Выгорания: Эмоциональное выгорание: что это такое и как с ним справиться

Содержание

факты, мифы и цифры об эмоциональном выгорании


Стадия 1. «Супермен набирает обязательства»
Когда мы начинаем любое новое дело или, допустим, новый рабочий год, все мы проходим через несколько общих стадий. Первая – очень приятная — стадия мобилизации. Мы в восторге, на подъеме, мы полны сил, мы находимся в хорошем физическом состоянии. Мы можем мало спать, вообще не есть и совершенно от этого не страдать. Мы живем ощущением, что нам море по колено. Планов у нас громадье. Однако у этой прекрасной стадии есть и минусы: длится она недолго, и в это время мы набираем слишком много обязательств. Мы чувствуем себя суперменами – можем сделать что угодно, поехать хоть на Дальний Восток… У нас сдвигается точка нормы – кажется, что так мы можем всегда… В это время мы можем работать 7 дней в неделю 25 часов в сутки, а еще написать книгу, усыновить ребенка… Но период этот, увы, заканчивается, потому что нервная система не железная.

Стадия 2. «Супермен устал, но терпит»
Дальше начинает накапливаться усталость, появляются какие-то сбои, неудачи, уходит былой восторг. Тот идеальный план, который у нас был в начале, начинает накладываться на реальность: кто-то подводит, что-то пробуксовывает, что-то не получается. Так наступает стеническая стадия выдерживания – восторга уже нет, но жить можно – это реальная жизнь с трудностями и недостатками. Работаем, работаем, устали, отдохнули. В идеале хорошо всегда быть на этой стенической стадии. И большинство людей на ней и находятся с некоторыми периодами большей усталости или большего воодушевления. Состояние здоровья в этот момент среднее, привычное.

А потом начинают соединяться какие-то вещи. Например, вы работаете на нескольких направлениях (что очень истощает само по себе) и что-то не рассчитали. Или у вас очень тяжелая тематика и клиенты.

Например, вы работаете с тяжело травмированными детьми, и на каком-то ребенке вы просто больше не смогли, сломались. Или если вы, например, заболеваете гриппом. После этого еще месяца два нужно работать на пониженных оборотах. А жизнь не дает такой возможности. Как только спала температура – бегом на работу. За время болезни накопилось много работы, плюс семья – родители болеют, с детьми неприятности, что-то еще. И в момент, когда соединяется несколько подобных факторов, очень высок риск вылететь со стенической стадии на стадию невыдерживания, то есть астеническую стадию, когда начинается нервное истощение.

Стадия 3. «У супермена больше нет сил»
Раньше это состояние называли неврастенией. Нервная система ведь тоже орган. Если она подвергается постоянному дистрессу, то истощается. Можно сказать, получает ожог, как кожа после долгого времени на солнце. Один из первых признаков — физические недомогания. Это может быть чувство тяжести в теле, когда тяжело лишний раз сбегать в другой конец коридора, зайти за какой-то бумажкой. Люди начинают выбирать простейшие алгоритмы действия. Если раньше вы старались выбрать интересное, оптимальное решение задачи, то сейчас идете по кратчайшему пути, чтобы сэкономить силы. На этом этапе люди начинают терять ключи, стирать файлы, забывать зарядить телефон. Потому что перегруженная многозадачностью нервная система начинает сбрасывать информацию.
Естественно, дальше начинаются проблемы: как только появляются «косяки», нагрузка увеличивается. Потому что если вы стерли файл, значит, потом придется три часа его восстанавливать. Если забыли зарядить телефон, то 20 минут не можете начать важный разговор и бегаете в поисках зарядки.То есть каждая ошибка одновременно порождает новые проблемы, которые приходится решать. И если к этому времени у человека уже довольно сильное истощение, то это выбивает из колеи.

И начинаются обобщения: «я ни на что не способен», «все плохо», «весь мир против меня и никогда ничего хорошего не будет». Падает самооценка, появляется чувство вины, депрессия.

Естественно, очень падают когнитивные функции. Человек может поймать себя на том, что раньше очень легко все запоминал и никогда не пользовался записной книжкой. А тут оказывается, что сложно сосредоточиться, забываешь простейшие вещи – имена людей, например. О том, чтобы быть креативным, речи вообще нет. Организм перешел в режим сохранения энергии.

В это время люди начинают подстегивать себя стимуляторами — пить больше кофе, чая, есть больше сладкого, кто курит, то начинает чаще курить. И это, конечно, ухудшает ситуацию, потому что нервная система еще больше истощается.

При этом состоянии нарушаются механизмы возбуждения и торможения, что приводит к парадоксальному суточному ритму. На предыдущей стенической стадии можно уставать, падать вечером без сил, но если вы поспали, а в выходные хорошо отдохнули, то снова все хорошо. А при нервном истощении график переворачивается, поскольку нарушаются процессы возбуждения и торможения. Утром, даже если вы долго спали, встаете с чувством, будто всю ночь грузили вагоны. Весь день проходит в таком состоянии, к вечеру становится чуть полегче, пора ложиться спать, но перевозбуждение не дает уснуть: в голове крутятся мысли про то, что не сделана работа. Вот такой перевернутый суточный ритм — это очень частый признак нервного истощения. Что происходит потом? Если в этот момент не сделать выводы и не начать о себе заботиться, то начинается уже четвертая стадия.

Стадия 4, стадия деформации. «Супермен становится злодеем»
Это стадия, когда происходит личностная деформация. Очевидно, что на предыдущей стадии, когда мы включаем щадящий режим, мы начинаем очень болезненно относиться к любым неожиданностям и к любым новым вызовам. Нам бы дотерпеть, дойти до конца задачи. И тут вдруг что-то поменялось. В обычном состоянии это у нас вызовет легкое раздражение, досаду, мы чертыхнемся и исправим план. Но если у нас нет ни малейшего лишнего ресурса (а его уже нет), то реакция может быть самой разной в зависимости от темперамента и от состояния – отчаяние со словами «все бесполезно, ничего невозможно сделать», ярость на людей и обвинения в стиле «все уроды».

Появляется злость на клиентов, пациентов, на коллег, на партнеров, — на всех, кто доставляет какие-то проблемы.

И если когда-то человек хотел помогать людям, то теперь он начинает думать примерно так: «Да они сами виноваты в своих проблемах. Почему они не могут сами их решать? Им просто нравится, да они просто пользуются мною, они просто паразиты» и так далее.
То есть страдает уже пласт ценностей и целей человека. Не просто «мне плохо, я больше не могу», а «они все уроды». Это очень опасные процессы.

На четвертой стадии происходит диссоциативное отщепление, то есть человек отсоединяется от своего страдания. На третьей стадии ему очень плохо, и поэтому он хоть как-то пытается искать помощи, что-то изменить. А на четвертой стадии психика включает мощные защиты, проблемы проецируются вовне, на других, и субъективно становится легче. Когда разговариваешь с таким человеком, появляется специфическое ощущение, что никакого контакта нет. Он как будто не общается с тобой, а говорит стереотипные фразы. Наверное, каждый встречал таких врачей, учителей, чиновников. Ваш собеседник может даже улыбаться и говорить какие-то правильные тексты, но ты понимаешь, что он просто включил шарманку, и она у него играет, его нет в этом контакте, человека не присутствует.

Из четвертой стадии люди редко реабилитируются просто потому, что они не считают, что с ними что-то не так, что им что-то нужно. Им-то самим уже не больно. Плохо тем, кто имеет дело с ними.

Есть люди, которые умеют разделять очень четко, и они могут быть вполне нормальными с близкими, но «холодными» на работе. Но обычно четвертая стадия касается даже близкого круга.

Ведь диссоциированный человек — он уже не целый, он как бы немножко мертвый. Когда вы отсоединяете от себя какую-то эмоциональную часть, то невозможно одно чувство выключить, а все остальные оставить. Если начинается диссоциация, то она постепенно захватывает всю эмоциональную сферу. И естественно все это чувствуется супругами, детьми, друзьями.

как вовремя распознать и помочь сотрудникам справиться?

«Несмотря на то, что выгорание является одной из наиболее широко обсуждаемых проблем психического здоровья в современном обществе, оно всё ещё оспаривается и официально не признано психическим расстройством в большинстве стран», – утверждают профессор социологии Гамбургского университета Торстен Хайнеманн и клинический психолог и психотерапевт Франкфуртского университета им. И. Ф. Гёте Линда Хайнеманн1.

 

Хотя в 2019 году Всемирная организация здравоохранения объявила выгорание феноменом профессиональной сферы2, влияющим на состояние здоровья пациента, в 11 редакцию Международной классификации болезней (МКБ-11) выгорание классифицировано как синдром, но не заболевание.

 

Тем не менее, профессиональное выгорание измеримо подрывает работоспособность сотрудника и негативно влияет на эффективность всей компании. Согласно исследованию Gallup3 2019 года, 28 % штатных сотрудников часто или постоянно чувствуют себя измотанными работой. Ещё 48 % отмечают, что подвержены выгоранию время от времени.

 

 

Таким образом, 76 %, то есть три четверти штата среднестатистической компании по умолчанию подвержено профессиональному выгоранию и работает менее эффективно, чем могло бы.

 

Могут ли руководители и HR-специалисты вовремя распознать ранние признаки выгорания? Какие превентивные меры рекомендуют мировые эксперты в области People Analytics? Читайте в новом материале Yva.ai.

 

Причины профессионального выгорания в 2020 и 2021 году

 

«Хотя приведённая статистика Gallup составлена на основе опросов до пандемии, нет никаких сомнений в том, что выгорание сотрудников остаётся симптомом современного трудоустроенного человека и на удалённой работе. Несколько изменились причины профессионального выгорания, но не его распространённость», – отмечает ведущий HR-аналитик People Analytics Yva.ai Светлана Бушуева.

 

До пандемии причиной профессионального выгорания чаще становились напряжённая обстановка в коллективе, неоптимальная рабочая среда, несоответствие личностных качеств занимаемой должности или профессия, связанная с ежедневной высокой ответственностью и рисками, то с апреля 2020 года причинами выгорания и падения эффективности всё чаще становятся:

 

  • разрушенная коммуникация между сотрудниками и отделами,
  • различные отвлекающие факторы «домашнего офиса»,
  • исчезновение границ между рабочим и личным временем.

 

Так, 68 % сотрудников Microsoft, Amazon, Google и Facebook в исследовании для Business Insider отметили, что чувствуют себя более истощёнными, чем когда работали в офисе. По данным 451 Research:

 

  • 54 % сотрудников чувствуют себя менее продуктивным дома,
  • 66 % сотрудников считают, что из дома их команды работают менее продуктивно,
  • 56 % называют концентрацию и самодисциплину основными стрессовыми факторами,
  • 32 % называют проблемой невозможность понимать, что делают коллеги,
  • 18 % упоминают коммуникацию с коллегами как препятствие для продуктивной работы из дома.

К классическим, универсальным причинам выгорания, не зависящим от офисного или удалённого формата, относятся:

 

  • отсутствие баланса между жизнью и работой,
  • высококонкурентные требования к должностному лицу,
  • противоречивые ожидания руководства,
  • количественная перегрузка рабочими задачами,
  • конфликты ролей – например, сильного неформального лидера и вялого формального руководителя,
  • психологический климат в компании и др.

 

Немецкий психотерапевт Мартина Грабе4 в книге «Синдром выгорания» лаконично формулирует причины выгорания как длительно сохраняющееся противоречие между идеалами и возможностями, между затраченными усилиями и успехами, между положительным и отрицательным опытом сотрудника и обратной связью руководителей и коллег. На такие противоречия и следует обращать внимание современному руководителю и HR-специалисту.

 

Как распознать ранние признаки выгорания?

 

Факторы, предшествующие началу выгорания, лежат в одной из трёх областей:

 

  • личностной,
  • организационной,
  • социальной.

 

К этому выводу пришли эксперты Л. и Т. Хайнеманн на основе анализа более 600 научных публикаций о выгорании. При этом исследователи отметили, что исследований ранних соматических и психологических признаков (симптомов) профессионального выгорания примерно в 3 раза меньше, чем исследований факторов и причин выгорания.

 

Как же узнать начало выгорания сотрудника, чтобы не допустить его развития и предотвратить добровольное увольнение? Прежде всего, руководителям и HR-специалистам полезно знать о стадиях выгорания и типичных для них моделях поведения и реакций сотрудника.

 

Началу процесса выгорания предшествует слишком высокая рабочая активность сотрудника, допустимая, когда речь идёт о коротком спринте, но неизбежно изнашивающая организм физически и психологически, если пытаться всё время работать на пределе возможностей.

 

Образно говоря, «тот, кто выгорает, однажды должен был быть подвержен процессу горения», поэтому в системе Yva.ai изменения одним из важнейших предсказателей выгорания является изменение индекса активности сотрудника.

 

Дальнейшее развитие этого состояния проявляется в сопротивлении. Сотрудник сталкивается с прокрастинацией и вынужден заставлять себя выполнять ежедневные задачи серьёзным усилием воли. Бороться с отвлекающими факторами становится всё сложнее: работник цепляется за любую возможность не приниматься за работу, часто ходит на перекуры – если речь об офисе, «сёрфит» в интернете – если речь об удалённой работе.

 

Постепенно у сотрудника накапливаются усталость и раздражение. Если раньше стук каблуков, аромат духов, пощелкивания клавиш клавиатуры и офисный гул не создавали для него проблем, то со временем он начинает более остро реагировать на внешние факторы. На удалённой работе аналогичную реакцию могут вызывать рабочая переписка, оповещения мессенджеров, многочисленные созвоны.

 

Эмоциональное и физическое истощение – симптомы приближения сотрудника к поздней стадии выгорания. Организм требует отдыха, и если сотрудник игнорирует биологические сигналы и продолжает работать, преодолевая себя, появляются психосоматические симптомы: снижение иммунитета, головные боли, нарушение пищеварения, бессонница, хроническая усталость, депрессивные эпизоды и т. д. На этой стадии работник находится в пассивном поиске альтернативной работы и открыт для предложений работодателей.

 

На последней стадии профессионального выгорания сама мысль о работе вызывает у сотрудника бурю негативных эмоций. Даже после продолжительного отпуска или повышения заработной платы сотрудник через силу выполняет обязанности: на этой стадии работник активно ищет другую работу или рассматривает принципиальную смену деятельности.

 

Как помочь сотрудникам справиться с синдромом профессионального выгорания?

 

По опыту многих компаний-клиентов Yva.ai, гораздо выгоднее во всех смыслах, включая экономический, не допустить финальной стадии выгорания, чем преодолевать её или искать замену уволившемуся сотруднику.

 

Американский институт общественного мнения Gallup выделил 5 ключевых рекомендаций для менеджеров, руководителей и HR-специалистов, которые полезно взять на вооружение, если вы хотите эффективно предотвращать выгорание в вашей компании.

 

1. Прислушивайтесь к проблемам сотрудников, связанным с работой

 

Просто слушать сотрудников покажется очевидным решением, и многие руководители думают, что преуспевают в этой области, однако при проведении анонимных независимых опросов сотрудников гораздо выявляются такие крайности, как:

 

  • невовлечённый или низко вовлечённый руководитель,
  • токсичный руководитель, склонный к микроменеджменту.

 

Тем не менее, даже опытным руководителям стоит развивать эти навыки и регулярно запрашивать у сотрудников обратную связь. В Yva.ai для этой цели используется современное технологическое решение на основе искусственного интеллекта – еженедельные умные опросы, которые занимают всего 60 секунд и позволяют собирать анонимную, объективную обратную связь у сотрудников. Запишитесь на индивидуальную презентацию возможностей Yva.ai, если хотите узнать больше.

 

Что касается результатов, согласно исследованию Gallup, сотрудники, которые уверены, что их руководитель готов выслушать их проблемы и помочь с решением, на 62 % меньше подвержены синдрому выгорания.

 

 

2. Помогите командной работе

 

В эффективных командах коллеги обеспечивают друг другу эмоциональную поддержку против эмоционального выгорания. Когда кто-то из сотрудников испытывает трудности, команда может помочь. Иногда достаточно просто выслушать. В других случаях коллеги перераспределяют рабочую нагрузку.

 

Но среду, где каждый сам за себя или один за всех и все за одного, создаёт менеджер. Для того чтобы коллеги не оставались в стороне, когда один из коллег испытывает стресс, руководитель должен управлять командообразованием, создавать связи, обращать внимание на сотрудников на необходимость построения партнёрских отношений.

 

3. Учитывайте мнение каждого

 

Руководителям важно спрашивать мнения сотрудников и прислушиваться к их идеям. Когда сотрудники видят, что руководитель приветствует их обратную связь и их мнение имеет значение, они легче сообщают о проблемах, но при этом охотнее берут на себя ответственность за собственное состояние.

 

4. Сделайте работу сотрудников полезной

 

У сотрудников гораздо больше шансов “увернуться” от синдрома выгорания, когда они понимают связь их работы с общей миссией и целью компании. Бесполезность труда демотивирует как одно из противоречий между опытом сотрудника и обратной связью, упомянутые выше.

 

 

5. Сфокусируйтесь на развитии способностей сотрудников

 

57 % сотрудников, которые имеют возможность заниматься тем, что умеют лучше всего, меньше подвержены синдрому выгорания, чем те 43 %, которые вынуждены работать с чем придётся.

 

Раскрытие потенциала является одним из мощных факторов повышения вовлечённости и профилактики профессионального выгорания, связанным с таким аспектом благополучия сотрудника, как целеустремлённость.

 

Узнать раннее эмоциональное выгорание «невооружённым глазом» возможно, если речь идёт о небольшой компании, где все друг друга знают и все у всех на виду. Но как только количество сотрудников переваливает за 50, отслеживать эти процессы эффективно может только специально обученный искусственный интеллект.

 

Узнайте подробнее о том, как работают такие технологии и на что способна HR-аналитика с помощью ИИ – в мастер-классе Давида Яна «Как повысить эффективность и трансформировать компанию с помощью технологий ИИ и поведенческой аналитики?». Подключайтесь прямо сейчас!

 

 

1. Burnout Research: Emergence and Scientific Investigation of a Contested Diagnosis // Linda V. Heinemann, Torsten Heinemann. SAGE Journals. 2017.

2. Burn-out an “occupational phenomenon”: International Classification of Diseases // World Health Organization. 2019.

3. Gallup’s Perspective on Employee Burnout: Causes and Cures // Gallup, Inc. 2019.

4. «Синдром выгорания – болезнь нашего времени» // М. Грабе под науч. ред. Л. Г. Лысюка. «Речь». Санкт-Петербург. 2008.

 

Синдром выгорания – проблема сотрудника или компании?

Как часто вы указываете «стрессоустойчивость» в вакансии? De facto вы честно предупреждаете соискателя, что ему придется работать в стрессогенных условиях: например, вести переговоры с ключевыми клиентами или работать в режиме многозадачности с жёсткими дедлайнами.

Кажется, что если кандидат откликается на такое объявление, то он согласен на условия и готов к работе. Но через некоторое время после найма эффективность сотрудника падает, конфликтность возрастает, и, в конце концов, встаёт вопрос об увольнении.

Замечали ли вы, что на некоторые позиции или в конкретное подразделение вам приходится подбирать специалистов с определённой периодичностью? Почему сотрудник, который при приёме на работу казался энергичным и заинтересованным, спустя полгода-год демонстрирует низкую вовлечённость и депрессивный настрой?

И чья это проблема – сотрудника или компании? Чтобы ответить на эти вопросы, давайте разберёмся с понятием профессионального выгорания, его факторами, признаками и последствиям для специалиста и для компании.

 

Что такое выгорание?

 

Диагноз «выгорание»​ (англ. burnout) был предложен американским психиатром Гербертом Фрейденбергером в 70-х годах XX века. Доктор Г. Фрейденберг обратил внимание на поразительное безразличие к работе, негативное отношение к окружающим, ощущение профессиональной несостоятельности и неудовлетворенность собой, которые возникают у некоторых сотрудников крупных компаний.

Исследователь​отметил, что подобное состояние не является изначальной чертой их личности, но возникает в процессе трудовой активности при определенных условиях. Также Г. Фрейденберг установил, что чаще всего подобное состояние развивается у людей, обладающих высоким потенциалом (High Potential, Hi-Po) и стремящихся преуспеть в достижении целей.

По мнению психиатра, развитию синдрома выгорания способствуют:

  • работа в напряженном или однообразном ритме,
  • эмоциональная нагрузка при взаимодействии с «трудными» клиентами,
  • отсутствие справедливого вознаграждения (денежного и нематериального) за выполненную работу.

 

Большой вклад в изучение проблемы внесла американский психолог Кристина Маслак. В 1986 году совместно с коллегой Сьюзан Джексон К. Маслак разработала опросник выгорания. Тестирование позволяет измерить основные показатели синдрома:

  • эмоциональное истощение,
  • деперсонализацию как деформации в общении с окружающими,
  • редукцию профессиональных достижений – снижение самооценки, снижение ценности собственных​ профессиональных достижений и талантов.

 

Под деперсонализацией психолог понимала в одних случаях нездоровую зависимость от других людей и гипертрофированное значение внешних оценок, а в других – циничность установок, негативизм в отношении к субъектам профессиональной деятельности.

В опросник К. Маслак включено 22 состояния, например:​

  • «После работы мне нужно уединение ото всех и от всего»,
  • «Я чувствую разочарование от своей​профессии»,
  • «Благодаря работе я сделал много ценного в своей жизни»,
  • «Я уверен, что мой труд нужен людям»,
  • «Утром я просыпаюсь уставшим, без желания идти на работу» и т. д.

 

Сотруднику, который проходит диагностику, предлагается по каждому пункту выбрать позицию, которая соответствует частоте его мыслей и переживаний: «никогда», «крайне редко», «часто», «очень часто», «ежедневно». Ответы оцениваются в баллах, и по совокупности баллов можно судить о тяжести эмоционального выгорания​ можно судить по совокупной сумме баллов.

Одна из российских адаптаций методики выполнена ​в 2001 году специалистами Е. С. Старченковой и Н. Е. Водопьяновой.

Как происходит профессиональное выгорание сотрудников Hi-Po?

 

Выгорание – длительный процесс, который начинается с редких тревожных «звоночков» и постепенно усугубляется. Если сам сотрудник, руководитель или HR-специалист своевременно не обратит ​внимания на признаки выгорания, то сотрудник может дойти до крайней его стадии с долгосрочными последствиями для здоровья и для компании. Выделяют четыре стадии профессионального выгорания.

 

I стадия. «Медовый месяц». Сотрудник полностью погружен в работу, переполнен энтузиазмом. Он отвечает «да» на любую просьбу, с легкостью берет на себя много обязательств и при этом рад такой востребованности. Он переполнен надеждами и стремится к идеалистическим целям.

II стадия. Раннее выгорание. Специалисту приходится тяжело работать и выкладываться по полной, чтоб удержать высокую планку. Ненормированный рабочий день, слабый тайм-менеджмент и чрезмерные нагрузки уже начинают негативно сказываться на коммуникации и результатах деятельности. Сотрудник начинает проявлять первые признаки психологической и физической усталости, становится менее внимательным и более раздражительным.

III стадия. Хронический стресс. На работника оказывают давление невыполнимые рабочие обязательства, нередко взятые на себя им самим. Ему сложно сосредоточиться на выполнении задач. Он чувствует нарастающее разочарование, демонстрирует недоброжелательное поведение, срывается на коллегах и клиентах. Работу осложняют и проявляющиеся физические симптомы: хроническая усталость, регулярные головные боли, бессонница, повышенная утомляемость и т. д.

IV стадия. Позднее выгорание. Сотрудник ломается. Он больше не в состоянии выдерживать давление и теряет интерес к работе. Его психологические и физические резервы полностью истощены. Проявляются признаки депрессивного эпизода, на фоне которого резко снижается эффективность сотрудника.

Последствия синдрома выгорания сотрудника для компании

 

Синдром профессионального выгорания наносит ущерб не только самим сотрудникам. Его последствия отражаются на финансовых результатах и репутации компании.

Так, выгорание ключевого сотрудника негативно сказывается на всех процессах, к которым он подключен, например, коммуникации между отделами или во внешнем контуре компании. Если такой сотрудник из-за выгорания в профессии начинает медленнее отвечать на письма, а их тональность становится более негативной, то контрагенты со временем начинают иначе воспринимать компанию в целом.

Если ключевой сотрудник является организатором взаимодействия между отделами, снижение его эффективности сказывается на продуктивности подразделений. Умножается количество заблокированных задач и число конфликтов.

Помимо репутационного ущерба, в результате выгорания ключевых сотрудников компания несёт определённые финансовые потери. Согласно исследованию международной рекрутинговой компании Hays1 в 2019 году 47% сотрудников на стадии выгорания предпочли бы сменить место работы.

По данным Center for American Progress2, на повторный рекрутмент и обучение специалиста на замену уволившемуся сотруднику компании затрачивают от 16% годовых оклада специалиста данной позиции. Если речь идёт о найме узкого специалиста или руководителя, эта цифра возрастает до 213% годового оклада.

Не следует недооценивать ущерб, который выгорание наносит самому сотруднику. Хронический стресс способствует обострению и развитию заболеваний, а это значит, что выгорающий сотрудник начинает чаще брать отгулы, чтоб посетить врача, и больничные отпуска.

Какие действия должен предпринять руководитель или HR-менеджер, чтобы сохранить трудоспособность ключевого специалиста и предотвратить выгорание?

 

Возможны две ситуации:

  1. когда сотрудник находится на ранней стадии и может сам до конца не осознавать проблему,
  2. когда выгорание «видно» невооружённым глазом, и сотруднику нужна ваша помощь, чтобы восстановиться.

 

На поздней стадии выгорания необходимо провести с сотрудником личный разговор, чтобы разобраться, в чём причины его стресса. Если руководитель настроен сохранить человека в команде, задача HR-а – подобрать способы устранения стресса и помочь сотруднику вернуться в ресурсное состояние.

В зависимости от причин стресса сотруднику могут помочь:

  • изменения трудового режима (например, рабочий день с 11:00, а не с 9:00),
  • перевод на другую позицию в компании,
  • отпуск или смена обстановки,
  • обучение как источник карьерного развития и т. д.

 

Нередко решению проблемы эмоционального выгорания способствует устранение отвлекающих факторов или воплощение инициатив сотрудника, которые долгое время не были услышаны.

Важно понимать, что проблема далеко не всегда лежит в финансовой области, и предложение повышения в должности или увеличения зарплаты совсем не обязательно восстановит вовлечённость сотрудника.

На стадии позднего выгорания, когда сотрудник переживает кризис и испытывает сомнения в собственной профессиональной пригодности, увеличение ответственности может даже подтолкнуть к увольнению.

Одной из причин может являться клиническая депрессия, под влиянием которой меняется гормональный фон, в частности, обмен серотонина и дофамина, из-за чего человек теряет способность испытывать радость и на биохимическом уровне переходит в состояние хронического стресса3.

Выгорание является признанным Всемирной организацией здравоохранения синдромом, которое характеризуется утратой мотивации наряду с невозможностью восстановить силы, а также эмоциональным истощением и пустотой. Заболевание уже включено4 в в 11 пересмотр Международной классификации болезней (МКБ-11), которое вступит в силу 1 января 2022 года.

Как и многие другие заболевания, выгорание сотрудников легче предотвратить, чем устранять его последствия. Для этого важно иметь под рукой инструменты выявления ранних признаков выгорания и определять синдром на I и II стадии, пока противостоять выгоранию ещё сравнительно легко. Как это делают лидеры5 рынка?

Компания L’Oreal Russia регулярно проводит опрос, который позволяет определить уровень удовлетворённости сотрудников. Результаты исследований используются для корректировки бизнес-процессов. Так, сотрудники выразили желание приходить в офис позже, и руководство ввело плавающее начало рабочего дня – с 8 до 10 часов утра.

Компания «Мегафон» пришла к выводу, что чаще всего выгорают работники, которые взаимодействуют с людьми. Для таких специалистов была разработана программа «Стрессу – нет», предусматривающая профессиональную психологическую помощь.

Эффективным инструментом выявления профессионального выгорания является система управления вовлечённостью и лидерством сотрудников Yva.ai. Искусственный интеллект Yva.ai в режиме реального времени анализирует информацию о коммуникации сотрудника в корпоративных мессенджерах и email.

По изменению цифрового следа сотрудника – времени ответа, количества задач, тональности переписки и многим другим параметрам – виртуальный ассистент выявляет ранние признаки выгорания, формирует индивидуальные рекомендации в личном кабинете и оповещает о потенциальной проблеме, чтобы и сотрудники, и руководители могли принять меры и предотвратить проблему.

Хотите узнать больше о том, как именно Yva.ai выявляет выгорание сотрудников и насколько это полезно для бизнеса? Подключайтесь к мастер-классу Давида Яна «Как повысить эффективность и трансформировать компанию с помощью технологий ИИ и поведенческой аналитики?». Смотрите в записи прямо сейчас!

 

1. «Исследование: 53% сотрудников пережили профессиональное выгорание в 2019 году». // Rusbase. Бородкина А. 2019.

2. «There Are Significant Business Costs to Replacing Employees» // Center for American Progress. 2012

3. Актуальные проблемы диагностики депрессивных расстройств // Васильева А.В. «Лечащий врач». 2020.

4. Выгорание на работе официально признано болезнью // Панасенко Н. «Российскаяа газета». 2019.

5. «Профессиональное выгорание работников – как с этим бороться?» // «ПланФакт». 2019.

 

Как понять, что вы на грани выгорания

  • Зария Горветт
  • BBC Capital

Автор фото, Unsplash

По определению ВОЗ, синдром эмоционального выгорания (СЭВ) связан с хроническим рабочим стрессом. Но как различить временный аврал на работе и более серьезные вещи?

Если бы в начале 1970-х вы пожаловались бы на «выгорание», вас, мягко говоря, не поняли бы.

Тогда этим словом неофициально называли побочный эффект от употребления наркотиков, например снижение умственных способностей у круглосуточных тусовщиков.

Однако, когда американский психолог немецкого происхождения Герберт Фройденбергер впервые признал проблему выгорания, он не связывал ее с наркотиками.

Фройденберг работал в клинике для наркозависимых и бездомных в Нью-Йорке в 1974 году, но объектом его исследований были волонтеры больницы.

У многих из них была напряженная работа, и они чувствовали себя демотивированными и эмоционально истощенными.

Сначала работа приносила им удовольствие, но впоследствии они стали относиться к ней скептически, чувствовали себя подавленными и были неспособны оказывать пациентам необходимое им внимание.

Фройденбергер назвал такое состояние эмоциональным выгоранием.

Автор фото, Unsplash

Підпис до фото,

Одним из симптомов выгорания является чувство усталости, которое не исчезает после отдыха

Термин молниеносно стал популярным. Сегодня выгорание стало глобальным явлением.

Хотя точную статистику по распространенности этого состояния найти трудно, только в одной Великобритании в 2018 году от рабочего стресса страдали 595 тысяч человек.

Это проблема многих спортсменов, влогеров YouTube и предпринимателей. От выгорания страдал и сам Фройденбергер.

В конце прошлого месяца ВОЗ внесла выгорание в каталог Международной классификации болезней. Такое эмоциональное состояние будет определяться как «синдром, возникающий в результате хронического стресса на рабочем месте, с которым не удается справиться».

ВОЗ выделяет три стадии выгорания: эмоциональное истощение, психологическая отстраненность от работы и снижение эффективности.

Как и с любым другим заболеванием, лучше предотвратить выгорание, чем его потом лечить. Поэтому не стоит ждать, пока оно накроет вас с головой.

Выгорание уже близко?

Как определить, что состояние истощения приближается?

«Многие признаки близкого выгорания очень похожи на депрессию», — отмечает Сиобан Мюррей, психотерапевт из Дублина в Ирландии и автор книги «Как избежать выгорания».

Мюррей предлагает прежде всего обратить внимание на вредные привычки, например чрезмерное употребление алкоголя или сахара, с помощью которых человек пытается поднять себе настроение.

Показательно чувство усталости, которое не исчезает после отдыха.

«Если вы выспались, но в 10 утра снова начали думать о сне — это тревожный симптом. Или если у вас нет сил на тренировку и даже обычную прогулку».

Как только вы почувствовали такие симптомы, нужно сразу обратиться к врачу.

Автор фото, Unspalsh

Підпис до фото,

Рабочая среда может способствовать развитию синдрома выгорания, прежде всего в условиях постоянного цейтнота и нехватки поддержки в коллективе

Как отличить обычную усталость и перенапряжение от выгорания?

«Стресс и тревога играют важную роль, они побуждают нас к действию, набирать скорость в достижении цели, — говорит Мюррей. — Но если мы постоянно находимся в этом состоянии, это может привести к выгоранию».

Например, вы работаете над важным проектом, вы волнуетесь и чувствуете всплеск адреналина, который не дает вам спать ночью. Это нормально.

Но если проект давно позади, а тревожное состояние не исчезает, это уже свидетельствует о риске выгорания, объясняет Мюррей.

Другим классическим признаком развития выгорания является ощущение, что ваша работа не приносит пользы. Вы начинаете избегать социальных обязательств и становитесь более склонным к разочарованиям.

«Человек на грани выгорания будто эмоционально застывает и чувствует психологическую отстраненность от общественной жизни», — объясняет Джеки Фрэнсис Уокер, психотерапевт из Лондона, которая специализируется на выгорании.

«Ему становится тяжело выполнять обычные повседневные дела».

И последним признаком является ощущение, что качество вашей работы начало падать.

«Люди говорят — это не похоже на меня, обычно я могу сделать то, то и то. Но, очевидно, они истощены физически, а в таком состоянии их обычные возможности ограничены», — говорит Уокер.

Что делать?

Единственный способ остановить выгорание — и избавиться от него навсегда — это изменить свой образ жизни.

Уокер предлагает три шага. Во-первых, надо определить, что именно загоняет человека в тупик.

Автор фото, Alamy

Підпис до фото,

Чтобы не допустить выгорания, избавьтесь от вредных привычек, таких как снятие стресса алкоголем или сладостями

«Часто это — перфекционизм или синдром самозванца, когда человек пытается доказать себе, что он действительно достоин высокого мнения коллег», — объясняет специалист.

Но иногда проблема — в рабочей среде. Согласно исследованию Gallup 2018 года, причина выгорания 7500 американских сотрудников заключалась в несправедливом отношении к ним на работе, неконтролируемой нагрузке и нечетком определении обязанностей.

Увеличивали стресс также отсутствие поддержки со стороны руководителя и необоснованный цейтнот.

«Другая проблема может заключаться в том, что ценности компании серьезно расходятся с вашими собственными. Это создает ощущение напряжения и диссонанса, потому что вы вынуждены делать то, во что вы не верите», — объясняет Уокер.

Какой бы ни была причина выгорания, главный совет Мюррей — стать добрее к себе.

По мнению Мюррей, причина эпидемии выгорания в современном мире — распространенная установка «хочу все и сразу».

Часто просто невозможно совместить все — активную социальную жизнь, работу над большим проектом, достижения в спорте.

Очень важно расставлять приоритеты и не ожидать слишком многого от себя. Когда кто-то выглядит идеальным боссом, мамой и фитнес-идолом одновременно, видимо, он или она вводят нас в заблуждение. Или кто-то им очень помогает.

Если вы чувствуете, что выгорание приближается, остановитесь, сделайте шаг назад и подумайте, что идет не так. А потом отпустите себя.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке вы можете на сайте BBC Capital.

Хотите поделиться с нами своими жизненными историями? Напишите о себе по адресу: [email protected], и наши журналисты с вами свяжутся.

почему работа перестает приносить радость

Профессиональное выгорание: почему работа перестает приносить радость

Часто, говоря о профессиональном выгорании, мы подразумеваем утрату интереса к тому, чем занимаемся, падение производительности, чувство истощения энергии и заинтересованности в результате, в более запущенном случае циничное или негативное отношение к работе. Редакция Beautybackstage совместно с заведующей отделением нейробиорегуляции X-Clinic, врачом психотерапевтом Чащиной Ольгой Александровной разбираются – почему работа перестает приносить радость, и как восстановиться.

Всемирная организация здравоохранения описала эти признаки в мае 2019 года как синдром эмоционального выгорания. Так что теперь это вполне официальный феномен, причиной которого является длительный стресс.

Профессиональное или эмоциональное выгорание — это феномен, вызванный длительным стрессом, который может оказывать влияние на развитие заболеваний.


Предрасполагающими факторами могут быть индивидуальные особенности – перфекционизм, стремление все контролировать, нежелание или неумение делегировать обязанности. А современный мир непрерывно создаст условия для выгорания. Теперь мы проводим перед экраном по 8-10 часов в день, практически не общаемся лично, пользуемся соцсетями и мессенджерами, поток поступающей информации постоянно растет, часто это тревожная информация, которая требует непрерывного участия в процессе и принятия решений в условиях неопределенности. В таких обстоятельствах выгорание – неизбежное следствие. Добавьте сюда нерегулярные часы сна и бодрствования, и стремительно меняющиеся внешние условия — социальные и экономические, и вот перед нами портрет современного человека, который рано или поздно задумается – а почему работа перестала радовать, как прежде?

В основе развития нейрофизиологические изменения – мозг в какой-то момент перестает перерабатывать стрессы и информацию должным образом, адаптация к постоянно воздействующим факторам постепенно снижается, развиваются симптомы профессионального выгорания. Какие соматические заболевания будут спутниками профессионального выгорания зависит от индивидуальных особенностей, предрасположенности, наличия профессиональных вредностей и многих других факторов.
Что может пойти не так? Эмоциональное выгорание развивается неделями и месяцами. Наиболее типичными симптомами являются
  • Снижение мотивации: нет мотивации для работы, не радует то, что ранее доставляло удовольствие.
  • Усталость. Если вы чувствуете постоянную усталость, физическую, умственную или эмоциональную, даже утром, даже после выходных или отпуска хочется отдохнуть — это тревожный признак.
  • Когнитивные проблемы: снижение концентрации внимания и запоминания новой информации, трудности при принятии решений, истощаемость и сложности при переключении.
  • Фрустрация, цинизм, пессимизм. Если Вы чувствуете, что утратили смысл и важность того, чем Вы занимаетесь, это сигнал, чтобы остановиться и разобраться со своими ощущениями и самочувствием.
  • Ухудшение качества работы: вы вроде делаете все, как и прежде, однако качество неумолимо падает.
  • Отсутствие удовлетворенности работой и жизнью — это тенденция чувствовать себя менее счастливым и довольным.


Перечисленные симптомы появляются не сразу.
Эксперты выделяют четыре стадии профессионального выгорания.

1. Физическое, психическое и эмоциональное истощение. На этой стадии преобладают симптомы усталости

2. Стыд и сомнение. Появляются сомнения в своих профессиональных компетенциях, испытывают стыд за то, что не получается делать хорошо то, что раньше удавалось с легкостью.

3. Цинизм и грубость. Стыд и сомнения уступают место более тяжелой артиллерии – грубость и цинизм позволяют спрятать уязвимость и слабость.

4. Ощущение беспомощности. Даже если вы цинично настроены, все равно возникают моменты, когда вы четко понимаете – это полная беспомощность. С плохим настроением справиться желания и возможности нет, ничего не получается.

Как восстановиться? 
В первую очередь надо понять и принять, что в жизни бывают ситуации, с которыми справиться самостоятельно очень сложно. Профессиональное выгорание – это не банальная усталость, которая проходит после сна, это комплексная проблема и решать ее нужно комплексно.

1. Проконсультируйтесь с врачом – это может быть врач любой специальности, которому Вы доверяете, который назначит обследование и подберет эффективный план восстановления.

2. Социализируйтесь – постепенное возобновление близкого общения необходимо. Это обмен чувствами, эмоциями, это разрядка, это восстановление утраченных связей. Вспомните, чем Вы всегда хотели заняться? Делать приятное людям, которые в этом нуждаются – тоже очень ресурсное занятие. Необходимо начать получать положительные эмоции. Вид активности не имеет значения.

3. Возвращение мотивации к трудовой деятельности. Здесь возможны разные варианты – поиск мотивации к тому, чем Вы занимаетесь сейчас или поиск нового рода или сферы деятельности. Первый шаг – задать себе вопрос: Что привлекало вас в этой работе? Что вызывало восторг?

4. Поиск баланса между работой и отдыхом. Появление симптомов эмоционального выгорания – это повод остановиться и спросить себя: Чем я пренебрегаю, что действительно важно для меня?

5. Регулярная физическая активность. Это обязательное условие. Начните с 30 минут каждый день, которые могут быть разделены на отрезки по 10 минут. Вам необходимо вернуться к ощущениям своего тела.

6. Составьте рацион вместе с Вашим врачом. Минимизируйте потребление сахара и выпечки, ограничьте стимуляторы (кофе и энергетики), посчитайте сколько алкоголя Вы выпиваете в неделю. Внесите коррективы.

7. Используйте достижения современных нейронаук. Сегодня для преодоления синдрома эмоционального выгорания разработано множество методик. Они призваны повышать устойчивость к стрессам, развивают пластичность мозга и повышают ресурсы организма. Врач поможет составить индивидуальную программу в зависимости от симптоматики. Так, например, биоакустическая коррекция повышает нейропластичность мозга и отлично подходит при преобладании астении, нарушениях сна, снижении внимания. Нейрофидбек тренинги во всем мире применяются для стабилизации эмоционального состояния, например, при тревожных и депрессивных расстройствах, неспособности расслабиться и излишнем контроле. Аудиовизуальная стимуляция хороша для достижения состояния расслабления здесь и сейчас.

В комплексе все перечисленные меры – это ключ к решению проблемы эмоционального выгорания, повышению качества жизни и восстановлению способности справляться с повседневными стрессами.

Источник: https://beautybackstage.ru/m/interesnoe/lifestyle/professionalnoe-vygoranie-pochemu-rabota-perestaet… 

Назад к списку

Как защитить сотрудников от выгорания

Если сотрудник теряет интерес к работе — возможно, дело в эмоциональном выгорании. Мы обсудили эту проблему с Еленой Воскресенской, директором по развитию бизнеса компании HT Lab — разработчика тестов для оценки персонала. Елена рассказала, чем опасно выгорание, как распознать его симптомы и помочь коллегам справиться с ним.

 

Елена Воскресенская, директор по развитию бизнеса компании HT Lab

Симптомы выгорания

Эмоциональное выгорание — синдром, вызванный хроническим стрессом на работе, который не был преодолен. Всемирная организация здравоохранения еще в 2019 году включила этот синдром в Международную классификацию болезней и описала симптомы:

  1. Потеря мотивации. 
  2. Ощущение физического истощения.
  3. Падение работоспособности.
  4. Человек психологически дистанцируется от работы, негативно или с цинизмом относится к профессиональным обязанностям.

 

Чем опасно выгорание сотрудников для бизнеса

Если личные потребности сотрудника удовлетворены, все в порядке с его физическим и психическим здоровьем, в семье гармония, а на работе комфортная атмосфера, тогда он полностью вовлечен в рабочий процесс. А вот человек, который испытывает эмоциональное выгорание, думает о задачах компании в последнюю очередь. 

Выгорание может проявляться в срыве дедлайнов, невнимательности, безынициативности, грубом или циничном общении с коллегами или клиентами. 

Например, команда готовит для заказчика коммуникационную стратегию на будущий год. Все уже закончили, а выгоревший сотрудник затягивает сдачу своей части. После нескольких убедительных просьб он все-таки отправляет работу, но она выходит неаккуратной и неинформативной. В результате команда вынуждена в авральном режиме доделывать проект — это похоже на марафон, в котором бегунам нужно по очереди нести на себе обессиленного коллегу.

По данным исследовательского института Gallup, сотрудники, которые испытывают выгорание, на 63% чаще берут больничный, на 23% чаще оказываются в больнице и в 2,6 раза чаще ищут новую работу. 

Выгоревший сотрудник обходится компании дороже, чем вовлеченный. Дело в том, что человек с синдромом выгорания неспособен трудится в полную силу — не хватает «топлива». Например, за весь день он работает только 4 часа, а в остальное время прокрастинирует. Соответственно, час его реального рабочего времени стоит дороже.

Издание «Дело Модульбанка» подсчитало: если специалист с ежемесячной зарплатой в 70 000 ₽ работает вполсилы, то он обходится компании в 1 635 840 ₽ недополученной прибыли ежегодно. 

 

Как понять, что сотрудник выгорает

 

Методика №1: тестирование

Этот метод поможет определить уровень удовлетворенности работой и выяснить, что конкретно мешает человеку эффективно трудиться. Не рекомендую пользоваться бесплатными тестами в интернете — как правило, они довольно низкого качества. Чтобы получить достоверные результаты исследования, лучше обратиться к компаниям, которые профессионально занимаются оценкой персонала.

Качественный тест должен соответствовать Российскому стандарту тестирования и проходить регулярную проверку психометрических свойств — надежности, валидности, репрезентативности и достоверности — на российских выборках. Показатели качества теста можно посмотреть в психометрическом паспорте. Не стесняйтесь спрашивать такой паспорт у компании, которой заказываете исследование.

Хороший тест должен исследовать различные факторы мотивации:

  • интерес к работе,
  • творчество,
  • признание заслуг,
  • перспектива роста,
  • полезность для команды,
  • отношения с начальством и коллегами,
  • зарплата,
  • соцпакет и бонусы,
  • условия работы.

Отчет по тесту показывает, чем сотрудники удовлетворены в большой степени и на какие факторы стоит обратить внимание, чтобы улучшить ситуацию. Например, так выглядит отчет по методике DeMetrics:

 

 

Расскажу, как читать этот график. По кругу расставлены факторы мотивации, а в желтых кружках обозначены баллы — от 1 до 10. Прямая линия внутри круга — степень удовлетворенности, пунктирная — важность мотива для сотрудника. 

Как оценивается удовлетворенность:

✅ Хорошо: от 4,5 балла — работник доволен, рисков нет.

🤔 Нормально: от 3,5 до 4,5 — умеренная удовлетворенность, возможны риски. 

❌ Плохо: ниже 3,5 балла — работник неудовлетворен, есть риски. 

Вместе с графиком дается подробная текстовая расшифровка результатов теста и описание потенциальных рисков. 

Например, здесь мы видим, что человек недоволен зарплатой (2,5 балла), а финансовый мотив для него крайне важен (10 баллов). Это значит, что есть риски разочарования, выгорания и ненадлежащего выполнения работы, ведь сотрудник демотивирован продуктивно трудиться. 

 

Методика №2: корпоративный опрос

Чтобы люди не боялись отвечать честно, проводите анонимные опросы и подробно рассказывайте, зачем они нужны. На начальном этапе важно показать, что HR-команде можно доверять, а мнение сотрудников действительно интересует компанию и влияет на принятие решений.

Приготовьтесь к тому, что первые попытки окажутся скорее пробными, чем показательными: сотрудники будут осторожничать и давать социально одобряемые ответы. Людям нужно время, чтобы привыкнуть к такому формату сбора информации и убедиться в собственной безопасности. Типичный страх на этом этапе: «А вдруг руководство прочитает то, что я напишу, и станет хуже ко мне относиться?» Как только коллеги поймут, что все в порядке, ответы станут смелее — вы сможете больше узнать об их болях и потребностях. 

В отличие от профессионального тестирования, результаты корпоративного опроса придется анализировать своими силами. Причем такая методика зачастую не дает прямого ответа, чем именно довольны и недовольны сотрудники, но для общего понимания их настроения и психологического состояния этого достаточно. 

Организовать опрос не так сложно: для этого существуют специальные онлайн-сервисы, например SurveyMonkey или Simpoll. Вот примеры вопросов, которые можно задать: 

 

 

Методика №3: личная беседа

Внимательно относитесь к изменениям в поведении и настроении человека. Допустим, сотрудник был пунктуальным и ответственным, но вдруг начал опаздывать и срывать дедлайны без объективной причины. Или всегда веселый и позитивный коллега принимается язвить и саркастически высказываться в адрес окружающих. Это повод для разговора: спросите, что случилось, почему его поведение изменилось и чем помочь.   

Иногда обычный разговор позволяет вскрыть проблему. Например, выясняется: сотрудник пока не может адаптироваться к новым условиям работы на удаленке. У него просто нет отдельного рабочего места, сбился режим дня или возникли сложности в общении с коллегами по интернету.

Основная проблема личной беседы — в контексте отношений между руководителем и сотрудником. Человек просто постесняется рассказать о своих проблемах, если не привык общаться с руководителем по душам.

Доверительная беседа, а также результаты тестирования или хорошо составленного опроса помогут определить, что у сотрудников «болит» сильнее.

 

Как бороться с выгоранием сотрудников

Причина выгорания кроется в неудовлетворенности материальными и нематериальными факторами. Сервис Работа.ру провел опрос и выяснил, что сотрудники увольняются:

  • из-за низкой зарплаты (31%), 
  • стресса (15%), 
  • отсутствия карьерного роста (13%). 

Чтобы не допустить увольнения или потери продуктивности персонала, компании вводят well-being-программы — комплекс мер для увеличения уровня благополучия и профилактики эмоционального выгорания сотрудников. 

Well-being-программы включают 5 основных направлений:

  1. Здоровье — психологическая помощь, ДМС, тренировки в фитнес-клубе, консультации диетолога, тренинги по развитию личной осознанности, лекции по счастливому образу жизни. 
  2. Профессия — создание комфортных условий для работы в офисе или на удаленке. Комфорт достигается гибким графиком, эргономичным рабочим местом, организацией зоны отдыха в офисе, проведением тренингов повышения квалификации, уходом от авторитарного стиля управления, поощрением инициатив и достижений сотрудников.
  3. Финансы — консультации по финансовой грамотности, бесплатное питание и скидки от компаний-партнеров.
  4. Юридическая поддержка — консультации с юристом, например, по жилищным вопросам, семейным правоотношениям или авторским правам на объект интеллектуальной собственности.
  5. Социальные связи — тренинги по нетворкингу и навыкам общения, творческие вечера, тимбилдинги.

Состав well-being-программы зависит от бюджета компании и выбирается не случайным образом, а по результатам тестирования и опросов. 

Сначала нужно понять, чего именно не хватает сотрудникам, а потом уже думать, как это предоставить или чем компенсировать.

 

Чем полезны well-being-программы

Они помогают сотрудникам защититься от выгорания, разобраться в себе, наладить физическое и психологическое здоровье и в целом стать счастливее. 

Такие программы позволяют работодателю удерживать ценные кадры и привлекать новых специалистов. Вместе с улучшением самочувствия сотрудника растет его вовлеченность — это положительно влияет на прибыль и успех компании.

Еще немного статистики. По данным исследования британской HR-компании CIPD, в организациях, которые запустили well-being-программы: 

  • на 58% повысилось вовлечение сотрудников, 
  • на 16% улучшился клиентский сервис,
  • на 28% снизилась текучесть персонала. 

 

Что делать, если нет ресурсов на well-being

Well-being — дорогое удовольствие, и не всем оно по карману. Если не получается внедрить полноценную программу, можно ограничиться психологической помощью для сотрудников.

Есть три варианта:

  1. Компенсировать первые психотерапевтические сеансы. Многие люди не обращаются за помощью, хотя нуждаются ней, потому что страшно, дорого или просто лень. Но когда работодатель бесплатно дает такую возможность, то почему бы и не попробовать.
  2. Предоставить сотрудникам постоянный доступ к онлайн-сервису психотерапии.
  3. Взять психолога в штат. Этот вариант самый проблематичный, потому что обычно психологи специализируются на конкретных направлениях. Чтобы закрыть все возможные проблемы сотрудников, потребуется нанять нескольких специалистов с разной специализацией.

Учтите, что в России не нужна лицензия, чтобы работать психологом. Еще недавно человек был условно водителем автобуса, но прошел короткие курсы, немедленно стал психологом и теперь готов спасать ваших коллег от выгорания. Чтобы не нарваться на неопытных специалистов или шарлатанов, обращайте внимание на квалификацию и стаж психолога, изучайте отзывы и пользуйтесь сарафанным радио. Отдавайте сотрудников только в надежные руки.

Психотерапия — основное средство в борьбе с выгоранием.

 

Что нужно знать о выгорании
  1. Если сотрудник хорошо справлялся с работой, но вдруг стал невнимательным, замкнутым, начал срывать дедлайны и грубить — вероятно, он переживает эмоциональное выгорание.  Штрафовать или проводить дисциплинарные беседы в этом случае бесполезно. 
  2. Выгоревший сотрудник дорого обходится компании. Он меньше работает, больше отвлекается, потому что не может эффективно концентрироваться на задачах. 
  3. Если вы видите, как коллега горит на работе, поговорите с ним лично, выясните, что не так. Когда работодатель беспокоится о состоянии сотрудников и хочет им помочь, это всегда приятно. Неравнодушное отношение к сотрудникам — важное условие для повышения лояльности персонала.
  4. Проведите опрос или тестирование на предмет неудовлетворенности работой. Так вы поймете, чего не хватает коллегам, чтобы эффективно справляться с задачами. 
  5. Лучше обратиться к профессионалам, а не использовать бесплатные тесты из интернета.
  6. Запустите well-being-программу, чтобы сократить текучесть кадров и помочь сотрудникам справиться с выгоранием. 
  7. Если нет ресурсов на полноценную программу поддержки, то для начала внедрите систему психологической помощи сотрудникам. 
  8. Психотерапия — основное средство в борьбе с выгоранием.

Редактор Хантфлоу

Эволюция представлений о синдроме эмоционального выгорания | Зражевская

1. Freudenberger HJ. Staff burn-out.Journal of Social Issues. 1974;30(1):159–165. DOI: 10.1111/j.1540-4560.1974.tb00706.x

2. Maslach C, Leiter MP. Understanding the burnout experience: recent research and its implications for psychiatry. Worldpsychiatry. 2016;15(2):103–111. DOI: 10.1002/wps.203111

3. Сиротина ТВ, Тавлетчина ИС. Синдром профессионального эмоционального сгорания среди специалистов по социальной работе. Социология в современном мире: наука, образование, творчество. 2014;6:314–321. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=21645683

4. Лукьянов ВВ. Влияние стажа профессиональной деятельности и уровня эмпатии на структуру синдрома перегорания у врачей-наркологов. Обозрение психиатрии и медицинской психологии имени ВМ Бехтерева. 2007;1:18–19. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=9526801.

5. Темиров ТВ. Психическое выгорание как деструк- тивный механизм деятельности педагога. Мир психологии. 2008;4:54–64. https://psyjournals.ru/mpsi_worldpsy/2008/n4/28879.shtml

6. Апчел ВЯ, Белов ВГ, Говорун ВИ, Парфенов ЮА, Попрядухин ПВ. Профессиональное «выгорание» у медицинских работников. Вестник Российской военно-медицинской академии. 2008;2:152–159. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=11706578

7. Schwartz MS, Will GT. Low morale and mutual withdrawal on a mental hospital ward. Psychiatry. Interpersonal and Biological Processes. 1953;16(4):337–353. DOI: 10.1080/00332747.1953.11022937

8. Gray S, Diers D. The ef fect of staff stress on patient behavior. Archives of Psychiatric Nursing. 1992;6(1):26–34. DOI: 10.1016/0883-9417(92)90051-J

9. Roberts Glenn A. Prevention of burn-out. Advances in Psychiatric Treatment. 1997;3(5):282–289. DOI: 10.1192/apt.3.5.282 10. Foner E, Garraty JA. (ed.). The reader’s companion to American history. HMH, 2014.

10. Ермакова ЕВ. Изучение синдрома эмоционального выгорания как нарушения ценностносмысловой сферы личности (теоретический аспект). Культурно-историческая психология. 2010;6(1):27–39. https://psyjournals.ru/kip/2010/n1/29159.shtml

11. Schaufeli WB, Leiter MP, Maslach C. Burnout: 35 years of research and practice. Career development international. 2009;14(3):204–220. DOI: 10.1108/13620430910966406

12. Schaufeli WB. The balance of give and take: Toward a social exchange model of burnout. Revue internationale de psychologiesociale. 2006;19(1):75–119. https://www.cairn.info/revue-internationale-de-psychologie-sociale-2006-1-page-75.htm

13. Sennett R. The corrosion of character: The personal consequences of work in the new capitalism. WW Norton & Company, 1998.

14. Cherniss C, Krantz DL. The ideological community as an antidote to burnout in the human services. Stress and Burnout in the Human Service Professions. 1983:198–212.

15. Beard G. Neurasthenia, or nervous exhaustion. The Boston Medical and Surgical Journal. 1869;80(13):217–221. DOI: 10.1056/NEJM186904290801301

16. Freudenberger HJ. The psychologist in a free clinic setting: An alternative model in health care. Psychotherapy: Theory, Research & Practice. 1973;10(1):52–61. DOI: 10.1037/h0087545

17. Freudenberger HJ. Free clinics: What they are and how you start one. Professional Psychology. 1971;2(2):169–173. DOI: 10.1037/h0031733

18. Freudenberger HJ. New psychotherapy approaches with teenagers in a new world. Psychotherapy: Theory, Research & Practice. 1971;8(1):38–43. DOI: 10.1037/h0086622

19. Freudenberger HJ, Richelson G. The high cost of high achievement. Paperback-Bantam Books, 1980.

20. Schaufeli W, Enzmann D. The burnout companion to study and practice: A critical analysis. CRC press, 1998.

21. Maslach C. Burned-Out. Human Behavior: The Newsmagazine of the Social Sciences. 1976;5(9):16–22.

22. Maslach C. The client role in staff burn-out. Journal of Social Issues. 1978;34(4):111–124. DOI: 10.1111/j.1540-4560.1978.tb00778.x

23. Maslach C, Schaufeli WB, Leiter MP. Job burnout.Annual Review of Psychology. 2001;52(1):397–422. DOI: 10.1146/annurev.psych.52.1.397

24. Muheim F. Burnout: History of a Phenomenon. In: Bährer-Kohler S. (eds) Burnout for Experts. Springer, Boston, MA, 2013:37–46. DOI: 10.1007/978-1-4614-4391-9_3 25

25. Maslach C, Jackson SE. Burnout in organizational settings. Applied Social Psychology Annual. 1984;5:133–153. ht tps://psycnet.apa.org/record/1985-24012-001

26. Leiter MP, Durup J. The discriminant validity of burnout and depression: A confirmatory factor analytic study. Anxiety, Stress, and Coping. 1994;7(4):357–373. DOI: 10.1080/10615809408249357

27. Eisenstat RA, Felner RD. Toward a differentiated view of burnout: Personal and organizational mediators of job satisfaction and stress. American Journal of Community Psychology. 1984;12(4):411–430. DOI: 10.1007/BF00896503

28. Firth H, Britton P. ‘Burnout’, absence and turnover amongst British nursing staff. Journal of Occupational Psychology. 1989;62(1):55–59. DOI: 10.1111/j.2044-8325.1989.tb00477.x

29. Perlman B, Hartman EA. Burnout: Summary and future research. Human Relations. 1982;35(4):283–305. DOI: 10.1177/001872678203500402

30. Maslach C, Jackson SE. The measurement of exper ienced burnout. Journal of Occupational Behavior. 1981;2(2):99–113. DOI: 10.1002/job.4030020205

31. Maslach C, Jackson SE. Maslach burnout inventory: research edition; manual. Consulting psychologists press, 1981.

32. Farber BA. Introduction: A critical perspective on burnout. In: Farber BA (eds). Stress and burnout in the human service professions, 1983:1–20.

33. Dale J, Weinberg R. Burnout in sport: A review and critique. Journal of Applied Sport Psychology. 1990;2(1):67–83. DOI: 10.1080/10413209008406421

34. Chen CW, Gorski PC. Burnout in social justice and human rights activists: Symptoms, causes and implications. Journal of Human Rights Practice. 2015;7(3):366–390. DOI: 10.1093/jhuman/huv011

35. Meier ST, Schmeck RR. The burned-out college student: A descriptive profile. Journal of College Student Personnel. 1985;26(1):63–69.

36. Podsakoff PM, MacKenzie SB, Lee J-Yet, Podsakoff NP. Common method biases in behavioral research: A critical review of the literature and recommended remedies. Journal of Applied Psychology. 2003;88(5):879–903. DOI: 10.1037/0021-9010.88.5.879

37. Dignam JT, West SG. Social support in the workplace: Tests of six theoretical models. American Journal of Community Psychology. 1988;16(5):701–724. DOI: 10.1007/BF00930022

38. Jackson SE, Schwab RL, Schuler RS. Toward an understanding of the burnout phenomenon. Journal of Applied Psychology. 1986;71(4):630–640. DOI: 10.1037/0021-9010.71.4.630

39. Wade DC, Cooley E, Savicki V. A longitudinal study of burnout. Children and Youth Services Review. 1986;8(2):161–173. DOI: 10.1016/0190-7409(86)90016-2

40. Schaufeli WB, Maslach C. Historical and conceptual development of burnout. Professional burnout. Routledge, 2017:1–16. https://www.wilmarschaufeli.nl/publications/Schaufeli/043.pdf

41. Бойко ВВ. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и на других. Информационно-издательский-дом «Филинъ», 1996.

42. Бойко ВВ. Синдром «эмоционального выгорания» в профессиональном общении. Издательство ООО «Сударыня», 1999.

43. Leiter MP, Maslach C. Areas of worklife: A structured approach to organizational predictors of job burnout. Research in Occupational Stress and Well Being. 2003;3(1):91–134. DOI: 10.1016/S1479-3555(03)03003-8

44. Walker EF, Difor io D. Schizophrenia: A neural diathesis-stress model. Psychological Review. 1997;104(4):667–685. DOI: 10.1037/0033-295X.104.4.667

45. Абрамов ВА, Алексейчук ИС, Алексейчук АИ. Исследование синдрома выгорания на этапе метаобзоров: часть 1. Журнал психиатрии и медицинской психологии. 2008;1(18):117–123. http://psychiatry.dnmu.ru/soderganie18.htm

46. Неруш ТГ. Основные этапы изучения феномена выгорания. Известия Саратовского университета. Новая Серия: Философия. Психология. Педагогика. 2017;17(4):454–459. DOI: 10.18500/1819-7671-2017-17-4-454-459.

47. Deng Y, Liu J, Zhang J, Huang B, Yi T, Wang Y, Zheng B, Luo D, Du P, Jiang Y. A multicenter study on the validation of the Burnout Battery: a new visual analog scale to screen job burnout in oncology professionals. Psycho-Oncology. 2017;26(8):1120–1125. DOI: 10.1002/pon.4291

48. Prins JT, Gazendam-Donofrio SM, Tubben BJ, van der Heijden FM, van de Wiel HB, Hoekstra-Weebers JE. Burnout in medical residents: a review. Medical Education. 2007;41(8):788–800. DOI: 10.1111/j.1365-2923.2007.02797.x

49. Cho J, Laschinger H, Wong CA. Workplace empowerment, work engagement and organizational commitment of new graduate nurses. Nursing Leadership. 2006;19(3):43–60. DOI: 10.12927/cjnl.2006.18368

50. Gellert FJ, Kuipers BS. Short-and long-term consequences of age in work teams: An empirical exploration of ageing teams. Career Development International. 2008;13(2):132–149. DOI: 10.1108/13620430810860549

51. Leiter MP, Jackson NJ, Shaughnessy K. Contrasting burnout, turnover intention, control, value congruence and knowledge sharing between Baby Boomers and Generation X. Journal of Nursing Management. 2009;17(1):100–109. DOI: 10.1111/j.1365-2834.2008.00884.x

52. Hemingway CA, Maclagan PW. Managers’ personal values as drivers of corporate social responsibility. Journal of Business Ethics. 2004;50(1):33–44. DOI: 10.1023/B:BUSI.0000020964.80208.c9

53. Gil-Monte PR, Olivares V. Psychometric properties of the “Spanish Burnout Inventory” in Chilean professionals working to physical disabled people. The Spanish Journal of Psychology. 2011;14(1):441–451. DOI: 10.5209/rev_SJOP.2011.v14.n1.40

54. Kristensen TS, Borritz M, Villadsen E, Christensen KB. The Copenhagen Burnout Inventory: A new tool for the assessment of burnout. Work & Stress. 2005;19(3):192–207. DOI: 10.1080/02678370500297720

55. Awa WL, Plaumann M, Walter U. Burnout prevention: A review of intervention Programs. Patient Education and Counseling. 2009;78(2):184–190. DOI: 10.1016/j.pec.2009.04.008

56. West CP, Dyrbye LN, Erwin P, Shanafelt TD. Interventions to prevent and reduce physician burnout: a systematic review and meta-analysis. The Lancet. 2016;388(10057):2272–2281. DOI: 10.1016/S0140-6736(16)31279-X

57. Maricuţoiu LP, Sava FA, Butta O. The effectiveness of controlled interventions on employees’ burnout: A meta-analysis. Journal of Occupational and Organizational Psychology. 2016;89(1):1–27. DOI: 10.1111/joop.12099

58. Kaschka WP, Korczak D, Broich K. Burnout: a fashionable diagnosis. DeutschesÄrzteblatt International. 2011;108(46):781–787. DOI: 10.3238/arztebl.2011.0781

59. Bianchi R, Schonfeld I, Laurent E. Burnout-depression overlap: A review. Clinical Psychology Review. 2015;36:28–41. DOI: 10.1016/j.cpr.2015.01.004

60. Hakanen JJ, Schaufeli WB. Do burnout and work engagement predict depressive symptoms and life satisfaction? A three-wave seven-year prospective study.Journal of Affective Disorders. 2012;141(2–3):415–424. DOI: 10.1016/j.jad.2012.02.043

61. Ahola K. Occupational burnout and health (People and work research reports, 81). Helsinki: Finnish Institute of Occupational Health, 2007.

62. Toker S, Biron M. Job burnout and depression: unraveling their temporal relationship and considering the role of physical activity. Journal of Applied Psychology. 2012;97(3):699–710. DOI: 10.1037/a0026914

63. Pressler SJ, Subramanian U, Perkins SM, Gradus-Pizlo I, Kareken D, Kim J, Ding Y, Sauvé MJ, Sloan R. Measuring depressive symptoms in heart failure: Validity and reliability of the Patient Health Questionnaire-8. American Journal of Critical Care. 2011;20(2):146–152. DOI: 10.4037/ajcc2010931

64. Melamed S, Kushnir T, Shirom A. Burnout and r isk factors for cardiovascular diseases. Behavioral Medicine. 1992;18(2):53–60. DOI: 10.1080/08964289.1992.9935172

65. Roskam I, Raes ME, Mikolajczak M. Exhausted parents: development and preliminary validation of the parental burnout inventory. Frontiers in Psychology. 2017;8:163. DOI: 10.3389/fpsyg.2017.00163

66. Глушкова АВ, Семёнова НВ. Условия труда и их влияние на здоровье врачей-психиатров (обзор литературы). Обозрение психиатрии и медицинской психологии имени В.М. Бехтерева. 2020;1:3–7. DOI: 10.31363/2313-7053-2020-1-3-7. Glushkova AV, Semenova NV. Working conditions and their effect on the health level of psychiatric staff (literature review). V.M. Bekhterev review of psychiatry and medical psychology. 2020;1:3–7. (In Russ.). DOI: 10.31363/2313-7053-2020-1-3-7

67. Van der Klink JJL, Van Dijk FJH. Dutch practice guidelines for managing adjustment disorders in occupational and primary health care. Scandinavian Journal of Work, Environment & Health. 2003;29(6):478–487. http://www.jstor.org/stable/40967326

Почему менеджеры-миллениалы выгорают

Но быть ответственным за облегчение эмоционального выгорания других людей — это хороший способ для менеджеров среднего звена избавиться от перегоревших, говорит Хирш, и это запускает порочный круг.

«Когда вы перегорели, вам становится труднее поддерживать благополучие других людей», — говорит он. «Переутомленный, перегруженный, измотанный менеджер просто позволяет выгоранию продолжаться. Когда менеджеры среднего звена перестанут работать, сети поддержки не останется ».

Различные пути развития?

Колода может быть сложена против менеджеров среднего звена из поколения миллениалов, но есть способы уменьшить стресс, создаваемый этой позицией.

Границы жизненно важны, — говорит Панчмация; Менеджерам среднего звена, более чем, возможно, любой другой демографической группе, необходимо контролировать и избегать чрезмерной работы. «Мы должны установить разумные часы работы», — говорит она, и этот пример лучше всего подает начальство менеджеров среднего звена. «Речь идет о создании в компании культуры, которая гласит:« Эй, не круто работать до шести или семи », — говорит она.

Руководители высшего звена также могут помочь, обеспечив руководителям среднего звена свободу управлять своими командами по своему усмотрению, что может помочь им сформировать собственную идентичность как менеджера.

«Очень важно устанавливать четкие ожидания, но это можно сделать без микроменеджмента», — говорит она. «Если мы перейдем от решения задач к управлению производительностью, когда менеджеры будут поощрять и повышать производительность и позволять этому происходить где угодно, я чувствую, что все сотрудники счастливее, как люди».

Хирш говорит, что небольшие корректировки могут помочь уменьшить стресс. «Если вас просят одновременно принять ту идентичность, которую вы представляете высшему руководству и своему персоналу, это может стать мощным триггером стресса, конфликта и беспокойства.«Вместо этого, — говорит он, — менеджерам-миллениалам следует планировать встречи с высшим руководством и подчиненными отдельно. «Такие простые вещи на первый взгляд кажутся несложными, но с психологической точки зрения наличие такого расстояния между идентичностями может позволить выполнять и то, и другое, не мешая друг другу».

Такая граница может помочь руководителям среднего звена постоянно чувствовать себя веревкой в ​​схватке перетягивания каната. Но также полезно признать, что иногда менеджмент не для всех.Компании могут лучше обслуживать своих сотрудников, находя способы создания путей развития и продвижения по службе, которые не требуют, чтобы люди становились менеджерами среднего звена или вообще несли ответственность за других сотрудников.

«Я чувствовал себя изрядно раздосадованным из-за того, что покинул [позицию], но в то же время, я думаю, я знал, что это было правильным для меня», — говорит Ли. «Я не испытываю особого энтузиазма в отношении управления людьми, и я думаю, что мне пришлось усвоить это на собственном горьком опыте. Я хотел — и все еще хочу — чтобы моя карьера развивалась, очевидно.Мне бы очень хотелось, чтобы у людей, которые хотят продвигаться по карьерной лестнице, но не хотят быть менеджерами, были более четкие пути ».

Op-Ed Выгорание медсестры подпитывает нехватку персонала более высокая заработная плата потребности в обучении

Лиза Иганс | Индианаполис Стар

Усталость, отсутствие поддержки со стороны общества вынуждает медсестер покинуть больницу

Шеннан Лейси, медсестра отделения интенсивной терапии в Franciscan Health, говорит, что усталость и отсутствие поддержки со стороны общества заставляют медсестер покинуть дверь.

Mykal McEldowney, Indianapolis Star

Когда состояние пациента быстро ухудшается, наши медицинские работники полагаются на специализированную команду медицинских профессионалов, которые моментально вмешаются и предоставят дополнительную поддержку.Медсестры и врачи часто называют эту столь необходимую помощь «быстрой реакцией». В настоящий момент сами медсестры остро нуждаются в дополнительных руках, чтобы облегчить эмоциональное и физическое бремя, которое они продолжают нести в результате пандемии COVID-19.

Подробнее: Почему Национальная гвардия Индианы укомплектовывает больницы и как это партнерство работает

Поскольку больницы продолжают переполняться, не секрет, что наши медсестры и медицинские работники все еще испытывают на себе основную тяжесть этого кризиса общественного здравоохранения, и некоторые делают выбор полностью уйти из профессии, что, в свою очередь, усугубляет напряжение тех, кто остается.Ожидается, что к следующему году на пенсию выйдут более 500 000 зарегистрированных медсестер, и Бюро статистики труда США ожидает, что к 2022 году нехватка медсестер составит 1,1 миллиона человек. По данным NurseJournal.org, в Индиане на 1 000 человек приходится менее 15 медсестер, что еще раз демонстрирует необходимость удерживать наших нынешних сотрудников и поддерживать тех, кто приступает к работе.

«Устали, выгорели»: Больницы в районе Саут-Бенд беспокоятся об уровне штата сотрудников из-за всплеска COVID

К счастью, у руководителей наших больниц и штата есть варианты, чтобы помочь реанимировать и поддержать наших медицинских работников, переоценив, как больницы оказывают помощь, оказывая доступное наставничество и возможности карьерного роста, а также изменение того, как Индиана оценивает, составляет бюджет и вознаграждает больницы.

Когда больницы Индианы уходят на второй план: Что это значит для вас, как это влияет на уход

Доступные и гибкие возможности образования помогают сохранять и повышать навыки в области здравоохранения, особенно для тех, кто начинает работать на таких должностях. в качестве лицензированной практической медсестры или фельдшера. Чаще всего эти специалисты, даже если они новички в рабочей силе, обучены и оснащены, чтобы вмешаться и поддержать медсестер, врачей и респираторных терапевтов.Создавая больше возможностей для других медицинских работников, дипломированные медсестры могут выбраться из тяжелых сорняков ухода за пациентами и получить более квалифицированную работу.

Наставничество — важный фактор в подготовке новых профессионалов. Тем не менее, общая усталость, нехватка кадров и продолжающиеся разветвления пандемии усложнили поиск квалифицированных медсестер для работы в качестве наставников. Эти медсестры поддерживают студентов и новых сотрудников, обеспечивая полезную обратную связь, достигая целей обучения, обучая больничным протоколам и поощряя критическое мышление.Отношения наставников играют решающую роль в поддержке следующего поколения медсестер.

Еще одним препятствием, с которым сталкиваются больницы, является ограниченность бюджетов, большая часть которых приходится на рейтинги и финансирование, которые контролируются правительством штата и федеральным правительством. Большая часть федеральной помощи больницам в связи с COVID-19 поступила в крупнейшие больничные системы в каждом штате, в том числе в Индиане, что еще больше усугубляет проблемы, с которыми сталкиваются небольшие и сельские сети больниц. При ограниченных ресурсах многим трудно бороться за таланты с более высокой заработной платой, увеличивая при этом опыт сотрудников и пациентов в сфере здравоохранения.

Пришло время законодателям штата и федерального правительства пересмотреть то, как они оценивают, составляют бюджет и вознаграждают сети больниц по всей Индиане, чтобы обеспечить более высокий уровень обслуживания за счет увеличения численности персонала.

Сохранение и рост наших медицинских кадров имеет основополагающее значение для предоставления качественной помощи пациентам по всему штату. Для этого мы должны предоставить нашим нынешним сотрудникам доступ к карьерной мобильности, которая также может быть объединена с онлайн-моделью WGU Indiana, основанной на компетенциях, для получения высшего образования.Мы располагаем хорошими возможностями для быстрого предоставления новых возможностей большему количеству сообществ на основе текущих и прогнозируемых потребностей в рабочей силе.

Медсестры и медицинские работники обеспечивают жизненно важный путь нуждающимся, но их состояние ухудшается и остро нуждается в немедленном реагировании. Подобно тому, как специализированные бригады оснащены инструментами и тактикой для помощи больному пациенту, у нас есть решения, которые могут облегчить нагрузку на медицинских работников, чтобы они могли отдохнуть, перезарядиться и вернуться в полную силу, готовые продолжить лечение Hoosiers.

Лиза Иганс — директор медсестры перед лицензированием в WGU Индиана

VA Секретарь опасается эмоционального выгорания, поскольку работа после пандемии накапливается. пандемия.

После 20 месяцев пандемии в Департаменте по делам ветеранов секретарь Денис МакДонаф знает, что его сотрудники устали.

Он также знает, что впереди еще много работы.

«Боюсь ли я выгорать? Я. Но меня беспокоит выгорание в секторе здравоохранения по всей стране », — сказал он. «Это проблема. Люди очень много работают. Это действительно сложно. И для VA ничем не отличается от других больниц и систем здравоохранения по всей стране ».

С момента начала американской пандемии департамент рассмотрел более 368000 случаев коронавируса, в том числе почти 28000 случаев среди сотрудников.

СВЯЗАННЫЕ С

Макдонаф высоко оценил работу своих сотрудников, в том числе полную вакцинацию более 4 человек.1 миллион человек и сделать еще около 500 000 бустерных инъекций — это впечатляет и вдохновляет.

«Сегодня мы предоставляем больше заботы и льгот большему количеству ветеранов, чем когда-либо», — сказал он. «Это свидетельство нашей рабочей силы».

Но Макдонаф также признал, что в следующем году нагрузка на примерно 400 000 сотрудников отдела, которым поручено сократить невыполненные обязательства по выплате пособий, наверстать упущенное из-за пропущенных медицинских приемов ветеранов и нанять больше сотрудников для компенсации сотрудников, в следующем году не станет легче. которые могут уйти из-за требований департамента к вакцинации.

Секретарь VA недавно встретился с Military Times, чтобы обсудить пандемию, персонал VA и проблемы, которые предстоит огромной бюрократии, когда дело касается помощи ветеранам.

Некоторые части этой стенограммы отредактированы для краткости и ясности. Чтобы просмотреть комментарии Макдоноу о льготах и ​​уходе для ветеранов, щелкните здесь .

СВЯЗАННЫЙ

Military Times: Вы находитесь в офисе около 10 месяцев.Чем отличается VA от того, когда вы начинали?

Денис МакДонаф: Неизменно одно: наши профессиональные кадры неустанно трудились с начала пандемии, и [они] продолжают это делать.

Национальная администрация кладбищ никогда не закрывалась… В прошлом году Управление по выплате пособий ветеранам вынесло решение по большему количеству исков, чем за любой другой год, кроме одного в истории.

И Управление по здравоохранению ветеранов, очевидно, наши больницы и клиники, продолжали работать, и в результате теперь мы предоставляем больше помощи и больше льгот большему количеству ветеранов, чем когда-либо в истории VA.

Я очень горжусь этим, и это не имеет ко мне никакого отношения. Это во многом связано с этой рабочей силой, которая выдержала эту пандемию.

Но мы также внесли некоторые важные изменения. Мы хотим быть прозрачными в отношениях с прессой, Конгрессом и нашими ветеранами-партнерами по оказанию услуг, чтобы они понимали, что мы делаем и почему мы это делаем. Вы можете не всегда соглашаться с тем, что мы делаем, но вы не будете задаваться вопросом, почему мы делаем то, что делаем.

Я думаю, что это изменение, и это изменение, которым я очень горжусь.

Другое дело, что мы тоже меняемся, чтобы лучше служить ветеранам сегодняшнего дня. Самая быстрорастущая часть ветеранского сообщества — женщины. И для президента чрезвычайно важно, чтобы каждый ветеран чувствовал, что к нему относятся справедливо, и о нем заботятся в любом учреждении VA. Это наш главный приоритет, и мы активно его выполняем.

[Президент] также предельно ясно дал понять, что нам нужно заботиться о ветеранах поколения войны в Персидском заливе.Президент Байден — первый президент за 30 лет войны в Сомали, Узбекистане и во всех этих местах между ними, включая Афганистан и Ирак, который установил презумпции для условий, в которых наши ветераны страдают от пребывания там.

Мы не только рассматриваем тысячи таких исков, но и выплачиваем миллионы долларов и выплачиваем заслуженные льготы.

Мы еще не закончили. Но это действительно важное начало.

MT: Расскажите мне о ваших отношениях с президентом Байденом и как часто вы слышите его мнение по этим вопросам?

DM: У меня есть возможность провести время с ним, с его командой.Он был очень великодушен, приглашая меня при случае. Он очень серьезно к этому относится. И [первая леди] доктор Байден очень серьезно относится к этому, и они очень гордятся тем фактом, что они военная семья, служащая в Белом доме.

Президент очень сильно привязан к ветеранам. Он называет нашей единственной священной обязанностью заботиться о ветеранах, когда они возвращаются домой со службы. И доктор Байден с активом объединения сил это очень ясно продемонстрировал.

Соответствующим его обязательствам по этим вопросам являются отношения с ним и его старшей командой, которые позволяют нам быть уверенными, что мы получаем от него четкий сигнал о его приоритетах, где он требует от нас подотчетности.

Он очень ясно дал мне понять, в чем моя работа. Это адская борьба за ветеринаров, и он дает мне знать, когда я плохо справляюсь. Вот почему вы видели [инвестиции] в инфраструктуру VA, что очень важно.

Более того, в американском плане спасения он боролся за нас и заработал для нас 17,5 миллиарда долларов, что, что важно, включает 14,5 миллиарда долларов для инвестирования в своевременную и неотложную помощь нашим ветеранам, которым, возможно, пришлось отложить лечение во время пандемии.Мы видим, как они возвращаются в систему в большом количестве.

Поскольку президент борется за нас, у нас есть ресурсы, чтобы позаботиться об этих ветеринарах.

СВЯЗАННЫЕ

MT: Вы упомянули объем работы, который предстоит выполнить персоналу VA. Как вы справляетесь с потенциальным выгоранием персонала?

DM: Вещь, которую я считаю, что я могу сделать наиболее основательно, — это делать то, что я делал, а именно защищать эту рабочую силу и рассказывать им, во что я верю и во что верит президент, во что я верю, что думает Конгресс, что они действительно хорошо работают.И мы им за это признательны.

Есть еще одна проблема, с которой мы сталкиваемся: как мы работаем в стране, которая изменилась в контексте пандемии.

Итак, в то время как Национальная администрация кладбищ и Управление по охране здоровья ветеранов дежурили на кладбищах, в наших больницах, клиниках и медицинских центрах, наш [льготный] персонал — около 30 000 человек — работал удаленно.

По мере того, как мы переходим к будущему работы здесь, мы будем прислушиваться к мнению сотрудников о том, как они могут работать наиболее продуктивно для выполнения работы.Это еще одна область, над которой мы работаем.

Последний пункт, который является частью ваших вопросов. На уровне предоставляемых вами услуг людям в некоторых случаях приходится ждать слишком долго. Почему вы хотите добавить больше услуг? Разве вы не собираетесь заставлять людей ждать дольше?

Это справедливый вопрос. Я не думаю, что это хорошая причина отказывать кому-то в том, что он заработал или она заработала, потому что мы не можем дать им это быстро. Это наша проблема.

Итак, как мы это решаем? Мы меняем то, как мы работаем.В сфере здравоохранения, в том числе психиатрической помощи, теперь у ветеринаров есть еще одна новая возможность — телездравоохранение. Рассмотрение претензий сейчас осуществляет Апелляционная коллегия ветеранов по видео. Это важно.

Одна вещь, которую мы сейчас действительно тестируем и надеемся вскоре перейти в бета-версию, — это автоматизация подачи заявок. У нас есть карманы цифровых данных по всей Вирджинии. Неужели мы действительно должны продолжать приводить ветеринара для еще одного осмотра, когда у нас есть доступ к ее медицинской карте? Мы можем определить конкретное заболевание.

Это изменит правила игры для нас. Мы тестируем, изучаем и надеемся в ближайшее время провести бета-тестирование некоторых новых опций.

Но если мы останемся равнодушными и скажем: «Ну, вы знаете, мы помогаем достаточному количеству ветеринаров, и, кстати, если мы помогаем больше, чем будет труднее работать», это будет смертью для нас. Если мы будем внедрять инновации, в том числе эффективно используя эти цифровые возможности, мы сможем выполнять обязанности, которые возлагает на нас президент.

СВЯЗАННЫЙ

MT: Что касается вариантов удаленной работы, насколько у вас есть гибкость?

DM: Даже перед пандемией на самом деле было довольно много удаленной работы.Администрация пособий для ветеранов со временем все больше и больше переходит на удаленную работу.

У нас есть многое, у нас есть необходимая гибкость. Я хочу, чтобы мы были работодателем, инвестирующим в нашу рабочую силу. Мы потратили много времени на восстановление отношений с профсоюзами и нашими сотрудниками. И поэтому мы работаем над этим с нашими сотрудниками.

То, что не подлежит обсуждению, — это выполнение заданий и оказание услуг ветеранам. В этом наша работа. И, как я только что сказал, прошлый год был довольно хорошим.Мы работаем над этим с Управлением персонала, с Белым домом, Управлением управления и бюджета и с Конгрессом. Никого это не удивит. Но мы думаем, что у нас есть гибкость.

СВЯЗАННЫЕ С

MT: Расскажите о полномочиях сотрудников на вакцинацию от коронавируса.

DM: На сегодняшний день 86 процентов [сотрудников] загрузили свою документацию. В прошлом году мы впервые объявили о гриппе, и около 5,6 процента людей попросили освобождения по религиозным убеждениям.Мы пока не знаем наверняка, но я ожидаю, что в этом году более 5,6% просят о религиозных исключениях.

Мы продолжим работать в рамках начатого нами дисциплинарного процесса, консультируя тех сотрудников, которые еще не загрузили свою информацию, или которые сказали нам, что они могут отказаться или что-то в этом роде. Мы прорабатываем все эти части. Когда у нас будет полная картина, мы ее кратко изложим.

MT: Обсуждалась ли необходимость вакцинации пациентов с VA или всех, кто приходит в медицинский центр?

DM : Нет.

MT: Почему бы и нет?

DM: Потому что я думаю, что мы не в состоянии обеспечить его соблюдение. Мы не хотим оказаться в положении, когда ветеран чувствует себя обязанным не обращаться за помощью. Мы хотим, чтобы ветеран, если он плохо себя чувствует, получал стимул обращаться за помощью.

И мы думаем, что лучший способ сделать это — предоставить ей этот фактор и дать ей уверенность в том, что мы сделали все возможное, чтобы ее лечение было максимально безопасным. Вот почему я дал это поручение нашим специалистам в области здравоохранения.

MT: Как, по вашему мнению, сейчас рассматривается VA? Вы следили за всеми взлетами и падениями VA за последние три администрации. Что вы думаете о восприятии VA в обществе?

DM: Если мы ошиблись, мы должны признать это и исправить это. И пресса играет большую роль в том, чтобы это произошло…

Вот суровая правда: чем старше и больше вы мужчина, тем больше вы доверяете VA. Чем вы моложе и более разнообразны в гендерном или расовом отношении, тем относительно меньше вас устраивает VA.

Это данные, которые мы используем для подтверждения нашей работы. И я все время это вижу. Вы видите это в офисах программы здесь, но вы видите, когда я нахожусь в дороге, когда я посещаю наши предприятия,

сотрудников очень гордятся своими [результатами]. Но затем мы также измеряем эффективность того, как они используют данные. Не только то, что вы изучаете, но и что вы делаете с тем, что изучаете?

Мне хорошо, где мы находимся, но я не удовлетворен.Один пример: что касается амбулаторного лечения прямо сейчас, общий уровень удовлетворенности составляет 90 процентов. На мой взгляд, это не потолок, это пол.

Нам также нужны эти 90 процентов для всех эпох, женщин и мужчин, чтобы соответствовать более высоким стандартам. И я беспокоюсь и беспокоюсь о повышении производительности.

Лео освещает Конгресс, дела ветеранов и Белый дом для журнала Military Times. Он освещает Вашингтон, округ Колумбия, с 2004 года, уделяя особое внимание политике в отношении военнослужащих и ветеранов.Его работа была отмечена множеством наград, в том числе наградой Polk в 2009 году, национальной хедлайнерской премией 2010 года, премией IAVA за лидерство в журналистике и премией VFW News Media.

Почему женщины выгорают больше, чем мужчины

Структуры, поддерживающие жизнь родителей и опекунов, закрылись, и в большинстве случаев это избыточное бремя ложилось на женщин. Одно исследование, проведенное учеными из Гарвардского университета, Гарвардской школы бизнеса и Лондонской школы бизнеса, оценивало ответы 30 000 человек по всему миру и показало, что женщины — особенно матери — во время Covid-19 тратили значительно больше времени на уход за детьми и домашние дела, чем они сами. была перед пандемией, и это было напрямую связано с ухудшением самочувствия.Многие женщины уже стали опорой по умолчанию в своих домохозяйствах, и пандемия уничтожила системы поддержки, которые ранее позволяли им сбалансировать оплачиваемую работу и работу по дому.

Это именно то, что Сара испытала в марте 2020 года, когда школы в Нью-Йорке впервые закрылись. «Первоначально предполагалось, что школы будут закрыты до конца апреля, поэтому моя цель была такой:« Дойди до этого, и все будет в порядке », — вспоминает 40-летний житель Бруклина.Сейчас, спустя более 18 месяцев после начала пандемии, двое ее сыновей, 6 и 9 лет, только начинают заново знакомиться с очным обучением, и жизнь Сары кардинально изменилась.

В апреле 2020 года она впервые начала страдать от беспокойства. Давление, связанное с домашним обучением своих детей, когда она работала директором по маркетингу в крупной технологической компании, ошеломило ее. Она не могла заснуть, постоянно беспокоилась и чувствовала себя подавленной. Хуже всего то, что она чувствовала, что все, что она делала, было неадекватным, потому что у нее не было достаточно времени, чтобы делать что-нибудь хорошо.

Через шесть месяцев после начала пандемии стало ясно, что что-то нужно изменить. Муж Сары, юрист, зарабатывал намного больше, чем она, и делал это с тех пор, как они поженились в 2008 году. Итак, в августе 2020 года пара совместно решила, что Сара оставит свою работу, чтобы стать домохозяйкой. «До этого я никогда не знала, что значит быть сожженным», — говорит она. «Теперь я знаю без тени сомнения».

Опыт Сары символизирует гораздо более широкую тенденцию. В сентябре прошлого года, когда пандемия набирала обороты, более 860 000 женщин вышли из состава рабочей силы США по сравнению с немногим более 200 000 мужчин.По одной из оценок, количество матерей, уволившихся с работы в США в период с февраля по сентябрь прошлого года, составило 900 000, а число отцов — 300 000.

Поскольку во время изоляции женщины потеряли жизненно важные социальные связи, которые могли быть эмоциональными и физическими выходами для стресса, очевидно, что резкая лавина дополнительных домашних обязанностей подтолкнула многих, кто и без того деловито жонглировал домом и работой, дальше, чем они могли.

«Сколько стоит?»

Одна из самых серьезных проблем, вызывающих беспокойство у экспертов на рабочем месте, заключается в том, что плохое психическое здоровье женщин на рабочем месте может оттолкнуть будущие поколения от постановки амбициозных профессиональных целей, особенно если они хотят создать семью.Это может усугубить уже существующее гендерное неравенство с точки зрения оплаты труда и стажа работы на рынке труда.

Данные показывают, что это действительно законное беспокойство; Статистические данные, собранные CNBC и компанией SurveyMonkey в начале этого года, показали, что количество женщин, называющих себя «очень амбициозными» с точки зрения своей карьеры, значительно снизилось во время пандемии. Данные Бюро переписи населения США показывают, что за первые 12 недель пандемии процент матерей в возрасте от 25 до 44 лет, не работающих из-за проблем с уходом за детьми, связанных с Covid-19, вырос на 4.8 процентных пунктов, по сравнению с отсутствием увеличения для мужчин в той же возрастной группе.

4 способа справиться с выгоранием: Life Kit: NPR

Фотоиллюстрация Бекки Харлан / NPR

Фотоиллюстрация Бекки Харлан / NPR

Работаете ли из дома или нет, многие люди чувствуют себя измотанными во время пандемии коронавируса.

Новое исследование показало, что почти 90% респондентов в более чем 40 странах считают, что их трудовая жизнь ухудшается во время пандемии. Причем более 60% считают, что они часто или очень часто испытывают выгорание.

Выгорание на рабочем месте было растущей проблемой для многих профессий еще до пандемии. Например, выгорание было обычным явлением среди врачей и медицинских работников в течение многих лет.

В 2019 году Всемирная организация здравоохранения обратила внимание на эту проблему, определив выгорание как синдром, связанный с хроническим стрессом на работе, который остается неуправляемым.

Важно бороться с выгоранием, потому что оно имеет серьезные последствия для психического здоровья людей — это фактор риска депрессии, злоупотребления психоактивными веществами и даже самоубийства. Выгорание также может быть заразным и часто затрагивает целые рабочие места.

Мы попросили некоторых из ведущих экспертов по данной теме дать советы, как распознать выгорание в себе и на рабочем месте и бороться с ним. Вот что они нам сказали.

Выгорание — это больше, чем вы думаете.

Психолог Кристина Маслах из Калифорнийского университета в Беркли изучает профессиональное выгорание с 1970-х годов. Она говорит, что выгорание — это больше, чем истощение, которое, по мнению людей, определяет переживания. Фактически выгорание состоит из трех компонентов. Один из них — это истощение — физическое и эмоциональное, — которое вы чувствуете, когда слишком долго находитесь на работе. Но выгорание также сопровождается чувством цинизма по отношению к работе. «Вы знаете, это … возьми эту работу и засунь ее», — говорит Маслах.«И вы начинаете переключаться с попыток все время делать все возможное, чтобы делать самый минимум».

Третий компонент, по ее словам, — это когда вы начинаете винить в этом себя. «Думая:« Что со мной не так? » «Почему я не умею это делать?» «Почему я не могу справиться с этим?» «

Обнаружьте признаки выгорания и восстановите контроль.

Один из способов уловить первые признаки — это ежедневно задавать себе несколько вопросов в течение рабочего дня, как вы себя чувствуете, — говорит д-р.Джесси Голд, психиатр Вашингтонского университета в Сент-Луисе.

«Это может быть даже полезно, чтобы в некоторой степени отмечать свое настроение в течение дня», — говорит Голд. «Типа:« Каждый раз, когда я встречаюсь с тем-то и таким-то, я чувствую себя ужасно, а потом каждый раз, когда я с этим человеком или занимаюсь этим, я нахожу в этом наибольший смысл ». «

Отсутствие контроля является одним из факторов, вызывающих выгорание, поэтому знание этих вещей может помочь вам найти способы уменьшить наиболее стрессовые части вашей работы или найти способы смягчить стрессовые моменты с помощью вещей, которые вам нравятся.

Людям, работающим из дома во время пандемии, Голд предлагает создать распорядок дня, как если бы вы работали в офисе. «Вставай одновременно, одевайся», — говорит она. «Иногда даже делаю вид, что едешь на работу. Так что вставай, иди прогуляйся, как если бы ты пошел на работу».

Это помогает установить границы между работой и жизнью и помогает вам контролировать свой день.

Знайте, когда вы слишком много работаете.

Большая рабочая нагрузка — еще один серьезный фактор риска выгорания, — говорит Маслач. «У вас слишком много дел. У вас недостаточно ресурсов, чтобы действительно хорошо выполнять работу. У вас недостаточно времени». В результате ваш мозг и тело постоянно находятся в состоянии стресса и через некоторое время перестают работать.

Поэтому важно делать перерывы, — говорит доктор Гаурава Агарвал, психиатр и тренер по благополучию Медицинской школы им. Файнберга Северо-Западного университета и директор по благополучию врачей.

Нам нужно убедиться, что «мы отдыхаем и успокаиваем наш мозг, потому что мозг не предназначен для такой тяжелой, такой долгой, хронической работы», — говорит он. «Таким образом, если вы потратите пять минут в час или один день в неделю на то, чтобы выздороветь, это будет большой частью борьбы с этим истощением».

Работодателям и менеджерам необходимо бороться с выгоранием.

Культура на рабочем месте оказывает огромное влияние на выгорание, — говорит Маслач. Отсутствие вознаграждения или признания на рабочем месте, отсутствие социальной поддержки или чувства общности, а также наличие несправедливости, запугивания и дискриминации повышают риск выгорания. Вот почему Маслах и другие исследователи говорят, что выгорание является системной проблемой и что организациям необходимо применять общесистемный подход к ее решению.

Например, в отчете Национальной медицинской академии за 2019 год о выгорании в отрасли здравоохранения рекомендуется, чтобы организации устраняли основные причины выгорания, например, делая рабочие нагрузки более управляемыми, создавая стимулы для более тесного сотрудничества и совместной работы, а также создавая организацию. -общая культура, при которой сотрудники чувствуют себя в безопасности.

Агарвал также призывает руководителей на рабочих местах открыто и сочувственно говорить о выгорании, особенно сейчас, во время пандемии. «Проявляя прозрачность, проявляя сострадание, показывая горе, проявляя лидерство, то, что вы делаете, — это вы создаете ощущение, что мы вместе, и мы собираемся пройти через это вместе», — говорит он. «И мы, честно говоря, уже переживали трудные времена и раньше. Итак, происходит то, что люди начинают использовать этот опыт. И в некотором смысле это суть устойчивости.»

Подкаст-часть этого выпуска подготовила Анди Тагле .

Мы будем рады получить от вас известие. Оставьте нам голосовое сообщение по телефону 202-216-9823 или напишите нам по телефону [email protected] .

Для получения дополнительных Life Kit, подпишитесь на нашу рассылку новостей .

Восстановление после эмоционального выгорания — Управление стрессом от MindTools.com

© iStockphoto
1Photodiva

Откройте ворота и позвольте равновесию вернуться в вашу жизнь после выгорания.

Когда Рон только начал свою организацию, он любил свою работу. Он каждый день приступал к работе, исполненный цели и страсти, и был взволнован тем, что он может изменить в своей новой роли.

Однако три года спустя его трудно узнать. Теперь Рон боится работать. Ему кажется, что его работа бессмысленна, он всегда в стрессе и часто болеет.

Это классические симптомы выгорания. Если вы испытали это на себе, важно, чтобы вы знали, как оправиться от этого, прежде чем вы испытаете длительный ущерб своему чувству благополучия и своей карьере.

В этой статье мы рассмотрим, что такое выгорание и как от него избавиться.

Что такое выгорание?

Выгорание — это состояние физического и эмоционального истощения. Это может произойти, когда вы испытываете длительный стресс на своей работе или когда вы долгое время работали в физически или эмоционально истощающей роли. Вы также можете испытать выгорание, когда ваши усилия на работе не привели к ожидаемым результатам, и в результате вы почувствуете глубокое разочарование.

У вас может возникнуть выгорание, если вы:

  • Почувствуйте, что каждый рабочий день — плохой день.
  • Большую часть времени чувствую себя измученным.
  • Не испытывайте радости или интереса к своей работе и даже не впадайте в депрессию.
  • Чувствуйте себя подавленным своими обязанностями.
  • Участвуйте в побегах от реальности, например чрезмерном употреблении алкоголя.
  • Будьте терпеливы к другим людям меньше, чем раньше.
  • Чувствовать безнадежность в отношении своей жизни или работы.
  • Испытывать физические симптомы, такие как боль в груди, одышка, бессонница или учащенное сердцебиение. (Обязательно обратитесь к врачу по этому поводу!)

Исследования показывают, что людям, которые переживают эмоциональное выгорание в начале своей карьеры, зачастую легче выздороветь, чем людям, которые пережили это в более позднем возрасте. Однако важно, чтобы вы знали, как эффективно восстанавливаться, на каком бы этапе карьеры вы ни находились.

Примечание:

Это лишь некоторые из многих симптомов, с которыми вы можете столкнуться при эмоциональном выгорании.Пройдите наш тест на выгорание если вы думаете, что испытываете выгорание, и прочтите нашу статью о том, как избежать выгорания. если вы думаете, что можете подвергнуться риску.

Восстановление после выгорания

Выгорание не проходит само по себе; скорее, станет хуже, если вы не решите лежащие в основе проблемы, вызывающие это. Если вы проигнорируете выгорание, это только нанесет вам дополнительный вред, поэтому важно, чтобы вы как можно скорее начали выздоровление.

Восстановление после эмоционального выгорания — медленный путь; не быстрый рывок к какой-то воображаемой финишной черте.Вам нужно время и место, чтобы восстановить силы, поэтому не торопитесь с этим процессом.

Стратегии восстановления, описанные ниже, могут быть полезны в разных ситуациях. Некоторые из этих стратегий подойдут вам, а другие — нет, поэтому найдите баланс стратегий и лучших практик, который вам подходит. Если вы считаете, что что-то не работает, не бойтесь пробовать что-то новое.

Подумайте о «почему» Burnout

Сначала вам нужно определить, почему вы испытали выгорание.В некоторых ситуациях это будет очевидно. В других случаях, чтобы раскрыть это, потребуется время и самоанализ.

Во-первых, посмотрите на любое негодование, которое вы испытываете по отношению к своей работе. Часто чувство обиды указывает на то, чего не хватает.

Вот хороший пример: Дженнифер управляет командой на другом конце света, поэтому ее рабочий день часто начинается в 6 утра. Она не возражает против этого, потому что ей нравится ее команда и ее работа. Но она чувствует обиду, когда ее начальник забывает, что она работает так рано, и неоднократно просит ее задержаться допоздна, из-за чего она пропускает важное время с семьей.

В этом примере выгорание произошло не потому, что Дженнифер не любила свою работу; на самом деле, ей нравилось то, что она делала. Она пережила выгорание, потому что ненавидела пропускать время с семьей по вечерам.

Найдите время, чтобы подумать о любых негативных чувствах, которые вы испытываете по поводу своей роли, и, возможно, воспользуйтесь такой техникой, как «5 почему». чтобы добраться до корня проблемы. Определив причину своего выгорания, запишите хотя бы один способ справиться с этим источником стресса или несчастья или устранить его.

Еще один полезный метод определения основных причин выгорания — ведение дневника стресса. . Каждый день записывайте, что вызывает у вас стресс, и записывайте, почему это событие вызвало у вас стресс. Дневники стресса могут быть полезными, если вы ведете их в течение разумного периода времени.

Как только вы обнаружите основные причины своего эмоционального выгорания, подумайте, что вы можете сделать, чтобы решить эту проблему. Это может включать делегирование некоторые из ваших обязанностей по отношению к другим, добавление большей автономии к вашей работе, работа из дома один день в неделю или даже смена ролей.

Основное внимание

Если вы пережили эмоциональное выгорание, возможно, ваше тело нуждается во внимании. Вот почему так важно думать об основах хорошего здоровья и благополучия.

Начните с физических упражнений . Бесчисленные исследования показали, что это дает много физических и психических преимуществ; Регулярные упражнения не только помогают снизить стресс, но также улучшают ваше настроение, улучшают общее состояние здоровья и повышают качество вашей жизни.

Далее убедитесь, что вы высыпаетесь , хорошо питайтесь и пейте много воды в течение дня.Это может показаться очевидным, но занятые профессионалы часто игнорируют свои самые основные потребности. Вместо этого они заботятся о других и своих обязанностях гораздо больше, чем о себе. Это может способствовать выгоранию.

Подпишитесь на нашу рассылку новостей

Получайте новые карьерные навыки каждую неделю, а также наши последние предложения и бесплатное загружаемое учебное пособие по личному развитию.

Прочтите нашу Политику конфиденциальности

Возьмите отпуск или отпуск

Хороший способ начать выздоровление — это отправиться в настоящий отпуск. . Время вдали от работы дает вам расстояние, необходимое для расслабления и снятия стресса.

Хотя стресс и проблемы, которые вы испытываете на работе, могут по-прежнему ждать вас, когда вы вернетесь, отдых очень важен для отдыха, который вам нужен, и поиска долгосрочных решений для выгорания.

Переоцените свои цели

Затем найдите время, чтобы переоценить свои личные цели . Выгорание может произойти, когда ваша работа не соответствует вашим ценностям или когда она не способствует достижению ваших долгосрочных целей. Вы также можете испытать разочарование и выгорание, если не знаете, каковы ваши цели.

Начните с определения ваших ценностей и думая о том, что дает вам смысл в вашей работе. Затем используйте это, чтобы составить заявление о личной миссии. .Этот самоанализ даст вам более глубокое понимание того, что вы считаете наиболее важным, и покажет, какие элементы, если таковые имеются, отсутствуют в вашей жизни или работе.

Затем посмотрите, как вы можете связать свои ценности и миссию с вашей текущей ролью. Это может означать создание вашей работы чтобы лучше соответствовать вам, или даже просто изменить то, как вы смотрите на свою роль.

Позитивный психолог Мартин Селигман говорит, что всем нам необходимы пять основных элементов в нашей жизни, чтобы чувствовать себя хорошо.Эти элементы — положительные эмоции, вовлеченность, положительные отношения, смысл и достижения — описаны в его модели PERMA. . Используйте эту модель, чтобы определить, отсутствуют ли какие-либо из этих элементов, и подумайте, что вы можете сделать, чтобы включить их в свою жизнь.

Совет:

В нашем «разделе карьерных навыков» есть множество инструментов и методов, которые помогут вам построить карьеру, которая подходит именно вам.

Скажи «Нет» вежливо

Старайтесь не брать на себя никаких новых обязанностей или обязательств, пока вы восстанавливаетесь после эмоционального выгорания.

Это может быть сложно, особенно с коллегами, которым нужна ваша помощь. Наша статья о «Сказать« да »человеку,« нет »задаче «дает полезные советы, как сказать» нет «дипломатично.

Практикуйте позитивное мышление

Выгорание может вызвать у вас круговорот негативного мышления. Это негативное мышление часто со временем усугубляется.

Вы можете бороться с этим, научившись мыслить позитивно . Утверждения , которые являются позитивными заявлениями о будущем, также помогают вам визуализировать и поверить в то, что вы делаете.

Когда вы восстанавливаетесь после эмоционального выгорания, может быть непросто развить привычку к позитивному мышлению. Вот почему важно начинать с малого. Попробуйте каждое утро думать о чем-нибудь позитивном, прежде чем вставать с постели. Или, в конце дня, вспомните одно замечательное дело, которое вы сделали на работе или дома.

Вы заслуживаете празднования даже небольших достижений. Эти празднования могут помочь вам снова открыть для себя радость и смысл вашей работы.

Вы также можете внести больше позитива в свою жизнь, практикуя на работе случайные добрые дела.Основная часть нашей человеческой природы — помогать другим. Доброта по отношению к другим не только способствует распространению позитива на рабочем месте, но и дает хорошее самочувствие. Наша статья о выигрыше за счет отдачи есть несколько идей, которые вы можете использовать, чтобы помочь другим на своем рабочем месте.

Ключевые моменты

Хотя существует множество причин выгорания, люди с большей вероятностью испытают его, когда они работают в роли, требующей физических или эмоциональных усилий, или когда их усилия на работе не дают ожидаемых результатов.

Симптомы выгорания включают депрессию, безнадежность, чувство перегруженности обязанностями и использование эскапистского поведения, чтобы справиться.

Важно приложить усилия, чтобы как следует оправиться от выгорания. Для этого попробуйте следующие стратегии:

  • Подумайте «почему».
  • Сосредоточьтесь на основах.
  • Возьмите хороший отпуск или отпуск.
  • Пересмотрите свои цели.
  • Скажи «нет».
  • Практикуйте позитивное мышление.
Предупреждение:

Стресс — серьезный фактор, вызывающий выгорание. Стресс может вызвать серьезные проблемы со здоровьем, а в крайних случаях — смерть. Хотя методы управления стрессом, как было показано, оказывают положительное влияние на снижение стресса, они предназначены только для ознакомления, и читатели должны посоветоваться с квалифицированными специалистами в области здравоохранения, если у них есть какие-либо опасения по поводу связанных со стрессом заболеваний или если стресс вызывает значительные или серьезные последствия. стойкое несчастье. Перед любыми серьезными изменениями в диете или уровне физических упражнений также следует проконсультироваться с медицинскими работниками.

выгорание — это медицинское состояние

Поздравляю, если вы, , не выгорели . Возможно, вы научились играть на гитаре, написали сценарий или выучили французский язык во время пандемии. Но если вы такие же, как я и большинство моих пациентов, вы работаете на парах.

Выгорание обычно используется для описания связанных с работой феноменов: истощения, чувства негативизма и снижения профессиональной эффективности. В 2019 году Всемирная организация здравоохранения официально признала выгорание в своей Международной классификации болезней, но четко заявила, что термин «не следует применять для описания опыта в других [не профессиональных] сферах жизни.«Выгорание» — это , а не , классифицированное как заболевание », — заявило агентство, выделив жирным шрифтом. Точно так же клиника Майо называет выгорание «особым типом стресса, связанного с работой — состоянием физического или эмоционального истощения, которое также включает в себя чувство снижения достижений и потерю личности», и указывает, что это «не медицинский диагноз. . »

Я позволю себе отличаться. Симптомы выгорания стали медицинскими. Работа по переживанию пандемии делает нас больными.Как врач первичной медико-санитарной помощи, я наблюдаю негативные последствия коллективных травм для физического здоровья — высокое кровяное давление, головные боли, грыжи межпозвонковых дисков. И это было до того, как многие люди вернулись в офис или возобновили свои предпандемические графики.

Прочтите: Фундаментальный вопрос пандемии сдвигается

Быть человеком несет в себе профессиональный риск. Настало время переопределить выгорания как психические и физические последствия накопленного стресса в любой сфере жизни , будь то работа, родительские обязанности, уход или ведение хронических заболеваний.Чтобы собрать энергию для возвращения к жизни без пандемии, людям нужно нечто большее, чем вакцина и отпуск; им нужна проверка своего опыта, более широкий учет того, как они жили до марта 2020 года, и инструменты, которые помогут вырваться из более чем годовой травмы.

Американцы флиртовали с симптомами выгорания задолго до пандемии. Сочетание суеты, токсического стресса и плохого доступа к доступному медицинскому обслуживанию привело к тому, что американцы оказались в числе наименее здоровых групп населения в богатых странах.Заболевания отчаяния, включая депрессию, тревогу, посттравматическое стрессовое расстройство и зависимость, уже свирепствовали.

Жизнь через COVID-19 довела до кипения чайник. Еще больше лишив наших эмоциональных резервов, пандемия обнажила наши уникальные уязвимости — будь то медицинские, социальные, эмоциональные, профессиональные или логистические. Каждый аспект жизни потребовал дополнительной работы во время пандемии — еда и сон, покупка предметов первой необходимости, получение обычной медицинской помощи, обучение, отношения с другими людьми.Несмотря на повышенное беспокойство, нам приходилось совмещать воспитание, заботу и работу без наших традиционных структур поддержки.

Кризис пандемии в области психического здоровья реален. Ошеломляющие четыре из 10 взрослых сообщили о симптомах тревоги и депрессии, что в четыре раза больше, чем до пандемии. Более одной из четырех матерей сообщили, что пандемия серьезно повлияла на их психическое здоровье. Двадцать четыре процента родителей сообщили, что у них диагностировали психическое расстройство с начала пандемии.Посещаемость первичной медицинской помощи при тревоге и депрессии среди детей увеличилась на 13 процентов.

Полный спектр страданий еще не проявился полностью. Имеющиеся данные показывают, что травматические события и связанные с ними потрясения напрямую влияют на наше индивидуальное и коллективное психическое здоровье. Исследования серьезных нарушений жизни — стихийных бедствий, эпидемий, гражданских беспорядков — показывают, что впоследствии бремя психических заболеваний возрастает.

Фактические данные также показывают, что люди, которые пережили травмы и неблагоприятные события в детстве, особенно те, которые продолжаются, подвергаются значительно более высокому риску развития последующих медицинских проблем, таких как ожирение, диабет и болезни сердца.Американская кардиологическая ассоциация недавно подтвердила взаимосвязь между эмоциональным дистрессом и риском сердечно-сосудистых заболеваний.

Прочтите: Что можно и чего нельзя делать при использовании горячего парафина

Людей, которые еще не вернулись в офис или не возобновили свой напряженный предпандемический график, ожидает совершенно новый набор стрессов. Но в этой новой главе пандемии мы можем найти лучший путь вперед. Первый шаг — осознать, что беспокойства следует ожидать и что накопленный стресс будет иметь физические проявления.Нормализация такого отношения может помочь избавиться от стыда и самостигматизации плохого самочувствия. Тот факт, что 330 миллионов других американцев испытали ту же самую травму, не означает, что вы страдаете не по-своему.

Второй шаг — это признание американцами того, что объективно у нас есть все основания для оптимизма. Число новых случаев заболевания в Соединенных Штатах с января снизилось более чем на 95 процентов. У нас есть потрясающе эффективные вакцины, которые защищают нас от COVID-19, в том числе от известных вариантов коронавируса и других, которые могут появиться в будущем.Пора откалибровать давние страхи, чтобы предотвратить дальнейшее умственное истощение.

Третий шаг — разработать стратегии для лучшего удовлетворения наших биологических потребностей. Даже когда люди действительно хотят заниматься спортом и есть здоровую пищу, выгорание — состояние низкой энергии и низкой мотивации — является обычным препятствием для реализации этих благих намерений. Психологи давно поняли, что восприятие людьми того, контролируют ли они свою судьбу или находятся во власти внешних событий, влияет на их здоровье. Работа с длительным внешним локусом контроля — комбинацией самого коронавируса и ограничений общественного здравоохранения, которые управляют нашей жизнью, — связана со стрессом и сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Переход к внутреннему локусу контроля, то есть снова принятие ответственности за свою жизнь, может восстановить наше чувство свободы воли и самоопределения. Хорошим началом может быть переоценка и упрощение нашей домашней жизни, работы и отношений. Имея ограниченное пространство в наших расписаниях и мозгу, мы должны целенаправленно заполнять наши календари. Установление реалистичных ожиданий для себя, установление границ и просьба о поддержке — вот некоторые из способов обрести покой среди хаоса. Мы должны осознавать, что постоянная бдительность наносит урон, и брать на себя ответственность за то, чем мы кормим свои глаза и мозг.

Читайте: ожидайте неожиданного от варианта Дельта

Самое главное, как общество, мы должны взять на себя ответственность за создание культуры выгорания. Его последствия проникли во все аспекты нашей жизни. Это угрожает нашему здоровью и благополучию. Пришло время работодателям, лидерам сообществ, учителям, родителям и врачам помочь выявить и устранить эту тлеющую проблему со здоровьем.

На этой неделе я увидела еще одну потрясенную пациентку — разведенную работающую мать троих детей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *