Женщине не надо работать: Женщина работает и нужно ли женщине работать – мнение психолога.

Содержание

Женщина работает и нужно ли женщине работать – мнение психолога.

В наше время женщины практически уравнялись в правах с мужчинами. Семейную модель «добытчик-домохозяйка» большинство людей считает стереотипом, утратившим актуальность. Однако вопрос, нужно ли женщине работать до сих пор волнует представительниц прекрасного пола.

Ведь к современной женщине появилось слишком много требований: она должна успевать и строить карьеру, и обеспечивать уют в доме, и воспитывать детей, а еще при этом следить за собой.

Еще лет сто пятьдесят назад над этим вопросом никто и не задумывался. Но в конце 19 века произошла половая революция. Представительницы слабого пола стали заявлять о своих гражданских правах, учиться и развиваться, заниматься работой, которая раньше считалась исключительно мужской.

С тех пор и до недавнего времени женщины всеми силами пытались доказать свою независимость от мужчин. Порой доходило до абсурда: феминистки распространяли убеждение, что женщинам мужчины не нужны вообще.

Но как показала практика, феминистическая идеология оказалась бесполезной и даже вредной. В последнее время частыми клиентками психологов становятся именно самостоятельные и успешные женщины.

Нужно ли женщине работать – мнение психолога

Психологи ответят по этому поводу – «не должна, но может». Женщина вполне способна заменить мужчину на любой работе и должности, но стоит ли лезть из шкуры вон, чтобы доказать свою значимость и независимость?

Ведь какой бы умной и сильной ни была женщина, она все равно слабее мужчины, хотя бы физически. Природа создала ее продолжательницей рода, женой, подругой, музой. Успешно выполняя эти роли, женщина сможет достигнуть истинного счастья и гармонии.

Однако никто не запрещает девушкам обучаться и заниматься любимым делом, зарабатывая при этом свой кусок хлеба. Работать или нет – личный выбор каждой женщины. Пока она свободна, она может самостоятельно себя обеспечивать, но как только в ее жизни появиться достойный мужчина-добытчик, почему бы не оставить рабочие будни в прошлом и не наслаждаться жизнью?

В одном мнение психологов единогласно: женщина не должна делать то, что делает ее несчастной. Если она ходит на нелюбимую работу, изматывается и приходит домой уставшей и раздражительной, ни о какой семейной идиллии не может быть и речи.

Но если работа помогает ей реализоваться, дарит общение и полезный опыт, тогда зачем целыми днями стоять у плиты или убивать время за просмотром мексиканских сериалов?

Женщина и работа – мужской взгляд

Мужчины отвечают на данный вопрос неоднозначно. Одни считают, что девушкам необходимо работать, чтобы развиваться и быть интересными другим людям, в том числе и представителям сильного пола.

По мнению других, женщина должна полностью посвятить себя семье и детям. Ведь что может быть лучше горячей домашней еды на обед и чистого уютного дома?

Но если и такие мужчины, которые просто привыкли перекладывать часть ответственности на своих спутниц. В браке они не хотят решать все семейные проблемы самостоятельно, а предпочитают делить их с женами поровну. Это касается и финансовой сферы.

Зачем работать за двоих, если жена может пойти на работу? Но такие мысли не присущи настоящему мужчине, поэтому психологи рекомендуют девушкам следующее: прежде чем выходить замуж, нужно обязательно выяснить мнение бойфренда по поводу того, нужно ли женщине работать.

Иначе вместо каменной стены можно получить критикана, который будет постоянно упрекать женщину в тунеядстве.

Любящий мужчина никогда не станет вынуждать свою спутницу работать. Он сам будет думать, как и где заработать деньги на семью. Но он также должен уважать желание женщины работать и быть востребованной.

Модель «добытчик-домохозяйка» была нормальной на протяжении тысяч лет. И лишь с недавних пор она поменялась в пользу женщин. Однако психологические законы остаются прежними. Для мужчины работа и реализация остается смыслом жизни и долгом перед семьей.

Однако никакой нормальный человек не согласиться с мнением, что обеспечивать семью должна женщина, а мужу можно валяться на диване и мечтать.

Как женщины смотрят на карьеру?

Большинству современных женщин работа нужна, как воздух. На работе они чувствуют себя самодостаточными и привлекательными, имеют возможность реализовать свои таланты и умения. Однако у женской карьеры есть своя цена.

Отдавая всю энергию любимому делу, женщина не находит сил на полноценное общение с мужем и детьми. Дается в знаки и нехватка времени. Если дети редко видят и отца, и мать, в будущем родители могут не дождаться от них ни любви, ни благодарности.

Ведь финансовое благополучие не заметит родительского внимания и душевного тепла.

Исходя из всех этих нюансов, во многих развитых странах женщинам принято сначала строить карьеру и становится на ноги, а лишь потом выходить замуж и родить ребенка.

Обычно это происходит после 30, а то и 35 лет. Что ж, такое решение можно назвать вполне разумным.

Распределение ролей в семье

А теперь хочется дать несколько советов как мужчинам, так и женщинам по поводу того, как правильно распределить обязанности в браке, чтобы укрепить семейные отношения.

Советы мужу:

  • Уважайте интересы и желания супруги, терпимо относитесь к ее выбору профессии;
  • Не ревнуйте жену к коллегам, не запрещайте ей работать из-за страха потерять;
  • Осознайте себя хозяином и добытчиком, никогда не рассчитывайте на деньги супруги;
  • Если жена работает, помогайте ей время от времени с домашними хлопотами.

Советы жене:

  • Не жертвуйте карьерой против своей воли ради статуса обеспеченной домохозяйки;
  • Не ставьте работу выше семьи, если хотите сохранить брак;
  • Распределяйте свое время так, чтобы вашего внимания хватало и детям, и супругу;
  • Компромиссным вариантом станет занятость неполный рабочий день.

Рассматривая вопрос, нужно ли женщине работать, следует учитывать еще один нюанс. Мы говорим о работе, как о занятии, за которое платят зарплату. Но понятие «работа» более широкое.

Оно включает в себя также хобби и домашние дела. Каждый человек волей-неволей должен чем-то заниматься, ведь в скуке и безделье счастья нет. А для женщины как раз таки всегда найдется занятие. Главное делать свою работу с любовью и хорошим настроением.

Должна ли женщина работать? | Система Любви

Отличный вопрос, потому что он очень неоднозначный, есть масса мнений и нюансов.

И в этом материале я выражу свое видение, которое у меня сформировалось по данной теме.

Кто вообще часто ищет ответ на этот вопрос?

  • Часто это женщины, которые не хотят работать и ищут подтверждение своей позиции, чтобы, например, обосновать её для самой себя, либо для своего мужчины.
  • Также это женщины, которые колеблются: не сказать, что они прямо хотят работать, но они думают, что работа позволит им стать счастливее через создание финансовой независимости от мужчины, через создание некоего равноправия и равных партнерских отношений.

И давайте сейчас обо всём этом поговорим подробнее.

С первым вариантом всё более или менее понятно, поэтому чуть позже я раскрою подробнее тему с независимостью, равноправием и подобными штуками.

Но скачала скажу следующее: в моей картине мира женщина, которая не работает, ни в коем случае не является тунеядкой или каким-то неправильным членом общества, как это сейчас многие пытаются подать.

Мол, не работает, сидит на шее у мужа, у мамы и вообще содержанка. Как правило, такие вещи говорят:

  • Мужчины, которые ищут материальную выгоду даже в отношениях с женщиной
  • Мужчины и женщины, которым идеологически вбита в голову концепция, что «все должны работать, а как же иначе?»
  • И конечно же, женщины, которые сами бы не хотели работать, но жизнь заставила, и в них просто говорит обида и чувство несправедливости

Безусловно, есть ситуации, когда женщине просто приходится работать даже против своей воли, либо ситуации, когда она делает это добровольно, исходя из определённых морально-нравственных ориентиров и качеств, и этот момент я также затрону чуть позже.

Так вот, моя позиция такова, что если у женщины есть возможность не вкалывать на работе, и она не хочет этого делать, то это прекрасно. И это может быть прекрасно как для женщины, так и для мужчины.

Разумеется, всегда есть люди, которые любят подменять понятия и играться словами вместо того, чтобы посмотреть в суть вопроса.

Они говорят, что:

  • «Вот, женщина должна работать, потому что иначе она отупеет»
  • «Она станет неинтересной ни себе, ни мужу»
  • «Она будет бестолковой клушей, наседкой, которая кроме кастрюль и пелёнок ничего не видит в своей жизни»
  • «С ней даже не о чем будет поговорить…»

И далее в таком же ключе.

Да. Я согласен с этим людьми в том, что всё это действительно может произойти с женщиной. Но произойдёт это не потому, что она не ходит на работу, а потому что она такой человек.

Человек, который просто не стремится развиваться.

Если женщина ничем не интересуется, никуда не двигается и не развивается ни как личность, ни как женщина, она естественно, станет скучной и неинтересной.

Это закономерно, и работа здесь вообще ни при чем.

Работа — это оплачиваемый труд, и ключевое слово здесь — труд.

И если женщина, помимо своего домашнего труда, делает в этой жизни что-то ещё, что её вдохновляет, что ей нравится, что позволяет ей почувствовать вкус жизни ещё больше — это прекрасно. Поэтому главное, чтобы в своей жизни она могла (при желании) выделить место для труда, который её развивает.

Я считаю, что женщина может ходить на работу и расти профессионально, если это входит в сферу её интересов.

И это нормально, если дома, в семье у неё всё схвачено и порядок.

Если она состоялась в своей основной роли как женщина, то в чём проблема, если она ещё и на работу ходит, денежку приносит, растет как профессионал или предприниматель? Проблемы нет.

Точно так же и мужчина. Если он выполнил свою основную функцию — обеспечил семью и детей, то ради бога — пусть занимается чем его душе угодно.

Хочет — пусть в походы ходит, хочет — на картинге гоняет хоть каждый день. Хочет — пусть картины рисует для души. Не важно. Сделал дело — гуляй смело.

Проблемы с темой работы, и с тем, кто должен работать, а кто нет, почти всегда возникают в двух основных случаях:

  • Когда люди пытаются скрыться от своих обязательств, убежать от них и сделать свою жизнь проще
  • Когда люди имеют душевные травмы и пытаются их закрыть с помощью работы

С первым случаем (т. е. скрыться от своих обязательств), я думаю, всё более или менее понятно.

Это ситуации, когда женщина просто сбегает из дома на работу, потому что дома слишком сложно.

Домашние дела, а особенно всё, что связано с воспитанием детей — не самые тривиальные и простые задачи. Я это знаю не понаслышке как отец четверых детей. И я вижу, как трудно это может быть, даже если женщина действительно очень старается и даже если у неё уже есть солидный опыт в этом.

Многие не выдерживают даже 1-2 детей и ищут спасения в работе, т.к. там зачастую гораздо меньше проблем и трудностей, чем дома.

У мужчины это зеркальная ситуация. Ему слишком сложно на работе, и он хочет передохнуть дома без лишних напрягов.

Это прямо совсем просто, но суть примерно такая.

Теперь второй случай.

На нём остановимся чуть подробнее. Здесь душевные раны человека вклиниваются в ситуации, когда он принимает решения в области работы.

Как это может выглядеть?

Приведу несколько примеров и про мужчин, и про женщин, потому что всё связано между собой:

  • Мужчина считает, что женщина должна работать, если он боится, что сам не справится с тем, чтобы достойно её обеспечить

Здесь всё просто — мужчина действительно не уверен в себе и своих силах, поэтому рационально и взвешенно хочет разделить свою ответственность за этот вопрос с женщиной. Так безопаснее и надежнее.

  • Мужчина считает, что женщина должна работать, потому что «Какого черта я пашу, а она ни черта не делает!?»

Здесь уже другая история. Если в первом случае больше про страх и неуверенность, то здесь больше про справедливость.

Мужчину прямо душит негодование, он брызжет слюной, и с пеной у рта будет доказывать, что «женщина пусть тоже работает», что он не раб на галерах, чтобы горбатиться в одиночку, и другие подобные вещи.

  • Женщина часто хочет работать из-за того, что жаждет независимости и пытается вырваться из под мужского гнёта

Нередки ситуации, когда мужчина манипулирует женщиной через деньги, поэтому она в ответ пытается вырваться из-под этого давления и вздохнуть свободно.

  • Женщина часто стремится работать из-за того, что намерена доказать мужчине, что она круче, или, по крайней мере, не хуже, чем он, что она тоже может зарабатывать деньги и, возможно, даже больше, чем он.

Здесь мы имеем дело с нездоровой конкуренцией из разряда, «у кого длиннее пиписька» (пардон, за мой французский). И, надо сказать, что у ряда женщин она действительно оказывается длиннее и они успешно затыкают за пояс своих мужчин в финансовом плане.

  • Мужчина часто против того, чтобы его женщина работала, если хочет использовать финансовую зависимость женщины для её унижения

Здесь работает мужская травма, в результате которой у него развивается болезненная потребность контролировать другого человека и ощущать над ним свою безраздельную власть.

Он может заставлять женщину отчитываться буквально по каждому потраченному рублю или вообще не давать ей денег.

Он может попрекать её куском хлеба в ситуациях, когда женщина вдруг начинает ему противоречить или не соответствует его ожиданиям. Т.е. здесь есть масса вариантов для нездоровых отношений, которые часто и отмечаются непримиримыми сторонникам того, что женщина обязательно должна работать.

Таким образом, что объединяет все эти примеры? Безусловно, это не все мотивы, но даже этого достаточно, чтобы увидеть, насколько незрелыми могут быть мотивы мужчин и женщин, связанные с финансовыми вопросами.

И тут возникает вопрос: в чем корни этих проблем в финансовой сфере?

Ответ прост.

Ведь если подумать, то даже сам вопрос о том, должна ли женщина работать, подразумевает то, что мы считаем мужчин и женщин одинаковыми. Мы просто берем и отрубаем топором их особенности.

Эта тенденция хорошо видна в ряде европейских стран и в США. Разница между полами размывается чуть ли не на юридическом уровне.

Если где-нибудь в Германии или в Швеции считается оскорблением, когда мужчина подал женщине верхнюю одежду и открыл перед ней дверь, то о чём вообще говорить?

Подать пальто и открыть дверь женщине — оскорбление. Это больное сознание людей.

И я пытался понять, а в чём, собственно проблема, почему это считается неприемлемым. И выяснилось, что когда мужчина оказывает женщине такие знаки внимания, он этим как бы унижает женщину, её достоинство, считает её слабой, неспособной и ниже себя.

Я не знаю, насколько сильно развит этот менталитет, но я очень рад, что этого нет в России, в других славянских странах, да и в целом по миру ситуация не самая плохая.

Но сам факт того, что это есть, заставляет задуматься о том, что вообще происходит в сознании и в душах таких людей. Почему они пытаются отказаться от самих себя?

Почему не принимают тот факт, что мужчины и женщины разные?

Почему не признают, что для мужчины правильно и нормально быть сильным?

Что для женщины правильно и нормально быть женщиной — принимать мужскую заботу и внимание?

Какие душевные травмы, болезненная гордыня или пропаганда заставляют этих женщин чувствовать себя оскорблёнными, когда мужчина в действительности проявляет к ним свое расположение, уважение, почтение и внимание?

И ответ всё тот же: эти женщины противятся тому, что они женщины. Как и мужчины, которые противятся тому, что они мужчины.

Я убеждён, что одним из весомых индикаторов того, насколько мужчина психологически зрел и готов к тому, чтобы быть достойным мужем, прекрасным отцом и по-настоящему сильным мужчиной, является его ответ на вопрос: «Должна ли женщина работать?»

Если он считает, что женщина должна пахать на финансовое благосостояние семьи. Если он считает, что женщина, хорошо ведущая быт и воспитывающая его детей, сидит у него такого бедного-несчастного на шее, то это, в моем понимании не мужчина.

Это не мужчина, а самец, которому плевать на своих детей и свою жену.

Конечно, очень удобны «партнерские» отношения. Сам заработал — сам потратил. Женщина сама заработала — сама потратила. Только так недалеко и до «бесполых» отношений.

Однополые браки уже в ходу, но откуда они появились?

Они появились как следствие того, что и мужчины, и женщины утрачивают способность принимать различия между полами.

Быть женатым слишком сложно для некоторых мужчин — не хватает сил и энергии, чтобы совладать с женщиной, чтобы научиться с ней нормально жить. Поэтому они начинают жить с мужчинами — так проще и понятнее. Так меньше страданий.

Быть замужем за мужчиной для некоторых женщин слишком сложно — не хватает сил и энергии, чтобы принять своего мужа и научиться жить с ним по-человечески, в гармонии.

Результат: женщины начинают жить с женщинами. Опять-таки, так меньше страданий. Так проще и понятнее.

Кто-то может сказать, что это не самоопределение, а заболевание. И я соглашусь. Да, это болезнь души.

Это проблема не гормонального уровня, не биологического и не химического уровней. Это лишь следствие того, что душа уже начала разрушаться и деформироваться раньше. Душа начала болеть раньше, и возможно у человека такая тенденция есть в роду.

Да, это его беда, но это отражение тенденции утраты Любви в душе, когда человек противится тому, кто он есть. Противится тому, что было создано Богом.

Мы созданы мужчинами или женщинами, и наша задача — принять свой физический пол и жить в соответствии с ним.

Поэтому ситуации с заявлениями, что где-то там другой менталитет, что все должны работать, потому что мужчина и женщина это просто партнеры — это деградация полов, это отказ от своих истинных ролей.

И здесь всё очень просто.

Кто хочет — живёт так, как задумано изначально.

Кто хочет — живёт как партнёры.

Только люди и страны, которые живут в согласии со своей природой, наполняют собой Землю и растят новые поколения своих детей, а те, кто бьётся за «партнерский» подход в работе, в любви и в жизни, постепенно вымирают. И обычно это страны из числа «самых развитых».

Да, мы чуть ушли в сторону от основной темы, должна ли женщина работать, но без этого невозможно. Невозможно понять все механики, если не смотреть на общество и на тенденции в целом.

Только анализируя общую картину, мы можем начать понимать частности и делать для себя важные выводы.

И в завершение данной статьи я отдельно ещё хочу упомянуть о некоторых ситуациях, в которых женщине либо приходится работать, либо она делает этот выбор, руководствуясь определенными морально-нравственными принципами и ориентирами.

  1. Ушёл муж / мужчина
  2. Женщина сама ушла от мужа / мужчины
  3. Муж / мужчина стал инвалидом
  4. Муж / мужчина умер / погиб
  5. Нестандартная тяжёлая ситуация в жизни любых близких людей

Думаю, что ни один из этих пунктов не нуждается в особых пояснениях.

Понятно, что если женщина по тем или иным причинам оказывается одна, и ей нужно ещё «поднимать» детей, варианта не работать у неё обычно не остаётся. По крайней мере до тех пор, пока она не сможет стабилизировать ситуацию и, возможно заново создаст отношения уже с другим мужчиной.

В ситуации с мужчиной, который стал инвалидом, также в большинстве случаев это будет необходимостью, т.к. доход мужчины почти наверняка станет существенно ниже.

Ну и в случае с тяжёлой жизненной ситуацией у близких людей также, думаю, всё очевидно. Было бы странно, если бы женщина могла финансово помочь в беде, например, своим родителям, но при этом не старалась бы этого сделать.

Безусловно, это не все ситуации, поэтому я всегда за то, чтобы, с одной стороны, и мужчины, и женщины жили сообразно своей природе и не становились «бесполыми» партнёрами.

А с другой стороны, каждой женщине никогда не будет лишним всегда развиваться, осваивать не в ущерб семье новые навыки, профессии и умения.

Но делать это со здоровой мотивацией, а не из стремления кому-то что-то доказать или из страха «А вдруг он уйдёт / умрет?».

Здоровая мотивация и ценности — следствие достаточного количества Любви в душе.

Здоровая мотивация и ценности — необходимое условие для счастливой жизни, говорим ли мы о работе, отношениях или о чём-либо ещё.

Больше полезностей здесь (подписывайтесь и добавляйтесь в друзья):

👍 Поделитесь, пожалуйста, этим материалом в соцсетях и мессенджерах. Это действительно важно 📢

7 причин, почему женщина не обязана работать | Психология для всех

Источник фото: unsplash.com

Источник фото: unsplash.com

Часть женщин уверена, что они обязаны делать свой вклад в семейный бюджет, часть – считает, что обеспечивать семью обязан мужчина.

Назовем семь причин, по которым женщины могли бы себе позволить не работать вообще.

1. Потому что обеспечивать семью обязан мужчина

Так повелось с древних времен, и должно оставаться дальше, иначе теряется сам смысл и понятие «сильного пола».

Тут нужно сразу сделать оговорку: обязанность женщины – помогать мужу, быть его вдохновительницей, его тылом, и если она работает в удовольствие, занимается любимым делом и при этом вносит свой вклад в общий бюджет – это вполне нормально.

Не совсем нормально, когда женщина пашет а мужчина прохлаждается на диванчике перед телевизором.

2. Потому что женщина должна воспитывать детей

Ибо никто лучше женщины этого не сделает. Смена ролей в этом случае, когда мужчина «садится» в декрет, а женщина продолжает работать после рождения ребенка – негативно сказывается на психике малыша, он изначально получает неверные представления о жизненном укладе.

3. Чтобы работать и делать успехи, женщине важно развивать лидерские качества

Источник фото: unsplash.com

Источник фото: unsplash.com

Это негативно сказывается на нее характере.

Становясь сильной, женщина перестает чувствовать необходимость в нахождении мужчины рядом. Как правило, если она делает успехи в карьере, то в семье все уже не так ровно.

4. Женщина не обязана работать, потому что ей важно остаться привлекательной и желанной для своего мужчины, как в 25 лет, так и в 45

Увы, но тем, кто «пашет как лошадь» на себя времени остается весьма мало, а на собственное здоровье – и того меньше. Итог тут очевиден, не так ли?

5. Если женщина работает, у нее довольно мало времени остается на семью, мужа, быт

Источник фото: unsplash.com

Источник фото: unsplash.com

Это несомненно сказывается на отношениях, хотя бы потому, что мужчины уверены: женщина должна все успевать.

6. Когда работает только муж, а супруга занимается домашним хозяйством – в доме более спокойная атмосфера

Источник фото: unsplash.com

Источник фото: unsplash.com

Хотя бы потому, что ей никто не треплет нервы на работе, и она меньше раздражается.

7. Женщина имеет права не работать, потому что она женщина!

Слабый пол, прекрасное творение, жена, мать, хозяйка. Ей и так достаточно социальных ролей, их, как правило, гораздо больше, чем у среднестатистического мужчины – жителя городской благоустроенной квартиры.

🔴 Ставьте лайк и подписывайтесь ! А ещё у нас есть инстаграм !

Спасибо, не надо: женщины не хотят работать в «тяжелых индустриях»

На днях, отвечая на вопрос журналистки Bloomberg, президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов подтвердил, что думает о том, кто возглавит компанию после того, как сам он отойдет от дел. И приход на смену ему женщины он назвал невозможным. По его словам, это объясняется преимущественно мужским характером нефтяной отрасли. Хотя в совете директоров ЛУКОЙЛа в настоящее время два из 11 мест занимают женщины — вице-президент и главный бухгалтер компании Любовь Хоба и президент TTG Global Тоби Гати. Причем оба назначения довольно «свежие»: Гати вошла в совет в 2016 году, а Хоба — в 2017. Кажется, что наметился легкий тренд в сторону женского лидерства в исторически мужском бизнесе.

Более того, на днях стало известно о назначении Татьяны Митровой в глобальный совет директоров нефтесервисного гиганта Schlumberger. До этого ни один россиянин не состоял в совете директоров глобальных публичных компаний. А тут сразу женщина! Хотя надо признать очевидное: Россия существенно отстает по показателям количества женщин у руля компаний и в советах директоров от стран Европы и Америки. И если в телекоме, ретейле или медиа женщина топ-менеджер сейчас уже особого удивления не вызывает, то женщина — глава компании в нефтегазе, химии, металлургии и машиностроении — это, скорее, модель будущего.

Российские женщины и сами не очень стремятся в «тяжелые» индустрии. Я не говорю сейчас об офисных специальностях (финансисты, юристы, HR, маркетологи), — женщины не идут именно в инженерные, производственные профессии. Как рекрутер, я довольно часто сталкиваюсь с нехваткой женщин-специалистов при поиске на различные позиции своих заказчиков-работодателей. Золотодобывающие компании, например, охотно берут на работу кандидатов-женщин на ряд ответственных задач, смежных с непосредственной добычей золота. Очень ценен женский аккуратный, внимательный и ответственный подход на позиции кассира золотоприемной кассы. Такой специалист ведет учет добытого драгой золота.

Реклама на Forbes

Также эти предприятия с готовностью берут женщин на позиции доводчиков ШОУ: они очищают шлихи золота от примесей на шлихо-обогатительной установке, тем самым повышают чистоту золота. Найти таких сотрудниц бывает очень непросто. Ведь предприятия зачастую находятся вдали от населенных пунктов, работа вахтовая. Женщины в нашей стране в большинстве своем не мобильны. У них семьи, дети. Они не могут как мужчины на восемь месяцев уехать на золотодобычу в тайгу. Поэтому многие профессии и специальности остаются «недоосвоенными» женщинами.

У нас не так давно был заказ на поиск директора по охране труда на одно горнодобывающее предприятие на Крайнем севере. Работа в очень суровых условиях. Но в параметрах поиска значилось: кандидат-женщина. Найти такого специалиста оказалось невероятно сложно. По образованию «Охрана труда и промышленная безопасность» кандидатов женщин было предостаточно, а вот с реальным подтвержденным опытом на промышленном предприятии — единицы!

Женщины, получая такое образование, работать на рудниках, приисках и в шахтах не стремятся, «оседая» где-нибудь в городах в сфере ЖКХ или занимаются методологической работой. Но те единицы, которые все же идут на промышленные предприятия, достигают невероятных высот. У нас есть примеры очень успешных женских карьер в области охраны труда и промышленной безопасности в крупных нефтесервисных, инжиниринговых компаниях. Также рынку хорошо известны женщины топ-менеджеры в стратегии нефтяных компаний. Правда их путь в топы лежал через международные бизнес-школы и ведущие консалтинговые компании, а не строился от буровой шахты или станка.

Недавно был еще интересный кейс: надо было найти директора по продажам графитированных электродов. Десять кандидатов-мужчин и одна женщина. И конкурс на позицию выиграла она — весьма знающий и опытный специалист и в продажах, и в химии. Причем не только опыт, но и образование у этой женщины оказалось «правильное» — инженерно-техническое.

Сомнительные горизонты

Некоторое время назад широко обсуждалась новость о том, что Минтруд пересмотрит список запрещенных для женщин профессий. В этом списке более 400 наименований, таких как машинист электропоезда, водитель грузовика, боец рогатого скота и свиней, водолаз, рыбак, вальщик леса.

В рамках своей профессиональной рекрутерский деятельности я бывала на крупных металлургических и горнодобывающих предприятиях: в Череповце, Челябинске, Перми, Чите, а также в США. Наши заказчики-работодатели делали нам экскурсии на производство, чтобы показать масштабы деятельности и условия работы сотрудников. У меня после получаса нахождения в литейном цеху помутнело в глазах и разболелась голова. А если провести в этом грохоте, шипении, копоти целый день? А ведь профессии литейного цеха, такие как заварщик отливок, заливщик металла, обрубщик, занятый на работах с пневмоинструментом, плавильщик металла и сплавов тоже попадают под пересмотр.

Конечно, многие профессии претерпели существенные изменения в последнее время в связи с техническим прогрессом и автоматизацией производства. И они уже не являются такими тяжелыми и вредными для репродуктивного здоровья женщины, как десятки лет назад, когда был введен запрет. Но все же так ли необходимо женщинам идти в эти профессии, даже с учетом смягчения условий труда? Ведь существует множество специальностей без таких ограничений. И даже с предпочтением женского труда.

Обсуждая тему пересмотра списка запрещенных для женщин профессий с кандидатами, я выяснила, что многие, поддерживающие эту инициативу, скорее эмоционально реагируют на слово «запрет», воспринимая фразу «запрещенные для женщин профессии» как дискриминацию себя в праве выбирать и самим нести свои риски. На самом деле они совершенно не собираются идти работать мотористом на судне или бойцом скота.

А относительно женского репродуктивного здоровья вообще можно сказать, что не так уж много профессий, которые не наносят ему вред. Недавно я беседовала с женщиной, финансовым директором машиностроительного завода. У предприятия сейчас трудности, и она проводит на работе 14 часов на рабочем месте каждый день, почти без выходных. Это сидячая, нервная, напряженная работа. Нет времени ни на семью, ни на отдых, ни на нормальный обед.

Аналогично работа в аудите, ревизиях и консалтинге. В беседах с большим количеством кандидатов-женщин я слышала одну и ту же историю. В активный сезон один проект заканчивается, сразу начинается другой. География городов самая разнообразная. Из Липецка в Магадан, из Магадана в Норильск, из Норильска в Тольятти. Проверка промышленных предприятий, их отчетности, бизнес-процессов, системы внутренних контролей. Условия труда часто близки к походным. Плюс частые перелеты, смена часовых поясов, противодействие со стороны работников проверяемых предприятий. И по своей вредности и пагубности для женского здоровья такая работа мало чем отличается от работы в литейном цехе.

Мир меняется. Открываются границы, снимаются запреты, расширяются горизонты. Западный мир показывает пример того, как женщины наравне с мужчинами становятся у руля компаний в тяжелых, исторически «мужских» индустриях. Никаких объективных запретов в области женского труда скоро не останется. Это станет только выбором самой женщины. И ее решением: готова ли она жертвовать жизненным балансом и рисковать семьей, пока строит карьеру «от буровой» до кресла СЕО.

Должна ли женщина работать: мнение психолога

Иллюстративное фото : Pixel.com

В наше время женщины практически уравнялись в правах с мужчинами. Семейную модель «добытчик-домохозяйка» большинство людей считает стереотипом, утратившим актуальность. Однако вопрос, нужно ли женщине работать до сих пор волнует представительниц прекрасного пола.

Многие адепты отношений, которые уверены в том, что разбираются в людях всегда говорят, что женщина не должна работать, заниматься бизнесом, строить успешную карьеру. А должна заниматься исключительно собой. Эту расхожую точку зрения прокомментировал российский писатель и психолог Егор Горд.

«Принято думать, что женщина должна порхать как бабочка по салонам красоты и спортивным залам. И при этом у нее должно быть куча денег. Ах, да. И ее еще должны любить. Просто за то, что она женщина. Это мышление подростков.

Допустим, ты смотришь фильм. На экране знаменитая актриса. Ты бы с удовольствием поменялась с ней жизнями. Но она работает. Она актриса. Еще она имеет несколько бизнесов. У нее вечно съемки, клипы. По ей мир пускает слюни. А потом говорит, что женщина не должна работать.

Ты смотришь Stories успешной девушки и ты хотела бы так жить. Но она 18 часов в день монтирует, придумывает идеи, куда-то летит, создает вечно контент, нанимает сотрудников, делает тело, мотивирует других. Она ходит в зал не только потому, что она хочет туда ходить. Она ходит, потому что это контент! Она работает. Да, таков современный мир. Это работа. И часто на износ.

Ты бы с радостью поменялась местами с канцлером Германии, создателем WildBerries, с Коко Шанель, Мэри Кей Эш или Рут Хэндлер, которая работать начала с 10 лет. Однако другие продолжают писать и говорить, чтои девушка не должна работать. Это невыгодно для других девушек. Не выгодно мужчинам», — уверен Егор Горд.

По словам психолога, личность, которая сделала себя сама — слишком крутой соперник, не по зубам другим женщинам. Та, кто строит себя сама невыгодна мужчинам, потому что им придется подняться с дивана и работать еще усерднее. Гораздо проще быть середняком и не хватать звезд с неба.

«Люди могут говорить — ты не будешь женственной, если будешь вкалывать. А сами пустят по тебе слюни, когда ты добьешься успеха. Где логика? Женщина любит себя только тогда, когда она чего-то стоит. Это я вам точно говорю. Я знаю сотни женщин, которые стали кайфовать, когда у них появился результат», — говорит спецалист.

Оригинал статьи: https://www. nur.kz/family/self-realization/1894804-dolzna-li-zensina-rabotat-mnenie-psihologa/

5 ярких примеров женщин, которые убедят вас в этом

Должна ли женщина работать — вопрос относительно молодой. Еще сотню лет тому назад, никто бы не поставил под сомнение, казалось бы, естественное предназначение женщины – быть в первую очередь женой и мамой, посвящать себя домашнему очагу. Однако, с появлением феминистического движения, которое предоставило значительно бОльшую свободу представительницам прекрасного пола, женщины все как одна ринулись покорять карьерные вершины. Возможность работать из привилегии превратилась в обязанность.

Сейчас в моду вошло понятие «ведической женщины». Это женщина, которая, как и положено, посвящает себя семье, оставляя покорение социума мужчинам. В противовес этому, моя статья сегодня о женщинах, которые мастерски реализовывают себя в карьере и работе, доказывая при этом, что мы можем все!

Алла Клименко – девушка, которая знает, что такое счастье

Героини сегодняшней статьи рушат все мои представления о том, какой должна быть успешная бизнес-леди. Алла Клименко не исключение – сооснователь проекта Upgrade и лайф-тренер, мотивационный спикер, коуч по счастью. Она невероятно женственна и искренняя, но, при этом, по-хорошему практична и рациональна.

Она представитель нового поколения людей – готовых полностью поменять свои представления и убеждения, открытые ко всему новому и провокационному. Алла на своем примере показывает, что женщина, ровно, так же как и мужчина, может иметь свою миссию в мире. Будучи коучем, девушка помогает другим людям открыть в себе новые грани характера и достичь желаемого результата.

В воспитании своего маленького сына, Алла руководствуется тем принципом, что деты – это маленькие личности. А задача родителей помочь им раскрыть свой потенциал. К тому же, мы сами можем многому научиться у малышей, — считает девушка. Алла ломает все стереотипы по поводу того, что для достойного уровня жизни молодой женщине обязательно необходим спонсор. По ее убеждению, секрет успеха, в том числе и материального, прост – необходимо понять, чего ты на самом деле хочешь, и начать это делать! Думаю, это актуально для каждой из нас, воспитанными мамами и бабушками с четким убеждением того, что для девушки главное удачно выйти замуж. Мол, муж заменит и работу, и друзей, и самореализацию. Новое время показывает, что эта установка устарела, и современные девушки мыслят совершенно по-другому. Алла считает, что ошибочно полагать, что работа – это бесконечное зарабатывание денег. Дело должно приносить удовольствие — говорит она.

Мало читать теорию, как сделать так, чтобы то, чем ты занимаешься, приносило тебе прибыль. Необходимо браться за «черную работу», изучать, как это работает изнутри, практиковать, совершенствоваться. Не нужно бояться перемен и цепляться за материальное. Внутренняя свобода – это главное для человека, искренне верит девушка. Несмотря на всю свою внешнюю эмансипировалось, Алла — счастливая женщина, рядом к которой сильный мужчина. Быть женственной — не значит быть беспомощной, напрашивается вывод, когда смотришь на эту энергичную девушку.

Аревик Арзуманова – мама на миллион

Зачем ей работа, привлекательной и в целом состоятельной молодой женщине, которая к тому же недавно стала мамой. Ответ состоит в том, что когда делаешь что-либо в удовольствие и в кайф – это перестает быть работой в привычном понимании слова, а становится делом, приносящим энергию и силы на новые свершения.

Аревик — организатор проекта «Мамаслет». Рождение сына подтолкнуло девушку создать нечто такое, что помогало бы активно и наполнено проводить время молодым мамочкам, не желающим просто так отсиживаться в декрете. Новая идея быстро нашла единомышленников.

Девушка говорит, что основным лейтмотивом проекта было и остается желание убедить женщину, что после рождения ребенка она не обязана расставаться с активной жизнью, просто можно немножечко поменять вектор движения. Мамочки имеют прекрасную возможность в это время реализовываться в творчестве, открывать свой малый бизнес.

Аревик, несмотря на всю свою занятость, сама вместе со своей подругой организовывает мероприятия и решает все организационные вопросы. Она искренне верит в то, что у ребенка должна быть счастливая мама, а, значит, сумевшая реализовать все свои творческие задумки. Нет ничего плохого в том, чтобы на пару часов отдать ребенка няне или бабушке и уделить время себе — делится своим опытом девушка. Может быть, все дело в присущим современным женщинам качествам, таким как желание быть нужной, целеустремленность и энтузиазм. Вот только, похоже на то, что для молодых мамочек способность оставаться в обществе, быть на виду во время ухода за ребенком — это не просто каприз, а естественная потребность.

В этом то и состоит успех ее проекта – если это безумно интересно тебе, и ты делаешь свое дело качественно с максимальной отдачей и любовью, то к тебе притянуться правильные люди.

Лена Сапунова – леди-ресторатор

Вместе со своим мужем Димой Борисовым, поварим и владельцем сети ресторанов «Семьи Димы Борисова» Елена Сапунова составляет гармоничный тандем. Кажется, задай я ей сейчас вопрос: «А должна ли женщина работать?», она просто рассмеется и махнет рукой. Сказать, что у девушки насыщенный график это не сказать ничего.

У управляющей семьей гастрономических заведений Димы Борисова дел невпроворот. День может начаться деловой встречей в 8 утра и закончиться далеко за полночь. И, тем не менее, вы не увидите ее недовольной или раздраженной – любимое дело с лихвой компенсирует все потраченные на него силы. А если учесть еще и то, что она воспитывает четырех детей, то становиться ясно, что перед нами личность нетривиальная и неординарная.

Похоже, что девушка с самого начала четко представляла, чем бы хотела заниматься. Будучи студенткой академии пищевых технологий в Одессе, она параллельно работала кассиром в ресторане своего дяди, а некоторое время спустя стала управляющей нескольких ресторанов в Киеве. Елена признается, что без ума от своей работы. Это и профессия и любимое дело. Безусловно, непросто совмещать семью и карьеру, но всегда можно попытаться найти золотую середину. Дима и Елена уверенны, что детей необходимо воспитывать своим собственным примером. С ними тяжело не согласиться. Мама, которая, несмотря на молодость, сумела достичь вершин в своей профессии, постигнув все грани мастерства – точно сможет преподать своему ребенку ценный урок того, что не стоит ждать милостей от судьбы, а надо усердно и честно трудиться в своем деле, быть профессионалов с большой буквы. Девушка считает, что никогда не стоить останавливаться на достигнутом.

Мама и жена – только две из множества ипостасей женщины. Сейчас Елена активно интересуется политикой, и, кто знает, может через пару лет мы увидим ее в Верховной Раде.
Мало просто быть домохозяйкой, считает девушка, нужно дарить частичку счастья окружающим, делать этот мир лучше.

Алена Злобина – креативный меценат

Алена Злобина – девушка пробивная. Маркетинг-директор бизнес-центров «Форекс» и креативный директор сервиса ANYCASE, а с недавних пор еще и со основатель киевской барахолки The New Old. Как и наша предыдущая героиня, Алла Клименко, Алена говорит, что свобода – наивысшее счастье для человека.

Помимо этого, девушка считает, что делиться своей наполненностью с окружающими крайне важно. Именно поэтому, идея заняться благотворительностью никогда не оставляла ее. Благотворительная барахолка, которую девушка организовывает вместе со своими подругами, дает возможность собрать хорошую сумму и, при этом, привнести что-то новое, проевропейское в культурную жизнь столицы. Девушка признается, что украинское общество достаточно консервативно, все перемены воспринимаются в штыки.

Будучи человеком стойким и волевым, Алена стремится своим примером показать, что, несмотря на непростую ситуацию в стране, не стоит поддаваться унынию. Всегда есть тот, кто нуждается в твоей помощи, — считает она. Будучи прекрасным маркетологом, девушка сумела найти идеальный для себя вариант занятия благотворительностью – идейное, по своей сути, мероприятие, ¸плюс — возможность собрать в одном месте интересных и неординарных людей. Такое занятие дает массу энергии и вдохновения – говорит Алена. Посетители барахолки – личности идейные. Общения с единомышленниками – прекрасная подзарядка для творческого человека. Девушка считает, что у каждого человека есть определенная миссия на земле, поэтому важно поймать свой поток и двигаться в нем. В случае нашей героини, вопрос заданный выше, отпадает сам собой.

Занимаясь тем, что тебе по душе не просто ради зарплаты, а искренне пытаясь сделать мир лучше, ты даже не думаешь о том, кто что должен. По поводу вечной темы «Деловая женщина и одиночество», Алена может смело разрушить сложившийся стереотип. Какой бы ты не была, обязательно найдется твой человек, с которым вы будете на одной волне – говорит она.

Оксана Павленко – девочка, которая пишет для девочек

Эта девушка понимает проблемы и потребности женской аудитории как никто другой. Она пишет о девочках и для девочек, являясь главным редактором популярного портала The Devochki.

Проект – это и работа, и любимое дело, и возможность заявить миру о себе и своем виденье происходящего. Оксана считает, что успех любого начинания довольно незамысловат – нужно просто хорошо и с душей делать свою работу. Кроме того, все завязано на общих интересах, считает она. Когда ты находишь людей, увлеченных тем, что и ты, возникает приятное чувство полезности того, что ты делаешь, происходит обмен энергией.

Считается, что работа отбирает уйму времени, не оставляя при этом возможности заниматься другими делами. Наша героиня, не лукавя признается, что, безусловно, все успеть нереально. Однако, прислушиваясь к себе, можно определить то, что на данный момент для тебя приоритетней всего и получить от этого видимую пользу. Когда читаешь или смотришь интервью с Оксаной, создается приятный и цельный образ. Это уверенная в себе девушка, личность, которой есть, что сказать. Начав работу над своим интернет-проектом, она пополнила ряды фрилансеров и нисколько об этом не жалеет. Наивно было бы думать, что девушка, фонтанирующая такой неуёмной энергией, смогла бы пойти в добровольное заточение в четырех стенах и довольствоваться лишь ролями мамы и жены.

Изначально идея статьи была в том, чтобы показать, что женщина должна работать, дабы оставаться интересной, прежде всего самой себе. В процессе написания я пришла к несколько иному выводу. Женщина никому ничего не должна, а тем более работать. Она может заниматься любимым делом, не по принуждению, а исключительно по зову души. Мы, девушки, в плане социальной реализации, ничем не отличаемся от мужчин. Нам так же важно быть понятыми и услышанными, привносить в этот мир пользу и любовь. Мы не станем спорить, что семья для нас безумно важна, а материнство – один из самых прекрасных этапов в жизни женщины. Но, вместе с тем, мы наполнены настолько, что хотим реализовываться в обществе, делая свой пусть небольшой вклад в то, чтобы наш общий мир стал хоть чуточку лучше и светлей!

Почти пятая часть россиян заявила, что женщины не должны работать — РБК

К вопросу о работе женщин россияне подходят более патриархально, чем жители большинства других стран. Доля тех, кто категорически не согласен с тем, что женщины не должны работать, в России оказалась минимальной

Фото: Christian Hartmann / Reuters

С тем, что женщины не должны работать, согласны (полностью или с оговорками) только 18% россиян, что практически соответствует среднемировому уровню (16%), свидетельствуют данные исследования, проведенного холдингом «Ромир» и международным сообществом исследовательских компаний GlobalNR.

Тем не менее опрос показал, что в целом к вопросу о работе женщин россияне подходят более патриархально, чем жители большинства других стран. Именно в России доля респондентов, которые заявили, что полностью не согласны с утверждением «Женщины не должны работать», оказалась минимальной — 24% против среднего по миру показателя в 57%. Тех, кто «в некоторой степени не согласен», оказалось 34%. Таким образом, полностью или частично не согласны 58% опрошенных россиян.

Для сравнения, в других странах, где проводились опросы, о своем полном несогласии с тем же утверждением заявили:

  • в Бразилии — 88%,
  • в США и Великобритании — 73%,
  • в Германии — 71%,
  • в Италии — 64%,
  • в Китае — 58%,
  • в Таиланде — 55%,
  • в Южной Корее — 49%,
  • в Индии — 39%.

В то же время в России оказались максимальными доли респондентов, которые заявили, что лишь «в некоторой степени» не согласны с тем, что женщины должны работать (34% против средних по миру 16%) или не имеют четко сформулированной позиции по этому вопросу (24% против 11%).

Это не по причинам, по которым мужчины делают

«Я просто уволилась с работы», — сказала г-жа Стивенсон, которая живет за пределами Денвера. «Я пытался работать и помогать ей, но работа не была гибкой».

Г-жа Стивенсон является частью растущего процента американцев, которые не работают и не ищут ее — упорная тенденция в центре глубокого недовольства и беспокойства по поводу будущего экономики, которая помогла Дональду Дж. Трампу катапультировать в белое Дом.

Уровень безработицы на посткризисном минимуме — 4.7 процентов в декабре, но этот общий отскок маскирует то, что происходит в сельских городах, центрах «Пояса ржавчины» и даже других процветающих городских центрах, где люди, не посещающие школу или вышедшие на пенсию, тем не менее, выпали с карты занятости.

Мужчины были в центре внимания тех, кто исчезает из рабочей силы. Но в Соединенных Штатах, в отличие от других промышленно развитых стран, женщины также являются частью этой тенденции. И их истории связаны с тем, что происходит с их мужьями, отцами, сыновьями и братьями.

«Я думаю, единственная причина, по которой кто-то говорит о пропавших без вести рабочих-мужчинах, состоит в том, что пропало так много женщин-рабочих», — сказала Бетси Стивенсон, экономист из Мичиганского университета (не имеющая отношения к Кристин). «Участие мужчин сокращалось в течение очень долгого времени, и, казалось, никого это не заботило, потому что доходы домохозяйств росли, так как участие женщин и почасовая оплата увеличивались».

Доля женщин преуспевающего возраста, приносящих домой зарплату, выросла в конце Второй мировой войны и стремительно росла в 1970-х и 1980-х годах, прежде чем достигла пика в 1999 году и составила 77 процентов.Вопреки ожиданиям, он начал постепенно снижаться в начале 2000-х годов, а затем резко упал во время рецессии.

Женщина ждет встречи с потенциальными работодателями на ярмарке вакансий

Джон Мур | Getty Images

Спустя более семи лет восстановления не удалось прийти в норму. В 2015 году только 73,7 процента женщин в расцвете сил (примерно от 25 до 54 лет) были заняты.

Спад среди мужчин начался раньше, в 1960-х годах, и ускорился во время Великой рецессии, поскольку обрабатывающая промышленность традиционно хорошо оплачивалась. , исчезли рабочие места в горнодобывающей и строительной отраслях.Примерно один из 10 мужчин в расцвете сил не работает.

Конечно, бросившие школу женщины обычно не обременены тем же трудом, что и многие мужчины. У них гораздо меньше шансов иметь судимость или инвалидность. Они все чаще получают высшее образование, и многие из секторов, в которых они традиционно доминировали — низкооплачиваемые рабочие места — растут по сравнению с профессиями среднего класса, где правят мужчины.

И при этом они не коротают часы работы, играя в видеоигры, которые, как подозревают некоторые экономисты, помогают увести мужчин от часов.

Но женщины по-прежнему в первую очередь ухаживают за детьми, престарелыми родителями и больными родственниками.

«Забота о детях — это мое главное», — сказала Кристин Стивенсон, объясняя, почему она еще не вернулась на работу.

Вряд ли кто-либо из выбывших мужчин скажет, что это потому, что они помогают с детьми или другими членами семьи, сказал Николас Эберштадт, экономист консервативного американского института предпринимательства.

То, что г-н Эберштадт называет «пропастью в сфере ухода», похоже, объясняет резкий контраст между работающими женщинами в Соединенных Штатах и ​​в других развитых промышленно развитых странах с комплексной политикой поддержки семьи.Например, в большинстве европейских стран участие женщин в рабочей силе с 2000 года значительно увеличилось, а не пошло на спад.

«Я всегда думала, что женщины реагируют на отсутствие оплачиваемого семейного отпуска и ухода за детьми», — сказала Хайди Хартманн, президент Института исследований женской политики. По ее словам, им было слишком трудно работать, «поэтому они бросили учебу».

Несмотря на то, что мужчины преобладают в списках инвалидов, их проблемы со здоровьем оказывают волновое влияние на женщин в их жизни. Женщины, как правило, сами заботятся о своих мужьях, водят их за рулем или сопровождают их на прием к врачу, а также на лечение, которое съедает в течение дня.

Низкая заработная плата женщин и их семейные обязанности всегда заставляли их приходить и уходить с работы — и выходить на рынок труда — гораздо чаще, чем мужчин. Больной ребенок или чрезвычайная ситуация в семье могут быстро вытеснить кого-то с работы.

И поскольку заработная плата, особенно на нижнем уровне шкалы, остается неизменной, отдача от работы уменьшается, как и уровень привязанности.Согласно отчету Бюро статистики труда, в период с 2000 по 2015 год женщины, окончившие школу после окончания средней школы или раньше, выпадали из числа работающих даже чаще, чем их сверстники-мужчины.

Но что заметно изменилось, так это то, в какой степени мужские рабочие модели все больше совпадают с женскими, поскольку они регулярно меняются на рабочую силу и покидают ее каждые несколько месяцев. Стабильность и безопасность становятся все более недостижимыми.

Хотя доля женщин в расцвете сил, которые работают некоторое время, но не все время, оставалась на протяжении многих лет заметно стабильной (на уровне 18 процентов), у мужчин она примерно удвоилась за последние четыре десятилетия до 11 .8 процентов, согласно новому исследованию Джона Коглианезе, докторанта Гарварда.

Г-жа Стивенсон со своей матерью, 70-летней Филлис Макдауэлл, помогала ухаживать за двумя детьми г-жи Стивенсон, пока она сама не нуждалась в помощи после перенесенного инсульта. «В итоге я просто уволилась с работы, — сказала г-жа Стивенсон. «Я пытался работать и помогать ей, но работа не была гибкой».

Мэтт Нагер | The New York Times

По мнению некоторых аналитиков, целеустремленное внимание к отстраненным мужчинам без более пристального внимания к женщинам привело к тому, что слишком много внимания уделялось недостаткам потенциальных работников, а не качеству рабочих мест.

Они утверждают, что сочетание отсутствия женщин и относительно слабого роста заработной платы указывает на слабую экономику как на главную причину, а не, скажем, чрезмерное потребление обезболивающих или видеоигр.

«Я уверен, что качество рабочих мест — это часть всей истории», — сказал Дэвид Мэдленд, старший советник проекта «Американские рабочие» в либеральном Центре американского прогресса. «Это должно того стоить».

И женщины, и мужчины жалуются, что они не могут найти стабильную и надежную работу с оплатой труда среднего класса.Кристин Стивенсон, например, нужно решить свою проблему с уходом за ребенком, но, повторяя комментарии многих мужчин, она также не хочет довольствоваться какой-либо работой.

«У меня две степени» — бакалавр в области связей с общественностью и степень младшего специалиста в сфере социальных услуг — «поэтому я не хочу работать в McDonald’s или Jiffy Lube», — сказала она.

Тем временем она оплачивала счета, сочетая помощь семье, сбережения, алименты на ребенка от бывшего партнера, страхование по временной безработице и талоны на питание.

Для других, будь то мужчины или женщины, которые могут проходить проверку на нетрудоспособность с медицинской страховкой от государства, работа с минимальной заработной платой без льгот не так уж привлекательна, когда она не дает гораздо большего.

До рецессии, например, 43-летняя Тоня Пинкстон работала полный рабочий день в компании складской логистики и работала неполный рабочий день в почтовом отделении недалеко от ее дома в Лоуренсвилле, недалеко от Атланты. После диагностики волчанки и заболевания почек, требующего лечения диализом три раза в неделю, она стала инвалидом.

«Если бы я могла найти что-то гибкое, я могла бы работать неполный рабочий день», — сказала она.

Ее здоровье стабилизировалось, но она осторожна. Подруга, больная волчанкой, вернулась к работе опекуном, когда почувствовала себя лучше, в конечном итоге потеряла большую часть своей государственной помощи, включая жилищную субсидию и программу Medicare. Сейчас она снова начинает болеть, пропускает работу и ей грозит увольнение.

«Я подумала:« О нет, я просто не хочу, чтобы это случилось со мной », — сказала г-жа Пинкстон.«Она не думала о долгом пути».

Эта статья впервые появилась в The New York Times.

Женщины своими словами: почему мы не работаем

У трудовой жизни своя история, как и у каждого решения о прекращении работы.

The Times недавно исследовала поразительную обратную тенденцию к тому, что женщины перешли на рабочие места. Доля работающих или ищущих работу женщин зрелого возраста выросла с 35% сразу после Второй мировой войны до 76,8% в 1999 году, а затем начала снижаться до 74.3% в прошлом году.

История вызвала поток откликов читателей с их собственными причинами, по которым они бросили учебу. Многие указали на трудности ухода за детьми во время работы с 9 до 5 лет. Некоторые были выбиты из карьеры из-за Великой рецессии и так и не выздоровели. Другие были просто измотаны годами предполагаемого пренебрежения.

Здесь пять читателей делятся своими историями.

СВЯЗАННЫЕ | Почему так много женщин уходят с работы? »


По общему признанию, у меня есть доля гордости.Я не буду работать в фастфуде или розничной торговле за 7,50 долларов в час.

Керри Энн Бейкер

Денвер и Масатлан, Мексика

Возраст: 58

Керри Энн Бейкер

Я, вероятно, представляю сотни тысяч женщин (может быть, мужчин тоже, а может быть, нас — легион миллионов), которые потеряли свою карьеру во время Великой рецессии, когда нам уже за 50. За годы медленного выздоровления мы только стали старше, и найти работу стало еще труднее.Ни одна из моих подруг с высшим образованием не занимается тем, чем занималась до рецессии, даже если они нашли работу.

На последней должности я проработал 12 лет и ушел с зарплатой 62 500 долларов и невероятным льготным пакетом. Когда к нам пришел новый генеральный директор, он использовал рецессию как предлог, чтобы уволить меня. Это случилось со многими людьми, которых я знаю. Великая рецессия была прикрытием, чтобы избавиться от 50+ сотрудников. Потом у нас было чертовски время, когда мы получили поддержку где-то еще.

Я переехал в Денвер, ожидая, что мой отличный опыт и обучение обеспечат хотя бы приличную позицию по сбору средств.Я ошибался. Я брал интервью пять лет. Несмотря на отличную подготовку, рекомендации и сертификаты в этой области, я никогда не находил ничего, кроме плохо оплачиваемой работы по контракту.

Моя предыдущая профессия, рекрутинг, стала более технической, и я не мог конкурировать с теми, кто уже знал эту конкретную технологию, даже если бы я пошел в школу для этого. Не имея возможности переобучиться и перейти в новую область — я буду оплачивать обучение, получая начальную зарплату, и снова буду соревноваться с более молодыми выпускниками за рабочие места — я решил сократить свои потери и сосредоточиться на сбережениях Ресурсы.Я переехал в Мексику.

Я сдался. Я посмотрел на три карьеры, в которых у меня был опыт, и увидел, что ни в одной из них я не смогу быть конкурентоспособным после 50 лет. По общему признанию, у меня есть доля гордости. Я не буду работать в фастфуде или розничной торговле за 7,50 долларов в час (как будто эта работа тоже не исчезает). Основным препятствием для людей старше 50 лет является возрастная дискриминация.

Но, знаете, я не возражаю, потому что молодые люди тоже борются, и нам нужно освободить для них место.

Одинокие женщины бэби-бума без детей — это огромная демографическая группа.Я прекрасно представляю, через что они прошли.

Переезд в Мексику на неполный рабочий день позволил мне вести достойную жизнь, используя меньше своих сбережений и не выполняя унизительную работу.


Когда я столкнулся с ним, он сказал, что я «слишком чувствителен для этой индустрии».

Урсула Штраус

Лос-Анджелес

Возраст: 30

Урсула Штраус

Я уволилась год назад, потому что работала менеджером студии в мире модной / коммерческой фотографии, и со временем я начала ненавидеть себя за участие в средствах массовой информации, которые представляют женщин в таком нереалистичном и разрушительном свете.

Я зарабатывал 50 000 долларов в год без пособий. Я так и не получил повышения, хотя мои должностные обязанности и обязанности менялись с течением времени.

Одной из основных частей моей работы было наблюдение за процессом ретуши после каждой фотосессии. Я уже знал, что все изображения мужчин и женщин, которые мы видим в журналах и на рекламных щитах, подвергаются определенной «очистке», но я не совсем понимал, в какой степени. Манипуляции, которые я наблюдал через «искусство» Photoshop, особенно с женщинами, были крайне тревожными и откровенно жестокими. Лица искривлены, конечности отрезаны, удалены и заменены, кожа осветлена, бедра сморщены, глазные яблоки увеличены. И конечный продукт был изображением этого идеального существа, которое выглядело таким непринужденным в своей красоте.

Мне вспомнилось, что я была девочкой-подростком, изучала каждую модель и актрису в журналах о красоте и чувствовала себя такой неполноценной и подавленной, потому что знала, что никогда не смогу так хорошо выглядеть. И что еще больше расстроило это, так это то, что всякий раз, когда фотограф снимал со знаменитостью или моделью-мужчиной, ретушь была настолько тонкой и незначительной, что это всегда было легко.Они позволяли большинству мужчин сохранить морщины и темные круги под глазами, но никогда не оставляли свои животы.

Не помогло и то, что по окончании медового месяца я почувствовал, что мой босс, которого я считал хорошим другом, начал относиться ко мне с постепенным отсутствием уважения. Когда я столкнулся с ним, он сказал, что я «слишком чувствителен для этой индустрии».

Работу сейчас не ищу. Когда я ушел, мне посчастливилось взять отпуск на месяц, чтобы понять, чем я хочу заниматься дальше.Я решил, что моя новая безработица на самом деле была прекрасной возможностью начать писать книгу. Это мемуары о том, как в 24 года у моего мужа диагностировали рак, и я бросила свою работу, чтобы работать его штатной медсестрой в течение двух лет, пока он не умер в возрасте 26 лет. Я также управляю небольшой городской фермой в Калвер-Сити. , который основан исключительно на волонтерах. Это собственность моего отца. Мы не продаем овощи, мы используем их, чтобы прокормить себя, и как форму оплаты моим друзьям, которые помогают мне заниматься сельским хозяйством по выходным.

Выращивание собственных овощей значительно снижает стоимость продуктов. Во время работы в фотографии я жил с мамой и накопил много денег, потому что не платил за аренду. У меня также были деньги, которые оставил мне дедушка, когда умер несколько лет назад. Я понимаю, что для меня большая честь иметь ресурсы, чтобы взять отпуск, чтобы написать книгу, но в конечном итоге мои средства закончатся, надеюсь, не раньше, чем я закончу писать.


Меня отвергла индустрия, эксплуатирующая своих рабочих, большинство из которых — женщины.

Джейн Спрэг

Лонг-Бич

Возраст: 47

Джейн Спрэг

Несколько лет назад я потеряла работу «временным лектором по совместительству» в Калифорнийском университете в Лонг-Бич из-за нераскрытого сокращения бюджета. Я собирала страховку по безработице в течение 2 с половиной лет, а потом мне поставили диагноз рассеянный склероз. Я потерял работу преподавателя в частном колледже в Нью-Йорке из-за моего рассеянного склероза. Мне пришлось отменить одну преподавательскую работу с ними, и мне больше никогда не связались; Я преподавал там более пяти лет.

Я потерял работу, потому что, как условный преподаватель, места, где я работал, никогда не обязывали меня, никогда не оценивали мою компетентность или навыки. В течение 10 лет, которые я преподавал в высшем учебном заведении, каждый семестр мне назначали новый класс, часто в предметной области, в которой у меня не было реальной квалификации или опыта. Я всегда делал все, что мог, чтобы научить себя тому, что мне нужно.

Я очень много работал. Я работал без остановки. Я заработал 50 000 долларов, всегда работая на нескольких работах одновременно, чтобы вместе работать полный рабочий день.

От меня отказалась индустрия, которая эксплуатирует своих работников, большинство из которых женщины, а затем отодвинута на второй план из-за инвалидности и болезней. Я скучаю по студентам. Я не скучаю по условиям работы. Университеты обычно используют свои дополнительные пулы. Мы часто не знаем, есть ли у нас работа, раньше, чем за несколько дней до начала семестра. Я работал один, без наставника и практически без оценки эффективности. Я работал почти полностью без коллег. Я преподавал в аудиториях без ИТ-поддержки, поэтому мне тоже пришлось все это организовать.

Я часто преподавал в трех-четырех колледжах одновременно, так как большинство кампусов обязуются назначать дополнительным сотрудникам только два класса в семестр, что заставляет одного работать в нескольких школах, чтобы самостоятельно создать штатную должность. Тебя никогда не продвигают по службе. Немногие работники когда-либо получают от школы обязательство работать полный рабочий день. Это отстой. Студенты были лучшей частью этого карьерного опыта.

Я не могу сейчас работать. Я слишком инвалид, чтобы часто выходить из дома. Я больше не вожу.Я получаю пособие по социальному обеспечению; мой муж поддерживает семью.


Я понял, что мои навыки и опыт игнорируются из-за моего возраста.

Мэри Бет Смит

Даллас

Возраст: 65

Мэри Бет Смит

За два месяца до моего 65-летия меня уволили через 13 лет. Компания устранила мою позицию. Я получил небольшое выходное пособие, а затем получил право на пособие по безработице. Я подал заявку на более чем 100 вакансий, проведя два телефонных собеседования и два собеседования в прямом эфире.Я понял, что мои навыки и опыт игнорируются из-за моего возраста, и начал закладывать фундамент, чтобы войти в экономику заработка на случай, если я не смогу найти работу к тому времени, когда мои чеки по безработице прекратятся.

Я оставил штат в качестве вице-президента по продажам и маркетингу с годовым компенсационным пакетом, который включал высокую пятизначную зарплату, бонусы и льготы. Это было все, что я мог зайти в небольшой компании. Я планировал продолжать работать до 68-70 лет, чтобы максимально увеличить свое социальное обеспечение.После выхода на пенсию я намеревался работать писателем-фрилансером и консультантом по издательству, чтобы пополнить свой доход от социального обеспечения и поддержать моего мужа, у которого слабое здоровье.

Благодаря моему опыту работы с рекрутерами и менеджерами по найму за последние шесть месяцев, я отказался от того, чтобы снова работать в компании. Даже после того, как я снизил свои ожидания по заработной плате, мой возраст является слишком большим препятствием для HR-специалистов. У меня очень успешный послужной список, моложавая внешность, отличные технические навыки… и действительно большое количество лет на планете.

Мои пособия по безработице прекратились. Если предположить, что я проживу еще 20-30 лет, это увольнение обойдется мне примерно в 300-800 тысяч долларов дохода и потери пособия по социальному обеспечению. Помимо очевидных финансовых потерь, существует настоящее разочарование в том, что молодые владельцы бизнеса и менеджеры по найму не понимают, что более старшие, квалифицированные и опытные руководители хотели бы помочь им в развитии своих компаний, даже если это означает более низкую зарплату.

Я заранее подал заявление на получение пособия по социальному обеспечению, которое теперь приносит мне только около 25% моей прежней зарплаты и примерно на 300 долларов в месяц меньше, чем было мое пособие по безработице. Получив пособие по социальному обеспечению раньше, я потеряю около 1200-1500 долларов в месяц до конца своей жизни.

В настоящее время я использую свои писательские, маркетинговые и издательские навыки, мою репутацию в отрасли и свои связи для привлечения клиентов. По натуре я оптимистичный человек, и у меня есть все основания надеяться, что навыков, которые помогали мне работать, теперь будет достаточно, чтобы сохранить мою экономическую жизнеспособность. Оптимизм не означает, что я не беспокоюсь — это просто означает, что я думаю, что у меня достаточно эмоциональных мышц, чтобы пережить это.

Мы чувствовали, что наша семья оказалась в невозможном положении, в результате чего я стала домохозяйкой.

Тереза ​​Анжер

Тастин, Калифорния

Возраст: 31

Teresa Angier

Я ушла в декретный отпуск после рождения первого ребенка в 2014 году. Через три дня после того, как я вернулась из отпуска, меня уволили.В итоге я не вернулась на работу, потому что мой муж был студентом, и мне было трудно найти работу новой мамой, ухаживающей за 3-месячным ребенком. Мы не могли позволить себе присмотр за детьми, поскольку никто из нас не получал дохода.

Мой муж в итоге нашел работу с неполным рабочим днем, которая превратилась в работу на полную ставку. Он выбыл из магистерской программы на один год, закончив двухлетнюю программу. У него была полная стипендия, которая требовала, чтобы он закончил программу или оплатил обучение. Поскольку у него была возможность устроиться на работу, мы решили, что он должен забрать доход, а я останусь дома с нашим ребенком, но мы также унаследовали долг от него, не получившего ученую степень. Я снова забеременела, поэтому мы решили быстро покончить с семьей и ускорить мое возвращение на работу.

Я был операционным менеджером в некоммерческой организации и зарабатывал 48 000 долларов. Я стала Работником года в тот год, когда меня уволили после отпуска по беременности и родам. Я бы продолжал работать, и мне нравилась моя работа.Мне казалось, что меня отпустили, потому что они придумали, как действовать без меня, пока я был в отпуске. Мы чувствовали, что наша семья оказалась в невозможном положении, в результате чего я стала домохозяйкой.

Работу не ищу. Сейчас я мама троих детей, всем 3 года и младше. Когда они пойдут в школу, я буду искать работу. Мы не можем позволить себе отправлять наших детей в детский сад или дошкольное учреждение на доход моего мужа. Нам просто удается выплатить студенческие ссуды, оплатить (непристойно!) Арендную плату округа Ориндж и положить еду на стол.

Почему у женщин все еще не может быть всего

Спустя полтора года моей работы первой женщиной-директором по политическому планированию в Государственном департаменте, внешнеполитической работы мечты, восходящей к Джорджу Кеннану, я оказался в Нью-Йорке. Йорк, на ежегодной ассамблее всех министров иностранных дел и глав государств мира в Организации Объединенных Наций. В среду вечером президент и г-жа Обама устроили гламурный прием в Американском музее естественной истории. Я пил шампанское, приветствовал иностранных сановников и общался.Но я не мог перестать думать о моем 14-летнем сыне, который пошел в восьмой класс тремя неделями ранее и уже возобновлял то, что стало его привычкой: пропускать домашние задания, срывать занятия, плохо разбираться в математике и отключать любого взрослого, который пытался достань его. Все лето мы почти не разговаривали друг с другом, точнее, он почти не разговаривал со мной. А прошлой весной я получил несколько срочных телефонных звонков — неизменно в день важной встречи, — которые требовали от меня сесть на первый поезд из Вашингтона, округ Колумбия. К., где я работал, вернулся в Принстон, штат Нью-Джерси, где он жил. Мой муж, который всегда делал все возможное, чтобы поддержать мою карьеру, заботился о нем и его 12-летнем брате в течение недели; за исключением чрезвычайных ситуаций в середине недели, я приходил домой только по выходным.

Дискуссия о карьере и семье Полное освещение

Вечером я столкнулся с коллегой, который занимал руководящую должность в Белом доме. У нее двое сыновей ровно столько же, сколько и мои сыновья, но она решила перевезти их из Калифорнии в Д.C. когда она получила работу, а это означало, что ее муж регулярно возвращался в Калифорнию. Я сказал ей, как трудно мне было находиться вдали от сына, когда он явно нуждался во мне. Затем я сказал: «Когда это закончится, я напишу статью под названием« Женщины не могут иметь всего этого »».

Она была в ужасе. «Вы, , не можете так написать, », — сказала она. «Ты, из всех людей». Она имела в виду, что такое заявление, сделанное высокопоставленной женщиной, которая является образцом для подражания, станет ужасным сигналом для молодых поколений женщин. К концу вечера она отговорила меня от этого, но на протяжении оставшейся части моего пребывания в Вашингтоне я все больше осознавал, что феминистские убеждения, на которых я строила всю свою карьеру, меняются у меня под ногами. Я всегда предполагал, что если я смогу получить внешнеполитическую работу в Государственном департаменте или Белом доме, пока моя партия находится у власти, я буду придерживаться этого курса, пока у меня будет возможность заниматься любимой работой. Но в январе 2011 года, когда закончился мой двухлетний отпуск по государственной службе из Принстонского университета, я поспешил домой так быстро, как только мог.

Вскоре после того, как я приехал, меня поразило грубое прозрение. Когда люди спрашивали, почему я ушел из правительства, я объяснил, что вернулся домой не только из-за правил Принстона (после двух лет отпуска вы теряете срок пребывания в должности), но также из-за моего желания быть со своей семьей и своим выводом. что совместить работу правительства на высоком уровне с потребностями двух мальчиков-подростков было невозможно. Я не совсем покинула ряды женщин, работающих полный рабочий день: я преподаю полный курс; вести регулярные печатные и онлайн-колонки по внешней политике; произносит от 40 до 50 выступлений в год; регулярно появляются на телевидении и радио; и работаю над новой академической книгой.Но я регулярно получал реакцию от других женщин моего возраста и старше, которая варьировалась от разочарованной («Как жаль, что тебе пришлось уехать из Вашингтона») до снисходительной («Я не буду обобщать ваш опыт». У меня никогда не было на компромисс, и мои детишек оказались великолепными »).

Первая серия реакций, в основе которых лежало предположение, что мой выбор был каким-то грустным или неудачным, была достаточно утомительной. Но это был второй набор реакций — те, которые подразумевали, что мое воспитание и / или моя приверженность своей профессии были чем-то некачественным — вызвали слепую ярость.Вдруг, наконец, пенни упал. Всю свою жизнь я был по другую сторону этого обмена. Я была женщиной, улыбавшейся слегка высокомерной улыбкой, в то время как другая женщина сказала мне, что решила взять перерыв или выбрать менее конкурентоспособную карьеру, чтобы проводить больше времени со своей семьей. Я была женщиной, которая поздравляла себя с непоколебимой приверженностью делу феминизма, самодовольно болтала со своим сокращающимся числом друзей из колледжа или юридического факультета, которые достигли и сохранили свое место на высших ступенях своей профессии.На моих лекциях я говорила молодым женщинам, что вы можете иметь все это и делать все, независимо от того, в какой сфере вы работаете. Это означает, что я участвовал, хотя и невольно, в том, чтобы заставить миллионы женщин почувствовать себя что они виноваты, если они не могут подняться по служебной лестнице так же быстро, как мужчины, а также иметь семью и активную домашнюю жизнь (и при этом быть худыми и красивыми).


ВИДЕО: Энн-Мари Слотер беседует с Ханной Розин о борьбе работающих матерей.


Прошлой весной я прилетел в Оксфорд, чтобы прочесть публичную лекцию. По просьбе знакомого мне молодого стипендиата Родса я согласился поговорить с сообществом Родса о «балансе работы и семьи». В итоге я поговорил с группой из примерно 40 мужчин и женщин в возрасте от 20 до 20 лет. Из меня вылилась серия очень откровенных размышлений о том, как неожиданно трудно было выполнять ту работу, которую я хотел выполнять как высокопоставленный правительственный чиновник, и быть таким родителем, которым я хотел бы быть, в трудное для меня время. детей (хотя мой муж, ученый, был готов взять на себя львиную долю родительских обязанностей в течение двух лет, которые я провел в Вашингтоне).В заключение я сказал, что мое пребывание в должности убедило меня в том, что дальнейшая государственная служба будет очень маловероятна, пока мои сыновья все еще находятся дома. Аудитория была в восторге и задавала много вдумчивых вопросов. Один из первых был от молодой женщины, которая начала с того, что поблагодарила меня за то, что «я не произнес еще одну глупую речь« Ты можешь все это »». Почти все женщины в этой комнате планировали каким-то образом совместить карьеру и семью. Но почти все предполагали и соглашались, что им придется пойти на компромисс, на который мужчины в их жизни вряд ли пошли.

Поразительный разрыв между ответами, которые я слышал от этих молодых женщин (и им подобных), и отзывами, которые я слышал от моих сверстников и коллег, побудил меня написать эту статью. Женщины моего поколения придерживались феминистского кредо, на котором мы выросли, даже несмотря на то, что наши ряды неуклонно сокращались из-за неразрешимой напряженности между семьей и карьерой, потому что мы полны решимости не бросать флаг перед следующим поколением. Но когда многие представители молодого поколения перестали слушать на том основании, что бойкое повторение «вы можете получить все» просто искажает реальность, пора поговорить.

Я все еще твердо верю, что женщины могут «иметь все» (и мужчины тоже). Я считаю, что мы можем «иметь все это одновременно». Но не сегодня, не с учетом нынешней структуры американской экономики и общества. Мой опыт за последние три года заставил меня столкнуться с рядом неприятных фактов, которые необходимо широко признать — и быстро изменить.

До службы в правительстве я работал в академических кругах: профессором права, а затем деканом Принстонской школы общественных и международных отношений им. Вудро Вильсона.Оба были ответственными за работу, но большую часть времени у меня была возможность составлять свой собственный график. Я мог быть со своими детьми, когда мне нужно было быть, и при этом делать работу. Мне приходилось часто путешествовать, но я обнаружил, что могу компенсировать это длительным пребыванием дома или семейным отдыхом.

Я знал, что мне повезло с выбором карьеры, но я понятия не имел, насколько мне повезло, пока я не провел два года в Вашингтоне в условиях жесткой бюрократии, даже с такими понимающими начальниками, как Хиллари Клинтон и ее глава администрации Шерил Миллс.Моя рабочая неделя началась в 4:20 утра понедельника, когда я встал, чтобы сесть на поезд 5:30 из Трентона в Вашингтон. Он закончился поздно вечером в пятницу поездом домой. Между тем дни были заполнены встречами, а когда встречи прекращались, начиналась писательская работа — нескончаемый поток записок, отчетов и комментариев к черновикам других людей. В течение двух лет я ни разу не выходил из офиса достаточно рано, чтобы пойти в какие-либо магазины, кроме тех, которые открыты круглосуточно, а это означало, что все, от химчистки до причесок до рождественских покупок, нужно было делать по выходным, во время детских спортивных мероприятий, уроков музыки. , семейные обеды и конференц-связь.Я имел право на четыре часа отпуска за один оплачиваемый период, что равнялось одному дню отпуска в месяц. И у меня это было лучше, чем у многих моих сверстников в округе Колумбия; Госсекретарь Клинтон намеренно приходила около 8 часов утра и уходила около 19 часов, чтобы ее близкие сотрудники могли утром и вечером проводить время со своими семьями (хотя, конечно, она работала раньше и позже, дома).

Короче говоря, в ту минуту, когда я оказался на работе, типичной для подавляющего большинства работающих женщин (и мужчин), работая сверхурочно по чужому графику, я больше не мог быть одновременно родителем и профессионалом, которым хотел быть — по крайней мере, не с ребенком, переживающим тяжелую юность. Я понял, что, возможно, должно было быть очевидным: наличие всего этого, по крайней мере для меня, почти полностью зависело от того, какой у меня тип работы. Обратной стороной является более суровая правда: иметь все это было невозможно на многих должностях, в том числе на высоких государственных должностях — по крайней мере, ненадолго.

Я не одинок в этом понимании. Мишель Флурнуа ушла с должности заместителя министра обороны по вопросам политики, занимая третье место в министерстве, чтобы проводить больше времени дома со своими тремя детьми, двое из которых — подростки.Карен Хьюз оставила свою должность советника президента Джорджа Буша после полутора лет в Вашингтоне, чтобы поехать домой в Техас ради своей семьи. Мэри Маталин, которая два года проработала помощником Буша и советником вице-президента Дика Чейни, прежде чем уйти, чтобы проводить больше времени со своими дочерьми, написала: «Контроль над своим расписанием — единственный способ, которым женщины, которые хотят иметь карьера и семья могут заставить его работать ».

Тем не менее, решение уйти с должности — ценить семью выше профессионального роста, даже на время — прямо противоречит преобладающему социальному давлению на профессиональных профессионалов в Соединенных Штатах.Одна фраза говорит все о нынешнем отношении к работе и семье, особенно среди элиты. В Вашингтоне «уехать, чтобы провести время с семьей» — эвфемизм для увольнения. Это понимание настолько укоренилось, что, когда Флурной объявила о своей отставке в декабре прошлого года, Газета New York Times освещала ее решение следующим образом:

Заявление г-жи Флурной удивило друзей и ряд официальных лиц Пентагона, но все заявили, что поняли ее причину. за отставку за чистую монету, а не как стандартное оправдание в Вашингтоне для чиновника, которого на самом деле выгнали.«Я могу абсолютно и недвусмысленно заявить, что ее решение уйти в отставку не имеет ничего общего ни с чем, кроме ее приверженности своей семье», — сказал Дуг Уилсон, высокопоставленный представитель Пентагона. «Ей нравилась эта работа, и люди здесь любят ее.

Подумайте о том, что подразумевает это «стандартное вашингтонское оправдание»: настолько немыслимо, что чиновник на самом деле уйдет, чтобы провести время со своей семьей, что это должно быть прикрытием для чего-то другого. Как можно было добровольно покинуть круг власти ради родительских обязанностей? В зависимости от точки зрения, это или иронично, или сводит с ума то, что такая точка зрения сохраняется в столице страны, несмотря на ритуальную приверженность «семейным ценностям», которая является частью каждой политической кампании.Тем не менее, это мнение чрезвычайно затрудняет достижение истинного баланса между работой и личной жизнью. Но это не может измениться, если лучшие женщины не высказываются.

Только недавно я начал понимать, насколько многие молодые женщины-профессионалы чувствуют себя подвергнутыми нападению со стороны женщин моего возраста и старше. После того, как я недавно выступил в Нью-Йорке, несколько женщин в возрасте от 60 до 70 подошли ко мне, чтобы рассказать, как они рады и гордятся тем, что я выступаю в качестве эксперта по внешней политике. Однако некоторые из них продолжили противопоставлять мою карьеру пути, по которому идут «молодые женщины сегодня».Один из них выразил обеспокоенность тем, что многие молодые женщины «просто не хотят выходить и делать это». Другой, не зная об обстоятельствах моей недавней смены работы, сказал: «Они думают, что им нужно выбирать между карьерой и семьей».

Аналогичное предположение лежит в основе широко разрекламированной вступительной речи 2011 года в Барнарде главного операционного директора Facebook Шерил Сандберг и ее более раннего выступления на TED, в котором она сетовала на удручающе малое количество женщин наверху и советовала молодым женщинам «не уходить, пока вы не ушли». .«Когда женщина начинает думать о детях, — сказала Сандберг, — она ​​больше не поднимает руки … Она начинает откидываться назад». Увещевание Сандберга, хотя и выраженное в терминах ободрения, содержит больше, чем упрек. Мы, которые достигли вершины или стремимся к ней, по сути, говорим женщинам в поколении, стоящем за нами: «Что с тобой?»

У них есть ответ, который мы не хотим слышать. После речи, которую я произнес в Нью-Йорке, я пошел на обед с группой 30-летних.Я сидела напротив двух ярких женщин, одна из которых работала в ООН, а другая — в большой юридической фирме в Нью-Йорке. Как это почти всегда случается в подобных ситуациях, вскоре они начали спрашивать меня о балансе работы и личной жизни. Когда я сказал им, что пишу эту статью, юрист сказал: «Я ищу образцы для подражания и не могу их найти». Она сказала, что женщины в ее фирме, которые стали партнерами и заняли руководящие должности, принесли огромные жертвы, «многие из которых они, кажется, даже не осознают … Они берут двухлетний отпуск, когда их дети маленькие, но затем работают как сумасшедшие, чтобы вернуться на правильный путь в профессиональном плане, что означает, что они видят своих детей еще в раннем возрасте, но не подростками или почти совсем не видят.Ее подруга кивнула, упомянув лучших женщин-профессионалов, которых она знала, все из которых в основном полагались на круглосуточных нянек. Оба были абсолютно уверены в том, что не хотят такой жизни, но не могли понять, как совместить профессиональный успех и удовлетворение с настоящими обязательствами перед семьей.

Я понимаю, что мне повезло, что я родился в конце 1950-х, а не в начале 1930-х, как моя мать, или в начале 20-го века, как мои бабушки. Моя мать построила успешную и плодотворную карьеру профессионального художника в основном через годы после того, как мы с братьями уехали из дома — и после того, как ей в 20 лет сказали, что она не может пойти в медицинский институт, как это сделал ее отец, а ее брат пойдет. дальше делать, потому что, конечно, она собиралась выйти замуж.Я обязан своей свободой и возможностями новаторскому поколению женщин, опередивших меня — женщинам в возрасте 60, 70 и 80 лет, которые столкнулись с явным сексизмом, который я вижу только при просмотре Mad Men , и которые знали, что единственный способ стать женщиной — вести себя в точности как мужчина. Признаться, а тем более действовать, материнские стремления были бы фатальными для их карьеры.

Но именно благодаря их прогрессу теперь возможен другой вид разговора. Пришло время женщинам, занимающим руководящие должности, признать, что, хотя мы все еще прокладываем пути и ломаем потолки, многие из нас также усиливают ложь: «иметь все» — это, прежде всего, функция личной решимости. Как выразились Керри Рубин и Лия Макко, авторы книги «Кризис среднего возраста в 30 », своей критики для женщин из поколения X и Y:

. уравнение широко приветствовалось, среди женщин нашего возраста было очень мало честных дискуссий о реальных препятствиях и недостатках, которые все еще существуют в системе, несмотря на возможности, которые мы унаследовали.

Мне хорошо известно, что большинство американских женщин сталкиваются с гораздо более серьезными проблемами, чем те, что обсуждаются в этой статье.Я пишу для своей демографической группы — высокообразованных, обеспеченных женщин, которые в первую очередь обладают достаточными привилегиями, чтобы иметь возможность выбора. У нас может не быть выбора, заниматься ли оплачиваемой работой, поскольку двойной доход стал незаменимым. Но у нас есть выбор относительно типа и темпа работы, которую мы делаем. Мы женщины, которые могут быть руководителями и которые должны быть в равной степени представлены в руководящих рядах.

Миллионы других работающих женщин сталкиваются с гораздо более тяжелыми жизненными обстоятельствами. Некоторые из них — матери-одиночки; многие изо всех сил пытаются найти любую работу; другие поддерживают мужей, которые не могут найти работу.Многие живут на работе, в которой хороший дневной уход либо недоступен, либо очень дорог; школьные расписания не совпадают с графиками работы; а сами школы не могут дать образование своим детям. Многие из этих женщин беспокоятся не о том, чтобы иметь все это, а о том, чтобы сохранить то, что у них есть. И хотя женщины как группа добились значительных успехов в заработной плате, образовании и престиже за последние три десятилетия, экономисты Джастин Вулферс и Бетси Стивенсон показали, что сегодня женщины менее счастливы, чем их предшественники в 1972 году, и то и другое в абсолютном выражении. и по отношению к мужчинам.

Лучшая надежда на улучшение участи всех женщин и на устранение того, что Вулферс и Стивенсон называют «новым гендерным разрывом» — измеряемым благосостоянием, а не заработной платой — это устранение разрыва в руководстве: избрание женщины президентом и 50 женщин-сенаторов; обеспечить равное представительство женщин в рядах руководителей корпораций и руководителей судебных органов. Только когда женщины будут обладать властью в достаточном количестве, мы создадим общество, которое действительно работает для всех женщин. Это будет общество, которое работает для всех.

Половина правды, которой мы дорожим

Давайте вкратце рассмотрим истории, которые мы себе рассказываем, клише, к которым я и многие другие женщины обычно прибегаем, когда молодые женщины спрашивают нас, как нам удалось «получить все это». . » Это не обязательно ложь, но в лучшем случае частичная правда. Мы должны убрать их с дороги, чтобы освободить место для более честного и продуктивного обсуждения реальных решений проблем, с которыми сталкиваются профессиональные женщины.

Это возможно, если вы достаточно привержены делу.

Наша обычная отправная точка, говорим мы об этом прямо или нет, заключается в том, что наличие всего этого зависит в первую очередь от глубины и интенсивности приверженности женщины своей карьере. Именно это чувство стоит за тревогой, которую так многие пожилые женщины-женщины испытывают по поводу молодого поколения. Мы говорим, что они недостаточно преданы делу , чтобы идти на компромиссы и жертвы, на которые шли впереди их женщины.

Но вместо того, чтобы упрекать, нам, возможно, следует взглянуть в глаза некоторым основным фактам.Очень немногие женщины достигают руководящих должностей. Список женщин-кандидатов на любую высшую должность невелик и будет только уменьшаться, если женщины, которые придут после нас, решат взять тайм-аут или вообще выбывают из профессионального конкурса, чтобы вырастить детей. Это как раз то, что так расстроило Шерил Сандберг, и это правильно. По ее словам: «Женщины не добиваются успеха. Сто девяносто глав государств; девять — женщины. Из всех членов парламента в мире 13 процентов — женщины. В корпоративном секторе [доля] женщин на руководящих должностях — на должностях высшего звена, в советах директоров — составляет 15,16%.

Более того, среди тех, кто добился вершин, сбалансированная жизнь по-прежнему более труднодостижима для женщин, чем для мужчин. Простая мера — сколько женщин, занимающих руководящие должности, имеют детей по сравнению с их коллегами-мужчинами. У каждого судьи Верховного суда мужского пола есть семья. Две из трех женщин-судей холосты и не имеют детей. А третья, Рут Бейдер Гинзбург, начала свою карьеру судьи только тогда, когда ее младший ребенок почти вырос. То же самое и в Совете национальной безопасности: Кондолиза Райс, первая и единственная женщина-советник по национальной безопасности, также является единственным советником по национальной безопасности с 1950-х годов, не имеющим семьи.Может ли «недостаточная приверженность» хотя бы правдоподобно объяснить эти цифры? Безусловно, женщины, добившиеся успеха, очень преданы своей профессии. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что у большинства из них есть кое-что общее: они настоящие суперженщины. Рассмотрим количество женщин, недавно занимавших высшие должности в Вашингтоне: Сьюзан Райс, Элизабет Шервуд-Рэндалл, Мишель Гэвин, Нэнси-Энн Мин ДеПарл, которые являются стипендиатами Родса. Саманта Пауэр, еще один высокопоставленный чиновник Белого дома, в 32 года получила Пулитцеровскую премию.Или возьмем саму Сандберг, которая окончила университет с премией, присуждаемой лучшему экономисту Гарварда. Эти женщины не могут быть эталоном, по которому должны оценивать себя даже очень талантливые женщины-профессионалы. Такой стандарт настраивает большинство женщин на чувство неудачи.

Линия высокопоставленных женщин-назначенцев в администрации Обамы составляет одну женщину. Практически всех нас, ушедших в отставку, сменили мужчины; поиски женщин, которые могли бы преуспеть в мужчинах на аналогичных должностях, не увенчались успехом.Практически каждая женщина, которую можно было бы прослушать, уже находится в правительстве. Остальной мир внешней политики не намного лучше; Мика Зенко, сотрудник Совета по международным отношениям, недавно проанализировал лучшие данные, которые он мог найти в правительстве, вооруженных силах, академии и аналитических центрах, и обнаружил, что женщины занимают менее 30 процентов руководящих должностей во внешней политике. в каждом из этих заведений.

Эти цифры становятся еще более поразительными, когда мы оглядываемся назад на 1980-е годы, когда женщины, которым сейчас за 40 и 50 лет, выходили из аспирантуры, и вспомним, что в наших классах было около 50-50 мужчин и женщин.Тогда мы были уверены, что теперь будем жить в мире 50 на 50. Что-то сорвало эту мечту.

Сандберг считает, что «что-то» является «пробелом в амбициях», что женщины недостаточно велики. Я полностью за то, чтобы побуждать молодых женщин стремиться к звездам. Но я боюсь, что препятствия, мешающие женщинам достичь вершины, гораздо прозаичнее, чем масштаб их амбиций. Моя давняя и бесценная ассистентка, у которой есть докторская степень и которая жонглирует множеством мячей, будучи матерью близнецов-подростков, написала мне по электронной почте, пока я работал над этой статьей: «Вы знаете, что поможет подавляющему большинству женщин найти баланс между работой и семьей? СДЕЛАЙТЕ РАСПИСАНИЕ ШКОЛЫ СООТВЕТСТВУЙТЕ РАСПИСАНИЮ.«Нынешняя система, — отметила она, — основана на обществе, которого больше не существует — в котором сельское хозяйство было основным занятием, а домохозяйки — нормой. Но система не изменилась.

Рассмотрим некоторые ответы женщин, опрошенных Зенко, о том, почему «женщины значительно недопредставлены на должностях в сфере внешней политики и национальной безопасности в правительстве, научных кругах и аналитических центрах». Джульетт Кайем, которая работала помощником секретаря в Министерстве внутренней безопасности с 2009 по 2011 год, а сейчас ведет колонку по внешней политике и национальной безопасности для журнала The Boston Globe , сказала Зенко, что среди прочих причин

основная правда также это: путешествие — отстой.Поскольку моему младшему из троих детей сейчас 6 лет, я могу оглянуться назад на те годы, когда все они были маленькими, и понять, насколько разрушительным было все путешествие. Были также поездки, которые я не могла совершить, потому что была беременна или была в отпуске, конференции, которые я не могла посещать, потому что (примечание организаторам конференций: выходные — плохой выбор) дети будут возвращаться домой из школы, и различные экскурсии, которые были предлагается, но просто не может быть управляемым.

Джолинн Шумейкер, директор организации «Женщины в международной безопасности», согласилась: «Негибкие графики, безжалостные поездки и постоянное давление, чтобы быть в офисе, — общие черты этой работы.

Эти «приземленные» проблемы — необходимость постоянно путешествовать, чтобы добиться успеха, противоречия между школьным расписанием и графиком работы, настойчивое требование выполнять работу в офисе — не могут быть решены с помощью увещеваний, позволяющих сократить разрыв в амбициях. Я надеюсь увидеть вступительные речи, которые будут указывать на социальную и деловую политику Америки, а не на уровень амбиций женщин, в объяснении нехватки женщин на высшем уровне. Но для изменения этой политики требуется гораздо больше, чем просто выступления. Это означает участие в мирских битвах — каждый день, каждый год — на отдельных рабочих местах, в законодательных органах и в средствах массовой информации.

Это возможно, если выйдешь замуж за правильного человека.

Второе сообщение Сандберг в ее вступительном слове в Барнарде было: «Самое важное карьерное решение, которое вы собираетесь принять, — есть ли у вас спутник жизни и кто этот партнер». Лиза Джексон, администратор Агентства по охране окружающей среды, недавно донесла это послание до аудитории, состоящей из студентов и выпускников Принстона, собравшихся, чтобы услышать ее речь о вручении медали Джеймса Мэдисона.Во время сеанса вопросов и ответов один из зрителей спросил ее, как она управляет своей карьерой и своей семьей. Она засмеялась и указала на своего мужа в первом ряду, сказав: «Вот мой баланс работы и личной жизни». У меня никогда не было бы такой карьеры, как у меня, без моего мужа Эндрю Моравчика, штатного профессора политики и международных отношений в Принстоне. Энди проводил с нашими сыновьями больше времени, чем я, не только над домашними заданиями, но и над бейсболом, уроками музыки, фотографией, карточными играми и многим другим.Когда каждому из них пришлось принести иностранное блюдо на обед в четвертом классе, Энди приготовил венгерский бабушкин palacsinta ; Когда нашему старшему сыну понадобилось запомнить свои реплики для главной роли в школьной пьесе, он обратился за помощью к Энди.

Тем не менее, предположение о том, что женщины могут делать высокопоставленную карьеру, пока их мужья или партнеры готовы разделить родительскую нагрузку поровну (или непропорционально), предполагает, что большинство женщин будут чувствовать так же комфортно, как и мужчины, находясь вдали от дома. своих детей, пока их партнер находится с ними дома.По моему опыту, это не так.

Здесь я ступаю на коварную землю, заросшую стереотипами. Однако после многих лет разговоров и наблюдений я пришел к выводу, что мужчины и женщины по-разному реагируют, когда проблемы дома заставляют их признать, что их отсутствие вредит ребенку или, по крайней мере, их присутствие может помочь. Я не верю, что отцы любят своих детей меньше, чем матери, но кажется, что мужчины с большей вероятностью выберут работу за счет своей семьи, в то время как женщины с большей вероятностью выберут свою семью за счет своей работы.

Конечно, этот выбор определяется многими факторами. Мужчины по-прежнему социализированы, считая, что их основная семейная обязанность — быть кормильцем; женщины, считая, что их основная семейная обязанность — заботиться о них. Но это может быть нечто большее. Когда я описал сенатору Жанне Шахин выбор между детьми и работой, она сказала именно то, что я чувствовал: «На самом деле выбора нет». Она имела в виду не социальные ожидания, а материнский императив, который ощущался настолько глубоко, что «выбор» рефлексивен.

Мужчины и женщины также по-разному оценивают свой выбор. В эпизоде ​​«Кризис среднего возраста , 30 » Мэри Маталин вспоминает свои дни, когда она работала помощником президента Буша и советником вице-президента Чейни:

Даже когда стресс был невыносимым — те дни, когда я плакала в машине по дороге на работу, спрашивая «Зачем я это делаю ??» — я всегда знал ответ на этот вопрос: я верю в этого президента.

Но Маталин продолжает описывать свой выбор уйти словами, которые снова удивительно похожи на объяснение, которое я дал многим людям с тех пор, как покинул Государственный департамент:

Я наконец спросил себя: «Кому я нужен больше?» И тут я понял, что эту работу делать кто-то другой. Я незаменим для своих детей, но я далеко не незаменим для Белого дома.

Однако многим мужчинам кажется эгоистичным решение проводить больше времени со своими детьми вместо того, чтобы работать много часов над вопросами, которые влияют на многие жизни. Мужчины-лидеры обычно хвалят за то, что они пожертвовали своей личной жизнью на алтарь общественного или корпоративного служения. Эта жертва, конечно же, обычно касается их семьи. Тем не менее, их дети также приучены ценить государственную службу над частной ответственностью.На поминальной службе дипломата Ричарда Холбрука один из его сыновей рассказал аудитории, что когда он был ребенком, его отца часто не было рядом, чтобы научить его бросать мяч или смотреть его игры. Но когда он стал старше, сказал он, он понял, что отсутствие Холбрука было ценой за спасение людей во всем мире — ценой, которую стоит заплатить.

Мне непонятно, имеет ли эта этическая база смысл для общества. Зачем нам нужны лидеры, не выполняющие личные обязанности? Возможно, лидеры, которые тратили время на свои семьи, были бы более остро осведомлены о том, как их общественный выбор — от войны до благосостояния — наносит ущерб частной жизни. (Кати Мартон, вдова Холбрука и известный писатель, говорит, что, хотя Холбрук обожал своих детей, он в полной мере осознал важность семьи только в свои 50 лет, после чего он стал настоящим родителем, бабушкой и дедушкой, продолжая преследовать выдающаяся общественная карьера.) Тем не менее, ясно, какой набор выборов общество сегодня больше ценит. Работники, которые ставят карьеру на первое место, обычно получают вознаграждение; работники, выбирающие себе семью, игнорируются, им не верят или обвиняются в непрофессионализме.

В целом, наличие поддерживающего партнера может быть необходимым условием, если женщина хочет иметь все это, но этого недостаточно. Если женщины глубоко убеждены, что отказ от продвижения по службе, например, предполагающего больше поездок, — это правильный поступок, они будут продолжать это делать. В конечном итоге должно измениться общество, которое должно ценить выбор ставить семью выше работы в такой же степени, как и решения ставить работу выше семьи. Если бы мы действительно ценили этот выбор, мы бы ценили людей, которые его делают; если бы мы ценили людей, которые их создают, мы бы сделали все возможное, чтобы нанять и удержать их; если бы мы сделали все возможное, чтобы позволить им со временем совмещать работу и семью, тогда выбор стал бы намного проще.

Это возможно при правильной последовательности.

Молодые женщины должны опасаться утверждения «Вы можете получить все; у вас просто не может быть всего сразу «. Это дополнение 21 века к исходной линии сейчас предлагают многие пожилые женщины своим более молодым подопечным. В той степени, в которой это означает, по словам одной работающей матери: «Я сделаю все, что в моих силах, и я буду держать в уме долгосрочную перспективу и знаю, что не всегда будет так сложно сбалансировать, «Это разумный совет.Но в той степени, в которой это означает, что женщины могут иметь все это, если они просто найдут правильную последовательность карьеры и семьи, это совершенно неверно.

Самый важный вопрос последовательности — когда заводить детей. Многие из ведущих женщин-лидеров поколения, опередившего меня — Мадлен Олбрайт, Хиллари Клинтон, Рут Бейдер Гинзбург, Сандра Дэй О’Коннор, Патрисия Уолд, Наннерл Кеохан — имели детей в возрасте от 20 до 30 лет, что было нормой. в 1950-1970-х гг. Ребенок, родившийся, когда его матери исполняется 25 лет, закончит среднюю школу, когда его матери исполнится 43 года, — возраст, в котором, несмотря на полное погружение в карьеру, у нее все еще есть много времени и энергии для продвижения по службе.

Тем не менее, эта последовательность перестала нравиться многим женщинам с высоким потенциалом, и это понятно. Сейчас люди, как правило, женятся позже, и в любом случае, если у вас есть дети раньше, у вас могут возникнуть трудности с получением ученой степени, хорошей первой работой и возможностями для карьерного роста в решающие первые годы вашей карьеры. Что еще хуже, у вас также будет меньше доходов, пока вы воспитываете своих детей, и, следовательно, у вас будет меньше возможностей нанимать помощников, которые могут быть необходимы для вашего жонглирования.

Когда я был деканом, школа Вудро Вильсона создала программу под названием «Пути к государственной службе», направленную на то, чтобы консультировать женщин, чьи дети почти выросли, о том, как поступить на государственную службу, и многие женщины до сих пор спрашивают меня о лучшем «пути к государственной службе». рампы »к карьере в середине 40-х годов.Честно говоря, я не знаю, что сказать большинству из них. В отличие от женщин-первопроходцев, которые вышли на рынок труда после рождения детей в 1970-х годах, эти женщины конкурируют с самими собой. Возможна работа в правительстве и НПО, но многие карьеры фактически закрыты. Лично я никогда не видел, чтобы женщина в возрасте 40 лет успешно выходила на академический рынок или поступала в юридическую фирму в качестве младшего юриста, несмотря на Алисию Флоррик из The Good Wife .

Эти соображения являются причиной того, почему так много профессиональных женщин моего поколения предпочли сначала сделать карьеру и завести детей в возрасте от 30 до 30 лет.Но это увеличивает вероятность потратить долгие, напряженные годы и заработать небольшое состояние, пытаясь завести ребенка. Я пережил этот кошмар: в течение трех лет, начиная с 35 лет, я делал все возможное, чтобы зачать ребенка, и приходил в ужас от мысли, что просто оставил биологического ребенка, пока не стало слишком поздно.

А когда все получится? У меня был первый ребенок в 38 лет (и я считал себя счастливым), а второй — в 40. Это означает, что мне будет 58, когда обоих моих детей не будет дома.Более того, это означает, что многие пиковые возможности карьерного роста совпадают именно с их подростковыми годами, когда опытные родители советуют, быть доступным в качестве родителя так же важно, как и в первые годы жизни ребенка.

Многие женщины моего поколения оказались на пике карьеры, отказываясь от возможностей, которыми они когда-то воспользовались, и надеясь, что эти возможности снова появятся позже. Многие другие, кто решил на время отступить, заняв должности консультантов или работая неполный рабочий день, что позволяет им проводить больше времени со своими детьми (или стареющими родителями), беспокоятся о том, как долго они смогут «оставаться вне дома», прежде чем проиграют. конкурентное преимущество, которое они так усердно пытались приобрести.

Учитывая то, как сегодня ориентирована наша рабочая культура, я рекомендую сначала сделать карьеру, но все же пытаться завести детей до 35 лет — иначе заморозьте яйца, женаты вы или нет. Вы вполне можете быть более зрелым и менее разочарованным родителем в свои 30-40 лет; у вас также больше шансов найти надежного спутника жизни. Но правда в том, что ни одна из последовательностей не является оптимальной, и обе связаны с компромиссами, на которые мужчинам не приходится идти.

Вы должны иметь возможность иметь семью, если хотите, — как бы то ни было и когда позволяют жизненные обстоятельства, — и при этом иметь желаемую карьеру.Если бы больше женщин смогли достичь этого баланса, больше женщин заняли бы руководящие должности. И если бы больше женщин занимало руководящие должности, они могли бы облегчить удержание большего числа женщин на рынке труда. Остальная часть этого эссе подробно описывает, как это сделать.

Изменение культуры личного времени

Вернувшись в администрацию Рейгана, New York Times рассказала о жестоком конкурентном бюджетном директоре Дике Дармане: Дарману иногда удавалось создать впечатление, что он был последним, кто работал в Белом доме Рейгана, оставив свой пиджак на стуле, а свет в офисе горел после того, как он ушел домой. (Дарман утверждал, что проще было оставить пиджак в офисе, чтобы он мог снова надеть его утром, но его история психологической манипуляции говорит об обратном.)

Культура «мачо времени» — безжалостный конкуренция за усердную работу, задержку на потом, больше ночей, путешествий по миру и выставление счетов за дополнительные часы, которые дает международная линия дат, — по-прежнему остается широко распространенной среди профессионалов сегодня. Ничто не отражает убеждение в том, что больше времени означает большую ценность, чем культ оплачиваемых часов, которым страдают крупные юридические фирмы по всей стране и который создает совершенно неправильные стимулы для сотрудников, которые надеются объединить работу и семью.Тем не менее, даже в отраслях, которые явно не вознаграждают просто за количество часов, потраченных на работу, необходимость приходить пораньше, задерживаться допоздна и быть всегда доступной для личных встреч в 11 часов утра по субботам может быть очень сильной. Действительно, по некоторым параметрам проблема со временем усугубилась: исследование Центра американского прогресса показывает, что по всей стране доля всех профессионалов — женщин и мужчин, работающих более 50 часов в неделю, с конца 1970-х годов увеличилась.

Но больше времени в офисе не всегда означает больше «добавленной стоимости» — и не всегда способствует более успешной организации.В 2009 году Сандра Почарски, старший партнер Monitor Group и руководитель практики лидерства и организации, поручила профессору Гарвардской школы бизнеса оценить факторы, которые помогли или препятствовали повышению эффективности и продвижению женщин в Monitor. Исследование показало, что корпоративная культура характеризовалась режимом работы «всегда активен», часто без должного учета влияния на сотрудников. Почарский заметил:

Клиенты всегда на первом месте, и иногда сжигание полуночного масла действительно определяет разницу между успехом и неудачей.Но иногда мы просто отказывались от поведения, которое перегружало наших людей, без значительного улучшения результатов, если вообще. Мы решили, что нам нужны менеджеры, чтобы лучше различать эти категории и осознавать скрытые издержки, связанные с предположением, что «время дешево». Когда это время не приносит большой пользы и дорого обходится талантливым сотрудникам, которые уходят, когда личные затраты становятся неприемлемыми, — что ж, это явно плохой результат для всех.

Я работал очень много часов и сам провел много ночей за всю свою карьеру, включая несколько ночей на диване в офисе в течение двух лет в D.C. Готовность тратить время, когда работа просто должна быть сделана, по праву является отличительной чертой успешного профессионала. Но, оглядываясь назад, я должен признать, что мое предположение о том, что я задержусь допоздна, сделало меня гораздо менее эффективным в течение дня, чем я мог бы быть, и, конечно же, менее эффективным, чем некоторые из моих коллег, которым удалось получить такую ​​же сумму. проделанной работы и домой в приличный час. Если бы у Дика Дармана был начальник, который явно ценил расстановку приоритетов и тайм-менеджмент, он, возможно, нашел бы причину выключить свет и забрать свою куртку домой.

Долгие часы — это одно, и на самом деле они часто неизбежны. Но действительно ли их нужно тратить в офисе? Безусловно, находиться в офисе в случаях полезно. Личные встречи могут быть гораздо более эффективными, чем телефонная или электронная почта; доверие и коллегиальность гораздо легче построить за одним и тем же физическим столом; а спонтанные разговоры часто рождают хорошие идеи и прочные отношения. Тем не менее, вооружившись электронной почтой, мгновенными сообщениями, телефонами и технологиями видеоконференцсвязи, мы должны иметь возможность перейти в культуру, в которой офис является скорее базой операций, чем требуемым местом работы.

Возможность работать из дома — вечером после того, как детей уложили спать, или во время их больничных или снежных дней, и, по крайней мере, некоторое время в выходные дни — может быть ключом для матерей к тому, чтобы нести полную нагрузка вместо того, чтобы подводить команду в решающие моменты. Современные средства видеоконференцсвязи могут значительно снизить потребность в длительных командировках. Эти технологии набирают обороты и упрощают интеграцию работы и семейной жизни. По данным Центра женского бизнеса, 61 процент женщин-владельцев бизнеса используют технологии, чтобы «объединить обязанности по работе и дому»; 44% используют технологии, позволяющие сотрудникам «работать вне офиса» или иметь гибкий график работы.«Тем не менее, наша рабочая культура по-прежнему в большей степени ориентирована на офис, чем это необходимо, особенно в свете технологических достижений.

Один из способов изменить это — изменить «правила по умолчанию», которые регулируют офисную работу — базовые ожидания относительно того, когда, где и как работа будет выполняться. Как хорошо известно бихевиористским экономистам, эти исходные данные могут иметь огромное значение для поведения людей. Одно дело, например, для организации разрешить звонки на встречу на разовой основе, когда графики работы родителей и родителей противоречат друг другу — система, которая лучше, чем ничего, но может вызвать чувство вины у тех, кто звонит, и возможно негодование среди присутствующих.Совсем другое дело для этой организации заявить, что ее политика будет заключаться в планировании личных встреч, когда это возможно, в часы учебного дня — система, которая может нормализовать вызовы для тех (более редких) собраний, которые все еще проводятся в учебном заведении. Поздний вечер.

Один из примеров из реальной жизни исходит от Министерства иностранных дел и по делам Содружества Великобритании, места, где большинство людей скорее ассоциирует себя с выдающимися джентльменами в тонких полосках, чем с прогрессивным мышлением о балансе работы и семьи. Однако, как и во многих других местах, FCO беспокоится о потере талантливых членов семейных пар по всему миру, особенно женщин. Поэтому недавно он изменил свою базовую политику с правила по умолчанию, согласно которому задания должны выполняться на месте, на правило, предполагающее, что некоторые задания могут выполняться удаленно, и предлагающее работникам обосновать необходимость удаленной работы. Кара Оуэн, кадровый офицер дипломатической службы, которая была директором по вопросам разнообразия Министерства иностранных дел и вскоре станет заместителем посла Великобритании во Франции, пишет, что теперь она выполнила две удаленные работы.Перед своим нынешним отпуском по беременности и родам она работала в Лондоне из Дублина, чтобы быть со своим партнером, используя технологию телеконференций и рассчитывая свои поездки в Лондон, чтобы они совпадали «с ключевыми встречами, на которых мне нужно было быть в комнате (или болтать на предварительном этапе). встречи за кофе), чтобы оказать влияние, или для интенсивного «обслуживания сети» ». На самом деле, она пишет:« Я обнаружила, что расстояние и тишина являются реальным преимуществом в стратегической роли, если я вложил в нее больше фронт, чтобы развивать очень прочные личные отношения с теми, кто меняет правила игры.Оуэн понимает, что не всякую работу можно выполнить таким образом. Но она говорит, что, со своей стороны, ей удавалось совмещать семейные потребности с карьерой.

Изменения в правилах офиса по умолчанию не должны давать преимуществ родителям перед другими работниками; действительно, если все сделано правильно, они могут улучшить отношения между коллегами, повышая их осведомленность об обстоятельствах друг друга и внушая чувство справедливости. Два года назад Фонд ACLU в Массачусетсе решил заменить свою политику «отпуска по уходу за ребенком» политикой «отпуска по семейным обстоятельствам», которая предусматривает отпуск продолжительностью до 12 недель не только для новых родителей, но и для сотрудников, которые нуждаются в уходе за детьми. супруг (а), ребенок или родитель с серьезным заболеванием.По словам директора Кэрол Роуз, «мы хотели разработать политику, учитывающую тот факт, что даже у сотрудников, не имеющих детей, есть семейные обязанности». Политика была сформирована из убеждения, что «особое обращение» с женщинами может «иметь неприятные последствия, если более общие нормы, определяющие поведение всех сотрудников, не изменятся». Когда я был деканом школы Уилсона, я руководствовался мантрой «Семья на первом месте» — любая семья — и обнаружил, что мои сотрудники были продуктивными и чрезвычайно лояльными.

Ни одно из этих изменений не произойдет само по себе, и редко бывает трудно найти причины, чтобы их избежать.Но препятствия и инерция обычно преодолимы, если лидеры готовы изменить свои представления о рабочем месте. Например, использование технологий на многих государственных должностях высокого уровня осложняется необходимостью иметь доступ к секретной информации. Но в 2009 году заместитель госсекретаря Джеймс Стейнберг, который разделяет родительские обязанности над двумя своими маленькими дочерьми наравне со своей женой, сделал получение такого доступа дома своим приоритетом, чтобы он мог покинуть офис в разумное время и принять участие в важных встречах. при необходимости посредством видеоконференцсвязи.Интересно, сколько женщин на аналогичных должностях побоялись бы спросить, чтобы их не сочли недостаточно преданными своей работе.

Переоценка семейных ценностей

Хотя работодатели не должны отдавать предпочтение родителям по сравнению с другими работниками, слишком часто они в конечном итоге делают обратное, обычно незаметно и обычно таким образом, что для основного опекуна труднее продвигаться вперед. Многие люди, занимающие руководящие посты, по-видимому, не ценят уход за детьми по сравнению с другими видами деятельности вне дома.Рассмотрим следующее предложение: у работодателя есть два одинаково талантливых и продуктивных сотрудника. Человек тренируется и бегает марафоны, когда не работает. Другой заботится о двух детях. Какие предположения работодатель может сделать относительно марафонца? Что он встает в темноте каждый день и час или два пробегает, прежде чем даже зайти в офис, или уезжает туда даже после долгого дня. Что он свирепо дисциплинирован и готов преодолевать отвлечения, истощение и дни, когда кажется, что ничего не идет правильно на службе у далекой цели.Что он должен исключительно хорошо распоряжаться своим временем, чтобы втиснуть все это.

Будьте честны: как вы думаете, работодатель делает те же предположения о родителях? Несмотря на то, что она, вероятно, встает в темное время суток перед тем, как ей нужно идти на работу, организует день своих детей, готовит завтрак, собирает обед, отвозит их в школу, решает покупки и другие дела, даже если ей посчастливилось иметь домработницу. — и выполняет почти ту же работу в конце дня. У Шерил Миллс, неутомимого руководителя аппарата Хиллари Клинтон, в начальной школе есть близнецы; Даже с полностью помолвленным мужем она, как известно, каждое утро встает в четыре, чтобы проверить и отправить электронную почту, прежде чем ее дети проснутся.Луиза Ричардсон, ныне проректор Университета Сент-Эндрюс в Шотландии, совмещала должность доцента в правительстве Гарварда с воспитанием троих маленьких детей. Она так безжалостно организовывала свое время, что всегда набирала на микроволновке 1:11, или 2:22, или 3:33, а не 1:00, 2:00 или 3:00, потому что трижды набирая одно и то же число, требовалось меньше времени. .

Элизабет Уоррен, которая сейчас баллотируется в Сенат США в Массачусетсе, имеет похожую историю. Когда у нее было двое маленьких детей и она занималась юридической практикой неполный рабочий день, она изо всех сил пыталась найти достаточно времени для написания статей и статей, которые помогли бы ей получить академическую должность.По ее словам:

Мне нужен был план. Я понял, что время написания было, когда Алекс спал. Так что в ту минуту, когда я уложила его вздремнуть или он заснул на качелях, я подошел к своему столу и начал над чем-то работать — сноски, читать, обрисовывать, писать … Я научился делать все остальное с младенцем на бедре .

Дисциплина, организованность и абсолютная выносливость, необходимые для достижения успеха на высшем уровне с маленькими детьми дома, легко сопоставимы с бегом от 20 до 40 миль в неделю.Но работодатели редко так видят вещи не только при надбавках, но и при продвижении по службе. Может быть, потому что люди выбирают , чтобы иметь детей? Люди также предпочитают бегать марафоны.

И последний пример: я работал со многими мужчинами-ортодоксами-евреями, соблюдающими субботу от захода солнца в пятницу до захода солнца в субботу. Джек Лью, двукратный директор Управления управления и бюджета, бывший заместитель госсекретаря по вопросам управления и ресурсов, а ныне глава администрации Белого дома, является тому примером.Жена Джека жила в Нью-Йорке, когда он работал в Государственном департаменте, поэтому в пятницу днем ​​он уходил из офиса достаточно рано, чтобы сесть на автобус до Нью-Йорка и такси до своей квартиры до захода солнца. Он не будет работать в пятницу после захода солнца или весь день в субботу. Все, кто его знал, включая меня, восхищались его приверженностью своей вере и его способностью выкроить для этого время, даже имея чрезвычайно ответственную работу.

Трудно представить, однако, что у нас была бы такая же реакция, если бы мать сказала нам, что она каждую неделю откладывает время с середины пятницы до конца дня в субботу, чтобы проводить время со своими детьми.Я подозреваю, что это будет воспринято как непрофессиональное возложение ненужных затрат на сотрудников. На самом деле, конечно, одна из величайших ценностей субботы — будь то еврейская или христианская — как раз и состоит в том, что она создает семейный оазис с ритуалами и обязательным прекращением работы.

Наши предположения таковы: вещи, которые, по нашему мнению, не обязательно таковы. Однако то, что мы предполагаем, оказывает огромное влияние на наше восприятие и реакцию. К счастью, изменение наших предположений зависит от нас.

Новое определение успешной карьеры

Американское определение успешного профессионала — это тот, кто может подняться по карьерной лестнице дальше всего в кратчайшие сроки, обычно достигая пика в возрасте от 45 до 55 лет. Это определение хорошо подходит до середины 20-го века, эпохи, когда у людей были дети в возрасте от 20 до 20 лет, они оставались на одной работе, выходили на пенсию в 67 лет и умирали в среднем к 71 годам.

Сегодня это имеет гораздо меньший смысл. Средняя продолжительность жизни людей в возрасте от 20 до 80 лет; мужчины и женщины с хорошим здоровьем могут легко работать до 75 лет.Они могут рассчитывать на то, что у них будет несколько рабочих мест и даже несколько карьер на протяжении всей своей трудовой жизни. Пары позже женятся, позже заводят детей и могут рассчитывать на два дохода. Они вполне могут выйти на пенсию раньше — средний возраст выхода на пенсию снизился с 67 до 63 — но обычно это «выход на пенсию» только в смысле получения пенсионных пособий. Многие люди переходят карьеру «на бис».

Принимая во внимание бесценные дары крепкого здоровья и удачи, профессиональная женщина может рассчитывать на то, что ее трудовая жизнь продлится примерно 50 лет, с начала или середины 20 до середины 70 лет.Разумно предположить, что она укрепит свою репутацию и утвердится, по крайней мере в своей первой карьере, между 22 и 35 годами; у нее будут дети, если она захочет, где-то от 25 до 45 лет; ей понадобится максимальная гибкость и контроль над своим временем в те 10 лет, когда ее детям от 8 до 18 лет; и она должна планировать занять максимально авторитетную позицию и требовать от нее времени после того, как ее дети уйдут из дома. Женщины, у которых есть дети в возрасте около 20 лет, могут рассчитывать на то, что полностью погрузятся в карьеру в возрасте около 40 лет, и у них еще есть много времени, чтобы подняться на вершину в возрасте от 50 до 60 лет.Женщины-партнеры, управляющий директор или старший вице-президент; получить право владения; или начать медицинскую практику до того, как рожать детей в возрасте от 30 до того, как они вернутся на самую ответственную работу почти в том же возрасте.

Попутно женщины должны думать о восхождении к лидерству не как о прямом восходящем подъеме, а как о нерегулярных ступенях лестницы с периодическими плато (и даже падениями), когда они отказываются от продвижения по службе, чтобы остаться на работе, которая работает для их семейное положение; когда они уходят с высокопоставленной работы и проводят год или два дома по сокращенному графику; или когда они уходят с обычного профессионального пути, чтобы занять должность консультанта или работать над проектами в течение нескольких лет.Я считаю эти плато «инвестиционными интервалами». Мы с мужем взяли творческий отпуск в Шанхае с августа 2007 года по май 2008 года, как раз в самый разгар года выборов, когда многие из моих друзей консультировали различных кандидатов по вопросам внешней политики. Частично мы думали об этом переезде как о «вложении денег в семейный банк», воспользовавшись возможностью провести вместе целый год в чужой культуре. Но мы также инвестировали в способность наших детей изучать китайский язык и в наши собственные знания Азии.

Пик в возрасте от 50 до 60 лет, а не от 40 до 50, имеет особое значение для женщин, которые живут дольше мужчин. И многие стереотипы о пожилых людях просто не верны. Опрос специалистов отдела кадров 2006 года показывает, что только 23% считают, что пожилые работники менее гибки, чем молодые; только 11% считают, что работникам старшего возраста требуется больше подготовки, чем работникам более молодым; и только 7% считают, что у пожилых работников меньше драйва, чем у молодых.

Однако, действительно ли женщины будут уверены в своей карьере, будет снова частично зависеть от восприятия. Снижение количества продвижений по службе, периодическое использование тайм-аутов, выбор альтернативного пути в решающие годы воспитания или родительской опеки — все это должно стать более заметным и более заметным как пауза, а не отказ от участия. (Обнадеживающий знак: Mass Career Customization , книга 2007 года Кэтлин Бенко и Энн Вайсберг, в которой утверждается, что «сегодняшняя карьера больше не является прямым восхождением по корпоративной лестнице, а скорее является комбинацией подъемов, боковых движений и запланированных спусков. , »Был бестселлером Wall Street Journal .)

Учреждения также могут предпринять конкретные шаги для содействия такому принятию. Например, в 1970 году Принстон ввел политику продления срока пребывания в должности, которая позволяла женщинам-ассистентам профессора, ожидающим ребенка, запрашивать продление срока их пребывания в должности на один год. Позже эта политика была распространена на мужчин, а также на усыновление. В начале 2000-х годов два отчета о статусе преподавателей-женщин показали, что только около 3 процентов доцентов просили продлить срок пребывания в должности в конкретном году.И, отвечая на вопрос опроса, женщины гораздо чаще, чем мужчины думали, что продление срока полномочий может нанести ущерб карьере доцента.

Итак, в 2005 году при президенте Ширли Тилман Принстон изменил правило по умолчанию. Администрация объявила, что все доценты, женщины и мужчины, у которых родился новый ребенок, будут автоматически, получат продление срока пребывания в должности на один год без возможности отказа. Вместо этого доценты могут подать заявку на досрочное рассмотрение вопроса о пребывании в должности, если они того пожелают.Количество доцентов, получивших продление срока пребывания в должности, с момента изменения увеличилось втрое.

Один из лучших способов продвигать социальные нормы в этом направлении — это выбирать и прославлять различные образцы для подражания. Губернатор Нью-Джерси Крис Кристи и я — полярные противоположности в политическом отношении, но он значительно повысил мои оценки, когда объявил, что одной из причин, по которой он решил не баллотироваться в президенты в 2012 году, было влияние его кампании на его детей. Как сообщается, он ясно дал понять во время сбора средств в Луизиане, что не хочет находиться вдали от своих детей надолго; По словам представителя республиканской партии, присутствовавшего на мероприятии, он сказал, что «его сын [скучал] по нему после того, как отсутствовал в течение трех дней в дороге, и что ему нужно вернуться.«Он может не получить мой голос, если и когда он будет баллотироваться в президенты, но он определенно вызывает мое восхищение (при условии, что он не развернется и не присоединится к билету Республиканской партии этой осенью).

Если мы ищем известных женщин-образцов для подражания, мы могли бы начать с Мишель Обамы. Она начала с того же резюме, что и ее муж, но неоднократно принимала карьерные решения, позволяющие ей заниматься любимой работой, а также быть тем родителем, которым она хотела бы быть. Она перешла из влиятельной юридической фирмы сначала в городское правительство Чикаго, а затем в Чикагский университет незадолго до рождения дочерей, что позволило ей работать всего в 10 минутах от дома.Она публично и часто говорила о своих первоначальных опасениях по поводу того, что участие ее мужа в политике может плохо сказаться на их семейной жизни, и о своей решимости ограничить свое участие в президентской избирательной кампании, чтобы иметь больше времени дома. Даже будучи первой леди, она была непреклонна в том, что сможет совмещать свои служебные обязанности с семейным временем. Мы должны рассматривать ее как женщину, работающую полный рабочий день, но как женщину, которая берет очень заметный инвестиционный интервал. Мы должны чествовать ее не только как жену, мать и поборницу здорового питания, но и как женщину, у которой хватило мужества и здравого смысла вкладывать средства в своих дочерей, когда они больше всего в ней нуждаются.И мы должны ожидать от нее блестящей карьеры после того, как она покинет Белый дом, а ее дочери уедут в колледж.

В поисках счастья заново

Одна из самых сложных и удивительных частей моего путешествия из Вашингтона заключалась в том, чтобы разобраться с тем, чего я действительно хотел. У меня была возможность остаться, и я мог бы попытаться выработать договоренность, позволяющую мне проводить больше времени дома. Я мог бы уговорить свою семью переехать ко мне в Вашингтон на год; Я мог бы установить в своем доме секретную технику, как это сделал Джим Стейнберг; Я мог бы ездить на работу только четыре дня в неделю вместо пяти.(Хотя это последнее изменение оставило бы мне очень мало времени дома, учитывая интенсивность моей работы, оно могло сделать работу выполнимой еще на год или два.) Но я понял, что мне не просто нужен для . иди домой. В глубине души я, , хотел, чтобы пошел домой. Я хотел иметь возможность проводить время со своими детьми в последние несколько лет, которые они, скорее всего, будут жить дома, решающие годы для их превращения в ответственных, продуктивных, счастливых и заботливых взрослых. Но также и незаменимые годы для меня, чтобы наслаждаться простыми радостями воспитания детей — бейсбольными играми, сольными концертами, вафельными завтраками, семейными поездками и глупыми ритуалами.У моего старшего сына сейчас все хорошо, но даже когда он доставляет нам трудности, как это делают все подростки, быть дома, чтобы формировать его выбор и помогать ему принимать правильные решения, приносит глубокое удовлетворение.

Оборотная сторона моего осознания отражена в размышлениях Макко и Рубина о важности объединения различных частей их жизни в качестве 30-летних женщин:

Если бы мы не начали учиться тому, как интегрировать наши личные , социальной и профессиональной жизни, мы были примерно в пяти годах от того, чтобы превратиться в рассерженную женщину по другую сторону стола из красного дерева, которая ставит под сомнение трудовую этику своих сотрудников после стандартных 12-часовых рабочих дней, прежде чем отправиться домой, чтобы съесть свинину му-шу в ее одинокая квартира.

Женщины внесли свой вклад в фетиш одномерной жизни, хотя и по необходимости. Пионерское поколение феминисток отгородило свою личную жизнь от своих профессиональных личностей, чтобы гарантировать, что они никогда не будут подвергнуты дискриминации из-за отсутствия приверженности своей работе. Когда я была студенткой юридического факультета в 1980-х годах, многие женщины, которые тогда поднимались по юридической иерархии в нью-йоркских фирмах, рассказывали мне, что они никогда не признавали, что брали тайм-аут для посещения врача или школьной успеваемости ребенка, а вместо этого изобрели гораздо более нейтральное оправдание. .

Однако сегодня женщины, находящиеся у власти, могут и должны изменить эту среду, хотя это непросто. Когда я стал деканом школы Вудро Вильсона в 2002 году, я решил, что одно из преимуществ женщины, находящейся у власти, заключается в том, что я могу помочь изменить нормы, сознательно рассказывая о своих детях и своем желании вести сбалансированную жизнь. Таким образом, я заканчивал собрания преподавателей в 18:00. сказав, что мне нужно идти домой к обеду; Я также дал бы ясно понять всем студенческим организациям, что не приду с ними на ужин, потому что мне нужно быть дома с шести до восьми, но что я часто буду готов вернуться после восьми на встречу.Я также однажды сказал Консультативному комитету декана, что заместитель декана будет председательствовать на следующей сессии, чтобы я мог пойти на конференцию родителей и учителей.

Через несколько месяцев ко мне в кабинет пришли несколько встревоженных женщин-доцентов. «У вас есть , чтобы перестать говорить о своих детях», — сказал один из них. «Вы не демонстрируете того авторитета, которого люди ожидают от декана, что особенно вредно именно потому, что вы первая женщина-декан школы». Я сказал им, что делаю это намеренно, и продолжил свою практику, но интересно то, что авторитет и отцовство, похоже, не идут вместе.

Десять лет спустя, когда меня представляют на лекции или другом выступлении, я настаиваю, чтобы человек, представлявший меня, упомянул, что у меня двое сыновей. Мне кажется странным перечислять степени, награды, должности и интересы, а , а не , включает в себя наиболее важный для меня аспект моей жизни — и отнимает у меня огромное количество времени. Как однажды сказала госсекретарь Клинтон в телеинтервью в Пекине, когда интервьюер спросил ее о предстоящей свадьбе Челси: «Это моя настоящая жизнь.«Но я замечаю, что мои представители-мужчины обычно чувствуют себя неуютно, когда я делаю просьбу. Они часто говорят такие вещи, как «И она особенно хотела, чтобы я упомянул, что у нее двое сыновей», — тем самым обращая внимание на необычный характер моей просьбы, когда вся моя цель — сделать семейные ссылки обычным делом и нормальным в профессиональной жизни.

Это не означает, что вы должны настаивать на том, чтобы ваши коллеги тратили время на то, чтобы ворковать над фотографиями вашего малыша или выслушивать удивительные достижения вашего детсадовца.Это действительно означает, что если вы опоздали на одну неделю, потому что сейчас ваша очередь отвезти детей в школу, вы должны быть честны в том, что вы делаете. Действительно, Шерил Сандберг недавно признала, что она не только уходит с работы в 5:30, чтобы пообедать с семьей, но также и то, что в течение многих лет она не осмеливалась сделать это признание, хотя, конечно, позже она наверстает рабочее время. вечер. Ее готовность высказаться сейчас — сильный шаг в правильном направлении.

Стремление к более сбалансированной жизни — не женская проблема; баланс был бы лучше для всех нас.Бронни Уэр, австралийский блогер, много лет проработавший в сфере паллиативной помощи и автор книги 2011 года The Top Five Regrets of the Dying , пишет, что сожаление, которое она слышала чаще всего, было: «Мне жаль, что у меня не хватило смелости, чтобы живи жизнью, верной себе, а не той жизнью, которую от меня ожидали другие ». Вторым по распространенности сожалением было: «Хотел бы я так усердно работать». Она пишет: «Это исходило от каждого пациента мужского пола, которого я кормила. Они скучали по юности своих детей и по общению со своим партнером.

Джульетт Кайем, которая несколько лет назад покинула Министерство внутренней безопасности вскоре после того, как ее муж Дэвид Бэррон оставил высокий пост в Министерстве юстиции, говорит, что их совместное решение покинуть Вашингтон и вернуться в Бостон было вызвано их желанием работать на «проекте счастья», то есть проводить время со своими тремя детьми. (Она позаимствовала этот термин у своей подруги Гретхен Рубин, которая написала книгу-бестселлер и теперь ведет блог с этим названием.)

Пришло время принять участие в проекте национального счастья.Как дочь Шарлоттсвилля, штат Вирджиния, дома Томаса Джефферсона и основанного им университета, я росла с Декларацией независимости в моей крови. Последний раз я проверял, что он не провозглашал независимость Америки во имя жизни, свободы и профессионального успеха. Давайте заново откроем для себя погоню за счастьем и начнем с дома.

Innovation Nation

Когда я пишу это, я слышу реакцию некоторых читателей на многие предложения в этом эссе: для штатного профессора нормально писать о гибком графике работы, инвестиционных интервалах , и управление на первом месте.Но как насчет реального мира? Большинство американских женщин не могут требовать этих вещей, особенно в условиях плохой экономики, а их работодатели не имеют особых стимулов предоставлять их добровольно. На самом деле, наиболее частая реакция, которую я получаю, выдвигая эти идеи, заключается в том, что когда я выбираю, нанять ли мужчину, который будет работать когда и где угодно, или женщину, которая нуждается в большей гибкости, выбор мужчины повысит ценность компании. .

На самом деле, хотя многие из этих проблем трудно количественно оценить и точно измерить, статистика, похоже, говорит о другом.Основополагающее исследование 527 американских компаний, опубликованное в журнале Academy of Management Journal в 2000 году, предполагает, что «организации с более обширной политикой работы и семьи имеют более высокую оценку эффективности на уровне фирмы» среди своих коллег по отрасли. Эти результаты согласуются с исследованием 2003 года, проведенным Мишель Артур из Университета Нью-Мексико. Изучив 130 объявлений о политике, ориентированной на интересы семьи, в The Wall Street Journal , Артур обнаружил, что сами по себе эти объявления значительно улучшили цены на акции.В 2011 году исследование гибкости на рабочем месте, проведенное Эллен Галински, Келли Сакаи и Тайлером Вигтоном из Института семей и труда, показало, что повышенная гибкость положительно коррелирует с вовлеченностью в работу, удовлетворенностью работой, удержанием сотрудников и здоровьем сотрудников.

Это лишь небольшая часть из обширной и постоянно растущей литературы, в которой делается попытка установить взаимосвязь между политикой, ориентированной на интересы семьи, и экономическими показателями. Другие ученые пришли к выводу, что хорошая семейная политика привлекает более талантливых людей, что, в свою очередь, повышает производительность, но сама политика не влияет на производительность.Третьи утверждают, что результаты, приписываемые этой политике, на самом деле являются функцией хорошего управления в целом. Однако очевидно, что многие фирмы, которые нанимают и обучают хорошо образованных женщин-специалистов, осознают, что, когда женщина уходит из-за плохого баланса между работой и семьей, они теряют деньги и время, которые они вложили в нее.

Даже юридическая отрасль, построенная вокруг оплачиваемого часа, обращает на это внимание. Дебора Эпштейн Генри, ранее работавшая в судебном процессе в крупной фирме, теперь является президентом Flex-Time Lawyers, национальной консалтинговой фирмы, которая частично занимается стратегиями удержания женщин-юристов.В своей книге Law and Reorder , опубликованной Американской ассоциацией юристов в 2010 году, она описывает профессию юриста, «где оплачиваемый час больше не работает»; где юристы, судьи, рекрутеры и ученые соглашаются, что эта система компенсации исказила отрасль, что привело к жесткому графику работы, огромной неэффективности и сильно завышенным расходам. Ответ — уже внедренный в разных уголках отрасли — заключается в сочетании альтернативных структур оплаты, виртуальных фирм, фирм, принадлежащих женщинам, и передачи отдельных юридических должностей на аутсорсинг в другие юрисдикции.Женщины и юристы поколений X и Y в целом настаивают на этих изменениях со стороны предложения; клиенты, полные решимости снизить судебные издержки и повысить гибкость обслуживания, вынуждены бороться со спросом. Постепенно происходят изменения.

В основе всего этого лежит личный интерес. Потеря умных и мотивированных женщин не только уменьшает кадровый резерв компании; это также снижает окупаемость инвестиций в обучение и наставничество. Пытаясь решить эти проблемы, некоторые фирмы обнаруживают, что методы работы женщин могут быть просто лучшими способами работы как для сотрудников, так и для клиентов.

Эксперты по творчеству и инновациям подчеркивают ценность поощрения нелинейного мышления и культивирования случайности, совершая длительные прогулки или глядя на окружающую среду с необычных углов. В своей новой книге «Новая культура обучения: развитие воображения для мира постоянных изменений » гуру инноваций Джон Сили Браун и Дуглас Томас пишут: «Мы считаем, что объединение игры и воображения может быть самым важным шагом на пути к успеху. развязывание новой культуры обучения.”

Пространство для игр и воображения — это именно то, что появляется, когда ослабляются жесткие графики работы и иерархия. Скептикам следует принять во внимание «эффект Калифорнии». Калифорния — колыбель американских инноваций в области технологий, развлечений, спорта, еды и образа жизни. Это также место, где люди относятся к отдыху так же серьезно, как и к работе; где такие компании, как Google, сознательно поощряют игры, со столами для пинг-понга, легкими мечами и политиками, которые требуют от сотрудников тратить один день в неделю, работая над тем, что они хотят.Шарль Бодлер писал: «Гений — это не что иное, как детство, возвращаемое по желанию». Google, видимо, принял к сведению.

Ни один родитель не принял бы заботу о детстве за детство. Тем не менее, новый взгляд на мир глазами ребенка может стать мощным источником стимулирования. Когда лауреат Нобелевской премии Томас Шеллинг написал Стратегия конфликта , классический текст, применяющий теорию игр к конфликтам между странами, он часто обращался к воспитанию детей в качестве примеров того, когда сдерживание может быть успешным или неудачным.«Может быть легче сформулировать особую трудность принуждения [правителя] с помощью угроз, — писал он, — когда кто-то только что пережил тщетную попытку использовать угрозы, чтобы удержать маленького ребенка от причинения вреда собаке или маленькому ребенку. собака от причинения вреда ребенку «.

Книги, которые я читал со своими детьми, глупые фильмы, которые я смотрел, игры, в которые я играл, вопросы, на которые я отвечал, и люди, которых я встречал во время воспитания детей, расширили мой мир. Еще одна аксиома литературы по инновациям заключается в том, что чем чаще встречаются люди с разными взглядами, тем больше вероятность возникновения творческих идей.Предоставление работникам возможности совмещать свою нерабочую жизнь с работой — независимо от того, тратят ли они это время на материнство или марафон — откроет дверь для гораздо более широкого спектра влияний и идей.

Вербовка мужчин

Возможно, самая обнадеживающая новость для достижения тех изменений, которые я предложил, — это то, что мужчины присоединяются к делу. Комментируя черновик этой статьи, Марта Миноу, декан Гарвардской школы права, написала мне, что за 30 лет преподавания права в Гарварде она заметила одно изменение: сегодня многие молодые люди задают вопросы о том, как они могут справиться с ситуацией. баланс между работой и личной жизнью.А более систематические исследования поколения Y подтверждают, что гораздо больше мужчин, чем в прошлом, задают вопросы о том, как они собираются интегрировать активное отцовство в свою профессиональную жизнь.

Абстрактные стремления, конечно, легче, чем конкретные компромиссы. Эти молодые люди еще не столкнулись с вопросом, готовы ли они отказаться от более престижного клерка или товарищества, отказаться от повышения по службе или отложить свои профессиональные цели, чтобы проводить больше времени со своими детьми и поддерживать карьеру своего партнера.

Тем не менее, как только методы работы и рабочая культура начнут развиваться, эти изменения, вероятно, будут иметь собственный импульс. Кара Оуэн, офицер британской дипломатической службы, которая работала в Лондоне из Дублина, написала мне по электронной почте:

Я думаю, что культура гибкой работы начала меняться в ту минуту, когда Правление (которое все были мужчинами в время) начали гибко работать — многие из них начали работать один день в неделю из дома.

Мужчины, конечно же, стали гораздо более активными родителями за последние пару десятилетий, и это тоже предполагает широкую поддержку больших изменений в том, как мы совмещаем работу и семью.Примечательно, что и Джеймс Стейнберг, заместитель госсекретаря, и Уильям Линн, заместитель министра обороны, ушли на два года в администрацию Обамы, чтобы они могли проводить больше времени со своими детьми (по-настоящему).

Забегая вперед, женщинам было бы неплохо установить баланс между работой и семьей с точки зрения более широких социальных и экономических проблем, которые затрагивают как женщин, так и мужчин. В конце концов, у нас есть новое поколение молодых людей, которых воспитывают работающие полный рабочий день матери. Давайте предположим, как и я с моими сыновьями, что они поймут, что «поддержка своих семей» означает нечто большее, чем зарабатывание денег.

Мне посчастливилось работать с некоторыми выдающимися женщинами и наставлять их. Наблюдая за Хиллари Клинтон в действии, я невероятно горжусь ее умом, опытом, профессионализмом, харизмой и умением обращаться с любой аудиторией. Я испытываю такой же всплеск, когда вижу на первой полосе фотографию Кристин Лагард, управляющего директора Международного валютного фонда, и Ангелы Меркель, канцлера Германии, которые глубоко обсуждают некоторые из наиболее важных вопросов на мировой арене; или Сьюзен Райс, U.Посол С. в ООН, решительно защищающий сирийский народ в Совете Безопасности.

Эти женщины — выдающиеся образцы для подражания. Если бы у меня была дочь, я бы посоветовал ей взглянуть на них, и мне нужен мир, в котором они необычны, но не необычны. Но я также хочу мир, в котором, по словам Лизы Джексон, «чтобы быть сильной женщиной, тебе не нужно отказываться от того, что определяет тебя как женщину». Это означает уважение, предоставление возможностей и даже признание всего диапазона женского выбора.«Расширение прав и возможностей, — сказала Джексон в своей речи в Принстоне, — не обязательно означает отказ от материнства или устранение заботливых или женственных аспектов того, кем вы являетесь».

Я выступал с речью в Вассаре в ноябре прошлого года и прибыл вовремя, чтобы побродить по кампусу чудесным осенним днем. Это место, наполненное духом общности и щедрости, наполненное скамейками, дорожками, общественным искусством и тихими местами, подаренными выпускниками, стремящимися поощрять созерцание и общение. Перелистывая страницы журнала для выпускников (Вассар сейчас учится в одной школе), меня поразили записи старших выпускников, которые приветствовали своих одноклассников Salve (латинское «привет») и писали остроумные воспоминания с литературными аллюзиями.Их мир был миром, в котором женщины легкомысленно относились к своим знаниям; их новости в основном касаются достижений их детей. Многие из нас вспоминают ту более раннюю эпоху как время, когда можно было шутить, что женщины ходили в колледж, чтобы получить «M.R.S.». И многие женщины моего поколения бросили «Семь сестер», как только университеты Лиги плюща, в которых раньше были только мужчины, стали студентами-студентами. Я никогда не вернусь в мир сегрегированного пола и безудержной дискриминации. Но сейчас самое время пересмотреть предположение о том, что женщины должны поспешно адаптироваться к «мужскому миру», о котором нас предупреждали наши матери и наставники.

Я постоянно подталкиваю девушек в моих классах к тому, чтобы они говорили больше. Они должны обрести уверенность, чтобы ценить свои собственные идеи и вопросы и с готовностью их излагать. Мой муж соглашается, но на самом деле он пытается заставить юношей в своих классах вести себя больше как женщины — меньше говорить и больше слушать. Если женщины когда-либо смогут достичь реального равенства в качестве лидеров, мы должны перестать принимать мужское поведение и мужской выбор как стандарт и идеал. Мы должны настаивать на изменении социальной политики и изменении карьеры, чтобы приспособить и к нашему выбору .У нас есть силы сделать это, если мы захотим, и у нас есть много мужчин, стоящих рядом с нами.

В процессе мы создадим лучшее общество для всех женщин. Возможно, нам придется поместить женщину в Белый дом, прежде чем мы сможем изменить условия женщин, работающих в Walmart. Но когда мы это сделаем, мы перестанем говорить о том, могут ли женщины иметь все это. Мы должным образом сосредоточимся на том, как мы можем помочь всем американцам вести здоровую, счастливую и продуктивную жизнь, ценить людей, которых они любят, так же, как и успех, к которому они стремятся.

Очевидно, молодые люди не хотят, чтобы замужние женщины работали полный рабочий день … Что это означает для женщин на рабочем месте?

«Это проигрывалось на проекторе весь день, каждый день. Люди делали работу и собирались проверять результаты в свободное время », — говорит он. «Я чувствовал, что мне не нужно быть просто винтиком. Logicworks действительно воплощает ценность принципа «не забывайте всегда получать удовольствие». Мне не приходилось каждый день просыпаться, не желая идти на работу. Это было действительно важно ».

Теперь, семь лет спустя, Донован является директором по архитектуре решений в Logicworks и видит перед собой гораздо больше возможностей для роста, будь то развитие разнообразия и инклюзивной группы компании (для которой он является председателем) или создание возможностей для своей команды. больше стратегических партнеров для своих клиентов.Донован прошел долгий путь от стажера, и мы сели с ним, чтобы узнать больше о его карьере в Logicworks и его советах для тех, кто хочет максимально использовать открывающиеся перед ними возможности.

Помощь технологиям в развитии бизнеса

В детстве Донован и его лучший друг Алан увлекались видеоиграми. (Донован по-прежнему любит в них играть; он говорит, что его самая любимая игра — Dark Souls, потому что в нее очень сложно играть, пока вы не поймете, как она пытается вас обмануть — как жизнь.)

Алан научил Донована программировать, и они начали бизнес по созданию компьютеров и ремонту Xbox для своих одноклассников. Это что-то зажгло в Доноване: «Я решил, что это то, что я собираюсь делать. Я собираюсь создать технологический конгломерат, который будет бороться с Apple, — говорит он.

Эта мечта оставалась у Донована до колледжа, где он решил изучать информатику и экономику, чтобы развить два основных навыка, необходимых для его бизнеса, но он быстро понял, что другие компании заполнили этот рынок.(Amazon и Microsoft среди них.)

Итак, он решил повернуться и найти роль, где он мог бы применить свои технические навыки. Его работа на полставки в центре ресурсов по вопросам карьеры в колледже означала, что он внимательно следил за последними стажировками и объявлениями о вакансиях, и когда он увидел роль в облачных вычислениях в Logicworks, он решил подать заявку.

«Похоже, это могло быть направление, в котором мир движется с« этим облаком », — говорит он. «Я подал заявку. В то время у меня было гигантское афро, и я появился в костюме.Все смеялись надо мной [за то, что я слишком одет] — они были в спортивных штанах. Но я должен был хорошо выглядеть! »

Он прошел стажировку (и снова надел костюм в первый день — потом спрятал его в шкаф, пока не стал архитектором решений, но об этом позже). В его обязанности входила сетевая инженерия, которую он не любил. Когда он сообщил об этом своему менеджеру, следующим летом она пригласила его снова попробовать свои силы в DevOps и стажировке по разработке программного обеспечения, что он и сделал.

Донован сразу понял, что нашел свою предметную область.«AWS только что выпустила Lambda, бессерверную технологию и просто потрясающие вещи, меняющие правила игры», — говорит он. «Мне было поручено развернуть нашу первую функцию Lambda, и я действительно гордился собой за то, что был пионером в этой области».

Именно стремление Logicworks к его развитию — выслушивание его интересов и приглашение его снова на стажировку, которая им больше соответствовала — убедило Донована присоединиться к Logicworks на постоянной основе после окончания учебы.

За свою карьеру он обнаружил, что это обязательство сохраняется.

Во-первых, это были его коллеги и наставники, Дакота и Фил, которые познакомили его с архитектурой решений. Компания только что представила роль архитектора решений, и Фил был первым, кто ее выполнил. Сочетание бизнес-стратегии и наземных технологий очаровало Донована.

«Это показалось действительно интересным. Подобно архитекторам зданий, архитекторы облачных решений разрабатывают план того, как будет выглядеть облачная среда клиента — они продюсеры и провидцы, а остальная часть команды реализует это видение », — говорит Донован.

Он не мог выбросить эту идею из головы, поэтому он поговорил с несколькими наставниками по продажам о переходе на роль продаж и доставки, а в конечном итоге с CRO и генеральным директором компании о наборе навыков архитектора решений.

«Вот почему я люблю культуру Logicworks», — говорит Донован. «Кто был этот 23-летний парень, рассказывающий генеральному директору о своих карьерных планах? Но все они находили для меня время и давали мне советы ».

Становление лидером

Донован в итоге стал третьим архитектором решений для продаж компании.Процессы в команде были неопределенными и запутанными, поэтому Донован поднял руку, чтобы выстроить четкие результаты и процессы. Это заставило его примерно через полтора года занять руководящую должность в новой должности, что дало Доновану возможность познакомиться с кросс-функциональной стратегией и расстановкой приоритетов.

Через два года после этой роли Донован попросили взять на себя роль директора.

«Это все еще кривая обучения, но если вы не учитесь, вы попали не в то место», — говорит он. «Мы разработали это так, чтобы это была роль игрока-тренера, чтобы я мог работать с клиентами, выполняя любимую работу, а также быть тесно связанным со своей командой и их возможностями.”

Лучшие моменты каждой недели, по словам Донована, — это его 1: 1 с командой. «Я люблю помогать людям и решать проблемы», — говорит он. «У меня отличная команда, и создание возможностей для них и обеспечение их успеха — действительно важный момент».

Теперь, когда он также является председателем группы разнообразия и инклюзивности Logicwork, Донован имеет дополнительный стимул и дальше делать корпоративную культуру такой, которая работает для всех. Текущие инициативы включают проведение сессий солидарности, которые проводятся раз в две недели для недостаточно представленных сотрудников, чтобы говорить о вещах, которые их беспокоят, или повышать осведомленность о проблемах, с которыми они сталкиваются, а также создание возможностей для культурного обучения для обмена кухнями, историей и искусством из разных групп.

«В мире все время что-то происходит», — говорит Донован, имея в виду гибель Джорджа Флойда и Ахмауда Арбери в прошлом году. «Это не означает, что мир должен остановиться, но мы также должны осознавать нынешний политический и социальный климат и то, как он влияет на наших коллег в отношении их работы. Я хотел создать пространство для сотрудников Logicworks, чтобы они могли собраться вместе и обсудить то, что они переживают, чтобы привлечь внимание тех из нас, кто не знает об этой борьбе. Я твердо уверен, что единственный способ расти — это расти вместе, и я хотел способствовать этому росту в Logicworks.”

5 вопросов для поиска компании, в которой вы можете расти

Стажировка Донована в Logicworks переросла в предложение снова пройти стажировку, затем предложить работу на полный рабочий день, а затем несколько продвижений по службе, вплоть до его нынешней должности директора. Двигаясь по этому пути, он придумал несколько наводящих вопросов для других сотрудников начального уровня или новых сотрудников, которые оценивают, видят ли они долгосрочное будущее в своей первой компании:

  1. Нравится ли вам культура? «Сначала ищите культуру.Как вы подходите к людям, к компании и к тому, чего они пытаются достичь? » он спросил.
  2. Являются ли они гибкими в отношении переводов и рекламных акций? «Некоторые компании говорят, что вы должны оставаться в должности в течение четырех лет, прежде чем вы сможете переехать», — говорит Донован. «Он очень жесткий и структурированный. В Logicworks я сказал, что хочу заняться чем-нибудь еще, и они сказали: «Отлично, давайте посмотрим, как это выглядит». Они наградили меня за то, что я голоден ».
  3. Они на вашей стороне? Донован нервничал, прося повышения, когда он переходил от разработки программного обеспечения к архитектуре решений.«Мое сердце колотилось, и я не знал, что делать», — говорит он. «Я попросил номер, который, как мне казалось, соответствовал рыночным, и мой голос все время дрожал». Но менеджер Донована отнесся к этому серьезно и сказал ему, что они решат это.
  4. Есть ли у вас люди, у которых вы хотели бы учиться? Донован имеет полдюжины наставников только в Logicworks, которые помогли ему определиться с его карьерным ростом, и он поощряет людей искать собственные. «Тебе нужен кто-то, к кому ты можешь обратиться за советом, иначе ты бы остался один.Найдите людей в своем углу, с которыми вы можете поговорить и поделиться идеями, потому что они помогут вам быстрее двигаться дальше ».
  5. Можете ли вы представить себе, как преуспеете в компании? «Не бойтесь задавать сложные вопросы на собеседовании», — говорит Донован. «Вы можете спросить:« Каково быть черным в этой компании? »»

Заинтересованы в развитии своей карьеры в Logicworks? Проверьте их открытые роли!

Женщины, работа и идентичность Элизабет Перле Маккенна

Да, этой книге 20 лет, действительно, она принадлежит целому поколению людей прошлого.

Однако автор всего на год старше меня, поэтому большой рабочий мир, в котором она находилась, был таким же, как и я.

Большая разница между нами: ей нравился предмет ее работы, в которой она работала. издательское дело, хотя мне действительно не нравился предмет, с которым мне приходилось иметь дело, — закон.

Интересно, как она цитирует Глорию Стайнем, объясняющую, что женское движение 1970-х НЕ сообщало нам, молодым женщинам, что мы с

Да, этой книге 20 лет, действительно, она принадлежит целому рабочему поколению в прошлом.

Однако автор всего на год старше меня, поэтому большой рабочий мир, в котором она находилась, был таким же, как и я.

Большая разница между нами: ей нравился предмет ее работы, в которой она работала. издательское дело, хотя мне действительно не нравился предмет, с которым мне приходилось иметь дело, — закон.

Интересно, как она цитирует Глорию Стайнем, объясняющую, что женское движение 1970-х НЕ говорило нам, молодым женщинам, что у нас может быть все, то есть семья И карьера. Глория отмечает, что у нее самой не было детей.

Немного грустно узнавать об этом, потому что я действительно чувствовал, что энергия движения заключалась в том, что можно получить все. Тем не менее, Стейнем лучше всех знает свои намерения, и на самом деле она жила философией выбора между работой и детьми, вместо того, чтобы пытаться получить все это.

Однако, даже если бы мне сказали, что иметь все это невозможно, тогда я бы не стал слушать. Я полностью восприняла способность работать, ненавидела присмотр за детьми, поэтому не могла представить себе жизнь, ориентированную на детей 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.В то же время, впрочем, не могла и представить, чтобы не иметь ребенка. Это было слишком важным жизненным опытом, я бы никогда не подумал об этом.

Как и автор, я в конце концов оставил свою первоначальную карьеру, хотя и раньше, чем она. Во-первых, в отличие от нее, как уже упоминалось, мне не нравился предмет моей работы. Во-вторых, в отличие от нее, я не мог ждать столько же, сколько и она, чтобы родить ребенка. Тридцать восемь! Моей целью был ребенок до тридцати или вы были гериатрической матерью.И у меня не получилось этого, когда мне 31 и 2,5 месяца, когда родилась моя дочь.

Иногда мне приходилось улыбаться во время чтения. Здесь у автора была работа, которая ей действительно нравилась, но она чувствовала удушье, возникающее из-за того, что годами делала одно и то же с небольшими перерывами, ощущала последствия слияний и сокращений и работала в обществе с неготовым мышлением. для работающих женщин. Ее вера в то, что все может улучшиться, восхитительна.

Но вот мы и подошли к 2017 году, когда ее прежняя профессия подверглась еще большему сокращению, Интернет уничтожил издательское дело, журналистику, розничную торговлю и многие другие ранее увлекательные карьерные пути.И если эти мужчины эпохи Второй мировой войны были сексистами, по крайней мере, у них было оправдание тому, что они в основном воспитывались домашними мамами. Тем не менее, сегодня мы слышим, как немногим женщинам позволено проникнуть в мир технологий — которым в основном управляют МОЛОДЫЕ мужчины, у многих из которых, вероятно, были работающие мамы, — и о сексизме, который часто испытывают женщины, которые это делают.

Эта книга была для меня действительно откровением и освобождением. Она объясняет, как для нас, бэби-бумеров, мужчин и женщин, мы были воспитаны на вере в то, что по-настоящему работать — значит работать по старомодной 40-часовой неделе, что на самом деле невозможно без пребывания дома жены, и даже тогда график работы оставляет мало места для жизненного баланса.(На самом деле, недостаточно места.)

Она также рассказывает о политике офиса, необходимой тогда и сейчас для выполнения традиционного рабочего графика. И необходимость в старомодной компании, которая заботится о своих сотрудниках и которая не сокращается в размерах, чтобы сохранить традиционную работу.

Разоблачающая и освобождающая часть всего этого заключается в том, что она объясняет, что проблема для многих бэби-бумеров, таких как я, заключается в том, что мы причиняем себе большое горе, усвоив ценность необходимости работать по традиционной карьере или чувствуя отказ.

Это почти волшебство: все дело в мышлении, о том, что мы говорим себе. Да, НЕВЕРОЯТНО трудно действовать вопреки преобладающим ценностям, но только поступая так, мы можем быть свободными, а поскольку это мышление, свобода всегда в пределах досягаемости.

Она продолжает обсуждать представителей поколения Икс и то, как их отношение отличается. Они не собирались отдавать жизнь работе. Теперь, двадцать лет спустя, мы видим, что жизнь миллениалов привносит больше баланса, даже если не полностью по собственному желанию.

Есть только 3 причины, по которым женщины не попадают в топ-

Это верно для высшего образования, для юридических фирм, для больниц (даже для монархий!): Женщины могут далеко продвинуться, но не могут достичь вершины.

В Европе менее 10% университетов возглавляют женщины. В компаниях из списка Fortune 500 около 17% юристов — женщины. Даже в такой относительно эгалитарной стране, как Норвегия, мужчина в сфере здравоохранения с гораздо большей вероятностью, чем женщина, займет руководящую должность.

Три вещи, останавливающие женщин

Есть только три возможных объяснения меньшего количества женщин на высшем уровне этих организаций.

  1. Женщины не способны выполнять ту работу, которая требуется наверху.
  2. У женщин нет желания быть наверху.
  3. Существуют структурные препятствия, мешающие женщинам достичь вершины.

Вот и все. Это три варианта.

Может быть мало одного, может быть много другого, но это альтернативы, которые мы должны объяснить относительное отсутствие женщин наверху.Какое бы объяснение ни подходило для вашей организации, есть веские причины полагать, что вам станет лучше, если вы будете стремиться к переменам. Единственный способ, которым это может произойти, — это лидерство.

Любая организация с меньшим количеством женщин наверху, чем внизу, должна спросить себя, какое из этих объяснений применимо к ней.

Разница в умственных способностях?

Если вы хотите понять, что происходит с женской карьерой там, где вы работаете, вы можете начать с вопроса, не в том ли проблема, что женщины просто неспособны.Это рискованный вопрос. Я не трачу много времени на это. Но даже в высшем образовании есть те, кто это делает.

Ларри Саммерс, бывший президент Гарварда, однажды предположил, что женщины по своей природе менее способны преуспевать в математике и естественных науках, чем мужчины. И однажды это было все, что потребовалось; вскоре после этого он потерял работу!

Но отсутствие fingerpitzengefühl — не единственный способ найти себя в защиту первого варианта. После фиаско Саммерса гарвардские психологи Стивен Пинкер и Элизабет Спелке обсудили утверждение о том, что существуют различия в когнитивных способностях мужчин и женщин, и Пинкер отстаивал утверждение о том, что мы должны ожидать обнаружения групповых когнитивных различий.

Может, она просто не в этом разбирается

А как насчет желания? В моем университете около 40% доцентов — женщины, в то время как около 25% профессоров. Те, кто не добрался до высшего ранга, не уходят. Но разве они просто не хотят добираться до вершины? Может ли быть что-нибудь в этом аргументе? Есть ли основания полагать, что это отчасти правда?

Женщины на пути к высшим руководящим должностям часто подчеркивают разные подходы к лидерству, как ясно показывает отчет McKinsey Women Matter .Утверждается, что женщины лучше умеют сотрудничать, чем мужчины, а совместное поведение иногда может казаться нерешительным или почтительным, как недавно утверждали Джилл Флинн, Кэтрин Хит и Мэри Дэвис Холт в статье «Скрытый налог на женскую карьеру» .

Это исследование, а также связанные с ним исследования не делают вывод о том, что женщинам не хватает амбиций, чтобы добраться до вершины. В нем делается вывод о том, что женский подход к рабочему месту в целом и к руководству в частности может иметь внешнюю видимость отсутствия амбиций по сравнению с мужской корпоративной культурой.

Пора это исправить?

Третье возможное объяснение того, что наверху мало женщин, — это наличие структурных барьеров; короче, что есть дискриминация. И, увы, результаты исследований по найму и продвижению по службе делают все более очевидным, что на самом деле для женщин существуют структурные препятствия. Мужчины и женщины оцениваются по разным критериям, от них ожидается разная успеваемость, и они по-разному награждаются за одни и те же достижения.

Здесь много проблем, но первый шаг — увидеть проблему.И это проблема, которая не решится сама собой, даже со временем.

Вы обязаны задать себе следующие вопросы перед собой и своей организацией:

  • Непропорционально меньше женщин на высшем уровне нашего учреждения?
  • Это потому, что женщины менее способны выполнять работу?
  • Это потому, что они не хотят работать?
  • Или есть что-то еще, что мешает?

На вопросы здесь не следует отвечать анекдотами.По этим вопросам ведутся обширные исследования во многих областях. Перенесите это исследование в свою организацию. Узнайте, как это применимо там, где вы работаете. Будьте честны в своих ответах. А потом сделать лучше.

В конце концов, если сделать вашу организацию лучше для женщин, станет лучше для всех.

Мой интерес в продвижении университетов к балансу включает гендерное равенство, передачу научных результатов, продвижение обучения на основе исследований и развитие лидерских качеств в целом.Узнать больше

@ curtricecurtrice @ me.com
Я призываю вас повторно опубликовать эту статью в Интернете и в печати при следующих условиях.
  • Вы должны присвоить автору кредит .
  • Если вы переиздаете в Интернете, вы должны использовать наш счетчик просмотров страниц и ссылку , чтобы увидеть его здесь (находится в нижней части HTML-кода), и включить ссылки из статьи. Короче говоря, это означает, что вы должны взять html-код под постом и использовать его полностью.
  • Если не указано иное, все мои работы здесь имеют лицензию Creative Commons Attribution — CC BY 4.0 — и вы должны соблюдать (крайне минимальные) условия этой лицензии.
  • Помня обо всем этом, возьмите эту работу и разложите ее там, где вам удобно!
HTML для полной статьи:

Это верно для высшего образования, для юридических фирм, для больниц (даже для монархий!): Женщины могут далеко продвинуться, но не могут достичь вершины.

В Европе менее 10% университетов возглавляют женщины. В компаниях из списка Fortune 500 около 17% юристов — женщины. Даже в такой относительно эгалитарной стране, как Норвегия, мужчина в сфере здравоохранения с гораздо большей вероятностью, чем женщина, займет руководящую должность.

Три вещи, останавливающие женщин

Есть только три возможных объяснения меньшего количества женщин на высшем уровне этих организаций.

  1. Женщины не способны выполнять ту работу, которая требуется наверху.
  2. У женщин нет желания быть наверху.
  3. Существуют структурные препятствия, мешающие женщинам достичь вершины.

Вот и все. Это три варианта.

Может быть мало одного, может быть много другого, но это альтернативы, которые мы должны объяснить относительное отсутствие женщин наверху. Какое бы объяснение ни подходило для вашей организации, есть веские причины полагать, что вам станет лучше, если вы будете стремиться к переменам. Единственный способ, которым это может произойти, — это лидерство.

Любая организация с меньшим количеством женщин наверху, чем внизу, должна спросить себя, какое из этих объяснений применимо к ней.

Разница в умственных способностях?

Если вы хотите понять, что происходит с женской карьерой там, где вы работаете, вы можете начать с вопроса, не в том ли проблема, что женщины просто неспособны. Это рискованный вопрос. Я не трачу много времени на это. Но даже в высшем образовании есть те, кто это делает.

Ларри Саммерс, бывший президент Гарварда, однажды предположил, что женщины по своей природе менее способны преуспевать в математике и естественных науках, чем мужчины.И однажды это было все, что потребовалось; вскоре после этого он потерял работу!

Но отсутствие fingerpitzengefühl — не единственный способ найти себя в защиту первого варианта. После фиаско Саммерса гарвардские психологи Стивен Пинкер и Элизабет Спелке обсудили утверждение о том, что существуют различия в когнитивных способностях мужчин и женщин, и Пинкер отстаивал утверждение о том, что мы должны ожидать обнаружения групповых когнитивных различий.

Может, она просто не в этом разбирается

А как насчет желания? В моем университете около 40% доцентов — женщины, в то время как около 25% профессоров.Те, кто не добрался до высшего ранга, не уходят. Но разве они просто не хотят добираться до вершины? Может ли быть что-нибудь в этом аргументе? Есть ли основания полагать, что это отчасти правда?

Женщины на пути к высшим руководящим должностям часто подчеркивают разные подходы к лидерству, как ясно показывает отчет McKinsey Women Matter . Утверждается, что женщины лучше умеют сотрудничать, чем мужчины, а совместное поведение иногда может казаться нерешительным или почтительным, как недавно утверждали Джилл Флинн, Кэтрин Хит и Мэри Дэвис Холт в статье «Скрытый налог на женскую карьеру» .

Это исследование, а также связанные с ним исследования не делают вывод о том, что женщинам не хватает амбиций, чтобы добраться до вершины. В нем делается вывод о том, что женский подход к рабочему месту в целом и к руководству в частности может иметь внешнюю видимость отсутствия амбиций по сравнению с мужской корпоративной культурой.

Пора это исправить?

Третье возможное объяснение того, что наверху мало женщин, — это наличие структурных барьеров; короче, что есть дискриминация.И, увы, результаты исследований по найму и продвижению по службе делают все более очевидным, что на самом деле для женщин существуют структурные препятствия. Мужчины и женщины оцениваются по разным критериям, от них ожидается разная успеваемость, и они по-разному награждаются за одни и те же достижения.

Здесь много проблем, но первый шаг — увидеть проблему. И это проблема, которая не решится сама собой, даже со временем.

Вы обязаны задать себе следующие вопросы перед собой и своей организацией:

  • Непропорционально меньше женщин на высшем уровне нашего учреждения?
  • Это потому, что женщины менее способны выполнять работу?
  • Это потому, что они не хотят работать?
  • Или есть что-то еще, что мешает?

На вопросы здесь не следует отвечать анекдотами.По этим вопросам ведутся обширные исследования во многих областях. Перенесите это исследование в свою организацию. Узнайте, как это применимо там, где вы работаете. Будьте честны в своих ответах. А потом сделать лучше.

В конце концов, если сделать вашу организацию лучше для женщин, станет лучше для всех.

Эта статья была первоначально опубликована в Curt Rice — Science in Balance. Прочтите оригинальную статью.

Почему женщины не подают заявления о приеме на работу, если они не на 100% квалифицированы

Вы, наверное, слышали следующую статистику: мужчины подают заявку на работу, когда они соответствуют только 60% квалификаций, а женщины подают заявления, только если они соответствуют 100% из них.

Вывод взят из внутреннего отчета Hewlett Packard и процитирован в Lean In , The Confidence Code и десятках статей. Обычно на это ссылаются как на доказательство того, что женщинам нужно больше уверенности. Как сказано в одной статье Forbes: «Мужчины уверены в своих силах на 60%, но женщины не чувствуют себя уверенно, пока не отметят каждый пункт в списке». Совет: женщинам нужно больше верить в себя.

Я был настроен скептически, потому что в те времена, когда я я решил не претендовать на работу, потому что я не соответствовал всем требованиям, вера в себя была не совсем проблемой.Я подозревал, что я не один.

Итак, я опросил более тысячи мужчин и женщин, преимущественно американских профессионалов, и спросил их: «Если вы решили не подавать заявление о приеме на работу, потому что вы не соответствовали всем требованиям, почему вы не подали заявление?»

Согласно самоотчету респондентов, препятствием к подаче заявления не было недоверие. Фактически, как для мужчин, так и для женщин, «Я не думал, что смогу хорошо выполнять свою работу» было по крайней мере общих ответов. Только около 10% женщин и 12% мужчин указали, что это основная причина отказа от подачи заявки.

Мужчины и женщины также указали одну и ту же самую распространенную причину отказа от подачи заявки, и она была наиболее популярной, вдвое чаще, чем любые другие, причем 41% женщин и 46% мужчин указали, что это была их главная причина: «Я не думал, что меня возьмут на работу, поскольку я не соответствовал требованиям, и я не хотел тратить свое время и энергию».

Другими словами, люди, которые не подавали заявку, считали, что им нужна квалификация не для того, чтобы хорошо выполнять свою работу, а в первую очередь для того, чтобы их наняли.Они думали, что необходимая квалификация была… ну, необходимая квалификация. Они не рассматривали процесс найма как процесс, в котором защита интересов, отношения или творческий подход к формированию опыта могут преодолеть отсутствие навыков и опыта, изложенных в квалификационных требованиях.

Их удерживало не ошибочное восприятие самих себя, а ошибочное восприятие процесса найма.

Это очень важно, поскольку предполагает, что, если открытие HP говорит о более широкой тенденции, женщинам не нужно пытаться найти это неуловимое качество, «уверенность», им просто нужна более подробная информация о том, как на самом деле работают процессы найма.

Вот почему, я думаю, результаты отчета Hewlett Packard так часто цитируются, так охотно распространяются среди женщин и так полезны. Для тех женщин, которые не претендовали на работу, потому что они считают, что заявленная квалификация должна быть соблюдена, статистика является тревожным сигналом о том, что не все так играют. Когда эти женщины знают, что другие пытаются это сделать, даже если они не соответствуют критериям работы, они не стесняются поступать так же.

Еще 22% женщин указали, что их главная причина заключалась в следующем: «Я не думала, что они возьмут меня на работу, так как я не соответствовала требованиям, и я не хотела выставлять себя там, если была вероятность проиграть.Эти женщины также верили в бумажные «правила» о том, для кого предназначена эта работа, но для них стоимость подачи заявления была риском неудачи, а не потерей времени и энергии. Примечательно, что только 13% мужчин назвали главной причиной нежелание пытаться и потерпеть неудачу. Возможно, женщины поступят мудрее, если будут больше озабочены потенциальной неудачей; есть свидетельства того, что женские неудачи запоминаются дольше, чем мужские. Но такая предвзятость может привести к тому, что мы станем слишком и будем бояться неудач — избегая их больше, чем необходимо, и способами, которые не служат нашим карьерным целям.Гендерные различия здесь предполагают, что нам необходимо расширить бурно развивающийся разговор об отношении женщин к неудачам и изучить, как предвзятость, угроза стереотипов, нехватка женщин-лидеров и более высокие успехи девочек в школе — все это может способствовать нашему большему предотвращению неудач.

Наблюдалась значительная гендерная разница в ответах по еще одной причине: 15% женщин указали, что основная причина, по которой они не подали заявку, заключалась в том, что «я следовала руководящим принципам о том, кто должен подавать заявку.«Только 8% мужчин указали это как свой главный ответ. Неудивительно, учитывая, насколько девушки социализированы, чтобы следовать правилам, привычка «следовать руководящим принципам» была более серьезным препятствием для подачи заявки женщинами, чем мужчинами.

Все три из этих препятствий, которые вместе составляют 78% причин, по которым женщины не подают заявления, связаны с верой в то, что квалификация работы является реальными требованиями, и с восприятием процесса найма как более строгого и точного. бумажные инструкции, чем они есть на самом деле.Совершенно очевидно, что женщины относятся к письменным квалификациям более серьезно, чем мужчины, по нескольким причинам:

Во-первых, вполне вероятно, что из-за предвзятости в некоторых рабочих условиях женщины действительно должны соответствовать большей квалификации для приема на работу, чем их коллеги-мужчины. Например, в отчете McKinsey было обнаружено, что мужчин часто нанимают или продвигают по службе в зависимости от их потенциала, женщин — из-за их опыта и послужного списка. Если женщины наблюдали, как это происходит на их рабочих местах, вполне логично, что они с меньшей вероятностью будут искать работу, для которой они не соответствуют требованиям.

Во-вторых, девочек сильно приучают к соблюдению правил, и в школе их снова и снова награждают за это. Частично более высокие успехи девочек в школе (по сравнению с мальчиками), возможно, можно объяснить тем, что они лучше следуют правилам. Затем в их карьере эта привычка следовать правилам имеет реальные издержки, в том числе когда дело доходит до соблюдения рекомендаций о том, «кто должен подавать документы».

В-третьих, сертификаты и ученые степени исторически играли иную роль для женщин, чем для мужчин.В 20 и годах женщины ворвались в профессиональную жизнь — но только в том случае, если у них была правильная подготовка, правильная аккредитация. Эта квалификация была нашим билетом, нашим способом доказать, что мы можем выполнять свою работу. Мы не были частью клуба стариков, в котором могли бы не сомневаться. Я думаю, что эта история может привести женщин к тому, что рабочее место станет более упорядоченным и меритократическим, чем оно есть на самом деле. В результате мы можем переоценить важность нашего формального обучения и квалификации и недостаточно использовать информационно-пропагандистскую деятельность и создание сетей.

Когда я начал работать в юном возрасте двадцати с небольшим лет, я постоянно удивлялся тому, как часто, казалось, император был без одежды. Были приняты важные решения и выделены ресурсы, основанные не на хороших данных или вдумчивых размышлениях, а на том, кто построил правильные отношения и имел наглость , чтобы предлагать большие планы.

Мне потребовалось время, чтобы понять, что привычки прилежной подготовки и качественного выполнения работы, которым я научился в школе, были не единственными и даже не основными ингредиентами, которые мне нужны для того, чтобы стать заметным и успешным в моей организации.

Когда дело доходит до приема на работу, женщины должны поступать так же.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.