Афобазол исследования – Чем нас лечат: Афобазол. Спокойствие или не только спокойствие?. Медицина

Содержание

Чем нас лечат: Афобазол. Спокойствие или не только спокойствие?. Медицина

Однако в 2010 году появилась статья в The Independent о подозрительно быстро затухших исследованиях безопасности нескольких известных бензодиазепинов. Специалисты переполошились: не вызывают ли эти лекарства необратимых изменений в мозге людей? Не опасны ли они?

В то же время в России давно начались попытки найти лекарства, воздействующие на то же звено в биохимии нервной системы, рецепторы к бензодиазепинам, но при этом не вызывающие тех же побочных эффектов. Так появился Афобазол.

GABA c ВОЗом — продажи легче

Как человека нельзя оценить лишь по его родственникам, так и фабомотизол нужно рассматривать самостоятельно, а не только полагаясь на заслуги и провинности «родственных» соединений. Каков же механизм его работы, описанный производителями?

Фабомотизол должен действовать на те же белки-рецепторы, что и бензодиазепины, усиливая восприимчивость рецепторов к молекуле гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК). ГАМК (она же GABA — γ-Aminobutyric acid) — нейромедиатор. Это молекула-посредник, одна из многих нейромедиаторов организма, которые синтезируются в нейронах. У них много разных функций, но конкретно ГАМК отвечает за торможение нервной системы.

Нервные клетки передают нервные импульсы друг другу по своим отросткам. Место, где отростки «стыкуются» с клеткой (нейроном или клеткой, получающей от него сигнал), называется синапсом. В зоне контакта всегда есть небольшое пространство, синаптическая щель, поэтому, чтобы попасть из одной клетки в другую, молекулы выбрасываются в щель из специальных пузырьков, в которые клетка «упаковала» их при производстве. Стенка пузырька при этом сливается с клеточной мембраной. По ту сторону щели выброшенную из клетки ГАМК ждут рецепторы, с которыми она должна связаться.

Если в организме вырабатывается недостаточное или, наоборот, чрезмерное количество ГАМК, развиваются различные заболевания. С неправильной работой ГАМК связана и эпилепсия — избыточное возбуждение нейронов, которое не подавляется в должной степени тормозящим действием ГАМК. Поэтому пациентам с эпилепсией или гипертонией могут прописать препараты — аналоги ГАМК. Синтезируется в организме, кстати, она из глутамата (такая вот интересная химия творится у нас внутри).

indicator.ru

В чем преимущества Афобазола в борьбе с тревогой и стрессом

АФОБАЗОЛ®: ШИРОКАЯ БАЗА ИССЛЕДОВАНИЙ*

Более 80 статей, описывающих изучение эффективности и безопасности Афобазола в медицинской практике с участием более 4500 пациентов

И.Ю. Дороженок, М.А. Терентьева 2007; Б.А. Татарский, И.Н. Бисерова 2007; Д.Ю. Бутко, А.Т. Давыдов и соавт. 2008; Л.Д. Фирсова 2008; Н.К. Горшунова 2007; С.Ю. Калинина 2009; Г.Б. Дорофеева 2010; С.Г. Бурчинский 2012; Е.П. Свищенко, О.В. Гулкевич 2014.

Афобазол® исследован

в разных сферах медицины:

  • Кардиология
  • Дерматология
  • Неврология
  • Пульмонология
  • Гастроэнтерология
  • Гинекология
  • Психиатрия

Уникальная формула Афобазола (МНН Фабомотизол) восстанавливает («ремонтирует») рецепторы нервных клеток и защищает клетки от повреждений, в том числе при стрессе, благодаря чему они снова могут правильно выполнять свою работу.

ДОКАЗАНО, ЧТО ПРИ ПРИЕМЕ АФОБАЗОЛА®*

  • пациентов отметили

    уменьшение раздражительности и плохого настроения

  • пациентов отметили

    снижение утомляемости и повышение работоспособности

  • снижается уровень тревоги

* У пациентов, испытывавших эмоциональный стресс и страдавших невротическими расстройствами с выраженными симптомами вегетативной дистонии. (Е. С. Акарачкова, С. Б. Шварков, В. И. Мамий. Афобазол в терапии вегетативных проявлений тревоги и дезадаптации у больных неврологической и общесоматической практики. РМЖ, 2007. Том 15, № 2, с. 100–106.)

В результате:

  • исчезают тревога, напряжение, раздражительность, беспокойство
  • появляются силы и уверенность, взвешенность решений и действий
  • улучшается эмоциональный фон

Уникальная формула Афобазола (МНН Фабомотизол)* работает через естественные физиологические механизмы восстановления нервных клеток, не влияя на остроту и скорость реакции нервной системы, без эффекта «ватности».

Афобазол® не вызывает:

  • дневной сонливости
  • снижения памяти и концентрации внимания
  • миорелаксации
  • привыкания
  • зависимости
  • синдрома отмены

Афобазол® можно принимать:

  • водителям
  • людям, работающим на сложных механизмах
  • везде, где требуется сохранение концентрации внимания

Таким образом, АФОБАЗОЛ® подходит всем работающим и живущим в современном мире людям

Афобазол® является одним из наиболее популярных и обладающих благоприятным профилем безопасности противотревожных
препаратов в России. Он был создан в ГУ НИИ фармакологии имени В. В. Закусова РАМН
под руководством академика РАМН С. Б. Середенина и, в отличие от многих традиционных
препаратов, предназначенных для лечения тревоги, не оказывает угнетающего действия
на центральную нервную систему. Кроме того, оригинальность препарата заключается и
в способности восстановить естественный механизм, позволяющий нервной системе
справляться со стрессовыми нагрузками.

Инновационная оригинальная формула Афобазола защищена патентом: 2061686

  • Эффект Афобазола виден с первой недели приема: отмечается снижение тревоги,
    напряжения, раздражительности, беспокойства
  • Максимальный эффект Афобазола развивается к концу 4-й недели лечения
  • Эффект от приема Афобазола сохраняется после завершения терапии

Скачать инструкцию

В 2014 году Всемирной Организацией Здравоохранения принято решение о включении препарата Фабомотизол (Афобазол) в класс анксиолитиков (противотревожных препаратов) международной системы классификации лекарственных средств — Анатомо-терапевтическо-химической классификации, АТХ.

Афобазол был создан в ГУ НИИ фармакологии им. В.В. Закусова РАМН под руководством академика РАМН С.Б. Середенина в результате многолетнего поиска селективного анксиолитика, обладающего эффективностью традиционных бензодиазепиновых транквилизаторов и лишенного присущих им побочных эффектов. Эффективность и безопасность Афобазола были изучены в многочисленных экспериментальных и клинических исследованиях.

Данные о разработке препарата были поданы на рассмотрение в ВОЗ, в результате чего в 2012 году было принято решение о присвоении Афобазолу международного непатентованного названия – фабомотизол. В 2013 году информация, полученная при изучении механизма действия Афобазола в российских и зарубежных лабораториях, а также результаты изучения его эффективности и безопасности были поданы на рассмотрение в Центр ВОЗ по методологии статистических исследований лекарственных препаратов (The WHO Collaborating Centre for Drug Statistics Methodology), который является координирующим органом и способствует широкому международному распространению методологии АТС. Результаты изучения механизма анксиолитического действия и доказательная база фабомотизола были рассмотрены на заседании Международной рабочей группы ВОЗ. Представленная документация соответствовала требованиям, предъявляемым ВОЗ, что послужило основанием для присвоения ему международного кода АТХ как анксиолитического (противотревожного) препарата (N05B — ANXIOLYTICS).

За период рассмотрения поданной документации и предложенного кода АТХ комментариев и возражений получено не было. Утвержденный код АТХ был включен в классификацию АТХ с января 2015 года. Афобазол стал первым безрецептурным российским анксиолитиком, получившим по решению Всемирной организации здравоохранения код международной классификации.

http://www.whocc.no/atc_ddd_index/?code=N05BX04

afobazol.ru

Афобазол – инструкция, состав, применение, противопоказания таблеток Афобазол

У многих людей бывают времена, когда не дают покоя волнения, тревога и стресс. И если прочие способы избавления от стрессов, такие, как отдых и смена обстановки, не дают облегчения, то приходится прибегать к помощи лекарственных средств.

Современной фармакологией разработано много препаратов для снятия тревоги и стресса. Как правило, они относятся к группе анксиолитиков (транквилизаторов). Большинство транквилизаторов оказывает угнетающее действие на нервную систему, подавляя негативные эмоции.

Механизм их действия основан на влиянии на так называемые бензодиазепиновые рецепторы в мозгу. Эти транквилизаторы относятся к группе бензодиазепинов. Их действие чрезвычайно мощное, и они давно используются в практике врачей – невропатологов и психотерапевтов.

К сожалению, минусом этих средств являются многочисленные побочные эффекты. К ним стоит отнести:

  • снижение внимания
  • вялость
  • сонливость
  • привыкание
  • формирование лекарственной зависимости

Но в последнее время появилось немало так называемых «мягких» транквилизаторов, которые лишены недостатков бензодиазепинов. Часто подобные транквилизаторы называют «дневными». К этому классу относится и Афобазол. Он был разработан российскими фармакологами относительно недавно, но уже успел снискать популярность среди пациентов.

Принцип действия и основные свойства

Тем людям, которые знакомы с действием транквилизаторов старого поколения, хорошо известен эффект от приема бензодиазепинов – заторможенность, отрешенность, безразличие ко всему. Это далеко не полный список неприятных симптомов этих препаратов. Едва ли не самой их неприятной особенностью является формирование у многих пациентов лекарственной зависимости, что отражается, в частности, в «синдроме отмены», когда состояние пациента ухудшается после отмены препарата. Очень часто пациент настолько привязывается к транквилизатору, что просто не мыслит жизни без него.

Афобазол лишен этих недостатков. Он не влияет на состояние нервной системы, не притупляет эмоции, не уменьшает скорость реакции, не снижает умственную работоспособность. Самое главное, что он лишен синдрома отмены. Это означает, что пациент может в любой момент прервать курс лечения, и при этом не будет испытывать тягу к препарату. При завершении курса лечения также не требуется постепенно снижать дозу, чтобы избавиться от зависимости.

Также Афобазол лишен большого количества побочных эффектов и почти не имеет противопоказаний. Во многом благодаря этому лекарство Афобазол может отпускаться в аптеках без рецепта.

Его активное вещество не воздействует на бензодиазепиновые рецепторы, но оказывает действие на сигма-1-рецепторы головного мозга. Эти рецепторы отвечают за функции памяти, мелкую моторику, эмоции и сенсорику. Препарат оказывает легкое противотревожное действие и одновременно активизирует нервные процессы. Также Афобазол повышает биоэнергетический потенциал клеток головного мозга и оказывает нейропротективное действие, защищая нейроны. Седативный эффект очень слаб и ощущается лишь тогда, когда дозировка в 40-50 раз превышает нормальную.

После приема препарат быстро всасывается из желудочно-кишечного тракта. Среднее время удержания в организме – 1,6 часов. Метаболизируется в основном в печени. Препарат отличает низкая токсичность.

Позитивное воздействие препарата выражается в следующих улучшениях:

  • Исчезновение состояния тревоги, страха, озабоченности
  • Улучшение сна (при отсутствии сонливости днем)
  • Снятие нервного напряжения, психологического дискомфорта
  • Уменьшение вегетативных расстройств (сухость во рту, потливость, головокружение)
  • Улучшение памяти и внимания

Наибольшее действие Афабазол оказывает на лиц, имеющих астенический тип нервной системы. Для таких пациентов характерны мнительность, ранимость, неуверенность в себе, эмоциональная лабильность и склонность к стрессовым реакциям.

Афобазол применяется при следующих показаниях:

  • Нарушение адаптации
  • Общее тревожное расстройство
  • Бессонница
  • Неврастения
  • Нейроциркуляторная дистония
  • Синдром предменструального напряжения
  • Синдром отмены при лечении никотиновой зависимости
  • Абстинентный синдром при алкоголизме

Также Афобазол нередко используется для купирования состояний тревоги, страха и депрессий, связанных с соматическими заболеваниями:

  • Астма
  • Аритмия
  • Гипертония
  • Ишемическая болезнь сердца
  • Онкологические заболевания

Практика показывает, что в области снятия состояния подавленности и тревожности у людей, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями, отмечен наибольший эффект от применения препарата.

Насколько эффективен Афобазол?

С момента появления лекарства вокруг него не утихают споры. Отзывы о средстве зачастую прямо противоположны. Многие пациенты убеждены, что этот препарат им помог. Но значительное число профильных специалистов (неврологов, невропатологов, психотерапевтов и психиатров) не разделяют восторженных оценок. В частности, указывается, что препарат обладает относительно слабым действием и помогает лишь в легких случаях тревожных расстройств и депрессивных состояний. При более тяжелых формах нервных и психических заболеваний препарат неэффективен. Также многими отмечается, что препарат оказывает очень избирательное действие – примерно половина пациентов не ощутила от него никакого улучшения. Однако положительные свойства препарата – минимальное количество побочных эффектов и отсутствие формирования зависимости, никем не отрицается.

Поэтому возникает резонный вопрос – стоит ли пробовать лечиться Афобазолом? Тут надо понимать, что препарат относится к группе «мягких» транквилизаторов и при серьезных расстройствах нервной системы, таких, как настоящие депрессии, в отличие от преходящих депрессивных состояний, он вряд ли поможет. Афобазол – это препарат в основном для людей со здоровой нервной системой, которые переживают какие-то трудные периоды в жизни и стрессы – экзамены, смена обстановки, сложности в семье, соматическое заболевание, и т.д. В подобных случаях прием лекарства гораздо более рационален, чем прием «тяжелых» средств, имеющих много побочных эффектов. Кроме того, несмотря на то, что препарат продается без рецепта, лечиться им без консультации с врачом крайне нежелательно. Лишь специалист сможет индивидуально разобраться в проблеме и сказать, какое средство лучше всего подойдет в отдельном случае. Такой способ позволяет избежать впустую потраченных денег и раньше начать процесс выздоровления.

Описание

Препарат имеет единственную лекарственную форму – таблетки. Дозировка имеет два варианта – 5 и 10 мг. Производитель препарата – российская фармацевтическая компания «Фармстандарт». Благодаря отечественному происхождению средства его цена не «кусается», в отличие от цен на многие импортные седативные средства. Лекарство снабжено аннотацией, где приводятся инструкции по использованию.

Состав

Афабазол имеет сложный состав, включающий активное вещество и ряд вспомогательных. Основное вещество – 5-этокси-2-[2-(морфолино)-этилтио] бензимидазола дигидрохлорид, являющийся производным 2-меркаптобензимидазола – анксиолитика, обладающим избирательным действием. Также в таблетках содержатся и другие компоненты:

  • картофельный крахмал
  • целлюлоза микрокристаллическая
  • молочный сахар
  • повидон
  • магния стеарат

Противопоказания

Афобазол имеет несколько противопоказаний. Не рекомендуется применение лекарства при беременности. В случае кормления грудью и одновременном приеме средства рекомендуется перейти на кормление ребенка искусственными смесями.

Препарат подходит только взрослым. Его не следует применять для лечения пациентов младше 18 лет.

Инструкция по применению

Препарат необходимо пить три раза в день после еды. Оптимальная дозировка — 30 мг (три таблетки Афобазол по 10 мг). Дозировка в отдельных случаях может быть увеличена до 60 мг. Однако лучше всего рассказать, как принимать Афобазол и в каких дозах, сможет только специалист.

Согласно прилагаемой к Афобазолу инструкции, при купировании похмельного синдрома рекомендуемая дозировка составляет 5-10 мг два раза в сутки. Курс лечения зависит от предписания врача, но обычно составляет 2-4 недели. При необходимости курс может быть продлен. Однако перед возобновлением лечения рекомендуется сделать перерыв на 3-4 недели.

Следует отметить, что Афобазол действует постепенно. Его эффект накапливается и начинает проявляться лишь спустя какое-то время после начала приема, зачастую через неделю. Поэтому если вы начали прием и не почувствовали в первые дни никаких улучшений, то это еще

med.vesti.ru

Спектр применения современных анксиолитиков в психиатрии и общей медицине (систематический обзор клинических исследований селективного анксиолитика Афобазола)

В статье представлен систематический обзор клинических исследований селективного анксиолитика небензодиазепинового ряда Афобазола, подтверждающих эффективность и безопасность его применения в психиатрии, неврологии и общей медицине (гинекология, гастроэнтерология, кардиология и др.).

Таблица 1. Исследования Афобазола в терапии генерализованного тревожного расстройства

Таблица 2. Исследования Афобазола в терапии расстройства адаптации

Таблица 3. Основные клинические исследования Афобазола у пациентов с соматическими и неврологическими заболеваниями

Введение

Потребность в клиническом применении анксиолитиков определяется высокой распространенностью тревожных расстройств. По современным эпидемиологическим оценкам, данный показатель в популяции составляет 9,7–17,2% в течение 1 года и 19,3–24,9% на протяжении жизни [1]. Частота тревожных расстройств, значительно превышающая популяционные показатели, установлена у лиц, страдающих соматическими и неврологическими заболеваниями. Так, по данным масштабного клинико-эпидемиологического исследования СИНТЕЗ, тревожная симптоматика, требующая фармакологической коррекции, включая субклинические расстройства, выявляется более чем у 60% пациентов с соматической патологией [2].

Известные недостатки бензодиазепиновых транквилизаторов (поведенческая токсичность, риск злоупотребления и развития зависимости) существенно ограничивают возможности их практического применения, что обусловливает необходимость разработки и внедрения эффективных анксиолитиков с иным механизмом действия и с более благоприятным профилем переносимости и безопасности.

В НИИ фармакологии им. В.В. Закусова РАМН синтезирован оригинальный противотревожный препарат (производное 2-меркаптобензимидазола). В отличие от производных бензодиазепина, фармакологическое действие Афобазола реализуется за счет восстановления доступности бензодиазепинового рецепторного участка для лиганда – гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК). Афобазол® характеризуется коротким периодом полувыведения (0,82 ± 0,54 ч) и быстрым перераспределением из плазмы крови в ткани и органы.

Афобазол® в психиатрической практике

Эффективность Афобазола верифицирована при широком спектре психических расстройств, протекающих с тревожной симптоматикой, в рамках двух масштабных исследований [3, 4]. Исследования, в которых в общей сложности участвовали 380 больных, сопоставимы по объемам выборок, основным демографическим (пол, возраст) и клиническим характеристикам (диагностические категории, длительность заболевания), методам оценки. В мультицентровом открытом исследовании монотерапию Афобазолом в течение 6 недель получали 194 пациента (149 женщин и 45 мужчин в возрасте от 19 до 66 лет, средний возраст 41,1 ± 11,7 года) [3]. При включении в исследование у пациентов выявлялся легкий/умеренный уровень тревожной симптоматики: в среднем по выборке 3,8 балла по шкале общего клинического впечатления CGI-S (тяжесть), 25 баллов по шкале тревоги Гамильтона (HARS). По критериям МКБ-10 симптомы тревоги формировались преимущественно в рамках генерализованного тревожного расстройства (ГТР), тревожно-депрессивного расстройства, расстройства адаптации (РА) и неврастении (16,5, 20, 21,6 и 19,6% соответственно; в сумме 78%). Кроме того, в 22% наблюдений диагностировано органическое тревожное или астеническое расстройство, паническое расстройство, агорафобия, социальная, специфические и другие фобии, острая стрессовая реакция и др. [3].

В открытой мультицентровой натуралистической программе приняли участие 186 пациентов (125 женщин и 61 мужчина в возрасте 18–65 лет, средний возраст 41,1 ± 13,8 лет), которые получали 6-недельный курс терапии Афобазолом в дозах от 15 до 60 мг/сут [4]. Как и в приведенном выше исследовании, у пациентов отмечался легкий/умеренный уровень тревожности, преобладали (79%) невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства (F40–F48 по МКБ-10), преимущественно с нарушением адаптации (30,6%) и ГТР (14,5%). В остальных случаях диагностировались органические психические расстройства (10,8%), расстройства личности (8,1%), поведенческие синдромы (1,1%), аффективные (0,5%) и смешанные расстройства поведения и эмоций (0,5%). В обоих исследованиях подавляющее большинство (до 90%) пациентов перед назначением Афобазола получали психофармакотерапию, преимущественно бензодиазепиновые транквилизаторы (феназепам, тофизопам, диазепам) и антидепрессанты (амитриптилин, тианептин и др.), а также барбитуратсодержащие препараты (Валокордин, Корвалол).

Несмотря на столь выраженный полиморфизм тревожных расстройств, получены высокие показатели эффективности Афобазола. За 6 недель лечения большинство пациентов достигли полной или частичной ремиссии, о чем свидетельствует уменьшение показателей CGI-S до 1,7 балла (норма/пограничное расстройство) и выраженное/очень выраженное улучшение по шкале общего клинического впечатления CGI-I (улучшение) [3]. Доли респондеров, частичных респондеров и нон-респондеров (редукция стартового балла HARS на ≥ 50%, на 25–50% и

В обоих исследованиях наблюдался сравнительно быстрый эффект Афобазола с отчетливым улучшением состояния пациентов к концу первых 7 дней лечения: значительное (на 22%) ослабление симптомов тревоги как за счет психического, так и соматического компонентов – 20 и 23% редукции соответственно [3]. В соответствии с оценками по шкале CGI-I, на 7-й день приема Афобазола у 63,4% пациентов отмечалась «небольшая», а у 11,3% – «большая» степень улучшения состояния [4]. Наряду с общей характеристикой клинической эффективности Афобазола в терапии широкого спектра тревожных расстройств, выполнен ряд специальных исследований диагностических подгрупп, в которых Афобазол® назначался при отдельных формах патологической тревоги. В результате были получены дополнительные данные, позволяющие более детально представить спектр клинической эффективности Афобазола.

Генерализованное тревожное расстройство

В общей сложности в 6 исследованиях участвовали 137 амбулаторных и госпитализированных больных с ГТР, завершивших плановый 30–42-дневный курс терапии Афобазолом в дозах 15–60 мг/сут (табл.1) В трех исследованиях проводилось сравнение Афобазола (в сумме n = 63) с бензодиазепиновыми транквилизаторами диазепамом или оксазепамом (в сумме n = 40). В двух исследованиях использовался гибкий режим дозирования Афобазола [5, 6].

Во всех исследованиях использовались диагностические критерии DSM-IV-TR для ГТР и одинаковые психометрические инструменты для оценки эффективности терапии (HARS, CGI-S и CGI-I). Следует также отметить, что во всех исследованиях состояние пациентов при включении оценивалось по шкале CGI-S как легкое или умеренно выраженное (в соотношении 1/3). Сходство методологии и однородность полученных результатов позволяют обобщить полученные данные. Установлена высокая эффективность Афобазола, что подтверждается высокими долями респондеров и пациентов, достигших ремиссии: 77,5–90% и 30–40% соответственно (по CGI-S). Признаки терапевтического эффекта Афобазола проявляются с первых дней лечения, выраженное улучшение достигается к концу 2-й недели и далее неуклонно нарастает до завершения курса лечения.

Особенностью терапевтической динамики при лечении Афобазолом является последовательность редукции психопатологической симптоматики: когнитивные проявления тревоги угасают в более ранние сроки и интенсивнее, чем соматовегетативные. Собственно анксиолитическое действие препарата реализуется в течение первых 3–10 дней терапии: наряду с редукцией генерализованной тревоги уменьшается выраженность свойственных ГТР ситуационно провоцированных тревожных опасений и сомнений. Позднее, на 2–3-й неделе, проявляются дополнительные клинические свойства Афобазола – сочетание соматорегулирующего и мягкого активирующего действия. В эти сроки нивелируется вегетативная лабильность, наблюдается обратное развитие соматизированных и соматоформных расстройств, таких как чувство нехватки воздуха, сердцебиение, головная боль, гипергидроз, раздражительность, слабость и др. Воздействие на симптомы, амплифицированные личностными расстройствами, проявляется быстрой компенсацией обостренной сенситивности, мнительности, впечатлительности.

Как показано в исследовании А.С. Аведисовой и соавт. [7], у пациентов с хорошим результатом купирующей 42-дневной терапии Афобазолом 30–60 мг/сут, продолжавших поддерживающее лечение препаратом до 6 месяцев, стабильно сохранялся первичный эффект без признаков рецидива/усиления психических и соматических проявлений. При сопоставимой скорости развития терапевтического действия в сравнительных исследованиях прослеживается тенденция к превосходству Афобазола над производными бензодиазепина при легком/умеренном ГТР. Так, к концу лечения число пациентов в состоянии практического здоровья/пограничном состоянии (CGI-S) составило 78% в группе Афобазола и лишь 42% в группе диазепама [6], 75% в группе Афобазола и 70% в группе оксазепама [5]. В исследовании Г.Г. Незнамова и соавт. [8] различий в выраженности терапевтического эффекта не выявлено, однако 20% пациентов, получавших диазепам, преждевременно выбыли из исследования из-за побочных реакций (будут рассматриваться ниже), тогда как в группе Афобазола все пациенты полностью завершили запланированный курс терапии.

Расстройство адаптации

Детальный анализ эффективности Афобазола при РА выполнен в сравнительных исследованиях А.Б. Смулевича и соавт. (табл. 2) [5, 9]. В исследованиях участвовали 50 пациентов с РА (средний возраст 41,9 ± 3,2 года; 73% – женщины), из них 30 получали Афобазол® (30 мг/сут), 10 – диазепам (30 мг/сут) и 10 – оксазепам (30 мг/сут) в течение 28–42 дней. РА были легкими/умеренными по выраженности (шкала CGI-S), варьировали по длительности (от 2 до 18 месяцев) и были представлены клинически гетерогенными состояниями, включая реакции с кататимными комплексами (сенситивными, сверхценными) и с преобладанием тревожной, соматоформной или неврастенической симптоматики. Клиническая картина дополнялась признаками субдепрессии с аффективной лабильностью или эпизодической дисфорией.

В результате проведенного исследования установлена высокая терапевтическая эффективность Афобазола. По завершении лечения полная редукция симптомов РА (норма/пограничное расстройство) достигнута в 80% случаев, в остальных 20% сохранялось лишь «легкое расстройство» по CGI-S. У 90% пациентов полностью восстановился свойственный им ранее уровень социальной и трудовой адаптации. Положительные результаты по окончании терапии Афобазолом у пациентов с РА также были получены в уже цитированном выше масштабном натуралистическом исследовании: 82% респондеров, редукция суммарного стартового балла HARS на 61% [4].

При сопоставимости выраженности и динамики редукции клинической симптоматики Афобазол® превосходил оксазепам и диазепам по стабильности улучшения состояния и уровню восстановления социально-трудовой адаптации [5, 9]. Примерно у 1/3 пациентов, получавших бензодиазепины, в ходе лечения (2–4-я неделя) отмечались признаки рецидивирования симптоматики, тогда как в группе Афобазола подобных случаев не наблюдалось. Кроме того, при применении оксазепама и диазепама число пациентов с полным восстановлением уровня адаптации было в среднем на 10% меньше, чем среди больных, получавших Афобазол® [5].

Предикторы эффективности Афобазола

Выполненные в ряде исследований анализы связи различных социально-демографических и клинических факторов с результатами применения Афобазола позволяют представить в обобщенном виде потенциальные предикторы терапевтического действия этого анксиолитика.

Афобазол® одинаково эффективно редуцировал тревогу у мужчин и женщин, а также обеспечивал полностью сопоставимый эффект в разных возрастных группах (19–41 год в сравнении с 42–66 годами) [3]. Афобазол® обеспечивал достаточно выраженное снижение уровня тревожности в рамках различных расстройств – от 70 до 96,3% респондеров [4]. Однако уровень эффективности, особенно вероятность ремиссии, может значительно варьировать в зависимости от диагностической категории. По данным сравнительного анализа [4], максимальная частота ремиссий выявляется при ГТР (88,9%), а также поведенческих синдромах и расстройствах личности (72,2%). При связанных со стрессом (РА, посттравматическое стрессовое расстройство и др.), тревожно-депрессивных и тревожно-фобических (паническое расстройство, социальная фобия, специфические фобии и др.) состояниях ремиссии достигли 46,2–47,1% пациентов. При органическом тревожном расстройстве вероятность ремиссии снижалась до 40% и была минимальной при соматоформном расстройстве (29%) [4].

В исследовании А.Б. Смулевича и соавт. [5] недостаточная эффективность Афобазола отмечалась при сложных психопатологических синдромах, в структуре которых тревожная симптоматика дополнялась сенсо-ипохондрическими, обсессивно-фобическими или деперсонализационными нарушениями. Сходные данные получены в исследовании А.С. Аведисовой и соавт. [7]: пациенты с ГТР, квалифицированные как нон-респондеры, через 42 дня терапии Афобазолом (30–60 мг/сут) отличались от респондеров более выраженными коморбидными ГТР, включая панические атаки (29,4 против 10%), агорафобию (35,3 против 20%), социофобию (23,5 против 0%), обсессии (17,7 против 10%). Кроме того, в том же исследовании у нон-респондеров выявлена в 2 раза большая длительность заболевания и достоверно большее число пациентов, резистентных к психотропным средствам, назначавшимся до начала терапии Афобазолом [7].

Афобазол® в общей медицине

На сегодняшний день выполнено большое число исследований Афобазола в разных областях медицины (табл. 3). Несмотря на различия в методологии, во всех исследованиях получены убедительные подтверждения эффективности Афобазола в стандартных дозах (15–60 мг/сут) в терапии тревожных расстройств, сопутствующих соматическим и неврологическим заболеваниям. Следует подчеркнуть, что во всех работах Афобазол® использовался в комплексной схеме фармакологического лечения основного заболевания, то есть в комбинации с соответствующими средствами базисной терапии. С одной стороны, на основании клинических характеристик тревоги, указанных в некоторых из цитируемых публикаций, показаниями для назначения Афобазола служили преимущественно тревожные нозогенные реакции (реакции на стрессовые факторы, связанные с проявлениями и обстоятельствами соматической патологии). 

С другой стороны, Афобазол® был эффективен у типичных для общемедицинской практики пациентов с разнообразными функциональными симптомами, которые формируются в отсутствие актуальной соматической или неврологической патологии по механизмам соматизированной тревоги при анксиозных расстройствах [10]. Афобазол® также успешно применялся для купирования тревожных расстройств, соучаствующих в патогенезе соматических заболеваний, в частности провоцированных социальным стрессом тревожных состояниях, способствующих обострению хронических дерматозов [11]. Кроме того, показана эффективность Афобазола в коррекции тревоги и других нейротоксических осложнений соматотропной терапии, верифицированная на модели химиотерапии туберкулеза [12, 13]. В ряду потенциальных показаний для назначения Афобазола следует также выделить тревогу в рамках «невроза ожидания», развивающегося перед серьезными лечебными вмешательствами или диагностическими процедурами, о чем свидетельствует позитивный опыт применения Афобазола в схеме премедикации в стоматологии [14].

Дополнительно следует отметить возможность более широкого применения Афобазола, например, в лечении легких тревожных депрессий в комбинации с современными антидепрессантами. На это указывают предварительные данные небольшого исследования терапии Афобазолом в сочетании с сертралином у пациентов с тревожной депрессией в постинсультном периоде [15]. В качестве иллюстрации клинических эффектов Афобазола в общей медицине можно представить обобщенные результаты трех исследований в кардиологии, онкологии и дерматологии, выполненных по единой методике: в сумме в исследованиях участвовали 90 пациентов с легкими/умеренными тревожными нозогенными (80%) или психогенными (20%) реакциями, которым в течение 42 дней проводилась терапия Афобазолом в дозе 30–60 мг/сут, оценка эффективности проводилась по шкалам HARS, CGI-S и CGI-I [11, 16, 17]. В этих работах было показано, что терапевтический эффект Афобазола развивался достаточно быстро: ослабление клинических симптомов начиналось с первых дней приема препарата и достигало клинически значимого уровня к концу 1-й недели лечения. Далее отмечалось непрерывное улучшение состояния больных, по завершении терапии доли респондеров составили 70, 67 и 70% в кардиологической, онкологической и дерматологической выборках соответственно.

Клинический эффект Афобазола характеризовался отчетливым анксиолитическим действием с редукцией уровня тревоги и тревожных опасений. При этом отмечалась параллельная динамика обратного развития тревожных и соматизированных расстройств, снижение амплитуды колебаний фона настроения и улучшение сна. Проявление анксиолитического действия Афобазола не сопровождалось признаками седации. Напротив, наблюдался легкий стимулирующий эффект, сопровождающийся субъективным улучшением внимания и общего уровня активности. Наряду с основным противотревожным действием Афобазола в ряде исследований обнаружены дополнительные ценные клинические эффекты, представленные ниже.

Кардиология

В экспериментальных исследованиях Афобазола получены данные, предполагающие наличие антиаритмического (противофибрилляторного) и противоишемического действия [18, 19]. Некоторые из этих потенциальных кардиотропных эффектов, а именно антиаритмический, предварительно подтверждены в клинических исследованиях. При длительном (в среднем 17 ± 4 недели) амбулаторном самостоятельном применении Афобазола (30 мг/сут) в комбинации с антиаритмическим препаратом Ic класса пропафеноном отмечалось достоверное снижение частоты пароксизмов фибрилляции предсердий (ФП) у пациентов без выраженных структурных изменений миокарда (состояния, для которых типичны редкие, хорошо переносимые, но требующие госпитализации эпизоды ФП) [20]. По мнению авторов, Афобазол® может соучаствовать в редукции аритмий за счет купирования тревоги, свойственной таким больным.

Неврология

У больных, перенесших ишемический инсульт, применение Афобазола сопровождалось значительным улучшением мнестических функций (тест MMSE), а также положительными изменениями в гемодинамике и реорганизацией частотно-амплитудных параметров основных ритмов ЭЭГ [21]. При длительной (до 12 недель) терапии Афобазолом в схеме реабилитации пациентов, перенесших ишемический инсульт, отмечалось более выраженное улучшение показателей неврологического статуса и редукция частоты рецидивов инсульта (0% против 13,3% в контрольной группе) [22]. Применение Афобазола в дозе 30 мг/сут в течение 4 недель у больных с хронической цереброваскулярной недостаточностью I, IIа или IIIб стадии сопровождалось более выраженной регрессией неврологических синдромов: по завершении терапии доля пациентов с вестибуло-мозжечковым, астено-невротическим и псевдобульбарным синдромом составила 30,7, 26,9 и 38,4% соответственно в группе Афобазола (n = 26) против 45,8, 50, и 41,6% (n = 24) в контрольной группе [23].

Гастроэнтерология

У пациентов с обострением хронического панкреатита через 10 дней терапии Афобазолом (30 мг/сут) отмечалась выраженная редукция болевого синдрома (на 27,1%) и тошноты (на 24,3%) [24]. По завершении 4-недельного курса лечения Афобазолом (30 мг/сут) у 75% пациентов с синдромом раздраженного кишечника купировалось длительное обострение заболевания и отмечалась достоверная редукция абдоминалгий [25].

Гинекология

Сообщается о положительных результатах применения Афобазола (30 мг/сут) для коррекции соматовегетативных и эмоциональных (тревога, раздражительность) расстройств в рамках предменструального, климактерического и посткастрационного синдромов [26, 27].

Переносимость и безопасность Афобазола

В соответствии с накопленными на сегодня данными, Афобазол® характеризуется очень высокими показателями безопасности и переносимости. В двух масштабных исследованиях Афобазола, в которых в общей сложности участвовали 360 пациентов, частота нежелательных явлений (НЯ) не превышала 25% на 1-й неделе, редуцировалась примерно в 2 раза к концу 2-й недели и снижалась до минимального уровня (ниже 4%) к 6-й неделе лечения [3, 4]. НЯ были преимущественно маловыраженными, не требовали специальной коррекции и не становились причиной преждевременного выбывания из исследования. Наиболее типичными были НЯ в психической и вегетативной сфере (нарушения сна, временное усиление тревоги, головные боли и раздражительность) [3, 4].

Еще более убедительные данные по безопасности и переносимости получены при терапии Афобазолом у больных с соматической и неврологической патологией. Из 678 пациентов, участвовавших в приведенных в таблице 3 исследованиях, только 4 (0,5%) преждевременно прервали лечение Афобазолом из-за побочных реакций. При этом во всех 4 случаях речь шла о субъективно тягостных изменениях общего самочувствия (слабость, сонливость, головокружение), не представляющих реальной угрозы здоровью больных.

Следует отметить, что ни в одном из приведенных исследований не отмечалось признаков нежелательных лекарственных взаимодействий Афобазола с препаратами для лечения соматической и неврологической патологии. Таким образом, Афобазол можно считать безопасным для применения практически в любой области медицины, в том числе у пациентов пожилого возраста с множественной соматической патологией в условиях полифармакотерапии. Кроме того, в ряде исследований получены убедительные доказательства того, что при резкой отмене Афобазола, в отличие от бензодиазепиновых анксиолитиков, не развивается синдром отмены [5, 6, 8, 9, 28].

Заключение

Современный анксиолитик Афобазол® является эффективным и безопасным средством лечения в психиатрической практике (в терапии легких/умеренных тревожных расстройств), а также при коморбидных соматических и неврологических заболеваниях. Учитывая накопленные на сегодняшний день данные, можно рассматривать Афобазол® в числе препаратов первого выбора в следующих клинических ситуациях:

  • легкие/умеренные формы ГТР, РА и другие связанные со стрессом тревожные расстройства, органические тревожные расстройства, не осложненные выраженными фобическими, обсессивными или соматоформными симптомокомплексами;

  • полиморфные, изменчивые по локализации алгические и другие функциональные расстройства вне актуальной соматической или неврологической патологии как проявления соматизированной тревоги в рамках легких/умеренных тревожных расстройств;

  • нозогенные тревожные реакции у пациентов с соматическими и неврологическими заболеваниями;

  • тревога в рамках «невроза ожидания» перед важными для пациентов лечебными или диагностическими процедурами;

  • тревожная симптоматика как нейротоксический побочный эффект препаратов для лечения соматической патологии.

Наряду с вышеперечисленным на основании клинических свойств Афобазола в числе потенциальных показаний к его применению (пока недостаточно верифицированных) могут рассматриваться тревожные расстройства у пациентов с непереносимостью других психоактивных веществ или при злоупотреблении ими. Кроме того, Афобазол® может применяться при алкогольном абстинентном синдроме, а также в качестве профилактического средства у пациентов с эмоциональной лабильностью и склонностью к тревожным реакциям, которые могут служить триггерами для манифестации/экзацербации соматических или неврологических заболеваний.

umedp.ru

Чем нас лечат: Афобазол. Спокойствие или не только спокойствие?: indicator — LiveJournal

Работает ли популярное успокоительное средство

PxHere

Как действует популярное успокоительное Афобазол, исследована ли его эффективность и в каких областях он принимается? На все эти вопросы отвечает рубрика «Чем нас лечат».

Изучать действие лекарственных препаратов на психику бывает сложно, особенно если вы хотите найти лекарство от раздражительности и тревожности. В этом случае может легко подействовать самовнушение: пациент может успокоиться только от того, что ему предложили выпить таблетку, от которой «точно все пройдет». В России, где зарегистрировать препарат намного легче, чем в США, Великобритании или ЕС, это создает опасность: может появиться целая череда препаратов с сомнительной эффективностью. Давайте посмотрим, относится ли к ним Афобазол, или же его действие доказано наукой.

Из чего же, из чего?

Действующее вещество Афобазола — фабомотизол, который относится к небензодиазепиновым препаратам. Название класса бензодиазепинов образовано, как это и принято в химии, по строению веществ и отражает присутствие в них бензольного и диазепинового (с двумя атомами азота, пятью углеродами и большим количеством двойных связей) колец.Лекарства от тревожных расстройств и спазмов в рядах бензодиазепинов ученые стали искать еще в пятидесятых годах, однако успеха такие попытки не приносили, и проект швейцарской фирмы Hoffmann–La Roche, где этим занимались, был закрыт. Вскоре, однако, бензодиазепины ожидало второе рождение: сотрудник лаборатории Эрл Ридер, проводя уборку, нашел очень «красивое кристаллическое соединение», которое так и не было испытано. Речь о веществе под названием хлордиазепоксид, которое внезапно оказалось очень эффективным на животных, поэтому его быстро, уже в 1960 году, внедрили в клиническую практику под маркой Либриум.

Молекула фабомотизола напоминает не только гусеницу с загнутым в кружок хвостом, но и молекулы бензодиазепинов. Желтый цвет изображает атом серы, синий — азот, красный — кислород, а черный с белым — углерод и водород. Евгений Титов/Wikimedia Commons

Дальнейшие поиски привели к появлению целой плеяды препаратов этой группы: оксазепама, диазепама (он более известен как Валиум), лоразепама, мидазолама и других. Им даже удалось частично вытеснить мощные, но опасные барбитураты (о некоторых из них можно прочитать в статье рубрики «История науки»). В отличие от барбитуратов и других транквилизаторов, которые вызывают сильное привыкание или характеризуются большим количеством побочных эффектов, бензодиазепины считаются более безопасными, особенно при кратковременном использовании.

Однако в 2010 году появилась статья в The Independent о подозрительно быстро затухших исследованиях безопасности нескольких известных бензодиазепинов. Специалисты переполошились: не вызывают ли эти лекарства необратимых изменений в мозге людей? Не опасны ли они?

В то же время в России давно начались попытки найти лекарства, воздействующие на то же звено в биохимии нервной системы, рецепторы к бензодиазепинам, но при этом не вызывающие тех же побочных эффектов. Так появился Афобазол.

GABA c ВОЗом — продажи легче

Как человека нельзя оценить лишь по его родственникам, так и фабомотизол нужно рассматривать самостоятельно, а не только полагаясь на заслуги и провинности «родственных» соединений. Каков же механизм его работы, описанный производителями?

Фабомотизол должен действовать на те же белки-рецепторы, что и бензодиазепины, усиливая восприимчивость рецепторов к молекуле гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК). ГАМК (она же GABA — γ-Aminobutyric acid) — нейромедиатор. Это молекула-посредник, одна из многих нейромедиаторов организма, которые синтезируются в нейронах. У них много разных функций, но конкретно ГАМК отвечает за торможение нервной системы.

Нервные клетки передают нервные импульсы друг другу по своим отросткам. Место, где отростки «стыкуются» с клеткой (нейроном или клеткой, получающей от него сигнал), называется синапсом. В зоне контакта всегда есть небольшое пространство, синаптическая щель, поэтому, чтобы попасть из одной клетки в другую, молекулы выбрасываются в щель из специальных пузырьков, в которые клетка «упаковала» их при производстве. Стенка пузырька при этом сливается с клеточной мембраной. По ту сторону щели выброшенную из клетки ГАМК ждут рецепторы, с которыми она должна связаться.

Если в организме вырабатывается недостаточное или, наоборот, чрезмерное количество ГАМК, развиваются различные заболевания. С неправильной работой ГАМК связана и эпилепсия — избыточное возбуждение нейронов, которое не подавляется в должной степени тормозящим действием ГАМК. Поэтому пациентам с эпилепсией или гипертонией могут прописать препараты — аналоги ГАМК. Синтезируется в организме, кстати, она из глутамата (такая вот интересная химия творится у нас внутри).

Химический синапс. Nrets, Surachit/Wikimedia Commons

В теории все логично: усиливая восприимчивость нервных клеток к «тормозящей» молекуле, такой как ГАМК, препарат должен снижать нервозность и тревожность. А как дела с экспериментальными подтверждениями? Существуют исследования, подтверждающие этот механизм на отдельных клетках крыс, но целый человеческий организм, естественно, отличается от них.

В качестве «тяжелой артиллерии» доказательств эффективности производители приводят ссылку на включение Афобазола в анатомо-терапевтическо-химическую классификацию Всемирной организации здравоохранения в разделе «Экспертная оценка ВОЗ». Но, как мы уже выяснили в статье про Арбидол, этот список нужен для сбора статистики применения разных лекарств по всему миру, и сам факт включения туда не означает, что ВОЗ считает препарат эффективным. Как предупреждает сам сайт классификации, внесение в нее — это «не рекомендация к использованию и не предполагает никаких оценок действенности или сравнительной эффективности препаратов и их групп».

Также сайт предостерегает, что кто-то может использовать информацию о включении в список в рекламных целях, чтобы покупатель лекарства не был обманут, что оно «одобрено ВОЗ». Однако формулировки на сайте Афобазола обтекаемы и не утверждают, что Всемирная организация здравоохранения признала, что препарат работает, поэтому фактически производители не врут.

От кардиологии до гинекологии

В разделе для медицинских специалистов производители Афобазола приводят широкий список сфер, где пригодится их препарат. Предлагается скачать десятки научных публикаций об использовании их препарата в неврологии, кардиологии, дерматологии, психиатрии, гастроэнтерологии и даже гинекологии. У всех этих научных статей, резюме, докладов с конференций и обзорных публикаций есть существенный недостаток.

Речь даже не о том, что все они написаны на русском (иногда с переводом на английский их вводной части) и изданы в российских научных журналах. Хотя, учитывая то, что английский давно стал языком международной коммуникации в науке, уже это делает их «невидимыми» для коллег из-за рубежа, зачастую не желающих учить русский или пользоваться онлайн-переводчиками.

И не о том, что большинство публикаций появилось в одном и том же «Русском медицинском журнале», импакт-фактор (показатель влиятельности научного журнала, рассчитываемый на основании цитирований) которого составляет 0,475. Для сравнения, у одного из самых авторитетных научных медицинских журналов этот показатель в данный момент равен 47,831, а в среднем в международных медицинских журналах некоторая «грань приличия» находится примерно возле цифры 4.

Основная проблема подобных публикаций в другом. Клинические испытания — сложный процесс, особенно когда дело касается воздействия на человеческую психику. Люди — существа внушаемые, эмоциональные, они могут ошибаться и неверно оценивать разные эффекты. На первых стадиях тестирование часто проходит на небольшой группе пациентов, чтобы удостовериться, что препарат безопасен и что он в принципе способен влиять в нужном направлении. При более скрупулезной проверке, которая на Западе давно стала обязательным условием регистрации лекарств (а в России порой не проводится даже после), просто большее количество участников вовсе не спасет ситуацию. Чтобы что-то более-менее достоверно доказать и снизить погрешности, которые неминуемо привносит субъективный подход, исследование должно быть рандомизированным, двойным слепым и плацебо-контролируемым. В качестве контроля может выступать и другой препарат, уже зарегистрированный и проверенный, но сам элемент сравнения очень важен.

Продолжение материала об Афобазоле читайте на сайте Indicator.Ru.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Автор: Екатерина Мищенко

indicator.livejournal.com

Оценка терапевтической эффективности и безопасности селективного анксиолитика афобазола при генерализованном тревожном расстройстве и расстройствах адаптации: результаты многоцентрового рандомизированного сравнительного с диазепамом исследования — Терапевтический архив (архив до 2018 г.) — 2016-08

ДИ — доверительный интервал

ГТР — генерализованное тревожное расстройство

НЯ — нежелательные явления

РА — расстройства адаптации

ТР — тревожные расстройства

ФИС — форма информированного согласия

CGI — шкала общего клинического впечатления (Clinical Global Impression scale)

HAMA — шкала Гамильтона для оценки тревоги (Hamilton Anxiety Rating Scale)

Тревожные расстройства (ТР) — одни из наиболее распространенных психических заболеваний, которые затрагивают 1/3 населения, в том числе 33,7% лиц трудоспособного возраста [1]. В последних классификациях психических расстройств признана роль генерализованного тревожного расстройства (ГТР) как прототипа других нарушений тревожного спектра. Оно характеризуется нарастающей с возрастом частотой и тенденцией к хроническому течению [2]. К моменту первого визита к психиатру «средний» больной с ГТР страдает заболеванием, по разным оценкам, от 5 до 20 лет [3], что связано с неудовлетворительной выявляемостью данного заболевания и низкой осведомленностью о проблеме врачей и самих пациентов, воспринимающих заболевание в качестве естественных реакций на стрессогенные события либо как общемедицинские проблемы. При этом больные с ТР составляют 8% контингента первичного звена медицинской помощи [4]. ГТР в отсутствие лечения склонно переходить в хроническую форму и повышать риск возникновения психических и соматических расстройств, ассоциируется со снижением работоспособности и когнитивной дисфункцией [5, 6]. По данным ВОЗ, 27% больных с ГТР испытывают нарушения социального и профессионального функционирования, сопоставимые с наблюдающимися при больших депрессиях и хронических соматических заболеваниях [7].

В настоящее время сложились представления о том, что оптимальным для большинства больных с ТР является лечение в амбулаторных условиях без долгосрочного отрыва от профессиональной деятельности [8, 9]. В свою очередь это привело к возрастанию требований к безопасности и переносимости лекарственных средств и сохранности когнитивных способностей и функциональных возможностей при проведении терапии. С этих позиций оказывающие мощное действие на проявления тревоги, но вместе с тем обладающие поведенческой токсичностью и склонностью формировать зависимость, классические анксиолитические препараты, широта применения которых остается значительной, являются объектом критики в связи со все бо́льшим внедрением в практику терапии ТР других лекарственных средств (атипичных анксиолитиков, селективных ингибиторов обратного захвата серотонина и серотонина и норадреналина). Это связано с тем, что применение этих препаратов сопровождается развитием различных нежелательных эффектов, ограничивающих возможности оптимального функционирования [10].

В связи с этим сформировалась принципиально новая парадигма создания средств, оптимальных для лечения ТР, направленная на достижение компромисса между мощностью анксиолитического действия и сохранностью повседневного функционирования [11]. При этом достижения фармакологии, биологической психиатрии, фармакогенетики и иных биологических дисциплин определили современные фундаментальные представления о новых перспективных мишенях фармакологической коррекции тревоги [12]. Одним из таких направлений является создание средств, предотвращающих и корригирующих обусловленное стрессом снижение связывающей способности бензодиазепинового участка рецептора ГАМК-А [13, 14], обнаруженное в экспериментальных исследованиях и у больных с ТР [15-17]. В рамках данного направления в ФГБНУ «НИИ фармакологии им. В.В. Закусова» создан препарат афобазол (МНН: фабомотизол) [13, 18].

В соответствии с решением № 116 от 24 марта 2005 г. Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития Российской Федерации в 2005 г. проведено регистрационное многоцентровое клиническое исследование (III фазы) по оценке безопасности и терапевтической эффективности препарата афобазола 0,005 г (таблетки) в качестве анксиолитического средства у больных с ТР и расстройствами адаптации — РА (рандомизированное, сравнительное с диазепамом).

Результаты данного исследования частично опубликованы [19-21], но их обобщение до настоящего времени не проведено, что ограничивает статистическую мощность исследования и доказательную ценность полученных результатов. Задачей настоящей публикации является анализ всей совокупности данных, полученных в ходе многоцентрового клинического исследования афобазола​*​.

Материалы и методы

Общая характеристика и структура исследования. Исследование проводилось с апреля по сентябрь 2005 г. в 5 исследовательских центрах: ФГУ «Московский НИИ психиатрии Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию», ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского» Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию, ФГУ «Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию», ГУ «Научный центр психического здоровья РАМН», ГУ «НИИ фармакологии им. В.В. Закусова» Российской академии медицинских наук.

В исследование отбирали пациентов в возрасте от 18 до 60 лет с диагнозами «генерализованное тревожное расстройство» и «расстройство адаптации» в соответствии с критериями DSM-IV с простой структурой тревожного синдрома, без сопутствующих фобических, ипохондрических, деперсонализационных и других психических расстройств, а также органических, эндогенных психических заболеваний и эпилепсии в анамнезе, с выраженностью тревоги не менее 18 баллов по шкале оценки тревоги Гамильтона (Hamilton Anxiety Rating Scale — HAMA), не принимавших препаратов с психотропной активностью на протяжении не менее 1 нед до начала исследования. Не включали больных с текущими соматическими и неврологическими заболеваниями в стадии обострения, при которых требуется лекарственная терапия, с выраженными нарушениями ночного сна, беременных и женщин в периоде грудного вскармливания, больных, участвовавших в данном исследовании или одновременно в любом другом медицинском исследовании.

Пациентов включали в исследование после подписания ими одобренной этическим комитетом Формы информированного согласия (ФИС). Прежде чем подписать ФИС, пациенты имели достаточно времени, чтобы ознакомиться с информацией для пациента и задать исследователю все интересующие его вопросы об участии в исследовании.

Структура исследования отражена на рис. 1. Каждый пациент, включенный в исследование, после завершения скринингового обследования в течение 7 дней получал плацебо. Пациентов с 30% и более выраженным снижением оценки по шкале HAMA признавали чувствительными к плацебо и исключали из исследования. Особенности действия и эффективности афобазола и препарата сравнения изучены у нечувствительных к плацебо больных.

Рис. 1. Графическая схема исследования.

По завершении периода приема плацебо (III визит) каждому пациенту, не отвечающему критериям ответа на плацебо, присваивали индивидуальный идентификационный код. Пациенты распределялись в терапевтические группы афобазола (30 мг/сут, по 10 мг 3 раза в день) или диазепама (30 мг/сут, по 10 мг 3 раза в день) в соответствии с порядковым номером включения пациента в исследование в каждом центре. Каждый 3-й пациент распределялся в терапевтическую группу больных, принимающих диазепам. Соотношение больных, принимающих афобазол и диазепам, составляло 2:1. Период применения афобазола или диазепама составил 30 дней (с III по VIII визиты). По завершении основной фазы исследования после прекращения приема препаратов проводилось 10-дневное изучение развития синдрома отмены на фоне применения плацебо.

Методы. Перед началом и в ходе исследования во время каждого визита для оценки выраженности тревоги использовали шкалу HAMA, для оценки тяжести состояния и выраженности терапевтических изменений — шкалу общего клинического впечатления (Clinical Global Impression scale — CGI) и шкалу самооценки улучшения Шихана; на каждом визите проводили регистрацию и оценку нежелательных явлений. Через 10 дней после отмены афобазола или диазепама выполняли обследование с помощью врачебного теста по синдрому отмены. Соматоневрологическое обследование, оценку витальных показателей (частота сердечных сокращений, артериальное давление) и клинический и биохимический анализ крови и анализ мочи проводили при скрининговом обследовании пациентов и во время визита завершения активной терапии.

Статистические методы. Параметры эффективности. Для решения задач исследования в качестве основного оцениваемого параметра принят стандартный параметр эффективности, используемый в сравнительных исследованиях: среднее различие средних изменений суммарной оценки по шкале НАМА к моменту VIII визита по сравнению с фоновым визитом (0-й день исследования) [22, 23]. В качестве дополнительных критериев эффективности выступали доли больных с высокими терапевтическими оценками по подшкалам «Тяжесть заболевания» и «Общее улучшение» шкалы CGI, доли больных с высокими терапевтическими результатами по Шкале самооценки пациентами улучшения своего состояния (по Шихану).

Статистический анализ. Для представления данных использовали методы описательной статистики. При этом в отношении непрерывных переменных указывали средние арифметические значения (М) и средние квадратичные отклонения (σ), в отношении качественных переменных указывали частоту и проценты. Для обработки пропущенных значений применяли метод LOCF.

Для анализа основного оцениваемого параметра, а также других непрерывных переменных использовали двухфакторный дисперсионный анализ (ANOVA) с применением LSD-теста для оценки внутригрупповых и межгрупповых различий.

В рамках апостериорного анализа оценивали изменения суммарной оценки по шкале HAMA на 30-й день терапии по сравнению с фоном (Δ) и производили расчет среднего различия и 95% доверительных интервалов (ДИ) этих изменений между терапевтическими группами афобазола и диазепама. На их основе рассчитывали формализованный показатель стандартного размера эффекта влияния афобазола на состояние больных по сравнению с диазепамом (d Коэна) и соответствующий показатель, отражающий число больных, которых необходимо пролечить при помощи исследуемого препарата, чтобы один больной получил достоверную выгоду по сравнению с больными, получающими сравниваемый препарат (NNT — number needed to treat). Коэффициент d Коэна вычисляли по формуле

Δафобазол – Δдиазепам

σ(Δпо всем больным)

Использовали стандартную интерпретацию размера эффекта: малый (0,2-0,3), средний (~0,5) и большой (~0,8) [24].

Для оценки категориальных дополнительных параметров эффективности формировали таблицы сопряженности, анализ достоверности изменений выполняли с использованием метода МакНемара. Анализ различий распределения категориальных переменных проводили с помощью критерия Пирсона χ​2​᠎.

Таблица 1. Общая характеристика изученной выборки исследованных больных Примечание. Здесь и в табл. 2: данные представлены в виде М±σ, где М — среднее арифметическое, σ — стандартное квадратичное отклонение, если не указано другое.

Представление данных по безопасности осуществляли путем анализа зарегистрированных нежелательных явлений (НЯ) с характеристикой частоты возникновения НЯ и числа больных, у которых возникали НЯ.

Использовали статистический уровень достоверности p<0,05 с учетом коррекции Бонферрони на множественные сравнения там, где необходимо.

Характеристика изученной выборки. Всего информированное согласие подписал 161 пациент. В периодах скринингового обследования и приёма плацебо из исследования исключены 11 пациентов в связи с несоответствием критериям включения или чувствительностью к плацебо. Из получавших терапию 150 пациентов исследование завершили 148; 1 пациент исключен из исследования после завершения VI визита (14-й день терапии) и 1 пациент — после завершения активной терапии (VIII визит, 30-й день исследования) из-за НЯ — оба пациента с ГТР, принимавшие диазепам.

Общая характеристика пациентов, включенных в исследование, представлена в табл. 1. Группы больных, получавших афобазол и диазепам, по приведенным характеристикам статистически значимо не различались. В качестве отражения того, что в исследование отбирались больные с однородными синдромами и простыми по структуре ТР, группы пациентов с ГТР и РА различались только по выраженности суммарной оценки тревоги по шкале HAMA и длительности текущего состояния (в соответствии с диагностическими критериями, продолжительность состояния РА и ГТР составляет менее и более 6 мес соответственно).

Изменения психического состояния при применении афобазола и диазепама. При применении афобазола и диазепама у обследованных больных с ГТР и РА отмечалась сходная по направленности динамика показателей психического состояния (табл. 2). Однако имелись и различия — прежде всего, в более полной редукции тревоги и связанной с ней симптоматики у больных, получавших афобазол. При применении афобазола с первых дней терапии регистрировалось уменьшение выраженности аффекта тревоги, беспокойства, тревожных ожиданий, ощущения напряженности с неспособностью расслабиться и сопутствующих им поведенческих изменений. Вслед за редукцией основных эмоциональных проявлений к окончанию 1-й недели лечения существенную динамику претерпел целый комплекс проявлений тревожного синдрома в виде сочетанного улучшения нарушенного сна, внимания и памяти, а также пониженного настроения и соматовегетативных симптомов. Затем клинически значимая терапевтическая динамика распространилась на соматизированные (сердечно-сосудистые и желудочно-кишечные) проявления тревоги. Позже других позитивные статистически значимые изменения регистрировались в отношении респираторных и генитоуринарных компонентов соматизированной тревоги — т. е. проявлений, фоновая выраженность которых была относительно небольшой.

Таблица 2. Динамика показателей шкалы HAMA при применении афобазола и диазепама у исследованных больных Примечание. * — достоверное различие с фоном при р<0,05 (ANOVA, LSD-тест).

Несколько иная картина отмечалась при применении диазепама (см. табл. 2). В первые дни наблюдалось уменьшение выраженности как эмоциональных, так и поведенческих проявлений тревожного напряжения, которое сочеталось с редукцией соматических проявлений тревоги, в том числе мышечных и сердечно-сосудистых. К концу 1-й недели терапии существенно улучшались засыпание, глубина и длительность ночного сна и уменьшались проявления вегетативной дисфункции. Респираторные и желудочно-кишечные симптомы тревоги при терапии диазепамом претерпели статистически значимую положительную динамику к концу 3-й недели терапии. Применение диазепама не приводило к достоверному улучшению когнитивных функций, уменьшению гипотимии, генитоуринарных и соматосенсорных (звон в ушах, нечеткость зрения и др.) расстройств.

Основной параметр эффективности. В табл. 3 приведены данные о динамике суммарного балла тревоги, по шкале HAMA при лечении пациентов с ГТР и РА афобазолом и диазепамом. В обеих терапевтических группах достоверное снижение редукции данного показателя отмечалось с 3-го дня терапии. По результатам анализа ANOVA можно судить о том, что влияние препаратов на суммарный показатель тревоги различалось (выявлено достоверное влияние взаимодействия между параметрами препарата и периодом исследования на изменение суммарного балла тревоги, оцениваемой по шкале HAMA: λ Уилкса 0,776; F=6,794; p=0,000). При этом реализация терапевтического действия препаратов оказалась однотипной у больных с ГТР и РА, поскольку после внесения в модель переменной диагноза (ГТР и РА) статистически значимые различия исчезли (λ Уилкса 0,971; F=0,692; p=0,656).

Таблица 3. Динамика суммарной оценки по шкале HAMA у больных ГТР и РА (n=150) при применении афобазола и диазепама Примечание* — статистически значимые различия с фоном (р<0,05; t-тест).

Апостериорный анализ различий влияния афобазола и диазепама на динамику суммарной оценки по шкале HAMA в разные периоды исследования по сравнению с фоном (рис. 2) показал, что на 3-й день терапии диазепам статистически значимо превосходил афобазол (–1,3 при 95% ДИ от –2,4 до –0,1]), а к 7-му дню это преимущество исчезало. К 14-му и 21-му дням терапии увеличивалось преимущество афобазола, к 30-му дню оно достигло статистической значимости (среднее различие 2,93 при 95% ДИ от 0,67 до 5,19; р<0,01).

Рис. 2. Средние различия между изменениями суммарной оценки по шкале НАМА за период лечения.

Чтобы формализовать величину данных различий, мы рассчитали размер эффекта (d Коэна) и показатель NNT. Изменениям суммарной оценки по шкале HAMA при применении афобазола по сравнению с диазепамом (см. табл. 3) соответствует размер эффекта 0,474 (d Коэна с учетом коррекции), и данное значение попадает в зону желательных эффектов, а также свидетельствует об умеренном преимуществе афобазола перед диазепамом. При этом скорректированный показатель NNT для афобазола по сравнению с плацебо равен 3,809. Это свидетельствует о том, что в среднем у каждого четвертого пролеченного афобазолом пациента отмечена существенная выгода по сравнению с пациентами, получавшими диазепам, в отношении снижения суммарного показателя тревоги по шкале HAMA. Подобные значения показателя NNT и размера эффекта соответствуют (по данным литературы) преимуществу эффективного препарата перед плацебо при метаанализах классических плацебо-контролируемых исследований ТР и депрессивных расстройств.

Дополнительные параметры эффективности. Для оценки особенностей терапевтического действия афобазола и диазепама у исследованных больных с ГТР и РА проведен сравнительный анализ динамики отдельных показателей шкалы HAMA, отражающих различные параметры состояния (табл. 4). Приведенные в табл. 4 данные свидетельствуют, что у исследованных больных действие афобазола и диазепама статистически значимо не различалось по влиянию на показатели, отражающие психический компонент тревоги (тревожное настроение, напряжение, страхи).

Таблица 4. Средние различия изменений показателей шкалы HAMA при терапии афобазолом и диазепамом у исследованных больных Примечание* — статистически значимые различия между терапевтическими группами; ∆ — различие изменения значений между терапевтическими группами. Отрицательные значения различий свидетельствуют о преимуществе диазепама, а положительные — афобазола.

Важные и устойчивые различия между терапевтическими группами по выраженности изменений выявлены по показателям «Когнитивные нарушения», «Депрессивное настроение», «Соматические (мышечные) симптомы» и «Соматические (сенсорные) симптомы» (см. табл. 4). При этом наиболее выраженное улучшение по показателям «Когнитивные нарушения», «Депрессивное настроение» и «Соматические (сенсорные) симптомы» отмечено при действии афобазола, а по пункту «Соматические (мышечные) симптомы» — диазепама. В первые дни терапии действие диазепама превосходило эффекты афобазола по влиянию на показатели «Бессонница», «Сердечно-сосудистые симптомы» и «Дыхательные симптомы», но с 7-го дня эти различия исчезали.

Особенности терапевтических изменений показателей «Когнитивные расстройства», «Депрессивное настроение» и «Соматические симптомы (сенсорные)» шкалы HAMA при применении афобазола и диазепама приведены на рис. 3. Выявленные различия согласуются с особенностями фармакологической активности и терапевтического действия диазепама, обладающего поведенческой токсичностью, которая обусловлена, прежде всего, его гипноседативными и миорелаксантными свойствами [25, 26]. Напротив, при применении афобазола показатели «Депрессивное настроение» и «Соматические симптомы (сенсорные)» уменьшались наиболее быстро по сравнению с остальными симптомами (в том числе по сравнению с показателями, отражающими тревожное настроение и напряжение) при оценке их снижения, выраженного в процентах (табл. 5). Эти данные позволяют полагать, что афобазол в отсутствие гипноседативного эффекта оказывает мягкое активирующее действие, которое подтверждено в последующих клинических исследованиях [27, 28].

Таблица 5. Процент снижения фоновых значений показателей шкалы HAMA при применении афобазола и диазепама Примечание. Выделены случаи снижения показателей более 50%.

Рис. 3. Динамика показателей «Когнитивные расстройства», «Депрессивное настроение» и «Соматические симптомы (сенсорные)» шкалы HAMA при применении афобазола и диазепама.

Время достижения 50% редукции показателей по шкале НАМА. При всей условности использования критерия 50% снижения отдельных показателей при анализе эффективности психотропных средств вполне адекватно его применение при сравнительной оценке действия разных препаратов. Анализ времени регистрации 50% редукции суммарного балла по шкале НАМА показал, что при применении афобазола она была достигнута на последнем визите активной терапии, тогда как при применении диазепама данный критерий достигнут не был.

Сходная картина имелась по времени наступления 50% редукции по отдельным показателям шкалы HAMA (см. табл. 5). При применении афобазола по сравнению с диазепамом на 14-й день терапии редукция >50% достигалась по большему числу показателей шкалы НАМА (7 и 4 соответственно), хотя при применении диазепама уже с 3-го дня терапии отмечалось более чем 50% редукция по показателю «Соматические (мышечные) симптомы». К завершению курса терапии при применении афобазола 50% редукция не была достигнута лишь по одному пункту шкалы («Страхи»), тогда как при применении диазепама — по 8 пунктам.

Эффективность терапии — интегральная оценка результатов. Наряду с отдельными показателями действия афобазола и диазепама, большое значение для характеристики терапевтического ответа у больных с ГТР и РА имела оценка результатов лечения. Результаты анализа свидетельствуют, что в обеих терапевтических группах доля больных, у которых за время терапии уменьшилась тяжесть состояния, достоверно превосходила долю пациентов без клинически значимых изменений (афобазол: χ​2​᠎=70,014, p=0,000; диазепам: χ​2​᠎=27,034, p=0,000 метод МакНемара).

При этом отмечается существенное превосходство афобазола по сравнению с диазепамом. На 30-й день доля больных, у которых степень тяжести заболевания уменьшилась с высокой до низкой, в подгруппе афобазола составила 72%, в подгруппе диазепама 58%; доля больных c «Отсутствием заболевания» или «Пограничным заболеванием» составила в подгруппе афобазола 69%, а в подгруппе диазепама — 44% (табл. 6). Данное различие является статистически значимым (χ​2​᠎=12,46; p=0,014).

Таблица 6. Распределение больных по показателям подшкалы «Тяжесть заболевания» шкалы CGI в процессе терапии афобазолом и диазепамом, %

Аналогичные данные получены при анализе подшкалы «Общее улучшение» шкалы CGI: начиная с VI визита (14-й день), различия между препаратами по соотношению больных с разными оценками по подшкале имели тенденцию к статистически достоверным различиям между терапевтическими группами (табл. 7).

Таблица 7. Распределение больных по показателям подшкалы «Общее улучшение» шкалы CGI в процессе терапии афобазолом и диазепамом, %

Данные оценки эффективности афобазола и диазепама по шкале CGI принципиально согласуются с субъективной оценкой больными эффективности препаратов с использованием Шкалы самооценки пациентом своего общего улучшения (по Шихану) (табл. 8). Различия самооценки улучшения своего состояния при применении афобазола и препарата сравнения определялись на уровне тенденции к статистической достоверности (p=0,09). В группе афобазола самооценка улучшения «Умеренно улучшилось» и более высокие результаты зарегистрированы у 83% больных по сравнению с 64% в группе диазепама, и эти различия являются статистически значимыми (χ​2​᠎ с поправкой Йейтса=5,707; p<0,05). Отсутствие улучшения или ухудшение состояния наблюдались у 2 и 8% пациентов в группах афобазола и диазепама соответственно.

Таблица 8. Показатели шкалы Шихана при применении афобазола и диазепама

Таким образом, анализ данных Шкалы самооценки пациентами своего общего улучшения (по Шихану) также выявил превосходство афобазола над диазепамом, что принципиально согласуется с результатами анализа других параметров эффективности.

Динамика состояния пациентов после завершения терапии. После завершения периода активной терапии проводился 10-дневный период наблюдения, в течение которого оценивались потенциал исследуемых препаратов вызывать синдром отмены, а также стабильность достигнутых терапевтических изменений. Следует отметить, что после отмены диазепама синдром отмены наблюдался у 34 (68%) из 50 пациентов. Отмена афобазола его не вызывала. При оценке динамики состояния больных после отмены афобазола в течение 10 дней наблюдения отмечалось дальнейшее улучшение их состояния: снижение средней суммарной оценки по шкале НАМА с 9,87 до 8,24 балла, с положительной динамикой по 13 из 14 пунктов шкалы.

При оценке эффективности терапии по шкале CGI доля больных, получивших оценку «Здоров, не болен» или «Пограничное состояние», в период 10-тидневного наблюдения увеличилась с 69 до 85%, а доля больных с зарегистрированным большим или очень большим улучшением — с 75 до 79%. Сходная динамика отмечалась и по Шкале самооценки больными общего улучшения (по Шихану): доля больных с субъективно нормальным или значительно улучшившимся состоянием выросла с 43 до 52%.

Переносимость. При применении афобазола отмечено 15 случаев НЯ всего у 14 из 100 пациентов. Все случаи НЯ оказались преходящими и не имели клинической значимости. Умеренные по выраженности НЯ возникли у 2 пациентов (1 случай тошноты и 1 случай трудности засыпания). Остальные Н.Я. были легкими по выраженности, из них наиболее частыми (в порядке убывания частоты) стали тошнота у 5 пациентов, трудности засыпания у 3, головокружение у 2, все остальные НЯ (подъем артериального давления, усиление раздражительности, головная боль, сонливость, вялость) возникали в единичных случаях. В 5 случаях больным назначался зопиклон по 7,5 мг. По мнению исследователей, ни одно из НЯ не имело очевидной связи с применением афобазола.

Учитывая, что НЯ возникли лишь у 14% больных, можно полагать, что афобазол является хорошо переносимым лекарственным средством с благоприятным профилем безопасности. Нарушений витальных функций, показателей электрокардиограммы и лабораторных тестов при терапии афобазолом не наблюдалось.

При применении диазепама зарегистрировано 199 НЯ, которые возникли у 40 из 50 обследованных пациентов. Как правило, у каждого больного регистрировалось несколько Н.Я. Среди них наиболее выраженными (от умеренной до тяжелой степени) были сонливость (25), головокружение (15), заторможенность (14), физическая слабость (11), седация (10), снижение концентрации (5), головная боль (3), шаткость походки (3), снижение АД (3), снижение либидо (3), усиление раздражительности (2), вялость (2), рассеянность (2), трудности сосредоточения (2), дизартрия (1). Многие из них по сути отражают характерные для бензодиазепиновых анксиолитиков гипноседативный и миорелаксантный эффекты, а также негативное влияние на когнитивные функции.

Таким образом, по результатам исследования афобазол оказался эффективным средством при лечения больных с ГТР и Р.А. На это указывает анализ как первичных, так и вторичных (дополнительных) параметров эффективности. В частности, на популяции пациентов, из которой исключены больные, чувствительные к плацебо, терапия афобазолом приводила к достоверному снижению показателя суммарного балла тревоги, оцениваемой по шкале НАМА. При этом изменения данного показателя в группе афобазола достоверно превышали его динамику при применении диазепама. Кроме того, при применении афобазола достигалось >50% снижение этого показателя, которое не отмечалось в группе диазепама. Выявленные различия, исходя из рассчитанного размера эффекта (d=0,474), свидетельствуют об умеренном превосходстве афобазола над диазепамом. На практике это означает, что каждый четвертый пролеченный афобазолом пациент получит существенно бо́льшую пользу по сравнению с той, которую он бы получил, принимая диазепам (NNT=3,8). Оба этих показателя соответствуют степени превосходства эффективных препаратов при проведении исследований и метаанализов в области нейропсихиатрии над плацебо [29, 30].

Оценка эффективности препаратов по шкале CGI и Шкале общей оценки улучшения по Шихану также свидетельствует о более высокой результативности терапии афобазолом.

Установлены существенные преимущества афобазола над диазепамом по переносимости и безопасности применения. Афобазол оказался безопасным средством и практически не вызывал НЯ.

Анализ особенностей влияния афобазола и диазепама на разные параметры состояния показал, что диазепам развивал более мощное терапевтическое действие на ранних этапах лечения, однако, начиная с 14-го дня лечения, афобазол по выраженности уменьшения и широте охвата симптоматики превосходил диазепам. Необходимо отметить, что исследуемые препараты преимущественно реализовывали свое терапевтическое действие на несколько различающиеся аспекты состояния. Диазепам в более значительной степени приводил к уменьшению выраженности мышечных симптомов, однако практически не влиял и даже несколько ухудшал когнитивный компонент состояния, депрессивное настроение и соматические (сенсорные) симптомы, главным образом, за счет реализации своего гипноседативного действия, лежащего в основе явлений поведенческой токсичности. Афобазол, наоборот, практически равнозначно влиял на большинство параметров состояния, при этом в отличие от диазепама особенно заметно положительное влияние афобазола (наряду с анксиолитическим действием) на когнитивные симптомы, депрессивное настроение и соматосенсорные нарушения. Разнонаправленные влияния диазепама и афобазола на эти параметры могут отражать наличие в спектре психотропной активности афобазола мягкого стимулирующего компонента.

Вместе с тем, как показано в последних исследованиях, мягкое стимулирующее действие является неотъемлемым компонентом терапевтического эффекта афобазола. Эта особенность действия препарата подчеркивалась в обзорных работах, охвативших практически все регистрационные и постмаркетинговые исследования препарата [27, 28]. Особенно отчетливо этот компонент активности афобазола продемонстрирован в публикации [31], в которой его стимулирующее действие верифицировано при помощи психометрических шкал и объективизировано с помощью анализа фармакоэлектроэнцефалографии при действии однократной дозы 15 мг.

Наличие стимулирующего компонента потенциально может указывать на эффективность препарата у больных, у которых ТР сочетаются с астеническими, что в МКБ-10 соответствует диагностической рубрике «Неврастения». Это подтверждается результатами изучения препарата у больных неврастенией [32, 33].

Результаты сравнительного исследования терапевтического действия и эффективности афобазола и диазепама также позволяют сделать вывод, что при относительно простых по структуре ТР атипичные анксиолитики имеют преимущество перед бензодиазепинами. Наиболее важным параметром, предопределяющим высокую эффективность терапии таких состояний, является не столько мощность анксиолитического эффекта, сколько сбалансированность спектра фармакологической активности препаратов в отсутствие гипноседативных и миорелаксантных эффектов, что подтверждается данными о результатах применения других атипичных анксиолитиков при аналогичных расстройствах [34, 35].

Ограничения исследования. Данное исследование не было двойным слепым плацебо-контролируемым. Однако оно проведено с оценкой действия препаратов у не чувствительных к плацебо пациентов. Кроме того, в качестве препарата сравнения использовался эталонный классический анксиолитик диазепам, эффективность которого при ТР установлена [36]. Необходимо также отметить, что сравнительное изучение препаратов с принципиально различающимися краткосрочными психофармакологическими эффектами даже в условиях двойного слепого исследования не позволяет полноценно замаскировать лекарственные препараты, и это является одним из известных ограничений двойных слепых плацебо-контролируемых исследований [37]. Ограничением данного исследования является неравное распределение пациентов в терапевтические группы в соотношении 2:1 получающих афобазол в сравнении с диазепамом. Не исключено, что это приводит к смещению результатов исследования в сторону более высокой статистической мощности полученных данных при применении афобазола.

Афобазол является эффективным и безопасным препаратом для лечения больных с ГТР и РА и по действию не уступает диазепаму, превосходя его по ряду показателей, в том числе профилю безопасности.

Конфликт интересов отсутствует.

www.mediasphera.ru

Исследование эффективности Афобазола для лечения больных c генерализованным тревожным расстройством


Введение


Статистические данные относительно психического здоровья в Украине свидетельствуют о росте заболеваемости населения психическими расстройствами прежде всего за счет увеличения показателей непсихотического регистра [1]. По результатам масштабных исследований, распространенность генерализованного тревожного расстройства (ГТР) в течение жизни в общей популяции составляет 6,5 %, а в общемедицинской практике — от 10 до 15 % [2–4]. ГТР занимает второе место по частоте среди всех хронических заболеваний после патологии опорно-двигательного аппарата [5]. Распространенность субсиндромальной тревоги как минимум вдвое выше [6], а по некоторым данным достигает 28–76 % [7, 8], причем в большинстве случаев врачи не рассматривают эти состояния как патологические и не лечат их [9, 10]. Кроме высокой распространенности, актуальность проблемы тревожных расстройств определяется их клинической гетерогенностью, формированием коморбидных соотношений с депрессивной и соматоформной симптоматикой, склонностью к затяжному течению [11]. Тревога, возникающая как ответ на неопределенную или угрожающую ситуацию, а также на дефицит информации, является нормальной приспособительной реакцией, мобилизующей организм в случае возникновения реальной угрозы или трудной ситуации. Если интенсивность тревоги чрезмерна по отношению к вызвавшей ее ситуации или она вообще не обусловлена внешними факторами, ее рассматривают как патологическую [12]. Нормальная тревога помогает адаптироваться к различным ситуациям, возрастает в условиях высокой субъективной значимости выбора, при внешней угрозе, недостатке информации и времени. Патологическая тревога, хотя и может провоцироваться внешними обстоятельствами, обусловлена внутренними психологическими и физиологическими причинами, непропорциональна реальной угрозе или не связана с ней, а главное — неадекватна значимости ситуации и резко снижает продуктивность и адаптационные возможности [13]. В настоящее время принято подразделять тревогу на когнитивную и соматическую. Когнитивная тревога оформляется в мысли или представления о возможной или угрожающей телесной катастрофе при минимальной выраженности вегетативных расстройств. В противоположность этому соматическая тревога характеризуется преимущественно преобладанием вегетативных кризов, болевых ощущений, функциональных расстройств различных органов [14].


Психофармакотерапия тревожных расстройств представляется актуальной, но вместе с тем достаточно сложной задачей [15]. Основным средством лечения пациентов с генерализованным тревожным расстройством являются транквилизаторы — фармакологические препараты, используемые для устранения чувства страха и/или тревоги. Отнесение транквилизаторов к числу наиболее эффективных при пограничных состояниях психофармакологических средств базируется на многочисленных данных литературы и результатах специально проведенных исследований. Способствуя сбалансированию механизмов нарушенной психической адаптации, психофармакологические средства этой группы оказывают достаточно универсальное воздействие на различные психопатологические проявления невротической структуры и поэтому являются наиболее мощными адаптогенами из числа известных средств, оказывающих влияние на психическую деятельность. Именно этим объясняется широкая распространенность применения транквилизаторов в различных областях клинической медицины [16].


В течение последних десятилетий при лечении пограничных психических расстройств предпочтение отдается транквилизаторам бензодиазепинового ряда; с помощью эпидемиологических данных установлен постоянный рост количества случаев их применения [17, 18]. Многолетнее использование транквилизаторов показало их широкие терапевтические возможности при тревожно-фобических, невротических, соматоформных, органо-невротических расстройствах (включающих нарушения сердечного ритма, проявления гипервентиляции, приступы дискинезии желудочно-кишечного тракта, головные боли напряжения и т.д.) [19]. К отрицательным проявлениям клинического действия бензодиазепинов относятся побочные эффекты, среди которых имеют место гипноседативные и миорелаксирующие, а также амнезия и атаксия (преимущественно у лиц пожилого возраста). Эти нежелательные явления сопровождаются угнетением когнитивных функций и снижением повседневной активности. Необходимо отметить также негативное влияние производных бензодиазепина при тяжелых соматических и неврологических заболеваниях, а также изменение толерантности при длительном применении и наличии предрасположенности к аддиктивным психическим расстройствам [20]. Следовательно, по-прежнему актуальным является поиск новых препаратов, обладающих противотревожным действием, но лишенных побочных эффектов бензодиазепинов.


В связи с этим нельзя не обратить пристальное внимание на препарат Афобазол, являющийся высокоселективным анксиолитиком небензодиазепинового ряда без побочных эффектов бензодиазепиновых транквилизаторов: гипноседативного действия, миорелаксирующего эффекта, расстройств памяти и др. У препарата отсутствуют миорелаксантные свойства, негативное влияние на показатели памяти и внимания; не формируется лекарственная зависимость и не развивается синдром отмены на фоне приема препарата. Действие препарата реализуется преимущественно в виде сочетания анксиолитического (противотревожного) и легкого стимулирующего (активирующего) эффектов. Уменьшение или устранение тревоги (озабоченность, плохие предчувствия, опасения, раздражительность), напряженности (пугливость, плаксивость, чувство беспокойства, неспособность расслабиться, бессонница, страх), а следовательно, соматических (мышечные, сенсорные, сердечно-сосудистые, дыхательные, желудочно-кишечные симптомы), вегетативных (сухость во рту, потливость, головокружение), когнитивных (трудности при концентрации внимания, ослабленная память) нарушений наблюдается на 5–7-й дни лечения Афобазолом. Максимальный эффект достигается к концу 4-й недели лечения и сохраняется в послетерапевтическом периоде, в среднем 1–2 недели. Особенно показано применение препарата у лиц с преимущественно астеническими личностными чертами в виде тревожной мнительности, неуверенности, повышенной ранимости и эмоциональной лабильности, склонности к эмоционально-стрессовым реакциям. Афобазол нетоксичен (LD50 у крыс составляет 1,1 г при ED50 0,001 г). Период полувыведения при приеме внутрь составляет 0,82 часа, средняя величина максимальной концентрации (Сmах) — 0,130 ± 0,073 мкг/мл, среднее время удержания препарата в организме (MRT) — 1,60 ± 0,86 часа. Препарат применяется внутрь, после еды. Оптимальные разовые дозы препарата — 10 мг, суточные — 30 мг, распределенные на 3 приема в течение дня. Длительность курсового применения препарата составляет 2–4 недели. При необходимости суточная доза препарата может быть увеличена до 60 мг [20].


Целью настоящей работы было постклиническое несравнительное исследование по изучению эффективности и переносимости препарата Афобазол при генерализованном тревожном расстройстве.


Материалы и методы


В исследовании участвовали 20 пациентов с данной патологией в возрасте от 30 до 64 лет, средний возраст составил 39 лет. Согласно распределению по гендерному признаку, лиц женского пола было больше (16 человек, или 80 %), чем мужского (4 человека, или 20 %). Длительность нарушений составила от 6 до 18 мес. (в среднем 13 мес.). Из исследования исключались пациенты с психотическими расстройствами, с хроническими соматическими заболеваниями в стадии обострения, с органической церебральной патологией. Выборка пациентов проводилась на базе психотерапевтического кабинета поликлиники г. Мариуполя. В исследование были включены только находящиеся на амбулаторном лечении больные, у которых по МКБ-10 было диагностировано генерализованное тревожное расстройство (группа F41.1).


Только у 5 пациентов (25 %) не были выявлены соматические заболевания (в прошлом или на момент обследования). 4 пациента (20 % наблюдений) получали сопутствующую терапию соматотропными средствами (по поводу ИБС, гипертонической болезни, бронхиальной астмы, НЦД).


У подавляющего числа больных (16, или 80 %) отмечались актуальные психотравмирующие ситуации. Превалировали конфликты в семье (11 человек), собственные заболевания (9 человек) и заболевания близких (8 человек). Среди прочих травмирующих факторов встречались: смерть близких (2 человека), выкидыш (1 человек), поступление сына в институт (1 человек).


Длительность наблюдения составляла 30 дней. Афобазол с первого дня терапии назначался по 10 мг 3 раза в день (30 мг/сут.).


Состояние больных оценивалось на 1, 7, 14 и 30-й дни исследования. При этом использовались клинико-психопатологический и экспериментально-психологический методы исследования. Для оценки структуры, выраженности расстройства и его редукции в динамике использовались стандартные психометрические шкалы: шкала тревоги Гамильтона (HARS), шкала общего клинического впечатления (CGI — CGI-S и CGI-I). С целью оценки переносимости и безопасности в схему исследования были включены шкала UKU для оценки побочных эффектов. Проводилась регистрация соматических показателей (пульс, АД, ЭКГ, лабораторные анализы).


Результаты обрабатывали на PC ASUS Z 99 со статистическим программным обеспечением для Windows XP.


Результаты исследования


Исходная степень выраженности психопатологических проявлений по CGI-S оценивалась как «средняя» у 17 пациентов (85 %), как «легкая» — у 3 пациентов (15 %). На момент окончания лечения Афобазолом по CGI-S состояние полностью «нормализовалось» в 8 наблюдениях, соответствовало «пограничному» состоянию в 7 наблюдениях, «легкому» — в 3 наблюдениях, «умеренно выраженному» — в 2 наблюдениях (рис. 1).



Оценка динамики по CGI-I к окончанию курса терапии в большинстве случаев показала значительное улучшение состояния («выраженное» — в 10 наблюдениях, «существенное» — в 7 наблюдениях), лишь у 3 пациентов зарегистрировано «незначительное» улучшение. После отмены Афобазола была отмечена нестабильность состояния у 5 пациентов в ходе проведеного дополнительного визита, свидетельствующая о необходимости более длительного этапа стабилизирующей терапии у больных ГТР.


Формализованная оценка динамики исходного балла по HARS показана на рис. 2.



При оценке динамики скорости наступления клинического эффекта следует отметить, что достоверный положительный ответ (р < 0,05) на лечение наблюдался уже на 5–7-й дни применения препарата. Наиболее высокий темп редукции симптоматики отмечался с 1-й по 3-ю недели терапии, за этот период достоверная положительная динамика определялась практически по всем пунктам HARS, включая собственно тревожное настроение, заметно снижались когнитивный, соматизированный и поведенческий компоненты тревоги. В последующем отмечалась дальнейшая редукция тревожной симптоматики и стабилизация состояния.


Обсуждение результатов и выводы


Клинический анализ динамики ГТР на протяжении курса лечения позволил уточнить спектр терапевтической активности Афобазола. Анксиолитическое действие препарата реализуется в течение первых 3–10 дней терапии: уменьшается выраженность не только ситуационно-провоцированных тревожных опасений и сомнений, но и генерализованной тревоги во всех ее проявлениях, но наиболее отчетливо в субъективно дискомфортном для больных когнитивном компоненте. Сочетание соматорегулирующего и мягкого активирующего действия обеспечивает эффекты в отношении вегетативной лабильности и соматоформной симптоматики, что проявляется уже на 2–3-й неделях терапии в виде уменьшения жалоб на соматическое неблагополучие, в том числе на одышку, сердцебиение, головную боль, гипергидроз, раздражительную слабость и др.


В целом оценка по всем параметрам обсуждавшихся выше психометрических шкал и клинических данных, полученная в заключительной фазе исследования (4-й визит), показывала высокую эффективность и стабильность улучшения состояния пациентов при лечении Афобазолом.

Bibliography


1. Марута Н.А., Панько Т.В., Явдак И.А. и др. Критерий качества жизни в психиатрической практике / Под ред. Н.А. Маруты. — Харьков: РИФ Арсис, 2004. — 240 с.


2. Kessler R.S., Wittchen H.U. Patterns and correlates of generalized anxiety disorder in community samples // J. Clin. Psychiatry. — 2002. — 63 (Suppl. 8). — 4-10.


3. Strine T.W., Chapman D.P., Kobau R. et al. Associations of self-reported anxiety symptoms with health-related quality of life and health behaviors // Soc. Psychiatry Psychiatr. Epidemiol. — 2005 Jun. — 40(6). — P. 432-8.


4. Rouillon F., Thalassinos M., Ferreri M. et al. Clinical and epidemiologic study of «generalized anxiety» in general practice // Encephale. — 1994 Mar-Apr. — 20(2). — 103-10.


5. Allgulander C., Nilsson B. A nationwide study in primary health care: One out of four patients suffers from anxiety and depression // Lakartidningen. — 2003 Mar 6. — 100(10). — 832-8.


6. Olfson M., Broadhead W.E., Weismann M.M. et al. Subthreshold psychiatric symptoms in primary care group practice // Arch. Gen. Psychiatry. — 1996. — 53. — 880-886.


7. Sansone R.A., Hendricks C.M., Gaither G.A., Reddington A. Prevalence of anxiety symptoms among a sample of outpatients in an internal medicine clinic // Depression and Anxiety. — 2004. — 19 (133–136).


8. Sansone R.A., Hendricks C.M., Sellbom M., Reddington A. Anxiety symptoms and healthcare utilization among a sample of outpatients in an internal medicine clinic // Int. J. Psychiatry Med. — 2003. — 33(2). — 133-9.


9. Colman S.S., Brod M., Potter L.P. et al. Cross-sectional 7-year follow-up of anxiety in primary care patients // Depression and Anxiety. — 2004. — 19. — 105-111.


10. Fifer S.K., Mathias S.D., Patrick D.L. et al. Untreated anxiety among adult primary care patients in a Health Maintenance Organization // Arch. Gen. Psychiatry. — 1994. — 51. — 740-750.


11. Semaan W., Hergueta T., Bloch J., Charpak Y., Duburcq A., Le Guern M.E., Alquier C. Cross-sectional study of the prevalence of adjustment disorder with anxiety in general practice // Encephale. — 2001 May-Jun. — 27(3). — P. 238-44.


12. Нуллер Ю.Л. Тревога и ее терапия // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2002. — Том 4, № 2.


13. Raffety B.D., Smith R.E., Ptacek J.T. Facilitating and debilitating trait anxiety, situational anxiety, and coping with an anticipated stressor: a process analysis // J. Pers. Soc. Psychol. — 1997. — 72(4). — 892-906.


14. Смулевич А.Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях. — Москва: МИА, 2003. — 432 с.


15. Попов Ю.В., Вид В.Д. Современная клиническая психиатрия. — М., 1997.


16. Александровский Ю.А. Роль транквилизаторов в лечении пограничных психических расстройств // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2003. — Том 05, № 3.


17. Смулевич А.Б., Дробижев М.Ю., Иванов С.В. Клинические эффекты бензодиазепиновых транквилизаторов в психиатрии и общей медицине. — М.: Медиа Сфера, 2005.


18. Hansen-Schwartz J., Kijne B., Johnsen A., Andersen H.S. The course of adjustment disorder in Danish male conscripts // Nord. Psychiatry. — 2005. — 59 (3). — 193-7.


19. Gray S.L., Eggen A.E., Blough Detal // Am. J. Geriatr. Psychiat. — 2003. — 11 (5). — 568-76.


20. Соловьева И.К. Анксиолитики: вчера, сегодня, завтра // Русский медицинский журнал. — 2006. — Том 14, № 5.  

www.mif-ua.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о