Загрязнение крови: Как справиться с сепсисом — Ravijuhend

Содержание

Заражение крови – Кровь5

Между строк


ЦИТОКИНОВЫЙ ШТОРМ — состояние, при котором количество цитокинов (белков, регулирующих работу нашего иммунитета) возрастает в десятки, а иногда и в сотни раз. В результате, иммунная система попросту разрушает наш собственный организм. Чрезмерная выработка цитокинов может быть ответом на токсины бактерий при сепсисе, на тропические заболевания, при неудачной пересадке органов и тканей. Впервые термин использован в работе 1993 года группы ученых из Бостона для описания иммунной реакции на трансплантат, видимо, с намеком на операцию «Буря в пустыне» (Desert Storm).

Заражение крови представляет собой по сути острую воспалительную реакцию всего организма. Слово «сепсис» для описания этой ситуации использовал знаменитый врач античности Гиппократ («сепсис» означает «гниение», «разложение»). В XI веке арабский врач Авиценна называл ту же самую болезнь «гниением крови», но в современной медицине прижился именно греческий термин.

Любое воспаление — это естественная реакция организма на процесс развития инфекции в каком-то органе или ткани. Это может быть нагноившаяся рана, плохо заживающий рубец после операции или воспаление поджелудочной железы или мочевого пузыря. Пока организм самостоятельно или с помощью антибиотиков справляется с инфекцией, воспаление остается локальным, а сам процесс может угрожать только инфицированному органу. Но в некоторых случаях — при обширных ожогах или обморожениях, проникающих ранениях живота, длительных воспалительных процессах в тканях — организму не удается остановить инфекцию. Вызывающие воспаление гноеродные бактерии (стафилококки, стрептококки, кишечная палочка, синегнойная палочка) попадают в кровоток, и организм отвечает на это, задействовав все возможности иммунной системы.

Начинается «идеальный шторм», когда несколько механизмов, которые в норме должны защищать наш организм, вместо этого уничтожают его. Иммунная система выделяет огромное количество специальных белков — цитокинов, которые в свою очередь запускают процесс производства особых лимфоцитов: они реагируют не только на возбудителя в крови, но и на клетки пораженных тканей — то есть, на клетки собственного организма.

Цитокины бывают разных видов: некоторые увеличивают производство лимфоцитов, а другие наоборот — тормозят этот процесс, работая как «противовоспалительный агент». После всплеска иммунного ответа начинается фаза иммунодепрессии.

В это время нарушается транспортировка кислорода в крови, токсины, которые выделяет возбудитель или разрушающиеся ткани, перестают выводиться из организма, иммунные клетки поражают собственные органы, нарушается передача нервных импульсов, а стенки сосудов начинают разрушаться изнутри. В мозге, печени, сердце и других органах образуются гнойники, вызывающие сбои в их работе.
Температура у больного поднимается до 38-39 градусов, дыхание учащается до двадцати вдохов в минуту, пульс приближается к ста ударам, сознание становится спутанным.

Если не начать срочное лечение, у больного может развиться так называемая «полиорганная недостаточность» — начинают отказывать жизненно важные органы, что в короткий период приводит к смерти. Самостоятельное выздоровление случается редко — если при легких формах умирает 10-20% больных, то при тяжелом сепсисе и септическом шоке погибает каждый второй, а без лечения сепсис быстро развивается до самых тяжелых форм.

Лечат сепсис антибиотиками и антисептиками широкого действия, вводят физраствор и белково-углеводный коктейль для поддержания обменных процессов в организме. Если причина сепсиса установлена, то срочно очищают рану или удаляют гноящийся орган или конечность. В большинстве случаев сепсис сопровождается гиперсвертываемостью крови — в этих случаях назначают гепарин и другие антикоагулянты.

Скорость с которой развивается сепсис, делает это заболевание особо опасным — от сильно гноящейся раны до септического шока может пройти пара суток. Несмотря на изученность заболевания, оно может протекать в стертой форме, его можно перепутать с локальной инфекцией и в этом случае легко упустить время начала терапии.

В 2012 году в США подросток по имени Рори Стаунтон поранил локоть на баскетболе в школе, после чего дома почувствовал себя плохо. Родители отвезли его к местному педиатру, тот поставил диагноз «расстройство желудка» и отправил ребенка в ближайший госпиталь. Врачи госпиталя не обратили внимания на высокий показатель лейкоцитов в крови и выписали ребенка.

Через сутки он снова оказался в том же госпитале, уже со всеми признаками тяжелого сепсиса. Мальчика не удалось спасти, и он умер через сутки. После этого Департамент Здравоохранения Нью-Йорка внедрил новый стандарт проверки и диагностики всех поступающих пациентов, чтобы исключить подобные ситуации. Стандарт получил название «Протокол Рори» — в честь погибшего ребенка

Даже после правильного и успешного лечения тем, кто перенес сепсис, требуется до полутора лет, чтобы снова вернуться к нормальной жизни и полностью поправиться.

История Маши Поповой - ФГБУ «НМИЦ гематологии» Минздрава России

«Лето 2011 было по-настоящему ярким! А осень обещала стать ещё более насыщенный. Столько событий, а планов — ещё больше. Приключения всегда были у меня в крови.

Вот и в 2011 году я была на каникулах в США и проводила время исключительно активно: каталась на лошадях (рысь и галоп в обязательной программе), переплывала озеро туда-обратно (естественно, наперегонки), пробовала буги-борд (когда волны выше тебя — это очень весело!), играла в футбол, волейбол, большой теннис, боулинг, осваивала ходули (немного получалось), гуляла по красивым американским лесам, таскала по городу тяжёлую технику (в Штатах приемлемые цены, а я всегда была падка на покупку фотоаппаратов, видеокамер и штативов…) и практически не спала.

Возвращение в Россию также обещало кучу приключений, я твёрдо решила заняться акробатикой и прыгнуть с парашютом. Однако у жизни были иные планы на меня.

Дело в том, что и футбол, и лошади, и буги-борд — все активности сопровождались страшной головной болью, онемением конечностей, сильными кровотечениями дёсен и появляющимися без видимых причин чернющими огромными синяками. Помню, добрые американские граждане подходили ко мне на улице и интересовалась, не нужна ли помощь — социальная. «Тебя точно не бьют родители? У тебя всё хорошо, девочка?». Я лишь улыбалась в ответ. Всё ли у меня хорошо? Всё прекрасно!

Однако появление синяков учащалось, а головная боль угнетала. По утрам я просыпалась на красной от крови изо рта подушки. Я начала бояться.

Американские доктора, осмотрев меня, посоветовали вновь обратиться к врачу по возвращении на родину. Тот факт, что лететь обратно я собиралась лишь через две недели, их мало интересовал. Но я не выдержала. Две недели показались мне чересчур долгим сроком.

Поменяла билеты и 20 сентября прибыла в Москву. Это был день рождения моей младшей сестры, и мы волшебно провели время всей семьёй! Я ложилась спать с улыбкой: я дома, родители рядом, засыпаю в своей кровати, теперь всё точно будет хорошо!

Однако с утра я снова чуть не захлебнулась своей кровью. И мы с мамой отправились в Гемцентр на Динамо.

Не спрашивайте меня, почему именно туда! Моя мама — очень умная женщина, в её решении везти меня именно в ГНЦ слились воедино женская интуиция, любовь к дочери, богатый жизненный опыт и накопленные знания. Я, правда, ещё не понимала, что это хмурое старое здание станет для меня спасением, я вообще планировала в тот роковой понедельник ещё успеть на пары в институт.

Подождав немного в очереди, я зашла в приёмный кабинет, показала врачу свои синяки и дёсны… и была награждена таким удивлённым и испуганным взглядом доктора, что сама опешила: мне казалось, врачи видели уже всё.

Дальше — как в тумане. Меня кладут в больницу, срочно. Пытаюсь шутить: а это что, заразно? Нет, это очень опасно. Первые дни в больнице я помню по рассказам родителей. Организм, державшийся до того момента, наконец не выдержал — я отключилась. Помню только постоянную головную боль и то, как напрягались пальчики на ногах, когда иглой протыкали вены: не раз, не два, а десятки.

Уже позже я узнала свой диагноз. Практически случайно. Лейкоз. А что это? Лейкемия. Вот, что-то более знакомое… Лейкемия всю жизнь казалась мне Самой Страшной Вещью на свете. Казалось, произнеси это слово вслух — сразу умрёшь.

Но нет. Я проверяла.

А однажды кто-то из друзей спросил: у тебя рак? Я растерялась, а оказалось, что лейкемию действительно называют раком. Ну что поделать. Рак — значит рак. Лейкемия. Острый промиелоцитарный лейкоз. Теперь я даже могу произнести это быстро и без запинок.

Кстати, диагноз мне установили не сразу. Пока я находилась в состоянии, близком к коме, меня мало интересовало, чем я там болею, но врачи внимательно рассматривали мои анализы, пытаясь что-нибудь выяснить.

Тот факт, что жива я до сих пор только чудом, они выяснили сразу. Знаете же, в крови каждого человека есть различные элементы, отвечающие за ту или иную функцию жизни организма. Так, эритроциты разносят по крови кислород. Лейкоциты отвечают за иммунитет и защиту от инфекций. А тромбоциты позволяют крови свёртываться. Нижняя граница нормы тромбоцитов у здорово человека —180 единиц. На момент моего прибытия в Гемцентр уровень лейкоцитов в моей крови составлял… 5 единиц. Пять! Восьмичасовой полёт из Штатов и вовсе должен был завершиться для меня кровоизлиянием в мозг, но Господь хранил меня, и я физически ощущала это!

В первый же день, ещё не зная диагноза, врачи «жахнули» по мне химией. Всего мне провели 4 курса химиотерапии. Переносила я их неважно и необычно. Например, сепсис. Заражение крови, говоря более понятным языком. Обыкновенно при сепсисе органы повреждаются симметрично: болит права рука — значит, и левая тоже. У меня же во время заражения крови опухла и пульсировала страшной болью только левая нога.

Зато и одна левая болела так, что я начинала дёргаться, когда кто-то просто подходил к кровати: а вдруг заденет ненароком спинку кровати, кровать качнётся слегка, и я потеряю сознание от боли?

Да, в обмороки падала. Вообще любимое занятие. Особенно при температуре 41,5… Обязательная программа вместо рыси и галопа!

Читала «Страну багровых туч» братьев Стругацких и вдохновлялась мужеством советских космолётчиков. Так же, как и я, они продирались сквозь боль и слабость, им хотелось есть, пить, спать, но вокруг них была только раскалённая пустыня Венеры. И смерть. А я сидела в комфортном боксе, с мамой, еда, вода. И впереди — только жизнь. Какое право я имела ныть? Ведь меня поддерживали родители, родные, друзья и вера в заступничество Господа. Признаться, бывало так плохо, что хотелось плюнуть на всё и крикнуть: да, рак, будь ты проклят, ты победил! Однако я тут же брала себя в руки, вспоминала слова Вольтера, который сказал, что всё идёт к лучшему в этом лучшем из миров — и старалась вести себя как Полианна из одноимённой книжки.

Вы даже не представляете, сколько положительных моментов можно найти в лечении серьёзного заболевания. Я молчу уже о банальном «как круто побриться» (это само собой разумеется, особенно для девушки с идеальной формой черепа). На бритьё я крепко подсела и уже добровольно оголяла череп и после высокодозных курсов химии. Помимо нового имиджа я приобрела в больнице множество драгоценных интересных друзей, которые устраивали настоящие чудеса для закрытой в четырёх стенах бокса девочки, которые повлияли на мою дальнейшую жизнь. Я в очередной раз убедилась, что мои друзья — самые отзывчивые и бескорыстные люди во Вселенной, и ещё больше (хотя куда уж?) научилась ценить и любить незнакомых людей. Я даже умудрилась повысить свою самооценку, лёжа дохлой рыбкой без волос на больничной койке! Ведь мне, позвольте слегка похвастать, приходили сдавать кровь такие яркие личности, как, например, художник-постановщик представлений Cirque du Soleil Павел Брюн, именитый путешественник Фёдор Конюхов, пересекающий в одиночку океаны, тот самый борец, актёр и просто хороший человек (а заодно и звонарь в храме Христа Спасителя) Сергей Бадюк, участники фольклорного ансамбля «Златна Капиjа», а ещё байкерская группировка «Степной волк» всем составом! Как представлю, что во мне сейчас течёт кровь степного волка…

Я несказанно благодарна всем донорам, пришедшим напоить меня свежей кровушкой, фонду «Подари жизнь», который добыл для меня редкие и дорогостоящие антибиотики, вытянувшие меня в нужную сторону, когда я была на грани смерти, и всем сочувствующим, отреагировавшим на мои больничные приключения добрым словом. Там, в больнице, это слово грело и берегло меня вкупе с лекарственными препаратами, позитивным настроением и заступничеством Божьим.

Но, думаю, никто не обидится, если я скажу, что самую яркую благодарность испытываю по отношению к своей семье: маме, папе и двум сестрёнкам, которые с обезоруживающим самопожертвованием переключили всё своё внимание на, кхм, простите, меня. И, конечно, по отношению к своему лечащему врачу, Инне Ивановне Шафоростовой, которая в прямом смысле слова спасла мне жизнь, не только своим высоким мастерством, но и искренней заботой!

Сейчас, весной 2015 года, оглядываясь назад, я ни о чём не жалею.

Вот скажите, как бы я могла приобрести этот ценнейший жизненный опыт, если бы не заболела лейкемией? Богатое на события лето сменилось такими же удивительными осенью и зимой: парочка сумасшедших ночей под воздействием наркотических обезболивающих (ни-че-го не помогало при сепсисе), четыре вшивания катетера, несколько десятков пункций и трепанобиопсия (я и правда больше ничего не боюсь), сотня дней и ночей, пугающих неизвестностью и болью, примерно пятьсот уколов в вену (а в семь лет я упала в обморок, когда мне кололи вену, вот каким слабаком была) и тысячи приятнейших знакомств! И одно очень важное осознание: не так страшен рак, как его малюют!

После достижения ремиссии я могу вновь вернуться к своей яркой полноценной жизни! Снова катание на лошадях, плавание, тяжёлая фото-техника, футбол, волейбол, большой теннис и прогулки по лесам. Только вот теперь список пополнился парой пунктов. Во-первых, работа в студии «Я буду жить», которая оказывает различную поддержку онкобольным и людям, столкнувшимся с этим заболеванием косвенно. Пережив рак однажды, перестаёшь считать его чем-то далёким и незнакомым. Сочувствие и желание поделиться своими знаниями и опытом — вот ценнейшие приобретённые качества. Ну и по мелочи: я попробовала и полюбила хоккей, причём все отмечают, что играю грубо и предпочитаю бортовать, а не обводить, учусь метать топор, увлеклась самоделием и дизайном, пою в фольклорном ансамбле, с удовольствием стреляю — из пистолета, из рогатки, из лука.

Знаете, мне кажется, это в крови. В крови Бадюка, Конюхова, Брюна, фольклористов и байкеров. У меня в крови.»

Маша Попова

Хуже рака: убийца-невидимка сепсис - BBC News Русская служба

  • Джеймс Галлахер
  • Обозреватель Би-би-си по вопросам науки

Автор фото, PAtrick Kane

Подпись к фото,

Патрик Кейн потерял ногу, кисть руки и пальцы на другой руке в результате сепсиса в младенческом возрасте

"Семь раз я терял сознание, и долго никто не мог понять, сумею ли я выкарабкаться вообще,"- говорит Патрик Кейн.

Причиной того, что он оказался на волоске от смерти, стало острое заболевание, которое уносит больше жизней каждый год, чем рак простаты, кишечника и груди вместе взятые.

Ему было всего 9 месяцев, когда в один прекрасный день он стал вялым, ослабел и практически перестал реагировать на внешний мир.

Врач прописал обычное жаропонижающее, но мама Патрика все же решила отвезти его в больницу. В дороге состояние его резко ухудшилось.

"Это действительно стало очень неожиданным... В больнице у меня одновременнно отказала половина внутренних органов," - рассказывает он.

Патрик провел три с половиной месяце на больничной койке, ему ампутировали правую ногу по колено, кисть левой руки и пальцы на правой.

Автор фото, PAtrick Kane

Подпись к фото,

Патрик в младенчестве

То, что с ним случилось, называется сепсис, или, если использовать бытовое название, заражение крови.

Сейчас ему 19 лет и он изучает биохимию в Эдинбургском университете. "Люди либо сталкивались с кем-то, кто перенес сепсис, либо просто не подозревают, что такое бывает, "- говорит Патрик.

Что такое сепсис?

Сепсис возникает в результате инфекции, но на самом деле является последствием того, что иммунная ситема вдруг начинает испытывать сильнейшую перегрузку.

Все начинается с инфекции, которая может быть вызвана чем угодно - даже простым порезом или укусом насекомого.

Обычно в этот момент включается наша иммунная система и начинает бороться с инфекцией и ее распространением.

Но если инфекция смогла быстро распространиться, защитные силы организма начинают массированную атаку.

Именно этот бурный ответ организма как раз и может привести к катастрофическим последствиям: септическому шоку, отказу внутренних органов и даже смерти.

В Британии каждый год более 40 тысяч человек умирают от сепсиса.

Какие симптомы?

Британский фонд по исследованиям сепсиса (The UK Sepsis Trust) выделяет шесть симптомов, на которые следует обращать внимание:

  • сильнейшая лихорадка или боль в суставах
  • длительная задержка мочеиспускания
  • учащенное дыхание
  • ощущение неминуемой смерти: "Мне кажется, что я умираю"
  • кожные покровы в пятнах или становятся землистого цвета

Симптомы у ребенка:

  • покрывается пятнами, бледен либо синюшного цвета
  • реакции замедлены, невозможно вывести из сонного состояния
  • необычно низкая температура тела
  • учащенное дыхание
  • сыпь, которая не бледнеет при нажатии
  • судороги

Патрик говорит, что нет какого-то одного "главного симптома", но надо постоянно задавать себе вопрос: "А вдруг это именно сепсис?"

Автор фото, Alamy

Как с этим бороться?

Британская Национальная служба здравоохранения наращивает усилия по борьбе с сепсисом, но предпринимаемых мер пока недостаточно.

Доклад 2015 года свидетельствует о том, что четверо из десяти пациентов неотложной помощи не были вовремя обследованы, либо - в трети случаев - не получили вовремя антибиотики.

Как говорит профессор Гиллиан Ленг, замглавы Национального института здравоохранения и совершенства медицинской техники: "По итогам недавних исследований ряда историй болезни мы выявили противоречия в том, как оцениваются симптомы при различных обстоятельствах. Еще многое предстоит сделать для того, чтобы лечение предоставлялось вовремя".

Специалисты института настаивают, чтобы пациентам с признаками сепсиса помощь оказывалась в течение часа. Раньше считалось, что врачи должны относиться к сепсису так же, как к угрозе сердечного приступа.

Министр здравоохранения Британии Джереми Хант заверил, что ведется непрекращающаяся кампания по повышению информированности населения.

Для чего нужно проверять кровь на стерильность?

В ТОГБУЗ «ГКБ им. Арх. Луки г. Тамбова» прошло очередное занятие в «Школе практического мастерства». Вели занятие, посвященное вопросам посева крови на стерильность и посева мочи для ее количественного экспресс-исследования, старший лаборант бактериологической лаборатории О. В. Бирюкова и Е. Н. Герасименко.


Для чего нужно проверять кровь на стерильность? Ответ на этот простой, казалось бы, вопроси обусловливает важность темы данного занятия не только для специалистов бактериологической службы больницы, но и для всего ее среднего медперсонала. А в преддверии сезонных респираторных заболеваний она особенно актуальна.

 


Дело в том, что в современной диагностической практике анализ крови на стерильность проводят для того, чтобы узнать о наличии бактериемии. Сдавать кровь на стерильность врачи рекомендуют непосредственно перед процессом терапии, остерегаясь получить неправильный результат.Показанием к проведению такого анализа может служить определение в крови патогенных микроорганизмов.


Примерами последних могут быть стрептококки, синегнойные палочки, золотистые стафилококки, дрожжевые грибы и энтеробактерии. Например, для обнаружения заражения эпидермальным стафилококком необходимо провести многократное тестирование.


Такие виды исследований очень важны для больных людей с низким иммунитетом. К примеру, зараженные ВИЧ-инфекцией пациенты могут быть обладателями микобактерий туберкулеза.


В большинстве случаях анализ делают в тех случаях, когда у пациента уже длительное время держится и не спадает высокая температура, причем происходит это без особых на то причин. Помимо всего, анализ назначают при подозрении на сепсис или менингит.


Проведение этого анализа помогает определить бактерии, содержащиеся в составе крови. Это могут быть как опасные, так и условно-патогенные бактерии, которые также могут оказаться причиной болезни. Помимо того, что проведением анализа можно установить наличие определенной бактерии, можно определить и стадию, на которой находится заболевание.


Если посев крови проводится с целью определения чувствительности организма к разнообразию антибиотиков, то анализ поможет установить тип возбудителя и назначить подходящие антибиотики для проведения лечения. В данном случае анализ поможет определить неэффективное использование предыдущих антибиотических препаратов; наличие менингита или сепсиса, а также гнойничковое поражение кожи.


Перед проведением анализа необходимо придерживаться самых стандартных правил – пару дней не пить алкоголь, не употреблять жирную пищу, постараться отказаться от курения, хотя бы за пару часов до проведения анализа. Прием лекарственных препаратов назначается после проведения анализа.


Во время проведения анализа отдельное внимание стоит обратить на тот факт, что в 3% случаях эпидермальный стафилококк (загрязненная микрофлора кожи) может выступить в качестве гемокультуры. Именно поэтому его клиническое значение определяется только после многократных исследований.

 


Во время исследования необходимо произвести забор крови из вены у локтевого сгиба. У детей младшего возраста забор крови производится из пальца, пятки, мочки уха в меньшем количестве. Кровь для проведения анализа берут только после тщательной обработки кожи, соблюдая все правила асептики, используя одноразовый стерильный шприц.


Посев на питательные среды стерильного материала (кровь или другие, содержащие микробов жидкости у здоровых лиц) также лучше делать у постели больного, либо помещать в стерильную посуду, содержащую вещества, препятствующие свертыванию крови 0,3% раствора цитрата натрия, 0,1% раствор оксалата натрия). Обычно берут 5-10мл крови и засевают во флакон, содержащий 50-100 мл среды. Для этого используют для флакона с питательной средой (один для аэробов, другой для анаэробов). Посев крови производится на жидкие питательные среды – 10% желчный бульон, 1% сахарный бульон, двухфазную среду, а также жидкие и полужидкие среды для культивирования анаэробов в разведении 1:10. Флаконы с питательной средой получают в лаборатории, переливание крови из шприца во флакон необходимо производить над пламенем спиртовки, предварительно сняв иглу. Флакон с посевом направляется в лабораторию, а в вечернее и ночное время помещают в термостат.


Важным моментом является тот факт, что чем раньше произвести посев от начала болезни, тем больше возможность получить положительный результат, и наоборот, чем позднее, тем меньше шансов. При нормальной температуре получения положительного результата бывает очень редко.


Техника посева позволяет увидеть, как растут колонии, а также провести с образцовыми цепочками микроорганизмов тесты, позволяющие окончательно определить их тип.


Кровь для бактериологического посева необходимо сдавать до начала лечения антибиотиками, поскольку употребление антибиотиков может отсрочить или предотвратить рост бактерий, что приведет к ложноотрицательному результату. У пациентов с периодическим повышением температуры тела кровь нужно брать в период, когда температура растет или сразу же после прохождения пика температуры. Именно в это время в крови находится максимальное количество бактерий. Во многих лабораториях специалисты рекомендуют сдать второй образец крови не позднее, чем через один час после первого, для того, чтобы увеличить шансы обнаружения бактерий.


При бактериологическом посеве нужно придерживаться асептической техники, чтобы исключить возможность бактериального загрязнения крови. Если образец взят согласно правилам, в бутылку с питательной средой попадут только те микроорганизмы, которые находится в крови больного.


Правила взятия крови для бактериологического посева:
Кровь следует брать из периферической вены, без использования катетера, чтобы исключить загрязнение.
Процедура выполняется в стерильных перчатках. Место венепункции смазывается антисептиком.
Также антисептиком дезинфицируется и крышка бутылки с питательной средой.
Кровь берется стерильным шприцем.
В бутылку кровь вносится через резиновую пробку. Снимать пробку с бутылки нельзя.
Культура крови снабжается этикеткой с данными о пациенте.

 


Результаты бактериологического посева крови делятся на следующие три группы:
– роста бактерий нет;
– чистый рост бактерий;
– смешанный рост бактерий.


Отсутствие роста бактерий: нормальный результат, означающий, что кровь пациента стерильна.


Чистый рост бактерий: результат, означающий, что имеется рост одного вида бактерий, который был выделен из культуры. Получения такого результата следует ожидать, когда у пациента сепсис.


Смешанный рост: результат указывает на то, что из культуры было выделено более одного вида бактерий. Такое инфицирование крови случается редко. Чаще всего, смешанный рост бактерий является подтверждением того, что питательная среда была загрязнена.


Слушателям школы практического мастерства был продемонстрирован и дипстрик – полуавтоматическое устройство, правильно пользоваться которым может даже неквалифицированный медицинский персонал или пациенты в амбулаториях, стационарах и даже домашних условиях. Применение Дипстрика позволяет повысить безопасность бактериологического анализа мочи, так как в лабораторию вместо них поступают посевы в закрытых контейнерах.

Лабораторная диагностика ботулизма в СПб

Ботулизм — острое инфекционное заболевание. Его вызывают токсины, продуцируемые бактериями Clostridium botulinum. Ботулинические токсины поражают нервную систему, прочно связываясь нервными клетками. В результате инфекции возникают параличи, парезы (снижение силы мышц из-за повреждения нервных путей).

В числе первых нарушается нервно-мышечная передача к мышцам глотки, гортани, глаз. Угнетаются функции дыхательных мышц вплоть до полного паралича. Возникают парезы желудочно-кишечного тракта, диафрагмы, межрёберных мышц. Развивается гипоксия всех видов. Без специфического лечения человек, инфицированный ботулизмом, умирает: смертельная доза составляет всего 0,3 микрограмма ботулотоксина.

Бактерии Clostridium botulinum распространены в природе, где представлены в вегетативной форме (самая опасная) и спорах. Вегетативные формы, которые и есть источник ботулотоксина, обнаруживают в кишечнике диких и домашних животных, рыб, птиц. Если они попадают во внешнюю неблагоприятную среду: в почву, в озёрный и речной ил, то сохраняются в ней в виде спор.

Все возбудители ботулизма имеют Н-антигены, по наличию которых их делят на 6 типов — А, В, С, D, Е, F. Особенно опасны для человека — А, В, Е. Каждый тип требует специфической сыворотки при лечении, с чем связаны сложные анализы при диагностике заболевания.

Любые загрязнённые почвой, даже в малом количестве, продукты могут содержать вегетативные формы, споры Clostridium botulinum. Но поражение вызывают те, которые сохранялись без или почти без воздуха. Потому так опасны консервы, вяленая рыба и мясо, в которых возникают идеальные условия для развития вегетативной формы возбудителя и образования ботулотоксина.

Заражение, вызванное спорами, возникает, если почва попала в рану, где в анаэробных условиях споры развиваются в вегетативную форму с выделением токсинов.

перейти к анализам

 Симптомы и осложнения заболевания

Симптомы

Инкубационный период при ботулизме длится до 24 часов, редко — до 3 дней.

Первыми признаками поражения могут стать:

  • острая боль в животе с локализацией в эпигастральной области;

  • рвота и жидкий стул 4—10 раз в сутки;

  • общее недомогание, головная боль;

  • повышение температуры от 37 °С до 39-40 °С.

К концу инкубационного периода проявляются основные симптомы поражения:

  • нарушается острота зрения, больной жалуется на «туман, сетку в глазах», возникает двоение предметов;

  • появляется мышечная слабость, сухость во рту;

  • изменяется голос, нередко возникает гнусавость, далее — осиплость, хрипота, полная потеря голоса;

  • нарушается глотание, в тяжёлом случае наступает афагия — невозможность принять ни жидкую, ни твёрдую пищу;

  • возникает стойкий запор.

Перечисленные симптомы проявляются в разных комбинациях, с неодинаковой силой, в различной последовательности, а отдельные отсутствуют. Обязательный фон состояния к концу инкубационного периода — сухость во рту, усиливающаяся мышечная слабость, запор.

Осложнения

Типичные осложнения при ботулизме:

  • аспирационная пневмония — инфекция, возникающая из-за того, что пища или содержимое желудка попали в лёгкие по причине паралитического воздействия ботулотоксинов;

  • ателектаз — безвоздушность лёгкого или его части, вызванная спадением альвеол. Проявляется одышкой, болью в груди, цианотичным оттенком кожи;

  • гнойный паротит — воспаление околоушной слюнной железы вследствие проникновения микробов изо рта в железу;

  • острая дыхательная недостаточность — состояние, при котором даже при максимальном усилии человек не может вдохнуть необходимое количество воздуха и вывести из лёгких углекислый газ;

  • вторичные инфекции, связанные с инвазивной терапией;

  • сывороточная болезнь — заболевание, развивающееся после получения гетерологичной противоботулинической сыворотки;

  • ботулинический миозит — воспаление мышц, чаще — икроножных.

Биоматериалы для анализа на ботулизм

Биоматериалами для диагностирования ботулизма являются:

  • венозная кровь;

  • каловые массы, моча;

  • рвотные массы;

  • промывные воды желудка;

  • подозрительные пищевые продукты, которые употреблял больной, при возможности — почву, с которой соприкасался, воду;

  • секционные материалы (при раневом заражении).

Виды лабораторной диагностики ботулизма



Микробиологическая диагностика

Для проведения микробиологической диагностики из исследуемого биоматериала выделяют возбудителя и определяют моноспецифический токсин (А, В, Е и др. ).

Возбудитель обнаруживается путём посевов на питательные анаэробные среды. Для определения токсина используют биологическую пробу и реакцию нейтрализации на лабораторных мышах. Группе животных (обычно 5) вводят специально приготовленную жидкость с экстрактом культуры, полученной в исследовании биоматериала. Двум грызунам вводят живой материал, а трём — обезвреженный разными видами сыворотки по типам специфического токсина.

Если две мыши, которым вводили живой материал, умирают, диагноз считается подтверждённым. Специфический токсин и необходимую для лечения сыворотку определяют по одному выжившему животному из трёх, которым вводили культуры Clostridium botulinum с сывороткой.

Бактериологическая проба

Бактериологическое исследование основано на особенностях жизненного цикла Clostridium botulinum. Собранный биоматериал помещают в пробирки на питательные среды и наблюдают за ростом бактерий. Клостридии типов А,B,С,D растут при температуре 30-40 °С, типа Е — 25-37 °С, типа G — 30-37 °С. 


Иммунодиагностика

Для иммуноферментного анализа используют венозную кровь. Из неё получают сыворотку, в которую вводят соответствующие заболеванию антитела, помеченные ферментами. Образовавшийся иммунный комплекс вступает в реакцию с ферментом, что вызывает изменение цвета. Инструментальная оптическая оценка плотности цвета позволяет понять, заражён ли человек ботулизмом.

Метод дот-иммуноанализа

Этот метод позволяет поставить диагноз в течение 3 часов, что жизненно важно при заражении ботулизмом. С его помощью также можно определить, есть ли возбудители ботулизма в продуктах питания.

Для определения возбудителя исследуемый материал помещают на фильтре с содержанием противоботулинических антител. Затем фильтр обрабатывают проявителем, сравнивают полученную картину с клиническими образцами.

Если биоматериал содержит токсины, фильтр изменяет интенсивность цвета. По силе изменений с помощью контрольной шкалы определяют уровень интоксикации организма.

 Расшифровка анализов крови при ботулизме

Хотя анализ крови при ботулизме не является показательным, он обязателен, потому что говорит о наличии негативных процессов в организме.

При ботулизме возможны следующие отклонения от нормы в показателях:

  • лейкоциты увеличены до 9х109 /л;

  • возросла скорость оседания эритроцитов — для мужчин выше 10мм/ч, для женщин — выше 15 мм/ч;

  • выше нормы — концентрация углекислого газа;

  • ниже нормы — кислотность крови;

  • ниже нормы — концентрация хлоридов;

  • выше нормы — содержание калия.

Нужно учитывать, что показатели могут быть не только выше или ниже нормы, но и приближены к пограничному состоянию.

Расшифровка анализа каловых масс:

количество дефекаций в сутки на начальном этапе инкубации — 8—20 раз;

  • консистенция — жидкая, пенистая, водянистая;

  • цвет — желтоватый, жёлто-зелёный;

  • запах — без изменений, обычный;

  • слизь — в умеренном количестве;

  • кровь — возможна;

  • свободная вода — в небольшом количестве;

  • зелень — в небольшом количестве;

  • гной — в большинстве случаев.

Профилактика ботулизма

Клостридии переходят в вегетативную форму, продуцирующую яд, при благоприятных условиях — температуре 30-40 °С и отсутствии воздуха или минимальном его объёме.


Такие условия возникают в первую очередь в домашних консервах — главной причине заражения ботулизмом. Если на овощах, в мясе, грибах в консервы попали споры, они перейдут в вегетативную форму. Особенно опасны грибы, которые невозможно полностью отмыть от почвы и прочих загрязнений. Потенциальный «рассадник» ботулизма — заражённая колбаса, слабосолёная рыба, ветчина, произведённые с нарушением технологии.

Убить споры в домашних условиях крайне трудно. Если вегетативные формы, ботулотоксин разрушаются при нагревании до 100 °С за 10 минут, то споры выдерживают кипячение при 100 °С в течение 6 часов! Они чрезвычайно устойчивы к замораживанию, засухе, даже высокой концентрации соли.

Что делать, чтобы избежать заражения?


  • Не употреблять в пищу грибы, законсервированные в домашних условиях — при обычной (негерметичной) засолке, сушке, мариновании ботулотоксин не образуется.

  • Не консервировать испорченные, давно снятые овощи, ягоды, фрукты.

  • Живую рыбу следует сразу потрошить, промывать под проточной водой и хранить замороженной.

  • Перед употреблением любых консервов их лучше прокипятить в 15 минут — за это время ботулотоксин разлагается.

  • Вздутые банки нужно утилизовать — их ни в коем случае нельзя вскрывать и есть содержимое.

  • Свежие овощи, фрукты, ягоды необходимо тщательно промывать, по возможности — с хозяйственным мылом: в нём содержится щёлочь, которая губительна для возбудителя и токсинов.

Берегите себя!

Если у вас возникли хотя бы единичные симптомы из перечисленных выше, вам срочно нужно обратиться к врачу. Помните — при этом заболевании важен каждый час и даже каждая минута.


Городская станция переливания крови Петербурга наблюдает рост потребности в антиковидной плазме - Северо-Запад |

Санкт-Петербург. 10 июня. ИНТЕРФАКС СЕВЕРО-ЗАПАД - С начала года Городская станция переливания крови Санкт-Петербурга заготовила более 250 литров антиковидной плазмы, примерно столько же получили медицинские учреждения, сообщила главный врач станции Татьяна Засухина журналистам в четверг.

Станция начала активно заготавливать плазму с мая 2020 года по требованию городских стационаров, которые активно использовали ее в лечении тяжелых пациентов COVID-19, и за год сумела заготовить около 700 литров донорской плазмы, сформировав серьезный запас к началу года.

"Действительно, (сейчас) в Санкт-Петербурге отмечается определенный рост заболевших новой коронавирусной инфекцией, это видим мы и по увеличению немножко потребности в антиковидной плазме. Тем не менее наша активность с точки зрения заготовки антиковидной плазмы несколько уменьшилась в связи с тем, что эпидемия отступала и потребность стала несколько меньше", - сказала Засухина.

Она подчеркнула, что станция работает в плановом режиме: если в пик пандемии в 2020 году приходилось принимать по 40 человек в день, чтобы обеспечить потребность стационаров, то сейчас поток сократился, кроме того, на станции есть неснижаемый запас этого продукта и всех групп крови.

"Кризиса никакого нет. Но мы ждем доноров антиковидной плазмы, причем тип наших доноров изменился. Если раньше основная масса шла на заготовку антиковидной плазмы - это лица, переболевшие новой коронавирусной инфекцией, то сегодня мы отмечаем все больше и больше рост лиц вакцинированных, имеющих хороший титр антител", - добавила Засухина.

Она напомнила, что в Петербурге количество доноров крови в 2020 году не только не уменьшилось по сравнению с 2019-м, а увеличилось примерно на тысячу человек.

Аналогичные тенденции отмечались и в Ленинградской области: удалось открыть новые донорские пункты в поселках, число первичных доноров выросло на 3,5% к 1 мая 2021 года по сравнению с апрелем 2020-го, сообщила главный врач Центра крови Ленинградской области Ольга Евсеенко.

"Даже сейчас, когда пандемия в ходу, она продолжается, отмечается небольшой рост больных ковидом, заготовка крови у нас растет: мы выполнили план за 5 месяцев на 108%", - сказала она.

14 июня во Всемирный день донора Городская станция переливания крови Санкт-Петербурга на Московском проспекте будет открыта для приема доноров. Основные торжественные мероприятия состоятся в соседнем сквере, чтобы соблюсти требования эпидемической безопасности. Трансляцию будут вести в социальных сетях.

Выездные донорские акции будет проводить и Центр крови Ленинградской области - в Петербурге, Волхове, Гатчине, Кингисеппе и других населенных пунктах. Акции планирует также "Фонд доноров" и Первый медицинский университет имени Павлова, который готовит праздничные мероприятия в сквере перед отделением переливания крови.

какие порошки борются с загрязнением лучше всех

Новое исследование стирального порошка для цветного белья провели эксперты Роскачества. Они ответили на два главных вопроса любой хозяйки – хорошо ли порошок отстирывает вещи и безопасен ли он?

Качество стирального порошка – это не "Миф"

Исследованию экспертов в 2020 году были подвергнуты стиральные порошки для цветных тканей семи марок. Это Ariel, BiMAX, Dosia, Tide, Persil, "Аист" и "Миф". Впервые стиральные порошки были исследованы еще два года назад. Тогда большинство порошков показали невысокие результаты, набрав от 2,8 до 3,8 балла из пяти возможных. Одни обесцвечивали вещи, приводя к потере цвета на 13%, другие отражались на прочности ткани. Единственный стиральный порошок, который получил российский Знак качества, тогда стал "Аист".

Шесть из семи: учли ли производители замечания?

Сразу снимем интригу: качество "Аиста" за два года не изменилось. Стиральный порошок производителя вновь получил наивысший балл рейтинга. Значительно улучшили свои показатели производители порошков Dosia и Ariel. Это чистая победа даже в холодной воде! Прислушались к критике и производители Persil. Но незначительно. А вот качество Tide, BiMAX и "Мифа" ухудшилось! Чистота тут оказалась не идеальной, хотя и реальной цена.

При этом ни у одной из семи торговых марок нарушений законодательства не выявлено, все стиральные порошки соответствуют обязательным требованиям, все товары качественные и безопасные. Шесть из семи марок стирального порошка не смогли дотянуться до требований стандарта Роскачества.

Двоякий эффект Роскачества

Большую работу по улучшению качества продукции за два года провели производители Dosia и Ariel. Они учли рекомендации Роскачества, переместившись на третье и четвертое место в рейтинге. Их усилия оценены в равные баллы – 4,74.

К Dosia были замечания по появлению желтизны в тканях после стирки, а также, как и у порошка Ariel, порошок образовывал много пены, но снижал прочность тканей и не до конца отстирывал пигментно-масляные загрязнения. Рейтинг Ariel составлял 31,13 балла, а Dosia дотягивала два года назад только до 2,85 балла.

Сейчас к порошкам Dosia и Ariel остались замечания только к зольности. Высокая зольность делает ткани после стирки жесткими и грубыми, поскольку на них оседает большое количество минеральных веществ, содержащихся в порошке. Это не просто чисто, а безупречно чисто, хотя и немного жестко, а местами и грубо. Но зато это качество по доступной цене.

Зольность по осени повысилась

Роскачество установило норму по зольности – не более 1%. У Dosia и Ariel зольность чуть выше – 1,1%, у BiMAX самая высокая зольность — 2,7%. При этом и у "Мифа" зольность 1,6%.

Попытка исправить один недочет для производителей Persil привела к приобретению другого. Видимо, и правда, один раз Persil – всегда Persil. Если в 2018 году стирка этим порошком снижала прочность ткани и не полностью отстирывала пигментно-масляные загрязнения, то теперь наметился прогресс – прочность ткани больше не снижается, но ткань после 25 стирок заметно сереет. Так что краски ярче лета ожидать после такой стирки вряд ли стоит. Тем не менее, рейтинг Persil повысился с 3,48 до 3,62 балла.

Не чисто Tide

А вот рейтинг Tide, наоборот, понизился за два года с 3,68 до 3,62 балла. Если раньше были замечания к отстирыванию пигментно-масляные загрязнений, то сейчас появились еще и замечанию к посерению тканей после стирки. Чистота – это теперь не чисто Tide?

Кроме Tide снизилось качество порошков "Миф" и BiMAX, отметили в Роскачестве. Если к "Мифу" раньше было замечание только по тому, что он образует слишком обильную пену, то теперь их прибавилось. Это и посерение, и плохая очистка ткани от пигментно-масляные загрязнения и высокая зольность, при которое нельзя говорить о бережном отстирывании.

У порошка BiMAX, который по рекламному слогану должен быть сконцентрирован на результате, также были проблемы с отстирыванием масляных пятен. Они и остались. Но прибавились те же претензии, что и к "Мифу", то есть зольность и посерение стираемого белья.

Неожиданная радость

Неожиданно хорошая новость. Даже две! Первая: все стиральные порошки не представляют опасности для астматиков. И это тоже доказано Роскачеством. А второе: все три марки прекрасно удаляют белковые загрязнения, кровь, например, хотя, если судить по их маркировке, они не предназначены для выведения пятен белкового типа.

Изучайте рейтинг Роскачества самостоятельно, любите свою семью: не дожидайтесь, чтобы к вам тетя Ася приехала.

Бактериальное заражение компонентов крови: риски, стратегии и регулирование: совместное учебное занятие по ASH и AABB по трансфузионной медицине

Бактериальное заражение продуктов переливания, особенно тромбоцитов, является давней проблемой, которая частично решается с помощью современной практики флеботомии, охлаждения эритроцитов, замораживания плазмы и улучшения материалов для сбора и хранения продуктов переливания. Бактериальное заражение продуктов тромбоцитов было признано наиболее частым инфекционным риском при переливании крови, имеющем место примерно у 1 из 2000–3000 тромбоцитов, полученных из цельной крови, случайных донорских тромбоцитов и полученных из афереза, отдельных донорских тромбоцитов. В США бактериальное заражение считается второй наиболее частой причиной смерти от переливания крови (после канцелярских ошибок) с уровнем смертности от 1: 20000 до 1: 85000 от заражения донорами. Оценки тяжелой заболеваемости и смертности колеблются от 100 до 150 человек, которым переливали кровь каждый год.Обеспокоенность масштабом и клинической значимостью этой проблемы вылилась в открытое письмо, в котором содержится призыв к «сообществу по сбору крови немедленно начать программу по обнаружению присутствия бактерий в единицах тромбоцитов». После этого Американская ассоциация банков крови (AABB) предложила новые стандарты, чтобы облегчить переливание единиц крови, зараженных бактериями. Стандарт AABB, принятый с окончательной датой внедрения 1 марта 2004 г. , гласит: «Банк крови или служба переливания крови должны иметь методы для ограничения и обнаружения бактериального загрязнения всех компонентов тромбоцитов.«На этой совместной образовательной сессии ASH и AABB рассматриваются риски, стратегии тестирования и нормативные подходы в отношении бактериального заражения компонентов крови, чтобы помочь в подготовке практиков гематологии и трансфузиологии к пониманию предыстории и клинической значимости этого клинически важного вопроса и рассмотрения доступные в настоящее время подходы к его смягчению, а также их реализация. В этой главе доктора Хиллиер и Джозефсон рассматривают предысторию и значение бактериального заражения, а также рассматривают определения, концепции и ограничения терминов «риск», «безопасность» и «безопасность».Затем они описывают текущие риски переливания, включая серьезные неинфекционные опасности переливания, а также текущие и возникающие вирусные риски. В тексте д-р Блайхман подробно рассматривает распространенность бактериального заражения в клеточных компонентах крови со ссылками на ряд важных исследований. Затем он описывает признаки и симптомы сепсиса, связанного с переливанием крови, и источники бактериального заражения клеточных продуктов крови, включая донорскую бактериемию, а также контаминацию во время сбора цельной крови и упаковки для сбора.За этим следуют стратегии по снижению риска заболеваемости / смертности, связанной с переливанием крови, из-за зараженных продуктов клеточной крови, включая улучшение дезинфекции кожи донора, удаление первой аликвоты донорской крови, обнаружение бактерий перед переливанием, снижение воздействия на реципиента и уменьшение / инактивацию патогенов. . В заключительных разделах Drs. Востал, Эпштейн и Гудман описывают нормативные акты и нормативные подходы, имеющие решающее значение для надлежащей реализации программы скрининга и ограничения бактериального загрязнения, включая их вклад и / или вклад FDA в предотвращение бактериального заражения, размножения бактерий и обнаружения бактерий в продуктах для переливания крови.За этим следует обсуждение стратегии отбора проб для обнаружения бактерий в продукте для переливания, а также текущий процесс утверждения устройств для обнаружения бактерий, исследования, рекомендованные в условиях «фактического клинического использования», технологии снижения патогенов, а также обнаружение бактерий и расширение хранения тромбоцитов.

Бактериальное заражение компонентов крови: риски, стратегии и регулирование | Гематология, Образовательная программа ASH

Бактериальное заражение продуктов переливания, особенно тромбоцитов, является давней проблемой, которую частично удалось решить с помощью современной практики флеботомии, охлаждения эритроцитов, замораживания плазмы и улучшения материалов для сбора и хранения продуктов переливания.Бактериальное заражение продуктов тромбоцитов было признано наиболее частым инфекционным риском при переливании крови примерно у 1 из 2 000–3 000 тромбоцитов цельной крови, полученных от случайных доноров, и тромбоцитов от одного донора, полученных из афереза. В США бактериальное заражение считается второй наиболее частой причиной смерти от переливания крови (после канцелярских ошибок) с уровнем смертности от 1: 20 000 до 1: 85 000 от заражения донорами. Оценки тяжелой заболеваемости и смертности колеблются от 100 до 150 человек, которым переливали кровь каждый год.

Обеспокоенность по поводу масштабов и клинической значимости этой проблемы вылилась в открытое письмо, в котором содержится призыв к «сообществу по сбору крови немедленно начать программу по обнаружению присутствия бактерий в единицах тромбоцитов». После этого Американская ассоциация банков крови (AABB) предложила новые стандарты, чтобы облегчить переливание единиц крови, зараженных бактериями. Стандарт AABB, принятый с окончательной датой внедрения 1 марта 2004 г., гласит: « Банк крови или служба переливания крови должны иметь методы для ограничения и обнаружения бактериального загрязнения всех компонентов тромбоцитов.

На этой совместной образовательной сессии ASH и AABB рассматриваются риски, стратегии тестирования и нормативные подходы в отношении бактериального заражения компонентов крови, чтобы помочь в подготовке практикующих специалистов гематологии и трансфузиологии к пониманию предыстории и клинической значимости этого клинически важного вопроса и при рассмотрении доступных в настоящее время подходов к его смягчению, а также их реализации.

В этой главе Drs. Хиллиер и Джозефсон рассматривают предысторию и значение бактериального заражения, а также рассматривают определения, концепции и ограничения терминов риск, безопасный и безопасность .Затем они описывают текущие риски переливания, включая серьезные неинфекционные опасности переливания, а также текущие и возникающие вирусные риски. В тексте д-р Блайхман подробно рассматривает распространенность бактериального заражения в клеточных компонентах крови со ссылками на ряд важных исследований. Затем он описывает признаки и симптомы сепсиса, связанного с переливанием крови, и источники бактериального заражения клеточных продуктов крови, включая донорскую бактериемию, а также контаминацию во время сбора цельной крови и упаковки для сбора.За этим следуют стратегии по снижению риска заболеваемости / смертности, связанной с переливанием крови, из-за зараженных продуктов клеточной крови, включая улучшение дезинфекции кожи донора, удаление первой аликвоты донорской крови, обнаружение бактерий перед переливанием, снижение воздействия на реципиента и уменьшение / инактивацию патогенов. . В заключительных разделах Drs. Востал, Эпштейн и Гудман описывают нормативные акты и нормативные подходы, имеющие решающее значение для надлежащей реализации программы скрининга и ограничения бактериального загрязнения, включая их вклад и / или вклад FDA в предотвращение бактериального заражения, размножения бактерий и обнаружения бактерий в продуктах для переливания крови.За этим следует обсуждение стратегии отбора проб для обнаружения бактерий в продукте для переливания, а также текущий процесс утверждения устройств для обнаружения бактерий, исследования, рекомендованные в условиях «фактического клинического использования», технологии снижения патогенов, а также обнаружение бактерий и расширение хранения тромбоцитов.

Бактериальное заражение продуктов переливания, особенно тромбоцитов, является давней проблемой, которая частично решается с помощью современной практики флеботомии, охлаждения эритроцитов, замораживания плазмы и улучшения материалов для сбора и хранения продуктов переливания. В самом деле, бактериальное заражение продуктов тромбоцитов было признано наиболее частым инфекционным риском при переливании, имеющим место примерно у 1 из 2 000–3 000 тромбоцитов, полученных из цельной крови, случайных донорских тромбоцитов (далее RDP) и тромбоцитов от одного донора, полученных из афереза ​​( далее SDP) 1– , 4 (см. ниже). В США бактериальное заражение считается второй наиболее частой причиной смерти от переливания крови (после канцелярских ошибок) с уровнем смертности от сепсиса, связанного с тромбоцитами, в диапазоне от 1: 20 000 до 1: 85 000 от заражения донорами. 5 По оценкам, тяжелая заболеваемость и смертность колеблются от 100 до 150 человек, которым переливали кровь каждый год. 6, 7

Для решения этой проблемы Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) спонсировало научные семинары, чтобы выделить и прояснить соответствующие вопросы и способствовать развитию технологических вмешательств. 8– , 10 Кроме того, Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) провели общенациональное эпиднадзорное исследование бактериального загрязнения продуктов крови. 11 Многие публикации (подробно описанные ниже в этой главе) добавили важные данные, пытаясь определить и определить истинный клинический эффект бактериального заражения компонентов крови, и такое же количество публикаций предлагало данные о возможностях различных методов. для обнаружения и ограничения этого загрязнения.

Обеспокоенность масштабом и клинической значимостью этой проблемы вылилась в открытое письмо, в котором содержится призыв к «сообществу по сбору крови немедленно инициировать программу обнаружения присутствия бактерий в единицах тромбоцитов» (см. Http: // www.cbbsweb.org/bacterialrisk.pdf). После этого Американская ассоциация банков крови (AABB) после публикации ряда бюллетеней ассоциации (см. AB 96-06 3 на сайте www.AABB.org) предложила новые стандарты (декабрь 2002 г.), чтобы облегчить переливание единиц крови. которые были заражены бактериями. Принят с окончательной датой внедрения 1 марта 2004 г., Стандарт 5.1.5.1 AABB. сейчас читает:

Таким образом, эта совместная образовательная сессия ASH и AABB была задумана для обзора рисков, стратегий тестирования и нормативных подходов в отношении бактериального загрязнения компонентов крови; помочь в подготовке практиков гематологии и трансфузиологии к пониманию предыстории и клинической значимости этого важного вопроса; и рассмотреть доступные в настоящее время подходы к его смягчению, а также их реализацию.

Бактериальное заражение компонентов крови: риски, стратегии и регулирование | Гематология, Образовательная программа ASH

Бактериальное заражение продуктов переливания, особенно тромбоцитов, является давней проблемой, которую частично удалось решить с помощью современной практики флеботомии, охлаждения эритроцитов, замораживания плазмы и улучшения материалов для сбора и хранения продуктов переливания. Бактериальное заражение продуктов тромбоцитов было признано наиболее частым инфекционным риском при переливании крови примерно у 1 из 2 000–3 000 тромбоцитов цельной крови, полученных от случайных доноров, и тромбоцитов от одного донора, полученных из афереза.В США бактериальное заражение считается второй наиболее частой причиной смерти от переливания крови (после канцелярских ошибок) с уровнем смертности от 1: 20 000 до 1: 85 000 от заражения донорами. Оценки тяжелой заболеваемости и смертности колеблются от 100 до 150 человек, которым переливали кровь каждый год.

Обеспокоенность масштабом и клинической значимостью этой проблемы вылилась в открытое письмо с призывом к «сообществу по сбору крови немедленно начать программу по обнаружению присутствия бактерий в единицах тромбоцитов.После этого Американская ассоциация банков крови (AABB) предложила новые стандарты, чтобы облегчить переливание единиц крови, зараженных бактериями. Стандарт AABB, принятый с окончательной датой внедрения 1 марта 2004 г. , гласит: « Банк крови или служба переливания крови должны иметь методы для ограничения и обнаружения бактериального загрязнения всех компонентов тромбоцитов».

На этой совместной образовательной сессии ASH и AABB рассматриваются риски, стратегии тестирования и нормативные подходы в отношении бактериального загрязнения компонентов крови, чтобы помочь в подготовке практиков гематологии и трансфузиологии к пониманию предыстории и клинической значимости этой клинически важной проблемы и рассмотрение доступных в настоящее время подходов к его смягчению, а также их реализации.

В этой главе Drs. Хиллиер и Джозефсон рассматривают предысторию и значение бактериального заражения, а также рассматривают определения, концепции и ограничения терминов риск, безопасный и безопасность . Затем они описывают текущие риски переливания, включая серьезные неинфекционные опасности переливания, а также текущие и возникающие вирусные риски. В тексте д-р Блайхман подробно рассматривает распространенность бактериального заражения в клеточных компонентах крови со ссылками на ряд важных исследований. Затем он описывает признаки и симптомы сепсиса, связанного с переливанием крови, и источники бактериального заражения клеточных продуктов крови, включая донорскую бактериемию, а также контаминацию во время сбора цельной крови и упаковки для сбора. За этим следуют стратегии по снижению риска заболеваемости / смертности, связанной с переливанием крови, из-за зараженных продуктов клеточной крови, включая улучшение дезинфекции кожи донора, удаление первой аликвоты донорской крови, обнаружение бактерий перед переливанием, снижение воздействия на реципиента и уменьшение / инактивацию патогенов. .В заключительных разделах Drs. Востал, Эпштейн и Гудман описывают нормативные акты и нормативные подходы, имеющие решающее значение для надлежащей реализации программы скрининга и ограничения бактериального загрязнения, включая их вклад и / или вклад FDA в предотвращение бактериального заражения, размножения бактерий и обнаружения бактерий в продуктах для переливания крови. За этим следует обсуждение стратегии отбора проб для обнаружения бактерий в продукте для переливания, а также текущий процесс утверждения устройств для обнаружения бактерий, исследования, рекомендованные в условиях «фактического клинического использования», технологии снижения патогенов, а также обнаружение бактерий и расширение хранения тромбоцитов.

Бактериальное заражение продуктов переливания, особенно тромбоцитов, является давней проблемой, которая частично решается с помощью современной практики флеботомии, охлаждения эритроцитов, замораживания плазмы и улучшения материалов для сбора и хранения продуктов переливания. В самом деле, бактериальное заражение продуктов тромбоцитов было признано наиболее частым инфекционным риском при переливании, имеющим место примерно у 1 из 2 000–3 000 тромбоцитов, полученных из цельной крови, случайных донорских тромбоцитов (далее RDP) и тромбоцитов от одного донора, полученных из афереза ​​( далее SDP) 1– , 4 (см. ниже).В США бактериальное заражение считается второй наиболее частой причиной смерти от переливания крови (после канцелярских ошибок) с уровнем смертности от сепсиса, связанного с тромбоцитами, в диапазоне от 1: 20 000 до 1: 85 000 от заражения донорами. 5 По оценкам, тяжелая заболеваемость и смертность колеблются от 100 до 150 человек, которым переливали кровь каждый год. 6, 7

Для решения этой проблемы Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) спонсировало научные семинары, чтобы выделить и прояснить соответствующие вопросы и способствовать развитию технологических вмешательств. 8– , 10 Кроме того, Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) провели общенациональное эпиднадзорное исследование бактериального загрязнения продуктов крови. 11 Многие публикации (подробно описанные ниже в этой главе) добавили важные данные, пытаясь определить и определить истинный клинический эффект бактериального заражения компонентов крови, и такое же количество публикаций предлагало данные о возможностях различных методов. для обнаружения и ограничения этого загрязнения.

Обеспокоенность масштабом и клинической значимостью этой проблемы вылилась в открытое письмо, в котором содержится призыв к «сообществу по сбору крови немедленно начать программу по обнаружению присутствия бактерий в единицах тромбоцитов» (см. Http://www.cbbsweb.org /bacterialrisk.pdf). После этого Американская ассоциация банков крови (AABB) после публикации ряда бюллетеней ассоциации (см. AB 96-06 3 на www.AABB.org), предложили новые стандарты (декабрь 2002 г.), чтобы облегчить переливание единиц крови, зараженных бактериями. Принят с окончательной датой внедрения 1 марта 2004 г., Стандарт 5.1.5.1 AABB. сейчас читает:

Таким образом, эта совместная образовательная сессия ASH и AABB была задумана для обзора рисков, стратегий тестирования и нормативных подходов в отношении бактериального загрязнения компонентов крови; помочь в подготовке практиков гематологии и трансфузиологии к пониманию предыстории и клинической значимости этого важного вопроса; и рассмотреть доступные в настоящее время подходы к его смягчению, а также их реализацию.

Загрязнены или нет? Руководство по интерпретации положительных культур крови

Дело

62-летний мужчина с сахарным диабетом 2 типа, хронической болезнью почек и желудочковой тахикардией в анамнезе с автоматическим имплантируемым дефибриллятором сердца (AICD) обратился к своему лечащему врачу (PCP) с симптомами дрожи, слабости и рвота. Он отрицал лихорадку. При физикальном обследовании не было замечено ничего, за исключением наличия хронической периферической невропатии.Врач назначил стандартные анализы крови и 2 посева периферической крови, диагностировал у пациента неспецифический вирусный синдром и отправил его домой.

Обычные лабораторные анализы, проведенные в тот день, показали только нормоцитарную анемию. Однако через 5 дней PCP был уведомлен о том, что в обоих наборах культур крови растет Corynebacterium spp. Не зная, как интерпретировать результат (поскольку эти бактерии могут представлять собой зараженные культуры крови, а не истинную причину заболевания), основной лечащий врач связался со специалистом по инфекционным заболеваниям, который рекомендовал госпитализацию.Пациент был госпитализирован, осмотрен другим специалистом по инфекционным заболеваниям, и ему начали внутривенно вводить антибиотики. Последующее обследование пациента не выявило никаких признаков инфекции, включая непримечательную компьютерную томографию брюшной полости и нормальную трансторакальную эхокардиограмму (TTE). Повторные посевы крови (сделанные до начала приема антибиотиков) остались отрицательными. Пациент был клинически стабильным, поэтому прием антибиотиков был прекращен, и пациент был выписан домой. Врачи предположили, что Corynebacterium были заражены с кожи.

Через месяц пациент обратился в отделение неотложной помощи с тошнотой и рвотой. Его медицинский осмотр и результаты лабораторных анализов не были примечательными. Его симптомы улучшились после внутривенного введения жидкостей, и он был выписан после 18-часового пребывания.

Двумя днями позже в 2 из 2 культур крови, взятых во время посещения отделения неотложной помощи, начали расти Corynebacterium spp. Вечером того же дня результаты были доложены лечащему врачу, который не был знаком с пациентом или предыдущими результатами посева.Врач предположил, что посевы крови были загрязнены с кожи, и не предпринял никаких действий.

Три недели спустя пациент был повторно госпитализирован после электрошока от дефибриллятора (AICD). Чреспищеводная эхокардиограмма (ЧЭ) выявила трикуспидальную вегетацию, а посев крови снова показал Corynebacterium spp. (окончательное видообразование так и не было определено). Пациент с диагнозом подострый бактериальный эндокардит и лечением ванкомицином внутривенно полностью выздоровел.

История болезни, которая составляет основу этого комментария, иллюстрирует несколько важных сложностей и неэффективности современной медицины, некоторые из которых привели к врачебным ошибкам. К ним относятся:

  • Пациент с множеством основных медицинских проблем, предрасполагающих к инфекции;
  • Выделение микроорганизма из посевов крови, который в большинстве случаев представляет собой заражение, но в данном случае представляет собой клинически важный патоген, вызывающий потенциально опасную для жизни инфекцию;
  • Неверное толкование клинического значения положительного результата посева крови;
  • Неспособность основных и обслуживающих врачей эффективно общаться, что в конечном итоге приводит к поздней диагностике и увеличению заболеваемости пациентов.

Хотя каждый из них требует соответствующего рассмотрения для предотвращения подобных ошибок, этот комментарий будет сосредоточен в первую очередь на интерпретации и возможной неправильной интерпретации положительных культур крови.

Загрязнение культуры крови

Врачи и клинические микробиологи давно осознали, что посев крови, возможно, является наиболее важным лабораторным тестом для диагностики серьезных инфекций. В последние годы также стало очевидно, что загрязненные (т.е. присутствие патогена извне кровотока) культуры крови являются обычным явлением, что приводит к ложноположительным результатам теста. (1,2) Загрязненные культуры крови составляют половину или более всех положительных культур крови в некоторых центрах, очень дорого обходятся пациентам и системе здравоохранения (3) и сбивают с толку врачей. (4,5)

Есть множество причин, по которым посевы крови так часто заражаются. Возможно, наиболее важным фактором является неспособность медицинского работника использовать строгую асептическую технику при получении образца крови. Исследования показали, что у подготовленных флеботомистов или бригад посевов крови меньше зараженных культур крови, чем у других медработников. (5-7) Второй фактор - это сам антисептик; настойка йода и хлоргексидина глюконата более эффективны при стерилизации кожи, чем препараты йодофор (повидон йод). (8-11) Третий фактор - это способы получения крови для посева. В последние годы наметилась тенденция к получению культур крови из существующих внутривенных катетеров или других устройств доступа (например,г., порты). Однако культуры крови, полученные таким образом, заражены чаще, чем культуры, полученные при периферической венепункции. (12-14) В-четвертых, современные системы культивирования крови и среды, содержащие антибиотико-связывающие смолы или активированный уголь, при обнаружении более истинных патогенов также имеют было показано, что они значительно улучшают обнаружение коагулазонегативных стафилококков, наиболее распространенных загрязнителей культур крови. (5) Наконец, методы посева крови изменились после признания того, что ВИЧ является патогеном, передающимся через кровь. В эпоху, предшествовавшую появлению ВИЧ, игла, используемая для получения культуры крови, была удалена, а вторая стерильная игла была помещена на шприц для инокуляции флаконов с культурой крови. Чтобы снизить риск укола иглой, связанного с заменой иглы, в стандартном методе культивирования теперь используется одна игла, которая используется для взятия крови и инокуляции флакона с культурой. Хотя несколько исследований первоначально показали, что метод использования одной иглы не связан с повышенным уровнем загрязнения, последующий метаанализ показал уровень загрязнения 3.7% при использовании одноигольного метода по сравнению с 2,0% при использовании двухигольного метода. (15)

Руководство по интерпретации положительных культур крови

Некоторые клинические и лабораторные инструменты могут помочь врачам и микробиологам решить, является ли изолят крови патогеном или контаминантом. Очевидно, что наличие предрасполагающих факторов и последовательная клиническая картина могут помочь клиницистам интерпретировать результаты тестов. Идентификация микроорганизма также предоставляет важную информацию (таблица), и прогностическая модель подтвердила это.(16) Микроорганизмы, которые всегда или почти всегда (больше или равно 90%) представляют собой истинную инфекцию при выделении из гемокультуры, включают S. aureus , S. pyogenes , S. agalactiae , S. pneumoniae , E. coli и других представителей семейства Enterobacteriaceae, P. aeruginosa , B. fragilis группы и Candida видов. Напротив, коагулазонегативные стафилококки (CoNS), видов Corynebacterium , видов Bacillus , кроме anthracis , и P.acnes обычно представляют собой заражение. Выделение последних микроорганизмов, чаще всего с CoNS, но также и с коринебактериями (как в представленном здесь случае), может сбить с толку врачей. Виды Corynebacterium являются частью нормальной кожной флоры человека, поэтому они, как правило, не вызывают истинно инвазивных заболеваний. Но Corynebacterium может вызывать клинически значимые инфекции в присутствии медицинских устройств, таких как протезы суставов, катетеры, порты, сосудистые трансплантаты, протезы сердечных клапанов, кардиостимуляторы и AICD (как в этом случае).

Число наборов культур крови, в которых выращивается конкретный микроорганизм, особенно при измерении как функция от общего числа полученных культур крови, оказалось очень полезным подспорьем в интерпретации клинического значения положительных культур крови (рисунок). 2,17,18) При истинных эндоваскулярных (внутри кровеносных сосудов) инфекциях и других инфекциях кровотока (ИБК) все или большая часть посевов крови, полученных во время постановки диагноза, будут положительными, тогда как при заражении посевов крови , обычно только один из нескольких наборов посевов крови будет положительным.Как показано на рисунке и из этого утверждения, этот диагностический принцип бесполезен, если получен только один посев крови. Ценность множественных культур в значительной степени определяется соображениями вероятности: в большинстве учреждений уровень заражения находится в диапазоне 3% на взятую культуру крови. Отсюда следует, что вероятность выделения одного и того же микроорганизма в 2 наборах культур от пациента и того, что этот организм является контаминантом, составляет менее 1 из 1000 (0,03 x 0,03 = 0,0009). Таким образом, клиницист может быть вполне уверен в том, что 2 из 2 культур крови с положительным результатом на один и тот же патоген, даже тот, который обычно является контаминантом, представляют реальное заболевание, если предположить, что 2 культуры крови были получены из отдельных венепункций или забора катетера.

Снижение загрязнения

Мы не можем полностью исключить заражение посевов крови, но учреждения могут снизить уровень заражения. Один шаг - использовать более эффективные антисептические препараты. Препаратам повидон-йода (йодофоры) требуется время контакта от 1,5 до 2 минут для достижения максимального антисептического эффекта, тогда как настойке йода и хлоргексидина глюконату требуется всего 30 секунд. (5,19) Многие медработники, которые делают посев крови, спешат, не понимают важность времени контакта с антисептиком, и маловероятно, что придется ждать до 2 минут перед взятием крови для посева. Хотя доказательная база имеет ограничения (20), Институт клинических и лабораторных стандартов, консенсусная организация, которая публикует руководящие принципы, основанные на лучших доступных данных, рекомендует настойку йода, перекиси хлора и хлоргексидина глюконата вместо повидон-йода и далее заявляет, что йод настойка и хлоргексидина глюконат, вероятно, эквивалентны. (11) Malani и коллеги (20) определили возможное преимущество, связанное с использованием коммерчески продаваемых расфасованных антисептических наборов для кожи.Однако доступные данные ограничены, и я считаю, что в настоящее время нельзя дать никаких твердых рекомендаций относительно этих предварительно упакованных наборов.

Больницы также могут снизить уровень заражения посевов крови, используя обученных флеботомистов или бригад посевов крови для получения крови для посева, вместо того, чтобы использовать случайный медперсонал, младших медсестер, студентов-медиков и врачей-резидентов для получения этих образцов. (5- 7,21) Обученные в лаборатории флеботомисты и бригады посевов крови могут быть лучше обучены и сосредоточены на правильной антисептической технике.Кроме того, их индивидуальные уровни загрязнения можно отслеживать в рамках программы повышения эффективности работы учреждения.

Поскольку примерно половина всех положительных посевов крови в большинстве учреждений представляет собой заражение, лаборатории должны разработать политику и процедуры, ограничивающие оценку вероятных контаминантов. (1,5,22) Например, если только один посев крови дает отрицательный результат на коагулазу. стафилококк, Bacillus spp., Corynebacterium spp., Propionibacterium spp., Viridans group streptococcus, Micrococcus spp. Или Aerococcus spp., Вероятность заражения высока, и полная идентификация микроорганизма, а также тестирование на чувствительность не должны проводиться, если нет прямого общение между лечащим врачом и заведующим лабораторией. (5,11,22)

Что касается истории болезни, представленной здесь, стоит выделить несколько моментов. Микроорганизмы, которые чаще всего являются контаминантами, в правильных клинических условиях могут быть клинически значимыми патогенами.Первоначальное ведение этого пациента - признание первоначальных положительных посевов крови значимыми - было, по моему мнению, разумным. Когда и визуализирующие исследования, и повторные посевы крови до антибиотиков были отрицательными, лечение прекращали и наблюдали за пациентом. Однако через 1 месяц у пациента снова были 2 из 2 культур крови с положительным результатом на Corynebacterium spp. Лечащий врач не предпринял никаких действий, хотя вероятность заражения составляла менее 1 из 1000.Я считаю, что это было ошибкой интерпретации. По всей видимости, лечащий врач не был проинформирован об этом событии (ошибке связи), и не было никакого медицинского вмешательства, что привело к поздней диагностике и лечению пациента. К счастью, пациенту не было нанесено непоправимого вреда, но заболеваемость пациентов и расходы системы здравоохранения можно было бы предотвратить, если бы эти ошибки не произошли.

Пункты выдачи

  • Загрязнение посевов крови является обычным явлением, составляя до половины всех положительных посевов крови в некоторых учреждениях.
  • Идентификационные данные изолированного организма могут помочь определить, заражена ли культура, поскольку некоторые организмы редко вызывают ИБТ.
  • Количество посевов крови, полученных на конкретный организм, может помочь предсказать истинные инфекции. Например, если 2 набора культур крови, полученных с помощью разных венепункций за один и тот же период времени, положительны для одного и того же организма, вероятность контаминации составляет менее 1 из 1000.
  • Учреждения могут снизить загрязнение посевов крови, используя наиболее эффективные антисептики и привлекая специалистов для взятия посевов крови.

Мелвин П. Вайнштейн, доктор медицины Профессор медицины и патологии Медицинская школа Роберта Вуда Джонсона Медицинский и стоматологический университет Нью-Джерси

Список литературы

1. Рихтер С.С., Бикманн С.Е., Кроко Дж. Л. и др. Сведение к минимуму исследования контаминантов культуры крови: внедрение и оценка лабораторного алгоритма. J Clin Microbiol. 2002; 40: 2437-2444. [перейти в PubMed]

2. Вайнштейн М.П., ​​Таунс М.Л., Квартей С.М. и др. Клиническое значение положительных посевов крови в 1990-е годы: проспективная комплексная оценка микробиологии, эпидемиологии и исходов бактериемии и фунгемии у взрослых.Clin Infect Dis. 1997; 24: 584-602. [перейти в PubMed]

3. Бейтс Д.В., Голдман Л., Ли TH. Посевы загрязненной крови и использование ресурсов. Истинные последствия ложноположительных результатов. ДЖАМА. 1991; 265: 365-369. [перейти в PubMed]

4. Рупп М.Э., Арчер Г.Л. Коагулазонегативные стафилококки: патогены, связанные с медицинским прогрессом. Clin Infect Dis. 1994; 19: 231-243. [перейти в PubMed]

5. Вайнштейн М.П. Загрязнение посевов крови: сохраняющиеся проблемы и частичный прогресс.J Clin Microbiol. 2003; 41: 2275-2278. [перейти в PubMed]

6. Вайнбаум Ф.И., Лави С., Данек М., Сиксмит Д., Генрих Г.Ф., Миллс С.С. Делаем правильно с первого раза: улучшение качества и посев крови на загрязнители. J Clin Microbiol. 1997; 35: 563-565. [перейти в PubMed]

7. Сурдлеску С., Утамсинг Д., Шекар Р. Бригады по флеботомии снижают уровень заражения посевов крови и экономят деньги. Clin выполнить качественное медицинское обслуживание. 1998; 6: 60-62. [перейти в PubMed]

8. Литтл-младший, Мюррей П.Р., Трейнор П.С., Шпицнагель Э.Рандомизированное испытание повидон-йода по сравнению с йодной настойкой для дезинфекции места венепункции: влияние на уровень заражения посевов крови. Am J Med. 1999; 107: 119-125. [перейти в PubMed]

9. Мимоз О., Карим А., Меркат А. и др. Хлоргексидин в сравнении с повидон-йодом в качестве препарата для кожи перед посевом крови: рандомизированное контролируемое исследование. Ann Intern Med. 1999; 131: 834-837. [перейти в PubMed]

10. Strand CL, Wajsbort RR, Sturmann K. Влияние препарата для кожи йодофора и йодной настойки на уровень загрязнения гемокультуры.ДЖАМА. 1993; 269: 1004-1006. [перейти в PubMed]

11. Уилсон М.Л., Митчелл М., Моррис А.Дж. и др. Принципы и процедуры посева крови; Утвержденное руководство. Уэйн, Пенсильвания: Институт клинических и лабораторных стандартов; 2007. ISBN: 1562386417.

12. Брайант Дж. К., Strand CL. Достоверность посевов крови, собранных из внутрисосудистого катетера, по сравнению с венепункцией. Am J Clin Pathol. 1987; 88: 113-116. [перейти в PubMed]

13. DesJardin JA, Falagas MA, Ruthazer R, et al. Клиническая ценность посевов крови, взятых из постоянных центральных венозных катетеров, у госпитализированных больных раком.Ann Intern Med. 1999; 131: 641-647. [перейти в PubMed]

14. Эвертс Р.Дж., Винсон Э.Н., Адхолла П.О., Реллер Л.Б. Загрязнение посевов крови, полученных при помощи катетера. J Clin Microbiol. 2001; 39: 3393-3394. [перейти в PubMed]

15. Spitalnic SJ, Woolard RH, Mermel LA. Значение смены игл при посеве культур крови: метаанализ. Clin Infect Dis. 1995; 21: 1003-1006. [перейти в PubMed]

16. Бейтс Д.В., Ли TH. Быстрая классификация положительных посевов крови. Предполагаемая проверка многомерного алгоритма.ДЖАМА. 1992; 267: 1962-1966. [перейти в PubMed]

17. МакГрегор Р.Р., Бити Х.Н. Оценка положительных посевов крови. Рекомендации по ранней дифференциации зараженных от действительных положительных культур. Arch Intern Med. 1972; 130: 84-87. [перейти в PubMed]

18. Вайнштейн М.П., ​​Реллер Л.Б., Мерфи Дж.Р., Лихтенштейн К.А. Клиническое значение положительных посевов крови: комплексный анализ 500 эпизодов бактериемии и фунгемии у взрослых. I. Лабораторные и эпидемиологические наблюдения.Rev Infect Dis. 1983; 5: 35-53. [перейти в PubMed]

19. King TC, Цена ПБ. Оценка йодофоров как кожных антисептиков. Surg Gynecol Obstet. 1963; 116: 361-365. [перейти в PubMed]

20. Malani A, Trimble K, Parekh V, Chenoweth C, Kaufman S, Saint S. Обзор клинических испытаний антисептических агентов для кожи, используемых для уменьшения загрязнения посевов крови. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol. 2007; 28: 892-895. [перейти в PubMed]

21. Шифман Р.Б., Пиндур А. Влияние материалов для дезинфекции кожи на снижение контаминации посевов крови.Am J Clin Pathol. 1993; 99: 536-538. [перейти в PubMed]

22. Барон EJ, изд. Cumitech 1C: Культуры крови IV. Вашингтон, округ Колумбия: ASM Press; 2005 г.

Стол

Таблица. Микроорганизмы, выделенные из крови, классифицированные по клинической значимости.

(Адаптировано с разрешения. Исходная таблица © 1997 г., Чикагский университет. [Weinstein MP, Towns ML, Quartey SM, et al. Клиническое значение положительных посевов крови в 1990-е годы: проспективная комплексная оценка микробиологии, эпидемиологии, и исход бактериемии и фунгемии у взрослых.Clin Infect Dis. 1997; 24: 584-602.])

Микроорганизм Количество (%) изолятов по указанной категории
(количество изолятов) Истинный патоген Загрязнение Неизвестно
Золотистый стафилококк (204) 178 (87,2) 13 (6,4) 13 (6,4)
Коагулазонегативный стафилококк (703) 87 (12.4) 575 (81,9) 41 (5,8)
Streptococcus pneumoniae (34) 34 (100) 0 0
Стрептококки Viridans (71) 27 (38,0) 35 (49,3) 9 (12,7)
Другие стрептококки (31) 21 (67,7) 6 (19,4) 4 (12,9)
Enterococcus spp. (93) 65 (69.9) 15 (16,1) 13 (14,0)
Corynebacterium spp. (53) 1 (1,9) 51 (96,2) 1 (1,9)
Bacillus spp. (12) 1 (8,3) 11 (91,7) 0
кишечная палочка (143) 142 (99,3) 0 1 (0,7)
Klebsiella pneumoniae (65) 65 (100) 0 0
Другие кишечные грамотрицательные бактерии (108) 104 (96.3) 1 (0,9) 3 (2,8)
Синегнойная палочка (55) 53 (96,4) 1 (1,8) 1 (1,8)
Propionibacterium acnes (48) 0 48 (100) 0
Другие грамположительные анаэробы, включая Clostridium spp. (35) 19 (54,3) 15 (42,8) 1 (2,9)
Bacteroides fragilis группа (18) 16 (88.9) 0 2 (11,1)
Другие грамотрицательные анаэробы (5) 2 (40) 2 (40) 1 (20)
Candida spp. (60) 56 (93,3) 0 4 (6,7)
Cryptococcus neoformans (8) 8 (100) 0 0

Рисунок

Рисунок. Паттерны положительности в последовательных посевах крови как помощь в дифференциации клинически значимой инфекции по сравнению с контаминацией. (Перепечатано с разрешения. Рисунок © 1983 Чикагский университет. [Weinstein MP, Reller LB, Murphy JR, Lichtenstein KA. Клиническое значение положительных посевов крови: всесторонний анализ 500 эпизодов бактериемии и фунгемии у взрослых. I . Лабораторные и эпидемиологические наблюдения. Rev Infect Dis. 1983; 5: 35-53.])

Бактериальные контаминанты хранящейся крови и компонентов крови, готовых к переливанию, в банках крови в Мекелле, Северная Эфиопия | Примечания к исследованию BMC

В это исследование было включено в общей сложности 196 крови и компонентов крови.Из них 163 (83,2%) и 33 (16,8%) были из регионального банка крови Тыграя и банка крови Северного командования армии, соответственно. Во время сбора образцов большинство образцов представляли собой цельную кровь, 143 (72,9%), за которыми следовали концентрированные эритроциты, 27 (13,8%) и свежезамороженная плазма, 14 (7,1%) и тромбоциты, 12 (6,1%). Из собранной крови 63 (32,1%) хранились 7–8 дней.

В этом исследовании было обнаружено, что из 196 18 (9,2%) кровь и компоненты крови загрязнены бактериями.Из банка крови региона Тыграй - 14 (8,5%) и из банка крови Северного командования - 4 (1,2%) компонентов крови были загрязнены бактериями. Бактериальное загрязнение цельной крови составило 9 (6,3%), затем концентрированные эритроциты 5 (4,6%). Из 18 изолятов 14 (77,8%) и 4 (22,2%) были грамположительными и грамотрицательными бактериями соответственно. Преимущественно изолированными бактериями были коагулазонегативные бактерии Staphylococcus 5 (27,7%), за которыми следовали Bacillus spp. , 4 (22.2%), Staphylococcus aureus 3 (16,6%), Pseudomonas aeruginosa 3 (16,6%), Streptococcus pneumoniae 2 (11,1%) и Escherichia coli 1 (5,5%). Большинство, коагулазонегативных Staphylococcus spp., Bacillus spp. , Staphylococcus aureus, Streptococcus pneumoniae были изолированы в крови и компонентах крови, хранящихся в течение 0–3 дней (Таблица 1).

Таблица 1 Срок хранения и бактериальная контаминация хранящейся крови и продуктов крови в банке крови

Среди грамположительных Streptococcus pneumonia, Staphylococcus aureus , Bacillus spp.и коагулазонегативный стафилококк изолятов был чувствителен к хлорамфениколу, 13 (93%), клиндамицину, 13 (93%), ципрофлоксацину, 9 (64%), гентамицину, 8 (57%), доксициклину 5 (36%), цефокситину, и тобрамицин 1 (7%). Staphylococcus aureus показал 3 (100%) устойчивость к цефотаксиму, пенициллину и эритромицину (таблица 2). Большинство выделенных изолятов грамотрицательных бактерий показали повышенную устойчивость к тетрациклину и доксициклину. Однако все грамотрицательные изоляты показали 100% чувствительность как к ципрофлоксацину, так и к гентамицину. Pseudomonas aeruginosa показал высокий уровень устойчивости к тетрациклину и доксициклину. В дополнение к этому также наблюдалась повышенная устойчивость Escherichia coli к ампициллину, тетрациклину и амикацину (таблица 3). Множественная устойчивость была обнаружена у 12 (66%) выделенных бактерий.

Таблица 2 Профиль чувствительности к противомикробным препаратам грамположительных бактерий, выделенных из крови и компонента крови Таблица 3 Профиль чувствительности к антимикробным препаратам грамотрицательных бактерий, выделенных из крови и компонента крови

Обсуждения

Хотя у банков крови есть стандартные рабочие процедуры для минимизации бактериального заражения пакетов с донорской и хранимой кровью, есть сообщения о бактериальном заражении из разных банков крови с разными показателями.Проведение исследований, посвященных бактериальному загрязнению хранящейся крови, важно для предоставления лицам, определяющим политику, информации о безопасности собранной крови. Это кросс-секционное исследование, посвященное оценке степени бактериального заражения хранящейся крови и продуктов крови. В исследовании распространенность бактериального заражения крови и компонентов крови составила 9,2%. Бактериальное загрязнение в этом исследовании ниже, чем в других аналогичных исследованиях, проведенных в Гондэре и Дебре Маркосе [19, 20], Гана; 17.5% [17] и Египет 17,9% [25]. Однако результат этого исследования относительно выше, чем результат исследования, проведенного в Америке; 0,2% [10], Великобритания; 0,15%, [11], Франция; 0,1 [12], Зимбабве; 3,1% [26], Уганда; 3,5% [27]. Разница в более высокой распространенности в этом исследовании может быть связана с плохой настройкой инфраструктуры и практикой стандартов профилактики инфекций, недавние достижения в области скринингового теста на вирусное загрязнение донорской крови скрыли необходимость скрининга на бактериальные загрязнения [28].

В отличие от большинства отчетов об исследованиях в нашей стране и в других странах мира, наши результаты показали, что большинство этиологических агентов бактериального заражения хранимой крови были грамположительными бактериями.В этом исследовании наиболее распространенным изолятом был Coagulase-negative Staphylococcus с показателем выделения 5 (27,7%), что соответствует исследованиям, проведенным в той же стране; (Гондер и Дебре Маркос) [19, 20]. и в большинстве исследований, проведенных в африканских странах, таких как Кения [13]. Нигерия [14] и Гана [17]. Основной фактор, способствующий выделению таких высокоразвитых CoNS, может быть связан с неправильными процедурами дезинфекции во время сбора доноров крови. Тот факт, что Bacillus spp.вторые доминирующие бактериальные изоляты в этом исследовании могли быть связаны с плохими методами очистки кожи до получения донорской крови. Сравнимые результаты были получены в других предыдущих исследованиях, проведенных в Кении [13]. Помимо этого открытие Pseudomonas aeruginosa в этом исследовании также было подтверждено другими исследованиями из Кении и Ганы [13, 17]. Высокий уровень бактериального заражения наблюдался в течение 0–3 дней хранения. Подобные результаты наблюдались в разных исследованиях.Сообщалось об исследовании из Дании свежей донорской крови с высоким уровнем бактериального загрязнения 21 (35%) из 60 фракций эритроцитов [29]. Более того, другие исследования, проведенные в Кении, Эфиопии, Гане и Нигерии, сообщили о значительном уровне бактериального заражения в течение короткого периода времени хранения [13, 14, 17, 20]. В этом исследовании наблюдался высокий уровень бактериального загрязнения тромбоцитов и концентрированных эритроцитов. Возможное объяснение более высокого бактериального загрязнения компонентов крови большей восприимчивостью к бактериальному загрязнению во время обработки компонентов и перемешивания.Тромбоциты хранятся при температуре от 22 ° C до 24 ° C при постоянном перемешивании, что способствует размножению бактерий [26, 27].

Учитывая структуру лекарственной устойчивости, результаты этого исследования были аналогичны другим аналогичным исследованиям, проведенным в Эфиопии [19, 20]. Согласно международному стандарту определения лекарственной устойчивости [30], множественная лекарственная устойчивость (MDR = невосприимчивость к ≥ 1 агенту в ≥ 3 антимикробных категориях) наблюдалась в 12 (66,6%). Из общей изолированной бактериальной контаминации хранящейся крови.Это соответствует результатам исследования, проведенного в банке крови больницы Гондар на северо-западе Эфиопии [19]. Но он выше, чем у больницы направления Дебре Маркозе на северо-западе Эфиопии [20] и регионального банка крови Мбарара на юго-западе Уганды. С другой стороны, он ниже, чем у третичной больницы Нигерии [14].

Таким образом, бактериальное заражение наблюдалось в 18 (9,2%) крови и компонентах крови, из которых 14 (77,8%) и 4 (22,2%) были грамположительными и грамотрицательными бактериями, соответственно.Кроме того, наблюдалась высокая устойчивость к одному и нескольким противомикробным препаратам, требующим неотложного внимания. Таким образом, центры банков крови должны улучшить свои стандарты в области предотвращения бактериального заражения донорской крови. Необходимо провести дополнительные исследования для определения источников бактериального заражения хранящейся крови и ее компонентов.

Поверенный по загрязнению крови | Чикаго, Иллинойс

Кровь - это источник, через который кислород становится доступным для органов и клеток организма.Без кровоснабжения человек перестает существовать. Таким образом, переливание крови может быть необходимым для пациентов, которые подвергаются инвазивным операциям или терапевтическому лечению.

Пациентам важно знать о риске заражения крови и о том, что это такое. Когда кровь заражена, остальная часть тела может быстро заболеть инфекцией. Это может даже привести к смерти или развитию таких заболеваний, как СПИД и гепатит в худших случаях.

Причины заражения крови

Загрязнение крови может быть вызвано множеством факторов.Это может произойти, если хирургические инструменты не будут должным образом вымыты и очищены перед использованием в операции. Кровь также может быть заражена, когда она хранится в банке крови, если она не защищена должным образом. Он может подвергаться воздействию бактерий, а затем бактерии могут размножаться в образцах крови. Другие причины зараженной крови включают неправильное завершение переливания крови, неправильный скрининг доноров крови и использование неправильных методов диализа.

Совместная комиссия по аккредитации организаций здравоохранения (JCAHO) также сообщает, что есть некоторые общие причины ошибок переливания крови, которые возникают из-за проблем с документами и коммуникациями.Пациент может не дать надлежащего согласия на переливание крови, или может быть неполная проверка способности пациента сдавать кровь без инфекции. На этикетках образца или крови пациента могут быть ошибки. Все эти факторы могут привести к серьезным проблемам с загрязнением крови внутри тела пациента.

Хирургические ошибки, связанные с анализом крови

Во время операции пациенту также может потребоваться запас крови, который хирурги не могут предоставить. Есть ошибки, которые могут возникнуть, когда пациент теряет слишком много крови во время операции, а хирурги не заметили этого или не предложили лекарство.Если пациенту приходится слишком долго ждать, чтобы получить необходимое ему кровоснабжение, смерть этого пациента может быть неизбежна. У врачей и медсестер есть определенная обязанность соблюдать осторожность, чтобы следить за безопасностью пациента во время операции, и жизненно важно, чтобы эти люди соответствовали этому стандарту.

Развитие бактериальной инфекции эритроцитов при переливании крови

В Национальной библиотеке медицинских наук США есть исследование под названием «Бактериальное заражение компонентов крови.«В этом исследовании подробно обсуждается источник инфекции в зараженной крови, и оно очень информативно. Исследование показывает, что ежегодно пациентам в Соединенных Штатах переливается более 13 898 000 единиц крови. Смертельные случаи, о которых сообщается в FDA после переливания крови, обычно связаны с Yersinia enterocolitica. Это заболевание также распространено в Новой Зеландии и других странах мира.

Загрязнение крови происходит, когда организмы попадают в донорскую кровь.Это может быть результатом недостаточной дезинфекции крови или отсутствия полного удаления сердцевины кожи. В некоторых других странах, таких как Дания и Швеция, заражение крови произошло через метод упаковки крови. Образцы крови помещали в чистые внешние пластиковые пакеты, но эти испорченные продукты крови не были стерильными. Кровь загрязнялась пылью на фабрике, и это в конечном итоге увеличивало количество влаги в мешке. Затем влага способствовала созданию условий, в которых бактерии могли расти, что приводило к загрязнению продуктов крови.

Как медицинские работники должны снизить риск заражения крови после переливания

Специалисты должны предпринять определенные шаги, чтобы снизить вероятность заражения крови у пациента. Один из шагов, который могут предпринять профессионалы, - это провести тщательный скрининг доноров на предмет риска заражения. Еще один шаг, на который могут пойти профессионалы, - это заняться правильной дезинфекцией кожи. Кожа несет на себе множество бактериальных организмов, и очень важно, чтобы профессионалы должным образом очистили кожу перед забором крови.

Отвод первоначального забора крови также эффективен для очистки крови. В своем исследовании исследователи указывают, что отведение первых 10–30 мл крови повысит вероятность того, что она не содержит бактерий.

Обращение за юридической помощью в Rosenfeld Injury Lawyers LLC по вашему делу о заражении крови в штате Иллинойс

Если вы или ваш близкий пострадали в результате заражения крови, вы можете обратиться в суд. Адвокаты Rosenfeld Injury Lawyers LLC в штате Иллинойс помогут вам с этими сложными медицинскими вопросами и проконсультируют вас о ваших законных правах.Свяжитесь с нами. Адвокат по заражению крови также поможет вам в возмещении убытков, которые вы имеете право получить в результате такой халатности.

Влияние загрязнения крови на прочность связи и биоактивность Биодентина, используемого в качестве корневого пломбирования

Реферат

Цель

Оценить влияние загрязнения кровью на прочность сцепления и апатитообразующую способность Биодентина, используемого в качестве корневого материала пломбировочный материал.

Методология

Восемьдесят (n = 80) удаленных однокорневых здоровых передних зубов верхней челюсти человека были препарированы и обтурированы.Затем корни были резецированы, были подготовлены ретроградные полости и был введен Биодентин в качестве пломбировочного материала на концах корня. Затем зубы были случайным образом разделены на 2 равные группы (n = 40) в соответствии с окружающей средой для биодентина, т.е. группа A, где закрепление происходило в крови человека, и группа B, где закрепление происходило в деионизированной воде (контрольная группа). Зубы инкубировали при 37 ° C в течение 45 минут для обеспечения полного закрепления. Были изготовлены корневые диски с пломбировочным материалом в их сердцевине.Испытание на прочность сцепления при выталкивании было выполнено с использованием универсальной испытательной машины, и был исследован режим разрушения. Обе группы выдерживались в HBSS в течение 30 дней. Зарождение апатита оценивали с интервалом в один, 7 и 30 дней с использованием SEM для морфологического анализа и EDX для элементного анализа. Расчет соотношений Ca / P выполнялся в дополнение к XRD для анализа кристаллической фазы.

Результаты

Загрязнение крови (группа А) привело к значительному снижению значений прочности сцепления.Это также повлияло на количество отложений апатита на поверхности материала и межфазных пространствах с более высокими отношениями Ca / P, чем у нормального стехиометрического гидроксиапатита.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *