Жкт симптомы: Заболевания желудочно-кишечного тракта (гастрит, колит, холецистит, панкреатит, язвенная болезнь желудка /ЛДПК)

Содержание

Заболевание кишечника диагностика и лечение — Медцентр «Надежда»

Недуг крайне серьезен, он связан с нарушением функционирования желудочно-кишечного тракта, заболевание кишечника может иметь различные симптомы, среди них:

  • наличие болевых ощущений в области живота;
  • наличие метеоризма, то есть скопления газов;
  • наличие диареи или наоборот запоров;
  • наличие кишечных кровотечений.

Каждый из симптомов во время заболевания кишечника имеет свои особенности. К примеру, болевые ощущения могут быть различными, как интенсивные ноющие, так и резкие. Они могут присутствовать постоянно или возникать неожиданно, а также возможен вариант подобные ощущений исключительно после приема пищи.

Заболевания кишечника имеет следующие признаки:

  • в случае поражения тонкой кишки – боли возникают в пупочной области;
  • в случае поражения слепой кишки – справа, в подвздошной области;
  • в случае поражения сигмовидной кишки – слева, в подвздошной области.

Признаки заболевания кишечника предполагают характеристику симптомов метеоризма. Как правило, завышенное количество газов присуще при возникновении атонии или при кишечных непроходимостях.

Заболевания, связанные с кишечником, характеризуются диареей. Основной причиной является воспалительный процесс слизистой оболочки кишечника, который спровоцирован наличием инфекции.

Не менее существенным фактором являются запоры. Их патогенность может свидетельствовать об ослаблении мускулатуры кишечника или об атонии кишки или мышц в области живота.
Кишечные кровотечения могут появиться при таком заболевании как язва.  Не менее распространенной проблемой содержание инфекции в органе.

Причины болезни кишечника

Зачастую одной причины недостаточно для появления болезни. На нее влияют несколько существенных факторов.  Примечателен тот факт, что чем больше факторов, тем более тяжелую форму обретает патологический процесс. Среди основных причин стоит отметить:

  • генетическая предрасположенность;
  • прием вредной пищи;
  • наличие  серьезных стрессов;
  • наличие вредных привычек;
  • наличие кишечных инфекций.

Заболевание кишечника: лечение

Перечисленные симптомы и признаки, свидетельствующие о заболевании кишечника должны вызвать у вас опасения. Это существенный повод обратиться за медицинской помощью.

Прежде всего, квалифицированные специалисты помогут выявить разновидность недуга, после чего назначат правильное лечение. Самостоятельная борьба с недугом может привести к обострению заболевания.

COVID-19 и ЖКТ

Введение

Типичными признаками заражения новым коронавирусом SARS-CoV-2, являются лихорадка и респираторные симптомы. Тем не менее, у некоторых зараженных были выявлены также расстройства желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), такие как диарея, рвота и боль в животе [1]. РНК SARS-CoV-2 были обнаружены в соскобах и мазках из прямой кишки [2,3], а также в образцах кала некоторых пациентов [4-6]. Более того, вирусные частицы могут присутствовать в кале даже после устранения вируса из верхних дыхательных путей [2,3]. Рецепторы ангиотензин-превращающего фермента 2 (АПФ-2), используемые вирусом для проникновения в клетку, активно экспрессируются в эпителиях ЖКТ [7,8]. Данное наблюдение имеет важное значение в исследованиях путей передачи вируса. Ниже приведены подробности случаев проявления заболевания со стороны ЖКТ.

Симптомы COVID-19 со стороны ЖКТ

В первом случае, расстройство ЖКТ, сопровождающее болезнь, было описано у 35-летнего гражданина США [4]: два дня тошноты и рвоты сменились диареей и болью на второй день после госпитализации. На седьмой день госпитализации SARS-CoV-2 была выявлена в кале пациента методом ПЦР с обратной транскрипцией РНК. В период ранней эпидемии сообщалось также о случае с интенсивными приступами диареи у семейной пары (36 и 37 лет) [9]. Позднее свидетельства расстройств ЖКТ среди пациентов с COVID-19 участились. В одном крупном исследовании, где анализировались анамнезы 1099 пациентов из 552 больниц Китая, сообщалось, что тошнота и рвота выявлены у 5%, а случаи диареи у 3,8% пациентов. В других исследованиях частота проявлений расстройства ЖКТ варьировалась от 2 до 10% [11-19]. Предполагается, что симптомы заражения со стороны ЖКТ обнаруживаются на ранних стадиях заболевания. Например, у первого пациента с COVID-19 в США тошнота и рвота проявлялись за два дня до поступления в больницу, а диарея началась на второй день госпитализации. У вышеописанной семейной пары диарея закончилась еще до госпитализации. Таким образом, в некоторых случаях диарея и рвота могут быть ранними симптомами заражения, проявляющимися еще до повышения температуры и респираторных симптомов [13, 16].

Расстройства ЖКТ также наблюдались и у детей. Среди группы из 171 маленьких пациентов [14], тошнота и диарея встречались в 8.8% и 6.4% случаев соответстсвенно. Несмотря на более легкое течение заболевания и меньшие проявления в верхних дыхательных путях, судя по всему, симптомы со стороны ЖКТ схожи с проявлениями у взрослых. Однако, для уверенного заключения требуется большее количество данных.

COVID-19, ассоциированные повреждения печени

Помимо симптомов со стороны ЖКТ, в крови пациентов с COVID-19 могут обнаруживаться повышенные значения ферментов, свидетельствующие о повреждении печени. Согласно последним данным, у 14 – 53% пациентов в ходе заболевания выявлялись аномально высокие уровни аланинаминотрансферазы и аспартатаминотрансферазы, тогда как уровень билирубина повышался незначительно [10-12, 15-18, 20]. В большинстве случаев повреждения печени были легкими или средней степени тяжести. Сильные повреждения печени чаще были выражены у пациентов с тяжелым протеканием заболевания. Механизм повреждения печени до конца не изучен. Возможными причинами могут быть поражение гепатоцитов вирусом, иммунная нагрузка или гепатотоксичность лекарственных препаратов [21]. Существует предположение, что через рецептор АПФ-2 вирус может связываться с холангиоцитами и приводить к нарушениям работы печени. Так, например, у пациента, умершего от COVID-19 при гистологическом исследовании обнаружен микровезирулярный стеатоз и низкий индекс гистологической активности [22]. Однако, такие изменения могли быть вызваны не обязательно вирусом, во всяком случае, никаких вирусных включении в печени выявлено не было. Так или иначе, вопрос, может ли SARS-CoV-2 приводить к повреждениям печени как в случае SARS-CoV, остается открытым.

Механизмы повреждения ЖКТ со стороны вируса

Ранее было показано, что коронавирус обладает тропизмом к ЖКТ. Так РНК SARS-CoV обнаруживалась в кале ряда пациентов, а электронная микроскопия продемонстрировала вирусные копии как в тонком, так и в толстом кишечнике [23]. Белки вирусного капсида выявлялись в цитоплазме клеток желудка, двенадцатиперстной и прямой кишки. Кроме того, рецепторы АПФ-2 широко представлены не только в альвеолярных клетках 2 типа, но и в ЖКТ, особенно в тонком и толстом кишечнике. Рецептор-связывающий домен SARS-CoV-2 высокоспецифичен к АПФ-2, что объясняет легкое распространение вируса среди людей. Аналогичная картина наблюдалась и в случае MERS-CoV, когда энтероциты оказались весьма чувствительны к вирусу. Полученные данные легли в основе предположения о возможности фекальной передачи инфекции.

Заключение

Как было сказано ранее, вирусные РНК выявлялись в соскобах и ректальных мазках некоторых пациентов с COVID-19. При этом у 23% пациентов анализы стула еще долго оставались положительными и после исчезновения вирусных частиц из дыхательных путей [7]. Вирусная динамика SARS-CoV-2 в ЖКТ до конца не изучена, вполне возможно, что она и вовсе не совпадает с динамикой в дыхательных путях.

Тропизм SARS-CoV-2 к энтероцитам, его присутствие в кале пациентов и симптомы расстройства ЖКТ имеют важное значение как в плане эпидемиологии, так и с точки зрения ухода за пациентами. Клиницистам следует обращать внимание на симптомы расстройства ЖКТ, поскольку они могут сигнализировать о заражении COVID-19 еще до таких типичных признаков, как повышение температуры и респираторные симптомы.

Недавние экологические исследования показали, что SARS-CoV-2 может часами оставаться жизнеспособным на воздухе, а на пластике и нержавеющей стали до 44 и 72 часов соответственно [24]. В связи с этим не исключен и фекальный путь передачи вирусных частиц через аэрозоли, как было в случае вспышки атипичной пневмонии в Гонконге [25]. Представленный материал призывает клиницистов учитывать возможное присутствие вирусных частиц в ЖКТ, в связи с чем рекомендует брать ректальные мазки на вирусную РНК перед выпиской пациентов, а также обеспечивать дополнительную защиту при проведении эндоскопии.
 

Ссылки

1. Gu J, Han B, Wang J. COVID-19: Gastrointestinal manifestations and potential fecaloral transmission. Gastroenterology. 2020.

2. Zhang W, Du RH, Li B, et al. Molecular and serological investigation of 2019-nCoV infected patients: implication of multiple shedding routes. Emerg Microbes Infect. 2020; 9: 386-9.
3. Xu Y, Li X, Zhu B, et al. Characteristics of pediatric SARS-CoV-2 infection and potential evidence for persistent fecal viral shedding. Nature Medicine. 2020. [
4. Holshue ML, DeBolt C, Lindquist S, et al. First Case of 2019 Novel Coronavirus in the United States. N Engl J Med. 2020; 382: 929-36.
5. Tang A, Tong ZD, Wang HL, et al. Detection of Novel Coronavirus by RT-PCR in Stool Specimen from Asymptomatic Child, China. Emerg Infect Dis. 2020; 26.
6. Young BE, Ong SWX, Kalimuddin S, et al. Epidemiologic Features and Clinical Course of Patients Infected With SARS-CoV-2 in Singapore. JAMA. 2020.
7. Xiao F, Tang M, Zheng X, Liu Y, Li X, Shan H. Evidence for gastrointestinal infection of SARS-CoV-2. Gastroenterology. 2020.
8. Harmer D, Gilbert M, Borman R, Clark KL. Quantitative mRNA expression profiling of ACE 2, a novel homologue of angiotensin converting enzyme. FEBS Lett. 2002; 532: 107-10.
9. Chan JF, Yuan S, Kok KH, et al. A familial cluster of pneumonia associated with the 2019 novel coronavirus indicating person-to-person transmission: a study of a family cluster. Lancet. 2020; 395: 514-23.
10. Guan WJ, Ni ZY, Hu Y, et al. Clinical Characteristics of Coronavirus Disease 2019 in China. N Engl J Med. 2020.
11. Chen N, Zhou M, Dong X, et al. Epidemiological and clinical characteristics of 99 cases of 2019 novel coronavirus pneumonia in Wuhan, China: a descriptive study. Lancet. 2020; 395: 507-13.
12. Huang C, Wang Y, Li X, et al. Clinical features of patients infected with 2019 novel coronavirus in Wuhan, China. Lancet. 2020; 395: 497-506.
13. Liu K, Fang YY, Deng Y, et al. Clinical characteristics of novel coronavirus cases in tertiary hospitals in Hubei Province. Chin Med J (Engl). 2020.
14. Lu X, Zhang L, Du H, et al. SARS-CoV-2 Infection in Children. N Engl J Med. 2020.
15. Shi H, Han X, Jiang N, et al. Radiological findings from 81 patients with COVID-19 pneumonia in Wuhan, China: a descriptive study. Lancet Infect Dis. 2020.
16. Wang D, Hu B, Hu C, et al. Clinical Characteristics of 138 Hospitalized Patients With 2019 Novel Coronavirus-Infected Pneumonia in Wuhan, China. JAMA. 2020.
17. Xu XW, Wu XX, Jiang XG, et al. Clinical findings in a group of patients infected with the 2019 novel coronavirus (SARS-Cov-2) outside of Wuhan, China: retrospective case series. BMJ. 2020; 368: m606.
18. Yang X, Yu Y, Xu J, et al. Clinical course and outcomes of critically ill patients with SARS-CoV-2 pneumonia in Wuhan, China: a single-centered, retrospective, observational study. Lancet Respir Med. 2020.
19. Zhou F, Yu T, Du R, et al. Clinical course and risk factors for mortality of adult inpatients with COVID-19 in Wuhan, China: a retrospective cohort study. Lancet. 2020.
20. Zhao D, Yao F, Wang L, et al. A comparative study on the clinical features of COVID19 pneumonia to other pneumonias. Clin Infect Dis. 2020.
21.Xu L, Liu J, Lu M, Yang D, Zheng X. Liver injury during highly pathogenic human coronavirus infections. Liver Int. 2020.
22. Xu Z, Shi L, Wang Y, et al. Pathological findings of COVID-19 associated with acute respiratory distress syndrome. Lancet Respir Med. 2020.
23. Leung WK, To KF, Chan PK, et al. Enteric involvement of severe acute respiratory syndrome-associated coronavirus infection. Gastroenterology. 2003; 125: 1011-7.
24. van Doremalen N, Bushmaker T, Morris DH, et al. Aerosol and Surface Stability of SARS-CoV-2 as Compared with SARS-CoV-1. N Engl J Med. 2020.
25. Yu IT, Li Y, Wong TW, et al. Evidence of airborne transmission of the severe acute respiratory syndrome virus. N Engl J Med. 2004; 350: 1731-9.

Источник

Гастроэнтерит у собак — симптомы, лечение

Гастрoэнтерит у собак – это болезнь желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), которая характеризуется воспалением (различного вида) слизистой оболочки желудка и тонкого отдела кишечника. Тип воспаления зависит от причины, которая его вызывает.

Причины гастроэнтерита у собак

Источником заболевания часто становится пища. Низкокачественный корм, системное превышение норм кормления и отсутствие необходимых нутриентов в составе рациона могут вызывать реакции брожения в ЖКТ. Многие собаки могут находить и съедать, например, во время прогулки, продукты неподходящего качества или совсем испорченные, что может быть запускным механизмом острых отравлений, повреждений слизистой кишечника и желудка, и, как следствие, гастроэнтерита.

Вторичная форма может возникнуть при перекручивании кишечника, при заболеваниях вирусной и бактериальной этиологии, инвазиях различными эндопаразитами, отравлениях различными химическими веществами.

Инфекции вирусного происхождения у собак. Гастроэнтерит представляет собой неотъемлемый симптом кишечной инфекции у собак. Чаще всего этот симптом вызывают такие инфекционные болезни: кишечная форма чумы, парвовирусная и коронавирусная инфекции.

Парвовирусный гастроэнтерит – это одна опаснейших инфекционных болезней поражающих ЖКТ. Парвовирусный гастроэнтерит собак является молодой болезнью, но уже есть случаи массового заражения собак в России. Возбудитель инфекции установлен, это оказался мельчайший вирус, малочувствительный к внешним воздействиям. Уничтожить вирусный организм возможно исключительно кипячением.

Взрослые собаки с вирусным гастроэнтеритом обычно поддаются лечению, но для щенков болезнь во многих случаях оканчивается сильными осложнениями или гибелью. Все породы одинаково подвержены инфицированию. Более всего подвержены заболеванию щенки до одного года и ослабленные пожилые животные.

Источником передачи вируса является заболевшая собака, при этом вирус выделяется в окружающую среду с фекалиями и рвотой. Пик концентрации вирионов бывает на четвёртый день после старта заболевания.

Коронавирусный гастроэнтерит – высококонтагиозное заболевание собак, характеризующееся в основном геморрагическим воспалением желудочно-кишечного тракта, дегидратацией и истощением организма. Отсутствие своевременного лечения часто влечёт за собой гибель животного. Болезнь передаётся от больной собаки к здоровой. Коронавирусный гастроэнтерит может протекать в острой и скрытой форме. Острая форма у молодых животных обуславливается совокупностью нескольких видов инфекций и может вызвать гибель животного в короткое время (от 1-3х дней). Такому течению болезни характерны безудержная рвота и стул с кровью. При скрытом типе течения болезни симптомы почти отсутствуют. Может проявляться незначительная вялость и подъём температуры тела. Коронавирусный гастроэнтерит – это, в основном, заболевание животных с ослабленным иммунитетом.

Отравление у собак. Отравление собак какими-либо токсическими веществами сопровождается симптомами воспаления желудочно-кишечного тракта.

Гельминты у собак. Внутренние паразиты собак вызывают воспалительный процесс в ЖКТ, это связанно как с повреждением слизистой оболочки из-за особенностей паразитирования глиста, так и с общей интоксикацией организма продуктами жизнедеятельности паразита.

Травматический гастроэнтерит часто встречается, возникает при игре с палками и при проглатывании целых костей или их фрагментов. Это непосредственно повреждает слизистую оболочку желудка и кишечника, и также может приводить к частичной или полной непроходимости кишечника.

Хроническая интоксикация. Проявляется при болезнях почек, печени и онкопроцессе у собаки, вследствие чего развиваются симптомы характерные для гастроэнтерита.

Токсическое воздействие препаратов. Медикаментозный гастроэнтерит можно увидеть при применении нестероидных и стероидных противовоспалительных препаратов, цитостатиков (лекарства для лечения и стабилизации онкологического процесса), некоторых антибиотиков.

Виды гастроэнтерита у собак

По типам патологического течения отмечают следующие виды гастроэнтерита:

  • слизисто-мембранозный;
  • дифтеритический;
  • гнойный;
  • крупозный;
  • флегмонозный;
  • геморрагический;
  • смешанный.

Классифицируют гастроэнтериты также на хронический и острый, первичный и вторичный.

Симптомы гастроэнтерита у собак

Симптомы гастроэнтерита у собак могут разниться в зависимости от причины самого гастроэнтерита, но чаще всего они следующие:

  • Рвота. Патогенез возникновения рвоты при воспалении ЖКТ у собак различен и зависит от первопричины воспаления. Во всяком случае, наличие рвоты сильно ухудшает самочувствие животного и требует немедленного купирования процесса.
  • Диарея. У собак этот процесс часто очень болезненный, он обуславливается газообразованием и сильными спазмами. Стул может быть от слабо оформленного до водянистого, что зависит также от этиологии гастроэнтерита.
  • Боль. Живот животного плотный, при пальпации собака напрягает мышцы брюшной стенки, больной зверь не даёт дотронуться до себя. Может проявлять агрессивность поведения. Спазм сопровождается громкими булькающими звуками в животе.
  • Отказ от еды. Собака может полностью отказаться от корма или есть намного меньше прежнего.
  • Апатия у больного животного. Снижение общего тонуса.
  • Собака худеет. У собаки снижается вес из-за плохого аппетита и потери жидкости, все, что животное съедает, почти не усваивается.
  • Температура. Воспаление слизистой оболочки ЖКТ у собак обычно сопровождаться повышенной температурой. Но при нарастающей тяжести заболевания, вне зависимости от причины, возможно снижение температуры тела, что будет являться угрожающим фактором.
  • Обезвоживание. Дегидратация у животного при гастроэнтерите обусловлена потерей жидкости со рвотой и диареей. Наиболее опасно то, что теряется не только вода, но и электролиты, что вызывает расстройство водно-электролитного баланса. Это состояние нельзя оставлять без лечения ни в коем случае, ведь следствием этого может стать гиповолемический шок и смерть собаки.

Диагностика гастроэнтерита у собак

Диагноз гастроэнтерит собак определяется по результатам комплексного обследования животного. В начале специалист опрашивает владельцев (собирает анамнез), на данном этапе очень важно не упустить нюансы (смена рациона, вакцинации, где производятся прогулки животного и т.д.). Далее

проводятся клинический осмотр собаки и оценка состояния животного (термометрия, аускультация, пальпация и т.д.), а затем прибегают к дополнительным диагностическим мерам: анализы крoви (ОКА и биохимия) и кала, исследования различными способами на вирусные инфекции, обзорное УЗИ брюшной полости, рентгенография, гастроскопия и т.д.

Ветеринарный врач интерпретирует анализы крови, после этого определяет хорошо ли справляются внутренние системы и органы, насколько сильно воспален кишечник у собаки, возможно ли кровотечение, функции почек и печени, нет ли отклонений в работе свертывающей системы крови, насколько напряжён иммунитет животного.

Анализ кала – это важное исследование, которое даёт оценить функциональность пищеварения больного животного, наличие простейших и глистов у собаки.

Ультразвуковое исследование для собак с гастроэнтеритом – это базовое исследование, которое позволяет сделать оценку состояния кишечника и желудка, определить насколько выражен отёк и воспаление стенки желудка и кишечника, оценить степень моторики кишечника, заподозрить непроходимость или инвагинацию. Для собаки с признаками гастроэнтерита УЗИ диагностика чрезвычайно важна, ведь она позволяет выявить патологии, которые невозможно увидеть при других исследованиях, плюс ко всему, УЗИ – малоинвазивный метод исследования.

При появлении подозрения на инфекционную этиологию процесса, берется кровь или кал на исследование методом ПЦР или ИФА, которое позволит поставить диагноз на парвовирус, коронавирус, вирус чумы плотоядных и т.д.

Рентгенологическое исследование приходится выполнять при признаках непроходимости из-за возможной инвагинации или инородного предмета. Для этого необходимо задать внутрь животному рентгеноконтрастное вещество для обнаружения неконтрастных предметов в кишечнике или желудке (плёнка, ткань, нитки, бумага и т.д.).

Гастроскопическое исследование у собак при гастроэнтерите, как ещё один метод визуальной диагностики, назначается с целью уточнения диагноза, отбора патматериала для гистологического исследования. Во время гастроскопии возможно безоперационное извлечение инородных предметов из желудка при их обнаружении с помощью специального манипулятора.

Лечение гастроэнтерита у собак

Лечение гастроэнтерита собак должно включать в себя комплекс мероприятий. Терапия направляется на устранение первопричины заболевания. При этом нельзя забывать про симптоматическую терапию, ликвидирующую системные нарушения организма. Терапия первопричины зависит от этиологии гастроэнтерита.

Если болезнь имеет вирусный генез, то больное животное дополнительно должно получать противовирусные препараты и иммуностимуляторы, которые помогут уменьшить количество вируса.

При гастроэнтерите из-за отравления основной лечебной манипуляцией будет промывание желудка (если к этому будут показания). Если это отравление крысиным ядом или химическими веществами, обязательно производится применение антидотов (если таковые есть) в совокупности с симптоматическим лечением.

При гастроэнтеритах из-за заражения паразитами необходимо применять антигельминтные и антипротозойные препараты.

Если поставлен диагноз инородное тело, то сначала производится извлечение предмета, который травмирует слизистую желудка или кишечника, или с помощью гастроскопа или хирургическим методом – энтеротомией (вскрытие кишечника). Сравнительно не часто возможно извлечение мелких травмирующих предметов естественным путём посредством дачи внутрь вазелинового масла.

Гастроэнтерит, который является результатом хронических болезней внутренних органов (печень, почки) или опухолевого процесса, требует терапии основного заболевания, тем самым это будет помогать улучшить и состояние кишечника.

Отмена приема препарата, который вызывает гастроэнтерит, или уменьшение его концентрации, будет способствовать улучшению состояния ЖКТ. Если нет возможности отмены таких препаратов (по жизненным показаниям), то необходимо применять гастропротекторы, при чём назначать их необходимо сразу, параллельно приёму токсичных препаратов.

Говоря о симптоматическом лечении, нельзя не сказать о том, что оно также обязано быть комплексным. И заключается она в устранении: рвоты (противорвотные препараты), диареи (крепящие вещества, антибиотики, обязательно диета), дегидратации (внутривенные инфузии с растворами электролитов, витаминов, гастро- и энтеропротектеров) и инфекции (антибиотики широкого спектра действия). При серьёзных кровопотерях и развивающейся анемии жизненно важна гемотрансфузия.

Питание/диета при гастроэнтерите у собак

При гастроэнтеритах у собак необходимо назначать хорошо усвояемый корм. Обычно это гастроэнтерологические промышленные диеты.

Профилактика гастроэнтерита у собак

Профилактическими мерами гастроэнтеритов у собак являются:

  • Регулярные обработки животных от паразитов (внешних и внутренних).
  • Своевременные первичные вакцинации щенков и ежегодные вакцинации взрослых собак.
  • Не допущение поедания различных испорченных продуктов и несъедобных предметов на улице.
  • Игры с игрушками под присмотром владельцев.
  • Качественное и сбалансированное питание.

Автор статьи:
ветеринарный врач-терапевт
Васильева Александра Михайловна

Полипы желудочно-кишечного тракта

За последнее время во всём мире, в том числе и в Беларуси наблюдается увеличение количества пациентов с полипами желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). Это связано с одной стороны с некоторым абсолютным ростом данной патологии у взрослых и детей, с другой стороны с бурным развитием эндоскопии, являющейся основным достоверным методом диагностики данного заболевания. Полипы занимают значительное место среди различных заболеваний желудочно-кишечного тракта и в большом проценте случаев подвергаются малигнизации. Отсутствие достоверных клинических критериев, характерных только для полипов желудочно-кишечного тракта, ставит в затруднительное положение практических врачей при постановке диагноза и проведении дифференциальной диагностики, а также лечебной тактике, выборе метода и объема оперативного вмешательства, в зависимости от локализации, распространенности и морфологического строения полипов.

Что такое полипы ЖКТ?

Полип — любое образование на слизистой оболочке, выступающее в просвет полого органа и связанное с его стенкой ножкой или широким основанием. Частота локализации полипов в различных отделах желудочно-кишечного тракта неодинакова, наиболее часто они локализуются в желудке, затем в прямой и ободочной кишках, реже в пищеводе, двенадцатиперстной и тонкой кишках.

Пищевод:

Доброкачественные опухоли пищевода встречаются редко, несколько чаще у мужчин и лиц среднего возраста. По отношению к раку пищевода они составляют 6,2%. Чаще развиваются в местах естественных сужений и в нижней трети пищевода.

Какими бывают доброкачественные опухоли пищевода?

Различают два типа доброкачественных опухолей — эпителиальные (полипы, аденомы, эпителиальные кисты) и неэпителиальные (лейомиомы, фибромы, невриномы, гемангиомы и др.), которые встречаются значительно чаще. Полипы и аденомы могут локализоваться на любом уровне пищевода, однако чаще они располагаются в проксимальном конце или в брюшном его отделе. Эти опухоли могут иметь широкое основание или длинную ножку. В последнем случае они иногда ущемляются в области кардии или выпадают из пищевода в глотку, вызывая соответствующую симптоматику. Это обычно четко ограниченные красноватые, иногда дольчатые опухоли. При поверхностном расположении сосудов они легко кровоточат при дотрагивании. Эти образования не надо путать с более часто встречающимися папилломатозными разрастаниями на слизистой оболочке пищевода, возникающими у пожилых людей вследствие хронических воспалительных изменений. Такие папилломы не достигают больших размеров.

Желудок:

В желудке встречаются эпителиальные и неэпителиальные доброкачественные опухоли. Эпителиальные доброкачественные опухоли (полипы и полипоз). Полипы желудка составляют 5-10% всех опухолей желудка, чаще бывают у людей в возрасте 40-50 лет. Мужчины болеют в 2-4 раза чаще, чем женщины. Вопрос о возможности перехода полипа желудка в рак подтверждается многочисленными наблюдениями клиницистов и патологоанатомов. Чаще злокачественное превращение (малигнизация) полипа начинается с основания. Широкое основание, хрящевая консистенция, наличие изъязвления в центре пли у основания — характерные макроскопические признаки малигнизации полипа. Полипы желудка локализуются (примерно в 80%) главным образом в антральном отделе, но могут развиваться и в других отделах. В области кардии полипы встречаются чрезвычайно редко. Размер и внешний вид полипов разнообразны, но наиболее часто они представляются в виде гриба, папилломы или цветной капусты. Необходимо различать полип на ножке и широком основании, последняя форма должна настораживать в смысле озлокачествления, особенно если полип достиг значительной величины. Полипы могут быть одиночными и множественными. Если несколько полипов формируются в пределах одного сегмента органа – множественные полипы, если в двух и более сегментах – полипоз.

12-перстная кишка:

Доброкачественные опухоли двенадцатиперстной кишки наблюдаются исключительно редко. Чаще всего наблюдаются полипы, затем лейомиомы, очень редко — невриномы , а также липомы, фибромы, лимфангиомы и гемангиомы.

Толстая кишка:

Доброкачественные опухоли толстой кишки могут происходить из любой неэпителиальной и эпителиальной ткани, составляющей кишечную стенку. Эпителиальные опухоли происходят из железистого эпителия, имеют вид отдельных или множественных полипов, занимающих иногда значительные участки толстой кишки. Одиночные полипы встречаются в 3 раза чаще, чем множественные. Ворсинчатая опухоль, представляя собой, множественные папиллярные разрастания слизистой оболочки, она может выглядеть то, как отдельный опухолевый узел, то выстилать стенку кишки на довольно обширном протяжении. С различной частотой (от 10 до 60% по различным статистикам) ворсинчатая опухоль дает начало злокачественному росту, ввиду чего имеет большое практическое значение, знание ее клинических особенностей.

Причины образования полипов

До сих пор нет общепризнанной теории этиологии возникновения полипов и полипоза. Существует несколько теорий возникновения полипов:

  1. Воспалительная теория;
  2. Теория эмбриональной эктопии;
  3. Дисрегенераторная теория;

Однако единого мнения учёных на природу этого заболевания нет.

Клинические проявления полипов ЖКТ

Отсутствие достоверных клинических критериев, характерных только для полипов желудочно-кишечного тракта, ставит в затруднительное положение практических врачей при постановке диагноза и проведении дифференциальной диагностики, а также лечебной тактике, выборе метода и объема оперативного вмешательства, в зависимости от локализации, распространенности и морфологического строения полипов. Однако определённые симптомы в зависимости от локализации, размеров и влияния на организм всё же имеются.

Пищевод:

Небольшие доброкачественные опухоли пищевода встречаются достаточно часто. Они не вызывают клинических проявлений и нередко неожиданно обнаруживаются при эндоскопическом исследовании. Заболевание проявляется при наступлении дисфагии. Доброкачественные опухоли редко вызывают обтюрацию пищевода. Дисфагия наблюдалась только у 50% больных. При больших опухолях, кроме дисфагии, больные испытывают ощущение инородного тела в пищеводе, позывы на рвоту и тошноту, иногда боли при еде. Бывает, что большие опухоли не вызывают каких-либо симптомов и случайно выявляются при рентгенологическом или эндоскопическом исследовании. В отличие от рака пищевода дисфагия при полипах не имеет тенденции к неуклонному и быстрому нарастанию и может оставаться без изменения в течение нескольких месяцев или даже лет. В анамнезе некоторых больных отмечаются периоды улучшения проходимости пищи вследствие уменьшения спазмов. Течение полипов зависит от морфологической структуры и темпов роста. При быстром росте полипа возможна быстрая малигнизация, особенно в молодом возрасте. Общее состояние больных с полипом пищевода не страдает. Иногда отмечается некоторое похудание в связи с нарушением питания и естественным в таких случаях беспокойством.

Желудок:

Возможно существование полипов без клинических симптомов, в подобных случаях они являются случайной находкой при рентгенологическом или эндоскопическом исследовании. Болевая симптоматика, часто наблюдающаяся при полипах желудка, в значительной степени обусловлена степенью выраженности воспалительных явлений, на фоне которых существует полип. В большинстве случаев боли локализуются в подложечной области, вначале имеют связь с приемом пищи, а затем приобретают не зависящий от приема пищи характер. Если полипы закрывают выход из желудка, то у больного появляется рвота. Полипы, имеющие длинную ножку, могут выпадать в двенадцатиперстную кишку и ущемляться в привратнике, вызывая приступы резких схваткообразных болей в подложечной области с иррадиацией по всему животу. Больные жалуются на горький вкус во рту, тошноту, отрыжку. Аппетит не страдает. В случае нерезкой выраженности этих симптомов больные могут годами не обращаться к врачу. При изъязвлении полипа наблюдаются умеренные желудочные кровотечения (положительная реакция па скрытую кровь в кале), а в более выраженных случаях выявляется кровь в рвотных массах, дегтеобразный характер стула. Могут наступить обычные для кровопотери признаки: слабость, бледность кожных покровов, вторичная гипохромная анемия. Малигнизация полипа наступает исподволь: отмечаются потеря аппетита, общая слабость, похудание, т.е. развиваются признаки, характерные для рака желудка. Следует отметить, что начало перехода полипа в рак не удается уловить ни клинически, ни рентгенологически. Поэтому больные, у которых выявлены полипы желудка, должны находиться под систематическим динамическим наблюдением врача-эндоскописта; при малейшем подозрении на злокачественное превращение полипа больного следует подвергнуть оперативному лечению.

Толстая кишка:

Клиническая картина находится в зависимости от количества, местоположения и морфологического строения полипов. При одиночных полипах в течение длительного времени может не быть никаких жалоб. При множественных полипах и полипозе бессимптомного течения не встречается. Полипоз проявляется болями по ходу толстой кишки, учащенным, часто болезненным стулом с примесью крови, слизи, гноя. При полипах, расположенных в дистальных отделах толстой кишки, нередко отмечаются тенезмы, а при сочетании с полипами прямой кишки — неприятные ощущения, боли, зуд в области заднего прохода. Если наличие одиночного полипа беспокоит больных мало, то при множественных полипозах болезнь сопровождается кровотечениями во время, и после дефекации, поносом, приводящим к обезвоживанию, интоксикации и малокровию.

Диагностика полипов ЖКТ.

Основной метод диагностики – эндоскопическое исследование, позволяющее определить локализацию, размеры, форму полипа, а также выполнить прицельную биопсию. Кроме того, эндоскопическое исследование позволяет решить вопросы дальнейшей тактики ведения больного.

Лечение полипов ЖКТ.

Основным методом лечения полипов ЖКТ является эндоскопическая полипэктомия (малоинвазивная операция, выполняемая без вскрытия полостей).

Способы полипэктомии:

  1. Эксцизия;
  2. Электроэксцизия;
  3. Электрокоагуляция;
  4. Фотокоагуляция;
  5. Медикаментозная полипэктомия;
  6. Сочетание нескольких способов;

Решение о способе полипэктомии принимается врачом-эндоскопистом в зависимости от локализации, формы, размеров полипа, результатов морфологического исследования, а также в соответствии с имеющимся оборудованием и квалификацией врача-эндоскописта.

Полипы размером менее 5 миллиметров подлежат динамическому эндоскопическому наблюдению 1 раз в 6 месяцев. Полипы размером более 4-х сантиметров при невозможности эндоскопического удаления подлежат хирургическому лечению.

Эндоскопическая полипэктомия выполняется в эндоскопических отделениях хирургических стационаров в рамках малоинвазивной хирургии одного дня.

После эндоскопической полипэктомии необходимы контрольные эндоскопические исследования через 1, 3, 6 и 12 месяцев и далее 1 раз в год пожизненно.

Зав. эндоскопическим отделением А.Э. Данович


 

Диспепсия — Американский колледж гастроэнтерологии

Некоторые люди могут избавиться от симптомов несварения желудка с помощью:

  • есть несколько небольших, нежирных порций в течение дня в медленном темпе
  • отказ от курения
  • воздержание от употребления кофе, газированных напитков и алкоголя
  • прекращение приема лекарств, которые могут раздражать слизистую оболочку желудка, таких как аспирин или противовоспалительные препараты
  • отдыхает
  • поиск способов уменьшить эмоциональное и физическое напряжение, например релаксационная терапия или йога

Врач может порекомендовать безрецептурные антациды или лекарства, которые снижают выработку кислоты или помогают желудку быстрее перемещать пищу в тонкий кишечник.Многие из этих лекарств можно купить без рецепта. Лекарства, отпускаемые без рецепта, следует использовать только в дозе и в течение времени, рекомендованных на этикетке, если врач не посоветовал иное. Проинформировать врача о начале приема нового лекарства очень важно.

Антациды , такие как Алка-Зельцер, Маалокс, Миланта, Ролаидс и Риопан, обычно являются первыми препаратами, рекомендованными для облегчения симптомов несварения желудка. Многие бренды на рынке используют различные комбинации трех основных солей — магния, кальция и алюминия — с ионами гидроксида или бикарбоната для нейтрализации кислоты в желудке.Однако антациды могут иметь побочные эффекты. Соль магния может вызвать диарею, а соль алюминия — запор. Соли алюминия и магния часто объединяют в одном продукте, чтобы сбалансировать эти эффекты.

Антациды карбоната кальция, такие как Тумс, Титралак и Алка-2, также могут быть дополнительным источником кальция, хотя они могут вызывать запор.

Антагонисты рецептора h3 (h3RA) включают ранитидин (Zantac), циметидин (Tagamet), фамотидин (Pepcid) и низатидин (Axid) и доступны как по рецепту, так и без рецепта.h3RA лечат симптомы расстройства желудка, снижая кислотность желудка. Они действуют дольше, но не так быстро, как антациды. Побочные эффекты h3RA могут включать головную боль, тошноту, рвоту, запор, диарею и необычные кровотечения или синяки.

Ингибиторы протонной помпы (ИПП) включают омепразол (Прилосек, Зегерид), лансопразол (Превацид), пантопразол (Протоникс), рабепразол (Ацифекс) и эзомепразол (Нексиум) и отпускаются по рецепту. Прилосек также доступен без рецепта.ИПП, более сильные, чем h3RA, также лечат симптомы расстройства желудка, снижая кислотность желудочного сока. ИПП наиболее эффективны при лечении симптомов несварения желудка у людей с ГЭРБ. Побочные эффекты ИПП могут включать боль в спине, ломоту, кашель, головную боль, головокружение, боль в животе, газы, тошноту, рвоту, запор и диарею.

Prokinetics , например метоклопрамид (Реглан), может быть полезен людям, у которых проблемы с опорожнением желудка слишком медленно. Метоклопрамид также улучшает работу мышц пищеварительного тракта.Прокинетики имеют частые побочные эффекты, которые ограничивают их полезность, включая усталость, сонливость, депрессию, беспокойство и непроизвольные мышечные спазмы или движения.

Если анализ показывает тип бактерий, вызывающих язвенную болезнь, врач может назначить антибиотики для лечения этого состояния.

Желудочно-кишечные симптомы и исходы у госпитализированных пациентов с коронавирусной болезнью 2019 — FullText — Пищеварительные заболевания 2020, Vol. 38, № 5

Абстрактные

Введение: Желудочно-кишечные (ЖКТ) симптомы все чаще обнаруживаются при коронавирусной болезни 2019 (COVID-19).Неясно, связано ли наличие желудочно-кишечных симптомов с плохими исходами при COVID-19. Мы стремимся оценить, можно ли использовать симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта для прогнозирования у госпитализированных пациентов с COVID-19. Методы: Мы ретроспективно проанализировали пациентов, поступивших в медицинский центр третичного уровня в Бруклине, штат Нью-Йорк, с 18 марта 2020 года по 31 марта 2020 года с COVID-19. Медицинские карты пациентов были проверены на наличие желудочно-кишечных симптомов при поступлении, включая тошноту, рвоту, диарею и боль в животе.Пациенты с COVID-19 с симптомами (случаи) со стороны желудочно-кишечного тракта сравнивались с пациентами с COVID-19 без симптомов со стороны желудочно-кишечного тракта (контроль). Результаты: Всего было включено 150 госпитализированных пациентов с COVID-19, из которых 31 (20,6%) пациент имел по крайней мере 1 или более симптомов (случаев) со стороны желудочно-кишечного тракта. Их сравнивали с 119 пациентами с COVID-19 без симптомов со стороны желудочно-кишечного тракта (контрольная группа). Средний возраст среди заболевших составил 57,6 года (стандартное отклонение 17,2), а в контрольной группе — 63,3 года (стандартное отклонение 14,6). Статистически значимой разницы в сопутствующих заболеваниях и лабораторных данных не отмечено.Первичным результатом была смертность, которая не различалась между случаями и контрольной группой (41,9 против 37,8%, p = 0,68). Не было отмечено статистически значимых различий во вторичных исходах, включая продолжительность госпитализации (LOS, 7,8 против 7,9 дней, p = 0,87) и потребность в ИВЛ (29 против 26,9%, p = 0,82). Обсуждение: В нашем исследовании наличие желудочно-кишечных проявлений у COVID-19 во время госпитализации не было связано с повышением смертности, LOS или ИВЛ.

© 2020 S. Karger AG, Базель


Введение

Новое коронавирусное заболевание 2019 г. (COVID-19), вызванное тяжелым острым респираторным синдромом, коронавирусом 2 (SARS-CoV-2), началось как эпидемия в Ухане, Китай. Позже она была объявлена ​​глобальной пандемией, а нынешним эпицентром был Нью-Йорк [1]. SARS-CoV-2 в основном распространяется при прямом воздействии (капли, от человека к человеку). Однако предполагается, что он также передается через зараженные объекты, воздушно-капельным путем и фекально-оральным путем [2].COVID-19 — это преимущественно респираторное заболевание, проявляющееся лихорадкой, усталостью, сухим кашлем, анорексией, миалгией и одышкой [3]. Однако желудочно-кишечные (ЖКТ) проявления, такие как тошнота, рвота, диарея и боль в животе, все чаще признаются важными проявлениями COVID-19 [4-8]. Другие симптомы, такие как дисгевзия и аносмия, также привлекают внимание как важные симптомы COVID-19 [9, 10].

Спектр заражения COVID-19 варьируется от легкой до критической.Большинство пациентов (81%) имеют легкое заболевание, 14% пациентов имеют тяжелое заболевание и 5% пациентов имеют критическое заболевание [1, 11]. Факторы, связанные с тяжелой инфекцией COVID-19, включают пожилой возраст> 65 лет, хронические респираторные заболевания, гипертензию, сахарный диабет (СД), злокачественные новообразования и сердечно-сосудистые заболевания [12–14]. В недавнем исследовании, опубликованном в США, около 12% пациентов нуждались в ИВЛ, а уровень смертности пациентов, получавших ИВЛ, составил 88% [15].В исследовании Pan et al. [7], наличие желудочно-кишечных симптомов было связано с более высоким уровнем ферментов печени, меньшим количеством моноцитов и более длительным протромбиновым временем. Общая совокупная распространенность желудочно-кишечных симптомов при COVID-19, основанная на систематическом обзоре, составила 18% [16]. Наиболее частым симптомом со стороны ЖКТ является диарея (13%), за которой следует тошнота или рвота (10%) и боль в животе [16]. SARS-CoV-2 также был обнаружен в образцах кала пациентов с COVID-19 даже после полного исчезновения симптомов [13, 17].Таким образом, фекально-оральная передача также рассматривается как потенциальный путь передачи [17]. Возникновение желудочно-кишечных симптомов, вероятно, связано с кишечным тропизмом SARS-CoV-2 [18]. Более того, симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта могут сосуществовать или даже предшествовать респираторным проявлениям [19]. В редких случаях пациенты с COVID-19 могут иметь только симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта без респираторных симптомов [7].

Следовательно, растет интерес к вопросу о том, связаны ли симптомы ЖКТ с тяжелым заболеванием. Существуют противоречивые сообщения о том, связаны ли симптомы со стороны ЖКТ с тяжелой формой COVID-19 или нет [7, 20].Поэтому в этом исследовании мы стремились проанализировать, связано ли наличие желудочно-кишечных симптомов во время госпитализации с механической вентиляцией легких или смертностью по сравнению с пациентами, у которых не было желудочно-кишечных симптомов.

Методы

Дизайн исследования и источник данных

Это ретроспективное когортное исследование, проведенное на когорте пациентов с COVID-19, которые были госпитализированы в Медицинский центр больницы Брукдейлского университета (BHMCNY), академический медицинский центр третичного уровня в Бруклине, Нью-Йорк.BHMCNY — некоммерческий поставщик медицинских услуг, обслуживающий почти 1 миллион жителей Восточного Бруклина. Совет по институциональному обзору BHMCNY одобрил это исследование как исследование с минимальным риском при использовании анонимного и обезличенного ретроспективного сбора данных и отказался от требования информированного согласия. Мы включили последовательных пациентов, которые были госпитализированы в больницу с подтвержденным диагнозом COVID-19 по результатам тестирования назофарингеальной полимеразной цепной реакции на SARS-CoV-2 с 18 марта 2020 года по 31 марта 2020 года.Пациенты были исключены, если они были моложе 18 лет, которые не были госпитализированы и лечились в амбулаторных условиях, беременные пациенты, отсутствие результатов назофарингеального тестирования на SARS-CoV-2, а также отсутствие данных о смертности или предрасположенности.

Были собраны данные, относящиеся к демографическим характеристикам пациентов, клиническим симптомам, сопутствующим заболеваниям, домашним лекарствам, жизненно важным показателям при поступлении, лабораторным тестам при поступлении, стационарным лекарствам и исходам (таблица 1). Были получены такие демографические переменные, как возраст, пол, раса, статус курения и ИМТ.Были получены данные о множественных сопутствующих состояниях, таких как анамнез гипертонии, дислипидемии, ишемической болезни сердца, СД, анамнезе любого рака, хронической обструктивной болезни легких и астме. Был собран анамнез лекарственных средств, связанных с использованием ингибитора ангиотензинпревращающего фермента / блокатора рецептора ангиотензина, нестероидных противовоспалительных препаратов, аспирина или статинов. Кроме того, были отмечены исходные лабораторные данные, такие как уровень гемоглобина, лейкоциты, абсолютное количество лимфоцитов, количество тромбоцитов, ферритин, C-реактивный белок (CRP), d-димер, молочная кислота, аспартатаминотрансфераза и аланинаминотрансфераза.Если конкретное лабораторное исследование не было выполнено при поступлении, использовались первые лабораторные показатели в течение 24 часов после приема.

Таблица 1.

Распространенность желудочно-кишечной системы (ЖКТ) во всей когорте

Стратификация когорты исследования и результаты

В нашем исследовании симптомы со стороны ЖКТ определялись как наличие тошноты, рвоты, диареи или боли в животе. на момент поступления. Когорта исследования была разделена на 2 группы в зависимости от наличия симптомов со стороны желудочно-кишечного тракта: COVID-19 с симптомами со стороны желудочно-кишечного тракта (случаи) и COVID-19 без симптомов со стороны желудочно-кишечного тракта (контроль).Первичным исходом была смерть по любой причине. Вторичные исходы были определены как общая продолжительность пребывания в больнице (LOS) и потребность в искусственной вентиляции легких во время госпитализации.

Статистический анализ

Статистический анализ выполняли с использованием программного обеспечения IBM SPSS версии 26 (SPSS Inc., Армонк, Нью-Йорк, США). Описательная сводная статистика представлена ​​в виде средних значений и стандартного отклонения для непрерывных переменных и частот с процентным соотношением для категориальных переменных. Категориальные и непрерывные переменные были проверены на статистическую значимость с использованием тестов χ 2 и t , соответственно.Если непрерывная переменная не имеет нормального распределения, мы использовали непараметрический тест, такой как тест Манна-Уитни U , чтобы сравнить группы.

Результаты

Население исследования и исходные демографические данные

Всего за период исследования было госпитализировано 155 пациентов с подтвержденным COVID-19. Пять пациентов были исключены на основании критериев исключения. В общей сложности 150 пациентов соответствовали критериям включения и составили нашу последнюю популяцию исследования (рис. 1).Из них у 31 (20,6%) пациента были симптомы (случаи) со стороны желудочно-кишечного тракта, а у 119 пациентов не было симптомов со стороны желудочно-кишечного тракта (контрольная группа) (таблица 1). Диарея была наиболее частым желудочно-кишечным симптомом, о котором сообщали 14,7% когорты, затем тошнота или рвота наблюдались у 10,7% пациентов, и только 2% пациентов испытывали боль в животе (таблица 2). Демографические переменные указаны в таблице 3. Средний возраст составлял 57 лет (стандартное отклонение ± 17) в случаях по сравнению с 63 годами (стандартное отклонение ± 15 лет) в контрольной группе. Средний ИМТ был 31,7 и 30,7 в случаях и в контроле соответственно.Сопутствующие заболевания, такие как гипертония, дислипидемия, хроническая обструктивная болезнь легких, астма, ишемическая болезнь сердца, сахарный диабет и рак, были одинаково распределены между двумя группами (таблица 3). Между двумя группами не было различий в наличии других симптомов, таких как лихорадка, кашель, одышка, утомляемость и миалгия.

Таблица 2.

Распространенность отдельных желудочно-кишечных (ЖКТ) симптомов в когорте COVID-19 с желудочно-кишечными симптомами (случаи)

Таблица 3.

Исходные демографические данные исследуемой популяции

Рис.1.

Лабораторные данные

Не было статистической разницы между двумя группами в значениях лабораторных данных, таких как средний гемоглобин, количество лейкоцитов, лимфоцитов и тромбоцитов. Средний уровень ферритина был ниже в случаях, чем в контроле, но не достиг статистической значимости (777 против 951 нг / мл, p = 0,61). Средние уровни СРБ, креатинина и молочной кислоты были выше, но не статистически значимы в обеих группах, как указано в таблице 4.

Таблица 4.

Лабораторные данные обеих групп на момент поступления a

Результаты

Результаты исследования представлены в таблице 5.У пациентов с симптомами (случаями) со стороны желудочно-кишечного тракта смертность была выше на 41,9% (13/31 пациент) по сравнению с контрольной группой, 37,8% (45/119 пациентов), но она не достигла статистической значимости ( p = 0,68). Не было отмечено значительных различий во вторичных исходах — средней LOS (7,8 [SD 4,4] против 7,9 дней [SD 4,7 дней], p = 0,87) и потребности в ИВЛ (29 против 26,9%, p = 0,82).

Таблица 5.

Данные о результатах обеих когорт на момент поступления

Обсуждение

В этом исследовании мы обнаружили, что 20.6% пациентов, госпитализированных с COVID-19, имели по крайней мере 1 симптом со стороны желудочно-кишечного тракта, такой как диарея, тошнота, рвота или боль в животе. Наиболее частым желудочно-кишечным симптомом была диарея, за которой следовали тошнота / рвота и боли в животе. Не было значительных различий в отношении демографических характеристик пациентов, сопутствующих заболеваний и лабораторных исследований между пациентами с симптомами желудочно-кишечного тракта и без них. Кроме того, не было никакой связи между симптомами ЖКТ и другими симптомами, такими как лихорадка, кашель, утомляемость и миалгия.

Наше исследование показывает, что распространенность желудочно-кишечных симптомов у пациентов с COVID-19 составляет 20,6%, что ниже, чем распространенность желудочно-кишечных симптомов, о которых сообщают другие исследования в США и Китае, в диапазоне от 50,5 до 61,3% [7, 21 ]. Более высокая частота желудочно-кишечных симптомов в этих исследованиях, вероятно, могла быть связана с включением анорексии в качестве одного из симптомов желудочно-кишечного тракта. Анорексия — это неспецифический симптом, который может быть связан с общим инфекционным или воспалительным процессом и, следовательно, не был включен в наше исследование как специфический симптом со стороны ЖКТ.В исследовании Redd et al. [20], распространенность желудочно-кишечных симптомов у пациентов с COVID-19 составила 61,3%. В этом исследовании анорексия наблюдалась в 34,8% случаев, диарея — в 33,7%, а тошнота — в 26,4% случаев. В исследовании Pan et al. [7] из Ухани, Китай, хотя около 50% сообщили о симптомах со стороны желудочно-кишечного тракта, у большинства этих пациентов была анорексия (78,6%). Когда анорексия была исключена из анализа, только 18,6% имели специфические симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта. С момента его вспышки в Ухане, Китай, отмечается тенденция все большего распознавания проявлений желудочно-кишечного тракта среди пациентов с COVID-19.Во время первоначальной вспышки в Ухани диарея наблюдалась только в 3% случаев [1]. Это число увеличилось до 10% в последующем исследовании из Ухани и до 25% в исследовании из Сингапура [3, 22]. Поскольку среди медицинских работников растет осведомленность о проявлениях желудочно-кишечного тракта у пациентов с COVID-19, в исследованиях увеличилось количество сообщений о наличии симптомов желудочно-кишечного тракта.

В нашем исследовании не было выявлено связи между симптомами со стороны желудочно-кишечного тракта и неблагоприятными исходами у пациентов с COVID-19. В предыдущих исследованиях сообщалось о противоречивых результатах относительно наличия симптомов со стороны ЖКТ и неблагоприятных исходов.В исследовании Pan et al. [7] из Ухани, Китай, пациенты с пищеварительными симптомами имели более длительный LOS (9 против 7,3 дней, p = 0,013). Кроме того, это исследование отметило, что по мере увеличения тяжести и продолжительности COVID-19 симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта также усиливаются. В многоцентровом исследовании 191 пациента Zhou et al. [14], наличие желудочно-кишечных симптомов было связано с повышенным уровнем СРБ (7,3 против 3,8 мг / л, p = 0,021), повышенным уровнем аланинаминотрансферазы (64,1 против 46,6 единиц / л, p = 0.049) и более низкие уровни гемоглобина по сравнению с пациентами без симптомов со стороны желудочно-кишечного тракта. Однако в исследовании Redd с коллегами [20] не было различий в клинических исходах у пациентов с симптомами желудочно-кишечного тракта или без них. Кроме того, они не сообщили о существенных различиях в количестве лейкоцитов, гемоглобине, тромбоцитах, свертываемости крови или тестах печени в группах с симптомами ЖКТ или без них.

Хотя конкретные механизмы, вызывающие проявления желудочно-кишечного тракта при COVID-19, полностью не известны, существует несколько предложенных теорий.У SARS-CoV-2 отмечен кишечный тропизм, который может быть связан с его сильным сродством к рецепторам ангиотензинпревращающего фермента-2, а рецепторы ангиотензинпревращающего фермента-2 высоко экспрессируются в эпителиальных клетках пищевода и кишечника [23] . Следовательно, существует большая вероятность прямого поражения тонкой кишки, что приводит к прямым цитопатическим эффектам, вызывающим симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта. Кроме того, Redd et al. [20] отметили, что потеря обоняния (аносмия) и потеря вкуса (агевзия) обычно были связаны с тошнотой (скорректированный OR 2.71, 95% ДИ: 1,21-6,20; p = 0,015) и анорексии (скорректированный OR 3,70, 95% ДИ: 1,49–9,16; p = 0,0048) после учета потенциальных факторов, влияющих на факторы. Хотя точная причина этой ассоциации неясна, она может быть связана с повреждением обонятельных и вкусовых рецепторов во время проникновения вируса через нос и перорально [24]. Кроме того, в исследовании, проведенном в Гонконге, пациенты с диареей при поступлении имели более высокие показатели РНК-положительности в стуле по сравнению с пациентами без диареи (38.5 против 8,7%, p = 0,02). Это наводит на мысль о прямом воздействии SARS-CoV-2 на желудочно-кишечный тракт [16]. Кроме того, вирусная инфекция может вызывать нарушение кишечной проницаемости, что приводит к нарушению всасывания [25]. Наконец, воспалительная реакция от цитокинового шторма у пациентов с тяжелой формой COVID-19 может вызывать ишемию кишечника, вызванную гипоксией, и способствовать диарее.

Конкретные ограничения этого исследования включают ретроспективный дизайн, относительно небольшую выборку, одноцентровое исследование на базе больницы и отсутствие валидированных инструментов для определения симптомов.Это может привести к смещению выборки и ограничить надежность и обобщаемость результатов. Мы не смогли соотнести присутствие РНК SARS-CoV-2 с симптомами со стороны желудочно-кишечного тракта, поскольку этот тест обычно не проводился в нашем учреждении. Несмотря на эти ограничения, основные сильные стороны этого исследования заключаются в том, что оно подтвердило результаты другого исследования в США, проведенного Redd et al. [20] о проявлениях желудочно-кишечного тракта при COVID-19. В нашем исследовании также представлены данные из Нью-Йорка, где процент афроамериканцев значительно выше.Мы также включили данные о домашних лекарствах, таких как нестероидные противовоспалительные препараты и ингибитор ангиотензинпревращающего фермента / блокатор рецепторов ангиотензина, которые не были представлены в предыдущих исследованиях.

Заключение

Симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта часто встречаются у госпитализированных пациентов с COVID-19. В нашем исследовании симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта не были связаны с более неблагоприятными исходами, такими как повышенная смертность, более длительная госпитальная LOS и повышенная механическая интубация у пациентов с COVID-19. Похоже, что симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта потенциально могут быть сторонними наблюдателями у пациентов с COVID-19.Кроме того, необходимы более обширные исследования, чтобы оценить влияние желудочно-кишечных симптомов на исходы COVID-19.

Заявление об этике

Совет по институциональной проверке BHMCNY одобрил это исследование как исследование с минимальным риском при использовании анонимного и обезличенного ретроспективного сбора данных и отказался от требования информированного согласия.

Заявление о конфликте интересов

Все авторы не имеют конфликтов интересов или финансовых связей, о которых следует раскрывать.

Источники финансирования

Авторы не получали финансирования.

Вклад авторов

P.R., A.P. и H.G .: Концепция и дизайн. П.Р., И.О. и С.Г .: Сбор данных. А.П. и М.Г .: Составление рукописи. P.R., I.O., S.G., M.G., A.A., H.G. и A.A .: Обзор литературы, критический пересмотр и окончательное утверждение рукописи.

Доступность данных и материалов

Эта собственная работа была депонирована в репозиторий допечатной подготовки [26].

Список литературы

  1. Хуанг Ц., Ван И, Ли Х, Рен Л, Чжао Дж, Ху И и др.Клинические особенности пациентов, инфицированных новым коронавирусом 2019 г., в Ухане, Китай. Ланцет. 2020 15 февраля; 395 (10223): 497–506.
  2. Santarpia JL, Rivera DN, Herrera V, Morwitzer MJ, Creager H, Santarpia GW и др. Потенциал передачи SARS-CoV-2 при выделении вируса, наблюдаемый в Медицинском центре Университета Небраски.
  3. Ван Д., Ху Б., Ху Ц., Чжу Ф., Лю Х, Чжан Дж. И др. Клинические характеристики 138 госпитализированных пациентов с пневмонией, инфицированной новым коронавирусом 2019 г., в Ухане, Китай. ДЖАМА. 2020 7 февраля; 323 (11): 1061–9.
  4. Алоизиус М., Татти А., Гупта А.COVID-19 проявляется как острый панкреатит. Панкреатология. 2020; S1424–3903 (20): 30154.
  5. Гао QY, Chen YX, Fang JY. Новая коронавирусная инфекция 2019 г. и желудочно-кишечный тракт. J Dig Dis. 2020 Март; 21 (3): 125–6.
  6. Копель Дж., Перисетти А., Гаджендран М., Бореговда Ю., Гоял Х.Клинические данные о желудочно-кишечных проявлениях COVID-19. Dig Dis Sci. 2020 июл; 65 (7): 1932–9.
  7. Пан Л., Му М, Ян П, Сунь И, Ван Р., Ян Дж. И др. Клинические характеристики пациентов с COVID-19 с пищеварительными симптомами в провинции Хубэй, Китай: описательное, перекрестное, многоцентровое исследование.Am J Gastroenterol. 2020 14 апреля; 115 (5): 766–73.
  8. Перисетти А., Гаджендран М., Гоял Х. Предполагаемые механизмы диареи при COVID-19. Clin Gastroenterol Hepatol. 2020, 11 июня; S1542–3565 (20): 30708–1.
  9. Азиз М., Перисетти А., Ли-Смит В., Гаджендран М., Бансал П., Гоял Х.Вкусовые изменения (дисгевзия) при COVID-19: систематический обзор и метаанализ. Гастроэнтерология. 2020 5 мая; S0016–5085 (20): 30595–3.
  10. Джакомелли А., Пеццати Л., Конти Ф, Бернаккья Д., Сиано М., Орени Л. и др. Самостоятельно сообщаемые обонятельные и вкусовые расстройства у пациентов с SARS-CoV-2: кросс-секционное исследование.Clin Infect Dis. 2020 26 марта: ciaa330.
  11. Чен Н, Чжоу М., Дун Х, Цюй Дж, Гонг Ф, Хан И и др. Эпидемиологические и клинические характеристики 99 случаев новой коронавирусной пневмонии 2019 г. в Ухане, Китай: описательное исследование. Ланцет. 2020 15 февраля; 395 (10223): 507–13.
  12. Worldometer-возраст, пол, существующие условия случаев COVID-19 и смертей.: https://www.worldometer.info/coronavirus/coronavirus-age-sex-demographics/.
  13. Перисетти А., Гаджендран М., Бореговда У., Бансал П., Гоял Х. COVID-19 и эндоскопия желудочно-кишечного тракта: текущие идеи и новые стратегии. Dig Endosc. 2020 апр 13.
  14. Zhou F, Yu T, Du R, Fan G, Liu Y, Liu Z и др.Клиническое течение и факторы риска смертности взрослых пациентов с COVID-19 в Ухане, Китай: ретроспективное когортное исследование. Ланцет. 2020 28 марта; 395 (10229): 1054–62.
  15. Ричардсон С., Хирш Дж. С., Нарасимхан М., Кроуфорд Дж. М., Макгинн Т., Дэвидсон К. В. и др. Представлены характеристики, сопутствующие заболевания и исходы среди 5700 пациентов, госпитализированных с COVID-19 в районе города Нью-Йорка.ДЖАМА. 2020; 323 (20): 2052–9.
  16. Cheung KS, Hung IF, Chan PP, Lung KC, Tso E, Liu R и др. Желудочно-кишечные проявления инфекции SARS-CoV-2 и вирусная нагрузка в образцах кала из гонконгской когорты, а также систематический обзор и метаанализ. Гастроэнтерология. 2020 3 апреля; S0016–5085 (20): 30448–0.
  17. Перисетти А., Гарг С., Инамдар С., Тариан Б. Роль маски для лица в предотвращении бактериального воздействия на лицо эндоскописта. Gastrointest Endosc. 2019 Ноябрь; 90 (5): 859.
  18. Гуань У.Дж., Ни З.Й., Ху Й., Лян У.Х., Ou CQ, Хе Дж. Х и др.Клиническая характеристика коронавирусной болезни 2019 г. в Китае. N Engl J Med. 2020 30 апреля; 382 (18): 1708–20.
  19. Лян В., Фэн З., Рао С., Сяо С., Сюэ Х, Лин З и др. Можно недооценить диарею: недостающее звено в новом коронавирусе 2019 года. Кишечник. 2020 июн; 69 (6): 1141–3.
  20. Редд В.Д., Чжоу Дж. К., Хаторн К. Э., Маккарти Т. Р., Базарбаши А. Н., Томпсон С. К. и др.Распространенность и характеристики желудочно-кишечных симптомов у пациентов с инфекцией SARS-CoV-2 в США: многоцентровое когортное исследование. Гастроэнтерология. 2020 22 апреля; S0016–5085 (20): 30564–3.
  21. Han C, Duan C, Zhang S, Spiegel B, Shi H, Wang W и др. Симптомы пищеварения у пациентов с COVID-19 с легкой степенью тяжести заболевания: клинические проявления, определение вирусной РНК в кале и результаты.Am J Gastroenterol. 2020 июн; 115 (6): 916–23.
  22. Young BE, Ong SWX, Kalimuddin S, Low JG, Tan SY, Loh J, et al. Эпидемиологические особенности и клиническое течение пациентов, инфицированных SARS-CoV-2, в Сингапуре. ДЖАМА. 2020 3 марта; 323 (15): 1488–94.
  23. Цзоу Х, Чен К., Цзоу Дж, Хань П, Хао Дж, Хань З.Анализ данных одноклеточной РНК-seq по экспрессии рецептора ACE2 показывает потенциальный риск различных органов человека, уязвимых к инфекции 2019-nCoV. Front Med. 2020 Апрель; 14 (2): 185–92.
  24. Вайра Л., Сальцано Дж., Дейана Дж., Де Риу Дж. Аносмия и агевзия: общие результаты у пациентов с COVID-19.Ларингоскоп. 2020 Июль; 130 (7): 1787.
  25. Гу Дж, Хан Б., Ван Дж. COVID-19: желудочно-кишечные проявления и потенциальная фекально-оральная передача. Гастроэнтерология. 2020 3 марта; 158 (6): 1518–9.
  26. Рамачандран П., Онукогу И., Гханта С., Гаджендран М., Перисетти А., Гоял Х. и др.Желудочно-кишечные симптомы и исходы у госпитализированных пациентов с COVID-19.

Автор Контакты

Hemant Goyal

Департамент медицины, Центр последипломного медицинского образования Райта

501 S. Washington Avenue

Scranton, PA 18505 (США)

док[email protected]


Подробности статьи / публикации

Предварительный просмотр первой страницы

Поступила: 9 мая 2020 г.
Дата принятия: 5 июня 2020 г.
Опубликована онлайн: 29 июня 2020 г.
Дата выпуска: сентябрь 2020 г.

Количество страниц для печати: 7
Количество рисунков: 1
Количество столов: 5

ISSN: 0257-2753 (печатный)
eISSN: 1421-9875 (онлайн)

Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/DDI


Авторские права / Дозировка препарата / Заявление об ограничении ответственности

Авторские права: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование, или с помощью какой-либо системы хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
Дозировка лекарственного средства: авторы и издатель приложили все усилия для обеспечения того, чтобы выбор и дозировка лекарств, указанные в этом тексте, соответствовали текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Однако ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю настоятельно рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новое и / или редко применяемое лекарство.
Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

Желудочно-кишечный симптом — обзор

Введение

Мы живем в меняющемся мире, где последствия миграции из сельских районов в города и международных поездок в тропические районы мира и обратно подчеркивают важность распознавания и понимания тропических инфекций.Поскольку большинство развивающихся стран находится в тропиках, плохие санитарные условия, существующие в этих регионах, способствуют заражению инфекциями, при которых желудочно-кишечный тракт является важным входом для микробов. Эти инфекции могут проявляться по-разному, с признаками и симптомами, которые могут или не могут быть связаны с желудочно-кишечным трактом. Хотя желудочно-кишечные симптомы часто неспецифичны, важно распознавать их в контексте окружающей среды пациента, воздействия и иммунного статуса.Последнее становится все более важным в условиях ограниченных ресурсов, на которые приходится непропорционально большая доля мирового бремени ВИЧ-инфекции. Последние данные ЮНЭЙДС показывают, что в некоторых странах Азии, Латинской Америки и Африки к югу от Сахары ежегодное число новых ВИЧ-инфекций снижается, а расчетный уровень смертности от СПИДа снижается по мере расширения доступа к антиретровирусным препаратам. 1

При оценке пациентов с желудочно-кишечными симптомами важно помнить, что, хотя эти симптомы обычно связаны с кишечными инфекциями, они могут быть вторичными по отношению к системным инфекциям или осложнениям от ранее перенесенной инфекции.Например, малярия может часто проявляться диареей и вводить в заблуждение критическую диагностическую оценку. Таким образом, очень важно получить тщательный анамнез с акцентом на воздействие окружающей среды, пищевые привычки, контакты и иммунизацию ( Box 129.1 ). Желудочно-кишечные симптомы в тропиках разнообразны, и хотя некоторые из них могут быть связаны с «нетропическими» условиями, также важно помнить, что некоторые тропические кишечные инфекции могут проявляться преимущественно системными симптомами.

Распространенность желудочно-кишечных симптомов у пациентов с гриппом, клиническое значение и патофизиология вирусов гриппа человека в образцах фекалий: что мы знаем? | Журнал вирусологии

Стратегия поиска

С помощью PubMed мы провели поиск в базе данных MEDLINE статей до июня 2015 г. без ограничения дат, используя термины «вирус гриппа человека», «фекалии», «диарея», «желудок», «фекалии». »,« клетки кишечника »,« кишечник человека »,« кишечник »,« вирусная нагрузка »и« обнаружение ».Термины использовались по отдельности или в комбинациях с использованием логических операторов. Были включены только статьи, опубликованные на английском языке, и поиск охватил все годы, доступные в базе данных MEDLINE.

Критерии включения и исключения

Мы включили исследования в соответствии со следующими критериями отбора: (1) обсервационные исследования, сравнивающие клинические характеристики пациентов с гриппом для оценки распространенности желудочно-кишечных симптомов по типу и / или подтипу вируса гриппа; (2) отчеты о случаях, описывающих возникновение желудочно-кишечных симптомов у больных гриппом; (3) обсервационные исследования относительно обнаружения и / или выделения вирусов гриппа человека в стуле пациентов с подтвержденным гриппом с использованием образцов из верхних и / или нижних мочевых путей; и (4) экспериментальные исследования связывания вирусов гриппа человека в кишечнике.Списки литературы всех статей были просмотрены на предмет дополнительных источников данных. Все результаты были загружены в документ MS Word, и мы искали повторяющиеся цитаты. Два исследователя просмотрели все статьи по названию и по аннотации. Все статьи, соответствующие критериям, были проверены на предмет информации о дизайне исследования, времени проведения, размере выборки, информации о пациенте, клинической картине, сборе образцов носоглотки и стула, количестве вирусологически подтвержденных случаев в образцах из носоглотки, обнаружении РНК гриппа и вирусных выделение из образцов стула, метод, используемый для обнаружения, подтверждения и выделения вирусов.

Выбор статей

Наш первоначальный поиск дал 143 статьи, и после проверки названий, аннотаций и полных текстов с критериями включения было отобрано 16 публикаций. Двадцать шесть дополнительных исследований были получены путем сканирования списков литературы выбранных статей (рис. 1).

Рис. 1

Блок-схема, описывающая поиск литературы и отбор исследований

Статистический анализ

Мы оценили степень неоднородности в исследованиях распространенности желудочно-кишечных симптомов и скорости обнаружения вируса гриппа в стуле у больных гриппом, используя статистику Q и I . 2 индекс [28].Эти тесты оценивали, были ли различия в исследованиях компонентов результатом истинной неоднородности или случайностью. Q распространяется как χ 2 статистика и I 2 описывает процент отклонений в исследованиях, которые вызваны неоднородностью, а не случайностью, со значениями от 0 до 100%. Данные были объединены с использованием модели случайных или фиксированных эффектов в зависимости от степени неоднородности; приемлемая неоднородность была определена как I 2 <70% [28].В исследованиях с высокой степенью неоднородности ( I 2 > 70%) использовалась модель случайных эффектов. Статистический анализ выполняли с использованием MedCalc для Windows, версия 12.5 (MedCalc Software, Остенде, Бельгия).

Каковы симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта у больных гриппом?

Мы выявили десять наблюдательных исследований (шесть проспективных и четыре ретроспективных), описывающих и сравнивающих возникновение проявлений ЖКТ у пациентов, в основном с использованием эталонных методов: ОТ-ПЦР [6–12] и / или культуры клеток [4, 7] или несколько исследования с использованием серологических тестов и посева MDCK [3] или ПЦР [5] для подтверждения инфицирования вирусом гриппа человека (см. Дополнительный файл 1).Среди десяти исследований четыре [3-5, 9] сравнивали клинические признаки у пациентов с инфекцией сезонного гриппа типа A и / или B (см. Дополнительный файл 1), а шесть сравнивали клинические признаки у пациентов с гриппом A (h2N1). pdm09 и инфекции, вызванные вирусом сезонного гриппа типа A и / или B (см. дополнительный файл 1).

Как подробно описано в дополнительном файле 1, из десяти выбранных исследований в четырех измерялась частота проявлений желудочно-кишечного тракта как «пищеварительные симптомы» или «желудочно-кишечные симптомы или расстройства» [3, 4, 7, 8], а в шести — «рвота и / или рвота». или тошнота, и / или диарея, и / или боль в животе »[5, 6, 9–12, 25].Другие симптомы, такие как изжога и анорексия, не рассматриваются в исследованиях, включенных в этот обзор.

В трех из десяти исследований сообщалось, что проявления желудочно-кишечного тракта возникали чаще у пациентов с подтвержденной инфекцией вируса гриппа B, чем у пациентов с подтвержденной инфекцией гриппа человека A (A (h2N1), A (h2N1) pdm09 и A (h4N2)). вирусная инфекция [3, 4, 6], в отличие от сообщений об аналогичных проявлениях этих симптомов среди пациентов с сезонным гриппом A или B [5, 8, 10].В трех исследованиях сообщалось, что частота проявлений ЖКТ среди пациентов, инфицированных вирусами гриппа A (h2N1) pdm09, выше, чем у пациентов, инфицированных вирусами сезонного гриппа А. [7, 11, 12]. Симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта чаще встречались у пациентов, инфицированных гриппом A (h4N2), чем у пациентов, инфицированных вирусами гриппа B [9].

Поскольку результаты десяти исследований явно противоречат друг другу, мы оценили объединенную распространенность желудочно-кишечных симптомов («пищеварительные симптомы или желудочно-кишечные симптомы или расстройства»; «рвота / тошнота»; «диарея» и «боль в животе») на: метаанализ типов и / или подтипов вирусных инфекций гриппа (таблица 1; рис.2). Как показано на рисунке 2, результаты метаанализа, оценивающего объединенную распространенность любых желудочно-кишечных симптомов, варьировались от 30,9% (95% ДИ, 9,8–57,5; I 2 = 97,5%) для инфекции вируса гриппа A (h2N1) pdm09 до 2,8% (95% ДИ, от 0,6 до 6,6; I 2 = 75,4%) для инфекции вируса гриппа A (h2N1). Наиболее частым индивидуальным симптомом была рвота, совокупная доля которой варьировалась от 25.3% (95% ДИ, от 22,2 до 28,6; I 2 = 0%) для инфицирования вирусом гриппа B до 21,9% (95% ДИ, от 15,2 до 29,4; I 2 = 88,3%) для инфицирования вирусом гриппа A (h4N2).

Таблица 1 Неоднородность метаанализа распространенности желудочно-кишечных симптомов по категории симптомов и (под) типу вируса Рис. 2

Лесной график метаанализа распространенности желудочно-кишечных симптомов и объединенной доли всех типов желудочно-кишечных симптомов по типу и подтипу вируса

Как показано в таблице 2, результаты метаанализа, оценивающего совокупную распространенность любых желудочно-кишечных симптомов в детской популяции, варьировались от 46.3% (95% ДИ, от 34,2 до 58,7; I 2 = 96,7%) для инфекции вируса гриппа A (h2N1) pdm09 до 31,6% (95% ДИ, от 36,3 до 43,1; I 2 = 95,5%) для инфекции вируса гриппа A (h4N2). Наиболее частым индивидуальным симптомом была рвота, совокупная доля которой колебалась от 37,5% (95% ДИ от 13,5 до 65,4; I 2 = 89,7%) для вируса гриппа A (h4N2) до 25.6% (95% ДИ, от 9,6 до 32,1; I 2 = 60,9%) для инфицирования вирусом гриппа B. В целом, неоднородность исследований и / или широкие доверительные интервалы наблюдались для объединенной распространенности всех типов проанализированных симптомов ЖКТ (Таблица 1, Рис. 2 и Таблица 2).

Таблица 2 Неоднородность метаанализа распространенности желудочно-кишечных симптомов по категориям симптомов и вирусам (подтипам) в детской популяции В случае тяжелой формы гриппа сообщается о

желудочно-кишечных симптомах.

Вирус гриппа А может вызывать тяжелые желудочно-кишечные осложнения.В нескольких исследованиях сообщалось о желудочно-кишечных симптомах, таких как острый аппендицит, боль в животе [17] и геморрагический гастрит [14, 29, 30], у пациентов с тяжелым гриппом, особенно среди детей. Описание исследований приводится ниже.

Сообщалось о развитии сильной боли в животе, включая аппендицит [16] или геморрагический гастрит различной степени тяжести после типичного гриппоподобного заболевания у детей с вирусной инфекцией гриппа [14, 16, 29, 30]. Во время пандемии A (h2N1) pdm09 врачи отмечали повышенную частоту / тяжесть острого аппендицита [31].О некоторых случаях аппендицита, вызванных гриппом A (h2N1) pdm09, сообщалось в литературе [13, 31, 32], но во всех этих случаях трудно доказать, вызвала ли вирусная инфекция A (h2N1) pdm09 аппендицит или она позволила возникновение вторичной бактериальной инфекции. Описаны случаи инфицирования вирусом гриппа A (h2N1) pdm09, имитирующего острую боль в животе во время беременности [18], и случай геморрагического колита после инфицирования вирусом гриппа A (h4N2) у 21-летнего мужчины [33].

Сообщалось о двух случаях внезапной смертельной инфекции вирусом гриппа В у маленьких детей с жалобами на боль в животе и рвоту без гриппоподобных симптомов [17]. В течение сезона гриппа 2003–2004 гг. В США было зарегистрировано 153 случая смерти детей от гриппа (98% от гриппа A), из которых 39% были вызваны рвотой, а 6% — рвотой при отсутствии респираторных симптомов [15]. .

В целом эти желудочно-кишечные осложнения могут иметь несколько этиологий, которые могут быть связаны с пероральным приемом осельтамивира для лечения гриппа [34], применением нестероидных противовоспалительных средств, прямым вирусным эффектом или вторичной бактериальной инфекцией.Точное понимание кишечных осложнений, вызванных инфекцией вирусом гриппа, можно получить с помощью гибридизации in situ или ПЦР инфицированных тканей. Необходимо выяснить механизмы тяжелых осложнений со стороны желудочно-кишечного тракта во время инфицирования вирусом гриппа, а клиницистов следует предупредить о возможности увеличения частоты / тяжести симптомов со стороны желудочно-кишечного тракта у пациентов с гриппом.

Появление вируса гриппа в стуле детей и взрослых, инфицированных вирусом гриппа

Имеется десять сообщений о выделении вирусной РНК из фекалий после анализа: (i) госпитализированных взрослых и / или педиатрических пациентов [19–25] или нет. госпитализированные [26], (ii) взрослые пациенты с диареей, зарегистрированные терапевтами [35] и (iii) пациенты разного возраста для ретроспективного анализа этиологии гастроэнтерита, выполненного с использованием образцов стула, собранных в предыдущем исследовании [27].Распространенность РНК вируса гриппа в стуле, обнаруженная с помощью ОТ-ПЦР во всех включенных исследованиях, колебалась от 3 [22] до 71% в исследованиях с участием детей, от 7,2% [27] до 47% [23] в исследованиях с участием взрослых. и от 0,06 [26] до 44% [25] в исследованиях на пациентах разного возраста. На рисунке 3 показаны результаты метаанализа, который оценил объединенную распространенность РНК вируса гриппа в кале на уровне 20,6% (95% ДИ, 8,9-35,5; I 2 = 96,8%). Среди десяти исследований, сообщающих о вирусной РНК в кале, в шести из них были проведены эксперименты на клеточных культурах с вирусной РНК в кале [20–23, 25, 26], обнаруженной во всех включенных исследованиях с помощью ОТ-ПЦР, а в трех из них описана одна положительная культура. [20, 22, 25] (рис.3). Подробная информация об исследованиях приведена в дополнительном файле 2. РНК вируса Среди десяти исследований, в которых сообщалось о фекальной вирусной РНК в стуле, шесть проводили культивирование клеток, а три описали одну положительную культуру (рис. 3).

Рис. 3

Лесной график метаанализа распространенности обнаружения вируса гриппа в образцах стула, объединенной распространенности и Q-тесте и I 2 тест

Патогенез

Хотя вирус гриппа может распространяться в желудочно-кишечный тракт пациентов после первичной респираторной инфекции, путь распространения остается неизвестным.Современные знания объясняют обнаружение вирусов гриппа человека в фекалиях из-за: (i) проглатывания вирусов гриппа из верхних дыхательных путей; (ii) остатки инфицированных подслизистых кишечных антигенпредставляющих иммунных клеток; и (iii) репликация вируса в клетках кишечника.

Проглатывание вирусов гриппа из верхних дыхательных путей

Среда с низким pH, например в желудке, должна сделать большинство вирусов гриппа неинфекционными, вызывая необратимые конформационные изменения вирусного гемагглютинина [36].По этой причине обнаружение вируса гриппа в стуле обычно связывают с проглатыванием выделений из дыхательных путей. Однако в этом случае кислотная лабильность вирусов гриппа, которая нарушает их инфекционность при прохождении через желудок, также может приводить к деградации вирусной РНК. Следовательно, в гипотетическом сценарии проглатывания вирусов гриппа из верхних дыхательных путей тот факт, что РНК вируса гриппа и, в некоторых случаях, инфекционный вирус гриппа была обнаружена и / или выделена из стула, может указывать на то, что вирусы были смешаны с пищей и, таким образом, защищен, или что кислотность желудочного сока была снижена в результате лечения [37], желудочного заболевания [38] или мутаций, придающих устойчивость к низкому pH [39, 40].

Остатки инфицированных подслизистых кишечных антигенпредставляющих иммунных клеток

Фекальное присутствие РНК вируса гриппа может быть связано с обнаружением РНК вируса гриппа человека в остатках инфицированных кишечных антигенпредставляющих иммунных клеток. Вирус гриппа может связывать кишечные клетки, такие как дендритные клетки DC-SIGN + CD68 + , которые локализуются в тонком и толстом кишечнике [41]. Эти кишечные DC-SIGN + CD68 + клетки действуют как антигенпрезентирующие клетки и участвуют в стимуляции иммунитета через активацию Т-клеток [42].Антигенпрезентирующие клетки различного происхождения восприимчивы к заражению различными подтипами вируса гриппа [43] и могут действовать как носители для внелегочного распространения вируса [44]. Выделение жизнеспособного вируса гриппа со стулом в отсутствие виремии предполагает, что вирус не распространяется гематогенно в желудочно-кишечный тракт после первичной инфекции дыхательных путей [25, 45, 46].

Репликация в клетках кишечника

Shu et al. [47] обнаружили, что рецепторы вируса гриппа в большом количестве экспрессируются на эпителиальных клетках ЖКТ, которые обладают высокой способностью к репликации вируса гриппа in vitro [48–50].Вирусы человеческого и птичьего гриппа А используют разные рецепторы для входа в клетки [51]. Адаптированные к человеку вирусы гриппа A преимущественно связываются с сахаридами, концевыми из которых «сиаловая кислота» (SA) –α2,6 – галактоза (Gal) (далее SA-α2,6-Gal), «похожими на человека», тогда как вирусы птичьего гриппа A предпочитают рецепторы с «птицеподобные» α2,3 связи (далее SA-α2,3-Gal). Исследование образцов толстой кишки человека показало, что рецепторы SA-α-2,6-Gal в изобилии присутствуют на эпителиальных клетках желудочно-кишечного тракта, а рецепторы SA-α-2,3-Gal могут быть обнаружены от подвздошной до прямой кишки с большим количеством экспрессия «птичьих» рецепторов SA-α-2,3-Gal в бокаловидных клетках обнаруживается в основном в толстом кишечнике [47].Оба типа рецепторов SA экспрессируются на поверхности in vitro и дифференцированных эпителиальных клеток кишечника, что позволяет предположить, что вирусы птичьего и человеческого гриппа обладают потенциалом инфицирования и репликации в эпителиальных клетках кишечника человека [47, 52]. Действительно, вирус гриппа A (H5N1) может напрямую поражать ткани кишечника человека [47]. Клетки кишечного эпителия также чувствительны к вирусам гриппа A (H9N2) и A (h2N1) pdm09, и инфицированные клетки становятся апоптотическими с повышенными провоспалительными ответами [53, 54].

Модель респираторного гриппа на мышах была использована для исследования гипотезы о том, что вирус респираторного гриппа может проникать в желудочно-кишечный тракт и, как прямое следствие его репликации, вызывать иммунное повреждение в этом месте [55]. Интраназальная инокуляция мышей штаммом вируса гриппа A / PR / 8/34 (PR8) приводила к повреждению кишечника только тогда, когда вирус инфицировал дыхательные пути с иммунным повреждением, происходящим в легких. В этой модели вирус гриппа не был обнаружен в тонком кишечнике, и прямое инфицирование кишечника вирусом гриппа не привело к поражению иммунной системы кишечника.Лимфоциты, происходящие из слизистой оболочки дыхательных путей легких, мигрировали в слизистую оболочку кишечника во время респираторной инфекции гриппа через ось хемокинов CCL-25-CCR9 и разрушили гомеостаз кишечной микробиоты в тонком кишечнике и количество Escherichia coli ( E.coli ) в кишечном тракте, что, возможно, приводит к поражению иммунной системы кишечника. Гипотеза была такой. Подобные результаты были получены при заражении мышей тремя различными подтипами вирусов респираторного гриппа А..

Вирус гриппа А значительно увеличивает адгезивные свойства ассоциированных со слизистой оболочкой штаммов E. coli , вызывая воздействие на клеточные рецепторы кишечными клетками [56]. Экспрессия этих клеточных рецепторов увеличивалась после инфицирования эпителиальных клеток легких вирусом гриппа [57], и было показано, что вирус гриппа эффективно реплицируется в первичных клетках кишечника человека. Эти данные свидетельствуют о том, что вирусная инфекция кишечных эпителиальных клеток изменяет характер гликозилирования белков слизистой оболочки и, таким образом, увеличивает бактериальную адгезивность, увеличивая количество E.coli , вызывая рвоту и диарею. Эти данные предполагают, что увеличение количества E. coli вследствие инфицирования вирусом гриппа является основной причиной повреждения кишечника во время инфицирования вирусом гриппа.

Желудочно-кишечные симптомы, часто встречающиеся у пациентов с COVID-19, сообщает Стэнфордское медицинское исследование | Центр новостей

Лихорадка, кашель и одышка — классические симптомы COVID-19, но, согласно новому исследованию Стэнфордской медицины, могут быть пропущены желудочно-кишечные симптомы, такие как тошнота и диарея.

Исследователи обнаружили, что, помимо симптомов со стороны верхних дыхательных путей, значительное число заболевших новым вирусом также страдали от потери аппетита, тошноты, рвоты и диареи.

Исследование, одно из первых среди пациентов с коронавирусом в США, было опубликовано в Интернете 10 апреля в журнале Gastroenterology . Стипендиаты-гастроэнтерологи Джордж Чоланкерил, доктор медицины, и Александр Подбой, доктор медицинских наук, являются ведущими авторами. Айджаз Ахмед, доктор медицины, профессор гастроэнтерологии и гепатологии, является старшим автором.

«COVID-19, вероятно, — это не просто респираторные симптомы, такие как кашель», — сказал Подбой. «У трети обследованных нами пациентов наблюдались желудочно-кишечные симптомы. Возможно, мы упускаем значительную часть пациентов, больных коронавирусом, из-за того, что наши текущие стратегии тестирования сосредоточены только на респираторных симптомах ».

Уникальная ситуация

Когда в начале марта пандемия коронавируса поразила район залива Сан-Франциско, больницы начали отменять плановые операции и откладывать неэкстренные посещения пациентов, чтобы освободить место для большого количества пациентов с коронавирусом.По словам Подбоя, после того, как их клиники были закрыты, а другие проекты приостановлены, у группы студентов-гастроэнтерологов было время для совместной работы над проектом.

«Джордж рано осознал, что, поскольку Стэнфорд был одной из первых больниц в США, принимавших пациентов с COVID-19, любой ранний опыт будет важен», — сказал он. «У нас была уникальная возможность изучить этот вопрос о желудочно-кишечных симптомах у пациентов с коронавирусом в Стэнфорде».

Исследователям было известно о растущем объеме исследований в Китае и Сингапуре, которые показали преобладание симптомов желудочно-кишечного тракта у пациентов с COVID-19, но не смогли найти данных по этой теме от пациентов в Соединенных Штатах.Они решили провести собственное исследование, изучив карты самой ранней группы пациентов, лечившихся от вируса в Stanford Health Care.

Результаты исследования

Исследователи проанализировали данные, собранные у 116 пациентов с положительным результатом теста на коронавирус в Stanford Health Care с 4 по 24 марта. Большинство из них прошли лечение и выписались из отделения неотложной помощи или клиники. Всего было госпитализировано 33 человека, восемь из них — в реанимации. Средний возраст пациентов составлял 50 лет, из них 53% составляли мужчины.Сообщалось только об одной смерти в группе.

Распространенность желудочно-кишечных симптомов и выделение фекальных вирусов у пациентов с коронавирусной болезнью 2019: систематический обзор и метаанализ | Реанимационная медицина | Открытие сети JAMA

Ключевые моменты español 中文 (китайский)

Вопрос Какова частота желудочно-кишечных симптомов среди пациентов с тяжелым острым респираторным синдромом, инфицированным коронавирусом 2 (SARS-CoV-2)?

Выводы Этот систематический обзор и метаанализ 23 опубликованных и 6 препринтов исследований показали, что примерно 12% пациентов с инфекцией SARS-CoV-2 сообщали о желудочно-кишечных симптомах, включая диарею, тошноту и рвоту.Уровни ферментов печени за пределами нормальных значений наблюдались у 15-20% пациентов, а выделение РНК SARS-CoV-2 в стуле было обнаружено почти у 41% пациентов.

Значение Эти данные свидетельствуют о том, что пациенты с инфекцией SARS-CoV-2 могут иметь желудочно-кишечные симптомы с возможным фекально-оральным путем передачи из-за присутствия вирусной РНК в стуле.

Важность Коронавирусное заболевание 2019 года (COVID-19) является глобальной пандемией и может поражать желудочно-кишечный тракт (ЖКТ), включая такие симптомы, как диарея и выделение тяжелого острого респираторного синдрома коронавируса 2 (SARS-CoV-2) с фекалиями.

Цель Чтобы обеспечить объединенную оценку симптомов желудочно-кишечного тракта, уровней ферментов печени за пределами нормальных значений и положительных результатов анализов кала на SARS-CoV-2 среди пациентов с COVID-19.

Источники данных Был проведен электронный поиск литературы для опубликованных (с использованием MEDLINE / PubMed и Embase) и препринтов (с использованием bioRxiv и medRxiv) интересующих исследований, проведенных с 1 ноября 2019 г. по 30 марта 2020 г. Поисковые запросы включали «COVID-19», « SARS-Cov-2 »и / или« новый коронавирус.”

Выбор исследования Подходящими исследованиями были те, которые включали пациентов с инфекцией SARS-CoV-2, которые сообщили о симптомах со стороны желудочно-кишечного тракта.

Извлечение и синтез данных Были извлечены данные о пациентах с симптомами желудочно-кишечного тракта (например, диарея, тошнота или рвота), изменениями уровня ферментов печени и выделением вируса из фекалий. Качество исследований оценивали с помощью методологического индекса для нерандомизированных исследований. Объединенные оценки (%) были представлены с 95% доверительными интервалами с уровнем неоднородности ( I 2 ).

Основные результаты и мероприятия Были проанализированы характеристики исследования и пациентов с объединенными показателями выявления диареи, тошноты или рвоты, уровнями печеночных ферментов за пределами нормальных диапазонов и положительностью SARS-CoV-2 в тестах кала.

Результаты Из 1484 рассмотренных записей в анализ были включены 23 опубликованных и 6 препринтов, в которых приняли участие 4805 пациентов (средний [SD] возраст, 52,2 [14,8] года; 1598 [33,2%] женщин) с COVID-19. Объединенные ставки составили 7.4% (95% ДИ, 4,3–12,2%) пациентов, сообщающих о диарее, и 4,6% (95% ДИ, 2,6–8,0%) пациентов, сообщающих о тошноте или рвоте. Общий уровень уровней аспартатаминотрансферазы за пределами референсных диапазонов составил 20% (95% ДИ, 15,3% -25,6%) пациентов, а общий уровень уровней аланинаминотрансферазы за пределами референсных диапазонов составил 14,6% (95% ДИ, 12,8% -16,6%). %) пациентов. Фекальные тесты, которые были положительными на SARS-CoV-2, были зарегистрированы в 8 исследованиях, а выделение вирусной РНК было обнаружено с фекалиями в 40,5% (95% ДИ, 27.4% -55,1%) пациентов. Был отмечен высокий уровень неоднородности ( I 2 = 94%), но не было отмечено статистически значимой ошибки публикации.

Выводы и актуальность Эти данные свидетельствуют о том, что у 12% пациентов с COVID-19 будут проявляться симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта; однако выделение SAR-CoV-2 наблюдалось у 40,5% пациентов с подтвержденной инфекцией SARS-CoV-2. Это подчеркивает необходимость лучшего понимания того, какие меры необходимы для предотвращения дальнейшего распространения этого очень заразного патогена.

Глобальная пандемия возникла в декабре 2019 года из-за нового тяжелого острого респираторного синдрома, коронавируса 2 (SARS-CoV-2). 1 Филогенетика этого вируса указывает на то, что SARS-CoV-2 представляет собой одноцепочечный вирус с положительной РНК, имеет 79,5% гомологии с SARS-CoV и тесно связан с SARS-подобными коронавирусами, полученными от летучих мышей. 2 Недавняя крупная серия случаев 72314 инфицированных людей в Китае показала, что 14% больных страдают тяжелым заболеванием, а уровень летальности равен 2.3%. 3 , 4

Коронавирусы являются частым источником инфекций верхних дыхательных путей, желудочно-кишечного тракта и центральной нервной системы у людей и других млекопитающих. 5 SARS-CoV-2 очень гомологичен SARS-CoV и, как и SARS-CoV, ангиотензинпревращающий фермент 2 (ACE2) также является рецептором проникновения в клетки SARS-CoV-2. 6 -8 Поскольку ACE2 обнаружен в абсорбирующих энтероцитах подвздошной и толстой кишки, эти абсорбирующие энтероциты могут быть инфицированы множеством вирусов, включая коронавирус, ротавирус и норовирусы, что приводит к диарее. 7 , 9 Несколько биоинформатических исследований 10 , 11 показали, что клетки кишечного эпителия, экспрессирующие ACE2, могут подвергаться повышенному риску атаки SARS-CoV-2 и что ACE2 высоко экспрессируется в тонком кишечнике, особенно в проксимальных и дистальных энтероцитах. Следовательно, SARS-CoV-2 может проникнуть в пищеварительную систему и служить путем заражения.

Фактически, первый зарегистрированный пациент с коронавирусной болезнью 2019 (COVID-19) в США сообщил о желудочно-кишечных симптомах (ЖКТ) жидкого кишечника и дискомфорте в животе. 12 Образцы стула и дыхательных путей пациента оказались положительными на SARS-CoV-2 с помощью полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией в реальном времени (ОТ-ПЦР). 12 Это поднимает вопрос о непреднамеренной передаче от человека к человеку фекальным путем, несмотря на акцент общественного здравоохранения на капельную передачу и меры предосторожности при контакте с респираторными выделениями. Следовательно, была бы полезна дополнительная информация и понимание участия пищеварительной системы в передаче COVID-19 во время этой пандемии.

Наша цель состояла в том, чтобы определить распространенность желудочно-кишечных симптомов при наличии COVID-19 и выделение вируса в кале у пациентов с подтвержденной инфекцией SARS-CoV-2 на основе опубликованной литературы. Мы также включили данные из препринтов в отдельную категорию, чтобы дать краткий обзор существующих знаний по мере развития этой глобальной чрезвычайной ситуации.

Этот систематический обзор и метаанализ были выполнены в соответствии с Руководством по отчетности «Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и метаанализов» (PRISMA). 13 Согласно политике институционального наблюдательного совета Университета Юты, одобрение институционального наблюдательного совета не требовалось для этого исследования, поскольку оно не включало никаких прямых исследований с участием людей.

Мы выполнили поиск литературы, объединив термины в медицинских предметных заголовках (MeSH) и поиск по ключевым словам с использованием MEDLINE / PubMed и Embase, чтобы найти исследования, опубликованные с 1 ноября 2019 г. по 30 марта 2020 г., с использованием терминов «COVID-19», «SARS». -Cov-2 »и / или« новый коронавирус.Мы также запросили недавно разработанную поисковую систему с поддержкой искусственного интеллекта CORD-19 (Институт искусственного интеллекта Аллена), которая в партнерстве с ведущими исследовательскими группами подготовила и распространяла набор данных открытых исследований COVID-19, бесплатный ресурс более 29000 научных статей, а также архивные услуги, такие как bioRxiv и medRxiv. 14 , 15 Был также проведен вторичный поиск по ссылкам на опубликованные исследования. Списки литературы всех исследований были просмотрены на предмет дополнительных источников данных.Повторяющиеся цитаты были удалены, а все оставшиеся исследования были проверены на соответствие критериям путем обзора их названий и аннотаций. Стратегия поиска и метод, использованные для выбора исследований, представлены на Рисунке 1.

Критерии отбора включали обсервационные исследования, в которых сообщалось о клинических симптомах при поступлении у пациентов с COVID-19 (определяемых с помощью мазков из носоглотки, которые были положительными на SARS-CoV-2 в ПЦР) для оценки распространенности желудочно-кишечных симптомов при их наличии, а также обсервационные исследования, предоставляющие данные относительно РНК. обнаружение или выделение SARS-CoV-2 в образцах стула пациентов с COVID-19.Исследования только в абстрактной форме были исключены из-за ограниченности доступной информации, удовлетворяющей критериям анализа интересующих нас результатов. После применения этих критериев был проведен углубленный обзор оставшихся исследований с извлечением данных в электронную таблицу Excel (Microsoft). Два следователя (С.П. и М.Д.) независимо друг от друга провели обыск.

Извлечение данных и оценка качества

Данные были извлечены и записаны из всех исследований в виде типа исследования, автора, года публикации, страны и места или условий, возраста, пола, количества пациентов, основной цели исследования, времени сбора данных, распространенности симптомов (включая кашель, диарея и тошнота или рвота среди основных симптомов), результаты лабораторных анализов (включая уровни ферментов печени, таких как аспартатаминотрансфераза [AST], аланинаминотрансфераза [ALT], щелочная фосфатаза [ALP] и общий билирубин), последующее наблюдение, сбор вирусной РНК-нагрузки в стуле и выполнение эндоскопии.Качество включенных исследований оценивалось с использованием утвержденного инструмента оценки качества, методологического индекса для нерандомизированных исследований (MINORS). 16 Были оценены следующие критерии, и каждому из них была присвоена оценка 0 (нет), 1 (заявлено, но неадекватно) или 2 (заявлено и адекватно): четко сформулированная цель, включение последовательных пациентов, проспективный сбор данных , конечные точки, соответствующие цели исследования, объективная оценка конечной точки исследования, период последующего наблюдения, соответствующий цели исследования, потери для последующего наблюдения менее 5% и предполагаемый расчет размера исследования.

Основная цель этого систематического обзора и метаанализа заключалась в оценке частоты желудочно-кишечных симптомов (например, диареи, тошноты или рвоты) у пациентов с COVID-19. Он был рассчитан как совокупный показатель распространенности этих симптомов со стороны ЖКТ по ​​отдельности. Исследования, в которых не сообщалось о желудочно-кишечных симптомах, были исключены из этого анализа. Вторичные цели включали расчет объединенных оценок показателей желудочно-кишечных симптомов и скорости выделения вируса в стуле пациентов с COVID-19 среди опубликованных и архивных исследований (т. Е. Предварительных исследований), полученных на основе семантического исследования COVID-19. 12 , 17 Статистический анализ выполняли с использованием статистического программного обеспечения R (проект R для статистического анализа). Степень неоднородности исследований оценивалась с использованием статистики Q и индекса I 2 . Для статистики I 2 неоднородность была определена как низкая (25% -50%), умеренная (50% -75%) или высокая (> 75%). Систематическая ошибка публикации оценивалась с использованием воронкообразных графиков, а асимметрия воронки оценивалась с помощью регрессионного теста Эггера.Значения P были двусторонними, а значение P <0,05 считалось статистически значимым. Данные были проанализированы с декабря 2019 года по март 2020 года.

Первоначальный поиск с использованием терминов MeSH дал 1484 исследования. После просмотра названий, аннотаций и полных текстов, а также для исследований в препринтной версии, полученной из Семантического ученого по COVID-19, выборка сократилась до 614 исследований. После дальнейшего отбора и применения критериев включения и исключения, 21 публикация 10 , 14 , 17 -34 и 8 препринтов 1 , 3 , 35 -40 были включены для окончательный анализ (2 препринтных исследования были приняты за время между первоначальным анализом и окончательным анализом) (таблица).Большинство этих исследований были наблюдательными исследованиями с участием одной группы с ретроспективным сообщением данных госпитализированных пациентов, и большинство исследований проводилось в материковом Китае. Основным методом сбора данных было извлечение информации из электронных медицинских карт госпитализированных пациентов. В большинстве исследований были собраны данные о взрослых, в одном исследовании собраны данные о беременных пациентках, 18 и 3 исследования включали данные о детях младше 18 лет. 19 , 35 , 36 В одном исследовании представлена ​​информация о медицинском персонале. 17

В целом, исследования включали 4805 пациентов (средний возраст [SD] 52,2 [14,8] года; 1598 [33,2%] женщин). Все исследования проводились в период с 1 ноября 2019 г. по 30 марта 2020 г. Восемь исследований предоставили информацию о выделении вирусов с калом. 10 , 17 , 20 , 21,41 -44

В целом, большинство включенных исследований набрали от 8 до 10 баллов по оценке качества MINORS (т.е. среднее качество), при этом важными факторами были заявленные цели исследования, включение подходящих пациентов и надлежащим образом заявленные конечные точки.Как правило, в исследованиях не сообщалось о расчетах или оценках размера выборки, а также о потере данных, способствующих возникновению систематической ошибки отсева. Результаты оценки качества представлены в электронной таблице 1 Приложения.

Анализ первичных результатов

Из 29 публикаций и препринтов, включенных в окончательный анализ, 26 исследований сообщили о возникновении диареи, в то время как в 12 исследованиях измерялась частота проявлений желудочно-кишечного тракта в виде рвоты или тошноты.

Наиболее часто встречающимся желудочно-кишечным симптомом при обращении была диарея, по объединенной оценке опубликованных исследований 7,4% (95% ДИ, 4,3-12,2%) пациентов (рис. 2), в том числе 371 пациент с диареей из 4393 пациентов из 21. исследования ( I 2 = 94%; критерий смещения Эггера, P = 0,64). Общая распространенность диареи с учетом всех опубликованных исследований и препринтов составила 7,8% (95% ДИ, 5,1% -11,9 %%) пациентов, в том числе 414 пациентов с диареей из 4805 пациентов из 26 исследований ( I 2 = 93 % Тест Эггера на систематическую ошибку, P =.49).

Объединенная распространенность тошноты или рвоты в опубликованных исследованиях составила 4,6% (95% ДИ, 2,6-8%) пациентов, включая 285 пациентов с тошнотой или рвотой из 4005 пациентов из 12 исследований ( I 2 = 92 %; Критерий смещения Эггера, P = 0,10) (рисунок 3). Суммарная распространенность тошноты или рвоты составила 3,9% (95% ДИ, 2,1-7,2%) пациентов, когда были учтены все исследования, включая 309 пациентов с тошнотой или рвотой у 4417 пациентов из 17 исследований ( I 2 = 94 %; Критерий смещения Эггера, P =.25).

Появление выделения SARS-CoV-2 в стуле

Было проведено 8 исследований, в которых сообщалось об обнаружении вирусной РНК SARS-CoV-2 в стуле. Совместное выявление пациентов с образцами кала, положительными на РНК SARS-CoV-2, для пациентов, у которых с помощью мазка из носоглотки или анализа респираторной секреции было подтверждено наличие COVID-19, было 40.5% (95% ДИ: 27,4% -55,1%) пациентов (Рисунок 4), 10 , 17 , 20 , 21,41 -44 , включая 154 пациента с образцами кала, положительными на SARS -CoV-2 у 407 пациентов из 8 исследований ( I 2 = 83%; тест Эггера на систематическую ошибку, P = 0,86). Характеристики этих исследований представлены в таблице 2 Приложения.

В исследовании Wang et al., 41 из 153 собранных образцов фекалий 44 образца (28.8%) дали положительный результат на SARS-CoV-2 по сравнению с 126 положительными результатами 398 мазков из глотки (31,7%), что является одним из наиболее распространенных механизмов тестирования. Частота положительных результатов при использовании других образцов составила 14 из 15 тестов с использованием жидкости бронхоальвеолярного лаважа (93,3%), 72 из 104 тестов с использованием мокроты (69,2%), 5 из 8 тестов с использованием мазков из носа (62,5%), 6 из 13; тесты с использованием щеточной биопсии с волоконно-оптическим бронхоскопом (46,2%) и 3 из 307 тестов с использованием крови (1,0%). Из 72 исследованных образцов мочи 0 оказались положительными на SARS-CoV-2. 41 Два образца стула (1,3%) показали живой вирус при электронной микроскопии. Сяо и др. 20 сообщили, что из 73 пациентов с инфекцией SARS-CoV-2 39 пациентов (53,4%), в том числе 25 мужчин и 14 женщин, имели положительные результаты на РНК SARS-CoV-2 в образцах стула. Более того, Сяо и др. 20 обнаружили, что у 17 пациентов (23,3%) результаты ПЦР стула были положительными на SARS-CoV-2, несмотря на то, что образцы дыхательных путей с результатами ПЦР были отрицательными на SARS-CoV-2.

В исследовании Young et al., 42 у 4 из 8 пациентов были положительные результаты ОТ-ПЦР на SARS-CoV-2 в стуле, независимо от диареи, в течение от 1 до 7 дней.Peng et al. 43 обнаружили, что мазки из анального канала у 2 из 9 пациентов дали положительный результат на SARS-CoV-2. В тематическом исследовании с участием одного пациента 45 , сравнивающем присутствие SARS-CoV-2 в образцах горла и прямой кишки, образцы из прямой кишки были положительными на SARS-CoV-2 в течение 18 дней после госпитализации. Исследование Ling et al. 21 включало 66 пациентов, выздоровевших после лечения COVID-19, среди которых 11 пациентов (16,7%) по-прежнему имели положительные результаты анализа стула на вирусную РНК по прошествии средней продолжительности 11 дней после появления симптомов.В другом исследовании с участием 17 пациентов с подтвержденной инфекцией SARS-CoV-2 с доступными данными (представляющими 0-13 дней после начала) образцы стула от 9 пациентов (52,9%) были положительными на SARS-CoV-2 при анализе RT-PCR для От 0 до 11 дней после начала заболевания. 7 Вирусная нагрузка в образцах стула была ниже, чем в образцах из дыхательных путей (диапазон от 550 копий на мл до 1,21 × 10 5 копий на мл против 641 копий на мл до 1,34 × 10 11 копий на мл). 7

Из 23 исследований, включенных в окончательный анализ, в 8 были представлены данные о повышении уровней AST или ALT во время клинической картины пациентов.Объединенная оценка повышенных уровней АСТ составила 20% (95% ДИ, 15,3% -25,6%) пациентов, включая 243 пациента с повышенными уровнями АСТ у 1450 пациентов из 8 исследований ( I 2 = 48%; тест Эггера для смещения P = 0,34) (см. рисунок в приложении). Объединенная распространенность повышенных уровней АЛТ составила 14,6% (95% ДИ, 12,8% -16,6%) пациентов, в том числе 197 пациентов с повышенными уровнями АЛТ у 1347 пациентов из 6 исследований ( I 2 = 0%; тест Эггера для смещения P =.13) (eFigure в Приложении).

Объединенная распространенность повышенных уровней AST, включая все исследования, опубликованные и препринты, составила 17,7% (95% ДИ, 14,1-22%) пациентов, включая 272 пациента с повышенным уровнем AST из 1680 пациентов из 11 исследований ( I 2 = 53%; критерий смещения Эггера, P = 0,23). Объединенная распространенность повышенного уровня АЛТ составила 18,5% (95% ДИ, 12,4-26,5%) пациентов, в том числе 302 пациента с повышенным уровнем АЛТ у 1725 пациентов из 10 исследований ( I 2 = 87%; тест Эггера для смещение, P =.81).

В этом систематическом обзоре и объединенном анализе опубликованной и препринтной литературы по инфекции SARS-CoV-2 и симптомам желудочно-кишечного тракта мы обнаружили, что примерно от 10% до 12% пациентов с COVID-19 испытывают симптомы желудочно-кишечного тракта, такие как диарея (7,4% ) и тошнота или рвота (4,6%). Кроме того, от 30% до 50% пациентов могут иметь мазки из фекалий, которые дают положительный результат на РНК SARS-CoV-2, что подтверждает, что вирус может быть обнаружен в других местах и, следовательно, потенциально может передаваться другими способами, кроме респираторных капель.Особое беспокойство вызывало присутствие живого вируса в стуле пациентов и то, что выделение фекалий продолжалось в течение нескольких дней после госпитализации.

В этом исследовании мы сообщаем, что совокупная распространенность диареи среди пациентов составила 7,4%, а тошноты или рвоты — 4,6%. Хотя эти цифры не так высоки по сравнению с инфекцией SARS, где оценка симптомов желудочно-кишечного тракта составляет примерно 20%, 46 -48 на основе нашего понимания патофизиологических и филогенетических характеристик SARS-CoV-2, это может быть возможно, что симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта могли быть занижены в первоначальных исследованиях.Причины этого могут быть связаны с акцентом на более важные и смертельные респираторные симптомы, которые лечат лечащие врачи, а также с проблемами определения диареи. Тем не менее, наличие симптомов со стороны желудочно-кишечного тракта может предвещать худший исход для пациентов, инфицированных SARS-CoV-2, как показано в исследовании 2020 года, проведенном Pan et al 7 , в котором сообщалось, что пациенты без симптомов желудочно-кишечного тракта с большей вероятностью выздоровеют и будут выписаны. по сравнению с пациентами с симптомами со стороны желудочно-кишечного тракта (60% против 34%).Уровни ферментов печени, выходящие за пределы нормальных значений, также наблюдались у 15–20% пациентов. Гуан и др. 22 сообщили о значительно более высоком повышении уровня ферментов печени у пациентов с тяжелой формой COVID-19 по сравнению с пациентами с нетяжелой формой COVID-19 (39,4% против 18,2%). Точно так же Ван и др. 23 сообщили о более высоких уровнях у пациентов в отделениях интенсивной терапии. Chen et al. 24 сообщили о том, что уровни ферментов печени достигают 1445 Ед / л для АСТ и 7590 Ед / л для АЛТ (чтобы преобразовать в микрокатал на литр, умножьте на 0.0167).

Было несколько сообщений 20 , 41 относительно вируса, обнаруженного из других мест и, следовательно, потенциально передаваемого способами, отличными от респираторных капель. В нашем анализе нескольких исследований, в которых РНК SARS-CoV-2 была выделена из стула, фекально-оральный путь передачи может быть дополнительным потенциальным источником распространения инфекции. Наши результаты также предполагают, что тестирование вируса в кале с помощью ОТ-ПЦР в реальном времени может быть полезным для мониторинга и наблюдения за заболеванием.Текущие рекомендации Центров по контролю и профилактике заболеваний в отношении мер предосторожности на основе передачи для госпитализированных пациентов с COVID-19 основаны на отрицательных результатах по крайней мере двух последовательных образцов респираторного тракта, собранных с интервалом не менее 24 часов. 49 Исследование Сяо и др. 20 показало, что более 20% пациентов с инфекцией SARS-CoV-2 имеют положительные результаты тестов на вирусную РНК в кале даже после отрицательного преобразования вирусной РНК в дыхательных путях.Более того, фекально-оральная передача вируса может объяснить некоторые нозокомиальные инфекции, особенно те, которые возникают в отделениях эндоскопии. Внутрибольничная передача SARS-CoV-2 представляет собой серьезную проблему, поскольку по состоянию на 12 февраля 2020 года были инфицированы 3019 медицинских работников в Ухане, Китай, что составило почти 4% от общего числа инфекций в Ухане и отрицательно сказалось на здоровье. системы ухода. 21 , 50 Чтобы уменьшить количество инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, клиницисты должны принимать дополнительные меры предосторожности, когда пациент сообщает о диарее.

Насколько нам известно, этот систематический обзор и метаанализ предлагает самую последнюю информацию о продолжающейся вспышке COVID-19 с растущей информацией, сообщаемой за короткий промежуток времени, с акцентом на желудочно-кишечные симптомы и выделение фекальных вирусов из-за COVID-19. Это исследование предоставляет важную клиническую информацию и идеи для врачей и эпидемиологов, а также для будущих исследований.

Этот анализ имеет некоторые ограничения.Во-первых, большинство доступных исследований было проведено в Китае и представляло собой крупные серии случаев или наблюдательные исследования, которые подвержены методологическим ошибкам; однако обсервационные исследования в настоящее время являются единственным этическим типом исследований для измерения наличия желудочно-кишечных симптомов у пациентов с COVID-19. Более того, качество клинической оценки, индивидуальная история болезни — скрининг по сравнению с больничной базой данных, во включенных исследованиях не было ясным. Во-вторых, расчет размера выборки и проспективное изучение симптомов желудочно-кишечного тракта в течение естественного течения инфекции и ее последствий не были основными целями исследований, включенных в наш анализ, что ограничивает более глубокую интерпретацию объединенных итоговых оценок.В-третьих, несколько больших серий пациентов не сообщили о значительном количестве пациентов с симптомами желудочно-кишечного тракта. Однако не совсем ясно, были ли незначительные желудочно-кишечные симптомы занижены у пациентов, позднее поступивших с тяжелой мультисистемной органной недостаточностью, включая тяжелую пневмонию, или у этих пациентов фактически не было значительных желудочно-кишечных симптомов. Точно так же о незначительных изменениях уровней ферментов печени во время траектории заболевания могли не сообщаться, и исследования, посвященные уровням ферментов, не могли быть включены из-за фокусировки нашего обзора.Это может повлиять на точное популяционное среднее представленных оценок, но трудно прийти к таким выводам, не проведя истинных проспективных продольных исследований надежной силы с адекватным последующим наблюдением. Более того, в наших результатах отмечается значительная неоднородность. Это, вероятно, объясняется клинической и методологической неоднородностью, возникающей в результате того, что большинство исследований представляют собой серию случаев с низким увеличением или ретроспективны по своей природе с различными отчетами о симптомах и лабораторных исследованиях. Это также связано с тем, что высокая неоднородность является вероятным представлением распределения совокупности сводной оценки.Хотя мы использовали модель случайных эффектов, она все же оказала некоторое влияние на окончательные результаты. В условиях надвигающейся пандемии, хотя большинство данных было из одного региона мира, раннее сообщение этой информации может быть очень полезным для руководства лечением COVID-19.

Наши результаты позволяют предположить, что кишечный тропизм SARS-CoV-2 аналогичен предыдущим инфекциям SARS и что симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта являются частым проявлением этой возникающей инфекции.Следует отметить, что, хотя симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта встречаются часто, лихорадка, кашель и респираторные симптомы по-прежнему являются преобладающим типом проявления, основываясь на данных исследований, проведенных в Китае. В дополнение к призыву к повышению осведомленности об этом атипичном проявлении, эти данные о выделении вируса с фекалиями предполагают, что SARS-CoV-2 может передаваться фекально-оральным путем, и поддерживают рассмотрение анализа стула с помощью ОТ-ПЦР для помощи в передаче: основанные на мерах предосторожности среди пациентов с инфекцией SARS-CoV-2.Наконец, особую озабоченность вызывает присутствие детектируемой РНК в желудочно-кишечном тракте, что делает использование оптимальных средств индивидуальной защиты и соблюдение современных национальных руководящих принципов инфекционного контроля весьма благоразумным.

Принято к публикации: 2 мая 2020 г.

Опубликовано: 11 июня 2020 г. doi: 10.1001 / jamanetworkopen.2020.11335

Открытый доступ: Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями CC -По лицензии.© 2020 Parasa S et al. Открытая сеть JAMA .

Автор для переписки: Шраванти Параса, доктор медицинских наук, Шведский медицинский центр, 1221 Мэдисон-стрит, Ste 1220, Сиэтл, Вашингтон 98104 ([email protected]).

Вклад авторов: Доктор Параса имел полный доступ ко всем данным в исследовании и берет на себя ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

Концепция и дизайн: Parasa, Desai, Thoguluva Chandrasekar, Colombo, Repici, Sharma.

Сбор, анализ или интерпретация данных: Параса, Десаи, Тогулува Чандрасекар, Патель, Кеннеди, Рош, Спадаччини, Габбиадини, Артифон.

Составление рукописи: Параса, Десаи, Патель, Коломбо, Репичи.

Критический пересмотр рукописи на предмет важного интеллектуального содержания: Параса, Десаи, Тогулува Чандрасекар, Патель, Кеннеди, Рош, Спадаччини, Коломбо, Габбиадини, Артифон, Шарма.

Статистический анализ: Кеннеди, Репичи.

Административная, техническая или материальная поддержка: Параса, Десаи, Тогулува Чандрасекар, Пател.

Надзор: Параса, Рош, Артифон, Шарма.

Раскрытие информации о конфликте интересов: Д-р Шарма сообщил о получении личных гонораров от Boston Scientific и Olympus и грантов от US Endoscopy, Medtronics, Fujifilm, Ironwood, Cosmo Pharmaceuticals и Erbe помимо представленных работ. О других раскрытиях информации не сообщалось.

3.Ву Z, МакГуган JM. Характеристики и важные уроки вспышки коронавирусного заболевания 2019 г. (COVID-19) в Китае: краткое изложение отчета Китайского центра по контролю и профилактике заболеваний о 72314 случаях. ЯМА . Опубликовано в Интернете 24 февраля 2020 г. doi: 10.1001 / jama.2020.2648PubMedGoogle Scholar4.Wang Z, Чен X, Lu Y, Чен Ф, Чжан W. Клинические характеристики и терапевтическая процедура для четырех пациентов с новой коронавирусной пневмонией 2019 года, получавших комбинированное лечение китайской и западной медицины. Biosci Trends . 2020; 14 (1): 64-68. DOI: 10.5582 / bst.2020.01030PubMedGoogle ScholarCrossref 8. Чжан H, Кан Z, Гонг H, и другие. Пищеварительная система — потенциальный путь заражения 2019-nCov: биоинформатический анализ, основанный на одноклеточных транскриптомах. Препринт. Опубликовано 31 января, 2020. bioRxiv 2020.01.30.927806. DOI: 10.1101 / 2020.01.30.9278069.Zhou Дж, Ли C, Чжао G, и другие. Кишечный тракт человека служит альтернативным путем заражения коронавирусом ближневосточного респираторного синдрома. Научные исследования . 2017; 3 (11): eaao4966. DOI: 10.1126 / sciadv.aao4966PubMedGoogle Scholar10.Zhang J, Ван S, Сюэ Y. Диагностика образцов кала Пневмония, инфицированная коронавирусом, 2019 г. J Med Virol . Опубликовано в Интернете 3 марта 2020 г. doi: 10.1002 / jmv.25742PubMedGoogle Scholar11.Liang W, Feng Z, Rao S, и другие. Можно недооценить диарею: недостающее звено в новом коронавирусе 2019 года. Препринт. Опубликовано 17 февраля 2020 г.medRxiv 2020.02.03.20020289. DOI: 10.1101 / 2020.02.03.2002028912.Holshue ML, DeBolt C, Линдквист S, и другие; Группа по расследованию дела о 2019-nCoV штата Вашингтон. Первый случай нового коронавируса 2019 года в США. N Engl J Med . 2020; 382 (10): 929-936. DOI: 10.1056 / NEJMoa2001191PubMedGoogle ScholarCrossref 14.Yang W, Цао Q, Цинь L, и другие. Клинические характеристики и визуальные проявления нового коронавирусного заболевания 2019 года (COVID-19): многоцентровое исследование в городе Вэньчжоу, Чжэцзян, Китай. J Заражение . 2020; 80 (4): 388-393. DOI: 10.1016 / j.jinf.2020.02.016PubMedGoogle ScholarCrossref 17.Xu XW, Wu XX, Цзян XG, и другие. Клинические данные в группе пациентов, инфицированных новым коронавирусом 2019 года (SARS-Cov-2), за пределами Ухани, Китай: ретроспективная серия случаев. BMJ . 2020; 368: m606. DOI: 10.1136 / bmj.m606PubMedGoogle ScholarCrossref 18.Chen H, Guo J, Ван C, и другие. Клинические характеристики и потенциал вертикальной внутриутробной передачи инфекции COVID-19 у девяти беременных женщин: ретроспективный обзор медицинских карт. Ланцет . 2020; 395 (10226): 809-815. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (20) 30360-3PubMedGoogle ScholarCrossref 19.Wang D, Ju XL, Се F, и другие. Клинический анализ 31 случая новой коронавирусной инфекции 2019 г. у детей из шести провинций (автономных районов) северного Китая [на китайском языке]. Чжунхуа Эр Кэ За Чжи . 2020; 58 (4): 269-274. DOI: 10.3760 / cma.j.cn112140-20200225-00138PubMedGoogle Scholar22.Guan WJ, Ni ЗЫ, Ху Y, и другие; Китайская группа экспертов по лечению Covid-19.Клиническая характеристика коронавирусной болезни 2019 г. в Китае. N Engl J Med . 2020; 382 (18): 1708-1720. DOI: 10.1056 / NEJMoa2002032 PubMedGoogle ScholarCrossref 29.Chen L, Лю HG, Лю W, и другие. Анализ клинических особенностей 29 пациентов с новой коронавирусной пневмонией 2019 г. [на китайском языке]. Чжунхуа Цзе Хе Хе Ху Си За Чжи . 2020; 43 (3): 203-208.PubMedGoogle Scholar32.Luo S, Чжан X, Сюй H. Не забывайте о пищеварительных симптомах у пациентов с новым коронавирусным заболеванием 2019 года (COVID-19). Клин Гастроэнтерол Гепатол . 2020; S1542-3565 (20) 30401-30408. DOI: 10.1016 / j.cgh.2020.03.043PubMedGoogle Scholar33.Zhou Z, Чжао Н, Шу Y, Хан S, Чен Б, Шу Х. Влияние желудочно-кишечных симптомов на пациентов, инфицированных коронавирусной болезнью 2019. Гастроэнтерология . 2020; S0016-5085 (20) 30362-30370. doi: 10.1053 / j.gastro.2020.03.020PubMedGoogle Scholar34.Jin X, Лиан JS, Ху JH, и другие.Эпидемиологическая, клиническая и вирусологическая характеристика 74 случаев заболевания коронавирусом 2019 г. (COVID-19) с желудочно-кишечными симптомами. Кишка . 2020; 69 (6): 1002-1009. DOI: 10.1136 / gutjnl-2020-320926PubMedGoogle ScholarCrossref 35.Zhang C, Gu J, Чен Q, и другие. Клиническая характеристика 34 детей с коронавирусной болезнью-2019 на западе Китая: серия случаев в нескольких центрах. Препринт. Опубликовано 16 марта 2020 г. medRxiv 2020.03.12.20034686. DOI: 10.1101 / 2020.03.12.2003468637.Qian GQ, Ян NB, Ding F, и другие. Эпидемиологические и клинические характеристики 91 госпитализированного пациента с COVID-19 в Чжэцзяне, Китай: ретроспективная серия случаев в нескольких центрах. QJM . Опубликовано в Интернете 17 марта 2020 г. doi: 10.1093 / qjmed / hcaa089PubMedGoogle Scholar38.Zhao Z, Се J, Инь М, и другие. Клинические и лабораторные профили 75 госпитализированных пациентов с новым коронавирусным заболеванием 2019 г. в Хэфэй, Китай.Препринт. Опубликовано 6 марта 2020 г. medRxiv 2020.03.01.20029785. DOI: 10.1101 / 2020.03.01.2002978539.Han C, Дуань C, Чжан S, и другие. Симптомы пищеварения у пациентов с COVID-19 с легкой степенью тяжести заболевания: клинические проявления, определение вирусной РНК в кале и результаты. Ам Дж. Гастроэнтерол . 2020. doi: 10.14309 / ajg.0000000000000664 PubMedGoogle Scholar40.Liu J, Оуян L, Guo P, и другие. Эпидемиологические, клинические характеристики и исходы медицинского персонала, инфицированного COVID-19 в Ухане, Китай: ретроспективный анализ серии случаев.Препринт. Опубликовано 13 марта 2020 г. medRxiv 2020.03.09.20033118. DOI: 10.1101 / 2020.03.09.2003311842.Молодой BE, Ong SWX, Калимуддин S, и другие; Сингапур, группа по исследованию вспышки нового коронавируса 2019 года. Эпидемиологические особенности и клиническое течение пациентов, инфицированных SARS-CoV-2, в Сингапуре. ЯМА . 2020; 323 (15): 1488-1494. DOI: 10.1001 / jama.2020.3204PubMedGoogle ScholarCrossref 43.Peng L, Лю Дж, Сюй W, Луо Q, Дэн К, Линь B, Гао Z.Новый коронавирус 2019 года можно обнаружить в образцах мочи, крови, мазков из анального канала и ротоглотки. Препринт. Опубликовано 25 февраля 2020 г. medRxiv 2020.02.21.20026179. DOI: 10.1101 / 2020.02.21.2002617945.Tan LV, Ngoc НМ, Это BTT, и другие. Продолжительность обнаружения вируса в горле и прямой кишке у пациента с COVID-19. Препринт. Опубликовано 16 марта 2020 г. medRxiv 2020.03.07.20032052. DOI: 10.1101 / 2020.03.07.2003205250.Wang Y, Ван Y, Чен Y, Цинь Вопрос.Уникальные эпидемиологические и клинические особенности появляющейся новой коронавирусной пневмонии 2019 года (COVID-19) требуют принятия специальных мер контроля. J Med Virol . Опубликовано в Интернете 5 марта 2020 г. doi: 10.1002 / jmv.25748PubMedGoogle Scholar

Желудочно-кишечные симптомы, которые нельзя игнорировать

Мы все пережили тот неловкий момент, когда у вас урчало в животе во время собеседования или заставляло выскакивать из кинотеатра в поисках ближайшего туалета, из-за чего вы пропустили самую захватывающую сцену фильма.Если вы страдаете от желудочно-кишечных (ЖКТ) симптомов, таких как газы, запор или диарея, вы определенно не одиноки. Ваш врач может определить, являются ли ваши симптомы предупреждающими признаками серьезных проблем с желудочно-кишечным трактом, которые требуют лечения.

Неудобная правда.

Несмотря на то, что расстройства желудочно-кишечного тракта являются обычным явлением, многие из нас стесняются говорить о своих симптомах даже с врачом. Проблемы с желудочно-кишечным трактом могут быть неудобными и разрушительными. Например, синдром раздраженного кишечника, одно из наиболее распространенных расстройств желудочно-кишечного тракта, является основной причиной того, что люди пропускают работу.

Вот что вам нужно знать: , хотя вы можете смущаться, говоря о диарее или кровавом стуле, вашего врача это не смущает. Он или она видели все это, а потом и некоторые. Эти тревожные признаки на самом деле являются важными подсказками о том, что происходит в вашем теле. Не делясь ими, вы рискуете, что ваш врач пропустит потенциально серьезную проблему. Фактически, проблемы с желудочно-кишечным трактом — не единственная причина абдоминальных симптомов. состояния, поражающие матку и яичники, могут вызывать аналогичные предупреждающие признаки.Если вам все еще неудобно говорить о деталях, попробуйте записать их и передать список своему врачу. Обращение за медицинской помощью может облегчить ваш дискомфорт, улучшить качество жизни и устранить основную причину проблемы.

Когда вам следует обратиться к врачу?

Каждый человек время от времени испытывает приступы страдания желудочно-кишечного тракта, особенно если мы находимся в стрессе или едим что-то, что нам не совсем подходит. Однако, если симптомы не исчезнут или мешают повседневной деятельности, пора обратиться к врачу.

Серьезные симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта требуют немедленной медицинской помощи. К ним относятся:

  • Кровь в стуле
  • Изменение кишечника
  • Стойкая изжога (кислотный рефлюкс)
  • Затруднения при глотании
  • Недержание мочи
  • Тошнота или рвота (особенно если у вас кровь в рвоте)
  • Неожиданное увеличение или потеря веса

Общие желудочно-кишечные расстройства включают:

Колоректальный рак (CRC). Более половины всех случаев рака желудочно-кишечного тракта приходится на рак толстой и прямой кишки. CRC является четвертым по частоте диагностированием рака, на него приходилось восемь процентов всех новых случаев рака в 2016 году. Хорошая новость заключается в том, что скрининг снижает смертность от CRC. Фактически вы можете снизить риск развития CRC, если откажетесь от курения, соблюдаете здоровую диету и регулярно занимаетесь спортом. Целевая группа профилактических услуг США рекомендует взрослым из группы среднего риска начинать обследование в возрасте 50 лет (45 лет для афроамериканцев). Частота скрининга зависит от типа теста.

Синдром раздраженного кишечника (СРК). От 10 до 15 процентов взрослого населения США страдают СРК, особенно женщины. СРК описывает группу симптомов, которая включает боль или дискомфорт в животе и изменения в характере кишечника. У вас может быть диарея или запор (или и то, и другое), вздутие живота, беловатая слизь в стуле и ощущение, что вы не закончили опорожнение кишечника. СРК поддается лечению. Если вы подозреваете, что у вас СРК, ведите дневник того, что вы едите и когда у вас есть симптомы, а затем обратитесь к врачу.

GER и GERD. Гастроэзофагеальный рефлюкс (ГЭР) возникает, когда содержимое вашего желудка возвращается в пищевод, вызывая изжогу (кислотный рефлюкс). Случайные инциденты с ГЭР не вызывают тревог. Однако повторный ГЭР может привести к гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ), более серьезной форме кислотного рефлюкса. Примерно 20 процентов населения страдает ГЭРБ, и это наиболее распространенный диагноз со стороны ЖКТ. Без лечения ГЭРБ может в конечном итоге вызвать серьезные осложнения.У людей с избыточным весом или курящих больше вероятность развития ГЭРБ. Избегайте продуктов, которые вызывают ГЭР или усугубляют его. Кофе, шоколад, томатные продукты и жирная пища — одни из самых распространенных триггеров.

Инфекции, вызванные Clostridium difficile (также называемые C. difficile или C. diff). C. diff — это бактерия, обнаруженная в кале, вызывающая воспаление толстой кишки. Традиционно наибольшему риску подвергались пожилые люди, особенно принимающие антибиотики. Хотя около 80% инфекций C. diff передаются в медицинских учреждениях, рост числа устойчивых к антибиотикам штаммов C.diff вызывает рост инфекций среди тех, кто обычно не подвержен риску. В период с 2002 по 2012 год число госпитализаций и смертность от инфекций C. diff увеличилось вдвое, а инфекции C. diff в настоящее время занимают девятое место среди причин смерти от желудочно-кишечного тракта. Если вы или ваш близкий человек находитесь в больнице, убедитесь, что ваши медицинские работники тщательно моют руки до и после лечения.

Действия:

Записывайте свои симптомы, включая то, что вы ели, и когда они проявились.Это поможет вашему врачу поставить точный диагноз. Спросите своего врача, как можно снизить риск колоректального рака и когда следует начинать обследование. Для получения дополнительной информации о здоровье гастроэнтерологии посетите сайт dcmh.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *