis в ЦНС. Модель TBM на кроликах, в которой микобактерии инокулируются непосредственно в большую цистерну, является, пожалуй, наиболее хорошо известной моделью TBM на животных [8, 62]. Терапевтические исследования, изучающие эффективность антибиотиков, вакцин и дополнительных агентов, таких как талидомид, в контексте TBM, были изучены на модели кроликов [62, 83, 84]. В то время как модель ТБ на мышах более поддается лечению, чем модель кроликов, из-за большего разнообразия доступных реагентов для мышей и более низкой стоимости проведения исследований, иммунологические и клинические ответы мышей на экспериментальный ТБМ не имитируют, как кролики, на ТБМ человека [85 ].

Несмотря на то, что вакцинация БЦЖ неэффективна для защиты от легочного туберкулеза [86, 87], она считается относительно эффективной для защиты от детского TBM [88]. Ценова и др. показали на кроличьей модели TBM, что, хотя БЦЖ обеспечивает защиту от лабораторного штамма M. tuberculosis h47Rv, она обеспечивает значительно меньшую защиту от гипервирулентного клинического штамма (W-Beijing HN878), особенно от заболевания ЦНС [84]. У вакцинированных БЦЖ мышей, зараженных W-Beijing HN878, наблюдалась значительно большая инфильтрация субарахноидального пространства лимфоцитами и макрофагами, совпадающая с большей бактериальной нагрузкой и худшей оценкой патологии ЦНС [84].Важный урок этого исследования состоит в том, что в поисках более эффективных противотуберкулезных вакцин важно протестировать вакцину на животных, зараженных соответствующими клиническими штаммами M. tuberculosis .

8. Заключение

Менингит - самая смертельная форма туберкулеза, особенно у лиц, инфицированных ВИЧ. Ранняя диагностика и лечение могут резко снизить высокую смертность, связанную с этим заболеванием. Как правило, лечение должно длиться не менее девяти месяцев и включать не менее четырех агентов, к которым относится M.tuberculosis имеет известную или предполагаемую чувствительность. Следует рассмотреть возможность дополнительного лечения кортикостероидами, особенно у лиц без сопутствующей ВИЧ-инфекции. Для того, чтобы направлять терапию, оптимально основывать лечение на моделях устойчивости к ТБ, особенно у лиц с коинфекцией ВИЧ, которые несут высокий риск развития лекарственно-устойчивого ТБ. Необходимы дополнительные исследования для оценки проникновения новых возбудителей ТБ в спинномозговую жидкость, чтобы облегчить разработку более эффективных схем лечения как лекарственно-чувствительных, так и лекарственно-устойчивых ТБМ.Кроме того, рандомизированные контролируемые испытания по оптимизации лечения МЛУ-ТБМ важны для поиска наилучшей комбинации доступных лекарств и стандартизации лечения.

arvi - Traducción al español - ejemplos inglés

Su búsqueda puede llevar a ejemplos con expresiones vulgares.

Su búsqueda puede llevar a ejemplos con expresiones coloquiales.

Фототерапевтический аппарат предназначен для профилактики и лечения заболеваний оториноларингологии, в том числе ОРВИ, и всех видов гриппа, а также гинекологических и проктологических заболеваний, в том числе в послеоперационный период.

Dispositivo de fototerapia destinado a la превентивная и tratamiento de enfermedades ENT, включая SARS y todos los tipos de influenza, así como las enfermedades ginecológicas y proctológico includingndo período post-operatorio.

Но, несмотря на это, они беззащитны против возбудителей ОРВИ .

Pero a pesar de esto, están indefensos frente a los Agenttes causales de ARVI .

Как правило, острый ринит развивается при ОРВИ , поэтому носит вирусный или инфекционный характер.

Como regla general, la rinitis aguda se desarrolla junto con ARVI , por lo tanto, es viral or de naturaleza influencciosa.

В большинстве случаев это симптом ОРВИ .

En la mayoría de los casos, es un síntoma de ARVI .

Арви , скажи батальону, что следующие люди в каземате будут археологами.

Arvi , di al puesto de mando que los próximos que entrarán en el búnker serán arqueólogos.

Будущий иммунитет ребенка к таким заболеваниям постепенно формируется именно за счет перенесенного ранее ОРВИ .

La futura inmunidad del niño a tales enfermedades se forma постепенное снижение степени тяжести ОРВИ transferido anteriormente.

В Parque Arvi доступно 1075+ отелей.

Hay 1075 + hoteles disponibles en Parque Arvi .

Частые простуды , ОРВИ способны перейти в хронический фарингит даже у совсем маленьких детей.

Resfriados frecuentes, ARVI son capaces deir a la faringitis crónica, incluso en niños muy pequeños.

Arvi Гостиница, занимающая 9 этажей, расположена в одном из самых красивых районов города с панорамным видом из каждой комнаты.

Arvi Hotel, se encuentra en 9 plantas, está situado en una de las zonas más bonitas de la ciudad con vistas panorámicas desde cada Habitación.

Арви Райе - заместитель начальника ветеринарного центра

Арви Райе - Директор адъюнто дель центра ветеринарии

Задача поддержания иммунитета встает перед родителями, когда ребенок заболевает гриппом, ангиной или ОРВИ .

La tarea de mantener la inmunidad aumenta antespadres, cuando un niño se enferma con gripe, dolor de garganta o ARVI .

Острые респираторные вирусные инфекции (, ОРВИ, ) или заболевания (ОРВИ) наверняка знакомы каждому из нас.

Las Инфекция вируса респираторная болезнь agudas ( ОРВИ ) o las enfermedades (IRA), вероятно, nos resulten familiares.

Рекомендуется при недостатке витаминов в организме, а также для лечения / профилактики ОРВИ и других вирусных заболеваний.

Рекомендуется использовать витамины и витамины в лечебных целях, а также предотвращать заражение вирусом ARVI y otras enfermedades virales.

Основными методами лечения кашля у новорожденных с ОРВИ являются мероприятия, направленные на разжижение и удаление мокроты.

Основные методы обращения с детьми ан-лос-бебес с ARVI son medidas destinadas a la licuefacción y destroyación de esputo.

Как лечить ОРВИ (ОРВИ)

Como tratar el ARVI (ARI)

Чаще всего (в 90% случаев) кашель у детей является симптомом ОРВИ (, ОРВИ, ).

Con mucha frecuencia (en 90% de los casos), la tos en los niños es un síntoma de Инфекция вирусных респираторов agudas ( ARVI ).

Хриплый голос у ребенка чаще всего появляется в связи с ОРВИ или ОРЗ и является признаком трахеита или других заболеваний гортани.

La voz ronca de un niño con mayor frecuencia aparece en relación con ARVI u ORZ y es un signo de traqueítis u otras enfermedades de la laringe.

Терапия простуды и вирусных заболеваний, в том числе гриппа , ОРВИ , тонзиллита, бронхита, синусита, среднего отита.

Terapia de enfermedades virales y virales, включая грипп, ОРВИ, , амигдалит, бронхит, синусит, средний отит.

Это случай ARVI , в котором будет обсуждаться новое строительство и финансирование обновления рыболовного флота.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *