Выведение мочевой кислоты из организма препараты: Лечение подагры препаратами, выводящими мочевую кислоту

Содержание

Лечение подагры препаратами, выводящими мочевую кислоту

Что такое – мочевая кислота?

Прежде, чем покупать лекарства после диагностики болезни, рекомендуется разобраться с механизмом развития подагры. Заболевание напрямую связано с показателем мочевой кислоты, исследуемым натощак в плазме крови. Этот элемент является результатом распада белковых соединений и пурины.

Синтезируется элемент печенью. Если человек ведет здоровый образ жизни, а его почки и другие внутренние органы функционируют нормально, то проблемы не возникают. При наличии почечных заболеваний или при длительном употреблении продуктов, богатых пуриновыми соединениями, нарушается кислотный баланс, и мочевая кислота уже не выводится в нормальном объеме. Элемент постепенно накапливается в организме и со временем начинает провоцировать подагрические приступы.

В запущенных случаях, на фоне развившейся почечной недостаточности, из избытка пуринов синтезируются соли уратов, оседающие в почках.

Так возникает мочекаменная болезнь, которая может привести к другим осложнениям, включающим остеохондроз, ревматоидный артрит, боли в суставах и мышцах, подагрический артрит.

Уровни мочевой кислоты у взрослого человека не должны быть выше отметки 350 мкмоль/л (данные являются усредненными, нужно ориентироваться на цифры конкретной лаборатории). Если после сдачи биохимического анализа крови значения находятся ближе к верхней границы нормы, рекомендуется пересмотреть образ жизни и питание.

Почему увеличивается содержание пуринов в организме

Помимо почечной недостаточности и неправильного питания, способствовать возникновению гиперукемии могут такие патологические состояния в организме пациента:

  1. Артериальная гипертензия – увеличивает нагрузку на почки.
  2. Ожирение – провоцирует сахарный диабет, на фоне которого развиваются другие метаболические нарушения.
  3. Анемия.
  4. Системные аутоиммунные заболевания.
  5. Экзема, псориаз.
  6. Лейкозы.
  7. Туберкулёз.
  8. Патологии печени.

Типичный больной подагрой – мужчина в возрасте от 40 лет, с ожирением, который неправильно питается и злоупотребляет спиртными напитками. У женщин обычно заболевание в возрасте до 60 лет не наблюдается.

Гиперурикемия развивается на фоне таких погрешностей в питании:

  1. Голодание, жесткие диеты, резкая сгонка веса.
  2. Злоупотребление жирной, жареной и острой пищи. Пример – жирные мясные бульоны, свинина, утка.
  3. Частое употребление спиртных напитков. Наиболее опасные напитки – вино и пиво.
  4. Избыточное питание белковыми и дрожжевыми продуктами.
  5. Регулярное употребление продуктов, богатых щавелевой кислотой. Такая пища способствует возникновению мочекаменной болезни. Пример – шпинат, виноград, яблоки, щавель, петрушка, укроп.
  6. Злоупотребление кофе, какао и шоколадом, черным чаем.

Без коррекции питания использование медикаментов для выведения мочевой кислоты не имеет смысла.

Признаки гиперурикемии

Болезнь развивается постепенно и имеет несколько стадий проявления. На начальном этапе признаки недомогания не возникают, но продукты обмена пуриновых соединений начинают активно накапливаться в тканях и внутренних органах. Постепенно увеличивается концентрация солей в суставных сумках. Первую стадию обнаруживают случайно, если пациент ежегодно сдает анализы крови. Если в биохимическом анализе крови повышена мочевая кислота, то это говорит о нарушении обмена веществ.

Повышение связано как с почечной дисфункцией, так и с некорректным питанием. Дополнительные биохимические показатели укажут в чем причина – если повышается креатинин и мочевина, то это указывает на почечную дисфункцию. Также если часть осадка мочи составляют соли уратов в повышенном количестве, то можно заподозрить мочекаменную болезнь. Требуются дополнительные, инструментальные способы диагностики.

На второй стадии возникает острый болевой синдром, связанный с подагрическим приступом. Против обострения действует симптоматическая терапия, состоящая из жесткой диеты, приема обезболивающих средств и быстро действующих таблеток от мочевой кислоты. Игнорирование болезни на этом этапе со временем приводит к третьей стадии, характеризующейся появлением тофусов в суставных сумках, что провоцирует множественные деформации.

Правильное питание для уменьшения пуринов в организме

Чтобы предупредить рецидивы заболевания, необходимо придерживаться специальной диеты и принимать препараты для выведения мочевой кислоты. Комбинированный подход в лечении приведет к существенным улучшениям. Питание при подагре должно основываться на принципах меню диеты номер 6.

Из рациона исключают жирные, жареные и острые продукты. Количество белка ограничивают. Рекомендуемые источники – нежирные сорта птицы, рыбы и мяса. Допускается умеренное употребление яиц и молочных продуктов. Нужно пить много воды, не менее 1.5 л в день, не включая жидкость из других напитков. Также необходимо следить за количеством употребляемого натрия, поэтому еду не следует досаливать.

Более подробное меню должен составить лечащий врач, с учетом индивидуальных потребностей и наличия сопутствующих заболеваний.

Медикаментозное лечение

Медикаментозная терапия при подагре основана на использовании лекарств, которые обладают действием разной направленности. Препараты для лечения гиперурикемии делятся на несколько видов:

  1. Урикодепрессивные – уменьшающие образование пуриновых соединений. Действие такого типа медикаментов направлено на снижение образования мочевой кислоты в организме. Лекарства ингибируют фермент, ответственный за синтез элемента из пуринов.
  2. Урикозурические – отвечают за вывод пуринов из организма. Действие таких медикаментов направлено на усиленное выведение пуриновых соединений из организма. Продукты метаболизма выводятся преимущество через почки или кишечник.
  3. Медикаменты смешанного типа действия. Такие лекарства обладают комбинированным эффектом – одновременно ингибируют синтез мочевой кислоты и ускоряют ее выведение.

Также назначают мочегонные средства, а при обострении помогут НПВС, анальгетики или кортикостероиды.

Обзор препаратов для выведения мочевой кислоты при подагре

Ниже предоставлен список наиболее эффективных современных урикозурических и урикодепрессивных лекарственных препаратов, способных уменьшить количество вырабатываемой мочевины и вывести ее избыток из организма. В зависимости от назначений врача, медикаменты принимают постоянно или короткими курсами.

Какие лекарства обычно назначают:

  1. Аденурик. Является одним из самых сильных средств, помогающих быстро выводить из организма избыток мочевой кислоты. Препарат характеризуется хорошей переносимостью и высокой эффективностью. Преимущества – удобен в использовании, достаточно выпить 1 таблетку раз в сутки, независимо от приема пищи. Аденурик не вызывает сильных побочных эффектов, подходит для использования лицами в пожилом возрасте. Длительность и схема приема должна согласовываться с лечащим врачом. Минусы – высокая стоимость лекарственного средства. В период обострения запрещено использовать медикамент.
  2. Аллопуринол – один из наиболее востребованных препаратов на рынке. Аллопуринол назначают чаще всего, так как он недорогой, относительно безопасный и быстро справляется с поставленной задачей. Препарат ингибирует ферменты, участвующие в преобразовании пуриновых соединений в мочевую кислоту. Средство препятствует отложению солей в суставах и вымывает накопившиеся кристаллы. Обладает комплексным действием и влияет на причину возникновения подагры. Аллопуринол запрещено использовать в период обострения и при наличии почечных заболеваний. В большинстве случаев препарат хорошо переносится и редко вызывает побочные эффекты. Достаточно выпить таблетку один раз в день, независимо от приема пищи.
  3. Блемарен. Медикамент снижает кислотность мочи, делая ее более щелочной. Такой эффект способствует растворению солей мочевой кислоты и ускоренному их выведению. Нельзя назначать медикамент лицам, находящимся на бессолевой диете и в период обострения гиперурикемии. Длительность терапии не должна превышать полгода. В зависимости от исходных данных по кислотности мочи, доза сильно варьируется. Более конкретные рекомендации должен дать лечащий врач. Блемарен выпускают в форме шипучих таблеток.
  4. Канефрон – растительное средство. Препарат не влияет на образование или выведение солей мочевой кислоты из организма, но помогает в комплексе, если у пациента имеются почечные болезни или сопутствующие инфекции мочеполовой системы. Назначают Канефрон при хроническом течении подагры в качестве средства, стимулирующего выведение солей мочевой кислоты. Так как это препарат на растительной основе, его безопасно назначать в любом возрасте – детям, пожилым лицам и беременным. С осторожностью назначают в период грудного вскармливания. Длительность и дозировку лекарства подбирает лечащий врач индивидуально.
  5. Колхикум или Колхицин. Это противоподагрический препарат растительного происхождения, используемый для снижения уровня мочевой кислоты в организме.
    Преимущество средства – можно назначать во время острого приступа. Растительное средство обладает низким количеством побочных эффектов, поэтому его можно назначать в любом возрасте. У Колхицина сильный противовоспалительный эффект, препарат угнетает синтез кристаллов мочевой кислоты, действует в течение 12 часов. Урикозурический препарат имеет и некоторые недостатки в использовании – раздражает слизистую оболочку желудка, в особенности токсичен при одновременном использовании НПВС, снижает усвоение витамина В12, ухудшает показатели крови, поэтому не подходит для длительного использования.
  6. Леспефлан – растительный препарат, помогающий вывести избыток мочевой кислоты из организма. Форма выпуска – спиртовая настойка. Средство повышает скорость выведения пуриновых соединений через почки. Леспефлан подходит для курсового приема. Длительность терапии не должна превышать 1.5 месяца. Медикамент безопасный и практически не вызывает побочные эффекты, если правильно использовать средство.
    Так как в составе есть этанол, то лекарство запрещено принимать лицам с ответственным трудом, где требуется повышенная концентрация внимания. Леспефлан противопоказан беременным, кормящим и лицам с алкогольной зависимостью.
  7. Роватинекс – таблетированное средство растительного происхождения. Медикамент используют для снижения уровня пуринов и выведения избыточного накопления солей. Механизм действия заключается в повышении растворимости микрокристаллов, которые отложились в суставных сумках. Также имеются данные, что Роватинекс повышает неспецифическую сопротивляемость организма к инфекциям, что полезно, если у пациента имеются инфекционные болезни мочеполовой системы. Назначать медикамент можно с 6 лет.
  8. Фитолизин – урикозурическое средство. Форма выпуска – паста для перорального применения. Медикамент назначают в комплексном составе лечения хронического течения подагры. Во время курсового приема запрещено посещать солярий или долго находиться под открытым солнцем, так как Фитолизин увеличивает фоточувствительность кожи. Противопоказания к применению – наличие почечной и сердечной хронической недостаточности.
  9. Цистон – растительный комплекс, включающий в состав множество трав, обладающих противовоспалительным, антисептическим, обезболивающим и мочегонным действием. Некоторые компоненты в составе способны ускоренно эвакуировать кристаллы мочевины из организма. Медикамент безопасный, практически не вызывает побочные эффекты, поэтому хорошо переносится. Цистон подходит для длительного использования, но врачи рекомендуют курсовой прием при обострении. Цистон подходит для комплексного применения, для борьбы с хроническим течением подагры. Имеются некоторые ограничения в приеме лекарства – нельзя применять Цистон лицам, страдающих от МКБ с наличием крупных конкрементов. Так как у лекарства мочегонное действие, то с током мочи начнут двигаться конкременты, что приведет к почечной колике. Если у пациента наблюдается усиленное отложение солей, то курс терапии могут назначить до полугода.
  10. Фулфлекс – комбинированное средство с анальгезирующим и урикозурическим действием. В состав лекарства входят растительные компоненты – экстракт ивовой коры и мартинии. Форма выпуска – крем для наружного использования и пероральные капсулы. В период обострения используют, комбинируя сразу 2 формы выпуска – капсулы пьют, а наружным средством мажут поврежденный сустав. Капсулы удобны в применении – достаточно пить средство раз в сутки, когда мазь рекомендуют наносить 2-3 раза в день.

Существуют и другие медикаменты, чаще используемые для симптоматического лечения. Примеры – НПВС или анальгетики, кортикостероиды. Обезболивающие медикаменты обладают быстрым действием, устраняют боль и воспаление. Кортикостероиды также имеют противовоспалительное действие, но также помогают в устранении покраснения и отечности. Не рекомендуется заниматься самолечением. Лучше обратиться к опытному врачу, который распишет заранее схемы терапии, в зависимости от ситуации.

Народные средства от мочевой кислоты

В арсенале домашнего лечения народными рецептами также существуют способы, подходящие для понижения патологически повышенного уровня пуриновых соединений в организме. Такие методы не могут служить основой терапии, их можно комбинировать в составе основного лечения, в качестве дополнительной поддержки организма. Фитотерапия не вредна, часто приносит пользу организму.

Какие методы домашней терапии помогут справиться с повышенным уровнем мочевины:

  1. Прием свежеотжатого крапивного сока. Рецепт прост и актуален в весенне-летний период, когда на улице растет много крапивы. Нужно сорвать растение и отжать с него сок. Подойдут листья и стебли. Рекомендуемое количество – одна чайная ложка натощак, за полчаса до завтрака.
  2. Отвар из березовых листьев. Одну столовую ложку сухих листков заливают стаканом кипятка и варят на медленном огне в течение 5-10 минут. Затем нужно смесь процедить через марлю. Пить рекомендуется 2-3 раза в сутки, за полчаса до еды.
  3. Брусничный настой. 30 грамм сушеных брусничных листьев заливают 300 мл кипятка и настаивают в течение часа. Затем смесь процеживают. Готовый отвар принимают по столовой ложке перед едой, трижды в день.
  4. Еловые шишки заливают 3 стаканами кипятка. Емкость со смесью укутывают в теплое полотенце или одеяло и настаивают в течение дня. Смесь нужно пить по 2 столовые ложки 3 раза в день за 15 минут до еды. Средство помогает не только в комплексном лечении подагры, но и эффективно в очищении сосудов.
  5. Не менее эффективны и наружные средства в выведении избытка солевых отложений. Нужно смешать 100 г сушеных ромашковых цветков с 10 г соли. Затем смесь заливают 5 л горячей воды. Когда вода остынет немного, нужно положить в воду ноги на полчаса. Такое наружное средство эффективно разгоняет местный кровоток, за счет чего улучшаются обменные процессы, и происходит усиленное выведение из пораженного сустава отложений мочевины.

Чтобы снизить риск побочных эффектов, рекомендуется обсудить народные рецепты и их сочетаемость с традиционной медициной на приеме у лечащего врача. Если специалист разрешит использование народной медицины, то ее можно комбинировать с препаратами.

Мнение редакции

При обострении подагры рекомендуется использовать лекарства, выводящие мочевую кислоту. Конкретные медикаменты должен назначить лечащий врач. Пациентам с подагрой также показана строгая диета. Рекомендуется изучить другие статьи про гиперурикемию на сайте, чтобы подробнее узнать о лечении болезни.

Урикозурические лекарства при хронической подагре

Актуальность — что такое хроническая подагра и что такое урикозурические лекарства?

Хроническая подагра — это вариант воспалительного артрита, вызванный высоким уровнем мочевой кислоты в крови, приводящим к образованию кристаллов в суставах и к повторным приступам острой подагры. Лечение хронической подагры может уменьшить вероятность наступления острого приступа подагры.

Урикозурические лекарства уменьшают уровни мочевой кислоты в крови за счет увеличения выведения мочевой кислоты через почки.

Характеристика исследований

Это резюме Кокрейновского обзора представляет наши знания из исследований об эффектах урикозурических лекарств в лечении хронической подагры. После поиска всех соответствующих исследований до мая 2013 года, мы обнаружили пять исследований. Большинство участников этих исследований были мужчины (81% до 100%) в возрасте 50 — 70 лет, не имевшие существенных заболеваний почек или печени. В двух испытаниях сравнивали бензбромарон с аллопуринолом, два испытания сравнивали бензбромарон с пробенецидом и одно клиническое испытание сравнивало аллопуринол с пробенецидом. Мы не нашли исследований, сравнивающих урикозурические лекарства с плацебо или с новыми лекарствами, снижающими содержание уратов, такими как фебуксостат (febuxostat) или пеглотикейз (pegloticase). Здесь мы ограничили представление результатов сравнением бензбромарон против аллопуринола, так как аллопуринол является распространенным средством лечения подагры первой линии.

Основные результаты что происходит с людьми, у которых хроническая подагра и которые принимают урикозурические лекарства

Бензбромарон по сравнению с аллопуринолом:

Острые приступы подагры:

— на 4 человека меньше из 100 испытали острые приступы подагры после четырех месяцев лечения аллопуринолом по сравнению с бензбромароном.

— 4 человека из 100, получавших бензбромарон, испытали острые приступы подагры.

— 0 человек из 100, получавших аллопуринол, испытали острые приступы подагры.

Доля достигавших нормального уровня уратов сыворотки:

— на 17 человек больше из 100 достигали нормального уровня уратов сыворотки крови после четырех месяцев лечения бензбромароном по сравнению с аллопуринолом.

— 76 человек из 100, получавших бензбромарон, достигли нормального уровня уратов сыворотки крови после четырех месяцев приёма.

— 60 человек из 100, получавших аллопуринол, достигли нормального уровня уратов сыворотки крови после четырех месяцев приёма.

Прекращение лечения (выбывание из испытания) вследствие побочных эффектов:

— на 1-го человека больше из 100 прекратили приём бензбромарона из-за побочных эффектов по сравнению с аллопуринолом.

— 8 человек из 100 прекратили приём бензбромарона из-за побочных эффектов.

— 6 человек из 100 прекратили приём аллопуринола из-за побочных эффектов.

Испытания не сообщали о боли, функции и регрессе тофусов (отложения солей уратов).

Качество доказательств

Доказательства низкого качества свидетельствовали о том, что не было существенного различия между бензбромароном и аллопуринолом по числу острых приступов подагры, или по числу людей, которым пришлось прекратить приём лекарства из-за побочных эффектов. Доказательства умеренного качества из двух испытаний показали, что оба лекарства снижали уровень мочевой кислоты в одинаковой степени. При приёме бензбромарона не с большей вероятностью, чем при приёме пробенецида, пациенты могли испытать острые приступы подагры, но могли реже прекращать лечение из-за побочных эффектов (низкое качество доказательств), и, вероятно, при приёме бензбромарона снижение уровня мочевой кислоты до нормального было более вероятным (умеренное качество доказательств). В этих испытаниях не оценивали боль, функцию и регрессию тофусов (отложение солей уратов).

Доказательства низкого качества из единственного испытания показали, что пробенецид не с большей вероятностью, чем аллопуринол мог приводить к острому приступу подагры. Весьма вероятно, что дальнейшие исследования повлияют на эту оценку. Это исследование не оценивало долю людей, достигавших нормального уровня сывороточных уратов, снижения боли, функции, регрессии тофусов (отложения солей уратов) или число людей, прекращавших приём лекарства из-за побочных эффектов.

Дальнейшие исследования, скорее всего, будут существенно влиять на нашу уверенность в оценке эффекта, и смогут изменить эти оценки.

Мы не нашли исследований, которые рассмотрели бы сульфинпиразон в лечении хронической подагры. Мы не имеем информации об эффектах урикозурических средств у пациентов определенных групп, например, у людей с нарушенной функцией почек или с разными уровнями мочевой кислоты. Возможные побочные эффекты урикозурических средств могут включать сыпь, расстройства желудка, приливы, головокружение, головную боль или острые приступы подагры. Редкие осложнения могут включать печеночную недостаточность (отказ печени), камни в почках, анемию или аллергические реакции.

Средства, влияющие на обмен мочевой кислоты: описание фармакологической группы

Описание

Нарушение обмена мочевой кислоты является причиной подагры. Замедленное выведение или избыточный синтез мочевой кислоты из ксантинов (пуринов) приводит к гиперурикемии, урикозурии и сопровождается отложением микрокристаллов уратов в суставах, околосуставных тканях, в мочевыводящих путях (уратные камни). Для лечения подагры применяют НПВС, облегчающие болевой синдром и воспалительные явления. Специфической активностью обладают средства, снижающие содержание мочевой кислоты в крови. Вызвать гипоурикемию (нормоурикемию) можно двумя путями: либо снизить образование уратов, либо интенсифицировать их экскрецию. Так, например, гипоурикемические средства (аллопуринол и др.) ингибируют ксантиноксидазу и уменьшают содержание уратов в организме.

 

  • Противоподагрическое средство, ксантиноксидазы ингибитор
  • Средство для лечения подагры
  • Противоподагрические средства, ксантиноксидазы ингибиторы

Применение Блемарена в терапии больных подагрой

Подагра — заболевание, связанное с нарушением обмена веществ, приводящее к увеличению содержания мочевой кислоты в крови, отложению кристаллов мочевой кислоты в тканях и развивающимся в связи с этим воспалением в суставах и других органах и тканях.

Мочевая кислота — продукт белкового обмена в организме человека. В норме она выводится почками, в небольшом количестве — кишечником. Причинами повышения мочевой кислоты в крови могут быть как избыточная продукция в печени, так и недостаточное выведение. У ряда людей с повышенным содержанием мочевой кислоты начинают формироваться ее кристаллы, которые откладываются в тканях, приводя к развитию воспаления. Чаще всего кристаллы откладываются в полости суставов, а также в почках, сердце, желудке, кишечнике и даже в камерах глаза.

Подагра — это, в первую очередь, болезнь молодых мужчин (40–50 лет). После 50–60 лет уровень мочевой кислоты и частота возникновения подагры возрастает и у женщин. Приблизительно у 20%, страдающих подагрой, заболевание носит семейный характер. Развитию подагры способствуют нарушение диеты: преобладание в пище продуктов богатых пуринами, главным образом, мяса, употребление алкоголя, особенно пива, прием в течение длительного времени ряда лекарств: салицилатов, диуретиков тиазидового ряда, витамина В12, рибоксина, злоупотребление слабительными, операции, травмы. Основным клиническим проявлением подагры является острый приступ артрита. Частота и длительность подагрических атак, особенно при отсутствии адекватного лечения, постепенно увеличиваются. Задолго до поражения суставов может возникнуть подагрическая нефропатия. Причиной развития почечных камней при подагре является повышенный уровень мочевой кислоты и кислая среда в моче, повышенное выведение мочевой кислоты. Нарушение функции почек чаще всего является причиной смерти больных подагрой.

Основные подходы к лечению подагры.

Для купирования приступов подагрического артрита используют нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП). К препаратам первой линии терапии острых приступов подагры относится колхицин (колхикум) — экстракт луковицы лугового шафрана. При противопоказаниях к применению НПВП и колхикума используют глюкокортироиды. Для коррекции концентрации мочевой кислоты в крови широко применяют аллопуринол.

При склонности больных подагрой к камнеобразованию и формированию уратной нефропатии, нередко развивается вялотекущее хроническое воспаление, приводящее к снижению экскреторной функции почек Также снижению почечной функции способствует и прием больными подагрой НПВП и анальгетиков для купирования острых приступов артрита. В связи с этим при назначении больным подагрой адекватной уратснижающей терапии нужно учитывать наличие высокого риска повреждения почек и использовать в комбинированной терапии препараты, способствующие предупреждению образования мочекислых и смешанных камней или их растворению.

Применение у больных подагрой цитратных смесей (препарат Блемарен), способствующих защелачиванию мочи и рассасыванию камней имеет важное значение, особенно, по мнению сотрудников НИИ ревматологии РАМН (Барскова В.Г., Елисеев М.С.), в начале лечения с аллопуринолом. Важно отметить, что результаты исследования у 30 больных подагрой с нефролитиазом, проведенного в ГУ Института ревматологии РАМН, показали, что Блемарен благоприятно влиял помимо регуляции рН мочи и на показатели обмена мочевой кислоты, приводя к увеличению экскреции мочевой кислоты почками, и к снижению уровня мочевой кислоты в крови. Отличительной чертой Блемарена является оптимальное соотношение в нем лимонной кислоты и ее солей и низкое содержание натрия, благодаря чему при минимальном влиянии на кислотно-щелочное равновесие достигается высокая скорость растворения мочекислых камней.

Исследование использования препарата Блемарен в терапии больных подагрой

Цели и методы исследования

Целью исследования явилось изучение влияние короткого курса применения буферной цитратной смеси Блемарен на показатели обмена мочевой кислоты у больных подагрой с нефролитиазом.

В открытое исследование было включено 30 больных подагрой, из них 26 мужчин и 4 женщины, обследованных в Институте ревматологии РАМН. Возраст больных составлял от 25 до 77лет. У 24 пациентов отмечалось хроническое течение артрита, у остальных — рецидивирующее течение, межприступный период заболевания. У 24 больных имелись подкожные тофусы. Обязательным критерием включения в исследование было наличие конкрементов в почках по результатам УЗИ.

Лечение, проводимое до начала исследования, было неизменным на протяжении не менее чем 2 месяца. Доза аллопуринола, гипотензивных и сахароснижающих препаратов не изменялась в течение всего исследования. Из 24 больных с хроническим течением артрита 8 постоянно принимали НПВП в средних терапевтических дозах. Из больных, постоянно принимавших аллопуринол, НПВП поучали 5.

Осмотр, лабораторные исследования проводили до и через 1 месяц после приема Блемарена, исходно назначаемого в дозе 3г по 3 растворимые таблетки в сутки во время еды. В дальнейшем доза препарата могла быть изменена как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения в зависимости от показателей кислотности мочи, которая поддерживалась в пределах рН 6,2 — 6,8. Дозу препарата больные изменяли самостоятельно в зависимости от показателей рН мочи по данным индикаторных полосок. Лабораторные исследования включали в себя определение уровня мочевой кислоты в крови и моче. Также определялись показатели почечной функции и функции печени, всем больным проводили УЗИ почек.

Результаты исследования.

Все 30 больных были обследованы через 1 месяц лечения Блемареном. 24 пациента указали на хорошую, 5 — на отличную и 1 — на удовлетворительную его переносимость, которая не зависела от сопутствующего приема аллопуринола и НПВП. Побочных эффектов, послуживших причиной отмены препарата, не зафиксировано. У 1 больного в первые несколько дней лечения отмечались тошнота и изжога, исчезнувшие после снижения дозы препарата. За время исследования обострение подагрического артрита отмечено у 1 больного с хроническим течением подагры на второй неделе приема Блемарена, в связи с чем ему была временно изменена доза НПВП.

После завершения курса терапии Блемареном зарегистрировано снижение среднего сывороточного уровня мочевой кислоты на 8%. Уровень суточной экскреции (выведения) мочевой кислоты, напротив, увеличился с 436,8 до 564,5 мг/сутки. В среднем, увеличение экскреции мочевой кислоты составило 20%. В группе больных, получавших монотерапию Блемареном, суточная экскреция мочевой кислоты увеличилась в значительно большей степени — с 201,6 до 705,6 мг/сутки. Среднее же значение экскреции мочевой кислоты при монотерапии Блемареном увеличилось на 66%. У больных, принимавших аллопуринол, назначение Блемарена не привело к существенному изменению показателей экскреции мочевой кислоты. Наибольшее увеличение экскреции мочевой кислоты после терапии Блемареном наблюдалось при исходно низких ее значениях. Среднее значение экскреции мочевой кислоты у таких больных возросло более чем в 1,9 раза.

Кроме того, выявлена прямая корреляционная зависимость между снижением сывороточного уровня мочевой кислоты и увеличением ее суточной экскреции с мочой.

Существенной динамики показателей функции печени и экскреторной функции почек, электролитного обмена до и после курса терапии Блемареном не получено.

Выводы по результатам исследования.

Подбор оптимальной терапии у больных подагрой — не простая задача. Частое сочетание подагры с другими обменными нарушениями предполагает, помимо необходимой большинству больных уратснижающей и противовоспалительной терапии, прием гипотензивных, сахароснижающих, гиполипидемических и многих других лекарственных средств. Нередко количество принимаемых больными жизненно необходимых препаратов столь велико, что показания к назначению любого нового лекарства должны быть строго обоснованными. Однако некоторые принципы медикаментозного лечения больных подагрой и нефролитиазом следует считать незыблемыми. К ним относится коррекция основных лабораторных показателей, отражающих тяжесть течения подагры: сывороточного уровня мочевой кислоты и уровня урикозурии. На достижение норм этих показателей направлено и консервативное лечение уратного нефролитиаза. Напомним, что на протяжении последних столетий важнейшим компонентом комплексной терапии как подагры, так и МКБ, было санаторно-курортное лечение с использованием минеральных источников (благотворное влияние минеральных вод на рН мочи и ее электролитный состав). Однако к назначению минеральных вод необходимо относиться с осторожностью: и применяют только после отхождения камней при удовлетворительной функции почек, они значительно повышают диурез, что допустимо не у всех больных, могут изменять кислотно-основное состояние. К сожалению, не может служить альтернативой консервативному и хирургическое лечение МКБ, так как у 60 — 70% больных после удаления камней они образуются вновь.

В последние 30 — 40 лет для профилактики и лечения МКБ и подготовки к литотрипсии стали применять высокоэффективные и безопасные цитратные смеси. В ряде исследований показано, что под влиянием цитратных смесей происходит постепенное дозозависимоое растворение большинства солей, прежде всего, наиболее часто встречаемых — уратов и оксалатов.

Поддержание оптимальной кислотности мочи у больных подагрой может иметь принципиальное значение не только для снижения риска уролитиаза и растворения уже имеющихся конкрементов. Известно, что гипоэкскреция мочевой кислоты — наиболее частая причина развития подагры и гиперурикемии (ГУ). Показано, что существенное увеличение кислотности мочи с кислой до щелочной, в том числе, при применении цитратов, наряду с увеличением растворимости мочевой кислоты приводит к многократному повышению ее экскреции. Исключительно важными являются в этом отношении полученные в исследовании данные, свидетельствующие о возрастании экскреции мочевой кислоты, одновременно со снижением урикемии после короткого курса терапии Блемареном. Это позволяет предположить, что уменьшение выраженности ГУ может быть следствием нормализации выведения из организма мочевой кислоты именно в результате приема препарата Блемарен. И в то же время, в случае исходно нормальных значений экскреции мочевой кислоты, этот уровень оставался неизменным.

Важный итог исследования связан и с отсутствием при приеме Блемарена побочных эффектов, негативного влияния на показатели функции печени, почек, сывороточные уровни электролитов.

Итак, в результате исследования были сделаны следующие заключения:

  1. Применение Блемарена у больных подагрой с нефролитиазом улучшает показатели обмена мочевой кислоты благодаря значительному увеличению выведения мочевой кислоты. Исходно нормальный уровень экскреции мочевой кислоты при этом существенно не меняется.
  2. Увеличение экскреции мочевой кислоты при приеме Блемарена способствует снижению урикемии в среднем на 8%, обратно коррелируя с сывороточным уровнем мочевой кислоты.
  3. Блемарен характеризуется высокой безопасностью, при его приеме не наблюдается ухудшения показателей функции печени, почек и электролитного обмена.
  4. Наличие у больных подагрой нефролитиаза следует рассматривать в качестве показания к назначению им препарата Блемарен.

Arpimed

Как принимать Колхицин

Колхицин следует принимать в точности так, как предписано врачом. Если у Вас есть какие-либо сомнения по поводу приема препарата, то Вам следует проконсультироваться с лечащим врачом или фармацевтом.

Колхицин может быть токсичным в слишком высоких дозах, поэтому важно не превышать дозу, прописанную врачом.

Обратитесь к своему врачу или фармацевту, если вам кажется, что эффект колхицина слишком выражен или недостаточно выражен.

 

Взрослые

Применение при подагре

Лечение острого приступа подагры:

Рекомендуемая доза составляет 0,5 мг два-три раза в сутки. Ваш врач может решить назначить дополнительно 1 мг в первый день лечения. Лечение следует прекратить при появлении жалоб со стороны желудочно-кишечного тракта или при отсутствии эффекта через 2–3 дня.

Вы не должны принимать более 6 мг колхицина в течение курса лечения. Вы не должны начинать новый курс в течение как минимум 3 дней  после окончания курса лечения колхицином.

 

Профилактика приступа подагры:

Рекомендуемая доза составляет от 0,5 — 1 мг в день и ее необходимо принимать вечером. Ваш врач сообщит вам, какова будет длительность лечения колхицином.

 

Если у Вас проблемы с печенью и почками

Если у вас нарушение функции печени или почек, рекомендуемая доза составляет 0,5 мг колхицина в день и вы должны находиться под тщательным наблюдением. Если у вас серьезное нарушение функции печени или почек не принимайте данное лекарство.

 

Дети и подростки

Лекарство не следует применять для лечения подагры у детей и подростков.

 

Использование при семейной средиземноморской лихорадке (периодической болезни)

Рекомендуемая доза составляет от 1 — 3 мг в день. Суточная доза может быть однократной или разделенной на два приема в день (для доз более 1 мг / день).

Если вы не почувствуете улучшение, врач может постепенно увеличить дозу колхицина до максимум 3 мг в день. Каждый раз, когда вы увеличиваете дозу колхицина, врач должен внимательно следить за вами на предмет развития побочных эффектов.

 

Применение у детей и подростков до 18 лет

Для детей с семейной средиземноморской лихорадкой (периодической болезнью) рекомендуемая дозировка зависит от возраста.

Дети до 5 лет: 0,5 мг в день. Дети от 5 до 10 лет: 1 мг в день.

Дети старше 10 лет: 1,5 мг в день.

У детей с амилоидной нефропатией доза может быть увеличена до 2 мг в день.

 

Дозировка при нарушении функции печени или почек

Если у вас нарушение функции печени или почек, рекомендуемая доза уменьшается вдвое. Если у вас серьезное нарушение функции печени или почек, не принимайте это лекарство (см. раздел “ Не принимайте Колхицин”).

 

Способ применения

Колхицин таблетки следует заглатывать целиком, запивая стаканом воды.

Детям младше 1 года рекомендуется прием колхицина в виде раствора для приема внутрь

 

Если вы приняли больше колхицина, чем предусмотрено, или если, например, ребенок случайно проглотил эти таблетки, существует риск интоксикации. Немедленно обратитесь к своему врачу, фармацевту или в отделение неотложной помощи ближайшей больницы.

 

Симптомы интоксикации

  • После приема слишком большой дозы колхицина первые симптомы передозировки проявляются в течение нескольких часов. Эти симптомы включают жжение в горле, желудке и на коже, тошноту, рвоту, спазмы в животе и кровавую диарею, которые могут привести к снижению pH крови, потере жидкости, снижению артериального давления и шоку.
  • Впоследствии, через 24-72 часов после приема слишком высокой дозы колхицина могут возникнуть следующие опасные для жизни осложнения: нарушение сознания с возможным бредом (делирий), кома, симптомы паралича, угнетение дыхания, задержка жидкости в легких, поражение почек, недостаточность кровообращения и остановка сердца.
  • Примерно через 7 дней после приема слишком высокой дозы колхицина может произойти временное увеличение числа лейкоцитов (лейкоцитоз) и выпадение волос.

 

Если Вы забыли принять Колхицин:

Если Вы забыли принять очередную дозу препарата, принимайте ее сразу, как только вспомнили. Если подошло время для принятия следующей дозы, пропущенную дозу не стоит принимать.

Не следует принимать двойную дозу препарата, чтобы компенсировать пропущенную дозу. Если вы не уверены, всегда проконсультируйтесь с врачом или фармацевтом.

 

Если Вы прекратили прием Колхицин:

Если Вы внезапно прекратили принимать колхицин, симптомы, которыми вы страдали до начала лечения, могут повториться. Если вы думаете о прекращении приема колхицина, всегда консультируйтесь со своим врачом.

При возникновении дополнительных вопросов по применению этого препарата, обратитесь к лечащему врачу или фармацевту.

 

Возможные побочные эффекты

Как и все лекарства, Колхицин может вызвать побочные эффекты, однако они возникают не у каждого пациента.

При развитии каких-либо из следующих побочных реакций, прекратите принимать Колхицин и немедленно обратитесь к врачу или в ближайшую больницу и отделение скорой помощи:

  • Тошнота, рвота, спазмы в животе и диарея. Данные побочные эффекты встречаются очень часто (могут наблюдаться у 1 из 10 человек)
  • Слабость мышц (миопатия), изменение цвета мочи от красного до коричневого (рабдомиолиз), боли в мышцах, утомляемость. Эти побочные эффекты встречаются нечасто (могут наблюдаться у 1 из 100 человек)
  • Инфекция с такими симптомами, как высокая температура, сильная боль в горле и боль во рту, а также серьезная форма анемии (апластическая анемия). Эти побочные эффекты встречаются редко (могут наблюдаться у 1 из 1000 человек)

Кроме того, наблюдаются следующие побочные эффекты:

Частота неизвестна (не может быть оценена по имеющимся данным):

  • Выпадение волос, сыпь
  • Уменьшение количества сперматозоидов в семенной жидкости или полное отсутствие сперматозоидов в семенной жидкости
  • Боль в горле
  • Нейропатия (заболевание нервов), воспаление нервов, которое может вызывать боль, онемение, а иногда и нарушение функции нервов
  • Отсутствие менструаций в течение 6 месяцев и более, а также появление боли и / или спазмов во время менструации
  • Дефицит витамина B12
  • Нарушение функции печени

 

Дети и подростки до 18 лет

Нет данных о влиянии длительного приема колхицина на детей и подростков до 18 лет.

 

Отчетность о побочных эффектах:

Если Вы отметили какие-либо побочные эффекты, сообщите об этом своему лечащему врачу, провизору или фармацевту, в том числе и о побочных эффектах, не перечисленных в этом листке- вкладыше. Так же Вы можете сообщить о побочных эффектах компании ООО «Арпимед», перейдя на сайт www.arpimed.com и заполнить соответствующую форму «Сообщить о побочном действии или неэффективности лекарства» и в Научный центр экспертизы лекарств и медицинских технологий им. академика Э.Габриеляна, перейдя на сайт www.pharm.am в раздел ― Сообщить о побочном эффекте лекарства и заполнить форму ― Карта сообщений о побочном действии лекарства. Телефон горячей линии научного центра: +37410200505; +37496220505. Сообщая о побочных эффектах, Вы помогаете собрать больше информации о безопасности этого препарата.

 

Как хранить Колхицин

  • Не принимать Колхицин по истечении срока годности, указанного на упаковке препарата. При указании срока годности имеется в виду последний день указанного месяца.
  • Не принимайте Колхицин, если Вы заметили признаки ухудшения внешнего вида, такие как изменение цвета.
  • Хранить при температуре не выше 250С, в сухом и защищенном от света месте.
  • Хранить в недоступном для детей месте.

 

Срок годности — 3 года.

Не следует спускать лекарства в сточные воды или в канализацию. Спросите у фармацевта, как распорядиться с препаратом, который Вам больше не понадобится. Эти меры направлены на защиту окружающей среды.

 

Содержимое упаковки и дополнительная информация

Что содержит Колхицин

Активное вещество: колхицин – 1 мг в каждой таблетке;

Другие компоненты: Сахар, повидон, натрия крахмала гликолат, магния стеарат, целлюлоза микрокристаллическая, краситель Е-124.

 

Как выглядит Колхицин и содержимое упаковки

Колхицин, 1 мг таблетки:

Круглые таблетки розового цвета с белыми и темно-розовыми вкраплениями, с фаской и риской на одной стороне.

 

Описание упаковки

Картонная упаковка, содержащая 96 таблеток в контурной ячейковой упаковке (ПВХ/алюминий) 4 контурные ячейковые упаковки по 24 таблетки вместе с листком-вкладышем помещены в картонную упаковку.

 

Каковы условия отпуска Колхицина из аптек

Отпускается по рецепту.

 

Лечение подагры — Справочник лекарств

Подагра – это болезнь, связанная с нарушением обмена особых азотсодержащих веществ – пуриновых оснований. Пуриновые основания входят в состав нуклеиновых кислот – ДНК и РНК, отвечающих за хранение, передачу и реализацию наследственной информации в каждой клетке. При подагре в организм накапливается конечный продукт обмена пуриновых оснований – мочевая кислота.

Мочевая кислота в избыточном количестве откладывается в виде кристаллов чаще всего с образование подагрических узлов (тофусов) в мелких суставах, вызывая их воспаление (подагрический артрит), а также в почках, что приводит к развитию мочекаменной болезни. На более поздних стадиях кристаллы мочевой кислоты откладываются и в других органах и тканях (особенно в хрящах, возле суставов).

Подагра сопровождается сильной болью в пораженных суставах (обычно это мелкие суставы пальцев стоп или рук), которая возникает под вечер, усиливается ночью и под утро затихает. При этом может наблюдаться повышение температуры – лихорадка.

Для лечения подагры используют особую группу лекарственных средств, которые называются противоподагрическими препаратами.

Показания к применению

Противоподагрические препараты применяют для лечения подагры, а также бессимптомного повышения уровня мочевой кислоты в крови – гиперурикемии.

Глюкокортикостероиды, колхицин, а также нестероидные противовоспалительные препараты применяют для купирования боли и воспаления при остром приступе подагрического артрита.

Фармакологическое действие

Противоподагрические препараты уменьшают количество мочевой кислоты в организме – за счет снижения образования мочевой кислоты или же за счет усиления выведения мочевой кислоты из организма.

Препараты глюкокортикостероидов и колхицин оказывают выраженное противовоспалительное действие.

Нестероидные противовоспалительные средства имеют как противовоспалительный, так и обезболивающий и жаропонижающий эффекты.

Классификация препаратов для лечения подагры

Противоподагрические препараты классифицируют на:

  • средства, угнетающие образование мочевой кислоты (урикодепрессивные средства): аллопуринол, фебуксостат;
  • средства, повышающие выведение мочевой кислоты (урикозурические средства): кислота лимонная + тринатрия цитрат + калия гидрокарбонат, сульфинпиразон, бензобромарон, пробенецид;
  • противовоспалительные средства: колхицин, глюкокортикостероиды (преднизолон, триамцинолон, метилпреднизолон), нестероидные противовоспалительные средства (диклофенак, индометацин, напроксен, ибупрофен, кетопрофен, нимесулид).

Основы лечения подагры

Главную роль в лечении подагры играет диета. При подагре следует ограничить употребление в пищу продуктов, богатых пуринами – красное мясо, бобовые, сыр, творог, шоколад. Помимо этого, необходимо отказаться от приема алкоголя (особенно пива и вина).

При подагре важно поддерживать адекватный водный баланс – выпивать не мене двух литров воды в сутки. Особенно рекомендуется щелочное питье (чайная ложка соды на литр воды, щелочные минеральные воды), поскольку в щелочной среде мочи легче выводится мочевая кислота. В кислой же среде мочевая кислота выпадает в осадок в виде кристаллов и откладывается в почках.

Колхицин, глюкокортикостероиды и нестероидные противовоспалительные средства используют при остром приступе подагры.

В межприступный период, для снижения уровня мочевой кислоты в крови и профилактики приступов подагры применяют препараты, угнетающие образование мочевой кислоты – аллопуринол и фебуксостат.

Комбинированный препарат, содержащий кислоту лимонную, тринатрия цитрат и калия гидрокарбонат, назначают при мочекаменной болезни с целью подщелачивания мочи для облегчения растворения и выведения мочевых камней.

Особенности лечения подагры

Глюкокортикостероиды могут вводиться прямо в пораженный подагрой сустав, а также внутримышечно или перорально (внутрь). Все остальные противоподагрические препараты используют только перорально.

Лечение подагры следует начинать как можно быстрее – при этом значительно повышается эффективность терапии.

Колхицин и глюкокортикостероиды не применяют длительно ввиду наличия у этих препаратов широкого спектра побочных эффектов. Курс лечения колхицином составляет 3 дня, глюкокортикостероидов – до 5 дней.

Нестероидные противовоспалительные средства используют не более 5-7 дней, после устранения приступа подагрического артрита их прием следует прекратить.

Аллопуринол и фебуксостат не назначают при остром приступе подагры, поскольку эти препараты способны увеличивать его продолжительность.

Курс лечения фебуксостатом достаточно длителен – составляет от 6 месяцев до нескольких лет. Аллопуринол при отсутствии побочных эффектов принимают неограниченно долго, чаще всего – пожизненно.

Учитывая риски взаимодействия с другими лекарственными средствами, противоподагрические препараты принимают под строгим контролем врача.

Снижение Мочевой Кислоты препарат, 60 капсул

Swanson® Лечение Повышенной Мочевой Кислоты

Количество: 60 капсул на 60 дней приёма.

  • Препарат на натуральной природной основе, для выведения мочевой кислоты из организма
  • Способствует здоровому функционированию почек
  • Синергетическое сочетание семи трав, проверенных в практической фитотерапии. Эксклюзивно от Swanson®!

Помогите вашему организму сохранить здоровый уровень мочевой кислоты при помощи натуральных и безопасных трав, входящих в состав Swanson® Uric Acid Cleance. Мочевая Кислота является обычным побочным продуктом пуринового обмена организма и должна постоянно выводится из организма. Нагрузка по выведению мочевой кислоты из организма ложится в основном на печень и почки, потому что они являются органами, которые в первую очередь отвечает за фильтрацию и очистку крови, а также за выведение метаболических побочных продуктов. Но для некоторых людей, поддержание здорового уровня мочевой кислоты в организме может быть более сложным. Это может происходить из-за генетической предрасположенности или из-за факторов образа жизни, таких как употребление алкоголя, высоко-белковые диеты, большое употребление продуктов с высоким содержанием пуринов, таких как рафинированный сахар, фруктоза (кукурузный сироп), все из что может повысить уровень мочевой кислоты в крови.

Swanson® Uric Acid Cleance имеет синергетическое сочетание семи проверенных временем трав, которые сформулированы так, чтобы поддерживать здоровье печени и почек и помочь естественному процессу ликвидации, сохранить уровень мочевой кислоты в норме. Это отличный, полностью натуральный природный способ помочь вашей внутренней системе очищения организма справиться с одной из своих самых сложных задач.

Состав

Порция равна 1 капсуле.

  Количество в порции % Дневной Нормы
Шампиньон Двуспоровый (мякоть)
(Стандартизован до минимума 30% полисахаридов)
200 мг *
Куркумин (Куркума Лонга) (корень) 150 мг *
Юкка Корень, 4: 1 экстракт
(Юкка Шидигера) (эквивалентно 200 мг)
50 мг *
Артишок Листья, 4: 1 экстракт
(Cynara Scolymus) (эквивалентно 50 мг)
12.5 мг *
Кислая Вишня Порошок (плоды)(Минимум 0,5% от минимума антоцианы и 1% флавоноидов) 8 мг *
Молочный Чертополох, экстракт из семян
(Расторопша Пятнистая) (эквивалент не менее чем 25 мг)
6. 25 мг *
Чеснок без запаха
(Allium посевной) (зубчики)
2 мг *

*Суточная норма не определена.

Другие ингредиенты: рисовая мука, гипромеллоза (растительное капсула), рисовый экстракт, мальтодекстрин, диоксид кремния.

Рекомендации по применению:

В качестве пищевой добавки принимайте одну капсулу в день, с водой.

ВНИМАНИЕ: Не принимайте этот продукт, если вы беременны или кормите грудью, или если у вас есть непроходимость кишечника или желчных протоков. Обратитесь к врачу перед использованием, если у вас есть или были проблемы с желчным пузырём.

Сделано в США 

Экскреция мочевой кислоты с мочой отрицательно связана с альбуминурией у пациентов с хроническим заболеванием почек: перекрестное исследование | BMC Nephrology

  • 1.

    Bobulescu IA, Moe OW. Почечный транспорт мочевой кислоты: новые концепции и неопределенности. Adv Хроническая почка Dis. 2012;19(6):358–71.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 2.

    Джалал Д.И. Гиперурикемия, почки и спектр сопутствующих заболеваний: описательный обзор.Curr Med Res Opin. 2016;32(11):1863–9.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 3.

    Липковиц М.С. Регуляция экскреции мочевой кислоты почками. Curr Rheumatol Rep. 2012;14(2):179–88.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 4.

    Nugent CA, Tyler FH. Почечная экскреция мочевой кислоты у больных подагрой и у пациентов без подагры.Джей Клин Инвест. 1959; 38: 1890–8.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 5.

    Перес-Руис Ф., Калабозо М., Эраскин Г.Г., Руибал А., Эрреро-Бейтес А.М. Почечная недостаточность мочевой кислоты наблюдается у пациентов с явно высоким выделением мочевой кислоты с мочой. Ревмирующий артрит. 2002;47(6):610–3.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 6.

    Каннангара Д.Р., Рамасами С.Н., Индраратна П.Л., Стокер С.Л., Грэм Г.Г., Джонс Г., Портек И., Уильямс К.М., Дэй Р.О. Фракционный клиренс уратов: валидация измерения образцов мочи у здоровых людей и пациентов с подагрой. Артрит Res Ther. 2012;14(4):R189.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 7.

    Bellomo G. Связь между мочевой кислотой, аллопуринолом, сердечно-сосудистыми событиями и прогрессированием заболевания почек: шаг вперед.Am J почек Dis. 2015;65(4):525–7.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 8.

    Yan D, Tu Y, Jiang F, Wang J, Zhang R, Sun X, Wang T, Wang S, Bao Y, Hu C, et al. Мочевая кислота независимо связана с диабетической болезнью почек: поперечное исследование китайской популяции. ПЛОС Один. 2015;10(6):e129797.

    Google Scholar

  • 9.

    Джонсон Р.Дж., Накагава Т., Джалал Д., Санчес-Лозада Л.Г., Канг Д.Х., Ритц Э.Мочевая кислота и хроническая болезнь почек: кто за кем гонится? Трансплантация нефролового циферблата. 2013;28(9):2221–8.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 10.

    Steele TH, Rieselbach RE. Вклад остаточных нефронов в хронически больных почках в гомеостаз уратов у человека. Am J Med. 1967; 43 (6): 876–86.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 11.

    Гарифаллос А., Магула И., Цапас Г. Оценка почечных механизмов гомеостаза уратов у пациентов с уремией с помощью пробенецида и пиразинамидного теста. Нефрон. 1987;46(3):273–80.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 12.

    Соренсен Л.Ф. Подагра, вторичная по отношению к хронической болезни почек: исследования метаболизма уратов. Энн Реум Дис. 1980;39(5):424–30.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 13.

    Cao X, Zhou J, Yuan H, Wu L, Chen Z. Хроническая болезнь почек среди людей с избыточным весом и ожирением с метаболическим синдромом и без него в когорте городских жителей Китая. БМК Нефрол. 2015;16:85.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 14.

    Эркан Е. Протеинурия и прогрессирование гломерулярных заболеваний. Педиатр Нефрол. 2013;28(7):1049–58.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 15.

    Fan XH, Cai JF, Gao BX, Mou LJ, Li JH, Liu XJ, Wu JX, Meng QY, Wang HY, Liu LL и др. Взаимосвязь между экскрецией альбумина с мочой и мочевой кислотой в сыворотке крови в общей популяции. Чжунхуа Нэй Кэ За Чжи. 2011;50(7):550–4.

    КАС пабмед Google Scholar

  • 16.

    Kim ES, Kwon HS, Ahn CW, Lim DJ, Shin JA, Lee SH, Cho JH, Yoon KH, Kang MI, Cha BY и др. Уровень мочевой кислоты в сыворотке связан с метаболическим синдромом и микроальбуминурией у корейских пациентов с сахарным диабетом 2 типа.J Осложненный диабет. 2011;25(5):309–313.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 17.

    Lee JE, Kim YG, Choi YH, Huh W, Kim DJ, Oh HY. Мочевая кислота в сыворотке связана с микроальбуминурией при предгипертензии. Гипертония. 2006;47(5):962–7.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 18.

    Форман Дж.П., Шевен Л., де Йонг П.Е., Баккер С.Дж., Курхан Г.К., Гансевоорт РТ.Связь между потреблением натрия и изменением уровня мочевой кислоты, экскрецией альбумина с мочой и риском развития артериальной гипертензии. Тираж. 2012;125(25):3108–16.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 19.

    Bellomo G, Berardi P, Saronio P, Verdura C, Esposito A, Laureti A, Venanzi S, Timio F, Timio M. Микроальбуминурия и мочевая кислота у здоровых людей. J Нефрол. 2006;19(4):458–64.

    КАС пабмед Google Scholar

  • 20.

    Nakajima H, Takenaka M, Kaimori JY, Nagasawa Y, Kosugi A, Kawamoto S, Imai E, Hori M, Okubo K. Профиль экспрессии генов проксимальных канальцев почек, регулируемый протеинурией. почки инт. 2002;61(5):1577–87.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 21.

    Tramonti G, Romiti N, Chieli E. Альбумин влияет на экспрессию и функцию мембранного переносчика P-гликопротеина в HK-2 клетках проксимальных канальцев человека. J Нефрол.2009;22(2):263–72.

    КАС пабмед Google Scholar

  • 22.

    Rudnicki M, Eder S, Perco P, Enrich J, Scheiber K, Koppelstatter C, Schratzberger G, Mayer B, Oberbauer R, Meyer TW, et al. Профили экспрессии генов эпителиальных клеток проксимальных канальцев человека при протеинурических нефропатиях. почки инт. 2007;71(4):325–35.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 23.

    Тудпор К., Лайнез С., Квакернаак А.Дж., Ковалевская Н.В., Веркарт С., ван Дженесен С., ван дер Кемп А., Навис Г., Биндельс Р.Дж., Хендероп Дж.Г. Мочевой плазмин ингибирует TRPV5 при протеинурии нефротического диапазона. J Am Soc Нефрол. 2012;23(11):1824–34.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 24.

    Stevens PE, Levin A. Оценка и лечение хронического заболевания почек: обзор заболевания почек: улучшение глобальных результатов, руководство по клинической практике 2012 г.Энн Интерн Мед. 2013;158(11):825–30.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 25.

    Ma L, Wei L, Chen H, Zhang Z, Yu Q, Ji Z, Jiang L. Влияние уратснижающей терапии на почечную обработку мочевой кислоты. Клин Ревматол. 2016;35(1):133–41.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 26.

    Лю Х., Чжан С.М., Ван Ю.Л., Лю Б.К. Распространенность гиперурикемии среди взрослых китайцев: национальное перекрестное исследование с использованием многоэтапной стратифицированной выборки.J Нефрол. 2014;27(6):653–8.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 27.

    Wu J, Qiu L, Cheng XQ, Xu T, Wu W, Zeng XJ, Ye YC, Guo XZ, Cheng Q, Liu Q и др. Гиперурикемия и кластеризация сердечно-сосудистых факторов риска у взрослого населения Китая. Научный доклад 2017; 7 (1): 5456.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 28.

    Николлс А., Снейт М.Л., Скотт Дж.Т.Влияние терапии эстрогенами на уровень мочевой кислоты в плазме и моче. Br Med J. 1973;1(5851):449–51.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 29.

    Фейг Д.И. Гиперурикемия и артериальная гипертензия. Adv Хроническая почка Dis. 2012;19(6):377–85.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 30.

    Mallat SG, Al KS, Tanios BY, Jurjus A. Гиперурикемия, гипертония и хроническое заболевание почек: возникающая ассоциация.Curr Hypertens Rep. 2016;18(10):74.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 31.

    Кришнан Э. Взаимодействие воспаления, гиперурикемии и распространенности гипертонии среди взрослых без метаболического синдрома: NHANES 2009-2010. Ассоциация J Am Heart. 2014;3(2):e157.

    Артикул Google Scholar

  • 32.

    Петраццуоло О., Трепиччоне Ф., Заккиа М., Капассо Г.Артериальная гипертензия и почечный транспорт кальция. J Нефрол. 2010; 23 (Приложение 16): S112–7.

    ПабМед Google Scholar

  • 33.

    Belge H, Gailly P, Schwaller B, Loffing J, Debaix H, Riveira-Munoz E, Beauwens R, Devogelaer JP, Hoenderop JG, Bindels RJ, et al. Почечная экспрессия парвальбумина имеет решающее значение для обработки NaCl и реакции на диуретики. Proc Natl Acad Sci U S A. 2007;104(37):14849–54.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 34.

    Zacchia M, Capasso G. Парвальбумин: ключевой белок ранней реабсорбции NaCl в дистальных канальцах. Трансплантация нефролового циферблата. 2008;23(4):1109–11.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 35.

    Бьорнстад П., Ланаспа М.А., Ишимото Т., Косуги Т., Куме С., Джалал Д., Маахс Д.М., Снелл-Бергеон Дж.К., Джонсон Р.Дж., Накагава Т. Фруктоза и мочевая кислота при диабетической нефропатии. Диабетология. 2015;58(9):1993–2002.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 36.

    Джалал Д.И., Ривард С.Дж., Джонсон Р.Дж., Маас Д.М., Макфанн К., Реверс М., Снелл-Берджон Дж.К. Уровни мочевой кислоты в сыворотке предсказывают развитие альбуминурии в течение 6 лет у пациентов с диабетом 1 типа: результаты кальцификации коронарных артерий в исследовании диабета 1 типа. Трансплантация нефролового циферблата. 2010; 25(6):1865–9.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 37.

    Вуоринен-Маркола Х., Юки-Ярвинен Х.Гиперурикемия и инсулинорезистентность. J Clin Endocrinol Metab. 1994;78(1):25–9.

    КАС пабмед Google Scholar

  • 38.

    Muscelli E, Natali A, Bianchi S, Bigazzi R, Galvan AQ, Sironi AM, Frascerra S, Ciociaro D, Ferrannini E. Влияние инсулина на почечный обмен натрия и мочевой кислоты при эссенциальной гипертензии. Ам Дж Гипертенс. 1996;9(8):746–52.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 39.

    Ситири М., Ивамото Х., Марумо Ф. Диабетическая гипоурикемия как показатель клинической нефропатии. Am J Нефрол. 1990;10(2):115–22.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 40.

    Голик А., Вайсгартен Дж., Котариу Д., Коэн Н., Зайденштайн Р., Рамот Ю., Авербух З., Модай Д. Обработка почечной мочевой кислоты у пациентов с инсулиннезависимым диабетом с повышенной скоростью клубочковой фильтрации. Clin Sci (Лондон). 1993;85(6):713–6.

    КАС Статья Google Scholar

  • 41.

    Hayashino Y, Okamura S, Tsujii S, Ishii H. Связь уровня мочевой кислоты в сыворотке крови с риском развития или прогрессирования альбуминурии у японских пациентов с диабетом 2 типа: проспективное когортное исследование [диабетическое расстройство и уход реестр в Tenri (DDCRT 10)]. Акта Диабетол. 2016;53(4):599–607.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 42.

    Zou H, Xiang M, Ye X, Xiong Y, Xie B, Shao J. Снижение экскреции мочевой кислоты с мочой у пациентов с протеинурией. J Chromatogr B Analyt Technol Biomed Life Sci. 2015;1006:59–64.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 43.

    Scheven L, Joosten MM, de Jong PE, Bakker SJ, Gansevoort RT: Ассоциация альбуминурии с канальцевой реабсорбцией мочевой кислоты: результаты общей популяционной когорты. J Am Heart Assoc 2014, 3 (2): e613.

  • 44.

    Бхатнагар В., Ричард Э.Л., Ву В., Нивергельт К.М., Липковиц М.С., Джефф Дж., Майхофер А.Х., Нигам С.К. Анализ ABCG2 и других переносчиков уратов в гомеостазе мочевой кислоты при хроническом заболевании почек: потенциальная роль дистанционного зондирования и передачи сигналов. Клин Кидни Дж. 2016;9(3):444–53.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 45.

    Нигам SK. Чем на самом деле занимаются наркоторговцы? Nat Rev Drug Discov.2015;14(1):29–44.

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 46.

    Карни ЭФ. Скорость клубочковой фильтрации. Факторы риска ХБП связаны с повышенной СКФ одного нефрона. Нат Рев Нефрол. 2017;13(8):443.

    Артикул пабмед Google Scholar

  • Гиперурикемия: основы практики, патофизиология, этиология

  • George C, Minter DA.Гиперурикемия. Январь 2020 г. [Medline]. [Полный текст].

  • Stack A, Manolis AJ, Ritz E. Пагубная роль гиперурикемии в сердечно-сосудистой системе. Curr Med Res Opin . 31 сентября 2015 г. Приложение 2: 21-6. [Медлайн].

  • Джонсон Р.Дж., Кивлин С.Д., Ким Ю.Г., Суга С., Фого А.Б. Переоценка патогенеза и последствий гиперурикемии при артериальной гипертензии, сердечно-сосудистых и почечных заболеваниях. Am J Kidney Dis . 1999 февраль.33(2):225-34. [Медлайн].

  • Эномото А., Кимура Х., Чайрондуа А., Шигета Ю., Джутабха П., Ча С.Х. и др. Молекулярная идентификация почечного уратного анионообменника, который регулирует уровень уратов в крови. Природа . 2002 г., 23 мая. 417(6887):447-52. [Медлайн].

  • Ичида К., Хосоямада М., Кимура Х., Такеда М., Уцуномия Ю., Хосоя Т. и др. Транспорт уратов с помощью переносчика ФАГ человека hOAT1 и структура его гена. Почки Инт .2003 янв. 63(1):143-55. [Медлайн].

  • Леал-Пинто Э., Коэн Б.Е., Липковиц М.С., Абрамсон Р.Г. Функциональный анализ и молекулярная модель транспортера/канала урата человека, hUAT. Am J Physiol Renal Physiol . 2002 г., июль 283 (1): F150-63. [Медлайн].

  • Shiraishi H, Une H. Влияние взаимодействия между ожирением и употреблением алкоголя на гиперурикемию у японских офисных работников-мужчин. J Эпидемиол . 2009. 19(1):12-6. [Медлайн].[Полный текст].

  • Martinon F, Petrilli V, Mayor A, Tardivel A, Tschopp J. Кристаллы мочевой кислоты, связанные с подагрой, активируют инфламмасому NALP3. Природа . 2006 г. 9 марта. 440 (7081): 237-41. [Медлайн].

  • Далбет Н., Мерриман Т. Взгляд в хрустальный шар: новые терапевтические мишени при гиперурикемии и подагре. Ревматология (Оксфорд) . 2009 март 48 (3): 222-6. [Медлайн].

  • Латурт А., Барден Т., Ришетт П.Профилактика острых приступов подагры после начала уратснижающей терапии. Ревматология (Оксфорд) . 2014 Ноябрь 53 (11): 1920-6. [Медлайн].

  • Xie DX, Xiong YL, Zeng C, Wei J, Yang T, Li H и др. Связь между низким содержанием цинка в рационе и гиперурикемией у мужчин среднего и старшего возраста в Китае: перекрестное исследование. BMJ Открытый . 2015 13 октября. 5 (10): e008637. [Медлайн].

  • Ван Ю.Л., Цзэн С., Вэй Дж., Ян Т., Ли Х., Дэн Чж. и др.Связь между потреблением магния с пищей и гиперурикемией. PLoS Один . 2015. 10 (11): e0141079. [Медлайн].

  • Чен С.К., Хуан Ю.Ф., Ван Д.Д. Гиперферритинемия и гиперурикемия могут быть связаны с нарушением функции печени у подростков с ожирением. PLoS Один . 2012. 7(10):e48645. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Lee YM, Bae SG, Lee SH, Jacobs DR Jr, Lee DH. Стойкие органические загрязнители и гиперурикемия в У.С. население в целом. Атеросклероз . 2013 сен. 230(1):1-5. [Медлайн].

  • Bae J, Chun BY, Park PS, Choi BY, Kim MK, Shin MH и др. Более высокое потребление подслащенных сахаром безалкогольных напитков увеличивает риск гиперурикемии у корейского населения: когортное исследование корейских мульти-сельских сообществ. Семин Артрит Ревм . 2014 Апрель 43 (5): 654-61. [Медлайн].

  • Лопес-Молина Р., Парра-Кабрера С., Лопес-Ридаура Р., Гонсалес-Вильяльпандо М.Е., Ферраннини Э., Гонсалес-Вильяльпандо С. Потребление подслащенных напитков, гиперурикемия и метаболический синдром: исследование диабета в Мехико. Salud Publica Mex . 2013 Декабрь 55 (6): 557-63. [Медлайн].

  • Siqueira JH, Mill JG, Velasquez-Melendez G, Moreira AD, Barreto SM, Benseñor IM, et al. Подслащенные сахаром безалкогольные напитки и потребление фруктозы связаны с гиперурикемией: перекрестный анализ бразильского продольного исследования здоровья взрослых (ELSA-Brasil). Питательные вещества . 2018 27 июля. 10 (8): [Medline]. [Полный текст].

  • Lecoultre V, Egli L, Theytaz F, Despland C, Schneiter P, Tappy L. Гиперурикемия, вызванная фруктозой, связана со снижением экскреции мочевой кислоты почками у людей. Лечение диабета . 36 сентября 2013 г. (9): e149-50.[Медлайн]. [Полный текст].

  • Чен-Сю М., Йокосе С., Рай С.К., Пиллинджер М.Х., Чой Х.К. Современная распространенность подагры и гиперурикемии в Соединенных Штатах и ​​десятилетние тенденции: Национальное обследование состояния здоровья и питания, 2007–2016 гг. Артрит Ревматол . 2019 июнь 71 (6): 991-999. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Менесес-Леон Х., Денова-Гутьеррес Э., Кастаньон-Роблес С., Гранадос-Гарсия В., Талавера Х.О., Ривера-Паредес Б. и др. Потребление подслащенных напитков и риск гиперурикемии у взрослых мексиканцев: перекрестное исследование. BMC Общественное здравоохранение . 2014 12 мая. 14:445. [Медлайн].

  • Liu L, Lou S, Xu K, Meng Z, Zhang Q, Song K. Связь между выбором образа жизни и гиперурикемией у китайских мужчин и женщин. Клин Ревматол . 2012 7 ноября. [Medline].

  • Иоанну Г.Н., Бойко Е.Ю. Влияние менопаузы и заместительной гормональной терапии на связь гиперурикемии со смертностью. Атеросклероз . 2012, 22 октября. [Medline].

  • Кубота М. Гиперурикемия у детей и подростков: современные знания и направления на будущее. Дж Нутр Метаб . 2019. 2019:3480718. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Ким С.Ю., Де Вера М.А., Чой Х.К.Подагра и смертность. Клин Эксперт Ревматол . 2008 сен-окт. 26 (5 Приложение 51): S115-9. [Медлайн].

  • Lin F, Zhang H, Huang F, Chen H, Lin C, Zhu P. Влияние изменений уровня мочевой кислоты в сыворотке крови на функцию почек у пожилых пациентов с артериальной гипертензией: ретроспективное когортное исследование с 3,5-летним наблюдением. BMC Geriatr . 2016 3 фев. 16 (1):35. [Медлайн].

  • Дин С, Цзэн С, Вэй Дж, Ли Х, Ян Т, Чжан И и др. Связь уровня мочевой кислоты в сыворотке крови и гиперурикемии с остеоартритом коленного сустава. Ревматол Инт . 2016 7 января. [Medline].

  • Ян Т., Дин С., Ван Ю.Л., Цзэн С., Вэй Дж., Ли Х и др. Связь между высокочувствительным С-реактивным белком и гиперурикемией. Ревматол Инт . 2016 10 февраля. [Medline].

  • Li M, Hou W, Zhang X, Hu L, Tang Z. Гиперурикемия и риск инсульта: систематический обзор и метаанализ проспективных исследований. Атеросклероз . 2014 фев. 232 (2): 265-70. [Медлайн].

  • Li L, Yang C, Zhao Y, Zeng X, Liu F, Fu P. Является ли гиперурикемия независимым фактором риска возникновения хронической болезни почек?: систематический обзор и метаанализ, основанные на обсервационных когортных исследованиях. BMC Нефрол . 2014 27 июл. 15:122. [Медлайн]. [Полный текст].

  • [Руководство] Эккель Р.Х. , Якичич Дж.М., Ард Дж.Д., де Хесус Дж.М. и соавт. Руководство AHA/ACC 2013 г. по управлению образом жизни для снижения сердечно-сосудистого риска: отчет Целевой группы Американского колледжа кардиологов/Американской кардиологической ассоциации по практическим рекомендациям. Тираж . 2014 24 июня. 129 (25 Приложение 2): S76-99. [Медлайн].

  • Беккер М.А., Шумахер Х.Р., Эспиноза Л.Р., Уэллс А.Ф., Макдональд П., Ллойд Э. и др. Уратснижающая эффективность и безопасность фебуксостата при лечении гиперурикемии подагры: исследование CONFIRMS. Артрит Res Ther . 2010. 12 (2): Р63. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Фрэмптон JE. Фебуксостат: обзор его применения при лечении гиперурикемии у пациентов с подагрой. Наркотики . 2015 март 75 (4): 427-38. [Медлайн].

  • Zurampic (lesinurad) [вкладыш]. Уилмингтон, Делавэр: AstraZeneca Pharmaceuticals. Декабрь 2015 г. Доступно на [Полный текст].

  • Диннел Дж., Мур Б.Л., Скивер Б.М., Бозе П. Расбуриказа в лечении лизиса опухоли: доказательный обзор ее места в терапии. Ядро Эвид . 2015. 10:23-38. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Мена-Санчес Г. и др.; ПРЕДИМЕД-ПЛЮС следователи.Связь между потреблением молочных продуктов и гиперурикемией у пожилых людей с метаболическим синдромом. Nutr Metab Cardiovasc Dis . 2020 10 фев. 30 (2): 214-222. [Медлайн].

  • Zhang Y, Qiu H. Потребление фолиевой кислоты, витамина B6 и витамина B12 в связи с гиперурикемией. Дж Клин Мед . 2018 Авг 11. 7 (8): [Medline]. [Полный текст].

  • [Руководство] FitzGerald JD, Dalbeth N, Mikuls T, et al. Руководство Американского колледжа ревматологов 2020 года по лечению подагры. Рес для лечения артрита (Хобокен) . 2020 июнь 72 (6): 744-760. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Maesaka JK, Fishbane S. Регуляция почечной экскреции уратов: критический обзор. Am J Kidney Dis . 1998, декабрь 32(6):917-33. [Медлайн].

  • Бишт М, Бист СС. Фебуксостат: новый препарат для лечения гиперурикемии при подагре. Indian J Pharm Sci . 2011 ноябрь 73(6):597-600. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Schumacher HR Jr, Becker MA, Lloyd E, et al.Фебуксостат в лечении подагры: 5-летние результаты исследования эффективности и безопасности FOCUS. Ревматология (Оксфорд) . 2009 фев. 48(2):188-94. [Медлайн].

  • Schumacher HR Jr, Becker MA, Wortmann RL, et al. Влияние фебуксостата по сравнению с аллопуринолом и плацебо на снижение уровня уратов в сыворотке у пациентов с гиперурикемией и подагрой: 28-недельное, фаза III, рандомизированное, двойное слепое исследование с параллельными группами. Ревматоидный артрит . 2008 15 ноября. 59 (11): 1540-8. [Медлайн].

  • Беккер Г. Рекомендации CARI. Камни в почках: камни мочевой кислоты. Нефрология (Карлтон) . 2007 г., 12 февраля, Приложение 1: S21-5. [Медлайн].

  • Исеки К., Икемия Й., Иноуэ Т., Исеки С., Кинджо К., Такисита С. Значение гиперурикемии как фактора риска развития терминальной почечной недостаточности в обследованной когорте. Am J Kidney Dis . 2004 г., октябрь 44 (4): 642-50. [Медлайн].

  • Zhu Y, Pandya BJ, Choi HK. Распространенность подагры и гиперурикемии среди населения США в целом: Национальное обследование состояния здоровья и питания, 2007–2008 гг. Ревматоидный артрит . 2011 Октябрь 63 (10): 3136-41. [Медлайн].

  • Перемежающееся повышение уровня уратов в сыворотке крови и 24-часовая экскреция мочевой кислоты с мочой | Ревматология

    Аннотация

    Цели . Концентрация уратов в сыворотке колеблется в течение дня и может меняться со временем. Однако месячные колебания экскреции мочевой кислоты с мочой не исследовались. Это побудило нас исследовать сывороточные ураты и 24-часовую экскрецию мочевой кислоты с мочой у здоровых мужчин.

    Методы . Уровень уратов и креатинина в сыворотке крови, мочевой кислоты и креатинина в моче за 24 часа измеряли ежемесячно в течение 12-месячного периода у 12 здоровых мужчин (в возрасте 23–61 год) с июля 2002 г. по июнь 2003 г.

    Результаты . Средний возраст 12 здоровых мужчин составлял 35,3 ± 10,5 лет (медиана 33 года, диапазон 23–61 год), средняя концентрация уратов в сыворотке крови 7,1 ± 1,1 мг/дл (диапазон 4,6–10,4), средний уровень креатинина в сыворотке 1,0 ± 0,1 мг. /дл (диапазон 0,8–1,3) и среднее 24-часовое выделение мочевой кислоты с мочой 651 ± 189 мг/день/л.73 м 2 (медиана 623, диапазон 389–1565). Приблизительно в 20,1 и 20,7% случаев уровень уратов в сыворотке крови был выше нормы, а суточная экскреция мочевой кислоты с мочой превышала 800 мг соответственно.

    Выводы . Представленные здесь данные демонстрируют индивидуальные вариации уровней уратов в сыворотке и 24-часовой экскреции мочевой кислоты с мочой у здоровых мужчин при серийных измерениях. Транзиторная гиперурикемия и гиперурикозурия встречаются чаще, чем ожидалось, и как транзиторные, так и ежемесячные колебания являются важными факторами, которые следует учитывать при оценке влияния других факторов на уровни уратов в сыворотке и экскрецию мочевой кислоты с мочой.Необходимы дальнейшие исследования для подтверждения этих результатов с использованием более крупных популяций.

    Подагра – это нарушение пуринового обмена или почечной экскреции мочевой кислоты. Считается, что он имеет четыре фазы, характеризующиеся бессимптомной гиперурикемией, рецидивирующими приступами острого артрита, интеркритической подагрой и хронической тофациозной подагрой. Традиционно гиперурикемию и подагру классифицируют как первичную или вторичную. Более физиологичная классификация основана на 24-часовой экскреции мочевой кислоты с мочой [1, 2]. Суточная экскреция мочевой кислоты более 600 мг, что представляет экскрецию мочевой кислоты более чем на два стандартных отклонения выше среднего значения для нормальной мужской популяции, после 5-7 дней диетического ограничения пуринов считается перепроизводством [3]. Однако нецелесообразно переводить пациентов на безпуриновую диету в течение 5–7 дней до сбора суточной мочи, и в любом случае беспуриновая диета вряд ли будет отражать типичный образ жизни пациента. Таким образом, его заменяет самостоятельно подобранная диета, при которой рекомендуемое референтное значение сверхпродуцента колеблется в пределах 700–1000 мг/сут [1, 2, 4–12].Суточная экскреция мочевой кислоты с мочой важна для выбора средств, снижающих уровень уратов, и для дифференциации причины гиперурикемии при начальной оценке подагры и гиперурикемии. Анализ мочи на мочевую кислоту не является точным индикатором гиперпродукции мочевой кислоты и в большей степени подвержен колебаниям циркадных ритмов [11, 13–15]. Кроме того, состав рациона мог измениться за последние 40 лет и повлиять на уровень уратов в сыворотке крови и суточную экскрецию мочевой кислоты с мочой. Вышеуказанные факторы побудили это предварительное исследование ежемесячных уровней уратов в сыворотке крови и экскреции мочевой кислоты с мочой у здоровых мужчин.

    Материалы и методы

    Уровень уратов в сыворотке крови и уровень мочевой кислоты в моче измерялись с месячными интервалами в течение 12-месячного периода у 12 здоровых мужчин (в возрасте 23–61 год) с июля 2002 г. по июнь 2003 г. Все участники дали свое информированное согласие. Мочу собирали за 24 часа, пока испытуемые находились на самостоятельно выбранной диете. Рацион питания не регламентировался, за исключением полного воздержания от алкогольных напитков за 1 неделю до сбора мочи. Ни один из испытуемых не принимал лекарства или другие вещества, которые, как известно, влияют на метаболизм мочевой кислоты.Более того, ни у одного субъекта не было известного анамнеза воздействия свинца, и ни у кого не было семейного анамнеза подагры. Образцы венозной крови брали после ночного голодания утром после завершения сбора мочи. Одновременно в день забора крови измеряли суточные уровни мочевой кислоты и креатинина. Затем рассчитывали содержание креатинина в моче за 24 часа. У мужчин, если 24-часовой креатинин мочи был ниже 20 мг/кг массы тела, сбор считался неполным и исключался из дальнейшего анализа.Три последовательных ежемесячных 24-часовых образца мочи измеряли азот для оценки ежедневного потребления белка [16]. Потребление белка рассчитывали по формуле 6,25 × (N u + 2), где N u — это выделение азота с мочой за 24 часа в граммах.

    Концентрации мочевой кислоты и креатинина как в сыворотке, так и в суточной моче измеряли с помощью автоанализатора Hitachi 7470 (Hitachi, Токио, Япония) с использованием дифференциального спектрофотометрического метода уриказы для мочевой кислоты [17] и метода Яффе для креатинина [18]. .Референсный диапазон уратов в сыворотке составляет 2,7–8,0 мг/дл, а референтный диапазон креатинина сыворотки составляет 0,4–1,4 мг/дл в этой больнице. Внешний контроль качества обеспечивался участием в двух программах: Национальной программе контроля качества, проводимой правительством, и международной программе, проводимой Колледжем американских патологоанатомов. Процедуры внутреннего и внешнего контроля качества неизменно давали удовлетворительные результаты. Регистрировали индекс массы тела (ИМТ, ​​масса тела в килограммах, деленная на квадрат роста в метрах).24-часовая экскреция мочевой кислоты с мочой была скорректирована на площадь поверхности тела (мг/день/1,73  м 2 ). Все данные были выражены как среднее ± стандартное отклонение. соответственно рассчитывали коэффициент вариации уровня уратов в сыворотке и 24-часовую экскрецию мочевой кислоты с мочой. Статистический анализ проводился с использованием пакета Statistical Package for the Social Sciences (SPSS 10.0 для Windows, 1997; SPSS, Чикаго, Иллинойс, США).

    Для этого исследования не требовалось этического одобрения.

    Результаты

    Из 144 образцов четыре образца мочи были исключены из дальнейшего анализа из-за неполного сбора, продемонстрированного низкой экскрецией креатинина с мочой (<20 мг/кг массы тела).Остальные 140 (97,2%) образцов использовались для анализа данных мочи. 12 здоровых мужчин имели средний возраст 35,3 ± 10,5 лет (медиана 33 года, диапазон 23–61), ИМТ 23,4 ± 2,3 (диапазон 20,0–29,0), уровень уратов в сыворотке 7,1 ± 1,1 мг/дл (диапазон 4,6–10,4), креатинин сыворотки. уровень 1,0±0,1 мг/дл (диапазон 0,8-1,3), 24-часовой объем мочи 1664±578мл (диапазон 700-3150), мочевая кислота в моче 45,4±17,8мг/дл (диапазон 16-100), креатинин мочи 123,5± 53,3 мг/дл (диапазон 50–265), клиренс мочевой кислоты 6,8±2,1 мл/мин (диапазон 3,6–16,9), скорость клиренса креатинина 124.2±40,5 мл/мин (диапазон 78,1–349,0), 24-часовая экскреция мочевой кислоты с мочой 687±231 мг/сут (медиана 643, диапазон 390–1900), 24-часовая экскреция креатинина с мочой 1821±563 мг/сут (диапазон 1180–5025), а потребление белка 83,5±14,6  г/сут (диапазон 50,8–125,0) (табл. 1). 24-часовая экскреция мочевой кислоты с мочой, скорректированная на площадь поверхности тела, составила 651 ± 189 мг/день/1,73 м 2 (медиана 623, диапазон 389–1565). Выявлена ​​статистически значимая корреляция между суточной экскрецией мочевой кислоты с мочой и суточным потреблением белка (коэффициент корреляции Спирмена, r s = 0. 807, P <0,001). Корреляция между 24-часовой экскрецией мочевой кислоты с мочой и содержанием уратов в сыворотке была слабой ( r s = 0,189, P = 0,025).

    Таблица 1.

    Демографические и лабораторные данные 12 здоровых мужчин

    4 ± 2.2 20.0-29.0 9817
    . Среднее ± стандартное отклонение . Ассортимент .
    Возраст (лет) 35,3±10,5 23–61
    ИМТ (кг/м 2 2) 2 20.0-29.0
    сыворотка
    7.1 ± 1,1 4,6-104
    Creatininine (MG / DL) 1.0 ± 0.1 0,8-1.3 0.8-1.3
    24-H мочи
    объем (ML) 1664 ± 578 1664 ± 578 700-3150
    Ученая кислота (мг / дл) 45,4±17,8 16–100
    Креатинин (мг/дл) 123. 5 ± 53.3 50-2622 50-265
    687 ± 231 390-1

    1821 ± 563 1180-5025
    клиренс
    60622 6.8 ± 2.1 3.6-169
    Creatinine Createance (ML / MIN) 124,2 ± 40,5 78.1-349,0
    Соотношение UA/Cr в моче 0.4 ± 0.1 0,2-0,6 0,2-0,6
    CUA / CCR (%) 5.7 ± 1,5 2,7-12,0
    Допуск белка * (G / день) 83,5 ± 14.6 50.8-125,0
    4 ± 2. 2 20.0-29.0 9817
    . Среднее ± стандартное отклонение . Ассортимент .
    Возраст (лет) 35,3±10,5 23–61
    ИМТ (кг/м 2 2) 2 20.0-29.0
    сыворотка
    7.1 ± 1,1 4,6-104
    Creatininine (MG / DL) 1.0 ± 0.1 0,8-1.3 0.8-1.3
    24-H мочи
    объем (ML) 1664 ± 578 1664 ± 578 700-3150
    Ученая кислота (мг / дл) 45,4±17,8 16–100
    Креатинин (мг/дл) 123.5 ± 53.3 50-2622 50-265
    687 ± 231 390-1

    1821 ± 563 1180-5025
    клиренс
    60622 6.8 ± 2.1 3.6-169
    Creatinine Createance (ML / MIN) 124,2 ± 40,5 78. 1-349,0
    Соотношение UA/Cr в моче 0.4 ± 0.1 0,2-0,6 0,2-0,6
    CUA / CCR (%) 5.7 ± 1,5 2,7-12,0
    Допуск белка * (G / день) 83,5 ± 14.6 50.8-125,0
    Таблица 1.

    Демографические и лабораторные данные 12 здоровых мужчин

    . Среднее ± стандартное отклонение . Ассортимент .
    Возраст (лет) 35.3 ± 10.5 23-61
    BMI (кг / м 2 ) 23.4 ± 2.2 20.0-29.0
    Устранение (MG / DL) 7.1 ± 1.1 7.1 ± 1,1 4.6-10622
    Creatininine (MG / DL) 1.0 ± 0,1 0.8-1.3 0.8-1.9
    24-H Мона
    Объем (мл) 1664±578 700–3150
    Мочевая кислота (мг/дл) 45. 4 ± 17.8 16-10022 16-100
    Creatininine (MG / DL) 123,5 ± 53,3 123,5 ± 53,3 50-265
    Ученая кислота экскреция (мг) 687 ± 231 390-1900
    Экскреция креатинина (MG) 1821 ± 563 1183-5025
    6.8 ± 2.1 3.6-169
    Клиренс креатинина (мл/мин) 124.2 ± 40.5 78.1-349.0
    Соотношение мочи UA / CR 0,4 ± 0,1 0,2-0,6
    CUA / CCR (%) 5.7 ± 1,5 2,7-12,0
    Потребление белка* (г/день) 83,5±14,6 50,8–125,0
    . Среднее ± стандартное отклонение . Ассортимент .
    Возраст (лет) 35.3 ± 10.5 23-61
    BMI (кг / м 2 ) 23.4 ± 2.2 20.0-29.0
    Устранение (MG / DL) 7.1 ± 1.1 7.1 ± 1,1 4.6-10622
    Creatininine (MG / DL) 1.0 ± 0,1 0.8-1.3 0.8-1.9
    24-H Мона
    Объем (мл) 1664±578 700–3150
    Мочевая кислота (мг/дл) 45.4 ± 17.8 16-10022 16-100
    Creatininine (MG / DL) 123,5 ± 53,3 123,5 ± 53,3 50-265
    Ученая кислота экскреция (мг) 687 ± 231 390-1900
    Экскреция креатинина (MG) 1821 ± 563 1183-5025
    6. 8 ± 2.1 3.6-169
    Клиренс креатинина (мл/мин) 124.2 ± 40.5 78.1-349.0
    Соотношение мочи UA / CR 0,4 ± 0,1 0,2-0,6
    CUA / CCR (%) 5.7 ± 1,5 2,7-12,0
    Потребление белка* (г/день) 83,5±14,6 50,8–125,0

    В таблице 2 приведены средние значения, стандартное отклонение и коэффициент вариации уровня уратов в сыворотке и 24-часовой экскреции мочевой кислоты с мочой для каждого субъекта. Средний уровень уратов в сыворотке был 7.1±1,1 мг/дл. Коэффициент вариации уратов среди исследуемой популяции колебался от 5 до 12% при среднем значении 9%. Напротив, коэффициент вариации повторных определений уратов в сыворотке известных образцов в течение года в нашей лаборатории составлял 1,8% и менее. Средняя 24-часовая экскреция мочевой кислоты с мочой составила 687 ± 231 мг. Коэффициент вариации суточной экскреции мочевой кислоты с мочой в исследуемой популяции колебался от 13 до 35% при среднем значении 23%.

    Таблица 2.

    Ежемесячные уровни уратов в сыворотке и 24-часовая экскреция мочевой кислоты с мочой для 12 субъектов старше 1 года

    0,30 0,24 0,21 К 0,20
    Субъект . Ураты сыворотки (мг/дл)* . Диапазон (мг/дл) . Резюме . Мочевая кислота в моче за 24 часа (мг/день/1,73 м 2 )* . Диапазон (мг/день/1,73 м 2 ) . Резюме .
    А  8.05 ± 0,91 6.6-10.4 0,11 603 ± 181 389-1087
    В 7,64 ± 0,78 5.9-8.6 0.10 567 ± 122 420 -812 0,22
    С 7,50 ± 0,57 6,7-8,3 0,08 707 ± 171 463-952
    D 7,06 ± 0,47 6. 4- 7.9 0,07 535 ± 112 396-782
    Е 5,54 ± 0,30 4.8-5.9 0.05 639 ± 144 488-912 0.23
    F 6,67 ± 0,54 5.5-7.4 0.08 663 ± 145 390-860 0,22
    G 8,47 ± 0,76 7.6-10.3 0.09 981 ±342 551–1565 0.35
    Н 7,42 ± 0,88 6.3-9.3 0.12 586 ± 102 482-830 0,17
    я 5,46 ± 0,56 4.6-6.4 0.10 635 ± 113 424-895 0,18
    J 5,97 ± 0,62 5.1-7.2 0.10 612 ± 77 458-761 0,13
    7.62 ± 0,84 6.4-9.1 0,11 651 ± 128 474-908
    л 7,64 ± 0,54 6. 5-8.4 0.07 637 ± 178 391 –997 0,28
    0,30 0,24 0,21 0,28
    Субъект . Ураты сыворотки (мг/дл)* . Диапазон (мг/дл) . Резюме . Мочевая кислота в моче за 24 часа (мг/день/л.73 м 2 )* . Диапазон (мг/день/1,73 м 2 ) . Резюме .
    8,05 ± 0,91 6.6-10.4 0,11 603 ± 181 389-1087
    В 7,64 ± 0,78 5.9-8.6 0,10 567±122 420–812 0,22
    С 7.50 ± 0,57 6,7-8,3 0,08 707 ± 171 463-952
    D 7,06 ± 0,47 6.4-7.9 0.07 535 ± 112 396 -782
    Е 5,54 ± 0,30 4. 8-5.9 0.05 639 ± 144 488-912 0,23
    F 6,67 ± 0,54 5.5- 7.4 0,08 663 ± 145 390-860 0,22
    G 8,47 ± 0,76 7.6-10.3 0,09 981 ± 342 551-1565 0,35
    Н 7,42 ± 0,88 6.3-9.3 0.12 586 ± 102 482-830 0,17
    я 5,46 ± 0,56 4.6-6.4 0.10 635 ±113 424–895 0.18
    J 5,97 ± 0,62 5.1-7.2 0.10 612 ± 77 458-761 0,13
    К 7,62 ± 0,84 6.4-9.1 0,11 651 ± 128 474-908 0,20
    л 7,64 ± 0,54 6.5-8.4 0.07 637 ± 178 391-997
    Таблица 2 .

    Ежемесячные уровни уратов в сыворотке и 24-часовая экскреция мочевой кислоты с мочой для 12 субъектов старше 1 года

    0,30 0,24 0,21 К 0,20
    Субъект . Ураты сыворотки (мг/дл)* . Диапазон (мг/дл) . Резюме . Мочевая кислота в моче за 24 часа (мг/день/1,73 м 2 )* . Диапазон (мг/день/1,73 м 2 ) . Резюме .
    А  8.05 ± 0,91 6.6-10.4 0,11 603 ± 181 389-1087
    В 7,64 ± 0,78 5.9-8.6 0.10 567 ± 122 420 -812 0,22
    С 7,50 ± 0,57 6,7-8,3 0,08 707 ± 171 463-952
    D 7,06 ± 0,47 6.4- 7.9 0,07 535 ± 112 396-782
    Е 5,54 ± 0,30 4. 8-5.9 0.05 639 ± 144 488-912 0.23
    F 6,67 ± 0,54 5.5-7.4 0.08 663 ± 145 390-860 0,22
    G 8,47 ± 0,76 7.6-10.3 0.09 981 ±342 551–1565 0.35
    Н 7,42 ± 0,88 6.3-9.3 0.12 586 ± 102 482-830 0,17
    я 5,46 ± 0,56 4.6-6.4 0.10 635 ± 113 424-895 0,18
    J 5,97 ± 0,62 5.1-7.2 0.10 612 ± 77 458-761 0,13
    7.62 ± 0,84 6.4-9.1 0,11 651 ± 128 474-908
    л 7,64 ± 0,54 6.5-8.4 0.07 637 ± 178 391 –997 0,28
    0,30 0,24 0,21 474-908 0,20 0,28
    Субъект . Ураты сыворотки (мг/дл)* . Диапазон (мг/дл) . Резюме . Мочевая кислота в моче за 24 часа (мг/день/л.73 м 2 )* . Диапазон (мг/день/1,73 м 2 ) . Резюме .
    8,05 ± 0,91 6.6-10.4 0,11 603 ± 181 389-1087
    В 7,64 ± 0,78 5.9-8.6 0,10 567±122 420–812 0,22
    С 7.50 ± 0,57 6,7-8,3 0,08 707 ± 171 463-952
    D 7,06 ± 0,47 6.4-7.9 0.07 535 ± 112 396 -782
    Е 5,54 ± 0,30 4.8-5.9 0.05 639 ± 144 488-912 0,23
    F 6,67 ± 0,54 5. 5- 7.4 0,08 663 ± 145 390-860 0,22
    G 8,47 ± 0,76 7.6-10.3 0,09 981 ± 342 551-1565 0,35
    Н 7,42 ± 0,88 6.3-9.3 0.12 586 ± 102 482-830 0,17
    я 5,46 ± 0,56 4.6-6.4 0.10 635 ±113 424–895 0.18
    J 5,97 ± 0,62 5.1-7.2 0.10 612 ± 77 458-761 0,13
    К 7,62 ± 0,84 6.4-9.1 0,11 651 ± 128
    л 7,64 ± 0,54 6.5-8.4 0.07 637 ± 178 391-997

    Цифры 1 и 2 показаны месячные уровни уратов в сыворотке и 24-часовая экскреция мочевой кислоты с мочой, соответственно, у всех субъектов. Двадцать девять (20,1%) из 144 определений уратов в сыворотке превышали 8,0 мг/дл (рис. 1). Семь из этих 12 субъектов (58,3%) испытали транзиторную гиперурикемию в какой-то момент в течение периода исследования. Двадцать девять (20,7%) из 140 определений мочи превышали 800 мг/день (рис. 2). У всех испытуемых, кроме одного (91,7%), ежедневная экскреция мочевой кислоты превышала 800 мг в какой-то момент в течение периода исследования. Примечательно, что у субъекта G девять измерений гиперурикемии и суточной экскреции мочевой кислоты превышали 800 мг, а восемь из этих измерений превышали 1000 мг/день.У этого субъекта, вероятно, был случай бессимптомной гиперурикемии, и доля в этом исследовании (1 из 12) аналогична таковой в общей популяции. Однако, даже за исключением субъекта G, 15,2% уратов в сыворотке и 15,5% мочевой кислоты в моче оставались выше верхнего предела референтного диапазона. Исследование содержало 29 выделений мочевой кислоты с мочой, превышающих 800 мг в день, при этом 12 определений крови (41,4%) одновременно демонстрировали гиперурикемию. Десять определений (7,1%) превышали 1000 мг/день, восемь из которых были получены от субъекта G, у которого был самый высокий ИМТ.Примечательно, что образец содержал четыре экстремальных значения, превышающих 1200 мг/день, из которых только у трех была гиперурикемия, с содержанием уратов в сыворотке 8,4, 8,4 и 8,9 мг/дл соответственно.

    Рис. 1.

    Ежемесячные уровни уратов в сыворотке крови 12 здоровых мужчин в течение 1 года. Горизонтальные полосы показывают среднемесячные уровни уратов у всех субъектов.

    Рис. 1.

    Ежемесячные уровни уратов в сыворотке крови 12 здоровых мужчин в течение 1 года. Горизонтальные полосы показывают среднемесячные уровни уратов у всех субъектов.

    Рис. 2.

    Ежемесячная 24-часовая экскреция мочевой кислоты с мочой у 12 здоровых мужчин в течение 1 года. Горизонтальные полосы показывают среднемесячную суточную экскрецию мочевой кислоты с мочой у всех субъектов.

    Рис. 2.

    Ежемесячная 24-часовая экскреция мочевой кислоты с мочой у 12 здоровых мужчин в течение 1 года. Горизонтальные полосы показывают среднемесячную суточную экскрецию мочевой кислоты с мочой у всех субъектов.

    Обсуждение

    Сообщалось о значительных индивидуальных, суточных и сезонных колебаниях содержания уратов в сыворотке [19, 20].Коэффициент вариации уратов в сыворотке среди исследуемой популяции колебался от 5 до 12% при среднем значении 9%. Варьирование экскреции мочевой кислоты с мочой было более заметным, чем экскреция уратов сыворотки. Аналогичная экскреция мочевой кислоты с мочой (639 ± 224 мг/день) у 84 здоровых добровольцев была зарегистрирована в другом исследовании, проведенном в этой стране [21]. Рикос и др. . также обнаружили значительные индивидуальные различия в экскреции мочевой кислоты с мочой [22]. Транзиторная гиперурикемия и гиперурикозурия встречаются чаще, чем ожидалось.Транзиторная гиперурикемия и высокая экскреция мочевой кислоты с мочой оказались не связанными с какими-либо легко определяемыми патологическими состояниями. Основные изменения экскреции мочевой кислоты с мочой со временем, по-видимому, в основном связаны с изменениями в потреблении белка с пищей, а не с уровнем уратов в сыворотке. Более чем у половины (58,3%) субъектов наблюдалась транзиторная гиперурикемия, и у всех, кроме одного из субъектов (91,7%), ежедневная экскреция мочевой кислоты превышала 800 мг в течение периода исследования.Настоящее исследование аналогично исследованию Гольдштейна и соавт. , в котором 10 из 12 субъектов испытали преходящую гиперурикемию в какой-то момент в течение 1 года; однако Гольдштейн и др. . сообщили о большем коэффициенте вариации уратов в сыворотке (15–22%, в среднем 17,5%) и более низком среднем уровне уратов в сыворотке среди исследуемой популяции [20]. Кроме того, в исследовании Framingham более высокий процент мужского населения показал по крайней мере одно повышенное измерение при рассмотрении четырех двухгодичных определений, чем при рассмотрении только одного определения [23].

    Диагноз подагры и связанного с ней нарушения метаболизма мочевой кислоты обычно основывается на измерении содержания уратов в сыворотке крови и 24-часовой экскреции мочевой кислоты с мочой. Однако различие между пациентами с подагрой и без подагры с точки зрения уровня уратов в сыворотке крови и экскреции мочевой кислоты с мочой неясно. Перес-Руис и др. . показали, что, хотя фильтрация мочевой кислоты в клубочках была выше у пациентов с подагрой, чем в контрольной группе, 24-часовая экскреция мочевой кислоты статистически значимо не отличалась между этими двумя группами [4].В исследовании Perez-Ruiz и соавт. у нормальных мужчин контрольной группы был более низкий уровень уратов в сыворотке (5,01±0,85 мг/дл) и их экскреция составляла 594±143 мг/день/1,73 м 2 , в отличие от 651± 189 мг/день/1,73 м 2 у мужчин в настоящем исследовании. В более раннем отчете Puig и др. . у 10 здоровых испанских мужчин 24-часовая экскреция мочевой кислоты с мочой составила 410±83 мг/сут/1,73 м 2 , а мочевая кислота в сыворотке — 5,1±0,8 мг/дл [8]. В отчете Нисиды о 62 здоровых японцах мужского пола экскреция мочевой кислоты с мочой за 24 часа составила 604.8±218,4 мг/день без поправки на площадь поверхности тела, а уровень уратов в сыворотке крови составлял 5,88±1,51 мг/дл [24]. Симкин продемонстрировал, что больные подагрой выделяют в среднем на 41% меньше мочевой кислоты, чем нормальные люди, при любой заданной концентрации уратов в плазме, а также что способность выделительного механизма для мочевой кислоты не снижается при подагре. Тем не менее, у пациентов с подагрой уровень уратов должен быть на 2-3  мг/дл выше, чем у здоровых людей, для достижения эквивалентной скорости экскреции мочевой кислоты [1, 2, 25]. Трудно охарактеризовать субъектов как имеющих нормоурикозурию или гиперурикозурию, особенно если проводятся множественные обследования.Не удалось продемонстрировать существование двух популяций, одной с нормоурикемией и одной с гиперурикемией. Не удалось также определить пороговую точку, выше которой клинические осложнения развиваются, а ниже — нет. Следовательно, любое определение гиперурикемии или гиперурикозурии следует считать произвольным. Несмотря на эти проблемы, предыдущие популяционные исследования прояснили связь гиперурикемии с подагрой и ее коррелятами [23, 26].

    Среднее значение мочевой кислоты в сыворотке крови в данном исследовании равнялось 7.1±1,1 мг/дл, что аналогично недавнему общенациональному исследованию населения на Тайване [27], но выше, чем предыдущие данные из Тайваня в 1960-х годах [28]. В этом национальном многоэтапном стратифицированном выборочном исследовании [27] средний уровень мочевой кислоты в сыворотке у мужчин в возрасте 4 лет и старше составил 6,63 ± 1,78 мг/дл и 6,90 ± 1,74 мг/дл у лиц в возрасте от 23 до 61 года. Эпидемиологическое исследование гиперурикемии, проведенное на Тайване в 1991 г. [29], выявило кривую распределения уратов в сыворотке, очень похожую на кривую, описанную в исследовании Акизуки [30] в 1980-х гг. и Миккельсена [31] в 1960-х гг., но обнаружило более высокую кривую. средний уровень уратов в сыворотке крови у мужчин (6.1 против 5,8 против 4,9 мг/дл). Средний уровень уратов в сыворотке в этом исследовании (6,14±1,43) [29] также был выше, чем в исследованиях во Фрамингеме (5,12±1,11) [23], Текумсе (4,90±1,40) [31] и Тайване (4,99±0,91). ) [28] в 1960-е гг. Согласно Нормативному исследованию старения в Америке, уровни уратов в сыворотке неуклонно повышались с 1961 по 1978 год, среднее значение повышалось с менее 5,5 мг/дл в 1961–1963 годах до более 6,5 мг/дл в 1975–1978 годах [32]. Однако в течение более чем двух десятилетий после этого исследования в Америке не проводилось ни одного сопоставимого исследования.Существует несколько причин повышения уровня уратов в сыворотке, и они могут включать западную диету, употребление алкоголя, диуретики [33] и факторы окружающей среды [21, 34]. Однако повышение уровня уратов в сыворотке нельзя объяснить просто западной диетой, поскольку среднее потребление калорий и потребление белка населением Тайваня составляет менее 90% от показателей в Америке и многих европейских странах [35]. Чжоу обнаружил, что гиперурикемия связана с потреблением органов, таких как сердце, почки, печень и рубец [36].Тенденция к повышенной гиперурикемии, наблюдаемая на Тайване, может иметь место и в других развитых или развивающихся странах, и этот вопрос заслуживает дальнейшего изучения.

    Суточная экскреция мочевой кислоты с мочой важна для выбора средств, снижающих уровень уратов, и для дифференциации причины гиперурикемии при начальной оценке подагры и гиперурикемии. Однако было предложено несколько различных референсных диапазонов для 24-часовой концентрации мочевой кислоты в моче. При самостоятельно подобранной диете верхний предел 24-часовой экскреции мочевой кислоты с мочой определялся как более 700 [4], 750 [5], 800 [6, 7] или 1000 мг/сут, 800–1000 мг/сут. считается пограничной [1, 2, 8–11].Суточная экскреция мочевой кислоты, превышающая 800 мг, была наиболее широко используемым пороговым значением для определения гиперпродукции. Это предварительное исследование предполагает, что уровень мочевой кислоты в моче за 24 часа может колебаться у нормальных здоровых мужчин, и, таким образом, уровень, превышающий 1000 мг, представляется более подходящим пороговым значением для определения перепроизводства, поскольку большинство субъектов (11 из 12) могут иногда выделять больше. более 800 мг мочевой кислоты в сутки. Более того, в наших предыдущих исследованиях [37, 38] и исследовании Ю [39] от 18 до 22% больных подагрой были классифицированы как гиперпродуцирующие мочевую кислоту, если в качестве точки отсечки было выбрано 800 мг/день, что противоречит обычно считается, что менее 10% больных подагрой являются гиперпродуцентами [1, 2, 6, 12].Если вместо этого используется 1000 мг/день, 6,4–8,5% пациентов классифицируются как гиперпродуценты. Однако размер выборки в этом исследовании был слишком мал, чтобы его можно было использовать для установления нормальных пределов, и необходимы дальнейшие исследования, направленные на подтверждение этих результатов в более крупных популяциях и в разных географических районах.

    Таким образом, настоящее предварительное исследование показывает периодическое повышение уровня уратов в сыворотке и 24-часовой экскреции мочевой кислоты с мочой у здоровых мужчин, а также демонстрирует, что транзиторные повышения и ежемесячные колебания являются важными факторами, которые следует учитывать при оценке влияния других факторов на сыворотку крови. уровень уратов и экскреция мочевой кислоты с мочой.

    Авторы заявили об отсутствии конфликта интересов.

    Каталожные номера

    1

    Беккер М.А., Левинсон Д.Дж. Клиника подагры и патогенез гиперурикемии. В: Купман В.Дж., изд.

    Артрит и родственные состояния

    , 13-е изд. Балтимор: Williams & Wilkins,

    1997

    ;

    2041

    –72,2

    Келли В.Н., Вортманн Р.Л. Подагра и гиперурикемия. В: Келли В.Н., Харрис Э.Д., Радди С., Следж С.Б., ред.

    Учебник ревматологии

    , 5-е изд.Филадельфия: WB Сондерс,

    1997

    ;

    1313

    –51.3

    Seegmiller JE, Grayzel AI, Laster L, Lidle L. Образование мочевой кислоты при подагре.

    Дж. Клин Инвест

    1961

    ;

    40

    :

    1304

    –14.4

    Перес-Руис Ф., Калабозо М., Эраускин Г.Г., Руибал А., Эрреро-Бейтес А.М. Почечная недостаточность мочевой кислоты наблюдается у пациентов с явно высоким выделением мочевой кислоты с мочой.

    Ревматоидный артрит

    2002

    ;

    47

    :

    610

    –3. 5

    Wyngaarden JD, Kelley WN. Подагра и гиперурикемия. Нью-Йорк: Grune and Stratton,

    1976

    .6

    Emmerson BT. Выявление причин стойкой гиперурикемии.

    Ланцет

    1991

    ;

    337

    :

    1461

    –3,7

    Эммерсон БТ. Лечение подагры.

    N Engl J Med

    1996

    ;

    334

    :

    445

    –51,8

    Puig JG, Anton FM, Jimenez ML, Gutierrez PC. Почечная обработка мочевой кислоты при подагре: нарушение канальцевого транспорта уратов, не зависящее от уровня уратов в сыворотке.

    Метаболизм

    1986

    ;

    35

    :

    1147

    –53,9

    Симкин П.А. Когда, почему и как мы должны количественно определять скорость экскреции мочевой кислоты с мочой?

    J Ревматол

    2001

    ;

    28

    :

    1207

    –10.10

    Palella1TD, Fox IH. Гиперурикемия и подагра. В: Scriver CR, Beaudet Al, Sly WS, Valle D, eds.

    Метаболические основы наследственных болезней

    , 6-е изд. Нью-Йорк: McGraw-Hill,

    1989

    ;

    965

    –1006. 11

    Moriwaki Y, Yamamoto T, Takahashi S, Yamakita J, Tsutsumi Z, Hada T. Отношение мочевой кислоты к креатинину в разовой моче, используемое для оценки экскреции мочевой кислоты при первичной подагре.

    J Ревматол

    2001

    ;

    28

    :

    1306

    –10.12

    Регинато А.Дж. Подагра и другие кристаллические артропатии. В: Браунвальд Э., Фаучи А.С., Каспер Д.Л., Хаузер С.Л., Лонго Д.Л., Джеймсон Д.Л., ред.

    Принципы внутренней медицины Харрисона

    , 15-е изд. Нью-Йорк: McGraw-Hill,

    2001

    ;

    1994

    –8.13

    Кауфман Дж.М., Грин М.Л., Зеегмиллер Дж.Е. Соотношение мочевой кислоты и креатинина в моче — скрининговый тест на наследственные нарушения метаболизма пуринов. Дефицит фосфорибозилтрансферазы (PRT) при Х-сцепленном церебральном параличе и варианте подагры.

    J Педиатр

    1968

    ;

    73

    :

    583

    –92,14

    Wortmann RL, Fox IH. Ограниченное значение отношения мочевой кислоты к креатинину при оценке экскреции мочевой кислоты.

    Энн Интерн Мед

    1980

    ;

    93

    :

    822

    –5.15

    Келтон Дж., Келли В.Н., Холмс Э.В. Экспресс-метод диагностики острой мочекислой нефропатии.

    Arch Intern Med

    1978

    ;

    138

    :

    612

    –5,16

    Исакссон Б. Выделение азота с мочой как критерий достоверности диетологических исследований.

    Am J Clin Nutr

    1980

    ;

    33

    :

    4

    –5,17

    Джеймс Д.Р., Прайс СР. Проблема, связанная с измерением мочевой кислоты с помощью двух ферментативно-опосредованных реакционных систем.

    Энн Клин Биохим

    1984

    ;

    21

    :

    405

    –10.18

    Спенсер К. Аналитические обзоры по клинической биохимии. Оценка креатинина.

    Энн Клин Биохим

    1986

    ;

    23

    :

    1

    –25.19

    Devgun MS, Dhillon HS. Важность суточных колебаний для клинической ценности и интерпретации измерений уратов в сыворотке.

    Дж. Клин Патол

    1992

    ;

    45

    :

    110

    –3,20

    Гольдштейн Р. А., Беккер К.Л., Мур С.Ф. Ураты сыворотки у здоровых мужчин. Прерывистые возвышения и сезонный эффект.

    N Engl J Med

    1972

    ;

    287

    :

    649

    –50,21

    Линь Дж.Л., Тан Д.Т., Хо Х.Х., Ю.К.С. Воздействие свинца в окружающей среде и экскреция уратов у населения в целом.

    Am J Med

    2002

    ;

    113

    :

    563

    –8,22

    Ricos C, Jimenez CV, Hernandez A и др. . Биологическая изменчивость образцов мочи, используемых для измерения аналита.

    Клин Хим

    1994

    ;

    40

    :

    472

    –7.23

    Hall AP, Barry PE, Dawber TR, McNamara PM. Эпидемиология подагры и гиперурикемии: долгосрочное популяционное исследование.

    Am J Med

    1967

    ;

    42

    :

    27

    –37,24

    Нисида Ю. Связь между экскрецией креатинина и мочевой кислоты.

    Энн Реум Дис

    1992

    ;

    51

    :

    101

    –2,25

    Симкин П.А. Экскреция уратов у мужчин в норме и при подагре.

    Adv Exp Med Biol

    1977

    ;

    46B

    :

    41

    –5. 26

    Campion EW, Glynn RJ, DeLabry LO. Бессимптомная гиперурикемия: риски и последствия в исследовании нормативного старения.

    Am J Med

    1987

    ;

    82

    :

    421

    –6,27

    Чан ХИ, Пан ВХ, Йе ВТ, Цай К.С. Гиперурикемия и подагра на Тайване: результаты исследования питания и здоровья на Тайване (1993–96).

    J Ревматол

    2001

    ;

    28

    :

    1640

    –6,28

    Дафф И.Ф., Миккельсен В.М., Додж Х.Дж., Хаймс Д.С. Сравнение уровней мочевой кислоты в некоторых восточных и кавказских группах без выделения подагры или гиперурикемии.

    Ревматоидный артрит

    1968

    ;

    11

    :

    184

    –90.29

    Lin KC, Lin HY, Chou P. Эпидемиологическое исследование гиперурикемии и подагры на базе сообщества в Кин-Ху, Цзиньмэнь.

    J Ревматол

    2000

    ;

    27

    :

    1045

    –50.30

    Акизуки С. Популяционное исследование гиперурикемии и подагры в Японии: анализ половых, возрастных и профессиональных различий среди тридцати четырех тысяч человек, проживающих в префектуре Нагано.

    Рюмачи

    1982

    ;

    22

    :

    201

    –8.31

    Mikkelsen WM, Dodge HJ, Valkenburg HA, Himes S. Распределение значений мочевой кислоты в сыворотке в популяции, не отобранной в отношении подагры или гиперурикемии, Текумсе, Мичиган, 1959–1960.

    Am J Med

    1965

    ;

    39

    :

    242

    –51,32

    Глинн Р.Дж., Кэмпион Э.В., Силберт Дж.Э. Тенденции уровней мочевой кислоты в сыворотке 1961–1980 гг.

    Ревматоидный артрит

    1983

    ;

    26

    :

    87

    –93,33

    Caspi D, Lubart E, Graff E, Habot B, Yaron M, Segal R.Влияние мини-доз аспирина на функцию почек и выработку мочевой кислоты у пожилых пациентов.

    Ревматоидный артрит

    2000

    ;

    43

    :

    103

    –8,34

    Лин Дж.Л., Лим П.С. Повышенная нагрузка свинцом у китайских пациентов без профессионального воздействия свинца.

    Майнер Электролит Метаб

    1992

    ;

    18

    :

    1

    –5,35

    Департамент здравоохранения. Тенденции в области здравоохранения и статистика естественного движения населения, Тайвань, 1999 г. Executive Yuan, Тайвань, Китайская Республика,

    1999

    .36

    Чоу П., Сун Л.Н., Лин Х.И. Местное эпидемиологическое исследование гиперурикемии в Пу-Ли, Тайвань.

    J Formos Med Assoc

    1993

    ;

    92

    :

    597

    –602,37

    Ю К.Х., Чен Дж.И., Ву Й-Дж.Дж., Хо Х.Х., Луо С.Ф. Ретроспективный анализ 822 больных подагрой.

    J Rheumatol ROC

    1993

    ;

    10

    :

    20

    –9,38

    Ю К.Х., Луо С.Ф. Младший возраст начала подагры на Тайване.

    Ревматология

    2003

    ;

    42

    :

    166

    –70.39

    Ю ТФ. Разнообразие клинических проявлений подагрического артрита.

    Семен Ревматоидный артрит

    1984

    ;

    13

    :

    360

    –8.

    Примечания автора

    Отделение ревматологии, аллергологии и иммунологии и 1 отделение эндокринологии и обмена веществ, Мемориальный госпиталь Чан Гун, Тао-Юань, Тайвань, Китайская Республика.

    Ревматология Том. 43 № 12 © Британское общество ревматологов, 2004 г.; все права защищены

    Обращение с уратами в организме человека

    Ураты образуются в процессе метаболизма эндогенных (обычно ДНК и РНК) и экзогенных (пищевых) пуринов.После образования ураты не могут подвергаться дальнейшему метаболизму клетками человека и поэтому должны выводиться либо почечными, либо внепочечными путями выведения (в основном через кишечник и кишечную флору). Баланс образования и выведения определяет концентрацию уратов в кровотоке. Урат с pKa 5,3 [1] также встречается в депротонированной форме мочевой кислоты; однако мочевая кислота составляет лишь ~1 % от общего количества уратов в крови из-за pH. В моче большая часть уратов представляет собой непротонированную мочевую кислоту из-за более низкого рН, обнаруживаемого в моче, но при любом рН мочи выше 5.3, более половины молекулы будет в форме урата.

    Повышенный уровень уратов в сыворотке (sUA) является основной причиной подагры, воспалительного артрита, вызванного кристаллами урата натрия. Гиперурикемия определяется как концентрация МК выше 6,8 мг/дл, что является пределом растворимости моноурата натрия in vitro. Подагра возникает у пациентов с МК выше 6,8 мг/дл, и распространенность подагры увеличивается, когда МК превышает пороговое значение 6,8 мг/дл [2]. Международные руководства рекомендуют снижать уровни МК до целевого диапазона <6 мг/дл (<360 мкмоль/л) при всех сценариях подагры и ниже <5 мг/дл (<300 мкмоль/л) при более тяжелой болезни и наличии уратов. отягощением, например, с тофусами [3, 4].Таким образом, ясность в отношении взаимодействия между факторами, влияющими на содержание уратов в сыворотке крови, является ключевым компонентом для понимания и лечения подагры.

    Производство

    Как отмечалось выше, эндогенное производство уратов обусловлено нормальным клеточным метаболизмом (обменом) пуринов, таких как ДНК, РНК и АТФ. Другим источником субстратов для образования уратов являются пищевые пурины, которые метаболизируются в ураты в кишечнике [5–8]. Таким образом, количество пуринов в рационе может влиять на выработку уратов, хотя для клинически значимого снижения МК требуется значительное снижение содержания пуринов в рационе [9–11].Другими факторами, влияющими на производство, являются потребление фруктозы и пива [12]. В результате экологических и физиологических изменений уровни МК могут значительно меняться изо дня в день.

    Выведение

    Выведение уратов происходит двумя путями: почками и внепочечно. Элиминация уратов представляет собой динамический процесс, опосредованный множеством специфических транспортеров импорта и экспорта в проксимальных канальцах почек, слюнных железах и слизистой оболочке кишечника [13].Количество уратов, выделяемых этими путями выведения, можно количественно определить как клиренс в миллилитрах в минуту сыворотки (или крови) в кровообращении, которое очищается. Таким образом, общий клиренс уратов представляет собой сумму почечного и внепочечного клиренса. Общая скорость удаления уратов в минуту является произведением общего клиренса и концентрации МК. Таким образом, в устойчивом состоянии для данной скорости производства sUA установится в точке, в которой полное устранение равно производству.Эти зависимости составляют основу для понимания динамики концентрации уратов в сыворотке крови.

    Почечная элиминация

    На почки обычно приходится примерно 60–65 % суточного выведения уратов [14]. Ураты в крови свободно фильтруются в почках клубочками. Отфильтрованные ураты подвергаются значительной реабсорбции в проксимальных канальцах. Кроме того, происходит секреция уратов. Оба эти процесса осуществляются серией мембранных переносчиков, описанных ниже.Из отфильтрованных уратов только 3–10% в конечном итоге выводится с мочой, при этом большая часть реабсорбируется в проксимальных канальцах. Фракционная экскреция уратов (FEUA) представляет собой описание эффективности реабсорбции уратов в почках. FEUA определяется как процент отфильтрованных уратов, которые в конечном итоге выводятся из организма.

    $$ \mathsf{FEUA} = \mathsf{выделено}\ \mathsf{ураты}/\mathsf{фильтровано}\ \mathsf{ураты} $$

    FEUA можно оценить, используя концентрации уратов и креатинина в сыворотке и моче, используя следующую формулу, которая предполагает, что клиренс креатинина такой же, как СКФ.

    $$ \mathrm{FEUA} = \mathrm{u}\mathrm{U}\mathrm{A}/\mathrm{u}\mathrm{C}\mathrm{r}\ *\ \mathrm{s}\ mathrm{C}\mathrm{r}/\mathrm{s}\mathrm{U}\mathrm{A} $$

    где uUA — концентрация уратов в моче, uCR — концентрация креатинина в моче, sCR — концентрация креатинина в сыворотке, а sUA — концентрация уратов в сыворотке.

    В то время как гиперурикемия может быть вызвана гиперпродукцией уратов и снижением экскреции уратов кишечником, снижение экскреции почками или низкий уровень FEUA представляет собой основную причину гиперурикемии.У здоровых субъектов средний показатель FEUA находится в диапазоне 6–8 %, тогда как у пациентов с подагрой средний показатель FEUA обычно составляет 3–5 %. Как видно на рис. 1, при сохранении постоянной продукции, СКФ и внепочечного клиренса МК является функцией FEUA.

    Рис. 1

    При постоянном кишечном клиренсе на уровне 6 мл/мин, постоянной продукции на уровне 1100 мг/сут и постоянной скорости клубочковой фильтрации на уровне 100 мл/мин, МК рассчитывается как продукция, деленная на общий клиренс (внепочечный плюс почечный клиренс). )

    После фильтрации клубочком ураты проходят в проксимальные канальцы, где реабсорбируется большая часть отфильтрованных уратов; также выделяется меньшая часть уратов.Однако степень и локализация канальцевой секреции являются предметом споров. В течение многих лет общепринятая модель почечной обработки уратов, известная как четырехкомпонентная модель, старательно запоминалась студентами в этой области. Эта модель состояла из следующих четырех этапов: клубочковая фильтрация, почти полная реабсорбция, значительная секреция и последующая реабсорбция секретируемых уратов [15]. Эта модель была основана на неверном предположении о влиянии пиразинамида и низких доз аспирина на переносчики уратов в почках.Предполагалось, что эти препараты вызывают ингибирование секреторных транспортеров, и большая часть исследований, проведенных в течение многих лет после этого, была разработана и интерпретирована на основе этих предположений. Однако в 1996 г. с использованием везикул щеточной каймы почек человека было обнаружено, что пиразиновая кислота (PZA), метаболит пиразинамида, стимулирует поглощение уратов [16]. Позже, после клонирования и экспрессии переносчика уратов в почках, URAT1, было обнаружено, что PZA и салициловая кислота трансстимулируют поглощение уратов URAT1, что четко объясняет их активность как стимуляторов реабсорбции, а не ингибиторов секреции [17]. .Сообщений об ингибировании каких-либо секреторных транспортеров этими агентами не поступало. Зная это, многие публикации, предназначенные для понимания вклада реабсорбции и секреции, могут быть пересмотрены в свете этой новой точки зрения [15, 18].

    В настоящее время мы считаем, что после клубочковой фильтрации 90–97 % уратов реабсорбируются в проксимальных канальцах. Канальцевая секреция уратов имеет место; однако пока неясно, происходит ли секреция одновременно с реабсорбцией и/или происходит ли секреция после реабсорбции в канальцах.

    Учитывая, что каждый день через почки проходит около 180 л воды, а также быстрый цикл фильтрации, реабсорбции и секреции уратов, любая конкретная молекула уратов может проходить через почки несколько раз в день, прежде чем будет выведена из организма. Это достигается с помощью множества почечных транспортеров, управляющих как реабсорбцией, так и секрецией уратов.

    Реабсорбция уратов в почках

    Не существует метода прямого измерения реабсорбции уратов в почках. Однако, поскольку экскреция уратов с мочой составляет менее 10 % отфильтрованной уратной нагрузки, нет никаких сомнений в том, что реабсорбция представляет собой важный компонент обработки уратов почками.Различные транспортеры, которые играют роль в реабсорбции, были идентифицированы и показаны на рис. 2. базолатеральные или апикальные мембраны. Стрелки обозначают направление транспортировки подложек. Знаки вопроса для уратов и отдельных транспортеров означают, что вопросы связаны с ролью этих белков в обработке уратов in vivo

    Транспортеры реабсорбции

    URAT1

    URAT1 ( SLC22A12 ) был идентифицирован как один из двух наиболее важных транспортеров для реабсорбции уратов с апикальной (люминальной) стороны проксимального канальца [17]. URAT1 представляет собой типичный белок с 12 трансмембранными доменами, способный транспортировать ураты in vitro. Его важность для реабсорбции уратов в почках подтверждается наблюдением, что у людей с дефицитом функционального URAT1 FEUA составляет 40–100%, а уровни уратов в сыворотке крайне низкие [19]. Исследования GWAS продемонстрировали важную роль URAT1 как при гиперурикемии, так и при подагре [20]. Кроме того, URAT1 является мишенью для ряда терапий, снижающих уровень уратов (ULT), которые уменьшают реабсорбцию уратов.Действительно, все известные препараты, способные повышать FEUA (бензбромарон, пробенецид, лозартан и лесинурад), ингибируют URAT1. И наоборот, есть соединения, которые повышают уровень уратов за счет повышения активности URAT1 и, таким образом, снижения FEUA. К ним относятся как эндогенные соединения (лактат и никотинат) [17], так и лекарственные препараты (пиразинамид и аспирин) [21–23].

    GLUT9

    Транспортер глюкозы 9 (GLUT9, SLC2A9 ), также называемый URATv1, присутствует на базолатеральной стороне клеток проксимальных канальцев почки и является другим транспортером, основным для реабсорбции уратов. GLUT9 является облегчающим переносчиком уратов, который, как показано в исследованиях GWAS, тесно связан как с гиперурикемией, так и с подагрой [24–28, 29•]. Несколько сообщений о субъектах с гомозиготными инактивирующими мутациями GLUT9 демонстрируют, что у этих субъектов нет чистой реабсорбции уратов с FEUA 100 % или выше. Это указывает на то, что GLUT9, вероятно, является единственным переносчиком, ответственным за отток реабсорбированных уратов из внутренней части клеток проксимальных канальцев обратно в кровь. GLUT9 на самом деле присутствует в двух разных вариантах сплайсинга.Вариант SLC2A9-L или длинная изоформа присутствует на базолатеральной стороне и отвечает за стадию реабсорбции экспорта уратов. SLC2A9-S или (короткая изоформа) экспрессируется в почках; однако его функция в настоящее время исследуется [30, 31].

    OAT4

    Транспортер органических анионов 4 (OAT4; SLC22A11 ) способен транспортировать органические анионы, включая гормоны и различные лекарственные средства in vitro, и экспрессируется на апикальной мембране проксимального канальца. OAT4 также транспортирует ураты и имеет сходную последовательность с URAT1 [32].Во многих генетических исследованиях OAT4 связан с гиперурикемией и подагрой [25–28]. Сакияма и др. сообщили, что у пациентов с вариантом OAT4, связанным с подагрой и гиперурикемией, наблюдалась неэффективная почечная экскреция, подчеркивая роль OAT4 в почечной обработке уратов [33]. Сообщалось об опосредованном OAT4 транспорте уратов, хотя его активность очень низкая по сравнению с активностью URAT1 [34] (неопубликовано).

    OAT10

    OAT10 ( SLC22A13 ) также присутствует на апикальной стороне проксимального канальца почки, и было показано, что in vitro он транспортирует ураты с низким сродством.Подобно URAT1, транспорт уратов с помощью OAT10 стимулируется за счет обмена лактата, пиразиноата и никотината [35]. Однако исследования GWAS не выявили связи между OAT10 и подагрой или гиперурикемией [36•].

    Канальцевая секреция

    Доказательства канальцевой секреции уратов впервые были зарегистрированы в 1950 г. в исследовании пациента с гипоурикемией, у которого имелся дефект реабсорбции уратов [37]. Клиренс уратов был выше, чем у инулина, что указывает на то, что больше уратов выводится из организма, чем фильтруется.Это может произойти только при наличии канальцевой секреции.

    Дополнительные доказательства канальцевой секреции уратов были получены Gutman, Yu и Berger, которые вводили пациентам внутривенно ураты для получения очень высоких концентраций МК [38]. Эти авторы описали значения FEUA выше 100 % у этих субъектов, что также согласуется с наличием канальцевой секреции. Совсем недавно было показано, что у субъектов с деактивирующими мутациями GLUT9 во многих случаях значения FEUA превышают 100 %, что еще раз указывает на канальцевую секрецию уратов [39].Наконец, большое количество генетических данных (описанных ниже), свидетельствующих об участии почечных секреторных транспортеров в гиперурикемии и риске подагры, подтверждает роль канальцевой секреции в регуляции уратов.

    Остается неясным, в какой степени секреция уратов сопутствует реабсорбции или возникает после нее. Публикации, описывающие влияние пиразинамида на FEUA, показали, что, когда субъектам дают высокую дозу пиразинамида, средний FEUA составляет приблизительно 0,5%. Поскольку единственным известным эффектом пиразинамида на обращение с уратами является увеличение реабсорбции URAT1, это указывает на то, что 0.5 % — верхний предел постреабсорбционной секреции [15]. Однако данные различных исследований, включая наши собственные, показывают, что при снижении sUA снижается и FEUA, но, что важно, выравнивается при FEUA примерно на 2 % [23, 40, 41] (Liu et al., рукопись в процессе подготовки), что свидетельствует о том, что суммарный вклад секреции несколько превышает вклад постреабсорбционной секреции. Это позволяет сделать вывод, что значительный компонент секреции происходит одновременно с реабсорбцией.

    Транспортеры тубулярной секреции

    Было идентифицировано несколько потенциальных кандидатов в транспортеры почечной секреции. Их можно разделить на базолатеральные транспортеры, которые транспортируют ураты из интерстициальной жидкости в клетки проксимальных канальцев, и апикальные транспортеры, которые транспортируют ураты из клеток проксимальных канальцев в просвет проксимальных канальцев.

    ABCG2/BCRP ( ABCG2 ), NPT1 ( SLC17A1 ), NPT4 ( SLC17A3 ) и MRP4 ( ABCC4 ) были локализованы на апикальной стороне проксимального канальца. транспорт уратов in vitro [42–44].Исследования GWAS показывают, что ABCG2, NPT1 и NPT4 связаны с гиперурикемией и подагрой [20, 27, 28, 45]. MRP4 не ассоциирован в этих исследованиях, и, поскольку не было обнаружено мутаций в MRP4, влияющих на риск подагры или гиперурикемии, его значение остается неясным. Индивидуальный вклад NPT1 и NPT4 в канальцевую секрецию был постулирован, но их относительная роль в почках остается не полностью определенной. Что касается ABCG2, тут может быть и посложнее. Впервые было высказано предположение, что ABCG2 функционирует в клетках проксимальных канальцев почек [46].Одно исследование обнаружило гораздо более высокую экспрессию в кишечнике по сравнению с почками [47]. В соответствии с кишечной экспрессией клинический фенотип экскреции уратов вариантов ABCG2 лучше объясняется влиянием на кишечную экскрецию, а не эффектом обработки уратов в почках, что более подробно обсуждается позже. Поскольку функция ABCG2 в почках неясна, NPT4 и NPT1 остаются апикальными секреторными переносчиками, экспрессируемыми в почечной апикальной мембране с наибольшей поддержкой роли в почечной секреции уратов.

    Вопрос о том, какие транспортеры участвуют в канальцевой секреции на базолатеральной стороне проксимального канальца, является сложным. Если, как полагают, большая часть секреции происходит в тех же клетках проксимальных канальцев, что и реабсорбция (сопутствующая секреция), то большая часть секретируемого может быть просто ранее реабсорбированными уратами. Но, поскольку субъекты с дефицитом GLUT9 имеют чистую секрецию уратов, это согласуется с импортом уратов из интерстиция через базолатеральную мембрану канальца.OAT1, OAT2 и OAT3 считались основными кандидатами на это, потому что они могут транспортировать ураты in vitro [48], хотя нет подтверждающих генетических данных о роли этих транспортеров. Наконец, хотя GLUT9 явно является компонентом системы реабсорбции уратов, функционирующей как экспортер из клетки в интерстиций, как описано ранее, он может также функционировать как импортер с ролью в секреции. In vitro GLUT9 способен импортировать , а также экспортировать ураты [49], что согласуется с его облегчающим транспортным механизмом.Он может играть роль в перемещении уратов из интерстия через базолатеральную мембрану в клетки проксимальных канальцев как часть механизма канальцевой секреции. Однако, поскольку у пациентов с мутациями GLUT9 есть доказательства продолжающейся секреции, вероятно, задействованы другие переносчики.

    Фракционная экскреция уратов как функция МК

    Как упоминалось ранее, МК частично определяется FEUA. И наоборот, FEUA может измениться в результате изменений sUA. В нескольких исследованиях оценивали FEUA у одних и тех же субъектов до и после модификации sUA средствами, не влияющими непосредственно на почки [9, 18, 23, 40, 50–52].К ним относятся введение ингибиторов ксантиноксидазы, пуринов или введение самих уратов. Результаты большого количества исследований показывают, что, когда МК увеличивается независимо от почек, FEUA увеличивается, и аналогичным образом при снижении МК снижается FEUA, как показано на рис. 3. Этот динамический ответ на уровни МК, вероятно, является врожденным свойством. транспортеров, обнаруженных в почках. Интересно, что когда FEUA очень низка на исходном уровне (как это обычно бывает у пациентов с подагрой), FEUA не снижается так сильно при снижении sUA, и FEUA не продолжает снижаться до нуля при снижении sUA.Вместо этого FEUA выравнивается в определенной отличной от нуля точке (примерно 2 % FEUA). Наши собственные данные подтвердили это понимание (рукопись готовится). Хотя в наших клинических исследованиях мы не опускали уровни МК ниже 2 мг/дл, мы обнаружили точку, в которой FEUA выравнивается. Тот факт, что ФЭУА не достигает нуля в этих условиях, согласуется с наличием канальцевой секреции уратов. Кроме того, мы разработали математическую модель проксимального канальца для расчета FEUA на основе принципов кинетики транспортера для реабсорбции и секреции, которая соответствует этим наблюдениям.

    Рис. 3

    Представление нашего взгляда на влияние изменения sUA на FEUA. Это основано на нашем собственном клиническом анализе, а также на данных нескольких публикаций, в которых сообщается, что FEUA увеличивается по мере увеличения sUA при нагрузке пуринами или инфузии уратов. Кроме того, было замечено, что FEUA снижается, когда sUA снижается с помощью ингибиторов ксантиноксидазы или диет с низким содержанием пуринов, но не опускается ниже FEUA на уровне 2 % и, по-видимому, выравнивается, когда sUA приближается к нулю [9, 18, 23, 40, 50–52].

    Агенты, влияющие на работу почек

    Пиразинамид, препарат, используемый для лечения туберкулеза, значительно повышает уровень уратов в сыворотке [22].Пиразиновая кислота (ПЗА), метаболит пиразинамида, стимулирует активность URAT1, что снижает почечный клиренс уратов и повышает уровень МК [16, 17]. Низкие дозы аспирина также вызывают снижение почечного клиренса уратов. Салициловая кислота, активный метаболит аспирина, стимулирует активность URAT [53].

    Урикозурические препараты

    Известно, что одобренные FDA препараты для лечения гиперурикемии и подагры ингибируют URAT1 и включают пробенецид и лезинурад (Zurampic). Пробенецид — это более старый препарат, который редко используется при подагре из-за сложного режима дозирования и распространенных лекарственных взаимодействий.Лесинурад — недавно одобренный FDA селективный ингибитор резорбции уратов (SURI) для лечения гиперурикемии, связанной с подагрой, способный снижать уровень уратов в сочетании с ингибитором ксантиноксидазы. Лесинурад также был недавно одобрен в Европе для лечения подагры. Другой ингибитор URAT1, бензбромарон, одобрен для использования в Японии, но доступен только для отдельных пациентов в Европе и не одобрен в США из-за идиосинкразической гепатотоксичности. Лозартан, антигипертензивный препарат, обладающий дополнительным свойством снижать уровень уратов, вероятно, оказывает этот эффект за счет ингибирования URAT1 [17].

    Диуретики

    Длительное лечение тиазидными или петлевыми диуретиками вызывает снижение почечного клиренса уратов, что приводит к повышению уровня уратов в сыворотке и риску подагры [54]. Эти агенты могут влиять на уровень уратов с помощью нескольких механизмов, и был разработан ряд гипотез с разумными подтверждающими данными. Гиповолемия, возникающая в результате применения диуретиков, может быть важным эффектором вызванной диуретиками гиперурикемии. Об этом свидетельствует тот факт, что ограничение соли, которое также вызывает гиповолемию, приводит к гиперурикемии, которая устраняется при солевой нагрузке [55, 56].

    Петлевые и тиазидные диуретики вызывают повышение уровня ангиотензина II. Было показано, что увеличение ангиотензина II снижает FEUA, что приводит к увеличению sUA [57]. Механически говоря, снижение FEUA из-за ангиотензина II может быть связано с повышенной активностью URAT1. Повышение уровня ангиотензина II вызывает повышенную экспрессию NHE3, натрий-водородного обменника, среди прочего [58]. NHE3 поглощает натрий и экспортирует ионы водорода в просвет нефрона, что приводит к снижению рН.In vitro URAT1 более активен при более низком pH при экспрессии в клетках человека (наши неопубликованные данные), поэтому повышенная активность NHE3 может привести к повышенной активности URAT1. Дополнительным доказательством того, что повышенная активность URAT1 является механизмом гиперурикемии, вызванной диуретиками, является сообщение о том, что диуретики также снижают клиренс метаболита аллопуринола оксипуринола [59, 60]. Оксипуринол реабсорбируется в почках с помощью URAT1 так же, как и ураты [61]. Следовательно, возможно, что снижение почечного клиренса уратов вследствие применения диуретиков связано с повышением активности URAT1.Однако генетическая связь между URAT1 и гиперурикемией, вызванной диуретиками, не была обнаружена ни в одном из опубликованных исследований этого явления.

    Другие публикации предполагают потенциальное участие OAT4 в гиперурикемии, вызванной диуретиками. Имеются данные о прямой стимуляции ОАТ4 гидрохлоротиазидом, тиазидным диуретиком, и торасемидом, петлевым диуретиком [34, 62], что позволяет предположить, что этот механизм может быть потенциальным фактором вызываемой диуретиками гиперурикемии. Однако никаких дополнительных сообщений об этом феномене in vitro не появлялось, чтобы предположить, что все тиазидные или петлевые диуретики будут иметь такой же эффект.Имеются противоречивые генетические данные об OAT4 и диуретической гиперурикемии. В одном исследовании сообщалось об ассоциации [63], а в другом — нет [64]. Тестирование селективных ингибиторов ОАТ4 в клинических испытаниях или обнаружение несинонимичных вариантов ОАТ4 с фенотипическими эффектами — два возможных подхода к выяснению роли ОАТ4 в гиперурикемии, вызванной диуретиками.

    Ингибиторы SGLT2

    Натрийзависимые переносчики глюкозы ответственны за активный транспорт глюкозы через мембрану проксимальных канальцев.Ингибиторы этих транспортеров предотвращают реабсорбцию глюкозы в почках и значительно снижают уровень глюкозы в сыворотке. Эти агенты как класс также снижают уровень мочевой кислоты за счет увеличения клиренса уратов с мочой. Этот эффект может быть связан с действием глюкозы на GLUT9-опосредованный транспорт уратов, хотя конкретный механизм неясен [30, 65].

    Выведение из кишечника

    На основании опубликованных экспериментов по подсчету выработки [14] средний человек выводит приблизительно 65 % суточного выведения уратов через почки, а остальную часть — внепочечным выведением.Однако было обнаружено, что у некоторых пациентов с подагрой через почки выделяется только 40 %. Таким образом, у некоторых пациентов, например с почечной недостаточностью, относительная роль внепочечной элиминации может быть выше.

    Как и в почках, переносчики уратов, вероятно, участвуют в их обработке в кишечнике. Ураты попадают в кишечник либо с секрецией из кровотока, либо в составе желчи, слюны или пептических соков. Попадая в кишечник, ураты могут реабсорбироваться, о чем свидетельствует тот факт, что севеламер, невсасывающийся фосфатсвязывающий полимер, также связывает ураты и может снижать уровень уратов в сыворотке.То, что не реабсорбируется, расщепляется под действием уриказы, обнаруженной в кишечном микробиоме, что приводит к образованию CO2 или аллантоина [66]. Благодаря этим механизмам ураты почти не обнаруживаются в фекалиях в нормальных условиях [66].

    ABCG2

    ABCG2, также называемый BCRP, был впервые идентифицирован как переносчик ксенобиотиков и связан с множественной лекарственной устойчивостью к химиотерапевтическим препаратам. В 2008 г. в исследовании GWAS [45] было установлено, что ABCG2 связан с уровнем уратов в сыворотке крови, а в 2009 г. было обнаружено, что он транспортирует ураты in vitro [46].Генетическая проверка произошла, когда вариант ABCG2 (Q141K), связанный с повышенным содержанием уратов в сыворотке, имел меньшую транспортную активность уратов, что согласуется с ролью в экскреции уратов [67].

    ABCG2 присутствует как в почках, так и в кишечнике, но экспрессия в почках слабая, тогда как экспрессия в тонком кишечнике очень сильная [68]. Существует множество доказательств, подтверждающих его роль в секреции уратов в кишечнике. Ичида и др. [67] сообщили, что аллель риска ABCG2 был связан с гиперурикемией, при которой почечная экскреция уратов повышена .Это согласуется с прямым влиянием на кишечную элиминацию и косвенным действием на почки. Точно так же Dalbeth et al. сообщили, что субъекты с вариантом риска Q141K имеют не только более высокий SUA, но также немного выше FEUA на [69•]. Совсем недавно Matsuo et.al. [70] также сообщили, что вариант ABCG2, ответственный за гиперурикемию , увеличивает FEUA. Напротив, Kottgen et.al. [36•] сообщили, что FEUA ниже у пациентов с вариантами ABCG2, связанными с гиперурикемией.Отчет Котгена в данном случае является исключением, и его трудно согласовать с другими результатами. Одно из объяснений того, почему увеличение FEUA может наблюдаться у пациентов с дисфункцией ABCG2, заключается в том, что отсутствие кишечной секреции повышает sUA, что, в свою очередь, может косвенно увеличивать FEUA, как упоминалось ранее.

    Еще одним кишечным переносчиком, который может играть роль, является NPT5 ( SLC17A4 ). Этот транспортер является экспортером анионов с гомологией котранспортерам фосфата натрия и специфически экспрессируется на мембране щеточной каемки кишечника.Он может транспортировать ураты in vitro [71]. Кроме того, полногеномные ассоциативные исследования выявили, что кластер, включающий NPT5, связан с концентрацией циркулирующих уратов [72], что является важным потенциальным намеком на его роль при подагре.

    Натуральные продукты, улучшающие гиперурикемию с двойным гепаторенальным эффектом

    Целью этого обзора является обзор натуральных продуктов, снижающих уровень мочевой кислоты с двойным гепаторенальным эффектом. Распространенность гиперурикемии быстро увеличилась в последние годы и имеет тесную взаимозависимую связь с другими метаболическими нарушениями.Современные терапевтически используемые препараты, включая несколько урикостатических и урикозурических химических препаратов, доказали свою эффективность для контроля уровня мочевой кислоты в сыворотке. Однако их побочные эффекты, а также противопоказания в некоторых случаях с поражением печени, почек или другими состояниями часто ограничивают их клиническое применение. Таким образом, больше внимания уделяется натуральным продуктам как альтернативным средствам лечения гиперурикемии. Многие натуральные продукты доказали свою эффективность в снижении уровня мочевой кислоты, среди которых некоторые могут улучшить гиперурикемию с двойным гепаторенальным эффектом.Это означает, что эти натуральные продукты могут регулировать как выработку, так и выведение мочевой кислоты, воздействуя на ключевые метаболические ферменты, главным образом, в печени или транспортеры мочевой кислоты в почках. Таким образом, эти натуральные продукты могут иметь более высокую эффективность и более широкое применение, что может быть разработано для лечения гиперурикемии в клинике.

    1. Введение

    Мочевая кислота является конечным продуктом пуринового обмена в организме человека, образующимся из гипоксантина после двойного ферментативного катализа ксантиноксидазой (XOD) [1].Обычно он оказывает множественное физиологическое воздействие, включая модуляцию иммунных реакций, регуляцию артериального давления и контроль анти-/прооксидантного баланса [2]. Либо гипергенерация мочевой кислоты, либо снижение ее экскреции может привести к гиперурикемии. Факторы риска гиперурикемии включают возраст, пол, расу, генетические факторы, факторы окружающей среды и пищевые привычки. Национальное исследование здоровья и питания, проведенное в 2007-2008 гг. в США и на Тайване, показало, что уровень мочевой кислоты в сыворотке крови увеличивается при увеличении потребления мяса, морепродуктов и алкоголя, особенно пива соответственно [3, 4].В последние десятилетия с изменением диеты распространенность гиперурикемии увеличилась во всем мире. Частота гиперурикемии составляет 21,2% и 21,6% среди мужчин и женщин соответственно в США [5] и 42,1% и 27,4% среди мужчин и женщин в Тайване [6]. Прогнозируется, что в будущем гиперурикемия станет вторым популярным метаболическим заболеванием после диабета 2 типа [7].

    Мочевая кислота является хорошо известным основным фактором риска развития симптоматической подагры [8]. Недавно было установлено, что высокий уровень мочевой кислоты тесно связан со всеми метаболическими заболеваниями, такими как ожирение, гипертония, диабет 2 типа, неалкогольная жировая болезнь печени, ишемическая болезнь сердца и инсульт, в дополнение к участию в патогенезе подагры. и хроническая нефропатия [9–13].Сообщалось, что распространенность метаболического синдрома (МС) была высокой среди больных подагрой. Даже у лиц без подагры распространенность рассеянного склероза была более чем в 10 раз выше у лиц с уровнем мочевой кислоты 10 мг/дл или выше по сравнению с уровнем мочевой кислоты менее 6 мг/дл. Таким образом, более высокие уровни мочевой кислоты связаны с РС, и распространенность РС также значительно увеличивается с уровнями мочевой кислоты [14].

    2. Механизм, способствующий гиперурикемии, и современные таргетные лекарственные средства

    Производство мочевой кислоты регулируется эндогенными (нуклеотиды, образующиеся в результате клеточного метаболизма) и экзогенными (пищевыми) предшественниками, транспортируемыми в печень, а экскреция контролируется почек через почечный плазмоток, клубочковую фильтрацию и обмен в проксимальных канальцах.Нуклеозид аденина и нуклеозид гуанина могут катализироваться с образованием гипоксантина и гуанина соответственно. Под действием фермента XOD или гуаниназы гипоксантин и гуанин превращаются в ксантин, который впоследствии катализируется XOD в конечный продукт мочевую кислоту. Ингибиторы XOD доказали свою эффективность у пациентов с гиперпродукцией мочевой кислоты [29, 30]. XOD можно обнаружить с помощью высокочувствительного метода радиоиммунологического анализа во многих тканях человека, но его активность в других тканях составляет всего 1/10–1/1000 по сравнению с таковой в ткани печени [31, 32].

    Сообщалось, что меньшая экскреция является ключевым фактором первичной гиперурикемии, что составляет около 90% случаев [29]. Приблизительно две трети нагрузки мочевой кислоты выводится через почки, а желудочно-кишечный тракт выводит одну треть [33]. Таким образом, почки являются еще одним важным органом для регуляции уровня мочевой кислоты. Почти вся мочевая кислота фильтруется из клубочков, а постгломерулярная реабсорбция и секреция регулируют количество экскреции мочевой кислоты. Проксимальные канальцы отвечают за реабсорбцию и секрецию мочевой кислоты, и примерно 90% мочевой кислоты реабсорбируется в кровь [34].Таким образом, ураттранспортная система проксимальных канальцев почек играет жизненно важную роль в определении уровня уратов в сыворотке крови [35]. Сообщалось, что уратный анионообменник 1 (URAT1/SLC22A12) и переносчик глюкозы 9 (GLUT9/SLC2A9) играют важную роль в реабсорбции мочевой кислоты. Как и при реабсорбции, секреция мочевой кислоты в проксимальных канальцах человека осуществляется в основном обменными транспортерами органических анионов 1 (OAT1/SLC22A6) и/или OAT3 (SLC22A8) [36]. На рис. 1 показаны процессы секреции и реабсорбции мочевой кислоты в проксимальных канальцах почек, а также транспортеры.Следовательно, либо гипергенерация мочевой кислоты (в основном в печени), как при рассеянном склерозе или при диете, богатой фруктозой и пуринами, либо снижение ее экскреции (в основном в почках), как при острой почечной недостаточности или вследствие приема некоторых лекарств, может привести к к высокому уровню мочевой кислоты в сыворотке крови.


    При гиперурикемии необходима немедикаментозная терапия, включающая диету, бедную богатой пуринами пищей, сахаром, алкоголем, а также богатую овощами и водой. Однако этого недостаточно для пациентов с повышенным уровнем мочевой кислоты.Обязательно требуется медикаментозная терапия. Поскольку гомеостаз уратов зависит главным образом от баланса между продукцией в печени, секрецией и реабсорбцией в почечных канальцах и экскрецией в кишечнике, препараты, снижающие уровень мочевой кислоты, ингибируют образование, снижают всасывание и усиливают секрецию. В настоящее время долгосрочное лечение гиперурикемии направлено на модулирование активности ключевых ферментов, участвующих в метаболизме и выведении мочевой кислоты, таких как XOD и URAT1. Лекарства делятся на два основных класса: урикостатические препараты (т.например, аллопуринол) и урикозурические препараты (например, сульфинпиразон, пробенецид и бензбромарон) [37]. Мишенью урикостатических препаратов в первую очередь является ХОД, например аллопуринол, который ингибирует ХОД, поскольку является аналогом гипоксантина. Аллопуринол является классическим терапевтически используемым урикостатическим препаратом, а оксипуринол, тизоруринол, фебуксостат, топироксостат и т. д. обладают такими же урикостатическими эффектами. Поскольку в почках реабсорбируется около 90% отфильтрованных уратов, ингибирование всасывания особенно важно для урикозурических препаратов.На кишечник приходится 30% всей экскреции мочевой кислоты в организме. До сих пор исследования препаратов для ингибирования кишечной экскреции проводились редко. Доказана эффективность урикостатических и урикозурических препаратов для контроля уровня мочевой кислоты в сыворотке крови; однако побочные эффекты часто ограничивали их клиническое применение. Среди пациентов, получавших аллопуринол, около 2% пациентов имели кожную сыпь, 0,4% пациентов имели почечную недостаточность, или сопутствующая терапия тиазидными диуретиками могла вызвать тяжелую идиосинкразическую реакцию, известную как синдром гиперчувствительности к аллопуринолу [38].Урикозурические средства, такие как сульфинпиразон и пробенецид, относительно противопоказаны пациентам с камнями в почках. Бензбромарон можно использовать у пациентов с хроническим заболеванием почек, но это может вызвать побочный риск гепатотоксичности [39].

    3. Натуральные продукты для лечения гиперурикемии

    В последние десятилетия все больше внимания уделяется натуральным продуктам как альтернативным методам лечения гиперурикемии. Натуральные препараты, снижающие уровень мочевой кислоты, также делятся на два основных класса: урикостатические и урикозурические препараты.Было доказано, что большое количество китайских лекарств или экстрагированных соединений способны ингибировать активность XOD, чтобы ослабить выработку мочевой кислоты. Корневище шиповника голого, radix puerariae, мангиферин, сельдерей, куркума, пустырник, берберин и т. д. были оценены как активные в ингибировании фермента XOD из в общей сложности 122 традиционных китайских лекарств, отобранных в соответствии с клинической эффективностью и частотой назначения для лечения. лечение подагры и других заболеваний, связанных с гиперурикемией [40].В относительно меньшем количестве исследований сообщалось о натуральных лекарствах, влияющих на почечную транспортную систему уратов. Кверцетин в дозе 50 и 100 мг/кг может эффективно активировать OAT1 и подавлять GLUT9 и URAT1 в почках мышей с гиперурикемией [41]. Было обнаружено, что эскулетин и эскулин улучшают гиперурикемию и почечную дисфункцию за счет активизации OAT1. Ингибируя GLUT9 или URAT1 в почках мышей с гиперурикемией, фраксетин и фраксин могут в некоторой степени усиливать экскрецию уратов. Сообщалось, что кумарины Cortex fraxini частично способствуют их функциям более низкого уровня SUA, регулируя ABCG2 [42].

    Среди зарегистрированных препаратов для лечения гиперурикемии мы обнаружили некоторые препараты, играющие роль посредством гепаторенальной двойной регуляции, одновременно воздействуя как на XOD, так и на экскрецию, что может усилить их функцию и расширить условия их применения. Большинство этих лекарств относятся к традиционной китайской медицине и их компонентам. В этом разделе мы сосредоточились на натуральных продуктах, которые оказывают гепаторенальное двойное действие на гиперурикемию. Для поиска этих натуральных продуктов мы сначала использовали следующие ключевые слова в PubMed: «мочевая кислота» или «гиперурикемия» или «подагра» и «лекарственное растение» или «трава» или «фитотерапия» или «натуральные продукты» или « фитомедицина» или «фитотерапия» и «ксантиноксидаза» или «XOD» или «XDH».На этом основании мы искали почечный транспорт уратов отдельно, используя такие слова, как «урикозурический», или «URAT1», или «GLUT9», или «OAT1», или «OAT3», или «OAT4», или «ABCG2», или «NPT1», или «NPT4». » или «МРП4» или «ПДЗК1». Кроме того, мы также искали вышеупомянутые ключевые слова на китайском языке в CNKI (Китайская национальная инфраструктура знаний) и на платформе службы знаний WANFANG DATA. Результаты перечислены в таблице 1.


    [19] [19] Полифенолы зеленого чая ]


    Натуральные продукты Ингибирование поколения Ингибирование поглощения Содействие секреции Refs.


    Экстракт Lawan Seed (LSE) Ингибируют активность XOD / ADA Уменьшить GLUT9, но увеличить Glut1 None [15]
    Plantago Asiatica L. Экстракты травы (Pahes) Ингибируют активность XOD Downregulate Renal Urat1 [16] [16] [16] [16] [16] [16] [16] [16] [16] [16] [16] ]
    Морской огурец SAPONIN ингибируют активность XOD / ADA Downregulate GLUT9 [19] [19]
    Морской огурец полисахариды Ингибируют активность XOD / ADA
    Подавляет GLUT9 Нет [19]
    Пуэрарин Ингибирует активность XOD Неизвестные Неизвестные [20]
    Всего сапонины от корневище Dioscoreae Nipponicae Inhibit активности КОД / ADA Отсутствует активируют OAT1 [21]
    Морской огурец сапонина-EA Ингибируют активность XOD / ADA None UpRevulate Oat1 [19] [19] [19]
    jasminoidin Ингибируют активность XOD РЕГУЛИРОВАНИЕ ВЫСЛЕДОВАТЕЛЬНЫХ ВЫРАЖЕННЫХ УЗАЦИОННЫХ УРУДНЫХ ТРАНСПОРТНЕРОВ [22]
    Уменьшают экспрессию XOD Уменьшают URAT1 Повышают регуляцию OAT1 и OAT3 [23]
    Smilax riparia A.D. C Ингибируют активность XOD Downregulate Recal Urat1 и Glut9 [24] [24] [24] [24] [24] [24] [24] [24] [24]
    Всего сапонины Dioscorea Ингибируют активность XOD Downregulate URAT1 UPREGULATEL OAT1 и OAT3 [26] [26]
    Lagotis Brevituba Maxim.(LBM) экстракты Ингибируют активность XOD Понижают почечный
    URAT1 и GLUT9
    Повышают регуляцию OAT1 [27]
    P. sibircum спиртовой экстракт 2,0/4,0/8,0 г/кг Ингибирует активность XOD Снижает GLUT9 Активирует OAT1 [28]
    P. 25555 P. sibircum Экстракт алкоголя 8,0 г / кг ингибируют активность XOD снижение URAT1 и GLUT9 [28] [28] [28] [28]

    3.1. Натуральные продукты с эффектом ингибирования образования и всасывания мочевой кислоты (мишени URAT1, GLUT9 и XOD)

    Всасывание уратов в почках можно разделить на две стадии: сначала ураты всасываются из полости почечных канальцев в почечные эпителиальные клетки канальцев (в основном при посредничестве URAT1), впоследствии всасываются в кровь через базальную мембрану канальцевого эпителия (в основном при посредничестве GLUT9) [43]. Специфический почечный переносчик уратов URAT1 (SLC22A12) был впервые идентифицирован Enomoto et al.Показано, что эта молекула является лекарственной мишенью, которая изменяет уровень мочевой кислоты в сыворотке крови и вызывает идиопатическую почечную гипоурикемию [44]. Белок URAT1 специфически локализован в мембране щеточной каймы проксимальных канальцев. Он участвует в апикальном (люминальном) поглощении уратов из первичной мочи клетками проксимальных канальцев, тем самым влияя на реабсорбцию. экспериментов in vivo показали, что URAT1 является биологической мишенью некоторых урикозурических препаратов, включая пробенецид, индометацин, 6-гидроксибензбромарон и салицилат [45].Ли и др. впервые сообщили, что GLUT9 (SLC2A9) является геном, коррелирующим с уровнем SUA [46]. Впоследствии аналогичные результаты были получены в ряде других исследований [47–52]. Человеческий GLUT9 имеет две изоформы (GLUT9 и GLUT9N) в зависимости от сплайсинга внутриклеточной части N-концевой области [47]. При искусственной экспрессии в поляризованных клетках MDCK GLUT9 (или длинная форма) экспрессируется на базальной стороне, а GLUT9N (или короткая форма) экспрессируется на апикальной стороне. GLUT9N транспортирует мочевую кислоту из полости почечных канальцев в эпителиальные клетки, тогда как GLUT9 транспортирует мочевую кислоту из эпителиальных клеток в тубулоинтерстиций или кровь [44].Исследования показали, что GLUT9 играет более важную роль, чем URAT1, в абсорбции мочевой кислоты [53].

    В исследовании in vitro Hou et al. показали, что высушенный экстракт семян лонгана (LSE) и его активные ингредиенты ингибируют XOD дозозависимым образом [15]. В эксперименте in vivo было обнаружено, что LSE способен снижать активность XOD в сыворотке и уровень SUA у крыс с гиперурикемией. Кроме того, LSE увеличивал GLUT1, но снижал уровень белка GLUT9 в почках, соответственно.Эти результаты показали, что семена лонгана эффективны против гиперурикемии, и показали, что его действие зависит от ингибирования XOD и модулирования переносчиков уратов. Цзэн и др. изучали влияние экстрактов трав Plantago asiatica L. (PAHE) на уровень мочевой кислоты в сыворотке у мышей с гиперурикемией. Результаты показали, что ПАГЭ, очевидно, могут уменьшить гиперурикемию. Механизмы включают подавление печеночной ADA и XOD для уменьшения продукции мочевой кислоты и усиления экскреции уратов и уменьшения реабсорбции уратов за счет подавления почечного URAT1 [16].Бергенин относится к изокумариновым соединениям, которые могут защищать печень, уменьшать язву и улучшать иммунные функции [17], а также обладают ингибирующей активностью в отношении XOD [54]. Чжоу и Чен использовали бергенин для лечения мышей с моделью гиперурикемии, вызванной оксонатом калия [18]. Результаты показали, что бергенин значительно снижал уровень МК и креатинина, а азот мочевины у модельных мышей улучшал 24-часовую экскрецию мочевой кислоты и креатинина. Бергенин явно снижал экспрессию URAT1 и GLUT9 в почках модельных мышей.Эксперименты Xu показали, что сапонины и полисахариды морского огурца Pearsonothuria graeffei (Pg), Apostichopus japonicus (Aj), Cucumaria frondosa (Cf) и Isostichopus badionotus (Ib) могут значительно снизить уровень МК в гиперурикемия у мышей, вызванная кормлением порошком дрожжевого экстракта в течение 14 дней, и все натуральные продукты могут ингибировать XOD печени и активность аденилатдезаминазы (ADA). Кроме того, было обнаружено, что сапонин и полисахариды морского огурца снижают уровни мРНК печеночных ADA и XOD и почечного GLUT9, который является важным переносчиком в процессе реабсорбции мочевой кислоты [19].Ши и др. исследовали влияние пуэрарина на содержание и пути SUA у крыс с гиперурикемией. В этом исследовании отслеживались показатели крыс с гиперурикемией, которым вводили пуэрарин, такие как SUA, оксидазная активность XOD и экскреция мочевой кислоты. Результаты показали, что пуэрарин в разумной дозировке был полезен для повышения уровня МК за счет ингибирования активности XOD и стимулирования выведения мочевой кислоты [20].

    3.2. Натуральные продукты с эффектом ингибирования образования и стимуляции секреции мочевой кислоты (мишени OAT1, OAT3 и XOD)

    Транспортеры органических анионов и уратов OAT1 (SLC22A6) и OAT3 (SLC22A8) могут действовать как обменники уратов/дикарбоксилатов [55–57]. ] и обнаруживаются на базолатеральной стороне тех же клеток, которые экспрессируют OAT4 [58].Исследования с нокаутом гена in vivo показали, что отсутствие OAT1 или OAT3 несколько снижало урикозурию, что позволяет предположить, что их основная функция заключается в экскреции уратов [59].

    Чжоу и др. изучали действие сапонинов Rhizoma Dioscoreae Nipponicae на моделях гиперурикемии и подтверждали противовоспалительный эффект этих сапонинов in vitro . На модели мышей с гиперурикемией было обнаружено, что суммарные сапонины Rhizoma Dioscoreae Nipponicae в различных дозах (600, 300 и 30  мг/кг) могут значительно снижать уровень мочевой кислоты за счет ингибирования активности как ADA, так и XOD.Между тем, эти сапонины могут усиливать экспрессию OAT1 [21]. Исследование Xu показало, что антигиперурикемический эффект сапонина и несапонинового остатка был связан с ингибированием активности XOD и ADA в печени. Диетический сапонин морского огурца-EA также может значительно снизить уровень мочевой кислоты в сыворотке крови на 18,1%. Было обнаружено, что EA увеличивает секрецию мочевой кислоты и повышает уровень мРНК почечного переносчика органических анионов 1 (OAT1). Более того, экспрессия и активность печеночных XOD и ADA повышались под действием EA [19].

    3.3. Натуральные продукты с эффектом ингибирования образования, всасывания и стимуляции секреции мочевой кислоты (мишени OAT, GLUT9 и XOD)

    Полифенолы зеленого чая (GTP) широко известны как основной активный компонент зеленого чая с множеством фармакологических функций. В одном исследовании по изучению влияния GTP на уровень SUA было обнаружено, что GTP значительно снижал уровни SUA дозозависимым образом у мышей с гиперурикемией, вызванной оксонатом калия. Кроме того, GTP снижает экспрессию XOD в печени и снижает экспрессию URAT1 и увеличивает экспрессию OAT1 и OAT3 в почках, что позволяет предположить, что GTP может ослаблять уровень SUA за счет снижения продукции и увеличения экскреции мочевой кислоты [22].Ху и др. обнаружили, что жасминоидин значительно снижает уровень МК и увеличивает выделение мочевой кислоты. Это соединение из китайской медицины значительно ингибировало активность XOD в печени и регулировало экспрессию переносчиков уратов в почках у мышей [23]. Smilax riparia — это ботаническое растение, широко выращиваемое в южных и центральных регионах Китая. Корни и корневища Smilax riparia в традиционной китайской медицине (ТКМ) использовались для лечения симптомов подагры и состояний, связанных с гиперурикемией, включая воспаление и некоторые злокачественные новообразования [60, 61].Исследования Хоу и соавт. показали, что синергетические эффекты аллопуринола в сочетании с паллидифлозидом D были связаны с ингибированием XOD как в сыворотке, так и в печени, активацией mOAT1 и подавлением почечных GLUT9 и URAT1 [24]. Zhu и Chen изучали и обнаружили, что общее количество сапонинов Dioscorea может значительно снизить уровень SUA у крыс с гиперурикемией, вызванной аденином и этамбутолом. Механизм может быть связан с ингибированием активности XOD, а также с увеличением экскреции мочевой кислоты за счет подавления высокой экспрессии URAT1 и повышения экспрессии OAT1 и OAT3 [25].Цзэн и др. исследовали влияние экстрактов Lagotis brevituba maxim (LBM) на уровень мочевой кислоты у мышей с гиперурикемией [26]. Результаты показали, что LBM обладают противоподагрическим эффектом. Основной механизм включал ингибирование активности печеночной XOD, подавление почечных URAT1 и GLUT9 и повышение экспрессии OAT1 при гиперурикемии. Ван и др. установлено, что P. sibircum Laxm. спиртовой экстракт может заметно снизить уровень МК, и этот механизм связан с ингибированием активности XOD в печени и регуляцией переносчиков уратов в почках.Кроме того, спиртовой экстракт P. sibircum Laxm. значительно снижал уровень экспрессии мРНК почечного GLUT9 у мышей и повышал экспрессию мРНК OAT1. В дозе 8,0 г/кг P. sibircum Laxm. спиртовой экстракт также значительно снижал URAT1 у мышей [27].

    Модифицированный отвар Симяо (MSD), комплексный рецепт китайской медицины, использовался в последние десятилетия и доказал свою эффективность при лечении подагры и гиперурикемии. Хуа и др. исследовали эффекты MSD у мышей с гиперурикемией.MSD может снижать уровни SUA, сывороточного креатинина и BUN и ограничивать активность XOD в печени и сыворотке. Он также усиливал экспрессию белка OAT1 и подавлял экспрессию белка URAT1 в почечных тканях мышей с гиперурикемией дозозависимым образом [28].

    4. Заключение

    Многие натуральные продукты доказали свою эффективность в снижении уровня мочевой кислоты, среди которых некоторые нацелены как на выработку, так и на выведение мочевой кислоты. В этом случае функция более мощная, а условия применения пациентов будут иметь меньше ограничений.Поэтому в будущем следует уделять больше внимания этим натуральным продуктам для лечения гиперурикемии. Тем не менее, клинические исследования терапевтической эффективности этих натуральных продуктов и лежащего в их основе механизма все еще необходимы.

    Конкурирующие интересы

    Авторы заявили об отсутствии конфликта интересов.

    Благодарности

    Эта рукопись была поддержана грантами Национального фонда естественных наук Китая (81573894, 81620108030), Программой талантов для интегрированной китайской и западной медицины (ZY3-RCPY-4-2014), 3-летним планом действий Шанхая. Муниципальный комитет здравоохранения и планирования семьи (ZY3-CCCX-2-1002) и Программа Шанхайской муниципальной комиссии по образованию (E03008).

    Мочевая кислота

    Мочевая кислота

     

    Мочевая кислота

    Мочевая кислота является конечным продуктом пурина метаболизм. Пурины получают как из пищевых источников, так и из от распада белков организма. Субпродукты, такие как печень, почки и сладкое, сардины, анчоусы, чечевица, грибы, шпинат и спаржа — все это богатые источники пурины. Почки выделяют мочевую кислоту в виде отходов.То почки выделяют две трети вырабатываемой ежедневно мочевой кислоты; в оставшаяся треть выводится с калом. Точный уровень мочевая кислота, которая считается патологической, является спорной. В В последние годы было признано, что нормальные диапазоны мочевая кислота довольно широки. Благодаря такому широкому диапазону и тому, что уровень мочевой кислоты показывает ежедневные и сезонные колебания в один и тот же человек, несколько уровней мочевой кислоты могут быть заказаны в течение период времени.Уровни мочевой кислоты в моче также можно использовать для Оцените подагру или определите гиперсекрецию мочевой кислоты.

    Референтные значения: Мочевая кислота сыворотки

    • Взрослые самцы: 2,0–7,5 мг/дл
    • Взрослые самки: 2,0–6,5 мг/дл; в рано уровень мочевой кислоты во время беременности падает примерно на треть, но подняться до уровня небеременных к триместру
    • Дети (10–18 лет)
      • Мужчины: 3,6–5,5 мг/дл; значительный рост мужчин в возрасте 12-14 лет совпадает с половым созреванием.
      • Женщины: 3,6–4 мг/дл
    • Пожилые люди:
      • Мужчины старше 40 лет: 2–8,5 мг/дл
      • Женщины старше 40 лет: 2 — 8,0 мг/дл; увеличение числа женщин, связанное с менопаузой

    Нормальный диапазон содержания мочевой кислоты в моче составляет от 250 до 750 мг в течение 24 часов. Уровни мочевой кислоты склонны меняться изо дня в день. Также важно проверить лабораторные эталонные значения для каждой рабочей настройки.

    An повышенный уровень мочевой кислоты в крови уровень, также известный как гиперурикемия, наблюдается в:

    • Подагра
    • Заболевания почек и почечная недостаточность
    • Алкоголизм
    • Обезвоживание
    • Лейкемия и лимфома
    • Голод
    • Метаболический ацидоз
    • Токсемия беременных
    • Инфекционный мононуклеоз
    • Гиперлипидемия
    • Гемолитическая анемия
    • Чрезмерное разрушение клеток, связанное с химиотерапия и лучевая терапия

    Гиперпродукция мочевой кислоты возникает, когда происходит чрезмерный распад клеток и катаболизм нуклонов кислоты, такие как при подагре, чрезмерное производство и разрушение клеток, что может произойти при лейкемии или во время терапии рака, или проблемы с выведением мочевой кислоты из-за почечной недостаточности.

    Пониженная мочевая кислота в сыворотке уровни обычно связаны с увеличением объема плазмы например, при SIADH.


    Мгновенная обратная связь:

    Пациент получающих интенсивную противораковую терапию с химиотерапией и радиация может иметь более низкие, чем обычно, уровни мочевой кислоты.

    ИСТИНА или ЛОЖЬ


    РнЦеус Домашняя страница | Курс каталог | Скидка цены | Войти | Уход вакансии | Справка

    2006 © RnCeus.ком

    Связь между экскрецией натрия с мочой и мочевой кислотой и ее взаимодействие с риском развития предгипертонии у молодых взрослых китайцев

  • 1.

    Chobanian, A. V. et al . Седьмой отчет Объединенного национального комитета по профилактике, выявлению, оценке и лечению высокого кровяного давления. Гипертония 42 , 1206–1252 (2003).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 2.

    Ю, Д. и др. . Распространенность и факторы риска предгипертензии среди взрослых китайцев. J Cardiovasc Pharmacol 52 , 363–368 (2008).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 3.

    Ся, Дж. и др. . Предгипертония и риск сердечно-сосудистых заболеваний в Инициативе женского здоровья. Тираж 115 , 855–860 (2007).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 4.

    Чжан, Ю. и др. . Заболеваемость и факторы риска инсульта у американских индейцев: исследование сильного сердца. Тираж 118 , 1577–1584 (2008 г.).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 5.

    Meneton, P., Jeunemaitre, X., de Wardener, H.E. & MacGregor, G.A. Связь между потреблением пищевой соли, обработкой почечной соли, кровяным давлением и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Physiol Rev 85 , 679–715 (2005).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 6.

    Ван Ю. и др. . Индуцированный солью эпителиально-мезенхимальный переход у чувствительных к соли крыс Dahl зависит от повышенного артериального давления. Braz J Med Biol Res 47 , 223–230 (2014).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 7.

    Фанг Ю., Mu, JJ, He, LC, Wang, S.C. & Liu, ZQ. Солевая нагрузка на асимметричный диметиларгинин в плазме и защитная роль добавок калия у нормотензивных, чувствительных к соли азиатов. Гипертония 48 , 724–729 (2006).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 8.

    Frohlich, E.D. & Varagic, J. Натрий непосредственно нарушает функцию органов-мишеней при гипертонии. Curr Opin Cardiol 20 , 424–429 (2005).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 9.

    Чжу, Дж., Мори, Т., Хуанг, Т. и Ломбард, Дж. Х. Влияние диеты с высоким содержанием соли на высвобождение NO и выработку супероксида в аорте крыс. Am J Physiol Heart Circ Physiol 286 , H575–583 (2004).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 10.

    Ли, Дж. и др. . Соль инактивирует эндотелиальную синтазу оксида азота в эндотелиальных клетках. J Nutr 139 , 447–451 (2009).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 11.

    Мойнуддин А., Гупта Р. и Саксена Ю. Оценка антропометрических показателей, потребления соли и физической активности в этиологии предгипертензии. J Clin Diagn Res 10 , CC11–14 (2016).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 12.

    Pal, GK и др. . Предпочтение соли способствует симпатовагальному дисбалансу в генезе предгипертензии. Eur J Clin Nutr 67 , 586–591 (2013).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 13.

    Ван Ю. и др. . Роль мочевой кислоты в гипертонии у подростков, предгипертензии и чувствительности артериального давления к соли. Med Sci Monit 23 , 790–795 (2017).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 14.

    So, A. & Thorens, B. Транспорт мочевой кислоты и болезни. J Clin Invest 120 , 1791–1799 (2010).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 15.

    Feig, D. I. Мочевая кислота в сыворотке крови и риск гипертонии и хронического заболевания почек. Curr Opin Rheumatol 26 , 176–185 (2014).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 16.

    Puddu, P. E. и др. . Мочевая кислота в сыворотке и рСКФ_CKDEPI по-разному предсказывают долгосрочные сердечно-сосудистые события и все причины смерти в когорте, проживающей по месту жительства. Int J Cardiol 171 , 361–367 (2014).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 17.

    Puddu, PE и др. . Мочевая кислота в сыворотке для краткосрочного прогнозирования заболеваемости сердечно-сосудистыми заболеваниями в популяционном исследовании Губбио. Acta Cardiol 56 , 243–251 (2001).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 18.

    Юрашек С.П., Чой Х.К., Танг О., Аппель Л.Дж. и Миллер Э.Р. 3rd. Противоположные эффекты потребления натрия на мочевую кислоту и кровяное давление и их причинно-следственные связи. J Am Soc Hypertens 10 , 939–946.e2 (2016).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 19.

    Юрашек С.П., Гелбер А.С., Чой Х.К., Аппель Л.Дж. и Миллер Э.Р. 3rd. Влияние диетических подходов к остановке гипертонии (DASH) диеты и потребления натрия на мочевую кислоту в сыворотке. Ревматоидный артрит 68 , 3002–3009 (2016).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 20.

    Mu, J. и др. . Исходный контртранспорт Na-Li и риск гипертонии у детей: 10-летнее проспективное исследование у детей Ханьчжун. J Hum Hypertens 18 , 885–890 (2004).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 21.

    Mu, J.J. и др. . Снижение артериального давления с помощью добавок кальция и калия у детей с чувствительностью к соли: 2-летнее двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. J Hum Hypertens 19 , 479–483 (2005).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 22.

    Ван Ю. и др. . Влияние потребления соли и калия на уровень реналазы в моче и уровень дофамина в сыворотке у взрослых китайцев. Кардиология 130 , 242–248 (2015).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 23.

    Ван, Ю. и др. . Влияние потребления соли и калия на уровень реналазы в сыворотке крови у взрослых китайцев: рандомизированное исследование. Медицина (Балтимор) 93 , e44 (2014).

    КАС Статья Google Scholar

  • 24.

    Имаи, Э. и др. . Распространенность хронической болезни почек среди населения Японии в целом. Clin Exp Nephrol 13 , 621–630 (2009).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 25.

    Kawasaki, T., Itoh, K., Uezono, K. & Sasaki, H. Простой метод для оценки 24-часовой экскреции натрия и калия с мочой из образца мочи второго утреннего мочеиспускания у взрослых. Clin Exp Pharmacol Physiol 20 , 7–14 (1993).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 26.

    Менте, А. и др. . Валидация и сравнение трех формул для оценки экскреции натрия и калия из одной утренней мочи натощак по сравнению с 24-часовыми измерениями в 11 странах. J Hypertens 32 , 1005–1015 (2014).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 27.

    Мент, А. и др. . Связь экскреции натрия и калия с мочой с артериальным давлением. N Engl J Med 371 , 601–611 (2014).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 28.

    Ватанабэ, С. и др. . Мочевая кислота, эволюция гоминоидов и патогенез чувствительности к соли. Гипертония 40 , 355–360 (2002).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 29.

    Маццали, М. и др. . Повышенный уровень мочевой кислоты повышает артериальное давление у крыс за счет нового независимого от кристаллов механизма. Гипертония 38 , 1101–1106 (2001).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 30.

    Сюй, В. и др. . Гиперурикемия вызывает гипертензию за счет активации натриевых каналов почечного эпителия (ENaC). Метаболизм 65 , 73–83 (2016).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 31.

    Хоу, Л. и др. . Влияние потребления соли на ассоциацию мочевой кислоты в крови с гипертонией и сопутствующим сердечно-сосудистым риском. PLoS One 11 , e0150451 (2016 г.).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 32.

    Форман, Дж. П. и др. . Связь между потреблением натрия и изменением уровня мочевой кислоты, экскрецией альбумина с мочой и риском развития артериальной гипертензии. Тираж 125 , 3108–3116 (2012).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 33.

    Иган, Б.М., Ведер, А.Б., Петрин, Дж. и Хоффман, Р.Г. Нейрогуморальные и метаболические эффекты краткосрочного диетического ограничения NaCl у мужчин. Отношение к статусу чувствительности к соли. Am J Hypertens 4 , 416–421 (1991).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 34.

    Литвин Ю., Перкинс Б. А. и Черней Д. З. Мочевая кислота как биомаркер и терапевтическая мишень при диабете. Can J Diabetes 39 , 239–246 (2015).

    Артикул пабмед Google Scholar

  • 35.

    Ter, M.J.C. и др. . Почечная обработка уратов и натрия во время острой физиологической гиперинсулинемии у здоровых людей. Clin Sci (Лондон) 92 , 51–58 (1997).

    Артикул Google Scholar

  • 36.

    Вайнман, Э. Дж., Найт, Т. Ф., Маккензи, Р. и Экноян, Г. Диссоциация уратов из транспорта натрия в проксимальных канальцах крыс. Kidney Int 10 , 295–300 (1976).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 37.

    Ван Ю. и др. . Влияние потребления соли на уровень мочевой кислоты в плазме и моче у взрослых китайцев: интервенционное исследование. Научный представитель 8 , 1434 (2018).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ Статья пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • 38.

    Перес-Руис, Ф. и др. . Почечный клиренс мочевой кислоты связан с резистентностью к инсулину и снижением экскреции натрия у больных подагрой. Rheumatol Int 35 , 1519–1524 (2015).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 39.

    Омвик П.и Лунд-Йохансен, П. Является ли ограничение натрия эффективным при лечении пограничной и легкой эссенциальной гипертензии? Длительное исследование гемодинамики в покое и при физической нагрузке. J Hypertens 4 , 535–541 (1986).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 40.

    Messerli, F.H., Frohlich, E.D., Dreslinski, G.R., Suarez, D.H. & Aristimuno, G.G. Мочевая кислота в сыворотке крови при эссенциальной гипертензии: индикатор поражения почечных сосудов. Ann Intern Med 93 , 817–821 (1980).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 41.

    Ferris, T. F. & Gorden, P. Влияние ангиотензина и норадреналина на клиренс уратов у человека. Am J Med 44 , 359–365 (1968).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 42.

    Мориваки Ю., Ямамото Т., Цуцуми З., Такахаши С. и Хада Т. Влияние инфузии ангиотензина II на почечную экскрецию пуриновых оснований и оксипуринола. Метаболизм 51 , 893–895 (2002).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 43.

    Syamala, S., Li, J. & Shankar, A. Связь между мочевой кислотой в сыворотке и предгипертензией среди взрослых в США. J Hypertens 25 , 1583–1589 (2007).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 44.

    Цзян, Л. и др. . Совместное влияние мочевой кислоты в сыворотке крови и индекса массы тела на риск предгипертонии у населения Китая. Clin Chim Acta 446 , 1–5 (2015).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 45.

    Лян, Дж. и др. . Мочевая кислота в сыворотке и предгипертензия у взрослых китайцев. J Hypertens 27 , 1761–1765 (2009).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 46.

    Бао, X. и др. . Концентрация мочевой кислоты в сыворотке, связанная с предгипертензией среди населения Китая. Ангиология 65 , 800–805 (2014).

    КАС Статья пабмед Google Scholar

  • 47.

    Вукак, Дж. и др. . Ассоциация между гиперурикемией, преддиабетом и предгипертензией у взрослого населения Хорватии — перекрестное исследование.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.